• Теги
    • избранные теги
    • Люди856
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1095
      • Показать ещё
      Формат63
      Международные организации62
      • Показать ещё
      Компании312
      • Показать ещё
      Разное547
      • Показать ещё
      Издания71
      • Показать ещё
      Показатели14
      • Показать ещё
      Сферы2
18 сентября, 00:09

70 лет тайной войны. Крупнейшие успехи и провалы ЦРУ

18 сентября 1947 года было создано Центральное разведывательное управление США.

17 сентября, 00:14

Такого нет в учебниках по истории

  • 0

Оригинал взят у spb_vesti в Такого нет в учебниках по историиДля многих людей история — это всего лишь скучный предмет, который изучается в школе, c кучей дат и сухих цифр. Мы решили исправить это впечатление, собрав коллекцию из исторических фотографий, которые говорят за себя больше, чем их описания.Голубь сидит на плече Фиделя Кастро во время его выступления 8 февраля 1959 года. (фото: AP)Гражданская война в Республике Биафра, Нигерия, 1968 г. (фото: Gilles Caron)Полураздетый агент ФБР несёт один миллион долларов США угонщикам самолёта, 1972 год. В своё время один из них, Джордж Райт (George Wright), уклонялся от правосудия более 40 лет. (фото: James Kerlin)Шотландские солдаты, 1916 год. (фото: flickr / nationaalarchief)Советские авиаконструкторы Андрей Николаевич Туполев и Сергей Владимирович Ильюшин (фото: Юрий Абрамочкин)Башни-близнецы в утреннем Нью-Йорке за год до завершения строительства, 1972 год. (фото: flickr / histolines)Советские девушки-снайперы 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Они уничтожили 775 немецких солдат. (фото: flickr / histolines)Солдаты дивизии "Германа Геринга" с трофеем, 1944 год. (фото: commons.wikimedia.org)Актёр Шон Коннери подписывает кокосовый орех для ямайской девочки во время съёмок фильма "Доктор Ноу", 1962 год. (фото: flickr / histolines)Казнь коммуниста, Германия, 1919 год. (фото: reddit / HistoryPorn)Джон Ф. Кеннеди-младший в президентском самолёте, 1963 год. (фото: jfklibrary.org)Нагасаки до и после взрыва атомной бомбы, 1945 год. (фото: commons.wikimedia.org)Обувной магазин, Лондон, 1900 год. (фото: all-that-is-interesting.com)Японские солдаты купаются во время русско-японской войны, 1904 год. (фото: historicaltimes.tumblr)Генри Форд, Томас Эдисон, Уоррен Гардинг (29-й президент США) и Гарви Самуэл Файрстоун (основатель компании по производству огнеупорных шин Firestone Tire and Rubber Co.) во время совместного отдыха. (фото: commons.wikimedia.org)Малкольм Икс и Мухаммед Али, Нью-Йорк, 1963 год. (фото: flickr / histolines)Элвис Пресли и Джонни Кэш в Мемфисе, 1957 год. (фото: flickr)Будущая королева Елизавета II, июнь 1940 года. (фото: flickr / @N08)Фредди Меркьюри со своей матерью, 1947 год. (фото: tumblr)Ист

Выбор редакции
15 сентября, 22:38

Выставка о советском разведчике Киме Филби открылась в Москве

  • 0

В Москве в Доме российского исторического общества открылась выставка, посвященная советскому разведчику Киму Филби. Среди экспонатов — набор сигар, которые Филби получил лично от Фиделя Кастро, и шайба с хоккейного турнира «Известий» 1978 года. Филби был заядлым болельщиком и сам поймал эту шайбу во время одной из игр.

15 сентября, 10:14

В Москве открылась выставка о советском разведчике Киме Филби

В Доме Российского исторического общества на Воронцовом поле, 13 открылась выставка в честь легендарного советского разведчика, антифашиста Кима Филби, организаторами выступили Российское историческое общество, фонд «История Отечества» и Государственный центральный музей современной истории России. Также в создании экспозиции принимали участие Служба внешней разведки России и вдова разведчика Руфина Ивановна Пухова-Филби, предоставившая бережно хранимые ею личные вещи мужа, следует из релиза, поступившего в газету ВЗГЛЯД. В открытии принимает участие председатель Российского исторического общества директор СВР Сергей Нарышкин и спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов. Также на открытие выставки приглашены коллеги и ученики Филби из числа ветеранов разведки. Они поделятся своими воспоминаниями. Экскурсоводом выступит один из учеников Филби - Михаил Богданов. Особенно ценен раздел экспозиции, который рассказывает о жизни разведчика в Советском Союзе: представлены его трубка и кисет, сигары, подаренные разведчику Фиделем Кастро, и хоккейная шайба с турнира «Известий» - Филби будучи болельщиком поймал ее собственными руками. Выставка откроет серию мероприятий, посвященных памяти легендарного разведчика. Сразу после церемонии будет презентован новый фильм «Ким Филби. Тайная война», его преьера пройдет на Первом канале. Также в сентябре намечена презентация портрета Кима Филби кисти художника Александра Шилова, который украсит экспозицию «Они сражались за Родину» в галерее мастера вместе с портретами других разведчиков. Выставка продлится до 5 октября. Экскурсия проводится по предварительной записи. Гарольд Адриан Рассел Филби родился в 1912 году в семье чиновника британской колониальной администрации в Индии, «Кимом» был прозван родителями в честь героя одноименного романа Редьярда Киплинга. Придерживался социалистических взглядов, участвовал в антифашистском движении и в деятельности Международной организации помощи борцам революции на территории Австрии. Антифашистская работа на материке сблизила Филби с коммунистами, и в 1934 году он, вернувшись в Англию, начинает сотрудничать с советской нелегальной разведкой. В ходе гражданской войны в Испании он был спецкором английской газеты «Таймс», там выполнял задания советской разведки и писал военные репортажи. Позже в Лондоне поступил в Секретную разведывательную службу Великобритании. За короткое время стал заместителем начальника контрразведки, позже руководителем 9-го отдела SIS, который занимался противодействием советской и коммунистической деятельности в Великобритании. Благодаря этой работе внес огромный вклад в безопасность СССР. Был членом так называемой «Кембриджской пятерки» вместе Дональдом Маклэйном, сотрудником МИДа Великобритании, Энтони Фредериком Блантом, контрразведчиком и советником короля Георга VI, Гаем Берджессом, контрразведчиком и сотрудником британского МИДа, и Джоном Кернкроссом, офицером британской разведки. Они попали в поле зрения английских спецслужб в 1950-х годах. Кому-то из них удалось уехать в СССР, другие признались в сотрудничестве с советскими спецслужбами, избежав тем самым судебного преследования. Филби оказывается под подозрением, но за недостаточностью улик обвинений против него выдвинуто не было. В 1955 году он подал в отставку, однако через год снова оказался на службе в МИ-6. В 1963 году разведчика по нелегальным каналам переправляют в СССР. Здесь он знакомится с Руфиной Ивановной Пуховой и женится на ней. В СССР прожил до 1988 года, умер в Москве, похоронен на Кунцевском кладбище. Все это время выступал в роли консультанта и аналитика в вопросах, касающихся организации противодействия западным спецслужбам.

15 сентября, 02:21

Latin America Has a Blueprint of How to Deal with Venezuela

Juan Gabriel Tokatlian Security, Latin America Using the past as a guide, regional powers must control the situation before outside powers try to. Venezuela is a traumatic and consequential crisis. The Americas have not witnesses a perfect storm of similar and simultaneous political, economic and human rights proportions in decades. There have been different proposals about how the international community can manage the situation. Latin America’s twentieth-century experience points to two significant diplomatic events—one a failure, the other a success—from which to learn about what could be done, or avoided, in the case of Venezuela. The first example is Cuba and the 1959 Revolution. In the 1960s, the rivalry between the United States and the Soviet Union had intensified, especially after the construction of the Berlin Wall in August 1961. By then Mao Zedong's introverted China was living the great famine, which started in 1958; the European Economic Community (EEC)—a six members organization—was an incipient international actor; and the Third World was attempting to organize through the Non-Aligned Movement after the 1961 summit. The United States was indisputably the hegemonic power on the continent. For its part, the Organization of American States (OAS) did not condemn the 1961 Bay of Pigs invasion ordered by President John F. Kennedy. This very schematic backdrop allows us to locate the January 1962 OAS resolution to exclude Cuba from the inter-American system. From then on the Cold War was definitively installed in Latin America. The mixture of bandwagoning Washington and its hardline policy of isolation and of punishment against Havana; the absence of a minimum regional concerted attempt to preserve some type of diplomatic bridge with Fidel Castro; the evident lack of strategic vision of the part of majority of the Latin American presidents; and the anti-Communist obsession among the civilian and military elites of the region had deplorable effects. For years the overriding specter of the Cold War generated deep ideological cleavages and stimulated the imposition of military dictatorships throughout the region, which would be detrimental to the welfare, stability, security and autonomy of Latin America. Read full article

Выбор редакции
13 сентября, 14:24

Хирург на горе Гасфорта снимает Русский реактор под выстрелы пулемёта

Политконсультант и продюсер Алексей Нарицин почти случайно оказался в одном самолёте с сыном Фиделя Кастро Александром Серегиным. Вместе они прямо с трапа самолёта поехали на Кадиллаке на гору Гасфорта, где байкер Хирург в этот момент снимал эпизоды своего фильма о Русском реакторе. Съёмки перетекли в поездку на разбитой пятёрке и душевные разговоры под севастопольскую медовуху.

12 сентября, 19:00

Кумир Фиделя Кастро и Че Гевары

В 1963 году в испаноязычных газетах было опубликовано интервью лидера кубинской революции, а за одно и одного из самых известных людей нашего времени Фиделя Кастро. Среди многих довольно традиционных и привычных вопросов выделился один: «Кого из героев Второй мировой войны вы могли бы назвать своим кумиром?». Видимо журналисты хотели услышать имя кого-то известного, но команданте не был так прост.Будучи человеком образованным, он, как и легендарный Че Гевара, питал огромную страсть к книгам. Однажды в его руки попалась повесть Александра Бека «Волоколамское шоссе» о подвиге 8-й гвардейской Панфиловской дивизии. Одним из главных героев книги является теперь мало кому известный советский офицер из Казахстана Бауржан Момыш-улы, его-то он и назвал своим героем. Но чем же прославился этот герой героев?Статный и красивый молодой офицер пошёл служить в РККА ещё за несколько лет до Великой Отечественной. За это время он успел отучиться на офицера-артиллериста, принял участие в боях на Дальнем Востоке с японской армией, участвовал в походе в Бессарабию. После отправился служить в Алма-Ату, где его и застала война.Осенью 1941 года он попросился на фронт добровольцем, как раз в это время в городе формировалась 316-стрелковая дивизия. Уже на этапе создания предполагалось, что это подразделение будет одним из самых боеспособных – в него направляли взрослых мужчин, имевших представление о войне, все они были добровольцами. В части Момыш-улы назначили командиром батальона. Первое же назначение дивизии грозило стать последним – воинскую часть отправили на защиту подступов к Москве. Командование понимало, что наступающие части вермахта просто сметут 316-ю, но необходимо было удерживать столицу до подхода дальневосточных армий. Дело осложнялось тем, что советское командование буквально запрещало изучение в армии оборонительных концепций, предполагалось, что Красная Армия должна побеждать наступательными операциями на чужой земле. За иную точку зрения можно было лишиться своей должности.Но Иван Васильевич Панфилов, которому и довелось командовать 316-й дивизией, пошёл на хитрость. Он разработал тактику ведения спиральных боевых действий. По его мнению, при условии численно превосходящего врага, действовать привычными методами было самоубийством. Так, его дивизии пришлось держать фронт протяжённостью более 40 километров, хотя по всем нормативам военного времени оборонять они могли лишь 12 километров. В такой ситуации любой концентрированный удар врага прорвал бы оборону. И тогда Панфилов предложил действовать следующим образом.Подразделению не нужно было устраивать целый оборонительный фронт. Вместо этого нужно было наносить удар по движущейся вражеской колонне, и, после непродолжительного боя, уходить в сторону от наступающего врага. Попутно за отступающей дивизией организовывались небольшие засады и очаги сопротивления, которые заманивали врага в сторону отступающих, попутно задерживая. После того, как враг растягивался, дивизия резко меняла направление и вновь возвращалась для удара по основным силам. Такие беспокоящие удары сильно растягивали силы врага, что сильно замедляло его продвижение. В итоге дивизия не только выжила, вопреки всем прогнозам, но и сделала эта героически, за что была переименована в 8-ю гвардейскую Панфиловскую.Примечательно, что Панфилов разработал лишь теорию, но лучше всех в жизнь воплотил её именно комбат Момыш-улы. Вступив в бой в середине октября 1941 года командиром батальона, в ноябре он уже возглавил полк, хотя так и оставался «старлеем». О значимости его заслуг можно судить по тому, что оборонительная теория Панфилова была названа «спиралью Момышулы»Генерал-полковник Эрих Гёпнер командовал 4-й танковой группой, и именно ему довелось столкнуться с тактикой молодого казаха. Во время наступления он напишет в своих донесениях Гитлеру: «Дикая дивизия, воюющая в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти».Единственной дикостью интернациональной добровольческой дивизии было лишь то, что они не были знакомы с германскими планами. Вместо того, чтобы героически гибнуть под гусеницами германских танковых армад, полк Момыш-улы выбрал жизнь и победу.О тактике «дикого» казаха можно судить по нескольким эпизодам. В первый же свой день на фронте лейтенант предложил командиру полка создать отряд из ста добровольцев и совершить с ними ночную вылазку. С собой он взял только самых опытных и ночью подобрался к одной из деревень, занятых врагом. Меньше чем за час боя было уничтожено три сотни врагов.Под Демьянском полку старшего лейтенанта довелось встретиться с дивизией СС «Мёртвая голова». Здесь ему вновь предстояло сразиться с численно превосходящим врагом. Целью он выбрал шесть посёлков, занятых врагом. Двадцать отрядов, на которые разделился полк, под покровом ночи попеременно атаковали сразу все цели. Как только враг организовывал обороны, отряд отступал, а через несколько минут уже другое отделение атаковало деревню с другой стороны. И такой ад творился на всех шести направлениях несколько часов. Прославленная дивизия с громким названием держалась как могла, но была уверена, что сдерживает главное наступление советской армии. Они и не предполагали, что ведут бой с одним потрепанным полком. За ночь потери бойцов Момыш-улы составили 157 бойцов, дивизия СС недосчиталась 1200 солдат.Как мы видим, старлей придерживался тактики Александра Суворова – всегда удерживать инициативу в наступлении. Однако приходилось учитывать и современные реалии. Панфиловцы не могли дать одно генеральное сражение. После того, как они разбивали одну немецкую часть, на них накидывалось несколько других. Момыш-улы неоднократно оказывался в окружении, но каждый раз прорывался, сохраняя при этом свой батальон, полк и дивизию в полной боевой готовности.Начал свой легендарный путь 30-летний лейтенант в октябре 1941 комбатом, спустя месяц уже командовал полком, в феврале возглавил свою родную дивизию, при этом так и оставался старшим лейтенантом. Лишь спустя несколько месяцев ему одно за одним присвоили внеочередные звания вплоть до полковника. Тогда же его выдвинули к званию Героя СССР, но последовал отказ.На задержки с наградами влиял его своеобразный характер. Сослуживцы характеризовали его весёлым, жизнерадостным человеком, который всегда говорил правду. Это и стало причиной многих трений с начальством.Это стало причиной довольно комичной ситуации, в будущем. По рассказам падчерицы Момыш-улы, её приёмный отец редко пользовался своими связями и влиянием, но очень любил читать про себя в газетах. Он узнал, как высоко оценили его подвиги Фидель Кастро и Че Гевара и незамедлительно отправил им приглашение в гости. Кубинские гости, во время визита в СССР сразу заявили, что хотели бы встретиться с легендарным «диким» казахом.Власти приступили к организации встречи. Но тут была одна загвоздка – многоквартирный дом, где проживал легендарный панфиловец, был в ужасном состоянии. Местные власти тут же предложили семье переехать в новую квартиру, но Момыш-улы наотрез отказался. Он заявил, что ему не стыдно принимать гостей в таком доме, а если кому стыдно за его жильё, то пусть с этим и живёт.После долгих переговоров все стороны пришли к компромиссу – дом героя отремонтировали, а он на время ремонта поселился с семьёй в гостинице. В гости к командиру приехала целая делегация, оказалось что Кастро практически не расставался с книгами Момыш-улы, но обсудить все темы за один короткий визит было невозможно, поэтому героя войны пригласили с ответным визитом на Кубу. В 1963 году это приглашение удалось осуществить.Встречу казахской легенды можно было сравнить разве что с празднованиями в честь Юрия Гагарина. Кубинцы рассчитывали, что их кумир в течении месяца будет проводить лекции по ведению войны, но Момыш-улы отказался, сказав что управится в 10 дней, но задерживаться не может – его ждут курсанты. Герой вёл в военном училище курсы «выход из окружения без потерь» и «ведение ночных боёв в наступлении».Скончался Бауыржан Момыш-улы в 1982 году в возрасте 71 года. Звание Героя ему присвоили лишь в 1990 году.источникиhttp://www.newsinfo.ru/articles/2017-09-12/item/782580http://specnazspn.livejournal.com/952010.html

11 сентября, 13:30

Колонки: Дмитрий Дробницкий: Другое 11 сентября

Вопрос, а было ли «чилийское чудо» и является ли его автором Аугусто Пиночет, до сих пор остается открытым. Главная проблема состоит в том, что чилийские события 1970–1980-х гг. сильно мифологизированы, причем обеими сторонами. До того как в 2001 году террористы совершили атаку на Нью-Йорк, 11 сентября во всем мире вспоминали совсем другое событие, произошедшее в этот день. 11 сентября 1973 года чилийские военные под руководством генерала Аугусто Пиночета свергли правительство президента Сальвадора Альенде и установили в стране диктатуру, которая продлилась до 1990 года. То, что происходило в Чили в эти 17 лет, до сих пор является предметом самых ожесточенных споров экономистов, политологов и простых людей, интересующихся новейшей историей. Споры эти ведутся по всему миру, хотя пик ожесточенных дискуссий, несомненно, пришелся на 1990-е и начало 2000-х годов, когда латиноамериканская страна вернулась к демократии, а Пиночета привлекли к суду. Люди, заставшие советское время, хорошо помнят фильмы – художественные и документальные, – снятые о «светлом социалисте Альенде» и «кровавой фашистской хунте» Пиночета. Помнят они и большую пропагандистскую шумиху вокруг освобождения чилийского коммуниста Луиса Корвалана, который получил в 1976 году политическое убежище в СССР. На предприятиях, в учреждениях, вузах и школах проходили собрания в поддержку «бескомпромиссного борца за свободу народа Чили». Корвалана обменяли на диссидента Владимира Буковского, которого газета «Правда» в день его четвертого и последнего ареста назвала «злостным хулиганом». Народная память сохранила этот эпитет, и после прибытия чилийского камрада в Москву появилась знаменитая частушка: «Обменяли хулигана // На Луиса Корвалана. // Где бы взять такую *****, // чтобы Брежнева сменять?». В 1990-е годы Пиночета часто преподносили как спасителя Чили, мудрого авторитарного правителя, который возглавил нищую страну, разоренную социалистами, и передал ее в руки новому демократическому правительству процветающей державой, далеко опередившей по всем показателям прочие страны континента. Появилось даже выражение «чилийское чудо». Экономист Милтон Фридман ввел этот термин в обиход, чтобы доказать правоту своих неолиберальных теорий. Якобы именно полное следование рекомендациям Чикагской школы и позволило Чили построить современную развитую экономику. Более того, размах экономических свобод в конце концов привел к торжеству демократии. С Фридманом, конечно, спорили и спорят до сих пор. Одни утверждают, что экономический рост начался еще при Альенде. Другие указывают на то, что экономическая политика хунты привела к жесточайшему кризису 1983 года, от которого страна так и не оправилась до 2000-х. Третьи говорят, что макроэкономические показатели малоинформативны – от реформ Пиночета выиграли только финансовые воротилы и представители крупного бизнеса, а народ после Альенде только беднел. Разумеется, Пиночету вменяют в вину и кровавые расправы над политическими противниками, которые начались со штурма президентского дворца в Сантьяго в 1973-м и продолжались якобы до конца 1980-х. Сторонники чилийского диктатора возражают, что жесткость и даже жестокость, проявленные хунтой, были необходимы стране, погрязшей в коррупции и наводненной коммунистическими агентами. Удивительно, но зачастую именно те наши соотечественники, которые оправдывают сталинские репрессии, гневно бичуют репрессии пиночетовского правительства. Ну а те наши политики, что «борются с режимом», часто указывают на чилийский опыт как на образец временного либерального диктата, который необходим отсталым странам (в их число они включают и Россию), чтобы перейти от «рабской жизни» к процветанию и свободе. Иными словами, лучше уж «хороший либеральный диктатор», чем волеизъявление «послушного серого большинства». Чили сегодня действительно самая развитая страна Южной Америки. Ее ВВП на душу населения практически недостижим для соседей по континенту. Несмотря на свое не слишком выгодное географическое положение, в стране построена довольно диверсифицированная экономика. А учитывая кризис, который сегодня переживают Венесуэла и Бразилия, Чили выглядит просто оплотом стабильности. Но вопрос, а было ли «чилийское чудо» и является ли его автором Аугусто Пиночет, до сих пор остается открытым. На мой взгляд, главная проблема тут состоит в том, что чилийские события 1970–1980-х гг. сильно мифологизированы, причем обеими сторонами спора о наследии Пиночета. Как выглядит последовательность этих событий в популярном изложении? В 1970 году, уверенно победив на демократических выборах, у власти оказался марксист Альенде, который национализировал практически всю промышленность и стал строить в стране социализм по кубинскому образцу. Одни говорят, что это было очень хорошо, другие – что плохо. В стране начались забастовки, снизился уровень жизни, стала расти инфляция, с полок магазинов стали исчезать товары, в результате чего пышным цветом расцвел черный рынок. Одни утверждают, что это были происки США, другие – что во всем виноват «чилийский путь к социализму», провозглашенный Альенде. Далее. В результате военного переворота к власти пришел Пиночет, который развернул масштабную приватизацию, снизил налоги и навел порядок в государственном аппарате. Он привел в правительство так называемых чикагских мальчиков, которые якобы и ответственны за все то плохое (или хорошее), что произошло в стране. Пиночет, обещавший оставаться у власти не дольше 20 лет, свое обещание выполнил, но недовольные им чилийцы привлекли его к суду. Одни говорят, что это было «подлой местью», другие называют произошедшее «справедливым воздаянием». Почти все это не то чтобы неправда, но очень сильное упрощение. Начнем с того, что Альенде не был первым президентом крайне левых взглядов в Чили. Его предшественник, Эдуардо Фрей Монталва, несмотря на то, что принадлежал к правой Христианско-демократической партии, осуществлял, как бы сейчас сказали, социально-ориентированную экономическую политику. Многие программы Монталвы в области здравоохранения и образования были продолжены Альенде. Другое дело, что Сальвадо Альенде был первым и последним убежденным марксистом в мире, который пришел к власти демократическим путем. И привели его к власти вовсе не избиратели. На выборах 1970 года он получил лишь 36,2%. Второй тур по тогдашней конституции Чили не предусматривался, президента должен был назначить Сенат. Все зависело от христианских демократов. В конце концов они решили назначить президентом кандидата, набравшего простое большинство. Уже через три года они будут кусать локти. Альенде, посчитавший, что «историческая правда» на его стороне, перестал обращать внимание на законодателей и практически ввел в стране командную экономику. Сенат принял несколько резолюций, осуждающих действия президента, но тот не собирался им подчиняться. В сентябре 1973-го христианские демократы поддержали военный переворот. Сальвадор Альенде куда охотнее советовался с кубинскими товарищами. В 1971 году Фидель Кастро прилетел в Чили с визитом, который длился аж 25 дней. Тогда Куба находилась в полной изоляции в западном полушарии, ни один аэропорт Южной Америки не принимал самолеты Острова Свободы для дозаправки. В результате СССР предоставил Фиделю Ил-62 для прямого перелета. Этот визит очень вдохновил чилийских сторонников социализма, но весьма обеспокоил всех остальных. Серьезное сопротивление президенту-марксисту началось именно тогда. Альенде стремился как можно скорее перевести экономику страны на социалистические рельсы. Собственность всех иностранных компаний была национализирована. В руках государства также была сосредоточена вся добывающая промышленность. Главный экспортный продукт страны – медь – стал «общенародным достоянием». И все же тотальную национализацию экономики Альенде провести не успел. Отчасти потому, что бюрократия всех уровней постоянно ставила палки в колеса проектам главы государства. Мелкий и средний бизнес оставался важной составляющей национальной экономики. Характерный пример: до трети всех коммерческих грузовиков в стране принадлежали их водителям. В сельское хозяйство колхозы не пришли (хотя Кастро активно советовал своему чилийскому товарищу немедленно провести коллективизацию). В какой-то момент Сальвадор Альенде решил, что может обойтись без бюрократии низового и среднего уровня. В Чили был приглашен британский кибернетик Стаффорд Бир, одержимый идеями автоматизации управления государством и экономикой. В Сантьяго открылся ситуационный центр системы «Киберсин», который был главным узлом своего рода распределенной сети принятия решений. Никакого интернета, понятное дело, тогда не было. Все узлы «Киберсина» обменивались телексами. Предполагалось, что в обмене информацией будет со временем участвовать каждый рабочий. На первом этапе к системе были подключены 500 предприятий. Это был аналог ERP-систем, которые было очень модно внедрять в компаниях в середине 2000-х. Во всяком случае, главная идея – заменить людей в управленческом аппарате на кнопки – была той же. Вопрос о «чилийском чуде» времен Пиночета до сих пор остается открытым (фото: Reuters) Ситуационный центр, располагавшийся в президентском дворце, был оформлен в футуристическом стиле. Кресла со встроенными в ручки пультами управления, экраны на стенах, терминалы пневмопочты… Вплоть до конца 1990-х в этом помещении можно было бы снимать фантастические фильмы. Как и ERP-системы, «Киберсин» не принес никакого чуда. Он породил больше хаоса, чем порядка. В конце концов даже дежурные смены ситуационного центра начали ссориться между собой. Единственным зримым достижением этого «кибернетического чуда» было обеспечение снабжения Сантьяго в ходе всеобщей стачки. Тогда операторам системы удалось нанять 200 водителей грузовиков в обход местных властей и профсоюзов. Но проблема Альенде заключалась в том, что он хотел управлять экономикой (через «Киберсин» или без него) в обход руководителей предприятий, собственников и государственных управленцев. А также парламента, судов и прочих «излишеств» демократической системы. Это и привело к затяжному экономическому, а затем и конституционному кризису. К моменту государственного переворота страна была фактически парализована. Пиночет провозгласил, что собирается построить «общество собственников, а не пролетариев». Сторонники неолиберализма скажут вам, что именно эту задачу и стал выполнять генерал, придя к власти. Реальность, однако, была сложнее. Во-первых, общество Чили и так было по большей части обществом собственников. Национализация затронула отнюдь не всех. Пиночет действительно поощрял малый и средний бизнес, но основой экономики Чили он стал задолго до хунты. Во-вторых, массовая приватизация (о которой и правда мечтал диктатор) буксовала почти десять лет. И виной тому снова были бюрократы всех уровней, которых попросту некем было заменить. Так называемые чикагские мальчики, руководившие экономическими реформами, вовсе не были «импортированы» из США или какой-либо другой развитой страны. Они уже долгие годы работали в министерствах и ведомствах Чили. Люди, получавшие образование в Чикагском университете (где преподавал Милтон Фридман), стали самыми авторитетными бюрократами еще до правления Монталвы. Другое дело, что чилийские экономисты чикагской школы тайно подготовили свою программу реформ к 1973 году. До сих пор точно не известно, курировало ли эту работу ЦРУ или только собирало данные о группе оппозиционных ученых и функционеров. Пиночет не приводил в правительство и другие органы власти «чикагских мальчиков», он просто вынужден был опираться на них как на самых квалифицированных бюрократов. Стоит также отметить, что чилийские воспитанники американского вуза вовсе не всегда в своей работе придерживались догм Милтона Фридмана. Так, чилийский песо очень долго был привязан к американскому доллару, что создавало серьезные трудности для экспортеров. В 1983 году в стране разразился серьезный финансово-экономический кризис. Но это не было исключительно чилийским явлением. В кризисе находилась вся Латинская Америка. Собственно говоря, настоящие реформы начались именно тогда. Пиночет без труда выбил у МВФ большой кредит на восстановление экономики, однако, вопреки расхожему мнению, специалисты Международного валютного фонда требовали от правительства Чили не следовать советам Милтона Фридмана, а как раз наоборот – вводить государственное регулирование, стимулировать спрос через госзаказы и т.д. Пиночет отказался следовать этим советам и с утроенной энергией стал продавливать свою программу приватизации и снижения административного и финансового давления на бизнес. И экономика уверенно пошла в рост. В Чили быстрее других стран справились с последствиями кризиса. Как и после дефолта 1998 года в России, промышленное развитие было впечатляющим. Заслуга Пиночета состоит в том, что он смог сделать этот рост устойчивым, продолжающимся до сих пор. В этом диктатору помогло новое поколение экономистов и государственных управленцев, обучавшихся уже в Чили. Ирония состоит в том, что обучение это велось по тем самым программам, которые внедряли Монталва и Альенде. Пиночет искоренил коррупцию в полиции и в среде мелкого чиновничества, но сам оказался отнюдь не таким бессребреником, каким его рисуют многие его почитатели. В 2000-х в ходе многочисленных расследований, предпринятых минфином и Конгрессом США, было выявлено множество зарубежных счетов на десятки миллионов долларов, открытых на диктатора по разным паспортам. На мой взгляд, «чилийское чудо» состояло вовсе не в том, что авторитарный лидер, втащив нацию за уши в неолиберальную экономику, обеспечил ее процветание. Нет, Пиночет просто вернул Чили в то состояние, в каком она была до Альенде, опираясь на весьма образованную и дисциплинированную бюрократию. Бюрократию, которая, вне всякого сомнения, была национально ориентированной. И все лидеры страны после Пиночета, несмотря на некоторые изменения в социально-экономической политике, не посмели замахнуться на хорошо функционирующий экономический механизм. «Чилийское чудо» не родилось 11 сентября 1973 года. В этот день генерал Пиночет спас это «чудо» от команды марксистских мечтателей, которые стремились заменить живую экономику на обмен телексами, а профессиональных управленцев – на кнопки. Настоящее «чилийское чудо» состоит в сочетании экономической свободы, патриотически настроенной элиты и качественного образования. Все прочее – включая догмы Милтона Фридмана и миф о «добром и честном неолиберальном диктаторе» – не имеет к «чуду» никакого отношения. Теги:  история, Чили, Латинская Америка, экономика, госпереворот

09 сентября, 09:22

О потерях в операции "Анадырь"

К 55 летию операции "Анадырь"55 лет назад, 9 сентября 1962 года, в рамках секретной операции "Анадырь" на Кубу были доставлены первые советские баллистические ракеты. Позднее Советский Союз доставил ядерные боезаряды к ним.Проведенная в июне - октябре 1962 года операция стала ответной мерой на размещение американских ракет в Турции и Италии, а также на угрозы американского военного вторжения на Кубу. Расширение советского военного присутствия на Кубе, расположенной в 200 км от США, вызвало Карибский кризис - резкое обострение советско-американских военно-политических отношений периода "холодной войны", поставившее мир на грань ядерного столкновения между двумя сверхдержавами.Идея размещения на Кубе советских ракет средней дальности (РСД) с ядерными боевыми зарядами принадлежала первому секретарю ЦК КПСС, председателю Совета министров СССР Никите Хрущеву.На Кубу отправлялись два вида баллистических ракет средней дальности: Р-12 (с радиусом действия более 2 тыс. км) и Р-14 (более 4 тыс. км) с ядерными боеголовками мощностью в 1 мегатонну. Всего к размещению было запланировано 40 РСД (24 единицы Р-12 и 16 - Р-14).10 июля 1962 года на Кубу под видом специалистов сельского хозяйства отправилась передовая рекогносцировочная группа во главе с Плиевым.В июле 1962 года в советских портах Балтийского, Черного и Баренцева морей (Кронштадт, Лиепая, Балтийск, Севастополь, Феодосия, Николаев, Поти и Мурманск) на морские транспорты в режиме повышенной секретности были погружены вооружение, военная техника и личный состав. О том, что суда направляются в 11 кубинских портов, их капитаны узнали из секретных инструкций только после прохода Гибралтара.14 октября 1962 года американский самолет-разведчик сфотографировал оборудуемые пусковые позиции баллистических ракет. 16 октября в известность о размещении на Кубе советских ракет, способных нести ядерные боеголовки, были поставлены высшее военное командование США и президент Джон Кеннеди.По итогам операции "Анадырь" указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 октября 1963 года "за образцовое выполнение специального задания правительства" 1 тыс. 1 военнослужащий был награжден орденами и медалями, в том числе 18 человек - орденом Ленина, 38 - орденом Красного Знамени, 591 - орденом Красной Звезды.Точное число потерь советских военнослужащих в ходе операции официально не публиковалось. По данным Минобороны РФ, с 1 августа 1962 года по 16 августа 1964 года на Кубе погибли 64 советских гражданина.http://function.mil.ru/news_page/country/[email protected] - цинкПоследнее заявление несколько странно (в МК вообще заявили http://www.mk.ru/politics/2017/09/09/minoborony-rassekretilo-poteri-sssr-na-kube-vo-vremya-karibskogo-krizisa.html о рассекречивании потерь), так как у Кривошеева еще в 90х обнародовались примерно те же самые цифры потерь СССР во время Карибского кризиса.Военное сотрудничество СССР и Кубы началось в конце 1960 г.В то время, в порядке оказания военной и военно-технической помощи, на Кубу стало поступать советское бронетанковое, артиллерийско-минометное и стрелковое вооружение. На Остров Свободы прибыла и группа советских военных специалистов для подготовки орудийных расчетов, танковых экипажей... Это было вызвано стремлением советского руководства помочь Кубе в ее борьбе за независимость. Однако военно-политическое давление США на Кубу усиливалось.В мае 1962 г. на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС было принято решение о размещении советских ракет средней дальности с ядерными зарядами на территории Кубы -- как единственная возможность оградить Кубу от прямого американского вторжения. Это решение, принятое по просьбе кубинской стороны, было закреплено в советско-кубинском договоре. Разработан план подготовки и осуществления намеченных мероприятий. Операция получила кодовое название "Анадырь".Для перевозки личного состава, вооружения и различной военной техники потребовались многие десятки океанских транспортов. Всего в течение двух месяцев на остров было скрытно перевезено 42 тыс. чел. военнослужащих с вооружением, военной техникой, продовольствием и стройматериалами. В результате здесь была создана боеспособная, хорошо вооруженная группа советских войск, численностью около 43 тыс. чел.Разведка США, имея широкие технические возможности, используемые против Кубы, не смогла вскрыть состав группы советских войск, находящихся на острове. Только 14 октября ей удалось аэрофотосъемкой обнаружить развертывание стратегических ракет. Кризисная ситуация обострилась. США начали морскую блокаду Кубы. В любой момент можно было ожидать воздушного удара со стороны США или прямого вторжения на Кубу их войск.Обстановка обострилась еще больше, когда советской ракетой был сбит над Кубой американский разведывательный самолет. Нарастала угроза ракетно-ядерной мировой войны.Руководители СССР (Н.С. Хрущев) и США (Д. Кеннеди) сохранили выдержку и начали телефонные переговоры. В итоге интенсивных консультаций президент США дал гарантию не вторгаться на Кубу, если СССР уберет с Кубы наступательное оружие. Советская сторона, согласившись с этим, настояла также на ликвидации американской ракетной базы в Турции. Вооруженное столкновение было предотвращено. "Карибский кризис" постепенно пошел на спад. С ноября 1962 г. начался вывоз личного состава и боевой техники в Советский Союз. По просьбе правительства Кубы на острове в течение 10 лет находилась отдельная мотострелковая бригада. Одновременно шло активное обучение кубинских воинов. С помощью советских специалистов создавалась регулярная армия Кубы. Учебно-боевая деятельность советских войск на Кубе не обошлась без жертв: 66 советских военнослужащих и 3 чел. из числа гражданского персонала погибли (умерли) при различных обстоятельствах, связанных с выполнением обязанностей военной службы, в том числе при спасении людей во время сильного тропического урагана осенью 1963 г. Потеряно:7 офицеров12 сержантов47 солдат3 гражданских лицавсего 69В феврале 1978 г., к 60-й годовщине Советских Вооруженных Сил, в пригороде Гаваны создан мемориальный комплекс, посвященный советскому воину-интернационалисту. Сюда перенесены останки погибших и умерших, похороненных на старом кладбище.http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w10.htm-_Toc2489836 - "Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил"В общем, несколько странная "сенсация".А так, дата безусловно памятная.

Выбор редакции
27 августа, 14:27

Как работает машина убийств

Статья Фиделя Кастро об особенностях американской подрывной деятельности направленной на свержение неугодных режимов на примере Кубы.Как работает машина убийствОтцы-основатели американской нации не могли себе вообразить, что общество, которое они в свое время создали, таило в себе, как и любое другое общество, зачатки собственного преобразования.В замечательной Декларации независимости 1776 года, которой в прошлую среду исполнился 231 год, есть утверждение, пленившее многих из нас:«Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье».Эта декларация родилась под влиянием лучших мыслителей и философов Европы, находившихся под гнетом феодализма, аристократии и абсолютных монархий.Жан-Жак Руссо утверждал в своем знаменитом «Общественном договоре»:«Самый сильный никогда не бывает достаточно сильным, чтобы быть хозяином, если не преобразует силу в право и покорность в долг… Сила — это физическая мощь; не вижу, какая мораль может проистекать из ее последствий. Уступить силе — акт необходимости, а не воли… Отказаться от свободы — значит отказаться от качества человека, от прав человечества, даже от его обязанностей. Нет возможного вознаграждения для того, кто отказывается от всего». /52/В 13 американских колониях, добившихся независимости, существовали такие же страшные формы рабства, как и в Древнем мире. Мужчин и женщин продавали на публичных аукционах. Нация рождалась с собственной религией и культурой, а пошлины на чай[1] стали искрой, вызвавшей восстание.На обширных американских землях рабы продолжали оставаться рабами еще в течение почти 100 лет, и даже по прошествии двух веков их потомки страдают от последствий рабства. В стране существовали индейские общины (естественное население материка), леса, вода, озера, стада из миллионов бизонов, животные и растения, разнообразные продукты питания. В те времена никто не знал ни о каких углеводородах и не умел разбазаривать энергию так, как это делают в современном обществе. Если бы такую же декларацию провозгласили в стране, лежащей в пустыне Сахара, то это не привело бы к появлению рая для европейских эмигрантов. Сегодня мы видим, как миллионы иммигрантов из бедных стран ежегодно переходят или пытаются перейти границы США в поисках работы — эти люди не имеют даже родительских прав на своих детей, если те рождаются на американской территории.Филадельфийская декларация была составлена в эпоху, когда существовали только мелкие типографии, а письма шли из одной страны в другую месяцами. Можно было пересчитать по пальцам тех немногих, кто умел читать и писать. Сегодня изображения, тексты и идеи доходят из одного угла планеты в другой за доли секунды. Следует говорить не о праве на свободу слова, а о злоупотреблении этим правом и о массовом отчуждении, возникающем в результате. В то же время при помощи маленького электронного аппарата любой человек способен посылать в мир свои идеи, не спрашивая на то разрешения ни у какой Конституции. Борьба должна быть борьбой идей — борьбой массы истин против массы лжи. Истины не нуждаются в коммерческой рекламе. Нет на свете ни одного человека, который бы не согласился с идеями, /53/ изложенными в Филадельфийской декларации и «Общественном договоре» Жан-Жака Руссо. В обоих документах обосновывается право людей бороться против всемирной тирании.Можем ли мы закрывать глаза на грабительские, кровопролитные войны, которые навязывают бедным народам, составляющим три четверти населения планеты? Эти войны присущи современному миру и его политической системе, не способной удержаться другим способом. Ценой огромных политических, экономических и научных потерь человечество ведут на край пропасти.Я не собираюсь здесь повторять соображения, изложенные в других «Размышлениях». Отталкиваясь от простых фактов, я готов показать, сколь лицемерны и безнравственны хаотические по своей природе действия правительства США.В эссе «Машина убийств», опубликованном в прошлое воскресенье, я говорил, что о попытке чиновника кубинского правительства, имевшего доступ в мой кабинет, отравить меня стало известно из рассекреченных документов ЦРУ. Речь шла о человеке, информации о котором у меня не было под рукой, и я попросил прощения у потомков этого человека, если ранил их чувства, виновен упомянутый человек или нет. Затем я проанализировал другие важные темы в документах, рассекреченных ЦРУ.В первые годы Революции я почти ежедневно бывал в созданном нами Национальном институте аграрных реформ, который находился в здании Министерства революционных вооруженных сил. В те времена еще не было Дворца Революции — на его месте располагался Дворец правосудия. Его строительство оказалось на редкость выгодно сверженному режиму. Главная прибыль заключалась в повышении цены на землю, с которой согнали тысячи людей. Этих людей я, недавно окончивший обучение адвокат, защищал бесплатно в течение многих месяцев перед государственным переворотом Батисты. То же происходило с другими роскошными сооружениями, которые во многих случаях еще не были достроены.Из кабинетов НИАР 4 марта 1960 года я услышал оглушительный взрыв и увидел столб черного дыма, вставший над портом Гаваны. Я тут же вспомнил о судне «Ля Кубр», груженном противотанковыми и противопехотными гранатами, которые можно было /54/ использовать вместе с винтовками ФАЛ, приобретенными нами в Бельгии — стране, которую никто не заподозрит в коммунизме. Я немедленно спустился вниз и поспешил на место происшествия. По пути из-за шума транспорта я не сумел расслышать второго взрыва. В порту погибло более 100 человек и десятки остались покалеченными. На похоронах этих жертв спонтанно родился лозунг «Родина или смерть».Известно, что эти взрывы были тщательно спланированы в порту отгрузки агентами ЦРУ. Судно заходило в порты Гавра, Гамбурга и Антверпена. В этом последнем (бельгийском) порту на борт были погружены ящики с гранатами. На судне погибло также несколько французских членов экипажа.Почему во имя свободы информации не рассекречивается ни единого документа, рассказывающего, как ЦРУ почти полвека назад взорвало судно «Ля Кубр», чтобы не допустить поставок на Кубу бельгийского оружия, — факт, который, как признало само ЦРУ 14 июня 1960 года, очень беспокоил США?Итак, чему я посвящал свое время в лихорадочные дни, предшествовавшие вторжению на Плайя-Хирон?Первая большая зачистка в Эскамбрае произошла в последние месяцы 1960 года и начале 1961 года. В ней участвовало более 50 тысяч человек, почти все из бывших провинций Гавана и Лас-Вильяс.Оружие прибывало на судах из Советского Союза, которые не взрывались по прибытии в порты. Было бесполезно пытаться закупать оружие в других странах — мы не хотели давать США предлог, аналогичный тому, который американцы использовали для вторжения в Гватемалу, и в результате война обошлась этой стране в более чем сто тысяч убитых и пропавших без вести.Мы приобрели в Чехословакии легкое вооружение и некоторое число зенитных пушек калибра 20 мм с двойным стволом. Танки с орудиями 85-миллиметрового калибра, бронированная артиллерия 100-миллиметрового калибра, противотанковые пушки 75-миллиметрового калибра, минометы, гаубицы и тяжелые пушки калибром до 122 мм, а также легкие и тяжелые зенитные орудия поступали прямо из Советского Союза. /55/Потребовался бы по меньшей мере год, чтобы подготовить необходимый персонал для обслуживания этих орудий традиционными методами. У нас подготовка заняла всего несколько недель — этой задаче мы посвящали практически целиком все наше время в течение двух лет после победы Революции.Мы знали о неизбежности нападения на Кубу, но не знали, когда и как оно произойдет. Все вероятные точки высадки противника были укреплены и находились под наблюдением. Руководители были на своих местах: Рауль — в Ориенте, Альмейда — в центре и Че — в Пинар-дель-Рио. Мой командный пункт располагался в столице — в приспособленном для этого старом буржуазном особняке на высоком правом берегу реки Альмендарес, недалеко от места, где она впадает в море.Уже наступило 15 апреля 1961 года, и я с ночи находился в штабе, получая сообщения из Ориенте, куда прибыло с юга США судно под командованием Нино Диаса с группой контрреволюционеров на борту, одетых в такую же, как наша, оливковую форму. Они должны были высадиться на Кубе в районе Баракоа. Предполагалось, что это будет обманным маневром, чтобы отвлечь внимание от точного пункта главного направления удара, и создаст много путаницы. Судно уже находилось на расстоянии прямого выстрела из противотанкового орудия в ожидании высадки, которая в конце концов так и не произошла.Одновременно нам сообщили, что 14-го вечером взорвался в воздухе, выполняя разведывательный полет над районом возможной высадки, один из наших трех реактивных истребителей — учебных, но способных сражаться. Это, несомненно, было делом рук американцев, которые сбили самолет с военно-морской базы в Гуантанамо либо из другой точки на море или в воздухе. В те времена не было радаров, чтобы точно определить, что произошло. Так погиб выдающийся кубинский революционный пилот Орестес Акоста.Со своего командного поста я увидел В-26, которые пролетели над головой почти на бреющем полете, и через несколько секунд услышал взрывы первых ракет, выпущенных по позициям наших артиллеристов, которые в большом числе обучались /56/ на воздушной базе Сьюдад-Либертад. Реакция этих отважных солдат была почти моментальной.С другой стороны, у меня нет ни малейших сомнений в том, что Хуан Орта был предателем. Соответствующие данные о его образе жизни и поведении находятся там, где и должны находиться: в архивах нашего управления госбезопасности, родившегося в те годы под огнем врага. Забота о госбезопасности была поручена людям с развитым политическим сознанием.Орта получил таблетки с ядом от Мэхью, Джанканы и Сантоса Траффиканте. Разговор этого последнего с Розелли, выполнявшим роль связного с организованной преступностью, состоялся 14 сентября 1960 года, за несколько месяцев до президентских выборов в США и прихода к власти Кеннеди.Предатель Орта не имел никаких особых заслуг. Я переписывался с ним, когда мы искали поддержку эмигрантов и изгнанников, живших в США. Его ценили за кажущуюся готовность прийти на помощь и услужливость. К этому у него были определенные способности. Сразу после победы Революции, в самый важный период, он имел доступ ко мне. Исходя из возможностей, которые тогда у него были, его заказчики верили, что он сможет бросить яд в мой прохладительный напиток или апельсиновый сок.Ранее он получал деньги от преступных организаций — предположительно за помощь в открытии казино. С открытием казино он не имел ничего общего, решение приняли мы. Необдуманный приказ Уррутиа, который был принят в одиночку, относительно закрытия в стране всех казино, создал хаос и вызвал протест тысяч работников туристического и торгового сектора в тот момент, когда безработица была очень высокой. Через некоторое время казино были окончательно закрыты Революцией.Когда Орте передали яд, то возможностей подбросить его мне стало очень мало. Я был полностью погружен в дела, о которых рассказал выше.Поэтому, никому ничего не сообщив, 13 апреля 1961 года, за два дня до нападения американцев на наши воздушные базы, Орта попросил убежища в посольстве Венесуэлы, которое тогдашний президент Венесуэлы Ромуло Бетанкур предоставил /57/ в безоговорочное распоряжение Вашингтона. Многочисленным контрреволюционерам, укрывшимся там, не давали разрешения на выезд, пока не ослабли вооруженные нападения США на Кубу.Нам уже приходилось в Мексике сражаться с последствиями предательства Рафаэля дель Пино Сьеро, который дезертировал за несколько дней до нашего отплытия на Кубу (точной даты которого он не знал) и продал Батисте за 30 000 долл. важные секреты, имевшие отношение к нашему вооружению и судну, перевозившему нас на Кубу. С изощренной хитростью он разделил информацию на части, чтобы завоевать доверие и обеспечить продажу каждой части. Сначала он получил несколько тысяч долларов за сообщение о двух складах оружия, о которых он знал. Неделей позже он должен был выдать самое важное: судно, которое привезет нас на Кубу, и место высадки. Всех нас могли схватить вместе с оружием, но сначала должны были передать ему оставшиеся деньги. Наверняка с ним работал какой-нибудь американский эксперт.Несмотря на это предательство, мы отбыли из Мексики на яхте «Гранма» в назначенный день. Кое-кто из тех, кто поддерживал нас, верили, что Пино никогда не предаст, что причиной его дезертирства было недовольство дисциплиной и занятиями, присутствия на которых я требовал. Не скажу, как я узнал об операции, задуманной им с Батистой, но узнал об этом с точностью до минуты, и мы приняли соответствующие меры, чтобы сохранить людей и оружие на пути в Тукспан — к месту отплытия. Эта ценная информация не стоила нам ни сентаво.Когда закончилось последнее наступление тирании в Сьерра-Маэстре, нам также пришлось противостоять дерзким действиям Эваристо Венерео — агента режима, который под видом революционера попытался внедриться в наши ряды в Мексике. Он был связан с тайной полицией этой страны — крайне репрессивным органом — и помогал полицейским допрашивать Кандидо Гонсалеса, которому перед допросом завязали глаза, — этот героический боец погиб после высадки на Кубу. Он ехал в одной машине со мной.Эваристо затем вернулся на Кубу. Он получил задание /58/ убить меня, когда наши силы уже наступали на Сантьяго-де-Куба, Ольгин, Лас-Вильяс и западную область страны. Об этом стало известно в подробностях, когда были захвачены архивы Службы военной разведки. Все факты подтверждаются документами.Я пережил множество покушений. Только счастливый случай и привычка тщательно отслеживать каждую мелочь позволили пережить уловки Эутимио Герры в первые и самые драматичные дни Сьерра-Маэстры — и выжить всем, кто затем стал известен как руководители победившей Революции: Камило, Че, Раулю, Альмейде, Гильермо. Мы могли погибнуть, когда враг, которого привел предатель, чуть-чуть не уничтожил нас, окружив наш ничего не подозревавший лагерь. По итогам короткого столкновения мы понесли страшную потерю — погиб Хулио Сенона Акоста, чернокожий рабочий-сахарник, замечательный и активный человек, который во время боя обогнал меня. Позже погибли в бою и другие — Сиро Фриас, прекрасный товарищ и талантливый командир, который пал в Имиас на Втором фронте; Сиро Редондо, который яростно сражался с врагом в составе колонны Че и погиб в Мальверде; Хулито Диас, который стрелял из своего пулемета 30-миллиметрового калибра и был убит в нескольких шагах от нашего командного пункта при атаке на Уверо.Мы сидели в засаде в хорошо выбранном месте, ожидая врага, ранее заметив, что в тот день у него намечалось передвижение войск. Наше внимание отвлеклось всего на несколько минут, когда вернулось два человека из группы, которых мы послали на разведку за несколько часов до нашего решения о смене места, и они вернулись без какой бы то ни было полезной информации.Эутимио вел врага, надев белую гуаяберу, заметную издалека в лесу у Альто-де-Эспиноса, где мы его поджидали. Батиста подготовил сообщение о ликвидации нашей группы, и это общение уже цитировалось прессой. Мы оказались слишком доверчивы и в действительности недооценили врага, использовавшего человеческие слабости. В засаде нас было 22 — все закаленные и проверенные бойцы. Рамиро, раненый в ногу, приходил в себя в другом месте.Благодаря смене дислокации в последний момент в тот день спаслась от сокрушительного разгрома колонна /59/ из более 300 солдат, продвигавшихся гуськом по обрывистым и поросшим лесом склонам.Как действовала машина убийств в отношении Революции на Кубе?В апреле 1959 года я посетил США по приглашению вашингтонского пресс-клуба. Никсон удостоил меня приема в своем рабочем кабинете. Позже он утверждал, что я оказался невеждой в экономических вопросах. Впрочем, я сознавал собственное невежество и записался на три университетских курса, чтобы получить стипендию, которая позволила бы мне изучать экономику в Гарвардском университете. Я уже сдал экзамены по правоведению, международному праву и социальным наукам. Мне оставалось сдать только два предмета: историю социальных учений и историю политических учений. Я изучал их особенно тщательно. Однако события на Кубе начали быстро развиваться, и я понял, что момент был неподходящим, чтобы спокойно получить стипендию и изучать экономику.Я посещал Гарвард в конце 1948 года. Вернувшись в Нью-Йорк, я купил «Капитал» на английском языке, чтобы изучить знаменитое произведение Маркса и попутно углубить познания в английском. Я не был подпольным членом Коммунистической партии, как решил Никсон с его пытливо-плутовским взглядом. В ходе занятий в университете я выяснил, что сначала я был утопическим коммунистом, а затем стал радикально настроенным социалистом, готовым бороться с применением соответствующей стратегии и тактики.Единственной моей проблемой в беседе с Никсоном было отвращение, мешавшее мне искренне объяснять свои идеи вице-президенту и возможному будущему президенту США — эксперту по экономическим концепциям и имперским методам правления, в которые я уже давно не верил.В чем была суть той длившейся несколько часов встречи, как рассказывает об этом автор одного рассекреченного документа? Я опираюсь только на собственные воспоминания. /60/ Из этой памятной записки я выбрал несколько абзацев, которые, по моему мнению, наилучшим образом характеризуют идеи Никсона:«Кастро особенно беспокоился, не раздражил ли он сенатора Смазерса своими комментариями. Я заверил его в самом начале разговора, что встреча с прессой — одно из самых трудных мероприятий, в которых может участвовать государственное должностное лицо, и что он провел ее чрезвычайно хорошо, особенно с учетом факта, что он отважился говорить по-английски без помощи переводчика...Кроме того, было понятно, что главной целью его поездки в США было не увеличение квот на закупку сахара или получение правительственного займа, а получение поддержки своей политики со стороны американской общественности…Я пытался представить, каким лидером Кастро станет в будущем, и меня беспокоило не столько его наивная трактовка коммунизма и очевидное отсутствие у него понимания элементарных экономических принципов, сколько его почти рабское подчинение мнению большинства, т. е. толпы. Во время встречи с ним я пытался внушить ему, что задача лидера — не следовать воле толпы, а направлять ее по правильному пути, не давать народу того, что он хочет в моменты эмоционального напряжения, а добиваться, чтобы народ хотел того, чего должен хотеть…Когда пришел мой черед говорить, я попытался обратить его внимание на тот факт, что, хотя мы оба верим в правительство большинства, это большинство может оказаться тираническим и есть определенные права отдельного человека, которые большинство никогда не должно нарушать…Я полагаю, что не произвел на него большого впечатления, но он слушал меня и, казалось, понимал, о чем я говорил. Я попытался излагать свои мысли с точки зрения того, что его место в истории будет определяться его талантами как государственного деятеля. Еще я говорил ему, что легче всего следовать за толпой, однако и для народа, и для самого Кастро будет лучше поступать правильно. Как я уже сказал, он был невероятно наивен в отношении коммунистической опасности и, казалось, ничуть не боялся, что коммунисты в конце концов могут прийти к власти на Кубе… /61/В наших разговорах о коммунизме я снова пытался обратить внимание Кастро на его собственные интересы и указать, что революция, которой он руководит, может в один момент обернуться против него и против кубинского народа, если только он не сохранит контроль над ситуацией и не гарантирует, что коммунисты никогда не придут к власти в стране. Но тут я сомневаюсь, что добился многого…Я старательно настаивал, что Кастро необходимо перекладывать часть ответственности на других, однако снова сомневаюсь, что он меня понял…Было очевидно, что, пока я восхвалял свободу слова, прессы и религии, его интересовали экономические программы. Он повторял снова и снова, что человек, три месяца в году работающий на уборке сахарного тростника и голодающий остальной год, больше всего хочет найти работу, чтобы заработать на еду, дом и одежду… Он указал, что было бы очень глупо со стороны Соединенных Штатов поставлять оружие Кубе или любой другой карибской стране. Он добавил: "Все знают, что наши страны не смогут участвовать в защите этого полушария в случае, если вспыхнет мировая война. Оружие, полученное правительствами этого полушария, используется только для подавления народа или, как это делал Батиста, для борьбы с Революцией. Было бы намного лучше, если бы деньги, которые США дает странам Латинской Америки на оружие, поступали бы в виде капиталовложений". Должен признать, что в его аргументах не было ничего, с чем бы я не согласился…Мы долго обсуждали, как Куба могла бы получить капиталовложения, необходимые для ее экономического развития. Он настаивал, что Куба в основном нуждается не в частном, а в правительственном капитале».Я имел в виду капитал кубинского правительства. Сам Никсон признает, что я никогда не просил средств у правительства США. Здесь он немного путается, когда говорит:«Правительственный капитал ограничен вследствие того, что на него имеется много желающих, и вследствие бюджетных проблем, с которыми мы сталкиваемся в настоящее время». /62/Очевидно, что я ему это объяснил, поскольку он тут же указывает в своей записке:«Все страны мира борются за доступ к капиталу, но деньги не будут направлены в страну, где есть значительная угроза того, что ее властями будет проводиться дискриминационная политика в отношении частных предприятий.Тут я снова, полагаю, не сумел добиться многого…С большим тактом я намекнул Кастро, что губернатор Пуэрто-Рико провел великолепную работу в плане привлечения частного капитала и повышения уровня жизни своего народа в целом и что Кастро мог бы послать в Пуэрто-Рико одного из своих экономических советников, чтобы тот переговорил с Муньосом Мариной. Это предложение не вызвало у Кастро большого энтузиазма, и он сказал, что кубинский народ "настроен очень националистически" и будет смотреть с подозрением на любую программу, созданную в стране, считающейся колонией США.Я склонен думать, что настоящей причиной такого его поведения было несогласие с твердой позицией Муньоса по защите частного предпринимательства — Кастро не желает слушать советов, которые отвлекают его от задачи по строительству социализма на Кубе.В Соединенных Штатах не следовало бы столько говорить об опасениях в отношении того, что могли бы сделать коммунисты на Кубе или в любой другой стране Азии, Африки или Латинской Америки.Я также попытался поставить наше отношение к коммунизму в определенный контекст, сказав ему, что коммунизм — это нечто большее, чем просто теория, и что его агенты обладают опасной способностью захватывать власть и устанавливать диктатуры…Следует подчеркнуть особо, что Кастро не задал никаких вопросов о квоте на закупки сахара и даже не упомянул об экономической помощи.Моя оценка его как человека неоднозначна. Тем не менее мы можем быть совершенно уверены в том, что он обладает качествами лидера. Что бы мы о нем ни думали, он сыграет важную роль /63/ в развитии Кубы и, возможно, Латинской Америки в целом. Он или очень искренний человек, или невероятно наивный в отношении коммунизма, или находится под контролем у коммунистов.Поскольку Кастро обладает силой лидера, единственное, что мы можем сделать — это по крайней мере попытаться сориентировать его в правильном направлении».Так завершается эта рассекреченная докладная записка Белому дому.Когда Никсон начинал говорить, его было трудно остановить. Он имел привычку поучать латиноамериканских правителей. Он не делал наброски того, что намеревался сказать, и не записывал того, что говорил. Он отвечал на вопросы, которые ему не задавали, выбирал темы только на основе своего предварительного мнения о собеседнике. Даже ученику начальной школы не приходилось сразу выслушивать столько уроков о демократии, антикоммунизме и остальных предметах, связанных с искусством политики. Никсон был убежденным поборником развитого капитализма и оправдывал его господство над миром принципами естественного права. Он идеализировал эту систему. Других точек зрения он не воспринимал, и не было ни малейшей возможности поддерживать разговор с ним.Убийства начались при Эйзенхауэре и Никсоне. Однажды Киссинджер воскликнул, что«пролилась бы кровь, если бы стало известно, например, что генеральный прокурор Роберт Кеннеди лично руководил покушением на Фиделя Кастро».Кровь проливалась и раньше. Администрации последующих президентов США за несколькими исключениями продолжали ту же политику.В меморандуме, составленном начальником Отдела западного полушария ЦРУ Дж. С. Кингом от 11 декабря 1959 года, говорится дословно следующее:«Тщательно проанализировать возможность уничтожить Фиделя Кастро… Многие хорошо информированные лица считают, что устранение Фиделя резко ускорило бы падение правительства…»Руководством ЦРУ и сенатским комитетом Черча в 1975 году было признано, что планы моего убийства впервые появились /64/ в 1960 году — намерение покончить с Кубинской революцией было отражено в президентской программе в марте того же года. Меморандум, составленный Дж. Кингом, был направлен генеральному директору ЦРУ Аллену Даллесу с припиской, в которой авторы просили оказать поддержку этим действиям. Все они были встречены с благосклонностью — особенно предложение об убийстве Кастро, как видно из следующего примечания к этому документу, подписанного Алленом Даллесом и датированного 12 декабря: «Утверждается рекомендация, содержащаяся в абзаце 3».Директор Бюро по вопросам истории Государственного совета Кубы Педро Альварес-Табио составил план книги с подробным анализом рассекреченных документов. В этой книге, в частности, сообщается, что«до 1993 года органы кубинской государственной безопасности раскрыли и обезвредили 627 заговоров с целью покушения на жизнь главнокомандующего Фиделя Кастро. Эта цифра включает как планы, достигшие стадии конкретного исполнения, так и планы, которые были нейтрализованы на начальном этапе, а также другие попытки, о которых различными путями и по различным причинам было сообщено из самих США. Цифра не включает множество сообщений, которые нельзя было проверить, поскольку имеются только свидетельские показания некоторых участников, а также планы, возникшие после 1993 года».Ранее из доклада полковника Джека Хоукинса, командовавшего военизированными подразделениями ЦРУ во время подготовки к вторжению на Кубу в бухте Кочинос, стало известно, что «штаб военизированных подразделений на всякий случай изучил возможность организации штурма еще большего масштаба…»Предполагалось, что эти силы высадятся на Кубе после начала активных партизанских действий внутри страны. Следует сказать, что в этот период партизанские силы с успехом действовали в Эскамбрае. Было задумано так, что высадка штурмовых сил после начала всеобщего восстания ускорит его ход и вызовет массовое дезертирство из рядов вооруженных сторонников Кастро, что в конечном итоге приведет к его свержению. /65/Концепция использования морских и воздушно-десантных штурмовых сил была проанализирована на заседаниях Специальной группы в ноябре-декабре 1960 года. Хотя группа не приняла определенного решения в отношении использования этих сил, она не возражала против того, чтобы их использование оставалось в повестке дня. Президент Эйзенхауэр был проинформирован об этой идее представителями ЦРУ в конце ноября того же года. Президент выразил желание, чтобы все действия, которые проводились соответствующими отделами, энергично продолжались.Что сообщил Хоукинс о «результатах программы антикубинских тайных операций с сентября 1960 года до апреля 1961 года»?Не более и не менее как следующее:Внедрение агентов-боевиков. В страну-объект было внедрено 70 подготовленных военизированных агентов, включая 19 радиооператоров. Семнадцать из них сумели установить сети связи с центральными офисами ЦРУ, хотя некоторые были позже схвачены или потеряли свое оборудование.Операции по воздушному обеспечению. Эти операции не имели успеха. Из 27 попыток только четыре принесли желаемые результаты. Кубинские летчики быстро доказали, что не имеют нужных способностей для операций такого рода. Специальная группа запретила нанимать для выполнения этих миссий американских летчиков, однако для специальных случаев такой найм летчиков был разрешен.Операции по морскому обеспечению. Эти операции принесли значительный успех. Суда, совершавшие рейсы из Майами на Кубу, перевезли более 40 тонн оружия, взрывчатых веществ и военного оборудования, внедрили или вывезли большое число агентов. Определенное количество оружия было передано 400 партизанам, которые длительное время действовали в Эскамбрае в провинции Лас-Вильяс. Большинство диверсий, совершенных в Гаване и других местах Кубы, было осуществлено с использованием этих материалов.Поддержка партизанской деятельности. Агенты, заброшенные на Кубу, сумели создать обширную подпольную организацию /66/ с центром в Гаване, охватывавшую все провинции страны. Однако только в Эскамбрае велась эффективная партизанская деятельность — там насчитывалось от 600 до 1 000 плохо вооруженных партизан, организованных в банды по 50—200 человек, которые успешно действовали более шести месяцев. Координатор подрывных действий в Эскамбрае, обученный ЦРУ, нелегально приехал на Кубу и сумел проникнуть в зону действий повстанцев, но сразу же был схвачен и казнен. Другие мелкие партизанские подразделения действовали в провинциях Пинар-дель-Рио и Ориенте, однако они не добились значительных результатов. Агенты сообщали о большом количестве безоружных людей во всех провинциях, готовых стать партизанами, если бы у них было оружие.Диверсии.В период с октября 1960 года по 15 апреля 1961 года диверсионная деятельность имела следующую динамику:организовано 800 поджогов, в которых погибло примерно 300 000 тонн сахарного тростника;устроено еще примерно 150 поджогов, включая 42 поджога домов по сушке табака, двух бумажных фабрик, сахарорафинадного завода, двух молочных ферм, четырех складов и 21 дома коммунистов;подорвано с использованием динамита около 110 объектов, включая помещения комитетов Коммунистической партии, электростанцию в Гаване, два склада, железнодорожный вокзал, автовокзал, общежития ополченцев, железнодорожные пути и др.;подложено примерно 200 взрывпакетов в провинции Гавана;спущено с рельсов шесть поездов, разрушена одна радиотрансляционная станция с кабелями, а также многочисленные электротрансформаторы;диверсионная группа внезапно напала с моря на Сантьяго, в результате чего примерно на неделю был выведен из строя нефтеперерабатывающий завод. /67/Вот что стало известно благодаря информации Хоукинса. Любому понятно, что двести приведенных в действие взрывных устройств в главной провинции отсталой страны, которая жила исключительно благодаря выращиванию сахарного тростника, полурабскому труду и сахарной квоте, заработанной почти за два столетия надежных поставок, провинции, земли и самые производительные сахарные заводы которой были собственностью крупных американских предприятий, — это зверский акт тирании, направленный против кубинского народа.Но эти взрывы — еще далеко не все. Больше я ничего не скажу: на сегодня довольно.https://scepsis.net/library/id_3774.html - цинк

Выбор редакции
27 августа, 14:27

Как работает машина убийств

Статья Фиделя Кастро об особенностях американской подрывной деятельности направленной на свержение неугодных режимов на примере Кубы.Как работает машина убийствОтцы-основатели американской нации не могли себе вообразить, что общество, которое они в свое время создали, таило в себе, как и любое другое общество, зачатки собственного преобразования.В замечательной Декларации независимости 1776 года, которой в прошлую среду исполнился 231 год, есть утверждение, пленившее многих из нас:«Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье».Эта декларация родилась под влиянием лучших мыслителей и философов Европы, находившихся под гнетом феодализма, аристократии и абсолютных монархий.Жан-Жак Руссо утверждал в своем знаменитом «Общественном договоре»:«Самый сильный никогда не бывает достаточно сильным, чтобы быть хозяином, если не преобразует силу в право и покорность в долг… Сила — это физическая мощь; не вижу, какая мораль может проистекать из ее последствий. Уступить силе — акт необходимости, а не воли… Отказаться от свободы — значит отказаться от качества человека, от прав человечества, даже от его обязанностей. Нет возможного вознаграждения для того, кто отказывается от всего». /52/В 13 американских колониях, добившихся независимости, существовали такие же страшные формы рабства, как и в Древнем мире. Мужчин и женщин продавали на публичных аукционах. Нация рождалась с собственной религией и культурой, а пошлины на чай[1] стали искрой, вызвавшей восстание.На обширных американских землях рабы продолжали оставаться рабами еще в течение почти 100 лет, и даже по прошествии двух веков их потомки страдают от последствий рабства. В стране существовали индейские общины (естественное население материка), леса, вода, озера, стада из миллионов бизонов, животные и растения, разнообразные продукты питания. В те времена никто не знал ни о каких углеводородах и не умел разбазаривать энергию так, как это делают в современном обществе. Если бы такую же декларацию провозгласили в стране, лежащей в пустыне Сахара, то это не привело бы к появлению рая для европейских эмигрантов. Сегодня мы видим, как миллионы иммигрантов из бедных стран ежегодно переходят или пытаются перейти границы США в поисках работы — эти люди не имеют даже родительских прав на своих детей, если те рождаются на американской территории.Филадельфийская декларация была составлена в эпоху, когда существовали только мелкие типографии, а письма шли из одной страны в другую месяцами. Можно было пересчитать по пальцам тех немногих, кто умел читать и писать. Сегодня изображения, тексты и идеи доходят из одного угла планеты в другой за доли секунды. Следует говорить не о праве на свободу слова, а о злоупотреблении этим правом и о массовом отчуждении, возникающем в результате. В то же время при помощи маленького электронного аппарата любой человек способен посылать в мир свои идеи, не спрашивая на то разрешения ни у какой Конституции. Борьба должна быть борьбой идей — борьбой массы истин против массы лжи. Истины не нуждаются в коммерческой рекламе. Нет на свете ни одного человека, который бы не согласился с идеями, /53/ изложенными в Филадельфийской декларации и «Общественном договоре» Жан-Жака Руссо. В обоих документах обосновывается право людей бороться против всемирной тирании.Можем ли мы закрывать глаза на грабительские, кровопролитные войны, которые навязывают бедным народам, составляющим три четверти населения планеты? Эти войны присущи современному миру и его политической системе, не способной удержаться другим способом. Ценой огромных политических, экономических и научных потерь человечество ведут на край пропасти.Я не собираюсь здесь повторять соображения, изложенные в других «Размышлениях». Отталкиваясь от простых фактов, я готов показать, сколь лицемерны и безнравственны хаотические по своей природе действия правительства США.В эссе «Машина убийств», опубликованном в прошлое воскресенье, я говорил, что о попытке чиновника кубинского правительства, имевшего доступ в мой кабинет, отравить меня стало известно из рассекреченных документов ЦРУ. Речь шла о человеке, информации о котором у меня не было под рукой, и я попросил прощения у потомков этого человека, если ранил их чувства, виновен упомянутый человек или нет. Затем я проанализировал другие важные темы в документах, рассекреченных ЦРУ.В первые годы Революции я почти ежедневно бывал в созданном нами Национальном институте аграрных реформ, который находился в здании Министерства революционных вооруженных сил. В те времена еще не было Дворца Революции — на его месте располагался Дворец правосудия. Его строительство оказалось на редкость выгодно сверженному режиму. Главная прибыль заключалась в повышении цены на землю, с которой согнали тысячи людей. Этих людей я, недавно окончивший обучение адвокат, защищал бесплатно в течение многих месяцев перед государственным переворотом Батисты. То же происходило с другими роскошными сооружениями, которые во многих случаях еще не были достроены.Из кабинетов НИАР 4 марта 1960 года я услышал оглушительный взрыв и увидел столб черного дыма, вставший над портом Гаваны. Я тут же вспомнил о судне «Ля Кубр», груженном противотанковыми и противопехотными гранатами, которые можно было /54/ использовать вместе с винтовками ФАЛ, приобретенными нами в Бельгии — стране, которую никто не заподозрит в коммунизме. Я немедленно спустился вниз и поспешил на место происшествия. По пути из-за шума транспорта я не сумел расслышать второго взрыва. В порту погибло более 100 человек и десятки остались покалеченными. На похоронах этих жертв спонтанно родился лозунг «Родина или смерть».Известно, что эти взрывы были тщательно спланированы в порту отгрузки агентами ЦРУ. Судно заходило в порты Гавра, Гамбурга и Антверпена. В этом последнем (бельгийском) порту на борт были погружены ящики с гранатами. На судне погибло также несколько французских членов экипажа.Почему во имя свободы информации не рассекречивается ни единого документа, рассказывающего, как ЦРУ почти полвека назад взорвало судно «Ля Кубр», чтобы не допустить поставок на Кубу бельгийского оружия, — факт, который, как признало само ЦРУ 14 июня 1960 года, очень беспокоил США?Итак, чему я посвящал свое время в лихорадочные дни, предшествовавшие вторжению на Плайя-Хирон?Первая большая зачистка в Эскамбрае произошла в последние месяцы 1960 года и начале 1961 года. В ней участвовало более 50 тысяч человек, почти все из бывших провинций Гавана и Лас-Вильяс.Оружие прибывало на судах из Советского Союза, которые не взрывались по прибытии в порты. Было бесполезно пытаться закупать оружие в других странах — мы не хотели давать США предлог, аналогичный тому, который американцы использовали для вторжения в Гватемалу, и в результате война обошлась этой стране в более чем сто тысяч убитых и пропавших без вести.Мы приобрели в Чехословакии легкое вооружение и некоторое число зенитных пушек калибра 20 мм с двойным стволом. Танки с орудиями 85-миллиметрового калибра, бронированная артиллерия 100-миллиметрового калибра, противотанковые пушки 75-миллиметрового калибра, минометы, гаубицы и тяжелые пушки калибром до 122 мм, а также легкие и тяжелые зенитные орудия поступали прямо из Советского Союза. /55/Потребовался бы по меньшей мере год, чтобы подготовить необходимый персонал для обслуживания этих орудий традиционными методами. У нас подготовка заняла всего несколько недель — этой задаче мы посвящали практически целиком все наше время в течение двух лет после победы Революции.Мы знали о неизбежности нападения на Кубу, но не знали, когда и как оно произойдет. Все вероятные точки высадки противника были укреплены и находились под наблюдением. Руководители были на своих местах: Рауль — в Ориенте, Альмейда — в центре и Че — в Пинар-дель-Рио. Мой командный пункт располагался в столице — в приспособленном для этого старом буржуазном особняке на высоком правом берегу реки Альмендарес, недалеко от места, где она впадает в море.Уже наступило 15 апреля 1961 года, и я с ночи находился в штабе, получая сообщения из Ориенте, куда прибыло с юга США судно под командованием Нино Диаса с группой контрреволюционеров на борту, одетых в такую же, как наша, оливковую форму. Они должны были высадиться на Кубе в районе Баракоа. Предполагалось, что это будет обманным маневром, чтобы отвлечь внимание от точного пункта главного направления удара, и создаст много путаницы. Судно уже находилось на расстоянии прямого выстрела из противотанкового орудия в ожидании высадки, которая в конце концов так и не произошла.Одновременно нам сообщили, что 14-го вечером взорвался в воздухе, выполняя разведывательный полет над районом возможной высадки, один из наших трех реактивных истребителей — учебных, но способных сражаться. Это, несомненно, было делом рук американцев, которые сбили самолет с военно-морской базы в Гуантанамо либо из другой точки на море или в воздухе. В те времена не было радаров, чтобы точно определить, что произошло. Так погиб выдающийся кубинский революционный пилот Орестес Акоста.Со своего командного поста я увидел В-26, которые пролетели над головой почти на бреющем полете, и через несколько секунд услышал взрывы первых ракет, выпущенных по позициям наших артиллеристов, которые в большом числе обучались /56/ на воздушной базе Сьюдад-Либертад. Реакция этих отважных солдат была почти моментальной.С другой стороны, у меня нет ни малейших сомнений в том, что Хуан Орта был предателем. Соответствующие данные о его образе жизни и поведении находятся там, где и должны находиться: в архивах нашего управления госбезопасности, родившегося в те годы под огнем врага. Забота о госбезопасности была поручена людям с развитым политическим сознанием.Орта получил таблетки с ядом от Мэхью, Джанканы и Сантоса Траффиканте. Разговор этого последнего с Розелли, выполнявшим роль связного с организованной преступностью, состоялся 14 сентября 1960 года, за несколько месяцев до президентских выборов в США и прихода к власти Кеннеди.Предатель Орта не имел никаких особых заслуг. Я переписывался с ним, когда мы искали поддержку эмигрантов и изгнанников, живших в США. Его ценили за кажущуюся готовность прийти на помощь и услужливость. К этому у него были определенные способности. Сразу после победы Революции, в самый важный период, он имел доступ ко мне. Исходя из возможностей, которые тогда у него были, его заказчики верили, что он сможет бросить яд в мой прохладительный напиток или апельсиновый сок.Ранее он получал деньги от преступных организаций — предположительно за помощь в открытии казино. С открытием казино он не имел ничего общего, решение приняли мы. Необдуманный приказ Уррутиа, который был принят в одиночку, относительно закрытия в стране всех казино, создал хаос и вызвал протест тысяч работников туристического и торгового сектора в тот момент, когда безработица была очень высокой. Через некоторое время казино были окончательно закрыты Революцией.Когда Орте передали яд, то возможностей подбросить его мне стало очень мало. Я был полностью погружен в дела, о которых рассказал выше.Поэтому, никому ничего не сообщив, 13 апреля 1961 года, за два дня до нападения американцев на наши воздушные базы, Орта попросил убежища в посольстве Венесуэлы, которое тогдашний президент Венесуэлы Ромуло Бетанкур предоставил /57/ в безоговорочное распоряжение Вашингтона. Многочисленным контрреволюционерам, укрывшимся там, не давали разрешения на выезд, пока не ослабли вооруженные нападения США на Кубу.Нам уже приходилось в Мексике сражаться с последствиями предательства Рафаэля дель Пино Сьеро, который дезертировал за несколько дней до нашего отплытия на Кубу (точной даты которого он не знал) и продал Батисте за 30 000 долл. важные секреты, имевшие отношение к нашему вооружению и судну, перевозившему нас на Кубу. С изощренной хитростью он разделил информацию на части, чтобы завоевать доверие и обеспечить продажу каждой части. Сначала он получил несколько тысяч долларов за сообщение о двух складах оружия, о которых он знал. Неделей позже он должен был выдать самое важное: судно, которое привезет нас на Кубу, и место высадки. Всех нас могли схватить вместе с оружием, но сначала должны были передать ему оставшиеся деньги. Наверняка с ним работал какой-нибудь американский эксперт.Несмотря на это предательство, мы отбыли из Мексики на яхте «Гранма» в назначенный день. Кое-кто из тех, кто поддерживал нас, верили, что Пино никогда не предаст, что причиной его дезертирства было недовольство дисциплиной и занятиями, присутствия на которых я требовал. Не скажу, как я узнал об операции, задуманной им с Батистой, но узнал об этом с точностью до минуты, и мы приняли соответствующие меры, чтобы сохранить людей и оружие на пути в Тукспан — к месту отплытия. Эта ценная информация не стоила нам ни сентаво.Когда закончилось последнее наступление тирании в Сьерра-Маэстре, нам также пришлось противостоять дерзким действиям Эваристо Венерео — агента режима, который под видом революционера попытался внедриться в наши ряды в Мексике. Он был связан с тайной полицией этой страны — крайне репрессивным органом — и помогал полицейским допрашивать Кандидо Гонсалеса, которому перед допросом завязали глаза, — этот героический боец погиб после высадки на Кубу. Он ехал в одной машине со мной.Эваристо затем вернулся на Кубу. Он получил задание /58/ убить меня, когда наши силы уже наступали на Сантьяго-де-Куба, Ольгин, Лас-Вильяс и западную область страны. Об этом стало известно в подробностях, когда были захвачены архивы Службы военной разведки. Все факты подтверждаются документами.Я пережил множество покушений. Только счастливый случай и привычка тщательно отслеживать каждую мелочь позволили пережить уловки Эутимио Герры в первые и самые драматичные дни Сьерра-Маэстры — и выжить всем, кто затем стал известен как руководители победившей Революции: Камило, Че, Раулю, Альмейде, Гильермо. Мы могли погибнуть, когда враг, которого привел предатель, чуть-чуть не уничтожил нас, окружив наш ничего не подозревавший лагерь. По итогам короткого столкновения мы понесли страшную потерю — погиб Хулио Сенона Акоста, чернокожий рабочий-сахарник, замечательный и активный человек, который во время боя обогнал меня. Позже погибли в бою и другие — Сиро Фриас, прекрасный товарищ и талантливый командир, который пал в Имиас на Втором фронте; Сиро Редондо, который яростно сражался с врагом в составе колонны Че и погиб в Мальверде; Хулито Диас, который стрелял из своего пулемета 30-миллиметрового калибра и был убит в нескольких шагах от нашего командного пункта при атаке на Уверо.Мы сидели в засаде в хорошо выбранном месте, ожидая врага, ранее заметив, что в тот день у него намечалось передвижение войск. Наше внимание отвлеклось всего на несколько минут, когда вернулось два человека из группы, которых мы послали на разведку за несколько часов до нашего решения о смене места, и они вернулись без какой бы то ни было полезной информации.Эутимио вел врага, надев белую гуаяберу, заметную издалека в лесу у Альто-де-Эспиноса, где мы его поджидали. Батиста подготовил сообщение о ликвидации нашей группы, и это общение уже цитировалось прессой. Мы оказались слишком доверчивы и в действительности недооценили врага, использовавшего человеческие слабости. В засаде нас было 22 — все закаленные и проверенные бойцы. Рамиро, раненый в ногу, приходил в себя в другом месте.Благодаря смене дислокации в последний момент в тот день спаслась от сокрушительного разгрома колонна /59/ из более 300 солдат, продвигавшихся гуськом по обрывистым и поросшим лесом склонам.Как действовала машина убийств в отношении Революции на Кубе?В апреле 1959 года я посетил США по приглашению вашингтонского пресс-клуба. Никсон удостоил меня приема в своем рабочем кабинете. Позже он утверждал, что я оказался невеждой в экономических вопросах. Впрочем, я сознавал собственное невежество и записался на три университетских курса, чтобы получить стипендию, которая позволила бы мне изучать экономику в Гарвардском университете. Я уже сдал экзамены по правоведению, международному праву и социальным наукам. Мне оставалось сдать только два предмета: историю социальных учений и историю политических учений. Я изучал их особенно тщательно. Однако события на Кубе начали быстро развиваться, и я понял, что момент был неподходящим, чтобы спокойно получить стипендию и изучать экономику.Я посещал Гарвард в конце 1948 года. Вернувшись в Нью-Йорк, я купил «Капитал» на английском языке, чтобы изучить знаменитое произведение Маркса и попутно углубить познания в английском. Я не был подпольным членом Коммунистической партии, как решил Никсон с его пытливо-плутовским взглядом. В ходе занятий в университете я выяснил, что сначала я был утопическим коммунистом, а затем стал радикально настроенным социалистом, готовым бороться с применением соответствующей стратегии и тактики.Единственной моей проблемой в беседе с Никсоном было отвращение, мешавшее мне искренне объяснять свои идеи вице-президенту и возможному будущему президенту США — эксперту по экономическим концепциям и имперским методам правления, в которые я уже давно не верил.В чем была суть той длившейся несколько часов встречи, как рассказывает об этом автор одного рассекреченного документа? Я опираюсь только на собственные воспоминания. /60/ Из этой памятной записки я выбрал несколько абзацев, которые, по моему мнению, наилучшим образом характеризуют идеи Никсона:«Кастро особенно беспокоился, не раздражил ли он сенатора Смазерса своими комментариями. Я заверил его в самом начале разговора, что встреча с прессой — одно из самых трудных мероприятий, в которых может участвовать государственное должностное лицо, и что он провел ее чрезвычайно хорошо, особенно с учетом факта, что он отважился говорить по-английски без помощи переводчика...Кроме того, было понятно, что главной целью его поездки в США было не увеличение квот на закупку сахара или получение правительственного займа, а получение поддержки своей политики со стороны американской общественности…Я пытался представить, каким лидером Кастро станет в будущем, и меня беспокоило не столько его наивная трактовка коммунизма и очевидное отсутствие у него понимания элементарных экономических принципов, сколько его почти рабское подчинение мнению большинства, т. е. толпы. Во время встречи с ним я пытался внушить ему, что задача лидера — не следовать воле толпы, а направлять ее по правильному пути, не давать народу того, что он хочет в моменты эмоционального напряжения, а добиваться, чтобы народ хотел того, чего должен хотеть…Когда пришел мой черед говорить, я попытался обратить его внимание на тот факт, что, хотя мы оба верим в правительство большинства, это большинство может оказаться тираническим и есть определенные права отдельного человека, которые большинство никогда не должно нарушать…Я полагаю, что не произвел на него большого впечатления, но он слушал меня и, казалось, понимал, о чем я говорил. Я попытался излагать свои мысли с точки зрения того, что его место в истории будет определяться его талантами как государственного деятеля. Еще я говорил ему, что легче всего следовать за толпой, однако и для народа, и для самого Кастро будет лучше поступать правильно. Как я уже сказал, он был невероятно наивен в отношении коммунистической опасности и, казалось, ничуть не боялся, что коммунисты в конце концов могут прийти к власти на Кубе… /61/В наших разговорах о коммунизме я снова пытался обратить внимание Кастро на его собственные интересы и указать, что революция, которой он руководит, может в один момент обернуться против него и против кубинского народа, если только он не сохранит контроль над ситуацией и не гарантирует, что коммунисты никогда не придут к власти в стране. Но тут я сомневаюсь, что добился многого…Я старательно настаивал, что Кастро необходимо перекладывать часть ответственности на других, однако снова сомневаюсь, что он меня понял…Было очевидно, что, пока я восхвалял свободу слова, прессы и религии, его интересовали экономические программы. Он повторял снова и снова, что человек, три месяца в году работающий на уборке сахарного тростника и голодающий остальной год, больше всего хочет найти работу, чтобы заработать на еду, дом и одежду… Он указал, что было бы очень глупо со стороны Соединенных Штатов поставлять оружие Кубе или любой другой карибской стране. Он добавил: "Все знают, что наши страны не смогут участвовать в защите этого полушария в случае, если вспыхнет мировая война. Оружие, полученное правительствами этого полушария, используется только для подавления народа или, как это делал Батиста, для борьбы с Революцией. Было бы намного лучше, если бы деньги, которые США дает странам Латинской Америки на оружие, поступали бы в виде капиталовложений". Должен признать, что в его аргументах не было ничего, с чем бы я не согласился…Мы долго обсуждали, как Куба могла бы получить капиталовложения, необходимые для ее экономического развития. Он настаивал, что Куба в основном нуждается не в частном, а в правительственном капитале».Я имел в виду капитал кубинского правительства. Сам Никсон признает, что я никогда не просил средств у правительства США. Здесь он немного путается, когда говорит:«Правительственный капитал ограничен вследствие того, что на него имеется много желающих, и вследствие бюджетных проблем, с которыми мы сталкиваемся в настоящее время». /62/Очевидно, что я ему это объяснил, поскольку он тут же указывает в своей записке:«Все страны мира борются за доступ к капиталу, но деньги не будут направлены в страну, где есть значительная угроза того, что ее властями будет проводиться дискриминационная политика в отношении частных предприятий.Тут я снова, полагаю, не сумел добиться многого…С большим тактом я намекнул Кастро, что губернатор Пуэрто-Рико провел великолепную работу в плане привлечения частного капитала и повышения уровня жизни своего народа в целом и что Кастро мог бы послать в Пуэрто-Рико одного из своих экономических советников, чтобы тот переговорил с Муньосом Мариной. Это предложение не вызвало у Кастро большого энтузиазма, и он сказал, что кубинский народ "настроен очень националистически" и будет смотреть с подозрением на любую программу, созданную в стране, считающейся колонией США.Я склонен думать, что настоящей причиной такого его поведения было несогласие с твердой позицией Муньоса по защите частного предпринимательства — Кастро не желает слушать советов, которые отвлекают его от задачи по строительству социализма на Кубе.В Соединенных Штатах не следовало бы столько говорить об опасениях в отношении того, что могли бы сделать коммунисты на Кубе или в любой другой стране Азии, Африки или Латинской Америки.Я также попытался поставить наше отношение к коммунизму в определенный контекст, сказав ему, что коммунизм — это нечто большее, чем просто теория, и что его агенты обладают опасной способностью захватывать власть и устанавливать диктатуры…Следует подчеркнуть особо, что Кастро не задал никаких вопросов о квоте на закупки сахара и даже не упомянул об экономической помощи.Моя оценка его как человека неоднозначна. Тем не менее мы можем быть совершенно уверены в том, что он обладает качествами лидера. Что бы мы о нем ни думали, он сыграет важную роль /63/ в развитии Кубы и, возможно, Латинской Америки в целом. Он или очень искренний человек, или невероятно наивный в отношении коммунизма, или находится под контролем у коммунистов.Поскольку Кастро обладает силой лидера, единственное, что мы можем сделать — это по крайней мере попытаться сориентировать его в правильном направлении».Так завершается эта рассекреченная докладная записка Белому дому.Когда Никсон начинал говорить, его было трудно остановить. Он имел привычку поучать латиноамериканских правителей. Он не делал наброски того, что намеревался сказать, и не записывал того, что говорил. Он отвечал на вопросы, которые ему не задавали, выбирал темы только на основе своего предварительного мнения о собеседнике. Даже ученику начальной школы не приходилось сразу выслушивать столько уроков о демократии, антикоммунизме и остальных предметах, связанных с искусством политики. Никсон был убежденным поборником развитого капитализма и оправдывал его господство над миром принципами естественного права. Он идеализировал эту систему. Других точек зрения он не воспринимал, и не было ни малейшей возможности поддерживать разговор с ним.Убийства начались при Эйзенхауэре и Никсоне. Однажды Киссинджер воскликнул, что«пролилась бы кровь, если бы стало известно, например, что генеральный прокурор Роберт Кеннеди лично руководил покушением на Фиделя Кастро».Кровь проливалась и раньше. Администрации последующих президентов США за несколькими исключениями продолжали ту же политику.В меморандуме, составленном начальником Отдела западного полушария ЦРУ Дж. С. Кингом от 11 декабря 1959 года, говорится дословно следующее:«Тщательно проанализировать возможность уничтожить Фиделя Кастро… Многие хорошо информированные лица считают, что устранение Фиделя резко ускорило бы падение правительства…»Руководством ЦРУ и сенатским комитетом Черча в 1975 году было признано, что планы моего убийства впервые появились /64/ в 1960 году — намерение покончить с Кубинской революцией было отражено в президентской программе в марте того же года. Меморандум, составленный Дж. Кингом, был направлен генеральному директору ЦРУ Аллену Даллесу с припиской, в которой авторы просили оказать поддержку этим действиям. Все они были встречены с благосклонностью — особенно предложение об убийстве Кастро, как видно из следующего примечания к этому документу, подписанного Алленом Даллесом и датированного 12 декабря: «Утверждается рекомендация, содержащаяся в абзаце 3».Директор Бюро по вопросам истории Государственного совета Кубы Педро Альварес-Табио составил план книги с подробным анализом рассекреченных документов. В этой книге, в частности, сообщается, что«до 1993 года органы кубинской государственной безопасности раскрыли и обезвредили 627 заговоров с целью покушения на жизнь главнокомандующего Фиделя Кастро. Эта цифра включает как планы, достигшие стадии конкретного исполнения, так и планы, которые были нейтрализованы на начальном этапе, а также другие попытки, о которых различными путями и по различным причинам было сообщено из самих США. Цифра не включает множество сообщений, которые нельзя было проверить, поскольку имеются только свидетельские показания некоторых участников, а также планы, возникшие после 1993 года».Ранее из доклада полковника Джека Хоукинса, командовавшего военизированными подразделениями ЦРУ во время подготовки к вторжению на Кубу в бухте Кочинос, стало известно, что «штаб военизированных подразделений на всякий случай изучил возможность организации штурма еще большего масштаба…»Предполагалось, что эти силы высадятся на Кубе после начала активных партизанских действий внутри страны. Следует сказать, что в этот период партизанские силы с успехом действовали в Эскамбрае. Было задумано так, что высадка штурмовых сил после начала всеобщего восстания ускорит его ход и вызовет массовое дезертирство из рядов вооруженных сторонников Кастро, что в конечном итоге приведет к его свержению. /65/Концепция использования морских и воздушно-десантных штурмовых сил была проанализирована на заседаниях Специальной группы в ноябре-декабре 1960 года. Хотя группа не приняла определенного решения в отношении использования этих сил, она не возражала против того, чтобы их использование оставалось в повестке дня. Президент Эйзенхауэр был проинформирован об этой идее представителями ЦРУ в конце ноября того же года. Президент выразил желание, чтобы все действия, которые проводились соответствующими отделами, энергично продолжались.Что сообщил Хоукинс о «результатах программы антикубинских тайных операций с сентября 1960 года до апреля 1961 года»?Не более и не менее как следующее:Внедрение агентов-боевиков. В страну-объект было внедрено 70 подготовленных военизированных агентов, включая 19 радиооператоров. Семнадцать из них сумели установить сети связи с центральными офисами ЦРУ, хотя некоторые были позже схвачены или потеряли свое оборудование.Операции по воздушному обеспечению. Эти операции не имели успеха. Из 27 попыток только четыре принесли желаемые результаты. Кубинские летчики быстро доказали, что не имеют нужных способностей для операций такого рода. Специальная группа запретила нанимать для выполнения этих миссий американских летчиков, однако для специальных случаев такой найм летчиков был разрешен.Операции по морскому обеспечению. Эти операции принесли значительный успех. Суда, совершавшие рейсы из Майами на Кубу, перевезли более 40 тонн оружия, взрывчатых веществ и военного оборудования, внедрили или вывезли большое число агентов. Определенное количество оружия было передано 400 партизанам, которые длительное время действовали в Эскамбрае в провинции Лас-Вильяс. Большинство диверсий, совершенных в Гаване и других местах Кубы, было осуществлено с использованием этих материалов.Поддержка партизанской деятельности. Агенты, заброшенные на Кубу, сумели создать обширную подпольную организацию /66/ с центром в Гаване, охватывавшую все провинции страны. Однако только в Эскамбрае велась эффективная партизанская деятельность — там насчитывалось от 600 до 1 000 плохо вооруженных партизан, организованных в банды по 50—200 человек, которые успешно действовали более шести месяцев. Координатор подрывных действий в Эскамбрае, обученный ЦРУ, нелегально приехал на Кубу и сумел проникнуть в зону действий повстанцев, но сразу же был схвачен и казнен. Другие мелкие партизанские подразделения действовали в провинциях Пинар-дель-Рио и Ориенте, однако они не добились значительных результатов. Агенты сообщали о большом количестве безоружных людей во всех провинциях, готовых стать партизанами, если бы у них было оружие.Диверсии.В период с октября 1960 года по 15 апреля 1961 года диверсионная деятельность имела следующую динамику:организовано 800 поджогов, в которых погибло примерно 300 000 тонн сахарного тростника;устроено еще примерно 150 поджогов, включая 42 поджога домов по сушке табака, двух бумажных фабрик, сахарорафинадного завода, двух молочных ферм, четырех складов и 21 дома коммунистов;подорвано с использованием динамита около 110 объектов, включая помещения комитетов Коммунистической партии, электростанцию в Гаване, два склада, железнодорожный вокзал, автовокзал, общежития ополченцев, железнодорожные пути и др.;подложено примерно 200 взрывпакетов в провинции Гавана;спущено с рельсов шесть поездов, разрушена одна радиотрансляционная станция с кабелями, а также многочисленные электротрансформаторы;диверсионная группа внезапно напала с моря на Сантьяго, в результате чего примерно на неделю был выведен из строя нефтеперерабатывающий завод. /67/Вот что стало известно благодаря информации Хоукинса. Любому понятно, что двести приведенных в действие взрывных устройств в главной провинции отсталой страны, которая жила исключительно благодаря выращиванию сахарного тростника, полурабскому труду и сахарной квоте, заработанной почти за два столетия надежных поставок, провинции, земли и самые производительные сахарные заводы которой были собственностью крупных американских предприятий, — это зверский акт тирании, направленный против кубинского народа.Но эти взрывы — еще далеко не все. Больше я ничего не скажу: на сегодня довольно.https://scepsis.net/library/id_3774.html - цинк

16 августа, 09:00

Korea And Venezuela: Flip Sides Of The Same Coin

Authored by Jacob Hornberger via The Future of Freedom Foundation, By suggesting that he might order a U.S. regime-change invasion of Venezuela, President Trump has inadvertently shown why North Korea has been desperately trying to develop nuclear weapons - to serve as a deterrent or defense against one of the U.S. national-security state storied regime-change operations. In fact, I wouldn’t be surprised to see Venezuela and, for that matter, other Third World countries who stand up to the U.S. Empire, also seeking to put their hands on nuclear weapons. What better way to deter a U.S. regime-change operation against them? Think back to the Cuban Missile Crisis. The U.S. national-security establishment had initiated a military invasion of the Cuba at the Bay of Pigs, had exhorted President Kennedy to bomb Cuba during that invasion, and then had recommended that the president implement a fraudulent pretext (i.e., Operation Northwoods) for a full-scale military invasion of Cuba. That’s why Cuba, which had never initiated any acts of aggression against the United States, wanted Soviet nuclear missiles installed in Cuba. Cuba’s leader Fidel Castro knew that there was no way that Cuba could defeat the United States in a regular, conventional war. Everyone knows that the military establishment in the United States is so large and so powerful that it can easily smash any Third World nation, including Cuba, North Korea, Iraq, Afghanistan, and Venezuela. Castro’s strategy worked. The Soviet nuclear missiles installed in Cuba drove Kennedy to reject the Pentagon’s and CIA’s vehement exhortations to bomb and invade Cuba. The way the Pentagon and the CIA saw the situation was that Kennedy now had his justification for effecting a violent regime-change operation in Cuba. The way Kennedy saw the situation was that a violent regime-change operation through bombing and invasion could easily result in all-out nuclear war between the United States and Russia. It turned out that Kennedy was right. What the Pentagon and the CIA didn’t realize at the time is that Soviet commanders on the ground in Cuba had fully armed tactical nuclear weapons at their disposal and the battlefield authority to use them in the event of a U.S. bombing or invasion of the island. If Kennedy had complied with the dictates of the Pentagon and the CIA, it is a virtual certainty that the result would have been all-out nuclear war between the Soviet Union and the United States. To his ever-lasting credit, Kennedy struck a deal in which he vowed that the United States would cease and desist from invading Cuba in return for the Soviet Union’s withdrawal of its nuclear missiles from Cuba. The point is this: If the Pentagon and the CIA had not been trying to get regime-change in Cuba, Cuba would never have felt the need to get those Soviet missiles. It was the Pentagon’s and CIA’s commitment to regime change in Cuba that gave us the the Cuban Missile Crisis. Equally important, the resolution of the crisis showed that if an independent, recalcitrant Third World regime wants to protect itself from a U.S. national-security-state regime-change operation, the best thing it can do is secure nuclear weapons. Thus, the current crisis over North Korea’s quest to get nuclear weapons to deter a U.S. regime-change operation is rooted in how Cuba deterred the U.S. national security establishment’s regime-change efforts in 1962. Americans would be wise to regime change operations in North Korea and Venezuela in the context of the U.S. government’s overall foreign policy of military empire and interventionism. Recall, first of all, that the U.S. government has a long history of interventionism in Latin America, where it has brought nothing but death, destruction, suffering, misery, and tyranny. Nicaragua, Guatemala, Chile, Brazil, Panama, and Grenada come to mind. In fact, the situation in Chile that resulted in U.S. intervention was quite similar to today’s situation in Venezuela. In Chile, a socialist was democratically elected and began adopting socialist policies, which caused economic chaos and crisis. The CIA and Pentagon intentionally and secretly did everything they could to makes matters worse. U.S. officials even engaged in bribery, kidnapping, and assassination in Chile. They incited and encouraged a coup that succeeded in ousting the democratically elected socialist and replaced by a “pro-capitalist” military general, whose forces proceeded to round up, kidnap, torture, rape, or execute tens of thousands of people, including the murder of two Americans, all with the support and complicity of the Pentagon and the CIA. Haven’t we seen the same types of results with the U.S. regime-change operations in Iraq, Afghanistan, Libya, Yemen, Syria, and elsewhere? Death, destruction, and chaos, not to mention a gigantic refugee crisis for Europe. And look at what the pro-empire, interventionist system has done to the American people. Constant, never-ending crises and chaos, with North Korea being just the latest example. Out of control federal spending and debt that are threatening the nation with financial bankruptcy and economic and monetary crises. Totalitarian-like powers being exercised by the president and his national-security establishment, including assassination, torture, and indefinite detention. Weird, bizarre random acts of violence that reflect the same lack of regard for the sanctity of human life that U.S. officials display in faraway countries. None of this is necessary. It’s entirely possible for Americans to live normal, healthy, free lives. All it takes is a change of direction - one away from empire and interventionism and toward a limited-government republic and non-interventionism in the affairs of other nations. That’s the way to achieve a free, prosperous, harmonious, and friendly society.

Выбор редакции
05 августа, 23:34

Победа - это упорство

В Крыму открыли памятник Фиделю Кастро, который представляет из себя стелу высотой около двух метров с избражением каноничного образа  вождя Кубинской революции и цитатой "Победа - это упорство".Согласно заявлению представителя правительства Крыма, есть планы соорудить в этом районе набережную протяженностью четыре километра и назвать ее в честь Фиделя.Памятник кубинскому лидеру Фиделю Кастро открыли на берегу Чёрного моря в крымском посёлке Оленевка, передаёт Крыминформ. Инициатива установки принадлежит организаторам фестиваля «Extreme Крым».Памятник представляет собой высеченную глыбу с небольшой скамейкой. Как пояснил на открытии вице-премьер Крыма Дмитрий Полонский, монумент сделан из местного материала – известнякового камня. «Здесь все символично. Задумка в том, что со скамейки можно любоваться прекрасным закатом», – рассказал он.На памятнике – граффити с портретом Кастро и его цитатой: «Победа – это упорство». «Неподалёку от этого места будет построена набережная имени великого политического деятеля и большого друга России – команданте Фиделя Кастро», – гласит надпись на примыкающей каменной табличке.По мнению крымского вице-премьера, между Кубой и Крымом много общего, и выбранная цитата отражает суть событий Крымской весны 2014 года. «Мне кажется, что у острова свободы Кубы и полуострова свободы Крыма много общего. Нас единит стремление к свободе. Мы, как и кубинцы, сделали свой исторический выбор», – поделился с Крыминформом Полонский.Фидель Кастро – кубинский революционер, борец против режима диктатора Батисты. Руководил Кубой с 1959 по 2006 год. Скончался 25 ноября 2016 года на 91-м году жизни. После своей смерти завещал не устанавливать ему памятники и не переименовывать улицы в его честь. Но на Крым этот запрет не распространяется, считает вице-премьер.http://www.c-inform.info/news/id/55473?utm_source=twitter.com&utm_medium=social&utm_campaign=v-krymu-otkryli-pamyatnik-fidelyu-kastro. - цинк (видео открытия https://twitter.com/crimeainform/status/893920006681047040)В общем, годное начинание, надеюсь у Полонского получится продавить дальнейшее развитие проекта, который как повысит туристическую привлекательность Крыма, так и достойно почтит память Фиделя. Стоит отметить, что при Украине, такой памятник в Крыму появится просто не мог, особенно сейчас, когда там героизируют различную нацистскую нечисть. В этом плане Крым действительно выбрал свободу от украинского маразма.И еще на тему "ужасов оккупированного Крыма". В Балаклавской долине прошел фестиваль "Золотая балка", где среди различных российских исполнителей, не побоявшихся санкций, выступила и немецкая группа "Scooter", которая наплевала на украинские и европейские запреты. Репортаж о мероприятии с местного ТВ.Почем рыбка?  За это выступление в Крыму, на Украине заведено уголовное дело.Эх, помнится в школе и в институте слушал "Scooter", который в конце 90х-начале 2000х был мега-популярен, до сих пор сохранились старые кассеты, которые покупал для плеера и которые были заслушаны до дыр.Лицензионных дисков и кассет тогда практически не было, так что пираты у нас неплохо нажились на их творчестве.Творчество у немцев было незатейливое, но брало энергетикой, помнится на дискотеке первого курса института "Хау мач из из фиш" и "Файр" раза по 3 за вечер ставили, уступая только песне Селин Дион из "Титаника", которую раз 5 успели за вечер прокрутить.Fire вообще не устарел, до сих пор постоянно попадаются различные клипы, где эту песню используют как музыкальную подложку.Ну а мне из всего их тогдашнего творчества более прочего нравилась No Fate.Потому уже перешел на более тяжелую музыку вроде Rammstein и Nightwish, но к их творчеству по старой памяти отношусь вполне нормально. Такая себе задорная танцевальная музыка без претензий.Ну а за приезд в Крым им еще один плюсик в карму.

04 августа, 10:54

Политическая элита США против всего мира. Тьерри Мейсан

Американские политики считают, что международные перемены, которых добивается президент Трамп, для них опасны. Объединившись, они...

30 июня, 07:43

Прощай, оружие

Закончилась одна из самых длинных гражданских войн в мире. Революционные вооруженные силы Колумбии (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia или просто ФАРК) завершила сдачу оружия представителям ООН. Отныне эта организация, терроризировавшая свою страну с 1964 года, является сугубо политической.

26 июня, 15:00

Кем была мать Тереза

Папа Римский Франциск на площади Святого Петра в Риме перед лицом 120 тысяч людей, официальных делегаций из 15 стран, а также перед специально приглашенными 1500 итальянскими бездомными, канонизировал мать Терезу. Теперь она стала святой римско-католической церкви. Федеральное агентство новостей (ФАН) в связи с этим напоминает читателям наиболее скандальные факты из биографии Агнес Годже Бояджиу. При […]

25 июня, 14:36

America’s 11 Most Interesting Mayors

(And 7 rising stars.)

24 июня, 12:54

Обличение диверсанта. Разговор с Владимиром Тольцем

  • 0

В продолжение Е.Гайдар и уничтожение доклада «Кролла»Владимир Тольц Настя, ну, все не совсем так было. И я не совсем так рассказывал. (А вообще-то надо бы поискать эту запись; пока батарейка не села, я записывал). Во-первых, я говорил не книга, а книжка, а Егор не "тома", а "брошюры". Не помню, чтобы он говорил слово "проводка"; просто пояснил, что в строке название банка, номер счета, сумма, дата. Слов "правоохранительные органы" он тоже не произносил. Просто сказал, что это компетентны исследовать у нас только ГБ, а они ему не подчиняются. А кроме того если б он и мог им такое расследование поручить, тут очевиден был бы конфликт интересов и мотиваций: сами спрятали, теперь сами расследуйте...Andrei Illarionov Владимир, пусть будет не «книга», а «книжка». Пусть будут не «тома», а «брошюры», «тетради», «части». Запись, в которой имеются название банка, номер счета, сумма, дата, описание операции, часто называется «проводкой». Пусть изначальное сообщение будет откорректировано следующим образом: «Отчет "Кролла" представлял собой книжку, состоявшую из четырех брошюр, в каждой строчке которых имелись название банка, номер счета, сумма, дата, описание операции».В этом случае все равно возникает несколько естественных вопросов:1) Где эта «книжка» со всеми ее «брошюрами» и строчками с записями? Куда она исчезла?2) Поскольку расследование делалось по поручению Б.Ельцина, где доклад Гайдара Ельцину по результатам рассмотрения отчета Кролла?3) Что, Гайдар не отчитался по поручению президента? Почему?4) Когда Гайдар заключал соглашение с Кроллом, он, что, не знал о мотивации ГБ?5) Тогда на чью помощь (кроме ГБ) он рассчитывал при анализе отчета Кролла? Почему он ею не воспользовался?6) Пусть Баранников не подчинялся Гайдару, но Баранников подчинялся Ельцину. Если Баранников стал бы саботировать поручение Ельцина, то это была бы вина Баранникова, и тогда с него за этот саботаж точно спросили бы.7) Если у Гайдара были опасения по сохранности отчета в руках Баранникова, то Гайдар мог снять с него копию (копии). Возможно, они все-таки были сняты. Только где они? И эти опасения – не основание для непередачи отчета Кролла Баранникову.8) На основе каких полномочий Гайдар самостоятельно, без разрешения Ельцина, прекратил финансирование расследования Кролла и отношения с Кроллом? Такие действия называются «превышением полномочий».9) Наконец, из слов Гайдара следует, что единственной его мотивацией «утратить» доклад и отказаться от дальнейшего расследования Кролла было уничтожение полученных Кроллом улик.10) В сухом остатке получается, что Гайдар:- не выполнил поручение президента;- превысил свои полномочия;- уничтожил улики – документы по расследованию государственных преступлений против России минимум на 11-13 млрд.дол.То есть неподчинение президенту и два полноценных уголовных преступления.Владимир Тольц Andrei, вопросы, которые Вы задаёте, интересуют и меня. И у меня нет на них ответа. По некоторым есть какие-то догадки. В частности, думаю, что "потерянные грамоты" никуда не пропали, а хранятся в Президентском архиве в режиме, подобном "особой папке" советского времени. Из той давней беседы с Егором у меня сложилось впечатление, что объемы выведенных за рубеж денег он до отчёта Кролла не представлял. Но я вовсе неверие, что он был откровенен, обсуждая со мной эту тему (да и с чего бы?) Про роль ГБ в деле вывода денег он конечно знал. Но я не убеждён, что знал детально. (Про Л.Веселовского, к примеру) Другое дело, и я это выяснил беседуя и с выпущенным из Лефортова Болдиным, и с человеком, выдавшим в МВТ внешними банковскими связями, что вывоз кэша, и прокачка средств через фирмы "друзей" были по их мнению отнюдь не главным способом формирования тела "Золота партии". Догадываюсь, что Егор также слышал подобные суждения, и мб стремился с помощью Кролла оценить их значимость...Andrei Illarionov Владимир:1) У нас нет никаких подтверждений, что «потерянная грамота» хранится в Президентском архиве;2) У нас нет никаких подтверждений, что Гайдар когда-либо передавал «грамоту» Ельцину; что на основании отчета Кролла он подготовил Ельцину какой-либо доклад с предложениями о действиях; что после получения поручения Ельцина в декабре 1991 г. он когда-либо еще разговаривал с Ельциным об этом докладе;3) У нас нет никаких фактов, подтверждающих, что Гайдар с кем-либо в госаппарате когда-либо обсуждал доклад Кролла;4) Но у нас есть слова самого Гайдара, что он не стал отдавать «грамоту» Баранникову, человеку, напрямую подчиненному Ельцину;5) И у нас есть прямые слова Гайдара о том, что:- в отчете Кролла ничего интересного нет;- Министерство безопасности на сотрудничество идет неохотно (то есть оно идет неохотно на сотрудничество с Гайдаром в уничтожении улик?);- финансировать Кролл больше не надо (потому что, совершенно ясно, что они раскопают еще новые факты и представят новые улики);- поэтому я (Гайдар) принял единоличное решение прекратить сотрудничество с Кроллом;- и я принял решение «потерять» этот отчет Кролла.Плюс к этому (6) Гайдар предложил чудовищное по цинизму «обоснование» своих действий: «И тогда работа фирмы «Кролл» – это просто бессмысленное разбазарива­ние государственных денег». То есть 2,5 млн дол. на поиск похищенных из России 11-13 млрд.дол. – это «бессмысленое разбазаривание государственных денег». А вот передача Гайдаром 300 млн.дол. Фиделю Кастро и 1 млрд.дол. ГБшному Евробанку – это, конечно же, эффективное использование государственных денег.Ничего не скажешь – диверсия, первоклассная диверсия.Владимир Тольц Andrei, по правам.1-3 спору нет. (Предположение об Архиве Президента я высказываю лишь на основе своих, более чем скромных представлений о системе гос.делопроизводства. Остальное я за лишь по Вашим репликам. Упоминание Настей моего давнего разговора с ЕГ инспирировало несколько обращений ко мне с советами, как искать "пропавшие грамоты" Кролла и обличениями покойного Гайдара. - традиции Страны Советов и обличителей живы!Andrei Illarionov Владимир, Вы не спорите по пунктам 1-3. Правильно ли я понимаю, у Вас есть возражения по пунктам 4, 5 и 6? Почему? Это же слова и действия самого Гайдара.Один из обличителей покойного Гайдара – автор этих строк. Вы можете прямо высказать все претензии мне.https://www.facebook.com/akirilenko/posts/10213010836123422?pnref=story

22 июня, 21:48

Беседа Мао Цзэдуна с Че Геварой

Стенограмма беседы Великого Кормчего с великим кубинским революционером. Китай, 1960 год.Беседа Мао Цзэдуна с Че ГеваройМао Цзэдун: Кубинская делегация, добро пожаловать.Че Гевара: Очень приятно [нам] иметь такую возможность - поприветствовать председателя Мао [лично]. Мы всегда склонялись перед авторитетом председателя Мао в нашей борьбе. Мы являемся официальной делегацией, представляющей Кубу, но члены нашей делегации родились в четырех странах.Мао Цзэдун: Вы аргентинец.Че Гевара: Родился в Аргентине.Мао Цзэдун: Где еще родились люди в составе делегации?Че Гевара: [Рамиро Фернандо] Мальдонадо [Генеральный секретарь, Революционная социальная партия Эквадора] - эквадор, [экономист Альбан] Латасте - чилиец, я родился в Аргентине, все остальные родились на Кубе. Хотя некоторые из нас не родились на Кубе, кубинцы не возмущаются, говоря, что мы не родились на Кубе. Мы фактически защищаем кубинскую революцию. Фидель [Кастро] представляет волю всех латиноамериканцев.Мао Цзэдун: Вы - интернационалисты.Че Гевара: Интернационалисты Латинской Америки.Мао Цзэдун: Люди Азии, люди Африки и весь социалистический лагерь поддерживают вас. В прошлом году вы посетили несколько азиатских стран, [не так ли?]Че Гевара: Несколько стран, таких как Индия, Сиам [Таиланд], Индонезия, Бирма, Япония, Пакистан.Мао Цзэдун: За исключением Китая, вы были во всех крупных азиатских странах.Че Гевара: Вот почему я сейчас в Китае.Мао Цзэдун: Добро пожаловать.Че Гевара: Наше внутреннее положение еще не стабилизировалось, когда я покинул Кубу в прошлом году, поэтому мы очень осторожно вели себя по отношению к внешнему миру. [Теперь] внутренняя ситуация консолидировалась, и мы можем быть более твердыми.Мао Цзэдун: Нынешняя международная ситуация лучше, чем в прошлом году.Че Гевара: Вся нация объединена, но каждый день империалисты ожидают, что мы распадемся.Мао Цзэдун: Помимо рабочих и крестьян, с кем вы еще?Че Гевара: Наше правительство представляет рабочих и крестьян. В нашей стране все еще есть мелкая буржуазия, которая имеет дружеские отношения и сотрудничает с нами.Мао Цзэдун: Национальной буржуазии нет?Че Гевара: Национальная буржуазия была в основном импортерами. Их интересы были связаны с империализмом, и они были против нас. [Вот почему] мы уничтожили их, как экономически, так и политически.Мао Цзэдун: Они были компрадорской буржуазией. [Они] не должны считаться национальной буржуазией.Че Гевара: Некоторые люди полностью зависели от империализма. Империализм давал им капитал, технологии, патенты и рынки. Хотя они жили в своей собственной стране, их интересы были повязаны с империализмом, - например, торговцев сахаром.Мао Цзэдун: Сахарные предприниматели.Че Гевара: Они были. Теперь сахарный бизнес был национализирован.Мао Цзэдун: Вы, в принципе, экспроприировали весь американский капитал.Че Гевара: Не в принципе, а весь. Возможно, какой-то капитал укрылся [от экспроприации]. Но это не значит, что мы не собираемся [экспроприировать его].Мао Цзэдун: Предлагали ли вы компенсацию по случаю экспроприации?Че Гевара: Если [сахарная компания] покупала у нас более трех миллионов тонн сахара [до экспроприации], [мы] предлагали компенсацию в размере 5-25 процентов [стоимости купленного сахара]. [Людям], не знакомым с ситуацией на Кубе, было бы трудно понять всю иронию такой политики.Мао Цзэдун: По данным прессы, вы возвращали капитал и прибыль на основе 47 кабалерий в год с годовой ставкой 1 процент.Че Гевара: Лишь те [компании], которые покупали более 3 миллионов тонн сахара, были бы компенсированы. Нет закупок - никакой компенсации. Были два канадских банка, относительно большие. Мы не национализировали их, что согласуется с нашей внутренней и внешней политикой.Мао Цзэдун: Временно терпеть присутствие некоторых империалистических компаний является стратегически приемлемым. У нас тут тоже есть несколько [империалистических монополий].Чжоу Эньлай: Так же, как HSBC [Гонконгская и шанхайская банковская корпорация], присутствие которой является чисто символическим.Че Гевара: Эти канадские банки на Кубе - то же самое, что HSBC здесь.Мао Цзэдун: Вы объединили рабочих и крестьян, - именно большинство.Че Гевара: Некоторые люди из буржуазии пошли против нас и присоединились к лагерю врага.Мао Цзэдун: Те, кто идет против вас, являются вашими врагами. Вы проделали великолепную работу по подавлению контрреволюционеров.Че Гевара: Контрреволюционеры вели агрессивную деятельность. [Например,] иногда [они] занимали несколько островов, [в этом случае] они вскоре уничтожались. Не о чем беспокоиться. [Мы] казнили их лидера, расстреливали, когда мы их захватывали. Их оборудование доставлялось по воздуху - всё из США.Мао Цзэдун: Вы также захватили нескольких американцев [не так ли?]Че Гевара: [Они] подвергались суду немедленно, и расстреливались.Чжоу Эньлай: Американское правительство протестовало, и вы отвечали.Мао Цзэдун: Вы тверды... Будьте же тверды до конца, в этом надежда [революции], и империализм будет испытывать большие трудности. Но только заколебайтесь и начните идти на компромиссы, как империализму станет легче [иметь дело с вами].Че Гевара: На первом этапе нашей революции Фидель предложил способ решить проблему государственного жилья, потому что правительство несет ответственность за то, чтобы каждый из нас имел дом. Мы конфисковали собственность крупных домовладельцев и распределили среди народа. Мелкие домовладельцы сохраняют свою собственность, как и прежде.Мао Цзэдун: А потом?Че Гевара: Сейчас мы находимся на втором этапе революции, то есть, чтобы положить конец явлению эксплуатации одного человека другим. Внимательно отслеживая внутреннюю и международную ситуацию, мы работаем над укреплением нашего режима: искоренеяем неграмотность и безработицу (особенно тяжелая ситуация), развиваем промышленный сектор и двигаем дальше земельную реформу.Мао Цзэдун: Отлично. Вы оказали влияние на Латинскую Америку, и даже на Азию с Африкой. На них и дальше будет оказываться влияние, пока вы будете преуспевать.Че Гевара: Особенно что касается Латинской Америки.Мао Цзэдун: Латиноамериканская мелкая буржуазия и национальная буржуазия боятся социализма. В течение значительного периода вам не следовало бы спешить с социальной реформой. Этот подход поможет завоевать латиноамериканскую мелкую буржуазию и национальную буржуазию. После победы, чанкайшистские активы, а также предприятия, ранее принадлежавшие Германии, Италии, Японии, и позже преобразованные в активы Чан Кайши, были национализированы, что позволило государству объединить под своим началом до 80 процентов всего промышленного капитала. Хотя национальная буржуазия занимала всего 20 процентов [промышленного капитала], они занимали под своим началом более 1 миллиона рабочих и контролировали всю коммерческую сеть. Нам потребовалось почти 7 лет, чтобы решить эту проблему. [Мы] дали им работу, право голоса, совместное частно-государственное управление и выкуп процентов, в надежде на решение этой проблемы. Это [комбинированное] решение удовлетворило их и обеспечило относительно хороший эффект за границей. Посмотрев на это решение, азиатская буржуазия хоть и не была полностью счастлива, но они согласились, что это приемлемый способ объединения, и было неплохим делом использовать политику выкупа. Проблема городского кустарного промысла и мелкой буржуазии была решена, схожим образом, при помощи кооперативов.Че Гевара: Мы должны перенимать опыт других стран, в том числе Китая и других социалистических стран. Что касается буржуазии - мы даем им уважение, рабочие места и деньги, желая, чтобы они не уезжали за границу. Мы также предоставляем заработную плату техническим специалистам. Традиционно у нас нет кустарного промысла; поэтому в этой связи не возникает никаких проблем. Мы объединили безработных в кооперативы, которые в свою очередь дали им работу.Мао Цзэдун: США не хотят, чтобы у Кубы была национальная буржуазия. Это то же самое, чего хотели японцы в Корее и на северо-востоке Китая [т.е. в Маньчжурии], а также французы во Вьетнаме. Oни не позволяли местным жителям строить более крупные заводы.Че Гевара: Это явление похоже на то, что произошло в Латинской Америке. Чтобы уничтожить феодальные силы, империализм способствовал росту национальной буржуазии. Национальная буржуазия могла также потребовать более высокий налог на импорт. Но она не стояла за национальные интересы; она была, фактически, в сговоре с империализмом.Мао Цзэдун: У меня вопрос. Связана ли бразильская сталелитейная промышленность с США в плане капитала?Че Гевара: Крупные бразильские металлургические заводы были учреждены с американским капиталом.Чжоу Эньлай: Каков процент американского капитала? Бразилия производит 1,6 млн. тонн стали [ежегодно].Че Гевара: Общий объем капитала для крупнейших бразильских фабрик не совсем ясен. Но технологически всё это полностью зависит от США. Бразилия - большая страна, но на самом деле нет существенной разницы между ней и другими странами Латинской Америки.Мао Цзэдун: У меня другой вопрос. Вам потребовалось более двух лет с момента высадки на Кубу до окончательной победы. Вы объединили крестьян и одержали победу. Есть ли возможность, что другие страны Латинской Америки могли бы последовать этой модели?Че Гевара: На этот вопрос нельзя ответить однозначно. На самом деле, у вас больше опыта, и более глубокий анализ, [чем у нас]. На мой взгляд, Куба сталкивалась с более сложной обстановкой для революции, чем другие страны Латинской Америки. Был только один благоприятный фактор: мы одержали победу, использовав халатность империалистов. Империалисты не сосредоточили свои силы на борьбе с нами. Они думали, что Фидель после победы станет просить кредиты и сотрудничать с ними. [В отличие от этого], начать революцию в других странах Латинской Америки - значит, столкнуться с той же опасностью, что и Гватемале, - с вмешательством США посредством отправки морских пехотинцев.Мао Цзэдун: Существуют ли какие-то различия [среди этих стран Латинской Америки] с точки зрения внутренней ситуации?Че Гевара: Политически существуют [различия]. Но, в социальном плане, [все эти страны] попадают в две или три категории. В трех странах существует [текущая] военная борьба. Это Парагвай, Никарагуа и Гватемала.Мао Цзэдун: Теперь США нацелили свое копье на Гватемалу и Никарагуа.Че Гевара: В Колумбии и Перу появилась возможность для великого народного революционного движения.Мао Цзэдун: В Перу, как я и говорил, большинству людей нужна земля. Также и в Колумбии.Че Гевара: Случай с Перу вообще интересен. У них там всегда сохранялись обычаи примитивного коммунизма. Испанцы во время своего правления ввели феодализм и рабство, но примитивный коммунизм из-за этого не вымер. Напротив, он выживает до сих пор. Коммунистическая партия выиграла выборы в Куско. Эта борьба [за победу коммунистов на выборах] переплелась с расовой борьбой. Многие коренные индейцы живут в Перу, но только белые люди и метисы могут владеть землей и быть помещиками.Мао Цзэдун: Местные составляют от 9 до 10 миллионов человек, тогда как испанское население измеряется только десятью тысячами.Че Гевара: Эти цифры могут быть преувеличены. В Перу проживает 12 миллионов человек, из которых 10 миллионов являются туземцами, а 2 миллиона - белыми.Мао Цзэдун: [Перу] похоже на Южную Африку. В Южной Африке - всего 3 миллиона британцев.Чжоу Эньлай: 3 миллиона британцев, 1 миллион голландцев, 1 миллион смешанного населения, 8 миллионов чернокожих и полмиллиона индийцев. Люди последних двух категорий живут в такой плачевной ситуации, какая только возможна. Только белые люди имеют права голоса.Че Гевара: В Перу и рабство еще есть. Земля обычно продается с людьми.Чжоу Эньлай: Как в Тибете раньше.Че Гевара: В этих отсталых районах жители не используют деньги. Когда дело доходит до продажи чего-либо, [продавцы] ставят товары для продажи и медные монеты по каждую сторону как баланс для соизмерения. Никакие банкноты там не используются.Мао Цзэдун: Ситуация в Колумбии несколько отличается [, не правда ли]?Че Гевара: Колумбия имеет более слабый феодализм, но сталкивается с гораздо более сильным католическим присутствием. Землевладельцы и католическая церковь сговариваются с США. Местные индейцы бедны, но они - не рабы. Раньше партизанские силы присутствовали в Колумбии, но теперь они прекратили боевые действия.Мао Цзэдун: Имеет ли Куба дипломатические отношения с другими странами Латинской Америки?Че Гевара: Несколько стран сговорились друг с другом и разорвали свои отношения с Кубой. Этими странами являются Гаити, Доминиканская Республика и Гватемала. Колумбия, Сальвадор, Гондурас вместе объявили кубинского посла персоной нон грата. Бразилия отозвала своего посла, что, однако, было по другой причине.Чжоу Эньлай: Так что, вместе есть 7 стран.Мао Цзэдун: В этом случае [у Кубы] есть отношения со многими странами: 19 [латиноамериканских стран] минус 7 равно 12.Че Гевара: [Куба] не имеет отношений с первыми 3 [т.е. Гаити, Доминиканской Республики и Гватемала]. В последних четырех странах [Колумбия, Сальвадор, Гондурас и Бразилия] существуют кубинские временные поверенные в делах, хотя и не кубинские послы. Для кубинцев, отправляющихся в Бразилию, это похоже на переход на другую сторону так называемого железного занавеса.Мао Цзэдун: Какова природа войн в Гватемале и Никарагуа? Это народные войны?Че Гевара: Я не могу дать точный ответ. У меня сложилось впечатление, что [война в] Гватемале - это [народная война], в то время как [война в] Никарагуа является обычной. Oни находятся на расстоянии [от Кубы]. Я понятия не имею [о характере их войн]. [Что я сказал] является просто субъективным ответом.Мао Цзэдун: То, что произошло в Гватемале, связано с [Якобо] Арбенцем [Гузманом]?Че Гевара: Я только видел заявление Арбенца по этому вопросу, когда направлялся в Китай. Революция [там], возможно, носит народный характер.Мао Цзэдун: Так Арбенц сейчас находится на Кубе?Че Гевара: Да, на Кубе.Мао Цзэдун: Он был в Китае и в Советском Союзе. Хороший человек.Че Гевара: Мы доверяем ему. Раньше он делал ошибки, но он честен, тверд и ему можно доверять.(Председатель пригласил всех членов делегации на ужин, в ходе которого они также провели следующую беседу)Че Гевара: Между Китаем и Кубой есть две вещи, почти идентичные, что очень произвело на меня впечатление. Когда вы разворачивали революцию, тактика атаки на вас со стороны Чан Кайши была [названа] “окружение и подавление”, - два слова, которые также использовались реакционерами в нашем случае. Стратегии, использовавшиеся ими, одинаковы.Мао Цзэдун: Когда инородные сущности входят в тело, белые кровяные тельца будут окружать и подавлять их. Чан Кайши считал нас бациллами и хотел уничтожить нас. Мы шли на него и от него в течение 22 лет, с двумя периодами сотрудничества и двумя разрывами, которые естественным образом затягивали время. Во время первого периода сотрудничества, мы совершили [ошибку] правого оппортунизма. Внутри партии появилась правая группа. В результате Чан Кайши вычистил партию, выступил против коммунизма, и начал подавлять войной, которая велась во время Северной экспедиции. Второй период, с 1924 по 1927 год, был не чем иным, как войной. Мы остались без выбора, точно так же, как Батиста не давал вам никакого выхода, кроме как убивать людей. Чан Кайши научил нас, а также китайский народ, как и Батиста научил вас и кубинский народ: помимо взятия в руки оружия и борьбы, нет другого выхода. Никто из нас не знал, как воевать, и никто не готовился к битве. Мы с премьер-министром были интеллектуалами; он (со ссылкой на вице-премьера Ли Сянняна) был рабочим. Но какой другой выбор [у нас] оставался? Он [Чан Кайши] хотел убивать.(Председатель поднял стакан, чтобы предложить тост за успех революции кубинского народа и здоровье всех членов делегации)Мао Цзэдун: Как только разразилась война, она продолжалась в течение следующих десяти лет. Мы строили опорные базы, но совершили [ошибку следующего] правого оппортунизма; когда политика чрезмерно отклонилась влево, [мы], следовательно, потеряли опорную зону и были вынуждены уйти, что и превратилось в “великий поход”. Эти ошибки научили нас - фактически, мы в основном допустили две ошибки: одну правую и другую - левую - и был извлечен урок. Когда Япония ворвалась в Китай с войной, мы снова сотрудничали с Чан Кайши, - эпизод, которого у вас не было.Че Гевара: Нам повезло, что у нас не было этого.Мао Цзэдун: У вас не было возможности сотрудничать с Батистой.Че Гевара: Батиста не сталкивался с американцами.Мао Цзэдун: Чан Кайши - собака Великобритании и США. Когда Япония вторглась [в Китай], Чан Кайши этого не одобрил. В третий период [который длился] 8 лет [1937-45], [мы] сотрудничали с Чан Кайши ради борьбы с Японией. Сотрудничество не было хорошим, [потому что] Чан Кайши представлял компрадорский капиталистический класс, будучи компрадором Великобритании и США.В четвертый период, после того как Япония была разбита, Чан Кайши напал; мы потратили год на то, чтобы защищаться [от него], а затем ударили в ответ, - всё вместе в три с половиной года; в в 1949 году мы достигли общего успеха, и Чан Кайши бежал на Тайвань. У вас нет Тайваня.Чжоу Эньлай: У вас есть остров Бинуо (остров Пайнс). Но прежде чем у Батисты появилось время бежать на этот остров, они захватили остров Пайнс.Мао Цзэдун: И очень хорошо, что они его захватили.Че Гевара: Возможность атаки со стороны США остается.Чжоу Эньлай: Американцы же попытались атаковать остров Пайнс.Мао Цзэдун: Таким образом, американский империализм является нашим общим врагом, а также общим врагом людей мира. Вы все выглядите очень молодыми.Че Гевара: Да мы ещё и не родились, когда вы уже начали вести революцию, кроме него (упоминается майор Суньол), уже родившегося. Он, - 35 лет, - старик среди нас.Мао Цзэдун: В прошлом мы боролись посредством войны. Теперь [мы] должны бороться посредством строительства.[Команданте Эдди] Суньол: Защищать революцию.Че Гевара: У Китая ещё одно общее есть с Кубой. Оценка ситуации на съезде КПК 1945 года гласит: некоторые городские люди презирали деревню; наша борьба была разделена на две части: одна должна была вести партизанскую войну в горных районах, а другая - ударить по городам; те, кто был за наступление, презирали тех, кто сражался в партизанской войне в горных районах. В конце концов, те, кто был за удары, потерпели неудачу.Чжоу Эньлай: Очень похоже.Мао Цзэдун: Умиротворяться путём распыления сил - это авантюризм. [Когда они] не способны обратить внимание на деревню, городским трудно союзничать с крестьянами.Чжоу Эньлай: Меня осенило после того, как я прочитал вашу статью от 5 октября (см. заметка Гевары, опубликованная в журнале Верде Оливио о исследованиях революционной идеологии на Кубе). Я читал рефератную часть этой статьи и вопросы, которые вы подняли. [Вы] могли бы быть расценены как интеллектуал.Че Гевара: Ещё не достиг стадии интеллектуала.Мао Цзэдун: Стали автором. Я тоже читал рефератную часть этой статьи и весьма согласен с вашими точками зрения. Может повлиять на Латинскую Америку.Чжоу Эньлай: Вы принесли с собой полный текст?Че Гевара: [Я] попытаюсь это выяснить.Мао Цзэдун: Вы очертили три принципа в своих статьях. Народ способен победить реакционеров. Не нужно ждать, пока все условия созреют, чтобы начать революцию. Какой там третий принцип?Че Гевара: Третий принцип в том, что в Латинской Америке главная задача заключается в сельских районах.Чжоу Эньлай: Очень важно связать [революцию] с сельскими районами.Че Гевара: Мы весьма придерживаемся этого.Чжоу Эньлай: Некоторые латиноамериканские друзья не прислушивались к крестьянам, тогда как вы очень внимательно следили за этим моментом и добились успеха. Китайская революция такая же: многие люди не придавали значения вкладу крестьян, тогда как товарищ Мао Цзэдун весьма прислушался к этому вопросу.Мао Цзэдун: Враг просто учил нас, не давая нам возможности существовать в городах. Он [Чан Кайши] хотел убивать людей. Что тебе ещё остаётся делать?Че Гевара: Фидель отыскал в работах председателя Мао один пункт, который оказался очень важным, и который я не заметил вначале. Великодушно относиться к военнопленным: вылечивать их раны, и отправлять их восвояси. [Мы] осознали этот момент, который очень помог [в нашей борьбе].Мао Цзэдун: Это способ разложить армию врага.Чжоу Эньлай: Ваша статья также затронула этот вопрос.Че Гевара: Этот [пункт] был позже добавлен. Первоначально мы забирали обувь и одежду у военнопленных, потому что у наших солдат не было [ни обуви, ни одежды]. Но потом Фидель запретил нам делать это.(Председатель поднял свой бокал и предложил тост за здоровье Фиделя)Че Гевара: [Люди] не могли хорошо питаться при ведении партизанской войны. [Нам] также не хватало духовного пропитания. [Мы] не могли читать материалы.Чжоу Эньлай: Когда председатель Мао вёл партизанскую войну, он часто посылал людей за газетами.Мао Цзэдун: С газетами обращаться как с информацией. Газеты врага часто давали утечку намерениям противника, а это - один из источников информации. Мы начали революцию с несколькими тысячами человек; [размер войск] затем стал более десяти тысяч, а затем перерос в триста тысяч, и в тот момент мы совершили левый уклон. После Великого похода триста тысяч сократились до двадцати пяти тысяч. Враг стал меньше нас бояться. Когда вторглись японцы, мы хотели сотрудничать с Чан Кайши. Он сказал, что мы можем [сотрудничать с ним], потому что, поскольку нас было так мало, он не боялся нас.Цель Чан Кайши заключалась в том, чтобы дать японцам возможность уничтожить нас. Но [он] не ожидал от нас такого, что мы после войны с японцами вырастем с двадцати тысяч до миллиона и нескольких сотен тысяч.Когда четыре миллиона солдат Чан Кайши, - после того, как японцы сдались, - начали атаку на нас, у нас был один миллион военнослужащих, а в опорных районах было население сто миллионов человек. В течение трёх с половиной лет мы победили Чан Кайши. Это [война за эти годы] не была партизанская война уже; это была крупномасштабная война. Самолеты, пушки, танки, как указано в вашей статье, - все это не сыграло никакой важной роли. Тогда у Чан Кайши было всё, в то время как у нас не было ничего из этого. И только потом захватили несколько пушек.Чжоу Эньлай: В поздний период мы даже захватывали танки.Мао Цзэдун: В основном была артиллерия, что позволило нам создать артиллерийские дивизии, артиллерийские бригады и артиллерийские полки. Всё было американское оборудование.Чжоу Эньлай: После того, как Пекин был освобожден, у нас был парад. Всё американское оборудование. Тогда американцы ещё не ушли. Сам генеральный консул США и военный атташе приходили и смотрели.Че Гевара: В начале войны люди, которых я возглавлял, едва превышали компанию за столом. Когда танк захватили, как же мы обрадовались тогда. Но Фидель хотел забрать танк, и я был недоволен, и согласился подчиниться только после того, как мне притащили базуку для обмена.Мао Цзэдун: Хоть самолеты летают в небе каждый день, они вряд ли могут принести жертвы. Можно одеваться в камуфляж. Зелёная одежда может использоваться для изменения внешнего вида. Вы все одеты в форму. Все были солдатами.Че Гевара: Родригес (заместитель министра иностранных дел) не был. Он тогда в тюрьме мучился.Мао Цзэдун: Вы (имея в виду Родригеса) выглядите очень молодо.Родригес: 25 лет.Мао Цзэдун: Вы (имея в виду Мора и Суньол) были солдатами.Че Гевара: Отец Моры был застрелен на войне. Суньол был ранен три раза, в 6 частей [его тела]. Я сам был ранен два раза. Родригеса пытали в тюрьме. Сначала у нас было очень мало людей. Фидель даже сражался со своим оружием. Нас всего двенадцать человек было.Мао Цзэдун: А не восемьдесят человек было?Че Гевара: Размер постепенно уменьшался, и в итоге осталось двенадцать человек всего.Мао Цзэдун: Эти двенадцать человек являются зёрнами. Температура в ваших местах хорошая.Че Гевара: [Куба] на 22-х градусах северной широты.Мао Цзэдун: Ваши земли также хороши.Че Гевара: Все земли подлежат возделыванию. Кокосовые деревья можно сажать в песок прямо. Но выращивать урожай в горах трудно.Мао Цзэдун: Таким образом, ваша страна может вырасти по крайней мере до 30 миллионов.Че Гевара: Индонезийский остров Ява насчитывает до 50 миллионов человек.Мао Цзэдун: Вы должны поблагодарить Батисту так же, как мы благодарим Чан Кайши. Он убийством преподавал нам уроки.[Альберто] Мора [Беерра]: Мы благодарны Батисте также за то, что он загнал большинство людей на нашу сторону.Мао Цзэдун: У нас есть еще один учитель, который является империализмом. Это наш долгосрочный педагог. Лучший учитель - американский империализм. У вас тоже есть два учителя: Батиста и американский империализм. [Насколько я знаю,] Батиста сейчас в США. Он думает о реставрации?Че Гевара: Последователи Батисты теперь разделены на 5 фракций, которые вместе избрали 5 кандидатов в президенты. У этих кандидатов разные взгляды. Некоторые выступают против Батисты, в то время как другие ведут себя как Батиста, более или менее.Мао Цзэдун: Все они не подходят для Батисты. Сколько лет Батисте?Че Гевара: 60 лет.Мао Цзэдун: Нашему Чан Кайши сейчас 74 года, - жаждет вернуться в Пекин каждый день.Мора: Эти 5 кандидатов все были партийными лидерами. Люди знают их имена, и они тоже жаждут вернуться на Кубу каждый день.Че Гевара: Они покинули Центральную Америку через четыре-пять дней после нашей победы и планировали приземлиться на Кубе. Они сказали, что пришли, чтобы свергнуть Батисту, не сообщая, что мы уже получили победу от революции.Мао Цзэдун: Есть много стран Центральной Америки. По-моему, Доминиканскоя Республика многообещающая, - там все против Рафаэля Леонидаса Трухильо [Молина].Че Гевара: Трудно сказать. Трухильо - самый матёрый диктатор в Латинской Америке. Американцы думают избавиться от него.Мао Цзэдун: Американцам не нравится Трухильо?Че Гевара: Все возражают против него, поэтому его нужно заменить.Чжоу Эньлай: Как [Южный Вьетнамский лидер] Нго Динь Дием и [Южнокорейский Лидер] Сингман Ри.Мао Цзэдун: Нго Динь Дием сейчас ноет больше всего.Чжоу Эньлай: Жизнь клиента непроста.Мао Цзэдун: Американцам сейчас не нравится Чан Кайши. Мы всё больше его любим. Те, которые на 100 процентов проамериканские, хуже, чем Чан Кайши, который всего лишь на 99 процентов проамериканский. Он всё еще хочет сохранить свое влияние.Чжоу Эньлай: Это диалектика.[Команданте Эдди] Суньол: Я думаю, что вы ждёте возвращения Чан Кайши.Мао Цзэдун: Если он отсоединится от США, мы предоставим ему место в нашем правительстве.Чжоу Эньлай: Лучше, если он принесёт Тайвань вместе с собой.Беседа Мао Цзэдуна с Че Геварой. 19 ноября 1960 года (меморандум)Время: 16:20-18:30Место проведения: Зал Цинчжэнь в ЧжуннаньхайУчастники:С кубинской стороны: глава делегации, президент Национального банка развития, майор Эрнесто Че Че Гевара, другие члены делегацииС китайской стороны: Чжоу Эньлай, Ли Сяннянь, Гэн Бьяо, Шень Цзянь, Линь Пин.Переводчики: Цай Тунго, Лю СилянЗаписывал: Чжан Зайhttps://prometej.info/blog/istoriya/beseda-mao-czeduna-s-che-gevaroj/ - цинк

21 июня, 18:35

21.06.2017 18:35 : В Кремле заверили, что в фильме Стоуна о Путине были показаны реальные кадры ударов российских военных в Сирии

В Кремле заверили, что в фильме Оливера Стоуна о президенте Путине были показаны реальные кадры ударов российских военных в Сирии. По словам Дмитрия Пескова, пресс-секретаря российского лидера, видео подлинное и предоставлено оно главе государства было Министерством обороны. Кадры, которые на 49 минуте очередной серии «Интервью с Путиным» верховный главнокомандующий показывает трижды оскароносному режиссеру – вовсе не фейковый ролик, перелицованный со старого американского видео. Это серьезный видео-документ, ставший частью доклада Министерства обороны об ударах в Сирийской арабской республике. Российские летчики ведут операцию против натиска боевиков в приграничных с Турцией районах. Смартфон, с которого была показана военная хроника, принадлежит не Путину, а сотруднику кремлевского аппарата. Иные интерпретации неуместны – во всяком случае, на этом настаивает Дмитрий Песков. Активисты Conflict Intelligence Team обратили внимание на эпизод, где президент демонстрирует одно, а говорит о том, чего может быть и нет. Есть кадры атаки с воздуха, но возможно не российской, а американской, не в Сирии, а в Афганистане. Режиссер Оливер Стоун тоже прокомментировал шумиху вокруг фрагмента. По его словам, которые приводит RT, «Блогеры говорят то, блогеры говорят это. Зачем было бы Путину что-то фальсифицировать?». Между тем, многие указывают, что ошибиться в идентификации сложно – интерфейс наводчика вертолета выдает в нем американский «Апач», а одиночные удары с воздуха это выстрелы системы «Хеллфайр». Кроме того, вызывает вопросы и озвучка — в ней якобы услышали речь украинских летчиков, принимавших участие в боевых действиях под Донецком. Если предположения все-таки соответствует действительности, то прототипы тех, кого президент называет «нашими ребятами», вполне возможно, частью – офицеры Пентагона, и голосом – солдаты авиационных подразделений Украины. Третью серию сериала «Путин» в России покажут сегодня вечером. Ранее Стоун уже снял фильмы о Фиделе Кастро, Уго Чавесе, Ясире Арафате, рок-музыканте Джиме Моррисоне. Фильм об убийстве Джона Кеннеди, «Выстрелы в Далласе», в 1991 году получил Оскар за лучший монтаж.

01 апреля, 14:23

Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии

Оригинал взят у durasik в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографииОригинал взят у ymorno_ru в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии«Перед зеркалом», 1971 годВиктор Васильевич Ахломов – один из самых известных советских и российских фотокорреспондентов. Родился 15 марта 1938 года. Окончив курсы фоторепортёров при ЦДТ, в 1960 году пришёл в газету «Известия», где проработал уже больше полувека.Виктор Ахломов – почётный член Союза фотохудожников России и обладатель многочисленных отечественных и международных наград, среди которых четыре премии всемирно известного конкурса «World Press Photo» (с 1973 по 1976) и награда «Золотой глаз России».Виктор Ахломов уверен, что среди всех жанров фотографии самый главный – фоторепортаж, отцом которого считают Анри Картье-Брессона. То есть не простой репортаж, а то, направление, что называется «Решающий момент», когда в кадре настолько жизненная картина, что она обобщает мировую ситуацию любви и ненависти, страдания и блаженства. И тогда неважно, где сделан снимок. Он потом живёт вечно.Ахломов – хроникер советской и постсоветской эпохи. В своих живых и искренних фотографиях он запечатлел уличные моменты, митинги, важные общественные события и многих известных личностей. Среди них: А. Ахматова, А. Вознесенский, Б. Ахмадуллина, Б. Окуджава, Ю. Гагарин, Ю. Никулин, Р. Рождественский, А. Солженицын, К. Чуковский и др.Каток в ЦПКиО им. Горького, 1950-еКомсомольская площадь, 1955 годЦПКиО (набережная), 1957 годКомсомольская площадь, 1957 годМотобол, 1959 г[i]од[/i]8 Марта 1959 годЛужники. Метромост. 1960 год«Белая ночь в Москве», 1960 - 1961Красная площадь утром, 1960 - 1962Здание Госплана. Охотный ряд, 1960 годВыходной, 1960 годЗима. Памятник Владимиру Ленину, 1960-еМужчина с девочкой на руках, 1960-еМальчики в буденовках, 1960-еМужчина на костылях и мальчик, 1960-еИван Козловский во время выступления, 1960-еВ магазине «Кинолюбитель», 1960 г[i]од[/i]Ленинские Горы, 1960 годСокольники, 1960 годВ секции абажуров ГУМа, 1960 годБолельщики на заборе, 1960-е«Грачи прилетели». Весна в парке МГУ, 1960-еЗастолье, 1961 годЮрий Гагарин и Никита Хрущев, 15 апреля 1961 годЛенинский проспект, 12 апреля 1961 годНикита Хрущев, Герман Титов, Юрий Гагарин, Михаил Суслов и Леонид Брежнев, 9 августа 1961 года«На высоте», 1962 - 1964«Осеннее солнце», 1962 - 1964На реке, 1962 - 1963В мастерской у Льва Кербеля, 1962 годЯрославские девчонки, 1962 годЮрий Никулин и Михаил Шуйдин, 1963 годЮрий Никулин, 1963 годОсенний мотив, 1963 - 1964Лев Яшин в воротах, 1963 годАндрей Громыко, Фидель Кастро, Никита Хрущев в ГАБТе, 1 мая 1963 годСибирь.Кондинский леспромхоз, 1964 годСибирь. Аэропорт Сургута, 1964 годМарлен Дитрих в Москве, 21 мая 1964 годЮрий Гагарин и Эрнесто Че Гевара, 11 ноября 1964 годГолуби. Продавщица семечек, 1965 годГимназисты, 1965 годСоловки. Семья Кучеровых, 1966 годРыбак дед Кучеров, 1966 годСоловки, 1966 годДедушка с картошкой, 1967 год«К Ленину», 1967 годУ Мавзолея, 1967 год«Любить иных - тяжелый крест!...» («Где только не ступала нога человека»), 1967 годВДНХ. Стрижка овец, 1968 годСибирь. Тарко-Сале. Улыбка Севера, 1968 годПожилой мужчина и трое подростков, 1970-еСолдат, 1970-еДвое, 1970 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годАнджела Дэвис в «Известиях», 1 ноября 1971 годБерегите природу - мать вашу, 1972 годИлья в бане. Из серии «Баня», 1972 годКомбайнеры на отдыхе. Из серии «Хлеб наш насущный», 1972 годАлексей Петренко, 1980-еУ воды, 1980 годБабушка Прасковья из деревни Станы, 1981 годПраздник семьи, 1981 годПраздник семьи, 1981 годИз серии «Дети Арбата», 1983 годКурский вокзал, 1989 годВернисаж, 1989 годЛариса Литичевская. Московская красавица - 89, 1989 годМитинг на Манежной площади, 23 февраля 1991 год50 лет Победы! 9 мая 1995 год

26 ноября 2016, 21:45

Завещание человечеству. Последние речи и статьи Фиделя Кастро

Фидель Кастро Рус – это человек, который навечно встал в ряд величайших преобразователей человечества, направивших его на путь добра и справедливости – Исус Христос, Ленин, Сталин, Мао, Фидель Кастро, Че Гевара – это иконы революционеров, взорвавших старое, отжившее, несправедливое и осуществивших прорыв в будущее. Когда Фидель начинал свою борьбу – ситуация на Кубе была примерно как в ельцинской России – компрадорская власть, всесилие бандитов, мафия, нищета и бесправие народа и полное подчинение иностранному капиталу и США.Фидель превратил Кубу в легендарный Остров свободы, бросивший вызов мировым силам зла, победивший и вызывающий восхищение всех людей доброй воли. Муслим Магомаев / Куба - любовь моя https://www.youtube.com/watch?v=xKBNnHwg55I Куба - любовь моя,Остров зари багровой.Песня летит над планетой звеня -Куба - любовь моя!Слышишь чеканный шаг -Это идут барбудос;Небо над ними как огненный стягСлышишь чеканный шаг! Мужество знает цель!Стала легендой Куба,Вновь говорит вдохновенно Фидель -Мужество знает цель!Родина или смерть! -Это бесстрашных клятва.Солнцу свободы над Кубой гореть!Родина или смерть! Заповеди Фиделя Человечество жаждет справедливости.Революция — не постель из роз. Революция — это битва между будущим и прошлым.Жизнь без идей не стоит ничего. Нет большего счастья, чем бороться за них.То, что мы сделали, должно было научить нас, что невозможного нет. Ведь то, что казалось невозможным вчера, стало возможным сегодня. И поэтому ничто не покажется нам невозможным завтра.Бороться с непобедимым и победить!И таким борцом Фидель остался до своего последнего вздоха – о чем свидетельствуют его поступки и размещенные ниже в порядке обратной хронологии его последние выступления и статьи. Прощальная речь Фиделя Кастро Опубликовано: 20 апр. 2016 г.https://www.youtube.com/watch?v=paz0h5aMpOM В этом видео дикторы НТВ говорят недостаточно уважительно о Фиделе. Ну что ж, на то они и моськи, чего можно ожидать от антисоветских и антикоммунистических мосек того же пошиба, что Мединский, Сванизде или Поклонская!Текст выступления-завещания Фиделя Кастро размещен в кубинской правительственной газете "Гранма" под заголовком Emprenderemos la marcha y perfeccionaremos lo que debamos perfeccionar Мы снова отправимся в поход, и усовершенствуем то что нужно усовершенствовать.Живая легенда Фидель Кастро отметил, что возможно, это последний раз, когда он выступает в этом зале. Свою речь он произносил сидя, а тысяча делегатов съезда приветствовала его слова бурными аплодисментами и криками «Фидель, Фидель!». Глаза некоторых делегатов наполнились слезами. Русский переводВЫСТУПЛЕНИЕ ФИДЕЛЯ КАСТРО НА VII СЪЕЗДЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КУБЫ (полный текст выступления) Сверхчеловеческое дело, товарищи, – руководить любым народом во времена кризисов. Но иначе перемены были бы невозможны. Находиться на такой встрече, как эта, где собралось более 1000 – здесь объяснили, что девятьсот с лишним – представителей, избранных самим революционным народом, который делегировал им свою власть, означает для всех самую большую честь, какой мы удостоены за всю жизнь (аплодисменты). К этому присоединяется привилегия быть революционером, что является плодом нашего собственного сознания (аплодисменты). Почему я сделался социалистом? Точнее, почему я стал коммунистом? Это слово выражает понятие, самое искаженное и оклеветанное в истории со стороны тех, кто имел привилегию эксплуатировать бедных, обездоленных с тех пор, как те были лишены всех материальных благ, создаваемых трудом, талантом и энергией человека. С каких пор человек живёт в этой дилемме, бесконечно ли это время? Я знаю, что вы в этом объяснении не нуждаетесь, но, возможно, некоторым слушателям оно нужно. Я говорю это просто для того, чтобы было понятнее, что я не невежда, не экстремист, не слепец, и не приобрел свою идеологию сам по себе, изучая экономику. У меня не было наставника, когда студентом я изучал право и политические науки, среди которых экономика весит очень много. Конечно, тогда мне было около 20 лет, я увлекался спортом и любил подниматься на горы. Без наставника, который помог бы мне в изучении марксизма-ленинизма, я был не больше чем теоретиком и, конечно, полностью полагался на Советский Союз. На творение Ленина, попранное после 70 лет революции. Какой урок истории! Можно утверждать, что не должно пройти еще 70 лет, чтобы произошло другое событие, подобное русской Революции, чтобы человечество обрело ещё один пример грандиозной социальной революции, которая означала огромный шаг в борьбе против колониализма и его неразлучного приятеля – империализма. Возможно, однако, что самая большая опасность, нависающая сегодня над землей, проистекает из разрушительной силы современного вооружения, которое могло бы подорвать мир на планете и сделать невозможной на земной поверхности человеческую жизнь. Наш вид мог бы исчезнуть, как исчезли динозавры; возможно, пришло бы время для новых форм разумной жизни, или, может быть, солнечный жар усилился бы настолько, что расплавил бы все планеты Солнечной системы и их спутники, как полагают многие учёные. Если теории некоторых из них, небезызвестные и нам, непосвящённым профанам, окажутся верны, практичный человек должен знать больше и адаптироваться к реальности. Если наш вид проживет в пространстве и времени намного дольше, то будущие поколения будут знать гораздо больше нас, но сначала им придётся решить большую проблему. Как прокормить миллиарды людей, чьи реалии неизбежно столкнутся с ограниченностью запасов питьевой воды и природных ресурсов, в которых они нуждаются? Некоторые, а возможно и многие, из вас задаются вопросом: где же в этой речи политика? Поверьте, мне горько это говорить, но политика – в этих умеренных словах. Хоть бы многие люди озаботились этими реалиями, и мы не продолжали, как во времена Адама и Евы, вкушать запретный плод. Кто прокормит жаждущие народы Африки, не имеющие ни доступных им технологий, ни дождей, ни водохранилищ, ни иных подземных месторождений, кроме укрытых песками? Посмотрим, что скажут правительства, которые почти все подписали обязательства по климату. Эти вопросы надо постоянно вдалбливать в сознание, я же не хочу распространяться о них более необходимого. Мне скоро должно исполниться 90 лет (аплодисменты). Мне бы такое никогда и в голову не пришло, и я никогда не прилагал к этому усилий. Это каприз судьбы. Скоро я уподоблюсь остальным. Всем нам придет свой черёд, но останутся идеи кубинских коммунистов (аплодисменты), как доказательство того, что на этой планете, если работать с энергией и достоинством, можно произвести материальные и культурные блага, в которых нуждаются люди, и мы должны неустанно бороться для их создания. Нашим братьям в Латинской Америке и в мире мы должны передать, что кубинский народ победит (аплодисменты). Может быть, это одно из последних моих выступлений в этом зале. Я проголосовал за всех кандидатов, представленных съездом к голосованию, и благодарю за приглашение и за то, что оказали честь выслушать меня. Я поздравляю всех, и в первую очередь товарища Рауля Кастро за его великолепные усилия (аплодисменты). Мы выступим в поход, усовершенствуем то, что должны усовершенствовать, с беззаветной верностью и единой силой, как Марти, Масео и Гомес, и поход наш будет неудержим (аплодисменты). 19 апреля 2016 Фидель Кастро Рус Via ==============================================Брат ОбамаНам никаких подарков от империи не нужно. Мы будем предпринимать законные и мирные усилия, поскольку наша цель – это мир и дружба между всеми людьми, живущими на нашей планете. 29.03.2016Фидель Кастро Рус (Fidel Castro Ruz) Испанские короли послали к нам завоевателей, чьи следы остались на круглых земельных участках, выделенных золотоискателям в поймах рек. Отвратительная и противозаконная форма эксплуатации, остатки которой можно наблюдать с воздуха во многих местах страны.Современный туризм делает основной упор на красоту природы и изысканный вкус морепродуктов, являясь при этом составной частью капитала крупных иностранных корпораций, которые заслуживают упоминания лишь в том случае, если их доходы достигают миллиарды долларов на человека.Поскольку я вынужден затронуть эту тему, то должен добавить, в основном для молодежи, что мало людей осознают важность этого условия на нынешнем особом этапе человеческой истории.Не хочу сказать, что время утрачено, но замечу, что мы обладаем недостаточным объемом знаний и представлений —ни вы, ни мы- для того, чтобы дать ответ на вызовы современной действительности. Первое, что следует учитывать, так это то, что наши жизни — это лишь мгновения истории, которые необходимо совместить с удовлетворением основных жизненных потребностей каждого человека. Одним из его отличительных черт является завышенная оценка своей роли, но, с другой стороны, нельзя не отметить огромное количество людей, воплощающих в себе самые высокие идеалы.Следует сказать, что никто не является хорошим или плохим сам по себе. Никто из нас не создан для той роли, которую он должен взять на себя в революционном обществе. Отчасти нам, кубинцам, повезло, поскольку у нас был пример Хосе Марти. Я даже задаюсь вопросом, а должен ли он был погибнуть в бою у Дос Риос (Dos Ríos), когда сказал «пробил мой час» и пошел в атаку на испанские войска, засевшие в окопах. Он не хотел возвращаться в США, и никто не мог заставить его это сделать. Кто-то вырвал несколько листков из его дневника. Кто совершил эту низость? Несомненно, какой-то нечистоплотный интриган. Между командирами могут возникать разногласия, которые никогда не должны выливаться в нарушение дисциплины. «Кто попытается захватить Кубу, получит лишь пыль ее земли, обагренной кровью, если сам не погибнет в борьбе», заявил легендарный темнокожий кубинский генерал Антонио Масео (Antonio Maceo). Непререкаемы также заслуги Максимо Гомеса (Máximo Gómez), самого дисциплинированного и скромного военачальника в нашей истории.С другой стороны, как не восхититься Бонифасио Бирне (Bonifacio Byrne), который пришел в негодование, когда, возвращаясь на Кубу и увидев с борта корабля еще один флаг, помимо своего родного, воскликнул: «Мой флаг – это тот, который никогда не служил чужим интересам…». И тут же добавил одну из самых красивых фраз, которые я когда-либо слышал: «Если он распадется на маленькие кусочки, то однажды станет моим флагом. Наши павшие, воздев руки к небу, сумеют его отстоять! ». Я также не забуду пламенные слова Камило Сьенфуэгоса (Camilo Cienfuegos), сказанные в тот вечер, когда контрреволюционеры, засевшие на расстоянии в несколько десятков метров от нас, навели свои гранатометы и винтовки американского производства на галерею, где находились мы. Обама родился в августе 1961 года, о чем он сам сказал. С тех пор прошло более полувека.Посмотрим, однако, как мыслит сейчас наш высокий гость:«Я приехал сюда, чтобы оставить в прошлом последние пережитки холодной войны на американском континенте. Я приехал, чтобы протянуть руку дружбы кубинскому народу».И тут же хлынул самый настоящий поток суждений, совершенно новых для большинства из нас:«Обе наши страны живут в мире, освоенном европейцами». Затем президент США продолжил: «Куба, как и США, была создана трудом рабов, привезенных из Африки. Как и США, среди кубинского народа есть потомки и рабов, и рабовладельцев».В сознании Обамы совершенно нет места коренному населению. Он также ничего не сказал о том, что революция покончила с расовой дискриминацией, что она ввела нормы пенсионного возраста и зарплаты для всех кубинцев до того, как господину Обаме исполнилось 10 лет. Отвратительная расистская привычка буржуазии нанимать вышибал, которые не пускали чернокожих граждан в места отдыха и досуга, была отменена кубинской революцией. Кубинская революция войдет в историю благодаря той битве, которую она вела в Анголе против апартеида, положив конец наличию ядерного оружия на континенте с населением более миллиарда человек. Наша солидарность была направлена прежде всего на оказание помощи народам Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Биссау и других стран, которые ранее находились под фашистским колониальным господством Португалии.В 1961 году, всего через два года и три месяца после победы революции, наемники, снабженные тяжелой артиллерией и бронетехникой, при поддержке авиации, подготовленные в США и сопровождаемые американскими боевыми кораблями и авианосцами, неожиданно напали на нашу страну. Ничто не может оправдать это вероломное нападение, которое стоило нам сотен убитых и раненых. Нет никаких свидетельств о том, что из проамериканской бригады мог быть эвакуирован хоть один наемник. Американские военные самолеты были представлены ООН как мятежные кубинские экипажи.Всем прекрасно известны военный опыт и мощь США. Американцы думали, что и в Африке революционную Кубу будет легко вывести из строя. Нападение с юга Анголы моторизированных бригад расистской ЮАР привело их в окрестности ангольской столицы Луанды. Так началась борьба, которая продлится не менее 15 лет. Я бы даже не стал об этом говорить, если бы не элементарное чувство долга, которое заставляет меня ответить на речь Обамы в Большом театре Гаваны имени Алисии Алонсо. Я не буду вспоминать подробности, просто хочу подчеркнуть, что там, в Анголе, в историю борьбы за освобождение человека была вписана славная страница. Можно сказать, что я надеялся на то, что Обама возьмет правильный курс. Его скромное происхождение и природный ум могли стать этому залогом. Мандела большую часть жизни провел в тюрьмах, но превратился в легендарного борца за человеческое достоинство. Однажды мне в руки попала книга, в которой рассказывалось о жизни Манделы и – о, неожиданность! – предисловие к ней написал Барак Обама. Я пролистал ее. Невероятно, каким убористым почерком вносил Мандела свою редакторскую правку, уточняя детали. Счастье знать таких людей, как он.Что касается ЮАР, то я должен вспомнить еще об одной истории. Я в свое время действительно очень хотел узнать, где же южноафриканцы достали ядерное оружие. Единственное, что было известно наверняка, это наличие у них не более 10-12 бомб. Заслуживающим доверия источником может быть преподаватель и исследователь Пьеро Глейезес (Piero Gleijeses), автор книги «Противоречивые Миссии: Гавана, Вашингтон, и Африка, 1959-1976» , великолепная работа. Я знал, что это самый надежный источник информации о тех событиях, и сообщил ему об этом. Он ответил, что более не затрагивал эту тему, потому что в книге ответил на все вопросы, которые ему задал товарищ Хорхе Рискет (Jorge Risquet), кубинский посол в Анголе и его большой друг. Я разыскал Рискету, он уже занимался другими вещами. Все это совпало с визитом Пьеро в нашу страну. Я предупредил его, что Рискет уже был в возрасте и не очень здоров. Несколько дней спустя случилось то, чего я боялся. Состояние Рискета резко ухудшилось, и он скончался. Когда Пьеро приехал, ничего нельзя было уже сделать, но я успел получить от него информацию, связанную с ядерным оружием и помощью, которую ЮАР оказывал Рейган и Израиль. Не знаю, что может сказать Обама сейчас по поводу этой истории. Как не знаю, знал ли он что-нибудь об этом, хотя маловероятно, что совсем уж ничего не знал. Мой скромный ему совет, чтобы он поразмыслил как следует, вместо того, чтобы придумывать теории о кубинской политике.Есть один важный вопрос:Обама произнес речь полную елейных слов, чтобы сказать: «Пришло время забыть прошлое, оставим прошлое позади, посмотрим в будущее, вместе, в будущее полное надежд. Это будет непросто, придется преодолевать препятствия, и на это потребуется время. Но мое присутствие здесь дает мне большие надежды, что мы все преодолеем вместе, как друзья, как семья, как соседи, вместе».Каждый из нас буквально подвергся риску инфаркта, услышав такие слова от президента Соединенных Штатов. После безжалостной блокады, которая длилась почти 60 лет. А как насчет тех, кто погиб во время нападений наемников на кубинские корабли и порты, в пассажирском самолете, который был взорван в полете, в ходе многочисленных вторжений и актов насилия?Пусть никто не строит иллюзий относительно того, что наш благородный и самоотверженный народ откажется от своей славы и своих прав, от духовного богатства, которое он накопил, развивая образование, науку и культуру. Уверяю, также, что мы способны сами производить продукты питания и материальные блага, которые нам нужны, используя силы и ум нашего народа. Нам не нужно, чтобы империя нам что-то дарила. Наши усилия будут законными и мирными, потому что это наша приверженность — миру и братству всех людей, живущих на этой планете. Фидель Кастро Рус, 27 марта 2016 годаИсточник перевода - http://inosmi.ru/politic/20160329/235908530.html Оригинал - http://www.granma.cu/reflexiones-fidel/2016-03-28/el-hermano-obama-28-03-2016-01-03-16 ===========================================НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИНИСТАМИ7.05.2015Фидель Кастро Рус (Fidel Castro Ruz)Послезавтра, 9 мая, будет отмечаться 70-я годовщина победы советского народа в Великой Отечественной войны. Из-за разницы во времени, в час, когда я пишу эти строки, солдаты и офицеры Армии Российской Федерации, исполненные гордости, будут репетировать парад, маршируя по Красной площади Москвы характерным для них быстрым, боевым шагом. Ленин был гениальным революционным стратегом, который, не колеблясь, принял идеи Маркса и претворил в жизнь их в огромной, лишь частично индустриализованной стране, чья пролетарская партия стала самой радикальной и неустрашимой партией на планете после страшного кровопролития, устроенного в мире капитализмом, когда в войнах были впервые применены танки, автоматическое оружие, авиация и удушливые газы; в этом кровавом сражении появилось знаменитое орудие, способное выстреливать тяжелые снаряды на расстояние, превышающее сто километров. В результате той бойни возникла Лига Наций, организация, которая должна была защищать мир, но не смогла помешать ускоренному вторжению колониализма в Африке, большой части Азии, Океании, Карибском бассейне, Канаде и хамскому неоколониализму в Латинской Америке. Всего 20 лет спустя, другая страшная мировая война вспыхнула в Европе, преддверием которой стала Гражданская война в Испании в 1936 году. После подавляющего разгрома нацистов страны возложили свои надежды на Организацию Объединенных Наций, прилагающую все усилия для создания сотрудничества, которое положит конец агрессии и войнам, и страны смогут уберечь мир, развитие и мирное сотрудничество крупных и небольших, богатых и бедных государств планеты. Миллионы ученых могли бы, помимо других работ, повысить вероятность выживания человечества, которому в ближайшем времени грозит опасность в силу недостатка воды и питания для миллиардов людей. Нас, обитателей планеты, уже 7,300 миллиарда человек. В 1800 году нас было лишь 978 миллионов человек, эта цифра увеличилась до 6 070 миллионов в 2000 году; в 2050 году, по скромным подсчетам, численность населения планеты достигнет 10 миллиардов. Конечно же, почти не упоминается о том, что в Западную Европу прибывают судна, переполненные эмигрантами, которые переправляются на любом, способном держаться на воде предмете, о целом потоке африканских эмигрантов с континента, колонизированного европейцами на протяжении веков. 23 года назад на Конференции ООН по вопросам окружающей среды и развития я сказал: Важная биологическая разновидность – человек - находится под угрозой исчезновения из-за быстрого и прогрессирующего уничтожения естественных условий его обитания». Однако в тот момент мне было не ведомо, насколько близко от этого мы находились. По случаю 70-й годовщины победы в Великой Отечественной войне я хотел бы выразить наше глубокое восхищение героическим советским народом, который оказал человечеству колоссальную услугу.Сегодня стал возможным прочный альянс народов Российской Федерации и государства с самым быстрым экономическим развитием в мире – Китайской Народной Республики. Обе страны, благодаря своему тесному сотрудничеству, передовой науке, своим могущественным вооруженным силам и отваге своих солдат, воплотятся в мощный щит мира и мировой безопасности, который сможет защитить жизнь человеческого рода. Превалирующими нормами должны стать дух солидарности, а также физическое и умственное здоровье, иначе судьба человека, такая, какой мы ее знаем, будет потеряна навсегда. 27 миллионов советских людей, которые погибли в Великой Отечественной войне, сделали это и ради человечества, и ради права думать и быть социалистами, быть марксистами-ленинистами, быть коммунистами и выйти из доисторического периода. Фидель Кастро Рус 7 мая 2015 годаИсточник перевода - http://revolucia.ru/fk07052015.html Оригинал - http://www.granma.cu/cuba/2015-05-08/nuestro-derecho-a-ser-marxistas-leninistas=========================================== Смутное будущее09.10.2014Фидель Кастро ( Fidel Castro Ruz)В своей эволюции Homo Sapiens как мыслящее существо уникально среди миллионов других живых существ. Никогда не было четкого представления о природе его появления и причине его существования. Homo Sapiens, наделенный способностью думать, в то же время был подвержен диким инстинктам. Он ничего не знал о большей части нашей прекрасной планеты. Мы до сих пор не имеем четких знаний — откуда и когда точно появился человек. Одни утверждают, что это произошло миллион лет тому назад, другие считают, что не более 200 тысяч лет тому назад.На сегодняшний день известно, что в нашей Галактике существуют миллиарды планет, подобных Земле.Надеюсь, что я никого не обижу, затронув столь деликатную тему как происхождение мира и человека.Недавно, 5 октября, на сайте телеканала Russia Today, который считается серьезным СМИ, появилось сообщение о том, что Лаура Мерсини-Хоутон (Laura Mersini-Houghton), профессор физики из престижного Северного Калифорнийского университета, доказала математически, что черных дыр вообще может не быть в природе. Вопрос о верности теории Большого Взрыва также ставится под сомнение в связи с новыми выводами.Эта новость, я думаю, повергла многих людей в шок, ведь они так свято верили в эту теорию.Самым большим авторитетом в этом вопросе считается британский ученый, известный теоретик в области черных дыр и космологии Стивен Хокинг (Stephen Hawking). Несмотря на обрушившийся на него недуг в молодые годы, он сумел проявить себя как человек исключительного мужества и приверженности науки.Ученые общаются между собой на понятном им научном языке и публикуют свои работы, используя сложные технические термины, поэтому мы не всегда понимаем, о чем идет речь.Стивен Хокинг после того, как его книга «Краткая история времени» разошлась десятимиллионным тиражом, стал мировой знаменитостью.Несомненно, что основными читателями книги британского исследователя стало научное сообщество, насчитывающее миллионы человек. Я сделаю все возможное, чтобы найти время прочитать и понять эту книгу, несмотря на то, что сейчас для меня приоритетом являются исследования в сельскохозяйственной сфере, связанные с увеличением производства качественных продуктов питания.Вчера я слушал заявления нового генсека НАТО, бывшего премьер-министра Норвегии, который вступил в должность 1 октября, только шесть дней назад. Сколько ненависти на его лице!Какое невероятное стремление развязать войну на уничтожение против Российской Федерации!Кто они, эти экстремисты, превосходящие даже фанатиков Исламского государства? И какова их религия? Разве после всего этого находящиеся по правую руку Господа будут позваны в царство небесное? Окончание – это уточненный перевод оригинала: "¡Cuánto odio en el rostro! ¡Qué increíble empeño en promover una guerra de exterminio contra la Federación Rusa! ¿Quié­nes resultan más extremistas que los propios fanáticos del Estado Islámico? ¿Qué religión practican? Después de eso, ¿se puede disfrutar la vida eterna en la diestra del Señor?"Оригинал публикации: El porvenir inciertoОпубликовано 08/10/2014 09:57Источник http://inosmi.ru/world/20141009/223545339.html> Оригинал - http://www.granma.cu/cuba/2014-10-08/el-porvenir-incierto===================================Перейти к оглавлению блога

26 ноября 2016, 12:24

Человек, который не имел права на слабости

На Кубе в возрасте 90 лет скончался Фидель Кастро.В этот день хотелось бы вспомнить не того политического титана XX века, которым он стал, а того молодого человека, которому еще предстояло стать тем, кто навсегда изменит облик Кубы и Латинской Америки, который находясь в тюрьме на острове Пинос, мечтал о том, как изменить свою Родину.ПИСЬМА ИЗ ТЮРЬМЫ НА ОСТРОВЕ ПИНОС18 декабря 1953 года Вот уже 15 дней, как я в одиночной камере...Через мои руки за эти дни прошло множество книг. Некоторое предпочтение я отдаю романам Достоевского. Он, без сомнения, самый замечательный из русских писателей. Я специально о нем поговорю с тобой в другой раз. Его наиболее известные произведения— «Братья Карамазовы», «Униженные и оскорбленные », «Преступление и наказание», «Идиот». Все они у меня здесь есть и, кроме того, его первый роман «Бедные люди». Мне остается прочитать только «Братья К.», а у Бальзака — «Шагреневую кожу». Прочитал биографию Стефана Цвейга. Это в значительной мере автопортрет. «На той же земле» — Ромула Гальегоса — довольно приятная вещь. Мне очень понравилось, как роман «Звезды смотрят вниз» показывает социальные проблемы Англии. Я не согласен с его скептическим концом, когда не нашлось ни одного слова ободрения для побежденного борца. Прочел до середины «На острие ножа» и едва сдерживаю себя, чтобы не докончить разом —так интересно. Какого Наполеона читаешь ты, Людвига или Гюго? Великого или Мелкого? Если последнего, то и я читаю его сейчас. Какое совпадение! Если бы здесь был показан фильм об этом, то нужно было бы выделить крупными буквами, как это принято:«Любое сходство является чистой случайностью». Виктор Гюго неописуемо воодушевил меня своими «Отверженными». Однако по мере дальнейшего чтения я несколько устаю от его крайнего романтизма, напыщенности и эрудиции, временами многословной и излишней. На ту же самую тему о Наполеоне III написал великолепную работу Карл Маркс «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Именно сопоставив оба эти произведения, можно оценить огромную разницу между научным, реалистическим подходом к истории и ее чисто романтической интерпретацией. Там, где Гюго видит лишь не более чем удачливого авантюриста, Маркс различает неизбежный результат социальных противоречий и борьбы господствовавших в тот момент интересов. Для одного история —это случайность, для другого — процесс, управляемый законами. Писания Гюго, по правде говоря, напоминают мне наши собственные речи, полные поэтической веры в свободу, святого негодования против ее попрания и доверчивых надежд на ее восстановление при помощи чуда.Я должен сказать тебе также о Фрейде. Прочитал четыре имеющихся у меня тома. Жду остальные. Всего же их 18. У него куча интересных теорий, и я хочу самостоятельно убедиться в их ценности. Я думаю увязать их с некоторыми героями Ф. Достоевского, который, проникнув в тайны подсознания в области художественной литературы, предвосхитил большую научную работу Фрейда. Однако главное внимание я уделяю другому. Засучив рукава я взялся за освоение всемирной истории и политических учений.Март 1954 года ...Каждый день после обеда у меня несколько часов прогулки, а по вторникам, четвергам и воскресеньям также и в первую половину дня. Большой пустынный двор, полностью отгороженный галереей. Там я и коротаю очень приятные часы. Скоростану немым.Сейчас 11 часов ночи. С 6 часов без перерыва читал работу Ленина «Государство и революция», после того как закончил «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и «Гражданскую войну во Франции» — обе Маркса. Все три работы тесно связаны между собой и имеют бесценное значение. Почувствовав голод, поставил кипятить спагетти с фаршированными кальмарами и между тем взял ручку, чтобы дописать тебе несколько строк, поскольку сегодня вечером я похитил твоеличное время. Я еще не сообщил тебе, что в пятницу убрал свою камеру. Сначала вымыл с мылом гранитный пол, прошелся по нему мраморным порошком, затем обработал его «Лавасолем» и сполоснул водой с креолином. Прибрал свои вещи, и теперь здесь царит полный порядок. Номера в отеле «Насьональ» не могут быть более чистыми... Моюсь дважды в день, «понуждаемый» жарой. Как хорошо себя чувствуешь после этого. Беру книгу, и ко мне приходят ненадолго счастливые минуты. Я многое получил от путешествий по владениям философии. Немало побился головой о Канта, но теперь сам Маркс кажется проще, чем «Отче наш». И он, и Ленин обладали сильно развитым полемическим духом, и я здесь развлекаюсь, смеюсь и наслаждаюсь, читая их. Они были беспощадны и опасны для врагов. Это два подлинных образца для революционеров.Сейчас буду ужинать: спагетти с кальмарами, на десерт итальянские сласти, свежеприготовленный кофе и, наконец, сигара «Аче Упман 4». Тебе не завидно? Обо мне заботятся, обо мне понемногу заботятся все... На мои постоянные просьбыничего не присылать просто не обращают внимания. Когда поутру загораю в шортах и ощущаю ветерок, дующий с моря, мне кажется, что я нахожусь на пляже, а потом иду вот в такой маленький ресторанчик. Так меня могут заставить поверить,что я в отпуске! Что сказал бы Маркс о подобных революционерах?Фидель Кастро после ареста в августе 1953 года.12 мая 1954 годаНаша революционная программа полностью вошла в речь. Вся она представляет собой основополагающий документ нашей борьбы. Я считаю очень важным уделить ей наибольшее внимание. Я знаю, что она означает для нашего дела в настоящиймомент.  Если мы хотим, чтобы за нами пошли люди, им нужно указать путь и цель, достойные любых жертв. То, что основано на крови, должно быть построено с помощью идей.12 июня 1954 годаО себе могу сказать, что мое одиночество прекращается лишь тогда, когда в маленьком похоронном бюро, расположенном напротив моей камеры, кладут какого-либо умершего заключенного, из тех, что нередко бывают таинственно повешены или странным образом убиты,— люди, чье здоровье было подорвано избиениями и пытками. Но я не могу их видеть, потому что как раз напротив единственного входа в мою камеру недвижимо высится шестифутовая ширма, специально рассчитанная на то, чтобы не позволить мпе видеть пи одного человеческого существа — ни живого, ни мертвого. Это было бы слишком великодушно — дать мне возможность побыть в обществе трупа!Июнь 1954 годаПо-прежнему меня держат в изоляции от остальных товарищей. Это, несомненно, вызвано стремлением помешать духовной подготовке юношей, в которых они видят своих самых непримиримых завтрашних противников. Нам запрещено даже обмениваться книгами. В остальном мне стало лучше. Сюда перевели Рауля !. Мою камеру (ты ее видела в «Боэмии») соединили с другим помещением, в четыре раза большим, и с просторным двором, который открыт с 7 утра до 9 с половиной вечера. Уборка производится тюремным персоналом, мы спим без света, для нас не устраивают перекличек и не выстраивают в течение дня, мы встаем, когда захотим. Всех этих поблажек я, копечно, не просил. Изобилие воды, электрический свет, еда, чистая одежда — и все бесплатно. За жилье также не приходится платить. Может быть, ты думаешь, что там вам живется лучше? Свидания дважды в месяц. Сейчас царит самый полный мир. Но я, однако, не знаю, сколько еще мы будем пребывать в этом «раю». Выборы вызовут огромное несогласие и недовольство. Режим будет вынужден объявить амнистию, чтобы ослабить напряженность в стране. Вопрос о политических заключенных, до сего времени, к сожалепию, бессовестным образом забытых, сам но себе становится в повестку дпя. Велик контраст между тем, что представляют политики, и тем, что представляем мы. Наш час приближается. Раньше нас была горстка, теперь мы должны слиться с народом... Тактика станет другой.Те, кто видит в нас всего лишь группу, постыдно ошибутся. Ни мировоззрение, ни тактика изолированной группы никогда не будут нас характеризовать. Теперь я смогу, кроме того, душой и телом отдаться своему делу. Вся моя энергия и все мое время принадлежат ему. Я начну новую жизнь. Я намерен преодолеть все препятствия и провести все необходимые бои. Главное, что я, как никогда, ясно вижу наш путь и нашу цель. Я не теряю времени втюрьме: учусь, наблюдаю, анализирую, строю планы, воспитываю людей. Мне известно, где находится все лучшее на Кубе и как найти его. Начиная, я был один, теперь нас много...19 июня 1954 годаРеволюция — это не возвращение к власти людей, которые морально и исторически ликвидированы, которые целиком и полностью повинны в нынешней ситуации. Хорошо запомните, что возможность нашей победы зиждется на уверенности в том, что народ окажет поддержку усилиям честных людей, с первых шагов выдвинувших революционные законы, поддержку, па которую не могут рассчитывать те, кто его обманул и предал.Я хочу предупредить вас, чтобы вы не поддавались некоторым впечатлениям. Это очень важно. У Аурелиано сейчас нет даже самой отдаленной возможности организовать восстание, ни у Аурелиано, ни у кого другого. Тот, кто говорит обратное, беззастенчиво лжет, а обмануть можно кого угодно, но только не нас. Посему «Движение» не может связываться ни с кем, не может уделять внимания никакой повстанческой комедии, и любое решение на сей счет должно быть предварительно одобрено нами здесь. Нужна очень большая осторожность в отношении интриганов, политиканов и тех, кто играет в революцию!..Наша задача состоит сейчас — и я хочу, чтобы вы хорошо поняли это,— не в организации революционных ячеек, чтобы иметь в своем распоряжении большее или меньшее количество людей. Это было бы пагубной ошибкой. Неотложной задачей в настоящий момент является привлечение на нашу сторону общественного мнения, пропаганда наших идей и завоевание поддержки со стороны народных масс. Наша революционная программа — самая полная, наша линия — самая ясная, наша история — самая самоотверженная. У нас есть право на доверие народа, без которого — я готов повторять это тысячу раз — невозможно осуществить революцию.Раньше мы были безвестными пионерами этих идей, теперь же вынуждены драться за них с открытым забралом. Тактика должна быть совсем другой. Для нас не должно иметь значения, привлечь ли на 10 человек больше или меньше, когда необходимо создать условия для мобилизации в один прекрасный день десятков тысяч людей. Я имею основание знать о том, что для этого необходимо, поскольку на мне лежала огромная задача найти их и организовать, борясь против миллиона интриг, а интриганов и посредственностей можно победить лишь идейной твердостью, которую мы и должны насадить, чтобы люди не меняли позиции, как рубашки.И если сейчас в наших рядах есть люди, которые ничего не хотят, кроме стрельбы, и готовы пойти на сделку даже с дьяволом, лишь бы получить оружие, они должны быть безоговорочпо исключены, равно как расстреляны те, кто в нужный час струсит (именно они, как правило, больше всего выказывают свое нетерпение сейчас). Нам нужны не гангстеры, не авантюристы, а люди, осознающие свою историческую ответственность, умеющие ждать и терпеливо работать на благо будущего родины.Мы возлагаем надежды не на группки конспираторов-полуночпиков или запутавшихся студентов, а на парод. Давайте же как можпо скорее выйдем на улицы с нашей программой, единственной подлинно революционной программой, и нашими идеями, чтобы организовать потом великое революционное движение, которое должно стать венцом идеалов тех, кто пал!Позднее начнется другая работа. Очень пастойчиво прошу вас беречь здоровье, потому что борьба будет длительной и тяжелой. Не нужно убиваться, нужно работать методически. Постарайтесь сократить до минимума поглощающие энергию поездки по провинциальным городам, стоящие сейчас задачи не требуют их. Тех, кто вам будет говорить, что революция произойдет в такой-то день или в такой-то месяц, посылайте к черту.Надеюсь, что вы сумеете полностью оправдать доверие к вам и нашу веру в вас. Не забывайте, что я буду строг, критикуя так же, как делал это, когда мы собирались на 25-й улице. Новые руководители должны суметь по-настоящему занять местотех, кто пал.Кубинский диктатор Фулхенсио Батиста.3 октября 1954 годаОтветственность, которая по праву и в силу революционной морали возложена в «Движении» на нас, находящихся в заключении, в настоящее время лишена всякого смысла. Признание того, что по историческим причинам высшее руководство находится здесь, абсолютно потеряло свою эффективность. Причины к тому различны. Главная из них — жесткие тюремные меры и почти полная изоляция, в которую мы поставлены. Однако отчасти причина кроется и в той незавидной роли, которую играют члены нашего «Движения» на воле. В известной степени она обусловлена непреодолимыми обстоятельствами, но это ни в коей мере не исключает довольно большой личной вины.Что касается меня, то я с непоколебимым терпением и несмотря на огромные препятствия, устремив взор в более или менее далекое будущее и с полной верой в успех стремился, чтобы «Движение» заняло достойное ему место. Однако за блестящими моральными победами в тяжелые дни, последовавшие за 26 июля, на протяжении всего судебного процесса, наступил длительный период инерции, бесплодности и упадка. Мы оказались совершенно не на высоте тех непомерных препятствий, которые воздвигли перед нами трусость и убогость среды и жестокие преследования со стороны наших врагов. Наши советы, инструкции и инициативы ничего не дали. Совершенно напраспо писал я страницу за страницей, указывая, что делать. Среда, порочная атмосфера страны оказались сильнее. Нельзя претендовать на то, чтобы стать обновителями общества и руководителями народа, если нет способности противостоять глупым поветриям эпохи. У меня вызывает неимоверное страдание, когда я вижу наших людей запутавшимися в той рутине и тех дорогах, с которых мы должны были бы давным-давно сойти. Они задыхаются в зловонии маразматического авантюризма, лишенного принципов и идеологии.Мы надеялись, что вы будете расчищать путь, пока мы куем здесь образцовых революционеров путем упорной работы по их образованию и политическому воспитанию. Надеялись напрасно...Поэтому у псевдореволюционеров нет другой заботы, кроме того, чтобы расколоть «Движение» и поделить его останки, как стервятники, потому что они — жалкие политиканы, неспособные искать и готовить людей. Они не удостаивают «Движение» уважительного отношения и стремятся лишь использовать его членов в качестве пушечного мяса. Как все было бы по-другому, будь мы на свободе! Они это знают. Или была бы совершена серьезнаяглубокая революция, возглавленная «Движением 26 июля», или «Движение 26 июля» в одиночку пошло бы на революцию. Но никто не заинтересован в том, чтобы мы вышли на свободу. Если бы преступления, совершенные в Сантьяго-де-Куба, были бы достаточно полно разоблачены, если бы народ Кубы представил все величие нашего жеста, правительство было бы вынуждено открыть перед нами тюремные двери, как оно было вынуждено открыть их для Пинчо Гутьереса и вскоре откроет для заключенных по делу Кантри-клуба. У них были товарищи, которые посвятили свою энергию и ум борьбе за их освобождение. И пока мы гнием в тюрьмах, а «аутентики» и ортодоксы-заговорщики (то же можно сказать и об «аутентиках», следующих за Грау) преднамеренно и подло замалчивают эти преступления, наши товарищи по штурму Монкады, забыв о павших и о своих идеалах, готовы участвовать в их балагане и служить им пушечным мясом. Нет! Нужно иметь достоинство. Нужно уметь заставить уважать себя.Если существует действительное желание свергнуть диктатуру, то почему же не используются все средства для борьбы за то, чтобы вызволить из тюрем людей, которые могут внести решающий вклад в эту борьбу? Невозможно скрыть, что в данном случае преследуются не подлежащие разглашению цели реставрации власти или ее захвата, а мы являемся препятствием на пути этих амбиций.Вы до сих пор никак не можете понять, насколько мне горько осознавать, что наши товарищи покоятся забытыми в земле, не будучи в состоянии служить даже знаменем в бою, служить делу разоблачения тирана, который их убил. Те, кто поступает так, забывают, что своей трусостью и недальновидностью они копают могилу для многих будущих революционеров. Если в Сантьяго-де-Куба было убито 70 человек, совершено невиданное кровопускание и об этом публично еще не было сказано ни слова, в следующий раз осмелевшие палачи убьют 500 человек и, может быть, убьют еще много других из наших потерявших ориентировку товарищей.Отсюда я не в состоянии положить конец путанице и хаосу, которые сегодня охватили «Движение». Такая задача не по силам тому, кто находится практически в изоляции. Кроме того, мне известно, что кое-кто дошел до того, что оспаривает право на высшее руководство «Движением» у общего собрания находящихся здесь заключенных и пытается придать такие организационные формы «Движению», которые свели бы на нет такое право для нашей группы, являющейся мозгом и душой «Движения». Мои инструкции, которые всегда даются с полного согласия других заключенных, не выполняются, или выполняются плохо, или полностью не признаются. В этих условиях мы не можем продолжать осуществлять руководство «Движением» отсюда. Знайте, что с этого момента такая обязанность целиком и полностью ложится на вас.Не нужно больше устраивать дискуссии по этому вопросу. Что касается меня, то с этого момента я полностью слагаю с себя эти полномочия. И не теряйте времени, пытаясь переубедить меня. Мне не нужны ни призрачные посты, ни разговоры ради разговоров. В ваших руках жизнь всех наших товарищей и ответственность перед историей. Эту ответственность мы не можем взять на себя, не имея никакой информации и совершенно не зная, что на самом деле происходит на воле. Желаю вам осуществлять руководство достойпо и лишь прошу не забывать о памяти павших и не делать ничего, что запятнало бы ее. Когда-нибудь мы соберемся вместе, обсудим все и потребуем ответа. Если в результате этого «Движение» распадется, если многие дезертируют и покинут прекрасное знамя, под которым мы пошли на смерть ради подлинных идеалов, мы, оставшиеся здесь, все начнем сначала.Я знаю, что некоторые критикуют меня за то, что я говорю о гражданско-революционном движении вместо того, чтобы ратовать повсюду за повстанческие планы. Пусть только эти мастера «революционных дел» не забывают, что за несколько дней до 26 июля я занимался севом риса в Пинар-дель-Рио! Или, может быть, все мы, находящиеся здесь в тюрьме, перестали быть бойцами, потому что появилась новая порода, более радикальная, чем наша? Я очень глубоко огорчен тем, как поступили с речью. Больше я, конечно, не скажу ни слова об этом. Для чего я пошел на все жертвы и убивал себя за работой? Ведь не попусту же. Пяти месяцев оказалось недостаточно, чтобы донести ее до народа. Безразличие, проявленное в этом деле, свидетельствует о достойном сожаления невежестве в отношении того значения, которое имеют идеи в истории. Очень горько наблюдать, как рабочие просят свободы для арестованных по делу Кантри-клуба, даже не вспоминая об участниках штурма Монкады, так как не знают, что там отдали свои жизни 80 молодых кубинцев — подавляющее большинство которых были бедными рабочими,—чтобы добиться не только свободы, но и реализации самой широкой и смелой социальной программы, за какую когда-либо проливалась кубинская кровь. Товарищ Хосе Суарес сообщил мне, что, как ему сказали в тюрьме Принсипе, речь была задержана потому, что некоторые товарищисчитают нынешний момент неподходящим, чтобы выходить с ней. После того как в течение 14 месяцев все замалчивают совершенные преступления, разве не бессовестно таким поведением вносить свою лепту в это бесчестие? Разве позднее это будет нужно? Позднее нужно будет разоблачать другие преступления!Сделайте так, чтобы речь стала как можно скорее достоянием улицы. На сей раз это всего лишь просьба. Хотя бы для того, чтобы помешать повторению в ближайшее время подобных ужасных убийств арестованных. Скрывать ее — это преступление и предательство. Если начнутся репрессии, то они прежде всего будут обращены против меня, человека, который и без того перенес и продолжает переносить многое. Если кого-нибудь и убьют в камере при первой революционной вспышке, так это буду я. И тем не менее я хочу, чтобы речь сделали достоянием улицы, не теряя ни минуты. Не заставляйте мое сердце обливаться кровью из-за бессилия! Вы более жестоки, чем те, кто держит меня здесь в заключении.15 марта 1955 годаБыть заключенным — значит быть обреченным на вынужденное молчание. Слушать и читать, что говорится и пишется, не имея возможности высказать свое мнение. Выносить нападки трусов, которые пользуются обстоятельствами, чтобы выступать против тех, кто не может защищаться, и делать заявления, которые, будь у нас на то материальные возможности, заслуживали бы нашего немедленного ответа.Мы знаем, что все это нужно выносить стойко, мужественно и спокойно, как горькую жертвенную чашу, которую требует любой идеал. Но бывают случаи, когда необходимо преодолеть все препятствия, ибо невозможно хранить молчание в то время, как задевается достоинство. Я пишу эти строки не в поисках аплодисментов, которые так часто излишне дарятся за видимость заслуг, за театральный жест и в которых отказывают тем, кто умеет выполнять долг просто и естественно. Я делаю это в силу чистой совести, внимания и уважения к народу, верности ему...Какую странную линию проводит правительство в отношении нас! На публике нас называют убийцами, в узком кругу — рыцарями. На публике ожесточенно нападают на нас, а частным образом нас посещают на высоком уровне, угощают сигарой, предлагают книгу, все ведут себя очень вежливо. Несколько дней назад пришли три министра — приятные, обходительные, внимательные. Один из них говорит: «Не беспокойся, это пройдет. Я сам подкладывал много бомб и готовил покушение на Мачадо в «Кантриклаб». Я тоже был политическим заключенным».Узурпатор проводит пресс-конференцию в Сантьяго-де-Куба и заявляет, что общественное мнение настроено не в нашу пользу. А несколько дней спустя происходит выходящий из ряда вон случай:масса жителей Орьенте во время митинга, устроенного партией, к которой мы не принадлежим, митинга, на котором, как свидетельствуют журналисты, собралось самое большое количество людей за всю избирательную кампанию, без конца выкрикивала наши имена и требовала нашего освобождения. Великолепный ответ благородного и преданного народа, который хорошо знает историю Монкады.Теперь наша очередь ответить столь же гражданственно на моральныйвызов, который нам бросает режим, заявляя, что амнистия будет в том случае, если заключенные и высланные нз страны изменят свою позицию, если они возьмут на себя молчаливое или открытое обязательство признать правительство.Однажды фарисеи спросили Христа, должны ли они платить дань Цезарю. Ответ должен был поссорить его либо с Цезарем, либо с народом. Фарисеям всех времен хорошо знакома эта хитрость. Именно так пытаются сегодня дискредитировать нас в глазах народа или найти повод, чтобы оставить в тюрьме. Я совершенно не хочу доказывать режиму необходимость проведения амнистии, меня это вовсе не волнует. В чем я заинтересован, так это в том, чтобы показать фальшь его аргументации, неискренность его слов, трусливость и подлость ловушки, которую он расставляет для тех, кто находится в тюрьме за то, что боролись против него. Говорят, что они великодушны, потому что сильны. На деле же они злопамятны, потому что слабы. Говорят, что они не испытывают ненависти. Однако они обрушили ее на нас так, как это никогда еще не делалось в отношении любой группы кубинцев. «Амнистия будет тогда, когда наступит мир». На каких моральных основаниях могут делать подобные заявления люди, которые вот уже на протяжении трех лет рекламируют, что совершили государственный переворот, чтобы дать мир республике? Значит, нет мира, следовательно, государственный переворот не принес мира, и, таким образом, правительство признает свой обман спустя три года после установления диктатуры, сознается в конечном счете в том, что на Кубе нет мира с того самого дня, когда они захватили власть.«Лучшим доказательством отсутствия диктатуры является то, что у нас нет политических заключенных»,— говорили они в течение многих месяцев. Сегодня, когда тюрьмы переполнены и громадное количество людей находится в изгнании, они не могут говорить о том, что мы живем при демократическом конституционном режиме. Собственные слова осуждают их. «Для проведения амнистии необходимо, чтобы противники режима изменили свою позицию». Другими словами, совершаетсяпреступление против прав человека. Нас превращают в заложников. С нами поступают так же, как поступали нацисты в оккупированных странах. Поэтому мы сегодня являемся не только политическими заключенными, но и заложниками диктатуры.Для проведения амнистии необходимо предварительное обязательство признать режим. Подлецы, предлагающие это, полагают, что за 20 месяцев изгнания или тюремного заключения на острове мы под воздействием самых жестких мер, принятых против нас, утратили стойкость. С доходных и удобных позиций в правительстве, которые им хотелось бы сохранить навечно, они имеют низость разговаривать подобным образом с теми, кто, будучи в тысячу раз честнее их, похоронены в тюремных застенках. Пишущий эти строки вот уже 16 месяцев изолирован в одиночке, но у него достаточно сил, чтобы не унизить свое достоинство. Наше заключение противоправно. Я не понимаю, почему право должно быть на стороне тех, кто напал на казармы с целью ликвидации конституционной законности, установленной народом, а не тех, кто ношел на это, чтобы заставить уважать законность. Почему право должно быть на стороне тех, кто лишил народ суверенитета и свободы, а не тех, кто вступил в бой, чтобы вернуть их народу. Почему они должны иметь право управлять республикой против народной воли, в то время как мы за свою верность принципам чахнем в тюрьме. Посмотрите на жизненный путь тех, кто правит, и вы найдете там уйму темных дел, мошенничества, нечестно нажитых состояний.Сравните его с жизненным путем тех, кто погиб в Сантьяго-дс-Куба, и тех из нас, кто находится здесь в заключении. На нем нет ни одного пятна, ни одного бесчестного поступка. Наша личная свобода есть неотъемлемое право, принадлежащее нам какгражданам, родившимся в стране, которая не признает никаких хозяев. Силой можно отобрать у нас это и все другие права, но никогда и никому не удастся добиться от нас, чтобы мы согласились пользоваться ими ценой недостойного компромисса. Словом, за наше освобождение мы не отдадим ни крупицы нашей чести. Именно они должны взять па себя обязательство уважать законы республики, которые бесчестно растоптаны ими. Именно они должны уважать суверенитет и волю нации, которые так скандально попраны ими 1 ноября. Именно они должны создать обстановку мира и спокойствия в стране, которую на протяжении трех лет держат в страхе и волнении. Ответственность ложится на них. Без 10 марта не было бы необходимости вступать в бой 26 июля и никто из граждан не превратился бы в политического заключенного. Мы не являемся ни профессиональными возмутителями спокойствия, пи слепыми сторонниками насилия, при условии, что нашестремление сделать родину лучшей может осуществиться с помощью оружия убеждения и ума. Нет такого народа, который пошел бы за группой авантюристов, пытающихся ввергнуть страну в гражданскую войну там, где не царит несправедливость и мирные легальные пути открыты всем гражданам, участвующим в гражданском столкновении идей.Мы согласны с Марти в том, что «преступником является тот, кто толкает страну к войне, которую можно избежать, но и тот, кто не идет на войну, которая неизбежна ». И кубинский народ никогда не увидит нас в роли поджигателей гражданской войны, которую можно избежать, но я повторяю, что всякий раз, когда Куба окажется в постыдном положении, как это случилось после 10 марта, преступлением явится отказ от неизбежного восстания.Если бы мы увидели, что перемена обстоятельств и обстановка позитивных конституционных гараптий диктуют изменение тактики борьбы, мы пошли бы на это, но лишь в силу интересов и желания нации и никогда в силу трусливого и постыдного соглашения с правительством. И если от нас требуют этого компромисса как цену за предоставление свободы, мы отвечаем категорическим «нет».Нет, мы не устали. После 20 месяцев мы стойки и непоколебимы, как и в первый день. Мы не хотим амнистии ценой бесчестия. Мы не станем к позорному столбу, поставленному бесчестными угнетателями. Лучше тысяча лет тюрьмы, чем унижение. Лучше тысяча лет тюрьмы, чем утрата достоинства. Мы делаем это заявление обдуманно, без страха и ненависти. Сейчас, когда прежде всего нужны кубинцы, готовые принести себя в жертву, чтобы спасти гражданскую совесть нашего народа, мы с удовольствием предлагаем себя. Мы молоды и не страдаем от ублюдочных амбиций. Так что пусть нас не боятся политиканы, которые но разным более или менее замаскированным дорожкам уже спешат на карнавал личных вожделений, позабыв об огромной несправедливости, от которой страдает родина.  И теперь не только амнистии, но даже улучшения условий тюремного содержания, через которые режим проявляет всю свою ненависть и ярость в отношении нас, мы не будем просить. Единственное, что мы приняли бы от наших врагов с удовлетворением, как сказал однажды Антонио Масео, так это окровавленный эшафот, на который другие наши товарищи, более счастливые, чем мы,сумели взойти с высоко поднятой головой и спокойной совестью человека, приносящего себя в жертву снятому и справедливому делу родины.В ответ на позорное соглашательство мы сегодня, 77 лет спустя после героического протеста Бронзового Титана, провозглашаем себя его духовпыми сыновьями.2 мая 1955 года...Что касается материальных удобств, то, если бы не необходимость жить при минимальном материальном благополучии, иоверь мне, я был бы счастлив, имея пристанище в коммунальной квартире и ложась спать на кушетку с ящиком для хранения постельного белья. Мне достаточно одного блюда из маланги или картошки, которые я нахожу столь же изысканными, как манна небесная. Несмотря на всю дороговизну жизни, я могу роскошно жить на 40 разумно использованных сентаво в день. Это никакое не преувеличение, я говорю откровенно. От меня будет меньше проку, если я стану привыкать к необходимости иметь больше для жизни, если забуду о том, что можно быть лишенным всего и не чувствовать себя несчастным. Именно так научился я жить, и это делает из меня грозного, страстного, закаленного самопожертвованием идейного борца. Я смогу вести пропаганду собственным примером, что красноречивее всяких слов. Насколько меньше будут связывать меня нужды материальной жизни, настолько независимее и полезнее я буду.Зачем я должен идти на жертвы, чтобы купить гуайяберу, брюки и все такое прочее? Я выйду отсюда в своем поношенном шерстяном костюме, хотя сейчас и разгар лета. Разве я не возвратил другой костюм, который мне не по карману и в котором у меня никогда не было нужды? Не думай, что я эксцентрик или стал таковым, просто нужно по одежке протягивать ножки — я бедняк, у меня ничего нет, я ни разу не украл ни одного сентаво, ни у кого не попрошайничал, а своей карьерой пожертвовал ради нашего дела. Ради чего я должен носить гуайяберы из тонкой хлопчатки, будто я богач, или чиновник, или казнокрад?Если сейчас у меня совсем нет заработка и, чтобы иметь что-нибудь, кто-то должен дать мне это, я не могу, не должен и не соглашусь быть хоть в какой-то мере нахлебником у кого бы то ни было. С того момента, как я оказался здесь, самые большие мои усилия были направлены на то, чтобы дать понять, и я, не уставая, делал это, что мне совершенно ничего не нужно. Мне необходимы лишь книги, а книги я рассматриваю как духовные ценности. Словом, я не могу не беспокоиться по поводу всех затрат, которые делаются в связи с нашим выходом из тюрьмы. И даже те, которые совершенно необходимы, очень беспокоят меня, потому что мне до сих пор не пришло в голову спросить, как ты выходишь из положения. Это не недовольство, а горечь от всего этого. Вы не можете чувствовать себя спокойно, пока так или иначе не покажете свою любовь и заботу в отношении меня.Я крепок как дуб, безразличен к лишениям, мои нужды не стоят тех жертв, которые вы приносите и за которые я искренпе выговариваю вам. Что за нужда каждый раз доказывать любовь, о которой я и так очень хорошо знаю? И нена словах. Это реальность, в которой нужно отдавать себе отчет.Меня очень трогает стремление доставить мне как можно больше маленьких радостей. Но ведь это прекрасно можно сделать и без материальных жертв!Хочешь пример? Увидеть мои книги в полном порядке по прибытии доставило бы мне удовольствие и радость, сделало бы меня более счастливым, чем что-либо еще, и в то же время не вызывало бы печаль, недовольство и горечь. Я не имею права на слабости. Какими бы маленькими они ни были сегодня,завтра от меня уже ничего нельзя было бы ждать...* * *Примерно через 2 года, Фидель Кастро и небольшая группа его соратников высадилась с маленькой яхты "Гранма" на Кубе, чтобы изменить историю.Так этот человек начинал, а сегодня он ушел и весь мир провожает его в вечность. Кто искренне, кто лицемерно, кто шипя ему вслед.Кастро выковал себя как человека, изменил себя, изменил Кубу, изменил мир.Очень немногим людям удается справиться даже с первой задачей. Кастро же смог достичь успеха в тех задачах, которые он планировал, когда вокруг него была лишь горстка единомышленников и когда его мятежный дух был скован тюремными стенами. В этом его подлинное историческое величие.Спи спокойно Фидель и Спасибо за Все!

01 ноября 2016, 22:15

Самые невероятные попытки убить Фиделя Кастро

Команданте пережил самое большое число покушений на свою жизнь. Глава личной охраны Кастро уверяет, что с 1959 года, когда его шеф пришел к власти, попытки убить Фиделя предпринимались более 600 раз, а если точнее, то 637!С 2006 года, когда в прессе впервые появились сообщения об ухудшении здоровья Фиделя Кастро и он формально отошел от власти, мы привыкли считать Кубу уходящей натурой. Умрет Фидель — и удивительная страна, где переплетаются нищета, свобода, красивые, готовые на все женщины, не запятнанные индустриализацией антикварные городские пейзажи, — этот тропический рай из снов наших отцов исчезнет мгновенно, как мираж. Почти десять лет прошло с тех пор, однако же Фидель по-прежнему показывает фигу старухе с косой. И знаешь, в этом нет ничего удивительного, ведь команданте вошел в историю как главный специалист в этом вопросе: он пережил самое большое число покушений на свою жизнь.« Существует даже анекдот на эту тему. Кастро дарят галапагосскую черепаху. Кубинский лидер интересуется, как долго они живут, и, узнав, что около 150 лет, отказывается принимать подарок. «Не люблю я всех этих домашних животных, — ворчит команданте. — Только привяжешься к ним, как уже пора хоронить!»В свое время покушения на кубинского лидера стали настоящей идеей фикс для США. В 1961 году, сразу после провала американского контрреволюционного десанта в заливе Свиней (залив Кочинос), ЦРУ инициировало специальную операцию «Мангуст», целью которой стала смена власти на Кубе. Всего было разработано 33 проекта (по количеству видов мангустов) — начиная от уничтожения урожая сахарного тростника и минирования основных кубинских портов и заканчивая, естественно, убийством команданте. Все могло бы быть методично, кроваво и печально. Однако история сделала удивительный фортель, который обеспечил хлеб не одному десятку журналистов будущего, ибо главой операции «Мангуст» по части уничтожения Фиделя был назначен Эдвард Лансдейл, человек с поистине неуемной фантазией, весьма специфическим чувством юмора и неизбывным энтузиазмом, который превратил серьезную операцию в нескончаемую череду удивительных прожектов, достойных пера сценаристов бондианы.Роковая женщина, 1960 годЕе звали Марита Лоренц. Она была дочерью немецкого капитана и американской актрисы, черноволосой красавицей и отчаянной авантюристкой. В 1959 году, как раз после свержения Батисты и прихода к власти Фиделя, корабль отца Мариты, на котором юная леди путешествовала вокруг света, причалил в порту Гаваны. Фидель с визитом посетил судно и был так впечатлен карими глазами 19-летней капитанской дочки, что пригласил ее остаться на Острове свободы. Марита не смогла устоять против революционного обаяния и сошла на берег.Несколько месяцев прошло как в тумане, затем последовали аборт (так и не ясно, кто был его инициатором) и эмиграция в США. Во Флориде Марита сошлась с группой кубинских эмигрантов, осуждавших «кровавый коммунистический режим», и была завербована агентом ЦРУ Фрэнком Стурджисом. Это было еще до начала операции «Мангуст», однако американское разведывательное управление уже тогда прощупывало все возможные способы разрешения «кубинского кризиса». Был разработан план: Марита получает безвкусные пилюли с сильным ядом, едет в Гавану, снова соблазняет команданте и за романтическим ужином добавляет отраву в еду.Поначалу план сработал как по нотам. Кастро с нежностью встретил бывшую любовницу и согласился «вспомнить прошлые ночи». Марита положила пилюли в баночку со своим ночным кремом и даже пронесла их в спальню к Фиделю, где с ужасом обнаружила, что желатиновая оболочка растворилась и таблетки пришли в негодность.Дальше все было еще хуже: обернувшись, незадачливая отравительница поняла, что за спиной у нее стоит сам команданте и смотрит, как она выковыривает из крема остатки пилюль. Марите ничего не оставалось, как устроить покаянную истерику, в ходе которой сострадательный Фидель даже давал ей пистолет, чтобы девушка уже успокоилась и получила желаемое. Это был сильный психологический ход: Марита совсем стушевалась и заявила, что ни за что не будет стрелять, потому что по-прежнему любит его.После этого эпизода Марита была окончательно выслана с Острова свободы. Однако в скором времени она нашла себе завалящего венесуэльского диктатора и даже родила от него ребенка.В 1981 году в составе съемочной группы, снимавшей о ней биографическое кино, Марита посетила Гавану еще раз. Фидель отказался встретиться с ней.Отравленные сигары, 1960 годВ рамках постуотергейтской кампании по обнародованию секретных документов ЦРУ, имевших отношение к покушениям на международных лидеров, в ноябре 1975 года была опубликована служебная записка Медицинского подразделения. Согласно документу, в феврале 1960 года этим подразделением была изготовлена коробка сигар, обработанных ботулином, любимого сорта Фиделя — Cohiba. Этот токсин настолько силен, что было бы достаточно на секунду взять в рот одну отравленную сигару, чтобы получить смертельную дозу. К сожалению, из записки неясна дальнейшая судьба коробки. Однако начальник кубинских спецслужб Фабиан Эскаланте вспоминает, как во время выступления Фиделя Кастро в ООН в 1960 году его службой была обнаружена отравленная сигара Cohiba, лежавшая на столе рядом с команданте. Источник ее появления остался неизвестным. Этот случай был, пожалуй, самой серьезной угрозой жизни кубинского лидера.Морская ракушка, 1963 год Эта замечательная идея Эдварда Лансдейла была прекрасна, как подвод­ный мир Карибского бассейна. В буквальном смысле. Одной из страстей Фиделя (помимо роковых брюнеток, хороших сигар и публичных выступлений) было подводное плавание. Именно на этой страсти и решил сыграть глава операции «Мангуст». В бухте, где обычно совершал погружения команданте, Лансдейл задумал положить раковину, начиненную взрывчаткой и покрашенную в необычные цвета для привлечения внимания. Где-нибудь неподалеку должна была совершенно незаметно разместиться американская подводная лодка, из которой можно было бы наблюдать за любопытным кубинским лидером и активировать бомбу в нужный момент. Проект дошел до стадии, когда Лансдейл лично купил два справочника, описывавших моллюсков Карибского бассейна, и остановился ровно на этом месте, так как оказалось, что ни одна ракушка, как это ни прискорбно, не подходит по размерам для того, чтобы разместить мало-мальски подходящую бомбу.Снайперская винтовка, 1961 годОдним из главных и заклятых врагов Фиделя был Феликс Родригес, сын партийного чиновника в правительстве Батисты. После переворота он эмигрировал из Кубы в США и был завербован спецслужбами в возрасте 17 лет как идеологический боец с режимом Кастро. Именно он впоследствии стал человеком, который поймал и последним допрашивал Че Гевару, он же вел повстанческую войну во Вьетнаме и поставлял оружие никарагуанским контрас. В общем, человек вел насыщенную жизнь.В 1961 году, незадолго до вторжения в залив Свиней, Родригес был отправлен на Кубу с группой разведчиков, целью которых было собрать данные для контрреволюционной атаки. Именно в этот момент Феликс, вооружившись телескопической винтовкой, поклялся лично пристрелить Фиделя и таким образом покончить со всей операцией. Однако коллеги остудили пыл юного героя, убедив его дать поучаствовать в перевороте и другим кубинским изгнанникам. С их стороны это было явной ошибкой, вероятно срежиссированной бессменными ангелами-хранителями Фиделя. Впрочем, у Родригеса были и собственные связи в этом подразделении: он оказался одним из десяти спасшихся из залива Свиней повстанцев и получил после этого кличку Лазарь.Костюм для дайвинга, 1962 годНа Рождество 1962 года в ходе длительных переговоров с правительством Фиделя Кастро американский юрист Джеймс Донован достиг небывалых дип­ломатических успехов: ему удалось согласовать освобождение 1113 заключенных, взятых в заложники после нападения в заливе Свиней. В обмен США высылали гуманитарную помощь в размере 53 миллионов долларов. По случаю весьма знаменательного события, подкрепленного замечательным праздником, Донован планировал преподнести кубинскому лидеру памятный подарок — водолазный костюм самой новой модификации.Как известно, кубинский лидер очень увлекался дайвингом. ЦРУ не могло упустить такую возможность, чтобы не добавить под елочку Фиделю кое-что от себя: нижняя часть костюма должна была быть обработана бактериями, вызывающими редкую болезнь под названием «мадурская стопа», а дыхательные фильтры — туберкулезными возбудителями. Однако костюмчик с сюрпризом был доставлен слишком поздно: Донован проявил недюжинную дипломатическую осторожность и уже выслал обычную версию подарка.Перьевая ручка, 1963 годРоландо Кубела, соратник Рауля Кастро в партизанской войне, сам вышел на агентов ЦРУ в Париже. Он заявил, что имеет личные счеты к команданте и готов взять на себя «по-настоящему серьезную работу». Кубела подходил по всем параметрам: он был близко знаком с Кастро и даже располагал соседним с Фиделем пляжным домиком на Кубе. Единственное, что он просил предоставить, — подходящее орудие убийства, которое позволило бы сделать дело без лишнего риска и шума. Через месяц после обращения агент ЦРУ встретился с инициативным партизаном, чтобы передать ему такое орудие. Это был замечательный инструмент агента из шпионского кино будущего: позолоченная перьевая ручка, из стержня которой при нажиме выдвигался супертонкий шприц с ядом — такой тонкий, что жертва даже не чувствовала его укола. Тут ангелы-хранители Фиделя поднапряглись и выдали удивительное совпадение. В тот момент, когда агент ЦРУ объяснял Роландо особенности ручки, у него зазвонил телефон. Вашингтон сообщал о чрезвычайной ситуации и необходимости свернуть все операции: только что в США был застрелен президент Джон Кеннеди. Кубела так и не смог подержать чудо-ручку в своих руках. После покушения на американского президента все американские заговоры в отношении зарубежных лидеров были свернуты на продолжительное время.Мафия, 1960-63 годВ 2007 году были рассекречены документы, согласно которым в планировании покушений участвовали не только особо одаренные руководители операции «Мангуст», но и самые высокие начальники ЦРУ, в том числе глава управления Аллен Даллес. Именно с его подачи к делу была подключена чикагская мафия.План был действительно изящным. Роберт Мэхью, бывший сотрудник ЦРУ, чтобы не оставить никаких следов причастности государственных структур, связывался с боссами мафии и заявлял, что есть некие «международные компании», обиженные нынешним коммунистическим строем и заинтересованные в том, чтобы жизнь Кубы вернулась в прежнее капиталистическое русло. За помощь чикагских головорезов «компании» готовы заплатить 150 тысяч долларов. Мафия в общем-то и сама была заинтересована, чтобы на Кубу вернулась прежняя знаменитая ночная жизнь с казино, борделями и прочими прелестями. В итоге к делу были подключены как минимум двое фигурантов из списка десяти самых разыскиваемых преступников США. Они наладили связь с отставным чиновником из Гаваны, который в свое время собирал откаты с игорного бизнеса, с ностальгией вспоминал об этом и до сих пор был вхож во властные структуры Кубы. Ему были переданы шесть отравляющих пилюль. Однако уже на третьей попытке чиновник заявил, что умывает руки: он не смог переиграть охрану Фиделя и понял, что вот-вот будет разоблачен. Тут как раз разразились бои в заливе Свиней, и на какое-то время план был отозван. В 1963 году ЦРУ снова вернулось к идее Даллеса. Был разработан еще один план — с участием бывшего члена кубинского правительства в изгнании. На этот раз исполнитель заказа потребовал предоставить ему не только пилюли, но также «оружие и боеприпасы в достаточном количестве». Получив требуемое, изгнанник исчез в неизвестном направлении. В дальнейшем контакты с мафией были потеряны, и к этому плану больше не возвращались.ЛСД, 1961 годВ течение 1961 года ЦРУ разрабатывало план дискредитации Кастро. Согласно докладу 1967 года, Техническое подразделение ЦРУ рассматривало возможность распыления вещества, аналогичного галлюциногену ЛСД, в радиостудии, из которой Кастро обычно обращался к народу. Фидель очень гордился своим ораторским искусством. Его речь в ООН была одной из самых длинных в истории организации и длилась четыре с половиной часа. Но самая длинная речь была произнесена на Третьем съезде Коммунистической партии Кубы в 1986 году и продолжалась 7 часов 10 минут, при этом кубинские агентства считают, что исторический спич длился никак не меньше 27 часов.Подразумевалось, что галлюциногены заставят Фиделя сбиться во время обращения, что нанесет непоправимый ущерб его имиджу. Увы, мир не узнал, что ему скажет Фидель Кастро под действием ЛСД: план остался на бумаге, так как в Техническом подразделении не смогли разработать достаточно эффективный галлюциногенный аэрозоль.Носовой платок, 1960 год Год, предшествовавший вооруженному вторжению на Кубу, был плодотворным на сумасшедшие идеи ЦРУ. В частности, подразделение, которое сами агенты называли «Комитет здоровья», предложило использовать для покушения на Фиделя носовой платок, зараженный смертоносными бактериями. В случае с команданте идея так и не была воплощена, однако в недрах разведывательного управления ничто не пропадает даром. Известно, что подобный платок, украшенный изящно вышитыми инициалами, был отослан другому неугодному иностранному лидеру — иракскому премьеру Абделю Кериму Касему. Впрочем, то ли в силу безалаберности почтовых служб, то ли в силу разгильдяйства агентов милый подарочек так и не дошел до адресата.Взрывающаяся сигара, 1960-62 годВ 1963 году эта история стала темой для юмористической обложки журнала MAD, она же навсегда запомнилась как символ покушений на Фиделя Кастро. Можно сказать, что это была первая официально разоблаченная безуспешная попытка убить кубинского лидера.Газета Saturday Evening Post сообщала, что полиция серьезно рассматривала план по изготовлению компактной взрывающейся сигары, которая могла бы нанести смертельные ранения. Коварную бомбу планировалось подсунуть команданте во время его выступления в ООН (похоже, это был один из самых опасных зарубежных выездов Кастро). Впрочем, изготовить подходящую сигару так и не удалось. Впоследствии ЦРУ заявило, что эта «идиотская история» была спущена в СМИ специально, чтобы отвлечь внимание общественности от настоящих планов управления, которые, надо отдать им должное, в некоторых случаях были гораздо более идиотскими.Ботинки, 1961 год Одновременно с опылением команданте ЛСД рассматривался и другой коварный план — подсыпать в ботинки Кастро соль таллия. Этот медленный яд, популяризованный в романе Агаты Кристи «Вилла «Белый конь», помимо тошноты, тремора, ломоты в суставах и других милых симптомов, которые доктора обычно списывают на самые различные заболевания, обладает любопытным побочным эффектом: от него вылезают волосы. Именно этот аспект ЦРУ и рассматривало как основной: в первую очередь таллий должен был лишить команданте его знаменитой бороды! Согласно плану, таллий планировали подсыпать в обувь во время очередного зарубежного визита Фиделя, когда он выставит ботинки за дверь гостиничного номера для чистки. Однако кубинский лидер будто почувствовал неладное и откладывал визит за визитом. Тут разразилась военная операция США в заливе Свиней, и ботиночный заговор был окончательно забыт.Молочный коктейль, 1963 год Начальник охраны Фиделя Фабиан Эскаланте уверяет, что ближе всего к цели ЦРУ подошло в 1963 году в отеле Havana Hilton. Управлению удалось получить достоверные сведения, согласно которым команданте иногда посещал бар отеля, чтобы выпить молочный коктейль. Агенты сумели подкупить местного официанта, которому была передана специальная ботулиновая пилюля. Ее действие начиналось не сразу, таким образом можно было скрыть источник отравления. Однако ангелы-хранители Кастро и тут пришли на помощь. Официант положил пилюлю в морозильную камеру холодильника, где она намертво примерзла к стенке. При попытке отделить ее капсула лопнула, и гениальный план провалился. Чуть позже официант поплатился за сотрудничество с империалистическими агентами: он попался на попытке избавиться от отравленного холодильника.Иисус Христос, 1963 год Пожалуй, самым невероятным планом начальника операции «Мангуст» Эдварда Лансдейла стал проект «Антихрист». Идея была поистине масштабной. Для начала на территорию Кубы должны были быть засланы агенты-проповедники, которые провели бы среди католического населения пропагандистскую работу, предрекая скорый конец света, второе пришествие и тому подобные религиозные радости. Фидель Кастро при этом, само собой, провозглашался Антихристом. К моменту, когда население было бы обработано в достаточной мере, ЦРУ планировало нанести финальный удар: из вод у берега Гаваны должна была появиться американская субмарина, на носу которой в подходящем световом оформлении (допустим, это еще две субмарины с прожекторами) явился бы Иисус Христос в белоснежных одеждах. После исполнения арии «Покайтесь, ибо грядет!»  подводный Иисус должен был призвать жителей Кубы прикончить Антихриста. План, безусловно, был впечатляющим, но, увы, в Центральном штабе сочли его все-таки излишне эксцентричным, и дальше изложения на совещании дело не пошло.  [link]Способы Фиделя избежать покушенийДвойникиВ течение жизни у команданте было несколько двойников, которые вместо него совершали малозначительные официальные визиты, где не требовалось говорить или принимать решения — например, на фабрики и в школы. Двойникам полагался усиленный паек — сгущенка и свежая говядина, чтобы они могли поддерживать подобающую форму.Круглосуточная охрана спецслужбДо прихода к власти Фидель обожал в одиночку бродить по городу. В первые годы он продолжал появляться на улицах запросто, однако после встречи с парой снайперов эта привычка исчезла.Смена адресаФидель не менее 20 раз менял место проживания в Гаване. У него не существует официальной резиденции. Его местонахождение всегда строго засекречено, в документах оно значится как «точка ноль».Передвижная токсикологическая лабораторияГде бы ни путешествовал Фидель, с ним всегда находилась специальная команда докторов, которые проверяли всю еду и напитки на наличие яда непосредственно перед тем, как подать ему. Также Фидель никогда не ел в ресторане гостиницы, в которой останавливался. Он посылал за едой в соседние заведения, причем каждый раз называл новое число ресторанов, которое нужно отсчитать от гостиницы, прежде чем зайти и купить еду.Команда саперовВ свиту Кастро неизменно входили специалисты по взрывчатым веществам. Именно они в 2000 году предотвратили последнее покушение на команданте — достали 90 килограммов взрывчатки из-под трибуны Фиделя, когда он приезжал с визитом в Панаму.

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

18 мая 2016, 09:54

Его убили, но мы не можем доказать

Вице-президент Венесуэалы заявил, что Уго Чавес был убит.Приведшее к смерти президента Венесуэлы Уго Чавеса заболевание было спровоцировано, чтобы не дать ему возможность покончить с диктатурой доллара. Об этом на встрече с сотрудниками сферы здравоохранения заявил исполнительный вице-президент Боливарианской Республики Аристобуло Истурис."Чавес превратился в главную цель, во врага номер 1 крупных мировых финансовых центров, и поэтому его убили, мы все это осознаем, но не можем доказать", - цитирует Истуриса ТАСС.Он отметил, что у ряда политиков, на тот момент возглавлявших страны региона, с небольшой разницей во времени также были выявлены онкологические заболевания. Он упомянул президента Парагвая Фернандо Луго, его аргентинскую коллегу Кристину Фернандес де Киршнер, бразильских лидеров Луиса Инасиу Лулу да Силву и Дилму Руссефф, возглавившую крупнейшую страну Южной Америки в 2011 году.По его словам, Чавес собирался сбросить "одну из самых сильных удавок для доминирования над народами: международную валютную систему и диктатуру доллара".При всей казалось бы невероятности данной версии, стоит вспомнить как ЦРУ пытались заразить Фиделя Кастро туберкулезом.Один из самых враждебных к Кубе органов печати США, издающийся во Флориде, рассказывает о событиях следующим образом:"Воспользовавшись переговорами, которые велись в целях освобождения пленных, захваченных в бухте Кочинос, ЦРУ попыталось использовать ключевое лицо этих переговоров американского адвоката Джеймса Донована, чтобы он вручил Фиделю Кастро смертоносный подарок: неопреновый костюм, зараженный грибком, поражающим кожу, и аппарат для дыхания под водой, зараженный туберкулезом... Кубинский руководитель получил снаряжение в ноябре 1962 года..."Это разоблачение является одной из многих историй, приводимых в книге "После Бухты Свиней" (После бухты Кочинос), в которой говорится о переговорах, имевших место с апреля по декабрь 1962 года между Комитетом родственников для освобождения пленных и кубинским правительством.Попытка заразить Фиделя провалилась из-за жадности ЦРУ. Зараженный костюм вручили адвокату Пересу Сиснерос, который был в свое время чемпионом по подводной охоте на Кубе, но тому показалось неуважительным дарить лидеру Острова Свободы дешевый простенький костюм и он купил в известном магазине на Таймс-сквер в Нью-Йорке неопреновый костюм за 130 долларов и снаряжение для подводного плавания за 215 долларов.Кастро получил их в ноябре 1962 года, и несколько недель спустя, во время нового приезда Донована, кубинский президент сказал адвокату, что уже пользовался ими...http://www.novorosinform.org/news/id/53056 - цинкPS. Тут стоит вспомнить, что одной из основных версий причин свержения Каддафи так же называлось намерение лидера Джамахирии покуситься на господство доллара, причем в случае с Каддафи это даже получило косвенное подтверждение во вскрытых документах закрытой переписки Хиллари Клинтон.В США продолжается публикация переписки бывшего госсекретаря, жены экс-президента и кандидата в новые президенты Хиллари Клинтон. Напомним, в Госдепе приняли решение опубликовать переписку экс-шефа после того, как Клинтон обвинили в том, что она использовала частную почту для сверхсекретной государственной переписки.В начале декабря было опубликовано около 5 тыс. страниц, притом что Клинтон передала Госдепартаменту более 55 тыс. При этом она удалила примерно 31 тыс. страниц, заявив, что эта часть почтового архива не связана с работой и содержит частную информацию. Критики Клинтон отметили, что теперь невозможно проверить, была ли это действительно частная информация или секретная переписка, и потребовали возбудить уголовное дело против экс-госсекретаря, но этого до сих пор не сделано.Итак, в свежей порции переписки говорится о причинах, по которым США активно поддержали свержение ливийского лидера Муаммара Каддафи. Это крупные золотые и нефтяные запасы Ливии, а также расширение французского влияния в североафриканском регионе. Более того, в переписке высказываются опасения, что золотые запасы Каддафи так велики, что могли стать основой для создания панафриканской валюты, которая, в свою очередь, могла конкурировать с долларом в регионе.В одном из писем говорится, что Ливия располагает 143 тоннами золота и сравнимым количеством серебра, что составляет в ценах 2011 года 7 млрд долларов. Адресат письма неизвестен – он скрыт под псевдонимом Сид. Хиллари Клинтон начали всерьез критиковать за вторжение в Ливию после того, как американской публике впервые стало понятно, что «что-то пошло не так». Это произошло после жестокого убийства американского посла Кристофера Стивенса в октябре 2012 года.Напомним, что сенатор Рэнд Пол, один из кандидатов в президенты от Республиканской партии, заявлял в 2013 году, что Стивенс и американское посольство в целом были причастны к поставкам оружия ливийским повстанцам. Подтверждал это и известный французский журналист Бернар-Анри Леви, участвовавший в переговорах с ливийскими повстанцами. В некрологе, написанном на смерть Стивенса, он называл посла «одним из тайных творцов ее освобождения», отмечают «ИноСМИ».Леви, напомним, является одним из главных сторонников «гуманитарных бомбардировок» – именно он рука об руку с недавно скончавшимся Андре Глюксманном активно призывал бомбить Сербию, Ирак, Сирию и Ливию. В некрологе Стивенсу приводится еще ряд интересных фактов: «Он (Стивенс) взялся за дело, засучив рукава. Он был одним из тех, кто выступал за активизацию действий его страны с воздуха и на земле с помощью отправки туда первых спецподразделений... Мне вспоминаются наши бурные, но откровенные и дружеские споры о перспективах ливийского варианта Дейтонских соглашений, в котором ставка делалась на раздел Ливии и создание конфедерации. Год спустя мы встретились с ним в Вашингтоне. История подходила к концу. Я приехал, чтобы поговорить с Хиллари Клинтон об этой войне за освобождение, в которой обе наших страны сражались плечом к плечу».Откровенность журналиста Леви шокирует, пожалуй, даже больше, чем тайная переписка госсекретаря. Дипломат, который выступает за бомбардировки и лоббирует отправку спецподразделений – а что такого? Раздел независимого государства – отлично!Но истинные причины участия США в ливийской войне являются той вишенкой на торте, без которой картина не будет завершенной. «Изящный и белозубый» Стивенс и десятки тысяч не столь изящных и белозубых ливийцев погибли вовсе не во имя свободы или борьбы с диктатурой. Они погибли ради 143 тонн золота. Ну и плюс нефть и прочие богатства Ливии, которые после свержения Каддафи почему-то не достались «освобожденному» народу. Ливия на самом деле разделена, и Запад не знает, что бы еще придумать для легитимации ее нынешнего бессильного правительства. Странно, что ливийским властям не дали Нобелевскую премию мира, как это произошло с тунисским «Квартетом национального диалога», который также весьма условно контролирует эту североафриканскую страну.http://vz.ru/world/2016/1/9/787685.html - цинкС другой стороны, было бы наивно полагать, что основные бенефициары поздневашингтонской системы мироустройства дадут региональным смутьянам покушаться на основы американского экономического господства. Эти истории скорее служат уроком на будущее для тех, кто захочет покуситься на эти самые основы.

28 сентября 2015, 12:38

К юбилею Генассамблеи ООН: Исторические речи и яркие демарши

На этой неделе весь мир наблюдает за юбилейной 70-й Генассамблеей ООН, событием, собравшим в Нью-Йорке лидеров мирового сообщества. История важнейшего собрания в мире полна не только исторических решений и судьбоносных речей, но и курьёзных моментов, а также различных демаршей, которые устраивали самые неординарные лидеры XX и XXI века.Читать далее

14 июня 2015, 16:23

14 июня 1928 года родился Эрнесто Че Гевара

Эрнесто Гевара родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевара Линч (1900—1987). По матери — доньи Селии де ла Серна ла Льоса (1908—1965) Че Гевара имел испанские корни. Вопреки распространённому мнению, предпоследний вице-король Перу Хосе де ла Серна не был ему родственником. Селия унаследовала плантацию херба-матэ (парагвайский чай) в провинции Мисионес. Улучшив положение рабочих — в частности, начав выплачивать им зарплату деньгами, — отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке чая иерба-матэ. В этом городе родился Че. Из-за мирового экономического кризиса семья через некоторое время вернулась в Мисионес на плантацию. Помимо Эрнесто, которого в детстве звали Тэтэ (в переводе «поросёнок»), в семье было ещё четверо детей: Селия (стала архитектором), Роберто (адвокат), Анна-Мария (архитектор), Хуан Мартин (проектировщик). Все дети получили высшее образование.[5] В Че Гевара все было неправильно. Вместо аристократического звучного имени Эрнесто Гевара де ла Серна - краткий, почти безликий псевдоним Че, даже смысла-то особого не имеющий. Просто междометие - ну, эй. Аргентинцы повторяют его через слово. А вот поди ж ты - прижился, запомнился, стал известен миру. Вместо щегольского наряда и напомаженных волос - помятая куртка, стоптанные башмаки, растрепанная шевелюра. Коренной аргентинец, а танго от вальса не мог отличить. И тем не менее именно он, а не кто-то из франтоватых сверстников пленил сердце Чинчины, дочери одного из богатейших помещиков Кордовы. Так и приходил на званые вечера в ее дом - лохматый, в потрепанной одежде, ужасая снобов-гостей. И все равно был для нее лучше всех. До поры, конечно. В конце концов проза жизни взяла свое: Чинчине хотелось спокойной, обеспеченной, комфортной жизни - нормальной жизни, одним словом. А вот для нормальной-то жизни Эрнесто как раз и не годился. Тогда, в юные годы, им владела мечта - спасти мир. Любой ценой. Вот, наверное, в чем секрет. Вот почему изнеженный, болезненный мальчик из родовитой семьи оказался революционером. А ведь в роду его матери - последний вице-король Перу, брат отца - адмирал - был аргентинским послом на Кубе, когда там партизанил его племянник. Его отец, тоже Эрнесто, говорил: "В жилах моего сына текла кровь ирландских мятежников, испанских завоевателей и аргентинских патриотов"... Революционер. В расхожем представлении - угрюмый немногословный субъект, чуждый радостям жизни. А он жил жадно, с удовольствием: взахлеб читал, любил живопись, сам рисовал акварелью, увлекался шахматами (даже совершив революцию, продолжал участвовать в любительских шахматных турнирах, а жену в шутку предупреждал: "пошел на свидание"), играл в футбол и регби, занимался планеризмом, гонял плоты по Амазонке, обожал велоспорт. Даже в газетах имя Гевары появилось в первый раз не в связи с революционными событиями, а когда он совершил на мопеде турне в четыре тысячи километров, исколесив всю Южную Америку. Потом на пару с другом, Альберто Гранадосом, Эрнесто путешествовал на дряхлом мотоцикле. Когда загнанный мотоцикл испустил дух, молодые люди продолжили путь пешком. О приключениях в Колумбии Гранадос вспоминал: "Мы прибыли в Летисию не только до предела измотанные, но и без сентаво в кармане. Наш непрезентабельный вид вызвал естественные подозрения у полиции, и вскоре мы очутились за решеткой. Нас выручила слава аргентинского футбола. Когда начальник полиции, страстный болельщик, узнал, что мы аргентинцы, он предложил нам свободу в обмен на согласие стать тренерами местной футбольной команды, которой предстояло участвовать в районном чемпионате. И когда наша команда выиграла, благодарные фанатики кожаного мяча купили нам билеты на самолет, который благополучно доставил нас в Боготу". Болезненный. 2 мая 1930 года (Тэтэ - так Эрнесто звали в детстве - было всего два года) у него случился первый приступ астмы. Врачи посоветовали сменить климат - семья, продав свою плантацию, перебралась в Кордову. Болезнь не отпускала Эрнесто всю жизнь. Даже в школу первые два года он не мог ходить - маме пришлось заниматься с ним дома. К слову сказать, с матерью Эрнесто повезло. Селия де ла Сер-на-и-де ла Льоса была женщиной незаурядной: владела несколькими языками, стала одной из первых в стране феминисток и едва ли не первой среди аргентинских женщин автолюбительницей, была невероятно начитанна. В доме была огромная библиотека, мальчик пристрастился к чтению. Обожал поэзию, сохранил эту страсть до самой смерти - в рюкзаке, найденном в Боливии после гибели Че, вместе с "Боливийским дневником" лежала тетрадь с его любимыми стихами. Человек, который всю жизнь не мог усидеть на месте. С детства. В одиннадцать лет Тэтэ вместе с младшим братом сбежал из дома. Их нашли только через несколько дней в восьмистах километрах от Росарио. В юности, уже будучи студентом медицинского факультета, Гевара завербовался на грузовое судно: семья нуждалась в деньгах. Потом - по собственному выбору - стажировался в лепрозории. Однажды судьба забросила Гевару и Гранадоса в Перу, к развалинам древнего индейского города Мачу-Пикчу, где последний император инков дал бой испанским конкистадорам. Альберто сказал Че: "Знаешь, старик, давай останемся здесь. Я женюсь на индианке из знатного инкского рода, провозглашу себя императором и стану правителем Перу, а тебя назначу премьер-министром, и мы вместе осуществим социальную революцию". Че ответил: "Ты сумасшедший, революцию без стрельбы не делают!" Окончив университет и получив диплом врача-хирурга, Эрнесто Гевара и не подумал остепениться. Можно было бы начать размеренную жизнь - профессия врача в Аргентине всегда была доходным делом, - но он... покидает родину. И оказывается в Гватемале в самый драматический для этой страны момент. В результате первых свободных выборов к власти в республике пришло правительство умеренно-реформаторского толка. В июне 1954 года президент Дуайт Эйзенхауэр организовал военную интервенцию против Гватемалы. Именно тогда Гевара утверждается в мысли: революцию без стрельбы не делают. Из всех рецептов избавления от социального неравенства Эрнесто избирает марксизм, но не рационально-догматический, а романтически-идеализированный. После Гватемалы Эрнесто оказался в Мехико, работал книготорговцем, уличным фотографом, врачом. И вот тут его жизнь круто изменилась - он познакомился с братьями Кастро. После неудачного штурма казармы "Монкада" 26 июля 1953 Кастро эмигрировали в Мексику. Здесь они разрабатывали план свержения диктатуры Фульхенсио Батисты. В тренировочном лагере под Мехико Эрнесто изучал военное дело. Полиция арестовала будущего повстанца. Единственным документом, найденным у Че, оказалась неизвестно как попавшая в карман справка о посещений курсов... русского языка. Выбравшись из тюрьмы, Че едва не опоздал на борт "Гранмы". Среди примерно ста повстанцев Эрнесто был единственным иностранцем. После недельного плавания яхта пришвартовалась у юго-восточной оконечности Кубы, но в момент высадки десант встретила засада. Часть повстанцев была убита, кого-то взяли в плен, Че ранили. Оставшиеся укрылись в лесистых горах Сьерра-Маэстры и начали 25-месячную борьбу. Все это время родители Эрнесто почти не получали от него вестей. И вдруг - радость. Около полуночи 31 декабря 1958 года (на следующий день на Кубе победила революция) в дверь их дома в Буэнос-Айресе постучали. Открыв дверь, отец Эрнесто не увидел никого, зато на пороге лежал конверт. Весточка от сына! "Дорогие старики! Самочувствие отличное. Израсходовал две, осталось пять. Однако уповайте, чтобы бог был аргентинцем. Крепко обнимаю вас всех, Тэтэ". Гевара часто повторял, что у него, как у кошки, семь жизней. Слова "израсходовал две, осталось пять" означали, что Эрнесто был дважды ранен. Кто принес письмо, семья Гевары так никогда и не узнала. А через неделю, когда Гавана уже была в руках повстанцев, с Кубы прибыл самолет за семьей Че. Через несколько дней после победы Че посетил Сальвадор Альенде. Будущий президент Чили оказался в Гаване проездом. Об этой встрече Альенде рассказывал: "В большом помещении, приспособленном под спальню, где всюду виднелись книги, на походной раскладушке лежал голый по пояс человек в зелено-оливковых штанах, с пронзительным взглядом и ингалятором в руке. Жестом он просил меня подождать, пока справится с сильным приступом астмы. В течение нескольких минут я наблюдал за ним и видел лихорадочный блеск его глаз. Передо мной лежал, скошенный жестоким недугом, один из великих борцов Америки. Он без рисовки мне сказал, что на всем протяжении повстанческой войны астма не давала ему покоя". Но повстанческая война закончилась. Наступили будни. Че - министр промышленности, руководитель комиссии по планированию, главный банкир. Его размашистая подпись из двух букв появляется на денежных купюрах. Он изучает высшую математику, пишет работу о теории и практике революции, в которой излагает теорию "партизанского очага": горстка революционеров, в основном из слоев образованной молодежи, уходит в горы, начинает вооруженную борьбу, привлекает на свою сторону крестьян, создает повстанческую армию и свергает антинародный режим. Кубинская революция нуждалась в международном признании, и Че возглавляет важные дипломатические миссии. В августе 1961 года он участвовал в межамериканском экономическом совещании на модном уругвайском курорте Пунта-дель-Эсте. Там была озвучена предложенная президентом Джоном Кеннеди программа "Союз ради прогресса". Куба в блокаде, правители латиноамериканских стран в обмен на экономическую помощь разрывают отношения с "островом Свободы". Советскому посольству в Уругвае из Москвы предписали оказать содействие миссии Че. После окончания его лекции в Монтевидео на слушателей обрушилась полиция. Грянул выстрел, и на мостовую упал сраженный пулей профессор. Профессора убивать не собирались - пуля предназначалась Че. Че первым из выдающихся деятелей кубинской революции приехал в Москву. Сохранились фотографии. Упакованный в шапку-ушанку Че на трибуне Мавзолея 7 ноября. Он искренне симпатизировал нашей стране и, может быть, поэтому был обеспокоен инициативой Хрущева "запустить американцам в штаны ежа", разместив на Кубе советские ракеты. Министр промышленности, банкир, дипломат... А в душе Че всегда оставался революционером - безоглядно верил в эффект "партизанского очага", в то, что Сьерра-Маэстру можно повторить в других странах "третьего мира". Восемь месяцев воевал он в Конго ради спасения режима преемника Лумумбы. Используя Танзанию как тыловую базу, Че возглавил отряд из чернокожих кубинцев. Найти общий язык с конголезцами ему не удалось: они стреляли из автоматов с закрытыми глазами. Поражение в Конго излечило Че от иллюзий о "революционном потенциале Африки". Оставалась "беременная революцией" Латинская Америка, ее слабейшее звено - обездоленная, отрезанная от внешнего мира Боливия, пережившая за недолгую историю независимости около двухсот путчей. Че торопится: США стремительно берут реванш за победу кубинской революции. В 1964 году в Бразилии на двадцать с лишним лет воцарился военный режим. А как говорил Никсон, "по тому пути, по которому пойдет Бразилия, пойдет весь континент". Континент явно дрейфовал вправо. Еще через год президент Линдон Джонсон организовал интервенцию против Доминиканской Республики. Созданием нового "партизанского очага" Че Гевара надеялся отвлечь внимание США от Кубы. В марте 1965 года Че Гевара вернулся на Кубу после трехмесячного отсутствия. И с тех пор... больше на публике не появлялся. Журналисты терялись в догадках: арестован? болен? бежал? убит? В апреле мать Эрнесто получила письмо. Сын сообщал, что собирается уйти от государственной деятельности и поселиться где-то в глуши. Вскоре после исчезновения Че Фидель в узком кругу оглашает его письмо: "Я официально отказываюсь от своего поста в руководстве партии, от своего поста министра, от звания команданте, от моего кубинского гражданства. Официально меня ничто больше не связывает с Кубой, кроме лишь связей другого рода, от которых нельзя отказаться так, как я отказываюсь от своих постов". Вот фрагменты письма, которое он оставил "дорогим старикам", своим родителям: "...Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь. ...Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту. Может быть, я пытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен... И если так случится, примите мое последнее объятие. Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз - верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие легкие. Я добьюсь своего. Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века... Крепко обнимает Вас Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто" А вот письмо детям: "Дорогие Ильдита, Алеидита, Камило, Селия и Эрнесто! Если когда-нибудь вы прочтете это письмо, значит, меня не будет среди вас. Вы мало что вспомните обо мне, а малыши не вспомнят ничего. Ваш отец был человеком, который действовал согласно своим взглядам и, несомненно, жил согласно своим убеждениям. Растите хорошими революционерами. Учитесь много, чтобы овладеть техникой, которая позволяет властвовать над природой. Помните, что самое главное - это революция и каждый из нас в отдельности ничего не значит. И главное, будьте всегда способными самым глубоким образом почувствовать любую несправедливость, совершаемую где бы то ни было в мире. Это самая прекрасная черта революционера. До свидания, детки, я надеюсь еще вас увидеть. Папа шлет вам большущий поцелуй и крепко обнимает вас". Надежда не сбылась. Он их больше не увидел. Эти письма были последней весточкой. Через полтора года после исчезновения Че окажется в Боливии во главе разноплеменного отряда из сорока человек: примерно с такой же "команды" начиналась герилья на Кубе. Но второй Сьерра-Маэстре состояться было не суждено. Крестьяне-индейцы ко всем белым - а уж к иностранцам тем более - относились как к чужакам. Вопреки ожиданиям не оказала помощи местная компартия, неизменно выполнявшая идеологический заказ Москвы. А Москве не нужна была еще одна совершаемая в нарушение кремлевских святцев (без участия гегемона-пролетариата) революция. Все одиннадцать месяцев пребывания Че в Боливии его деморализованный отряд преследовали неудачи. Петляя, повстанцы тщетно пытались уйти от натренированных американцами рейнджеров. Президент Джонсон дал добро на операцию "Синтия" - ликвидацию Че и его отряда. За сутки до развязки "Нью-Йорк тайме" опубликовала корреспонденцию под заголовком "Последний бой Че". 8 октября 1967 года Че попал в западню в ущелье Эль-Юро на юго-востоке Боливии. Истощенный, он еле двигался, давно не было лекарства от астмы, его трясла малярия, мучили желудочные боли. Че оказался в одиночестве, его карабин был разбит, сам он ранен. Легендарный партизан попал в плен. В близлежащем селе его заперли в хибару, именуемую школой. На появление высоких военных чинов Че никак не отреагировал. Его последний разговор - с молодой учительницей Хулией Кортес. На классной доске было написано мелом по-испански: "Я уже умею читать". Че сказал, улыбаясь: "Слово "читать" написано с ударением. Это ошибка!" 9 октября примерно в 13.30 унтер-офицер Ма-рио Теран из автоматической винтовки М-2 застрелил Че. В доказательство, что ненавистный Че погиб, его тело выставили на всеобщее обозрение. Индейцам Че напоминал Христа, и они, как амулеты, срезали пряди его волос. По указанию боливийского военного руководства и резидентуры ЦРУ с лица Че сняли восковую маску, отрубили кисти рук для идентификации отпечатков пальцев. Позже доброхот переправит на Кубу заспиртованные кисти рук Че и они станут предметом поклонения. Только почти через три десятилетия убийцы Че раскрыли правду о месте его захоронения. 11 октября тела Че и шестерых его соратников погребли в братской могиле, сровняли ее с землей и залили асфальтом на взлетно-посадочной полосе аэродрома в окрестностях поселка Валье-гранде. Позже, когда останки павших партизан доставят в Гавану, скелет с биркой "Е-2" опознают как останки Че. Торжественные похороны Че состоялись в канун открытия V съезда Компартии Кубы. Был объявлен недельный траур. Обелиски, мемориальные доски, плакаты с девизом Че: "Всегда до победы!" Сотни тысяч кубинцев прошли в молчании мимо семи контейнеров из полированного дерева. Партизан похоронили в трехстах километрах к востоку от Гаваны, в центре провинции Лас-Вильяс городе Санта-Клара, где Че одержал свою самую блистательную победу. А 17 октября 1997 года останки Че перевезли в мавзолей, устроенный в основании памятника, воздвигнутого к двадцатой годовщине его гибели. Среди многочисленных участников траурной церемонии - вдова французского президента Франсуа Миттерана, земляк Че прославленный форвард Диего Марадона. Отданы высшие военные почести, у места захоронения Фидель Кастро зажег вечный огонь. Кажется, поставлена точка в судьбе человека-легенды. ...Эрнесто Че Гевары нет в живых уже больше сорока лет. Его великие современники - Джон Кеннеди и Никита Хрущев, Шарль де Голль и Мао Цзэдун - заняли свои места в учебниках всемирной истории, а Че - по-прежнему кумир. Время Че продолжается. http://x3m-slider.org.ua/blog/content/ernesto-che-gevara-ernesto-che-gevara-biografiya