• Теги
    • избранные теги
    • Компании220
      • Показать ещё
      Страны / Регионы36
      • Показать ещё
      Разное69
      • Показать ещё
      Издания9
      Международные организации2
      Люди12
      • Показать ещё
      Формат1
      Показатели7
      • Показать ещё
      Сферы1
03 декабря, 00:05

Bank Stock Roundup: Rate Hike Expectations Instill Optimism, Wells Fargo in Focus

Major banking stocks continued their rally over the last five trading days. After Donald Trump's victory, nomination of Steve Mnuchin as Treasury secretary seems to be a driving factor for banking stocks, as he recommended turning over certain Dodd-Frank financial rules.

29 ноября, 08:28

When Is It the Right Time to Retire?

Are you unsure of when to leave the workforce for good? Here's what to consider.

29 ноября, 00:39

Wells Fargo (WFC) Sued by Plaintiff Over Target Date Funds

Troubles heap on Wells Fargo & Company (WFC), which faces a new class action lawsuit, alleging the bank of enriching itself at the cost of its employees' retirement savings by including costly, in-house target date funds in its 401(k) plan.

23 ноября, 09:01

Побег от банкиров: почему россиянам не стоит держать свои сбережения за рубежом

Использование зарубежных банковских счетов весьма проблематично и все больше напоминает езду в автомобиле без колес

Выбор редакции
22 ноября, 00:52

Fidelity Investments' longtime Chairman Johnson to retire

BOSTON (Reuters) - Long-time Fidelity Investments Chairman Edward C. Johnson III will retire next month and will be succeeded by his daughter, Abigail Johnson, the company said on Monday.

Выбор редакции
21 ноября, 21:40

FidelityVoice: Eight Tips For Talking Money With Adult Kids

Are you uncomfortable having “the talk” with your kids? No, not that talk. The money talk. You may not be alone. More than one-third (34%) of millennial young adults admit they find it difficult to start conversations with their parents about saving and investing, according to the Fidelity Investments® Millennial [...]

19 ноября, 22:48

The Dangers of Top-Heavy Philanthropy

What Happens When Billionaires Dominate the Charitable Sector? The last couple of years have been boom years for philanthropy. Total donations from individuals, foundations and corporations rose in 2015 to over $373 billion, a 10 percent increase since 2013. But behind this statistic is a troubling trend. The charitable sector is getting a growing number of mega-donations from wealthy donors and experiencing a parallel decline in donations by low and middle-income household. According to new study that we co-authored, Gilded Giving: Top Heavy Philanthropy in an Age of Extreme Inequality, the U.S. is moving toward a philanthropic sector dominated and controlled by billionaire mega-donors, their foundations, and donor-advised funds. This has dangerous implications for the independent nonprofit sector and the health of U.S. democracy. Charitable contributions by the wealthy have risen significantly in the last decade. Between 2003 and 2013, itemized contributions from people making $10 million or more increased by 104 percent. The number of private grant-making foundations, mostly established by wealthy individuals and their families, doubled since 1993, from 43,956 to 86,726 in 2015. Meanwhile, charitable giving by low and middle-income donors has steadily declined. From 2003 to 2013, itemized charitable deductions by donors making less than $100,000 declined by 34 percent. Low-dollar and midrange donors to national public charities declined by 25 percent from 2005 to 2015. One explanation is rising economic inequality. There is a high correlation between donor declines and economic insecurity indicators such as declining wages, homeownership and employment rates. This top-heavy philanthropy is bad for the independent nonprofit sector as it contributes to funding unpredictability and a growing focus on wooing and maintaining a finite number of mega-donors. Depending on a small number of wealthy donors also increases the risk of mission drift, as donors press their particular interests and projects. But the biggest peril is for our wider civil society and democracy. Private foundations can become blocks of concentrated unaccountable power with considerable clout in shaping our culture. They can become extensions of personal power, privilege, and influence for a handful of wealthy families. This can lead to a wide range of abuses. In 2013, the Minnesota-based Otto Bremer Foundation gave out $38 million in grants and paid their three trustees a total of $1.2 million to make the decisions. Two of the trustees, Brian Lipchultz and Daniel Reardon, paid themselves over $465,000 each. "It's just an outrageously high level of compensation for trustee service," said Aaron Dorfman, executive director of the National Committee for Responsive Philanthropy. "These institutions get tremendously preferential tax treatment," he told The Pioneer Press. "And because of the tax-exempt status they enjoy, the rest of us pay higher taxes and, in effect, subsidize nonprofit tax-exempt charitable foundations." Indeed, taxpayers have a legitimate interest in the conduct of private charities. The rest of us subsidize up to 50 cents of every dollar that wealthy donors shift into the charitable sector. The wealthier the donor and the bigger the gift, the greater the amount of tax revenue lost from income and estate taxes. Some wealthy people use foundations and donor-advised funds as an extension of a tax avoidance strategy along side off-shore tax havens and opaque trusts that hide wealth. When reducing or avoiding taxes is a significant driver of philanthropic giving, the urgency of moving funds directly to charities on the ground becomes a secondary consideration. By creating and giving to private foundations, donors receive immediate tax deductions for the full amount of their donations, but are required to make only minimal payouts over time. A similar warehousing of wealth occurs with donor advised funds. The Fidelity Charitable Fund, an arm of Fidelity Investments, just surpassed United Way as the largest recipient of charitable contributions. These philanthropic assets that may sit for years or decades after the initial tax deduction has been taken and before any significant payout. Charity Watch estimates that the growth of donor-advised funds has delayed an estimated $15 billion in donations to public charities. In a troubling number of cases, wealthy families of all political persuasions have been able to deploy private foundation assets to advance a narrow set of interests under the guise of philanthropy. For example, donors can use large donations to private schools and universities to secure admissions for their progeny. Foundations in affluent public school districts allow parents to make tax-deductible contributions to support their children's schools, compounding inequalities between rich and poor school districts. Wealthy donors fund nonprofit think tanks and tax exempt advocacy groups that further a wealth-protection agenda in the political arena. As journalist Jane Mayer has documented in her book Dark Money: The Hidden History of the Billionaires Behind the Rise of the Radical Right, a segment of multi-millionaire donors have "weaponized philanthropy" to advance a self-interested public policy agenda of tax cuts, deregulation, and opposition to climate change policy. The last time the legal rules governing the charitable sector were overhauled was 1969. Congress should modernize these rules, in this new era of inequality, to protect the independent sector, expand giving by low and middle-income households, prohibit the warehousing of wealth, and protect the integrity of our tax system. Rule changes could include increasing incentives for low and middle-income donors, capping the charitable deduction for high-end donors, and requiring greater board independence. Rules governing donor-advised funds should require timely distributions. Lawmakers should levy a lifetime cap on tax-deductible charitable giving to ensure that those who possess some of the largest fortunes in the United States cannot use such deductions to entirely dodge tax obligations through donations and bequests. To fundamentally address the perils of top-heavy philanthropy, the public must demand that policymakers reduce concentrations of wealth and power in our society at large. This includes closing loopholes and restoring steeply progressive income and wealth taxation. And under a Trump administration, we will be required to defend the federal estate tax, our nation's only levy on the inherited wealth of multi-millionaires and billionaires. Without action, we could drift further toward an oligarchy of wealth, with family-controlled becoming an extension of private power. Originally Published at Common Dreams. *** See the Gilded Giving report HERE. Chuck Collins is a senior scholar at the Institute for Policy Studies where he co-edits Inequality.org. He is author of the new book, Born on Third Base: A One Percenter Makes the Case for Tackling Inequality, Bringing Wealth Home and Committing to the Common Good. Helen Flannery is an Associate Fellow at the Institute for Policy Studies and long-time researcher and data analyst in the nonprofit sector. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 ноября, 16:29

SpaceX покроет планету интернет-спутниками

Компания SpaceX раскрыла амбициозный план по созданию новой спутниковой системы, которая позволит покрыть всю Землю высокоскоростным, гигабитным Интернетом, а также обеспечить доступом к Сети даже самые отдаленные уголки планеты. Проект Илона Маска уже очень близок к реальности.

17 ноября, 11:30

Элон Маск заполонит орбиту спутниками с интернетом

SpaceX подала заявку на размещение на низкой околоземной орбите 4425 спутников для обеспечения повсеместного доступа к интернету, сообщает Reuters. Стоимость проекта оценивается приблизительно в $10 млрд.

17 ноября, 11:30

SpaceX заполонит орбиту спутниками с интернетом

SpaceX подала заявку на размещение на низкой околоземной орбите 4425 спутников для обеспечения повсеместного доступа к интернету, сообщает Reuters. Стоимость проекта оценивается приблизительно в $10 млрд.

16 ноября, 03:35

Snapchat Files For IPO That Would Be Biggest In Years For Tech

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Snapchat has filed for an initial public offering, sources familiar with the situation said on Tuesday, which puts the messaging app a step closer to the biggest U.S. stock market debut since 2014. The Venice, California-based company could go public as soon as March and be valued at $20 billion to $25 billion, making it the largest IPO since Chinese e-commerce giant Alibaba Group Holding Ltd’s went public two years ago valued at $170.9 billion. It would be the largest U.S. technology IPO since Facebook Inc’s debut in 2012 with a value of $81.2 billion. Snapchat filed with the Securities and Exchange Commission under the U.S. Jumpstart Our Business Startups Act. Companies with less than $1 billion in revenue can secretly file for an IPO, allowing them to quietly test investor appetite while keeping financials confidential. The filing was made before Republican Donald Trump’s unexpected victory in the U.S. presidential election on Nov. 8 which has increased uncertainty in global markets, but the Dow Jones Industrial Average has hit record highs for four straight sessions. The sources asked not to be named because the information is private. A spokesman for Snap Inc, Snapchat’s parent company, declined to comment. Reuters was first to report news of the confidential filing. BELLWETHER FOR ‘DECACORNS’ A Snapchat IPO is seen by many investors as a bellwether for many of the largest so-called “unicorns,” private, venture-backed companies that are valued at more than $1 billion. Nicknamed “decacorns,” these companies are valued in the tens of billions of dollars and include Snapchat, car-sharing company Uber Technologies Inc and home-sharing company Airbnb. No decacorn has yet tested the public market, and it is unproven whether they can beat or even replicate such astronomic valuations with more scrutinizing public investors. The market for technology IPOs for this year has been rocky, with investors left skittish due to volatile technology stock performance and uneven returns from recent IPOs. Year to date, 123 U.S. technology companies have gone public, raising $7.1 billion, a 58 percent decline in proceeds and 20 percent drop in the number of offerings from this time last year. Snapchat started in 2012 as a free mobile app that allows users to send photos that vanish within seconds. It has more than 100 million active users, about 60 percent of whom are aged 13 to 24, making it an attractive way for advertisers to reach millennials. Awash in venture funding, the company raised $1.81 billion in May, which valued it at about $20 billion, media reports said at the time. But investors worry that Snapchat’s advertising sales, which began last October, is the company’s only significant revenue source. Snap in September starting describing itself as a camera company and earlier this month it debuted its $130 video-camera sunglasses. The glasses are equipped with a camera that connects wirelessly to a smartphone to take and send “snaps” - the company’s terms for video and photo messages sent on its app. According to postings on Twitter, a line of more than 100 people quickly formed in front of a vending machine on a Venice, California, boardwalk where the glasses were being sold. The company’s investors include General Atlantic, Sequoia Capital, T. Rowe Price and Lone Pine. Previous rounds included Fidelity Investment, Kleiner Perkins Caufield & Byers and Yahoo Inc . Earlier this month, Alphabet Inc’s venture capital arm CapitalG, earlier known as Google Capital, disclosed an investment in Snapchat by adding the social networking firm’s logo to a page on its investment portfolio website. (Reporting by Lauren Hirsch in New York and Liana B. Baker in San Francisco; Additional reporting by Matthew Toole in New York; Editing by Lisa Shumaker) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 ноября, 14:21

Paid Family Leave Pays Off

Photo: Maria Cannon, Adobe We are just days away from the U.S. presidential election and I have mailed my ballot for the very first time since becoming a citizen. There could not be two more different candidates, but the one issue they do agree on is paid family leave - and that's encouraging. It's hard to believe that the U.S. is the only country among 41 nations that does not mandate any paid leave for new parents, according to data from the Organization for Economic Cooperation and Development. The fact this issue is more front and center is due in part to companies taking initiative and spurring change with their own policies. I am proud Adobe was among the first tech companies to expand leave policies last year. We put this change in motion to help us attract and retain female employees, support working families, and ultimately to contribute to making our workforce more diverse. It went into effect last November, and we're already seeing positive results in the form of heartfelt appreciation from new parents and, most importantly, data that shows we're retaining more women after leave. Early returns In fact, nearly 90 percent of women who took maternity leave in the U.S. over the past year returned to Adobe. That's up from 81 percent in 2014. I'd like to see that turn into 100 percent, but I am happy to see we're starting to see improvement. Beyond the data, our leave program has been an important way to showcase commitment to and support for our employees. It is heartwarming to receive emails sharing how the extra time has been beneficial from a personal and professional perspective. When Vanessa Schuet, a legal specialist at Adobe, emailed us with news about her new arrival she said, "The extra bonding time with my baby actually made it easier to come back to work since it gave me the extra time to understand my baby's needs and develop a routine. While I had a lot to worry about as a first time mom, I was really happy that I didn't have to worry about my income while bonding with my child." Her note reinforces that when you can be your best at home, you will be your best at work. Improving family leave is the right thing to do for employees and the business, and we're eager to build on this early progress. Plans to expand We've rolled enhanced leave in four countries so far (U.S., India, Australia, Japan) and will be expanding to eight additional countries by year-end. We are targeting locations where we have our largest population of employees, including China, France, Romania, UK, Switzerland, Germany and others. Many of these countries offer partial pay for family leave, but Adobe will work to ensure employees are paid 100 percent while out caring for their family. Enhancing leave programs is just the start, though. Coming back to work can be challenging and our business moves fast. We're developing a program for returning employees to help with that change and welcome them back. This would enable flexible scheduling options for our employees as they re-enter the work environment. We all can play a role Adobe certainly isn't the only company acknowledging this need and changing policies. Companies of all sizes and industries are making the move to expand leave, from Fidelity Investments to Etsy, companies are seeing the value. It's something every organization should strive for. Even if your business can't afford to offer a six-month leave enhancement, every bit counts and it sends a strong message to employees and our government leaders that we can do a better job supporting working families. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

04 ноября, 14:34

3 Top Fidelity Mutual Funds to Buy Now

Below we share with you three top-ranked Fidelity mutual funds. Each has earned a Zacks Mutual Fund Rank #1 (Strong Buy)

03 ноября, 08:11

Крупнейшие инвесторы планеты объединяются в борьбе против болезней старения

Возможно, столь масштабное финансирование исследований в области биотехнологий, связанных с клеточным старением, объясняется тем, что они могут стать для человечества ключом к старости без болезней

20 октября, 19:07

First BlackRock Then Schwab: ETF Price War Intensifies

Schwab opted to reduce expense ratios for five of its ETFs.

14 октября, 19:42

Money-Fund Pricing Artifice Defies Belated Reform

Remember the Reserve Primary Fund? Back in September 2008, the money-market mutual fund had to “break the buck” – conceding, in effect, that the unchanging $1 valuation touted for its

11 октября, 17:17

BRIEF-FMR LLC reports 35.455 pct passive stake in Twilio

* Fmr llc reports 35.455 percent passive stake in twilio inc as of june 30 - sec filing Source text : http://bit.ly/2dGrwkr Further company coverage:

11 октября, 17:00

СМИ сообщили о попытке взломщика базы JPMorgan получить убежище в России

Обвиняемый в США во взломе базы данных клиентов JPMorgan Chase американец Джошуа Самуэль Аарон попросил политическое убежище в РФ, но получил отказ. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах.  «Американец, который ожидает депортации за нарушение миграционного законодательства в спецприемнике для иностранных граждан, попросил предоставить ему политическое убежище, поскольку в США ему грозит до 170 лет тюремного заключения. Ему было отказано в предоставлении убежища, он обжаловал отказ, сейчас решение о его депортации на родину приостановлено, пока суды не вынесут решение по его жалобе и оно не вступит в силу», — цитирует собеседника агентство.  Также источник отметил, что Аарон ссылался на состояние своего здоровья, однако суд не счел убедительными предоставленные документы.  Как сообщалось ранее, агентство Bloomberg утверждало, что Аарон находится под стражей в одном из депцентров РФ. Сообщалось, что он прибыл в Россию за несколько недель до того, как США выдали ордер на его арест.  Источники агентства также предполагают, что, возможно, за крупнейшим в истории взломом в банковском секторе США стоит россиянин, так как Аарон прилетал в РФ с частыми визитами.  Джошуа Аарон проходит одним из трех обвиняемых по делу о взломе баз данных банков летом 2014 года, в результате которого хакеры заполучили информацию более чем о 100 млн клиентов JPMorgan Chase, Fidelity Investments Ltd., E Trade Financial Corp., Scottrade Financial Services Inc. и Dow Jones & Co.

11 октября, 11:06

СМИ рассказали о задержании в Москве взломщика базы данных JPMorgan Chase

Гражданин США Джошуа Аарон, обвиняемый по делу о хакерском взломе баз данных JPMorgan Chase и ряда других американских банков, находится под стражей в РФ. Об этом сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией.  Агентство сообщает, что Аарон прибыл в Россию 23 мая 2015 года, за несколько недель до того, как США выдали ордер на его арест. Столичные полицейские задержали Аарона при проверке его документов, позднее он был оштрафован на 5 тысяч рублей за нарушение режима пребывания в стране.  В настоящее время, по предположению Bloomberg, Аарон находится под стражей в одном из депцентров. При этом гражданин США опровергает нарушение каких-либо американских законов.  Источники агентства предполагают, что дело о крупнейшем в истории хакерском взломе в банковском секторе может обрести новые подробности. В частности, упоминается о частых визитах обвиняемого в Россию. Предположительно, это может быть связано с заказчиком кибератак из РФ.  Агентство также сообщило имя адвоката Джошуа Аарона — Ашот Манукян. Однако, от комментариев он отказался. По словам источника, в случае возвращения обвиняемого в США он немедленно будет арестован.  В данное время между Россией и США не заключен договор о взаимовыдаче преступников. После задержания Аарона российская сторона предложила выдать его взамен на взаимные действия, однако не получила ответа.  Собеседник агентства заверил, что вопрос о дальнейшей судьбе хакера может решиться уже в октябре.  Напомним, что Джошуа Аарон проходит одним из трех обвиняемых по делу о взломе баз данных банков летом 2014 года, в результате которого данные более чем о 100 млн клиентов JPMorgan Chase, Fidelity Investments Ltd., E Trade Financial Corp., Scottrade Financial Services Inc. и Dow Jones & Co стали известны хакерам.

Выбор редакции
07 октября, 04:21

How Nurses Can Retire With More

Nurses are special people, dedicated to the health and well-being of others at the cost, sometimes, of their own sleep and personal health — and even their long-term retirement picture. Fidelity Investments surveyed 356 nurses to find out why and learned that more than half of them, 56 percent, weren’t confident [...]

13 мая 2015, 04:23

По конспироложествуем об очередных кандидатах в члены мирового правительства?

Банки правят миром. А кто правит банками? Сегодня уже не надо доказывать, что пресловутая гегемония США зиждется на монополии печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Более или менее понятно также, что акционерами ФРС выступают банки мирового калибра. В их число входят не только банки США (банки Уолл-стрит), но и европейские банки Европы (банки Лондонского Сити и некоторых стран континентальной Европы). В период мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС, действуя без огласки, раздала разным банкам кредитов (почти беспроцентных) на сумму свыше 16 трлн. долл. Хозяева денег раздавали кредиты самим себе, то есть тем банкам, которые и являются главными акционерами Федерального резерва. В начале текущего десятилетия под сильным нажимом Конгресса США был проведен частичный аудит ФРС, и летом 2011 года его результаты были обнародованы. Список получателей кредитов и есть список главных акционеров ФРС. Вот они (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС в миллиардах долларов): Citigroup (2500); Morgan Staley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175). Примечательно, что целый ряд получателей кредитов ФРС - не американские, а иностранные банки: английские (Barclays PLC, Royal Bank of Scotland, Bank of Scotland); швейцарские (Credit Swiss, UBS); немецкий Deutsche Bank; французский BNP Paribas. Указанные банки получили от Федерального резерва около 2,5 триллиона долларов. Не ошибёмся, если предположим, что это – иностранные акционеры ФРС. Однако если состав главных акционеров Федрезерва более или менее понятен, то этого не скажешь в отношении акционеров тех банков, которые, собственно, и владеют печатным станком ФРС. Кто же является акционерами акционеров Федерального резерва? Прежде всего, рассмотрим ведущие банки США. На сегодняшний день ядро банковской системы США представлено шестью банками. «Большая шестерка» включает Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Wells Fargo, Citigroup. Они занимают первые строчки американских банковских рейтингов по таким показателям, как величина капитала, контролируемых активов, привлеченных депозитов, капитализация, прибыль. Если ранжировать банки по показателю активов, то на первом месте оказывается JP Morgan Chase (2.075 млрд. долл. в конце 2014 г.). По показателю капитализации первое место занимает Wells Fargo (261,7 млрд. долл. осенью 2014 года). Кстати, по этому показателю Wells Fargo вышел на первое место не только в Америке, но и в мире (хотя по активам в США он занимает лишь четвертое место, а в мире даже не входит в первую двадцатку). На официальных сайтах этих банков имеется кое-какая информация об акционерах. Основная часть капитала «большой шёстерки» американских банков находится в руках так называемых институциональных акционеров – разного рода финансовых компаний. Среди них есть и банки, то есть имеет место перекрестное участие в капитале. Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; JP Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247. В каждом из названных банков достаточно четко выделяется группа крупных инвесторов (акционеров). Это те инвесторы (акционеры), которые имеют более 1 процента капитала каждый. Таких акционеров насчитывается, как правило, от 10 до 20. Бросается в глаза, что во всех банках в группе крупных инвесторов фигурируют одни и те же компании и организации. В табл. 1 приведем список таких крупнейших институциональных инвесторов (акционеров). Табл. 1. Источник: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=GS+Major+Holders   Кроме обозначенных в таблице институциональных инвесторов в списках акционеров ведущих американских банков присутствуют следующие организации: Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Mitsubishi UFJ Financial Group, Inc., Berkshire Hathaway Inc., Dodge & Cox Inc., Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., Bank of New York Mellon Corporation и некоторые другие. Я называю лишь те, которые фигурируют в качестве акционеров хотя бы в двух из шести ведущих банков США. Фигурирующие в финансовой отчетности ведущих американских банков институциональные акционеры – это различные финансовые компании и банки. Отдельный учет ведется в отношении таких акционеров, как физические лица и взаимные фонды. В целом ряде банков Уолл-стрит заметная доля акций принадлежит работникам этих банков. Разумеется, это не рядовые сотрудники, а ведущие менеджеры (впрочем, некоторое символическое количество акций могут иметь и рядовые банковские служащие). Что касается взаимных фондов (mutual funds) (1), то многие из них находятся в сфере влияния все тех же институциональных акционеров, которые названы выше. В качестве примера можно привести список наиболее крупных акционеров американского банка Goldman Sachs, относящихся к категории взаимных фондов (табл. 2). Табл. 2. Источник: finance.yahoo.com По крайней мере три фонда из приведенных в таблице 2 находятся в сфере влияния финансовой корпорации Vanguard Group. Это Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund. Доля Vanguard Group в акционерном капитале Goldman Sachs – 4,90%. А три взаимных фонда, находящихся в системе этого финансового холдинга, дают дополнительно еще 3,59%. Таким образом, фактически позиции Vanguard Group в банке Goldman Sachs определяются долей не 4,90%, а 8,49%. В ряде банков Уолл-стрит имеется категория индивидуальных акционеров – физических лиц. Как правило, это высшие руководители данного банка, как действующие, так и ушедшие на пенсию. Приведем справку об индивидуальных акционерах банка Goldman Sachs (табл. 3). Табл. 3. Источник: finance.yahoo.com В совокупности указанные в табл. 3 пять физических лиц имеют на руках более 5,5 млн. акций банка Goldman Sachs, что составляет примерно 1,3% всего акционерного капитала банка. Это столько же, сколько акций у такого институционального акционера, как Northern Trust. Кто эти люди? Высшие менеджеры Goldman Sachs. Ллойд Бланкфейн, например, - председатель совета директоров и главный исполнительный директор Goldman Sachs с 31 мая 2006 года. Джон Вайнберг – вице-президент Goldman Sachs с того же времени, одновременно член управляющего комитета и сопредседатель подразделения инвестиционного банкинга (последний пост он оставил в декабре 2014 года). Три других индивидуальных акционера также относятся к категории высшего менеджмента банка Goldman Sachs, причем все являются действующими сотрудниками данного банка. Достаточно ли нескольких процентов участия в акционерном капитале для того, чтобы эффективно управлять банком? Тут следует учесть, по крайней мере, три момента. Во-первых, в ведущих банках США давно уже нет очень крупных акционеров. Формально в этих банках нет ни одного акционера, доля которого была бы выше 10%. Общее число институциональных акционеров (инвесторов) в американских банках колеблется в пределах одной тысячи. Получается, что в среднем на одного институционального акционера приходится примерно 0,1 процента капитала. На самом деле - меньше, поскольку кроме них есть еще взаимные фонды (учитываемые отдельно), а также многие тысячи физических лиц. В ряде банков акциями владеют служащие. В случае банка Goldman Sachs в руках физических лиц находится около 7% акционерного капитала. Наконец, часть акций находятся в свободном обращении на фондовом рынке. С учетом распыления акционерного капитала среди десятков тысяч держателей бумаг владение даже 1 процентом акций банка Уолл-стрит – это очень мощная позиция. Во-вторых, за несколькими (или многими) формально самостоятельными акционерами может стоять один и тот же хозяин - конечный бенефициар. Скажем, хозяева финансового холдинга Vanguard Group участвуют в капитале банка Goldman Sachs и напрямую, и через взаимные фонды, находящиеся в сфере влияния указанного холдинга. Скорее всего, доля Vanguard Group в капитале Goldman Sachs не 4,90% (доля материнской компании) и не 8,49% (доля с учетом трех подконтрольных взаимных фондов), а больше. Нельзя сбрасывать со счетов и акционеров – физических лиц, чей удельный вес намного выше, чем их доля в акционерном капитале, поскольку это высшие менеджеры, поставленные на руководящие должности теми, кого называют «конечными бенефициарами». В-третьих, есть такие акционеры, влияние которых на политику банка превышает их долю в акционерном капитале по той причине, что они владеют так называемыми голосующими акциями. В то же время другие акционеры владеют так называемыми привилегированными акциями. Последние дают их владельцам такую привилегию, как получение фиксированного дивиденда, но при этом лишают их владельца права голосования на собраниях акционеров. Скажем, акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%. А привилегия решающего голоса для банков Уолл-стрит может иметь гораздо большее значение, чем привилегия получения гарантированного дохода. Вернемся к табл. 1 в первой части статьи. Она показывает, что почти во всех американских банках главными акционерами являются финансовые холдинги. При этом если названия ведущих банков Уолл-стрит сегодня известны всем, то названия финансовых холдингов, владеющих большими пакетами акций этих банков, говорят о чем-то лишь очень узкому кругу финансистов. А ведь речь идет о тех, кто в конечном счете контролирует банковскую систему США и Федеральную резервную систему. Например, в последнее время довольно часто упоминался инвестиционный фонд Franklin Templeton Investments, который скупил долговые бумаги Украины на 7-8 млрд. долл. и активно участвует в экономическом удушении этой стран. Между тем указанный фонд – дочерняя структура финансового холдинга Franklin Resources Inc., который является акционером банка Citigroup (доля 1,24%) и банка Morgan Stanley (1,40%). Такие финансовые холдинги, как Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), Black Rock, Northern Trust, Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Dodge & Cox Inc.; Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., АХА, Capital Group Companies, Pacific Investment Management Co. (PIMCO) и еще несколько других не просто участвуют в капитале американских банков, а владеют преимущественно голосующими акциями. Именно эти финансовые компании и осуществляют реальный контроль над банковской системой США. Некоторые аналитики полагают, что акционерное ядро банков Уолл-стрит составляют всего четыре финансовые компании. Другие компании-акционеры либо не относятся к категории ключевых акционеров, либо прямо или через цепочку посредников контролируются все той же «большой четвёркой». В табл. 4 представлена сводная информация о главных акционерах ведущих банков США. Табл. 4. Оценки величины активов, находящихся в управлении финансовых компаний, являющихся акционерами главных банков США, достаточно условны и периодически пересматриваются. В некоторых случаях оценки включают лишь собственные активы компаний, в других случаях – ещё и активы, передаваемые компаниям в трастовое управление. В любом случае величина контролируемых ими активов впечатляет. Осенью 2013 года в списке мировых банков, ранжированных по величине активов, на первом месте находился китайский банк Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) с активами 3,1 трлн. долл. Максимальные активы в банковской системе США на тот момент имел банк Bank of America (2,1 трлн. долл.). За ним следовали такие американские банки, как Citigroup (1,9 трлн. долл.) и Wells Fargo (1,5 трлн. долл.). Примечательно, что триллионными активами финансовые холдинги «большой четвёрки» ворочают при использовании достаточно скромного числа сотрудников. При совокупных активах, равных примерно 15 трлн. долл., персонал «большой четвёрки» не дотягивает до 100 тыс. человек. Для сравнения: численность сотрудников лишь в банке Citigroup составляет около 250 тыс. человек, в Wells Fargo – 280 тыс. человек. В сравнении с финансовыми холдингами «большой четвёрки» банки Уолл-стрит выглядят рабочими лошадками. По показателю контролируемых активов финансовые компании «большой четвёрки» находятся в более тяжелой весовой категории, чем американские банки «большой шестёрки». «Большая четвёрка» финансовых холдингов простирает свои щупальца не только на банковскую систему США, но и на компании других секторов американской и зарубежной экономики. Тут можно вспомнить исследование специалистов Швейцарского технологического института (Цюрих), целью которого было выявить управляющее ядро мировой экономической и финансовой системы. В 2011 году швейцарцы причислили к ядру мировых финансов 1218 компаний и банков по состоянию на начало финансового кризиса (2007 год). Внутри этого конгломерата было выявлено еще более плотное ядро из 147 компаний. По оценкам авторов исследования, это малое ядро контролировало 40% всех корпоративных активов в мире. Компании ядра были швейцарскими исследователями ранжированы. Воспроизведем первую десятку этого рейтинга: 1. Barclays plc 2. Capital Group Companies Inc 3. FMR Corporation 4. AXA 5. State Street Corporation 6. JP Morgan Chase & Co 7. Legal & General Group plc 8. Vanguard Group Inc 9. UBS AG 10. Merrill Lynch & Co Inc. Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора. Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху (одного из них – Merrill Lynch – уже не существует). Особо отметим американский банк JP Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. Как видно из табл. 1, JP Morgan Chase участвует в капитале всех других банков «большой шестёрки» за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в «большую шестёрку», но который невидимо контролирует некоторые из банков «большой шестёрки». Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), JP Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%). А вот шесть строчек швейцарского списка принадлежат финансовых компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из «большой четвёрки», отображенной в табл. 4: Vanguard Group Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. Эти финансовые холдинги, а также компания Black Rock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США. Примечательно, что «большая четвёрка» очень хорошо представлена и в банковском холдинге JP Morgan Chase: Vanguard Group – 5,46%; State Street Corporation – 4,71%; FMR Corporation (Fidelity) – 3,48%; Black Rock – 2,75%. Другой из названных выше банковских холдингов – The Bank of New York Mellon Corporation – контролируется тремя финансовыми компаниями «большой четвёрки»: Vanguard Group – 5,15%; State Street Corporation – 4,72%; FMR Corporation (Fidelity) Black Rock – 2,62%. После того как мы выявили управляющее ядро банковской системы США, состоящее из небольшого количества финансовых холдингов, возникает ряд новых вопросов. Кто является владельцами и конечными бенефициарами этих финансовых холдингов? Как далеко распространяется влияние этих финансовых холдингов в отраслевом и географическом отношениях? Можно ли утверждать, что подход к объяснению происходящего в сфере мировых финансов на основе концепции «борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров» устарел? Однако это уже тема другого разговора. (1) Взаимный фонд (ВФ), или фонд взаимных инвестиций  - это портфель акций, приобретённых профессиональными финансистами на вложения многих тысяч мелких вкладчиков. К началу XXI века в США действовало несколько тысяч взаимных фонов. К 2000 году в рамках взаимных фондов было открыто 164, 1 млн. счетов, то есть около двух на семью.