• Теги
    • избранные теги
    • Люди480
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1033
      • Показать ещё
      Формат29
      Издания105
      • Показать ещё
      Разное445
      • Показать ещё
      Международные организации81
      • Показать ещё
      Компании159
      • Показать ещё
      Сферы7
      Показатели3
Выбор редакции
27 апреля, 08:04

В Турции отстранили от работы 9 тысяч полицейских

Турецкая полиция отстранила от службы более 9 тысяч сотрудников по подозрению в связях с живущим в Америке исламским проповедником Фетхуллой Гюленом. В полиции заявили, что это сделано в интересах национальной безопасности, сообщает Русская служба ВВС. […]

Выбор редакции
26 апреля, 23:36

В Турции уволили более 9 тыс полицейских

Турецкие власти отстранили от службы более 9,1 тыс сотрудников полиции в рамках расследования связей с оппозиционным проповедником Фетхуллой Гюленом, которого Анкара обвиняет в организации попытки государственного переворота. …

Выбор редакции
26 апреля, 10:10

СМИ: в Турции снова начались массовые аресты, задержано свыше 800 человек

Массовые задержания сторонников проповедника Гюлена возобновились в Турции. Местные СМИ сообщают о задержании в ночь на 26 апреля более 800 человек, причем большинство задержанных – сотрудники турецкой полиции.

Выбор редакции
26 апреля, 09:51

В Турции задержали свыше 800 полицейских-оппозиционеров

Турецкие силовики захватили 803 человека, которых обвиняют в связях с ФЕТО, которую возглавляет враг президента страны Реджепа Эрдогана Фетхуллах Гюлен

16 апреля, 09:08

Daily Sabah: Анкара подозревает американских чиновников в организации переворота

В числе подозреваемых бывший директор ЦРУ Джон О. Бреннан, сенатор штата Нью-Йорк Чак Шумер, американский адвокат по Южному округу Нью-Йорка Преет Бхарара, президент Управления по контролю за иностранными активами Дэвид Коэн и директор по Ближневосточной программе в Международном научном центре имени Вудро Вильсона Генри Барки.  

Выбор редакции
15 апреля, 22:00

Больше власти для Эрдогана. Ксения Мельникова

Что нужно знать о референдуме по изменению турецкой конституции В воскресенье, 16 апреля, в Турции...

05 апреля, 22:10

The Looming End To The Western-Turkish Alliance

The growing tension between Turkey and its Western allies, which was further heightened during the Obama administration, is narrowing the space for cooperation between the two sides and in fact is progressively worsening. Erdogan’s hope that he and President Trump would improve their ties as members of NATO has dramatically diminished. Washington and the EU still deeply disagree with Ankara on a host of issues, which are unlikely to be resolved on a mutually gainful basis any time in the foreseeable future. Turkey’s growing retreat from Western values may have already reached a point of no return. Erdogan has removed Turkey from the Western orbit and set the alliance on a collision course. The falling-out is attributed to the following troubling developments over the past several years. The most daunting disagreement between the U.S./EU and Turkey is Erdogan’s systematic destruction of every democratic pillar in his country, including gross human rights violations, closing major media outlets, jailing scores of journalists, and forcefully quelling peaceful demonstrations. In particular, Erdogan exploited the July 2016 attempted military coup to incarcerate tens of thousands of educators, judges, military personnel, lawyers, and anyone else he chose to accuse of plotting against the government. Sadly, the West’s public reaction to Erdogan’s onslaught on human rights was largely underplayed out of concerns that Turkey is still an ally and actively involved in the fight against ISIS. In this fight, the U.S. from the start has backed the Syrian Kurds and provided its militia (the PYD) with money and military equipment. Whereas the PYD has proven to be outstanding fighters in the battle against ISIS, Erdogan views them as a terrorist organization which is collaborating with the military arm of the Turkish Kurds’ Kurdistan Workers Party (PKK). Erdogan has threatened that he would not allow the U.S. to access Turkey’s Incirlik Air Base if the US continues to support the PYD and prevent the Turkish army from active participation in the fight to retake Raqqa, which would have allowed Ankara to establish a permanent presence in Syria. What irks the U.S. is that instead of focusing on defeating ISIS, Erdogan is fighting the U.S.’s ally (the PYD) which undermines the coalition’s efforts to defeat ISIS. During the past six years Erdogan began to publicly, with the support of his Islamist AK Party, embrace a religious narrative, and has taken many practical and symbolic steps to Islamize Turkey. He embarked on building thousands of new mosques including 80 in various universities, introduced Islamic studies in school curricula, and legalized the wearing of headscarves for women. In addition, he made Islamic credentials the litmus test for any government post. Erdogan made no secret of his ambition to become the leader of the Sunni Muslim world. Many in the West believe that he is determined to create an Islamic Sunni state fashioned after Shiite Iran, which runs contrary to the Western principle of separation of church and state. Another conflict between the U.S. and Erdogan was precipitated over Turkey’s demand that the U.S. extradite Fethullah Gülen, whom Erdogan accused of being behind the unsuccessful military coup. Whereas the Turkish government insists that it has provided indisputable evidence that justifies his extradition, the Trump administration (like its predecessor) maintains that it found no sufficient evidence to warrant Gülen’s extradition. In any case, the State Department contends that the Gülen case is not a political matter but falls strictly within the domain of the judiciary. Nevertheless, the conflict over Gülen’s fate continues to sour U.S.-Turkey relations. Erdogan’s propensity to bully his Western allies has lately reached a tipping point. In recent months, he escalated his criticism of the EU and threatened to annul the agreement over the readmission of refugees who have crossed over illegally into Europe if the EU does not permit visa-free entry for Turkish citizens, as the agreement stipulated. Erdogan’s habitual bullying of his Western allies raises serious doubts about his reliability as a trusted partner and uncertainty about the future of their bilateral relations, especially in connection with issues of national security. In recent weeks, the tension between the two sides further escalated because of European (especially Germany’s and the Netherlands’) unwillingness to allow Turkish ministers to hold campaign rallies among the Turks living in the EU in support of the upcoming referendum that would grant Erdogan near-absolute powers. He compared the Netherlands and Germany to ‘Nazis and fascists,’ a charge that inflamed the Germans in particular, who are understandably sensitive about the Nazi era. The irony is that Erdogan vehemently denies the Ottomans’ role in the genocide of over a million Armenians, and becomes enraged when this horrific historic episode is attributed to the Ottomans. Despite being a NATO member, Turkey is flirting with Russia, which raises serious questions about Erdogan’s loyalty and commitment to the seven decades-old alliance. Erdogan has recently stated that Russia could become an alternate ally to the West, and he is seriously considering purchasing the Russian-made S-400 air defense system. Even though Erdogan might not follow through with his public conjecture about future ties with Russia, the fact that he is even entertaining the thought that he is willing, under certain circumstances, to ally himself with the West’s staunch enemy, sends a chilling signal to the U.S. and Europe. More recently, the tension between the U.S. and Turkey was further heightened due to the arrest by the FBI of Mehmet Atilla, vice president for international banking of the state-owned Halkbank, for his violation of U.S.-led sanctions against Iran by assisting Reza Zarrab, a major gold trader who is awaiting trial in the U.S. It appears that Zarrab acted as an in-between for Turkey and Iran to arrange for Ankara to buy gas and oil from Iran in exchange for gold, which is difficult to trace. Halkbank played a significant role in these transactions, which the Erdogan government supported in violation of U.S. sanctions. Given the continuing deterioration in the relationship between the West and Turkey under Erdogan, Turkey’s prospect of becoming a member of the EU is essentially over. Moreover, the rise of Islamic extremism has left the EU with little appetite to admit into its ‘Christian’ club an Islamic state governed by a dictator, which is totally inconsistent with Western sociopolitical values. Meanwhile, Turkey’s potential of becoming a true Islamic democracy is wholly and perhaps irrevocably squandered. In addition, given that Turkey’s population is roughly 75 million, it will be second only to Germany with 80 million. As a member of the EU, Turkey would be in a position to influence the development of every economic, political, and security policy. For the majority of EU members to admit an Islamic state, especially in the wake of the United Kingdom’s departure, is simply a non-starter. Even more disconcerting is the fact that it is no longer a secret that Turkey’s viability and importance as a NATO member is being discussed not only because of Erdogan’s unruly behavior, but also because Turkey under his stewardship is in violation of the NATO charter. The charter specifically stipulates that the signatories “are determined to safeguard the freedom, common heritage and civilization of their peoples, founded on the principles of democracy, individual liberty and the rule of law”—all of which are being grossly violated by Erdogan. It is time for the U.S. and the EU to stop downplaying the profound and growing cleavage with Turkey over the many deeply contentious points between the two sides. As long as Erdogan remains in power, their divorce from one another is moving forward at a rapid pace, and there are no powerful voices on either side to sound the alarm about the impending breakup. It is now left to the Turkish people who want a secular and democratic Turkey with Islamic values to say NO in the April 16 referendum to amend the constitution and deny Erdogan the dictatorial powers he is seeking. Moreover, defying him in the referendum would potentially accelerate his departure from the political scene. This will save Turkey from being governed by Islamic despotism, and by popular demand gradually restore the country to the Western orbit as envisioned by Mustafa Kemal Atatürk, the founder of the Turkish Republic. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

04 апреля, 15:26

Does Turkey Use 'Spying Imams' To Assert Its Powers Abroad?

Ahmet Erdi Öztürk, Université de Strasbourg On April 1, Germany launched an investigation into the Diyanet, the Turkish government agency in charge of regulating religious activities. Prosecutors are exploring the possibility that some Diyanet imams in Germany spied on members of the the Gülen movement, an international faith network that follows the Turkish-born, United States-based preacher Fethullah Gülen. Confidential documents leaked in February 2017 by Austrian politician Peter Pliz suggested that Turkish embassies in over 30 countries across Europe, Africa, Asia and beyond had been sending Diyanet reports on alleged Gülenists residing within their borders. Witch hunt on the Gülen movement Turkey’s July 15 2016 attempted coup was a watershed event in the ongoing conflict between Gülen and Turkish President Recep Tayyip Erdoğan. The Gülen movement presents a public face of education, philanthropy and media commentary, but it also has a political wing. When it was allied with Erdoğan’s Justice and Development Party (AKP, in its Turkish acronym) in the early 2000s, its members were able to access strategic positions in the state bureaucracy. But things have gone downhill since. Though details remain murky, Erdoğan has accused the Gülen movement of plotting his overthrow. Shortly after the attempted coup, Diyanet head Mehmet Görmez declared Gülen the head of a terrorist organisation and branded him a heretic. Now, it seems, the Diyanet has been undertaking something of an international intelligence operation against his network. Accusations of spying imams have further strained already tense relations between Turkey and Europe. Belgian authorities rejected the visa applications of 12 Turkish imams seeking to work in the country, spurring outrage in the Turkish community. In March, Bulgaria expelled a Turkish individual allegedly associated with the Diyanet, saying he was a threat to national security. Norway and Romania may soon do the same, according to the Stockholm Centre for Freedom.     Diyanet Centre of America Imam Ali Tos makes the call to prayer for Iftar Celebration in June 2016. US Department of Agriculture/Flickr Spying imams According to the leaked documents, Diyanet imams stationed abroad have been instructed to gather intelligence on alleged Gülen movement members or sympathisers. The dossiers were to be presented during an August 2016 Religion Council meeting in Ankara, in which Erdoğan participated. In February this year, Turkey’s minister of justice, Bekir Bozdağ, protested the move, arguing that searching the Gülenist imams’ residences was a violation of German law and irreconcilable with human rights and religious freedom. The Diyanet’s president, Mehmet Görmez, said that while some imams may have exceeded their duties, his agency did not engage in espionage. In truth, though, Turkey has long instrumentalised religion for political purposes, and the Diyanet has been its main tool. Founded in 1924 by the early republican Kemalist elites, just before Turkey became the first Muslim majority nation to become officially secular in 1937, the Diyanet has functioned as a fundamental ideological apparatus within the state. Its role has varied over time. During the Kemalist era, the Diyanet was the only authority able to monitor religious activity within the newly secular nation. After a 1980 coup, the military regime reinstated political Islam, and the Diyanet became an important tool of Turkish foreign policy, with staff increasingly deployed to countries with large Turkish and Muslim populations. Throughout the AKP’s period in power under Erdoğan, the Diyanet’s finances and activities have expanded significantly. Its 2017 budget is higher than the money allocated to 11 other Turkish ministries put together, and currently all of Turkey’s 86,760 mosques fall under its jurisdiction. It employs more than 117,000 people in Turkey and 40 other countries, including Sweden, Nigeria, Japan, Mauritania and Kosovo, and operates more than 2,000 mosques abroad. The Diyanet also provides religious education for imams and supports the construction and maintenance of mosques, not just for Turkish Muslims but for all Muslims in countries where it operates. Provided, of course, that they are Sunni. The agency, which follows mainstream Hanafi Sunni Islam, is indifferent to the diversity of Islam in Turkey. Though it has been criticised by other Islamic sects, the Diyanet continues to impose Sunni views on the diaspora and Muslim communities abroad.     One of Japan’s largest mosques, Tokyo Camii has been run and directed by the Diyanet. Guilhem Vellut/Flickr  Erdoğan’s religious arm? Though the agency has declared that it would never mix religion and politics, its monitoring of Gülen movement members in Germany and elsewhere suggest an expanded international role as an arm of the AKP government. As Turkey continues to woo Europe for EU membership and prepares for a controversial April 16 referendum that could give more power to Erdoğan in his 2019 reelection bid, the espionage allegations raise questions about Turkey’s political future. What role is the Diyanet playing in Erdoğan’s regime abroad? How is it linked to the Gülen Movement and Turkish foreign policy? And how dangerous is this increasingly evident mix of religion and politics for Turkey, an ostensibly secular nation? The Diyanet’s implication in Turkish domestic and foreign politics opens a new chapter on Erdoğan’s increasing authoritarianism. By exporting domestic conflict and anger abroad, the president is further threatening Turkey’s unique – and already fragile – separation of church and state. And he is imperilling Turkey’s quest to join a European Union already nervous about his nation’s candidacy. Ahmet Erdi Öztürk, Research Asistant, Université de Strasbourg This article was originally published on The Conversation. Read the original article. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
03 апреля, 13:06

Турция отчиталась по гюленистам за 2016 год

В Турции с момента неудавшейся попытки переворота, произведенной в июле прошлого, 2016 года, были задержаны более 113 тыс подозреваемых в связях оппозиционером Фетхуллой Гюленом. Около 47 тыс человек остаются под стражей, сообщил министр …

03 апреля, 08:32

Более 113 тысяч человек в Турции подозревают в причастности к мятежу 2016 года

С момента неудавшейся попытки переворота в июле 2016 года в Турции по подозрению в связях с проповедником Фетхуллахом Гюленом задержали более 113 тыс. человек. Об этом сообщил агентству Anadolu министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу.«Среди заключенных под стражу 10 732 полицейских, 7643 военнослужащих, 168 генералов, 2575 судей и прокуроров, 26 177 гражданских и 208 чиновников на местах»,— сказал он, отметив, что из общего числа задержанных более 65 тысяч человек были отпущены на свободу.Напомним, переворот в Турции пытались совершить военные в ночь на 16 июля 2016 года. Тогда погибли более 240 турецких граждан, получили ранения более 2 тыс. человек. Мятеж был подавлен. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган считает, что проповедник Фетхуллах Гюлен причастен к июльской попытке переворота в стране. Он потребовал от США выдать господина Гюлена турецкой стороне.Подробнее…

31 марта, 02:03

Michael Flynn Seeks Immunity In Exchange For Testifying To Congress, FBI

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Retired Lt. Gen. Michael Flynn, who briefly served as national security adviser to President Donald Trump, is seeking immunity from prosecution in exchange for testifying to those conducting investigations into the president’s ties to Russia, the Wall Street Journal reported Thursday. According to the report, Flynn made the offer to the FBI, the House intelligence committee and the Senate intelligence committee. All three entities are currently investigating whether Trump’s associates had contact with Russian officials during the 2016 presidential campaign. According to the Wall Street Journal, none of them have yet accepted Flynn’s offer.  NBC’s Peter Alexander confirmed part of the WSJ report: BREAKING: Ousted Natl Security Adviser Michael Flynn has told Senate Intel Cmte he will testify in Russia probe in exchange for immunity.— Peter Alexander (@PeterAlexander) March 30, 2017 Flynn’s attorney, Robert Kelner, confirmed in a statement that “discussions have taken place” with both committees, but declined to provide details on what those discussions entailed. “General Flynn certainly has a story to tell, and he very much wants to tell it, should the circumstances permit,” Kelner wrote. “Out of respect for the Committees, we will not comment right now on the details of discussions between counsel for General Flynn and the House and Senate Intelligence Committees, other than to confirm that those discussions have taken place.” Spokespeople for both the chairman and ranking member of the House intelligence committee denied the Wall Street Journal report. “No, Michael Flynn has not offered to testify to [the House Permanent Select Committee on Intelligence] in exchange for immunity,” Jack Langer, a spokesman for House intelligence committee chairman Rep. Devin Nunes (R-Calif.), wrote in an email to The Huffington Post. A committee aide said committee Democrats “have not received an offer to testify to the committee for immunity.” An FBI spokeswoman declined to comment on the report. Spokespeople for the chairman and ranking member of the Senate committee did not immediately respond to requests for comment. While Flynn’s attorney didn’t explicitly confirm Flynn’s request for immunity, he argued that his client is the target of “unfounded allegations” and “outrageous claims,” and should not be blamed for seeking “assurances” prior to agreeing to testimony. “No reasonable person, who has the benefit of advice from counsel, would submit to questioning in such a highly politicized, witch hunt environment without assurances against unfair prosecution,” he said. A statement by counsel to General Flynn. pic.twitter.com/JQs90OI2OY— Robert Kelner (@robkelner) March 30, 2017 Flynn resigned from his role in the Trump administration in February after it was revealed he had discussed U.S. sanctions against Russia with Russian ambassador Sergey Kislyak before Trump took office. Flynn had initially denied such contact.  While Trump said he did ask for Flynn’s resignation, he’s maintained that his former adviser did nothing wrong by speaking to the Russian ambassador. Earlier this month, documents revealed Flynn had deeper financial ties to Russia than previously reported, including receiving substantial payments from Russian companies in the year before he joined Trump’s campaign as a surrogate. House Democrats have argued that this shows Flynn may have violated a clause of the U.S. Constitution that bars key government officials from receiving payment from foreign governments. And lobbying disclosure forms recently revealed that Flynn was paid more than $500,000 in 2016 to help the Turkish government discredit exiled cleric Fethullah Gülen. White House press secretary Sean Spicer said the president was unaware of Flynn’s work as a foreign lobbyist, but wouldn’t say if Flynn would still have gotten the national security role if he had disclosed that work.   Flynn was perhaps best known during Trump’s presidential campaign for his fierce criticism of former secretary of state Hillary Clinton and her use of a private email server. During last summer’s Republican National Convention, he led the crowd in a chant of “lock her up,” in reference to Clinton.  And during a September interview with NBC’s Chuck Todd, Flynn took issue with former Clinton staffers being granted immunity in the FBI’s investigation into her use of the server during her time as secretary of state.  “The very last thing that John Podesta just said is no individual should be too big to jail,” Flynn told Todd. “That should include people like Hillary Clinton. I mean, five people around her have been given immunity, to include her former chief of staff. When you are given immunity, that means you have probably committed a crime.” This is a breaking story and has been updated throughout. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 марта, 07:51

Анкара возмущена высказыванием главы немецкой разведки о Гюлене

Подпишитесь на канал Россия24: https://www.youtube.com/c/russia24tv?sub_confirmation=1 МИД Турции вызвал на ковер поверенного в делах Германии. Поводом для этого стало заявление главы немецкой разведки, который сказал, что нет никаких доказательств, что к попытке госпереворота в Турции причастен оппозиционер, исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое. Официальный YouTube канал ВГТРК. Россия 24 - это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами. Смотрите также: Новости в прямом эфире - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQ73BA1ECZR916u5EI6DnEE Международное обозрение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaSEmz_g88P4pjTgoDzVwfP7 Специальный репортаж - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQLdG0uLyM27FhyBi6J0Ikf Интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaReDfS4-5gJqluKn-BGo3Js Реплика - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQHbPaRzLi35yWWs5EUnvOs Факты - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaR4eBu2aWmjknIzXn2hPX4c Мнение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaST71OImm-f_kc-4G9pJtSG Агитпроп - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTDGsEdC72F1lI1twaLfu9c Россия и мир в цифрах - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRx4uhDdyX5NhSy5aeTMcc4 Вести в субботу с Брилевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsQAPpOhH0l_GTegWckbTIB4 Вести недели с Киселевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsRzsISAlU-JcbTi7_a5wB_v Специальный корреспондент - https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Воскресный вечер с Соловьевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU

22 марта, 00:22

Анкара возмущена высказыванием главы немецкой разведки о Гюлене

МИД Турции вызвал на ковер поверенного в делах Германии. Поводом для этого стало заявление главы немецкой разведки, который сказал, что нет никаких доказательств, что к попытке госпереворота в Турции причастен оппозиционер, исламский проповедник Фетхуллах Гюлен.

22 марта, 00:09

Анкара возмущена высказыванием главы немецкой разведки о Гюлене

МИД Турции вызвал на ковер поверенного в делах Германии. Поводом для этого стало заявление главы немецкой разведки, который сказал, что нет никаких доказательств, что к попытке госпереворота в Турции причастен оппозиционер, исламский проповедник Фетхуллах Гюлен.

22 марта, 00:09

Анкара возмущена высказыванием главы немецкой разведки о Гюлене

МИД Турции вызвал на ковер поверенного в делах Германии. Поводом для этого стало заявление главы немецкой разведки, который сказал, что нет никаких доказательств, что к попытке госпереворота в Турции причастен оппозиционер, исламский проповедник Фетхуллах Гюлен.

21 марта, 08:35

Эрдоган - Европе: нарожаем больше, чем вас в ЕС!

Президент Турции начал демографический шантаж своих обидчиков

Выбор редакции
19 марта, 19:24

Глава разведки ФРГ сомневается в причастности Гюлена к попытке переворота в Турции

Немецкая сторона допускает, что попытка переворота в Турции была «желанным поводом» для репрессий Глава разведки Германии Бруно Каль сомневается в причастности движения турецкого имама Фетхуллаха Гюлена к попытке переворота в Турции летом 2016 года. Об […]

19 марта, 03:02

Движение Гюлена непричастно к перевороту в Турции, - глава немецкой разведки Каль

Глава Федеральной разведывательной службы Германии (BND) Бруно Каль выступил с возражением официальной точке зрения турецких властей в отношении попытки путча в июле 2016 года. Нет никаких указаний на то, что за попыткой переворота в Анкаре стоял исламский проповедник Фетхуллах Гюлен и его Движение служения.

16 марта, 22:20

New Documents Reveal Michael Flynn Had Deeper Financial Ties To Russia

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Former national security adviser Michael Flynn received substantial paychecks from Russian entities in the year before joining Donald Trump’s campaign as a surrogate, newly released documents reveal. The payments include previously reported disbursements from the Kremlin-backed RT network, as well as from two separate Russian companies, and are likely to renew questions about the Trump campaign’s friendliness toward Russia. Flynn attended a 10th anniversary gala for RT in December 2015, for which the government-funded network paid him $45,386, according to documents published Thursday by Rep. Elijah Cummings (D-Md.), ranking member of the House Oversight Committee. Flynn, who had then most recently served in government as the director of the Defense Intelligence Agency, sat a few seats away from Russian President Vladimir Putin at the event. Flynn’s final cut was $33,750, after his speakers’ bureau, Leading Authorities, took a 25 percent commission. The documents also show that in July 2015, Flynn received two separate payments of $11,250 from Volga-Dnieper, a cargo airline, and Kaspersky Government Security Solutions, a cybersecurity firm. Both companies are privately owned and based in Russia, though Flynn appears to have given talks to branches based in the U.S., according to Yahoo News. Read the documents: (function() { var scribd = document.createElement("script"); scribd.type = "text/javascript"; scribd.async = true; scribd.src = "https://www.scribd.com/javascripts/embed_code/inject.js"; var s = document.getElementsByTagName("script")[0]; s.parentNode.insertBefore(scribd, s); })() House Democrats quickly seized on the documents as evidence that Flynn may have violated the Emoluments Clause of the U.S. Constitution, which prohibits top government officials from accepting payments from foreign governments. “I cannot recall any time in our nation’s history when the President selected as his National Security Advisor someone who violated the Constitution by accepting tens of thousands of dollars from an agent of a global adversary that attacked our democracy,” Cummings wrote in a statement. “I also cannot recall a time when the President and his top advisers seemed so disinterested in the truth about that individual’s work on behalf of foreign nations ― whether due to willful ignorance or knowing indifference.” Cummings also sent a letter to Trump, Defense Secretary James Mattis and FBI Director James Comey asking for clarity on whether Flynn had disclosed during his vetting process his communications with foreign agents and financial involvement with other foreign sources. Cummings has also requested that the Defense Department take steps to recover all foreign funds accepted by Flynn that may have been in violation of the Emoluments Clause. Flynn resigned as Trump’s national security adviser in February, amid controversy over his characterization of discussions he had with Russian ambassador Sergey Kislyak in December. Although Flynn ultimately admitted to discussing U.S. sanctions against Russia with the ambassador, he’d previously told Vice President Mike Pence that the topic hadn’t come up. Last week, Flynn filed lobbying disclosure forms revealing that he was paid more than $500,000 last year to lobby on behalf of the Turkish government in its effort to discredit the exiled cleric Fethullah Gülen. The White House has claimed Trump was unaware of Flynn’s work on behalf of a foreign government when he selected Flynn to serve as national security adviser. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

14 марта, 22:18

Russia Hired Edelman In 2016 To Help Deal With Yukos Fallout

by Ashley Balcerzak A former national security adviser was paid more than $500,000 last fall by a group linked with the Turkish government to discredit exiled preacher Fethullah Gülen, an enemy of the Turkish president. An Egyptian intelligence agency hired public relations firms Weber Shandwick and Cassidy & Associates to improve its image. Iraq sent letters to top Trump officials such as Secretary of State Rex Tillerson and Secretary of Defense James Mattis requesting meetings in the wake of the new president’s first travel ban, which included Iraq. The second iteration of the ban took Iraq off the list. These stories could not have been told without the help of filings required by FARA, or the Foreign Agents Registration Act. Passed in 1938 in response to secret Nazi propaganda efforts in the U.S., the law requires anyone representing a foreign government or quasi-governmental agency (as well as individual citizens of other countries and sometimes foreign companies) to file extensive reports with the Justice Department. The filings must disclose who they’re representing, how much they’re being paid, what they’ve been hired to do, the meetings and other contacts they’re having, the content of materials they’re distributing and more. But the data is normally locked in PDFs with limited search functions. In the spirit of Sunshine Week, the Center for Responsive Politics today releases a tool that makes looking through FARA filings a whole lot easier: Foreign Lobby Watch. We standardized registrants, foreign principals and locations, and parsed the PDF text to allow for full-text searching. (We inherited this project from the Sunlight Foundation, which previously hosted a tool called Foreign Influence Explorer.) For example, a quick search of “Russia” in our database found 77 firms represented 170 governmental or pseudo-governmental entities, pulling up 274 records since 1950. The last Russian lobbying registration shows that a group created by the Russian Federation hired the PR firm Edelman last year to help influence U.S. opinion on a massive court verdict involving the oil giant Yukos. That ruling was the latest twist in a complicated set of events that started in the early 2000s, when the Russian government dismantled and sold off Yukos, Russia’s largest fully privatized oil company after the fall of the Soviet Union. The Kremlin jailed two high-ranking Yukos executives, including its head, Mikhail Khodorkovsky, an act that was seen as retribution for Khodorkovsky’s political opposition to Vladimir Putin. (Khodorkovsky was freed and pardoned in 2013 and lives in exile.) Yukos went bankrupt after the Russian government charged it with tax evasion, embezzlement and money laundering. Its former stakeholders sued the government, winning a $50 million verdict in 2014 at The Hague, the largest arbitration penalty ever. But a higher court overturned the award two years later. Yukos stakeholders are appealing the ruling and have pending enforcement lawsuits in a half-dozen countries, including the U.S., in efforts to collect Russian assets. The D.C. case in the district court of appeals has been put on pause until 2019, as the Netherlands case will impact what happens in the U.S. proceedings. Amid the wrangling, the Russian Federation created a task force, the International Centre for Legal Protection, headed by a former director in the Russian Ministry of Foreign Affairs, Andrey Kondakov, to help coordinate the various ministries involved in the case. And the task force hired Edelman to help turn the tide of public opinion — often suspicious of anything Russia — in their favor. Kondakov did not respond to a request for comment by time of publication.  Signing the contract on Edelman’s side was Randall Corley, the firm’s global compliance officer. Filings can fall short FARA filings are only as good as the filer, of course. We see Edelman was hired for public relations work, including drafting press releases, media outreach, helping build a website and “strategic counsel.” However, it’s not clear from the reports alone how much Edelman did. According to the FARA file, ICLP issued just one press release, on Aug. 8, which also appeared on PR Newswire: “Key Yukos Insider Reveals Billion-Dollar Bribery Scheme.” The release describes a filing in the D.C. case from a Yukos insider, Dmitry Gololobov, who “learned firsthand how the Oligarchs rigged the Russian government’s ‘loans-for-shares’ auctions in 1995 and 1996 to illegally acquire ownership of Yukos.” “Mr. Gololobov’s testimony represents another step forward,” said Kondakov in the press release. “It confirms the corruption, fraud and bribery perpetrated by the Oligarchs at the expense of the Russian people and it validates the position that the Russian Federation has maintained throughout the Yukos case – that the Oligarchs’ arguments are just lies about lies.” As for media outreach, Kondakov is quoted in a New York Times piece reporting the overturning of the arbitration fine, but that was published before ICLP hired Edelman in June 2016. Filings and the press release show at least nine people at Edelman were affiliated with the project, and the agreement was terminated on September 30, 2016. An Edelman representative said that they do not comment on clients, and that they filed all the necessary paperwork with FARA. The original filing said “Work for client has begun and the contract is still being negotiated. This filing will be amended to included the contract once a signed copy is executed.” Yet OpenSecrets Blog found no amendment or contract in the filings that followed. And an August filing that lists receipts and disbursements for other clients showed no line items for ICLP from Feb. 1 through July 31, 2016. It’s unclear, without the inclusion of the required contract, how much Edelman was paid. “If you comply with FARA, the information is very extensive and does tell the public and the press most of what they would want to know,” said Joseph Sandler, Democratic attorney and FARA expert. “But there could be holes with what they actually include, or could include filings from nonprofit front groups and think tanks that are hard to immediately understand who is backing them.” A history of Russian lobbying There are plenty of other Russia-related nuggets in the FARA files. For instance, billionaire Oleg V. Deripaska paid Endeavor Group a $40,000 monthly retainer in 2009 and 2010 to provide “general legal advice involving his U.S. visa, as well as commercial transactions.” The State Department had revoked Deripaska’s visa in 2006 due to concerns about his possible links to organized crime ties, which Deripaska has denied. “Endeavor Group expects to engage with the U.S. government regarding the status of the foreign principal’s visa application; interact with the United States Trade Representative office to encourage U.S. participation in the intra-governmental global aluminum discussions; and engage with the Department of Treasury’s Auto Task Force regarding the prospective acquisition of General Motor’s European operations,” the FARA filing says. Russia’s foreign minister, Sergey Lavrov, also wrote a letter to Adam Waldman, the founder of Endeavor Group, asking for updates on the case and saying he appreciates the work the firm is doing. “[O]ver the past several years, there has been certain ambiguity upon his visa status in the United States,” Lavrov wrote. “A persistent state of limbo regarding Mr. Deripaska’s ability to travel freely between our two countries has become an impediment to the promotion of mutually advantageous contacts between the business communities of the two countries.” State-owned banks also hired up in an effort to ease sanctions levied in 2014 after Russia annexed Crimea. One of them, VTB Group, a financial services firm owned by the Russian government, brought on board Emaunuel Manatos (a lobbyist who bundled almost $40,000 for Hillary Clinton this election) in May 2016 for $17,500 a month to “lobby Congress and Executive that affect imposition of US sanctions on Russian-affiliated banks.” And the name that crops up again and again is that of the PR firm Ketchum Inc., which has earned more than $60 million working for Russia over the past decade or so, according to a POLITICO analysis of FARA filings. The Russians first enlisted Ketchum’s help for “communications support” when it hosted the G8 summit in St. Petersburg in 2006, paying the company $2 million. (The country was in need of a media revamp after Russia’s energy company Gazprom cut off natural gas to Ukraine.) Ketchum also works with subcontractors such as Alston & Bird to monitor foreign policy legislation, and Clark & Weinstock and Venable LLP to lobby on behalf of Gazprom and keep an eye on energy policy. ProPublica reported in 2012 that the Huffington Post and CNBC published pro-Russia op-eds linked to Ketchum without noting the connection to the Russian government in the pieces. A year later, Ketchum placed an op-ed by Putin in the New York Times. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 июля 2016, 08:15

Станет ли Фетхулла Гюлен турецким Хомейни?

Президент Турции Эрдоган назвал организатором неудавшегося военного переворота Фетхуллу Гюлена, своего бывшего соратника, ныне проживающего в США, в штате Пенсильвания. Так оно или нет, проверить вряд ли удастся, но даже если знаменитый писатель и проповедник не причастен к попытке турецких военных свергнуть Эрдогана, его деятельность и влияние настолько масштабны, что в 2008 году Гюлен был назван самым влиятельным интеллектуалом мира по версии журналов Prospect и Foreign Policy, а журнал Time включает его в список «100 самых влиятельных людей мира».Гюлен реально один из наиболее влиятельных людей в мире хотя бы по той причине, что при его участии создана широкая сеть университетов и школ (свыше тысячи в более чем 160 странах, а общее количество выпускников составляет несколько миллионов человек.Известный российский аналитик Шамиль Султанов считает Гюлена «одним из наиболее талантливых, а может и гениальных специалистов в сфере оргоружия. Фактически он создал и руководит одной из самых крупных в мире многослойных эшелонированных масонских организаций («Хикмет» - В.П.)…Об этой корпорации мало, что известно. И это уже ее огромное преимущество в мире, где тайные организации становятся все более и более влиятельными».Основа «Хизмета»(по-турецки - служение) - классическая закрытая суфийская структура, основанная на принципах безусловного подчинения мюрида(ученика) шейху. Внешняя оболочка такой структуры - «Хизмет», вполне открытая организация, владеющая сотнями лицеев, колледжей, университетов, мечетей, молельных домов и общежитий по всему миру. Официальный мессидж «Хизмета»- идея служения обществу. Сам Гюлен пропагандирует духовное наследие великого поэта-суфия Джалаледдина Руми. А скрытая, и «гораздо более существенная ее функция», как пишет Шамиль Султанов, заключается в том, что «она ищет, вербует, готовит профессиональные кадры, причем особый упор делается на поиске талантливых людей».Вокруг «Хизмета» постепенно создается неформальная общественных и государственных организаций, куда команда Гюлена внедряет своих людей. В 90-е годы гюленисты прочно укрепились в жандармерии, прокуратуре, полиции и профсоюзах Турции. Общая численность гюленистов в Турции - от 3 до 6 миллионов членов «Хизмета» и «сочувствующих», причем значительная часть - в госаппарате.Турецкий исследователь Сонер Чагатай считает, что Гюлен прибрал к рукам более 70 проце6нтов личного состава полиции и полностью управляет спецслужбами страны. Турецкий историк Неджип Хаблемитоглу в книге «Крот» разоблачил приверженцев Гюлена в силовых структурах Турции. Незадолго до издания своей книги – 18 декабря 2002 года – Хаблемитоглу был убит у своего дома». Справка:Суфи́зм или тасаввуф — эзотерическое течение в исламе, проповедующее аскетизм и повышенную духовность, одно из основных направлений классической мусульманской философии. Последователей суфизма называют суфиями.В суфизме существует несколько тарикатов (направлений). Фетхулла Гюлен воспитывался в традициях одного из самых распространенных и влиятельных - тариката Накшбандийа. Кстати, знаменитый русский маг двадцатого века, капитан военной разведки российской императорской армии, Георгий Гурджиев во время выполнения своих спецзаданий на Востоке тесно контактировал с накшбандийскими суфиями. Великий шейх суфиев Идрис Шах, большую часть своей жизни проживавший в Лондоне(говорим - Лондон, подразумеваем - МИ-6), был одним из основателей Римского клуба. Идрис Шах в своих многочисленных книгах пишет о последователях Накшбанди как о главных хранителях суфийской традиции, «Материнском» тарикате.Будучи достаточно независимым мыслителем, Идрис Шах различал «Традицию Накшбанди» и «Орден Накшбанди». «Традиция Накшбанди» это способ передачи бараки- божественного благословения, благодеяния. Или Высшего Знания, по Идрис Шаху.А «Орден Накшбанди» – это уже социальная организация с чисто конкретными земными целями. Идрис Шах считал, что в двадцатом веке ведущие тарикаты выродились в ордена.Шамиль Султанов называет Фетхуллу Гюлена теоретиком и вождем «соглашательского, политического суфизма, то есть суфизма, который стремится не только к духовной, но и светской власти, используя самые различные технологии, приемы и методы». По мнению российского аналитика Гюлен вырос из рамок «Ордена Накшбанди» и создал свой собственный тарикат.В конце 90-х годов у Гулена сложился тактический союз с тогдашним мэром Стамбула - Реджепом Эрдоганом, видным деятелем того направления в исламском движении, которое практически смыкается с «Братьями-мусульманами». Союз этот продержался более десяти лет. Разрыв Гюлена с Эрдоганом во многом был спровоцирован расстрелом военными кораблями Израиля так называемой «флотилии свободы» - кораблей с гуманитарным грузом для населения заблокированной Газы. Эрдоган резко осудил действия Израиля, а Гюлен, напротив, дал интервью газете Wall Street Journal, где выразил негодование по поводу «безответственности турецкого правительства», которое «не попыталось заранее договориться с официальными представителями Израиля для того, чтобы получить у них официальное согласие на оказание гуманитарной помощи жителям Газы» и обвинил правительство Эрдогана в «игнорировании авторитета» Израиля.В российской и украинской прессе можно встретить публикации, в которых Гюлена подозревают в сотрудничестве с ЦРУ. «Именно ЦРУ «успешно» ходатайствовало о предоставлении ему вида на жительство в США», пишет Шамиль Султанов.Влияние Гюлена основано на том, что в суннитском секторе исламского мира возник серьезный вакуум влиятельных и харизматических лидеров. И если с помощью своих западных покровителей Гюлен сможет устранить с политической арены Эрдогана, то у него есть все шансы стать турецким аятоллой Хомейни и опровергнуть знаменитые слова Кемаля Ататюрка: «Турецкая Республика не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и их приверженцев».Версий по поводу неудавшегося переворота не так уж много - числом всего три.Американский след.То, что Гюлен живет в США, - в пользу этой версии. Против нее - неудача переворота. Экспертное сообщество склонно считать, что если уж американцы затевают переворот, то он удается, как это было на протяжении четверти века.Германский след.Эрдоган сильно разгневал ведущие державы Евросоюза своей жесткой позицией, а реально - выламыванием рук (читай - шантажом) - по поводу проблемы с беженцами. Но способна ли БНД организовать даже неудачный переворот? Сомнительно. Не говоря уже о том, что германские спецслужбы полностью контролируются американцами.Инсценировака самого Эрдогана.В пользу этой версии - бенефициаром подавления мятежа стал сам Эрдоган. То есть на вопрос, кому выгодно: ответ - Эрдогану.На мой взгляд - американский след не стоит сбрасывать со счетов. Непрекращающиеся теракты в Казахстане, теракт в Ницце, мятеж в Армении, - считать это случайным совпадением могут лишь домохозяйки, воспитанные на слезливых сериалах.Мой выбор - с вероятностью 60 процентов здесь «порылась» американская «собака», причем задача свержения Эрдогана не ставилась. С вероятностью 40 процентов - неудавшийся переворот является инсценировкой самого Эрдогана. Так в свое время поступили Шеварднадзе и Саакашвили с целью укрепления своей власти. У них получилось, а чем Эрдоган хуже?+Впрочем, с точки зрения российских интересов, всматриваться в кривое конспирологическое зеркало и гадать на кофейной гуще (кстати, эффективность такого гадания - около 80 процентов), кто устроил «активку» на Босфоре - мало пользы.Вместо этого я предложил бы отдать должное американским мастерам мягкой силы, которые бережно и неторопливо создают всецело зависящую от самого главного «Материнского тариката» ( и это вовсе не вполне управлемый своими предполагаемыми кураторами из Лэнгли суфий Гюлен с его «Хизметом») глобальную сеть агентов влияния, которые рано или поздно придут на смену импульсивному реаниматору Османской империи Эрдогану. Как говорил изобретатель голографии Нобелевский лауреат Дэннис Габор, - «будущее невозможно предсказать, его можно изобрести».Будущее за теми, кто его изобретает. Жаль, что это не мы.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук http://argumentiru.com/society/2016/07/433655

17 июля 2016, 13:50

Военный переворот в Турции и заговор генералов

Тезисно по итогам попытки военного переворота в Турции.1. Как представляется, причины переворота носили прежде всего внутренний характер, хотя вполне можно допустить, что заговорщики как минимум консультировались как с заграничными оппозиционерами вроде Гюлена (хотя пока нет фактических данных указывающих на наличие прямой связи), так и с представителями иностранных государств (что опять же надо доказать). Переворот на мой взгляд планировался вполне серьезно и был направлен на свержение Эрдогана, а различная конспирология на тему "это все устроил Эрдоган" выглядит так, как если бы в 1944 году начали бы рассказывать, что удобный провал заговора Штауфенберга был постановкой Гитлера, чтобы укрепить свою власть, а так же попытками заговорщиков отвлечь внимание от реальных организаторов переворота. Недовольство военной верхушки политикой Эрдогана хорошо известно, регулярные чистки в армии были естественной реакцией на эту генеральскую фронду, но этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить попытку переворота. Причины недовольства вполне тривиальны - недовольство генералитета внешней политикой Эрдогана, которая ныне представляет из себя сплошные руины, недовольство исламизацией турецкого общества, а так же субъективное недовольство карьерными перспективами со стороны отдельных генералов. Думаю, после этой истории станет более понятно, почему с конца 20-х годов органы госбезопасности СССР производили аресты среди командного состава РККА, но все равно допустили формирование заговора Тухачевского, так как политическое руководство практически до самого конца недооценивало угрозу со стороны военных. Эрдоган в этом плане допустил ту же ошибку, что и советское партийное руководство и едва за нее не поплатился.2. Судя по известным фактам, многое строилось на том, чтобы ликвидировать Эрдогана в начале переворота (турецкий Штауфенберг должен был "взорвать свою бомбу"). Атака на отель, где Эрдогана уже не было, оказалась ударом в пустоту и это практически сразу спутало планы заговорщиков, которые спустя несколько часов после переворота фактически контролировали верхушку армии, авиации и флота, занимали здание Генштаба и готовились занимать офисы крупных СМИ и брать "мосты, почты и телеграфы" как завещали классики. При этом пресловутые "майоры" и "полковники", которых выставляли "организаторами переворота" были по сути прикрытием для действий высшего генералитета, который должен был вступить в игру, когда Эрдоган был бы убит, а путчисты контролировали ситуацию. С этой точки зрения они действовали весьма логично и в этом плане, весь переворот в Турции более прочего напомнил "заговор Штауфенберга", где за непосредственными заговорщиками, незримо стояли фигуры фельдмаршалов. Рекомендую перечить описание заговора Штауфенберга http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler/1266-zagovor-shtauffenberga-protiv-gitlera, чтобы лучше понять причины такого казалось бы "странного" поведения путчистов. То что некоторым показалось "странным", на самом деле было очень человеческим поведением со стороны людей, которые осознали, что события развиваются не так, как планировалось.3. Уже спустя сутки после подавления путча, всплывает информация, что глава Генштаба Турции Хулуси Акар был причастен к организации переворота. Отставной командующий ВВС Акын Азтюрк открыто заявил, что он действовал совместно с Акаром, из чего следует, что рассказы про "заговор полковников" служат обыкновенной дымовой завесой, которая прикрывала главных лиц переворота на этапе его подготовки и осуществления и сохраняла для них возможность в случае неудачи заявить, что "они ничего не знали", "нас удерживали насильно" и "мы никогда не поддерживали путчистов". Но пока силовики верные Эрдогану разбирались с непосредственными путчистами, все больше вопросов накапливалось на тему военной верхушки. Акара ныне фактически сдали, есть вопросы и по "пленению" командующих ВВС и ВМС Турции. Есть вопросы по командованию 2-й армии в Малатье, где так же происходили столкновения. Заговор очевидно простирался дальше верхушки ВВС и военной жандармерии. Причастность Акара указывает на то, что высшее руководство армии было либо на прямой связи с заговорщиками, либо как минимум знало о угрозе путча и закрывало на это глаза. Вполне вероятно, что некоторые из "лояльных" Эрдогану генералов так же могли знать о заговоре или даже состоять в нем, но в какой-то момент просто перебежали на сторону Эрдогана и приняли участие в подавлении путча организованного их друзьям и коллегами, как в 1944 году это сделал командующий армией Резерва Фромм.4. Когда стало очевидно, что Эрдоган остался жив и преодолев свою нерешительность (некоторое время самолет Эрдогана не решался лететь прямо на Стамбул и кружил к югу от городу) приземлился в Стамбуле, планы заговорщиков начали рушиться, так как они сделали первый шаг, а те, кто стоял за ними, их не поддержали - кто-то испугался, кто-то в последний момент перебежал на сторону Эрдогана, кто-то не сделал то, что требовалось. Путчисты сказали А, но не сказали Б, отчего весь переворот начал производить скомканный характер, что и породило различную конспирологию на тему "США сливают" и "это постановка Эрдогана".Турецкие военные действовали вполне шаблонно и были даже готовы повторить опыт египетских военных, которые банально расстреливали живой щит, которым пытались прикрываться Мурси и Эрдоган. Если бы генералы вступили в игру, то в Анкаре и Стамбуле погибло бы куда как больше гражданских, так как очевидно, что среди заговорщиков были люди готовые проливать кровь ради захвата власти. Но когда "майоры и полковники" поняли, что поддержки не будет, все начало рушиться еще более стремительно, нежели начиналось, и дальнейшие убийства гражданских просто потеряли смысл. Все эти красивые толпы с флажками ради картинки имеют смысл ровно до момента, когда безвестный капитан или майор отдает приказ стрелять из пулеметов на поражение и подтверждает этот приказ снова и снова, как это было например в Каире, где военные не постеснялись расстрелять несколько сотен человек (включая женщин и детей) с портретами Мурси и египетскими флагами. Они действовали так, потому что были уверены, что нынешний президент Египта Ас-Сиси, на котором вся эта кровь, не сольется и поддержит своих солдат. Поэтому они спокойно расстреливали людей и ничего им за это не было, потому что они победили.Военные в Турции, тоже были готовы стрелять и стреляли, обстреливали с вертолета, давили танками, но ровно до того момента, пока не стало ясно, что "турецого Ас-Сиси" (Акар судя по всему в 2-3 часа ночи соскочил с темы переворота и прикинулся его "жертвой", хотя в самом начале переворота именно его путчисты называли будущим руководителем Турции) не будет и за пролитую кровь придется отвечать, а победы, которая спишет все эти трупы не случится. Отсюда и обвальный распад сопротивления мятежников.5. Эрдоган опираясь на лояльных руководителей спецслужб и отдельных генералов, смог выиграть время бросив живой щит из своих сторонников против заговорщиков, создал нужную информационную картину, грамотно перекрыл каналы информации, которые уже спустя 3 часа после переворота работали в его интересах, в то время как информационный вакуум вокруг организаторов переворота нарастал. После того, как Эрдоган понял, что генералы не выступят, он начал операцию по подавлению переворота, причем в Стамбуле это удалось во многом благодаря действия полиции и ведомственных спецназов. Заговорщики оказались разобщены и лоялисты по сути просто давили один очаг переворота за другим, так как не было той надстройки переворота с "советом генералов", которая должна была их связать и выступать военно-политическим субъектом новой власти. Первоначальные заявления связанные с "Советом за мир" и предложения новой конституции быстро утонули в потоках информации о противостоянии армии и граждан, что в течении нескольких часов деморализовало значительную часть путчистов, особенно в Стамбуле, где слом сопротивления произошел очень быстро. В Анкаре пытались действовать более решительно, но это была уже лишь кровавая агония переворота, который не получил должного развития.6. Если "майоры и полковники" были готовы идти до конца даже когда стало ясно, что Эрдогана нейтрализовать не получилось, то для генералов это был своеобразный сигнал, после которого они повели себя точно так же, как и фельдмаршалы Гитлера, когда узнали что Гитлер уцелел после покушения. Как и фельдмаршалов, такое поведение турецких генералов конечно не убережет их от расправы. Провал заговора дал Эрдогану все козыри, чтобы зачистить и причастных и непричастных.Сейчас уже трудно будет узнать, кто из генералов действительно состоял в заговоре, а кого туда впишут, вспоминая таким людям старые грехи. Сидящий в США Гюлен, может быть причастен, а может быть и нет, но это неважно, так как для Эрдогана заговор в любом случае является удобным поводом, чтобы расправиться со старым врагом и заодно лишний раз пнуть США, с которыми он переругивался весь последний год. Эрдоган действительно победил и теперь все его враги внутри Турции очень серьезно пожалеют о том, что у военных ничего не вышло. Армию ждет грандиозная чистка, которая в первую очередь коснется высшего и среднего командного состава, будет серьезно обновлен судейский корпус, руководство спецслужб (очевидно, что руководство Турции либо не подозревало о заговоре, либо недостаточно было о нем информировано, что может указывать либо на некомпетентность отдельных руководителей спецслужб, либо их прямое или косвенное участие в заговоре), усилен контроль над политическими партиями, ужесточен контроль над СМИ и интернетом.7. Само собой нельзя обойти тему участия США в подготовке переворота. Если отбросить различную риторику, то нет прямых доказательств причастности США к перевороту, кроме того факта, что Гюлен являющийся врагом Эрдогана проживает в США. Но само по себе это ничего не доказывает. Мне вспомнилось, что за несколько дней до переворота в Foreign Policy вышла примечательная статья http://colonelcassad.livejournal.com/2844832.html, где американцы засветили контакты отставных турецких генералов с Москвой и Асадом, противопоставив их политике турецкого руководства. В свете произошедших событий ее можно трактовать двояко - это могло быть предупреждением Эрдогану, что генералы что-то делают за его спиной, а с другой стороны это могла быть часть информационной подготовки направленной на конструирование политического субъекта из генералов, которые должны были прийти к власти и изменить политику Турции на практике.Не исключена ситуация, что некоторые страны по разведывательным каналам могли быть в курсе, что военные готовятся выступить против Эрдогана, но по различным причинам не были заинтересованы в том, чтобы предупреждать Эрдогана об угрозе.Легко можно допустить, что ЦРУ, Моссад, СВР или БНД могли быть в курсе, что турецкие военные недовольны Эрдоганом и что возможно обострение. Вполне возможно, что имелись контакты отставных турецких генералов связанных с заговорщиками с представителями других стран, где могли обсуждаться вопросы будущего Турции без Эрдогана. Но как представляется, сам заговор вызревал изнутри, а внешние силы если и подключались, то уже на поздних этапах, когда заговорщики могли проводить зондаж по вопросу легитимизации переворота в случае его успеха. Но поскольку фактуры тут очень мало, мы можем предполагать, с кем конкретно общались представители заговорщиков и какие обещания им давались (если они давались). Тут я думаю нас еще ждут какие-то открытия, тем более Эрдоган демонстрирует явную заинтересованность связать попытку переворота с действиями внешних сил и в первую очередь с США, у которых объективно были мотивы желать смены Эрдогана на военных. Но это же можно сказать и при Германию, Израиль, Сирию, Иран и Россию. Эрдоган успел нажить себе очень много недругов за рубежом, поэтому много кто мог быть заинтересован в том, чтобы вместо непредсказуемого Эрдогана в Анкаре правила предсказуемая военная хунта не склонная влезать в те авантюры, в которые регулярно влезал Эрдоган.8. Победа Эрдогана и его очевидное усиление после подавления переворота, в долгосрочной перспективе это не решает стратегических проблем связанных с продолжением курдско-турецкой войны и угрозой создания Курдистана, а так же никак не меняет провальной политики на территории Сирии, не говоря уже об экономических проблемах связанных с кризисом туристического сектора. Само собой никуда не денутся и теракты осуществляемые Халифатом и РПК. Власть Эрдогана с одной стороны окрепнет, но это не решает проблемы Турции как государства при полном понимании простого факта, что большая часть стратегических проблем Турции является результатом деятельности самого Эрдогана. Поэтому при дальнейшем укреплении единоличной власти Эрдогана, с его мечтами про новую Османскую Империю и пантюркистский мир, тем более явно будут всплывать проблемы порожденные этими геополитическими фантазиями. Раньше они были связаны в основном с ухудшением отношений со странами, которые были мягко говоря не восторге от картин будущего в голове Эрдогана. Ныне же, эти проблемы все явственнее возникают в самой Турции, где неудачный заговор военных стал еще одним свидетельством нездоровой ситуации сложившейся внутри государства.

16 июля 2016, 07:44

«Сержантский переворот» в Турции: «блокада» Шелкового пути и рост уйгурского сепаратизма в Китае?

В ночь с 15 по 16 июля в Турции произошла попытка государственного переворота со стороны младших и офицеров турецкой армии. Сегодня, несмотря на заявления властей страны о подавлении мятежа, нестабильная обстановка сохранятся в Стамбуле и Анкаре. Турция - важнейшая страна для китайского проекта Шелкового пути, который мог бы «прерваться», если бы попытка переворота военных мятежников, судя по всему, относящиеся к пантюркисткому движению, увенчалась бы успехом. По версии президента Эрдогана переворот инициировали сторонники бывшего имама, а сегодня крупного мусульманского публициста и журналиста Фетхуллаха Гюлена, который, как сообщается, тем не менее осудил уже провалившийся мятеж. Сторонники называют Гюлена, живущего в американской Пенсильвании, уважительным в тюркском мире Ходжа-эфэнди (господин Учитель). Сторонник умеренного и даже "научного" ислама, как и находящаяся в США лидер уйгурского движения за создание Восточного Туркестана Рабия Кадыр, является одним из крупнейших деятелей пантюркисткого движения, активно поддерживаемого США. Турция - ключевая страна в реализации стратегии Экономического пояса Шелкового пути по созданию транспортного экономического коридора из Западного Китая в Европу: сегодня Китай модернизирует транспортные сети стран Средней Азии и Ирана для выхода на железные дороги Турции для установления прямой связи между собственными экспортными центрами и рынками Европы. Фетхуллах Гюлен является крупнейшим последователем суфийского шейха Саида Нурси, идеолога пантюкристкой организации «Нурджулар», занимающейся активной просветительской работой на территориях тюркских государств Кавказа и Средней Азии, а также среди турецких и мусульманских общин Южной Азии и Африки. Естественной частью пантюркисткого движения является и движение за создание Восточного Туркестана на территории китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района. При активной поддержке Гюлена, как отмечается, пришел к власти и укрепил свои позиции сам нынешний президент Турции - Эрдоган, однако в 2015 году между Эрдоганом и пантюркисткими организациями, судя по всему, широко поддерживаемыми из США, произошел серьезный конфликт. Турецкий разворот к Китаю Со временем конфликтом с пантюркисткими организациями совпал и резкий поворот Турции на укрепление связей с Китаем. Если еще в середине 2015 года в Турции проходили антикитайские акции при широкой поддержке крупнейшей зарубежной общины уйгуров, то к к концу года, во время обострения отношений России и Турции, Китай начал активно прорабатывать возможность развития связей с Турцией в рамках включения последней в систему Экономического пояса Шелкового пути, в том числе и через транспортный коридор с участием Узбекистана, Азербайджана, Грузии, Турции и Украины. В 2016 году страны пошли на дальнейшее укрепление отношений, в частности министры иностранных дел двух стран провели встречу по вопросам безопасности, в рамках которой Турция выразила готовность бороться с фактически поддерживаемым ей ранее движением за создание Восточного Туркестана.   Важно отметить, что в преддверии военного мятежа 29 июня 2016 года прошла встреча министров энергетики двух стран и посещение министром энергетики Турции Китая. В рамках визита были заключены предварительные соглашения о сотрудничестве в сфере ядерной энергетики. Напомним, что в течение многих лет Пекин предпринимал безуспешные попытки на этом направлении. 21 июня встречу министров энергетики предваряла встреча президента Эрдогана и главы Китайской энергетической корпорации Е Цзяньмина. 24 июня 2016 года Турция выступила против участия Индии в Группе ядерных поставщиков, заняв по сути прокитайскую позицию в решении вопроса. В начале июля между Турцией и Китаем активизировались контакты, прежде всего в обсуждении строительства железнодорожных коммуникаций в рамках Экономического пояса Шелкового пути. Если версия Тайипа Эрдогана о поддержке мятежа со стороны проамериканского пантюркисткого движения Гюлена имеет реальные основания, то приход к власти "турецких сержантов" или дестабилизация Турции негативным образом отразился бы на складывающихся сегодня отношениях Пекина и Анкары, а также привело бы к активизации сторонников создания Восточного Туркестана в Китае.  Хизмет и Тайвань В декабре 2012 года движение Гюлена «Хизмет» («Служение») провело конференцию «Движение Хизмет, мысли и учение Фетхуллах Гюлена: вклад в мультикультурализм и глобальный мир» на территории Тайваня с участием ведущих тайваньских вузов. Конференция стала первой на таком уровне между широко поддерживаемой турецким правительством организацией и крупнейшими вузами Тайваня. Ранее в 2006 году «Хизмет» создал турецкую школу в тайваньском порте Гаосюн.   Николай Ефентьев Язык Русский

16 июля 2016, 07:18

Попытка военного переворота в Турции

События развиваются стремительно и конфигурация конфликта пока совершенно непонятна. Попытка вооруженного захвата власти была неожиданная для всех и по всей видимости настолько спонтанная, что стала удивлением даже для Эрдогана, который безмятежно отдыхал на курорте Мармарис перед революционным штурмом.Причем столь агрессивному и кровавому ходу развития событий не предшествовало ничего. По крайней мере, в отличие от арабской весны не было ни сколь нибудь организованных оппозиционных шествий, ни консолидированного внутреннего и/или внешнего антиправительственного фронта с внятными требованиями к правительству, не говоря уже о более суровых попытках мятежа. Сейчас все быстро и непредсказуемо.По состоянию на утро 16 июля инициатива в руках действующей власти, т.к. пока состав правительства сохраняется, верховное командование в данный момент живы, народ преимущественно за действующую власть, контроль над стратегической инфраструктурой имеется, перехватить рупор пропаганды (СМИ) мятежникам в полной мере НЕ удалось, а большая часть силовых элементов в Турции лояльны Эрдогану.Пока мировые лидеры, в том числе США сохраняют приверженность действующему режиму, что изначально меняет потенциальную конфигурацию конфликта. В начальной фазе арабской весны сразу был сформирован консолидированный западный фронт против действующих на тот момент режимов власти. Сейчас иначе, что безусловно усложняет конфликт и оценку последствий, т.к. стороны конфликта себя не засвечивают в полной мере и более, чем вероятны закулисные игры, всякая кулуарная возня и общая неопределенность.Официальные власти в Турции заявляют, что попытка госпереворота инспирирована из США со стороны оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, поддерживаемого ЦРУ. Сами же приверженцы Гюлена отрицают какие либо антиправительственные действия и участие в вооруженном мятеже.Сам Эрдоган, проводя достаточно жесткую внутреннюю политику в первую очередь в отношении генеральского и офицерского корпуса нажил себе достаточно много врагов среди силовиков. Мотивов для ненависти к действующему режиму у определенного сегмента армии более, чем достаточно, что безусловно консолидирует репрессированных/отстраненных силовиков против Эрдогана. Тем более здесь можно найти поддержку США, т.к. силовое звено в Турции креатура американцев чуть менее, чем полностью.Плюс к этому разногласия на религиозной почве и формате устройства государства между фундаменталистами, которые придерживаются доминирования ислама в вопроса идеологии и гос.устройства и сторонниками светского современного и западно-ориентированного государства, где ислам на факультативной основе.Существует значительный сегмент недовольных внешней политикой Эрдогана, который пошел на примирение с Россией, снизив агрессивную риторику и проявляет нарочитую сдержанность в Сирии, никак не форсируя события. Это раздражает, как радикальные националистические элементы в самой Турции, так и США.Не стоит забывать традиционно сложные отношения с курдами, которые занимают в Турции пятую часть населения.Ни о какой массовой консолидации общества и тем более силовиков вокруг Эрдогана речи не идет. Но это ничего не говорит о успешных перспективах госпереворота, т.к. для успеха в этом деле необходимы сосредоточение значительных финансовых, силовых и медийных ресурсов с обязательной поддержкой мятежа со стороны весомой доли населения страны и внешней силы. В противном случае мятеж быстро выдохнется, а участники и организаторы будут арестованы или уничтожены. Пока стратегического слома не произошло, количество симпатизирующих пренебрежимо мало, как среди населения, так и среди армии.В отсутствии влиятельной внешней силы госпереворот обречен. Пока определенности в этом аспекте нет, что кардинально отличает нынешнее противостояние от арабской весны.В настоящий момент все складывается в пользу Эрдогана. Попытка переворота проваливается. Однако не стал бы успокаиваться. Не думаю, что те, кто пытался это провернуть просто так остановятся. Они могут взять паузу, уйти в подполье, но сопротивление продолжится в том или ином виде. Тем более роль США в этом далеко не так миролюбива. Для них сойдет проамериканский безбашенный политик, который будет воплощать радикальные американские авантюры в регионе. Эрдоган в этом отношении стал раздражать многих своей сдержанностью или возможно даже апатичностью в вопросах агрессивного противостояния.Но если Эрдоган победит, это очень сильно укрепит его власть, влияние и авторитет, как внутри страны, так и в мире. Он станет еще более авторитарным в вопросах подавления оппозиции, более независимым. Это не понравится США.View Poll: Попытка вооруженного переворота в Турции

24 февраля 2016, 16:07

Турецкий проект ЦРУ

Уильям Энгдаль, фрагмент книги «Священные войны Западного мира»В 1990-е годы специалисты ЦРУ приступили к созданию самого амбициозного проекта за всю историю их работы с политическим исламом, получившего известность под названием «Движение Фетхуллаха Гюлена», которое в Турции также называют «Джамаат Гюлена» или «Община». Центральное понятие учения Гюлена – хизмет (тур. hizmet, служение) – определяется последователями движения как долг служения мусульманскому сообществу. Как ни странно, это турецкое движение было основано в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США, где жил отшельником его создатель Фетхуллах Гюлен, занимаясь организацией глобальной сети мусульманских школ, торговых предприятий и фондов, источники финансирования которых невозможно было отследить. АктивыУ движения Гюлена не было ни почтового адреса, ни электронной почты, ни официально зарегистрированной организации, ни счета в банке – ничего. Его последователи никогда не выступали в поддержку шариата или джихада – все их действия были скрыты от посторонних глаз. В 2008 году правительство США в материалах суда оценило общую стоимость империи Гюлена в 25–50 млрд долларов. Никто не мог достоверно указать масштабы этого проекта, поскольку независимых проверок не проводилось. В федеральном суде США на слушаниях по вопросу предоставления Гюлену в особом порядке разрешения на постоянное проживание в США, американской Green Card, один из поддерживающих «Джамаат» журналистов в своих показаниях дал представление о масштабах империи Гюлена. «Количество проектов, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена, сегодня исчисляется тысячами. Среди этих проектов: более 2 тыс. школ и семь университетов в более чем девяти странах на пяти континентах, две современные больницы, газета Zaman (издается на турецком и английском языках), телеканал Samanyolu, радиостанция Burç FM, главное информационное агентство Турции – СНА, ведущий еженедельный журнал новостей Aksiyon. А также проведение национальных и международных конференций, межрелигиозных ужинов-ифтаров по случаю Рамадана, визиты в Турцию представителей разных стран для межрелигиозного диалога, многочисленные программы, финансируемые Фондом журналистов и писателей. Кроме того, с обществом Гюлена связаны страховая компания Işık и турецкий Bank Asya, вошедший, по версии лондонского журнала Banker, в число 500 крупнейших банков мира. Банк финансирует венчурные проекты по всей мусульманской Африке – от Сенегала до Мали, имея соглашение о стратегическом сотрудничестве с сенегальской Tamweel Africa Holding SA при Исламском банке развития. Издательство Zaman владеет также крупнейшим в Турции англоязычным изданием Today’s Zaman. Сообщая в американском суде об активах Гюлена, журналист очень тщательно выбирал формулировки, особенно говоря о «проектах, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена» – такое расплывчатое утверждение никоим образом не позволяло отследить фактические источники финансирования. К концу 1990-х годов движение Гюлена привлекло внимание турецких военных и светского правительства в Анкаре, тогда еще хранивших верность светской кемалистской Турции, построенной «отцом современной Турции» Кемалем Ататюрком. Возглавив в 1920-х ряд блестящих военных кампаний и остановив поддерживаемое Британией греческое вторжение, Ататюрк основал современное турецкое государство. Он стал инициатором многих политических, экономических и культурных реформ, направленных на преобразование основанного на религии Османского халифата в светское и демократическое национальное государство. Он построил тысячи новых школ, сделал начальное образование бесплатным и обязательным, дал женщинам равные с мужчинами гражданские и политические права, уменьшил тяжесть налогового бремени крестьян. Гюлен и его движение ставили своей целью ни много ни мало добиться отказа Турции от этих достижений и инициировать ее возвращение к устоям халифата былых времен. В одном из своих посланий последователям Гюлен писал: «С терпением паука мы плетем нашу паутину, ожидая, когда люди попадутся в нее». СетьВ 1998 году Гюлен отбыл в США. А в 1999 году на турецком телевидении был показан сюжет, в котором он читал толпе последователей проповедь, рассказывая о своем стремлении построить исламистскую Турцию, живущую по законам шариата, а также о специфических методах достижения данной цели. В этой тайной проповеди Гюлен, в частности, говорит: «Вы должны перемещаться по артериям системы так, чтобы никто не замечал вашего существования, пока не достигнете всех центров власти... Вы должны ждать до тех пор, пока не будете готовы и пока не созреют условия, когда вы сможете взвалить на плечи весь мир и нести его… Вы должны ждать до тех пор, пока не получите всю государственную власть, пока не привлечете на свою сторону всю силу конституционных институтов Турции... До этого момента любой шаг будет преждевременным, как разбить яйцо, не дождавшись, пока пройдут 40 дней, чтобы цыпленок проклюнулся. Всё равно что убить цыпленка еще в яйце. Наше дело – противостоять миру. Я открыл всем вам свои чувства и мысли тайно, надеясь на вашу преданность и умение эту тайну хранить». Вскоре после бегства Гюлена в Пенсильванию турецкие прокуроры потребовали для него тюремного заключения сроком на десять лет за «основание организации, планировавшей разрушение светской системы государственного устройства и создание теократического государства». Гюлен с тех пор так и не вернулся из Соединенных Штатов, даже после снятия с него всех обвинений в 2006 году, уже во времена правления Реджепа Эрдогана. Отказ Гюлена вернуться на родину, где к власти пришла симпатизирующая ему Партия справедливости и развития (ПСР), усилил убежденность его противников в Турции в тесных связях проповедника с ЦРУ. В 2000 году Гюлен был обвинен тогда еще светским турецким судом в государственной измене. Используя свой диабет как медицинскую причину, не без помощи влиятельных друзей в ЦРУ Фетхуллах Гюлен получил возможность скрыться от правосудия в США до того, как ему были предъявлены официальные обвинения. На первый взгляд Гюлен производил приятное впечатление представленным на официальном сайте образом носителя «современной» миролюбивой суфийской исламской традиции, адаптированной к сегодняшнему миру. Это не был жесткий ислам бедуинов-ваххабитов из аравийских пустынь XVI века. Под красивым портретом задумчивого философа Гюлена был написан девиз «Понимание и Уважение». В 2008 году New York Times рассказала об организации Гюлена, к тому времени основательно закрепившейся в США и имевшей более сотни финансируемых государством спецшкол: «Движение Гюлена … не стремится разрушить современные светские государства, но позволяет практикующим мусульманам использовать данные им возможности. Это движение следует понимать как мусульманский эквивалент христианских движений, ориентированных на бизнес и профессии». Лучшую рекламу в прессе сложно было бы представить. Похожие статьи и репортажи, превозносящие Гюлена, появлялись в основных западных СМИ – от лондонского журнала Economist до американского CNN. Очень профессионально сделанный веб-сайт Гюлена сообщал, что движение «финансирует все свои проекты из пожертвований рядовых членов сообщества и не принимает какую-либо правительственную помощь в какой бы то ни было форме. Такой подход позволяет движению держаться в стороне от коррупции и политики». Организация Гюлена в США наняла одного из высокооплачиваемых вашингтонских PR-экспертов Карен Хьюс, которая ранее руководила предвыборной кампанией Джорджа Буша-младшего, для создания имиджа «умеренного» исламиста Гюлена. Центральное место в проекте Гюлена было отведено созданию нового Османского халифата, который должен был занять доминирующее положение на обширном пространстве Евразии, восстановив былое могущество империи тюрков-османов. Примечательно, что, бежав из Турции от судебного преследования за государственную измену, Гюлен направился в США, а не в одну из множества мусульманских стран, которые могли предоставить ему убежище. ЦРУ помогло своему ценному сотруднику. После событий 11 сентября 2001 года в США сложилась обстановка повышенного внимания к местным мусульманским группам. Министерство внутренней безопасности и Госдеп США высказались против предоставления Гюлену «визы привилегированного иммигранта с выдающимися способностями в области образования». Они представили суду развернутые аргументы, объяснив, почему имеющий за душой пять классов образования недоучка Фетхуллах Гюлен не может претендовать на привилегированную визу. Они пояснили, что его биография «содержит исчерпывающие свидетельства того, что проситель не является экспертом в области образования, не является преподавателем и уж точно не входит в тот небольшой процент экспертов, которые достигли заметных высот в области образования. Кроме того, имеются убедительные доказательства того, что проситель в первую очередь является лидером крупного и влиятельного религиозно-политического движения с огромными коммерческими активами. По данным имеющихся документов, большая часть “хвалебных отзывов”, которые приводит проситель в доказательство своих достижений, была получена благодаря спонсорской поддержке и финансированию со стороны общественного движения, организованного самим просителем…». Вопреки возражениям ФБР, Госдепа и Министерства внутренней безопасности США, три бывших сотрудника ЦРУ взяли ситуацию под контроль и обеспечили получение Гюленом Green Card и права на постоянное проживание в США. Помощь ЦРУЭтими тремя сотрудниками ЦРУ, которые помогли Гюлену получить Green Card, были Джордж Фидас, бывший посол США в Турции Мортон Абрамовитц и Грэхем Фуллер. Они возглавили список из 29 человек, подписавших заявления в поддержку поданной Гюленом заявки на получение визы. Фидас служил в ЦРУ 31 год и занимал весьма высокую должность при заместителе директора. Уволившись из ЦРУ, Фидас перешел на сверхсекретный факультет Колледжа военной разведки при Министерстве обороны США. Мортон Абрамовитц, по имеющимся данным, также был связан с ЦРУ. В 1989 году Джордж Буш-старший назначил его американским послом в Турции. Работавшая в ФБР переводчиком с турецкого Сибель Эдмондс была информатором, назвавшим имена Абрамовитца и Грэма Фуллера в ряду участников тайного заговора в американском правительстве, который она раскрыла. В рамках этого заговора различные сети за пределами Турции использовались для реализации преступного плана «глубинного государства» в тюркском мире, от Стамбула до Китая. Сеть, которую раскрыла Эдмондс, была вовлечена в контрабанду героина из Афганистана. После ухода из Госдепа Абрамовитц входил в состав совета директоров финансируемого Конгрессом Национального фонда демократии (NED), а также был соучредителем Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) вместе с Джорджем Соросом. NED и ICG использовались США для организации «цветных» революций. Достаточно вспомнить сербское движение «Отпор», «оранжевую революцию» на Украине в 2004-м, «зеленую революцию» в Иране в 2009-м, «революцию лотосов» на египетской площади Тахрир в 2011-м и т.д. Журналист Диана Джонстон описывала Международную группу Абрамовитца по предотвращению кризисов как «мозговой центр высокого уровня, поддерживаемый финансистом Джорджем Соросом… созданный в первую очередь для корректирования политики правительств, вовлеченных в осуществляемое под началом НАТО переформатирование Балкан… Одним из ключевых членов группы стал американский политик Мортон Абрамовитц, идеолог политики “гуманитарной интервенции” НАТО и спонсор албанских сепаратистов в Косово». Членами и «советниками» в Совете попечителей ICG стали такие люди, как Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности и разработчик стратегии использования афганских моджахедов в 1980-х, принц Турки аль-Фейсал, бывший глава саудовской разведки и посол Саудовской Аравии в США, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, руководивший инициированными США несанкционированными бомбардировками Сербии, Хавьер Солана, бывший генеральный секретарь НАТО. Грэм Фуллер, третий помогавший Фетхуллаху Гюлену «друг» из ЦРУ, также не был рядовым сотрудником разведки. С 1980-х в ЦРУ он принимал активное участие в координации деятельности моджахедов и других организаций политического ислама. Фуллер в течение 20 лет участвовал в оперативной работе ЦРУ в Турции, Ливане, Саудовской Аравии, Йемене и Афганистане, был одним из первых сторонников использования «Братьев-мусульман» и подобных исламистских организаций в качестве инструмента американской внешней политики. В 1982 году Грэхем Фуллер был назначен офицером национальной разведки, отвечающим в ЦРУ за Ближний Восток и Южную Азию. В зоне его ответственности был Афганистан, где он служил начальником отделения ЦРУ в Кабуле, а также Центральная Азия и Турция. В 1986-м при Дональде Рамсфелде Фуллер стал вице-председателем Национального совета по разведке при ЦРУ, в ведении которого находились вопросы долгосрочного стратегического прогнозирования национального масштаба. В 1988 году, когда война моджахедов в Афганистане уже подходила к концу, Фуллер формально ушел из ЦРУ с высокого поста заместителя председателя Национального совета по разведке, перейдя на работу в корпорацию RAND. Такой шаг, вероятно, потребовался для устранения неудобных вопросов о его роли в скандальном деле «Иран-контрас» на фоне начала предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-старшего, в подчинении у которого Фуллер ранее работал в ЦРУ. Аналитический центр вашингтонских неоконсерваторов RAND был тесно связан с Пентагоном и ЦРУ. Существуют определенные свидетельства того, что деятельность Фуллера в RAND была связана с разрабатываемой ЦРУ стратегией создания и использования движения Гюлена в качестве геополитической силы для проникновения в страны бывшего СССР в Центральной Азии. Годы работы в RAND Фуллер посвятил исследованию исламского фундаментализма в Турции, Судане, Афганистане, Пакистане и Алжире. В своих трудах он рассматривал вопросы выживания Ирака, писал о постсоветской «новой геополитике в Центральной Азии», куда Фетхуллах Гюлен направлял своих подопечных для основания «школ Гюлена» и медресе. В 1999 году сотрудник RAND Грэхем Фуллер высказывался за использование мусульманских сил в Центральной Азии в интересах США против Китая и России. Он утверждал: «Политика направления эволюции ислама и содействия его силам в борьбе против наших врагов блестяще сработала в Афганистане против русских. Те же подходы и сегодня могут быть использованы для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». Очевидно, Фуллер и его сторонники, составлявшие определенную группировку в американском разведывательном сообществе, отвели своему ставленнику Фетхуллаху Гюлену одну из главных ролей в этом проекте. При этом на Кавказе, в том числе в Чечне, начиная с 1990-х годов, наблюдалась активизация направляемых ЦРУ мусульманских джихадистов, устраивавших восстания и террористические операции. Компрометирующие связи Грэхема Фуллера с поддерживаемой ЦРУ сетью кавказских джихадистов обнаружились после теракта в Бостоне в апреле 2013 года. Дядей предполагаемых террористов – братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – был выходец из Чечни Руслан Царнаев. Руслан с 1990 по 1999 год был женат на Саманте Фуллер, дочери Грэхема Фуллера. Фуллер даже сообщил, что «дядя Руслан» жил в его доме в пригороде Вашингтона, а сам Грэхем несколько раз бывал на Кавказе и в Киргизии, чтобы «навестить» дочь и зятя: как раз когда ЦРУ активно поддерживало чеченских исламских террористов в их борьбе против Москвы. Руслан Царнаев, после смены имени ставший Русланом Царни, в прошлом работал в компаниях, связанных с Halliburton Дика Чейни, а в 1990-х в Казахстане был «консультантом» Агентства США по международному развитию (USAID), известного своими тесными связями с ЦРУ. Грэхема Фуллера и Фетхуллаха Гюлена, очевидно, очень радовало их своеобразное «общество взаимного восхваления». В 2008 году Фуллер опубликовал книгу «Новая Турецкая республика: Турция как ключевое государство в мусульманском мире». Центральное место в книге было отведено восхвалению Гюлена и его «умеренного» исламского движения в Турции: «Харизматичная индивидуальность Гюлена делает его номером один среди исламских деятелей Турции. Движение Гюлена обладает самой обширной и мощной инфраструктурой и значительными финансовыми ресурсами по сравнению с другими общественными движениями в этой стране… Оно приобрело международный масштаб благодаря созданию сети многочисленных школ… в более чем десяти странах мира, в том числе в мусульманских странах бывшего СССР, в России, Франции и Соединенных Штатах». В результате Фетхуллах Гюлен укрылся в своем далеком и безопасном новом доме в пенсильванской глуши, а его глобальная организация политического ислама «Джамаат» продолжала распространять свое влияние на Кавказе и на всей территории Центральной Азии, до провинции Синьцзян в Западном Китае, в точном соответствии с установкой, озвученной Фуллером в 1999 году – «для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». На самом деле организация Гюлена при поддержке ЦРУ принимала активное участие в этой дестабилизации уже с момента распада СССР в 1991 году, когда бывшие советские республики преимущественно мусульманской Центральной Азии объявили о своей независимости от Москвы. Один авторитетный источник, работавший в ФБР, называл Гюлена «одной из ключевых фигур, обеспечивающих работу ЦРУ в Центральной Азии и на Кавказе». Работа в бывшем СССРК середине 1990-х годов в Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и даже в российских Дагестане и Татарстане было основано более 75 школ Гюлена. Школы были организованы по единой модели «элитного учебного заведения», предоставляющего качественное образование на родном языке – русском, турецком или английском – детям исключительно из «лучших» семей, выходцы из которых должны были в будущем занять видное положение в обществе или стать лидерами своих стран. Подобно иезуитам римско-католической церкви, ученики элитных школ Гюлена в Центральной Азии должны были жить в мужских интернатах – центрах со строгой дисциплиной, школьной формой, беспрекословным подчинением, обязательным чтением Корана, молитвами по пять раз в день и постоянным изучением трудов Гюлена. Ученики знакомились с «посланием “Общины”» («Джамаата»), и эта постоянная идеологическая обработка, по мнению одного из бывших последователей Гюлена, делала движение похожим на секту сайентологов. Движение Гюлена наиболее активно работало над привлечением мальчиков-мусульман, отлично понимая, что дети доверчивы и легко подвергаются внушению. Официальной миссией школ было возрождение ислама, однако под исламом понималась особая версия учения, предложенная Фетхуллахом Гюленом. Это была хорошо продуманная стратегия проникновения на постсоветское пространство и далее, в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, населенный преимущественно мусульманами-тюрками. Исламисты Гюлена – турецкие бизнесмены, студенты, учителя – были направлены в страны бывшего СССР практически сразу после распада Союза для реализации продуманной стратегии. Один исследователь Центральной Азии так описал операцию Гюлена: «Они всегда использовали один метод: бизнесмены из определенного города Турции, например Бурсы, решали сконцентрировать свои усилия на определенном центральноазиатском городе, скажем, Ташкенте. Инвестиции связанных с Гюленом бизнесменов, таким образом, становились важными для Ташкента, и возникало своего рода “побратимство” между двумя городами. Члены движения, своего рода миссионеры, посылались с целью установить контакты с важными компаниями, чиновниками и людьми, чтобы оценить местные потребности. Затем они приглашали некоторых из этих важных особ в Турцию. Их принимали сподвижники Гюлена, показывали им частные школы и учреждения “Общины” – “Джамаата”, не упоминая при этом о связях с исламистским движением Гюлена». Последователи Гюлена завалили центральноазиатские республики своей литературой и даже основали местные отделения принадлежащей Гюлену газеты Zaman в Бишкеке, Ашхабаде и Алма-Ате. Первые очертания нового Османского халифата уже появлялись перед взором Гюлена и его покровителей в Вашингтоне.В 2011 году Осман Нури Гюндеш, бывший сотрудник управления внешней разведки MIT (Национальной разведывательной организации Турции), «турецкого ЦРУ», а в середине 1990-х – главный советник по разведке при премьер-министре Тансу Чиллере, опубликовал скандальную книгу, которая была издана только на турецком языке. В своей книге Гюндеш, 85-летний отставной разведчик, подтверждает, что в 1990-х годах открывавшиеся по всей Евразии школы Гюлена становились прикрытием для работы сотен агентов ЦРУ, якобы «учителей – носителей английского языка». По словам Гюндеша, движение Гюлена только в Киргизии и Узбекистане «прикрывало 130 агентов ЦРУ» в своих школах. Весьма примечательно, что все американские «учителя английского» имели дипломатические паспорта США, что совсем не является стандартной практикой для рядовых иностранных педагогов. Гюндеш в деталях рассказывает про последователя Гюлена, владевшего 11 его школами в Узбекистане, в которых 70 сотрудников ЦРУ «преподавали английский язык» в рамках программы под кодовым названием «Мост дружбы». «Учителя» из ЦРУ направляли отчеты в ответственное подразделение Пентагона. Гюндеш утверждает, что первые контакты Гюлена с ЦРУ относятся к 1980-м, когда, будучи еще малоизвестным, он был связан с агрессивными антикоммунистическими правыми кругами Турции, поддерживаемыми через созданную ЦРУ и НАТО сеть «Гладио». Турецкая тайная сеть, подобная итальянской «Гладио» и называемая американскими спецслужбами «антипартизанской», была причастна к организации ряда террористических актов в Турции и поддержке кровавого военного переворота 1980 года, инициированного США. Карательные отряды «антипартизан» ответственны за 3,5 тыс. нераскрытых убийств на юго-востоке страны в 1970-х и 1980-х. Прошлое Фетхуллаха Гюлена определенно не было посвящено служению идеалам «мира и любви». В то время Гюлен создал в турецком городе Эрзерум антикоммунистическую организацию, работавшую над проектом ЦРУ по распространению антисоветской пропаганды совместно с радио «Свободная Европа», сотрудником которого был Пол Хензе, бывший глава отделения ЦРУ в Стамбуле и сотрудник корпорации RAND. Хензе был ключевой фигурой в организации турецкого переворота 1980 года. Гюлен также привлек внимание Ричарда Перла, с 1981 года работавшего в администрации Рейгана заместителем министра обороны США по вопросам политики в области международной безопасности. Однако основным контактом Гюлена в ЦРУ был Мортон Абрамовитц, находившийся в Турции в качестве сотрудника ЦРУ, а с конца 1980-х – в качестве американского посла. В начале 2000-х разведывательные службы России отреагировали на присутствие и деятельность Гюлена. Российское правительство запретило деятельность всех школ Гюлена и его секты «Нурджулар» в РФ. Более 20 турецких последователей Гюлена были депортированы из России с 2002 по 2004 год. В 1999 году в Узбекистане были закрыты все медресе Гюлена и арестованы восемь проходивших обучение в школах Гюлена журналистов, обвиненных в организации незаконных религиозных групп и участии в деятельности экстремистской организации. В Туркменистане правительство взяло школы Гюлена под жесткий контроль, обязав их исключить из программы курс истории религии. Однако проникновение Гюлена и ЦРУ в Центральную Азию не было остановлено. Они продолжали реализацию своего проекта, действуя теперь более осторожно. «Паутина»Движение Гюлена активно проникало в госучреждения Турции. Гюленисты начали терпеливо плести в Турции свою паутину институциональной власти еще в 1980-х. Гюлен направил основные усилия на создание опорного плацдарма в сфере обучения будущих представителей турецкой элиты. Один аналитик так описывал значительные религиозные трансформации, произошедшие в прежде светской кемалистской Турции за 30 лет деятельности Гюлена: «В 2009 году Турция имела более 85 тыс. действующих мечетей – по одной на 350 граждан. Для сравнения: одну больницу – на каждые 60 тыс. человек. Это является самым высоким показателем на душу населения в мире – 90 тыс. имамов, которых больше, чем врачей или учителей. В стране тысячи мусульманских средних школ типа медресе и около 4 тыс. официальных государственных курсов изучения Корана. И это не считая негосударственных школ изучения Корана, учет которых может увеличить общее число таких заведений раз в десять. Расходы правительственного Управления по делам религии за первые 4,5 года правления ПСР Эрдогана выросли в пять раз: с 553 трлн турецких лир в 2002 году (примерно 325 млн долларов) до 2,7 квадриллиона лир. Управление имеет больший бюджет, чем восемь других министерств, вместе взятых». Описывая впечатляющую образовательную сеть, созданную в Турции движением Гюлена, Нуреттин Верен, его главный помощник, рассказал, что в 2009 году около 75% из 2 млн учащихся подготовительных школ Турции были приняты в организацию Гюлена. Его движение контролировало тысячи элитных средних школ, колледжей и студенческих общежитий по всей Турции, а также частные университеты, крупнейшим из которых был Университет Фатих в Стамбуле. Целевой аудиторией, с которой работали последователи Гюлена, были одиннадцати- и двенадцатиклассники, вошедшие в решающий период своей жизни. В школах Гюлена эти подростки получали наставления и подвергались идеологической обработке, чтобы, став в будущем юристами, политиками и учителями, укрепить обновленную исламистскую Турцию. В соответствии с распоряжениями Фетхуллаха Гюлена его богатые последователи открывали всё новые школы и образовательные центры такими темпами, что турецкий обозреватель Эмре Акоз назвал это “джихадом в образовании”». И вот что говорит Верен о результатах такого акцента на обучение новой исламистской элиты: «Эти школы были, как витрины магазинов: вербовка новых членов и исламизация проводились на ночных занятиях… Дети, которых мы учили в Турции, занимают теперь высокие посты в обществе. Это начальники, судьи, армейские офицеры. Это министры в правительстве. Прежде чем что-либо предпринять, они советуются с Гюленом». Опираясь на новую силу, свою Партию справедливости и развития, в то время поддерживавшую Гюлена, премьер-министр Реджеп Эрдоган и его исламистское правительство изменили учебники, особо выделили в программах курсы религии, а также перевели тысячи аттестованных имамов из ведения Управления по делам религии на должности учителей и администраторов государственных школ Турции. Провести грань между исламом и государством становилось всё сложнее. Абдулла Гюль, первый турецкий президент-исламист, назначил связанного с Гюленом профессора Юсуфа Зия Озкана главой Совета высшего образования Турции и использовал его для продвижения в руководство университетов сторонников Гюлена. В первую очередь они стремились получить контроль над государственной полицией и судами. В 2009 году бывший посол США в Турции Джеймс Джеффри сказал журналисту: «Невозможно доказать, что члены движения Гюлена контролируют полицию, однако мы не встречали ни одного человека, который бы с этим поспорил». Если ты можешь арестовать политических оппонентов и отдать их на милость «своим» судьям, значит, ты можешь делать практически что угодно. Вероятно, именно такое положение и стремились занять люди Гюлена. Когда в 2002 году к власти пришла ПСР, она сотрудничала с членами «Джамаата» Гюлена в судебной системе Турции, стремясь лишить военные круги политической власти. По словам Гарета Дженкинса из Университета Джонса Хопкинса, изучавшего рост влияния движения в Турции, «гюленисты обладали всей полнотой власти в полицейской и судебной системах. С приходом к власти ПСР их положение в полицейской системе только упрочилось». Гюленисты и созданная и контролируемая Эрдоганом ПСР с самого начала объединились в борьбе против ключевых оппозиционных деятелей из светской элиты: военных, ученых, журналистов и левых активистов. Многие из них получили тюремные сроки, зачастую без законных на то оснований, исключительно по обвинению в участии в заговоре против турецкого правительства. К началу нового тысячелетия движение Гюлена раскинуло свои сети во всех сферах жизни светского турецкого государства. Успешное избрание Реджепа Тайипа Эрдогана, ставшего первым исламистом на посту премьер-министра Турции, оказалось возможным благодаря соглашению, заключенному между ним и Гюленом. В обмен на призыв Гюлена к его многочисленным сторонникам голосовать за Эрдогана и ПСР Фетхуллаху была гарантирована «защита» для его движения в Турции. По словам знакомого с ситуацией американского дипломата, в 2004 году примерно пятая часть всех депутатов ПСР в турецком парламенте были последователями Гюлена, получавшими от него «распоряжения». Это была хрупкая договоренность двух искусных игроков. Впоследствии они разошлись. В 2013 году Гюлен и официальный Вашингтон в один голос стали клеймить Эрдогана, не согласившегося с написанным американцами сценарием по Ирану, Сирии и ряду других стратегических вопросов. Пока США подогревают стремления Эрдогана воссоздать султанат и провоцируют его ввязываться в конфликты на Кавказе, Казахстане и Синьцзяне на севере Китая. Однако в любой момент американцы могут попытаться привести на пост главы Турции более лояльного человека. В этом они будут опираться в том числе и на организацию Гюлена.

28 декабря 2015, 18:12

ДВА-ТАЛИБАНА-ДВА

Константин Черемных Третья мировая война не будет нефтяной НЕ СТУЧИТЕ, И НЕ СТУЧИМЫ БУДЕТЕ В 2015 году Foreign Policy включил в свою традиционную «десятку мыслителей современности» не Алексея Навального, а Владимира Путина. Тем не менее, освещение президентского послания Федеральному собранию в западной прессе навязчиво жонглировало двумя именами: Путин–Навальный, Путин–Навальный. По той причине, что бывший «мыслительный столп» подгадал ко дню послания детальнейший, в украинском стиле, компромат на руководство российской Генпрокуратуры.