29 сентября, 12:43

Как Европе влиять на своих восточных соседей, избегая эскалации в отношениях с Россией

По мнению эксперта из Фонда Карнеги Кадри Лиик, такие европейские страны, как Армению, Азербайджан, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину, нельзя рассматривать только как поле геополитической битвы между Европой и Россией. За этим прежде всего стоят противоречия между корыстными элитами и развивающимся обществами, всё чаще требующими верховенства закона и подотчётности властиThe post Как Европе влиять на своих восточных соседей, избегая эскалации в отношениях с Россией appeared first on MixedNews.

27 сентября, 04:40

СМИ узнали о попытках КНДР получить консультации для понимания Трампа

  • 0

КНДР хочет проконсультироваться с американскими аналитиками, чтобы понимать главу США Дональда Трампа, пишут СМИ. Источники Washington Post утверждают, что КНДР «не может понять Трампа», который стал для Пхеньяна главной причиной беспокойства. Причем поиск специалистов Северная Корея начала еще до усиления военной риторики, передает ТАСС. Так, КНДР обратилась к бывшему замглавы отдела ЦРУ по вопросам Корейского полуострова Брюсу Клингнеру, пригласив его посетить Северную Корею. Сейчас он работает в Heritage Foundation, с которым тесно связан Трамп, пишет издание. Клингнер не поехал в КНДР, посоветовав обратиться «непосредственно к американскому правительству». Северная Корея стала искать других возможных консультантов, в частности, обратилась к Дугласу Паалу, который раньше входил в Совет нацбезопасности США, а теперь является вице-президентом Фонда Карнеги. Пхеньян надеялся, что Паал организует консультации между северокорейскими должностными лицами и американскими экспертами, у которых есть связи в Республиканской партии. Паал отказался, но заявил, что КНДР пытается «послать некий сигнал». Напомним, министр иностранных дел КНДР Ли Ен Хо заявил, что президент США «объявил войну» гражданам Северной Кореи. Он же назвал Трампа психически больным человеком. Трамп в ответ заявил, что Северная Корея «долго не протянет», если министр «озвучивает мысли маленького человека-ракеты» (Ким Чен Ына). Глава МИД Сергей Лавров сравнил поведение США и КНДР с поведением детей в детском саду.

26 сентября, 19:16

North Korea Said To Seek Help From Republicans "To Figure Out Trump"

In what may be the most bizarre development of the day, the WaPo reports that in their ongoing feud with President Trump, the North Korean government has quietly sought the help of an unlikely counterparty: Republicans. As the WaPo details, officials in Pyongyang have been quietly trying to arrange talks with Republican-linked analysts in Washington, "in an apparent attempt to make sense of President Trump and his confusing messages to Kim Jong Un’s regime." The outreach is said to have begun before the current eruption of threats between the two leaders, but will likely become only more urgent "as Trump and Kim have descended into name-calling that sharply increases the chances of potentially catastrophic misunderstandings." “Their No. 1 concern is Trump. They can’t figure him out,” a source with direct knowledge of North Korea’s approach to Asia experts with Republican connections told the WaPo. While the North Koreans do not appear to be interested in negotiations about their nuclear program, they want forums for insisting on being recognized as a nuclear state, something the Trump administration has made clear it is not interested in. At a multilateral meeting here in Switzerland earlier this month, North Korea’s representatives were adamant about being recognized as a nuclear weapons state and showed no willingness to even talk about denuclearization. But to get a better understanding of American intentions, in the absence official diplomatic talks with the U.S. government, North Korea’s mission to the United Nations invited Bruce Klingner, a former CIA analyst who is now the Heritage Foundation’s top expert on North Korea, to visit Pyongyang for meetings.   Trump has close ties to Heritage, a conservative think-tank which has influenced the president on everything from travel restrictions to defense spending, although not to Klingner personally. “They’re on a new binge of reaching out to American scholars and ex-officials,” said Klingner, who declined the North Korean invitation. “While such meetings are useful, if the regime wants to send a clear message, it should reach out directly to the U.S. government.” North Korean intermediaries have also approached Douglas Paal, who served as an Asia expert on the national security councils of Presidents Ronald Reagan and George H.W. Bush, and is now vice president for studies at the Carnegie Endowment for International Peace. They wanted Paal to arrange talks between North Korean officials and American experts with Republican ties in a neutral place like Switzerland. He also declined the North Korean request.   “The North Koreans are clearly eager to deliver a message. But I think they’re only interested in getting some travel, in getting out of the country for a bit,” Paal said. While in the past North Korea has traditionally participated in strategy meeting with foreign power on neutral soil such as Geneva, Singapore and Malaysia, since Trump’s election in November, the North Korean representatives have been predominantly interested in figuring out the unconventional president’s strategy, according to almost a dozen people involved in the discussions.  While early in Trump’s term, the North Koreans had been asking broad questions - Is President Trump serious about closing American military bases in South Korea and Japan,  as he said on the campaign trail? Might he really send American nuclear weapons back to the southern half of the Korean Peninsula - the questions have since become more specific. Why are Trump’s top officials, notably Defense Secretary Jim Mattis and Secretary of State Rex Tillerson, directly contradicting the president so often? “My own guess is that they are somewhat puzzled as to the direction in which the U.S. is going, so they’re trying to open up channels to take the pulse in Washington,” said Evans Revere, a former State Department official. “They haven’t seen the U.S. act like this before.” Still, participants at various international summits which included the North Koreans are skeptical about this approach: “I’m very pessimistic,” said Shin Beom-chul, a North Korea expert at the South’s Institute of Foreign Affairs and National Security, after participating in the meeting in Glion. “They want to keep their nuclear weapons and they will only return to dialogue after the United States nullifies its ‘hostile policy.’ They want the U.S. to stop all military exercises and lift all sanctions on them.” The bottom line: “North Korea wants to be recognized as a nuclear weapons state,” said Ken Jimbo, who teaches at Keio University in Japan. “But when is North Korea ready for talks? This is what I kept asking the North Koreans: How much is enough?” While we doubt that Pyongyang will ever be able to figure out Trump, perhaps as a token of diplomacy, Kim Jong-Un can create a twitter account and engage in direct head-to-head tweetstorms with Trump. While that would hardly prevent a potential adverse fallout from the two leaders' relentless jawboning, at least the devolution of the world to a pre-nuclear war state will be far more entertaining.

24 сентября, 13:52

Breaking nuclear deal could bring hacking onslaught from Iran

'They’re plenty good enough to cause a lot of difficulty,' said one cyber expert.

20 сентября, 12:37

Россия хочет стать для Латинской Америки новым «лучшим другом на вечные времена»

Венесуэла – далеко не единственная страна континента, где Россия стремится расширить свое экономическое присутствие. Бывший репортер газеты Newsweek, специалист по Южной Америке Мак Марголис полагает, что латиноамериканские страны устали быть «пленниками» одного крупного партнераThe post Россия хочет стать для Латинской Америки новым «лучшим другом на вечные времена» appeared first on MixedNews.

19 сентября, 04:03

Геноцид мусульман что происходит свежие новости. Последие сведения на 19.09.2017 г.

Несмотря на то, что позже Кадыров снова «примкнул» к Путину и назвал себя одним из его «солдатов», на следующий день, а именно 4 сентября, в Грозном была организована демонстрация, в которой приняли участие 1,1 миллиона человек. Население Чеченской Республики составляет всего 1,4 миллиона человек. Сам Кадыров не выступал на митинге … Читать далее →

15 сентября, 23:40

Here’s Why North Korea Might Just Be Insane Enough to Launch a Nuke

Is nuclear war nearly upon us? North Korea might be going nuclear. Here's what we know and what President Trump has to do with it.

15 сентября, 03:02

North Korea Keeps Up Its Provocations

The country has flown a missile over Japan for the second time in recent weeks—right after getting slapped with a new round of sanctions.

13 сентября, 17:48

Кремль подтвердил отказ США обсудить весенний план РФ по нормализации отношений

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прокомментировал информацию о том, что Россия весной предлагала США нормализовать отношения.

13 сентября, 09:57

СМИ: еще весной Трамп проигнорировал предложения России по нормализации отношений

Президенту США Дональду Трампу весной этого года Россия предлагала детальный план нормализации американо-российских отношений.

13 сентября, 09:02

СМИ: Дональду Трампу предлагали план нормализации отношений с РФ

Американские СМИ информируют, что прошлой весной Дональду Трампу предложили план по нормализации отношений с Россией. Как сообщает «Федеральное агентство новостей», упор в нормализации отношений США и РФ должен быть сделан на восстановлении дипломатических и военных каналов связи. По словам вице-президента Фонда Карнеги Эндрю Вейса, этот документ является «дорожной картой для полномасштабной нормализации отношений США и России».

13 сентября, 07:05

Давайте жить дружно: Трампу предлагали нормализовать отношения с РФ — СМИ

Американские СМИ сообщили, что еще минувшей весной на стол Дональду Трампу был положен план по нормализации отношений с Россией.

13 сентября, 06:29

BuzzFeed: РФ предлагала Трампу план по нормализации отношений

Правительство России вскоре после вступления в должность президента Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа предложило ему план по активизации контактов и быстрой нормализации отношений. Об этом сообщил портал BuzzFeed, ссылаясь на поступивший в его распоряжение документ, в котором перечислены российские предложения, переданные в Вашингтон.

13 сентября, 04:26

Россия передала США план нормализации отношений между странами, - Buzzfeed

Россия разработала и передала администрации президента США Дональда Трампа план полной и быстрой нормализации отношений между странами. Об этом сообщает издание Buzzfeed, ссылаясь на документ, который имеется в распоряжении редакции. Отмечается, что документ был передан Трампу на третий месяц его президентства и лишь немногие из его положений получили шанс быть воплощенными в жизнь...

13 сентября, 02:51

Buzzfeed рассказал о плане Москвы по нормализации отношений с Вашингтоном

Российские власти подготовили и предложили администрации президента США Дональда Трампа вскоре после его вступления в должность план нормализации отношений между странами. Об этом сообщает Buzzfeed со ссылкой на документ с перечнем переданных в Вашингтон предложений. По информации издания, план был передан Вашингтону в течение третьего месяца пребывания господина Трампа у власти.По словам вице-президента Фонда Карнеги за международный мир Эндрю Вейса, документ является «дорожной картой» для полномасштабной нормализации отношений. Отмечается, что этот документ «призывает к полному восстановлению дипломатических и военных каналов связи, а также контактов между разведслужбами», которые пострадали в результате событий на Украине и в Сирии.Как отмечает портал, после одобрения плана предлагалось организовать встречу спецпредставителя президента…

12 сентября, 09:54

Война между США и КНДР свежие новости. Главные новости.

Да, можно разучиться работать на себя, разучиться работать на собственный капитал и даже разучиться пробовать добиться благосостояния, пишет Стэнли в заключение статьи. Напомним, ранее во внешнеполитическом ведомстве Северной Кореи заявили, что США при помощи манипулирования СБ ООН фабрикуют самую жесткую «санкционную … Читать далее →

14 августа, 15:26

NYT Shocking Report: US "Ally" Ukraine Is Source Of North Korean Missile Engines

When the US State Department supported Ukraine domestic forces and nationalist elements to stage a successful and deadly coup against then pro-Russian president Viktor Yanukovych in 2014, the outcome was supposed to be a nation that is a undisputed US ally and persistent threat, distraction and non-NATO opponent to bordering Russia. Instead, it now appears that it has been Ukraine which was, as the NYT writes, the secret behind the success of North Korea's allegedly nuclear-capable ballistic missile program. Specifically, in a blockbuster report this morning, the NYT alleges that North Korea has been making black-market purchases of powerful rocket engines from a Ukrainian factory citing "expert analysis being published Monday and classified assessments by American intelligence agencies." The studies may solve the mystery of how North Korea began succeeding so suddenly after a string of fiery missile failures, some of which may have been caused by American sabotage of its supply chains and cyberattacks on its launches. After those failures, the North changed designs and suppliers in the past two years, according to a new study by Michael Elleman, a missile expert at the International Institute for Strategic Studies. According to the report, analysts who studied photographs of Kim Jong-un, inspecting the new rocket motors concluded that they derive from designs that once powered the Soviet Union’s missile fleet. "The engines were so powerful that a single missile could hurl 10 thermonuclear warheads between continents." Since the alleged engines have been linked to only a few former Soviet sites, government investigators and experts have focused their inquiries on a missile factory in Dnipro, Ukraine, on the edge of the territory where Russia is fighting a low-level war to break off part of Ukraine. During the Cold War, the factory made the deadliest missiles in the Soviet arsenal, including the giant SS-18. It remained one of Russia’s primary producers of missiles even after Ukraine gained independence. Ukraine President Poroshenko visiting the Yuzhmash plant in Dnipro in 2014 However, after the 2014 coup which ousted Ukraine’s pro-Russian president, Viktor Yanukovych, the state-owned factory, known as Yuzhmash, has fallen on hard times. The Russians canceled upgrades of their nuclear fleet. "The factory is underused, awash in unpaid bills and low morale. Experts believe it is the most likely source of the engines that in July powered the two ICBM tests, which were the first to suggest that North Korea has the range, if not necessarily the accuracy or warhead technology, to threaten American cities." In other words, it is America's latest Eastern European "ally" that is behind what is rapidly emerging as a potential nuclear threat that can blanket as much as half of the continental US. “It’s likely that these engines came from Ukraine — probably illicitly,” Elleman told the NYT in an interview. “The big question is how many they have and whether the Ukrainians are helping them now. I’m very worried.” Bolstering his conclusion, he added, was a finding by United Nations investigators that North Korea tried six years ago to steal missile secrets from the Ukrainian complex. Two North Koreans were caught, and a U.N. report said the information they tried to steal was focused on advanced “missile systems, liquid-propellant engines, spacecraft and missile fuel supply systems.” Investigators now believe that, amid the chaos of post-revolutionary Ukraine, Pyongyang tried again. Considering Ukraine is a close US ally - just ask John McCain - maybe a phone call to current Ukraine president, oligarch billionaire Poroshenko, should suffice? To be sure, the factory itself would never admit this stunning allegation: last month, Yuzhmash denied reports that the factory complex was struggling for survival and selling its technologies abroad, in particular to China. Its website says the company does not, has not and will not participate in “the transfer of potentially dangerous technologies outside Ukraine.” Making matters worse of the US "allies" in Ukraine, American investigators do not believe that denial, though they say there is no evidence that the government of President Petro O. Poroshenko, who recently visited the White House, had any knowledge or control over what was happening inside the complex. The obvious implication here is that - if accurate - Ukraine had been working with North Korea for years, well into the administration of Barack Obama, the same president under whom the Ukraine coup was greenlight, which would also suggest that the current North Korean crisis is explicitly a consequence of Obama's foreign policies. Which is why we read the following amusing disclaime in the NYT: "How the Russian-designed engines, called the RD-250, got to North Korea is still a mystery." Furthermore, Elleman told the NYT that the fact that the powerful engines did get to North Korea, despite a raft of United Nations sanctions, suggests a broad intelligence failure involving the many nations that monitor Pyongyang. Failure or perhaps just US intel closing its eyes to what Ukraine may be doing through the back door. The NYT writes that "it is unclear who is responsible for selling the rockets and the design knowledge, and intelligence officials have differing theories about the details. But Mr. Elleman makes a strong circumstantial case that would implicate the deteriorating factory complex and its underemployed engineers. “I feel for those guys,” said Mr. Elleman, who visited the factory repeatedly a decade ago while working on federal projects to curb weapon threats. “They don’t want to do bad things.” One can only imagine what Elleman would "feel for those guys" if the factory turned out to be Russian, or Chinese. Describing North Korea's long history of smuggling rocket technology over the decades - mostly from the former USSR - the NYT writes that eventually, the North turned to an alternative font of engine secrets — the Yuzhmash plant in Ukraine, as well as its design bureau, Yuzhnoye. The team’s engines were potentially easier to copy because they were designed not for cramped submarines but roomier land-based missiles. That simplified the engineering. Economically, the plant and design bureau faced new headwinds after Russia in early 2014 invaded and annexed Crimea, a part of Ukraine. Relations between the two nations turned icy, and Moscow withdrew plans to have Yuzhmash make new versions of the SS-18 missile. In July 2014, a report for the Carnegie Endowment for International Peace warned that such economic upset could put Ukrainian missile and atomic experts “out of work and could expose their crucial know-how to rogue regimes and proliferators.” It was right: The first clues that a Ukrainian engine had fallen into North Korean hands came in September when Mr. Kim supervised a ground test of a new rocket engine that analysts called the biggest and most powerful to date. Norbert Brügge, a German analyst, reported that photos of the engine firing revealed strong similarities between it and the RD-250, a Yuzhmash model. Alarms rang louder after a second ground firing of the North’s new engine, in March, and its powering of the flight in May of a new intermediate-range missile, the Hwasong-12. It broke the North’s record for missile distance. Its high trajectory, if leveled out, translated into about 2,800 miles, or far enough to fly beyond the American military base at Guam.   On June 1, Mr. Elleman struck an apprehensive note. He argued that the potent engine clearly hailed from “a different manufacturer than all the other engines that we’ve seen.”   Mr. Elleman said the North’s diversification into a new line of missile engines was important because it undermined the West’s assumptions about the nation’s missile prowess: “We could be in for surprises.”   That is exactly what happened. The first of the North’s two tests in July of a new missile, the Hwasong-14, went a distance sufficient to threaten Alaska, surprising the intelligence community. The second went far enough to reach the West Coast, and perhaps Denver or Chicago. If the NYT report is accurate, perhaps it is time to re-evaluate the logic behind ongoing US support of Ukraine: as a reminder, two weeks ago the WSJ reported that Pentagon and State Department officials have devised plans to hit Russia where it hurts the most, and supply Ukraine with antitank missiles and other weaponry, and are now seeking White House approval at a time when ties between Moscow and Washington are as bad as during any point under the Obama administration. In light of the news that Ukraine may be responsible for weaponizing the biggest nuclear threat to the US, perhaps it might not be a bad idea to "delay" or maybe even this deadly support for Ukraine, even if it means an outpouring of fury from neo-cons like John McCain. * * * Finally, in light of the above, perhaps it is time to re-address the following article from March 2015: "Clinton Foundation’s Deep Financial Ties to Ukrainian Oligarch Revealed" which based on a WSJ report, showed that more than any other nation, it was Ukraine donors that were the most generous, especially the Victor Pinchuk foundation: "Between 2009 and 2013, including when Mrs. Clinton was secretary of state, the Clinton Foundation received at least $8.6 million from the Victor Pinchuk Foundation, according to that foundation, which is based in Kiev, Ukraine. It was created by Mr. Pinchuk, whose fortune stems from a pipe-making company. He served two terms as an elected member of the Ukrainian Parliament and is a proponent of closer ties between Ukraine and the European Union." As the WSJ reported at the time: In 2008, Mr. Pinchuk made a five-year, $29 million commitment to the Clinton Global Initiative, a wing of the foundation that coordinates charitable projects and funding for them but doesn’t handle the money. The pledge was to fund a program to train future Ukrainian leaders and professionals “to modernize Ukraine,” according to the Clinton Foundation. Several alumni are current members of the Ukrainian Parliament.   The Pinchuk foundation said its donations were intended to help to make Ukraine “a successful, free, modern country based on European values.” It said that if Mr. Pinchuk was lobbying the State Department about Ukraine, “this cannot be seen as anything but a good thing.”

06 августа, 23:00

Tillerson, Lavrov Discuss What's Next For US-Russia Relations In First Post-Sanctions Meeting

Secretary of State Rex Tillerson and Russian Foreign Minister Sergey Lavrov held their first meeting since Donald Trump signed into law new sanctions against Moscow which Russia said amounted to a full-scale trade war and ended hopes for better ties, sending relations between the two nations back to their lows, hit during the Obama administration. According to Reuters, Lavrov who met Tillerson on the sidelines of an international meeting in Manila, said the first thing that Tillerson asked about was Russia's retaliation to new U.S. sanctions against Moscow. "He was primarily interested ... in details of those decisions that we grudgingly made in response to the law on anti-Russian sanctions," Lavrov told reporters after the metting. "We provided an explanation," Lavrov added laconically, referring to Russia's decision to take over a summer-house compound in Moscow leased by the U.S. embassy and an order to slash U.S. diplomatic presence in Russia. Lavrov also said that he believed his U.S. colleagues were ready to continue dialogue with Moscow on complex issues despite bilateral tensions, and said that Moscow is ready for normalized relations if the US “pulls back from confrontation.” “Lavrov pointed out that the US law on sanctions against Russia has become another link in the chain of steps unfriendly and dangerous for international stability, striking a powerful blow to the prospects for bilateral cooperation,” the Russian Foreign Ministry said in a statement, published on its website on Sunday. "Naturally, such actions, including the illegal retention of our diplomatic property since December of last year, could not remain unanswered, and won’t be in the future. At the same time, we are ready to normalize our dialogue if Washington pulls back from confrontation." Lavrov described his talks with Tillerson as lengthy and said they covered a wide range of topics, from the nuclear issue on the Korean peninsula to coordination plans between Russia and the United States to withstand attacks. "We felt the readiness of our U.S. colleagues to continue dialogue. I think there's no alternative to that," Lavrov said. The two sides agreed that Russian Deputy Foreign Minister Sergei Ryabkov and Under Secretary Thomas A. Shannon would continue discussing complex issues on the bilateral agenda. The Russian foreign minister cited Vladimir Putin who, in an interview to Russian TV last week, explained Moscow's need to retaliate to the U.S. sanctions over its role in the Ukrainian crisis and recently expanded to punish Russia for meddling in the U.S. presidential election. “He said it all there, explaining the reasons behind the decisions we made after long expectations that the US would not follow the path of confrontation,” Lavrov said cited by Interfax. “But, unfortunately, the Russophobic attitude of the members of the Congress prevented this from happening." Earlier in the week, when speaking to reporters on Tuesday, Tillerson held out hope for better ties. "There's been no belligerence," he said of his dealings with Lavrov. "I think he is as committed as I am to trying to find ways that can bring this relationship back." However, analysts were skeptical that much progress is likely any time soon on areas such as reducing the violence in Syria's civil war or calming the conflict in eastern Ukraine, let alone reversing Russia's annexation of Crimea. "The backdrop for that is obviously horrible given the Russian anger over the sanctions bill and the continued day-to-day revelations in the Russia probe," said Carnegie Endowment analyst Andrew Weiss, referring to investigations into potential collusion between the Trump campaign and Russia during the 2016 U.S. presidential election. A second former senior U.S. official said he thought the best the two might achieve would be to prevent further deterioration. "Do no harm is the other side of the coin," said the former official who spoke on condition of anonymity, saying he would expect the two men to review those areas such as the arctic, space and arms control where U.S.-Russian cooperation continues. * * * In what may be a sign that relations between the two nations have not been irrevocably broken, speaking on Rossiya24 state TV, Lavrov said that Tillerson told him the United States' special representative on Ukraine, Kurt Volker, a former U.S. envoy to NATO, would meet a senior aide to Putin, Vladimir Surkov, "in the nearest future". "We would be interested to see what impression the U.S. special envoy has on the current state of affairs," Lavrov explained, quoted by Reuters. Washington sent Volker to Ukraine last month to assess the situation in the ex-Soviet republic, where a 2015 ceasefire between Kiev's forces and Russian-backed separatists in the eastern part of the country is regularly violated. Washington cites the conflict as a key obstacle to improved relations between Russia and the United States.

30 июля, 20:57

"It's Time To Retaliate": Putin Expels 755 U.S. Diplomats

When Russia warned on Friday that it would retaliate proportionately after it announced it would seize two diplomatic compounds used by the US in Russia and added that it would reduce the number of US diplomatic service staff in the country to equal the number of Russian diplomats in the US by September 1, calculated by the local press at 455, it wasn't joking. Moments ago, speaking in an interview on the Rossiya 1 TV channel, Vladimir Putin said that 755 American diplomats will be expelled, or as he phrased it "will have to leave Russia as a result of Washington's own policies", a move which as we previewed on Friday will make the diplomatic missions of Russia and the United States of equal staffing. Speaking late on Sunday, the Russian president said that the time for retaliation has come: "we've been waiting for quite a long time that maybe something would change for the better, we had hopes that the situation would change. But it looks like, it's not going to change in the near future... I decided that it is time for us to show that we will not leave anything unanswered." Putin added that "the personnel of the US diplomatic missions in Russia will be cut by 755 people and will now equal the number of the Russian diplomatic personnel in the United States, 455 people on each side" Putin said, adding that "because over a thousand employees, diplomats and technical personnel have been working and are still working in Russia, and 755 of them will have to cease their work in the Russian Federation. It’s considerable." Putin also told the Russian audience that "the American side has made a move which, it is important to note, hasn't been provoked by anything, to worsen Russian-US relations. [It includes] unlawful restrictions, attempts to influence other states of the world, including our allies, who are interested in developing and keeping relations with Russia," According to Reuters, Putin also said that Russia is able to impose additional measures against U.S. but he is against such steps for now. "We could imagine, theoretically, that one day a moment would come when the damage of attempts to put pressure on Russia will be comparable to the negative consequences of certain limitations of our cooperation. Well, if that moment ever comes, we could discuss other response options. But I hope it will not come to that. As of today, I am against it." As we reported late last week, following the House's approval of new sanctions against Russia, Iran and North Korea, the Russian foreign ministry told Washington to reduce the number of its diplomatic staff in Russia, which currently includes more than 1,200 personnel, to 455 people as of September 1. The Russian order is likely to mean consular services in Russia will be “very hard hit,” Michael McFaul, a former U.S. ambassador to Moscow told Bloomberg. “Russians will have to wait much longer to get a visa,” he said by email. Furthermore, according to Bloomberg, Russia’s reaction was harsher than many officials had signaled, "and threatens to cast the two nuclear-armed powers into a fresh spiral of tensions, even as relations are already at their lowest since the Cold War." For Trump, the worsening conflict poses a dilemma between his oft-stated desire to build ties with Russia and mounting political opposition to that effort in Washington, amid congressional inquiries and an FBI investigation into interference in the elections and the Trump campaign’s possible ties with Russia. “Totally unwarranted, disproportionate move by the Kremlin,” Andrew Weiss, a former top Russia expert on the National Security Council and now vice-president for studies at the Carnegie Endowment for International Peace, said on Twitter. * * * Today's expulsion comes one day after a bizarre statement by US Secretary of State Rex Tillerson, who tried to to portray the latest round of Russian sanctions legislation as a sign Americans want Russia to improve relations with the US; it was promptly mocked by Moscow.  On Saturday, Tillerson said the overwhelming House and Senate votes in favor of the sanctions “represent the strong will of the American people to see Russia take steps to improve relations with the United States.” He added that he hoped potential future U.S.-Russia cooperation would make the sanctions unnecessary at some point. “We will work closely with our friends and allies to ensure our messages to Russia, Iran, and North Korea are clearly understood,” Tillerson’s statement concluded. Moscow, however, was less than thrilled with Tillerson's attempt to mitigate the latest round of anti-Russian sanctions, as the Russian Embassy in Washington said in a series of tweets that it was bewildered. “The statement made by the @StateDept on July 29 regarding a new sanctions legislation approved by Congress cannot but raise eyebrows,” it said. “Washington still doesn’t get the fact that pressure never works against @Russia, bilateral relations can hardly be improved by sanctions.” And now we await the US re-retaliation in what is once again the same tit-for-tat escalation that marked the latter years of the Obama regime, as the US Military Industrial Complex breathes out a sigh of relief that for all the posturing by Trump, things between Russia and the US are back on autopilot.

29 июля, 13:23

Китай строит цифровое общество поддержки морали и добропорядочности; либералы истошно протестуют

Идея поддержки добропорядочного поведения и следования нормам общественной морали самоочевидна и способна вызвать протест разве что у либералов и извращенцев.Я готовил законопроект о поддержке такого поведения еще в 2004 году, - но тогда для этого не было технологической базы.Сейчас она есть, и реализация естественного стремления общества поддерживать то, что его укрепляет, и ослаблять то, что его разрушает, как мы видим, в порядке ряда экспериментов уже началась в Китае.Обратите внимание, что в силу самоочевидности этой идеи даже либералы из фонда Карнеги могут предъявить ей сугубо технические претензии о непрозрачности применяемых правил и случайности критериев. Безусловно, способный разрушить человеческую жизнь дьявол кроется именно в подобных мелочах, - но эксперименты для того и проводятся, чтобы выявить проблемные зоны и урегулировать их.Конечно, реализация подобных идей создает принципиально новое общество с меньшими степенями личной свободы, - однако личность не имеет права разрушать общество как среду своего обитания, и это бесспорно даже для конченых либералов.Конечно, внедрение подобной системы требует подлинной демократии, порождающей доверие общества к государству, - но без этого развитие невозможно, и нет сомнений, что после оздоровления нашего государства и возвращения его на службу народу мы восстановим демократическую систему, соответствующую нашей культуре, и вернем государству доверие общества, - а с ним и возможность  прогресса нашей русской цивилизации.ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ.

11 января 2015, 11:27

Империя Рокфеллера в современном мире

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project». Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире. Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными. CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики. Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF. Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей: «Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь». Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации). CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR. Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR. CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования». Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR. Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых. Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций. Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента. Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений. В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома. Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка». По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие. Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие. Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер: «С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера». По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году. С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка». Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера». Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром. Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер. Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции. В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка». С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране. Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме. В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида. Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки. Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»: «Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров. По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией». Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой. Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума». Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса». Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона. В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии. На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда». В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии». Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке. Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии: «То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем». В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики». http://mixednews.ru/archives/17899