• Теги
    • избранные теги
    • Разное1169
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1007
      • Показать ещё
      Формат90
      Компании651
      • Показать ещё
      Международные организации90
      • Показать ещё
      Люди437
      • Показать ещё
      Издания76
      • Показать ещё
      Показатели26
      • Показать ещё
      Сферы6
24 февраля, 10:30

Между сознанием человека и квантовой физикой есть странная связь

Никто не понимает, что такое сознание и как оно работает. Никто не понимает и квантовую механику. Может ли это быть большим, чем просто совпадение? «Я не могу определить реальную проблему, поэтому подозреваю, что реальной проблемы нет, но я не уверен, что нет никакой реальной проблемы». Американский физик Ричард Фейнман сказал это о загадочных парадоксах квантовой […]

24 февраля, 10:00

Биологические истоки моды

Эффект фургона с оркестром (BANDWAGON EFFEKT) с 2016 «Эффект Хиллари Клинтон» - )) тенденция перехода все большего числа избирателей на сторону кандидата, который провозглашается в качестве лидирующего, ибо психологически оправдано существование избирателей, которые хотят голосовать за победителя. В американской социальной психологии существуют точки зрения как признающие, так и отрицающие данный эффект, ссылаясь на противоположные факты, […]

24 февраля, 06:55

Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 11-я лекция, часть 2

Миссия единичных народных душ в связи с мифологией германского севераХристиания, 16 июня 1910 г. Все эти частности Сумерек Богов соответствуют тому, что предстанет человечеству в новом, действительно указывающим в будущее эфирном видении. Отпадет Фернис-волк. О, глубокая, глубокая истина таится в этом устранении Фернис-волка в его борьбе с Одином. В ближайшем будущем исключительно сильна будет опасность для человека вместо развития новых сил своего ясновиденья поддаться своему влечению и остаться при старом, астральном ясновидении древности, которое соблазнило бы его такими душевными образами как, например, Фернис-волк. И это опять-таки было бы суровым испытанием для того, что должно взойти на почве духоведения: если, например, на его почве появилось бы влечение ко всякому неясному, хаотическому ясновидению, появилась бы склонность ценить выше не то ясновидение, которое просветлено разумом и наукой, а старое хаотическое, лишенное этих преимуществ.Со страшной силой отмстились бы такие остатки старого ясновиденья, которые множеством хаотических образов внесли бы путаницу в сознание людей. Такое ясновидение нельзя было бы встретить теми способностями, которые сами берут свое начало в силах древнего ясновидения, а только тем, что в течение Кали-юги созрело как здоровая сила к новому ясновидению. Спасти может не дарованная старым Архангелом Одином сила, не старые ясновидческие силы; должно прийти что-то совсем другое. Это другое известно германо-северной мифологии, она знает о его существовании. Она знает о жизни эфирного облика, в который должно инкарнироваться то начало, которое мы должны увидеть как эфирный облик Христа. И только ему удастся изгнать то, что непросветленной ясновидческой силой запутает и затуманит человечество, если Один не уничтожит Фернис-волка, который представляет собой ничто иное, как отставшую ясновидческую силу. Видар, молчавший все время, - он преодолеет Фернис-волка. Об том нам тоже говорят Сумерки Богов.Кто узнает Видара во всем его значении и чувствует его в своей душе, тот поймет, что в двадцатом веке людям вновь может быть дана способность видеть Христа. Вновь предстанет ему Видар, который близок всем нам в северной и центральной Европе. Мистерии и тайные школы хранили его в тайне как Бога, который лишь в будущем получит свою миссию. Даже о самом его облике говорится неопределенно. Это уже видно из находки вблизи Кельна никем не опознанного изображения, которое является изображением никого иного, как Видара. В течение Кали-юги приобретались силы, которые должны одарить человека способностью созерцания нового явления Христа. Те, кто исходя из симптомов времени призваны указать на то, что должно прийти, знают, что новое духовное исследование вновь восстановит силу Видара, который отстранит от душ людей все то, что как остатки сил старого хаотического ясновидения способно внести в них лишь путаницу, и который в груди человека, в душе человека, пробудит новоразвивающееся ясновидение.Итак, когда из Сумерек Богов нам мерцает удивительный облик Видара, мы видим, что из германо-северной мифологии нам, так сказать, лучится надежда на будущее. Чувствуя свое родство как раз с обликом Видара, глубину существа которого мы хотим постичь, мы надеемся, что то, что должно быть центральным нервом и жизненной эссенцией всей сущности духоведения, сможет изойти из тех сил, которые сможет принести Архангел германо-северного мира для современного развития. Для пятого послеатлантического периода времени завершена лишь часть общего развития человечества и духа; завершение другой части предстоит в будущем. Из суммы северо-германских народов этому завершению будут больше всего способствовать те народы, которые чувствуют, что они несут в себе элементарные, свежие силы.Но это будет предоставлено людским душам; они сами должны будут решиться работать. В двадцатом столетии, возможны заблуждения, потому что то, что должно быть достигнуто, предоставлено свободе людей и не должно подлежать принуждению. Поэтому вся суть в том, чтобы правильно понять то, что должно прийти. Вы видите, таким образом, что если в нашей современной духовной науке высказывается знание о существе Христа и если мы исходим из истинного познавания этого существа Христа, которого мы встречаем в самой сущности европейских народов, если мы связываем с этим наши надежды на будущее, то это действительно не покоится на каком-либо пристрастии или склонности темперамента.Уже не раз говорилось, что дело не в имени, которое дается существу, которое можно обозначить Первым в эволюции человечества. (Тот, кто познает существо Христа, никогда не будет упираться на том, чтобы имя Христа удержалось как таковое).Но если мы правильно понимаем импульс Христа, то мы никогда не станем говорить, что существо, живущее в эволюции человечества - человечества Запада и Востока, - должно отвечать симпатиям людей по отношению к той или иной истине. Это не соответствует оккультизму. Оккультизму соответствует факт познания: если это существо должно было быть окрещено под именем Будды, то чтобы это - совершенно независимо от того, симпатично это тому или иному или нет - неизменно совершилось. Итак, дело не в симпатии или антипатии, а в истине фактов. Если бы факты показали нам иное, в это же мгновение мы были бы готовы и действовать по-иному. Руководящий принцип принадлежит только и единственно фактам.Мы не стремимся вносить в то, что мы рассматриваем как собственное жизненное начало духоведения ни восточные, ни западные тенденции; и если в северо-германских Архангелах мы должны были найти то, что может оплодотворить силы истинного духоведения, то это не будет дано одному-единственному народу или одному-единственному племени, а будет дано всему человечеству. То, что будет дано, что должно быть дано всему человечеству, это хотя и может возникнуть в той или иной местности, дано же оно должно быть только всему человечеству. Мы не знаем различия между Востоком и Западом; мы с искренней любовью принимаем то, что мы знаем как исключительно великое истинного импульса древнейшей культуры святых Риши; мы принимаем с любовью персидскую культуру; принимаем с любовью все, что нам известно как египетско-халдейская и греко-латинская культуры; с такой же объективностью мы принимаем и то, что взросло на европейской почве. И только необходимость фактов принуждает нас давать указания так, как они даны.Когда мы принимаем все общечеловеческое, когда мы соединяем с тем, что мы усваиваем в современности, что мы называем общим достоянием человечества все то, что культурному процесс у человечества принесла каждая религия, когда мы делаем это все больше и больше, - тогда мы как раз деятельны в смысле Христова принципа. А т. к. принцип Христа находится в непрестанном развитии, то мы должны преодолеть то, что ему пришлось испытать в первых столетиях и до наших дней, когда он находился в самой несовершенной начальной стадии. Мы не смотрим в это прошлое, не допускаем его также и поучать нас. Нам неважно это предание; нам важно главным образом, то, что может быть исследовано в духовном мире. Поэтому самое важное Христова принципа мы видим не в том, что было - сколько бы это ни утвердилось, по традиции, - а в том, что будет.Мы не так уже ссылаемся на то, что нам говорит история, а ищем знание того, что будет. Центр тяжести Христова импульса лежит в начале христианской эры; внешне-историческое неважно. После того как христианство переболело детскими болезнями оно будет развиваться дальше. Оно потянулось и в чужие страны, желая обратить людей к тому, что имелось в отдельных христианских догматах данного времени. О христианстве же, которое стоит перед нашей душой, мы знаем, что Христос был деятелен во всех временах и что мы найдем Христа во всех местах, куда бы мы ни пришли, что Христов принцип есть самый духовный принцип. И если буддизм считает буддистами лишь присягнувших Будде, то христианство будет тем, что не присягает никакому пророку, ибо оно не находится под впечатлением народного основателя религии, а признает Бога всего человечества.Тот, кто знает христианство, знает и то, что речь здесь идет о Мистерии, которая стала видима на Голгофе на физическом плане. Созревание этой Мистерии и есть то, что ведет нас в направлении, которое я изложил. Ко времени Мистерии Голгофы духовная жизнь была такова, что эта Мистерия должна была быть пережита человечеством как раз так, как она была пережита. Мы не принимаем никаких догматов, в том числе и догматов христианского прошлого, и если с той или иной стороны нам стали бы навязывать какой-нибудь догмат, то в смысле истинно понятого Христова принципа мы бы его отвергли. Пусть приходят люди, пытаясь закрепостить исторического Христа в форму их вероисповедания, или пусть называют фальшью видимого нами будущего Христа, - они нас не смутят заявлением: "Христос должен быть таким-то, а не иными, даже если это будет сказано теми, которым следовало бы иметь понятие о том, кто такой Христос. То же и по отношению к восточному догматизму: он не должен теснить и суживать существо Христа своими традициями и окрашивать его своими догматами. Свободно и независимо от всякой традиции и от всякого авторитета выступает перед человечеством то, что как раз об этой грядущей эволюции может быть сказано из источников оккультизма.Меня радует то взаимопонимание людей, которое встречаешь на здешней почве. Все вновь и вновь в течение этих дней мне говорили приехавшие сюда не-северяне, как свободно они себя чувствуют здесь по отношению к людям скандинавского севера. Многие высказывали это. Это доказательство – для многих, быть может, еще и не осознанное - того, насколько мы понимаем друг друга в глубокой сущности духовнонаучного познания; насколько мы особенно поймем друг друга в том, на что я указал уже на последнем антропософском конгрессе в Будапеште и что я повторил во время нашего генерального собрания в Берлине, на котором мы имели большую радость видеть также и наших северных друзей. Плохо обстояло бы с духовной наукой, если бы тот, кто еще не может проникать взором в духовные области, должен был бы принимать сказанное на слепую веру. Я прошу Вас и просил вас в Берлине ничего не принимать на веру и на авторитет из того, что я когда-нибудь говорил или буду говорить.Существует возможность еще до достижения человеком ступени ясновидения проверить то, что извлекается из ясновидческого познания. Что я когда-нибудь говорил о Заратустре и Иисусе из Назарета, о Гермесе и Моисее, об Одине и Торе, о самом Христе Иисусе, я не прошу вас этому верить или принимать мои слова как авторитет. Я прошу вас отучиться от принципа авторитета, ибо от лукавого стал бы для нас этот принцип авторитета. Но я знаю совершенно точно: если вы начнете размышлять с непредвзятым чувством по отношению к истине, если вы скажете: "Нам говорится то-то; проверим доступные нам источники, религиозные и исторические документы, проверим, что нам говорит естественная наука", - то вы убедитесь в правильности сказанного. "Возьмите все на помощь, и чем больше вы сможете взять на помощь, тем лучше. Я спокоен. Сказанное из источников розенкрейцерства вы можете проверять всеми средствами.Проверьте сказанное мной Христе Иисусе материалистической критикой Евангелий, проверьте сказанное мною по истории, проверяйте из всех доступных вам источников так точно, как только это вам возможно, средствами, находящимися для физически-внешнего плана в вашем распоряжении; я убежден, - чем точнее вы проверяете, тем больше вы найдете отвечающим истине то, что говорится из историков мистерии розенкрейцерства. Я рассчитываю на это: - что сообщения, которые идут из розенкрейцерства, примутся не на веру, а на испытание; не на поверхностное - при помощи поверхностных методов современной науки, а на добросовестное и все более добросовестное. Притяните все, что может вам предоставить новейшее естествознание с его новейшими методами; притяните все результаты исторических или религиозных исследований; я спокоен. Чем больше вы проверяете, тем больше вы будете находить надежным то, что говорится из этого источника. Вы ничего не должны принимать из авторитета.Лучшие духовные ученики - это те, которые принимают сказанное сначала как побуждение к активности, а затем несут его на служение жизни, чтобы на жизни проверить его. Потому что также и на жизни, на каждой ее ступени, вы сможете проверить то, что говорится из источников розенкрейцерства. Далек дух этих лекций от догматизма и утверждений на веру. Проверьте это на том, что уже и теперь вы можете встретить в душевно незаурядных, здоровых людях; и вы сами обнаружите правильность сказанного как пророческое указание на будущее откровение Христа. Вам надо только открыть глаза и непредвзято проверять. Требования веры в авторитет не ставится никакого. Это своего рода основное настроение, которое неотменно должно проникать собой все, что мы принимаем духовно. Итак, прошу вас, примите к сердцу, что принимать нечто как догмат, только потому, что это высказал тот или иной, - это значит поступать не духовнонаучно поступать духовнонаучно - это принимать сведения духовной науки как побуждение, как толчок, и проверять их на жизни. Тогда исчезнет для нашего духовно-научного мировоззрения опасность той или иной окраски. Ни восточные, ни западные оттенки не должны окрашивать наши воззрения.Говорящий в духе розенкрейцерства не знает им ориентализма, ни западничества, ему оба одинаково симпатичны, и он вскрывает истину исключительно из внутренней природы фактов. Это то, на что мы указали как на народного духа, вершащего в северных областях. В них живет германо-северо-мифологический дух, живет сейчас хотя еще и неявно, но, тем не менее, распространенным в Европе гораздо далее, чем думают. Если бы возник спор среди северных народов, то его разрешение состояло бы не в критике действий той или иной его части, а в пробуждении каждого народа к самопознанию и в вопросе: что есть то лучшее, что я могу дать? Тогда возложится на общий алтарь то, что ведет человечество к его общему. продвижению вперед, к его благополучию.Источники того, что мы можем дать, лежат в индивидуальном. Германо-северный Архангел принесет будущей общей культуре человечества как раз то, к чему ведут заложенные в нем способности, которые мы приблизительно охарактеризовали, но он особенно одарен, чтобы способствовать осуществлению во второй половине пятого послеатлантического периода культуры того, что еще не может быть сделано впервой половине, - а именно, того, на что было указано как на пророчески-зачаточный духовный элемент в славянской философии и в славянском народном ощущении. Пока это находится в подготовительной стадии, должна будет завершиться первая половина пятого послеатлантического периода времени. Там сначала могло быть достигнуто как философия, тонкое, возвышенное духовное мировоззрение. Его должны еще охватить и проникнуть собой народные силы, чтобы оно смогло стать общим достоянием человечества, стать понятным широким кругам нашей земной жизни.Попытаемся понять друг друга в этой области, тогда эта в ином случае несколько опасная тема не принесет плохой плод; если соединившийся здесь север и юг, восток, запад и центр Европы мы ощущаем как нечто важное для всего человечества; если мы чувствуем, что большие народы, так же как и малые народные осколки имеют свою миссию и должны привнести свою часть для этого целого. Иногда маленьким народным осколкам - т. к. им приходится сохранять старые или новые душевные мотивы - надлежит привнести важнейшее. Таким образом, даже если предметом наших рассмотрений мы ставим этот важный вопрос, отсюда может возникнуть ничто иное, как основное ощущение душевной общности всех тех, кто соединен под знаком духовнонаучного мышления и чувства духовных идеалов.Недоразумения могли бы возникнуть из изложенных фактов лишь в том случае, если бы мы не ясно постигли сущность мирового духовно-научного движения, если бы наши ощущения шли только из личных симпатий и антипатий. Если же мы поняли дух, который вершит в этих лекциях, то сказанное в них сможет нам помочь поставить себе высокий идеал и принять неуклонное решение выполнить, - каждый по-своему и на своей почве - нашу миссию и привнести ее к общей цели. Это удается нам лучше всегда тогда, когда это идет из нашего собственного существа, из того, что мы несем в себе, как задатки. Мы лучше всего служим человечеству в целом, когда мы развиваем в себе эти наши особые задатки, чтобы принести их в жертву культурному потоку этого развивающегося человечества. Мы должны учиться понимать это. Мы должны научиться понимать, что плохо было бы, если бы духовная наука вела не к развитию человека, Ангела и Архангела, а к преодолению одного народного мнения другим.Духоведение существует не для того, чтобы помогать господствующему где-то на Земле вероисповеданию завоевывать еще и другую область. Его духу совершенно не отвечало бы, чтобы Восток завоевал Запад или чтобы произошло обратное. Но в его духе - отдать наше лучшее, чисто человеческое всему человечеству. И когда мы полностью живем в нас самих, но не для нас самих, а для всех людей, то это и есть истинная духовная терпимость. Это слова, которые я должен привнести к нашей рискованной теме. Благодаря духовной науке - в этом мы будем все больше убеждаться - прекратится расщепление людей. Поэтому как раз теперь существует духовная наука, которая ведет нас не к тому, чтобы ставить народные души в оппозицию одна к другой, а чтобы призвать их к гармоничному сотрудничеству. Чем лучше мы это поймем, тем лучшими учениками духа станем мы. На этом пока должны отзвучать наши рассмотрения. Ведь, в конечном итоге, то, что мы собираем как познание, должно отзвучать в нашем ощущении, чувстве и мышлении и в нашем духовном идеале. Чем больше мы в этом живем, тем лучше мы как духовно-познающие. Многие из прибывших сюда на север - я это пережил - вынесли отсюда наилучшее впечатление, которое выразилось в словах: "Как мне хорошо здесь, на севере"!Когда в будущем в человечестве пробудятся высшие силы, с которыми мы, без сомнения, встретимся, тогда молчаливый дух азов Видар будет деятельным, активным другом того сотрудничества, той общей прилежной работы, под знаком которой мы все пробыли теперь вместе, - эти слова мы можем принять, как слова Видара. В этом смысле расстанемся теперь после нескольких дней совместного пребывания, оставаясь в духе - и в этом же смысле – всегда вместе. Откуда бы мы ни сошлись в нашем духовном стремлении, издалека или близи, да будут наши встречи всегда гармоничны, - также и при затрагивании такой темы, как вопрос об индивидуальностях той или иной области Земли. Мы знаем, что это лишь единичные жертвенные огни, горящие не прочь друг от друга, а в стремлении слиться в мощное жертвенное пламя которое должно запылать на благо человечества благодаря столь близкому нашему сердцу и так глубоко коренящемуся в нашей душе духовному мировоззрению.См. также:- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... Предисловие к циклу и 1-я часть 1-й лекции- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 1-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 7-я лекция- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 11-я лекция, часть 1Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

24 февраля, 02:18

White House Opens Door To Crackdown On Recreational Marijuana

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); White House press secretary Sean Spicer suggested during a press conference Thursday that the federal government may crack down on states that have legalized recreational marijuana. Spicer explained that President Donald Trump sees the legalization of medical and recreational marijuana as two distinct issues. When it comes to medical marijuana, Spicer indicated that the president understands the importance of the drug’s availability, especially to those facing terminal diseases. But when it comes to recreational use, Spicer had a very different take, connecting recreational marijuana use to the opioid crisis currently ravaging the nation. “There’s a big difference between [medical marijuana] and recreational marijuana and I think that when you see something like the opioid addiction crisis blossoming in so many states around this country, the last thing we should be encouraging people ― there’s still a federal law that we need to abide by when it comes to recreational marijuana and other drugs of that nature,” Spicer said. When asked if the federal government will take action around recreational marijuana, Spicer said, “That’s a question for the Department of Justice. I do believe that you’ll see greater enforcement of it. Recreational use ... is something the Department of Justice will be looking into.” Marijuana remains illegal under the federal Controlled Substances Act, despite statewide efforts to scale back on criminalizing the plant over the past few years. Legal recreational marijuana has been approved in eight states and Washington, D.C., which continues to ban sales, unlike the state programs. A total of 28 states have legalized marijuana for medical purposes. Former President Barack Obama’s Justice Department allowed states to forge their own way on marijuana policy with guidance urging federal prosecutors to refrain from targeting state-legal marijuana operations. But this guidance is not law and can be reversed by the Trump administration. Spicer’s comments Thursday came moments after he addressed the White House’s controversial decision to rescind federal protections barring schools from discriminating against transgender students as a matter of “states’ rights” ― a philosophy that Trump appeared to support with regard to marijuana during his campaign, when he repeatedly said he would respect states’ positions on the issue. But following his election, Trump’s selection of Jeff Sessions as attorney general alarmed many drug policy reformers.  That’s because Sessions has long held retrograde views on marijuana and the war on drugs. During a Senate hearing last year, Sessions spoke out against weed and urged the federal government to send the message to the public that “good people don’t smoke marijuana.” He went on to criticize Obama for not speaking out more forcefully against the drug, saying that “we need grown-ups in Washington to say marijuana is not the kind of thing that ought to be legalized.” In separate comments last year, Sessions also called the legalization of marijuana “a mistake.”  Either the President is flip-flopping or his staff is, once again, speaking out of turn." Rep. Jared Polis (D-Colo.) Earlier this year, during Sessions’ confirmation hearings, the former Alabama senator offered only vague answers about how he might approach the drug. While he didn’t appear to suggest there would be any radical changes to federal enforcement, he left the door open for increased federal interference. Drug policy reformers have raised concerns that Sessions could use the FBI to crack down on marijuana operations nationwide, or direct the Drug Enforcement Administration to enforce federal prohibition outside of the jurisdiction of the U.S. Court of Appeals for the 9th Circuit. The court ruled in August that a federal rider blocks federal officials from prosecuting state-legal marijuana operators and patients. But that rider must be re-approved annually, and if it’s allowed to expire, Sessions could then order the DEA to enforce federal law nationally. He could also sue the various state governments that have set up regulatory schemes. Spicer’s comments Thursday are also in opposition to statements from Rep. Dana Rohrabacher (R-Calif.), a vocal proponent for reforming marijuana laws, who told The Huffington Post in November that Sessions would not interfere with states that have legalized marijuana, a position that he characterized as consistent with Trump’s. Rep. Jared Polis (D-Colo.), a vocal proponent for reform of federal marijuana laws, said Spicer’s comments suggest that Trump may be “flip-flopping” on the issue.  “The President has said time and again that the decision about marijuana needs to be left to the states,” Polis said in a statement to HuffPost. “Now either the President is flip-flopping or his staff is, once again, speaking out of turn, either way these comments leave doubt and uncertainty for the marijuana industry, stifling job growth in my state. The public has spoken on recreational marijuana, we’ve seen it work in Colorado, and now is the time to lift the federal prohibition.” Rep. Earl Blumenauer (D-Ore.), who launched the congressional Cannabis Caucus earlier this month along with Polis and two other congressmen, said he was “deeply disappointed” by Spicer’s remarks. “The national prohibition of cannabis has been a failure, and millions of voters across the country have demanded a more sensible approach,” Blumenauer said. The Cannabis Caucus is a group of lawmakers dedicated to protecting the burgeoning legal weed industry. A federal crackdown on states that have legalized marijuana is in direct opposition with what American voters have said they want. A new survey from Quinnipiac University released Thursday found that a strong majority of American voters ― 71 percent ― want the federal government to respect state marijuana laws. Majorities of Republicans, Democrats, independents and every age group polled agreed: the feds should not enforce prohibition in states that have legalized medical or recreational marijuana.  The trend of state-level legalization also reflects a broader cultural shift toward acceptance of marijuana, the most commonly used illicit substance in the United States. National support for the legalization of marijuana has risen dramatically in recent years, reaching historic highs in multiple polls just last month. States like Colorado have established regulated marijuana marketplaces, and successes there have debunked some lawmakers’ and law enforcers’ predictions that such polices would result in disaster.  Recreational use ... is something the Department of Justice will be looking into.” White House press secretary Sean Spicer Drug policy reformers blasted Spicer’s Thursday remarks. “If the administration is looking for ways to become less popular, cracking down on voter-approved marijuana laws would be a great way to do it,” said Tom Angell, chairman of Marijuana Majority. “On the campaign trail, President Trump clearly and repeatedly pledged that he would leave decisions on cannabis policy to the states. With a clear and growing majority of the country now supporting legalization, reneging on his promises would be a political disaster and huge distraction from the rest of the president’s agenda.” National Cannabis Industry Association executive director Aaron Smith said it would be a “mistake” for DOJ to “overthrow the will of the voters and state governments” who have set up regulated adult-use programs. “It would represent a rejection of the values of economic growth, limited government, and respect for federalism that Republicans claim to embrace,” Smith said. Mason Tvert, director of communications for Marijuana Policy Project, said that while Spicer claims there’s a difference between medical and recreational marijuana, the “benefits and need for regulation” apply equally to both. “This administration is claiming that it values states’ rights, so we hope they will respect the rights of states to determine their own marijuana policies,” Tvert added. “It is hard to imagine why anyone would want marijuana to be produced and sold by cartels and criminals rather than tightly regulated, taxpaying businesses.” When asked for details on Spicer’s remarks, Department of Justice spokesman Peter Carr said that DOJ didn’t have “anything more to provide than what [Spicer] said at today’s briefing.” Kevin Sabet, president of anti-legalization group Project SAM, said the current split between federal and state laws is “unsustainable” and that he was hopeful that the Trump administration’s enforcement priorities are pursued in a safe and healthy way. “This isn’t an issue about states’ rights, it’s an issue of public health and safety for communities,” Sabet said. This story has been updated to include comment from Blumenauer. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
24 февраля, 00:31

Тем, кто ищет работу

За признание «Я знаю, что я ничего не знаю» в любом месте уволили бы с работы, а в институте философии повысили в должности.

23 февраля, 22:00

«Постструктурализм — это в основном бредятина»

Читательская биография философа Александра ДоброхотоваАлександр Доброхотов — философ и культуролог, профессор НИУ ВШЭ. Недавно вышло второе издание его книги «Данте Алигьери» (первое издание — 1990 год), посвященной мировоззрению великого итальянского поэта и мыслителя. «Горький» поговорил с Доброхотовым о его увлечении автором «Божественной комедии», древними греками, Хайдеггером и других этапах читательской биографии.Гюго и опыт медленного чтенияКнижная биография — сложный сюжет, она у меня большая и бурная, начинается с пяти лет. Между нами говоря, первая часть моей читательской биографии — где-то до университетских лет — была полуаутистской. Потому что для меня именно книги были реальностью, а насчет всего остального надо еще подумать. В общем, из мира книг я не вылезал и лишь потом, только в университете, подключился к нормальному сообществу. Правда, уже где-то лет десять я читаю только нон-фикшн. Художественное только иногда: ну, выходит Пелевин — надо почитать. Наблюдая за своими ровесниками, вижу — это почти нормально, почти у всех так происходит, в какой-то момент они перестают читать художественную литературу. На моем счету много десятилетий интенсивного чтения, поэтому мне трудно выделить какие-то эпохи или главные книги — в моей жизни было очень много разных читательских событий.В принципе, круг чтения у всех детей советского времени был одинаковым — это в первую очередь приключения, путешествия, фантастика. Я читал довольно бессистемно, поэтому мне в руки часто попадали книги взрослого круга чтения. В школе уже и философию начал читать в поздних классах. Был определенный опыт как бы перелома в чтении: я читал только прозу, стихи воспринимал как рифмованную прозу, а революция произошла где-то лет в 13-14, когда я прочел поэзию как поэзию. Есенин был первый поэт, благодаря которому я понял, что в стихах есть музыка и что по-другому не скажешь. Для меня началась совершенно новая читательская эпоха. Но с прозой тоже были переломы, потому что когда-то, лет наверное в одиннадцать, я стал читать довольно взрослые книжки и скучное пропускал, больше по сюжету скользил. И потом — это я помню достаточно хорошо — читал пятнадцатитомник Гюго, огромный, зелененький такой, там много скучного, он несколько риторический автор. Внезапно мне пришло в голову, что ведь, когда автор писал, ему же не скучно было, он же зачем-то этим занимался. И я поставил такой эксперимент: стал читать очень медленно и каждое предложение как бы репрезентировал в воображении, представлял то, что мог представить себе автор. Поначалу было довольно скучно, но после, наверное, сотни страниц в моем сознании произошел перелом. Можно назвать это мутацией читательского сознания. С тех пор я читал только так — медленно и выжимая из текста все, что там могло быть заложено. Оказалось, это страшно интересно. После этого я прочел пятнадцать томов Гюго, потом мне стало интересно, кто он такой, я взял книжку из серии ЖЗЛ, и такой тип чтения, когда я как бы «выедаю» собрание сочинений, а потом вокруг него осваиваю пространство, стал для меня привычным.Знакомство с философиейПосле этого открытия уже можно было читать что угодно, возраст особого значения не имел. Книга в то время была единственным окном в мир, но купить что-то было сложно. Оставалась библиотека, но это вещь региональная — где-то она хорошая, где-то не очень, а поскольку отец был военным, и мы ездили с места на место, бывало по-всякому. С другой стороны, был советский обычай многосторонне комплектовать библиотеку, то есть в принципе там была и классика, и какая-то философия. В библиотеке военной части я нашел «Индийскую философию» Радхакришнана, она меня потрясла.Стыдно признаться: я же философ — должен о себе думать, но мне это неинтересно. Я думаю о каких-то объектных вещах, а самоанализ мне как-то не очень. Тем не менее я помню, что до поры до времени меня интересовала только художественная литература, но где-то с 9 класса школы я уже стал подумывать кем быть — точно, что не летчиком и не пожарником. Ну, литература — читать о ней хорошо, но делать ее у меня тоже не было специальных целей. Поэтому (поскольку книжки про умное, про философское нравились) я и подумал, собственно, о профессии. Выбор книг был небольшой, повторяю. Конечно, русская литература пропитана философией. И в школе Достоевский, Чехов, Толстой были любимыми авторами — собственно, это и есть мир, в котором я жил, но сообразить, как делается профессиональная философия, было трудно. Я попробовал почитать классиков марксизма-ленинизма, потому что они были в библиотеке. Маркс — это было скучно; правда, потом, уже студентом, я почитал некоторые его работы, смог оценить. Блестящая, например, его диссертация. Вроде бы написана не самым большим специалистом, молодым человеком, но она довольно остроумная и не утратившая смысла. Есть другие неплохие работы типа «Восемнадцатого брюмера», но в целом Маркс не пошел. А вот Энгельс мне понравился в школе. Я прочитал «Диалектику природы», мне показалось интересно, немножко «Анти-Дюринга». Но потом мне попались нормальные книжки по индийской философии — Чаттерджи и Датта «Древняя индийская философия», замечательная небольшая книга, компактное введение, очень толковое. И книжка Радхакришнана. Тогда как раз дружба с Индией была большая, Радхакришнан собирался приехать — он же президентом был, и вот решили, что надо сделать приятное человеку, взяли и срочно перевели с английского его книжку. Потом, думаю, пожалели и кого-то наказали, это совершенно не марксистская литература. Тем не менее это показало, что есть интересные книжки про философию. Одну из курсовых я потом писал именно по «Упанишадам» под руководством Арсения Чанышева. Совершенно бессмысленное было занятие: он порекомендовал мне переводить «Упанишады» с английского, и вот я переводил, пытался комментировать, не зная санскрита. Санскрит пытался потом учить, но бросил. Однако именно индийская философия стала для меня первым импульсом.Собственно философскую литературу я начал читать довольно поздно. В шестидесятые в моду вошел французский экзистенциальный стиль, их много переводили, потому что они левые. Со всякими экивоками и комментариями, но переводили. Поэтому современную философию можно было как-то извлекать из литературы. Но для меня лично русская литература все-таки была главным источником философских идей. Например, Толстой: я в десятом классе оказался в больнице, месяц провалялся, и у меня была «Война и мир» в руках. Это был опыт беспрерывного чтения с погружением в его мир, из больницы я вышел уже, так сказать, с сознанием, сдвинутым Толстым. Потом стал читать все его книги не останавливаясь, потом книги о нем, а тут еще экранизация Бондарчука подоспела. Наверное, мой путь к философии можно так описать — через литературу.Об античностиКонечно, греческая культура для меня очень важна. Одно из первых впечатлений — Гомер в детском изложении и куновские «Мифы Древней Греции». После этого греков я не забывал, но сказать, что был увлечен, — нет. Первая курсовая у меня была по Марку Аврелию, но это было время поисков. Потом я хотел заняться индийской философией, а мой научный руководитель, Арсений Чанышев, сказал, что можно попробовать обратиться сперва к грекам, посмотреть, как философия у греков начинается. Но я хотел изучать позднюю античность, меня с самого начала очень увлек Плотин. Он и сейчас мне кажется вершиной мировой мысли. На тот момент уже были переводы Плотина. Довольно много было опубликовано в дореволюционном журнале «Вера и разум», была прекрасная книга Блонского, в то время уже начали выходить книги Лосева, то есть было что почитать. Но главное, что потом я все равно это бросил. Я понял: для того, чтобы понять Плотина, надо сначала Платона понять. Понять Платона — надо сперва изучить досократиков. И вот тут я уже застрял. И как раз Чанышев подсказал мне, что тема бытия у досократиков — это очень интересно. Асмус прочитал нам блестящую лекцию про Парменида, ну и тут уже меня зациклило, и я занимался Парменидом несколько лет. Еще подвернулся аспирант кафедры истории зарубежной философии, Лев Абрамович Финкельберг, который сказал, что готов учить греческому просто так. Ему было интересно, он филолог был по образованию. Чтобы не забыть профессию, стал учить нашу небольшую группу греческому языку. Он сам был молодой человек, занимался с нами очень азартно. По сути это было введение в греческую культуру, можно даже сказать — дополнительное образование. Это года три продлилось; конечно, не выучили язык как филологи-классики, но все же. С тех пор уже от греков я не отходил.О русской философииПотом я увлекся русской философией. Это было для меня довольно неожиданно — я всегда считал ее провинциальной и вторичной, собственно даже почти ничего и не читал. Но потом, в конце университетских лет, у нас возник стихийный полуподпольный философский кружок: собирались, чтобы неформально поговорить. Им руководил Александр Васильевич Антонов, сейчас он довольно известный деятель старообрядческой среды. Мало кто знает, но он человек удивительных талантов, учился на философском факультете на вечернем отделении, человек невероятной эрудиции и полемического темперамента — такой, в общем, русский Сократ. Он этот кружок придумал и в некотором смысле воспитал нас философски, научил сократизировать и проблематизировать мысленные ситуации, а также показал, что русская философия имеет что-то свое, неповторимое.О ДантеЧто касается Данте, о котором я написал книжку, то это было быстрое увлечение, оно совпало с возможностью учить итальянский, тоже у хорошего преподавателя. Пара лет сверхинтенсивной работы — и потом я, собственно, к этой теме не возвращался больше, ну или почти не возвращался. Доклады делал на международных конференциях, но средневековьем не занимался. А Данте меня поразил своим контрапунктом XX веку. Тогда как раз была эпоха диссоциации метафизической мысли, размывания ценностей: Европа в растерянности, Россия в растерянности, все относительно... Данте же выстроил картину мира, насквозь пронизанную перекликающимися смыслами, — так сказать, от и до. Все со всем согласуется, рифмуется, мир как огромный храм. Кроме того, Данте был очень политизированным, актуальным мыслителем в трагическом споре со своим временем. И это совершенно не мешало ему видеть мир как абсолютную гармонию в частях и в целом. Как раз то, что XX век потерял полностью. Мне показалось интересным реконструировать его ментальность, посмотреть, как можно было вот так увидеть мир. Ну отчасти, почему он его увидел таким? Обычно ведь сова Минервы вылетает ночью. Как раз тогда в очередной раз наступила ночь, в самом начале XIV века: уже средневековье, собственно говоря, закончилось, и Данте это осознал постфактум, совершив прыжок в какой-то другой, новый мир. Поэтому страшно интересно было посмотреть на Данте не только как на классического средневекового мыслителя, но и как на мыслителя большой культурной революции. Он понимал, что мир сломался, это его изумляло, он не очень понимал, что происходит, наивно удивлялся, почему, скажем, поэтам перестали гонорары платить. Для чего деньги у аристократов? Ясно — чтобы отдать их поэту. Но новорожденная индустриальная культура уже предлагала другие возможности. Для Данте это был симптом конца света. В общем, я пару лет провел в таком очень интересном путешествии, в самом конце восьмидесятых. Это была последняя книжка, кстати, в замечательной серии «Мыслители прошлого», там подавляющее большинство книг на очень высоком уровне.Обложка нового издания книги Александра Доброхотова «Данте Алигьери»Об охоте за книгамиДостать и купить книгу — это была целая эпопея. Ну конечно, я был маньяк, как и большинство людей, любивших книги, — охотился за ними через знакомых, через рынки. Потом наступила эпоха ксерокса, стало немножко проще, хотя и рискованнее, потому что некоторые мои знакомые реально пострадали, влипнув в историю. Но в принципе можно было за деньги что-то достать, возникла целая субкультура латентных книжных рынков. Помню, я раздобыл двухтомник Ануя, это был большой праздник. Великолепный такой двухтомничек, хорошо оформленный. Надо сказать, что книжные мастера в то время были прекрасные: иллюстраторы, книжная графика, дизайн — умели делать. Но, к сожалению, добраться до этих книг было трудно. Конечно, томик Кафки где-то достать — это был праздник, разумеется. Как ни странно, с классикой-то русской тоже было туго. Достоевского стали издавать довольно поздно большими тиражами. «Преступление и наказание» еще ладно, а, скажем, «Бесов» особо-то и не почитаешь. Неплохим подспорьем была библиотека «Огонька» — дешевые многотиражные издания, с какого-то момента там стали появляться интересные авторы: Мериме, Цвейг, Грин. Меня какое-то время выручал даже не книжный рынок — это все-таки дорого было, и не всегда я такую возможность имел, — а ксероксы. В университетские годы, конечно, уже появились новые каналы: или диссиденты что-то подбрасывали, или с Запада что-то привозили. А иногда приходилось возвращаться к временам первой цивилизации. Я помню, мне дали Мандельштама, буквально на ночь, и я понял, что это здорово. Но ведь его надо медленно читать, чтобы понять хоть что-то. И я сидел, всю ночь переписывал от руки. Эти листочки у меня еще хранятся даже, исторический такой документ. Не знаю, в каком веке так от руки переписывали стихи. Думаю, что уже в XVIII веке так не делали. А вот в XX веке опять пришлось. Хотя, говорят, Ахматова прибегала еще к более экзотическому способу. Она надиктовывала подругам с хорошей памятью стихи, потому что на бумаге их держать было опасно: условно говоря, десять подруг, каждая по десять стихов выучивала. Но я обходился бумагой и ручкой. Да, это, конечно, был целый мир приключений; книга — большой дефицит, особенно когда живешь в каком-то лесу в военной части. Но с другой стороны, согласитесь, в таких условиях совсем по-другому читаешь. Когда вокруг пирамиды из книг, нет азарта. А когда тебе говорят: «Вот если за ночь не прочтешь — смотри…» Тогда можно было «Архипелаг ГУЛАГ» за ночь прочитать, хотя бы избранные места. Но когда дают сборник стихов — его хочется перечитывать, поэтому приходилось переписывать. Но я думаю, что в таком случае и физиология, и эстетика восприятия совсем другие.О бумажных и электронных книгахСейчас происходит революция в восприятии книги. И хотя написано о конце «эры Гутенберга» очень много, мы еще не в состоянии понять происходящее. Переход от устной речи к письменной, от иероглифа к алфавитному письму, от «свитка» к «кодексу» и от него к электронной книге — это огромная, не до конца разгаданная история, в которой ведь не только завоевания, но и потери. Возможно, мы еще не все знаем про «кодекс». Но появление книги на электронных носителях (и визуальных, и аудио-) позволит, я думаю, понять со временем, что теряется в этом случае. Очевидно, что это шаг назад, к свитку и чтению вслух. У них есть, конечно, свои преимущества. Совсем недавно — в XIX веке — чтение вслух вообще было важной частью культуры. Диккенс, например, подрабатывал чтением своих романов перед аудиторией, и это, судя по свидетельствам, был даже не перформанс, а настоящий театр. В защиту «бумаги» скажу (отбрасывая всякие сентименты, эстетику и сенсорику), что иногда навигация в «кодексе» легче, чем в «свитке», к каковому формату вернулась электронная книга, с ее поисковыми возможностями, но также и с выхваченным из массива фрагментом текста. Почему — это еще надо понять. Возможно, экран дает нам «пятно», а бумажный блок — какую-то объемную архитектуру, предлагающую другую навигацию в книге. Во всяком случае, я предпочитаю листать бумажную версию, чтобы сообразить, с чем имею дело и где про что написано. Видимо, так глазом схватываются за раз более обширные пространства текста.О постструктурализмеСтруктуралисты были нашими учителями, а постструктурализм мне никогда не был близок. Эта ментально враждебная волна, она построена на демонтаже предыдущей эпохи, то есть для нее мировая культура была не неким храмом, а скорее инструментом или критического анализа, или просто борьбы, или самоутверждения — это настолько бросалось в глаза, что было просто неинтересно. Да я и сейчас считаю, что постструктурализм — это в основном бредятина. Настоящая бредятина, которая сделана как некий культурный перформанс, чтобы показать, что можно и так занять свое место в этом мире. Но, конечно, нужно различать: скажем, была школа «Тель Кель», они на самом деле структуралисты еще, там много интересного. Группа Барта и его младших коллег — она интересна, им действительно надо было что-то понять. А Делез, Деррида, Лакан — им уже не надо было ничего понимать, им нужны были новые правила игры, и они хотели выиграть в игре, правила для которой они сами придумали.Возможно, я слишком агрессивен в отношении постструктурализма, но здесь уже, что называется, столкновение стилей — это даже хуже, чем столкновение мыслей. Это вещь более сердитая. Хотя если заставить себя быть объективным, то да — Делез часто бывает интересен, у него есть вещи, которые когерентны с реальной историей философии. Фуко интересен. Фуко, пожалуй, единственный автор, которого я студентам всегда рекомендую, потому что он не столько философ, сколько культуролог. Он погружен в материал, и если о чем-то пишет, то историю этого дела знает, а если выдумывает — то выдумывает красиво, и потом — у него очень хорошее культурологическое чутье. Он мастерски реконструирует невидимые дискурсы эпохи. Но тем не менее, приходится себя заставлять быть справедливым...О ХайдеггереНемалую роль в моем образовании сыграл Хайдеггер, потому что, когда я стал заниматься досократиками, как раз тут выяснилось, что новые прочтения можно найти у него. А я тогда немецкий знал еще плохо, как ни странно, хотя школу я заканчивал в Германии, два с половиной года там прожил, но немецкий не учил и не интересовался. Поэтому сначала Хайдеггера читал на английском — «Бытие и время», надо сказать, хорошо перевели. Все бесконечные каламбуры хайдеггеровские там прокомментированы. Английский и сейчас более ясный, как мне кажется, для читателя, к тому же на нем есть качественная вторичная литература. Потом у меня был опыт перевода Хайдеггера на русский, и в результате я понял, что его можно только по-немецки читать. Наши переводчики — там много было хороших, но у Михайлова очень сложно получалось, сложнее, чем у Хайдеггера. А у Бибихина красиво, но (ну это уже не мое мнение — мнение экспертов) иногда просто неточно и не про то. В общем, манера Хайдеггера говорить о досократиках на меня произвела впечатление. Он берет слово и показывает его глубинную семантику — и она не совсем та, которая в средневековой лексике или лексике модерна. А что это значит? Это значит, что нужно заставить слово звучать несколько поэтически, в первых словарных смыслах, что называется. И вот у Хайдеггера это срабатывало. То есть можно было представить альтернативную модернитету картину мира, досократовскую. Они и в самом деле другие. Ведь Аристотель вообще уже наш вполне человек — мыслит примерно так же, как мы с вами, только чуть получше, может быть. Но и то правда: когда Хайдеггер толкует Аристотеля — видишь, что там звучали какие-то смыслы, ускользнувшие от потомков. Надо сказать, что увлечение Хайдеггером прошло, потому что он, конечно, как историк философии великолепен; он гениальный читатель, я бы сказал, — он умеет прочесть и услышать то, что в тексте неочевидно; но, когда начинает устраивать всякие собственные шаманские и поэтические радения, вот это уже мне было не близко. Тем более, что он очень ангажированный мыслитель. Про его фашизм я толком тогда и не знал — на самом деле, это может быть не так и принципиально. Но его попытка обязательно все рациональное перевести на язык поэзии в какой-то момент становится не очень интересной. К примеру, когда он начинает последекартовскую философию излагать, главная его задача — сломать объективирующее мышление. Оно для него — измена бытию и так далее. Но это вопиюще несправедливая стилизация, поэтому его партийные войны с рационализмом меня, конечно, не впечатлили. Сейчас я его не читаю и студентам не рекомендую. А в прошлом — да. У меня сохранились слепые машинокопии его переводов, которые я делал на «Эрике»: я в обнимку с ней провел много ночей.О философском факультете МГУ 1970-хПроблемы метода меня, честно говоря, никогда не интересовали, мне казалось, что вполне можно рассматривать его как инструмент: отбросил один, взял другой, если этот подходит. Скажем, увлечение Бахтиным у меня быстро прошло, потому что это в основном были разговоры о методе. Я параноически упираюсь всегда в содержание, в идею. Хотя, как сказать... Вот, например, Лосев, Аверинцев — это тоже люди метода, они огромное влияние на меня оказали. Мамардашвили — у него тоже есть свой авторский метод, безусловно. Поэтому нельзя сказать, что я консервативен, нет, почему, любой голос я готов услышать, если человек мысль какую-то предлагает. Была бы идея. Но моему студенческому поколению повезло: вроде бы шестидесятники уже сходили на нет, наступала эпоха застоя, а преподаватели как раз очень интересные были. Последняя их попытка как-то социализоваться — это попасть в университет, что-то рассказать, и нам, так получилось, лекции читали люди совсем не консервативного направления: Пятигорский, Мамардашвили, Аверинцев еще читал вполне, Лосев выступал на конференциях, Мотрошилова, Эрих Соловьев, Давыдов, Гайденко. Щедровицкий что-то рассказывал (но это немножко сектанское было направление).Поскольку философский факультет был идеологическим, строгим, он сам себе был судьей: к нему особо не лезли, потому что там были матерые идеологи. Но внутри некоторые устраивали маленькие цветнички, парнички, где можно было о чем-то говорить, и приглашали этих замечательных людей. Виртуозно это сделали Т.И. Ойзерман и Ю.К. Мельвиль с кафедрой истории зарубежной философии. А Мамардашвили — это, конечно, окно во всю европейскую философию сразу. Н.В. Мотрошилова тоже чувствовала себя в западной философии как рыба в воде, читала на всех европейских языках, знала современные мировые дискуссии и умела об этом рассказать на должном уровне. А Мамардашвили был увлечен постструктуралистским направлением, он отчасти и сам его на свой лад развивал; конечно, он скорее французской ментальности мыслитель. Обо всем этом он нам рассказывал; может, я не очень тогда понимал, что это окно в альтернативный мир, но сидел тоже, записывал. Правда, на первых курсах я жил в Мытищах — полчаса на электричке, потом еще метро. Если это первая пара, то нужно бороться со сном, да еще и слушать Мамардашвили. Он клал диктофончик, брал трубку, гипнотически так рассказывал, размышлял, не торопясь; у девушек экстаз был полный, потому что это настоящий театр мысли, но я все-таки засыпал. Обучение во сне возможно, потому что записанное мною во сне дрожащей рукой было, как я потом понял, перечитывая, адекватно. Это был курс по «Феноменологии духа» Гегеля — очень здорово. Может быть, он Кожеву немножко подражал, но все равно получалось оригинально. Потом был второй его курс по экзистенциализму, а потом уже ему сказали, чтобы он уходил из МГУ, потому что это уже приобретало характер какого-то перформанса, аудитория забивалась — приходили люди с улицы, слушали. Это, конечно, были настоящие радения. Ну и его выдавили из университета. Пятигорский, по-моему, сам потом ушел. Он читал индийскую философию. Я вот сначала даже не понял, что это русский, потому что он был смуглый, странный такой, какой-то браслет у него на руке был, глаз один у него всегда смотрел куда-то в Индию. Он все время ходил по аудитории, вскрикивал, говорил чего-то. Иногда это казалось манерностью, но нет, это его нормальный модус. Я как раз тоже в это время немножко Индией увлекался и какие-то вещи понимал именно благодаря этим его приборматываниям.Он начинал говорить: «Джива — это не жизнь, это не биология, вот когда женщина доит корову — это джива, когда воин воюет — это джива, джива — это... — говорил он и замолкал минуты на три, — джива — это джива…» И его понимали, потому что, видимо, есть какая-то модуляция мысли, в которую можно встроиться. Пожалуй, Мамардашвили и Пятигорский были самыми необычными лекторами, но повторяю: нашему поколению повезло, потому что они как бы исполняли философию, так сам Мамардашвили говорил. Продумывали вещи какие-то, параллельно пытались понять. Но это не так было просто. Потом стало совсем плохо. Вторая половина 1970-х — это, конечно, тоска. Да и заря перестройки: там уже почти ничего не было, кроме болтовни. Но зато началась эра «культурологии».Иван Мартов

Выбор редакции
23 февраля, 21:36

Prison Phone Calls: Trump May Cut The Lifeline

BY PRISON LIVES -- Prison systems, prison phone providers and the incarceration philosophies of a president are allowing exploitation of those most affected by incarceration, essentially and callously extending the punishment to both sides of the prison wall.

23 февраля, 17:25

Мухамедиулы: Городище Сарайшык может стать музеем под открытым небом

В ходе рабочей поездки в Атыраускую область министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы провел расширенное заседание по вопросу дальнейшего сохранения городища Сарайшык. Выездное совещание открыл аким Атырауской области Нурлан Ногаев.  В заседании приняли участие также депутаты, известные общественные деятели, представители местной исполнительной власти, ведущие историки и археологи, в их числе Депутат Сената Парламента РК Сарсенбай Енсегенов ученые Зейнолла Самашев, Карл Байпаков, Буркитбай Аяган, Берекет Карибаев, философ Гарифолла Есим, представители интеллигенции Есенгали Раушанов, Мереке Кулкенов и др. Главной темой обсуждения стала проблема сохранения древнего городища Сарайшык, расположенного на правом берегу реки Жайык, в 55 км от современного города Атырау. По данным паспорта памятник имеет площадь более 100 га, однако каждый год площадь территории уменьшается под воздействием реки Жайык (Урал), размывающей берег, на котором расположен памятник. В настоящее время большая часть городища разрушена разливами реки Жайык (Урал). На сегодняшний день областным акиматом Атырауской области осуществляется работа по укреплению берега реки Жайык в части  территории памятника по рекомендации  Межведомственной комиссии по вопросу сохранения памятника истории и культуры республиканского значения Сарайшык, созданной  в 2013 году по поручению Правительства РК. На расширенном заседании обсуждены принимаемые меры дальнейшего сохранения уникального исторического памятника с учетом целостного и системного подхода  к решению данной проблемы. В ходе заседания министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы подчеркнул, что  его ведомство ведет целенаправленную работу по сохранению исторических и культурных памятников на территории республики. В настоящее время в Казахстане насчитывается порядка 220 памятников истории и культуры, в том числе археологии, архитектуры и монументального искусства. «Наша главная задача – это остановить природное разрушение древнего города Сарайшык. Нам необходимо приложить совместные усилия, чтобы сохранить этот уникальный культурный памятник и передать будущим потомкам.  Здесь огромную благодарность хочу выразить акимату за принимаемые меры по укреплению берега. После завершения укрепительных работ археологические исследования продолжатся. По окончании раскопок сразу приступим к реставрационным работам и музеефикации памятника, как это было сделано на городище Древний Тараз», - сказал Арыстанбек Мухамедиулы. Как отмечено, Министерство культуры и спорта планирует проводить научно-реставрационные и консервационные работы на древнем городище Сарайшык. Кроме того,  здесь предполагается  создать музей под открытым небом по аналогу древнего городища Тараз для привлечения туристов.

23 февраля, 16:01

История лучшего бойца Российской армии, игравшего в футбол с Жирковым

…Я не знаю, как выглядел великий древнегреческий учёный Пифагор, который, помимо того что расчерчивал и упорядочивал в геометрические узоры окружающий мир, становился чемпионом Олимпийских игр по панкратиону. Но Гришин — совершенно точно на него похож.И дело вовсе не в прозвище российского бойца — Maximus. Тем более что оно римского, а не греческого происхождения (впрочем, вся древнеримская культура — это всего лишь слегка отполированное наследие еще более древних греков)…Сходство — в трепетном отношении к любимому делу. В умении образно и чётко выражать свои мысли. В полном соответствии максиме о здоровом теле и здоровом духе. В непринуждённом использовании слова "электролит". В категорическом несоответствии бородатому боксёрскому анекдоту "а ещё я туда ем". В умении спокойно рассуждать о своих страхах и слабостях, свойственном всякому сильному человеку. — Первый раз я стал чемпионом России по армейскому рукопашному бою в 2005 году, — рассказал Гришин. — Моим тренером был майор Попов. Сейчас он уже подполковник...Вообще, армейская школа очень помогает правильно относиться к спорту. Необязательно к единоборству, к любому. Дисциплина — вещь для атлета необходимая.— А до армии какими-то другими видами спорта увлекались?— Лёгкой атлетикой занимался — года полтора-два. Стометровку бегал очень прилично. Потом в футбол играл — в одной команде вместе с будущим лидером сборной России Юрием Жирковым.В армии, конечно, о футболе тоже не забывал. Но всё-таки сделал выбор в пользу единоборств. Честное слово в "Ахмате" — дороже контракта — Расскажите подробнее о предстоящем бое. Насколько грозным соперником представляется хорват Батинич?— Он не слишком известен у нас в стране, поскольку за пределами Хорватии никогда не дрался. Провёл 18 поединков, 15 из них выиграл. Хороший, крепкий боец. База у него борцовская, поэтому понятно, что будет пытаться перевести бой в партер и прижать меня к железной сетке клетки. Ну а мой план на бой — не позволить ему этого сделать.Задача — чтобы после боя рефери поднял именно мою руку. Как именно этого добьюсь — нокаутом, удушающим или болевым приёмом, решением судей, — для меня не важно. Главное — победа.— Почему именно он будет вашим соперником?— Знаете, у нас, в клубе "Ахмат" есть очень хорошее правило: мы никогда ни от кого не убегаем. Если кому-то предлагают: можно подраться с таким-то хорошим соперником, никто не говорит "нет". Этой философией наш клуб отличается от всех прочих. Мы, как Портос, действуем по принципу "я дерусь, потому что дерусь". — За какое время начали готовиться к поединку?— Идеальное время начала подготовки — за 8 недель до боя. Разумеется, и во внесоревновательный период тоже не раскладываюсь на запчасти, держу себя в форме. Но за два месяца до боя сажусь на диету, начинаю сгонять вес.— А в обычное время сколько весите?— 104 кг. Обычно гонять надо до 93… Правда, сейчас договорились с хорватом, что допустимый вес — 95.Мне кажется, для любого бойца диета — самое тяжёлое испытание. Куда более сложное, чем пропущенные удары… Как всякий мужчина, поесть люблю.— Какое блюдо любимое?— (Смеётся.) Вот вы сейчас меня убиваете буквально этим вопросом. Трудно мне сейчас думать о вкусной еде. А я сегодня съел только крутое яйцо и несколько ложек гречневой каши…Когда сидишь на низкоуглеводной диете, нервная система работает на максимальных оборотах. Человек находится в постоянном напряжении. Обязательно нужно, чтобы кто-то находился рядом и морально поддерживал. Спасибо тренерам и бойцам из моего клуба за эту постоянную поддержку. В этот период подготовки действительно очень надо, чтобы был человек, с которым можно просто поговорить, который сам проходил через это и понимает, насколько тебе тяжело. — Во время боя сколько весите?— Тут у всех разный подход. Что до меня — то добавляю всего 3–4 кг. Если больше, это уже сказывается на скорости.— Этот турнир будет первым для клуба "Ахмат" за пределами Грозного. Ваш прогноз: сколько зрителей будет на трибунах дворца спорта в Крылатском?— Интерес большой, билеты активно продаются. Спортивные болельщики знают, что в нашем клубе и нашей лиге выступают очень серьёзные бойцы. И сейчас, когда представилась возможность посмотреть на них вживую в Москве, с удовольствием ею воспользуются.— Лучший российский боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов за свою последнюю победу в лиге UFC получил 58 тысяч долларов. А каков порядок ваших гонораров?— Знаете, у меня лично даже нет контракта с клубом "Ахмат". Мне достаточно честного слова его руководителей. Всё делается на дружеской основе. Вообще, нельзя всё измерять деньгами, есть вещи гораздо более ценные. Задача в рукопашном бое — убивать — Что из себя представляет армейский рукопашный бой? Чем он отличается от боевого самбо и других видов единоборств?— Главная задача армейского рукопашного боя — уничтожение живой силы противника…— И как вы выживали на тренировках?— На самом деле, они не опаснее и не травмоопаснее занятий по любым другим видам единоборств. Всё зависит от уровня подготовки спортсмена. Чем он опытней, тем меньше шансов получить травму самому и травмировать спарринг-партнера.Есть два варианта армейского рукопашного боя — спортивный и прикладной. Особенной разницы между ними нет — только в подсчёте очков и форме одежды. Ну а с боевым самбо действительно общего очень много. Некоторые ребята успешно выступают одновременно и там и там. — Насколько тяжело вам дался переход из любителей в профессионалы?— Честно сказать, я до сих пор не называю смешанные единоборства своей профессией. Это просто дело, которое я очень люблю. Что до перехода, то он действительно дался тяжело. В начале карьеры я часто проигрывал — именно потому, что не понимал разницы между любительским и профессиональным спортом. Я тогда ещё был очень "сырым", не умел правильно физически и психологически готовиться к боям...— Желания завязать с единоборствами после поражений не возникало?— Наоборот! Очень хотелось прогрессировать, хотелось получать новые знания. К сожалению, не было рядом опытного тренера, поэтому приходилось все эти знания приобретать путём поражений, проб и ошибок. При этом у меня нет какой-то идеи "фикс" — непременно стать чемпионом мира или что-то в этом роде. Мне просто нравится то, что я делаю. — А не хотели остаться в армии, строить военную карьеру?— Да из меня тот ещё карьерист… Мне себя сложно представить отдающим приказы большому количеству людей.— А звание какое у вас?— Старший лейтенант. Конечно, в армии надо было командовать другими людьми. Но, честно говоря, всё это немножко рутинное. Я благодарен армии очень за многое. Но просто всегда понимал, что у меня в жизни — другой путь.— А что было самым тяжёлым в армии? С дедовщиной сталкивались?— Самым тяжёлым был первый момент. Ты надеваешь сапоги, учишься наматывать портянки — и открываешь в своей жизни новую и непонятную страницу. Это немножко… ну, не то чтобы страшновато, но в любом случае тяжело. Особенно самые первые дни и недели.А дедовщина… Сейчас её вообще нет. Я учился в военном училище, в химвойсках. Гражданская специальность, кстати, — инженер-эколог.Да, иногда ребята со старших курсов пытались что-то нам доказать. Но у нас cложилась дружная команда, мы в обиду друг друга не давали. Ну и спортивные успехи имели значение, мой персональный "рейтинг" в армии был очень высоким. После побед на чемпионатах России генералы приезжали поздравлять… Все беды российского футбола — от больших денег — Задумывались уже, чем будете заниматься после завершения бойцовской карьеры?— Пока себя чувствую отлично. Иногда, конечно, задумываешься: ну хватит уже драться, сколько можно? 33-й год идёт. Однако смотришь на людей, которые в гораздо более серьёзном возрасте идут по пути бойца, и понимаешь, что ещё есть что показать.Недавно наш мотиватор Рамзан Ахматович (Кадыров. — Прим. Лайфа) сказал по этому поводу очень правильные вещи: что мы ещё молоды, что у нас ещё есть силы — и поэтому надо продолжать сражаться и радовать людей своим искусством. Привёл пример людей, которые в 38–39 лет бодры, веселы, и в клетке или на ринге способны дать фору парням вдвое моложе.При этом вот буквально на днях поймал себя на мысли: уже хочется самому подготовить какого-нибудь классного пацана. Мне несколько лет назад один наставник задавал похожий вопрос, кстати… Тогда я о тренерской карьере не задумывался вообще. И он сказал, что думать об этом и не надо, — эти мысли в один определённый момент придут сами… Ну то есть в роли постоянного тренера я всё-таки себя не представляю. Потому что знаю, насколько это тяжёлый хлеб. Но в роли какого-нибудь тренера-консультанта, мне кажется, буду способен приносить пользу. — А после армии переход к гражданской жизни, когда никто ничего за тебя не решает и всё зависит только от тебя самого, трудно давался?— Да нет, конечно. Вы думаете, там, за военным забором, какие-то социопаты живут? Я понимаю, о чём вы говорите, но большинство ребят после армии к гражданке на самом деле адаптируются легко. А мне было ещё проще, потому что уже курса примерно с третьего я постоянно ездил по спортивным сборам. У меня всё время расширялся кругозор, я знакомился с новыми интересными людьми…— На какое-то хобби время остаётся?— Знаете, люди, которые ведут пассивный образ жизни, любят активный отдых. И наоборот — почти все спортсмены в отпуске абсолютно "травоядные". Покушать, полежать, поспать, посмотреть фильм, погулять по парку, пообщаться с семьёй и друзьями. Мало кто из спортсменов в свободное время прыгает с парашютом или делает ещё что-то подобное. Эмоций и адреналина хватает на работе. — А за футболом по старой памяти следите? Почему наша сборная из турнира в турнир проваливается по полной программе?— Объяснение очень простое — ребята очень много зарабатывают. Вот и всё! Я дружу, например, с капитаном сборной России по пляжному футболу Андреем Бухлицким. Эта команда — лучшая на планете, в 2011 и 2013-м выигрывала золотые медали чемпионата мира.Что, у нас в стране много пляжей? Хорошая инфраструктура для этого вида спорта?Нет, конечно. Просто парни — голодные. И в прямом смысле слова — потому что заработки у них копеечные, — и голодные до побед. При этом для них такие слова, как патриотизм, как честь страны, — не пустой звук. Они выходят на площадку и не думают, кто там напротив — бразильцы или кто-то ещё. Они просто играют за Россию.А в большом футболе — игроки же не только себе вредят. Молодые мальчишки смотрят их соцсети, где очень мало фото после больших побед и очень много дорогих машин и часов, — и у них формируются такие же жизненные ценности. — Вы были спарринг-партнёром Фёдора Емельяненко. Падали в нокаут от его ударов на тренировках?— Кстати, очень жалко, что бой Фёдора с американцем Мэттом Митрионом сорвался…Ну а спарринг-партнёр — всё-таки слишком громкое определение. Лет пять-шесть назад был организован совместный тренировочный лагерь — и все тяжеловесы в нашей команде по чуть-чуть стояли в паре с Фёдором Владимировичем. Конечно, когда человек выше тебя классом, с ним в принципе страшновато спарринговать. А тут — живая легенда!..

23 февраля, 14:04

Грант: Грант от школы Пайдейя

Частичная оплата обученияДо 12 мартаШкола интерпретации современного искусства "Пайдейя" открывает новый VIII (весенний) набор и объявляет конкурс на соискание грантов для частичной оплаты обучения. Проект Пайдейя — это гибридная образовательная платформа, объединяющая практиков и теоретиков современного искусства. Школа позволяет каждому, вне зависимости от образования и профессии, начать разбираться в современном искусстве, а также выработать собственную художественную стратегию.  Программа школы состоит из двух блоков — теоретического и практического. Теоретический блок включает лекции и семинары по философии, современной эстетике и истории искусства второй половины XX в. В рамках практического блока студенты обсуждают свои проекты, а также знакомятся с актуальными художниками из Петербурга и Москвы. Наши педагоги – ведущие эксперты в области современного искусства: Глеб Ершов, Александр Монтлевич, Наталья Федорова, Владимир Лебедев, Ольга Житлина, Александр Дашевский, Дарья Правда, Леонид Цхэ и другие. Зачисление в школу проводится на конкурсной основе по результатам собеседования. Оформление заявки: для того, чтобы получить форму заявки, отправьте письмо с коротким рассказом о себе [email protected] Для участия в конкурсе на грант необходимо приложить к заявке следующие материалы:  — Портфолио (в формате pdf; не более 10 изображений/12 страниц текста)— Мотивационное письмо (максимальный объем 500 слов)

23 февраля, 13:36

Заметки слушателя Русской экспертной школы: страна-цивилизация, литературные премии, Трамп и болонская система

18 февраля в Москве прошёл очередной семинар Русской экспертной школы, научно-образовательного проекта, который призван способствовать развитию экспертно-аналитического сообщества. Лейтмотивом семинара была триада "философия, культура, международные отношения".

Выбор редакции
23 февраля, 12:35

Новые маги рынка на старый лад. )) Эзотерический.

Как водится, по праздникам, я отвлекаюсь от каждодневной суеты (сумасшедшего скальпер трейдинга) и возвращаюсь к истокам философии и ручного прикладства к мистериям. Вот и сегодня приложился к старательному выписыванию золотых слов и мыслей из литературной сокровищницы мирового трейдинга. Всем до боли знакомой книжке — МАГИ РЫНКА, к ее не менее славному продолжению... НОВЫЕ МАГИ РЫНКА Если вы не знаете в чем состоит ваш метод, значит у вас его нет. Если у вас нет метода (т.е. преимущества), то торговля для вас во всех отношениях то же самое, что азартная игра в казино. Чем дольше вы играете с шансами против вас, тем больше вероятность конечного финансового краха. * Блэр Халл. Как получить преимущество. ------------------------- … для новичков )) Слишком часто мы думаем, что все остальные знают что-то, чего мы не знаем. Это серьезная ошибка. * Марк Ричи. Бог на бирже. ------------------------- 1) Опционы. Я подумал, что если бы занялся этой в высшей степени эзотерической формой торговли и добился в ней совершенства, то смог бы сделать много денег. 2) Стабильность гораздо более важна, чем получение большого количества денег. 3) Когда вы открываетесь по крупному, ваша позиция должна начать приносить прибыль немедленно. 4) В торговле (в отличие от обычной жизни) вы не можете скрывать свои ошибки. Ваш капитал ежедневно отражает ваши результаты.   Большинство людей рассматривает убытки как ущерб самолюбию. В результате они откладывают признание убытка. * Виктор Сперандео. И рынки стареют. ------------------------ За один день — 19 октября 1987 года — SP500 упал на 8 тыс. пунктов. * Астрологическая справка: именно в этот день транзитное Солнце точно! соединялось с натальным Плутоном (планета кризиса, обвалов). Рисунок прилагаю. Тем не менее, автор продолжает утверждать: «Стремление находить стереотипные фигуры является той самой человеческой слабостью, которая убеждает людей, что суеверия, астрология или гадание являются вполне надежными и законными вещами.» * снова примечание астролога: Автору хочется, чтобы это его утверждение оказалось верно и справедливо. Но ему это доказать крайне трудно.  )) Привожу его следующую цитату: «Рассмотрим отрицательное утверждение, что вокруг Юпитера не вращаются шоколадные торты. Скорее всего это утверждение справедливо, но доказать его очень трудно.» * Уильям Экхардт. Математик. ------------------------------ На этом мои ремарки приостанавливаются. Для моего праздничного настроения хватит. astro777.com

Выбор редакции
23 февраля, 09:00

PPE: the Oxford degree that runs Britain

Oxford University graduates in philosophy, politics and economics make up an astonishing proportion of Britain’s elite. But has it produced an out-of-touch ruling class?Monday, 13 April 2015 was a typical day in modern British politics. An Oxford University graduate in philosophy, politics and economics (PPE), Ed Miliband, launched the Labour party’s general election manifesto. It was examined by the BBC’s political editor, Oxford PPE graduate Nick Robinson, by the BBC’s economics editor, Oxford PPE graduate Robert Peston, and by the director of the Institute for Fiscal Studies, Oxford PPE graduate Paul Johnson. It was criticised by the prime minister, Oxford PPE graduate David Cameron. It was defended by the Labour shadow chancellor, Oxford PPE graduate Ed Balls.Elsewhere in the country, with the election three weeks away, the Liberal Democrat chief secretary to the Treasury, Oxford PPE graduate Danny Alexander, was preparing to visit Kingston and Surbiton, a vulnerable London seat held by a fellow Lib Dem minister, Oxford PPE graduate Ed Davey. In Kent, one of Ukip’s two MPs, Oxford PPE graduate Mark Reckless, was campaigning in his constituency, Rochester and Strood. Comments on the day’s developments were being posted online by Michael Crick, Oxford PPE graduate and political correspondent of Channel 4 News. Continue reading...

Выбор редакции
23 февраля, 08:51

The real assimilation dilemma

Much of the immigration debate has focused on assimilation rates for second and third generation Latinos.  But put that aside and consider the rest of the arrivals.  It is striking to me how very rapidly they assimilate, and I don’t just mean the Canadians (on a given day, could you tell which of the writers […] The post The real assimilation dilemma appeared first on Marginal REVOLUTION.

23 февраля, 08:20

«Защитники Отечества, а не все граждане мужского пола заслуживают праздничного дня»

В День защитника Отечества принято вспоминать свое армейское прошлое. Вот и полковник в отставке, экс-депутат Государственной Думы Фандас Сафиуллин решил отдать должное военачальникам, которые сыграли решающую роль в его становлении как личности. Об этом Фандас абый рассказывает в своем блоге на «БИЗНЕС Online» в честь 23 февраля.

23 февраля, 07:13

Через 10 лет спрос на гуманитариев резко возрастет

Становиться финансистом в будущем бессмысленно, так как алгоритмы будут лучше любого человека обрабатывать и анализировать данные. Философы и филологи, напротив, имеют все шансы добиться успехов, считает миллиардер и предприниматель Марк Кьюбан.

23 февраля, 06:16

Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 11-я лекция, часть 1

Миссия единичных народных душ в связи с мифологией германского севераХристиания, 16 июня 1910 г. Начиная наше последнее рассмотрение, я должен поистине, отметить, что, собственно, еще о многом, многом надо было бы сказать и что, в сущности говоря, из того, что относится к этой богатой теме, лишь самое малое смогло быть действительно затронуто в течение этого цикла лекций. Однако, я все же могу надеяться, что на подобные темы мы говорим здесь не в последний раз. Пока же для начала, как раз для этой темы, дальнейшее рассмотрение которой в наши дни и без того представляет в определенном отношении некоторые затруднения, - должно быть достаточно уже данных сдержанных указаний.В последних изложениях красной нитью проходит указание на нечто, что содержится в германо-северной мифологии или учении о Богах, и что в имагинативной форме удивительным образом связано со всем, что в форме познавательной мы в состоянии извлечь из современного духовного исследования. Это тоже одна из причин, позволяющих нам надеяться, что тот Дух народа, тот Архангел, который ведет эту страну и распростирает над ней свою воспитательную деятельность, проникнет развитыми им в течение столетий способностями то, что может быть названо современной философией, современным духовным исследованием, и что отсюда это современное духовное исследование получит определенное, свойственное народному характеру оплодотворение.Чем дальше мы проникали бы в частности германо-северной мифологии, тем больше мы увидели бы, что в образах этой мифологии - как, действительно, ни в какой иной мифологии - удивительно выражаются оккультные истины. Быть может некоторые из вас, кто читал мое "Тайноведение" или слушал другие лекции которые мне дано было здесь прочесть, вспомнят, что некогда в течение земной эволюции совершилось возвращение тех душ людей, которые во времена седой древности, еще до древнего лемурийского периода, по совершенно особым причинам поднялись к различным планетам нашей планетной системы: к Сатурну, Юпитеру, Марсу, Венере, Меркурию и что эти души в течение последнего лемурийского и всегоатлантического времени стремились соединиться с тем, что благодаря отделению Луны от нашей Земли мало-помалу как способности и предрасположения смогло выработать физическое тело.Они спускались тогда на Землю, эти души людей Сатурна, Юпитера, Марса, Венеры и Меркурия. Это событие, которое еще и сегодня можно найти в хронике Акаши. То, что в течение атлантического времени воздух Атлантиды был проникнут туманно-водянистыми образованиями, это было состояние, которое в то время было связано именно с этим нисхождением душ, которое воспринималось тогда древним атлантическим ясновидением. Рождение каждого нового существа тогда еще в пластически-мягком, гибком, формующем теле, его, так сказать, нисхождение из духовных высот - все вновь рассматривалось как внешнее выражение того, что из духовного окружения, из атмосферы, из планетарного бытия нисходит душа, чтобы соединиться с возникающим на Земле телом.Этот процесс, когда земные тела как бы открывались к оплодотворению тем, что лучилось из небесных высот, сохранился в воззрении, которое перешло в германо-северную мифологию. Сознание этого сохранилось так долго, что еще Тацит нашел его, наблюдая южных германцев, которые он описывает в своей "Германии". Никто не сможет понять рассказ Тацита о Богине Нертус, не зная о существовавшем в свое время указанном процессе. Колесница Богини Нертус реет над водами. Позже это перешло в ритуал, в обряд; в более же ранних временах это было восприятием. Эта Богиня представляла то, что могло быть дано в людских телах нисходящим из планетарных высот людским душам. Это таинственное свершение, лежащее в основа мифа о Нертус, сохранилось во всем том, что нам повествуют древние сказания и легенды, указывающие на становление физического человека. Ниордр, внутренне-родственный Богине Нертус, есть ее мужской противообраз.Он является представителем древнейшего воспоминания в нисхождении духовно-душевного человека, о людях, которые некогда поднялись в планетарные выси и которые в течение атлантического времени вновь спустились, чтобы вновь соединиться с физическим телом. Из моей маленькой статьи "Кровь - совсем особый сок" вы можете заключить насколько значительную роль сыграли в свое время взаимоотношения народов и их смещение. Но большую роль сыграли не только взаимоотношения и смешение народов, выразившиеся в кровосмешении, но и способствующие развитию духовные и душевные влияния народных Духов. В своей наиболее чистой форме это созерцание нисхождения сохранилось в глубине того мира сказаний, который в далекие времена выработался в этих северных областях. В сказаниях о ванах вы находите старейшее воспоминание об этих вещах. Здесь, на севере, было особенно живо в финской традиции воспоминание об этом соединении нисходящего из планетарных высей душевно-духовного с тем, что произошло из самого тела Земли и что северная традиция именует страной великанов.То, что развилось из земной телесности, это относится к стране великанов. Мы поймем поэтому, что человек германского севера чувствовал с этой стороны влияние определенного импульса; он чувствовал, как в его мало-помалу разлившейся душе работало это древнее богосозерцание, которое было присуще здесь, когда тумано-воды Атлантиды в далекой древности распростирались еще над этой областью. Человек германского севера чувствовал в своей душе нечто, берущее свое начало в божественном, идущее от того Бога, который непосредственно происходил от тех божественно-духовных архангельских существ, которые руководили сочетанием душевно-духовного с земно-физическим, Бог Фрейер и его сестра Фрейа, которые некогда были здесь, на севере, особенно любимыми божествами, мыслились и ощущались в их происхождении как те ангельские существа, которые излили в человеческую душу все необходимое ей для непосредственного дальнейшего развития на физическом плане старых, силой ясновидения усвоенных сил.В пределах физически-чувственного мира, в мире, ограниченном восприятиями внешних органов чувств, Фрейер был продолжателем всего того, что ясновидчески было усвоено прежде. Он был живым продолжением ясновидчески вобранных в себя сил. Поэтому он должен был связать себя с тем, что как физическо-телесные органы существует для этих душевных сил в самом человеческом теле, сил, которые затем вносят в физический план то, что было воспринято древнейшим ясновидением. Это находит свое отражение в браке Фрейера с Герд, дочерью великанов. Она представляет физические силы самого земного становления, В этих представлениях еще отражается нисхождение божественно-духовного в физическое. Замечательно подчеркнуто в этом облике Фрейера, что он пользуется тем, что на физическом плане дает человеку возможность изживать способности, которые были заложены в нем его предшествующими ясновидческими восприятиями.В распоряжении Фрейера находится ясень по имени Блютхуф, чем отмечается значение крови для развития Я*. В его распоряжении находится также странный, удивительный корабль, которыми может расширяться до беспредельностии стягиваться, укладывась в самый маленький ящичек. Что же это за чудо-корабль? Если Фрейер - есть то мощное начало, которое несетясновидческие силы в области, изживающиеся на физическом плане, то ему должна быть особенно свойственна переменность состояний между дневным бодрствованием и ночным сном. И как душа человека во время сна и до пробуждения расширяется в макрокосмосе, так расширяется и чудесный корабль и затемвновь укладывается в мозговых извилинах, получая в течение дня приют в маленьком ящичке - в черепе человека. Все это вы удивительно находите в этих образных характерах северо-германской мифологии.Те из вас, кто ближе займется этими вещами, мало-помалу убедится, что это не фантастика и что то, что дается этими образами, что прививается ими народной душе, народной душевности, идет из школ посвященных. Итак, в ведущем Архангеле, в северном Духе народа очень, очень много сохранилось от того, чем являлось древнее воспитание через ясновидческое восприятие от того, что может взойти в душе, которая, так сказать, к ее развитию на физическом плане привнесет еще и ясновидческое развитие. Если в наши дни внешняя видимость этого и не показывает, - в Архангеле германского севера, тем не менее, заложена эта способность, и, благодаря этой способности, он особенно предрасположен к пониманию того, чем является современное духовное знание, и к такому преображению усвоенного, как оно и должно быть преображено в смысле сил народности.Отсюда вы поймете, если будет сказано, что как раз в сущности германского севера заложены наилучшие предпосылки к пониманию того, на что я мог лишь намекнуть в прочитанной мною здесь открытой лекции о новом появлении Христа. Духовное исследование показывает нам в настоящее время, что по истечении Кали-юги, которая длилась пять тысяч лет (приблизительно от 3100 г. до Р. Х. и до 1899 г. ), в человеке назревают новые способности. Они появятся сначала у единичных, у немногих, подготовленных к этому. Так, например, наступит то, что люди, согласно естественной эволюции их способностей начнут воспринимать нечто из того, что сейчас может быть возвещено духовной наукой, только из духовного исследования.Это духовное исследование говорит нам, что в будущем все в большем количестве будут появляться люди с развитыми органами эфирного тела и поэтому ясновидящие, что сейчас достигается только обучением. Почему это будет так? Что приобретет эфирное тело некоторых людей для подобного созерцания? Появятся люди, которые будут иметь переживания, одно из которых я хотел бы описать, примерно, следующим образом: человек совершит какой-нибудь поступок во внешнем мире; при этом он почувствует своего рода томление, которое притянет его внимание; перед его взором выступит как бы некоторый сновидческий образ, который он сначала не поймет; если же он уже что-то слышал о карме, о закономерности в мировом вершении, то мало-помалу он начнет усваивать понимание этого, потому что увиденное им есть выступающий в эфирном мире кармический противообраз его поступков.Для людей, жизненно затронутых духоведением, понемногу(начиная с середины двадцатого столетия) наступит обновленное переживание того, что в эфирном ясновидении увидел апостол Павел как грядущую мистерию, как Мистерию живого Христа. Это будет новое проявление Христа, откровение, которое должно прийти, если способности человека естественным образом разовьются в сторону созерцания им Христа в том мире, в котором он всегда пребывал и в котором с момента Мистерии Голгофы он всегда был доступен для посвященных. В этот мир врастает человечество, чтобы быть в состоянии, будучи на физическом плане, воспринять то, что в иною случае могло быть видимо на более высоких планах и только в школах мистерий. Несмотря на это, мистериальное обучение не становится излишним.Оно, все же, иначе вскрывает факты, чем они предстают необученной душе. То, что дает мистериальное обучение, покажет Мистерию живого Христа (благодаря своего рода преображению физического тела человека) в ином, новом виде, как в перспективе она может быть видима с физического плана, подобно тому, как в эфире она сможет быть увидена сначала единичными людьми, а затем - в течение ближайших трех тысячелетий - все большим и большим количеством людей. Живой Христос, которого увидел апостол Павел и который со времен Мистерии Голгофы находится в эфирном плане; сможет стать видим все большему количеству людей. Откровения Христа будут все выше и выше; это-мистерия его развития. Во времена свершения Мистерии Голгофы людям надлежало постижение всего с точки зрения физического плана. Отсюда была необходимость увидеть и Христа на физическом плане, получить от него весть и быть в состоянии свидетельствовать о его вершении на этом физическом плане.Но человечество несет в себе задатки к продвижению, к развитию высших сил; и тот должен был бы ничего не знать об атом продвижении человечества, кто стал бы думать, что откровение Христа, как оно было необходимо1900 лет тому назад, повторится в том же виде. Тогда оно совершилось на физическом плане, потому что силы человека приспособлены и настроены на физическое. Но эти силы человека развиваются, и поэтому в течение ближайших трех тысяч лет Христос сможет все больше и больше обращаться к их повышенным способностям. Сказанное мною сейчас есть истина, которая из глубин эзотерических школ давно сообщалась отдельным, немногим людям, и это истина, которая в наши дни должна быть особенно обоснована в духовной науке, потому что, она должна быть предварительной школой для того, что наступит в будущем.Человечество настроено теперь к свободе, к самостоятельному признанию того, что в нем формируется; и не исключена возможность того, что люди, которые выступят первыми пионерами Христова виденья, будут оклеймены как и их весть для человечества, сойдут за сумасбродов, и человечество еще глубже погрузится в материализм, чем это и без того уже произошло, поправ то, что могло бы быть для него чудодейственнейшим откровением. Все, что может произойти в будущем, до определенной степени подлежит воле человечества, так что люди могут пройти также мимо собственного блага. Чрезвычайно важно появление духовной науки, как подготовки для того, чем будет новое откровение Христа. Материализм здесь может ошибиться двояко. Первое, что, по традиции Запада, вероятно и произойдет, состоит в том, что то, что из сил собственного созерцания возвестится в двадцатом веке первыми пионерами нового Христова откровения, будет принято за дикую фантазию, за совершенную нелепость.Материализм охватил сегодня все круги, он у себя дома не только на Западе, он захватил также и Восток; но только тем он проявляет себя в иной форме. Может случиться, что восточный материализм поведет к тому, что люди не признают новое, на более высокой ступени Христово откровение и что наступит то, о чем здесь так часто уже говорилось и о чем все вновь будет говориться: что материалистическое мышление обернет появление Христа в материалистическое воззрение, т. е. может случиться, что под влиянием духовно-научных истин к тому времени хотя и будет речь о наступающем появлении Христа, но в то же время будут думать, что Христос появится в материальном теле. Это было бы тогда другой окраской материализма. Здесь продолжилось бы лишь то, что уже существовало в истекших столетиях. Люди часто пользовались фальшью этого материализма, когда единичные из них выдавали себя за вновь пришедшего Христа.Последний более значительный случай такого лже-христа произошел в семнадцатом веке, когда некто, по имени Саббатай Цеви, из Смирны, выступим как новоявленный Христос. Он произвел большой шум. К нему потянулись паломники не только из непосредственного окружения, но и из Венгрии, Польши, Германии, Франции, Италии и северной Африки. Повсюду в Саббатай Цеви видели физическую инкарнацию мессии. Мне не хочется говорить о трагедии человечества, связанной с личностью Саббатай Цеви, хотя в семнадцатом вене, конечно, эта трагедия не была особенно большой. В то время человеку еще не в такой степени была свойственна свобода воли; но силой своего познания, которое являлось спиритуальным ощущением, он мог опознать истину. В двадцатом же веке несчастье было бы велико, если под давлением материализма весть о появлении Христа истолковалась бы материалистически, т. е. в том смысле, что Христос опять появится в физическом теле.Этим человечество доказало бы только, что оно не приобрело никакого уразумения и понятия по отношению к действительному продвижению собственного развития в сторону высших, духовных сил. Конечно, появятся - подобно Саббатай Цеви в семнадцатом веке - еще и дальнейшие ложные мессии, привлекая людей материалистического толка. Тем, кто подготовлен духовным знанием, предстоит испытание, суровое испытание - опознать истину, увидеть, действительно ли проникает в спиритуальные теории так же и исполненное жизни спиритуальное ощущение или же в них живет лишь скрытый материализм. Это будет испытанием на дальнейшее развитие духоведения: достаточно ли будут развиты люди силой этого духоведения, чтобы осознать, что Духа им надлежит видеть в духе, что им надлежит проникнуть взором в эфирный мир к восприятию нового откровения Христа - или же, что они остановились на физическом плане, желая в физическом теле увидеть проявление сил, ссылавшихся на Христа.Это испытание предстоит еще преодолеть стремящимся к духопознанию. И мы можем сказать, что как раз для опознания истины в этой области нигде не подготовлена почва лучше, чем там, где взросла германо-северная мифология. В том, что нам несет предание о Сумерках Богов, содержится значительное провиденье будущего, и здесь я подходу к предмету, который был уже мною затронут. Я вам сказал, что народ, у которого так недалеко во времени лежит его ясновидческое прошлое, обладает также и в ведущем его духе развитым ясновидческим чувством для нового понимания того, что ожидает нас в ясновидении. Если какая-то часть человечества переживает новое время как раз на той почве, где расцветала германо-северная мифология, то она должна понять, что то, чем являлось старое ясновидение, должно - после прохождения человеком через развитие на физическом плане - получить новый облик.То, что возвещало старое ясновидение, на некоторое время здесь умолкло; на некоторое время отошел от человека, скрылся от его взора мир Одина и Тора, Бальдура и Хедура, Фрейера и Фрейи. Но он опять забрезжит перед ним, после того как в этом промежутке времени над его душой работали другие силы. И когда в новом ясновидении, которое начнется с эфирного ясновидения, душа человека охватит новый мир, она увидит, что она не может больше придерживаться устарелых форм тех сил, которые ее воспитывали раньше и которые довели ее способности до определенной высоты развития. Дальнейшее придерживание этих устарелых сил вызвало бы к деятельности человека, но теперь перед его прошедшей новое развитие душой. Но перед душой человека в мощной панораме вновь выступит к видимости и все то, что развилось как противоборствующие силы Одина и Тора. Эта душа его не преуспеет в развитии, не сможет защитить себя от вреда, если она лишь покорится силам, воспринимаемым старым ясновидением.Тор даровал некогда человеку Я. Это Я воспиталось на физическом плане, развиваясь и высвобождаясь из змеи Митгард, из того, что привила люциферическая сила - Локи - астральному телу. То, что некогда мог дать Тор и над чем в своем росте подымается человеческая душа, это находится в борьбе с тем, что идет от змеи Митгард. В этом противоборстве удерживается равновесие, т. е. они убивают друг друга. То же происходит и с Одином в его борьбе против Фернис-волка и она кончается обоюдным уничтожением. То же, что в течение некоторого времени формировало душевную силу человека - Фрейер, - это должно быть побеждено тем, что окрепшему за его время на физическом плане Я было дано из сил самой Земли; Фрейер побеждается огненным мечом происходящего от Земли Сартура.См. также:- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... Предисловие к циклу и 1-я часть 1-й лекции- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 1-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 7-я лекция- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 2Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

23 февраля, 04:42

НАШ БРОНЕПОЕЗД. Пара слов об "окнах возможностей"

Оригинал взят у alexandr3 в НАШ БРОНЕПОЕЗД. Пара слов об "окнах возможностей"Оригинал взят у qwerty2011 в НАШ БРОНЕПОЕЗД. Пара слов об "окнах возможностей"Оригинал взят у haile_rastafari в НАШ БРОНЕПОЕЗД. Пара слов об "окнах возможностей""На верхней палубе играет оркестр,И пары танцуют фокстрот,Стюард разливает огонь по бокаламИ смотрит, как плавится лед.Он глядит на танцоров, забывших о том,Что каждый из них умрет...Но никто не хочет и думать о том,Пока "Титаник" плывет..." (с)./Nautilus Pompilius/Есть такая замечательная повесть, под названием "Жёлтая стрела". Написал её Виктор Олегович Пелевин. Это одна из его ранних. И, в общем-то, обыгрывается в ней его любимая тема о том, что наш мир - лишь иллюзия, что наше бытие - лишь сон, и прочий постмодернистский дзэн-буддизм. Вспомнилась же она мне сейчас из-за основной аллегории, которую использовал автор - он показал нашу реальность в виде поезда, который неуклонно едет по своей железной колее, по своему неизменимому маршруту, и все люди в нём пассажиры, которые считают, что вселенная ограничивается только этим поездом. А за окнами-то огромный мир. И чтобы его увидеть - надо только захотеть выглянуть в окно или вовсе сойти с поезда.Довольно спорное видение мира на мой христианский взгляд. Но некоторые вещи узнать, всё же, можно. К примеру, наша большая Россия сейчас напоминает мне очень похожий поезд. Вернее, в нашем случае, бронепоезд. Неуклонно едущий по своему маршруту из точки "А" в точку "В", и далее по алфавиту куда-то вперёд, к неизбежной конечной станции "Z", на которой его ждёт либо рельсовая стрелка и переход на новый маршрут, либо тупик и кладбище погибших поездов. Нет, стрелки есть и раньше. Их на маршруте много. Они есть на каждой станции, через которую проезжает наш бронепоезд. И чем эта станция дальше от конечной - нем меньше вероятность при перемене маршрута вырулить на то самое кладбище. И на каждой станции целый хор голосов из вагонов пытается убедить машиниста уже наконец повернуть. Некоторые устают и замолкают, уходя в частную жизнь. Некоторым надоедает, и они сходят с поезда, либо уезжая в далёкие края к иным дорогам и иным поездам, либо ложась в землю на погостах при вокзалах. Но машинист упорно гонит и гонит бронепоезд от станции к станции по проложенному не им маршруту. Туда. В конец пути. Где рельсы закончатся и вопрос уже встанет ребром. Либо жёсткий разворот с разрушенными вагонами, выбитыми стёклами и израненными пассажирами (которым, не исключено, что придётся на новые пути перетаскивать этот поезд на руках, погибая от его невероятного веса). Либо полное окончание поездки в пункте приёма металлолома. И никто даже близко не может предположить, какой она будет, эта станция "Z". Которая уже ни то, чтобы очень далеко, и может вдруг внезапно оказаться за ближайшим холмом.Впрочем, о насущном. На днях одни из основателей национально-освободительного движения Новороссии, находящиеся ныне в изгнании, Алексей Георгиевич и Алексей Алексеевич Александровы, дали первое большое интервью за очень долгое время. Текст у них вышел очень развёрнутый, с целой массой поднятых тем, но я хочу поговорить об одном тезисе, который в нём прозвучал. Самом последнем тезисе, которым этот текст заканчивается. Процитирую его полностью: "Наступает конец эпохи. Начинается новая Россия. Вопрос лишь в том, по какому сценарию будет развиваться ситуация – условно Петра I, Ленина или Ли Куан Ю" (с).Почему этот тезис меня так заинтересовал? Да потому, что в нём как раз и названы основные, узловые станции, на которых наш бронепоезд может свернуть."Окна возможностей", которые могут открываться для нас и нашей страны. Названные по именам ключевых фигур, осуществлявших подобные развороты в разное время, в разные эпохи и в разных частях мира. Я поясню, что именно ожидает нас на этих станциях.1. Станция им. Ли Куан Ю - авторитарная, но бархатная модернизация сверху.2. Станция им. Петра I - свирепая и тоталитарная модернизация сверху.3. Станция им. В.И. Ленина - запредельно свирепая и запредельно тоталитарная модернизация снизу, проводимая в условиях катастрофы.Так на какой же из этих станций остановится наш бронепоезд?Оговорюсь сразу на случай, если слова "авторитарная" и "тоталитарная" вызовут эмоциональную реакцию у "тонких" и "чувствительных" натур: "демократическая и либеральная" модернизация невозможна, так как невозможна в принципе. Очень условно и очень относительно подобную станцию можно было бы назвать "станцией им. Рузвельта". Но это само по себе будет крайней натяжкой, так как любой, владеющий вопросом, знает, что Франклин Делано Рузвельт действовал невообразимо жёстко и невообразимо круто, не особо оглядываясь на демократию. В связи с чем есть серьёзные основания полагать, что его смерть не была по естественным причинам.Но вернёмся к основной теме. Обозначение этих развилок и этих основных путей - вещь естественная. Но вопрос, который возник у меня, несколько иного рода: а насколько велика реальная вероятность остановки нашего бронепоезда на той или иной станции? А вот здесь уже действительно есть над чем подумать. Давайте рассмотрим каждую станцию по отдельности.I. Ли Куан ЮЯ сразу же хочу сказать, что на этот счёт авторы были ну, уж совсем излишними оптимистами. И это ещё мягко говоря. Вероятность остановки там не просто мала - она равняется нулю. Не потому, что кто-то на это не способен. Всё проще: станцию "Ли Куан Ю" мы уже проехали. Она осталась далеко позади. Причём, давно и навсегда. Эта развилка осталась в 90-х, с лёгким заходом в "нулевые". В относительно мирные годы, когда не было ещё распилено, проедено и разбазарено наследие Красной Империи, когда был относительно цел её экономический потенциал, и, что самое главное - потенциал человеческий. Когда в стране было ещё огромное количество людей, годных к мобилизации по убеждению, а не по принуждению. Вот тогда подобную модернизацию провести было можно.Впрочем, можно ли? Это тоже хороший вопрос. Всё дело в том, что когда тот самый Ли Куан Ю модернизировал своих феодальных китайцев и полурабовладельческих малайцев - он осуществлял прогресс. Ведь модернизация эта являлась КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ. И она была однозначно прогрессивной по отношению к феодальному и полурабовладельческому базису, на изменение которого работал Ли Куан Ю. Но в постсоветской России ситуация была иной. И для неё капиталистическая модернизация означала регресс. Или, как минимум, откат назад. А прогрессор и регрессор - это два абсолютно разных типа личности, две абсолютно разных философии и две абсолютно разные модели поведения. И, с некоторым допущением, можно сказать, что главным действующим лицом на нашей собственной "станции им. Ли Куан Ю" был ни кто иной, как Борис Николаевич Ельцин. Он ведь, как раз, и проводил "авторитарное, но бархатное" капиталистическое изменение России. Только оно не было модернизационным. Оно было регрессным. И вряд ли могло привести к иным результатам. Крошечный шанс на обратное был упущен 4 октября 1993 года, когда альтернативный проект бархатной модернизации был раздавлен танками в центре Москвы.Так что по "окнам возможностей" у нас однозначное "минус один".II. Пётр IВозможность этого пути окончательно открылась для современной России 1 марта 2014 года - в день начала Русской Революции на Донбассе. Именно в этот день сложился патриотический консенсус, объединивший все прогрессивные силы в стране - и лояльные, и оппозиционные. Консенсус, отделивший патриотов от крыс. Чётко и навсегда разделивший тех, кто за Россию, как таковую, и тех, кто работает на её поражение в принципе. И этот консенсус означал молчаливое согласие общества на тоталитарную модернизацию. Которая может быть успешной при наличии всего двух обстоятельств: такого патриотического консенсуса и мощной политической воли к изменениям. Всё. Другого для неё не требуется в принципе. И первое условие было соблюдено. Но вот со вторым возникли проблемы. Всё, что в последствии происходило вокруг Русской Весны (да и внутри самой большой России тоже) - тому яркое подтверждение. Там сейчас отчётливому и очевидному преследованию подвергаются именно патриотические силы. Именно им обрезают финансирование. Именно их вытесняют из официального дискурса, заменяя их голос тошнотворным официозным "хором профессиональной лояльности" - той, что четверть века назад получила меткое название "одобрямс". Именно их административными методами закатывают под асфальт на всех уровнях вертикали. Почему? Да потому, что при тоталитарной модернизации сверху всё зависит от первого лица. А первый удар, который на таком пути обязано нанести первое лицо - это удар по собственной бюрократии и собственной элите. Ведь бюрократия и элиты не хотят изменений. НИКОГДА не хотят. У них всегда всё хорошо. Они всегда существуют в собственном уютном мирке, который до последнего защищают, яростно огрызаясь на любые попытки изменений - даже если это попытки самой жизни и самой истории. И смена опорной базы - жизненно важное дело для любого лидера-модернизатора. Почему этого не было сделано? Ну, возможно, тут стоит поразмыслить о роли личности в истории. Если вы понимаете, о чём я. Но так или иначе - причины здесь не важны. Этого не было сделано. Вот, что важно.Является ли эта ситуация фатальной? Нет, не является. Пока что эту станцию мы ещё не проехали. Но, при этом, ситуация зашла уже слишком далеко. И патриотический консенсус хрустнул, покрывшись густой сетью трещин. Он всё ещё не утратил монолитности и его всё ещё можно восстановить, спрессовать обратно. Но сколько продлится это "всё ещё" - вот вопрос.III. В.И. ЛенинЭта станция пока далеко. Она всё ещё за поворотом, за холмами, прячется в мареве дорожного тумана. Но, по этой причине, истинное расстояние до неё оценить невозможно. Чисто теоретически, на отрезке пути между этими двумя большими, узловыми станциями вполне возможны полустанки, на которых есть свои маленькие, но путевые стрелки и развилки - те, на которых ещё можно будет свернуть. Сделав это в последний момент. Но то, увы - теоретически. Что же до практики - реальность въезда на эту станцию станет неотвратимой тогда, когда окончательно распадётся, рассыплется, разлетится тот самый патриотический консенсус, который породила Русская Весна. Жесть ситуации в том, что, как я уже говорил до этого, "станция им. Ленина" может оказаться за любым поворотом, за любым холмом, за любым сгустком тумана. И, что бы ни говорили те самые тошнотворные "официальные патриоты" - ведут к ней наш бронепоезд отнюдь не злые силы из дальних земель. Что нас там может ждать? Я не знаю. Говорю честно. А строить предположения конкретно сейчас у меня желания нет. Как минимум потому, что такое окно возможностей - самое непредсказуемое. Впрочем, оно же и самое большое.И распахивается оно после того, как система рушится под грузом собственных ошибок. САМА. Её саму разрывает изнутри её же собственная "негативная карма". Потому, что неспособность к изменениям - это летальный диагноз. Тем более, если эти изменения назрели и перезрели.Подводя итог сказанному, рискну дать собственный прогноз на то, в какое же из этих "открытых окон" наш бронепоезд в конечном счёте въедет. Прежде всего: я повторяю - вариант Петра I всё ещё возможен. Мы всё ещё на этой станции. Но моё мнение таково: этот вариант крайне маловероятен. Потому, что станцию "тоталитарной модернизации сверху" мы сейчас проезжаем на полных парах. Проезжаем на такой скорости, что здание вокзала за окном не успевает чётко фиксироваться зрением и размывается, как на картинах импрессионистов. Фактически, мы её пролетаем даже не тормозя, и даже прибавляя скорости. И я не вижу ни малейших признаков того, что машинист намерен притормозить, пусть даже и в последний момент. Есть мизерная надежда на те самые "маленькие полустанки". На "окна последнего шанса". Но их ведь может и вообще не встретиться по дороге. Это, своего рода, "пасхалки" из компьютерной игры. Которые - может есть, а может нет. А если даже есть - то не факт, что проходящий уровень игрок вообще обнаружит их.А вот станция "Z", в отличии от них - неумолимая реальность. И имя Владимира Ильича на её фронтоне уже сейчас читается чётко и ясно, переливаясь бодрой праздничной подсветкой. Ну, а коли так... Не обессудьте, друзья мои.Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - Финляндский вокзал.(с) Павел Раста (позывной "Шекспир").Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvoГруппа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/

Выбор редакции
23 февраля, 01:02

Открытие астрономов NASA: мы не одиноки во Вселенной?

Семь планет земного типа, на трех из них, возможно, есть вода в жидком состоянии. То есть жизнь. На экстренной пресс-конференции NASA ученые отчитались о новом открытии.

23 февраля, 00:06

Наша точка зрения: Москва простилась с Игорем Шафаревичем

Сегодня в нашем выпуске: 1. Светлая память Сегодня, 22 февраля, в Москве простились с выдающимся ученым, математиком, публицистом, философом Игорем Шафаревичем. 2. Побороть "фейковые новости" Министерство иностранных дел России открыло на своем сайте рубрику, посвященную фейковым новостям о нашей стране. 3. Коварный вейп Депутаты Госдумы и чиновники Минздрава предлагают ограничить потребление электронных сигарет и кальянов. 4. Скандальная почта Прокуратура требует возбудить еще одно уголовное дело против главы "Почты России" Дмитрия Страшнова. 5. Газпром против дачников В России разворачивается настоящая война между Газпромом и дачниками. 6. Поддержать рождаемость Митинг в поддержку рождаемости и семьи "За многодетную Россию" состоится в Москве 25 февраля. 7. Космический пенсионер С Байконура в последний раз стартовала ракета Союз-У, летавшая в космос с 1973 года. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

20 февраля, 02:28

Умер автор книги "Русофобия" академик Игорь Шафаревич

19 февраля 2017 года в возрасте 93 лет умер советский и российский математик, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН (1991, член-корреспондент АН СССР с 1958) Игорь Ростиславович Шафаревич. Основные труды посвящены алгебре, теории чисел и алгебраической геометрии. Известен также как диссидент, публицист, общественный деятель. Родился 3 июня 1923 года в Житомире, затем семья переехала в Москву. За цикл работ по решению обратной задачи теории Галуа над полями алгебраических чисел (открытие общего закона взаимности и решение обратной задачи Галуа для разрешимых групп) получил Ленинскую премию (1959). Защитил кандидатскую диссертацию в 1942 году (в 19 лет), докторскую — в 1946 году (в 23 года). В 1944 году, после окончания аспирантуры, становится преподавателем механико-математического факультета МГУ. В 1946 году, после защиты докторской диссертации, становится сотрудником Математического института им. В.А. Стеклова (МИАН). В 1975 году в связи с общественной деятельностью был отстранён от преподавания в МГУ и с тех пор работал только в отделе алгебры МИАН: в 1960—1995 годах — в должности заведующего отделом, с 1995 года — в должности главного научного сотрудника (советника РАН).20 июня 1958 года (в возрасте 35 лет) избран членом-корреспондентом АН СССР по отделению физико-математических наук. 7 декабря 1991 года избран академиком РАН по Секции математики, механики, информатики (математика). В 1955 году подписал «Письмо трёхсот». В 1968 году подписал письмо 99-ти в защиту Есенина-Вольпина. В сентябре 1973 года написал открытое письмо в защиту Сахарова. Один из участников изданного по инициативе Солженицына сборника статей «Из-под глыб» (ему принадлежат три статьи). После ареста и выдворения за пределы СССР Солженицына в феврале 1974 года написал открытые письма «Арест Солженицына» и «Изгнание Солженицына». В 1990 году подписал ««Письмо 74-х».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

30 января, 13:49

Уроки лесного мудреца. Памяти В.И. Карпца

За семь лет тесного общения я сроднился с ним настолько, что теперь чувствую себя в определенной мере ответственным за то, чтобы его необъятное наследие не пропало втуне и было надлежащим образом истолковано

23 января, 17:57

"Что делать?" Светлое будущее человечества: идея коммунизма в 60-е годы и спустя полвека.

Эфир: 22.01.2017. Выпуск 446. Чуть больше полувека назад, в 1961 году, советское руководство объявило о переходе к практической реализации коммунистического строительства. Более того, было заявлено, что к 1980 году «будет создана материальная база коммунизма». Между прочим, значительная, если не большая часть тогдашнего общества не только верила в это, но и желала коммунизма. Это относится и очень многим представителям тогдашней интеллигенции, включая большинство тогдашних писателей фантастов, например, таких, как Иван Ефремов и братья Аркадий и Борис Стругацкие. Насколько искренней, основательной и конструктивной была эта вера? Как, когда и почему она обернулась своей противоположностью? Сохранилась ли коммунистическая идея до сегодняшних дней? Об этом пойдёт разговор в студии программы «Что делать?» Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Черняховская Юлия Сергеевна, кандидат исторических наук 2. Володихин Дмитрий Михайлович, писатель, историк 3. Гринберг Руслан Семёнович, член-корреспондент РАН 4. Дискин Иосиф Евгеньевич, член Общественной палаты 5. Летняков Денис Эдуардович, кандидат философских наук 6. Воейков Михаил Илларионович, заведующий сектором Института экономики РАН

07 января, 20:30

Александру Дугину - 55

Сегодня исполняется 55 лет философу Александру Дугину. Я не разделяю его политических взглядов и лично с ним не знаком, но как неординарная личность он мне, безусловно, интересен. Тем более что с нами уже нет ни Евгения Головина, ни Юрия Мамлеева, ни Гейдара Джемаля. Дугин - едва ли не последний живой член знаменитого Южинского кружка. Как писал Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014): "Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил. В 1983 году власти узнали о вечеринке в мастерской одного художника, на которой Дугин играл на гитаре и пел то, что он называл «мистическо-антикоммунистической песней». Его на недолгое время задержали. КГБ обнаружил в его квартире запрещенную литературу, в основном книги Александра Сол­женицына и Мамлеева (писателя, который входил в кружок Головина, но эмигрировал в США еще до того, как в нем по­явился Дугин). Дугина отчислили из МАИ, где он тогда учил­ся. Он нашел себе место дворника и продолжал посещать Ле­нинскую библиотеку по поддельному читательскому билету".Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Далее приведены фрагменты из упомянутой книги Сэджвика.Политическая деятельность Дугина в 1990-е годыДля Дугина, которого некогда КГБ арестовал как диссидента, переход к сотрудничеству с Зюгановым, лидером КПРФ, был довольно удивительной трансформацией. Как мы еще увидим, позже с ним произошла еще одна трансформация того же масштаба, когда при президенте Путине он начал выходить из сферы влияния КПРФ и двигаться в сторону политического мейнстрима. Эти перемены не говорят о непостоянстве Дуги­на. Как и Эвола, он всегда был верен только своей собственной идеологии, а не существующим вокруг политическим партиям. Его собственное объяснение первого превращения — из диссидента-антисоветчика в товарища лидера коммуни­стов — двоякое. Во-первых, в 1989 году он совершил несколько поездок на Запад, читая лекции «новым правым» во Франции, Испании и Бельгии. Эти поездки значительно изменили пози­цию Дугина. Большую часть жизни он считал, что «советская реальность» — это «худшее, что можно себе вообразить», а тут, к своему изумлению, он обнаружил, что западная реальность еще хуже, и подобная реакция не была редкостью среди совет­ских диссидентов при столкновении с Западом. Во-вторых, его новая политическая позиция была сформирована событиями августа 1991 года, когда Государственный комитет по чрезвы­чайному положению (ГКЧП) не смог захватить власть путем плохо спланированного переворота, послужившего толчком к окончательному распаду Советского Союза. Документ, кото­рый обычно считают манифестом ГКЧП, «Слово к народу», был опубликован 23 июля 1991 года в газете «Советская Рос­сия» и написан будущими соратниками Дугина, Геннадием Зюгановым и Александром Прохановым. По собственным словам Дугина, вышедшие на улицы Москвы толпы, требую­щие демократии, свободы и рынка, внушили ему такое отвра­щение, что он в конце концов обнаружил, что является скорее просоветским человеком, — и это в тот самый момент, когда Советский Союз переставал существовать.Не ограничиваясь этими объяснениями, мы должны рас­смотреть, какие модификации привнес Дугин в традициона­листскую философию, а также каковы были особые характе­ристики российской политической жизни сразу после развала СССР. Первой модификацией Дугина было «исправление» геноновского понимания православия, что схоже с «исправлени­ем» взглядов Генона на буддизм, проделанным Кумарасвами. Это исправление наиболее четко выражено в его работе «Ме­тафизика благой вести: православный эзотеризм» (1996). Здесь Дугин следует за Жаном Бье (Bies), французом, православным шуонианцем, утверждая, что христианство, которое отвергал Генон,— это западное христианство. Генон правильно отвергал католичество, но ошибался в отношении восточного православия, которое он плохо знал. Согласно Дугину (и Бье), православие, в отличие от католичества, никогда не теряло своей инициатической ценности и поэтому оставалось тра­дицией, к которой может обратиться любой традиционалист. Затем Дугин перевел многие термины традиционалистской философии на язык православия. С новыми ориентирами традиционализм Дугина вел не к суфизму как эзотерической практике ислама, а к русскому православию как к экзотериче­ской и эзотерической практике. Разновидностью православия, которое Дугин избрал для себя лично, было старообрядчество в его «единоверческой» версии. Для будущих отношений Дугина с российским политическим мейнстримом важно то, что Единоверческая церковь (в отличие от большинства направ­лений старообрядчества) признает власть патриарха, а так­же, ответно, признается и Русской православной церковью.Второй и чуть более поздней модификацией традицио­нализма стало его соединение с идеологией, известной как евразийство. В результате возникло нечто, похожее по взгля­дам на систему представлений, изложенную в книге «Clash of Civilizations» («Столкновение цивилизаций») Самуэля Хантингтона, и почти столь же влиятельное. К концу 1990-х Дугин стал самым видным представителем неоевразийства. Первоначально движение и идеология евразийства воз­никли в Праге, Берлине и Париже в начале 1920-х благодаря деятельности русских эмигрантов-интеллектуалов, таких как географ П.Н. Савицкий, лингвист князь Н.С. Трубецкой и фи­лософ права Н.Н. Алексеев. Они опирались на славянофилов и панславистов XIX века, особенно на Константина Леонтье­ва и Николая Данилевского, и надеялись, что их учение рас­пространится в СССР среди советской элиты и породит «вну­треннюю оппозицию». Так случилось, что в Советском Союзе евразийство привлекло к себе внимание лишь в 1980-х, после публикации, и то в Венгрии, «Науки об этносе» Льва Гумиле­ва, но только в конце 1990-х при помощи Дугина и в модифи­цированной форме евразийство стало значимым явлением. Версия Дугина известна как неоевразийство, и этот же термин применяется в отношении теорий Гумилева и ряда других фи­гур, таких, например, как А.С. Панарин. Все они представляют собой различные версии евразийства 1920-х годов, но нас бу­дет интересовать только версия Дугина.Славянофилов и панславистов, а также евразийцев 1920-х и Дугина роднит убеждение, что Россия фундаментально от­личается от Запада своей духовностью и органическим харак­тером своего общества. Однако между этими интеллектуаль­ными движениями есть и ряд расхождений. Славянофилы были первыми российскими интеллектуа­лами, которые пытались определить русскую идентичность через противопоставление Европе, примерно также как запад­ные интеллектуалы в то же самое время определяли Запад по контрасту с заморскими европейскими колониями. Такое про­тивопоставление «другому» было центральным элементом национализма XIX века. Оно способствовало утверждению западной идентичности как цивилизованной и рациональ­ной, в отличие от якобы нецивилизованных и иррацио­нальных народов европейских колоний, и эта идентичность в значительной степени заменила прежнюю, представляю­щую европейцев как христиан. Однако славянофилы, вместо того чтобы также сместить акцент с религии на цивилизацию и рациональность, наоборот, подчеркивали религию и соци­альную солидарность, противопоставляя их сухой рациональ­ности и моральному разложению Европы. В этом они опира­лись на ту критику, которую романтики выдвинули против ранней модерности, причем так, как их западные коллеги пре­жде никогда не делали.Евразийцы 1920-х следовали той же схеме, что славянофи­лы и панслависты, слегка обновив свою критику западной современности, чтобы включить в нее отрицание «механи­цизма». Они признавали достижения Запада в технологиче­ской сфере, но позитивно противопоставляли им «органицизм», свойственный русской и евразийской цивилизации, а также критиковали Запад за секуляризацию и атомизацию общества, совершенные во имя индивидуализма. Их пред­ставления о Западе, по существу, мало чем отличались от взглядов Г енона. Нет свидетельств того, что кто-нибудь из евразийцев этого периода читал Генона (чьи работы тогда только начали завоевывать популярность), но и Генон, и ев­разийцы формулировали свои идеи в одно и то же время, по­этому в них отразились общие тенденции эпохи. Для Дугина синтезировать евразийские представления о Западе с представлениями, характерными для традиционализма, оказа­лось несложно.Чтобы завершить наше описание того, как традиционалисту удался союз с марксистами, мы должны ненадолго обратиться к некоторым специфическим характеристикам российской политической жизни раннего постсоветского периода6, когда перестало работать стандартное деление на левых, правых и центр. С самых первых дней перестройки либерализм был радикальным, а коммунизм — консерватив¬ным политическим феноменом. Когда в 1990 году в недрах Коммунистической партии зародилась и кристаллизовалась вокруг КПРФ, возглавляемой Геннадием Зюгановым, орга¬низованная политическая оппозиция перестройке, идеоло¬гически она объединилась с «патриотами» Проханова. Этот союз начался с образования общего фронта, который часто определялся как «красно-коричневый»: КПРФ выступала в роли «красных», а «патриоты» — «коричневых» (фашистов). Сам Дугин предпочитал обозначение «красно-белые».Более важным, чем деление на правых и левых, было деле¬ние на тех, кто, подобно Ельцину, разделял некое представ¬ление о либеральной, демократической России, поддержи¬вающей хорошие отношения с Западом (их стали называть «либералами»), и тех, кто его отвергал (их стали называть «оппозиция»). Разные части этой оппозиции в разное время принимали разные названия (коммунисты, «патриоты», на¬ционалисты или даже монархисты), но сама принадлежность к оппозиции была важнее, чем принадлежность к той или иной конкретной фракции. Схожая схема недолгое время су¬ществовала в Германии во время Веймарской республики, ког¬да в первые послевоенные годы внутри коммунистического движения развилось национал-коммунистическое направление, а среди правых в 1929 году— национал-большевистское, к которому примыкали и некоторые будущие нацисты. В 1991 году Дугин начал публиковаться в газете Проханова «День», у которой тогда было около 150 000 читателей. Идеи, которые Проханов позволял Дугину обнародовать в своем «Дне», были заимствованы у Эволы и Генона, а также у западноевропейских «новых правых»: «антикапиталистов» (формулировка Дугина), таких как итальянский мусульманин-эволианец Клаудио Мутти и самый крупный интеллектуальный лидер французских «новых правых» Ален де Бенуа.В этот период Дугин был решительным членом оппозиции, как и коммунисты Зюганова. Для Дугина принадлежность Зюганова к оппозиции значила больше, чем его «марксизм», который, в конечном счете, был не столь марксистским. По словам Александра Ципко, бывшего в те годы политическим советником Горбачева: «Сама мысль поставить идею “нации” и “государства” над идеей освобождения рабочего класса [что и делали в КПРФ] напрямую противоречит духу и доктрине марксизма». Таким образом, становится понятно, как такой традиционалист, как Дугин, мог войти в союз с КПРФ, но остается вопрос, что могло заинтересовать КПРФ в дугинском неоевразийстве. Ответ состоит в том, что многочисленные группы, составлявшие оппозицию, имели общие интересы и общих врагов, но у них не было объединяющей идеологии. Национализм на первый взгляд казался подходящим для целей оппозиции, но этнический национализм, знакомый Западной Европе со времен Французской революции, едва ли соответствовал российским условиям, так как Российская Федерация — многонациональное государство. Этнический национализм не мог играть никакой роли в легитимации царского или советского режимов, и даже лидер «Памяти» Дмитрий Васильев был вынужден прибавить к своей декларации, утверждавшей, что «наша цель — пробудить национальное самосознание русских людей», фразу «и всех других народов, проживающих на нашей родине».Этнический национализм, если брать его в самой крайней логической версии, в конце XX века мог привести к еще большему сокращению территории России, нежели это произошло в 1991 году. Хотя такой вариант развития событий и рассматривался некоторыми немногочисленными радикально-либеральными интеллектуалами в Москве, он стал бы проклятием для большинства обычных российских граждан. Приведению в жизнь этого плана мешало и то соображение, что большая часть этнических русских осталась бы за пределами любого чисто русского территориального ядра. Итак, дугинское неоевразийство было наиболее всеохватывающей формой национализма, наилучшим образом при¬способленной к российским условиям. Евразийский блок под руководством России включал бы не только всю Российскую Федерацию, но и, согласно большинству евразийских версий, территории Украины и Беларуси. Некоторые также предпола¬гали включить в него не только территории бывшего СССР, но и большую часть исламского мира.Отношения между Россией и исламским миром были цен¬тральным парадоксом в идеологии оппозиции и неоевра- зийской мысли. С одной стороны, события в Афганистане в 1980-х годах, в Чечне и в самой Москве в 1990-х годах должны были вызвать ощутимую враждебность по отношению к ис¬ламу и исламизму в российской армии и у широкой публики, к тому же антиисламские чувства поощрял и использовал в своих целях президент Ельцин. Какие-то расистские чувства против «черных» с Кавказа имели место, и порой они выли¬вались в чисто расистские уличные акции. Схожие расистские чувства регулярно эксплуатировали крупные группировки ультраправых на Западе. С другой стороны, Советский Союз долго культивировал дружеские отношения с арабским ми¬ром, видя в ближневосточных странах фактических или по¬тенциальных союзников в борьбе с США.Каковы бы ни были настроения в обществе, Русская церковь обычно с симпатией относилась к исламу. «Я уважаю ислам и другие религии, —заявил Дмитрий Васильев в 1989 году, —Хомейни великий человек, который борется за ислам и чистоту исламской традиции. Мы с теми, у кого есть вера в Бога». Схожей линии придерживались позже и более важные фигуры оппозиции. Дугин, Проханов и Зюганов высказывались в пользу союза с исламом. Для Дугина «Новая фаза мировой стратегии Зверя состоит в подчинении русского народа глобальной власти, с одной стороны, и атаки на самый мощный бастион традиции, ныне представленный исламом, с другой стороны». Для Зюганова «...в конце XX века все более и более очевидно, что исламский путь становится реальной альтернативой гегемонии западной цивилизации... Фундаментализм — это... возврат к многовековой национальной духовной традиции... к моральным нормам и отношениям между людьми».Зюганов был важной фигурой в российской политической жизни, а Проханов был важной фигурой для Зюганова. Некоторые комментаторы согласны в том, что Проханов был инструментом сближения Зюганова с оппозиционными группами, а также ключом к поразительному успеху его партии на выборах в Думу в декабре 1995 года, в результате которых КПРФ получила большинство парламентских места и удерживала его до выборов 1999 года, хотя ее значение после этого и стало снижаться. Также многие полагают, что газета Проханова «День» была чрезвычайно важна для популяризации неоевразийства и превращения его в «общий фокус “красно-коричневой” коалиции России». Один комментатор даже заявил (позволив себе некото¬рые преувеличения), что не партийный орган печати «Правда», а газета Проханова «представляла идеологию коммунистического мейнстрима». «Зюганов использовал евразийство для переоформления коммунистической партии, — писал другой обозреватель, — и добился в этом фантастических успехов». Роль неоевразийства и самого Дугина в рамках самой оппозиции была центральной. Таково мнение многих западных обозревателей, особенно после выхода в свет бестселлера Дугина «Основы геополитики: геополитическое будущее России» (1997)- «Основы геополитики» — это самый важный и успешный труд Дугина. В 1997 году он «был темой жарких споров среди военных и гражданских аналитиков в многочисленных институтах... [хотя у одного наблюдателя] создалось впечатление, что спорили больше, чем читали». Интерес российских военных к книге Дугина означал, что и в некоторых кругах за границей ей тоже уделяли больше внимания. Дугин также опубликовал статью «Геополитика как судьба» в армейской газете «Красная звезда» (выпуск за 25 апреля 1997 года). «Основы геополитики» получили поддержку армии по крайней мере в лице генерал-лейтенанта Николая Павловича Клокотова, инструктора при Военной академии генерального штаба, где Дугин выступал по приглашению Игоря Николаевича Родионова, позже министра обороны при президенте Ельцине.«Основы геополитики» ратовали за союз с исламом. Также в них содержался призыв создать ось Берлин-Москва-Токио (чтобы противостоять американо-атлантической угрозе), вернуть Германии Калининградскую область, а Японии Курильские острова — и то и другое было захвачено Советским Союзом после Второй мировой войны. «Сходство между иде¬ями Дугина и взглядами российского истеблишмента, — писал Чарльз Клоувер во влиятельном американском журнале Foreign Affairs, — слишком разительно, чтобы его игнориро¬вать». В доказательство своих слов Клоувер указывает на сде¬ланное в 1998 году Россией предложение вернуть Курилы и сближение России с Ираном и Иракомз. Конечно, и то и другое можно вполне удовлетворительно объяснить и без ссылок на Дугина или традиционализм, однако ясно, что идеи Дугина казались менее эксцентричными для российской публики, нежели для западной.Лучше всех, пожалуй, эти идеи проанализировал придерживающийся либеральных взглядов интеллектуал Игорь Виноградов, издатель журнала «Континент». Говоря о корнях евразийства, уходящих в 1920-е годы, Виноградов заявил, что «уже в ту пору это движение достаточно хорошо продемонстрировало свою омертвелую утопичность» — его возражение против утопичности, очевидно, состояло в том, что она имеет тенденцию завершаться тоталитаризмом. О неоевразийцах 1990-х Виноградов говорит следующее:Они предприняли гальванизацию реакционной утопии, которая давным-давно доказала свою несостоятельность, пытаясь оживить ее путем впрыскивания новой вакцины — комбинации «Православия» и «Ислама» во имя борьбы с коварным «Сионизмом», загнивающим западным «Католицизмом» и любым видом жидомасонства... При всей их [интеллектуальной] неумелости они опасны. Помимо прочего, соблазн религиозного фундаментализма в наш век неверия и общего духовного распада очень привлекателен для многих отчаявшихся людей, которые заблудились в этом хаосе. Ответственность за оживление «несостоятельной» идеологии должны нести Дугин и традиционализм, очевидные источники этой «новой вакцины».Дугинское неоевразийство не является традиционалистским в узком смысле. Хотя информированный читатель легко может заметить в нем влияние традиционализма и в «Основах геополитики» даже есть раздел, посвященный отношению современных геополитиков к сакральной географии, но слова «традиция» нет в тезаурусе этой книги, и среди отрывков важных для Дугина текстов, которые там приводятся и среди которых лидирует Хэлфорд Макиндер, нет ни традиционалистских, ни других философских текстов. Тем не менее «Ос¬новы геополитики» — еще один пример успешной реактуали¬зации «мягкого» традиционализма. Национал-болъшевистская партия При Ельцине самыми важными соратниками Дугина были Проханов и КПРФ, а после успеха «Основ геополитики» КПРФ официально закрепила это положение: в начале 1999 года Ду¬гина назначили особым советником Геннадия Николаевича Селезнева, спикера Думы и ее депутата от фракции коммунистов. Кроме того, он продолжал поддерживать контакты с западноевропейскими правыми. Дружеские отношения с некоторыми из них были установлены еще во время его пер¬вых поездок на Запад в 1989 году, затем они были подкреплены визитами в Россию де Бенуа и его бельгийского союзни¬ка Роберта Стейкера (его первый приезд состоялся в марте 1992 года), а также публикацией двух сборников статей Дугина на итальянском языке в 1991 и 1992 годах, что было сделано благодаря помощи Мутти4. Тем не менее политический союз, выдвинувший Дугина в действительно значительные публичные фигуры, был заключен с писателем совсем иного типа, нежели Проханов, а именно с Эдуардом Лимоновым. Дугин встретил Лимонова в оппозиционных кругах, связанных с Прохановым и Зюгановым. Лимонов тогда был готов порвать с Жириновским, в котором начали видеть беспринципного оппортуниста, и тут как раз выяснилось, что оба, и он и Дугин, разочаровались в «архаичности» существующей оппозиции. Они договорились о совместном демарше. Дугин хотел организовать общественное движение, но Лимонов настаивал на создании формальной политической партии, и в 1993 году они основали Национал-большевистскую партию (НБП) — это хлесткое название предложил Дугин, позаимствовав его скорее у русских эмигрантов 1920-х, чем у немцева. Третьим членом-основателем этой партии был музыкант Егор Летов, певец и анархист, чья рок-группа «Гражданская оборона» пользовалась значительной популярностью у слушателей в возрасте от 12 до 20 лет.Лимонов был публичным лидером НБП и «человеком действия», но им двигали скорее природная склонность к театральности и негативная реакция на западную культуру 1970-х годов, нежели традиционализм или какая-либо конкретная идеология. Первой акцией НБП была общемосковская кампания с плакатами, призывающими к бойкоту импортных товаров под лозунгом «Янки, прочь из России!». Это привлекло к партии благожелательное внимание многих. В числе последующих лозунгов был и такой: «Пейте квас, не кока-колу», придуманный Дугиным. Другие формы активности были менее успешными. Число членов в Москве никогда не превышало 500 человек и в целом по России могло достигать 2000, что вряд ли значимо для страны с населением в 150 миллионов человек. Альянсы Лимонова с двумя другими оппозиционными партиями были недолговечны. В 1995 году на выборах в Думу национал-большевики выдвигались как частные лица, после того как Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации на выборах их партии. Дугин руководил предвыборной кампанией в Санкт- Петербурге, а Лимонов в Москве. Кампания Дугина получила широкую огласку благодаря поддержке Сергея Курехина, уважаемого рок- и джаз-музыканта, чья группа «Поп-механика» была очень популярна (по крайней мере в некоторых кругах). Популярность Курехина частично зижделась на его «мистификациях», самая известная из которых состояла в «научном доказательстве» того, что Ленин на самом деле представлял собой специфическую форму гриба. Он организовал бесплатный концерт под названием «Курехин за Дугина» и объяснял линию НБП в своих интервью различным изданиям. Несмотря на эту поддержку, Дугин набрал только 2493 голоса, что соответствовало 0,83% от числа участвовавших в выборах. Лимонов в Москве выступил чуть лучше, получив 1,84% (5555 голосов).Безусловно, в деятельности НБП присутствовали иронические и пародийные элементы, напоминающие прозу Лимонова. Ее политическая программа, например, включала право члена партии не прислушиваться к мнению своей девушки, а партийные инструкции по посещению кинотеатров (смотреть западные фильмы надлежало группами по 15 человек, а после просмотра предписывалось крушить зал), конечно, нельзя было воспринимать серьезно, хотя несколько кинотеатров действительно пострадало. Что можно сказать о таком обещании: «Мы сокрушим преступный мир. Его лучшие представители станут служить нации и государству. Остальные будут уничтожены военными методами»? Партийное приветствие — правая рука вскидывается, как у фашистов, а затем сжимается в кулак, как у большевиков, что сопровождается выкрикиванием «Да, смерть!» — также трудно воспринимать без намека на фарс. Эти элементы абсурда явно добавляли НБП привлекательности в контркуль¬турных кругах. Хотя это никогда не признавалось, НБП была скорее воплощением определенного отношения к жизни, чем серьезной политической организацией. Один критик, Илья Пономарев, даже назвал ее «постмодернистским эсте¬тическим проектом интеллектуальных провокаторов», что, вероятно, мало соответствует представлениям и деятельно¬сти региональных групп НБП, но не так далеко от истины в отношении ее центрального отделения. Претензию партии на абсолютную власть явно нужно принимать с долей иро¬нии. Для Дугина реальное значение НБП состояло в том, что в течение ряда лет она была базой для его публичных устных и письменных выступлений.Дугин-коммуникатор После того как Дугин покинул НБП, его базой стало его собственное издательство «Арктогея» (названное по имени скан¬динавского варианта Атлантиды). В «Арктогее» были опубликованы некоторые переводы западных традиционалистов, многие книги Дугина (он обычно писал по две книги в год) и некоторые романы Густава Майринка, немецкого писателя начала XX века, жившего в Праге и сильно интересовавшегося магией и оккультизмом. Дугин также пытался с переменным успехом распространять свою версию традиционализма через различные журналы, а также радио и интернет. И снова наиболыной популярно¬стью пользовалась самая «мягкая» версия традиционализма. Наиболее серьезный «теоретический» журнал «Милый ангел», выходивший с 1991 по 1997 год, имел небольшой тираж. Журнал более общей направленности «Элементы» начал выходить в 1993 году амбициозным тиражом в 50 000 экземпляров, но к 1996 году его тираж сократился до 2000 экземпляров, что тоже было внушительной цифрой. В 1998 году он вообще перестал выходить. Вероятно, столь же удачным оказался и веб-сайт Дугина, www.arctogaia.com (сейчас www.arcto.ru). Это был один из самых первых русскоязычных сайтов, созданный в 1998 году, за год до того, как использование интернета в России вышло за пределы ограниченного круга. (Рунет был запущен в 1995-1996 годах, но сперва не слишком активно использовался) Русский интернет в то время был столь плохо освоен, что ведущий политический блок «Единство» запустил свой сайт только за 12 дней до голосования на выборах 1999 года. К кон¬цу 1999 года «Арктогея» стала крупным сайтом с разделами по метафизике, политике, литературе и эротике и дискуссион¬ными форумами по традиционализму, герметизму, литературе и старообрядчеству. Один из первых пользователей Рунета вспоминает, что, учитывая общую малочисленность русских сайтов, «те, кто начинал активно использовать WWW, рано или поздно попадали на страницы [Дугина]».Доля Рунета, которую занимал сайт Дугина, с 1999 года суще¬ственно сократилась, так как сам русский интернет существен¬но вырос в объеме. Тем не менее присутствие Дугина где-то на краю киберпространства все еще ощущается. В одном обзоре политических веб-сайтов 2003 года они оценивались по шкале от 1 до 10 баллов за дизайн и контент («свежесть»), а также за удобство для пользователя. Сайт Дугина получил 5 за дизайн и контент против 5,6 балла, которые получили сайты веду¬щих американских и британских партий, 5,5 балла — ведущих российских партий и 1,6 — мелких российских партий. С оцен¬кой 9 за удобство для пользователя сайт Дугина легко обходил по средним показателям сайты всех ведущих партий России и других стран.Геноновский традиционализм в России Хотя все эти годы Дугин был самым видным традиционали¬стом России, менее политизированная разновидность тради¬ционализма, более соответствующая его западноевропейско¬му варианту и ставящая акцент на творчестве Генона, тоже присутствовала. Она возникла благодаря Юрию Стефанову, поэту и переводчику, который открыл Генона вместе с Головиным в начале 1960-х. Сразу же после распада СССР в 1991 году Стефанов опубликовал ряд статей о Геноне в «Вопросах философии», серьезном философском журнале, издававшемся Российской Академией наук, но имевшем более широкий круг читателей, чем обычно бывает у такого рода журналов. Ряд российских интеллектуалов, которые прочли этот номер, за¬интересовались традиционализмом в его неполитической форме. Наиболее активным среди них впоследствии стал Артур Медведев, сын офицера, как и Дугин, и выпускник факуль¬тета истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).Медведев стал главным учеником Стефанова, а после смерти учителя — самым заметным неполитическим традиционалистом России. В 1993 году, заканчивая университет, он основал журнал «Волшебная гора». Этот журнал, названный по роману Томаса Манна, изначально затевался как литературный и философский, что-то вроде площадки для встреч интеллектуалов разных убеждений. Однако начиная со второго номера он становился все более традиционалистским, пока не превратился в российский эквивалент «Традиционных исследований». С 1993 года Медведев выпускал примерно по номеру в год, но после 2000 года журнал стал выходить чаще. Каждый его номер насчитывает около 300 страниц, что делает его значительно толще, чем любой подобный журнал на Западе. Как и его европейские аналоги, он содержит переводы классических традиционалистских текстов, классических нетрадиционалистских авторов, таких как Мулла Садра, новые статьи современных авторов и книжные рецензии. Большую часть новых статей пишут русские или русскоговорящие традиционалисты, но порой это бывают и современные запад¬ные традиционалисты, что связывает русский традиционализм с остальным миром. С конца 1990-х годов «Волшебная гора» выходила тиражом в 500 экземпляров. Медведев посчитал, что сможет продать и больше, но, так как журнал был некоммерческим и существовал только на пожертвования благожелателей, добавочная стоимость на больший тираж сделала бы его либо тоньше, либо хуже оформленным (сейчас он печатается на дорогой бумаге и с хорошим качеством печати), а и то и другое для него было неприемлемо. По оценкам Медведева, за все годы у него опубликовалось около 200 авторов. Эта цифра дает некоторое представление о размерах российского неполитического традиционалистского сообщества, вполне сравнимого с сообществами в других странах. Оно достаточно велико, чтобы заинтересовать коммерческие издательства, например такое, как «Беловодье», которое начало печатать переводы работ Генона и Эволы еще в на¬чале 1990-х и продолжило печатать новые переводы Генона в 2005 году.Между сообществами «Волшебной горы» и политического традиционализма есть несколько точек пересечения. Хотя большинство авторов «Волшебной горы» мало вовлечены в политику Дугина, а некоторые даже являются либералами по своим политическим убеждениям, последователи Дугина и Джемаля часто печатали в журнале Медведева статьи, посвященные духовным вопросам, как и поэт-традиционалист Евгений Головин. Медведев тем не менее обычно не пропускал в номер сугубо политические статьи.Далекие от политики авторы "Волшебной горы" относятся примерно к тому же типу людей, что и авторы похожих журналов во всем мире, хотя, возможно, у них более выражены свя¬зи с научным миром и поэзией. Как и последователи Шуона, они публикуют книги по разным темам, в которых находит свое отражение и традиционалистская точка зрения. Однако они не связаны ни с одним суфийским орденом и не образу¬ют духовной общины. Объяснение этому скрывается в исто¬ках русского традиционализма, которые обсуждались выше, а также в том убеждении, что русское православие само по себе несет инициатическую ценность, которой Генон не находил в западном христианстве. Стефанов интересовался Каббалой и гностицизмом, но всегда считал себя православным христианином. Схожим образом духовным следствием встречи с Г еноном и Стефановым для Медведева стало то, что он начал регулярно посещать церковные службы. Два самых близких товарища Медведева среди традиционалистов были старо¬обрядцами, хотя и из разных направлений.Русские традиционалисты проявляют некоторый интерес к исламу, но мусульманин, наиболее тесно связанный с «Вол¬шебной горой», — это мусульманин по рождению Али Тургиев, кавказец-космополит, микробиолог по профессии, который впервые столкнулся с традиционализмом на страницах «Во¬просов философии», а потом стал помощником Медведева. Тур¬гиев не видит необходимости в личной инициации как в дополнении регулярной практики ислама и больше интере¬суется эзотерической шиитской литературой, чем суфизмом (хотя сам является суннитом). В последние годы небольшое количество русских традиционалистов перешло в ислам, но в целом их влечет шиизм, в чем видно влияние шиита Джемаля. Хотя деятельность Джемаля (рассматриваемая в следующей главе) изначально носит политический харак¬тер, он по-прежнему является самым заметным российским мусульманином-традиционалистом. Как выразился один из новообращенных, отвечая на вопрос о том, хотел ли он когда- нибудь вступить в суфийский орден (тарикат): «А разве ши¬изм — это не один огромный тарикат?» Это не совсем обще¬распространенный взгляд, но его можно встретить и среди практикующих мусульман, и у внешних наблюдателей. Ряд воззрений, которые в суннитском исламе характерны только для суфизма, в шиизме являются мейнстримом.Группа, объединившаяся вокруг «Волшебной горы»,— не единственная группа не связанных с политикой российских традиционалистов, хотя и наиболее важная среди них. Есть сведения о кружке россиян, следующих тиджанийа, весьма важному в исламском мире суфийскому ордену, возглавляемому шейхом-швейцарцем, который некогда был марьямия. Есть еще ряд организаций, таких как Византийский клуб, воз¬главляемый Аркадием Малером, евреем и бывшим членом НБП, который ушел из этой партии вместе с Дугиным, а за¬тем оставил и Дугина, после чего с двумя товарищами основал отдельную группу Евразийский клуб, который постепенно стал более православным и сменил название кг.Византийский клуб. Малер также периодически пишет для «Волшебной горы». Группа «Волшебной горы» и другие, более мелкие группы типичны для традиционализма повсюду. Но вот фигура Дугина 1990-х годов была для него нетипична. Проект Эволы был столь же амбициозен, но дугинский — более успешен. В первые годы XXI века, как мы увидим далее, Дугин добился еще больших результатов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

04 января, 08:50

Где найти книги pdf, djvu в 2017 году? Актуальный список бесплатных электронных библиотек

А вот еще один полезный актуальный список бесплатных электронных библиотек, созданный по мотивам старого, в котором часть ресурсов перестала быть доступными и бесплатными. Пользуйтесь, дополняйте, поправляйте.Оригинал взят у fir_vst в Где найти книги pdf, djvu в 2017 г? | Список электронных библиотекГде можно брать книги бесплатно? – Скачать, читать – Полезный список библиотек. ОбзорПробежимся по электронным библиотекам, в которых можно найти книги по естественным/точным и гуманитарным наукам в графических форматах *pdf / *djvu. Типичные разделы: Физика, Математика, Программирование, Астрономия, История, Философия, Культурология, Литературоведение и т.д. Рассмотрим поиск литературы на русском языке (искать книги на иностранных языках – это целое искусство, выходящее за рамки этих заметок).Итак, у нас есть автор и название книги; нужно проверить, есть ли искомая книга в интернете в электронном виде, и при наличии скачать ее на свой жесткий диск.1) Рутрекер – http://rutracker.org/На торрент-трекере RuTracker.org солидно разрослась коллекция книг всех возможных тематик и направлений. Сканировщики осознали, что популярность Рутрекера можно использовать для максимального распространения электронной копии книги в сети и поэтому, не обращая внимания на сериальный мусор для домохозяек в соседних разделах, выкладывают замечательные книги.Сайт Рутрекер требует несложную бесплатную регистрацию. Искать можно двумя способами – оба хороши – а) вбивать название книги в окошко поиска на сайте; б) вбивать в Гугл-поиск название книги и рядом после пробела слово rutracker.Заслуживает внимания также поиск на сайте по фамилии автора. При наличии редкой фамилии – не "Петров"-"Иванов" – откроется страничка со всеми выложенными книгами автора на сайте Рутрекер. Пример: пишем фамилию Затонский, результат на скриншоте ниже:На Рутрекере один из самых сильных массивов книг по кинематографу в Рунете – раздел Кино, театр, ТВ, мультипликация. Книги о Бергмане, о Тарковском и т.п.После "наезда" правообладателей в октябре 2015 г. Рутрекер ушел в тень, сейчас пользователи из России попадают на сайт обходными путями.2) Direct Connect — частично централизованная файлообменная (P2P) сеть.Для осуществления файлового обмена необходимо подключение к серверу сети, так называемому хабу. Каждый пользователь сети разрешает доступ к содержимому некоторых своих папок (т.н. расшаривание от англ. share — делиться). Впоследствии любой другой пользователь сети может скачать эти данные с его компьютера. Происходит прямое соединение двух компьютеров, и один компьютер начинает передавать данные другому. (информация из Википедии)Я подключаюсь к DC-сети бесплатной программой FlylinkDC++. В последних версиях даже не нужно искать хабы, программа сама подключается к самым популярным русскоязычным хабам. К ним я добавил вручную несколько европейских и украинских.Итак, набираем в поиске (значок "Лупа" вверху экрана) фамилию Капица, часть результата видим на скриншоте:Итог поиска можно сортировать, например, по типу файла и по размеру файла. Для этого нужно нажать мышкой на слово "тип" после того, как поиск завершится. Затем ползунком справа листать результаты поиска, ища форматы *pdf и *djvu.Чтобы скачать книгу, жмем правой кнопкой мыши на нужную строку и ищем слово Скачать в появившемся окошке. Книга скачается в папку, которую вы укажете в настройках программы: Файл / Настройки / Скачивание / Папка для скачивания по умолчанию.DC-сеть великолепно подходит для скачивания книг. Удобна, между прочим, и выкачка папок с файлами. Запросив список файлов пользователя-книголюба, можно обнаружить в разделе История уже созданные сборники книг: например, "XIX век", "ИТАЛИЯ", "ФРАНЦИЯ", в разделе Математика: "Топология", "Популярные лекции по математике", "Головоломки" и т.д.Единственное "но" – всегда стоит проверить в других местах, не появилось ли более качественного скана книги, т.к. пользователи сети, не особенно задумываясь, хранят невзрачные djvu-шки пятнадцатилетней давности.3) Книжный трекер – http://booktracker.org/Отпочковался от Рутрекера. Художественная и справочная литература, периодика, аудиокниги *mp3. Жизнь на нем не бьет ключом, однако на плечах энтузиастов сайт продолжает работать и развиваться. Много раздач угасших, с отсутствием сидеров, что вызывает законное раздражение, ведь на Рутрекере таких проблем нет.Одно из потенциально главных направлений трекера – исторические источники в *pdf и *djvu. Форматы вроде *fb2 специалисты презрительно называют "текстовым мусором" и не заморачиваясь хранят на жестком диске Библиотеку Flibusta, выкачанную целиком. Различные г... сборники *fb2 – "попаданцы", фэнтези – обеспечивают приток народа на сайт.Маньяки Буктрекера и Рутрекера, сцепив зубы, упрямо берегут архивы канувшей в Лету библиотеки "Homelab", всю эту гору CD- и DVD-дисков с неразобранной технической литературой.4) Публичная Библиотека – http://publ.lib.ru/Не требует регистрации.Внутренний поиск на сайте, признаться, отвратителен. Найти что-то нереально. Делаю так: вбиваю в Гугл-поиск название книги или автора и рядом после пробела слово publ.lib.ru. За лентой обновления библиотеки можно следить в разделе "Поступления".У создателей сайта явный перебор со старой технической литературой, за что в свое время они подвергались критике. Впрочем, любители математики и астрономии будут довольны великолепными сканами редких изданий, а лично меня радуют появляющиеся здесь географические книги – путешествия по Африке, Антарктиде, история открытий и т.п.Координация и общение – на отдельном форуме: http://publ.lib.ru/cgi/forum/YaBB.pl5) Library Genesis – http://libgen.ioКанонический спецхран-монстр, попытка объять необъятное. Не требует регистрации.Пример поиска: пишем фамилию Резерфорд, часть результата на скриншоте:Либген довольно неповоротлив и задумчив, иногда можно быстрее найти книгу у его пиратских собратьев http://bookfi.net/ и http://bookzz.org/, также не требующих регистрацию. Bookzz позиционирует себя как "The world's largest ebook library". После таких громких заявлений библиотека обречена – рано или поздно ее закроют.6) Форум РуБорд – http://forum.ru-board.comТребует регистрацию. Примеры тем на форуме:• Книги Физика Математика Химия• eBook: философия, культура, обществознание, история, религия• Книги по экономике, менеджменту, маркетингу• Науки о Земле. Геология, геофизика и др.• Компьютерные (IT) книги на РУССКОМ языке.Бываю на РуБорде только в одной теме – шахматной. Ее можно найти в разделе Андеграунд » eBookz. Это единственное место в Рунете, где появляются свежие сканы шахматных книг, журналов, бюллетеней и затем уже расползаются по сети. На Иммортале лента русскоязычных шахматных книг стопроцентно дублирует ленту РуБорда, а на Рутрекере новинок бывает от силы пять в год.7) Изредка захожу на скромный дружелюбный сайт NataFriends – http://natafriends.org, чтобы посмотреть, как у них дела. Информация от создателей:Данный сайт был запущен после исчезновения проекта natahaus/infanata. Задуман как площадка для обмена книгами и их обсуждения. На фоне потока ужасных книг, гадких сканов и вообще макулатуры хотелось бы тут видеть книги, которые можно рекомендовать. Также всячески приветствуются книги, выкладываемые в интернет впервые.8) Уважаема в интернете некоммерческая электронная библиотека ImWerden – http://imwerden.de/. Ее специализация – история XX века, литературоведение, поэзия, искусство, мемуары.9) Из собраний антикварных книг и периодики можно выделить три крупных проекта: РГБ – http://elibrary.rsl.ru/, Старые Книги – http://starieknigi.info/, Руниверс – http://www.runivers.ru/. Кое-что интересное можно найти на "собранном на коленке" заброшенном ресурсе Буква.орг – http://www.bookva.org.Об оцифровке старых книг и проекте Google Books подробнее в моем ЖЖ здесь и здесь.* * *Моя личная коллекция антикварных e-книг: http://www.gira.96.lt/bibl/books.html70 гигабайт – кажется, что много. Смотря с чем сравнивать. Есть уникумы-библиофилы, у которых собрания исчисляются терабайтами информации.ДОПОЛНЕНИЕ:Книги на украинском языке можно найти, главным образом, на сайтах:• Гуртом – торрент-толока – http://toloka.to/• Чтиво – вільна онлайн-бібліотека україномовної літератури – http://chtyvo.org.ua/• Diasporiana | Електронна бібліотека | Проект зі збереження інтелектуальної спадщини української еміграції – http://diasporiana.org.ua/• Читанка – http://chytanka.com.ua/• Аргонавти Всесвіту | Фантастика українською мовою – http://argo-unf.at.ua/а также на Рутрекере и других ресурсах, упомянутых в данном обзоре. До недавних пор большие полезные сборники книг и журналов были в свободном доступе на украинском EX.UA, который официально прекратил работу 1 января 2017 г. из-за давления правообладателей. Здесь мнения разделились: для одних "Экс" был главным национальным архивом фильмов, книг и музыки, для других – обычной, нет... не обычной, а мегасвалкой пиратского контента. Всё же редких вещей было немало, активистам даже пришлось объявлять акцию "Спасаем файлы ЕХ.UA". С "Экса" и других источников автор этих строк сделал качественные подборки. У пиратов когда-то такое называлось "Библиотека в кармане":Украина: Электронная библиотека DJVU PDF | Ukrainian Electronic Library • Украинская история, литературоведение, Тарас Шевченко http://fir-vst.livejournal.com/206575.html• Киев, археология, XX век http://fir-vst.livejournal.com/206751.html• Этнография, фольклор, украинский язык http://fir-vst.livejournal.com/206939.html• Диафильмы на украинском языке http://fir-vst.livejournal.com/203306.html• Редкие книги XX века http://ua-hist-books.livejournal.com/4779.htmlЧЕРНЫЙ СПИСОК:Следует избегать мусорных сайтов типа Коджес, Миркниг и др. Уважайте себя – не посещайте эти "депозитно-турбобитные" отстойники, созданные для выкачивания из вас денег и для заражения вашего компьютера троянами. Никогда не вводите свой номер телефона на подозрительных сайтах и не отсылайте денег и смс!Популярны сайты-пустышки, где – о чудо! – якобы есть любая книга, а на ваш жесткий диск скачается непонятный *exe-файл. Если откроете, получите блокировку компьютера и "вежливую" просьбу денег...Также в наш черный список угодил портал Твиркс – богомерзкий уродец, где для скачивания нужны некие баллы, а чтобы их заработать, Вы должны пахать на владельцев сайта. Эта туфта впаривается как забота о студентах, об образовании, с такими ангельскими улыбочками. Абсолютное неуважение – к посетителям здесь отношение как к потенциальным рабам.________поиск книг, библиотек, где искать, где найти, главные библиотеки, коллекции, ищу, помогите, лучшие сайты, новые сканы, самая большая, обзор, редкие уникальные, бесплатные онлайн-библиотекиВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

21 декабря 2016, 13:00

Дни Людвига Витгенштейна в Институте философии РАН

Art Electronics представляет Дни Витгенштейна в Институте философии РАН. Три январских дня будут посвящены Людвигу Витгенштейну — самому парадоксальному и харизматичному философу XX века, автору знаменитого «Логико-философского трактата», который даже спустя почти сто лет после издания остается неразрешенной загадкой.24 января — День первый: открытые лекцииНачало в 15:00, Красный зал Института философии, 6 этаж.А.Л. Никифоров «Трактат и логический позитивизм»О главном произведении «раннего» Витгенштейна, его ключевых идеях и «подводных камнях», а также о влиянии «Трактата» на логический позити­визм и аналитическую философию ХХ века – в лекции профессора, доктора философских наук Александра Никифорова (ИФ РАН).В.В. Васильев «Московские адреса Витгенштейна»В 1935 году Людвиг Витгенштейн с загадочными целями посетил Советский Союз. То ли он собирался преподавать философию и математику в Казани, то ли готовился к экспедиции на Крайний Север. Доподлинно известно, что в Москве его принимала Софья Яновская. С кем еще мог встречаться Витгенштейн во время этой поездки в Россию? О чем он беседовал с советскими философами и математиками? Какие московские адреса связаны с именем кембриджского философа? На эти вопросы попробует ответить профессор, доктор философских наук Вадим Васильев (МГУ).Е.Г. Драгалина-Чёрная «Уловка – 6.54»В лекции профессора, доктора философских наук Елены Драгалиной-Чёрной (НИУ ВШЭ) речь пойдет о «логической петле» заключительных афоризмов «Трактата». «Мои предложения, – говорит Витгенштейн, – служат прояснению: тот, кто поймет меня, поднявшись с их помощью – по ним – над ними, в конечном счете признает, что они бессмысленны… Ему нужно преодолеть эти предложения, тогда он правильно увидит мир. О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Здесь – двойное перформативное противоречие. Во-первых, правильное понимание предложений Витгенштейна ведет к осознанию их бессмысленности. Но возможно ли понимание бессмысленных предложений? Во-вторых, отнесение афоризма 6.54 к его собственному содержанию должно привести, коль скоро он принадлежит самому Витгенштейну и выражается «его предложением», к уяснению его бессмысленности. Но как можно следовать бессмысленным указаниям?В. А. Куренной «Философия оставляет все, как оно есть»Эдмунд Гуссерль и Людвиг Витгенштейн, два выдающихся аналитика ХХ века, и их парадоксальные высказывания о работе мысли, которая «оставляет все как было», – ­тема лекции профессора, кандидата философских наук Виталия Куренного (НИУ ВШЭ).П. В. Шулешко «Трёхмерный трактат»Трактат Витгенштейна как пример нелинейного текста. Графические модели трактата, их смысл, цели и ассоциативное поле. О том, как геометрические координаты «переодевают» язык – сообщение основателя и продюсера журнала Art Electronics Павла Шулешко.25 января — День второй: круглые столы по темам «Правила и индивидуальный язык», «Значение и языковая игра», «Добро и красота»Начало в 15-00, ауд. 313, зал заседаний Ученого совета.Участвуют исследователи из МГУ, НИУ-ВШЭ, РГГУ, ИФ РАН, аспиранты и студенты.Ведущие: В. А. Лекторский, З. А. Сокулер, Л. Б. Макеева, А. А. Веретенников.26 января — День третий: кинолекторийНачало в 15-00, ауд. 313, зал заседаний Ученого совета.Просмотр фильма Дерека Джармена «Людвиг Витгенштейн» и его обсуждение с главным редактором порталов W-O-S и Активный возраст Дарьей Борисенко.24-26 января 2017.Институт философии РАН. Москва, ул. Гончарная. д. 12, стр. 1.Вход свободный.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

10 декабря 2016, 15:46

Слово Патриарха: философские аспекты

Завершая краткий обзор философского содержания «Слов» Патриарха Кирилла, необходимо оценить их как не как отвлеченные от жизни метафизические конструкции, но как послания выдающегося русского мыслителя, написанные на основе глубокого знания отечественной духовной истории и пастырского общения с огромным количеством русских людей

22 сентября 2016, 18:00

СПЕЦЛИТЕРАТУРА. Виктор Пелевин: «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

Вышел новый роман Виктора Пелевина "Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами": еще одно увлекательное путешествие в мир без человека

12 сентября 2016, 02:41

"Что делать?" Перестаёт ли труд быть общечеловеческой ценностью?

Эфир: 11.09.2016. Выпуск 435. По некоторым признакам, труд (повседневная работа) перестаёт быть общечеловеческой и индивидуальной ценностью. Во всяком случае – для значительной части современной молодёжи. Кроме того, в некоторых самых богатых странах труд всех жителей этих стран становится не нужен экономике, а, следовательно, и обществу. Государство готово платить людям не за то, чтобы они работали, а за то, чтобы они не работали и не искали работу. Наконец, в таких странах, как США, некоторых странах Евросоюза, да и в России молодёжь готова трудиться (работать) только в том случае, если труд одновременно является и развлечением, трудом-отдыхом, а точнее – отдыхом-трудом. Многие философы и социологи считают, что мы находимся на этапе цивилизационного слома – перехода от общества человека трудящегося к обществу человека-бездельника. Так ли это на самом деле, а если да, то к чему это может привести в ближайшем и более отдалённом будущем, пойдёт речь в студии передачи «Что делать?» Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Гиренок Фёдор Иванович, доктор философских наук 2. Черныш Михаил Фёдорович, доктор социологических наук, руководитель сектора Института социологии РАН 3. Мигунов Александр Сергеевич, доктор философских наук, заведующий кафедрой философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова 4. Чернозуб Олег Леонидович, руководитель мониторинговых исследований ВЦИОМ 5. Тхостов Александр Шамильевич, доктор психологических наук, заведующий кафедрой психологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

04 сентября 2016, 12:05

Утонченный немецкий философ в дерьме войны... (34 фото)

Оригинал взят у oper_1974 в Утонченный немецкий философ в дерьме войны... (34 фото)        28 июля 1914 года Австрия объявила воину Сербии. Витгенштеин был непригоден к военнои службе из–за грыжи, но 7 августа все равно записался добровольцем. В течение всеи воины он продолжал заниматься философиеи.        Его метод - и тогда, и позднее - состоял в том, чтобы записывать приходившие в голову мысли в записную книжку в форме отдельных, но тем не менее взаимосвязанных заметок. Иногда это были одно-два предложения, содержавшие высококонцентрированную мысль, траектория которои указывалась, но без приведения подробностеи.        Витгенштеин напишет не менее пяти рукописеи, прежде чем летом 1918 года сочтет книгу законченнои. Таким образом, он сочинил весь "Трактат" во время воины, находясь на фронте, иногда в окопах, во время передышек между страшными боями.       "Мне кажется, по сути очевидно, что нам не одолеть Англию. Англичане - лучшии? народ на земле - не могут проиграть. Мы, однако, можем и должны проиграть, если не в этом году, то в следующем. Мысль, что наш народ будет разбит, вгоняет меня в жуткую депрессию, потому что я абсолютнеи?шии? немец".         "Внезапно проснулся в час ночи. Меня поднял леитенант, которыи приказал сразу идти к прожектору: "не одеваться". Я выбежал на мостик почти голыи. Ледянои ветер, дождь. Я был уверен, что погибну на месте.      Я был страшно взволнован и стонал вслух. Я почувствовал весь ужас воины. Теперь (вечером) я преодолел страх. Если мои нынешнии настрои не изменится, я буду всеми силами стараться остаться в живых".     На прожекторе должен был находиться рядовои, и выполняемая им задача была достаточно опаснои?. Однако настоящая проблема заключалась не в риске, а в том, что Витгенштеи?н терпеть не мог своих сослуживцев - и на этои канонерке, и позднее на Восточном фронте.       С его точки зрения, они, за редкими исключениями, представляли собои "сборище пьяниц, подлецов и тупиц", "злобных и бессердечных", "ужасающе ограниченных", совершенно бесчеловечных, как писал он в дневнике веснои 1916 года.    В большинстве своем эти люди происходили из рабочего класса, и у Витгенштеина с ними было мало общего. Жизнь на тесном судне, постоянно на грани между жизнью и смертью, еще сильнее высветила разницу между Витгенштеи?ном и ними.Он чувствовал, что его ненавидят, и в ответ ненавидел их. Его манеры и причуды, брезгливость и рафинированность в таких обстоятельствах оказались дополнительным раздражителем, особенно с учетом того, что они никак не соответствовали его низкому званию.Как когда-то в линцскои школе, Витгенштеин снова чувствовал себя отверженным и преданным. Он неоднократно пытался проявить христианское смирение, хотел заставить себя понять и принять своих товарищеи?.Но даже когда удалось побороть ненависть, неприязнь осталась. Тем не менее - и это было типичное для Витгенштеина самоистязание - он не искал избавления от своего положения. Хотя ему как выпускнику линцского училища были положены определенные льготы, он долгое время не хотел ими пользоваться.         Витгенштеин оказался в самои гуще злосчастнои Восточнои кампании 1914 года, в результате которои в начале ноября австрииское наступление остановилось и воиска едва не обратились в бегство.      В своем дневнике Витгенштеин приводит точное описание упадка боевого духа австрии?цев. В нем также содержатся зашифрованные записи - ценнеишии источник информации об эволюции его философских и личных взглядов.     Примерно в начале своеи военнои службы Витгенштеин зашел в книжныи магазин в Тарнове и обнаружил, что помимо открыток там продается лишь одна книга: "Краткое изложение Евангелия" Толстого.    Он купил ее, прочитал, перечитал и потом все время держал при себе (за что сослуживцы стали называть его "библеистом").       По мнению Макгиннеса, в толстовском варианте христианства Витгенштеин увидел путь к счастью, которыи показался ему привлекательным на фоне его безотрадного положения в армии, а может, и при воспоминаниях о более ранних мучениях, поскольку давал рецепт, как перестать зависеть от унижении и страдании, причиняемых внешними факторами.        Толстои определенно стал утешением для Витгенштеина: "Новости все хуже. Сегодня вечером будет объявлена постоянная готовность. Работаю более или менее каждыи день, с достаточнои. уверенностью. Я снова и снова проговариваю слова Толстого в уме. "Человек бессилен во плоти и свободен духом".      Да пребудет дух со мнои! Как я себя поведу, когда надо будет стрелять? Я боюсь не того, что будут стрелять по мне, а того, что не выполню свои? долг как следует. Боже, даи мне сил! Аминь. Аминь. Аминь" ( 13 сентября 1914 г.).      Через день он записал: "Теперь у меня есть возможность быть достоиным человеком, потому что я нахожусь перед лицом смерти". Здесь, без сомнения, звучит голос религиозныи, но христианскии? он лишь настолько, насколько можно считать христианством толстовскую интерпретацию.    Так или иначе, Витгенштеин стал христианином в достаточнои степени, чтобы возмутиться ницшевским "Антихристом", которого прочел ближе к концу 1914 года:   "Меня сильно задела ницшевская враждебность по отношению к христианству, поскольку в его сочинениях доля правды все-таки есть. Христианство, несомненно, единственныи бесспорныи путь к счастью, но что если кому-то на это счастье начхать?   Не лучше ли сгинуть несчастным в безнадежнои борьбе с внешним миром Но такая жизнь бессмысленна. Что мне делать, чтобы моя жизнь не оказалась потеряннои для меня. Я должен это постоянно сознавать" ( 8 декабря 1914 г.).       Вопрос о жизни и смерти в то время занимал Витгенштеина с личнои, а не с философскои точки зрения; в дневнике зашифрованные записи стоят рядом с обширными, но не имеющими к ним отношения и незакодированными заметками об основаниях логики, о языке и онтологии.          Следующии, 1915-и, год Витгенштеин провел в относительнои безопасности в артиллериискои мастерскои в Кракове, где его инженерные навыки оказались весьма востребованы.Летом при взрыве в мастерскои он получил небольшое ранение и некоторое время пролежал в госпитале. После этого он попал в другую артиллериискую мастерскую, которая располагалась в поезде, стоявшем недалеко от Львова-Лемберга.       Наконец в марте 1916-го Витгенштеина по его собственнои просьбе перевели в гаубичныи полк на русском фронте в Галиции. Здесь он добровольно вызвался дежурить по ночам на артиллерииском наблюдательном пункте - в том месте и в то время, где опасность была наибольшеи.      Он мучился от пищевых отравлении и других болезнеи, чувствовал себя затравленным сослуживцами, а в конце апреля - в первыи раз на своем наблюдательном пункте - оказался в зоне боевых деиствии, под прямым огнем противника.      Тем не менее он почувствовал, что наложит на себя руки, если его вдруг соберутся перевести оттуда в другое место. "Возможно, близость к смерти наполнит мою жизнь светом" (4 мая 1916 г.).         "Делаи что можешь. Выше головы не прыгнешь. Будь бодр. Довольствуися собои. Потому что другие не будут тебя поддерживать, а если и будут, то недолго (и тогда ты станешь для них обузои). Помогаи сам себе и другим своеи силои.     И в то же время будь бодр. Но сколько силы человек должен расходовать на себя и сколько на других? Сложно прожить благую жизнь. Но благая жизнь - это что-то хорошее. И да свершится воля твоя, а не моя" (30 марта 1916 г.).    Только после нескольких месяцев, проведенных в опаснеиших обстоятельствах, эти личные записки стали соединяться с философскои системои, которую разрабатывал Витгенштеин, приобретя вид незашифрованных общих заметок о Боге, этике и смысле жизни; некоторые из них попали на последние страницы "Трактата".    Они отражают не только его недавнии опыт, но и впечатления от чтения Шопенгауэра, Ницше, Эмерсона, Толстого и Достоевского (он так часто перечитывал "Братьев Карамазовых", что знал целые пассажи из романа наизусть).        Витгенштеин сознавал, что рамки его изыскании расширились. Ближе к концу лета 1916 года он писал: "Я работаю теперь не только над основаниями логики, но и над сущностью мира" (28 августа 1916 г.).     Дневник он ведет в это время гораздо реже, чем раньше, но удивительно, что он вообще занимается философиеи в таких обстоятельствах, потому что лето тогда выдалось особенное.Дивизия, в которои? он служил, оказалась под ударом русскои армии во время Брусиловского прорыва и была вынуждена отступить с тяжелыми потерями (по разным оценкам, они составили до 80% личного состава).    Затем были бои в Буковине, сражение при Коломые. Витгенштеин воевал образцово - это известно из отчетов его начальства.     В одном из таких отчетов говорилось, что, "не обращая внимания на плотныи артиллериискии огонь по каземату и рвущиеся мины, Витгенштеин наблюдал, откуда стреляют минометы, и определил их расположение. Таким примерным поведением он оказал успокаивающее воздеиствие на своих сослуживцев". Его наградили двумя медалями и произвели в капралы.         За такое поведение на фронте в октябре 1916 года Витгенштеи?на направили в офицерскую школу в моравском Ольмюце. Здесь он познакомился с Паулем Энгельманом, молодым евреем-архитектором, учеником Лооса и другом Крауса, которыи разделял бoльшую часть художественных взглядов Витгенштеи?на и иногда публиковался в Die Fackel.      Они быстро подружились. Это была замечательная дружба, она длилась больше десяти лет и привела к тому, что Витгенштеин и Энгельман вместе работали над строительством знаменитого особняка Маргарете Витгенштеин в конце 1920-х годов.     В Ольмюце Витгенштеин вошел в литературныи кружок Энгельмана, которыи в основном состоял из образованных молодых евреев: интеллектуалов, художников и т. д. Витгенштеин сразу оказался в самом центре этого кружка, по сути став в нем звездои.    Ведь он происходил из знаменитои венскои семьи, обладал утонченным чувством культуры, изучал философию и логику у Рассела в Кембридже, разрабатывал собственную философскую систему и, наконец, что не менее важно, только что вернулся с Восточного фронта, где находился лицом к лицу со смертью.     Знакомство с членами ольмюцкого кружка можно расценить как примечательное еще в однои ретроспективнои связи: это было единственное соприкосновение Витгенштеина с евреискои? средои, хотя евреиство этих молодых людеи и не было столь уж содержательным.     Его связывала с ними скорее общая "потребность в самодельнои религии" (По мнению Макгиннеса, Витгенштеин искал замену своему традиционному христианскому воспитанию, а интеллектуалы из Ольмюца - альтернативу евреиству, потерявшему для них свои традиционныи смысл).        В январе 1917-го Витгенштеин вернулся на Восточныи фронт уже офицером. Перед этим он пожертвовал австрии?скому правительству один миллион крон на разработку двенадцати-дюимовои гаубицы.      Вскоре он снова участвовал в тяжелых боях во время июньского наступления русскои армии, после чего был награжден еще однои медалью за храбрость и представлен к очередному званию.     В феврале 1918 года его произвели в леитенанты, а в марте перевели на Итальянскии фронт. В ходе июньского наступления австрииских воиск он проявил исключительное мужество и спас жизнь нескольким сослуживцам, за что был представлен к золотои медали "За храбрость", но в итоге получил награду более низшеи степени.      В характеристике Витгенштеина читаем: "Его исключительно отважное поведение, спокоиствие, хладнокровие и героизм завоевали всеобщее восхищение в воисках. Своим поведением он подал замечательныи пример преданного и храброго выполнения воинского долга".          Год 1918-и оказался для Витгенштеина важным в нескольких отношениях. Во-первых, закончилась воина, а для него даже на неделю раньше установления окончательного перемирия, так как недалеко от Тренто его взяли в плен итальянцы.       Во-вторых, в этом году он потерял своего близкого друга Дэвида Пинсента. Дэвид не был призван в деиствующую армию, но учился на летчика-испытателя. В мае 1918 года во время пробного полета Пинсент разбился.      Это была страшная потеря для Витгенштеина, и, возможно, именно ею можно объяснить желание покончить с собои, возникшее у него во время отпуска в Австрии. По некоторым сведениям, жизнь ему спас его дядя Пауль.       Пинсент и Витгенштеин переписывались во время воины (через Швеицарию), и письма Дэвида служили для Людвига большим утешением.        Получив в 1914 году первое письмо от Пинсента, Витгенштеин от радости даже расцеловал конверт. Он очень хотел снова увидеться со своим другом, называл его "мои? дорогои Деиви" и писал в дневнике: "Чудесное письмо от Дэвида... Ответил Дэвиду. Очень чувственно" (16 марта 1915 г.).     По этим фразам видно, что Людвиг деиствительно был безответно влюблен в Дэвида и сам это вполне сознавал, записывая в дневнике: "Интересно, думает ли он обо мне хотя бы в половину тои силы, с которои думаю о нем я".Перевод: Максим Шер.

02 сентября 2016, 19:37

Opus Magnum. Дионис Каптарь."Образ зла"

О том, какие страшные мерзости творятся под маской абстрактного добра, образах демонических сил в литературе и своей книге "Зло" в программе Галины Иванкиной "Opus Magnum" рассказывает постоянный автор и ведущий "День-ТВ" Дионис Каптарь. #ДеньТВ #OpusMagnum #Каптарь #Иванкина #зло #добро #литература #кино #искусство #ДжонниДепп #гуманизм

16 августа 2016, 10:42

Видео: День рождения Авиценны

Здравствуйте, вы смотрите программу «Директива Дугина». В 980 году 16 августа родился выдающийся иранский философ Ибн Сина, известный в Средневековой Европе как Авиценна. Авиценна представляет собой уникальное явление в области мысли. Не только благодаря обширности своих знаний, охватывавших множество областей – от медицины и металлургии до астрономии и метафизики, но и по своей глубине. В основе философии Ибн Сины лежит главный тезис: Бог – это умное начало, и проявляет себя через ум. Именно Ум является главным и центральным творением Бога, созданным по его образу и подобию.Подробнее: http://katehon.com/ru/node/37994

15 июля 2016, 16:45

Ольга Четверикова. "Нейрорабство - реальность ХХI века".

"Те из нас, кто способствовал развитию новой науки — кибернетики, находятся, мягко говоря, не в очень-то утешительном моральном положении. Эта новая наука, которой мы помогли возникнуть, ведет к техническим достижениям, создающим, как я сказал, огромные возможности для добра и для зла. Мы можем передать наши знания только в окружающий нас мир, а это – мир Бельзена и Хиросимы. Мы даже не имеем возможности задержать новые технические достижения. Они носятся в воздухе, и самое большее, чего добился бы кто-либо из нас своим отказом от исследований по кибернетике, был бы переход всего дела в руки самых безответственных и самых корыстных из наших инженеров". - эта фраза Норберта Винера очень точно описывает ситуацию, в которой оказалось современное человечество в своей зависимости от новых технологий. Диалог ведущего "День-ТВ" Дмитрия Перетолчина и доцента МГИМО, кандидата исторических наук Ольги Четвериковой о перспективах развития кибернетики. #ДеньТВ #Четверикова #Перетолчин #нейрорабство #кибернетика #Винер #религия #Фромм #организм #механизм #общество #машина #технология #техногнозис #информация #гностика #Вселенная #наука #генетика #человек #днк #власть #роботы #мозг #клон #душа #Бог #православие #этика #трансгуманизм

11 мая 2016, 20:17

Во многих знаниях многие печали

Путь к Истине чреват опасностями. «Во многих знаниях многие печали», — вздохнул некогда библейский пророк. И был абсолютно прав. Гораздо комфортнее благодушное неведение, чем беспощадное сияние Истины. Опасности, подстерегающие на пути к ней, образно и доходчиво описали мусульманские мудрецы — суфии. Путь этот подобен бесконечному коридору со множеством дверей. Истина многолика, и открывая дверь за дверью, узнаешь лишь малую ее часть. Но с каждым разом, с каждой открытой дверью ты невольно и необратимо удаляешься от тех, кто счастлив в неведении, для них ты маг и изгой одновременно. Самое страшное то, что иногда не хватает личных сил, чего-то невыразимого словами, что толкнуло тебя в путь, и тогда к ужасу своему узнаешь, что следующая дверь не поддается, а впустившая тебя не открывается. Человек, порвавший с мирской и земной жизнью ради заоблачных высей и неземной мудрости, оказывается как бы между небом и землей. Накопленных знаний и мощи недостаточно, чтобы прорваться выше, но они же не позволяют вернуться в мир людей. И тогда отверженные небом и не принятые землей превращаются в черных магов, озлобленных и могучих демонов, изливающих всю желчь от поражения на головы тех, кого презирают от бессилия и ненависти. Суфии называют их «святыми сатаны». Подобное притягивает к себе подобное, гласит один из законов магии. В какие бы времена и в каких бы странах ни появились «святые сатаны», в какие бы слова ни облекли они свое учение, они находят себе подобных, объединяются в кланы, заключают временные союзы и порождают все новых и новых приверженцев, чтобы во времена смуты, когда вихрь событий размывает грань между добром и злом, попытаться раз и навсегда переделать мир под себя... О. Маркеев ."Чёрная луна"

22 марта 2016, 20:19

Николай Смирнов. Иван Ефремов: грани будущего

Историк, педагог, исследователь Николай Смирнов о жизни, научных трудах и литературном творчестве российского учёного, философа, писателя-фантаста Ивана Антоновича Ефремова; о его отношении к Сталину и видении развития коммунизма, его предсказаниях о "весёлых 90-х" и том, каким он видел будущее человека и Земли; а также о значении Ефремова для современной России и мира. Ведущий - главный редактор философского журнала "Волшебная гора", директор исследовательской группы "Истоки Цивилизации" Алексей Комогорцев. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

18 февраля 2016, 15:20

Разведка прошлого, настоящего и будущего. Девятов-17-02-2016

17-02-2016 года очередное занятие Школы Здравого Смысла при КТ ВИИЯ КА. Тема: «Разведка прошлого, настоящего и будущего». Докладчик: Андрей Петрович Девятов, воин - интернационалист СССР, член Союза писателей России. http://shzs.info/ http://www.peremeny.ru/books/osminog/author/ptr Фонд информационной поддержки Школы здравого смысла Сбербанк номер счёта 5469 3800 2034 3397

Выбор редакции
08 февраля 2016, 15:09

Алексей Богачев. "Душа и жизнь: что делать в кризис?"

Алексей Богачев о психологических основах выживания в кризис, об одинокой птице и о умении слушать сердце. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: — Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 — Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 — Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

28 января 2016, 00:03

Мемория. Владимир Соловьев

28 (16) января 1853 года родился религиозный философ и поэт Владимир Соловьев.   Личное дело Владимир Сергеевич Соловьев (1853 – 1900) родился в Москве в семье знаменитого историка С. М. Соловьева, автора многотомной «Истории России с древнейших времен». Воспитанный в православной вере, Владимир Соловьев в возрасте 13 – 18 лет пережил глубокие сомнения в религии, «прошел через различные фазы теоретического и практического отрицания», как он вспоминал. Окончив в 1869 году гимназию, Соловьев поступил в Московский университет. Вероятно, не без влияния юношеского материализма, он избрал физико-математический факультет университета, но, проучившись там два года, перешел на историко-филологический. Закончил университет в 1873 году и уже на следующий год защитил магистерскую диссертацию «Кризис западной философии». Через месяц после защиты Владимир Соловьев стал доцентом Московского университета и с начала зимнего семестра  приступил к чтению лекций. Почти одновременно он начал читать лекции и на Высших женских курсах в Москве. Преподавал историю философии, логику, классическую греческую и новейшую европейскую философию. В 1875 году Соловьев отправился в заграничную научную командировку в Лондон «для изучения в Британском музее памятников индийской, гностической и средневековой философии». Соловьев занимается в библиотеке музея, но неожиданно бросает работу и отправляется в Египет, в Каир. Научные изыскания Соловьева прервало мистическое переживание – в читальном зале библиотеки Британского музея ему явился образ Софии Премудрости Божией, образ Мировой Души и Вечной Женственности. При этом Соловьев получил веление отправиться в Египет. Там, в пустыне видение снова посетило его. В 1877–1881 годах Соловьев читал курсы лекций в Петербургском университете и на Высших женских курсах и опубликовал труды «Философские основы цельного знания» (1877) и «Критика отвлеченных начал» (1877–1880). В 1878 году Соловьев выступил с серией публичных лекций «Чтения о Богочеловечестве», где утверждал, что каждый человек должен стремиться, подражая Христу, развивать заложенное в нем Божественное начало. Но в современном мире, считал философ, религия перестала быть центром, подчиняющим себе все стороны жизни, и человечество утратило истинные духовные ориентиры. Социалистические учения, пытающиеся устроить рай на Земле без Бога, также казались ему неосуществимыми. Выход он видел в религиозном преображении, когда каждый станет подобным Христу, то есть Богочеловеком. Соловьев был убежден: это и есть истинная цель исторического процесса. 28 марта 1881 года Владимир Соловьев произносит речь, в которой обращается к Александру III с просьбой помиловать народников-цареубийц. Считая смертную казнь безнравственной и антинародной, он призвал царя поступить по-христиански и отказаться от приговора. Сохранилось письмо Соловьева Александру III, в котором он говорит «только духовная сила Христовой истины может победить силу зла и разрушения… Настоящее тягостное время дает русскому Царю небывалую прежде возможность заявить силу христианского начала всепрощения…». После этой речи на Соловьева поступают доносы, и, в конце концов, он был вынужден оставить преподавание. После этого Соловьев занимался исследованиями в области философии и истории религии, публиковал статьи и книги. Издание некоторых его произведений в России запрещала духовная цензура, поэтому их приходилось печатать за границей. Жил философ в эти годы или в домах друзей, или за границей. По словам Анатолия Кони, быт Соловьева был лишен «даже самых скромных удобств и той минимальной обеспеченности, которая необходима для спокойного изложения своих дум и созерцаний. Вечный странник, не знавший подчас, где главу преклонить, не имевший, и в прямом и в переносном смысле "ни кола, ни двора", бедно и скупо одетый, слабый физически, хрупкий, впечатлительный, он не был, употребляя выражение Некрасова "любящей рукой ни охранен, ни обеспечен". Появлявшиеся деньги тратил моментально, раздавал всем, кто просит, а ежели не было денег, мог снять с себя и отдать шубу, сам оставшись зимой в легком платье…». В последний период жизни внимание Соловьева было сосредоточено на угрозе уничтожения европейской культуры в результате столкновения "двух культурных миров – Европы и Китая". Именно взаимоотношениям Запада с Востоком посвящены стихотворения «Панмонголизм» и «Ex oriente lux». Умер Владимир Соловьев 31 июля 1900 года в Узком, имении Трубецких близ Москвы.   Чем знаменит Владимир Соловьев сыграл огромную роль в возникновении русской религиозной философии начала XX века и в появлении символизма в русской поэзии. Не будет преувеличением сказать, что он во многом определил развитие русской культуры. Он оказал сильное влияние на русских философов С. Трубецкого, С. Булгакова, Н. Бердяева, П. Флоренского, С. Франка. Его роль в развитии русской мысли настолько велика, что писатель Георгий Гачев назвал Соловьева «Пушкиным русской философии». Под воздействием Владимира Соловьева формировалось мировоззрение Александра Блока, Андрея Белого, Вячеслава Иванова.   Владимир Соловьев Торжество христианских идеалов, считал Соловьев, возможно лишь на началах любви. О том, как понимал он значение этого чувства в жизни человечества, рассказывает цикл его статей под общим заглавием «Смысл любви». Подразумевается не обыденная влюбленность, а особое, мистическое ощущение связи между людьми. Такое понимание любви ближе всего к евангельскому изречению «Бог есть любовь». Для Соловьева любовь – важнейший принцип отношений между людьми, помогающий человеку преодолеть природный эгоизм и ощутить свое единство со всем человечеством. Вслед за Достоевским Соловьев верил в то, что любовь и красота спасут мир. Красоту он рассматривал не как теоретики «искусства для искусства», для которых она была источником эстетического наслаждения. По Соловьеву, подлинная красота соединяет в себе добро и истину, открывает их в жизни и искусстве, а потому помогает преображению и спасению мира. Будущее искусства Соловьев видел в соединении с религией, которая поможет искусству стать реальной силой, «просветляющей и перерождающей весь человеческий мир». «Художники и поэты, – писал философ, – опять должны стать жрецами и пророками, но уже в другом, более важном и возвышенном смысле: не только религиозная идея будет владеть ими, но они сами будут владеть ею и сознательно управлять ее земными воплощениями». Людям искусства предстоит «воздействовать на реальную жизнь, направляя и улучшая ее, согласно известным идеальным требованиям». В последние годы жизни постоянной темой размышлений Владимира Соловьева был приближающийся конец мира. Он изложил свои предчувствия в «Трех разговорах о войне, прогрессе и конце всемирной истории…» (1900). Соловьев считал, что перед концом света человечеству предстоит последнее решительное испытание – приход в мир Антихриста. «Три разговора» написаны в жанре платоновских диалогов. Каждый из участников  (политик, генерал, молодой князь и др.) излагает свою точку зрения на текущие события. В конце все вместе читают «Краткую повесть об Антихристе». В ней предсказывается, что перед концом мира наступит эпоха господства обманщиков, которые под видом последователей Христа будут проповедовать враждебные христианству идеи. К этому времени человечество объединится в единое мировой государство, во главе которого и встанет Антихрист. Это будет гениальный злодей, способный соблазнить человечество, посулив ему социальные реформы и материальные блага. Внешне жизнь Антихриста многим покажется праведной: он будет аскетом, щедро помогающим людям, но его действия продиктует не любовь к человечеству и истине, а тщеславие. Подлинную сущность Антихриста поймет лишь небольшая часть христиан, которые будут подвергнуты неслыханным гонениям. Лишь второе пришествие Христа на Землю спасет мир. О чем надо знать Как вспоминал Соловьев, явление Софии было даровано ему трижды. О посетивших его видениях он рассказал в поэме «Три свидания». Первый раз это случилось во время церковной службы, когда ему было всего девять лет. Алтарь открыт... Но где ж священник, дьякон? И где толпа молящихся людей? Страстей поток, - бесследно вдруг иссяк он. Лазурь кругом, лазурь в душе моей. Пронизана лазурью золотистой, В руке держа цветок нездешних стран, Стояла ты с улыбкою лучистой, Кивнула мне и скрылася в туман. Второе явление образа Вечной Женственности произошло в Британском музее, третье – в египетской пустыне. И в пурпуре небесного блистанья Очами, полными лазурного огня, Глядела ты, как первое сиянье Всемирного и творческого дня. Что есть, что было, что грядет вовеки - Все обнял тут один недвижный взор... Синеют подо мной моря и реки, И дальний лес, и выси снежных гор. Все видел я, и все одно лишь было - Один лишь образ женской красоты... Безмерное в его размер входило, - Передо мной, во мне - одна лишь ты. О лучезарная! тобой я не обманут: Я всю тебя в пустыне увидал... В моей душе те розы не завянут, Куда бы ни умчал житейский вал. Один лишь миг! Видение сокрылось - И солнца шар всходил на небосклон. В пустыне тишина. Душа молилась, И не смолкал в ней благовестный звон.   Прямая речь В детстве всякий принимает уже готовые верования и верит, конечно на слово… Многие (в былые времена почти все) с этими представлениями остаются и живут хорошими людьми. У других ум с годами растет и перерастает их детские верования. Сначала со страхом, потом с самодовольством одно верование за другим подвергается сомнению, критикуется полудетским рассудком, оказывается нелепым и отвергается… Многие останавливаются на такой свободе ото всякого убеждения и даже очень ею гордятся; впоследствии они обыкновенно становятся практическими людьми или мошенниками. Те же, кто не способен к такой участи, стараются создавать новую систему убеждений на месте разрушенной, заменить верования разумным знанием… Итак… человек относительно религии при правильном развитии проходит три возраста: сначала пора детской или слепой веры, затем вторая пора – развитие рассудка и отрицание слепой веры, наконец, последняя пора веры сознательной, основанной на развитии разума. Из писем Владимира Соловьева Французская революция, с которой ясно обозначился существенный характер западной цивилизации как цивилизации внерелигиозной, как попытки построить здание вселенской культуры, организовать человечество на чисто мирских, внешних началах, французская революция, говорю я, провозгласила как основание общественного строя – права человека вместо прежнего божественного права. Эти права человека сводятся к двум главным: свободе и равенству, которые должны примиряться в братстве. Великая революция провозгласила свободу, равенство и братство. Провозгласила, но не осуществила: эти три слова так и остались пустыми словами. Социализм является попыткой осуществить действительно эти три принципа. Революция установила гражданскую свободу. Но при существовании данного общественного неравенства освобождение от одного господствующего класса есть подчинение другому. Власть монархии и феодалов только заменяется властью капитала и буржуазии. Одна свобода еще ничего не дает народному большинству, если нет равенства. Революция провозгласила и это последнее. Но в нашем мире, основанном на борьбе, на неограниченном соревновании личности, равенство прав ничего не значит без равенства сил. Принцип равенства, равноправность оказалась действительною только для тех, кто имел в данный исторический момент силу. Но историческая сила переходит из одних рук в другие, и, как имущественный класс, буржуазия, воспользовался принципом равенства для своей выгоды, потому что в данную историческую минуту за этим классом была сила, так точно класс неимущий, пролетариат, естественно стремится воспользоваться тем же принципом равенства в свою пользу, как только в его руки перейдет сила. Общественный строй должен опираться на какое-нибудь положительное основание. Это основание имеет или характер безусловный, сверхприродный и сверхчеловеческий, или же оно принадлежит к условной сфере данной человеческой природы: общество опирается или на воле Божией, или на воле людской, на воле народной. Против этой дилеммы нельзя возражать тем, что общественный строй может определяться силой государственной власти правительства, ибо сама эта государственная власть, само правительство на чем-нибудь опирается: или на воле Божией, или на воле народной. Владимир Соловьев «Чтения о Богочеловечестве» Во взгляде Соловьева, который он случайно остановил на мне в тот день, была бездонная синева: полная отрешенность и готовность совершить последний шаг; то был уже чистый дух: точно не живой человек, а изображение: очерк, символ, чертеж. Одинокий странник шествовал по улице города призраков в час петербургского дня, похожий на все остальные петербургские часы и дни. Он медленно ступал за неизвестным гробом в неизвестную даль, не ведая пространств и времен. Александр Блок «Рыцарь-монах» 7 фактов о Владимире Соловьеве Среди предков Владимира Соловьева по материнской линии был философ Григорий Сковорода. Магистерскую диссертацию Соловьев защищал не в Московском университете, а в Петербурге. А. Ф. Лосев, автор книги о Соловьеве, объясняет это тем, что Владимиру Соловьеву было неловко защищать диссертацию в университете, где его отец занимал пост ректора. Летом 1878 года Соловьев вместе с Достоевским ездил в Оптину пустынь. Считается, что некоторыми чертами Соловьева Достоевский наделил Ивана и Алешу Карамазовых. Меньшую известность получила деятельность Соловьева в качестве переводчика. Между тем, он переводил на русский язык Платона, Шиллера, Гейне, Петрарку, Данте, Микеланджело, Мицкевича, Лонгфелло и Теннисона. Соловьеву принадлежит первый полный перевод на русский язык «Энеиды» Вергилия. Цитата из стихотворения Соловьева «Панмонголизм» стала эпиграфом к «Скифам» Блока. Соловьев занимает важное место в мистическом труде «Роза Мира» Даниила Андреева. Владимир Соловьев писал и шуточные стихи в манере, напоминающей стихи Козьмы Пруткова. Обнаружив в сборнике «Русские символисты» строчки Брюсова, в которых упоминались "кнут воспоминанья" и "собаки секретного желанья", Соловьев написал знаменитую пародию: На небесах горят паникадила, А снизу - тьма. Ходила ты к нему иль не ходила? Скажи сама! Но не дразни гиену подозрения, Мышей тоски! Не то смотри, как леопарды мщенья Острят клыки! И не зови сову благоразумья Ты в эту ночь! Ослы терпенья и слоны раздумья Бежали прочь. Своей судьбы родила крокодила Ты здесь сама. Пусть в небесах горят паникадила, В могиле - тьма.   Материалы о Владимире Соловьеве Статья о Владимире Соловьеве в русской Википедии Владимир Соловьев в Библиотеке Якова Кротова Статья о Владимире Соловьеве в энциклопедии «Кругосвет» Владимир Соловьев в проекте «Хронос» Владимир Соловьев в Библиотеке Максима Мошкова  

23 января 2016, 20:02

Ильича планировали воскресить

Вождь мирового пролетариата скончался 21 января 1924 года. Но политбюро обсудило прощание с угасающим Ильичем еще осенью 1923-го.Похоронить по-русски!Ленин живее всех живых – это подтвердят и его многочисленные двойники, зарабатывающие на сходстве с вождем мирового пролетариата…Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН«Это страшное событие не должно нас застигнуть врасплох, – заявил тогда Калинин. – Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». С ним согласился Сталин. Мол, важно, чтобы все было приготовлено заранее и руководство страны не оказалось в растерянности. «Вопрос о похоронах беспокоит и некоторых наших товарищей из провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. В сожжении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования сохранить тело усопшего, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас нет».Троцкий тут же встал на дыбы: «По канонам Русской православной церкви угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону – сохранить тело Ленина. Прежде были мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича».Троцкого поддержали Бухарин и Каменев.Сталин стоял на своем. На его стороне были Калинин и Рыков. Голоса в политбюро разделились поровну.Достояние партииНеизвестно, как повернулись бы события, будь Троцкий 21 января в Москве. Но он уехал на кавказский курорт. Каменев и Бухарин без него поднимать бузу не стали. По воспоминаниям Бонч-Бруевича «Надежда Константиновна (Крупская. – Ред.) была против мумификации Владимира Ильича». Не одобряли этого и сестры Ленина Анна, Мария, брат Дмитрий. Но родственники не вольны были распоряжаться его телом. Оно стало достоянием партии! Победила идея Сталина о бальзамировании, замаскированная под инициативу «провинциальных товарищей». Откуда возникла эта экзотическая мысль?Сталин, учившийся на православного священника, и несостоявшийся ксендз Дзержинский, глава комиссии по организации похорон Ленина, прекрасно знали, что нетленность останков в христианстве – свидетельство святости. Их поддержал Луначарский, некогда глава фракции богостроителей в партии большевиков. «Научный социализм, – писал он еще в 1907 году, – самая религиозная из всех религий!»Настал удобный момент превратить большевизм в новую мировую религию, а тело покойного вождя – в ее главную святыню.Красный фараонВозможно, на решение сохранить тело Ильича и поместить в роскошный Мавзолей повлияла также главная археологическая сенсация той поры, пишет в своей книге «Ленин жив» исследователь Нина Тумаркин, дочь русских эмигрантов. А именно открытие за год до смерти вождя гробницы фараона Тутанхамона. В 1923 году мировая пресса взахлеб описывала найденные там баснословные сокровища. Туристы толпами устремлялись в Луксор. Мировая общественность вовсю обсуждала загадочные свойства тела фараона, не истлевшего за три тысячелетия. Кстати, профессор Збарский, бальзамировавший Ильича, прямо сравнивал свою работу с трудом древнеегипетских коллег-жрецов.Леонид Красин сочетал в себе веру в коммунизм и Страшный суд.Интересно позднее признание архитектора Константина Мельникова, проектировавшего саркофаг Ленина. Оказывается, общая идея вечного хранения и публичной демонстрации тела вождя принадлежала Леониду Красину. Тому самому инженеру-электрику Красину, которого Ленин называл «магом и волшебником большевистской партии». Красин, как и ряд других большевиков-интеллигентов, был очарован идеей философа Николая Федорова о воскрешении всех предков до второго пришествия Христа, чтобы они избежали Страшного суда. В 1921 году на похоронах друга-большевика технарь Красин прямо заявлял: «Я уверен, что наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясь всем могуществом науки и техники, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества…» В исполнительной тройке комиссии по похоронам Ленина Красин отвечал за сохранение тела вождя. Похоже, руководство партии мечтало в дальнейшем воскресить священную коммунистическую мумию. via

Выбор редакции
12 января 2016, 21:21

Осмысленная жизнь в бессмысленном мире

О том, что такое жизненный смысл. О том, как сделать свою жизнь осмысленной. О том, как наделить смыслом все то, чем ты живёшь и чего хочешь достичь. А так же о том, как избегнуть ловушек нереализуемых смыслов и бессмысленных целей...