• Теги
    • избранные теги
    • Компании267
      • Показать ещё
      Люди518
      • Показать ещё
      Страны / Регионы678
      • Показать ещё
      Издания157
      • Показать ещё
      Разное360
      • Показать ещё
      Международные организации91
      • Показать ещё
      Формат15
      Показатели24
      • Показать ещё
      Сферы1
18 июля, 21:37

"Тихий" Урал накануне выборов 2018г.

Аналитический обзор состояния Свердловской и Челябинской областей накануне выборов 2018 года.

15 июля, 12:00

GGP: Judy Asks: Is Europe Too Dependent on Russian Energy

The statements, opinions and data contained in the content published in Global Gas Perspectives are solely those of the individual authors and contributors and not of the publisher and the editor(s) of Natural Gas World. This is an excerpt of an article by the Carnegie...

12 июля, 12:10

Trump Jr.’s love affair with Moscow

The president’s son spent far more time in the country than his father did, and developed personal ties there that continued beyond the November election.

08 июля, 15:53

Egypt's Best Friends in D.C.

Why is a PR firm working directly for one of Egypt's top spy services?

06 июля, 20:18

In Warsaw, Trump sends mixed signals on Moscow

The day before his meeting with Putin, the president reaffirmed his commitment to NATO's mutual defense provisions but declined to cite the Kremlin for meddling in U.S. elections.

06 июля, 00:17

Trump looks for a lovefest in Poland

The first stop of the president's second foreign trip will include a speech at the memorial commemorating Poles' 1944 anti-Nazi uprising.

26 июня, 09:12

Вечерний политрук: Шульман и имитация сталинизма

Из действующих экспертов Фонда Карнеги (да, Плтрк следит за работами чужих мозговых центров), Е. Шульман — фигура наиболее любопытная, и взлет ее популярности в последнюю пару лет неслучаен.(В комментарии неизбежно набегут отдельные граждане, которые будут спрашивать, «кто все эти люди», и «зачем Политрук делает либерде рекламу», и не засланный ли Плтрк казачок, и не продался ли паблик закулисе. Бегите мимо, отдельные граждане. Вам действительно никого знать не надо. Слушайте только тех, кто у Соловьева солирует. Правда, если игнорить все, что не по шерсти, реальность когда-нибудь обернется к вам неожиданной стороной, — но таким как вы Плтрк болезненного сюрприза портить отнюдь не намерен. Этот вопрос закрыт, продолжим).Многое из того, что Шульман в последнее время проговаривает на Эхе, в статьях или в YouTube «с кухоньки» — то, что Плтрк фиксирует как «неопостлиберальный дискурс». Это своего рода наукообразный подход к пропаганде либерализма, дорогой аналог дешёвых псевдопросветительских книжонок фонда «Династия»: идеологические посылки кодируются через «научные» (антропологические, социологические, компаративистские) наборы данных.В своем свежем ролике с очередного либерального сборища в «Сахарнице» Е. Шульман с графиками в руках утверждает, что народ России на самом деле вовсе не любит Сталина. Согласно Шульман, народная любовь к сталинским образам... сознательно имитируется (!) средствами государственной пропаганды. Якобы, делается это для двух задач:1) чтобы действующие «Партия и Правительство» смотрелись «единственным европейцем среди азиатских большевистских орд, которые давно бы всех вокруг расстреляли, да Путин не даёт»;2) чтобы оттенить некоторый авторитаризм действующей Системы на фоне методов подлинной диктатуры, и к тому же подкачать её «отражённым» страхом (унаследованным от Сталина, аки шинель и трубка).Не согласиться с тем, что многие и многие явления и процессы у нас в стране имитируются, затруднительно (в частности, в числе прочего, имитируется и политологическая экспертиза). Но насчет модальности восприятия Сталина имеют место сомнения.Лично Плтрк давно утверждает, что «растущий народный рейтинг Сталина» — не что иное, как «мандат на притеснение элит», проистекающий из попыток населения продемонстрировать раздражение растущим социальным расслоением и волюнтаризмом властей. При этом на практике народ конечно Сталина с его методами и установками не вернул бы ни за какие коврижки, на всенародные стройки за светлое завтра и хлебную карточку отнюдь не собирается, и уж тем более не рвётся жить во времена сколько-нибудь массовых репрессий, вполне осознавая, что времена это — невеселые.Эта версия Шульман не вполне близка: она говорит, что имитацией сталинизма народа занята именно власть, а население лишь принимает новые правила «Сталин — это хорошо», считывая их с телевизора. Видимо, ей представляется, что народ у нас слишком прост, и сам по себе изображать «остервенение дискурса» ради косвенного управления трендами не додумался бы.Не знаю, не знаю. По-моему, «брать власть на понт и голос» для нашего народа как раз поведение естественное, архетипическое. Народ умеет играть в эту игру ничуть не хуже власти, и «в науськивании не нуждается».Тут есть ещё один забавный момент, который Шульман проговорить не осмеливается (чтобы не вылететь из Сахаровского центра аки пробка). Если из народа «лепят дикого сталиниста» средствами пропаганды (и Екатерина призывает интеллигенцию в этом процессе не участвовать, не создавать образа «злого народа» в публицистике), — не стоит ли признать тем же самым «искусственным насаждением образа дикости» и выступления всякого рода Гозманов, Божен и Амнуэлей, год от года верещащих про «диких россиян, продукт отрицательного отбора»? Не в спецпропагандисты ли нужно записать и всех публицистов, кто всячески демонизирует «советских», «постсовков», «россиянцев» и так далее?Ну да это вопрос отдельный (и прелюбопытный). Об этом поговорим в другой раз.Лекцию Шульман можно посмотреть тут (голос правда противный, зато графики интересные).Что касается Сталина, — давайте, как обычно, замерим настроения Поколения.View Poll: Навязанная любовь: Зачем госпропаганда рисует рейтинг СталинуСоциологи Левада-Центра попросили россиян назвать самых выдающихся личностей истории всех времен и народов. Первые пять мест рейтинга заняли Иосиф Сталин (38 процентов), Владимир Путин Александр Пушкин (по 34 процента), Владимир Ленин (32 процента) Пётр I (29 процентов).Во время подобного опроса, проводимого в 2012 году, в первую пятерку попали те же личности, но их имена располагались в другом порядке. Так же первое место занимал Сталин, далее следовали Пётр I и Ленин, Пушкин и Путин.

26 июня, 08:31

Бесстрашная Америка: Не пугайте нас русским «Цирконом»

Есть ли у США средства для борьбы с гиперракетой РФ

24 июня, 14:38

The other treaty on the chopping block

The Trump administration is under pressure to pull out of a landmark nuclear arms pact with Russia. Some worry the INF Treaty is the only thing standing in the way of a full-blown arms race.

23 июня, 00:00

Days, Lifespans To Get Shorter

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Senate Republicans unveiled their Obamacare replacement bill today, which would drastically increase the number of uninsured but also the ability of rich people to buy boats. Rand Paul said he would refuse to vote for the bill because nobody had let him cut it up with a chainsaw. And President Trump revealed that he doesn’t have any tapes of his conversations with James Comey. He previously revealed that he is a birther who says vaccines cause autism. This is HUFFPOST HILL for Thursday, June 22nd, 2017: Like what you read below? Sign up for HUFFPOST HILL and get a cheeky dose of political news every evening! BREAKING: THE SENATE HEALTH BILL TAKES FROM POOR, GIVES TO RICH - The secret is out! Jeffrey Young and Jonathan Cohn: “Americans are finally getting a look at the much-anticipated, heretofore-secret Senate Republican health care bill. As expected, the bill released Thursday amounts to a massive rollback of the federal commitment to promote health care access and would instead pay for hundreds of billions of dollars in tax cuts for corporations and the wealthy. The Congressional Budget Office isn’t expected to weigh in on the Senate bill, dubbed the Better Care Reconciliation Act, until next week. That means there’s no official accounting of what the legislation would do to the health care system, how many people stand to lose their coverage and how much the federal government would spend on health care programs. And the 142-page bill consists of complex legislative language that will require days for other analysts to fully digest. But the plain truth already is clear: This legislation would result in millions of people losing their health benefits and would shrink the safety net over time. Wealthy people and health care companies would see their taxes go down. And although some consumers may pay less for insurance, an untold number of people wouldn’t have access to the coverage and medical services they have under the existing health care law.” [HuffPost] The House version of the bill remains extremely unpopular. BUT IS IT GOOD FOR THE CRUZ? Adam Cancryn, Burgess Everett and Jennifer Haberkorn: “Just hours after Republicans were briefed on the bill, four conservatives put out a statement saying they were withholding their support for the plan. A number of moderate GOP senators, meanwhile, said they were still poring through the the 142-page bill, which was crafted after weeks of work behind closed doors.... GOP Sens. Ted Cruz, Ron Johnson, Mike Lee and Rand Paul said in a statement Thursday that they are ‘not ready’ to support the measure, though they remained open to voting for it after further negotiations. ‘It does not appear this draft as written will accomplish the most important promise that we made to Americans: to repeal Obamacare and lower their health care costs,’ they said.” [Politico] @MEPFuller: John Thune: “I’m not sure that Rand will ever be there.” QUESTION MARKS - Matt Fuller: “The biggest question marks in McConnell’s gambit to get 50 Republican senators are those who have not said where they stand. Sen. Susan Collins (R-Maine) released a statement that raised ‘a number of concerns,’ particularly over the effect on insurance premiums and the changes to Medicaid. But she said she was reserving judgment until the Congressional Budget Office released a score of the bill. Sen. Lisa Murkowski (R-Alaska), who sped out of the meeting Thursday morning, is unlikely to comment before she better understands how the legislation affects Alaska, which would greatly suffer as a result of changes to how individual insurance plans would be subsidized. Both senators have also expressed frustration that the legislation may defund Planned Parenthood, which, as written Thursday, the legislation would. Sen. Dean Heller (R-Nev.), perhaps the most vulnerable Republicans up for re-election in 2018, has also said he had ’serious concerns about the bill’s impact on the Nevadans who depend on Medicaid.′ He may end up opposing the bill, particularly if it’s clear McConnell doesn’t have the votes for passage.” [HuffPost] OBAMA WEIGHS IN - From the former president’s Facebook page: “The Senate bill, unveiled today, is not a health care bill. It’s a massive transfer of wealth from middle-class and poor families to the richest people in America. It hands enormous tax cuts to the rich and to the drug and insurance industries, paid for by cutting health care for everybody else.” [Facebook] @ericawerner: John Cornyn: “I can’t imagine a more transparent and open process.” THIS SUCKER COULD BECOME LAW - We talked about the Republican health care bill’s prospects on the HuffPost Politics podcast. CONGRATS TO ‘VERY SMALL OLD COUNTRY BOY’ - Sam Levine: “President Donald Trump quietly announced Wednesday evening he intended to appoint three more people to a commission to investigate voter fraud, but two of the people he wants to appoint don’t seem to have any expertise in voting issues or elections. ... In a Thursday interview, [former Arkansas Democratic state lawmaker David] Dunn sounded openly stunned he was chosen for the role and admitted he did not have any expertise in elections or voting issues. ′I don’t know why this has fallen on my shoulders,′ he told HuffPost, adding that he was concerned about voters’ access to the polls, particularly in rural areas of the state. ′I’m just a very small old country boy from Arkansas in this bigger commission with Vice President Pence, and I’m just going to do the best I can, to be honest.’” [HuffPost] Like HuffPost Hill? Then order Eliot’s book, The Beltway Bible: A Totally Serious A-Z Guide To Our No-Good, Corrupt, Incompetent, Terrible, Depressing, and Sometimes Hilarious Government PELOSI FEISTY - Igor Bobic: “House Minority Leader Nancy Pelosi (D-Calif.) on Thursday defended her leadership amid growing frustration within her caucus in the wake of a stinging special election loss in Georgia. Some Democratic lawmakers and political operatives have said Pelosi contributed to Democrat Jon Ossoff’s loss to Karen Handel in the race for Georgia’s 6th Congressional District on Tuesday. Republicans aired numerous ads tying Ossoff to the San Francisco congresswoman, who, like other congressional leaders, is viewed unfavorably across the country. ′My decision about how long I stay is not up to them,′ Pelosi told reporters on Capitol Hill, adding that she welcomed the prospect of a fight. ‘I love the arena. I thrive on competition, and I welcome the discussion.’” [HuffPost] Does somebody keep forwarding you this newsletter? Get your own copy. It’s free! Sign up here. Send tips/stories/photos/events/fundraisers/job movement/juicy miscellanea to [email protected] Follow us on Twitter - @HuffPostHill PRESIDENT CLEARS UP CONFUSION HE CAUSED FOR NO REASON - Dan Merica and Jeff Zeleny: President Donald Trump did not record his conversations with fired FBI Director James Comey, he tweeted on Thursday, ending weeks of speculation kick-started by the President himself. ’With all of the recently reported electronic surveillance, intercepts, unmasking and illegal leaking of information, I have no idea whether there are ‘tapes’ or recordings of my conversations with James Comey, but I did not make, and do not have, any such recordings,′ Trump tweeted. The statement ended speculation about whether the President recorded conversations in the Oval Office. Comey, who Trump fired last month, said he had hoped there were recordings of their conversations.” [CNN] PRESIDENT BLAMES PREDECESSOR FOR RUSSIAN HACKING (IF TRUE) - Sam Levine: “Trump’s tweet came a day after Jeh Johnson, who served as secretary of homeland security under President Barack Obama, testified that Russian President Vladimir Putin had directed officials to interfere in the U.S. election. The intrusion, Johnson said, was ′a fact, plain and simple.′ Johnson’s testimony on Russian intrusion is consistent with the assessment of several U.S. intelligence agencies, including the FBI, CIA and National Security Agency. Despite the overwhelming consensus within the intelligence community, White House press secretary Sean Spicer said Thursday that he didn’t know if Trump believed Russia was behind the attacks.” [HuffPost] BERNIE SANDERS SAYS WE’RE DRIFTING TOWARD TOTALITARIANISM - Woe if true. Dave Weigel: Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) warned that the Trump administration’s approach to governance was putting the United States on ′a drift toward authoritarianism,′ arguing that criticism of the media and new restrictions on voting rights were making the country less democratic. ′Our country is moving in an authoritarian direction and the very nature of American democracy is under attack,′ Sanders said Thursday morning at the Carnegie Endowment for International Peace. ‘His rhetoric has the effect of casting grave doubts on the electoral process in our country, and delegitimizing any president who might follow him — just as he tried to delegitimize the president who preceded him.’” [WaPo] MEMBERS OF CONGRESS DON’T KNOW HOW TO USE COMPUTERS -  Eliot Nelson: “We’re living in a veritable golden age of political tech literacy (or long, national nightmare, depending on your view) ― just this week, three Senate Democrats live-streamed their hunt for the GOP Senate’s Obamacare replacement. However, some House Armed Services Committee staffers worry that its members didn’t get the memo. Staffers for Rep. Walter Jones (R-N.C.) sent committee staff a PDF with VERY LITERAL instructions on how their bosses should navigate and update an internal Windows directory containing NDAA amendments. In the PDF, members are instructed how to use their laptops’ touchpad (‘You will only need to use the LEFT mouse button to DOUBLE CLICK on the files. DO NOT USE THE RIGHT mouse button.’) and arrow keys (‘Use the UP and DOWN arrows pictured here to scroll up or down to read the amendment.’). Attached to both instructions are photos of a laptop’s  touchpad and keyboard.” [Read the PDF] BECAUSE YOU’VE READ THIS FAR - The Bad News Babes won last night’s Congressional Women’s Softball Game. PIZZAGATE SHOOTER GOING TO PRISON - The people who pushed the theory continue to be rich and unashamed. Ryan Reilly: ”A North Carolina man who took a gun to a family-oriented pizza restaurant in northwest D.C. so he could look into a conspiracy theory that the eatery was home to a child sex trafficking ring was sentenced on Thursday to four years in federal prison. Federal prosecutors sought 4.5 years for Edgar Maddison Welch, who pleaded guilty in March in connection with the December 2016 attack. They argued a stiff sentence would ‘deter other would-be vigilantes’ who might be motivated by ‘the next internet-inspired conspiracy theory.’ They said Welch “traumatized the employees and customers” of Comet Ping Pong, and that ‘his crimes affected an entire community, leaving many people feeling threatened.’ The time he has already spent behind bars, including nearly two months in solitary confinement, will count toward his sentence.” [HuffPost] RICH PERSON PREFERS OTHER RICH PEOPLE -  Trump did not state his view on people who are neither poor nor billionaires. Eugene Scott: “President Donald Trump offered an explanation Wednesday for why he has one of the wealthiest Cabinets in history. ‘I love all people ― rich or poor ― but in those particular positions, I just don’t want a poor person,’ he said at a rally in Cedar Rapids, Iowa. ‘Does that make sense? If you insist, I’ll do it ― but I like it better this way.’ Trump named billionaire Wilbur Ross, who has made a fortune cobbling together dying companies, as his commerce secretary, and Todd Ricketts, part of the billionaire family that owns the Chicago Cubs, as deputy commerce secretary. The Cabinet also includes billionaire Betsy DeVos as his pick for education secretary and Treasury Secretary Steven Mnuchin is a former Goldman Sachs executive.” [CNN] COMFORT FOOD - Trusty’s is one of D.C.’s best dive bars. - Two female elephants dramatically rescue a baby elephant from drowning. - A cop dressed as Batman stopped a man from stealing the “LEGO Batman” movie.   TWITTERAMA @ashleyfeinberg: as someone who majored in communications AND english, it is now up to me to explain the dynamics of the healthcare legislative process 1/384 @trillballins: Hello, I am BonerGoku420, an expert on healthcare policy online @danwlin: TRADITIONAL GOP SENATOR: I will vote for this billCONCERNED GOP SENATOR: I have Very Serious Concerns. I will vote for this bill. @mattyglesias: Interestingly there ARE tapes of Donald Trump promising to cover everyone, cut deductibles, and lower premiums. Got something to add? Send tips/quotes/stories/photos/events/fundraisers/job movement/juicy miscellanea to Eliot Nelson ([email protected])     -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
22 июня, 21:35

Sanders warns of 'authoritarian direction' under Trump

"The very nature of American democracy is under attack,” Sanders said at the Carnegie Endowment for International Peace.

15 июня, 16:37

Forget North Korea: Why the World Should Fear Pakistan's Nukes

Kyle Mizokami Security, Asia Pakistan’s nuclear program goes back to the 1950s, during the early days of its rivalry with India.  Pakistan is clearly developing a robust nuclear capability that can not only deter but fight a nuclear war. It is also dealing with internal security issues that could threaten the integrity of its nuclear arsenal. Pakistan and India are clearly in the midst of a nuclear arms race that could, in relative terms, lead to absurdly high nuclear stockpiles reminiscent of the Cold War. It is clear that an arms-control agreement for the subcontinent is desperately needed. Sandwiched between Iran, China, India and Afghanistan, Pakistan lives in a complicated neighborhood with a variety of security issues. One of the nine known states known to have nuclear weapons, Pakistan’s nuclear arsenal and doctrine are continually evolving to match perceived threats. A nuclear power for decades, Pakistan is now attempting to construct a nuclear triad of its own, making its nuclear arsenal resilient and capable of devastating retaliatory strikes. Pakistan’s nuclear program goes back to the 1950s, during the early days of its rivalry with India. President Zulfikar Ali Bhutto famously said in 1965, “If India builds the bomb, we will eat grass or leaves, even go hungry, but we will get one of our own.” The program became a higher priority after the country’s 1971 defeat at the hands of India, which caused East Pakistan to break away and become Bangladesh. Experts believe the humiliating loss of territory, much more than reports that India was pursuing nuclear weapons, accelerated the Pakistani nuclear program. India tested its first bomb, codenamed “Smiling Buddha,” in May 1974, putting the subcontinent on the road to nuclearization. Pakistan began the process of accumulating the necessary fuel for nuclear weapons, enriched uranium and plutonium. The country was particularly helped by one A. Q. Khan, a metallurgist working in the West who returned to his home country in 1975 with centrifuge designs and business contacts necessary to begin the enrichment process. Pakistan’s program was assisted by European countries and a clandestine equipment-acquisition program designed to do an end run on nonproliferation efforts. Outside countries eventually dropped out as the true purpose of the program became clear, but the clandestine effort continued. Read full article

15 июня, 10:58

Будущее Шанхайской организации сотрудничества: как его видят в Москве, Нью-Дели и Пекине

На XVII саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане в число участников этой организации официально вошли Индия и Пакистан. Если добавить сюда основателей ШОС – Китай и Россию, то получится, что в организацию теперь входят ключевые державы континентальной Евразии. Но превратит ли это ШОС в важную площадку для координации интересов великих держав на евразийском пространстве? Или организация, наоборот, рухнет под грузом взаимного недоверия? Эксперты Фонда Карнеги объясняют, как будущее ШОС сегодня видится в Москве, Нью-Дели и Пекине | English | 中文

09 июня, 16:24

Знал бы про всё это Ильич)

Вообще, конечно, есть некий очаровательный постомодернизм-глобализм в том, что независимые аналитики, например, с украинской фамилией Осташко, выполняющие различные (информационные) проекты для руководства России /которой исполнилось тысяча лет)/, пишут критические заметки в созданную выдающимся евреем современности Цукербергом социальную сеть /которой недавно исполнилось десять лет)/, /изначально предназначенную для публикации морд/.Цель критической заметки -- объяснить, что руководство Россией -- демократическое и внутри власти нет того конфликта, на который рассчитывают некие российские либералы, от лица которых выступает Центр Карнеги в Москве /подразделение Carnegie Endowment for International Peace — первой в мире глобальной научно-исследовательской организации, существующей с 1910 года.Решение об открытии Московского Центра Карнеги было принято в 1992 году. В 1993 года президент России Борис Ельцин подписал соответствующий указ.Причем здесь президент России и фонд?===============Заочную дискуссию между Осташко и Карнеги обсуждают в Телеграм, созданный П.Дуровым, ныне кочующим между Сент-Бартс и Парижем./и большинству этот Телеграм не интересен/А я пишу об этом в выкупленный российскими олигархами созданный американским программистом ЖЖ.

08 июня, 12:50

Так называемые "патриотичные хакеры" Путина не настолько независимы, как он говорит - Wasington post

Москва уже давно создает благоприятные условия для киберпреступников, закрывая глаза на их действия до тех пор, пока они атакуют цели за пределами России.

08 июня, 06:20

Кормак Маккарти о языке и бессознательном

Маккарти интересуется и неплохо разбирается в целом ряде тем, будь то история математики, философские споры о современном состоянии квантовой механики как каузальной теории, сравнительные исследования не-человеческого разума и природы сознательного и бессознательного мышления. В ИСФ мы ищем выражение этих научных интересов в романах Маккарти и выявляем в его прозе целую серию скрытых упоминаний вышеописанных проблем и областей науки. Последние два десятилетия мы с Кормаком занимались проблемами и парадоксами бессознательного. Главным из них было то, что совсем молодая и «исключительно человеческая» способность посредством комбинаторной грамматики описать и выразить почти все что угодно имеет свою основу в намного более древнем мозге животных. Каким образом эти две эволюционные системы согласовались друг с другом? Кормак облекает эту проблему в одежды глубокого подозрения и, возможно, даже презрения, с которым первозданный, бессознательный язык относится к языку новомодному и сознательному.

01 июня, 19:51

The Bilderberg 2017 Agenda: "The Trump Administration - A Progress Report"

Every year, the world's richest and most powerful business executives, bankers, media heads and politicians sit down in some luxurious and heavily guarded venue, and discuss how to shape the world in a way that maximizes profits for all involved, while perpetuating a status quo that has been highly beneficial for a select few, even if it means the ongoing destruction of the middle class. We are talking, of course, about the annual, and always secretive, Bilderberg meeting. And just like last year's meeting in Dresden, the primary topic on the agenda of this year's 65th Bilderberg Meeting which starts today and ends on Sunday, is one: Donald Trump. Ironically, this year "the storm around Donald Trump" as the SCMP puts it, is not half way around the world, but just a few miles west of the White House, in a conference centre in Chantilly, Virginia, where the embattled president will be getting his end-of-term grades from the people whose opinion actually matters: some 130 participating "Bilderbergs". The secretive three-day summit of the political and economic elite kicks off Thursday in heavily guarded seclusion at the Westfields Marriot, a luxury hotel a short distance from the Oval Office. As of Wednesday, the hotel was already on lockdown and an army of landscapers have been busy planting fir trees around the perimeter, to try protect "coy billionaires and bashful bank bosses" from prying lenses and/or projectiles.  Perched ominously at the top of the conference agenda this year are these words: “The Trump Administration: A progress report”. So is the president going to be put in detention for tweeting in class? Held back a year? Or told to empty his locker and leave? If ever there’s a place where a president could hear the words “you’re fired!”, it’s Bilderberg. Sarcasm aside, the White House was taking no chances, sending along some big hitters from Team Trump to defend their boss: national security adviser, HR McMaster; the commerce secretary, Wilbur Ross; and Trump’s new strategist, Chris Liddell (curiously, neither Gary Cohn nor Steven Mnuchin will be there although the controversial new Chairman of Goldman Sachs International, Jose Barroso will be present). Could Trump himself show up to receive his report card in person: we are confident he will tweet all about it... which is probably why he will never be invited. Stil, none other than Henry Kissinger, the gravel-throated kingpin of Bilderberg, visited the White House a few weeks ago to discuss “Russia and other things”, and certainly, the Bilderberg conference would be the perfect opportunity for the most powerful man in the world to discuss important global issues with Trump. Sarcasm aside, what are among the "Trump agenda" items to be discussed?  The publicly list is as follows: The Trump Administration: A progress report Trans-Atlantic relations: options and scenarios The Trans-Atlantic defence alliance: bullets, bytes and bucks The direction of the EU Can globalisation be slowed down? Jobs, income and unrealised expectations The war on information Why is populism growing? Russia in the international order The Near East Nuclear proliferation China Current events The US president’s extraordinary chiding of NATO leaders in Brussels is sure to be first and foremost on the Bilderberg discussing panel. The Bilderbergers have summoned the head of Nato, Jens Stoltenberg, to give feedback. Stoltenberg will be leading the snappily titled session on “The Transatlantic defence alliance: bullets, bytes and bucks”. He’ll be joined by the Dutch minister of defence and a clutch of senior European politicians and party leaders, all hoping to reset the traumatised transatlantic relationship after Trump’s galumphing visit. As the Guardian puts it, the guest list for this year’s conference is a veritable “covfefe” of big-hitters from geopolitics, from the head of the IMF, Christine Lagarde, to the king of Holland, but perhaps the most significant name on the list is Cui Tiankai, China’s ambassador to the US. According to the meeting’s agenda, “China” will also be discussed at a summit attended by Cui, the US commerce secretary, the US national security adviser, two US senators, the governor of Virginia, two former CIA chiefs and any number of giant US investors in China, including the heads of the financial services firms the Carlyle Group and KKR. And for good reason: as last night's PMI numbers showed, the Chinese economy - the global growth dynamo - is finally contracting. If China goes, the rest of the world will follow.  Additionally, the boss of Google Eric Schmidt, who warned in January that Trump’s administration will do “evil things”, is expected to attend, too. The executive chairman of Alphabet, Google’s holding company, has just come back from a trip to Beijing, where he was overseeing Google AI’s latest game of Go against humans. He declared it “a pleasure to be back in China, a country that I admire a great deal”. It’s possible three days spent chatting to the Chinese ambassador could even be good for business. Several journalists are participating in this year’s forum, including London Evening Standard editor George Osborne and Cansu Camlibel, the Washington bureau chief for Turkey’s Hurriyet newspaper. But per convention, news outlets are not invited to cover the event. “There is no desired outcome, no minutes are taken and no report is written,” the group stated. “Furthermore, no resolutions are proposed, no votes are taken, and no policy statements are issued.” Ex-deputy secretary of state William Burns and former deputy assistant secretary of defence Elaine Bunn, both Obama-era officials, will also attend. Burns, the current president of the Carnegie Endowment for International Peace, has warned that Trump “risks hollowing out the ideas, initiative and institutions on which US leadership and international order rest.” With one of the agenda items titled simply enough "can globalisation be slowed down?" it is no surprise that anti-globalisation protesters have already descended on the location of the meeting. * * * Below is a full list of this year's participants: CHAIRMAN Castries, Henri de (FRA), Former Chairman and CEO, AXA; President of Institut Montaigne  PARTICIPANTS Achleitner, Paul M. (DEU), Chairman of the Supervisory Board, Deutsche Bank AG Adonis, Andrew (GBR), Chair, National Infrastructure Commission Agius, Marcus (GBR), Chairman, PA Consulting Group Akyol, Mustafa (TUR), Senior Visiting Fellow, Freedom Project at Wellesley College Alstadheim, Kjetil B. (NOR), Political Editor, Dagens Næringsliv Altman, Roger C. (USA), Founder and Senior Chairman, Evercore Arnaut, José Luis (PRT), Managing Partner, CMS Rui Pena & Arnaut Barroso, José M. Durão (PRT), Chairman, Goldman Sachs International Bäte, Oliver (DEU), CEO, Allianz SE Baumann, Werner (DEU), Chairman, Bayer AG Baverez, Nicolas (FRA), Partner, Gibson, Dunn & Crutcher Benko, René (AUT), Founder and Chairman of the Advisory Board, SIGNA Holding GmbH Berner, Anne-Catherine (FIN), Minister of Transport and Communications Botín, Ana P. (ESP), Executive Chairman, Banco Santander Brandtzæg, Svein Richard (NOR), President and CEO, Norsk Hydro ASA Brennan, John O. (USA), Senior Advisor, Kissinger Associates Inc. Bsirske, Frank (DEU), Chairman, United Services Union Buberl, Thomas (FRA), CEO, AXA Bunn, M. Elaine (USA), Former Deputy Assistant Secretary of Defense Burns, William J. (USA), President, Carnegie Endowment for International Peace Çakiroglu, Levent (TUR), CEO, Koç Holding A.S. Çamlibel, Cansu (TUR), Washington DC Bureau Chief, Hürriyet Newspaper Cebrián, Juan Luis (ESP), Executive Chairman, PRISA and El País Clemet, Kristin (NOR), CEO, Civita Cohen, David S. (USA), Former Deputy Director, CIA Collison, Patrick (USA), CEO, Stripe Cotton, Tom (USA), Senator Cui, Tiankai (CHN), Ambassador to the United States Döpfner, Mathias (DEU), CEO, Axel Springer SE Elkann, John (ITA), Chairman, Fiat Chrysler Automobiles Enders, Thomas (DEU), CEO, Airbus SE Federspiel, Ulrik (DNK), Group Executive, Haldor Topsøe Holding A/S Ferguson, Jr., Roger W. (USA), President and CEO, TIAA Ferguson, Niall (USA), Senior Fellow, Hoover Institution, Stanford University Gianotti, Fabiola (ITA), Director General, CERN Gozi, Sandro (ITA), State Secretary for European Affairs Graham, Lindsey (USA), Senator Greenberg, Evan G. (USA), Chairman and CEO, Chubb Group Griffin, Kenneth (USA), Founder and CEO, Citadel Investment Group, LLC Gruber, Lilli (ITA), Editor-in-Chief and Anchor "Otto e mezzo", La7 TV Guindos, Luis de (ESP), Minister of Economy, Industry and Competiveness Haines, Avril D. (USA), Former Deputy National Security Advisor Halberstadt, Victor (NLD), Professor of Economics, Leiden University Hamers, Ralph (NLD), Chairman, ING Group Hedegaard, Connie (DNK), Chair, KR Foundation Hennis-Plasschaert, Jeanine (NLD), Minister of Defence, The Netherlands Hobson, Mellody (USA), President, Ariel Investments LLC Hoffman, Reid (USA), Co-Founder, LinkedIn and Partner, Greylock Houghton, Nicholas (GBR), Former Chief of Defence Ischinger, Wolfgang (INT), Chairman, Munich Security Conference Jacobs, Kenneth M. (USA), Chairman and CEO, Lazard Johnson, James A. (USA), Chairman, Johnson Capital Partners Jordan, Jr., Vernon E. (USA), Senior Managing Director, Lazard Frères & Co. LLC Karp, Alex (USA), CEO, Palantir Technologies Kengeter, Carsten (DEU), CEO, Deutsche Börse AG Kissinger, Henry A. (USA), Chairman, Kissinger Associates Inc. Klatten, Susanne (DEU), Managing Director, SKion GmbH Kleinfeld, Klaus (USA), Former Chairman and CEO, Arconic Knot, Klaas H.W. (NLD), President, De Nederlandsche Bank Koç, Ömer M. (TUR), Chairman, Koç Holding A.S. Kotkin, Stephen (USA), Professor in History and International Affairs, Princeton University Kravis, Henry R. (USA), Co-Chairman and Co-CEO, KKR Kravis, Marie-Josée (USA), Senior Fellow, Hudson Institute Kudelski, André (CHE), Chairman and CEO, Kudelski Group Lagarde, Christine (INT), Managing Director, International Monetary Fund Lenglet, François (FRA), Chief Economics Commentator, France 2 Leysen, Thomas (BEL), Chairman, KBC Group Liddell, Christopher (USA), Assistant to the President and Director of Strategic Initiatives Lööf, Annie (SWE), Party Leader, Centre Party Mathews, Jessica T. (USA), Distinguished Fellow, Carnegie Endowment for International Peace McAuliffe, Terence (USA), Governor of Virginia McKay, David I. (CAN), President and CEO, Royal Bank of Canada McMaster, H.R. (USA), National Security Advisor Micklethwait, John (INT), Editor-in-Chief, Bloomberg LP Minton Beddoes, Zanny (INT), Editor-in-Chief, The Economist Molinari, Maurizio (ITA), Editor-in-Chief, La Stampa Monaco, Lisa (USA), Former Homeland Security Officer Morneau, Bill (CAN), Minister of Finance Mundie, Craig J. (USA), President, Mundie & Associates Murtagh, Gene M. (IRL), CEO, Kingspan Group plc Netherlands, H.M. the King of the (NLD) Noonan, Peggy (USA), Author and Columnist, The Wall Street Journal O'Leary, Michael (IRL), CEO, Ryanair D.A.C. Osborne, George (GBR), Editor, London Evening Standard Papahelas, Alexis (GRC), Executive Editor, Kathimerini Newspaper Papalexopoulos, Dimitri (GRC), CEO, Titan Cement Co. Petraeus, David H. (USA), Chairman, KKR Global Institute Pind, Søren (DNK), Minister for Higher Education and Science Puga, Benoît (FRA), Grand Chancellor of the Legion of Honor and Chancellor of the National Order of Merit Rachman, Gideon (GBR), Chief Foreign Affairs Commentator, The Financial Times Reisman, Heather M. (CAN), Chair and CEO, Indigo Books & Music Inc. Rivera Díaz, Albert (ESP), President, Ciudadanos Party Rosén, Johanna (SWE), Professor in Materials Physics, Linköping University Ross, Wilbur L. (USA), Secretary of Commerce Rubenstein, David M. (USA), Co-Founder and Co-CEO, The Carlyle Group Rubin, Robert E. (USA), Co-Chair, Council on Foreign Relations and Former Treasury Secretary Ruoff, Susanne (CHE), CEO, Swiss Post Rutten, Gwendolyn (BEL), Chair, Open VLD Sabia, Michael (CAN), CEO, Caisse de dépôt et placement du Québec Sawers, John (GBR), Chairman and Partner, Macro Advisory Partners Schadlow, Nadia (USA), Deputy Assistant to the President, National Security Council Schmidt, Eric E. (USA), Executive Chairman, Alphabet Inc. Schneider-Ammann, Johann N. (CHE), Federal Councillor, Swiss Confederation Scholten, Rudolf (AUT), President, Bruno Kreisky Forum for International Dialogue Severgnini, Beppe (ITA), Editor-in-Chief, 7-Corriere della Sera Sikorski, Radoslaw (POL), Senior Fellow, Harvard University Slat, Boyan (NLD), CEO and Founder, The Ocean Cleanup Spahn, Jens (DEU), Parliamentary State Secretary and Federal Ministry of Finance Stephenson, Randall L. (USA), Chairman and CEO, AT&T Stern, Andrew (USA), President Emeritus, SEIU and Senior Fellow, Economic Security Project Stoltenberg, Jens (INT), Secretary General, NATO Summers, Lawrence H. (USA), Charles W. Eliot University Professor, Harvard University Tertrais, Bruno (FRA), Deputy Director, Fondation pour la recherche stratégique Thiel, Peter (USA), President, Thiel Capital Topsøe, Jakob Haldor (DNK), Chairman, Haldor Topsøe Holding A/S Ülgen, Sinan (TUR), Founding and Partner, Istanbul Economics Vance, J.D. (USA), Author and Partner, Mithril Wahlroos, Björn (FIN), Chairman, Sampo Group, Nordea Bank, UPM-Kymmene Corporation Wallenberg, Marcus (SWE), Chairman, Skandinaviska Enskilda Banken AB Walter, Amy (USA), Editor, The Cook Political Report Weston, Galen G. (CAN), CEO and Executive Chairman, Loblaw Companies Ltd and George Weston Companies White, Sharon (GBR), Chief Executive, Ofcom Wieseltier, Leon (USA), Isaiah Berlin Senior Fellow in Culture and Policy, The Brookings Institution Wolf, Martin H. (INT), Chief Economics Commentator, Financial Times Wolfensohn, James D. (USA), Chairman and CEO, Wolfensohn & Company Wunsch, Pierre (BEL), Vice-Governor, National Bank of Belgium Zeiler, Gerhard (AUT), President, Turner International Zients, Jeffrey D. (USA), Former Director, National Economic Council Zoellick, Robert B. (USA), Non-Executive Chairman, AllianceBernstein L.P. Natrually, the secretive nature of the group has given birth to conspiracy theories. Some have claimed that the Bilderberg is a group of rich and powerful kingmakers seeking to impose a one world government. Whether that is true remains in the eye of the beholder, however one thing is clear: as the graph below shows, the members are connected to virtually every important and relevant organization, media outlet, company and political entity in the world.

24 мая, 23:31

Керри посоветовал американцам учить русский язык

По мнению экс-главы Госдепа, знание русского языка необходимо для того, чтобы оказывать большее влияние на правительство Соединенных Штатов

23 мая, 20:25

В мире: Вашингтон переводит Украину на новую модель отношений

Киевская печать бурно обсуждает слухи о том, что на встрече с Лавровым Трамп признался: война на Украине его «не очень беспокоит». Тем временем Белый дом подтвердил другие утечки, которые появились накануне – США лишают Украину бесплатных поставок вооружений. Отныне получить их можно только в долг. Все это крайне неприятные для Киева новости. Глава административно-бюджетного управления Белого дома Мик Малвейни подтвердил, что США решили заменить безвозмездную помощь Украине кредитными гарантиями. Теперь США намерены «вместо того, чтобы давать кому-то сто миллионов долларов», дать «кредитные гарантии на меньшую сумму», пояснил чиновник. Он попытался успокоить Киев, отметив, что «на них на самом деле больше можно будет купить». Программы бесплатной помощи при этом сохранятся для Египта и Израиля. «Украинская модель» – выпрашивание денег у Запада под предлогом борьбы с Россией – идет ко дну», – лаконично заметил по этому поводу российский сенатор Алексей Пушков в своем Twitter. Военный аспект Сокращение помощи США будет означать для Украины «проблемы с развертыванием контрбатарейных радиолокационных установок», которые играют решающую роль в противостоянии Киева с Донецкой и Луганской народными республиками, предположил накануне «Коммерсант», когда появились первые слухи о решении Белого дома. Однако главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский убежден, что решение Вашингтона большого военного значения не имеет. «Контрбатарейные установки в какой-то мере способствуют процеживанию взаимных перестрелок, подавлению огневых позиций. Но это единичный случай. Если бы это была основная система контрбатарейной борьбы, тогда можно было бы говорить о решающей роли. А когда там две–три радиолокационных станции, которые используются лишь эпизодически и на отдельных участках...» – сказал Мураховский газете ВЗГЛЯД. С ним согласен и глава Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. Киев получал от США «только всякое бэушное барахло, которое в основном разваливалось по пути до линии фронта», напомнил он. «Если они что-то и получали из более или менее технологичного – например, тепловизоры, снайперские винтовки, то приобретали это только за наличку», – сказал Ищенко газете ВЗГЛЯД. Геополитический аспект Зато с точки зрения геополитики решение финансистов Белого дома означает смену вектора – Украина больше не считается приоритетом, полагает Ищенко. «Внешняя военная помощь США сокращается. В первую очередь урезают наименее приоритетные направления. Например, Пакистану военную помощь США сократили в три раза, но миллионов двести осталось, а Украине со следующего года ее срезали под корень», – отметил эксперт. Для новой администрации США ключевой интерес теперь представляет Ближний Восток, а проблемы Украины – это в ее понимании «больше проблемы Германии и Франции», признает и директор украинского Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. США отныне «рассматривают Украину не в качестве стратегического партнера, которому деньги можно дать просто так, а ситуативного инструмента, который надо использовать и которому помогать, чтобы он не сломался», – сказал эксперт. «Надо выдавать кредиты, чтобы они привязывали Украину к США. Чтобы Украина всегда была должна США, а не как в случае с помощью. И это признак того, что особого доверия к украинским элитам, каких-то особых планов в отношении Украины у США нет, – посетовал Бортник. – Денег может стать даже больше, но это будут уже кредитные деньги, которые придется возвращать». Напомним, в конце апреля стало известно о том, что администрация Дональда Трампа решила сократить на треть финансовую помощь развивающимся странам по линии USAID (агентства США по международному развитию). В числе этих стран оказалась Украина, которой вместо запланированных 570 млн долларов планируется выделить 177,8 млн, то есть помощь урезали почти на 70%. Киев может утешить лишь тот факт, что Белый дом отменил подарки не только Украине, но и целому ряду других стран. «Это приход более рационального подхода, замена либеральной риторики, глобальных амбиций на более понятные национальные интересы, концентрация на внутренних проблемах, а не на внешних», – пояснил Бортник газете ВЗГЛЯД. NYT: Трампа Украина не волнует Примечательно, что ведущие киевские медиаресурсы предпочли во вторник просто не заметить заявление Мика Малвейни. Зато их внимание привлекла утечка содержания разговора президента Дональда Трампа и главы МИД России Сергея Лаврова об Украине, которая ранее появилась в New York Times. «Слова Трампа о том, что Коми «сумасшедший», не должны затмить тот факт, что он подставил Украину в ходе встречи с россиянами. Заявление, что он не слишком переживает по поводу российской агрессии на Украине, поражает. Это полный разрыв с политикой Запада», – пишет Эндрю Вайс, исследователь влиятельного аналитического центра Carnegie Endowment for International Peace (Вашингтон, США), которого цитирует УНИАН. Оппоненты Трампа поспешили назвать сообщение New York Times доказательством того, что президент США предал Украину. Тем временем высокопоставленный чиновник Пентагона заявил во вторник, что Украина – партнер США, но эта страна не входит в категорию союзников. Об этом заявил директор разведывательного управления министерства обороны (РУМО) США генерал-лейтенант Винсент Стюарт, выступая в комитете сената Конгресса. Напомним, что не далее как в марте Верховная рада Украины попросила Конгресс США рассмотреть вопрос о предоставлении Киеву статуса основного союзника вне НАТО и заключении оборонного соглашения. Похоже, с этой мечтой киевским политикам придется пока расстаться. Теги:  США, Украина, внешняя политика США, гранты, вооружения

20 мая, 18:07

Rouhani Wins Reelection in Iran

The reformist president will serve another term, which bodes well for the global nuclear deal.

11 января 2015, 11:27

Империя Рокфеллера в современном мире

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project». Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире. Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными. CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики. Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF. Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей: «Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь». Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации). CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR. Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR. CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования». Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR. Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых. Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций. Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента. Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений. В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома. Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка». По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие. Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие. Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер: «С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера». По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году. С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка». Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера». Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром. Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер. Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции. В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка». С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране. Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме. В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида. Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки. Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»: «Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров. По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией». Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой. Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума». Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса». Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона. В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии. На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда». В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии». Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке. Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии: «То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем». В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики». http://mixednews.ru/archives/17899