Фонд развития интернет инициатив
Фонд развития интернет инициатив
В числе приоритетов Фонда Развития Интернет-Инициатив (ФРИИ) – финансовая и экспертная поддержка уже на ранних стадиях развития проектов. Фонд также планирует запуск различных образовательных программ и выступит с рядом законодательных инициатив. Эти шаги помогут повысить прозрачность и обеспечат эф ...
В числе приоритетов Фонда Развития Интернет-Инициатив (ФРИИ) – финансовая и экспертная поддержка уже на ранних стадиях развития проектов. Фонд также планирует запуск различных образовательных программ и выступит с рядом законодательных инициатив. Эти шаги помогут повысить прозрачность и обеспечат эффективное взаимодействие предпринимателей, инвесторов и государственных структур в сфере венчурных инвестиций в онлайн-проекты в России. ФРИИ будет содействовать развитию необходимой инфраструктуры и условий, способствующих появлению в России полноценной индустрии малого и среднего интернет-бизнеса.
Развернуть описание Свернуть описание
22 ноября, 12:15

Пальмовое масло убивает россиян

  • 0

В растительном жире содержатся ядовитые вещества, но чиновники закрывают на это глаза

21 ноября, 18:04

Жизнь людей должна улучшаться. Главные выводы московского слёта IoT-производителей

Видеонаблюдение, управление кораблями и ремонт украшений – как эти и другие сферы меняются под воздействием IoT-технологий, узнали посетители IV международного форума «Интернет вещей». В конференции приняли участие представители ФРИИ, «КРОК», «Группы компаний «Ренова» и Ассоциации Интернета вещей. Они обсудили влияние диджитализации на бизнес и IoT-рынок с точки зрения профессиональных инвесторов и разобрали практический опыт KFC, McDonald’s и «Лукойл». Кроме этого, на мероприятии наградили перспективные IoT-стартапы. Рассказываем о главных итогах форума. Читать дальше →

21 ноября, 15:41

Впечатление от 3-й конференции Innovate or Die

16 ноября 2017 года в Москве прошла 3 федеральная практическая конференция по корпоративным инновациям, Innovate or Die, организованная ФРИИ совместно с disruptive.vc. Я посетил это мероприятие и готов поделиться уже устоявшимися ощущениями и выводами. Читать дальше →

21 ноября, 15:19

Страшнее ртути и цианида: Как нас травят пальмовым маслом

«СП» выяснила, что смертельно ядовитое производство защищают чиновники

21 ноября, 10:10

Сбербанк, ФРИИ и FortRoss Ventures создали платформу для развития IT-проектов за рубежом

Уже ведутся переговоры сразу с несколькими инкубаторами и университетами.

21 ноября, 09:25

Сбербанк, ФРИИ и FortRoss Ventures создали платформу для развития IT-проектов за рубежом

Сбербанк, инвестфонд FortRoss Ventures и Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) создали платформу Global Pitch для международного развития бизнеса российских стартапов. В ближайшие несколько лет партнеры планируют отобрать 60 стартапов, обеспечив их экспертизой международного уровня и выходом на американских инвесторов, пишет «Коммерсант».

21 ноября, 08:42

«Сбербанк», ФРИИ и FortRoss Ventures запустили платформу для продвижения российских стартапов за рубежом

Партнёры обещают помочь с поиском инвесторов в Кремниевой долине.

21 ноября, 00:21

Стартапы подвигают к Америке // Сбербанк, ФРИИ и FortRoss Ventures создали платформу для развития IT-проектов за рубежом

Сбербанк, инвестфонд FortRoss Ventures и Фонд развития интернет-инициатив создали платформу Global Pitch для международного развития бизнеса российских стартапов. Партнеры намерены помогать им в общении с потенциальными инвесторами и глобальными фондами из Кремниевой долины. Интерес американских инвесторов к российскому бизнесу сейчас наиболее низкий за последние годы, предупреждают эксперты.

20 ноября, 22:31

ФРИИ запустил индивидуальный акселератор для ИТ-компаний с годовой выручкой от 50 млн рублей

Фонд развития интернет-инициатив рассказал о запуске программы индивидуальной акселерации для компаний в сфере ИТ. Об этом говорится на сайте сервиса.

20 ноября, 19:49

Канадка превратила свое лицо в бургер и пиццу

Визажистка из Канады Мими Чой превратила свое лицо в бургер и пиццу, а руки — в картошку-фри и хот-дог с помощью макияжа. По словам девушки, идея проекта пришла к ней, когда она проходила мимо «Макдональдса». Для создания своих образов она использует косметику и аквагрим.

20 ноября, 13:59

Russian Startups Go Global 2017 — новые глобальные возможности для российских IT-предпринимателей

Всем привет! 29 ноября мы проводим конференцию Russian Startups Go Global 2017 для IT-предпринимателей с потенциалом развития и масштабирования на международном рынке. В этом посте мы расскажем, как прошло мероприятие прошлого года, на какие блоки разделена программа Russian Startups Go Global 2017, и каких зарубежных гостей можно будет послушать на мероприятии. Читать дальше →

20 ноября, 12:27

Ренат Ибрагимов: «40 лет разницы в возрасте супругов – не проблема, а плюс»

Многодетный отец Ибрагимов в интервью «АиФ» - об институте брака, предназначении мужчины и жизни в паре с большой разницей в возрасте.

19 ноября, 15:09

Украина поняла, за счет чего может "сделать" Россию

В арсенале "тайного оружия" - лесопилки, маслобойки и картошка фри

17 ноября, 13:07

Модники умилились сумкам в виде кубика Рубика и картошки фри

Американский бренд аксессуаров класса люкс Judith Leiber выпустил новую линию сумок-клатчей в ценовой категории 400-500 долларов. Среди прочих моделей в ней представлен клатч в виде пакетика с картофелем фри и кубика Рубика. Дизайнер линии — Ди Оклеппо Хилфигер (Dee Ocleppo Hilfiger).

16 ноября, 21:33

Эксперт оценил принятый Госдумой закон о введении такс-фри в России

Советник руководителя Ростуризма Дмитрий Горин оценил принятый Госдумой закон о введении такс-фри в России, сообщает НСН. Читать далее

16 ноября, 15:27

Эксперт прокомментировал принятый Госдумой закон о введении такс-фри в России

Доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Алисен Алисенов в беседе с RT прокомментировал принятый Госдумой закон о введении такс-фри в России. Он напомнил, что подобная практика существует во многих странах и, как показал мировой опыт, уже доказала свою эффективность. Читать далее

16 ноября, 12:01

Госдума приняла закон о введении такс-фри в России

Госдума приняла в третьем чтении закон, который наделяет иностранных граждан правом на возврат НДС по покупкам, совершённым на территории России, передаёт РИА Новости. Читать далее

15 ноября, 00:16

Помощь в одно касание. Добрались ли до нуждающихся цифровые технологии?

Наша жизнь уже немыслима без «цифры». То и дело появляются новые сервисы с новыми услугами и возможностями. Как никому иному, они необходимы людям с ограниченными возможностями здоровья.

14 ноября, 17:34

Типичные проблемы IT-стартапов, которые мешают быстро развиваться, и как их избежать

На онлайн-конференции ФРИИ «Как построить бизнес на основе технологий» Звиад Кардава, ответственный за developer relations в Google, рассказал о проблемах технологических стартапов в разработке, развитии продукта и управлении процессами, и как их можно решить или избежать. Читать дальше →

11 сентября 2013, 00:00

Глава путинского фонда, инвестирующего в стартапы: мы не будем надувать пузырей

Руководитель Фонда развития интернет-инициатив Кирилл Варламов о роли Владимира Путина, поиске и отборе стартапов и стратегии выхода из проектов Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) получил от неназванных компаний 6 млрд рублей, на которые за три года намерен вырастить около 400 высокотехнологичных стартапов. Глава фонда Кирилл Варламов рассказал Forbes, как получить одобрение Владимира Путина, почему его организация не хочет повторять ошибок своих предшественников — Сколково и «Роснано» и как фонд собирается отбивать свои инвестиции. — Каким вы видите стартап, имеющий шансы на успех в рамках программы фонда? Фотогалереи — Расскажу несколько историй. Это может быть стартап с прорывной идеей, которая имеет потенциал выстрелить на глобальном уровне, провести IPO, заработать много денег. Это может быть социально значимый стартап. В их случае мы готовы менее жестко подходить по требованию IRR – возврату инвестиций, но суть в том, что и эти проекты должны уметь выживать, должны быть рентабельны. Представьте, что мы дадим инвестиции, проект проживет год, проест деньги, но что потом с ним делать? — Разве рынок стартапов не устроен по принципу «выживает один из 10»? — Пусть так, но проекты все равно не должны стартовать с идеей: «Хорошо, этих денег хватит на год, а потом закроемся». В идею должна верить и команда, и инвестор. Если идея взлетит и заработает, даже социально значимые проекты можно превратить в рентабельную инициативу. — С таким подходом не коррелирует ваш масштаб. Найти 400 идей, достойных инвестирования, за 3 года, – темпы, по которым не работают даже крупнейшие фонды Кремниевой долины… — В США порядок все-таки другой. Ведущие американские акселераторы в год прокачивают по 120-130 проектов, а там ведь далеко не один акселератор. — Вы с заокеанскими коллегами как-то кооперируетесь? С Y Combinator, например? — У нас есть люди, которые вплотную работали и с Y Combinator, и с другими ведущими мировыми акселераторами. Мы активно перенимаем их опыт. — Как избежать искусственного копирования? В США рынок складывался сам собой, у нас формирование столь крупного фонда похоже на насаждение новой рыночной модели «сверху». — Это правильный вопрос, просто копировать нельзя. Даже у американских акселераторов у каждого есть своя специфика. Тот же Y Combinator скорее специализируется на презентации проектов, упаковке стартапов для инвесторов. — Кстати, про Y Combinator. Крупнейший и самый известный игрок на рынке проинвестировал с 2006 года около 550 проектов. То есть ваши амбиции даже на этом фоне впечатляют. — Но они не единственные работают на рынке. Мы же создаем абсолютно новое поле в России. — И рынок, по-вашему, к этому готов? — Если брать все акселераторы США, речь идет о тысячах профинансированных стартапов в год. Мы хотим сделать 400 за три года. Разница все равно на порядок меньше. Но слепо копировать, повторяю, мы ничего не собираемся. У нас нет зрелой экосистемы, нам предстоит ее создать. Нужно не просто упаковать проект, нужно сперва научить команду работать, подтянуть их образование. Неизвестные деньги — Какие механизмы созданы для предотвращения конфликта интересов между фондом и проектами, которым будут выделяться деньги? В России, когда речь заходит о 6 млрд рублей, неизбежно возникают разговоры о распилах, откатах и т. д. — Вся процедура принятия решения об инвестициях достаточно отчуждена и от меня лично, и от штата фонда. Есть экспертный комитет, есть инвестиционный комитет, есть регламенты работы. Достаточно сложно повлиять на решения этих органов. Если кто-то попытается вмешаться в процесс, он будет выглядеть как слон в посудной лавке. Так что украсть что-то практически нереально в избранной нами схеме. — Что такое инвестиционный комитет и кто в него войдет? — Это структура, которая принимает решения, давать проекту деньги или нет. Он состоит из членов правления фонда, сотрудников фонда, но подавляющее большинство в нем будут составлять эксперты с рынка. — Вы экспертам что-то будете платить? — Плата небольшая, скорее символическая. — Подведена ли под фонд необходимая законодательная база? Крупные затеи государства в инновациях в последние годы – «Роснано», Сколково – сталкивались зачастую не столько с претензиями в прямой коррупции, сколько с тем, что выделенные деньги расходовались непонятным для регулирующих органов образом. — В законодательной базе есть пока белые пятна. Две основных вещи, которых не хватает, – это пробелы, связанные с опционными соглашениями, и это недостаток механизмов создания компаний, передачи долей для краудинвестинга. Мы прорабатываем вопросы и готовим к следующей думской сессии. Для детального анализа по конкурсу привлечена сторонняя компания. Что касается Сколково и «Роснано» – у нас есть одно ключевое отличие: мы не работаем с бюджетными деньгами. — Все-таки это с относительно не бюджетными… — Нет, они совсем не бюджетные. — Но в пуле инвесторов фонда ведь все равно участвуют госкомпании, насколько я понимаю. — Наши средства не подпадают под те правила расходования бюджета, под которые подпадают бюджетные средства. Значит, мы не подпадаем под федеральные законы о расходовании бюджетных средств и принимаем решения как обычная рыночная инвестиционная компания, а значит, имеем больше полномочий, у нас более развязаны руки. — Какие компании выделяют деньги, вы по-прежнему не раскрываете? — Не раскрываем, совершенно верно. — Просто вряд ли эти компании с большим удовольствием сами пришли к вам и отдали деньги. Их кто-то просил, заставлял? В пример можно привести то же Сколково: при первой возможности отказаться от принудительного финансирования «Сколтеха» госкорпорации с радостью от этой почетной обязанности отказались. — В нашем случае деньги уже прогарантированы и такой ситуации не случится. — А то, что для компаний все происходит в добровольно-принудительном порядке, вас не смущает? — Это вопрос не к нам. — Вы с людьми, которые принимали решения о финансировании фонда в этих компаниях, общались? С каким настроением они это делают? — Комментировать настроения людей, которые выделяют деньги, я, наверное, не готов. Деньги выделены, и мы будем реализовывать те цели, на которые они рассчитаны. — А с главой Сбербанка Германом Грефом, который раскритиковал идею фонда на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ), вы уже помирились? — Я не считаю, что мы ссорились. Он высказался критично, и это очень хорошо. Его критика заставила нас ответить на те вопросы, которые он задавал: где проекты, как потратить правильно деньги, как не залить рынок и т. д. Очень хорошие вопросы, и спасибо большое Герману Оскаровичу, что он их задал. Еще раз повторюсь: деньги не бюджетные, деньги умные, и мы не будем ими разбрасываться, а будем инвестировать только в привлекательные стартапы. Путин и стартапы — Еще одно опасение насчет вашего фонда касается общей активности государства в интернете. Принимаются регулирующие инициативы – черные списки, защита детей от вредной информации, антипиратский закон, вызывающие отторжение у отрасли. Ваш фонд в эту генеральную линию на попытку властей получить контроль над сетью скептики тоже записывают. Что можете ответить? — Не готов комментировать в целом политику государства в области интернета. Не думаю, что антипиратский закон связан с этой областью. Отторжение отрасли – нормальный процесс. У меня есть четкая задача – построение понятной индустрии для предпринимателей, инвесторов, стартапов, то есть любых участников рынка. Стартапы должны перестать быть непонятной зоной, где ходят люди с длинными волосами, что-то непонятное делают, а потом у них появляются или не появляются деньги. Наш фонд создаст историю команд, сделает понятным распределение ролей в командах, объективно оценит результаты их работы, чтобы возникала в хорошем смысле слова кредитная история, чтобы появлялась система понятных просчитываемых рисков для инвесторов. — Недавно несколько десятков интернет-предпринимателей подписали социальный контракт с Алексеем Навальным. Например, член экспертного совета вашего фонда Юрий Вировец. Учитывая, что фонд создан с отмашки Владимира Путина, как относитесь к тому, что отрасль выступила с критическим манифестом по отношению к власти? — Политика и многие другие вещи – это личное дело каждого. Если они считают, если они чувствуют так, это абсолютно их право. ФРИИ – исключительно про бизнес. — Президенту ваша концепция нравится? — Если бы она ему не нравилась, вряд ли нас бы поддержали. — В каком формате вы ему все это докладывали? — Ну часа времени у нас не было, но самое главное я изложить успел. — И он с энтузиазмом отнесся? Просто Владимир Владимирович раньше не сильно привечал интернет. — На эту тему у меня есть история. Когда-то мы искали в Naumen HR-директора. Того, кто был нам нужен, нашли с седьмого раза. Не потому, что не умеем искать, а потому, что не было нужного человека. Чтобы задача была решена, необходимо собрать команду, способную ее решить. Как собрать портфель проектов — С 15 июля ФРИИ собирает заявки от стартапов, которые хотели бы поучаствовать в предлагаемых вами программах инвестирования. Расскажите, как проходит процесс сбора заявок? Удовлетворяет ли вас динамика? — С 15 июля пришло порядка двух тысяч регистраций проектов и около 450 заявок на участие в акселераторе. — Чем отличаются регистрации от заявок? — Регистрации мы принимаем от всех команд, которые имеют свой проект. А с 1 августа параллельно стартовал старт сбора заявок на участие в акселераторе – это проекты, претендующие на финансирование фонда. — То есть регистрации – это проекты на более развитой стадии развития, в деньгах нуждающиеся не так остро? — Скорее наоборот. Это проекты на более ранних стадиях развития, с которыми мы будем работать на стадии преакселерации. — Что это за стартапы? — Можно выделить три ключевых направления. Во-первых, это мобильные приложения. Во-вторых, приложения, связанные с образованием. В-третьих, приложения, связанные с повышением качества жизни, некие вспомогательные сервисы. Большое количество проектов относится к сектору e-commerce. — Каких-то фаворитов для себя уже выделяете? Это то, что вы ожидали увидеть, или по качеству проекты пока не дотягивают до заданной планки? — Мы получили интересный эффект на стадии приема. По качеству проекты достаточно хорошие. При этом в акселератор иногда идут проекты, которые находятся на более поздней стадии, но еще недостаточно зрелые для посевной стадии, предполагающей инвестиции в $200-500 тысяч. Цель фонда – создание возможностей для молодых предпринимателей, которые хотят начать бизнес в области интернета. Мы решаем инфраструктурную задачу, чтобы люди понимали, что им нужно для того, чтобы создать свой бизнес: где взять деньги, где искать команду и так далее. Когда мы посмотрели на рынок, чтобы понять, где случился разрыв, чего не хватает индустрии интернет-проектов как целостной экосистеме, то увидели серьезные пробелы на ранних стадиях финансирования. Это предпосевная стадия финансирования с размером инвестиций порядка 1 млн рублей и посевная стадия с размером инвестиций от 5 млн до 15 млн рублей. Притом что на рынке работает достаточно большое количество фондов – более 120, которые заявляют, что работают с IT-сегментом, подавляющее большинство этих организаций готовы поддерживать проекты уже на достаточно поздних стадиях – инвестировать суммы в $1,5-2 млн туда, где сложился рынок, бизнес-идея прошла испытание реалиями, сложилась команда, есть финансовый результат и т. д. Но на вопрос, как добежать до этого уровня зрелости, никто не отвечает. Многие на рынке уверены, что стартапов, в которые можно вкладывать деньги, остро не хватает. Возникает понятийный разрыв. Проектам на ранних стадиях нужны средства, если это pre-seed финансирование – до 1 млн рублей, если seed – 5-15 млн. Проблема в том, что фонды не могут работать с этими стадиями, для них это нерентабельно. У них есть своя цена транзакций, своя цена управления проектами. Если они возьмутся за развитие стартапа на слишком ранней стадии, то попросту могут разориться. Фотогалереи — Вы с этой концепцией пришли в АСИ или идея фонда родилась уже в недрах АСИ? — Инициатором создания фонда выступил лично президент России. АСИ выступило учредителем (ФРИИ зарегистрирован как НКО). Стратегия, которую мы сейчас реализуем, была проработана на стадии работы над концепцией уже после принятия принципиального решения. Вначале была идея о создании фонда поддержки интернет-предпринимателей. — Эта идея родилась в Кремле? — Она была озвучена на заседании наблюдательного совета АСИ в ноябре 2012 года. После этого для проработки концепции привлекли меня. В марте эту концепцию я представил на следующем заседании наблюдательного совета АСИ, и документ был принят. Сама идея финансирования интернет-проектов на ранних стадиях давно обсуждается. Но наш анализ показал, что срабатывает она только на определенном масштабе, – когда у вас есть несколько десятков или даже сотен проектов. В этом случае идея рентабельна. Фонду, который инвестирует в проект $1,5-2 млн, выгодно инвестировать $30 000, просто чтобы проверить свои прогнозы и посмотреть на стартап в «боевом режиме». На нашей финансовой модели эта экономика стала абсолютно наглядной. — 6 млрд рублей на поддержку стартапов вам были выделены единовременно или это процесс, растянутый на 5 лет вашего существования? — Это деньги, которые нам гарантированы. Сегодня фонд обладает необходимым объемом средств. Часть денег мы уже получили. — У вас уже есть понимание, в какой пропорции деньги будут расходоваться на проекты в предпосевной, посевной и более развитых стадиях инвестирования? — Структура портфеля выглядит следующим образом: порядка 400 проектов будут профинансированы на предпосевной стадии – речь идет о суммах порядка 1 млн рублей. — Эти проекты – резиденты ваших акселераторов? — Да. Акселераторы будут в Москве и регионах. Затем мы планируем проинвестировать от 80 до 120 проектов на seed-стадии. Там размер инвестиций будет от 3 млн до 14 млн рублей. На этой стадии мы планируем вкладываться в проекты уже совместно с другими фондами и с бизнес-ангелами. И еще порядка 30-40 стартапов мы выберем на следующей стадии инвестирования – каждый из них получит до $9 млн. В целом наша задача – построение новой индустрии. На рынке существуют отдельные элементы этой инфраструктуры, но есть очевидные белые пятна, разрывы. Не хватает не только финансирования на ранних стадиях, но и такой важной для отрасли составляющей, как акселераторы. Это интенсивная трехмесячная программа, где есть три основных составляюих. Первая – тренер, или выделенный консультант, который помогает проекту, подсказывает правильные шаги и внимательно смотрит, куда и как двигается команда. Вторая – экспертный совет. В пуле акселераторов будут работать более 100 экспертов. Тренеры подсказывают команде, с каким экспертом выгоднее проконсультироваться. Третья составляющая – образовательная. У нас будет 8 образовательных модулей – маркетинг, продажи, продвижение и др., каждая команда может пройти до 5. Вообще, по нашим прогнозам, в совокупности в образовательную активность вокруг фонда будут вовлечены до 40 000 человек. Процесс отбора — 100 квалифицированных экспертов на российском рынке найти реально? — Экспертов можно найти значительно больше. Мы выбирали эту сотню из пула более чем 300 специалистов. — Расскажите про процесс отбора в акселераторы. — Когда вы получаете от инвесторов суммы с шестью нулями, у тех всегда возникает вопрос, как за вами присматривать. Всегда есть соблазн обойтись с деньгами по принципу spray and pray (потратить все разом), но нужен все-таки более системный подход. 1 августа мы начали отбирать проекты в акселератор, а закончим 9 сентября. Затем группа экспертов, как наших, так и с рынка, отрейтингует проекты и сформирует топ-100. — Эти эксперты будут известны? — Да. — Они будут работать по каким-то четким критериям? — Все критерии отбора будут максимально формализованы. В опроснике эксперты выставят баллы проектам, так появится финальный список топ-100. В конце сентября или начале октября мы проведем день интервью: пригласим топ-100 проектов на одну площадку, разобьем их на 4 группы, которые будут оценивать 4 группы экспертов. В итоге из топ-100 будут отобраны топ-40. Именно эти стартапы мы возьмем в московский акселератор, который стартует в конце октября. Месяц уйдет на процессы одобрения инвестиционного комитета, выделение денег и т. д. Оставшиеся 60 проектов получат предложение пройти онлайн-акселератор. Это почти такой же уровень поддержки – тренеры, эксперты и образование. Но проектам в онлайн-акселераторе мы не даем денег. Некоторые проекты могут просто не захотеть переезжать в Москву – часто у стартапов существует объективная географическая привязка к региону, где их и надо развивать. Другим не так остро нужны инвестиции – они могут прийти к нам именно за экспертизой. Акселератор – быстрый способ добежать до следующей стадии развития, резко повысить зрелость проекта, получить следующего уровня деньги. Если в обычных рыночных условиях команда может ходить по рынку 9, 12 или 17 месяцев в поисках тренеров и экспертов, то здесь те же шаги укладываются в интенсивный трехмесячный тренинг. Потом либо проект выходит к выполнению ключевых показателей эффективности – KPI, либо идея не срабатывает и команда распадается. Процесс в любом случае происходит очень быстро. Те стартапы, что добиваются исполнения KPI в акселераторе, могут рассчитывать на наши инвестиции и на инвестиции наших партнеров и на следующей, посевной стадии. Это хорошая гарантия. Все, что нужно делать, – это много, усердно и хорошо работать. — Хорошо работать значит зарабатывать деньги? — Как правило, да. Но предпосевная стадия – это совсем молодые проекты, о монетизации речь там идет очень редко. — Во сколько оцениваете российский рынок инвестиций в интернет-стартапы до своего прихода? У многих есть опасения относительно вашего фонда: пришел гигант, который надует «пузырь» на неготовом к таким масштабам финансирования рынке. — Наша идея заключается в другом. Мы хотим поднять новую волну проектов, с нуля довести их до уровня зрелости. Мы не идем сразу на стадию масштабирования бизнеса, где сейчас все топчутся. Мы дорастим до нее свои проекты. Мы не будем надувать никаких пузырей, а просто вытолкнем на рынок новую генерацию проектов, которые могут заинтересовать других игроков рынка инвестиций. — С этими игроками – посевными фондами, бизнес-ангелами – вы будете скорее сотрудничать или конкурировать? Не нарушит ли ваш масштаб принцип честной конкуренции за стартапы? — Мы ни с кем не конкурируем. Если кто-то хочет инвестировать в наших «подопечных», мы готовы. Соинвестирование – всегда хорошо, это разделение рисков, это более высокое качество экспертизы и т. д. Что касается бизнес-ангелов. В России этого элемента экосистемы фактически нет. Есть отдельные, очень уважаемые, яркие, интересные люди в ангельском движении, но это не тянет на систему. В США из 70 000 стартапов 69 000 получают финансирование от ангелов и только 1000 – от фондов. У нас совершенно другая ситуация. И это третье белое пятно рынка. Нет ангелов, нет единого формата проектов. Программа акселерации фонда должна ввести стандарт работы на рынке, чтобы люди учились понимать друг друга, чтобы у стартапов был единый формат упаковки, чтобы инвесторы могли легко сравнивать проекты между собой и не мучиться выбором между «теплым и мягким». Скоро фонд создаст клуб бизнес-ангелов. В него войдут и известные на рынке фигуры, и те, кто хочет заниматься этим, но пока не имеет достаточно компетенций. Ангелов мы будем звать и в акселератор, чтобы они знакомились с проектами. Отдельно будет создана площадка краудинвестинга – деньги в обмен на доли в стартапах. В итоге на выходе из акселератора или на посевной стадии проекты будут уже знакомы и понятны тем ангелам или фондам, которые получат возможность находиться рядом на протяжении всего пути развития. Выход — Долевое участие самого фонда в проектах предполагает контроль? — Нет, мы не собираемся контролировать проекты. На посевной стадии, уже после инвестирования, наша доля будет в диапазоне 20-40%. Но это будут проекты с хорошей родословной и удобной структурой сделки. Чем раньше начинаешь смотреть на то, как работает команда, тем точнее ты можешь прогнозировать будущее проекта и тем больше в итоге будет прибыль. Прибыль не от того, что ты рано и дешево купил долю в проекте, а от того, что рано начал за проектом наблюдать и купил то, что знаешь. Мы тратим много усилий на запуск программы преакселерации. В ее рамках мы никакие доли брать не будем. — То есть это будет просто голая идея? — Да, идея, которую можно обсуждать, которую можно опробовать, протестировать на ряде сервисов, получить консультации и подвести к акселератору. На стадии преакселерации мы готовы делиться с проектами большим массивом образовательной информации, важной аналитикой. Это должно повысить выживаемость проектов и привлекательность инвестиций. — Рынок тем не менее более чем рискованный. Как вы на себя берете обязательства по отдаче от инвестиций? — У фонда есть финансовая модель. Несмотря на то, что часть денег у нас выделена на инфраструктурные проекты типа акселератора и краудинвестинговой площадки, мы планируем вернуть всю сумму инвестиций. — Все за отведенный вам трех- пятилетний срок работы? — Да, активная стадия инвестирования рассчитана на три года, потом два года мы можем выходить из проектов. Есть три основных сценария выхода: IPO, продажа стратегу или management buy-out (MBO). — Сколько проектов дойдут до стадии выхода фонда из долевого участия? — Уровень смертности стартапов достаточно высокий. До конца дойдут далеко не все. — Так все-таки сколько выходцев из вашего акселератора доживут до этапа, на котором станет возможен прибыльный выход фонда? — Не все дойдут даже до посевной стадии, но на несколько десятков проектов мы рассчитываем. — И эти несколько десятков отобьют ваши инвестиции? — Совершенно верно. И это не обязательно будут выращенные нами проекты. — А после этого что будет с фондом? Вы продолжите существовать? — Пока этот вопрос открыт. На сегодня мы структурированы на три года с дальнейшим дофинансированием. — Но лоббировать продление собственного жизненного цикла вы собираетесь? — Об этом говорить преждевременно.Добавил: p.verteppi

27 августа 2013, 23:37

Прием заявок в Акселератор Фонда развития интернет-инициатив

До 9 сентября идет прием заявок в Акселератор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ).   В 2013 году у вас появилось еще больше возможностей, чтобы вывести на рынок успешный интернет-проект. Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) объявляет о старте сбора заявок на участие в осеннем Акселераторе.   Акселератор ФРИИ – это 3-х месячная программа интенсивного сопровождения проектов. Акселератор предоставляет возможность получить финансирование от $25.000 до $450.000.   Какие проекты мы ждем в Акселератор? К участию в отборе приглашаются команды из 2 и более человек, у которых есть перспективная идея или уже  запущенный интернет-проект с высоким рыночным потенциалом. Участвовать могут команды из любого города  России, любого возраста и с любым образованием. Критерии оценки проектов: объем рынка, на котором работает проект, команда, бизнес-модель, конкурентные преимущества.   Формы участия в акселераторе и что именно дает Акселератор ФРИИ.   Акселератор ФРИИ предлагает 2 формата участия: оффлайн в Москве и онлайн в зависимости от потребностей и желаний проекта.   Оффлайн-акселератор: $25 000 за 7% доли в проекте или за опцион Услуги: Образовательная программана 120 часов с ведущими бизнес-гуру 3 рабочих места и переговорная комната в офисе ФРИИ в центре Москвы Персональный куратор проекта из числа ведущих практиков рынка Выделенные часы экспертов и консультантов (более 100 экспертов и бизнес-консультантов)   Онлайн-акселератор: Нет начального финансирования Нет долевого участия Фонда Персональный куратор проекта Сокращенная образовательная программа Skype-общение с экспертами и консультантами   Проекты, которые пройдут отбор и покажут хорошие показатели в программе оффлайн или онлайн акселерации, смогут претендовать на получение финансирования в размере до $450 000. Эти средства позволят проектам осуществить более масштабный запуск, расширить аудиторию или выйти на новые рынки.   Срок подачи заявок в акселератор – до 9 сентября2013.   Что дальше? После приема заявок мы отберем ТОП100 интернет-проектов, которые пригласим на личные интервью с экспертами.По результатам интервью 40 проектов получат путевку в оффлайн-акселератор и еще 60 проектов – в онлайн, в зависимости от потребностей проекта. ТОП 100 проектов будут объявлены к 20 сентября 2013 года.   Программа Акселератора стартует в конце октября 2013 года и продлится 3 месяца.   Подробная информация об Акселераторе тут. Подать заявку на участие можно после регистрации на сайте iidf.ru и добавления своего проекта в Личном кабинете

16 августа 2013, 21:17

Ю.Мухин. Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)

Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизмНУ, БОЛЬШЕВИКИ, НУ, МОЛОДЦЫ!Напомню, что в России изначально марксистской была Российская социалистическая рабочая партия (РСДРП), однако в 1903 году марксисты раскололись на большевиков (лидер – В.И. Ленин) и меньшевиков (лидер Ю.О. Мартов).Что, вообще-то, лично меня удивляет, так это решимость вождей большевиков. Они ведь были мелкой партией среди десятков других, гораздо более крупных и авторитетных даже революционных, а не только буржуазных партий России. Вожди большевиков не имели никакого, даже думского, опыта управления страной – того, что имели вожди крупных партий.Такой вот пример. Даже марксистские конкуренты большевиков, хотя и назывались меньшевиками, имели и в среде рабочих, и в обществе России гораздо больший вес и авторитет. Что касается их лидеров, то сам Ленин, уже находясь у власти, в интервью Горькому говорил о лидере меньшевиков Мартове: «Какая умница! Эх…», - сожалея о том, что они стали с Мартовым противниками.Но и военное, и экономическое положение России уже на лето 1917 года было настолько ужасным, что вожди крупных партий боялись власти, устрашившись той ответственности за результаты своего правления Россией, которая на них падет в этих ужасных условиях. На первом Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, который проходил в июне 1917 года, большевики, естественно, не были в большинстве, и по количеству делегатов (105 делегатов) сильно уступали как левым и правым эсэрам (285), так и меньшевикам (248). Соответственно, вожди эсэров и меньшевиков сочли благоразумным забыть о коммунизме и передать власть Временному правительству. Убеждая делегатов в необходимости этого, представитель меньшевиков Церетели заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место». В ответ на это Ленин с места заявил: «Есть. Есть такая партия!»Думаю, что такая решимость, помимо фанатичного желания учредить общество справедливости, объясняется, с одной стороны, государственной неопытностью Ленина и непониманием того, что именно вождям большевиков предстоит во главе России. С другой стороны, большевиков грела вера в то, что Марксов закон смены формаций это действительно объективная реальность, и социалистические революции вот-вот пройдут в Англии, США, Германии и Франции – наиболее развитых индустриальных странах, а это снимет с большевиков множество проблем. И в этой, пусть и не вполне обдуманной решимости, и есть их величие, словами Горького, «безумству храбрых поем мы песню!».Марксисты тем, что большевики осмелились взять власть вопреки учению Маркса, были предельно возмущены. Один из наиболее авторитетных меньшевиков Аксельрод, даже в 1920 году злобно писал Мартову об изменивших марксизму большевиках:«…И все это проделывалось под флагом марксизма, которому они уже до революции изменяли на каждом шагу. Самой главной для всего интернационального пролетариата изменой их собственному знамени является сама большевистская диктатура для водворения коммунизма в экономически отсталой России в то время, когда в экономически наиболее развитых странах еще царит капитализм. Вам мне незачем напоминать, что с первого дня своего появления на русской почве марксизм начал борьбу со всеми русскими разновидностями утопического социализма, провозглашавшими Россию страной, исторически призванной перескочить от крепостничества и полупримитивного капитализма прямо в царство социализма. И в этой борьбе Ленин и его литературные сподвижники активно участвовали. Совершая октябрьский переворот, они поэтому совершили принципиальную измену и предприняли преступную геростратовскую авантюру, с которой их террористический режим и все другие преступления неразрывно связаны, как следствие с причиной.Большевизм зачат в преступлении, и весь его рост отмечен преступлениями против социал-демократии. Не из полемического задора, а из глубокого убеждения я характеризовал 10 лет тому назад ленинскую компанию прямо, как шайку черносотенцев и уголовных преступников внутри социал-демократии… А мы противники большевиков именно потому, что всецело преданы интересам пролетариата, отстаиваем его и честь его международного знамени против азиатчины, прикрывающейся этим знаменем… В борьбе с этой властью мы имеем право прибегать к таким же средствам, какие мы считали целесообразными в борьбе с царским режимом…Тот факт, что законность или необходимость этого крепостнического режима мотивируется, хотя бы и искренно, соображениями революционно-социалистическими или коммунистическими, не ослабляет, а усугубляет необходимость войны против него не на жизнь, а на смерть, — ради жизненных интересов не только русского народа, но международного социализма и международного пролетариата, а быть может, даже всемирной цивилизации…Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики… и в пользу восстановления политических завоеваний февральско-мартовской революции».Как видите, по мнению ортодоксального марксиста, большевиков надо было раздавить военной силой за измену учению Маркса.Так, что же произошло?ПРАКТИКА МАРКСИЗМАВоодушевленные учением Маркса, коммунисты России - большевики – в 1917 году осмелились заявить единственному имевшемуся на тот момент законодательному органу России – Съезду рабочих и солдатских депутатов, - что они готовы стать правительством России. А законодатель, действительно, взял и назначил их правительством. Ну, а далее большевики начали подавлять мятежи против себя незаконных объединений, начиная от Временного правительства, кончая Врангелем. Вот такая была Октябрьская революция. Долгое время сами большевики не решались ее так назвать и называли революцией захват власти Временным правительством в феврале 1917 года, кстати, этот день был и официальным праздником у большевиков. А свой приход к власти большевики революцией называть стеснялись и называли проще - переворотом.Пролетариат в этом перевороте не засветился не только в качестве движущей силы революции, но даже в качестве массовки.Надо же понимать рабочего. На мало-мальски крупном предприятии рабочий находится в цепочке технологического процесса, причем, чем более развиты производительные силы, тем глубже он в этой цепочке. Он не только не продает готовый продукт своего предприятия, он, часто, его и не видит, и уж в любом случае не способен вычислить свою долю в прибавочной стоимости, получаемой после реализации готового изделия, и решить, ворует ли ее у него владелец средств производства или нет. Рабочему глубоко наплевать, кому принадлежит его станок, кому принадлежит все предприятие – права торговать ими он все равно не имеет, да и не стремится к этому. Но он понимает, что получив в собственность тот же станок, он обязан будет думать о его текущем и капитальном ремонтах, а после полного износа и о замене этого станка на современный. Оно рабочему надо? Не стремится рабочий и к руководству предприятием, понимая, что это ему не по уму. Рабочему важна зарплата, ее уровень. А от кого он будет зарплату получать – от чиновника или хозяина, - какая ему разница??Массовкой «пролетарской революции» в России, как позже и в Китае, были крестьяне. А ведь по Марксу крестьяне - это мелкая буржуазия, владеющая таким средством производства, как земля. И мелкая буржуазия, по Марксу, обязана сопротивляться пролетарской революции, уничтожающей собственность на средства производства, в том числе и на землю самих крестьян.Настолько вопрос об объединении пролетариата с мелкобуржуазным крестьянством противоречил марксовым догмам, свидетельствует то, что меньшевики, храня верность марксизму, не то, что на объединение с крестьянами не шли, но и вопрос о простом союзе с ними начали обсуждать только в 1921 году, уже эмигрировав из коммунистической России.Но именно эта, «мелкобуржуазная», крестьянская массовка, воодушевленная мыслью о земле себе и своим детям, была массовкой большевиков, а затем выиграла и гражданскую войну в России. Причем, эти «мелкие буржуа», вместо того, чтобы требовать землю (средство производства) в свою собственность, требовали и свою землю сделать общественной собственностью.А рабочие?А пролетарская Пермь дала Колчаку дивизию из рабочих, а единственный мятеж в тылу Красной Армии во время Великой Отечественной войны затеяли не голодные крестьяне СССР, его затеял рабочий класс. Бунтовал пролетариат в 1941 году против эвакуации оборудования в тыл, ввиду наступающих фашистов. Бунтовал потому, что собирался работать на немцев, а без оборудования работа на фашистов не получится. И бунтовала гордость рабочего класса России - иваново-вознесенские ткачи. Пришлось вернуть оборудование в цеха, произвести аресты заводил, кое-кого шлепнуть, чтобы пролетариат вспомнил, что он «передовой».Сами большевики, получив власть, были ошарашены. Герберт Уэллс фиксировал:«…Большевистское правительство - самое смелое и в то же время самое неопытное из всех правительств мира. В некоторых отношениях оно поразительно неумело и во многих вопросах совершенно несведуще. Оно исполнено нелепых подозрений насчет дьявольских хитростей «капитализма» и незримых интриг реакции; временами оно начинает испытывать страх и совершает жестокости. Но по существу своему оно честно. В наше время это самое бесхитростное правительство в мире.О его простодушии свидетельствует вопрос, который мне постоянно задавали в России: «Когда произойдет социальная революция в Англии?». Меня спрашивали об этом Ленин, руководитель Северной коммуны Зиновьев, Зорин и многие другие. Дело в том, что, согласно учению Маркса, социальная революция должна была в первую очередь произойти не в России, и это смущает всех большевиков, знакомых с теорией. По Марксу, социальная революция должна была сначала произойти в странах с наиболее старой и развитой промышленностью, где сложился многочисленный, в основном лишенный собственности и работающий по найму рабочий класс (пролетариат). Революция должна была начаться в Англии, охватить Францию и Германию, затем пришел бы черед Америки и т.д. Вместо этого коммунизм оказался у власти в России, где на фабриках и заводах работают крестьяне, тесно связанные с деревней, и где по существу вообще нет особого рабочего класса – «пролетариата», который мог бы «соединиться с пролетариями всего мира». Я ясно видел, что многие большевики, с которыми я беседовал, начинают с ужасом понимать: то, что в действительности произошло на самом деле, - вовсе не обещанная Марксом социальная революция, и речь идет не столько о том, что они захватили государственную власть, сколько о том, что они оказались на борту брошенного корабля… Они отчаянно цепляются за свою веру в то, что в Англии сотни тысяч убежденных коммунистов, целиком принимающих марксистское евангелие, - сплоченный пролетариат - не сегодня-завтра захватят государственную власть и провозгласят Английскую Советскую Республику. После трех лет ожидания они все еще упрямо верят в это, но эта вера начинает ослабевать. Одно из самых забавных проявлений этого своеобразного образа мыслей - частые нагоняи, которые получает из Москвы по радио рабочее движение Запада за то, что оно ведет себя не так, как предсказал Маркс. Ему следует быть красным, а оно - только желтое».Потом, славя Маркса и плюнув на его теорию, победили марксисты Китая, Кореи, Вьетнама, наконец, Кубы.Единственный случай в истории, когда все произошло точно в соответствии с марксизмом, это революция нацистов Гитлера в Германии. И заявили нацисты так, как и хотел Маркс, что большевизм – это коммунизм для всех, а нацизм – это коммунизм для немцев (арийцев). И произошла революция в Германии - стране с развитой промышленностью, в которой сложился многочисленный, лишенный собственности и работающий по найму пролетариат, как это и вычислил Маркс по своей теории. И этот пролетариат был массовкой нацистской революции Гитлера, как на него и надеялся Маркс. И окончательно победить нацисты не смогли из-за враждебного капиталистического окружения, как и боялся Маркс. И славянский СССР был во главе душителей марксово-гитлеровского детища, как и предупреждал Маркс.Но и гитлеровскую революцию Маркс в свою копилку не внесет, поскольку нацисты оказались расистами, почище Маркса, и признавать его отцом-теоретиком своей революции, категорически отказались.МАРКСОВ КОММУНИЗМ В СССРС.Г. Кара-Мурза в своей книге «Маркс против русской революции» обратил внимание на то, кому Маркс собрался передать отобранные у капиталистов предприятия.«Как же видел Маркс преодоление капиталистического способа производства, если, по выражению Энгельса, не может быть «такого случая, чтобы из первоначального частного владения развивалась в качестве вторичного явления общность»?На этот вопрос Маркс отвечает в «Капитале» таким образом: «Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют.Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства… Там дело заключалось в экспроприации народной массы немногими узурпаторами, здесь народной массе предстоит экспроприировать немногих узурпаторов».Прерву Сергея Георгиевича. Обратите внимание, что по здравому смыслу отобранное у капиталистов полагалось бы передать обществу, поскольку управлять предприятием можно только нанятыми обществом управляющими. Но Маркс и Энгельс от этого отказываются и требуют предать индивидуально каждому его долю, то есть, поделить отобранное между всеми. Почему? А отдать обществу им не дает их метод – «исторический материализм» и философия Гегеля. Иначе не получается у них отрицание отрицания. Это пример применения философской зауми болтунами.С.Г. Кара-Мурза информирует дальше:«В тот момент это положение «Капитала» наверняка вызвало недоумение. Почему надо восстанавливать «индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры»? Почему не строить сразу общенародную собственность на основе общинной культуры и достижений некапиталистической индустриализации? Разве это значит «повернуть назад колесо истории»? Это настолько не вязалось со здравым смыслом и культурой русских рабочих и крестьян, что в комментариях к приведенному положению Маркса в канонической книге советской политэкономии цитата Маркса прерывается, а далее своими словами говорится: «На смену капиталистической собственности идет общественная собственность». Советскому официальному обществоведению пришлось радикально подправить Маркса, сказав вместо слов «индивидуальная собственность» слова «общественная собственность».Но так можно было обмануть лишь советских людей, которые жили себе, не вчитываясь в Маркса. А элита, советская и западная, которая считала своей миссией «делать жизнь по Марксу», вчитывалась в его труды. Философ Г. Маркузе, который сильно повлиял на мировоззрение «новых левых» (как и все фрейдо-марксисты "Франкфурствкой школы" - прим. ред.), подчеркивал как одно из важнейших положений Маркса: «Крайне важно отметить, что отмену частной собственности Маркс рассматривал только как средство для упразднения отчуждения труда, а не как самоцель… Если они[обобществленные средства] не будут использованы для развития и удовлетворения потребностей свободного индивида, они просто перерастут в новую форму подчинения индивидов гипостазированному всеобщему. Отмена частной собственности только в том случае знаменует формирование новой социальной системы, когда хозяевами обобществленных средств становятся свободные индивиды, а не общество».И С.Г. Кара-Мурза делает неожиданный вывод: «Итак, не национализация и не восстановление общины, а индивидуальная собственность — что-то вроде «ваучерной приватизации» поЧубайсу».Действительно, давайте присмотримся – а что, собственно, сделал Чубайс «со товарищи»? Он отнял собственность на средства производства у общества и передал их в виде ваучеров индивидуальным собственникам – сделал строго то, что и требовалось сделать еще в 1917 году по Марксу и Энгельсу, сделал то, о чем большевики даже объявить стеснялись. Получается, что А. Чубайс у нас лучший марксист всех времен и народов.Маркс ведь принципиально не давал проекта своего коммунизма, а проекты коммунизмов разных там сен-симонов, фурье, оуэнов, с их стремлением к справедливости, объявил не просто антинаучными, а и идущими против вычисленного Марксом исторического процесса. Напомню «Манифест»: «Значение критически-утопического социализма и коммунизма стоит в обратном отношении к историческому развитию». И «грамотные марксисты», по примеру своего гуру, проект коммунизма за 70 лет не удосужились разработать – ждали, когда коммунизм к ним сам придет. Вот он и пришел, встречайте!По Марксу главное для наступления коммунизма - чтобы производительные силы развивались, а собственность была в индивидуальных руках марксистов. С 1917 года собственность на средства производства в руках марксистов, да и сейчас она у них или их деток. Чубайс просто выполнил требования марксизма. Производительность труда с 1917 года развивалась стремительными темпами, классы капиталистов и пролетариата, как учил Маркс, исчезли. Правда, появились бесклассовые воры и гос_арбайтеры, ну так Маркс вам насчет их отсутствия ничего не обещал.Сегодня все работают по способностям, кто хочет, вообще не работает. Получают по потребности. Правда по-разному получают, ну, так Маркс вам и уравниловку тоже не обещал.Государства, как средства насилия над людьми, нет, поскольку назвать государством то, что есть, даже у капиталистов язык не поворачивается, и капиталисты из этого «государства» бегут, как могут. Да, конечно, насилие есть и его много, но ведь это насилие осуществляют уголовники и судьи, назначенные судьями не народом, а теми же марксистами и уголовниками. Ну и что тут такого? Маркс вам отсутствие уголовников при коммунизме не обещал!Денег, как эквивалента товаров, тоже нет. Есть некие фантики, не обеспечиваемые реальными ценностями, эти фантики печатают на местах в строгом соответствии с теми фантиками, которые печатает в США группа частных лиц, не несущих за эти фантики никакой ответственности. С помощью этих фантиков идет продуктообмен – все по гениальному экономисту Марксу. Ведь его схема «товар-деньги-товар» предусматривает деньги, а если их нет, то это «простой продуктообмен» - «продукт-фантик-продукт».Сексуальная свобода полная - даже от пи..расов уже житья нет.Вы что, «грамотные марксисты», своих не узнаете?? Это же и есть ваш марксов коммунизм в реальности.Вам с Марксом разработать проект коммунизма было некогда, ну, так получите коммунизм без проекта – такой, как гениальный Маркс и предсказал на основе своей гениальной науки.Короче, жизнь (практика, по Марксу) поиздевалась над марксизмом не по-детски!МАРКСОВ КОММУНИЗМКак выглядит марксов коммунизм в представлении «грамотных марксистов»?Лежит корова на обобществленном лугу, а вокруг нее много-много вкусной травки – по потребности. Жует травку и радуется. Потом встанет и перейдет (по способностям) на еще не обожранное место – такой труд ей в радость. И снова ляжет, жует и кaйфует. Какое счастье!Так вот, меня это марксово счастье не впечатляет. Но это не все, что меня не впечатляет.Конечно, если нет ума, выдумать новое слово, в корнях которого можно было бы увидеть и смысл понятия, которое это слово должно описывать, то тогда и старому понятию можно придать новое значение. Так вот, коммунизм имеет корнем понятие «коммуна», «община», то есть это общинный строй – строй, при котором власть принадлежит общине, коммуне, то есть, всем людям, вне зависимости от того, к какому классу их относят умники.А как в натуре был организовано строительство марксового коммунизм?Вся власть принадлежала неким людям, ОБЪЯВИВШИМ СЕБЯ коммунистами. Это мог быть и человек, не способный своим трудом обеспечить себе средства к существованию, как, скажем, сам Маркс, мог быть и владелец фабрики, как Энгельс, короче, любой человек. Я прожил при власти марксистов более 40 лет и насмотрелся на них.Да, к марксовым «коммунистам» предъявлялись требования – во-первых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». Во-вторых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». В-третьих, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов».Затем, платить небольшие членские взносы, ходить на собрания, выписывать газету «Правда» и не попадаться на откровенной подлости, скажем, на крупном воровстве. Идеальные требования к тем, кто ленится или не способен жить своим умом.Требования к вождям «коммунистов» тоже нельзя назвать сложными – помимо уже указанных требований, нужно было славить Маркса, Ленина и самих себя (одно время славить Сталина, потом поливать его грязью), и иметь в кабинете собрание сочинений Маркса и Ленина (желательно, с закладками).Как вы поняли, я не очень ценю умственные способности марксистов, но, на мой взгляд, даже им должно быть понятно, что при таких условиях легче всего стать вождем «коммунистов» мерзавцу, поскольку именно мерзавцу легче всего скрыть истинные убеждения и объявить о тех убеждениях, которые дают материальную выгоду.Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизм.ФОРМУЛА КОММУНИЗМАЯ буду, все же, придерживаться первоначального значения понятия «коммунистический». Коммунистическая власть – это не подчинение вождям, а ПОДЧИНЕНИЕ ВОЖДЕЙ интересам ВСЕГО НАРОДА, всей общины, всей коммуны.В данном случае не буду попрекать Маркса, поскольку это общая ошибка, но и Маркс в своем учении заложил глупость того, что, дескать, формировать управление обществом можно без принятия мер по предотвращению проникновения в управление этого общества мерзавцев. Дескать, раз этот тип объявил себя коммунистом (демократом, либералом, националистом) и даже на томике произведений Ленина поклялся, то, значит, его и выберем в законодательный орган власти. Такая наивность обществу дорого обходится.Это главное, что надо иметь в виду при совершенствовании общественных отношений.Ну, и если конструировать общество для людей, а не стада животных, то надо начинать с того, что присмотреться к человеку, как таковому. Чем человек отличается от животного? Тем, что, в отличие от животного, способность человека к творчеству безусловна. А творчество это способность оценить исходные данные и найти свое собственное решение выдвигаемым жизнью задачам.И в данном случае надо верить людям, реализовавшим себя в творчестве, верить в то, что счастье от творческих побед намного превышает то счастье, которое можно получить от реализации животных потребностей. Однако беда в том, что люди, не творившие, и считающие творчеством только повторение чьих-то «мудростей», не испытывали такого счастья, и не способны поверить в его наличие.Почему я и писал раньше, что строительство коммунизма необходимо начать с изменения обучения и воспитания подрастающего поколения – делать из наших детей людей, способных получать счастье от творчества.Таким образом, если проектировать общество для людей и иметь целью их счастье, то целью этого общества должна быть безграничная свобода в реализации человеком своего творческого начала. Это и есть вторая формула коммунизма: КАЖДОМУ МАКСИМАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В РЕАЛИЗАЦИИ СВОЕГО ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА.А как же барахло? – спросят меня. При реализации задач указанных второй формулой, при коммунизме барахло потеряет актуальность. Во-первых, потребность в нем упадет, во-вторых, с развитием творческих способностей производство любого барахла и в любом количестве, не составит никаких трудностей. Поэтому, если материалисты-марксисты сильно заволнуются, и будут спрашивать, как обстоит дело при коммунизме с 200 сортами колбасы и прочим барахлом, их надо успокаивать: «При коммунизме у вас все будет по потребности, вашей главной проблемой будет – не подавиться».Итак, у настоящего коммунизма получаются две формулы. Одна для немедленного применения: «Подчинение государственной власти интересам всего народа». Вторая – это конечная цель общества: «Каждому максимальные возможности в реализации своего творческого потенциала» (и все же, все эти «разумно-материалистические» построения считаем неполными без принципиального введения  «Высшего императива» см. статью "О Высших смыслах Русского цивилизационного проекта" – прим. ред.).Понятно, что реализация формулы «Каждому максимальные возможности для реализации своего творческого потенциала» отодвигается в то далеко, когда созреет поколение, способное иметь счастье от творчества. Поэтом сегодня можно и нужно вести разговор только о том, как начать движение к коммунизму, – как подчинить вождей интересам всего народа – всей общины, всей коммуны, - как создать органы государственного управления Россией, чтобы они подчинялись всему народу?Разговор об этом начнем с революционеров и революционных масс.РЕВОЛЮЦИОНЕРЫЕстественен вопрос – если нет революционных классов, то кто тогда делает революцию?Но вы же сами посмотрите – те, кто делал революции, хорошо известны. По происхождению это мог быть и капиталист, как Энгельс, и князь, как Кропоткин, и зять свергаемого диктатора, как Фидель Кастро, и разуверившийся в боге семинарист, как Сталин, и, как писал Уэллс, легион интеллигентов. А по своей человеческой сути это были, во-первых, идеалисты – люди, посвятившие себя служению идее справедливости.В своей речи «История меня оправдает» Фидель Кастро рассказал: «Мы собрали свои средства лишь благодаря беспримерным лишениям. Например, юноша Элпидио Coca продал свою должность и однажды явился ко мне с 300 песо, как он сказал, «для нашего дела». Фернандо Ченард продал аппаратуру из своей фотостудии, в которой он зарабатывал себе на жизнь. Педро Марреро отдал на подготовку восстания свое жалованье в течение многих месяцев, и пришлось строго ему приказать, чтобы он не продал также свою мебель. Оскар Алькальде продал свою лабораторию фармацевтических товаров. Хесус Монтанеотдал деньги, которые он копил более пяти лет. Так поступили многие другие, отказываясь от того немногого, что имели».Во-вторых, к идеалистам примыкали авантюристы, надеющиеся на увеличение своих доходов и собственной значимости при победе революции. И, в-третьих, когда исход революции решался в пользу последней, то тогда в революционеры набегала и масса карьеристов, в надежде сделать карьеру при новом строе.С точки зрения образованности, последние две категории часто были людьми с «верхним» образованием и вызванными наличием дипломов непомерными амбициями. Однако с реальным уровнем умственного развития, не дающим реализовать эти амбиции при существующем строе.Теперь о том, что очень важно.В качестве массовки революции всегда выступала та часть народа, которая видела выгоду от будущих изменений, и члены которой были готовы на затраты собственных сил во имя этих изменений. И в 1917 году у большевиков массовкой были солдаты и матросы, видевшие выгоду от обещанного большевиками прекращения войны, а в дальнейшем и крестьяне, видевшие выгоды от национализации земли. (Кстати, как и рабочему и даром не нужна собственность на средства производства, так и реальному земледельцу земля в частную собственность тоже и даром не нужна, – земледельцу нужен урожай с этой земли, а чья земля, для него не имеет значения).(продолжение в первом комментарии)