• Теги
    • избранные теги
    • Компании212
      • Показать ещё
      Люди393
      • Показать ещё
      Страны / Регионы549
      • Показать ещё
      Издания124
      • Показать ещё
      Разное304
      • Показать ещё
      Международные организации76
      • Показать ещё
      Формат11
      Показатели16
      • Показать ещё
      Сферы1
13 февраля, 09:45

Фонд Карнеги: прямой конфликт между Россией и США возможен

Авторитетный американский фонд Карнеги опубликовал новый доклад, выдержанный в духе холодной войны, повествующий об угрозе российской агрессии и предостерегающий Трампа от сближения с Россией. Доклад был подготовлен при поддержке известного своими антироссийскими высказываниями сенатора Криса Мерфи и Ричарда Армитиджа, бывшего заместителя госсекретаря США. В 70-страничном труде просматривается ключевая идея: прямой конфликт между Россией и США возможен, и, исходя из этой "экспертной аксиомы", должны быть определены новые контрмеры и, конечно же, выделено дополнительное финансирование всем вовлечённым в процесс "сдерживания" России американским ведомствам. В докладе прописана идея, которую продвигают все сторонники экс-кандидата в президенты Хиллари Клинтон: Трампу следует избегать потепления отношений с Владимиром Путиным. Авторы доклада признают, что президент России — "опытный и ловкий политик". В сравнении со своими предшественниками, Путин менее предсказуем, что позволяет аналитикам пугать конгресс "русской угрозой". Гибридная война, которая ведётся Россией, по мнению авторов доклада, является самым серьёзным вызовом для США и их союзников. Такое позиционирование России окончательно возвращает нас в эпоху межблокового противостояния. В частности, Трампу предлагается не только усиление защиты собственных объектов инфраструктуры, которые могут стать целью "хакеров", но и формирование ответа на кибератаки России. Как именно США будут отвечать, в докладе фонда Карнеги умалчивают.  Американские эксперты убеждены, что в первую очередь противодействие России должно осуществляться в СМИ, что станет приоритетом Вашингтона. Соединённые Штаты привыкли жить в условиях абсолютной монополии в медиапространстве и не рады конкурентам. Стремление России предоставлять жителям западных стран альтернативную точку зрения на все важнейшие международные события раздражает правящие элиты США и вынуждает их предпринимать порой несоразмерные меры противодействия.  К мерам по противодействию России относится и поддержка европейских усилий "для обуздания и разоблачения российского вмешательства во внутреннюю политику", в связи с чем и предлагается развивать более тесную трансатлантическую координацию ответных мер. Авторы называют новую цель России теперь уже в Европе — выборы во Франции и Германии в этом году. Конечно же, в докладе не могли не затронуть военную тему. За последние восемь лет в России наблюдается значительный рост производства вооружений, что вызывает опасения у западных военных. Это одна из причин, по которой США утверждают, что Россия становится угрозой. Но если сравнивать военные расходы России, то объективно становится понятно, кто представляет большую опасность. США за последний год потратили больше всех в мире на военные нужды — около $580 млрд, в отличие от России, чей военный бюджет составил $51,8 млрд, что в 11 раз меньше. Ключевым принципом, которым, по мнению аналитиков Карнеги, должны руководствоваться США в Европе, является усиление Североатлантического альянса на востоке континента, что традиционно уже позиционируется лишь как ответ НАТО на якобы расширяющееся военное присутствие России в регионе. И пока российские военные в лучшем случае занимаются передислокацией на собственной территории, воинские контингенты НАТО уже расположились в Польше, планируется размещение канадских солдат в Латвии, немецких батальонно-тактических групп в Литве и британской группы в Эстонии. В докладе также упоминается и Александр Лукашенко, который стал "более открытым для США и ЕС" и уходит из орбиты российского влияния. Американские аналитики также предлагают вновь поставить на повестку вопрос о запуске на Украине жизненно необходимых стране реформ посредством более строгих условий для денежной помощи. Иными словами, предлагается некая бартерная схема, при которой получение очередного транша финансирования ставится в жёсткую зависимость от выполнения Украиной тех или иных политико-экономических требований. Надо сказать, эта схема уже и так действует, и Киев для получения траншей МВФ вынужден практически по-живому резать социалку.  . В то же время признаётся, что Россия необходима Соединённым Штатам хотя бы в контексте контроля над ядерным вооружением, наличие мощного арсенала которого не одно десятилетие пугает заокеанских "партнёров". Среди прочих вероятных сфер, где Россия и США могут найти общий язык, — Сирия, однако здесь необходим подход, исключающий политические предпочтения, ради установления мира. В отличие от Украины продвижение собственных интересов США под видом "демократических прав и свобод" в России не увенчалось успехом. В связи с этим эксперты фонда Карнеги делают заключение, что в России нужно искать "спрос”, а не заниматься "предложением" своих демократических услуг, что может активизировать поиск новых реципиентов "американской помощи" в лице НКО и российских общественников. Политолог-международник Юрий Почта также отметил тот факт, что не стоит слишком сильно полагаться на новую американскую администрацию, которая при всей внутренней антилиберальной риторике на международной арене будет отстаивать традиционную гегемонистскую повестку:  — Не надо переоценивать Трампа — он не наш союзник или агент. Он защищает американские интересы, и на уровне геополитическом он наш противник. Другое дело, что даже будучи такими противниками мы могли бы сотрудничать в тех сферах, где нам это выгодно. И попытки представить Россию агрессором могут помешать взаимодействию. Несмотря на приход нового президента в США и перспективы начать отношения с чистого листа, часть элит в США явно не смогут и не захотят перестроиться, продолжая видеть в России врага и продвигать конфронтационную повестку. Вброс информации об участии российских хакеров в выборах США, который единым фронтом подхватили западные "мозговые центры", создал благодатную почву для увеличения финансирования антироссийской пропаганды, популяризации разного рода концепций "гибридных войн" (с Россией в роли главного злодея) и прочих провокационных шагов со стороны американского политического истеблишмента. Как показывает практика формирования государственного аппарата в Соединённых Штатах, приход новой администрации в Белый дом далеко не всегда означает смену парадигмы внешней политики на среднем и низовом управленческих уровнях в тех же Госдепе, Агентстве по международному развитию, Пентагоне и разведсообществе. Рекомендации и "советы" Трампу — это, по сути, сигналы, которые американская элита (преимущественно демократическая её часть) посылает новому президенту о том, что курс на противостояние и "сдерживание" России нужно продолжать.

09 февраля, 12:30

Обнаружен опасный троян атакующий пользователей Mac

Техника, ранее применявшаяся только для атак на пользователей Windows, теперь используется для заражения "маков". Использующее макросы вредоносное ПО стирает границы между Windows и Mac. К такому выводу пришли ИБ-эксперты Снорре Фагерланд (Snorre Fagerland) и Патрик Уорлд (Patrick Wardle) на основании анализа файла, обнаруженного на VirusTotal. Техника заражения вредоносным ПО с помощью макросов известна хакерам уже давно. До недавнего времени таким образом происходило инфицирование компьютеров, работающих только под управлением Windows. Однако теперь макросы стали также использоваться в атаках на пользователей Mac. Для заражения "маков" хакеры используют все ту же технику - отправляют жертве фишинговое письмо с прикрепленным документом, содержащим вредоносные макросы. Письма якобы содержат доклад некоммерческой организации "Фонд Карнеги за международный мир" (Carnegie Endowment for International Peace), посвященный победе Дональда Трампа на выборах президента США. Когда жертва пытается открыть документ, появляется диалоговое окно с уведомлением о необходимости активировать макросы, чтобы просмотреть его содержимое. Если макросы включены, на системе выполняется полезная нагрузка, пытающаяся загрузить дополнительное ПО с подконтрольного злоумышленникам сайта. Экспертам не удалось изучить загружаемый вредонос, поскольку на момент проведения исследования его сервер был отключен. Как сообщил Фагерланд изданию Motherboard, за атаками могут стоять хакеры, работающие на правительство. "Я не могу точно сказать, кто именно за этим стоит. Тем не менее, некоторые признаки указывают на русскоговорящих хакеров (правда, они могут быть из разных стран), но не исключено, что эти признаки сфабрикованы", - сообщил Снорре. Атака работает только с версией Word для Mac. Какие цели преследовали хакеры, исследователям выяснить не удалось.(http://www.securitylab.ru...)

01 февраля, 20:37

Davos 2017 - Shaping the Future of Latin America

http://www.weforum.org/ Shaping the Future of Latin America What priorities are shaping the Latin American agenda in times of change? - Horacio Manuel Cartes Jara, President of Paraguay - Rebeca Grynspan, Secretary-General, Secretaría General Iberoamericana (SEGIB), Madrid - Angel Gurría, Secretary-General, Organisation for Economic Co-operation and Development (OECD), Paris - Moisés Naím, Distinguished Fellow, Carnegie Endowment for International Peace, USA Moderated by - Ricardo Hausmann, Director, Center for International Development and Professor, Practice of Economic Development, Harvard University, USA

30 января, 10:07

Ельцин-Центр как трибуна для бандеровцев

Бандеровец Виктор Пестов на сцене Ельцин Центра в вышиванке представляет фильм про 36-ю колонию для ОУНовцев, лесных братьев и прочих нацистов и коллаборационистов, под Пермью, где сам сидел. Зэков лагеря, как и самого Виктора Пестова, ельцинисты объявляют «политзаключёнными». Спонсор показа и картины — немецкий фонд Роберта Боша.С нетерпением ждем выступлений ветеранов-гитлеровцев СС.http://zergulio.livejournal.com/4549816.html - цинкИз доклада https://riss.ru/analitycs/5043/ о подрывной деятельности иностранных НКО в России:Головной Фонд Карнеги, согласно информации с официального сайта, финансируется, в том числе НАТО, Госдепом США, Разведывательным управлением Министерства обороны США (РУМО), Управлением военно-морских исследований ВМС США, МИД Великобритании, Министерство международного развития Великобритании, МИД Германии, МИД Норвегии, Посольство Объединенных арабских эмиратов и др. Кроме того, фондами, известными тесной связью со специальными службами США (Фонд «Азия», Фонд Форда), «семейными» фондами американского капитала, известными связями с госведомствами («Открытое общество» Дж. Сороса, Фонд Генри Люса, Фонд Макартуров, Фонд Эндрю Меллона, Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Фонд Роберта Боша, Корпорация Карнеги и др.).Сам фонд не раз светился на Украине, где участвовал в реализации программ связанных с продвижением идей "евроинтеграции" ("евроавтобус", "Европа в чемодане" и т.д.) в том числе и у нас в Севастополе, а так же программ связанных с культурно-образовательным обменом и воспитанием молодого поколения в духе европейских ценностей. Так же участвовал в исследованиях связанных с взаимодействием агрессивных футбольных фанатов на Украине.

27 января, 15:14

ОБ АЛГОРИТМИЧЕСКОЙ ТОРГОВЛЕ И ПРОПАГАНДИСТЕ АНДРЕЕ МОВЧАНЕ

     Сотрудник фонда Карнеги Андрей Мовчан часто балует публику  рассказами о том, как «в России все плохо в экономике и политике». Но иногда он отвлекается на тему, связанную с его прежней деятельностью – с управлением активами. И производит на неискушенного читателя впечатление высокого профессионала.  Ведь если он вроде бы разбирается в экономике и политике, владеет терминами,, то кажется, что должен разбираться вообще во всем. И в алготорговле  в том числе.     Чуть более 4 лет назад Андрей написал весьма  тенденциозную статью про алготрейдинг для «Forbes», но я не стал обращать на это внимания. Ну мало ли что пишут у нас журналисты. Но вот недавно в своей «лекции» в фейсбуке,  активно потом растиражированной в интернете, он использовал против алготрейдинга богатый арсенал классических методов  пропаганды. Помимо прямых оскорблений и сравнений с астрологией, например,  как  там было  и кое-что вполне правильное, я бы сказал, правильное фундаментально. А именно то, что в среднем  систематически рынок обыгрывать  невозможно. К сожалению, трактовал он это утверждение совершенно неверно.      Существенная часть людей, торгующих на рынке, просто теряет деньги.  В первую очередь, это игроманы. Есть очень редкие люди и коллективы, которые систематически обыгрывают рынок. Среди них есть алготрейдеры, и приверженцы  стоимостного инвестирования, и  те, кто торгует по интуиции. Но если взять всех управляющих, которые ведут активное управление активами как единую совокупность, клиенты этой группы проигрывают рынку. И во многом это происходит из-за высоких комиссий.      В 1974 году Джон Богл создал компанию Vanguard, а в 1975 году  организовал первый доступный для публики индексный взаимный фонд Vanguard 500. Богл сформулировал наилучший способ управления на фондовом рынке в интересах массового инвестора – индексные паевые фонды с минимальными издержками. Именно за счет того, что в этих фондах минимизируют комиссии клиентов, минимизируют расходы на продажу паев и минимизируют комиссии брокеров, достигается наибольшее приближение результата для инвестора к среднему по рынку. Массовый Многомилионный американский инвестор оценил идеи Богла. Его управляющая компания Vanguard росла как на дрожжах и сейчас вторая по величине активов в управлении в мире. Да и первая в мире по этому показателю, компания Black Rock, которая агрессивно поглощала другие компании, также имеет под своим управлением огромное количество фондов, построенных по идеям Богла.      В следующей работе про алготорговлю, Андрей Андреевич, напротив, утверждает, что инвестор должен  искать дорогих управляющих, в классных офисах, в престижных часах, с  западным бэкграундом и с длинноногой секретаршей, которые будут интересоваться родословной инвестора до 7 колена. Я полагаю, что такой подход  скорее отражает его прошлый,  печальный для многих инвесторов опыт партнера Стива Дженнингса.        Мовчан пишет, что не надо давать денег парочке выпускников технического ВУЗа, которые решили поуправлять в стиле алго. Но вот вопрос: а парочке выпускников экономического вуза, которые решили поуправлять в стиле Уоррена Баффета, деньги давать можно? А выпускнику кулинарного техникума давать деньги на свой ресторан? Правда заключается в том, что вкладывать  деньги непосредственно в стартапы – это сложная и капиталоемкая профессиональная деятельность. Это в принципе не тема для массового инвестора. То, что Андрей Андреевич напал только и именно на алгоритмические компании (и  алгостартапы) на мой взгляд есть элемент недобросовестного манипулирования читателем и намеренное «наведение» того на заранее подготовленные выводы.       Если говорить о людях, которые «на ты» с программированием, с прикладной математикой, то их желание управлять своими средствами с использованием своих навыков, с моей точки зрения, вполне адекватно. Лучше создавать робота-торговца, чем стать игроманом. А ведь ужасающая статистика потерь средств частными инвесторами во многом вызвана именно тем, что биржа воспринимается ими как казино. Создавая свой собственный стартап в алготорговле, люди рискуют. Их иррациональный оптимизм  может сыграть с ними злую шутку в деле с биржевыми торгами, как и в любом другом новом деле.        Существует множество методов алгоритмической торговли. Большая часть из них имеет ограниченную емкость для капитала и не может породить  клиентоориентированного  бизнеса.  Один из самых емких классов алгоритмических  стратегий есть следование за трендом. Эти стратегии имеют свои сильные и свои слабые стороны. Они зарабатывают, когда на рынках штормит, и теряют, когда наступает штиль. Но именно во время рыночных штормов теряют и уоррены баффеты и индексные фонды. Поэтому наличие в портфеле инвестора 5-20% доли трендследящих систем делает портфель более диверсифицированным, менее рискованным при той же или даже большей средней доходности. Как говорится, нет плохих или хороших овощей, каждому овощу нужно свое время. Надо лишь найти надежных поставщиков качественных овощей — а их можно найти, хотя и сложно.      В России не существует на сегодняшний день ни одного реально действующего в отечественной юрисдикции сколько-нибудь оригинального хеджфонда или алгоритмического фонда. Только услуги индивидуального доверительного управления, которые априори менее прозрачны и более накладны для инвестора. Регулятор в лице ФКЦБ и ФСФР просто сделал невозможным существование таких фондов. Есть  версия, что лидеры  доверительного управления, которые были грандами  до 2008 года, приложили к этому руку в своих интересах. Но я не хочу  искать заговор там, где достаточно простого бюрократического опасения «как бы чего не вышло».      Сейчас наш регулятор, ЦБ РФ, создает новую  концепцию доверительного управления на рынках, и по ее итогам могут появиться самые разнообразные фонды. А для этого необходимо, чтобы  ЦБ привел в соответствие с новой концепцией правила учета и депозитарной деятельности. Надеюсь, что лет через 5 мы увидим первые результаты и среди них будут достойные управляемые с помощью алгоритмов фонды. Сергей Салтыков, управляющий активами, ИК «ФОРУМ» 

25 января, 23:50

Mexico reforms may help raise energy transparency bar, speakers say

Mexico’s energy system reforms could help set a new transparency and accountability standard if they are implemented aggressively and executed well, speakers suggested at a Jan. 24 Carnegie Endowment for International Peace forum. “Transparency disclosures on their own are essential, but there also needs to be accountability. The rule of law also is essential,” observed Natural Resource Governance Institute (NRGI) Pres. Daniel Kaufmann.

25 января, 06:30

"Frightened" Democrats Propose Bill To Limit Trump's Ability To Launch A Nuclear Strike

"Frightened" Democrat lawmakers introduced a bill Tuesday that would prevent the president from launching a nuclear first strike without a congressional declaration of war. The bill - proposed by Rep. Ted W. Lieu and Sen. Edward J. Markey - follows through on a policy that was long debated - but never seriously pursued - during the Obama administration. As FP reports, this isn’t the first mention of such legislation - the idea of it has been mentioned on and off for years, advocated by groups such as the Global Security Program at the Union of Concerned Scientists. At a January event at the Carnegie Endowment for International Peace, former U.S. Vice President Joe Biden said he is “confident we can deter and defend ourselves and our allies against non-nuclear threats through other means,” adding that he “strongly believes” that “deterring and if necessary retaliating against a nuclear attack should be the sole purpose for the U.S. nuclear arsenal.” But now the idea is anything but academic as the bill overtly questions President Trump's judgment, with the lawmakers saying in a joint release: "the crucial issue of nuclear 'first use' is more urgent than ever now that President Donald Trump has the power to launch a nuclear war at a moment’s notice." Congresman Ted Lieu, who has a paper sign reading, "Alternative Fact Free Zone" outside his office, took aim at Trump’s ignorance... “It is a frightening reality that the U.S. now has a Commander-in-Chief who has demonstrated ignorance of the nuclear triad, stated his desire to be ‘unpredictable’ with nuclear weapons, and as President-elect was making sweeping statements about U.S. nuclear policy over Twitter. Congress must act to preserve global stability by restricting the circumstances under which the U.S. would be the first nation to use a nuclear weapon.   Our Founders created a system of checks and balances, and it is essential for that standard to be applied to the potentially civilization-ending threat of nuclear war. I am proud to introduce the Restricting First Use of Nuclear Weapons Act of 2017 with Sen. Markey to realign our nation’s nuclear weapons launch policy with the Constitution and work towards a safer world.” Senator Edward J. Markey issued the following statement: “Nuclear war poses the gravest risk to human survival. Yet, President Trump has suggested that he would consider launching nuclear attacks against terrorists. Unfortunately, by maintaining the option of using nuclear weapons first in a conflict, U.S. policy provides him with that power. In a crisis with another nuclear-armed country, this policy drastically increases the risk of unintended nuclear escalation.   Neither President Trump, nor any other president, should be allowed to use nuclear weapons except in response to a nuclear attack. By restricting the first use of nuclear weapons, this legislation enshrines that simple principle into law. I thank Rep. Lieu for his partnership on this common-sense bill during this critical time in our nation’s history.” Markey and Lieu introduced their bill immediately following those September remarks, but brought it up again in the first week of Trump becoming president, receiving more press coverage. The bill has support from former Defense Secretary William Perry as well as five other prominent pro-disarmament groups.: William J. Perry, Former Secretary of Defense – “During my period as Secretary of Defense, I never confronted a situation, or could even imagine a situation, in which I would recommend that the President make a first strike with nuclear weapons—understanding that such an action, whatever the provocation, would likely bring about the end of civilization.  I believe that the legislation proposed by Congressman Lieu and Senator Markey recognizes that terrible reality.  Certainly a decision that momentous for all of civilization should have the kind of checks and balances on Executive powers called for by our Constitution.”   Tom Z. Collina, Policy Director of Ploughshares Fund – “President Trump now has the keys to the nuclear arsenal, the most deadly killing machine ever created. Within minutes, President Trump could unleash up to 1,000 nuclear weapons, each one many times more powerful than the Hiroshima bomb. Yet Congress has no voice in the most important decision the United States government can make. As it stands now, Congress has a larger role in deciding on the number of military bands than in preventing nuclear catastrophe.”   Derek Johnson, Executive Director of Global Zero – “One modern nuclear weapon is more destructive than all of the bombs detonated in World War II combined. Yet there is no check on a president’s ability to launch the thousands of nuclear weapons at his command. In the wake of the election, the American people are more concerned than ever about the terrible prospect of nuclear war — and what the next commander-in-chief will do with the proverbial ‘red button.’ That such devastating power is concentrated in one person is an affront to our democracy's founding principles. The proposed legislation is an important first step to reining in this autocratic system and making the world safer from a nuclear catastrophe.”   Megan Amundson, Executive Director of Women’s Action for New Directions (WAND) – “Rep. Lieu and Sen. Markey have rightly called out the dangers of only one person having his or her finger on the nuclear button. The potential misuse of this power in the current global climate has only magnified this concern. It is time to make real progress toward lowering the risk that nuclear weapons are ever used again, and this legislation is a good start.”   Jeff Carter, Executive Director of Physicians for Social Responsibility – "Nuclear weapons pose an unacceptable risk to our national security. Even a “limited” use of nuclear weapons would cause catastrophic climate disruption around the world, including here in the United States. They are simply too profoundly dangerous for one person to be trusted with the power to introduce them into a conflict. Grounded in the fundamental constitutional provision that only Congress has the power to declare war, the Restricting First Use of Nuclear Weapons Act of 2017 is a wise and necessary step to lessen the chance these weapons will ever be used.”   Diane Randall, Executive Secretary of the Friends Committee on National Legislation (Quakers) – “Restricting first-use of nuclear weapons is an urgent priority. Congress should support the Markey-Lieu legislation.” Well if you weren't terrified before, you sure are now. But of course, the Congressman and Senator are just doing this to ensure your safety... because to them, with all that is going on, the decision to reintroduce this bill and gain more press coverage is the highest priority. Ironically, Trump tweeted this afternoon that tomorrow is a big day for national security... Big day planned on NATIONAL SECURITY tomorrow. Among many other things, we will build the wall! — Donald J. Trump (@realDonaldTrump) January 25, 2017

Выбор редакции
24 января, 23:51

Текст: И вырастут ветвистые деревья в темноте ( Eвгений Реутов )

«Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, Несите ваши денежки иначе быть беде... ...... И вырастут ветвистые деревья в темноте, Но вместо листьев денежки засеребрятся там, Но вместо листьев денежки зазолотятся где?» Б.Ш.Окуджава С удовольствием и даже интересом прочел статью А.Мовчана „Алгоритм сверхдоходов”. Автор-человек достаточно известный не только как экономическо-финансовый публицист, просто умный человек и доказанный практик. Более того, как  „employee” Фонда Карнеги, не может не пропагандировать (не обязательно разделять, но и необязательно говорить, что не разделяешь) взгляды, условно называемые „либеральными”. Я говорю условно, поскольку нынешние „либералы”,...

19 января, 03:02

Donald Trump and China’s Year of the Hawk

A brash new U.S. president is on a collision course with a Chinese leader bent on consolidating power.

17 января, 11:18

Дай ответ… Не дает ответа….

В свете последних мировых экономических событий будет довольно интересно понаблюдать за очередным ежегодным сборищем богатых и влиятельных в швейцарском Давосе, где они будут пытаться дать ответ на то, что же все-таки происходит в мире. Как откровенно заметил по этому поводу некий Мойзес Найм из Фонда Карнеги (Carnegie Endowment for International Peace): «Есть общее мнение, что происходит что-то огромное, глобальное и во многих отношениях беспрецедентное. Но мы не знаем ни каковы причины этого, ни что с этим делать». Похоже, что кризисные явления, главными причинами которых является накопленный глобальный долг и базирующиеся на нем необеспеченные бумажные валюты, подошли к своей кульминационной точке, и приемлемых решений, чтобы еще оттянуть неизбежную развязку глобального экономического кризиса, у власть предержащих уже не осталось. Рост ценных бумаг не способен обеспечить ни роста реальной экономики, ни благосостояния широких масс населения.Бурный рост американского государственного долга за период с начала 1980 года и по настоящее время отлично коррелирует с имевшим за этот же период ростом американского биржевого индекса Dow Jones. Тот и другой выросли за это время в 23 раза. Цифры также схожи. Государственный долг США вырос за эти годы с 863 миллиардов до 19,964 триллионов американских дензнаков, а индекс – с 865 до 19830 пунктов. Когда биржевые индексы растут в условиях нормально функционирующей экономики, это является прямым свидетельством того, что экономика развивается успешно и наблюдается ее подъем. В текущих условиях ситуация представляется кардинально иной. Долги использовались не для развития экономики и реального производства, а для того, чтобы надувать биржевой «пузырь», чтобы он создавал видимость того, что в экономике США все обстоит нормально. Это продолжалось вполне успешно довольно долгое время, пока в 2007 – 2008 годах не прозвучал звонок глобального кризиса, возвестивший о том, что эффективная до той поры финансово-экономическая схема достигла своего логического предела.Объективным показателем происходящего служило поведение твердых обеспеченных денег – золота и серебра – по отношению к бумажным валютам. Деньги, несмотря на все предпринимаемые многолетние усилия и ухищрения банкиров и правительств ведущих западных стран, начали быстро дорожать относительно всех без исключения валют. Тогда с помощью разнообразных вливаний центральными банками различных стран триллионов в необеспеченной бумажной валюте ситуацию удалось удержать на плаву, однако это был лишь локальный выигрыш времени. Долговой кризис так и остался неразрешенным, а совокупные объемы долга за этот период заметно возросли. В то же время на драгоценные металлы, как индикатор реального положения дел в мировой экономики, власти оказывали активное воздействие на биржевом рынке, стремясь максимально снизить их цену и разубедить население и иных участников рынка в том, что золото и серебро продолжают обладать какой-то реальной ценностью в современном мире.В этом плане показательно то, что за период с 1980 года, когда индекс Dow Jones и государственный долг США выросли в 23 раза, биржевая цена золота возросла всего в два раза с 613 до 1200 американских дензнаков за унцию, а цена серебра осталась практически неизменной (16,39 тогда и 16,85 сейчас). Ситуация в большой степени напоминает все более перегретый паровой котел, у которого в 2011 году подкрутили назад, а потом застопорили в одном положении манометр, чтобы никого не пугали его значения, а кочегары продолжают подбрасывать в топку уголь, все более увеличивая давление в котле. Вопросы предельно просты, когда и в каком именно месте котел рванет, и сколь разрушительными будут последствия этого? На это у нынешней элиты ответов нет. Они этого не знают сами.Что-то подсказывает, что когда котел рванет, у почтеннейшей публики, далекой от котла, может возникнуть несколько крайне неприятных вопросов для нынешних кочегаров, машинистов, а также их капитанов. Но это может произойти уже после того, как все случится. Пока же население и прочие участники рынка, имеющие средства и предполагающие возможность столь негативного развития событий, предпринимают активные шаги, чтобы минимизировать для себя возможный ущерб, активно покупая физическое золото и серебро. Об этом наглядно свидетельствуют цифры объемов продаж инвестиционных «орлов» Монетным двором США в этом году, и вполне вероятно, что единственным ограничителем спроса в этом году может стать отсутствие достаточного количества золота и серебра, чтобы отчеканить из них монеты.Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

17 января, 05:00

In Defense Of Populism

Submitted by Mike Krieger via Liberty Blitzkrieg blog, DAVOS MAN: “A soulless man, technocratic, nationless and cultureless, severed from reality. The modern economics that undergirded Davos capitalism is equally soulless, a managerial capitalism that reduces economics to mathematics and separates it from human action and human creativity.”   – From the post: “For the Sake of Capitalism, Pepper Spray Davos” One thing I’ve been very careful about not doing over the years is self-identifying under any particular political ideology. I articulated my reasoning in the post, Thank You and Welcome New Readers – A Liberty Blitzkrieg Mission Statement: I am not a Democrat or a Republican. I do not consider myself a libertarian, progressive, socialist, anarchist, conservative, neoconservative or neoliberal. I’m just a 38 year old guy trying to figure it all out. Naturally, this doesn’t imply that there aren’t things which I hold dear. I have a strong belief system based on key principles. It’s just that I don’t think it makes sense for me to self-label and become part of a tribe. The moment you self-label, is the moment you stop thinking for yourself. It’s also the moment you stop listening. When you think you have all the answers, anyone who doesn’t think exactly as you do on all topics is either stupid or “paid opposition.”  I don’t subscribe to this way of thinking. Despite my refusal to self-identify, I am comfortable stating that I’m a firm supporter of populist movements and appreciate the instrumental role they’ve played historically in free societies. The reason I like this term is because it carries very little baggage. It doesn’t mean you adhere to a specific set of policies or solutions, but that you believe above all else that the concerns of average citizens matter and must be reflected in government policy. Populism reaches its political potential once such concerns become so acute they translate into popular movements, which in turn influence the levers of power. Populism is not a bug, but is a key feature in any democratic society. It functions as a sort of pressure relief valve for free societies. Indeed, it allows for an adjustment and recalibration of the existing order at the exact point in the cycle when it is needed most. In our current corrupt, unethical and depraved oligarchy, populism is exactly what is needed to restore some balance to society. Irrespective of what you think of Donald Trump or Bernie Sanders, both political movements were undoubtably populist in nature. This doesn’t mean that Trump govern as populist once he is sworn into power, but there’s little doubt that the energy which propelled him to the Presidency was part of a populist wave. Trump understands this, and despite having surrounded himself with an endless stream of slimy ex-Goldman Sachs bankers and other assorted billionaires, his campaign took the following position with regard to Davos according to Bloomberg: Donald Trump won’t send an official representative to the annual gathering of the world’s economic elite in Davos, taking place next week in the days leading up to his inauguration, although one of the president-elect’s advisers is slated to attend.   Former Goldman Sachs President Gary Cohn, a regular attendee in the past, told the group he would skip 2017 after being named in December to head the National Economic Council, said people familiar with the conference. Other top Trump appointees will also pass up the forum.   A senior member of Trump’s transition team said the president-elect thought it would betray his populist-fueled movement to have a presence at the high-powered annual gathering in the Swiss Alps. The gathering of millionaires, billionaires, political leaders and celebrities represents the power structure that fueled the populist anger that helped Trump win the election, said the person, who asked for anonymity to discuss the matter.  While all of this sounds great, it’s not entirely true. For example: Hedge fund manager Anthony Scaramucci is planning to travel to Davos, though. The founder of SkyBridge Capital and an early backer of Trump’s campaign, Scaramucci was named on Thursday as an assistant to the president. Not that Scaramucci’s presence should surprise anyone, he’s the consummate banker apologist, anti-populist. Recall what he said last month: “I think the cabal against the bankers is over.” This guy shouldn’t be allowed within ten feet of any populist President, but Trump unfortunately seems to have a thing for ex-Goldman Sachs bankers. While we’re on then subject, let’s discuss Davos for a moment. You know, the idyllic Swiss town where the world’s most dastardly politicians, oligarchs and their fawning media servants will gather in a technocratic orgy of panels and cocktail parties to discuss how best to manage the world’s affairs in the year ahead. Yes, that Davos. To get a sense of the maniacal mindset of these people, I want to turn your attention to a couple of Reuters articles published earlier today. First, from Davos Elites Struggle for Answers as Trump Era Dawns: DAVOS, Switzerland – The global economy is in better shape than it’s been in years. Stock markets are booming, oil prices are on the rise again and the risks of a rapid economic slowdown in China, a major source of concern a year ago, have eased. First report from Davos is in. Everything’s fine. And yet, as political leaders, CEOs and top bankers make their annual trek up the Swiss Alps to the World Economic Forum in Davos, the mood is anything but celebratory.   Last year, the consensus here was that Trump had no chance of being elected. His victory, less than half a year after Britain voted to leave the European Union, was a slap at the principles that elites in Davos have long held dear, from globalization and free trade to multilateralism.   Moises Naim of the Carnegie Endowment for International Peace was even more blunt: “There is a consensus that something huge is going on, global and in many respects unprecedented. But we don’t know what the causes are, nor how to deal with it.” Thank you for your invaluable insight, Moises. The titles of the discussion panels at the WEF, which runs from Jan. 17-20, evoke the unsettling new landscape. Among them are “Squeezed and Angry: How to Fix the Middle Class Crisis”, “Politics of Fear or Rebellion of the Forgotten?”, “Tolerance at the Tipping Point?” and “The Post-EU Era”. Ah, a panel on how to fix the middle class. Sounds interesting until you find out who some of the speakers are. You really can’t make this stuff up. Now back to Reuters. Perhaps the central question in Davos, a four-day affair of panel discussions, lunches and cocktail parties that delve into subjects as diverse as terrorism, artificial intelligence and wellness, is whether leaders can agree on the root causes of public anger and begin to articulate a response. This has to be a joke. The public has been yelling and screaming about all sorts of issues they care about from both sides of the political spectrum for a while now. Whether people identify as on the “right” or the “left” there’s general consensus (at least in U.S. populist movements) of the following: oligarchs must be reined in, rule of law must be restored, unnecessary military adventures overseas must be stopped, and lobbyist written phony “free trade” deals must be scrapped and reversed. There’s no secret about how strongly the various domestic populist movements feel on those topics, but the Davos set likes to pretends that these issues don’t exist. They’d rather focus on Russia or identify politics, that way they can control the narrative and then propose their own anti-populist, technocratic solutions. A WEF report on global risks released before Davos highlighted “diminishing public trust in institutions” and noted that rebuilding faith in the political process and leaders would be a “difficult task”. It’s not difficult at all, what we need are new leaders with new ideas, but the people at Davos don’t want to admit that either. After all, these are the types who unanimously and enthusiastically supported the ultimate discredited insider for U.S. President, Hillary Clinton. Moving along, let’s take a look at a separate Reuters article previewing Davos, starting with the title. Did you see what they did there? The evaporating trust in globalist elites has nothing to do with “post-truth,” but as usual, the media insists on making excuses for the rich and powerful. The above title implies that elites lost the public truth as a result of a post-truth world, not because they are a bunch of disconnected, lying, corrupt thieves. Like Hillary and the Democrats, they are never to blame for anything that happens. With that out of the way, let’s take a look at some of the text: Trust in governments, companies and the media plunged last year as ballots from the United States to Britain to the Philippines rocked political establishments and scandals hit business.   The majority of people now believe the economic and political system is failing them, according to the annual Edelman Trust Barometer, released on Monday ahead of the Jan. 17-20 World Economic Forum (WEF).   “There’s a sense that the system is broken,” Richard Edelman, head of the communications marketing firm that commissioned the research, told Reuters.   “The most shocking statistic of this whole study is that half the people who are high-income, college-educated and well-informed also believe the system doesn’t work.” Even wealthy, well educated people understand things aren’t working, which begs the question. Who does think the system is working? Well, the people attending Davos, of course. These are the folks who cheer on a world in which eight people own as much as the bottom 50%. As can be seen fro the above excerpts, one thing that’s abundantly clear to almost everyone is that the system is broken. This is exactly where populism comes in to perform its crucial function. This is not an endorsement of Trump, but rather an endorsement of mass popular movements generally, and a recognition that such movements are the only way true change is ever achieved. As Frederick Douglass noted in 1857: This struggle may be a moral one, or it may be a physical one, and it may be both moral and physical, but it must be a struggle. Power concedes nothing without a demand. It never did and it never will. Find out just what any people will quietly submit to and you have found out the exact measure of injustice and wrong which will be imposed upon them, and these will continue till they are resisted with either words or blows, or with both. The limits of tyrants are prescribed by the endurance of those whom they oppress. In the light of these ideas, Negroes will be hunted at the North and held and flogged at the South so long as they submit to those devilish outrages and make no resistance, either moral or physical. Men may not get all they pay for in this world, but they must certainly pay for all they get. If we ever get free from the oppressions and wrongs heaped upon us, we must pay for their removal. We must do this by labor, by suffering, by sacrifice, and if needs be, by our lives and the lives of others. The above is an eternal truth when it comes to human struggle. The idea that the most wealthy and powerful individuals on earth are going to get together in a Swiss chalet and figure out how to help the world’s most vulnerable and suffering is on its face preposterous. Again, this is why popular movements are so important. They represent the only method we know of that historically yields tangible results. This is also why the elitists and their media minions hate populism and demonize it every chance they get. Which is really telling, particularly when you look at the various definitions of the word. First, here’s what comes up when you type the word into Google: Or how about the following from Merriam-Webster: Aside from the 19th century historical reference, what’s not to like about any of the above? The mere fact that billionaire-owned media is so hostile to populism tells you everything you need to know. Behind the idea of populism is the notion of self-government, and Davos-type elitists hate this. They believe in a technocracy in which they make all the important decisions. Populism is dangerous because populism is empowering. It implies that the people ultimately have the power. I think a useful exercise for readers during this Davos circus laden week is to note whenever the word “populism” is used within mainstream media articles. From my experience, it’s almost always portrayed in an overwhelmingly negative manner. Here’s just one example from the first of the two Reuters articles mentioned above. The global financial crisis of 2008/9 and the migrant crisis of 2015/16 exposed the impotence of politicians, deepening public disillusion and pushing people towards populists who offered simple explanations and solutions. The key phrase in the above is, “populists who offered simple explanations and solutions.” This betrays an incredible sense of arrogance and contempt for regular citizens. Note that it didn’t offer a critique of a specific populist leader and his or her polices, but rather presented a sweeping dismissal of all popular movements as “simplistic.” In other words, despite the fact that the people mingling at Davos are the exact same people who set the world on fire, they somehow remain the only ones capable enough to fix the world. How utterly ridiculous. The good news is that most people now plainly see the absurdity of such a worldview, and understand that the people at Davos represent a roadblock to progress, as opposed to any sort of solution. While I don’t endorse any particular populist movement at moment, I fully recognize the need for increased populism as a facet of American political life, particularly at this moment in time. Populism can be dangerous, and it’s certainly messy, but it’s a crucial pressure release valve for any functioning free society. If you don’t allow populist movements to do their thing in the short-term, you’ll get far worse outcomes in the long-term. In the timeless words of JFK: Those who make peaceful revolution impossible will make violent revolution inevitable.  Nobody wants that.

16 января, 21:59

A New Problem Emerges For The Davos Elite

Last night we reported that while snacking on $40 hotdogs, the global financial, political and entertainment elite will be "struggling for answers" and cowering in "silent fear" as the world's most powerful people face a force they have never encountered before - the rising tide of populism, first demonstrated by the "unexpected" Brexit vote and subsequently by the "shocking" election of Trump. As Moises Naim of the Carnegie Endowment for International Peace put it, "there is a consensus that something huge is going on, global and in many respects unprecedented. But we don't know what the causes are, nor how to deal with it." Adding to the farcical nature of this year's Davos shindig is that, while one of the main topics of discussion is "populism" and social and wealth inequality, overnight a new Oxfam study revealed that not only 8 people own the same amount of wealth as (the poorer) half of the world, but that since 2015, the richest 1% has owned more wealth than the rest of the planet. It is expected that many of the "eight people" highlighted by Oxfam will be present at Davos. And while in years past Davos was eager to whistle past the graveyard, and discuss in broad terms the state of the world, ignoring its own role in the unprecedented wealth divide, this year's Davos conference which is officially starting in just a few hours, is facing more immediate problems which it can no longer afford to ignore. One of these is that trust in governments, companies, and thus the executives present at the Forum, has plunged over the past year as ballots from the United States to Britain to the Philippines have rocked political establishments and scandals hit business. Trust in the media itself, meant to be an objective and impartial observer of the Davos boondoggle, yet sadly captured, has likewise crashed to record lows across all age groups. As such, one major problem facing Davos, is one of loss of credibility, as the majority of people now believe the economic and political system is failing them, according to the annual Edelman Trust Barometer, released on Monday ahead of the Jan. 17-20 World Economic Forum. A simpler way of putting it: "There's a sense that the system is broken," Richard Edelman, head of the communications marketing firm that commissioned the research, told Reuters. And it's not just the poor who have lost faith: "The most shocking statistic of this whole study is that half the people who are high-income, college-educated and well-informed also believe the system doesn't work." As Reuters puts it, the 3,000 business, political and academic leaders meeting in the Swiss Alps this week find themselves increasingly out of step with many voters and populist leaders around the world who distrust elites. And this time the increasingly angry world is closely watching. Governments and the media are now trusted by only 41 and 43 percent of people respectively, with confidence in news outlets down particularly sharply after a year in which "post-truth" become the Oxford Dictionaries Word of the Year. Trust in business was slightly higher, at 52 percent, but it too has declined amid scandals, including Volkswagen's rigged diesel emission tests and Samsung Electronics' fire-prone smartphones. The credibility of chief executives has fallen in every country surveyed, reaching a low of 18 percent in Japan, while the German figure was 28 percent and the U.S. 38 percent. Trust in governments fell in 14 of the countries surveyed, with South Africa, where Davos regular President Jacob Zuma has faced persistent corruption allegations, ranked bottom with just 15 percent support. Making matters worse, according to a PwC survey released at Davos, even the global business elite is starting to lose oses confidence in the benefits of globalization, i.e. the very bread and butter of the people present at the world's biggest echo chamber symposium. Which leads us to the second core problem: that of an unprecedented disconnect between "Davos Man" and the real world, and nowhere is this more obvious than in the participants themselves. As Bloomberg puts it, while "the top executives, financiers, academics and politicians making their way up the mountain to the World Economic Forum will be talking a lot about such non-establishment leaders as President-elect Donald Trump, France’s National Front chief Marine Le Pen and Italian populist Beppe Grillo of the Five Star Movement, they won’t be meeting them. Not one of the leaders bent on overturning the world order as Davos has designed it will be present." So much for Davos learning from its mistakes, or truly seeking to reach out to its sworn nemesis: those who have been elected because they represent everything Davos is not. Still, these s0-called " upstarts will loom over the proceedings, Bloomberg notes. "Trump, who won't have an official representative there, has expressed strong feelings about some of the countries sending delegations, including his own." Meanwhile, Europe’s populist leaders, for their part, have "their own view of the annual gathering of the rich, the powerful, the famous  and the sycophantic." And yet, despite the clear and present danger from global populism what does Davos believe is the biggest threat facing the world in 2017? "Extreme Weather." Attendees appear to be less focused on Trump’s presidency or on upcoming elections in France, the Netherlands, Germany and possibly Italy than on other global concerns. The forum’s annual survey on the most likely risks for 2017 found that “extreme weather events” was the top worry. “Failed national governance,” the closest category to such surprise events last year as Brexit and Trump’s election, wasn’t in the top five, although it placed third in 2015. Adding to the surreal nature of this year's meeting, no economic risks have even made it into the top 5 "risk" categories for the second year in a row. While we would be the first to acknowledge that no tangible change in the world can take place without these most important and influential decision-makers sitting down and tackling pressing global issues, what is clear is that the biggest problem facing Davos may also be the simplest, and most reflexive one: a complete failure to diagnose and isolate the biggest problem facing the world at this moment is: the utter cluelessness of Davos itself. Unfortunately, we see no reason why and how this could change.

16 января, 20:50

While Davos Elites Address Populism, Just "Eight Men Own Same Wealth As Half The World"

Submitted by Joseph Jankowski of PlanetFreeWill.com As political and business elite gather at the Swiss ski resort of Davos, a new report is shining light on the shocking reality of the wealth gap between the very rich and poor that is “pull our societies apart.” A report by Oxfam released ahead the World Economic Forum in Davos shows the gap between the ultra-wealthy and the poorest half of the global population is starker than previously thought, with just eight men owning as much wealth as 3.6 billion people. And since 2015, the richest 1 per cent has owned more wealth than the rest of the planet. The report urges the elite to address the problem, warning that public anger against this kind of inequality will continue to grow and cause more political firestorms such as the election of populist Donald Trump as U.S. president or Brexit. “From Brexit to the success of Donald Trump’s presidential campaign, a worrying rise in racism and the widespread disillusionment with mainstream politics, there are increasing signs that more and more people in rich countries are no longer willing to tolerate the status quo,” Oxfam said in its new report. “It is obscene for so much wealth to be held in the hands of so few when 1 in 10 people survive on less than $2 a day,” said Winnie Byanyima, executive director of Oxfam International, who is attending the exclusive meeting in Davos. “Inequality is trapping hundreds of millions in poverty; it is fracturing our societies and undermining democracy.” The same Oxfam report last year showed that it was 62 people holding as much wealth as the bottom half of the population. This year’s report was revised using the Forbes’ billionaires list published in March 2016 which shows that Microsoft founder Gates is the richest individual with a net worth of $75 billion. Here are the top 8 individuals on the list: 1. Bill Gates Net Worth: $75 B Source of wealth: Microsoft   2. Amancio Ortega Net Worth: $67 B Source of wealth: Zara   3. Warren Buffett Net Worth: $60.8 B Source of wealth: Berkshire Hathaway   4. Carlos Slim Helu Net Worth: $50 B Source of wealth: telecom   5. Jeff Bezos Net Worth: $45.2 B Source of wealth: Amazon.com   6. Mark Zuckerberg Net Worth: $44.6 B Source of wealth: Facebook   7. Larry Ellison Net Worth: $43.6 B Source of wealth: Oracle   8. Michael Bloomberg Net Worth: $40 B Source of wealth: Bloomberg LP The Oxfam report also slammed corporate lobbying and crony capitalism. “Crony capitalism benefits the rich, the people who own and run these corporations, at the expense of the common good and of poverty reduction. It means that smaller businesses struggle to compete and ordinary people end up paying more for goods and services,” states the report. In Davos, the elite of the political and business world will discuss how to respond to the rising rejection of such inequality and the populist wave it has formed. “Regardless of how you view Trump and his positions, his election has led to a deep, deep sense of uncertainty and that will cast a long shadow over Davos,” said Jean-Marie Guehenno, CEO of International Crisis Group, a conflict resolution think-tank. Among the titles of the discussion panels at the Davos are “Squeezed and Angry: How to Fix the Middle Class Crisis”, “Politics of Fear or Rebellion of the Forgotten?”, “Tolerance at the Tipping Point?” and “The Post-EU Era.” Surprisingly, some Davos attendees have admitted to not knowing what is causing the populist turmoil or how to deal with it. “There is a consensus that something huge is going on, global and in many respects unprecedented. But we don’t know what the causes are, nor how to deal with it,” Moises Naim of the Carnegie Endowment for International Peace explained. Klaus Schwab, founder of the annual Davos meeting, said “it’s important to listen to the populists,” which is why he intends to reach out to populist politicians who are riding the wave of discontent. From ABC News: Critics often accuse the yearly World Economic Forum in the Swiss Alps of being a snow-covered playground for well-heeled business and political elites. But founder Klaus Schwab said this year’s event, which opens Monday before a public start Tuesday, is reaching out to populist politicians who have ridden a wave of discontent among the masses.   “It’s important to listen to the populists, and actually we have several sessions where we deal with these issues, and we have representatives of populist parties here with us,” Schwab said Sunday. “We have to take it [populism] seriously.”   For a forum that strives to take the pulse of the world each year and produce “a real hub of a global discussion,” Schwab said “it would be soundly unrealistic and far from realities if we did not integrate the concerns of populists very much into our own deliberation.” 45 Years of Davos and the Elite Still Running Away with the Worlds Wealth The meeting in Davos will not find solutions to narrow the wealth gap which is now astronomically leaning towards the tip-top of the upper rungs of the population. This year’s meeting marks the 45th time the elite have gathered at in the Swiss alps, and never has the wealth gap been so glaring. The meeting is all about managing the lack of wealth of the population and the political turmoil which is bound to accelerate because of it. Among the discussion at Davos will be the “fourth industrial revolution.” The elite will be discussing how millions of jobs held by the average person are going to be eliminated by artificial intelligence and how this revolution might play out on the political scale. Last year, Klaus Schwab and managing board member of Davos Richard Samans, wrote a report titled “The Future of Jobs” that estimated 7 million jobs will be lost with just 2 million gained as a result of technological change in 15 major developed and emerging economies. Reports released this year by the World Economic forum repeat this forecast. From Computer Weekly: The WEF’s Global Risks 2017 report warns that, as a result of AI and other disruptive technologies, long-term jobs are giving way to self-employment in the “gig” economy, leaving individuals to shoulder more responsibility for the costs of unemployment, sickness and old age.   Technology disruption, more than globalisation, deteriorating job prospects and industrial decline, has been the catalyst for anti-establishment voting, which led to Brexit in the UK, the election of Donald Trump in the US, and Italy’s rejection of its former prime minister’s constitutional reforms, the report claims.   Unless there is a concerted effort from governments and the private sector, the trend will put pressure on economies and may lead to social unrest, said Cecilia Reyes, chief risk officer of Zurich Insurance Group.   “Without proper governance and reskilling of workers, technology will eliminate jobs faster than it creates them,” she said. “Governments can no longer provide historic levels of social protection, and an ant-establishment narrative has gained traction, with new political leaders blaming globalisation for society’s challenges.” As the populist wave gets larger, the Davos meeting will only shine more light on the fact that those at the upper rung of the economic ladder are at the steering wheel of economic future. The discussions of humanities future taking place in the Alps will only trickle down in sound bites and excerpts for the average person to only ignore as they work 9-5 at a job that may not be there long term in order to pay the rent.

16 января, 05:48

Davos Elite Eat $40 Hot Dogs While "Struggling For Answers", Cowering in "Silent Fear"

For those unfamiliar with what goes on at the annual January boondoggle at the World Economic Forum in Davos, here is the simple breakdown. Officially, heads of state, captains of industry, prominent academics, philanthropists and a retinue of journalists, celebrities and hangers-on will descend Tuesday on the picturesque alpine village of Davos, Switzerland, for the World Economic Forum; Unofficially, it's the world's biggest echo chamber, where wealthy, influential and/or powerful people, yet vastly out of touch with the rest of the world, sit down with other wealthy, influential and/or powerful people who are just as out of touch, to validate to each other that nobody really knows anything (also known as the "ratings agency effect"), but because the press is there and fails to point out that these emperors of industry, commerce, entertainment and politics are naked in hopes of maintaining their annual invitation and direct access, everyone goes home happy. And just as clueless. Hence Trump. Case in point, as Reuters fondly recalls, last year, the consensus here was that Trump had no chance of being elected (actually, last January the world's elites were far more worried about plunging markets as we pointed out in "How Billionaires Are Investing In 2016: "The Only Winning Move Is Not To Play The Game").  Trump was elected. His victory, less than half a year after Britain voted to leave the European Union, "was a slap at the principles that elites in Davos have long held dear, from globalization and free trade to multilateralism." We'll get to Trump in a second, but first some more on the background of this festival which revels in everything the populist backlash of 2016 found excerable, courtesy of the NYT. Who Attends the Conference? More than 2,500 people will attend this year’s conference from 90 different countries, paying up to $50,000 per person to attend (that of course excludes the ultra-celebrities who get in for free). In fact, so many people are attending, some of the local staff may sleep in shipping containers. Most of the participants are corporate executives, but more than two dozen heads of state and government are expected to attend.  Theresa May, the prime minister of Britain, and Xi Jinping, president of China, are attending the conference for the first time this year. Xi is the first Chinese president to attend the event, and will also be the star attraction. His presence is being seen as a sign of Beijing's growing weight in the world at a time when Trump is promising a more insular, "America first" approach and Europe is pre-occupied with its own troubles, from Brexit to terrorism. On the other hand, Trump has decided not to officially send a member of his team as it would "betray his populist-fueled movement." Likewise German chancellor Merkel will be absent, worried about her own image ahead of the 2017 German elections. Aside from politicians, Shakira and the actor Forest Whitaker are to receive awards this year. Expected attendees include Sheryl Sandberg, COO at Facebook; Matt Damon; Formula One driver Nico Rosberg; and Alibaba's Jack Ma. While only 17% of last year’s participants were women, according to the forum, this year the number is not expected to change. How Are These People Kept Safe? All of those dignitaries need security. During the conference, Davos transforms into a fortress. Roadblocks restrict traffic on the city’s main streets and checkpoints spring up outside each venue. At the Congress Center, where the main panels take place, and at each hotel that hosts parties and talks, attendees pass metal detectors, armed guards and beneath the watchful eyes of sharpshooters. In the past, the conference was targeted by protesters associated with the anticapitalist Occupy movement. In 2013, members of the Ukrainian activist group Femen were arrested after a topless demonstration. The Swiss government estimated it will spend 8 million Swiss francs, about $8 million, on security, but said that number could increase if there were a credible threat to the conference. “Switzerland is still not regarded as a priority target for jihadist terrorists,” the Federal Council said on its website. “On the other hand, even on Swiss soil, the interests of states participating in the military coalition against the so-called Islamic State face an increased threat.” Is It as Elitist as It Sounds? Yes. The meeting runs on a tiered system of colored badges denoting just how important one is, or is not. White badges are for attendees able to attend any official event and make full use of the forum’s facilities. Orange badges are reserved for the 500 journalists who cover the forum, but are not allowed at some parties. Other badges, like purple ones, denote technical or support staff and limit their holders to a few areas. Local hotels like the Belvedere and the InterContinental often sell their own badges to the bankers and consultants who descend upon Davos to strike deals and chat up clients. These souls camp out at the hotels, renting rooms for business meetings by day and soiree hopping at night. What About the Parties? Beyond the boring, ineffective, and circle-jerking lectures and panel discussions, a much more important agenda unfolds after sunset. One notable event, according to the NYT, is a simulation of a refugee’s experience, where Davos attendees crawl on their hands and knees and pretend to flee from advancing armies. It is one of the most popular events every year. The theme of this year’s conference is “Responsive and Responsible Leadership.” But attendees like to play as hard as they work. There are several official cocktail receptions, but the action really lies in a galaxy of events hosted by corporations. Some are small, intimate dinners that feature the likes of Leonardo DiCaprio and Bono. Others are dazzling affairs worthy of a modern day Gatsby: JPMorgan Chase, for example, has previously taken over the Kirchner Museum Davos for drinks with its chief executive, Jamie Dimon, and Tony Blair, the former British prime minister. Google’s annual party at the InterContinental Hotel has become the hottest ticket in town. The investor Anthony Scaramucci, now an adviser to Donald J. Trump, for years has hosted a reception at the famed Hotel Europe featuring a sometimes eye-popping list of high-end Champagne and Bordeaux red wine. A more recent up-and-comer is hosted by Salesforce.com, a business software maker, whose chief, Marc Benioff, is one of the forum’s most ardent boosters. Last year’s Salesforce party included Mr. Benioff flying in scores of fresh flower leis and a band from Hawaii, as Eric Schmidt of Google and other tech notables danced in a corner. Several years ago, Sean Parker of Napster and Facebook fame, hosted an over-the-top gathering that featured stuffed animal heads shooting laser beams out of their eyes. And the Russian billionaire Oleg Deripaska has thrown opulent gatherings at a nearby villa where the Champagne flowed freely For a nightcap, the Davos crowd traditionally retires to the Tonic Bar at Hotel Europe, sipping cocktails while the forum fixture Barry Colson leads the crowd in Billy Joel singalongs. * * * With the background of the event covered, we once again focus on the key topic at hand, namely quite ironic "social and wealth inequality" - which incidentally has been a core topic for the past several years, demonstrating just how clueless Davos really is, and of course Trump. Just so readers can get a sense of just how delightfully surreal this whole event is, one of the most prominent panels is called "Squeezed and Angry: How to Fix the Middle-Class Crisis" Its description: "Poor employment prospects and low-income growth in many developed economies have laid the groundwork for the rise of populism. Did policy-makers ignore these trends or do too little to redress them? What can be done to restore growth in the middle class and confidence in the future?" Who are these experts on the woes of the middle class? Read em and weep: Ray Dalio - a billiionaire who encourages spying on his employees; Christine Lagarde - a convicted criminal and tax evader, head of an organization that takes from the poor and gives to the world's creditors; and Larry Summers, a firm believer, and doer, in wealth redistribution from the middle classes to the wealthy. * * * While in previous years the Davos party was not to be spoiled with any actual concerns about the real world violating the inner sanctum of the world's uber-poseurs, this year something has changed. Beneath the veneer of optimism over the economic outlook lurks acute anxiety about an increasingly toxic political climate and a deep sense of uncertainty surrounding the U.S. presidency of Donald Trump, who will be quite symoblically, even if purely accidentally, inaugurated on the final day of the forum. And with Trump's election come worries that the ivory towers inhabited by the 2,500 or so Davosites, are far less sturdy than previously believed.  "Regardless of how you view Trump and his positions, his election has led to a deep, deep sense of uncertainty and that will cast a long shadow over Davos," said Jean-Marie Guehenno, CEO of International Crisis Group, a conflict resolution think-tank. Moises Naim of the Carnegie Endowment for International Peace was even more blunt, suggesting that the people in Davos are even more clueless than usual, which is saying quite a lot. "There is a consensus that something huge is going on, global and in many respects unprecedented. But we don't know what the causes are, nor how to deal with it." Brilliant. * * * Meanwhile, in an attempt to figure out the causes and "how to deal with it", the participants in the World Economic Forum, which runs from Jan. 17 to 20, will partake in such panels as the abovementioned "Squeezed and Angry: How to Fix the Middle Class Crisis", "Politics of Fear or Rebellion of the Forgotten?", "Tolerance at the Tipping Point?" and "The Post-EU Era". The central question in Davos, a four-day affair of panel discussions, lunches and cocktail parties that delve into subjects as diverse as terrorism, artificial intelligence and wellness, is whether leaders can agree on the root causes of public anger and begin to articulate a response... aside from the forum participants themselves of course. A WEF report on global risks released before Davos highlighted "diminishing public trust in institutions" and noted that rebuilding faith in the political process and leaders would be a "difficult task". Guy Standing, the author of several books on the new "precariat", a class of people who lack job security and reliable earnings, believes more people are coming around to the idea that free-market capitalism needs to be overhauled, including those that have benefited most from it. "The mainstream corporate types don't want Trump and far-right authoritarians," said Standing, who has been invited to Davos for the first time. "They want a sustainable global economy in which they can do business. More and more of them are sensible enough to realize that they have overreached." But Ian Bremmer, president of U.S.-based political risk consultancy Eurasia Group, is not so sure, and he recounted ro Reuters a recent trip to Goldman Sachs headquarters in New York where he saw bankers "rejoicing in the elevators" at the surge in stock markets and the prospect of tax cuts and deregulation under Trump. Both Goldman CEO Lloyd Blankfein and his JP Morgan counterpart Jamie Dimon will be in Davos. It remains to be seen if there will be as much "elevator rejoicing" when the market finally crashes under Trump, an inevitable outcome which some speculate is precisely why Trump was allowed to become president: so that all the blame on the grand crash, once it, happens can be placed on him. Others are less worried about the impact of Trump, and more concerned that the pace of technological change and the integrated, complex nature of the global economy have made it more difficult for leaders to shape and control events, let alone reconfigure the global system. The global financial crisis of 2008/9 and the migrant crisis of 2015/16 exposed the impotence of politicians, deepening public disillusion and pushing people towards populists who offered simple explanations and solutions. The problem, says Ian Goldin, an expert on globalization and development at the University of Oxford, is that on many of the most important issues, from climate change to financial regulation, only multilateral cooperation can deliver results. And this is precisely what the populists reject.  "The state of global politics is worse than it's been in a long time," said Goldin. "At a time when we need more coordination to tackle issues like climate change and other systemic risks, we are getting more and more insular." * * * Whatever the reason, sense of dread that things are moving, changing beyond the participants' control will be all too tangible. It is also why, as Bloomberg reported today, the World Economic Forum will convene a special meeting in Washington this year to discuss issues raised during the president-elect’s campaign "and the populist wave that swept him to victory" WEF founder Klaus Schwab told Bloomberg Television on Sunday. The gathering will explore U.S. investment and job-creation opportunities for companies that participate in the forum, he said. “It’s very natural that with the new administration we plan a major event in the U.S. to see what are the implications of the new president and how the business community could engage,” Schwab said in advance of the forum’s 47th annual meeting in the Swiss ski resort of Davos. “We have to be responsive to the call.” “People have become very emotionalized, this silent fear of what the new world will bring,” Schwab said in the town’s hulking conference center. “We have populists here and we want to listen. We have to respond to these individuals’ fears and to offer solutions. It’s not just enough to listen; we have to provide answers and that’s what were here for in Davos." No, that's what you were there for in Davos in 2013, 2014, 2015 and 2016, and you did nothing. Now it's too late as the pendulum has already swung. That, however, is not obvious to the forum organizers who will enjoy another blockbuster year. Business is booming for the WEF and Schwab, 78, said he has no plans to abandon or alter its annual retreat. Revenue is up 45%  in the past five years and staff have increased by about a third - with employees earning an average of 135,000 Swiss francs, ($133,875) which rises to 213,000 Swiss francs with the addition of costs such as pensions and healthcare. “Our salary structure is completely in line with others such as the Bretton Woods organization, the World Bank or the International Monetary Fund,” Schwab said. “We also have to be competitive with organizations like Goldman Sachs and McKinsey. We are competing for the same talent.” How does Schwab reconcile the glaring hypocricy of the world's wealthiest debating social injustice and wealth inequality? Simple: Despite the glitzy parties that have become the hallmark of the annual gathering, Schwab said his aim is not to celebrate the “outrageous excesses of life,” but rather to create a “global village,” where participants can mull weighty issues facing the world without the distractions of a large city. And he insists that as the power and beliefs of business and political leaders face unprecedented challenges, the meeting is needed more than ever. Schwab says the WEF’s annual meeting, where companies host lavish parties awash in champagne and rare vintage wines, attendees pay $50,000 and thousands of soldiers and police stand guard, remains an appropriate forum to discuss political issues like the rise of populism and seek solutions to society’s biggest problems. Unfortunately, that's all it is, as no concrete, revolutionary decisions can ever take place within the confines of this giant echo chamber. Schwab concludes by saying that "the right solution will require a lot of effort and many steps in the right direction. I am optimistic that in a new multi-polar world we still have the notion of a joined and shared destiny" but adds that his "biggest fear is that we will believe there are very simple answers to very difficult questions.” Actually, herr Klaus Schwab, there are other far more tangible things you and your peers should be afraid of, but somehow we doubt that those will become apparent while eating $40 hot dogs.    

12 января, 11:35

Байден: Америка не ударит ядерным оружием первой

Вице-президент США Джозеф Байден в ходе выступления в Вашингтоне в Фонде Карнеги заявил, что Соединенные Штаты вряд ли могут попасть в такую ситуацию, когда руководство страны будет вынуждено первым применить ядерное оружие. По словам Байдена, применение ядерного оружия – это бессмысленный шаг. «Учитывая все наши неядерные средства и природу сегодняшних угроз, сложно представить себе правдоподобный сценарий, при котором применение Соединенными Штатами ядерного оружия первыми окажется необходимым шагом и будет иметь смысл», — цитирует Байдена «ФАН».  Также политик отметил, что США связаны договором о сокращении стратегических наступательных вооружений, который был подписан с РФ в 2010 году. По его мнению, на фоне ухудшающихся отношений между странами, значение этого договора возросло. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: (статья) США идут в психическую санкционную атаку Напомним, что еще до президентских выборов Байден говорил, что Дональду Трампу нельзя доверять арсенал ядерного оружия. 

12 января, 09:52

Байден отверг возможность первого ядерного удара со стороны США

Вице-президент США Джозеф Байден заявил, что американские власти вряд ли окажутся перед необходимостью первыми применить ядерное оружие. Об этом он сообщил в своей речи в Фонде Карнеги для содействия всему миру, сообщает Reuters. «Учитывая все наши неядерные средства и природу сегодняшних угроз, сложно представить себе правдоподобный сценарий, при котором применение Соединенными Штатами ядерного оружия первыми окажется необходимым шагом и будет иметь смысл», — сказал он. Байден подчеркнул, что США подписали 22 международных соглашения о невоенном использовании ядерных материалов. В 2010 году США подписали с Россией Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (ОСВ). «Это не вопрос доверия или доброй воли. Это вопрос стратегической стабильности и большей открытости между двумя крупнейшими ядерными сверхдержавами», — отметил политик. Он также подчеркнул важность ОСВ в условиях значительного ухудшения российско-американских отношений. В сентябре 2016 года стало известно, что в США скептически относятся к возможности заключения новых соглашений с РФ в сфере вооружений. Американские власти обвинили Россию в нарушении ранее заключенных договоров. Избранный президент США Дональд Трамп в декабре прошлого года заявил, что намерен усиливать и расширять ядерные возможности США, «пока мир не поймет, что такое ядерное оружие».

12 января, 08:56

Байден сомневается, что США способны начать ядерную войну

Однако отмечает возросшее значение договора СНВ.  Вице-президент США Джозеф Байден не считает, что власти страны могут первыми принять решение о применении ядерного оружия. Об этом он заявил в ходе выступления в Вашингтоне, в Фонде Карнеги, пишут «Известия». По словам...

12 января, 08:32

Байден: Сложно представить сценарий, при котором США первыми применят ядерное оружие

США вряд ли сегодня окажутся в ситуации, когда им придется первыми применить ядерное оружие. Такое мнение в среду, выступая в вашингтонском Фонде Карнеги для содействия всеобщему миру, выразил вице-президент страны Джозеф Байден. "Учитывая все наши неядерные средства и природу сегодняшних

Выбор редакции
12 января, 08:14

Байден сомневается, что США начнут ядерную войну

Об этом американский вице-президент заявил во время выступления в Фонде Карнеги в Вашингтоне

12 января, 07:14

Байден: Сложно представить ситуацию, когда США первыми применят ядерное оружие

Вице-президент США Джо Байден, выступая в вашингтонском Фонде Карнеги для содействия всеобщему миру, отметил, что сегодня сложно представить ситуацию, когда Соединённым Штатам придётся применить ядерное оружие.  — Учитывая все наши неядерные средства и природу сегодняшних угроз, сложно представить себе правдоподобный сценарий, при котором применение Соединёнными Штатами ядерного оружия первыми окажется необходимым шагом и будет иметь смысл, — цитирует Байдена ТАСС.

11 января 2015, 11:27

Империя Рокфеллера в современном мире

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project». Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире. Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными. CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики. Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF. Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей: «Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь». Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации). CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR. Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR. CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования». Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR. Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых. Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций. Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента. Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений. В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома. Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка». По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие. Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие. Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер: «С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера». По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году. С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка». Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера». Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром. Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер. Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции. В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка». С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране. Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме. В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида. Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки. Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»: «Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров. По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией». Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой. Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума». Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса». Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона. В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии. На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда». В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии». Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке. Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии: «То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем». В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики». http://mixednews.ru/archives/17899