• Теги
    • избранные теги
    • Люди698
      • Показать ещё
      Страны / Регионы970
      • Показать ещё
      Разное442
      • Показать ещё
      Международные организации43
      • Показать ещё
      Компании275
      • Показать ещё
      Формат49
      Издания55
      • Показать ещё
      Показатели9
      • Показать ещё
23 апреля, 14:30

France Votes In First Round Of Presidential Election

By Ingrid Melander PARIS (Reuters) - France voted on Sunday in the first round of a bitterly fought presidential election that is crucial to the future of Europe and a closely-watched test of voters’ anger with the political establishment. Over 50,000 police backed by elite units of the French security services patrolled the streets less than three days after a suspected Islamist gunman shot dead a policeman and wounded two others on the central Champs Elysees avenue. Voters will decide whether to back a pro-EU centrist newcomer, a scandal-ridden veteran conservative who wants to slash public spending, a far-left eurosceptic admirer of Fidel Castro or to appoint France’s first woman president who would shut borders and ditch the euro. The outcome will show whether the populist tide that saw Britain vote to leave the EU and Donald Trump’s election in the United States is still rising, or starting to ebb. A high level of indecision adds to nervousness. Hanan Fanidi, a 33-year-old financial project manager, was still unsure as she arrived at a polling station in Paris’ 18th arrondissement. “I don’t believe in anyone, actually. I haven’t arrived at a candidate in particular who could advance things. I’m very, very pessimistic,” she said. Emmanuel Macron, 39, a centrist ex-banker who set up his party just a year ago, is the opinion polls’ favorite to win the first round and beat far-right National Front chief Marine Le Pen in the two-person run-off on May 7. For them to win the top two qualifying positions on Sunday would represent a huge change in the political landscape. The second round would then feature neither of the mainstream parties that have governed France for decades. But conservative Francois Fillon is making a comeback after being plagued for months by a fake jobs scandal, and leftist Jean-Luc Melenchon’s ratings have surged in recent weeks. Any two of the four has a chance to qualify for the run-off. “It wouldn’t be the classic left versus right divide but two views of the world clashing,” said Ifop pollsters’ Jerome Fourquet. “Macron bills himself as the progressive versus conservatives, Le Penas the patriot versus the globalists.” The seven other candidates, including the ruling Socialist party’s Benoit Hamon lag behind in opinion polls. By noon (6.00 a.m. ET), turnout amid sunshine and clear skies across much of France was 28.54 percent, according to official figures - around the same as in the 2012 first round, in which almost 80 percent eventually took part. Some polls had been predicting a much lower turnout, closer to the 70 percent that took the then National Front leader Jean-Marie Le Pen into the second round in 2002. Pollsters are unclear about what a low or high turnout could mean in 2017. President Francois Hollande and his predecessor Nicolas Sarkozy have failed through both of the past two five-year presidencies to tackle the high unemployment and sluggish growth. That issue, and the general trustworthiness of politicians, stands out, polls say, even though security has re-entered the debate since Thursday’s killing of a policeman. Some argue the incident increases Le Pen’s chances; but previous militant attacks, such as the November 2015 killing of 130 people in Paris ahead of regional polls, have not appeared to have any impact on votes. Earlier on Sunday a polling station in Besancon, eastern France was evacuated after a stolen vehicle was abandoned with the engine running while voting took place. ”CHEERING MADLY”? The possibility of a Le Pen-Melenchon run-off is not the most likely scenario but is one which alarms bankers and investors. While Macron wants to further beef up the euro zone, Le Pen has told supporters “the EU will die”. She wants to return to the Franc, re-denominate the country’s debt stock, tax imports and reject international treaties. Melenchon also wants to radically overhaul the European Union and hold a referendum on whether to leave the bloc. Le Pen or Melenchon would struggle, in parliamentary elections in June, to win a majority to carry out such radical moves, but their growing popularity also worries France’s EU partners. “It is no secret that we will not be cheering madly should Sunday’s result produce a second round between Le Pen and Melenchon,” German Finance Minister Wolfgang Schaeuble said. If either Macron or Fillon were victorious, each would face challenges. For Macron, a big question would be whether he could win a majority in parliament in June. Fillon, though likely to struggle less to get a majority, would likely be dogged by an embezzlement scandal, in which he denies wrongdoing. (Additional reporting by Sudip Kar-Gupta, Bate Felix and Michaela Cabrera in Paris and Ilze Filks in Henin-Beaumont,; Editing by Andrew Callus and Ralph Boulton) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 апреля, 15:49

Разум или чувства? Почему Макрон лидирует в президентской гонке во Франции

Эксперт о том, как бывшему министру буквально за последнее время удалось вырваться вперед в предвыборной президентской гонке.

Выбор редакции
21 апреля, 15:00

Melenchon’s working-class rhetoric hits home in French vote

He’s been labeled the French Fidel Castro, but his mentor in politics is the late French President Francois Mitterrand. A radical Trotskyist in his youth, he’s also served as a minister in a Socialist government.

21 апреля, 14:32

Against Alasdair Macintyre's "After Virtue"...

Alasdair Macintyre, at least in his [_After Virtue_] mode, believes that good civilizations are ones with moral consensus led by prophets, rather than ones with moral confusion managed by managers. It is Macintyre’s belief that we should hope for a civilization led by Trotskys (less preferred) or St. Benedicts (more preferred), but in either event it is to be preferred to managerial Keyneses. [_After Virtue_]: http://amzn.to/2ovRJEb If you step back, however, and inquire into the content of the this-world secular ideologies of the Trotskys, it then becomes very difficult to prefer the prophetic Trotskys to the managerial Keyneses. Trotsky’s gospel, it turns out, is in reality little more than a managerialist gospel. Trotsky says that History speaking through Marx and him knows how to build a Communist utopia. What is a Communist utopia? It is a society in which humans pull together and coordinate their activities. It is a society in which people are free to do what they want, within reason of what is not destructive for the community. It is a society in which people are prosperous: well-fed, well-clothed, well-housed, and well-entertained. Trotsky’s gospel is that Keynes’s market economy is incapable of even approaching such a utopia, while...

18 апреля, 16:17

Дедушка Хрущев. Байки из склепа.

Оригинал взят у oper_1974 в Дедушка Хрущев. Байки из склепа.Алексей Богомолов "Совершенно секретно" №3 от 03.03.2017 г.Воспоминания того самого подполковника КГБ:        "Может быть, это моё субъективное мнение, но, если бы Хрущёва не убрали в 1964 году, мы жили бы лучше. Он был очень требовательным, очень трудолюбивым. Вставал в 6 часов утра, зарядочку сделает и ходит, ходит, думает. Был он в принципе простым мужиком, но ведь и во внешней политике разбирался. Его весь мир знал.         Про Кеннеди Хрущёв говорил в присутствии членов президиума: "Мужик, с которым можно было говорить и договариваться. Жалко, конечно. Цель у них одна - нас унизить, закопать. Но он единственный из молодых, с кем можно было говорить и договариваться!"Подполковник КГБ (тогда капитан) Алексей Сальников и сестра-хозяйка дачи Хрущёва в Пицунде.       Членам Президиума ЦК в трудную минуту говорил: "Послушайте! Нам в первую очередь надо страну свою поднять. Благосостояние укрепить". К нам кто-то просился присоединиться, то ли чехи, то ли болгары.       Он говорит: "Давайте правде в глаза смотреть. Как болгары живут - и как мы живём. У них там лучше. Зачем их загонять к нам? Не время. Вот выровнять уровень жизни - тогда можно и объединиться. Мы сейчас вот продаём коммунизм в Африку, а по-настоящему - не продаём, а ещё им даём за это. А вот нужно достичь такого уровня, чтобы страна была зажиточной, чтобы они сами видели это и шли бы за нами".       Я сам это слышал и понимал, что в принципе Хрущёв был против бездумного насаждения коммунистического строя повсюду, особенно в Африке.       Во время одного застолья Хрущёву говорят: "Давайте сделаем в Финляндии социализм! А тебя президентом сделаем". Он отвечает: "Да ни в коем случае! Это уж без меня!" У Хрущёва очень хорошие отношения были с Кекконеном.       И торговали мы с финнами в те времена довольно широко: масло, колбасу, молоко они нам поставляли. У него было много друзей за рубежом, большая поддержка. Я считаю, что у Хрущёва было много правильных решений, да и перспективы были. Его обвиняют в том, что хрущёвки появились. Те обвиняют, кто в бараках и коммуналках не жил.         Когда-то после Сталина решением Президиума ЦК было задумано сделать Кремль доступным народу. А все правительственные учреждения должны были переместиться в район между МГУ и проспектом Вернадского, в Раменки. Там должен был быть построен Дом правительства и комплекс других правительственных зданий.        Хрущёв же понимал, что население Москвы после войны значительно увеличилось. Многие приехали из деревни на работу, жили в бараках, привозили с собой коз, кур. И Хрущёв говорит: "А может быть эти деньги, которые планируется на комплекс правительственных зданий выделить, пустить на строительство жилья? Кирпичные дома строить дорого и долго, а проблему надо решать быстро".        И предложил строить что-то попроще и побыстрее. Рассчитаны эти хрущёвки, как их прозвали, были на 20 лет. А потом, как Хрущёв считал, можно было начать строить и более качественные дома. Ещё он при мне говорил: "Мы построили Дворец съездов в Кремле, Дворец спорта в Лужниках, проводить заседания и большие мероприятия есть где. Ну и хватит! Остальное - на жильё".        Когда недавно вопрос с Крымом встал, часто вспоминали Хрущёва, писали, что он якобы имел какие-то украинские корни, поэтому Крым и отдал. Причины другие были совсем, экономические.       А что до Украины, то он действительно там много работал и хорошо украинцев знал. Никите иногда приписывали, что он украинец. А когда он встречался с иностранными делегациями, корреспондентами и те спрашивали его об украинском происхождении, он говорил: "Ради Бога не приписывайте мне это. Я - русский. Курская область - граница с Украиной. Я начал с Украины, добился чего-то там. Но не приписывайте мне украинского происхождения".       В Киев, в Залесье на охоту первый секретарь ездил с удовольствием. С Шелестом, с Подгорным. (Николай Подгорный - в то время первый секретарь ЦК Украины) Последний всегда себя вёл грубо, надменно, даже со своими охранниками. Но вот как до тех, кто выше его был, тут он прямо заискивать начинал. По большому счёту Подгорный был трусом.        Как-то приехали мы в Киев, на совещание по сельскому хозяйству. На Украине с мясом трудно было. Ездили мы туда поездом и жили в резиденции. Подгорный за Никитой Сергеевичем по пятам бегал.       Встанет Никита Сергеевич в шесть, и он тут же прибежит. Обедать старался с Хрущёвым, как будто у него негде и нечего. И вот едят они цыплят с рисом, а Никита Сергеевич спрашивает: "Алёша, а где ты цыплят брал?" Я говорю: "Да из Москвы привёз, в Киеве-то нет ничего".      Шуткой на шутливый вопрос ответил. Закончился завтрак, Подгорный ко мне: "Алёша, ну что же ты такое сказал? Что же, у нас нет цыплят?" Я говорю: "Николай Викторович, это же шутка, цыплята ваши ведь".        Он: "Ну зачем же ты такое сказал?" Они во многом как дети были, хоть и члены президиума... Хрущёв часто говорил: "Украинцев не ругайте. С ними очень осторожно нужно. Может, лучше похвалить, чем поругать. Упрутся – их с места не сдвинешь. Лучше с кем-то поговорить по-хорошему. А так они могут заупрямиться".         Родные места Никита Сергеевич очень любил. В последние годы у власти, когда ехал в отпуск или из отпуска, заезжал к себе в деревню Калиновку, на родину. Он уже старый был, 70 лет, но, когда в деревне собирались колхозники, он обедал у председателя колхоза.       А потом выходил и разговаривал с людьми. И он всех помнил по внешности, по происхождению. Подходит к двум молодым женщинам, лет по 25, и говорит одной: "А ты не с этого дома?" Оказалось так, и другую тоже вспомнил, хотя видел их ещё детьми, или на родителей были похожи.        Вспоминал прозвища их родителей. А потом увидел одну старушку, подошёл к ней и говорит: "Ой, невеста, невеста! Я к ней сватался, а она не согласилась". И ей уже говорит: "Ты что побоялась-то? Что я в лаптях ходил? А сейчас посмотри, я-то кто!" А она отвечает:"«Никита Сергеевич, значит, не судьба".         В Калиновке были и такие моменты, что местные власти узнавали, когда Хрущёв приедет, и что-то подкидывали в магазин. А тогда время было не очень-то сытное. Даже с хлебом проблемы были. И известная история с баранками, которые Хрущёв увидел у мальчишек и выяснял, откуда они взялись, тоже имела место....          Мы уже накануне 12 апреля 1961 года знали о том, что будет запущен космический корабль с человеком на борту. Но, кстати, такое было не всегда. Иногда приходилось действовать в обстановке строгой секретности. Даже нас, охрану, не предупреждали о том, куда мы едем.        Я помню, как-то Фидель Кастро был у нас в СССР, и его визит уже заканчивался, его нужно было провожать. Вылетали мы из Адлера. Ребята из выездной охраны спрашивают у Литовченко, начальника охраны: "Куда мы летим?" Тот отвечает: "В Ярославль, продолжаем визит". А летим три, четыре, пять часов. Какой там Ярославль?        Полёт был засекречен. И прилетели мы не в Ярославль, а в Североморск. Оказалось, была информация о том, что американцы якобы собирались сбить самолёт с Фиделем Кастро. Поэтому Хрущёв его решил в секретном режиме проводить до Североморска, сам с ним летел, а уже оттуда его отправили на Кубу.         А в тот раз... Честно говоря, я не помню сейчас, сказали ли нам, кто именно будет первым космонавтом, но, по-моему, фамилию мы знали накануне вечером.        В день полёта Никита Сергеевич очень рано встал. Там был в то время и Микоян, отдыхал на даче № 8. Никита Сергеевич поплавал в бассейне, примерно с 8 до 9 часов. Из бассейна Хрущёв позвонил по телефону Королёву, затем при мне разговаривал с Малиновским, причём с ним несколько раз.       Уже в доме ему сообщили, что всё нормально, корабль запущен, полетел. Когда ему доложили о том, что запуск прошёл благополучно, Хрущёв надел зипунчик такой зелёненький и ходит туда-сюда по берегу, слушает, что говорят про полёт буржуазные "голоса", наши голоса, а из приёмника треск, помехи.       У него приёмник висел на ремешке, какой-то прибалтийский. А второй, получше, был импортный. У Василия Бунаева, прикреплённого, Никита спрашивает: "Где маленький приёмник?" Тот идёт с прутиком метрах в десяти и как будто не слышит. А я стоял на открытой веранде дачи и всё это наблюдал.        Хрущёв снова: "Я тебя спрашиваю, где маленький приёмник? Остолоп, я тебя спрашиваю, где маленький?" Ну и нагрубил ему, даже на мат сорвался. Нет, чтобы Бунаеву сказать, что Нина Петровна положила в чемодан один приёмник, он бы успокоился. Сам его вынудил...        Хрущёв, как узнал об успешном запуске, долго гулял, один, а потом пришёл Микоян, и они пошли в дом. Там уже была налажена связь, и они уже разговаривали с Гагариным. Никита Сергеевич поздравил его и говорит: "Сейчас мы сидим с Анастасом, с Микояном. Он вас тоже поздравляет". Кстати, детали разговора должны быть в архивах, поскольку он стенографировался.       Была такая легенда, что министр обороны Малиновский не хотел присваивать Гагарину сразу звание майора, что сопротивлялся Хрущёву. Разговор с Малиновским насчёт воинского звания я не слышал. Думаю, что если что-то подобное и говорилось, то только в шутку. Малиновский не мог не подчиниться первому секретарю, тем более в 1961 году, а не в 1964-м.      Мы утром следующего дня выезжаем домой в Москву. Никита Сергеевич сразу отправился в Кремль, а я на Ленгоры, в резиденцию, повёз вещи. После того как отвёз вещи, приехал на приём, показался начальству и отправился домой, потому что рано утром опять нужно было уезжать в Пицунду.       То, что приём в честь полёта Гагарина был относительно скромным, - правда. Никита Сергеевич в последние годы у власти был против того, чтобы на стол во время приёмов ставили водку, коньяк - только вино. Приём был в Георгиевском зале. А потом переночевали в Москве и на следующее утро, 14 апреля, опять в Сочи. А оттуда в Абхазию.        Общаться с космонавтами Никита любил. Конечно, больше всего Хрущёв общался с Гагариным. У Гагарина была такая приятная улыбка, шустренький, весёленький, как на шарнирах. Титов тоже был иногда. Но тот был застенчивый, скорее всего, по натуре, сосредоточенный был.       Что до "космической свадьбы" Николаева и Терешковой - это затея Хрущёва была. Очень часто, когда Хрущёв встречался на приёмах или ещё где-нибудь, сядут в отдельную комнату Хрущёв, Николаев и Малиновский, и Никита Сергеевич говорит: "Ну как? Когда будет свадьба? Мы свадьбу сделаем хорошую, хочешь в Кремле, хочешь в Доме приёмов на Ленинских горах."       А Николаев так тянуче отвечает: "Никита Сергеевич, у меня девушка есть в деревне, она к маме ходит". А Хрущёв говорит:"«Ну что же... Но это политическое дело, ты понимаешь? Ты - космонавт, Терешкова - космонавт. Интересно для учёных, для всего мира будет. Вот у вас дети появятся".        И всё время, когда они разговаривали, присутствовал Малиновский. А тот ведь министр обороны, начальник Николаева. Но тянул Николаев долго. Я не видел, чтобы кто-то разговаривал на эту тему с Терешковой. Никита Сергеевич с ней душевно общался, но не так, как с Николаевым, о свадьбе разговоров не заводил. Скорее всего, кто-то из женщин с ней на эту тему говорил, может быть, Фурцева.        В 1950-х годах, когда наши руководители только-только стали ездить в капиталистические страны, сразу выяснилось, что ни европейскому, ни какому-то другому этикету они не обучены. И за столом вели себя так, как привыкли, или как им природа подсказывала.       Мне сам Хрущёв рассказывал, о том, что произошло во время визита в Англию. Вместе с Булганиным они пошли в театр. В перерыве в отдельном помещении был стол накрыт. Фрукты были. Хрущёв говорит: "Виноград был такой крупный, очень нам понравился".        А были только официальные лица из дипкорпуса, посольства. А на следующий день в газетах расписали, как Хрущёв с Булганиным плевались виноградными косточками. Наш народ-то даже и не знал, что есть специальные вилочки: съел ягоду, косточки на вилочку фруктовую и стряхнуть на тарелку. А наши по-простому, ели и плевали косточки в тарелки.         О вредных привычках. Я вот читал и в фильмах видел, что якобы Хрущёв был отчаянным противником курения. На самом деле он относился к курению терпимо, хотя сам не курил. Например, когда Иван Харитонович Коротоков, его прикреплённый, курил в доме, ничего не говорил.        Хрущёв много читал. Газеты, в основном центральные, "Правду" обязательно. Но вот с томиком Ленина я никого никогда не видел, хотя в кабинетах собрания сочинений обязательно стояли...       Кто из них по-ленински-то жил? Я не думаю, что Хрущёв или Ворошилов там сильно в ленинизме разбирались. Слишком сложно для них. Они ведь простыми были.Помню один интересный эпизод в Сочи. Отправились в охотничье хозяйство в горах. Были писатели, деятели искусства. И         вдруг дождь. Никита Сергеевич говорит: "Давайте переносить всю посуду, все столы в здание!" И все члены президиума ЦК, даже Ворошилов, который уже очень пожилым был, таскали стулья, столы. Прямо как на коммунистическом субботнике. И никто, если говорить проще, не выпендривался!         Часто Хрущёв был настроен против охраны. Охрана его раздражала. Говорил, что ближе к народу хочет быть. Я помню, в Средней Азии какая-то девчонка из обслуги хотела ему письмо подсунуть, а я перехватил - положено так.         Он увидел и говорит: "А ну-ка отдай мне!" Отобрал у меня это письмо. Общение с народом разным было. В Волгограде едем мы на тракторный завод. Жарко, пылища. А впереди несколько телег едут. Цыгане.         Никита Сергеевич говорит: "Остановитесь!" Те стоят, смотрят. Никита выходит - и к ним. Говорит: "Кто у вас главный?" Они собрались в кучу. Хрущёв говорит: "Хотите работать? Давайте я вам помогу. Организуем колхоз. Техникой, деньгами вас обеспечим, жильё вам построим".          Вроде бы беседа началась нормально. Потом местный обком организовал колхоз, технику дал. Но колхоз этот долго не продержался, разбежались цыгане.        К Брежневу Никита относился очень скептически, а тот его побаивался. Наши сотрудники рассказывали, что перед тем как Хрущёва свергли, он говорил: "Только бы не этого тупца избрали! Лучше бы Суслова".       Да, Хрущёв хотел уходить, но не в 1964 году, а через несколько лет. И готовил себе в преемники не Брежнева, не Суслова, а Фрола Козлова. И если бы у Козлова, в то время фактически второго человека в партии, не случился инфаркт, Хрущёва бы так просто не убрали.       Об истории заговора. У Хрущёва был такой дежурный - Пивоваров. Мы приезжаем из командировки, и он говорит Никите: "Идут слухи о заговоре против вас", отдал ему письмо. Хрущёв выслушал его внимательно и позвонил председателю КГБ Семичастному.      А письмо незадолго до заговора отдали Суслову. Пивоварова потом вызвали в ЦК и через некоторое время объявили сумасшедшим.      Ещё раз скажу, что если бы не случился инфаркт с Фролом Козловым и письмо бы попало к нему, а не к Суслову, то заговорщики, скорее всего, ничего не смогли бы сделать.        Булганина Хрущёв не любил. Особенно за желание покрасоваться в маршальской форме. И ревновал, похоже. Действительно, был случай в Лужниках, когда Булганин опоздал во Дворец спорта на митинг.        Зашёл в зал минут через тридцать, а ему аплодировать начали. Хрущёв помрачнел так. А потом, после мероприятия, когда всех членов президиума пригласили в буфет поужинать, Никита развернулся и говорит: "Я дома ем". И ушёл..."С закруткой на спине.)

16 апреля, 09:30

Che, My Brother by Juan Martin Guevara review – the making of a revolutionary

A sibling’s affectionate account of the formative years of Che Guevara offers a compelling insightOne could argue that sufficient ink has been expended on Che Guevara. Those who fought with him, including Fidel Castro, have written memoirs, and there’s a definitive biography by the reporter who located Che’s body, Jon Lee Anderson. But, as Anderson himself says, wherever there is revolt or resistance, there is still that face: of the hero-revolutionary Bolivian nuns called “San Ernesto”. And there still exists an insatiable desire for more about the man behind the T-shirt or poster, especially when it comes from his family.Ernesto Guevara, “El Che”, was 15 when his younger brother Juan Martin was born, about to set off on the first of his adventures, by electrically powered bicycle, then motorbike, then the boat Granma, on which he sailed from Mexico to help ignite and lead the Cuban revolution. Continue reading...

15 апреля, 10:30

Общество: История спецслужб плотно связана с ядами

Историю мировых спецслужб при желании можно назвать «всемирной историей отравлений», которая продолжается до сих пор. Наиболее громкий случай из последних – убийство брата лидера КНДР, но свои методы использования ядов были и у ЦРУ, и у КГБ. В последнее время о них вспоминают особенно часто, и на то есть причины. Пулитцеровкую премию 2017 года в России запомнят хорошо. Дело, конечно, не в том, что одна из наград досталась The New York Times за десять публикаций о России. А в том, что одна из них, к примеру, является плагиатом (точнее, компиляцией двух текстов российского журналиста), а та, что под названием «Все больше противников Кремля умирает» (в ней пересказаны почти все случаи внезапных смертей или болезней российских оппозиционеров с намеком на отравление), переполнена действительно токсичным бредом, постыдными ляпами и характеризуется полным отсутствием доказательной базы. Подпись некоего «специалиста по России» Эндрю Крамера стоит под обеими. Разбирать весь этот бред подробно нет никакой надобности – лучше уж помянуть репутацию Пулитцеровской премии. Уточним лишь, что в тексте, о котором идет речь, профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти уверенно называет смерти недоброжелателей Кремля «работой российских спецслужб», а сам автор связывает воедино случаи Александра Литвиненко, Сергея Магнитского, Михаила Лесина, полевого командира Хаттаба, Виктора Ющенко, Карины Москаленко (в машине российского адвоката в ЕСПЧ обнаружили ртуть, и задолго до публикации NYT было известно, что предыдущий владелец машины разбил в ней градусник) и, конечно же, знаменитый укол зонтиком болгарского диссидента Георгия Маркова в 1978 году. В качестве аргумента приводятся слова бывшего депутата и бывшего же сотрудника КГБ Геннадия Гудкова («государство использует спецслужбы для ликвидации врагов») и ссылка на журнал American Interest, где утверждается, что «отравление уже больше века считается любимым средством российских спецслужб – в 1954 году рядом с Лубянкой появилась секретная лаборатория ядов, где проводились опыты на живых людях». «Лаборатория профессора Майрановского» действительно существовала, но не рядом с Лубянкой, и основа была не 1954 году, а гораздо раньше, но на фоне прочего это мелочи. Поговорим лучше о том, насколько важную роль играли яды в реальной истории спецслужб, а не выдуманной специально для The New York Times. В ЦРУ интересовалось ядами с момента своего создания в 1947 году, но вплотную этой темой занялось только в 1952-м, когда в рамках программы «Наоми» совместно с армией были проведены широкомасштабные исследования по всему спектру ядовитых веществ. «Наоми» включала также изучение всестороннего применения химического и бактериологического оружия и производства новых его видов. Для этих целей при отделе технического обеспечения ЦРУ было создано спецподразделение, получившее название «особая комната» - токсикологическая лаборатория, где химики работали над различными ядами. По старой привычке американской бюрократии яды разделили на несколько категорий по характеру их использования в разведывательных целях. И нужно понимать, что в те времена под разведкой понимали также индивидуальный террор и организацию свержений неугодных режимов, сейчас все это стыдливо прикрыто сложными лингвистическими формулами. Во-первых, это были собственно яды и боевые отравляющие вещества, которые применялись с целью вывести человека из строя. Их делили на следующие подгруппы: минеральные яды (например, цианиды и ртуть), биологические материалы (например, кураре и змеиные яды) и, наконец, вирусы. Во-вторых, наркотики, которые применялись с целью получения информации и установления контроля над агентами. Широкую известность приобрели испытания на людях ЛСД, которые ЦРУ стало проводить с 1953 года сперва на наркоманах, которых «поощряли» с помощью наркотиков, а затем и на добровольцах. В рамках программы «Chatter» («Болтун») довольно долгое время экспериментировали, к примеру, с мескалином и скополамином, однако эффекта это не дало. Под воздействием сильных галлюциногенов человек нес ахинею, а не отвечал на поставленные вопросы. В дело вмешалась смерть доктора Фрэнка Олсона – военного ученого, который совершил самоубийство в состоянии депрессии восемь дней спустя после тайного введения ему наркотика. Гибель Олсона повлекла за собой несколько специальных расследований, ее обстоятельства стали общеизвестны, тем не менее, изучение галлюциногенов (не только ЛСД) продолжались в течение еще десяти лет. В тот период в ЦРУ также увлекались изучением воздействия радиации, электрошока и веществ, вызывающих бессилие. Целые отделы изучали психологию, психиатрию, социологию, экспериментировали с различными методами из области антропологии, графологии, применения раздражающих средства. Привлекались также экстрасенсы и парапсихологи, но в итоге их работа была признана безрезультатной. Бихейвиористикой, «новыми методами» и «секретными материалами» не брезговали и в КГБ, но материалистическая идеология СССР мешала росту интереса парапсихологии. Отдельные влиятельные персоны в подобное верили, но государственной программы такого рода быть попросту не могло. Зато все тот же профессор Майрановский начинал не с разработки ядов, а со спецзаказов 20-х годов в духе «программ бессмертия» - советские партийные бонзы не желали умирать. Лишь к началу 30-х Генрих Ягода втянул Майрановского в разработку ядов и их испытание на приговоренных к смерти на бутовском полигоне. Наконец, третий подвид – яды, которые предполагалось передавать агентам для самоуничтожения. Хрестоматийный пример их применения – случай агента ЦРУ в Москве Огородника, который в момент задержания у себя дома предложить написать чистосердечное признание, взял со стола ручку, поднес ее ко рту, откусил наконечник и умер по дороге в больницу. Юлиан Семенов описал историю Огородника в повести «ТАСС уполномочен заявить», добавив некоторые антуражные детали. После этого в КГБ разработали специальный протокол задержания, по которому подозреваемого надо было мгновенно зафиксировать (в том числе, голову и шею), чтобы не успел ничего надкусить или проглотить. Впоследствии у нескольких агентов ЦРУ были обнаружены при себе яды, аналогичные тому, которым закончил свою жизнь Огородник. Проблема разработчиков была в том, что яд, который действовал бы мгновенно, пытались создать со времен Древней Греции. Если в случае с убийством можно было подождать несколько минут или даже пару дней, то яды для самоубийства должны были гарантированно действовать сразу и, так сказать, гуманно. Цианистый калий (КCN) это проблемы не решал, хотя до 80-х годов практически каждый агент ЦРУ снабжался специфической капсулой: что-то могло пойти не так, агент мог проглотить не всю дозу, капсула могла не раствориться – и тогда появлялись те самые несколько минут, за которые человека теоретически можно откачать. При этом агония была связана со страшными мучениями. Так на смену цианиду пришел сакситоксин – яд биологического, а не минерального происхождения, извлекаемый из раковин моллюска, встречающегося на Западном побережье США. Его случайно обнаружили в 1952 году после эпидемии тяжелых отравлений. Сами эти моллюски вполне съедобны за исключением периода размножения – так называемых «красных приливов». В ЦРУ и американской армии сакситоксин получил наименование TZ и, по слухам, используется до сих пор, потому и «протокола задержания» никто не отменял. Его особенность в том, что смерть наступает всего через несколько секунд. Отдельная история – это «средства доставки». В те эпохи, когда «игры» велись не только «джентльменскими» методами, целые лаборатории занимались изобретением «стреляющих» ручек, пуговиц и часов. В фильмах про Джеймса Бонда превратили старика Q в комедийного персонажа, а «шпионские штучки» довели до абсурда, хотя у Q был реальный праообраз, а музеи ФСБ изобилует подобными артефактами, конфискованными у иностранной агентуры. Частный музей разведки в Вашингтоне тоже напичкан эти предметами. Иногда действительно доходило до абсурда. Согласно инструкции ЦРУ по использованию стреляющих ядом часов, их нужно было надеть на правую руку, стрелки должны были располагаться в особом порядке, а кнопка сброса стрелок (она же – спусковой крючок) должна была стоять в положении «0». Это вам не «укол зонтиком». Артефакт из этой же серии – «ядовитый карандаш», стилет «Rod Pencil», внешний вид которого полностью соответствует стандартному автоматическому чертежному карандашу Technigraph 5611-С фирмы «КОН-I-NOR». Вместо сменного грифеля там стояла спица длиной десять сантиметров из особо прочного сплава с ядом кураре. Но применение этого оружия требовало подобраться к объекту вплотную, что не всегда возможно, а часто – нежелательно. Карандаш усовершенствовали пружиной, которую, как и спицу, нужно было вставить непосредственно перед операцией, а это требовало от агента специально подготовки. Кстати, яды считаются оружием исторически женским, а установка пружины и спицы требовала тонких пальцев. Но зарегистрированных фактов применения такого оружия агентами-женщинами нет (что, впрочем, не означает, что подобного не было). Кураре часто использовали и в более экзотических устройствах. Например, так называемые «ингаляторы» в виде лампы, которые в зажженном состоянии начинали испарять его в качестве аэрозоля. Хрестоматийные примеры – бесконечные попытки отравить Фиделя Кастро с помощью курарина и сульфата никотина в сигарах. Особое пристрастие к курарину было вызвано тем, что он быстро разлагается. Лишь относительно недавно появились технологии, позволяющие установить отравление уже после смерти. Прежде обычно констатировали паралич сердечной мышцы. Подозрительно, но не доказуемою. Таким образом, чья бы корова мучала, но никак не Эндрю Крамера. Мировая история противостояния разведок содержит столько подозрительных смертей, что разбираться в них придется долго, не разобравшись никогда. Если бы крупнейшие разведки мира (а «развлекались» ядами практически все, особых успехов, как говорят, добившись в Израиле) разбрасывались отравой направо и налево, трупы агентов валялись бы на улицах. Устранение отдельного человека – это давно уже не метод работы разведки, а эффективным методом его нельзя было назвать и прежде, тем более, нельзя назвать сейчас. Он вызывает очень вопросов с учетом, как далеко продвинулись фармакология, судебная медицина и государственное. Но почти наверняка можно сказать, что разработки в этом направлении в ЦРУ ведутся до сих пор. Куда-то ж надо деньги тратить. Теги:  СМИ, ЦРУ, история, спецслужбы, разведка, КГБ

15 апреля, 09:35

Мир с ужасом ждет Третьей мировой

Число запросов в Google о глобальном конфликте достигло максимума

14 апреля, 11:45

Russia donates $1.5 million for post-hurricane relief in Cuba

Russia donated $1.5 million to finance UN-led recovery programs in Cuba following the devastating Hurricane Matthew that hit the Caribbean nation last October. One million U.S. dollars will be allocated to the UN Development Programme (UNDP) and and $500,000 - to the UN Children’s Fund (UNICEF) in Cuba. The ceremony was held on April 13 local time at the Russian embassy in Havana and was attended by Russian Ambassador Mikhail Kamynin, officials from Cuba’s Foreign and External Trade ministries, as well as UNPD and UNICEF envoys. The money will be used to fix and rebuild about 2,000 homes in the hardest-hit Guantanamo province, as well as to ensure water supplies and proper sanitary conditions at objects of social infrastructure. Hurricane Matthew, the most powerful in the Atlantic region since 2007, made landfall in Cuba, Haiti and southeastern U.S. states in early December 2016. Although eastern regions of Cuba suffered major damage in the disaster, there were no human casualties due to timely evacuation of almost 180,000 local residents. Cuba estimates its losses at about $2.5 billion, with some 39,000 buildings destroyed. Source: TASS Read more: Moscow authorities to name square after Cuba’s Fidel Castro

13 апреля, 13:42

«Евровидение» по-русски: у Самойловой есть два способа ответить Киеву

МИД Украины сообщил, что страна обеспечивает равные возможности для всех участников конкурса «Евровидение».

Выбор редакции
13 апреля, 06:43

Кафедра по изучению наследия Фиделя Кастро открылась в Гаванском университете

Факультет права этого университета лидер Кубинской революции сам окончил с отличием в 1949 году. «Именно в этих стенах были произнесены его знаменитые речи, многие из которых не потеряли актуальность и сегодня», — отметил на торжественном открытии ректор вуза Густаво Кобрейро.

12 апреля, 03:05

Тысячи людей пришли в ЦДЛ проститься с Евтушенко: Он освободил поэзию! ФАН-ТВ

В Центральном доме литераторов в Москве состоялось прощание с Евгением Евтушенко. Тысячи людей пришли сюда, чтобы проводить в последний путь великого поэта, соотечественника, духовного наставника. Разные люди в беседе с корреспондентом ФАН-ТВ вспомнили, каким был самый известный поэт современной России.

11 апреля, 22:30

Washington Has A Cuba Obsession

Cross-posted with TomDispatch.com It has to be one of the oddities of our history: the near-obsessive level of attention that, for almost 60 years, Washington has lavished on a modest-sized, impoverished island nation of little strategic importance, 90 miles off our southern coast. I’m talking, of course, about Cuba, which the U.S. has embargoed since 1959, as it hasn’t North Korea or any other country on this planet. It was a U.S. bailiwick with an all-American autocrat running it until 1959 when Fidel Castro’s guerilla movement took the country by storm.  Almost immediately, it would become the prize in the Cold War set-to between the U.S. and the Soviet Union.  Who of a certain age (I’m speaking, of course, about myself) could forget October 22, 1962?  That night, President John F. Kennedy addressed the nation by television and radio, offering a chilling warning about an ongoing nuclear stand-off with the Soviets over Cuba.  “We will not prematurely or unnecessarily risk the costs of worldwide nuclear war in which even the fruits of victory would be ashes in our mouth,” he said, “but neither will we shrink from the risk at any time it must be faced.”  Though we hadn’t known it until that moment, we were in the midst of the Cuban missile crisis during which the world came as close to ending as it ever has in our nuclear era. And here was the odd thing: when the Soviet Union disappeared from the face of the Earth in 1991, an ebullient (if shocked) Washington declared ultimate victory, proclaimed itself the “sole superpower” on planet Earth, and then continued to embargo the island and obsess about it and its dangers as if the Cold War were still the global paradigm.  Cuba has, in other words, been on this country’s mind for almost six decades now. Given this history, it’s hardly surprising that TomDispatch regular Mattea Kramer would visit that island to escape from our increasingly bizarre “American” world and instead in “Found in Cuba: The American Dream (and Nightmare)” meet that world face to face. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

11 апреля, 22:14

Found In Cuba: The American Dream (And Nightmare)

Putting Trump in Perspective by Going Offshore Cross-posted with TomDispatch.com I’ll tell you up front that my personal vehicle has crowns of rust on the rear wheel wells and an interior that smells vaguely of dog puke. It’s a 2006 Mazda3 with 150,244 miles on it and it gets me around my modest world well enough, but I sure never considered it the stuff of headlines ― until I went to Cuba, an experience that tuned up my feelings about several American phenomena. I’d booked the trip because I wanted to get out of this American time. Cuba seemed like a prime destination for escape: a nearby yet isolated island where the culture had developed without... well, us. But after United Flight 1502 had touched down in an airfield where lush green hangs over the encircling chain-link, and a rusted sedan dropped my husband Fletcher and me in trash-strewn central Havana, I began to understand that Cuba isn’t so much a great place to get lost in, as a place to get found in. “Why are rich countries rich?” Alexander asked us, from the front seat of his 1955 Easter-egg-pink Ford Fairlane. He glanced our way in the rearview mirror, beneath which a huge yellow TAXI sign rested on the glossy pink dash.  His tone tipped us off that his query was rhetorical, so we waited patiently for the answer. “They suck something from somewhere else,” he said. “And that’s why Cuba is poor. We never suck nothing from no one.” What little we knew about Cuban history confirmed this, so Fletcher and I nodded. Alexander wondered aloud about the U.S. embargo ― el bloqueo, as it’s called here. How could Washington still be afraid of Cuba? He gestured at the scenery, mostly vegetation punctuated by the occasional lone roadside vendor selling ropes of garlic or handfuls of potatoes. “We have nothing here,” he said. “You know what the Cuban dream is?” he continued. “To own a car.” We hadn’t, in fact, known this. And while Alexander himself was apparently doing well by this metric, most of his country is not. Cuba is famous for its antique American cars, a favorite attraction for tourists. But to Cubans, those ancient vehicles ― whose only original parts are their steel bodies, welded together and repainted untold numbers of times ― are just evidence of their island’s pervasive scarcity. There certainly aren’t enough cars, or buses, or motorcycles, or motor scooters, for all the people who want them. This was a fact with which I became personally acquainted on my second day in the country when Fletcher and I tried to buy bus tickets out of the capital city.  Everything, we’d discovered, was booked. Everything! And the bus stations were mobbed with people trying to get their hands on tickets. “You know what the Cuban dream is?” he continued. “To own a car.” I was learning that Cuba is a lot more complicated than it appears from the north side of the Straits of Florida. In the U.S., we generally only talk about Cuba since 1959, when Fidel Castro came to power, publicly renounced U.S. imperialism, declared his communist intentions, and cozied up with the Soviet Union. Washington responded first with the embargo, now more than half-a-century old, and later with several attempts to topple or simply assassinate Castro. No dice on unseating or killing el líder (despite the CIA’s poisoned cigars and exploding seashells), but the embargo, which prohibited trade with Cuba and made it illegal for Americans to visit ― and which surely hurts innocent Cubans far more than any government official ― has stuck. In 2016, President Obama relaxed some of its rules so that Americans can now legally visit, subject to certain limitations; our new president could rescind that freedom on a whim. But there’s another part of the Cuban story, the part where American corporations expeditiously capitalized on the destruction left behind by Cuba’s long war for independence from Spain, buying up land and taking over much of the island’s lucrative sugar industry at the turn of the twentieth century. The United Fruit Company, more famous for inflicting lasting damage in Central and South America than in the Caribbean, ran a titanic sugar operation in Cuba, and did the same thing there as in other Latin American countries: it extracted wealth and funneled it to American bank accounts. When Castro came on the scene with plans to overthrow U.S.-backed dictator Fulgencio Batista, he was successful in part because that grim history of American exploitation helped make his revolution popular. In the U.S., we generally omit this part of the story. And once you’ve glimpsed that fuller picture, it sure seems like Castro had justice on his side when he emerged victorious on New Year’s Day 1959, although things soon grew complicated for the Cuban people. It’s true that Castro would orchestrate certain genuine social achievements like a national health care system and near universal literacy, but he also set about executing his political opponents and closing down radio and television stations that weren’t controlled by the state. Over the ensuing decades, large numbers of people were imprisoned for political crimes, and others starved for lack of basic foodstuffs under the communist regime. Things got especially tricky when the Soviet Union, a crucial trade partner for the little country (given the U.S. embargo) imploded. Millions of Cubans fled to the U.S. and elsewhere. Like so many other struggles in human history, what had begun as an uprising against an oppressor became a new form of oppression. And despite its embargo and its past acts, the United States, the former oppressor, became, for many Cubans, a sort of savior. In the backseat of Alexander’s 1955 Ford, we toured the Bay of Pigs, the very spot where thousands of CIA-trained Cuban exiles landed under the cover of darkness in 1961 with doomed hopes of overthrowing Castro, and where American B-26 bombers (slyly repainted to look like Cuban air force planes) flew overhead on orders from officials in Washington who hoped for the installation of a pro-U.S. government. Washington wasn’t motivated by a desire to help the Cuban people, naturally, but rather to refashion this Caribbean island into the American toy that it had for so long been. Today, around that same bay, there’s a string of quiet beach towns where you can buy fruit from a horse-drawn cart ― not because horse-drawn carts are quaint and charming, but because the fruit vendor couldn’t get his hands on a car. Two Cars in Dallas Cubans don’t chat about the matter casually, but there were 7,900 reports of arbitrary detention of Cuban citizens by their government in just eight months in 2016, according to Human Rights Watch. Those detained are regularly accused of “counter-revolutionary,” or anti-government, activities. It’s common practice for detainees to be beaten and held for days without access to a phone or other means of communication. At the same time, the government maintains control of all sanctioned media outlets and blocks access to nearly all others, so information is scarce. Independent journalists are routinely jailed. As it turns out, just a few days before I landed in Cuba a journalist was arrested while en route to Havana, where he planned to cover a ceremony in which political dissidents would present an award to an Uruguayan diplomat who had spoken out against the Cuban government. The journalist, who had previously co-founded a magazine that’s critical of living conditions in Cuba, was charged with “fomenting enemy propaganda.” He never made it to Havana to cover the ceremony, but that didn’t really matter, because the Uruguayan diplomat was denied a visa to enter the country, and the whole thing had to be canceled. I was still only becoming acquainted with such facts when I met Cedro, who gave Fletcher and me a brief walking tour of sewage-scented central Havana.  We quickly began to chat and soon our conversation strayed into his personal life, including the fact that both his children had left Cuba in search of opportunity elsewhere. His older son had gone to Costa Rica and then traveled north until finally crossing the U.S. border. Now, the son and his wife live in Dallas, where they own two cars. Cedro emphasized the part about the cars. So they were finally living the Cuban dream ― in north Texas. There were 7,900 reports of arbitrary detention of Cuban citizens by their government in just eight months in 2016... Cedro was a lot more delicate when it came to discussing Cuban politics. Dancing around my questions about life here, he finally shook his head and said, “One president all these years? One person can’t do it. And here, the president also controls the army.” He pantomimed getting shot. One afternoon in Havana, while I was walking along a promenade that stretched from the capital to the coast, I passed a group of police with two muzzled German shepherds. Milking my foreign innocence, I went up to them and asked, “What are the dogs for?” I figured they might not be too forthcoming, so I offered a possible answer: “Drugs?” One of the officers, a woman, nodded. Then an officer by her side made a gesture I’d already seen several times: the right hand closing over the left wrist. I wasn’t sure quite what it meant in this context, but it didn’t seem impossible that it was the fate of nosy foreigners, so I nodded, smiled, and continued on my way. In Plaza Vieja, in Havana’s most touristy neighborhood, I met a kid named Alex who works as a bow-tied waiter at an open-air cafe. We first spoke in Spanish, but when I faltered he switched to flawless English, explaining that he’d taught himself the language by watching old American movies. A self-starter, you could call him. He told me that he has family in Nevada, but when I asked if he was considering emigrating, he shook his head ruefully. He has to keep working to support his family here, he said. But if he could, he went on, he would head for the U.S. and go to college. Brief though my trip was, I met many Cubans like Alex. And each of their stories was a reminder of the pull of the superpower to the north, whose economy is still a magnet for the rest of the planet. Despite deplorable American politics, past and present, the U.S. still glowed with the promise of something better. Hitting the Road in a Mazda3 From the Bay of Pigs, we took a shared taxi through Cienfuegos, a city in central Cuba, and then south toward the coast again, speeding through Jurassic Park-like terrain in a 1948 DeSoto as the wind blew my hair. We hiked a damp forest in a mountainous region and spotted a Prairie Warbler, a yellow songbird that migrates thousands of miles to nest in the northeastern U.S., often in trees outside my home. When only a day remained before our flight back to the States, we climbed into another shared taxi, a 1990 Peugeot, in which Fletcher rode shotgun and I sat in the narrow backseat with a French couple. On our way to Havana, we soon got to chatting with the driver, Jimeno (also not his real name), who looked to be in his early thirties. This was not, he told us, his car. Rather, he works for a company that pays him peanuts to spend 14 hours a day shuttling tourists between the coast and the capital city. For a while, we drove on in silence. Then he said something I hadn’t heard from anyone else. Perhaps, he commented, sometime after 85-year-old Raúl Castro, the country’s president, passes away, there will be an actual election in Cuba. “Do you think that will happen in your lifetime?” I asked. “Don’t know,” he said. Since Fidel’s reign began 58 years ago, the Cuban people have not had a meaningful say in their country’s future. Over the same period, the U.S. has elected 12 different presidents. I had come here because I wanted to escape the newest of those presidents and this fearful time in the United States. In choosing Cuba, I had exercised a small, touristic freedom that we may soon lose, depending on how our new leader uses his considerable, though not limitless, power. But I had escaped nothing, it turned out, in part because in our present world of intricate and intricately connected troubles, a world in which vast population transfers are becoming commonplace and in which literally millions of people are crossing borders in varying states of desperation, it’s an illusion to think that anywhere could be an escape. Instead of leaving my country behind, I spent two weeks in Cuba rediscovering it. I grew intimately familiar with some of the worst of our history, which so many of us are quick to ignore or elide, but also with some of the best parts of our national identity. For all our screw-ups, and even as we continue to create disasters around the world and deny our responsibility for them, we’re still a place of possibility. It turns out that even my rusty Mazda is evidence of that. And here was the secret prize in my box of Cuban crackerjacks: our new leader and his benighted crew in Washington suddenly looked so much smaller, shrunk to the size of a half-forgotten island, shrunk to the size of a single episode in an endless history. I had glimpsed some of what’s bad about my own country, but also what remains hopeful, and both are far bigger than Donald Trump and will surely persist long after he’s but an unsavory page in history. More importantly, each of us here in the U.S. has a small yet crucial role to play in what happens next. It’s something I think about every time I put the key in my Mazda3 and hit the road. Mattea Kramer, a TomDispatch regular, writes cultural commentary. Follow her on Twitter. Follow TomDispatch on Twitter and join us on Facebook. Check out the newest Dispatch Book, John Dower’s The Violent American Century: War and Terror Since World War II, as well as John Feffer’s dystopian novel Splinterlands, Nick Turse’s Next Time They’ll Come to Count the Dead, and Tom Engelhardt’s Shadow Government: Surveillance, Secret Wars, and a Global Security State in a Single-Superpower World. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=5839cfebe4b0a79f7433b6b1,583de476e4b048862d73fbd0,583ba640e4b09b605601061d -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
11 апреля, 00:00

In Cuba, Life After Fidel

Annika Hernroth-Rothstein, Washington ExaminerHAVANA â?? The young woman sees me watch in amazement as she gets up from her seat and attempts to carry the four bags with her through the aisle of the plane, and she gestures at them and shrugs. There is nothing in Cuba, so whatever we can, we bring. It took me a few days to fully grasp what she had told me, being a first-time visitor in a country entering its 58th year of communist dictatorship, and its very first without Fidel Castro. I came here to find out what had changed since his passing, and what was next for the island regime, but to my great surprise it was business as usual, in...

08 апреля, 08:45

Che Guevara’s brother: ‘Ernesto must be pulled from his pedestal’

Juan Martin Guevara talks about his childhood with the revolutionary and how he wants people to see Che as an exceptional man rather than an idolThere is something familiar about his gaze. Standing with a little boy balanced awkwardly on his shoulders, a burning intensity in the young man’s eyes belies a steely resolve. Yet it is hard to imagine that this same clean-cut Argentinian in suit and tie will, 10 years later, be a hero of Fidel Castro’s Cuban uprising, celebrated for his military prowess and Marxist revolutionary zeal. Or that, after his execution in 1967 by the US-backed Bolivian army, and with the help of another photograph – Alberto Korda’s bearded rebel, long hair tucked into a beret with a red star – Ernesto “Che” Guevara will become a Christ-like myth of the left.The little boy in the photograph is Juan Martin Guevara, Che’s youngest brother. Fifty years after his brother’s death, he has written a memoir in which he intends to “fight this myth and give back to my brother his human face … Ernesto was a man. We need to pull him down off his pedestal … He would have hated being turned into an idol … It is important to understand that he began as a normal, even ordinary person, who became an exceptional person who others can emulate.” Continue reading...

04 апреля, 12:21

«Больше, чем поэт»: каким запомнят Евгения Евтушенко

Новости России. 1 апреля не стало последнего «шестидесятника» – поэта Евгения Евтушенко. Ему было 84 года. Как сообщила вдова Евтушенко, поэт скончался во сне от остановки сердца. Последние 25 лет Евтушенко жил в США, но похоронить себя он завещал в Москве, рядом с могилой Бориса Пастернака. Похороны состоятся 12 апреля. Каким запомнят люди разных поколений Евгения Евтушенко – в нашем материале. Символ времени

02 апреля, 11:00

Новая Африка. Как в США едва не появилась республика африканского коммунизма

31 марта 1968 года группа активистов движения за права чернокожего населения Америки организовала в Детройте конференцию, на которой было провозглашено создание нового государства — Республики Новая Африка — и принята декларация независимости. По мысли активистов, территория государства должна была охватывать часть южных штатов США, где было наиболее значительно темнокожее население. Новое государство, экономической моделью которого должен был стать африканский вариант социализма — уджамаа, должно было существовать за счёт крупных репараций со стороны США в счёт компенсации за многовековое угнетение чернокожих в рабстве. Американское правительство достаточно серьёзно отнеслось к этим заявлениям, и уже через несколько лет идея Новой Африки была полностью нейтрализована, оставшись лишь воспоминанием.  На смену тихим и патриархальным 50-м в Америке пришли бурлящие 60-е. Эпоха хиппи и протестов, изменивших старую Америку. Одним из самых ярких протестных движений той эпохи стало движение за права чернокожего меньшинства. Несмотря на то что рабство было отменено ещё век назад, в южных штатах сохранялась дискриминация чёрного населения. В большинстве этих штатов действовали законы о сегрегации: чёрные и белые были полностью разделены в обществе, они пользовались разными бассейнами, сидели на разных местах в транспорте, учились в разных школах и университетах и даже пользовались разными прачечными. Движение, поначалу единое, к середине 60-х годов стало раскалываться. Популярный оратор Мартин Лютер Кинг был лидером весьма влиятельного движения за интеграцию чёрных в американское общество. "Пусть нам дадут те же права, что и у белых, и перестанут дискриминировать, и тогда американское общество вновь станет гармоничным и прекрасным", — вот примерная суть их программы. Наравне с мирным движением Кинга, предусматривавшим только ненасильственный протест, существовали и куда более радикальные организации. Начинавшие с борьбы против дискриминации темнокожего населения, они постепенно превращались в организации чёрных расистов, которые уже не хотели подачек в виде прекращения дискриминации, а хотели мстить белым за свою бедность и за угнетение предков. Такой путь проделали "Чёрные пантеры", начинавшие с левого маоизма и закончившие откровенным криминалом. Правда, даже радикалы из "пантер" не ставили целью выхода из состава США, они просто хотели преференций чёрному населению за годы эксплуатации и унижений в прошлом. Другие радикалы добавили в свою идеологию религиозный компонент, как "Нация ислама", появившаяся ещё в начале 30-х, чей расцвет пришёлся как раз на годы активной борьбы расового меньшинства за свои права. Правда, стоит отметить, что с классическим исламом религиозная доктрина "Нации ислама" имеет очень мало общего, и фактически речь идёт об отдельном религиозном направлении, слишком уж велики различия между ними. Главным популяризатором "Нации ислама" стал Малькольм Икс — второй по популярности чернокожий активист Америки после Мартина Лютера Кинга. В отличие от него, Икс не выступал за интеграцию чёрных и белых в единое общество, а выступал с позиций чёрного расизма и панафриканизма. Тем не менее в 1964 году Икс разочаровался в идеях "Нации ислама" и отрёкся от них, покинув организацию, за что позднее и был убит её активистами. Хотя Малькольм Икс отказался от расизма, он по-прежнему поддерживал идею панафриканизма, которая и вдохновила появление Новой Африки. Вскоре после его гибели сторонники Малькольма из Детройта создали "Общество Малькольма Икса", которое и стало одним из основателей Новой Африки. Новая Африка 31 марта 1968 года в Детройте была проведена конференция "Временного правительства" Новой Африки, на которой была подписана декларация о независимости республики и заявлено намерение выйти из состава США. В конференции принимали участие несколько сотен активистов, наиболее полно были представлены две детройтские организации: "Общество Малькольма Икса" и "Группа продвинутого лидерства". Сразу же были выбраны лидеры пока ещё виртуальной республики. Большинством голосов участников президентом Новой Африки стал Роберт Уильямс, на тот момент скрывавшийся в Китае. Уильямс был лидером регионального отделения весьма влиятельной Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения — одной из старейших правозащитных организаций, боровшихся с дискриминацией. Уильямс прославился тем, что одним из первых в Америке взял на вооружение тактику, в будущем использовавшуюся "Чёрными пантерами". В своём городке он создал организацию самообороны, получившую название "Чёрная охрана". В неё входили несколько десятков местных чернокожих мужчин, которые на случай конфликта с белым населением обеспечивали защиту гетто. Уильямс стал знаменит в кругах борцов за права цветного населения, позднее он организовал протесты против автобусных компаний своего штата, которые всё ещё придерживались сегрегационного подхода. После этого он был обвинён в похищении человека и бежал из страны. Сам Уильямс заявлял, что никого не похищал, а, наоборот, спасал двух белых: мужчину и женщину, которые в разгар протестов заехали в гетто и едва не подверглись расправе со стороны разъярённой чёрной толпы. Чтобы спасти их, Уильямс запер их в своём доме и отпустил после того, как все разошлись. Уильямс перебрался на Кубу, где при поддержке Фиделя Кастро выступал по радио, призывая чернокожих солдат американской армии начать восстание. Затем Уильямс путешествовал по коммунистическим странам, поддерживая их в борьбе с американским империализмом и капитализмом (выступал в том числе и в Северном Вьетнаме). Вице-президентами Новой Африки были избраны Милтон Хенри — один из учеников Малькольма Икса и вдова Икса — Бетти Шабазз. Территорией Новой Африки должны были стать пять южных штатов: Алабама, Миссисипи, Джорджия, Луизиана и Южная Каролина. Эти штаты имели наибольшую долю цветного населения и объявлялись родиной афроамериканцев. Экономической моделью нового государства должно было стать направление африканского коммунизма, известное как социализм уджамаа. Эта идеология была создана президентом Танзании и видным панафриканистом Джулиусом Ньерере. Фактически это была попытка провести модернизацию местного общества, используя преимущества традиционного общинного уклада и не подвергая его разрушению. Все средства производства, а также природные ресурсы и земля объявлялись коллективными, но при этом во взаимоотношениях между работниками сохранялись традиционные африканские элементы. Поэтому со стороны танзанийские общины были похожи на обычные советские колхозы, но внутри этих колхозов действовала традиционная система взаимоотношений сельских работников, принятая в Танзании. Но пока эта система претворялась бы в жизнь, надо было что-то есть. Поэтому планировалось, что на первых порах молодое африканское государство в Америке будет поддержано самой Америкой. Активисты рассчитывали добиться от неё компенсаций за былое рабство в размере 400 миллиардов долларов, а также дополнительно потребовать выплатить каждому гражданину Новой Африки 10 тысяч долларов компенсации за угнетение. Правительство гарантировало каждому гражданину право на пищу, жильё, образование, одежду, медицину и защиту. Планировалось и создание армии. Часть должна была состоять из ополчения, формируемого из сил самообороны негритянских кварталов, а другая часть — Чёрный легион — состоять из профессионалов. Правительство Новой Африки пыталось инициировать референдум среди чернокожего населения юга Америки по вопросу о выходе из состава США и предоставлении двойного гражданства — США и Новой Африки по расовому признаку. Разумеется, лидеры движения не были настолько наивны, чтобы верить, что американское правительство вот так просто возьмёт и заплатит 400 миллиардов долларов компенсации, да ещё и отдаст пять штатов. Поэтому движение надо было сделать как можно более массовым и популярным, пользуясь тем, что вдохновителя американского панафриканизма Малькольма Икса ещё помнят и знают. Кое-какие силы имелись и у активистов — несколько сотен вооружённых членов "самообороны", но с такой армией не на что было рассчитывать. Требовалось сделать идею популярной в негритянских массах. Однако и правительство не дремало. Мало им было бунтующих студентов, провалов во Вьетнаме и миллионных маршей недовольных на Вашингтон. Так теперь добавилась новая головная боль — какие-то чудаки, которые собираются строить африканский коммунизм прямо в Америке. Активисты Новой Африки, как и двух других радикальных направлений чернокожего меньшинства — "Нации ислама" и "Чёрных пантер", — стали главными целями программы COINTELPRO. Это была засекреченная программа ФБР, направленная на подрыв диссидентского движения в Америке. Она выходила за рамки закона, но до бессудных убийств не доходило. Основной её целью было сделать жизнь активиста невыносимой. Например, арендодателю могли слать фиктивные жалобы на то, что его арендатор-активист устраивает шумные вечеринки или какие-нибудь гомосексуально-сатанинские оргии, после чего его выгоняли из жилья. Друзьям активиста могли рассылать анонимки с какой-нибудь "страшной правдой" про их приятеля. Самому активисту могли звонить и молчать в трубку или угрожать расправой, или арестовать по какому-нибудь обвинению и через некоторое время отпустить, якобы произошла ошибка. Словом, целью было создать максимально некомфортную среду для политических активистов, которых считали опасными. Но на самых радикальных все эти уловки не действовали. На их собрания чаще всего проводились налёты силами полиции. Зачастую это приводило к кровавым перестрелкам между активистами и полицейскими, жертвы имелись как с одной, так и с другой стороны. На годовщину провозглашения Новой Африки полиция Детройта устроила облаву на участников конференции, которые оказали сопротивление. В результате перестрелки погиб полицейский. В том же году произошло ещё несколько облав на активистов, закончившихся стрельбой. Разгром Тем временем у республики сменился лидер. Новым президентом стал Имари Обаделе, также известный как Ричард Генри — брат вице-президента Милтона Генри и тоже бывший ученик Малькольма Икса. В самом движении произошёл мини-раскол, Милтон Генри и ещё часть активистов покинули его, поскольку не разделяли идеи насилия и городской геррильи, к которым стало скатываться движение. Его заменил вице-президент Эдвин Талиаферро, по примеру Малькольма Икса сменивший своё "рабское" имя на Чокве Лумумба. Оставшиеся в движении перенесли свою штаб-квартиру в Миссисипи. Именно там организация и была разгромлена в августе 1971 года. ФБР провела спецоперацию с привлечением местной полиции и даже танка и других спецсредств, поскольку запершиеся в доме активисты оказали вооружённое сопротивление. В результате перестрелки погиб один полицейский офицер, ещё двое, включая агента ФБР, были ранены. В конце концов при помощи слезоточивого газа удалось обезвредить стрелков, захватить 11 человек и арестовать их. Также был арестован и новый президент республики Имари Обаделе. После разгрома организации она не прекратила своего существования, однако стала гораздо менее активна. Кроме того, она отказалась от намерений вести вооружённую борьбу, сосредоточившись исключительно на легальной деятельности. На смену бурным 60-м пришли куда более спокойные 70-е. Вчерашние бунтари взрослели, активность чернокожего населения, добившегося равноправия, также пошла на спад. Радикалы либо погибли в перестрелках с полицией и криминальных разборках, либо сидели в тюрьме, либо отошли от былого радикализма. Самый первый лидер Новой Африки, президент в изгнании Роберт Уильямс, в 1969 году вернулся в США и был арестован по обвинению в похищении человека. Позднее он был оправдан судом, но так и не вернул былой популярности. Ещё в середине 60-х он считался главным преемником Мартина Лютера Кинга и Малькольма Икса на посту негласного лидера чернокожего меньшинства, но со спадом протестных настроений закончилась и популярность Уильямса. Он сошёл с политической сцены и умер в 1996 году в возрасте 71 года. Имари Обаделе, арестованный после налёта на штаб-квартиру организации в Джексоне, штат Миссисипи, смог доказать свою невиновность в убийстве полицейского во время штурма, но был обвинён в заговоре с целью убийства сотрудника ФБР и приговорён к 12 годам лишения свободы. Он вышел на свободу через 5 лет, получил учёную степень по политологии и отошёл от радикализма, хотя по-прежнему поддерживал идею чёрного сепаратизма и компенсаций. Позднее он основал Национальную коалицию чернокожих за репарации, которая отстаивала идею выплаты правительством компенсаций за рабство и историческое угнетение. Он умер в 2010 году в возрасте 79 лет. Бетти Шабазз не привлекалась к ответственности. Она завершила образование, преподавала медицину в колледже и продолжала быть публичной фигурой, в первую очередь в качестве вдовы Малькольма Икса, а не в качестве бывшего вице-президента Новой Африки. Она погибла в пожаре, который устроил её маленький внук в 1997 году, в возрасте 63 лет. Ещё один вице-президент Новой Африки — Чокве Лумумба, заменивший отошедшего от дел Милтона Генри, избежал ареста в 1971 году во время разгрома организации. Он стал преуспевающим адвокатом и общественным деятелем и в 2013 году выиграл выборы мэра города Джексон — того самого, где за 42 года до этого произошёл бой между правительством Новой Африки и силовиками. Правда, на посту мэра он пробыл недолго, чуть менее года, поскольку скончался в 2014 году в возрасте 66 лет. Республика Новая Африка продолжает своё существование как движение. Она давно ушла от былого радикализма и более не занимается подготовкой городской геррильи, сосредоточив всё внимание на пропаганде требований возмещения ущерба за столетия рабства и дискриминации. Чёрный сепаратизм юга уже полвека как миновал стадию популярности. В настоящее время число сторонников Новой Африки насчитывает, по разным оценкам, от 5 до 10 тысяч человек.

02 апреля, 00:01

На смерть поэта: другого такого не будет

Не стало поэта Евгения Евтушенко. Его сердце остановилось, в больнице американского города Талса, где он жил и преподавал. Евтушенко доставили в клинику 12 марта, но в последние дни состояние резко ухудшилось. Поэт знал, что надежд мало, и позвонил в Россию, чтобы изъявить свою последнюю волю.

01 апреля, 20:30

Последний шестидесятник. Как жил и что успел Евгений Евтушенко

Начавший свою карьеру ещё в сталинскую эпоху (первый сборник стихов вышел в 1952 году, тогда же поэт получил членство в Союзе писателей СССР), Евгений Евтушенко стал одним из символов нового поколения поэтов-шестидесятников. Спустя всего 11 лет после выхода первой книги Евтушенко едва не стал нобелевским лауреатом по литературе. И пусть премия ушла в руки греческого поэта Йоргоса Сефериса, поистине всенародной любви и мировой известности Евтушенко получил сполна. Когда эстрада — там, где они Всё началось у памятника Маяковскому, а закончилось стадионами. В 1958 году в Москве сформировалась уникальная субкультура, состоящая из молодых поэтов. Им важно было стихи не только написать и напечатать, но и выступить с ними, будто бы с концертом. Они собирались поначалу на Триумфальной площади, затем в Политехе (Политехническом музее). Позже на их выступлениях заполнялись многотысячные стадионы. "Хедлайнерами" были поэты Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава, Андрей Вознесенский и, конечно же, Евгений Евтушенко. В народе полагали, что за первенство в этом кружке всегда шла борьба между Вознесенским и Евтушенко, и чаще всего последнему удавалось вырываться вперёд. О легендарных вечерах в Политехе Марлен Хуциев создал фильм "Застава Ильича" (или "Мне двадцать лет"). Евгений Евтушенко в настоящее время оставался последним из живущих шестидесятников. Сердцеед и дамский угодник Евтушенко славился своей любвеобильностью. Он четыре раза был только официально женат, о количестве его возлюбленных всегда ходили сплетни. Но во всех разрывах со своими жёнами Евтушенко винил только себя. Впервые Евгений Евтушенко познал женщину всего в 15 лет во время геологической экспедиции на Алтае. Это была 27-летняя вдова, которая после проведённой ночи долго сокрушалась, узнав о возрасте мальчика. Позже поэт посвятил ей своё стихотворение, которое так и называется — "Первая женщина". Большой, но недолгой любовью для Евтушенко была его соратница, поэт Белла Ахмадулина. Она стала первой его официальной женой, но они прожили вместе всего два года. Точкой невозврата для юной пары стала прерванная беременность. 22-летний Евгений считал себя не готовым к рождению ребёнка, а Белла, по-видимому, не смогла простить этого своему возлюбленному. И всё же сделанный аборт не давал покоя и самому Евтушенко. Вторая жена Евтушенко Галина Сокол не могла иметь детей, и супруги усыновили мальчика Петю из детдома. Кровных детей у Евтушенко осталось четверо, и все — мальчики. Двоих сыновей ему родила третья жена, англичанка Джен Батлер, и ещё двоих — последняя его супруга Мария Новикова, которая была младше Евгения Александровича на 30 лет. Актёр и режиссёр Сотни сборников стихов, песен и десятки поэм — далеко не всё творческое наследие Евгения Евтушенко. Он немало пробовал себя как прозаик, создав два романа — "Ягодные места" (1982 г.), "Не умирай прежде смерти" (1993 г.), несколько повестей и целых три книги мемуаров. Но поэту было важно и выйти за пределы эпистолярного жанра. Уже в 1979 году он впервые появляется на экранах, исполнив главную роль в фильме "Взлёт" про Циолковского. А в 1983 году он решился пойти ещё дальше и создал собственную картину "Детский сад", основанную на его собственных воспоминаниях о военном детстве. В 1990 году выходит фильм режиссёра Евтушенко "Похороны Сталина". В обоих своих фильмах он в том числе снялся как актёр. Наиболее значимой его работой в кинематографе можно считать создание сценария к фильму Михаила Калатозова "Я — Куба", вышедшему в 1964 году. Фильм был отмечен кинопремиями в Италии и США. Посол доброй воли Всенародно любимого и при этом лояльного к власти Евтушенко охотно отправляли с делегациями во многие страны. Так, среди первых из советской творческой интеллигенции он побывал на Кубе, где познакомился и впоследствии подружился с Фиделем Кастро. В США он участвовал в официальных приёмах в Белом доме, лично познакомившись в 1966 с сенатором Робертом Кеннеди, а позже с президентом Ричардом Никсоном. Ораторские качества и талант Евтушенко позволили ему стать визитной карточкой СССР и неизменно располагали собеседников любого уровня. Будучи человеком искусства, он завязал знакомства со многими великими художниками-современниками. Так, в его личной коллекции хранятся картины, подаренные Марком Шагалом и Пабло Пикассо. В 2010 году в подмосковном посёлке писателей Переделкино Евтушенко открыл галерею, где выставил свой архив. Этот музей он завещал после своей смерти государству. Там выставлены фотографии Евтушенко, а также рисунки и картины Жоржа Брака, Жана Кокто, Макса Эрнста, рисунок Пикассо, Давида Альфаро Сикейроса. Последний подарил Евтушенко портрет с надписью: "Это одно из 1000 лиц Евтушенко. Остальные 999 я нарисую потом".

26 ноября 2016, 21:45

Завещание человечеству. Последние речи и статьи Фиделя Кастро

Фидель Кастро Рус – это человек, который навечно встал в ряд величайших преобразователей человечества, направивших его на путь добра и справедливости – Исус Христос, Ленин, Сталин, Мао, Фидель Кастро, Че Гевара – это иконы революционеров, взорвавших старое, отжившее, несправедливое и осуществивших прорыв в будущее. Когда Фидель начинал свою борьбу – ситуация на Кубе была примерно как в ельцинской России – компрадорская власть, всесилие бандитов, мафия, нищета и бесправие народа и полное подчинение иностранному капиталу и США.Фидель превратил Кубу в легендарный Остров свободы, бросивший вызов мировым силам зла, победивший и вызывающий восхищение всех людей доброй воли. Муслим Магомаев / Куба - любовь моя https://www.youtube.com/watch?v=xKBNnHwg55I Куба - любовь моя,Остров зари багровой.Песня летит над планетой звеня -Куба - любовь моя!Слышишь чеканный шаг -Это идут барбудос;Небо над ними как огненный стягСлышишь чеканный шаг! Мужество знает цель!Стала легендой Куба,Вновь говорит вдохновенно Фидель -Мужество знает цель!Родина или смерть! -Это бесстрашных клятва.Солнцу свободы над Кубой гореть!Родина или смерть! Заповеди Фиделя Человечество жаждет справедливости.Революция — не постель из роз. Революция — это битва между будущим и прошлым.Жизнь без идей не стоит ничего. Нет большего счастья, чем бороться за них.То, что мы сделали, должно было научить нас, что невозможного нет. Ведь то, что казалось невозможным вчера, стало возможным сегодня. И поэтому ничто не покажется нам невозможным завтра.Бороться с непобедимым и победить!И таким борцом Фидель остался до своего последнего вздоха – о чем свидетельствуют его поступки и размещенные ниже в порядке обратной хронологии его последние выступления и статьи. Прощальная речь Фиделя Кастро Опубликовано: 20 апр. 2016 г.https://www.youtube.com/watch?v=paz0h5aMpOM В этом видео дикторы НТВ говорят недостаточно уважительно о Фиделе. Ну что ж, на то они и моськи, чего можно ожидать от антисоветских и антикоммунистических мосек того же пошиба, что Мединский, Сванизде или Поклонская!Текст выступления-завещания Фиделя Кастро размещен в кубинской правительственной газете "Гранма" под заголовком Emprenderemos la marcha y perfeccionaremos lo que debamos perfeccionar Мы снова отправимся в поход, и усовершенствуем то что нужно усовершенствовать.Живая легенда Фидель Кастро отметил, что возможно, это последний раз, когда он выступает в этом зале. Свою речь он произносил сидя, а тысяча делегатов съезда приветствовала его слова бурными аплодисментами и криками «Фидель, Фидель!». Глаза некоторых делегатов наполнились слезами. Русский переводВЫСТУПЛЕНИЕ ФИДЕЛЯ КАСТРО НА VII СЪЕЗДЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КУБЫ (полный текст выступления) Сверхчеловеческое дело, товарищи, – руководить любым народом во времена кризисов. Но иначе перемены были бы невозможны. Находиться на такой встрече, как эта, где собралось более 1000 – здесь объяснили, что девятьсот с лишним – представителей, избранных самим революционным народом, который делегировал им свою власть, означает для всех самую большую честь, какой мы удостоены за всю жизнь (аплодисменты). К этому присоединяется привилегия быть революционером, что является плодом нашего собственного сознания (аплодисменты). Почему я сделался социалистом? Точнее, почему я стал коммунистом? Это слово выражает понятие, самое искаженное и оклеветанное в истории со стороны тех, кто имел привилегию эксплуатировать бедных, обездоленных с тех пор, как те были лишены всех материальных благ, создаваемых трудом, талантом и энергией человека. С каких пор человек живёт в этой дилемме, бесконечно ли это время? Я знаю, что вы в этом объяснении не нуждаетесь, но, возможно, некоторым слушателям оно нужно. Я говорю это просто для того, чтобы было понятнее, что я не невежда, не экстремист, не слепец, и не приобрел свою идеологию сам по себе, изучая экономику. У меня не было наставника, когда студентом я изучал право и политические науки, среди которых экономика весит очень много. Конечно, тогда мне было около 20 лет, я увлекался спортом и любил подниматься на горы. Без наставника, который помог бы мне в изучении марксизма-ленинизма, я был не больше чем теоретиком и, конечно, полностью полагался на Советский Союз. На творение Ленина, попранное после 70 лет революции. Какой урок истории! Можно утверждать, что не должно пройти еще 70 лет, чтобы произошло другое событие, подобное русской Революции, чтобы человечество обрело ещё один пример грандиозной социальной революции, которая означала огромный шаг в борьбе против колониализма и его неразлучного приятеля – империализма. Возможно, однако, что самая большая опасность, нависающая сегодня над землей, проистекает из разрушительной силы современного вооружения, которое могло бы подорвать мир на планете и сделать невозможной на земной поверхности человеческую жизнь. Наш вид мог бы исчезнуть, как исчезли динозавры; возможно, пришло бы время для новых форм разумной жизни, или, может быть, солнечный жар усилился бы настолько, что расплавил бы все планеты Солнечной системы и их спутники, как полагают многие учёные. Если теории некоторых из них, небезызвестные и нам, непосвящённым профанам, окажутся верны, практичный человек должен знать больше и адаптироваться к реальности. Если наш вид проживет в пространстве и времени намного дольше, то будущие поколения будут знать гораздо больше нас, но сначала им придётся решить большую проблему. Как прокормить миллиарды людей, чьи реалии неизбежно столкнутся с ограниченностью запасов питьевой воды и природных ресурсов, в которых они нуждаются? Некоторые, а возможно и многие, из вас задаются вопросом: где же в этой речи политика? Поверьте, мне горько это говорить, но политика – в этих умеренных словах. Хоть бы многие люди озаботились этими реалиями, и мы не продолжали, как во времена Адама и Евы, вкушать запретный плод. Кто прокормит жаждущие народы Африки, не имеющие ни доступных им технологий, ни дождей, ни водохранилищ, ни иных подземных месторождений, кроме укрытых песками? Посмотрим, что скажут правительства, которые почти все подписали обязательства по климату. Эти вопросы надо постоянно вдалбливать в сознание, я же не хочу распространяться о них более необходимого. Мне скоро должно исполниться 90 лет (аплодисменты). Мне бы такое никогда и в голову не пришло, и я никогда не прилагал к этому усилий. Это каприз судьбы. Скоро я уподоблюсь остальным. Всем нам придет свой черёд, но останутся идеи кубинских коммунистов (аплодисменты), как доказательство того, что на этой планете, если работать с энергией и достоинством, можно произвести материальные и культурные блага, в которых нуждаются люди, и мы должны неустанно бороться для их создания. Нашим братьям в Латинской Америке и в мире мы должны передать, что кубинский народ победит (аплодисменты). Может быть, это одно из последних моих выступлений в этом зале. Я проголосовал за всех кандидатов, представленных съездом к голосованию, и благодарю за приглашение и за то, что оказали честь выслушать меня. Я поздравляю всех, и в первую очередь товарища Рауля Кастро за его великолепные усилия (аплодисменты). Мы выступим в поход, усовершенствуем то, что должны усовершенствовать, с беззаветной верностью и единой силой, как Марти, Масео и Гомес, и поход наш будет неудержим (аплодисменты). 19 апреля 2016 Фидель Кастро Рус Via ==============================================Брат ОбамаНам никаких подарков от империи не нужно. Мы будем предпринимать законные и мирные усилия, поскольку наша цель – это мир и дружба между всеми людьми, живущими на нашей планете. 29.03.2016Фидель Кастро Рус (Fidel Castro Ruz) Испанские короли послали к нам завоевателей, чьи следы остались на круглых земельных участках, выделенных золотоискателям в поймах рек. Отвратительная и противозаконная форма эксплуатации, остатки которой можно наблюдать с воздуха во многих местах страны.Современный туризм делает основной упор на красоту природы и изысканный вкус морепродуктов, являясь при этом составной частью капитала крупных иностранных корпораций, которые заслуживают упоминания лишь в том случае, если их доходы достигают миллиарды долларов на человека.Поскольку я вынужден затронуть эту тему, то должен добавить, в основном для молодежи, что мало людей осознают важность этого условия на нынешнем особом этапе человеческой истории.Не хочу сказать, что время утрачено, но замечу, что мы обладаем недостаточным объемом знаний и представлений —ни вы, ни мы- для того, чтобы дать ответ на вызовы современной действительности. Первое, что следует учитывать, так это то, что наши жизни — это лишь мгновения истории, которые необходимо совместить с удовлетворением основных жизненных потребностей каждого человека. Одним из его отличительных черт является завышенная оценка своей роли, но, с другой стороны, нельзя не отметить огромное количество людей, воплощающих в себе самые высокие идеалы.Следует сказать, что никто не является хорошим или плохим сам по себе. Никто из нас не создан для той роли, которую он должен взять на себя в революционном обществе. Отчасти нам, кубинцам, повезло, поскольку у нас был пример Хосе Марти. Я даже задаюсь вопросом, а должен ли он был погибнуть в бою у Дос Риос (Dos Ríos), когда сказал «пробил мой час» и пошел в атаку на испанские войска, засевшие в окопах. Он не хотел возвращаться в США, и никто не мог заставить его это сделать. Кто-то вырвал несколько листков из его дневника. Кто совершил эту низость? Несомненно, какой-то нечистоплотный интриган. Между командирами могут возникать разногласия, которые никогда не должны выливаться в нарушение дисциплины. «Кто попытается захватить Кубу, получит лишь пыль ее земли, обагренной кровью, если сам не погибнет в борьбе», заявил легендарный темнокожий кубинский генерал Антонио Масео (Antonio Maceo). Непререкаемы также заслуги Максимо Гомеса (Máximo Gómez), самого дисциплинированного и скромного военачальника в нашей истории.С другой стороны, как не восхититься Бонифасио Бирне (Bonifacio Byrne), который пришел в негодование, когда, возвращаясь на Кубу и увидев с борта корабля еще один флаг, помимо своего родного, воскликнул: «Мой флаг – это тот, который никогда не служил чужим интересам…». И тут же добавил одну из самых красивых фраз, которые я когда-либо слышал: «Если он распадется на маленькие кусочки, то однажды станет моим флагом. Наши павшие, воздев руки к небу, сумеют его отстоять! ». Я также не забуду пламенные слова Камило Сьенфуэгоса (Camilo Cienfuegos), сказанные в тот вечер, когда контрреволюционеры, засевшие на расстоянии в несколько десятков метров от нас, навели свои гранатометы и винтовки американского производства на галерею, где находились мы. Обама родился в августе 1961 года, о чем он сам сказал. С тех пор прошло более полувека.Посмотрим, однако, как мыслит сейчас наш высокий гость:«Я приехал сюда, чтобы оставить в прошлом последние пережитки холодной войны на американском континенте. Я приехал, чтобы протянуть руку дружбы кубинскому народу».И тут же хлынул самый настоящий поток суждений, совершенно новых для большинства из нас:«Обе наши страны живут в мире, освоенном европейцами». Затем президент США продолжил: «Куба, как и США, была создана трудом рабов, привезенных из Африки. Как и США, среди кубинского народа есть потомки и рабов, и рабовладельцев».В сознании Обамы совершенно нет места коренному населению. Он также ничего не сказал о том, что революция покончила с расовой дискриминацией, что она ввела нормы пенсионного возраста и зарплаты для всех кубинцев до того, как господину Обаме исполнилось 10 лет. Отвратительная расистская привычка буржуазии нанимать вышибал, которые не пускали чернокожих граждан в места отдыха и досуга, была отменена кубинской революцией. Кубинская революция войдет в историю благодаря той битве, которую она вела в Анголе против апартеида, положив конец наличию ядерного оружия на континенте с населением более миллиарда человек. Наша солидарность была направлена прежде всего на оказание помощи народам Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Биссау и других стран, которые ранее находились под фашистским колониальным господством Португалии.В 1961 году, всего через два года и три месяца после победы революции, наемники, снабженные тяжелой артиллерией и бронетехникой, при поддержке авиации, подготовленные в США и сопровождаемые американскими боевыми кораблями и авианосцами, неожиданно напали на нашу страну. Ничто не может оправдать это вероломное нападение, которое стоило нам сотен убитых и раненых. Нет никаких свидетельств о том, что из проамериканской бригады мог быть эвакуирован хоть один наемник. Американские военные самолеты были представлены ООН как мятежные кубинские экипажи.Всем прекрасно известны военный опыт и мощь США. Американцы думали, что и в Африке революционную Кубу будет легко вывести из строя. Нападение с юга Анголы моторизированных бригад расистской ЮАР привело их в окрестности ангольской столицы Луанды. Так началась борьба, которая продлится не менее 15 лет. Я бы даже не стал об этом говорить, если бы не элементарное чувство долга, которое заставляет меня ответить на речь Обамы в Большом театре Гаваны имени Алисии Алонсо. Я не буду вспоминать подробности, просто хочу подчеркнуть, что там, в Анголе, в историю борьбы за освобождение человека была вписана славная страница. Можно сказать, что я надеялся на то, что Обама возьмет правильный курс. Его скромное происхождение и природный ум могли стать этому залогом. Мандела большую часть жизни провел в тюрьмах, но превратился в легендарного борца за человеческое достоинство. Однажды мне в руки попала книга, в которой рассказывалось о жизни Манделы и – о, неожиданность! – предисловие к ней написал Барак Обама. Я пролистал ее. Невероятно, каким убористым почерком вносил Мандела свою редакторскую правку, уточняя детали. Счастье знать таких людей, как он.Что касается ЮАР, то я должен вспомнить еще об одной истории. Я в свое время действительно очень хотел узнать, где же южноафриканцы достали ядерное оружие. Единственное, что было известно наверняка, это наличие у них не более 10-12 бомб. Заслуживающим доверия источником может быть преподаватель и исследователь Пьеро Глейезес (Piero Gleijeses), автор книги «Противоречивые Миссии: Гавана, Вашингтон, и Африка, 1959-1976» , великолепная работа. Я знал, что это самый надежный источник информации о тех событиях, и сообщил ему об этом. Он ответил, что более не затрагивал эту тему, потому что в книге ответил на все вопросы, которые ему задал товарищ Хорхе Рискет (Jorge Risquet), кубинский посол в Анголе и его большой друг. Я разыскал Рискету, он уже занимался другими вещами. Все это совпало с визитом Пьеро в нашу страну. Я предупредил его, что Рискет уже был в возрасте и не очень здоров. Несколько дней спустя случилось то, чего я боялся. Состояние Рискета резко ухудшилось, и он скончался. Когда Пьеро приехал, ничего нельзя было уже сделать, но я успел получить от него информацию, связанную с ядерным оружием и помощью, которую ЮАР оказывал Рейган и Израиль. Не знаю, что может сказать Обама сейчас по поводу этой истории. Как не знаю, знал ли он что-нибудь об этом, хотя маловероятно, что совсем уж ничего не знал. Мой скромный ему совет, чтобы он поразмыслил как следует, вместо того, чтобы придумывать теории о кубинской политике.Есть один важный вопрос:Обама произнес речь полную елейных слов, чтобы сказать: «Пришло время забыть прошлое, оставим прошлое позади, посмотрим в будущее, вместе, в будущее полное надежд. Это будет непросто, придется преодолевать препятствия, и на это потребуется время. Но мое присутствие здесь дает мне большие надежды, что мы все преодолеем вместе, как друзья, как семья, как соседи, вместе».Каждый из нас буквально подвергся риску инфаркта, услышав такие слова от президента Соединенных Штатов. После безжалостной блокады, которая длилась почти 60 лет. А как насчет тех, кто погиб во время нападений наемников на кубинские корабли и порты, в пассажирском самолете, который был взорван в полете, в ходе многочисленных вторжений и актов насилия?Пусть никто не строит иллюзий относительно того, что наш благородный и самоотверженный народ откажется от своей славы и своих прав, от духовного богатства, которое он накопил, развивая образование, науку и культуру. Уверяю, также, что мы способны сами производить продукты питания и материальные блага, которые нам нужны, используя силы и ум нашего народа. Нам не нужно, чтобы империя нам что-то дарила. Наши усилия будут законными и мирными, потому что это наша приверженность — миру и братству всех людей, живущих на этой планете. Фидель Кастро Рус, 27 марта 2016 годаИсточник перевода - http://inosmi.ru/politic/20160329/235908530.html Оригинал - http://www.granma.cu/reflexiones-fidel/2016-03-28/el-hermano-obama-28-03-2016-01-03-16 ===========================================НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИНИСТАМИ7.05.2015Фидель Кастро Рус (Fidel Castro Ruz)Послезавтра, 9 мая, будет отмечаться 70-я годовщина победы советского народа в Великой Отечественной войны. Из-за разницы во времени, в час, когда я пишу эти строки, солдаты и офицеры Армии Российской Федерации, исполненные гордости, будут репетировать парад, маршируя по Красной площади Москвы характерным для них быстрым, боевым шагом. Ленин был гениальным революционным стратегом, который, не колеблясь, принял идеи Маркса и претворил в жизнь их в огромной, лишь частично индустриализованной стране, чья пролетарская партия стала самой радикальной и неустрашимой партией на планете после страшного кровопролития, устроенного в мире капитализмом, когда в войнах были впервые применены танки, автоматическое оружие, авиация и удушливые газы; в этом кровавом сражении появилось знаменитое орудие, способное выстреливать тяжелые снаряды на расстояние, превышающее сто километров. В результате той бойни возникла Лига Наций, организация, которая должна была защищать мир, но не смогла помешать ускоренному вторжению колониализма в Африке, большой части Азии, Океании, Карибском бассейне, Канаде и хамскому неоколониализму в Латинской Америке. Всего 20 лет спустя, другая страшная мировая война вспыхнула в Европе, преддверием которой стала Гражданская война в Испании в 1936 году. После подавляющего разгрома нацистов страны возложили свои надежды на Организацию Объединенных Наций, прилагающую все усилия для создания сотрудничества, которое положит конец агрессии и войнам, и страны смогут уберечь мир, развитие и мирное сотрудничество крупных и небольших, богатых и бедных государств планеты. Миллионы ученых могли бы, помимо других работ, повысить вероятность выживания человечества, которому в ближайшем времени грозит опасность в силу недостатка воды и питания для миллиардов людей. Нас, обитателей планеты, уже 7,300 миллиарда человек. В 1800 году нас было лишь 978 миллионов человек, эта цифра увеличилась до 6 070 миллионов в 2000 году; в 2050 году, по скромным подсчетам, численность населения планеты достигнет 10 миллиардов. Конечно же, почти не упоминается о том, что в Западную Европу прибывают судна, переполненные эмигрантами, которые переправляются на любом, способном держаться на воде предмете, о целом потоке африканских эмигрантов с континента, колонизированного европейцами на протяжении веков. 23 года назад на Конференции ООН по вопросам окружающей среды и развития я сказал: Важная биологическая разновидность – человек - находится под угрозой исчезновения из-за быстрого и прогрессирующего уничтожения естественных условий его обитания». Однако в тот момент мне было не ведомо, насколько близко от этого мы находились. По случаю 70-й годовщины победы в Великой Отечественной войне я хотел бы выразить наше глубокое восхищение героическим советским народом, который оказал человечеству колоссальную услугу.Сегодня стал возможным прочный альянс народов Российской Федерации и государства с самым быстрым экономическим развитием в мире – Китайской Народной Республики. Обе страны, благодаря своему тесному сотрудничеству, передовой науке, своим могущественным вооруженным силам и отваге своих солдат, воплотятся в мощный щит мира и мировой безопасности, который сможет защитить жизнь человеческого рода. Превалирующими нормами должны стать дух солидарности, а также физическое и умственное здоровье, иначе судьба человека, такая, какой мы ее знаем, будет потеряна навсегда. 27 миллионов советских людей, которые погибли в Великой Отечественной войне, сделали это и ради человечества, и ради права думать и быть социалистами, быть марксистами-ленинистами, быть коммунистами и выйти из доисторического периода. Фидель Кастро Рус 7 мая 2015 годаИсточник перевода - http://revolucia.ru/fk07052015.html Оригинал - http://www.granma.cu/cuba/2015-05-08/nuestro-derecho-a-ser-marxistas-leninistas=========================================== Смутное будущее09.10.2014Фидель Кастро ( Fidel Castro Ruz)В своей эволюции Homo Sapiens как мыслящее существо уникально среди миллионов других живых существ. Никогда не было четкого представления о природе его появления и причине его существования. Homo Sapiens, наделенный способностью думать, в то же время был подвержен диким инстинктам. Он ничего не знал о большей части нашей прекрасной планеты. Мы до сих пор не имеем четких знаний — откуда и когда точно появился человек. Одни утверждают, что это произошло миллион лет тому назад, другие считают, что не более 200 тысяч лет тому назад.На сегодняшний день известно, что в нашей Галактике существуют миллиарды планет, подобных Земле.Надеюсь, что я никого не обижу, затронув столь деликатную тему как происхождение мира и человека.Недавно, 5 октября, на сайте телеканала Russia Today, который считается серьезным СМИ, появилось сообщение о том, что Лаура Мерсини-Хоутон (Laura Mersini-Houghton), профессор физики из престижного Северного Калифорнийского университета, доказала математически, что черных дыр вообще может не быть в природе. Вопрос о верности теории Большого Взрыва также ставится под сомнение в связи с новыми выводами.Эта новость, я думаю, повергла многих людей в шок, ведь они так свято верили в эту теорию.Самым большим авторитетом в этом вопросе считается британский ученый, известный теоретик в области черных дыр и космологии Стивен Хокинг (Stephen Hawking). Несмотря на обрушившийся на него недуг в молодые годы, он сумел проявить себя как человек исключительного мужества и приверженности науки.Ученые общаются между собой на понятном им научном языке и публикуют свои работы, используя сложные технические термины, поэтому мы не всегда понимаем, о чем идет речь.Стивен Хокинг после того, как его книга «Краткая история времени» разошлась десятимиллионным тиражом, стал мировой знаменитостью.Несомненно, что основными читателями книги британского исследователя стало научное сообщество, насчитывающее миллионы человек. Я сделаю все возможное, чтобы найти время прочитать и понять эту книгу, несмотря на то, что сейчас для меня приоритетом являются исследования в сельскохозяйственной сфере, связанные с увеличением производства качественных продуктов питания.Вчера я слушал заявления нового генсека НАТО, бывшего премьер-министра Норвегии, который вступил в должность 1 октября, только шесть дней назад. Сколько ненависти на его лице!Какое невероятное стремление развязать войну на уничтожение против Российской Федерации!Кто они, эти экстремисты, превосходящие даже фанатиков Исламского государства? И какова их религия? Разве после всего этого находящиеся по правую руку Господа будут позваны в царство небесное? Окончание – это уточненный перевод оригинала: "¡Cuánto odio en el rostro! ¡Qué increíble empeño en promover una guerra de exterminio contra la Federación Rusa! ¿Quié­nes resultan más extremistas que los propios fanáticos del Estado Islámico? ¿Qué religión practican? Después de eso, ¿se puede disfrutar la vida eterna en la diestra del Señor?"Оригинал публикации: El porvenir inciertoОпубликовано 08/10/2014 09:57Источник http://inosmi.ru/world/20141009/223545339.html> Оригинал - http://www.granma.cu/cuba/2014-10-08/el-porvenir-incierto===================================Перейти к оглавлению блога

26 ноября 2016, 12:24

Человек, который не имел права на слабости

На Кубе в возрасте 90 лет скончался Фидель Кастро.В этот день хотелось бы вспомнить не того политического титана XX века, которым он стал, а того молодого человека, которому еще предстояло стать тем, кто навсегда изменит облик Кубы и Латинской Америки, который находясь в тюрьме на острове Пинос, мечтал о том, как изменить свою Родину.ПИСЬМА ИЗ ТЮРЬМЫ НА ОСТРОВЕ ПИНОС18 декабря 1953 года Вот уже 15 дней, как я в одиночной камере...Через мои руки за эти дни прошло множество книг. Некоторое предпочтение я отдаю романам Достоевского. Он, без сомнения, самый замечательный из русских писателей. Я специально о нем поговорю с тобой в другой раз. Его наиболее известные произведения— «Братья Карамазовы», «Униженные и оскорбленные », «Преступление и наказание», «Идиот». Все они у меня здесь есть и, кроме того, его первый роман «Бедные люди». Мне остается прочитать только «Братья К.», а у Бальзака — «Шагреневую кожу». Прочитал биографию Стефана Цвейга. Это в значительной мере автопортрет. «На той же земле» — Ромула Гальегоса — довольно приятная вещь. Мне очень понравилось, как роман «Звезды смотрят вниз» показывает социальные проблемы Англии. Я не согласен с его скептическим концом, когда не нашлось ни одного слова ободрения для побежденного борца. Прочел до середины «На острие ножа» и едва сдерживаю себя, чтобы не докончить разом —так интересно. Какого Наполеона читаешь ты, Людвига или Гюго? Великого или Мелкого? Если последнего, то и я читаю его сейчас. Какое совпадение! Если бы здесь был показан фильм об этом, то нужно было бы выделить крупными буквами, как это принято:«Любое сходство является чистой случайностью». Виктор Гюго неописуемо воодушевил меня своими «Отверженными». Однако по мере дальнейшего чтения я несколько устаю от его крайнего романтизма, напыщенности и эрудиции, временами многословной и излишней. На ту же самую тему о Наполеоне III написал великолепную работу Карл Маркс «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Именно сопоставив оба эти произведения, можно оценить огромную разницу между научным, реалистическим подходом к истории и ее чисто романтической интерпретацией. Там, где Гюго видит лишь не более чем удачливого авантюриста, Маркс различает неизбежный результат социальных противоречий и борьбы господствовавших в тот момент интересов. Для одного история —это случайность, для другого — процесс, управляемый законами. Писания Гюго, по правде говоря, напоминают мне наши собственные речи, полные поэтической веры в свободу, святого негодования против ее попрания и доверчивых надежд на ее восстановление при помощи чуда.Я должен сказать тебе также о Фрейде. Прочитал четыре имеющихся у меня тома. Жду остальные. Всего же их 18. У него куча интересных теорий, и я хочу самостоятельно убедиться в их ценности. Я думаю увязать их с некоторыми героями Ф. Достоевского, который, проникнув в тайны подсознания в области художественной литературы, предвосхитил большую научную работу Фрейда. Однако главное внимание я уделяю другому. Засучив рукава я взялся за освоение всемирной истории и политических учений.Март 1954 года ...Каждый день после обеда у меня несколько часов прогулки, а по вторникам, четвергам и воскресеньям также и в первую половину дня. Большой пустынный двор, полностью отгороженный галереей. Там я и коротаю очень приятные часы. Скоростану немым.Сейчас 11 часов ночи. С 6 часов без перерыва читал работу Ленина «Государство и революция», после того как закончил «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и «Гражданскую войну во Франции» — обе Маркса. Все три работы тесно связаны между собой и имеют бесценное значение. Почувствовав голод, поставил кипятить спагетти с фаршированными кальмарами и между тем взял ручку, чтобы дописать тебе несколько строк, поскольку сегодня вечером я похитил твоеличное время. Я еще не сообщил тебе, что в пятницу убрал свою камеру. Сначала вымыл с мылом гранитный пол, прошелся по нему мраморным порошком, затем обработал его «Лавасолем» и сполоснул водой с креолином. Прибрал свои вещи, и теперь здесь царит полный порядок. Номера в отеле «Насьональ» не могут быть более чистыми... Моюсь дважды в день, «понуждаемый» жарой. Как хорошо себя чувствуешь после этого. Беру книгу, и ко мне приходят ненадолго счастливые минуты. Я многое получил от путешествий по владениям философии. Немало побился головой о Канта, но теперь сам Маркс кажется проще, чем «Отче наш». И он, и Ленин обладали сильно развитым полемическим духом, и я здесь развлекаюсь, смеюсь и наслаждаюсь, читая их. Они были беспощадны и опасны для врагов. Это два подлинных образца для революционеров.Сейчас буду ужинать: спагетти с кальмарами, на десерт итальянские сласти, свежеприготовленный кофе и, наконец, сигара «Аче Упман 4». Тебе не завидно? Обо мне заботятся, обо мне понемногу заботятся все... На мои постоянные просьбыничего не присылать просто не обращают внимания. Когда поутру загораю в шортах и ощущаю ветерок, дующий с моря, мне кажется, что я нахожусь на пляже, а потом иду вот в такой маленький ресторанчик. Так меня могут заставить поверить,что я в отпуске! Что сказал бы Маркс о подобных революционерах?Фидель Кастро после ареста в августе 1953 года.12 мая 1954 годаНаша революционная программа полностью вошла в речь. Вся она представляет собой основополагающий документ нашей борьбы. Я считаю очень важным уделить ей наибольшее внимание. Я знаю, что она означает для нашего дела в настоящиймомент.  Если мы хотим, чтобы за нами пошли люди, им нужно указать путь и цель, достойные любых жертв. То, что основано на крови, должно быть построено с помощью идей.12 июня 1954 годаО себе могу сказать, что мое одиночество прекращается лишь тогда, когда в маленьком похоронном бюро, расположенном напротив моей камеры, кладут какого-либо умершего заключенного, из тех, что нередко бывают таинственно повешены или странным образом убиты,— люди, чье здоровье было подорвано избиениями и пытками. Но я не могу их видеть, потому что как раз напротив единственного входа в мою камеру недвижимо высится шестифутовая ширма, специально рассчитанная на то, чтобы не позволить мпе видеть пи одного человеческого существа — ни живого, ни мертвого. Это было бы слишком великодушно — дать мне возможность побыть в обществе трупа!Июнь 1954 годаПо-прежнему меня держат в изоляции от остальных товарищей. Это, несомненно, вызвано стремлением помешать духовной подготовке юношей, в которых они видят своих самых непримиримых завтрашних противников. Нам запрещено даже обмениваться книгами. В остальном мне стало лучше. Сюда перевели Рауля !. Мою камеру (ты ее видела в «Боэмии») соединили с другим помещением, в четыре раза большим, и с просторным двором, который открыт с 7 утра до 9 с половиной вечера. Уборка производится тюремным персоналом, мы спим без света, для нас не устраивают перекличек и не выстраивают в течение дня, мы встаем, когда захотим. Всех этих поблажек я, копечно, не просил. Изобилие воды, электрический свет, еда, чистая одежда — и все бесплатно. За жилье также не приходится платить. Может быть, ты думаешь, что там вам живется лучше? Свидания дважды в месяц. Сейчас царит самый полный мир. Но я, однако, не знаю, сколько еще мы будем пребывать в этом «раю». Выборы вызовут огромное несогласие и недовольство. Режим будет вынужден объявить амнистию, чтобы ослабить напряженность в стране. Вопрос о политических заключенных, до сего времени, к сожалепию, бессовестным образом забытых, сам но себе становится в повестку дпя. Велик контраст между тем, что представляют политики, и тем, что представляем мы. Наш час приближается. Раньше нас была горстка, теперь мы должны слиться с народом... Тактика станет другой.Те, кто видит в нас всего лишь группу, постыдно ошибутся. Ни мировоззрение, ни тактика изолированной группы никогда не будут нас характеризовать. Теперь я смогу, кроме того, душой и телом отдаться своему делу. Вся моя энергия и все мое время принадлежат ему. Я начну новую жизнь. Я намерен преодолеть все препятствия и провести все необходимые бои. Главное, что я, как никогда, ясно вижу наш путь и нашу цель. Я не теряю времени втюрьме: учусь, наблюдаю, анализирую, строю планы, воспитываю людей. Мне известно, где находится все лучшее на Кубе и как найти его. Начиная, я был один, теперь нас много...19 июня 1954 годаРеволюция — это не возвращение к власти людей, которые морально и исторически ликвидированы, которые целиком и полностью повинны в нынешней ситуации. Хорошо запомните, что возможность нашей победы зиждется на уверенности в том, что народ окажет поддержку усилиям честных людей, с первых шагов выдвинувших революционные законы, поддержку, па которую не могут рассчитывать те, кто его обманул и предал.Я хочу предупредить вас, чтобы вы не поддавались некоторым впечатлениям. Это очень важно. У Аурелиано сейчас нет даже самой отдаленной возможности организовать восстание, ни у Аурелиано, ни у кого другого. Тот, кто говорит обратное, беззастенчиво лжет, а обмануть можно кого угодно, но только не нас. Посему «Движение» не может связываться ни с кем, не может уделять внимания никакой повстанческой комедии, и любое решение на сей счет должно быть предварительно одобрено нами здесь. Нужна очень большая осторожность в отношении интриганов, политиканов и тех, кто играет в революцию!..Наша задача состоит сейчас — и я хочу, чтобы вы хорошо поняли это,— не в организации революционных ячеек, чтобы иметь в своем распоряжении большее или меньшее количество людей. Это было бы пагубной ошибкой. Неотложной задачей в настоящий момент является привлечение на нашу сторону общественного мнения, пропаганда наших идей и завоевание поддержки со стороны народных масс. Наша революционная программа — самая полная, наша линия — самая ясная, наша история — самая самоотверженная. У нас есть право на доверие народа, без которого — я готов повторять это тысячу раз — невозможно осуществить революцию.Раньше мы были безвестными пионерами этих идей, теперь же вынуждены драться за них с открытым забралом. Тактика должна быть совсем другой. Для нас не должно иметь значения, привлечь ли на 10 человек больше или меньше, когда необходимо создать условия для мобилизации в один прекрасный день десятков тысяч людей. Я имею основание знать о том, что для этого необходимо, поскольку на мне лежала огромная задача найти их и организовать, борясь против миллиона интриг, а интриганов и посредственностей можно победить лишь идейной твердостью, которую мы и должны насадить, чтобы люди не меняли позиции, как рубашки.И если сейчас в наших рядах есть люди, которые ничего не хотят, кроме стрельбы, и готовы пойти на сделку даже с дьяволом, лишь бы получить оружие, они должны быть безоговорочпо исключены, равно как расстреляны те, кто в нужный час струсит (именно они, как правило, больше всего выказывают свое нетерпение сейчас). Нам нужны не гангстеры, не авантюристы, а люди, осознающие свою историческую ответственность, умеющие ждать и терпеливо работать на благо будущего родины.Мы возлагаем надежды не на группки конспираторов-полуночпиков или запутавшихся студентов, а на парод. Давайте же как можпо скорее выйдем на улицы с нашей программой, единственной подлинно революционной программой, и нашими идеями, чтобы организовать потом великое революционное движение, которое должно стать венцом идеалов тех, кто пал!Позднее начнется другая работа. Очень пастойчиво прошу вас беречь здоровье, потому что борьба будет длительной и тяжелой. Не нужно убиваться, нужно работать методически. Постарайтесь сократить до минимума поглощающие энергию поездки по провинциальным городам, стоящие сейчас задачи не требуют их. Тех, кто вам будет говорить, что революция произойдет в такой-то день или в такой-то месяц, посылайте к черту.Надеюсь, что вы сумеете полностью оправдать доверие к вам и нашу веру в вас. Не забывайте, что я буду строг, критикуя так же, как делал это, когда мы собирались на 25-й улице. Новые руководители должны суметь по-настоящему занять местотех, кто пал.Кубинский диктатор Фулхенсио Батиста.3 октября 1954 годаОтветственность, которая по праву и в силу революционной морали возложена в «Движении» на нас, находящихся в заключении, в настоящее время лишена всякого смысла. Признание того, что по историческим причинам высшее руководство находится здесь, абсолютно потеряло свою эффективность. Причины к тому различны. Главная из них — жесткие тюремные меры и почти полная изоляция, в которую мы поставлены. Однако отчасти причина кроется и в той незавидной роли, которую играют члены нашего «Движения» на воле. В известной степени она обусловлена непреодолимыми обстоятельствами, но это ни в коей мере не исключает довольно большой личной вины.Что касается меня, то я с непоколебимым терпением и несмотря на огромные препятствия, устремив взор в более или менее далекое будущее и с полной верой в успех стремился, чтобы «Движение» заняло достойное ему место. Однако за блестящими моральными победами в тяжелые дни, последовавшие за 26 июля, на протяжении всего судебного процесса, наступил длительный период инерции, бесплодности и упадка. Мы оказались совершенно не на высоте тех непомерных препятствий, которые воздвигли перед нами трусость и убогость среды и жестокие преследования со стороны наших врагов. Наши советы, инструкции и инициативы ничего не дали. Совершенно напраспо писал я страницу за страницей, указывая, что делать. Среда, порочная атмосфера страны оказались сильнее. Нельзя претендовать на то, чтобы стать обновителями общества и руководителями народа, если нет способности противостоять глупым поветриям эпохи. У меня вызывает неимоверное страдание, когда я вижу наших людей запутавшимися в той рутине и тех дорогах, с которых мы должны были бы давным-давно сойти. Они задыхаются в зловонии маразматического авантюризма, лишенного принципов и идеологии.Мы надеялись, что вы будете расчищать путь, пока мы куем здесь образцовых революционеров путем упорной работы по их образованию и политическому воспитанию. Надеялись напрасно...Поэтому у псевдореволюционеров нет другой заботы, кроме того, чтобы расколоть «Движение» и поделить его останки, как стервятники, потому что они — жалкие политиканы, неспособные искать и готовить людей. Они не удостаивают «Движение» уважительного отношения и стремятся лишь использовать его членов в качестве пушечного мяса. Как все было бы по-другому, будь мы на свободе! Они это знают. Или была бы совершена серьезнаяглубокая революция, возглавленная «Движением 26 июля», или «Движение 26 июля» в одиночку пошло бы на революцию. Но никто не заинтересован в том, чтобы мы вышли на свободу. Если бы преступления, совершенные в Сантьяго-де-Куба, были бы достаточно полно разоблачены, если бы народ Кубы представил все величие нашего жеста, правительство было бы вынуждено открыть перед нами тюремные двери, как оно было вынуждено открыть их для Пинчо Гутьереса и вскоре откроет для заключенных по делу Кантри-клуба. У них были товарищи, которые посвятили свою энергию и ум борьбе за их освобождение. И пока мы гнием в тюрьмах, а «аутентики» и ортодоксы-заговорщики (то же можно сказать и об «аутентиках», следующих за Грау) преднамеренно и подло замалчивают эти преступления, наши товарищи по штурму Монкады, забыв о павших и о своих идеалах, готовы участвовать в их балагане и служить им пушечным мясом. Нет! Нужно иметь достоинство. Нужно уметь заставить уважать себя.Если существует действительное желание свергнуть диктатуру, то почему же не используются все средства для борьбы за то, чтобы вызволить из тюрем людей, которые могут внести решающий вклад в эту борьбу? Невозможно скрыть, что в данном случае преследуются не подлежащие разглашению цели реставрации власти или ее захвата, а мы являемся препятствием на пути этих амбиций.Вы до сих пор никак не можете понять, насколько мне горько осознавать, что наши товарищи покоятся забытыми в земле, не будучи в состоянии служить даже знаменем в бою, служить делу разоблачения тирана, который их убил. Те, кто поступает так, забывают, что своей трусостью и недальновидностью они копают могилу для многих будущих революционеров. Если в Сантьяго-де-Куба было убито 70 человек, совершено невиданное кровопускание и об этом публично еще не было сказано ни слова, в следующий раз осмелевшие палачи убьют 500 человек и, может быть, убьют еще много других из наших потерявших ориентировку товарищей.Отсюда я не в состоянии положить конец путанице и хаосу, которые сегодня охватили «Движение». Такая задача не по силам тому, кто находится практически в изоляции. Кроме того, мне известно, что кое-кто дошел до того, что оспаривает право на высшее руководство «Движением» у общего собрания находящихся здесь заключенных и пытается придать такие организационные формы «Движению», которые свели бы на нет такое право для нашей группы, являющейся мозгом и душой «Движения». Мои инструкции, которые всегда даются с полного согласия других заключенных, не выполняются, или выполняются плохо, или полностью не признаются. В этих условиях мы не можем продолжать осуществлять руководство «Движением» отсюда. Знайте, что с этого момента такая обязанность целиком и полностью ложится на вас.Не нужно больше устраивать дискуссии по этому вопросу. Что касается меня, то с этого момента я полностью слагаю с себя эти полномочия. И не теряйте времени, пытаясь переубедить меня. Мне не нужны ни призрачные посты, ни разговоры ради разговоров. В ваших руках жизнь всех наших товарищей и ответственность перед историей. Эту ответственность мы не можем взять на себя, не имея никакой информации и совершенно не зная, что на самом деле происходит на воле. Желаю вам осуществлять руководство достойпо и лишь прошу не забывать о памяти павших и не делать ничего, что запятнало бы ее. Когда-нибудь мы соберемся вместе, обсудим все и потребуем ответа. Если в результате этого «Движение» распадется, если многие дезертируют и покинут прекрасное знамя, под которым мы пошли на смерть ради подлинных идеалов, мы, оставшиеся здесь, все начнем сначала.Я знаю, что некоторые критикуют меня за то, что я говорю о гражданско-революционном движении вместо того, чтобы ратовать повсюду за повстанческие планы. Пусть только эти мастера «революционных дел» не забывают, что за несколько дней до 26 июля я занимался севом риса в Пинар-дель-Рио! Или, может быть, все мы, находящиеся здесь в тюрьме, перестали быть бойцами, потому что появилась новая порода, более радикальная, чем наша? Я очень глубоко огорчен тем, как поступили с речью. Больше я, конечно, не скажу ни слова об этом. Для чего я пошел на все жертвы и убивал себя за работой? Ведь не попусту же. Пяти месяцев оказалось недостаточно, чтобы донести ее до народа. Безразличие, проявленное в этом деле, свидетельствует о достойном сожаления невежестве в отношении того значения, которое имеют идеи в истории. Очень горько наблюдать, как рабочие просят свободы для арестованных по делу Кантри-клуба, даже не вспоминая об участниках штурма Монкады, так как не знают, что там отдали свои жизни 80 молодых кубинцев — подавляющее большинство которых были бедными рабочими,—чтобы добиться не только свободы, но и реализации самой широкой и смелой социальной программы, за какую когда-либо проливалась кубинская кровь. Товарищ Хосе Суарес сообщил мне, что, как ему сказали в тюрьме Принсипе, речь была задержана потому, что некоторые товарищисчитают нынешний момент неподходящим, чтобы выходить с ней. После того как в течение 14 месяцев все замалчивают совершенные преступления, разве не бессовестно таким поведением вносить свою лепту в это бесчестие? Разве позднее это будет нужно? Позднее нужно будет разоблачать другие преступления!Сделайте так, чтобы речь стала как можно скорее достоянием улицы. На сей раз это всего лишь просьба. Хотя бы для того, чтобы помешать повторению в ближайшее время подобных ужасных убийств арестованных. Скрывать ее — это преступление и предательство. Если начнутся репрессии, то они прежде всего будут обращены против меня, человека, который и без того перенес и продолжает переносить многое. Если кого-нибудь и убьют в камере при первой революционной вспышке, так это буду я. И тем не менее я хочу, чтобы речь сделали достоянием улицы, не теряя ни минуты. Не заставляйте мое сердце обливаться кровью из-за бессилия! Вы более жестоки, чем те, кто держит меня здесь в заключении.15 марта 1955 годаБыть заключенным — значит быть обреченным на вынужденное молчание. Слушать и читать, что говорится и пишется, не имея возможности высказать свое мнение. Выносить нападки трусов, которые пользуются обстоятельствами, чтобы выступать против тех, кто не может защищаться, и делать заявления, которые, будь у нас на то материальные возможности, заслуживали бы нашего немедленного ответа.Мы знаем, что все это нужно выносить стойко, мужественно и спокойно, как горькую жертвенную чашу, которую требует любой идеал. Но бывают случаи, когда необходимо преодолеть все препятствия, ибо невозможно хранить молчание в то время, как задевается достоинство. Я пишу эти строки не в поисках аплодисментов, которые так часто излишне дарятся за видимость заслуг, за театральный жест и в которых отказывают тем, кто умеет выполнять долг просто и естественно. Я делаю это в силу чистой совести, внимания и уважения к народу, верности ему...Какую странную линию проводит правительство в отношении нас! На публике нас называют убийцами, в узком кругу — рыцарями. На публике ожесточенно нападают на нас, а частным образом нас посещают на высоком уровне, угощают сигарой, предлагают книгу, все ведут себя очень вежливо. Несколько дней назад пришли три министра — приятные, обходительные, внимательные. Один из них говорит: «Не беспокойся, это пройдет. Я сам подкладывал много бомб и готовил покушение на Мачадо в «Кантриклаб». Я тоже был политическим заключенным».Узурпатор проводит пресс-конференцию в Сантьяго-де-Куба и заявляет, что общественное мнение настроено не в нашу пользу. А несколько дней спустя происходит выходящий из ряда вон случай:масса жителей Орьенте во время митинга, устроенного партией, к которой мы не принадлежим, митинга, на котором, как свидетельствуют журналисты, собралось самое большое количество людей за всю избирательную кампанию, без конца выкрикивала наши имена и требовала нашего освобождения. Великолепный ответ благородного и преданного народа, который хорошо знает историю Монкады.Теперь наша очередь ответить столь же гражданственно на моральныйвызов, который нам бросает режим, заявляя, что амнистия будет в том случае, если заключенные и высланные нз страны изменят свою позицию, если они возьмут на себя молчаливое или открытое обязательство признать правительство.Однажды фарисеи спросили Христа, должны ли они платить дань Цезарю. Ответ должен был поссорить его либо с Цезарем, либо с народом. Фарисеям всех времен хорошо знакома эта хитрость. Именно так пытаются сегодня дискредитировать нас в глазах народа или найти повод, чтобы оставить в тюрьме. Я совершенно не хочу доказывать режиму необходимость проведения амнистии, меня это вовсе не волнует. В чем я заинтересован, так это в том, чтобы показать фальшь его аргументации, неискренность его слов, трусливость и подлость ловушки, которую он расставляет для тех, кто находится в тюрьме за то, что боролись против него. Говорят, что они великодушны, потому что сильны. На деле же они злопамятны, потому что слабы. Говорят, что они не испытывают ненависти. Однако они обрушили ее на нас так, как это никогда еще не делалось в отношении любой группы кубинцев. «Амнистия будет тогда, когда наступит мир». На каких моральных основаниях могут делать подобные заявления люди, которые вот уже на протяжении трех лет рекламируют, что совершили государственный переворот, чтобы дать мир республике? Значит, нет мира, следовательно, государственный переворот не принес мира, и, таким образом, правительство признает свой обман спустя три года после установления диктатуры, сознается в конечном счете в том, что на Кубе нет мира с того самого дня, когда они захватили власть.«Лучшим доказательством отсутствия диктатуры является то, что у нас нет политических заключенных»,— говорили они в течение многих месяцев. Сегодня, когда тюрьмы переполнены и громадное количество людей находится в изгнании, они не могут говорить о том, что мы живем при демократическом конституционном режиме. Собственные слова осуждают их. «Для проведения амнистии необходимо, чтобы противники режима изменили свою позицию». Другими словами, совершаетсяпреступление против прав человека. Нас превращают в заложников. С нами поступают так же, как поступали нацисты в оккупированных странах. Поэтому мы сегодня являемся не только политическими заключенными, но и заложниками диктатуры.Для проведения амнистии необходимо предварительное обязательство признать режим. Подлецы, предлагающие это, полагают, что за 20 месяцев изгнания или тюремного заключения на острове мы под воздействием самых жестких мер, принятых против нас, утратили стойкость. С доходных и удобных позиций в правительстве, которые им хотелось бы сохранить навечно, они имеют низость разговаривать подобным образом с теми, кто, будучи в тысячу раз честнее их, похоронены в тюремных застенках. Пишущий эти строки вот уже 16 месяцев изолирован в одиночке, но у него достаточно сил, чтобы не унизить свое достоинство. Наше заключение противоправно. Я не понимаю, почему право должно быть на стороне тех, кто напал на казармы с целью ликвидации конституционной законности, установленной народом, а не тех, кто ношел на это, чтобы заставить уважать законность. Почему право должно быть на стороне тех, кто лишил народ суверенитета и свободы, а не тех, кто вступил в бой, чтобы вернуть их народу. Почему они должны иметь право управлять республикой против народной воли, в то время как мы за свою верность принципам чахнем в тюрьме. Посмотрите на жизненный путь тех, кто правит, и вы найдете там уйму темных дел, мошенничества, нечестно нажитых состояний.Сравните его с жизненным путем тех, кто погиб в Сантьяго-дс-Куба, и тех из нас, кто находится здесь в заключении. На нем нет ни одного пятна, ни одного бесчестного поступка. Наша личная свобода есть неотъемлемое право, принадлежащее нам какгражданам, родившимся в стране, которая не признает никаких хозяев. Силой можно отобрать у нас это и все другие права, но никогда и никому не удастся добиться от нас, чтобы мы согласились пользоваться ими ценой недостойного компромисса. Словом, за наше освобождение мы не отдадим ни крупицы нашей чести. Именно они должны взять па себя обязательство уважать законы республики, которые бесчестно растоптаны ими. Именно они должны уважать суверенитет и волю нации, которые так скандально попраны ими 1 ноября. Именно они должны создать обстановку мира и спокойствия в стране, которую на протяжении трех лет держат в страхе и волнении. Ответственность ложится на них. Без 10 марта не было бы необходимости вступать в бой 26 июля и никто из граждан не превратился бы в политического заключенного. Мы не являемся ни профессиональными возмутителями спокойствия, пи слепыми сторонниками насилия, при условии, что нашестремление сделать родину лучшей может осуществиться с помощью оружия убеждения и ума. Нет такого народа, который пошел бы за группой авантюристов, пытающихся ввергнуть страну в гражданскую войну там, где не царит несправедливость и мирные легальные пути открыты всем гражданам, участвующим в гражданском столкновении идей.Мы согласны с Марти в том, что «преступником является тот, кто толкает страну к войне, которую можно избежать, но и тот, кто не идет на войну, которая неизбежна ». И кубинский народ никогда не увидит нас в роли поджигателей гражданской войны, которую можно избежать, но я повторяю, что всякий раз, когда Куба окажется в постыдном положении, как это случилось после 10 марта, преступлением явится отказ от неизбежного восстания.Если бы мы увидели, что перемена обстоятельств и обстановка позитивных конституционных гараптий диктуют изменение тактики борьбы, мы пошли бы на это, но лишь в силу интересов и желания нации и никогда в силу трусливого и постыдного соглашения с правительством. И если от нас требуют этого компромисса как цену за предоставление свободы, мы отвечаем категорическим «нет».Нет, мы не устали. После 20 месяцев мы стойки и непоколебимы, как и в первый день. Мы не хотим амнистии ценой бесчестия. Мы не станем к позорному столбу, поставленному бесчестными угнетателями. Лучше тысяча лет тюрьмы, чем унижение. Лучше тысяча лет тюрьмы, чем утрата достоинства. Мы делаем это заявление обдуманно, без страха и ненависти. Сейчас, когда прежде всего нужны кубинцы, готовые принести себя в жертву, чтобы спасти гражданскую совесть нашего народа, мы с удовольствием предлагаем себя. Мы молоды и не страдаем от ублюдочных амбиций. Так что пусть нас не боятся политиканы, которые но разным более или менее замаскированным дорожкам уже спешат на карнавал личных вожделений, позабыв об огромной несправедливости, от которой страдает родина.  И теперь не только амнистии, но даже улучшения условий тюремного содержания, через которые режим проявляет всю свою ненависть и ярость в отношении нас, мы не будем просить. Единственное, что мы приняли бы от наших врагов с удовлетворением, как сказал однажды Антонио Масео, так это окровавленный эшафот, на который другие наши товарищи, более счастливые, чем мы,сумели взойти с высоко поднятой головой и спокойной совестью человека, приносящего себя в жертву снятому и справедливому делу родины.В ответ на позорное соглашательство мы сегодня, 77 лет спустя после героического протеста Бронзового Титана, провозглашаем себя его духовпыми сыновьями.2 мая 1955 года...Что касается материальных удобств, то, если бы не необходимость жить при минимальном материальном благополучии, иоверь мне, я был бы счастлив, имея пристанище в коммунальной квартире и ложась спать на кушетку с ящиком для хранения постельного белья. Мне достаточно одного блюда из маланги или картошки, которые я нахожу столь же изысканными, как манна небесная. Несмотря на всю дороговизну жизни, я могу роскошно жить на 40 разумно использованных сентаво в день. Это никакое не преувеличение, я говорю откровенно. От меня будет меньше проку, если я стану привыкать к необходимости иметь больше для жизни, если забуду о том, что можно быть лишенным всего и не чувствовать себя несчастным. Именно так научился я жить, и это делает из меня грозного, страстного, закаленного самопожертвованием идейного борца. Я смогу вести пропаганду собственным примером, что красноречивее всяких слов. Насколько меньше будут связывать меня нужды материальной жизни, настолько независимее и полезнее я буду.Зачем я должен идти на жертвы, чтобы купить гуайяберу, брюки и все такое прочее? Я выйду отсюда в своем поношенном шерстяном костюме, хотя сейчас и разгар лета. Разве я не возвратил другой костюм, который мне не по карману и в котором у меня никогда не было нужды? Не думай, что я эксцентрик или стал таковым, просто нужно по одежке протягивать ножки — я бедняк, у меня ничего нет, я ни разу не украл ни одного сентаво, ни у кого не попрошайничал, а своей карьерой пожертвовал ради нашего дела. Ради чего я должен носить гуайяберы из тонкой хлопчатки, будто я богач, или чиновник, или казнокрад?Если сейчас у меня совсем нет заработка и, чтобы иметь что-нибудь, кто-то должен дать мне это, я не могу, не должен и не соглашусь быть хоть в какой-то мере нахлебником у кого бы то ни было. С того момента, как я оказался здесь, самые большие мои усилия были направлены на то, чтобы дать понять, и я, не уставая, делал это, что мне совершенно ничего не нужно. Мне необходимы лишь книги, а книги я рассматриваю как духовные ценности. Словом, я не могу не беспокоиться по поводу всех затрат, которые делаются в связи с нашим выходом из тюрьмы. И даже те, которые совершенно необходимы, очень беспокоят меня, потому что мне до сих пор не пришло в голову спросить, как ты выходишь из положения. Это не недовольство, а горечь от всего этого. Вы не можете чувствовать себя спокойно, пока так или иначе не покажете свою любовь и заботу в отношении меня.Я крепок как дуб, безразличен к лишениям, мои нужды не стоят тех жертв, которые вы приносите и за которые я искренпе выговариваю вам. Что за нужда каждый раз доказывать любовь, о которой я и так очень хорошо знаю? И нена словах. Это реальность, в которой нужно отдавать себе отчет.Меня очень трогает стремление доставить мне как можно больше маленьких радостей. Но ведь это прекрасно можно сделать и без материальных жертв!Хочешь пример? Увидеть мои книги в полном порядке по прибытии доставило бы мне удовольствие и радость, сделало бы меня более счастливым, чем что-либо еще, и в то же время не вызывало бы печаль, недовольство и горечь. Я не имею права на слабости. Какими бы маленькими они ни были сегодня,завтра от меня уже ничего нельзя было бы ждать...* * *Примерно через 2 года, Фидель Кастро и небольшая группа его соратников высадилась с маленькой яхты "Гранма" на Кубе, чтобы изменить историю.Так этот человек начинал, а сегодня он ушел и весь мир провожает его в вечность. Кто искренне, кто лицемерно, кто шипя ему вслед.Кастро выковал себя как человека, изменил себя, изменил Кубу, изменил мир.Очень немногим людям удается справиться даже с первой задачей. Кастро же смог достичь успеха в тех задачах, которые он планировал, когда вокруг него была лишь горстка единомышленников и когда его мятежный дух был скован тюремными стенами. В этом его подлинное историческое величие.Спи спокойно Фидель и Спасибо за Все!

01 ноября 2016, 22:15

Самые невероятные попытки убить Фиделя Кастро

Команданте пережил самое большое число покушений на свою жизнь. Глава личной охраны Кастро уверяет, что с 1959 года, когда его шеф пришел к власти, попытки убить Фиделя предпринимались более 600 раз, а если точнее, то 637!С 2006 года, когда в прессе впервые появились сообщения об ухудшении здоровья Фиделя Кастро и он формально отошел от власти, мы привыкли считать Кубу уходящей натурой. Умрет Фидель — и удивительная страна, где переплетаются нищета, свобода, красивые, готовые на все женщины, не запятнанные индустриализацией антикварные городские пейзажи, — этот тропический рай из снов наших отцов исчезнет мгновенно, как мираж. Почти десять лет прошло с тех пор, однако же Фидель по-прежнему показывает фигу старухе с косой. И знаешь, в этом нет ничего удивительного, ведь команданте вошел в историю как главный специалист в этом вопросе: он пережил самое большое число покушений на свою жизнь.« Существует даже анекдот на эту тему. Кастро дарят галапагосскую черепаху. Кубинский лидер интересуется, как долго они живут, и, узнав, что около 150 лет, отказывается принимать подарок. «Не люблю я всех этих домашних животных, — ворчит команданте. — Только привяжешься к ним, как уже пора хоронить!»В свое время покушения на кубинского лидера стали настоящей идеей фикс для США. В 1961 году, сразу после провала американского контрреволюционного десанта в заливе Свиней (залив Кочинос), ЦРУ инициировало специальную операцию «Мангуст», целью которой стала смена власти на Кубе. Всего было разработано 33 проекта (по количеству видов мангустов) — начиная от уничтожения урожая сахарного тростника и минирования основных кубинских портов и заканчивая, естественно, убийством команданте. Все могло бы быть методично, кроваво и печально. Однако история сделала удивительный фортель, который обеспечил хлеб не одному десятку журналистов будущего, ибо главой операции «Мангуст» по части уничтожения Фиделя был назначен Эдвард Лансдейл, человек с поистине неуемной фантазией, весьма специфическим чувством юмора и неизбывным энтузиазмом, который превратил серьезную операцию в нескончаемую череду удивительных прожектов, достойных пера сценаристов бондианы.Роковая женщина, 1960 годЕе звали Марита Лоренц. Она была дочерью немецкого капитана и американской актрисы, черноволосой красавицей и отчаянной авантюристкой. В 1959 году, как раз после свержения Батисты и прихода к власти Фиделя, корабль отца Мариты, на котором юная леди путешествовала вокруг света, причалил в порту Гаваны. Фидель с визитом посетил судно и был так впечатлен карими глазами 19-летней капитанской дочки, что пригласил ее остаться на Острове свободы. Марита не смогла устоять против революционного обаяния и сошла на берег.Несколько месяцев прошло как в тумане, затем последовали аборт (так и не ясно, кто был его инициатором) и эмиграция в США. Во Флориде Марита сошлась с группой кубинских эмигрантов, осуждавших «кровавый коммунистический режим», и была завербована агентом ЦРУ Фрэнком Стурджисом. Это было еще до начала операции «Мангуст», однако американское разведывательное управление уже тогда прощупывало все возможные способы разрешения «кубинского кризиса». Был разработан план: Марита получает безвкусные пилюли с сильным ядом, едет в Гавану, снова соблазняет команданте и за романтическим ужином добавляет отраву в еду.Поначалу план сработал как по нотам. Кастро с нежностью встретил бывшую любовницу и согласился «вспомнить прошлые ночи». Марита положила пилюли в баночку со своим ночным кремом и даже пронесла их в спальню к Фиделю, где с ужасом обнаружила, что желатиновая оболочка растворилась и таблетки пришли в негодность.Дальше все было еще хуже: обернувшись, незадачливая отравительница поняла, что за спиной у нее стоит сам команданте и смотрит, как она выковыривает из крема остатки пилюль. Марите ничего не оставалось, как устроить покаянную истерику, в ходе которой сострадательный Фидель даже давал ей пистолет, чтобы девушка уже успокоилась и получила желаемое. Это был сильный психологический ход: Марита совсем стушевалась и заявила, что ни за что не будет стрелять, потому что по-прежнему любит его.После этого эпизода Марита была окончательно выслана с Острова свободы. Однако в скором времени она нашла себе завалящего венесуэльского диктатора и даже родила от него ребенка.В 1981 году в составе съемочной группы, снимавшей о ней биографическое кино, Марита посетила Гавану еще раз. Фидель отказался встретиться с ней.Отравленные сигары, 1960 годВ рамках постуотергейтской кампании по обнародованию секретных документов ЦРУ, имевших отношение к покушениям на международных лидеров, в ноябре 1975 года была опубликована служебная записка Медицинского подразделения. Согласно документу, в феврале 1960 года этим подразделением была изготовлена коробка сигар, обработанных ботулином, любимого сорта Фиделя — Cohiba. Этот токсин настолько силен, что было бы достаточно на секунду взять в рот одну отравленную сигару, чтобы получить смертельную дозу. К сожалению, из записки неясна дальнейшая судьба коробки. Однако начальник кубинских спецслужб Фабиан Эскаланте вспоминает, как во время выступления Фиделя Кастро в ООН в 1960 году его службой была обнаружена отравленная сигара Cohiba, лежавшая на столе рядом с команданте. Источник ее появления остался неизвестным. Этот случай был, пожалуй, самой серьезной угрозой жизни кубинского лидера.Морская ракушка, 1963 год Эта замечательная идея Эдварда Лансдейла была прекрасна, как подвод­ный мир Карибского бассейна. В буквальном смысле. Одной из страстей Фиделя (помимо роковых брюнеток, хороших сигар и публичных выступлений) было подводное плавание. Именно на этой страсти и решил сыграть глава операции «Мангуст». В бухте, где обычно совершал погружения команданте, Лансдейл задумал положить раковину, начиненную взрывчаткой и покрашенную в необычные цвета для привлечения внимания. Где-нибудь неподалеку должна была совершенно незаметно разместиться американская подводная лодка, из которой можно было бы наблюдать за любопытным кубинским лидером и активировать бомбу в нужный момент. Проект дошел до стадии, когда Лансдейл лично купил два справочника, описывавших моллюсков Карибского бассейна, и остановился ровно на этом месте, так как оказалось, что ни одна ракушка, как это ни прискорбно, не подходит по размерам для того, чтобы разместить мало-мальски подходящую бомбу.Снайперская винтовка, 1961 годОдним из главных и заклятых врагов Фиделя был Феликс Родригес, сын партийного чиновника в правительстве Батисты. После переворота он эмигрировал из Кубы в США и был завербован спецслужбами в возрасте 17 лет как идеологический боец с режимом Кастро. Именно он впоследствии стал человеком, который поймал и последним допрашивал Че Гевару, он же вел повстанческую войну во Вьетнаме и поставлял оружие никарагуанским контрас. В общем, человек вел насыщенную жизнь.В 1961 году, незадолго до вторжения в залив Свиней, Родригес был отправлен на Кубу с группой разведчиков, целью которых было собрать данные для контрреволюционной атаки. Именно в этот момент Феликс, вооружившись телескопической винтовкой, поклялся лично пристрелить Фиделя и таким образом покончить со всей операцией. Однако коллеги остудили пыл юного героя, убедив его дать поучаствовать в перевороте и другим кубинским изгнанникам. С их стороны это было явной ошибкой, вероятно срежиссированной бессменными ангелами-хранителями Фиделя. Впрочем, у Родригеса были и собственные связи в этом подразделении: он оказался одним из десяти спасшихся из залива Свиней повстанцев и получил после этого кличку Лазарь.Костюм для дайвинга, 1962 годНа Рождество 1962 года в ходе длительных переговоров с правительством Фиделя Кастро американский юрист Джеймс Донован достиг небывалых дип­ломатических успехов: ему удалось согласовать освобождение 1113 заключенных, взятых в заложники после нападения в заливе Свиней. В обмен США высылали гуманитарную помощь в размере 53 миллионов долларов. По случаю весьма знаменательного события, подкрепленного замечательным праздником, Донован планировал преподнести кубинскому лидеру памятный подарок — водолазный костюм самой новой модификации.Как известно, кубинский лидер очень увлекался дайвингом. ЦРУ не могло упустить такую возможность, чтобы не добавить под елочку Фиделю кое-что от себя: нижняя часть костюма должна была быть обработана бактериями, вызывающими редкую болезнь под названием «мадурская стопа», а дыхательные фильтры — туберкулезными возбудителями. Однако костюмчик с сюрпризом был доставлен слишком поздно: Донован проявил недюжинную дипломатическую осторожность и уже выслал обычную версию подарка.Перьевая ручка, 1963 годРоландо Кубела, соратник Рауля Кастро в партизанской войне, сам вышел на агентов ЦРУ в Париже. Он заявил, что имеет личные счеты к команданте и готов взять на себя «по-настоящему серьезную работу». Кубела подходил по всем параметрам: он был близко знаком с Кастро и даже располагал соседним с Фиделем пляжным домиком на Кубе. Единственное, что он просил предоставить, — подходящее орудие убийства, которое позволило бы сделать дело без лишнего риска и шума. Через месяц после обращения агент ЦРУ встретился с инициативным партизаном, чтобы передать ему такое орудие. Это был замечательный инструмент агента из шпионского кино будущего: позолоченная перьевая ручка, из стержня которой при нажиме выдвигался супертонкий шприц с ядом — такой тонкий, что жертва даже не чувствовала его укола. Тут ангелы-хранители Фиделя поднапряглись и выдали удивительное совпадение. В тот момент, когда агент ЦРУ объяснял Роландо особенности ручки, у него зазвонил телефон. Вашингтон сообщал о чрезвычайной ситуации и необходимости свернуть все операции: только что в США был застрелен президент Джон Кеннеди. Кубела так и не смог подержать чудо-ручку в своих руках. После покушения на американского президента все американские заговоры в отношении зарубежных лидеров были свернуты на продолжительное время.Мафия, 1960-63 годВ 2007 году были рассекречены документы, согласно которым в планировании покушений участвовали не только особо одаренные руководители операции «Мангуст», но и самые высокие начальники ЦРУ, в том числе глава управления Аллен Даллес. Именно с его подачи к делу была подключена чикагская мафия.План был действительно изящным. Роберт Мэхью, бывший сотрудник ЦРУ, чтобы не оставить никаких следов причастности государственных структур, связывался с боссами мафии и заявлял, что есть некие «международные компании», обиженные нынешним коммунистическим строем и заинтересованные в том, чтобы жизнь Кубы вернулась в прежнее капиталистическое русло. За помощь чикагских головорезов «компании» готовы заплатить 150 тысяч долларов. Мафия в общем-то и сама была заинтересована, чтобы на Кубу вернулась прежняя знаменитая ночная жизнь с казино, борделями и прочими прелестями. В итоге к делу были подключены как минимум двое фигурантов из списка десяти самых разыскиваемых преступников США. Они наладили связь с отставным чиновником из Гаваны, который в свое время собирал откаты с игорного бизнеса, с ностальгией вспоминал об этом и до сих пор был вхож во властные структуры Кубы. Ему были переданы шесть отравляющих пилюль. Однако уже на третьей попытке чиновник заявил, что умывает руки: он не смог переиграть охрану Фиделя и понял, что вот-вот будет разоблачен. Тут как раз разразились бои в заливе Свиней, и на какое-то время план был отозван. В 1963 году ЦРУ снова вернулось к идее Даллеса. Был разработан еще один план — с участием бывшего члена кубинского правительства в изгнании. На этот раз исполнитель заказа потребовал предоставить ему не только пилюли, но также «оружие и боеприпасы в достаточном количестве». Получив требуемое, изгнанник исчез в неизвестном направлении. В дальнейшем контакты с мафией были потеряны, и к этому плану больше не возвращались.ЛСД, 1961 годВ течение 1961 года ЦРУ разрабатывало план дискредитации Кастро. Согласно докладу 1967 года, Техническое подразделение ЦРУ рассматривало возможность распыления вещества, аналогичного галлюциногену ЛСД, в радиостудии, из которой Кастро обычно обращался к народу. Фидель очень гордился своим ораторским искусством. Его речь в ООН была одной из самых длинных в истории организации и длилась четыре с половиной часа. Но самая длинная речь была произнесена на Третьем съезде Коммунистической партии Кубы в 1986 году и продолжалась 7 часов 10 минут, при этом кубинские агентства считают, что исторический спич длился никак не меньше 27 часов.Подразумевалось, что галлюциногены заставят Фиделя сбиться во время обращения, что нанесет непоправимый ущерб его имиджу. Увы, мир не узнал, что ему скажет Фидель Кастро под действием ЛСД: план остался на бумаге, так как в Техническом подразделении не смогли разработать достаточно эффективный галлюциногенный аэрозоль.Носовой платок, 1960 год Год, предшествовавший вооруженному вторжению на Кубу, был плодотворным на сумасшедшие идеи ЦРУ. В частности, подразделение, которое сами агенты называли «Комитет здоровья», предложило использовать для покушения на Фиделя носовой платок, зараженный смертоносными бактериями. В случае с команданте идея так и не была воплощена, однако в недрах разведывательного управления ничто не пропадает даром. Известно, что подобный платок, украшенный изящно вышитыми инициалами, был отослан другому неугодному иностранному лидеру — иракскому премьеру Абделю Кериму Касему. Впрочем, то ли в силу безалаберности почтовых служб, то ли в силу разгильдяйства агентов милый подарочек так и не дошел до адресата.Взрывающаяся сигара, 1960-62 годВ 1963 году эта история стала темой для юмористической обложки журнала MAD, она же навсегда запомнилась как символ покушений на Фиделя Кастро. Можно сказать, что это была первая официально разоблаченная безуспешная попытка убить кубинского лидера.Газета Saturday Evening Post сообщала, что полиция серьезно рассматривала план по изготовлению компактной взрывающейся сигары, которая могла бы нанести смертельные ранения. Коварную бомбу планировалось подсунуть команданте во время его выступления в ООН (похоже, это был один из самых опасных зарубежных выездов Кастро). Впрочем, изготовить подходящую сигару так и не удалось. Впоследствии ЦРУ заявило, что эта «идиотская история» была спущена в СМИ специально, чтобы отвлечь внимание общественности от настоящих планов управления, которые, надо отдать им должное, в некоторых случаях были гораздо более идиотскими.Ботинки, 1961 год Одновременно с опылением команданте ЛСД рассматривался и другой коварный план — подсыпать в ботинки Кастро соль таллия. Этот медленный яд, популяризованный в романе Агаты Кристи «Вилла «Белый конь», помимо тошноты, тремора, ломоты в суставах и других милых симптомов, которые доктора обычно списывают на самые различные заболевания, обладает любопытным побочным эффектом: от него вылезают волосы. Именно этот аспект ЦРУ и рассматривало как основной: в первую очередь таллий должен был лишить команданте его знаменитой бороды! Согласно плану, таллий планировали подсыпать в обувь во время очередного зарубежного визита Фиделя, когда он выставит ботинки за дверь гостиничного номера для чистки. Однако кубинский лидер будто почувствовал неладное и откладывал визит за визитом. Тут разразилась военная операция США в заливе Свиней, и ботиночный заговор был окончательно забыт.Молочный коктейль, 1963 год Начальник охраны Фиделя Фабиан Эскаланте уверяет, что ближе всего к цели ЦРУ подошло в 1963 году в отеле Havana Hilton. Управлению удалось получить достоверные сведения, согласно которым команданте иногда посещал бар отеля, чтобы выпить молочный коктейль. Агенты сумели подкупить местного официанта, которому была передана специальная ботулиновая пилюля. Ее действие начиналось не сразу, таким образом можно было скрыть источник отравления. Однако ангелы-хранители Кастро и тут пришли на помощь. Официант положил пилюлю в морозильную камеру холодильника, где она намертво примерзла к стенке. При попытке отделить ее капсула лопнула, и гениальный план провалился. Чуть позже официант поплатился за сотрудничество с империалистическими агентами: он попался на попытке избавиться от отравленного холодильника.Иисус Христос, 1963 год Пожалуй, самым невероятным планом начальника операции «Мангуст» Эдварда Лансдейла стал проект «Антихрист». Идея была поистине масштабной. Для начала на территорию Кубы должны были быть засланы агенты-проповедники, которые провели бы среди католического населения пропагандистскую работу, предрекая скорый конец света, второе пришествие и тому подобные религиозные радости. Фидель Кастро при этом, само собой, провозглашался Антихристом. К моменту, когда население было бы обработано в достаточной мере, ЦРУ планировало нанести финальный удар: из вод у берега Гаваны должна была появиться американская субмарина, на носу которой в подходящем световом оформлении (допустим, это еще две субмарины с прожекторами) явился бы Иисус Христос в белоснежных одеждах. После исполнения арии «Покайтесь, ибо грядет!»  подводный Иисус должен был призвать жителей Кубы прикончить Антихриста. План, безусловно, был впечатляющим, но, увы, в Центральном штабе сочли его все-таки излишне эксцентричным, и дальше изложения на совещании дело не пошло.  [link]Способы Фиделя избежать покушенийДвойникиВ течение жизни у команданте было несколько двойников, которые вместо него совершали малозначительные официальные визиты, где не требовалось говорить или принимать решения — например, на фабрики и в школы. Двойникам полагался усиленный паек — сгущенка и свежая говядина, чтобы они могли поддерживать подобающую форму.Круглосуточная охрана спецслужбДо прихода к власти Фидель обожал в одиночку бродить по городу. В первые годы он продолжал появляться на улицах запросто, однако после встречи с парой снайперов эта привычка исчезла.Смена адресаФидель не менее 20 раз менял место проживания в Гаване. У него не существует официальной резиденции. Его местонахождение всегда строго засекречено, в документах оно значится как «точка ноль».Передвижная токсикологическая лабораторияГде бы ни путешествовал Фидель, с ним всегда находилась специальная команда докторов, которые проверяли всю еду и напитки на наличие яда непосредственно перед тем, как подать ему. Также Фидель никогда не ел в ресторане гостиницы, в которой останавливался. Он посылал за едой в соседние заведения, причем каждый раз называл новое число ресторанов, которое нужно отсчитать от гостиницы, прежде чем зайти и купить еду.Команда саперовВ свиту Кастро неизменно входили специалисты по взрывчатым веществам. Именно они в 2000 году предотвратили последнее покушение на команданте — достали 90 килограммов взрывчатки из-под трибуны Фиделя, когда он приезжал с визитом в Панаму.

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

18 мая 2016, 09:54

Его убили, но мы не можем доказать

Вице-президент Венесуэалы заявил, что Уго Чавес был убит.Приведшее к смерти президента Венесуэлы Уго Чавеса заболевание было спровоцировано, чтобы не дать ему возможность покончить с диктатурой доллара. Об этом на встрече с сотрудниками сферы здравоохранения заявил исполнительный вице-президент Боливарианской Республики Аристобуло Истурис."Чавес превратился в главную цель, во врага номер 1 крупных мировых финансовых центров, и поэтому его убили, мы все это осознаем, но не можем доказать", - цитирует Истуриса ТАСС.Он отметил, что у ряда политиков, на тот момент возглавлявших страны региона, с небольшой разницей во времени также были выявлены онкологические заболевания. Он упомянул президента Парагвая Фернандо Луго, его аргентинскую коллегу Кристину Фернандес де Киршнер, бразильских лидеров Луиса Инасиу Лулу да Силву и Дилму Руссефф, возглавившую крупнейшую страну Южной Америки в 2011 году.По его словам, Чавес собирался сбросить "одну из самых сильных удавок для доминирования над народами: международную валютную систему и диктатуру доллара".При всей казалось бы невероятности данной версии, стоит вспомнить как ЦРУ пытались заразить Фиделя Кастро туберкулезом.Один из самых враждебных к Кубе органов печати США, издающийся во Флориде, рассказывает о событиях следующим образом:"Воспользовавшись переговорами, которые велись в целях освобождения пленных, захваченных в бухте Кочинос, ЦРУ попыталось использовать ключевое лицо этих переговоров американского адвоката Джеймса Донована, чтобы он вручил Фиделю Кастро смертоносный подарок: неопреновый костюм, зараженный грибком, поражающим кожу, и аппарат для дыхания под водой, зараженный туберкулезом... Кубинский руководитель получил снаряжение в ноябре 1962 года..."Это разоблачение является одной из многих историй, приводимых в книге "После Бухты Свиней" (После бухты Кочинос), в которой говорится о переговорах, имевших место с апреля по декабрь 1962 года между Комитетом родственников для освобождения пленных и кубинским правительством.Попытка заразить Фиделя провалилась из-за жадности ЦРУ. Зараженный костюм вручили адвокату Пересу Сиснерос, который был в свое время чемпионом по подводной охоте на Кубе, но тому показалось неуважительным дарить лидеру Острова Свободы дешевый простенький костюм и он купил в известном магазине на Таймс-сквер в Нью-Йорке неопреновый костюм за 130 долларов и снаряжение для подводного плавания за 215 долларов.Кастро получил их в ноябре 1962 года, и несколько недель спустя, во время нового приезда Донована, кубинский президент сказал адвокату, что уже пользовался ими...http://www.novorosinform.org/news/id/53056 - цинкPS. Тут стоит вспомнить, что одной из основных версий причин свержения Каддафи так же называлось намерение лидера Джамахирии покуситься на господство доллара, причем в случае с Каддафи это даже получило косвенное подтверждение во вскрытых документах закрытой переписки Хиллари Клинтон.В США продолжается публикация переписки бывшего госсекретаря, жены экс-президента и кандидата в новые президенты Хиллари Клинтон. Напомним, в Госдепе приняли решение опубликовать переписку экс-шефа после того, как Клинтон обвинили в том, что она использовала частную почту для сверхсекретной государственной переписки.В начале декабря было опубликовано около 5 тыс. страниц, притом что Клинтон передала Госдепартаменту более 55 тыс. При этом она удалила примерно 31 тыс. страниц, заявив, что эта часть почтового архива не связана с работой и содержит частную информацию. Критики Клинтон отметили, что теперь невозможно проверить, была ли это действительно частная информация или секретная переписка, и потребовали возбудить уголовное дело против экс-госсекретаря, но этого до сих пор не сделано.Итак, в свежей порции переписки говорится о причинах, по которым США активно поддержали свержение ливийского лидера Муаммара Каддафи. Это крупные золотые и нефтяные запасы Ливии, а также расширение французского влияния в североафриканском регионе. Более того, в переписке высказываются опасения, что золотые запасы Каддафи так велики, что могли стать основой для создания панафриканской валюты, которая, в свою очередь, могла конкурировать с долларом в регионе.В одном из писем говорится, что Ливия располагает 143 тоннами золота и сравнимым количеством серебра, что составляет в ценах 2011 года 7 млрд долларов. Адресат письма неизвестен – он скрыт под псевдонимом Сид. Хиллари Клинтон начали всерьез критиковать за вторжение в Ливию после того, как американской публике впервые стало понятно, что «что-то пошло не так». Это произошло после жестокого убийства американского посла Кристофера Стивенса в октябре 2012 года.Напомним, что сенатор Рэнд Пол, один из кандидатов в президенты от Республиканской партии, заявлял в 2013 году, что Стивенс и американское посольство в целом были причастны к поставкам оружия ливийским повстанцам. Подтверждал это и известный французский журналист Бернар-Анри Леви, участвовавший в переговорах с ливийскими повстанцами. В некрологе, написанном на смерть Стивенса, он называл посла «одним из тайных творцов ее освобождения», отмечают «ИноСМИ».Леви, напомним, является одним из главных сторонников «гуманитарных бомбардировок» – именно он рука об руку с недавно скончавшимся Андре Глюксманном активно призывал бомбить Сербию, Ирак, Сирию и Ливию. В некрологе Стивенсу приводится еще ряд интересных фактов: «Он (Стивенс) взялся за дело, засучив рукава. Он был одним из тех, кто выступал за активизацию действий его страны с воздуха и на земле с помощью отправки туда первых спецподразделений... Мне вспоминаются наши бурные, но откровенные и дружеские споры о перспективах ливийского варианта Дейтонских соглашений, в котором ставка делалась на раздел Ливии и создание конфедерации. Год спустя мы встретились с ним в Вашингтоне. История подходила к концу. Я приехал, чтобы поговорить с Хиллари Клинтон об этой войне за освобождение, в которой обе наших страны сражались плечом к плечу».Откровенность журналиста Леви шокирует, пожалуй, даже больше, чем тайная переписка госсекретаря. Дипломат, который выступает за бомбардировки и лоббирует отправку спецподразделений – а что такого? Раздел независимого государства – отлично!Но истинные причины участия США в ливийской войне являются той вишенкой на торте, без которой картина не будет завершенной. «Изящный и белозубый» Стивенс и десятки тысяч не столь изящных и белозубых ливийцев погибли вовсе не во имя свободы или борьбы с диктатурой. Они погибли ради 143 тонн золота. Ну и плюс нефть и прочие богатства Ливии, которые после свержения Каддафи почему-то не достались «освобожденному» народу. Ливия на самом деле разделена, и Запад не знает, что бы еще придумать для легитимации ее нынешнего бессильного правительства. Странно, что ливийским властям не дали Нобелевскую премию мира, как это произошло с тунисским «Квартетом национального диалога», который также весьма условно контролирует эту североафриканскую страну.http://vz.ru/world/2016/1/9/787685.html - цинкС другой стороны, было бы наивно полагать, что основные бенефициары поздневашингтонской системы мироустройства дадут региональным смутьянам покушаться на основы американского экономического господства. Эти истории скорее служат уроком на будущее для тех, кто захочет покуситься на эти самые основы.

28 сентября 2015, 12:38

К юбилею Генассамблеи ООН: Исторические речи и яркие демарши

На этой неделе весь мир наблюдает за юбилейной 70-й Генассамблеей ООН, событием, собравшим в Нью-Йорке лидеров мирового сообщества. История важнейшего собрания в мире полна не только исторических решений и судьбоносных речей, но и курьёзных моментов, а также различных демаршей, которые устраивали самые неординарные лидеры XX и XXI века.Читать далее

14 июня 2015, 16:23

14 июня 1928 года родился Эрнесто Че Гевара

Эрнесто Гевара родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевара Линч (1900—1987). По матери — доньи Селии де ла Серна ла Льоса (1908—1965) Че Гевара имел испанские корни. Вопреки распространённому мнению, предпоследний вице-король Перу Хосе де ла Серна не был ему родственником. Селия унаследовала плантацию херба-матэ (парагвайский чай) в провинции Мисионес. Улучшив положение рабочих — в частности, начав выплачивать им зарплату деньгами, — отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке чая иерба-матэ. В этом городе родился Че. Из-за мирового экономического кризиса семья через некоторое время вернулась в Мисионес на плантацию. Помимо Эрнесто, которого в детстве звали Тэтэ (в переводе «поросёнок»), в семье было ещё четверо детей: Селия (стала архитектором), Роберто (адвокат), Анна-Мария (архитектор), Хуан Мартин (проектировщик). Все дети получили высшее образование.[5] В Че Гевара все было неправильно. Вместо аристократического звучного имени Эрнесто Гевара де ла Серна - краткий, почти безликий псевдоним Че, даже смысла-то особого не имеющий. Просто междометие - ну, эй. Аргентинцы повторяют его через слово. А вот поди ж ты - прижился, запомнился, стал известен миру. Вместо щегольского наряда и напомаженных волос - помятая куртка, стоптанные башмаки, растрепанная шевелюра. Коренной аргентинец, а танго от вальса не мог отличить. И тем не менее именно он, а не кто-то из франтоватых сверстников пленил сердце Чинчины, дочери одного из богатейших помещиков Кордовы. Так и приходил на званые вечера в ее дом - лохматый, в потрепанной одежде, ужасая снобов-гостей. И все равно был для нее лучше всех. До поры, конечно. В конце концов проза жизни взяла свое: Чинчине хотелось спокойной, обеспеченной, комфортной жизни - нормальной жизни, одним словом. А вот для нормальной-то жизни Эрнесто как раз и не годился. Тогда, в юные годы, им владела мечта - спасти мир. Любой ценой. Вот, наверное, в чем секрет. Вот почему изнеженный, болезненный мальчик из родовитой семьи оказался революционером. А ведь в роду его матери - последний вице-король Перу, брат отца - адмирал - был аргентинским послом на Кубе, когда там партизанил его племянник. Его отец, тоже Эрнесто, говорил: "В жилах моего сына текла кровь ирландских мятежников, испанских завоевателей и аргентинских патриотов"... Революционер. В расхожем представлении - угрюмый немногословный субъект, чуждый радостям жизни. А он жил жадно, с удовольствием: взахлеб читал, любил живопись, сам рисовал акварелью, увлекался шахматами (даже совершив революцию, продолжал участвовать в любительских шахматных турнирах, а жену в шутку предупреждал: "пошел на свидание"), играл в футбол и регби, занимался планеризмом, гонял плоты по Амазонке, обожал велоспорт. Даже в газетах имя Гевары появилось в первый раз не в связи с революционными событиями, а когда он совершил на мопеде турне в четыре тысячи километров, исколесив всю Южную Америку. Потом на пару с другом, Альберто Гранадосом, Эрнесто путешествовал на дряхлом мотоцикле. Когда загнанный мотоцикл испустил дух, молодые люди продолжили путь пешком. О приключениях в Колумбии Гранадос вспоминал: "Мы прибыли в Летисию не только до предела измотанные, но и без сентаво в кармане. Наш непрезентабельный вид вызвал естественные подозрения у полиции, и вскоре мы очутились за решеткой. Нас выручила слава аргентинского футбола. Когда начальник полиции, страстный болельщик, узнал, что мы аргентинцы, он предложил нам свободу в обмен на согласие стать тренерами местной футбольной команды, которой предстояло участвовать в районном чемпионате. И когда наша команда выиграла, благодарные фанатики кожаного мяча купили нам билеты на самолет, который благополучно доставил нас в Боготу". Болезненный. 2 мая 1930 года (Тэтэ - так Эрнесто звали в детстве - было всего два года) у него случился первый приступ астмы. Врачи посоветовали сменить климат - семья, продав свою плантацию, перебралась в Кордову. Болезнь не отпускала Эрнесто всю жизнь. Даже в школу первые два года он не мог ходить - маме пришлось заниматься с ним дома. К слову сказать, с матерью Эрнесто повезло. Селия де ла Сер-на-и-де ла Льоса была женщиной незаурядной: владела несколькими языками, стала одной из первых в стране феминисток и едва ли не первой среди аргентинских женщин автолюбительницей, была невероятно начитанна. В доме была огромная библиотека, мальчик пристрастился к чтению. Обожал поэзию, сохранил эту страсть до самой смерти - в рюкзаке, найденном в Боливии после гибели Че, вместе с "Боливийским дневником" лежала тетрадь с его любимыми стихами. Человек, который всю жизнь не мог усидеть на месте. С детства. В одиннадцать лет Тэтэ вместе с младшим братом сбежал из дома. Их нашли только через несколько дней в восьмистах километрах от Росарио. В юности, уже будучи студентом медицинского факультета, Гевара завербовался на грузовое судно: семья нуждалась в деньгах. Потом - по собственному выбору - стажировался в лепрозории. Однажды судьба забросила Гевару и Гранадоса в Перу, к развалинам древнего индейского города Мачу-Пикчу, где последний император инков дал бой испанским конкистадорам. Альберто сказал Че: "Знаешь, старик, давай останемся здесь. Я женюсь на индианке из знатного инкского рода, провозглашу себя императором и стану правителем Перу, а тебя назначу премьер-министром, и мы вместе осуществим социальную революцию". Че ответил: "Ты сумасшедший, революцию без стрельбы не делают!" Окончив университет и получив диплом врача-хирурга, Эрнесто Гевара и не подумал остепениться. Можно было бы начать размеренную жизнь - профессия врача в Аргентине всегда была доходным делом, - но он... покидает родину. И оказывается в Гватемале в самый драматический для этой страны момент. В результате первых свободных выборов к власти в республике пришло правительство умеренно-реформаторского толка. В июне 1954 года президент Дуайт Эйзенхауэр организовал военную интервенцию против Гватемалы. Именно тогда Гевара утверждается в мысли: революцию без стрельбы не делают. Из всех рецептов избавления от социального неравенства Эрнесто избирает марксизм, но не рационально-догматический, а романтически-идеализированный. После Гватемалы Эрнесто оказался в Мехико, работал книготорговцем, уличным фотографом, врачом. И вот тут его жизнь круто изменилась - он познакомился с братьями Кастро. После неудачного штурма казармы "Монкада" 26 июля 1953 Кастро эмигрировали в Мексику. Здесь они разрабатывали план свержения диктатуры Фульхенсио Батисты. В тренировочном лагере под Мехико Эрнесто изучал военное дело. Полиция арестовала будущего повстанца. Единственным документом, найденным у Че, оказалась неизвестно как попавшая в карман справка о посещений курсов... русского языка. Выбравшись из тюрьмы, Че едва не опоздал на борт "Гранмы". Среди примерно ста повстанцев Эрнесто был единственным иностранцем. После недельного плавания яхта пришвартовалась у юго-восточной оконечности Кубы, но в момент высадки десант встретила засада. Часть повстанцев была убита, кого-то взяли в плен, Че ранили. Оставшиеся укрылись в лесистых горах Сьерра-Маэстры и начали 25-месячную борьбу. Все это время родители Эрнесто почти не получали от него вестей. И вдруг - радость. Около полуночи 31 декабря 1958 года (на следующий день на Кубе победила революция) в дверь их дома в Буэнос-Айресе постучали. Открыв дверь, отец Эрнесто не увидел никого, зато на пороге лежал конверт. Весточка от сына! "Дорогие старики! Самочувствие отличное. Израсходовал две, осталось пять. Однако уповайте, чтобы бог был аргентинцем. Крепко обнимаю вас всех, Тэтэ". Гевара часто повторял, что у него, как у кошки, семь жизней. Слова "израсходовал две, осталось пять" означали, что Эрнесто был дважды ранен. Кто принес письмо, семья Гевары так никогда и не узнала. А через неделю, когда Гавана уже была в руках повстанцев, с Кубы прибыл самолет за семьей Че. Через несколько дней после победы Че посетил Сальвадор Альенде. Будущий президент Чили оказался в Гаване проездом. Об этой встрече Альенде рассказывал: "В большом помещении, приспособленном под спальню, где всюду виднелись книги, на походной раскладушке лежал голый по пояс человек в зелено-оливковых штанах, с пронзительным взглядом и ингалятором в руке. Жестом он просил меня подождать, пока справится с сильным приступом астмы. В течение нескольких минут я наблюдал за ним и видел лихорадочный блеск его глаз. Передо мной лежал, скошенный жестоким недугом, один из великих борцов Америки. Он без рисовки мне сказал, что на всем протяжении повстанческой войны астма не давала ему покоя". Но повстанческая война закончилась. Наступили будни. Че - министр промышленности, руководитель комиссии по планированию, главный банкир. Его размашистая подпись из двух букв появляется на денежных купюрах. Он изучает высшую математику, пишет работу о теории и практике революции, в которой излагает теорию "партизанского очага": горстка революционеров, в основном из слоев образованной молодежи, уходит в горы, начинает вооруженную борьбу, привлекает на свою сторону крестьян, создает повстанческую армию и свергает антинародный режим. Кубинская революция нуждалась в международном признании, и Че возглавляет важные дипломатические миссии. В августе 1961 года он участвовал в межамериканском экономическом совещании на модном уругвайском курорте Пунта-дель-Эсте. Там была озвучена предложенная президентом Джоном Кеннеди программа "Союз ради прогресса". Куба в блокаде, правители латиноамериканских стран в обмен на экономическую помощь разрывают отношения с "островом Свободы". Советскому посольству в Уругвае из Москвы предписали оказать содействие миссии Че. После окончания его лекции в Монтевидео на слушателей обрушилась полиция. Грянул выстрел, и на мостовую упал сраженный пулей профессор. Профессора убивать не собирались - пуля предназначалась Че. Че первым из выдающихся деятелей кубинской революции приехал в Москву. Сохранились фотографии. Упакованный в шапку-ушанку Че на трибуне Мавзолея 7 ноября. Он искренне симпатизировал нашей стране и, может быть, поэтому был обеспокоен инициативой Хрущева "запустить американцам в штаны ежа", разместив на Кубе советские ракеты. Министр промышленности, банкир, дипломат... А в душе Че всегда оставался революционером - безоглядно верил в эффект "партизанского очага", в то, что Сьерра-Маэстру можно повторить в других странах "третьего мира". Восемь месяцев воевал он в Конго ради спасения режима преемника Лумумбы. Используя Танзанию как тыловую базу, Че возглавил отряд из чернокожих кубинцев. Найти общий язык с конголезцами ему не удалось: они стреляли из автоматов с закрытыми глазами. Поражение в Конго излечило Че от иллюзий о "революционном потенциале Африки". Оставалась "беременная революцией" Латинская Америка, ее слабейшее звено - обездоленная, отрезанная от внешнего мира Боливия, пережившая за недолгую историю независимости около двухсот путчей. Че торопится: США стремительно берут реванш за победу кубинской революции. В 1964 году в Бразилии на двадцать с лишним лет воцарился военный режим. А как говорил Никсон, "по тому пути, по которому пойдет Бразилия, пойдет весь континент". Континент явно дрейфовал вправо. Еще через год президент Линдон Джонсон организовал интервенцию против Доминиканской Республики. Созданием нового "партизанского очага" Че Гевара надеялся отвлечь внимание США от Кубы. В марте 1965 года Че Гевара вернулся на Кубу после трехмесячного отсутствия. И с тех пор... больше на публике не появлялся. Журналисты терялись в догадках: арестован? болен? бежал? убит? В апреле мать Эрнесто получила письмо. Сын сообщал, что собирается уйти от государственной деятельности и поселиться где-то в глуши. Вскоре после исчезновения Че Фидель в узком кругу оглашает его письмо: "Я официально отказываюсь от своего поста в руководстве партии, от своего поста министра, от звания команданте, от моего кубинского гражданства. Официально меня ничто больше не связывает с Кубой, кроме лишь связей другого рода, от которых нельзя отказаться так, как я отказываюсь от своих постов". Вот фрагменты письма, которое он оставил "дорогим старикам", своим родителям: "...Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь. ...Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту. Может быть, я пытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен... И если так случится, примите мое последнее объятие. Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз - верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие легкие. Я добьюсь своего. Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века... Крепко обнимает Вас Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто" А вот письмо детям: "Дорогие Ильдита, Алеидита, Камило, Селия и Эрнесто! Если когда-нибудь вы прочтете это письмо, значит, меня не будет среди вас. Вы мало что вспомните обо мне, а малыши не вспомнят ничего. Ваш отец был человеком, который действовал согласно своим взглядам и, несомненно, жил согласно своим убеждениям. Растите хорошими революционерами. Учитесь много, чтобы овладеть техникой, которая позволяет властвовать над природой. Помните, что самое главное - это революция и каждый из нас в отдельности ничего не значит. И главное, будьте всегда способными самым глубоким образом почувствовать любую несправедливость, совершаемую где бы то ни было в мире. Это самая прекрасная черта революционера. До свидания, детки, я надеюсь еще вас увидеть. Папа шлет вам большущий поцелуй и крепко обнимает вас". Надежда не сбылась. Он их больше не увидел. Эти письма были последней весточкой. Через полтора года после исчезновения Че окажется в Боливии во главе разноплеменного отряда из сорока человек: примерно с такой же "команды" начиналась герилья на Кубе. Но второй Сьерра-Маэстре состояться было не суждено. Крестьяне-индейцы ко всем белым - а уж к иностранцам тем более - относились как к чужакам. Вопреки ожиданиям не оказала помощи местная компартия, неизменно выполнявшая идеологический заказ Москвы. А Москве не нужна была еще одна совершаемая в нарушение кремлевских святцев (без участия гегемона-пролетариата) революция. Все одиннадцать месяцев пребывания Че в Боливии его деморализованный отряд преследовали неудачи. Петляя, повстанцы тщетно пытались уйти от натренированных американцами рейнджеров. Президент Джонсон дал добро на операцию "Синтия" - ликвидацию Че и его отряда. За сутки до развязки "Нью-Йорк тайме" опубликовала корреспонденцию под заголовком "Последний бой Че". 8 октября 1967 года Че попал в западню в ущелье Эль-Юро на юго-востоке Боливии. Истощенный, он еле двигался, давно не было лекарства от астмы, его трясла малярия, мучили желудочные боли. Че оказался в одиночестве, его карабин был разбит, сам он ранен. Легендарный партизан попал в плен. В близлежащем селе его заперли в хибару, именуемую школой. На появление высоких военных чинов Че никак не отреагировал. Его последний разговор - с молодой учительницей Хулией Кортес. На классной доске было написано мелом по-испански: "Я уже умею читать". Че сказал, улыбаясь: "Слово "читать" написано с ударением. Это ошибка!" 9 октября примерно в 13.30 унтер-офицер Ма-рио Теран из автоматической винтовки М-2 застрелил Че. В доказательство, что ненавистный Че погиб, его тело выставили на всеобщее обозрение. Индейцам Че напоминал Христа, и они, как амулеты, срезали пряди его волос. По указанию боливийского военного руководства и резидентуры ЦРУ с лица Че сняли восковую маску, отрубили кисти рук для идентификации отпечатков пальцев. Позже доброхот переправит на Кубу заспиртованные кисти рук Че и они станут предметом поклонения. Только почти через три десятилетия убийцы Че раскрыли правду о месте его захоронения. 11 октября тела Че и шестерых его соратников погребли в братской могиле, сровняли ее с землей и залили асфальтом на взлетно-посадочной полосе аэродрома в окрестностях поселка Валье-гранде. Позже, когда останки павших партизан доставят в Гавану, скелет с биркой "Е-2" опознают как останки Че. Торжественные похороны Че состоялись в канун открытия V съезда Компартии Кубы. Был объявлен недельный траур. Обелиски, мемориальные доски, плакаты с девизом Че: "Всегда до победы!" Сотни тысяч кубинцев прошли в молчании мимо семи контейнеров из полированного дерева. Партизан похоронили в трехстах километрах к востоку от Гаваны, в центре провинции Лас-Вильяс городе Санта-Клара, где Че одержал свою самую блистательную победу. А 17 октября 1997 года останки Че перевезли в мавзолей, устроенный в основании памятника, воздвигнутого к двадцатой годовщине его гибели. Среди многочисленных участников траурной церемонии - вдова французского президента Франсуа Миттерана, земляк Че прославленный форвард Диего Марадона. Отданы высшие военные почести, у места захоронения Фидель Кастро зажег вечный огонь. Кажется, поставлена точка в судьбе человека-легенды. ...Эрнесто Че Гевары нет в живых уже больше сорока лет. Его великие современники - Джон Кеннеди и Никита Хрущев, Шарль де Голль и Мао Цзэдун - заняли свои места в учебниках всемирной истории, а Че - по-прежнему кумир. Время Че продолжается. http://x3m-slider.org.ua/blog/content/ernesto-che-gevara-ernesto-che-gevara-biografiya

02 октября 2014, 10:07

Рассекречены документы, подтверждающие наличие планов военного удара США по Кубе

Рассекречены документы об указаниях государственного секретаря Генри Киссинджера о приведение в действие ряда секретных (чрезвычайных) планов в отношении Кубы. Планы включали авиаудары и минирование кубинских портов. Атака планировалась после решения Фиделя Кастро отправить кубинские войска в Анголу в конце 1975 года. "Если мы решим использовать военную силу, это должно принести успех. Не должно быть никаких полумер," - говорит Киссинджер и отдаёт поручения генералу Джорджу Брауну из Объединенного комитета начальников -- 24 марта 1976 года на совещание присутствовал и министр обороны Дональд Рамсфелд. Документы Документ 1 : Меморандум, 25 февраля 1976 Во время разговора с президентом Фордом в Овальном кабинете, государственный секретарь Киссинджер поднимает вопрос о военном вторжении Кубы в Анголе. Киссинджер: "I think we are going to have to smash Castro. We probably can't do it before the elections." Президент отвечает: «Я согласен». Документ 2 : Меморандум, 15 марта 1976 Киссинджер поднимает вопрос о кубинском военном вмешательстве в Африке и выражает обеспокоенность тем, что Кастро может развернуть войска в других странах региона. "Я думаю, что рано или поздно мы должны взломать [to crack] кубинцев ... I think we have to humiliate them"/ Далее Киссинджер предлагает блокаду Кубы. Документ 3 : Вашингтон. Конференция, 24 марта 1976 Киссинджер про специальные меры -- обсудить различные варианты и возможности нападения на Кубу. "Мы хотим, чтобы планирование началось в политической, экономической и военной областях, так что мы могли видеть то, что мы можем сделать, если мы хотим двигаться против Кубы" -- to move against Cuba. "В военной области -- это вторжение или блокада." "если мы решим использовать военную силу, это должно принести успех. Не должно быть никаких полумер -- - we get no reward for using military power in moderation". Киссинджер приказывает о разработке планов военного ответа, если кубинские войска выходят за рамки Анголы. Документ 4 : Кубинский план действий, апрель 1976 Представляет собой резюме по кубинскому опросу, учитывая возможные реакции США на продолжение действий кубинцев и СССР "вмешательства в ангольском стиле". "Легче оказать давление на Кубу, как более тесного и более слабого партнера в плотно переплетенных отношений, чем на Советский Союз." Документ 5: апрель 1976 Согласно этой обширной работе по планированию непредвиденных действий, цель планов США заключается в предотвращении ситуации, в которых Куба и СССР "присваивают себе право вмешиваться с использованием боевых сил в местные или региональные конфликты." Резервный план выделяет четыре направления действий, которые различаются по шкале от серьезности для сдерживания действий: -- политическое давление, -- политическое давление против СССР, -- объединения политических, экономических и военных мер -- военные меры Документ 6:  Статья охватывает несколько категорий действий США против Кубы: сдерживание, давлению, военный ответ. минирование кубинских портов и карательные авиаудары по выбранным целям. Документ 7: меморандум Киссинджера, 11 января 1975 Это примирительное послание Кубе, подготовленное помощником Киссинджера есть еще Документ 8 и 9 

05 июня 2014, 10:09

Архивные фотографии знаменитостей снятые в обычной жизни

За каждым снимком целая жизнь, судьба и своя история. Знаменитости, которых мы привыкли видеть на экране или в учебниках истории, вне всей этой шумихи вокруг — обычные люди. Они так же удивлялись, веселились и грустили как и все мы. В этой подборке мы собрали для вас редкие архивные кадры, которые откроют другую часть истории и помогут взглянуть на известных персонажей по-новому.Арнольд Шварценеггер первый раз в Нью-Йорке, 1968.   Мохаммед Али отговаривает самоубийцу прыгать, 1981.  Одри Хепберн и ее олененок, 1958.  Билл Гейтс, которого задержали за вождение без прав, 1977.  Барак Обама в школьной баскетбольной команде.  Джими Хендрикс и Мик Джаггер, 1969.  Мадонна, Стинг и Тупак Шакур.  Пол Маккартни, Джон Леннон и Джордж Харрисон на свадебном приеме, 1958.  The Rolling Stones, 1963.  Фото на паспорт Эрнеста Хемингуэя, 1923.  Робин Уильямс одет как чирлидер, 1980.  Операторы снимают рев льва для логотипа MGM.  Элтон Джон в пиано-баре на борту своего частного самолета, 1976.  Чарли Чаплин и Альберт Эйнштейн.  Королева Елизавета на службе во время Второй Мировой.  Элайджа Вуд и Маколей Калкин, 1993.  Дайан Китон и Аль Пачино на съемках фильма «Крестный отец», 1972.  Стивен Спилберг и Дрю Бэрримор на съемочной площадке.  Танцующий Брюс Ли.  Самый загадочный роман XX века. Кадр из документального фильма.  Усама бен Ладен (справа) на дзюдо.  Хатико перед похоронами, 1935.  Мартин Лютер Кинг и Марлон Брандо.  Стив Джобс и Билл Гейтс, 1991.  Марафонцы на первых современных Олимпийских играх, проходивших в Афинах, Греция, 1896.  Строительство моста Золотые Ворота, Сан-Франциско, 1937.  Владимир Путин, будучи подростком (2-й слева, в кепке).  Мэрилин Монро встречает королеву Елизавету II, 1956.  Стивен Хокинг со своей невестой Джейн Уайлд.  Гитлер на свадьбе Геббельса.  Последний концерт Beatles на крыше в Лондоне, 1969.  Говард Картер, английский археолог, рассматривает открытый саркофаг Тутанхамона.  Че Гевара и Фидель Кастро.  Строительство Горы Рашмор, 1939.  Шон Коннери в роли Джеймса Бонда позирует с Aston Martin DB5, 1965.  Элвис Пресли во время службы в армии США, 1958.  Строительство Эйфелевой башни, 1880.  Уильям Харли и Артур Дэвидсон — учредители мотоциклов Harley Davidson, 1914.  Пабло Пикассо и Бриджит Бардо, 1956.  Молодой Билл Клинтон и Джон Кеннеди.  Стивен Спилберг сидит в механической акуле.

12 февраля 2014, 11:52

Перестройка с латиноамериканским акцентом

От редакции: Портал Terra America продолжает цикл материалов, посвященных Кубе и американо-кубинской разрядке. Все наши авторы, равно как и их заокеанские коллеги, сходятся на том, что на Острове Свободы происходят большие перемены. Об этом же говорят и американские идеологи нормализации отношения с Кубой, аргументируя этими переменами возможность отмены эмбарго и начала диалога с режимом Кастро. Однако следует ли из такой возможности необходимость разрядки? Или разрядка продиктована другими причинами? Алексей Карякин в своей статье указал на немаловажное обстоятельство: США оказались в «добровольной экономической мини-изоляции по кубинскому вопросу», а Светлана Лурье справедливо заметила, что постепенно открывающийся кубинский рынок занимают китайские, европейские и российские компании, и, таким образом, степень изоляции Острова давно зависит от кубинских властей, а не от американских законов об эмбарго, за отмену которых вот уже который год голосует ООН, так что Штаты оказались в роли догоняющего… Так или иначе, но правительству Кубы пришлось пойти на экономические и – отчасти – политические реформы, чтобы такая ситуация стала возможной. И поэтому, в отличие от иранской разрядки, оттепель между Америкой и Кубой в любом случае оказывается завязанной на внутренние реформы на Острове Свободы. Но что из себя представляют и куда ведут эти реформы? Движется ли Куба целенаправленно к капитализму? Или режим Кастро будет пятиться назад, по мере сил сдерживая «стихию рынка»? Эта двойственность и неопределенность напомнила Наталье Быкадоровой начало советской перестройки… * * * Что такое Куба? Все ответят на этот вопрос по-разному. Маленькое государство в Карибском море. Остров Свободы. Кастро и Че. Белые песчаные пляжи и лазурное море, коммунизм, много танцев и рома. Но особое место в этом списке займет следующее определение: Куба – это место, где эксперимент, о котором в остальных местах давно забыли, не провалился с треском, а продолжается. После того, как США объявили экономическое эмбарго этой латиноамериканской республике, она много лет она жила более или менее сносно, благодаря помощи СССР. Но вот Советский Союз распался, а США продолжали ужесточать режим санкций. Куба приняла этот удар, и созданный Фиделем Кастро режим выжил. И вот вопрос: как? Гибель «мира социализма» и Куба Крах СССР в 1991 году нанес сильный удар по повседневной жизни Кубы. Раньше перепродажа советской нефти странам Латинской Америки была надежным источником твердой валюты, а поставки удобрений и кормов для животных, произведенных в СССР, держали кубинское сельское хозяйство на плаву. В 90-е электричество отключалось ежедневно по всей территории страны, было остановлено почти 40% автобусных и железнодорожных маршрутов, а площадь заброшенных сельскохозяйственных земель росла с каждым днем. Нехватка топлива также привела к закрытию более половины промышленных предприятий. Это повлекло за собой высокий уровень безработицы, бедность, местами голод и, как следствие, взрывной рост количества абортов. Власти США не только запрещали заходить в американские порты кубинским судам, но и всем кораблям тех стран, которые ведут торговлю с Кубой. Это было еще одним чувствительным ударом по кубинской экономике. Ограничен был и объем гуманитарной помощи, которую жители США кубинского происхождения могли посылать на Остров. Фактически в 90-е годы прошлого века Кубу постоянно ставили перед жестким выбором – либо капитулировать перед американцами, либо «отступиться от принципов социализма» и, таким образом, избежать полного краха. Правительство Кубы выбрало второе. Отступление, не поражение В первую очередь, на Кубе были легализованы маленькие рестораны и ремонтные мастерские на дому, ранее рассматривавшиеся как элементы черного рынка. Большие фермы были разделены на множество мелких кооперативов, а сами фермеры, которые до того были обязаны продавать продукцию правительству по фиксированным ценам, теперь могли торговать на фермерских рынках. Особое внимание уделялось развитию сахарного производства, туризма, биотехнологий и предприятий с иностранными инвестициями. При этом туризм стал той единственной индустрией, благодаря которой на Кубу бесперебойно поступала иностранная валюта, (после революции кубинское правительство считало туризм очень коррумпированной сферой и не было особо расположено развивать его). Развитие туризма способствовало также расширенному воспроизводству рабочих мест: одно новое рабочее место в туризме неизбежно влекло за собой создание двух новых в смежных отраслях. Отметим, что, хотя острый кризис сегодня и остался позади, туризм по-прежнему играет роль спасательного круга для многих кубинцев – в этой сфере самые высокие зарплаты. Все эти меры привели к тому, что в 1994 году, впервые с 1989-го, был зафиксирован небольшой экономический рост. Но скажем откровенно, сама бы Куба не справилась. Огромную помощь в попытках удержаться на плаву этому государству оказал Китай, торговый оборот с которым уже к 1990 году превышал 600 миллионов долларов и уступал только кубино-советскому. После развала СССР Китай стал главным торговым партнером Кубы. Пекин поставлял Гаване товары по сниженным ценам и списывал ей долги. Но до благосостояния стране было еще очень далеко, жизнь среднего кубинца по-прежнему была тяжелой. Пока остальной мир играл в Angry Birds, кубинские дети шли работать с 10-11 лет, и слово X-box им было просто незнакомо. Взрослые же трудились на нескольких работах, легальных и нелегальных. Значительный поворот произошел лишь тогда, когда Фидель Кастро по состоянию здоровья сначала отошел от дел, а потом ушел в отставку. В 2008 году страну возглавил более прагматичный политик – Рауль Кастро. Кубинцам разрешили пользоваться мобильной связью и брать автомобили в прокат. Постепенно был введен принцип дифференцированной оплаты труда и повышен уровень дохода госслужащих. Часть государственных земель передали в аренду фермерам и отменили запрет на владение земельными участками частными лицами. Впервые с 1960-х годов стали взиматься налоги на доход и на имущество. Негосударственным предприятиям предоставили свободу самостоятельно принимать бизнес-решения и устанавливать цены на продукцию, а также поставлять излишки производства на экспорт. В октябре 2013 года стало известно, что на Кубе планируется проведение финансовой реформы, суть которой заключается в унификации валюты. Сейчас в стране имеют хождение кубинский и конвертируемый песо. Конвертируемый песо является твердой валютой, и равен примерно 25 «обычных» песо. Ясное дело, на Острове слишком много товаров, которые можно приобрести только за конвертируемый песо, и это делает их труднодоступными для рядовых жителей (ведь средняя заработная плата составляет 465 кубинских песо, то есть около 20 долларов США). По мнению Хорхе Дуани, директора Института кубинских исследований Международного университета Флориды, именно длительное сохранение параллельной валюты порождало огромное социальное неравенство. Процесс унификации может положить конец состоянию «апартеида» для большинства граждан. К чему приведет реформа на самом деле, покажет только время. Кубинцы смотрят в глобальный мир Экономика – не единственная сфера, в которой стали происходить изменения. Коснулись они и миграционной политики. Раньше кубинцы, чтобы покинуть остров, должны были сначала доказать, что принимающая сторона их ждет и обеспечит жильем. Затем они должны были собрать множество справок и документов. Но главной преградой являлась стоимость оформления паспорта и разрешения на выезд, которая составляла около 300 долларов США, то есть более годового заработка среднего кубинца. Теперь же принят закон, в соответствии с которым желающим путешествовать необходимо иметь лишь заграничный паспорт, билет и визу принимающей страны. Этот же закон разрешает всем нелегальным мигрантам, в свое время сбежавшим с острова, безнаказанно возвращаться домой. Их даже называть стали иначе – понятие «подлые предатели» заменили на «экономические мигранты». Мигранты – важнейший политический вопрос для Кубы. На сегодняшний день только в США проживают 1.7 миллиона кубинцев. Это большая экономическая и политическая сила: в Палате Представителей Конгресса США – четыре кубино-американца. В Сенате их трое, и один из них – Марко Рубио, которого многие прочат в кандидаты от республиканцев на будущих президентских выборах 2016 года. Бóльшая часть кубинской диаспоры крайне отрицательно настроена по отношению к режиму Кастро, причем только 10% из них рассмотрели бы возможность вернуться на остров в случае падения семьи Кастро. И лишь недавно прибывшие в Штаты мигранты из Кубы желают отмены экономического эмбарго. Однако Барак Обама в сентябре прошлого года заявил, что США готовы пересмотреть санкции в отношении острова, так как они уже «не столь актуальны». Президент США уже ввел некоторые послабления, разрешив увеличить сумму денежных переводов на Остров и пересмотрев ограничения в отношении посещения Кубы гражданами США кубинского происхождения. Официальная Гавана в целом позитивно откликнулась на предпринятые Соединенными Штатами шаги. И вот в декабре 2013 года состоялось историческое рукопожатие Барака Обамы и Рауля Кастро. Тогда же портал Terra America первым из российских СМИ заговорил о неизбежной американо-кубинской разрядке. На пороге больших перемен Все признают, что на Кубе сейчас происходят большие изменения. Кто-то называет их «косметическими реформами», кто-то – «важными шагами по либерализации экономики и общества». Режим Кастро яростно опровергает все рассуждения о «начале эпохи капитализма на острове». Но чего тогда он хочет достичь? Сделать страну более привлекательной для своих же граждан? В таком случае руководству страны необходимо поднять уровень жизни своего населения и выстроить собственную устойчивую экономическую модель, а для этого нужны действительно радикальные перемены, причем уже в политической сфере. «Патриархи революции», которые когда-то боролись «за свободу Кубы» в горах Сьерра-Маэстра, будут до конца верны своим идеалам. Значит, они неспособны пойти на такие перемены. Лично мне все происходящее сегодня на Острове сильно напоминает начало советской перестройки. Как говорят, начали за здравие… А вот чем все это закончится, будет видно лет через десять. Но тем, кто любит Кубу такой, какая она есть сегодня, ее самобытность, я бы порекомендовала поторопиться и посетить ее, пока Остров не заполонили рестораны сети «Макдональдс» и сотни торговых центров, а живые звуки румбы на набережной Малекон не сменились музыкой из репертуара канала MTV. Наталия Быкадорова

10 января 2014, 12:20

Фидель Кастро Впервые За Девять Месяцев Появился На Публике

Фидель Кастро впервые с апреля 2013 года принял участие в публичном мероприятии. Бывший кубинский лидер появился на открытии арт-центра одного из своих любимых художников Алексиса Лейвы.