• Теги
    • избранные теги
    • Издания273
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1170
      • Показать ещё
      Международные организации193
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
Foreign Policy
Foreign Policy
Foreign Policy («Форин полиси» ) — дословно «Внешняя политика» (то есть «Международные отношения»), американский журнал со штаб-квартирой в столице США. Тираж более ста тысяч экземпляров, выходит каждые два месяца (изначально выходила раз в квартал). Еж ...

Foreign Policy («Форин полиси» ) — дословно «Внешняя политика» (то есть «Международные отношения»), американский журнал со штаб-квартирой в столице США. Тираж более ста тысяч экземпляров, выходит каждые два месяца (изначально выходила раз в квартал). Ежегодно публикует собственную версию списка ста мировых мыслителей (The FP Top 100 Global Thinkers).


Журнал основан в 1970 году Самюэлем Хантингтоном, американским политологом, автором концепции «столкновения цивилизаций», и Уорреном Маншелем, американским дипломатом и инвестором, при поддержке Фонда Карнеги.

Идея выпускать журнал раз в два месяца (вместо раза в квартал) принадлежит редактору Моисею Наиму (1996–2010), под чьим руководством журнал выигрывал премии National Magazine Awards в 2003, 2007 и 2009 годах. Журнал затрагивает темы глобальной политики, экономики, мировой интеграции, политических идеологий и теории международных отношений. 29 сентября 2008 года The Washington Post Company объявила о приобретении прав на издание журнала у Carnegie Endowment for International Peace.

В начале 2006 года запущен блог Foreign Policy Passport, а 5 января 2009 года перезапущен сайт издания, который репозиционирован как «ежедневный сетевой журнал».

В 2012 году Foreign Policy вырос до группы (The FP Group)  – расширение журнала включает ForeignPolicy.com и проект FP Events («FP События»).

По утверждению сайта The FP Group количество читателей онлайн версии журнала достигает 2,4 миллиона в месяц.

Foreign Policy издается сегодня под руководством генерального директора и главного редактора The FP Group Дэвида Роткопфа (David Rothkopf), который присоединился к FP в этой роли в 2012 году после того, как был постоянным автором этого издания с 1997 года.



Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
25 октября, 16:32

Does The Russian Government Have A Reality Disconnect? — Paul Craig Roberts

Does The Russian Government Have A Reality Disconnect? Paul Craig Roberts During the decades-long Cold War the belief in America was that the Soviet Union had an ideology of world domination. Every nationalist movement, such as Vietnam’s effort to throw off French colonialism, was misinterpreted as another domino falling to Soviet world conquest. This mistaken… The post Does The Russian Government Have A Reality Disconnect? — Paul Craig Roberts appeared first on PaulCraigRoberts.org.

25 октября, 15:19

Obama Is Weak and Naive: Part X: Romney Secret 47% Video

I have long thought somebody should go through and annotate the 2012 **Mitt Romney**: _[Full Transcript of the 47% Secret Video][]_. So I will now do it. [Full Transcript of the 47% Secret Video]: http://www.bradford-delong.com/2016/10/full-transcript-of-the-mitt-romney-secret-video-mother-jones.html **Part X: Obama Is Weak and Naive: :** One way to look at American foreign...

25 октября, 15:03

Iran: Part IX: Romney Secret 47% Video

I have long thought somebody should go through and annotate the 2012 **Mitt Romney**: _[Full Transcript of the 47% Secret Video][]_. So I will now do it. [Full Transcript of the 47% Secret Video]: http://www.bradford-delong.com/2016/10/full-transcript-of-the-mitt-romney-secret-video-mother-jones.html **Part IX: Iran:** If you ever thought the Republican Party was in any sense "the...

25 октября, 14:38

Obama Hits The Trail For Hillary Clinton -- And To Cement His Legacy For Generations

President Barack Obama is campaigning for Hillary Clinton so fervently these days you might think he is on the ballot, too. That’s because he is. No, Obama can’t stay in office past Jan. 20. But the difference between electing Clinton and Donald Trump isn’t simply about new policies the candidates would advocate. For the president and his longtime aides ― many of whom have been impassioned Clinton advocates in this election cycle ― it’s also about making sure Obama’s legacy, and progressivism as a whole, is firmly ingrained in American society. “We know how important and impactful having the White House is, and Clinton winning would cement many of President Obama’s biggest accomplishments,” said Dan Pfeiffer, Obama’s longtime communications hand. “Winning three elections in a row can shift the tectonic plates of the political debate towards the left. Just look at how Reagan and his philosophy came to dominate politics for decades. That doesn’t happen if [Michael] Dukakis wins in ‘88.” Obama has made this clear on the stump ― like he did the other day in Cleveland, when he talked about some of his accomplishments and warned supporters that “all that progress goes out the window if we don’t make the right choice, right now.” His aides say the same thing. And, in conversations with The Huffington Post, they make explicit a point that Obama often implies: That adding four more years of a Democratic presidency to Obama’s eight years in office would fundamentally change public expectations about what government can or should do, while setting in motion legal and regulatory changes that successors would find almost impossible to undo. “What it does is, at the end of her term or two terms ― even if it is one term ― you can’t have the gutting of that legacy,” said Bill Daley, Obama’s former chief of staff. “I don’t know if this election is the exclamation point, because there are going to be changes. But whatever changes she makes will be more productive. Whereas, I think there has been a very strong sense that if the Republicans got the presidency back right after his term, you could undo a lot.” From workplace standards to environmental regulations, many of Obama’s accomplishments have taken firm root. But they’d become seemingly unshakeable after four more years. Here are some of those advances spotlighted in conversations with both Obama and Clinton aides and advisers. Health Care The Affordable Care Act remains a work in progress, with rising premiums and the withdraw of insurers causing serious problems in some parts of the country. But more than 20 million people now get insurance through the Obamacare exchanges. And many millions more have come to expect that the law’s consumer protections ― like guaranteed coverage for pre-existing conditions ― are how health insurance is supposed to work. The 2016 election probably represents the last shot Republicans have to completely repeal the law and replace it with something different. (And even that’s a long shot.) After Obama, Republicans still might be able to make modifications, maybe even substantially, by reducing funding and relaxing regulations on insurance.   But it’s difficult to imagine the GOP ripping out the wiring of Obamacare altogether, given the disruption it would cause. And that goes double for the law’s “payment reforms” ― that is, changes in the way Medicare pays for care, in order to hold down costs and improve quality. Climate Obama failed at his one, highly visible attempt at passing climate legislation ― an effort to create a cap-and-trade system to reduce carbon emissions. Nevertheless, he used wide-ranging authority under the Clean Air Act to limit production of greenhouse gases. Early in his presidency, he issued new regulations requiring the auto industry to produce vehicles that get better mileage and emit less pollution. More recently, he issued rules forcing utilities to reduce emissions from power plants ― a mandate that will force companies to dial back reliance on coal while increasing use of renewables. The power plant rules would not survive long under a Trump presidency. Either he’d rescind them on his own, or Congress would pass a bill undoing them and Trump would sign it. A Clinton victory would leave the rules in place. And assuming they survive a court challenge, as seems likely, it’s only a matter of time before state officials and utility companies make plans to abide by the new standards ― at which point, there’s basically no turning back. It worked out that way with the regulations on motor vehicles. They were controversial, but the industry adapted. Just this summer, federal regulators issued a report congratulating the auto industry, because companies were actually ahead of schedule on meeting new emissions goals. Oh, and Trump as president would also probably try to pull out of the 2015 Paris climate agreement, the first worldwide deal to limit greenhouse gases. He’d also likely do the same with a bilateral agreement that Obama reached with China, setting emissions reductions for each country. Both agreements were pledges without the force of treaties, because Obama couldn’t get assent from the Republican-led Congress. Clinton has praised these deals and would stand by them. And, four years from now, it would be difficult for even a hostile U.S. president to pull out of them ― at least without severe diplomatic repercussions. Workplace, Labor Regulations This is another set of issues in which Obama, faced with an intractable Congress, acted alone. In his second term, he issued regulations to provide higher pay and benefits to federal employees (giving them paid sick days) and contractors who provide services to the federal government (also giving them paid sick days, plus a higher minimum wage).  But one key change affected people who aren’t part of the workforce. Obama issued a regulation changing the rules for overtime pay, so that anybody making less than $47,476 a year is eligible for overtime ― even if he or she is a salaried, rather than hourly, employee. Previously, the threshold was $23,600. That regulation takes effect in December, which means it will be brand new in January, when the next president takes over. A hypothetical Trump administration could rescind it, weaken it, or fail to enforce it ― thereby making it vulnerable to erosion later on. Clinton, by contrast, has pledged to enforce these kinds of rules. And once these workplace regulations have been in place for a few years, it’d be difficult, if not impossible, to rescind them. A high political cost comes with trying to take pay or benefits away from people used to getting them. The same likely goes for rules that the Obama administration issued for the management of retirement savings accounts ― effectively forcing managers to put interests of clients ahead of their own profits. Like the overtime rules, they are new and controversial. Trump could easily rescind them. They could also fall victim to legal challenges. By contrast, Clinton would keep them in place and, in the process, make it unlikely a future president or Congress would rescind them, at least openly. The financial industry, after all, is already creating new products to abide by the rules. Immigration Although unable to win comprehensive immigration reform, the Obama administration issued a series of orders that set new priorities for immigration enforcement ― and, perhaps more importantly, gave a reprieve to certain categories of undocumented immigrants. In particular, Obama issued Deferred Action for Childhood Arrivals, or DACA, which has meant temporary work permits and driver’s licenses ― and no active threat of deportation ― for hundreds of thousands of undocumented residents who arrived in the U.S. as children. Stopping illegal immigration and deporting undocumented workers already in the U.S. have been the Trump campaign’s central promises. While Trump has sent mixed signals about his commitment to mass deportations, he seems likely to make at least some effort to take away the protections DACA recipients now have. Clinton, on the other hand, has vowed to expand DACA. And while such efforts could face judicial scrutiny, just as Obama’s have, it’s safe to assume that her election would leave DACA participants able to work (and pay taxes) while remaining with families in the U.S. ― not just for the short term, but for the long term as well. Foreign Policy Though it seems unlikely that Clinton, given her history, will strictly adhere to the cautious realism that has defined the Obama years, there are critical policies that she would cement and that Trump would threaten. The thawing of the U.S. relationship with Cuba is almost certain to continue under a Clinton administration, as is the implementation of the Iran nuclear deal, which she helped initiate when she was at the State Department. “The deal is fragile. I think lots of people would say that. And in some ways that is independent of intentions if you think the deal is good. But if you want to break it down, the deal would be in dire straights if Trump were to win,” said Joseph Cirincione, president of Ploughshares Fund, an anti-proliferation group and a big booster of the Iran pact. “Hillary has been quite clear, as have her advisers, several of whom helped negotiate the deal, that this is a good deal and in the United States’ national security interest.” For Clinton’s campaign, the argument that her election would serve as a solidifying point for the accomplishments of the Obama years is not without complications. There are elements of Obama’s agenda that remain unpopular. But a larger concern for aides is that she must make the affirmative case for her own candidacy, and not be seen solely as an agent of the status quo. Still, in recent weeks, Clinton’s campaign has begun embracing the idea that Nov. 8 could be a rubicon-crossing moment for progressive governance. Her campaign recently put out an ad, narrated by Morgan Freeman, that made the pitch that her election would be an act of political continuity with Obama. “What does showing up when it’s time to vote actually mean? You care about protecting his legacy and our progress,” Freeman says. In addition, the Clinton campaign has been sending out brochures in to African American communities making the case that Trump’s modus operandi is to undo the past eight years.  All this would have seemed unthinkable just two years ago, when Senate Democrats were petrified to appear alongside Obama, let alone tout his (and their) agenda. But as the president’s popularity has risen, that calculus has changed. And as Election Day approaches, the party is now openly embracing the concept that four more years of White House control can fully immunize the last eight years of achievement. “Hillary Clinton is running for her first term, not anyone else’s third term,” her spokesman, Brian Fallon, said in a statement. “But there is no question that as president, she would seek to build on all the progress we have made under President Obama.” Dave Jamieson and Elise Foley contributed reporting. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
25 октября, 14:09

ANALYSIS: TRUE. America’s foreign policy is turning Iran into a world power. By accident or by de…

ANALYSIS: TRUE. America’s foreign policy is turning Iran into a world power. By accident or by design will have pundits and historians arguing for years.

25 октября, 10:26

Russia will not agree to joint administration of Southern Kurils - analysts

Experts say a Nikkei report may have been planted to test Russia’s reactionOn October 17, The Nikkei Asian Review reported that Japan was ready to consider joint administration of two of the Southern Kuril Islands with Russia. The chain, which Japan claims and calls the ‘Northern Territories,’ has been administered by Moscow since the closing stages of the Second World War. “Tokyo hopes to negotiate around a plan that returns the Habomai islets and Shikotan Island to Japan while adopting joint control of Kunashiri (Kunashir) and Etorofu (Iturup) islands,” the Nikkei report, which cites anonymous Japanese and Russian sources, said. “Japan could agree to jointly administer all of the islands, or just the Habomai, Shikotan and Kunashiri, on the condition that the country secures strong governing power. But Russia could demand strong authority over all of the islands.” Russia and Japan have witnessed a new dynamic in economic and political contacts since May 2016 when Japanese Prime Minister Shinzo Abe announced an 8-point economic cooperation plan to normalize ties with Russia, which includes big investments in the Russian Far East. The countries have not signed a World War II peace treaty and are stuck in a peace talks process since 1956. Tokyo has made the return of the Southern Kurils a precondition to a peace treaty. At the Eastern Economic Forum in Vladivostok in September 2016, Abe called on Vladimir Putin to have courage to find a way to resolve the territorial issue and to sign a peace treaty, not leaving this to future generations.  The Russian President, who will pay his long-postponed visit to Japan in December, said Moscow welcomed Tokyo’s new approach, but would act according to its own national interests. A deliberate leak Valery Kistanov, Japan expert from the Institute for Far Eastern Studies of the Russian Academy of Science, believes that the Nikkei article “was a deliberate leak” to test Russia’s reaction to this idea.  Is a war for the Arctic possible? ”Nikkei, a mouthpiece of Japan's business lobby, would not publish an article based on rumors,” Kistanov said.  “I do not rule out the fact that this idea may have been discussed behind closed doors." Dmitry Streltsov, an expert in Japan studies from the Moscow State Institute of International Relations (MGIMO), says the leak “may be aimed at publicly creating an illusion of the possibility of ‘jointly governed territories,’ which could be seen as a step forward for Japan.” Former Russian Ambassador to Japan Alexander Panov, who is believed to have a certain degree of influence on Russia's foreign policy towards Japan told RBTH, that Moscow and Tokyo seem to have agreed to resolve the dispute in a step-by-step manner. "Chief Cabinet Secretary Yoshihide Suga claimed that this (joint administration) was not part of a plan that Tokyo conveyed to Moscow,” Panov told RBTH. “What exactly was conveyed is not known.” Sovereignty not discussed What is known is that Moscow will not cede sovereignty over the islands, despite Japan’s readiness to invest in the Far East. "For Russia, the idea of joint administration is not acceptable,” Kistanov says. North Korean nukes: Both East and West bear responsibility According to Dmitry Streltsov, even if this idea was discussed, the core issue is that decision makers in Moscow and Tokyo “may have a different vision of what is meant by joint administration.” He adds that Moscow is more likely to view “joint administration” as a joint economic zone, which has special rules and laws that allow free access to Japanese businesses with full preservation of Russia's sovereignty over the islands and Russian laws being the only laws applied on the territory.  “Japan, in its turn, may see this ‘joint administration’ as reduced Russian sovereignty over the Kurils,” Streltsov says. Alternative suggestions “In theory, it is possible. In reality, it isn’t,” Kistanov says, adding that the example of joint administration, cited by Nikkei (Vanuatu) could not be applied to the Kurils. "Vanuatu is a remote territory, which was never a part of France or Britain. It's impossible to imagine, how China and Japan would jointly administer Diaoyudao/Senkaku," Kistanov adds. Panov suggests another possible way of resolving the territorial issue. He says, Russia, in 1998, suggested signing an interim agreement on friendship and cooperation, which would include an intention to keep looking for a solution and grant a special legal status to the Southern Kurils. This agreement does not harm the national interests and positions of either country, the former diplomat adds. Tokyo, however, was quick to reject the suggestion. Read more: Russia looks to flood Asia with soya, wheat and fish

Выбор редакции
25 октября, 10:07

Will he chew gum? Japan wary of Philippine leader’s visit

The outspoken Philippine President Rodrigo Duterte worries his Japanese hosts. Not just his policy toward the U.S. but also his informal style: Will he chew gum in front of the emperor?

25 октября, 09:41

Такие избирательные права: почему Россию предлагают исключить из СПЧ ООН

Более 80 международных НКО, включая правозащитную организацию Human Rights Watch, призвали не допустить Россию в состав Совета по правам человека ООН, выборы в который пройдут 28 октября. По мнению подписантов, Россию необходимо исключить из СПЧ ООН в связи с операцией против террористов, удерживающих восточные районы сирийского Алеппо. Судья ad hoc Европейского суда по правам человека Дмитрий Матвеев полагает, что это очередная попытка сформировать отрицательный образ России на Западе.

25 октября, 09:13

Foreign Policy: В кулуарах конгресса предложили убить Асада

По словам представителя Совета по международным отношениям, смерть Асада, возможно, не стала бы «коренной переменой» в конфликте режима и оппозиции.

25 октября, 06:36

Obama smacks back Trump tweet on 'Kimmel'

LOS ANGELES — Some people subtweet Donald Trump. President Barack Obama just read his response directly into a camera here Monday as part of the “Mean Tweets” segment on “Jimmy Kimmel Live.” After reading several selections from people comparing him to "Sharknado," griping that he probably likes mustard on hot dogs (he does) and blaming him for a new bottle of conditioner being bad, he read one from a certain @realDonaldTrump, tweeted in August: “Obama will go down as the worst President in history on many topics but especially foreign policy.” “Well @realDonaldTrump,” Obama said, “at least I will go down as a president.” Having a good time on the small set — he and Obama were talking and laughing their way through commercial breaks on the ABC series — Obama took a couple of other shots at the Republican nominee. When Kimmel asked if the president just laughed watching Trump at the debates, Obama responded “most of the time.” Democratic nominee Hillary Clinton, Obama said, is as it happens, a perfect antidote to Trump and the divisions in politics he’s capitalized on. “The brand of politics that Hillary represents, which is pragmatic and says you don’t get everything done all at once,” Obama said, “that may not attract as much attention, it’s not something that goes into 140 characters as easily, but I think she will be an outstanding president.” Obama also defended Clinton when Kimmel said that people just don’t like her, saying that’s only because she’s been around for so long. “When you have been in the public eye that long, and in politics, folks go after you, and they’re trying to find a weak spot and any mistake that you make ends up being magnified and ginned up and there are commercials around it, and a narrative starts to build —and that has an impact on you,” he said. He also got into his experiences with Snapchat, describing his younger daughter secretly recording a long-winded conversation he was having at dinner about the power of social media, which she sent to a small group of friends with a picture of herself looking bored. "Michelle, of course, loved it, Malia thought it was a riot,” Obama said. “This is what I go through during dinner." As for his own phone usage, Obama seemed to suggest he probably won’t get caught in a situation like what happened when Clinton’s emails were released by the State Department or Clinton campaign chairman John Podesta’s emails being doled out by the WikiLeaks hack. “My rule has been throughout my presidency, is that I assume someday, sometime, somebody will read this e-mail, so I don’t send any e-mail,” Obama said, “that at some point won't be on the front page of the newspapers." Obama also dropped a little bit of trivia about himself — famous as a night-owl, he’s never gotten into what time he wakes up every day. Monday was the answer: His wake-up call comes at 7 a.m.

25 октября, 05:05

Why Trump Will In The End Be Defeated By A Woman

As November 8 and the end of presidential race between Hillary Clinton and Donald Trump nears, the political heat is rising. In a battle of extremely low standards, there is one element that seems to be playing a significant role on the final decision of the American people. Past incidents from Trump's life--along with statements he made and allegations against him--helped shape a profile that can only be summarized as fundamentally misogynistic and sexist. This, especially when Trump's opponent is a woman, may be the determining factor in the final result. And we can, of course, consider Hillary Clinton having the de facto support of female American voters. The truth is though, that the November 8, race may be close, contrary to the opinion polls results. And that's because Hillary has a lot of dirty deeds attributed to her, a lot of situations that upset public opinion and repel a lot of people from supporting her. These include mishandling classiffied information as Secretary of State, her close relations with certain financial interests, and support of the sex scandal-tarnished past of her husband and former U.S president. I dare say that Hillary Clinton is the only possible candidate which could potentially lose to such a bad opponent as Donald Trump. The Obamas may prove to be the most vital support for Hillary and the Democratic Party. After a successful eight-year Obama administration, the powerful couple is a significant ally for Clinton's race and especially Michelle Obama. But let's examine what would happen in case of a Trump victory. Some may say there's little chance of this, yet it is still possible. What policies his administration would follow and what consequences these would have not only for U.S but for the rest of the world is as unpredictable as he is. Many of us, however, are certain of one thing: these will be disastrous on all levels. Thinking ahead to four years from now, November 2020, and the next presidential elections to which a huge part of the electorate will obviously pin their hopes and await to see the defeat of Donald Trump who, four years earlier, had beat Hillary Clinton. At that time, millions of people will await the end of a catastrophic four-year Trump administration. Who will be the right candidate to take him down? Only one name comes to mind: Michelle Obama. The First Lady has everything necessary. Indisputable moral values. An untarnished image as a mother and a wife that she's not afraid to step outside the box and play with the urban rules. Also an important factor is that she seems so approachable to the ordinary person. And, of course, she will have at her side a man who, in the years to come, will be recognized as one of of the greatest American presidents of all time. Let's talk a bit about this. During the eight years of the Obama administration, unemployment has dropped to the lowest levels since the Great Crash of 1929. Barack Obama managed to reduce the number of homeless people in U.S. by about 20 per cent and finally offered social secure services for the weaker citizens. He also managed to close the gap between upper and middle classes. Moreover, in foreign policy, he managed to resolve diplomatic issues that had been pending for years (Cuba, Iran). This and much more are making Trump's motto "Make America Great Again" sounds like the biggest lie. Returning to Michelle Obama and the scenario that I am outlining, her strongest argument will be the continuation of her husband's legacy. Of course, anyone can understand that she will have the de facto support of certain social groups as the Afro-American community and women. But most of all, she will have something that Hillary lacks: reliability and trustworthiness. In any case, Donald eventually will lose to a woman--either Hillary Clinton on November 7, 2016, or Michelle Obama four years from now. I guess that's his fate. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

25 октября, 02:59

Professor Joe Biden?

Vice President Joe Biden is planning his next move once his tenure in the White House comes to an end in January.During an unannounced visit to Hillary Clinton campaign regional office in Toledo, Ohio, on Monday, Biden said he is in talks with "a couple of major universities" and that he wants to continue some kind of involvement in domestic and foreign policy."I may write a book. This might disappoint you, it won't be a tell-all book," Biden said to a group of about 70 people, most of them Clinton volunteers, according to a pool report on his day.Biden is to turn 74 next month. Before his eight years as vice president, the Delaware Democrat had spent 36 years in the U.S. Senate.In addition, Biden, who gave a nearly hour-long speech at the campaign office, was joined by Democratic U.S. Senate candidate Ted Strickland, who spoke for 10 minutes. The vice president encouraged the volunteers to continue to work, not just for Clinton, but also for Strickland, who is in an uphill battle to oust Republican Sen. Rob Portman.

25 октября, 00:34

Trump misfires on Mosul

'It’s unpresidential and deeply unhelpful for American foreign policy,' one former Obama defense official says.

25 октября, 00:02

Late October 2012: Dan Drezner Accidently Reads Niall Ferguson

**Dan Drezner**: _[Does the international affairs community need some Razzies?][]_: "I made the mistake of clicking.... >>An alternative surprise... I have long expected the president to pull if he finds himself slipping behind in the polls. With a single phone call to Jerusalem, he can end all talk of his...

24 октября, 23:33

Hoisted from Late October 2012: The Half-Month of MittMentum

Late October, 2012: The Half-Month of MittMentum: Fox News and all its friends claiming Romney was *way* ahead if the polls were properly unskewed, the _New York Times_, _Washington Post_, major networks, and all the rest of the MSM claiming it was a toss-up because of "MittMentum". Plus the War...

24 октября, 22:35

Syria and the Cycle of American Intervention

Washington's zeal for humanitarian action ebbs and flows. And many are dying as a result.

24 октября, 21:59

Grand Strategy: What is America’s Most Pressing Foreign Policy Issue?

Ted Ellis Security, ISIS? China? Russia? The South China Sea? There are a variety of potential threats around the world today: tensions in the South China Seas, a nuclear North Korea, conflict between Russia and Ukraine, and civil wars in the Middle East are just a few. In order to better think about these challenges and how they relate to U.S. national security, the Center for the National Interest partnered with the Charles Koch Institute to host a foreign policy roundtable which addressed the question: What is the most pressing issue for America’s foreign policy? Watch the rest of the videos in the “Grand Strategy” series. John Mearsheimer of the University of Chicago doesn’t shy away from a bold answer: The most pressing issue is that the United States has a “fundamentally misguided foreign policy.” Mearsheimer argues that there are two dimensions to U.S. foreign policy that get the United States into “big trouble.” First, he says, “We believe that we can dominate the globe, that we can control what happens in every nook and cranny of the world.” The problem with this is that “the world is simply too big and nationalism is much too powerful of a force to make it possible for us to come close to doing that.” Mearsheimer argues that the second problematic dimension of U.S. foreign policy is that the United States is “heavily into transformation.” By “transformation,” Mearsheimer means that “We believe that what we should do in the process of running the world is topple governments that are not liberal democracies and transform them into liberal democracies.” The United States has engaged in numerous international military interventions over the past fifteen years, primarily in the Middle East. Proponents of these interventions argue that they are necessary in order to build stable democracies in places like Iraq and Afghanistan. However, according to Mearsheimer, the United States is pursuing “a hopeless cause; there is a huge literature that makes it clear that promoting democracy around the world is extremely difficult to do, and doing it at the end of a rifle barrel is almost impossible.” So why has the United States continued to pursue policies and strategies that fail to convert U.S. military might into political ends? Read full article

24 октября, 21:07

Новости США: Трамп считает опросы в пользу Клинтон купленными, в Штатах подумывают об убийстве Асада

Дональд Трамп заявил о том, что уверен в своей победе на президентских выборах, отметив, что демократы зачастую проводят фальшивые соцопросы с целью заглушить его популярность. Один из членов американского конгресса предложил радикальный способ урегулирования конфликта в Сирии.

24 октября, 19:33

Donald Trump Is A Serial Anti-Semite

When this campaign is over, let's not forget Donald Trump's steady use of anti-Semitic stereotypes and images throughout the campaign -- ideas that we can expect he'll continue to use when the election is over and he tries to re-invent himself as the leader of a white supremacist nationalist movement and the public face of a new media empire (Trump TV?) with his supporters Roger Ailes (former head of Fox News who has a history of making anti-Semitic comments and was responsible for Fox News' anti-Semitic crusade against the phony "war on Christmas"), Steven Bannon (head of Breitbart News known for his own anti-Semitic remarks), and hedge fund billionaire Robert Mercer (the money behind Breitbart News). Trump's anti-Semitism comes in different shapes and sizes. He verbalizes it, encourages it, enables it, tolerates it, and makes excuses for it. What he doesn't do is condemn it. Trump's most recent anti-Semitic remarks were in a speech, and a tweet, last week that included this line: "Hillary Clinton meets in secret with international banks to plot the destruction of U.S. sovereignty in order to enrich these global financial powers, her special interest friends and her donors." He didn't need to use the word "Jew." This imagery of a global banking cabal will be familiar to anyone who has read The Protocols of the Elders of Zion, the anti-Semitic forgery that has fueled anti-Jewish violence for over a century. These are well-known anti-Semitic code words. The speech -- typical of Trump's paranoid conspiracy theories -- was designed to fire up Trump's white nationalist, anti-Semitic base. Trump's chronic anti-Semitism is often overlooked when reporters and others itemize the long laundry list of the GOP candidate's bigotry and offensive comments, including sexism, racism and insults directed toward Muslims and the physically disabled. Trump has often retweeted messages from white supremacists and anti-Semites, including the image of Clinton with a Jewish star and $100 bills in the background and the headline "Most Corrupt Candidate Ever." In response to Trump's repeated claim about the election being rigged, the popular right-wing site The Daily Stormer wrote that "People aren't going to quietly go home if the Jews steal this election from us." Other sites that support Trump have posted similar slurs. It should be no surprise anti-Semitic comments on social media have skyrocketed, because Trump is normalizing it, bringing these ugly stereotypes, once relegated to the lunatic fringe of the Internet, into the mainstream. A new Anti-Defamation League report uncovered more than 2.6 million tweets with anti-semitic comments and images between August 2015 and July 2016 -- a huge upsurge from the previous year. Many of them identified themselves as Trump supporters or Clinton haters, and many of them (including death threats) were directed at Jewish journalists who had been critical of Trump. Trump's comment about Clinton's ties to an international banking conspiracy was not an off-hand remark. He has a history of making anti-Semitic remarks, including this comment in a speech during this campaign to the Republican Jewish Coalition (a tiny group): "I know why you're not going to support me. You're not going to support me because I don't want your money... Look, I'm a negotiator like you folks, we're negotiators." In one interview, he was asked if he'd read any of Hitler's speeches, Trump said: "If I had these speeches, and I am not saying that I do, I would never read them... My friend Marty Davis from Paramount gave me a copy of Mein Kampf, and he's a Jew." (Fact: Davis is not Jewish). Trump's frequent references at his rallies and during the debates to Sidney Blumenthal, George Soros, and Debbie Wasserman-Schultz -- Jewish supporters of Hillary Clinton -- is no accident. This is not random name-dropping. These are dog whistles aimed at his racist and anti-Semitic supporters. He once tweeted: "I promise you that I'm much smarter than Jonathan Leibowitz - I mean Jon Stewart @TheDailyShow. Who, by the way, is totally overrated." On his show, Stewart often referred to himself as Jewish. But only an anti-Semite like Trump would refer to Stewart's Jewish-sounding real name in this way. Earlier this year Trump initially refused to condemn and reject support from former Ku Klux Klan leader David Duke, the well-known racist and anti-Semite. One of Trump's foreign policy advisers, Joseph Schmitz, is accused of bragging that he pushed out Jewish employees when he was Defense Department inspector general a decade ago. He also made comments denying the magnitude of the Holocaust. When accused of fostering anti-Semitism, Trump often reminds people that his daughter Ivanka married a Jew (Jared Kushner) and converted to Judaism. But even members of Kushner's family have expressed their concern about his excuses for Trump's ugly remarks. In most presidential election over the past 50 years, about 70-80 percent of Jews typically vote for the Democratic candidate, higher than any demographic group except African Americans. Don't be surprised if this year 85-90 percent of Jews vote for Hillary Clinton. This, of course, will trigger even more anti-Semitic outbursts from Trump and his followers. The likely uptick in Jewish voting for this year's Democratic candidate is due as much to Jews' overall liberal views on abortion and women's rights, environmental and economic policy, and opposition to Trump's ugly comments about Muslims and others than to their concerns about his repugant anti-Semitism. But Trump's anti-Semitic remarks surely compounded their opposition to the Republican demagogue. House Speaker Paul Ryan and Senate Majority Leader Mitch McConnell initially ignored Trump's anti-Hillary Jewish star tweet last July until they were embarrassed into denouncing it. But Republican leaders have not condemned Trump's persistent anti-Semitism or the upsurge of Jew hatred that he has encouraged. And when will the handful of Jews who still support Trump -- including Steve Mnuchin ( a Wall Street banker and hedge fund billionaire as well as Trump's finance chair) and Sheldon Adelson (a billionaire casino owner and GOP mega-donor whose newspaper, the Las Vegas Review Journal) endorsed Trump this week) -- come to their senses? Peter Dreier is professor of politics and chair of the Urban & Environmental Policy Department at Occidental College. His most recent book is The 100 Greatest Americans of the 20th Century: A Social Justice Hall of Fame (Nation Books) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

24 октября, 19:17

Сирия сегодня: в Вашингтоне планировали убийство Асада, ВВС САР призывают боевиков ИГИЛ сдаться

Военно-воздушные силы Сирии сбросили над городом Алеппо листов, в которых власти страны призывают террористов сдаться. В Конгрессе США поднимался вопрос о физическом устранении президента Сирии Башара Асада.

24 июля, 21:21

Константин Черемных. "Недопереворот в Турции и другие события в контексте внешней политики США."

Беседа Дмитрия Перетолчина и эксперта Клуба динамического консерватизма Константина Черемных о подоплёке событий в Турции, Франции и на Ближнем Востоке в свете борьбы за власть в высшем правительственном эшелоне США. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #Турция #переворот #США #НАТО #ЕС #Великобритания #Франция #БлижнийВосток #Эрдоган #БорисДжонсон #теракт #Ереван #Ницца #Гюлен #исламисты #военные #Стамбул #Генштаб #суды #полиция #democracy #Foreignpolicy #NATO #USA #EU #Britain #Brexit #Turkey

18 июля, 08:15

Станет ли Фетхулла Гюлен турецким Хомейни?

Президент Турции Эрдоган назвал организатором неудавшегося военного переворота Фетхуллу Гюлена, своего бывшего соратника, ныне проживающего в США, в штате Пенсильвания. Так оно или нет, проверить вряд ли удастся, но даже если знаменитый писатель и проповедник не причастен к попытке турецких военных свергнуть Эрдогана, его деятельность и влияние настолько масштабны, что в 2008 году Гюлен был назван самым влиятельным интеллектуалом мира по версии журналов Prospect и Foreign Policy, а журнал Time включает его в список «100 самых влиятельных людей мира».Гюлен реально один из наиболее влиятельных людей в мире хотя бы по той причине, что при его участии создана широкая сеть университетов и школ (свыше тысячи в более чем 160 странах, а общее количество выпускников составляет несколько миллионов человек.Известный российский аналитик Шамиль Султанов считает Гюлена «одним из наиболее талантливых, а может и гениальных специалистов в сфере оргоружия. Фактически он создал и руководит одной из самых крупных в мире многослойных эшелонированных масонских организаций («Хикмет» - В.П.)…Об этой корпорации мало, что известно. И это уже ее огромное преимущество в мире, где тайные организации становятся все более и более влиятельными».Основа «Хизмета»(по-турецки - служение) - классическая закрытая суфийская структура, основанная на принципах безусловного подчинения мюрида(ученика) шейху. Внешняя оболочка такой структуры - «Хизмет», вполне открытая организация, владеющая сотнями лицеев, колледжей, университетов, мечетей, молельных домов и общежитий по всему миру. Официальный мессидж «Хизмета»- идея служения обществу. Сам Гюлен пропагандирует духовное наследие великого поэта-суфия Джалаледдина Руми. А скрытая, и «гораздо более существенная ее функция», как пишет Шамиль Султанов, заключается в том, что «она ищет, вербует, готовит профессиональные кадры, причем особый упор делается на поиске талантливых людей».Вокруг «Хизмета» постепенно создается неформальная общественных и государственных организаций, куда команда Гюлена внедряет своих людей. В 90-е годы гюленисты прочно укрепились в жандармерии, прокуратуре, полиции и профсоюзах Турции. Общая численность гюленистов в Турции - от 3 до 6 миллионов членов «Хизмета» и «сочувствующих», причем значительная часть - в госаппарате.Турецкий исследователь Сонер Чагатай считает, что Гюлен прибрал к рукам более 70 проце6нтов личного состава полиции и полностью управляет спецслужбами страны. Турецкий историк Неджип Хаблемитоглу в книге «Крот» разоблачил приверженцев Гюлена в силовых структурах Турции. Незадолго до издания своей книги – 18 декабря 2002 года – Хаблемитоглу был убит у своего дома». Справка:Суфи́зм или тасаввуф — эзотерическое течение в исламе, проповедующее аскетизм и повышенную духовность, одно из основных направлений классической мусульманской философии. Последователей суфизма называют суфиями.В суфизме существует несколько тарикатов (направлений). Фетхулла Гюлен воспитывался в традициях одного из самых распространенных и влиятельных - тариката Накшбандийа. Кстати, знаменитый русский маг двадцатого века, капитан военной разведки российской императорской армии, Георгий Гурджиев во время выполнения своих спецзаданий на Востоке тесно контактировал с накшбандийскими суфиями. Великий шейх суфиев Идрис Шах, большую часть своей жизни проживавший в Лондоне(говорим - Лондон, подразумеваем - МИ-6), был одним из основателей Римского клуба. Идрис Шах в своих многочисленных книгах пишет о последователях Накшбанди как о главных хранителях суфийской традиции, «Материнском» тарикате.Будучи достаточно независимым мыслителем, Идрис Шах различал «Традицию Накшбанди» и «Орден Накшбанди». «Традиция Накшбанди» это способ передачи бараки- божественного благословения, благодеяния. Или Высшего Знания, по Идрис Шаху.А «Орден Накшбанди» – это уже социальная организация с чисто конкретными земными целями. Идрис Шах считал, что в двадцатом веке ведущие тарикаты выродились в ордена.Шамиль Султанов называет Фетхуллу Гюлена теоретиком и вождем «соглашательского, политического суфизма, то есть суфизма, который стремится не только к духовной, но и светской власти, используя самые различные технологии, приемы и методы». По мнению российского аналитика Гюлен вырос из рамок «Ордена Накшбанди» и создал свой собственный тарикат.В конце 90-х годов у Гулена сложился тактический союз с тогдашним мэром Стамбула - Реджепом Эрдоганом, видным деятелем того направления в исламском движении, которое практически смыкается с «Братьями-мусульманами». Союз этот продержался более десяти лет. Разрыв Гюлена с Эрдоганом во многом был спровоцирован расстрелом военными кораблями Израиля так называемой «флотилии свободы» - кораблей с гуманитарным грузом для населения заблокированной Газы. Эрдоган резко осудил действия Израиля, а Гюлен, напротив, дал интервью газете Wall Street Journal, где выразил негодование по поводу «безответственности турецкого правительства», которое «не попыталось заранее договориться с официальными представителями Израиля для того, чтобы получить у них официальное согласие на оказание гуманитарной помощи жителям Газы» и обвинил правительство Эрдогана в «игнорировании авторитета» Израиля.В российской и украинской прессе можно встретить публикации, в которых Гюлена подозревают в сотрудничестве с ЦРУ. «Именно ЦРУ «успешно» ходатайствовало о предоставлении ему вида на жительство в США», пишет Шамиль Султанов.Влияние Гюлена основано на том, что в суннитском секторе исламского мира возник серьезный вакуум влиятельных и харизматических лидеров. И если с помощью своих западных покровителей Гюлен сможет устранить с политической арены Эрдогана, то у него есть все шансы стать турецким аятоллой Хомейни и опровергнуть знаменитые слова Кемаля Ататюрка: «Турецкая Республика не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и их приверженцев».Версий по поводу неудавшегося переворота не так уж много - числом всего три.Американский след.То, что Гюлен живет в США, - в пользу этой версии. Против нее - неудача переворота. Экспертное сообщество склонно считать, что если уж американцы затевают переворот, то он удается, как это было на протяжении четверти века.Германский след.Эрдоган сильно разгневал ведущие державы Евросоюза своей жесткой позицией, а реально - выламыванием рук (читай - шантажом) - по поводу проблемы с беженцами. Но способна ли БНД организовать даже неудачный переворот? Сомнительно. Не говоря уже о том, что германские спецслужбы полностью контролируются американцами.Инсценировака самого Эрдогана.В пользу этой версии - бенефициаром подавления мятежа стал сам Эрдоган. То есть на вопрос, кому выгодно: ответ - Эрдогану.На мой взгляд - американский след не стоит сбрасывать со счетов. Непрекращающиеся теракты в Казахстане, теракт в Ницце, мятеж в Армении, - считать это случайным совпадением могут лишь домохозяйки, воспитанные на слезливых сериалах.Мой выбор - с вероятностью 60 процентов здесь «порылась» американская «собака», причем задача свержения Эрдогана не ставилась. С вероятностью 40 процентов - неудавшийся переворот является инсценировкой самого Эрдогана. Так в свое время поступили Шеварднадзе и Саакашвили с целью укрепления своей власти. У них получилось, а чем Эрдоган хуже?+Впрочем, с точки зрения российских интересов, всматриваться в кривое конспирологическое зеркало и гадать на кофейной гуще (кстати, эффективность такого гадания - около 80 процентов), кто устроил «активку» на Босфоре - мало пользы.Вместо этого я предложил бы отдать должное американским мастерам мягкой силы, которые бережно и неторопливо создают всецело зависящую от самого главного «Материнского тариката» ( и это вовсе не вполне управлемый своими предполагаемыми кураторами из Лэнгли суфий Гюлен с его «Хизметом») глобальную сеть агентов влияния, которые рано или поздно придут на смену импульсивному реаниматору Османской империи Эрдогану. Как говорил изобретатель голографии Нобелевский лауреат Дэннис Габор, - «будущее невозможно предсказать, его можно изобрести».Будущее за теми, кто его изобретает. Жаль, что это не мы.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук http://argumentiru.com/society/2016/07/433655

28 декабря 2015, 18:12


Константин Черемных Третья мировая война не будет нефтяной НЕ СТУЧИТЕ, И НЕ СТУЧИМЫ БУДЕТЕ В 2015 году Foreign Policy включил в свою традиционную «десятку мыслителей современности» не Алексея Навального, а Владимира Путина. Тем не менее, освещение президентского послания Федеральному собранию в западной прессе навязчиво жонглировало двумя именами: Путин–Навальный, Путин–Навальный. По той причине, что бывший «мыслительный столп» подгадал ко дню послания детальнейший, в украинском стиле, компромат на руководство российской Генпрокуратуры.

24 октября 2015, 20:46

Возможности России в ведении электронной войны невероятны

Возможности России по ведению электронной войны произвели на армию США отрезвляющий эффект. Столкнувшись в Сирии и на Украине с комплексами радиоэлектронной борьбы «Красуха-4″, которые подавляют радары и авиационные системы, американские военные чиновники были вынуждены признать, что им не удается догнать Россию. Об этом пишет известный своим беспристрастным анализом мирового рынка вооружений Foreign Policy. Издание цитирует командующего военной группировкой США в Европе генерала Бена Ходжеса, который сказал, что «возможности России в ведении электронной войны невероятны». В свою очередь замначальника кибернетического командования американской армии Рональд Понтиус признал, что «продвижение США в этом вопросе не соответствует имеющимся угрозам». С начала операции в Крыму украинские военные отмечали, что их радиопередатчики и телефоны могли не функционировать в течение нескольких часов, пишет. А специальная мониторинговая миссия ОБСЕ сообщала, что их беспилотники сталкивались с глушением GPS, в связи с чем БПЛА приходилось сажать. У России есть целые боевые подразделения, которые занимаются ведением электронной войны, считает руководитель направления радиоэлектронной борьбы армии США Джефри Черч. По его словам, эти подразделения располагают специальной техникой, у них специальный порядок подчиненности для радиоэлектронной борьбы. При этом в американской армии данные задачи обычно выполняют два солдата из батальона, обеспечивающих круглосуточное функционирование. Всего в армии США предусмотрено более 1000 таких позиций, но реально существует только 813, говорит военный. Черч признает, что значительная часть имеющегося у американской армии оборудования, закупленного в последние 10 лет, было профинансировано из дополнительных средств, в связи с чем оно в основном лежит на полках и требует ремонта и переоборудования. «Без регулярного финансирования оно устаревает», — говорит специалист. Военные США разрабатывают несколько программ по обновлению и улучшению интеграции средств радиоэлектронной борьбы, однако ни одна из них не будет реализована в ближайшее время, пишет Foreign Policy.     Новая машина «Красуха-4″ — грозное оружие борьбы практически с любыми воздушными целями противника. Только побеждает она их не мощными ракетами, скорострельными орудиями или зенитными крупнокалиберными пулеметами. «Красуха» в буквальном смысле делает самолеты и ракеты слепыми и глухими. Репортах о новом уникальном комплексе радиоэлектронной борьбы подготовил телеканал «Россия-24″.   Еще вчера об этой машине нельзя было говорить не только в медиа, но и за пределами оборонных заводов и особо охраняемых воинских частей. Было, что скрывать. «Красуха-4″ — новейшая и одна из самых высокотехнологичных разработок российского ВПК.   «Система создает такие условия, что попасть противникам в нашу авиацию и сбить тот или иной самолет очень сложно при комплексе «Красуха-4″. 99%, что это невозможно», — рассказал гендиректор КРЭТ Николай Колесов. Такие умные машины — на вес золота. Их задача — действовать на стратегически важных направлениях. Там, где особенно активная разведовательная авиация и даже спутники-разведчики космической группировки противника. Тактико-технические характеристики «Красухи-4″ — военная тайна. Однако известно из открытых источников, что радиус ее действия превышает 300 км. На вопрос о высоте разработчики с улыбкой отвечают: «достаточно, мало не покажется».   При помощи уникального оборудования «Красуха-4″ может работать практически по любым воздушным целям одинаково эффективно. Невозможно, но факт: ни скорость, ни высота воздушного супостата на боевые качества комплекса не влияют. По словам Федора Дмитрука, гендиректора Брянского электромеханического завода, средство позволяет обнаружить воздушное судно, произвести захват-сопровождение и, в случае необходимости, поставить помеху.   Четвертая модель комплекса радиоэлектронной борьбы — усовершенствованная версия. Вместо аналога — цифра, вместо трех машин — две. Изделие «Красуха-4″ расположено на двух шасси, что является заметным преимуществом. Предыдудыщая модель располагалась на трех автомобилях. Каждая такая плата для «Красухи» изготавливается минимум две недели. Зато заменяет несколько громоздких шкафов с аппаратурой и километры проводов. Новые детали позволяют антеннам вращаться не просто на 360 градусов, а в абсолютно любых направлениях. Необычна и технология изготовления антенны. Форму тарелки ей придают в гидравлическом прессе. 400 литров воды и давление в 12 атмосфер обеспечивают идеальный силуэт приемного и передающего устройств. Первое антенное устройство обеспечивает прием сигнала, второе — передачу. Тарелка скрепляется с каркасом и устанавливается на колесную базу — четырехосный КАМАЗ-вездеход. Так что работать мобильный комплекс может и в Заполярье, и Аравийской пустыне. Надежность гарантирована при температурах от минус до плюс пятидесяти градусов.   «Красуха-4″ прошла государственные испытания. Выпущено и отдано в войска на сегодняшний день 10 комплексов. Это серьезная помощь для нашей стратегической авиации, истребительной авиации», — отмечает Николай Колесов.     Красуха в Сирии   Стало известно о прибытии в Сирию новейших комплексов радиоэлектронной борьбы «Красуха-4» вооруженных сил России. Так, новейшая и одна из самых высокотехнологичных разработок российского ВПК, комплекс «Красуха-4», был развернут в расположение российской военной базы вблизи населенного пункта Латакия в Сирии. А вот тут я вам подробно рассказывал про НЕВИДИМОЕ ОРУЖИЕ РОССИИ Вот еще РЛК «Барьер-Е» — нет аналогов в мире и РЭБ «Инфауна», «Лесочек» и «Дзюдоист» ну и конечно же ответ на вопрос Что делает «Ртуть» в войсках РФ ? Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=79352

19 сентября 2015, 14:51

Пентагон и планы войны против России

В американском издании Foreign Policy вышла примечательная статья http://foreignpolicy.com/2015/09/18/exclusive-the-pentagon-is-preparing-new-war-plans-for-a-baltic-battle-against-russia/, где с ссылками на действующих и отставных сотрудников Пентагона рассматриваются актуальные планы войны США против РФ.Примечательные моменты:1. Вопросы военного противостояния с РФ за последнее время переходят у американцев из умозрительных построений к вопросам актуальной политики. Старые планы войны против РФ вновь стали актуальными. Россия открыто названа угрозой.2. В качестве возможного театра военных действий в статье рассматриваются страны Прибалтики, на территории которых идет "гибридная война", причем рассматривается как самостоятельное участие США, так и участие в составе НАТО.3. Утверждается, что еще в 2008 году после Олимпийской войны НАТО начало пересмотр своей стратегии в отношениях с РФ, однако США на тот момент продолжали рассматривать в качестве приоритетной угрозы "мировой терроризм", а не Россию.4. Длительное время, аналитики Пентагона ориентировались на то, что Россия слишком слаба, чтобы представлять угрозу, поэтому в качестве основных проблем указывался "терроризм" и возвышение Китая.5. Теперь же Россия называется "экзистенциальной угрозой" и политика в отношении нее должна выстраиваться как против безусловного соперника и даже врага. О концепции "партнерства" можно забыть.6. Недовольство Кремля расширением НАТО на восток не считалось чем-то существенным и этот порядок вещей считался на Западе вполне естественным по принципу "собака лает, караван идет".7. Олимпийскую войну в Пентагоне расценивали как разовую акцию Москвы и в повторение такого сценария не очень верили, потому что считали, что виноват Саакашвили, которого Россия поймала на военной авантюре.8. В целом же, в Пентагоне допускали, что Россия при определенных обстоятельствах может интегрироваться в западный мир и отношение к ней было "иногда боль в заднице, но не угроза".9. Крымская операция и "вежливые люди" как утверждается в статье, стали для Пентагона неприятным сюрпризом, их полностью проморгали и тут де-факто можно говорить о провале американской разведки.10. На военных играх, где прорабатывался сценарий боевых действий между американской и российской армиями на территории стран Балтии. Рассматривался сценарий задействования в боевых действиях всех американских сил в восточной Европе + переброски на ТВД 82-й воздушно-десантной дивизии.11. В процессе выяснилось, что даже в этом случае РФ сохранит на ТВД общее превосходство в силах и с военной точки зрения одержит безусловную победу. В ходе игры "красные" разгромили "синих" и Прибалтика была потеряна.12. На следующий день игру повторили с улучшенными для США и НАТО параметрами. Результат был примерно тот. Всего проводилось 16 игр, где обыгрывался сценарий войны США и НАТО против РФ в Прибалтике. Игры проводились в Пентагоне и на авиабазе в Рамштайне. Играло 8 разных команд. В подавляющем большинстве случаев результаты прямого столкновения были неблагоприятны для "синих".13. Были сделаны выводы, что в среднесрочной перспективе США и НАТО скорее всего потеряют Прибалтику в ходе прямого конфликта с РФ, но в долгосрочной перспективе ее как-нибудь да вернут в ходе дальнейшей войны.14. Отправка техники и войск США в Прибалтику, это элемент доктрины сдерживания России, хотя в Пентагоне особых иллюзий не питают насчет того, смогут ли эти войска защитить Прибалтику.15. В Пентагоне есть определенная оппозиция "конфронтационному сценарию" из числа желающих "вновь сотрудничать с Россией" и что несмотря на текущее положение дел, Россия лишь отвлекает США от более важных угроз, в первую очередь от Китая. И что совместные военные программы и распределение рынков оружия важнее, нежели суверенитет какой-то там Украины.16. По мнению этих условных "миротворцев", планы Пентагона и бряцанье оружием, лишь подпитывают "параноидальные фантазии Путина" и делают разборки РФ с США и НАТО из иллюзорных реальными. В итоге конфликт США и РФ стал реальностью. В этой связи постулируется, что Пентагон неизбежно будет планировать действия направленные против России.17. Под эту лавочку "ястребы" в Пентагоне и в Сенате уже ведут работу по приостановке процесса сокращения численности американских вооруженных сил и уменьшения их финансирования. Идущий конфликт, потенциал которого таков, что он может продолжаться годами, явно будет выгоден тем, кто зарабатывает на войне.В целом же, статья с одной стороны выражает обеспокоенность неготовностью США эффективно противостоять России (ветер тут конечно дует со стороны республиканцев обвиняющих Обаму в "неэффективной политике по отношению к России) и подспудно подводящая к мысли, что надо бы увеличивать армию и расходы на нее. С другой стороны, прослеживается мысль, что США слишком много времени уделяют России, которая конечно угроза, но не такая как Китай и в долгосрочной перспективе, эта холодная война с РФ может выйти боком. Разумеется, по одной только Прибалтике о ходе и исходе войны судить не стоит, все таки есть и другие потенциальные ТВД - Украина, Сирия, Арктика, Кавказ, страны Средней Азии и поэтому тут конечно надо смотреть в комплексе на возможные "гибридные" столкновения между США и РФ на территории других государств. В этом плане, открытый конфликт между США и РФ, который начался в ходе переворота на Украине ныне уже вышел за ее пределы и де-факто либо уже затрагивает, либо затронет в ближайшей будущем другие страны и народы.

29 января 2015, 15:22

Обострение интриг в Вашингтоне начало 2015

Кризис, поразивший правительственный аппарат США, представляет собой непосредственную угрозу для жизни Империи. И это не только мнение Тьерри Мейсана – теперь этот кризис наводит на правящий класс в Вашингтоне такой страх, что почётный президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) требует отставки главных советников президента Обамы и назначения новой команды. Этот конфликт не имеет ничего общего с противостоянием демократов и республиканцев или голубей и ястребов. Под угрозой политика лидерства, проводимая Соединёнными Штатами и НАТО. Ракета «Смерч» угодила в жилой дом Собчак живьём. Александр Лукашенко В ПАСЕ издевались и ржали над Россией Бразильская полиция во время обыска склада обнаружила два танка Уже несколько месяцев я говорю и пишу о том, что у Вашингтона больше нет никакой внешней политики. Он разделён на две фракции, которые во всём противостоят друг другу, а их политические линии несовместимы и противоречивы [1]. Наибольшего обострения эта ситуация достигла в Сирии, где Белый Дом сначала поддержал организацию Даеш и направил её в Ирак для проведения этнической чистки, а затем стал её бомбить, хотя ЦРУ продолжало её поддерживать. Эта несогласованность постепенно дошла и до союзников. Франция, к примеру, вступила в коалицию по борьбе против Даеш, тогда как некоторые из её легионеров входят в состав руководства Даеш [2]. Когда министр Обороны Чак Хейгел затребовал письменное разъяснение, ему не только не дали никакого ответа, его просто послали куда подальше [3]. В самом НАТО, которое было создано для борьбы против СССР, а теперь используется против России, тоже воцарился беспорядок сразу после того, как президент Турции подписал масштабные экономические соглашения с Владимиром Путиным [4]. Нарушив молчание, почётный президент Совета по международным отношениям [5] Лесли Гелб бьёт тревогу [6]. По его мнению, «команда Обамы лишена основного инстинкта и не имеет решений по проведению политики национальной безопасности на ближайшие два года». И далее, от имени всего правящего класса США: «Президент Обама должен обновить свою команду сильными личностями и опытными специалистами. Он должен также заменить главных советников в министерстве Обороны и в Госдепе. Наконец, он должен проводить регулярные консультации с президентом Комиссии по международным отношениям Бобом Коркером и председателем Комиссии по вооружённым силам Джоном Маккейном [7]». Никогда за всё время своего существования с 1921 года Совет по международным отношениям не высказывал подобных суждений. Но теперь разногласия внутри государственного аппарата могут привести Соединённые Штаты к гибели. Среди главных советников, которые, по его мнению, должны уйти в отставку, г-н Гелб называет четырёх человек интеллектуально и эмоционально близких действующему президенту: Сьюзан Райс (советник по национальной безопасности), Денис Макдоноу (руководитель Администрации Белого дома), Бенжамин Родес (уполномоченный по связям) и Валери Джаретт (советник по внешней политике). Правящая верхушка Вашингтона обвиняет их в том, что они не представили президенту ни одного оригинального предложения, не противоречили ему, но всегда поддерживали его в заблуждениях. Единственный, кто пользуется благосклонностью в глазах Совета по международным отношениям, это «либеральный ястреб» Энтони Блинкен, второе лицо в госдепе. Совет по международным отношениям является двухпартийным органом, соответственно, г-н Гелб предлагает президенту Обаме ввести в своё окружение четырёх республиканцев и четырёх демократов, согласно приводимому им списку. Прежде всего, это демократы Томас Пикеринг (бывший представитель в ООН), Уинстон Лорд (бывший ассистент Генри Киссинджера), Френк Уиснер (официально один из руководителей ЦРУ и, между прочим, тесть Николя Саркози) и Мишель Флюрнуа (руководитель Центра новой американской безопасности) [8]. Затем республиканцы Роберт Зеллик (бывший патрон Всемирного Банка) [9], Ричард Армитидж (бывший ассистент Колина Пауэла) [10], Роберт Киммит (возможно, будущий патрон Всемирного Банка) и Ричард Берд (в прошлом, участник переговоров по сокращению ядерных вооружений). Для проведения бюджетных урезаний в министерстве Обороны г-н Гелб прочит раввина Доу Закгейма [11], адмирала Майка Мюллена (бывшего начальника межармейских штабов) и генерала Джека Кейна (бывшего начальника штаба Сухопутных войск). Наконец, г-н Гелб считает, что стратегия национальной безопасности должна быть разработана в тесном сотрудничестве с четырьмя «мудрецами»: Генри Киссинджером [12], Брентом Скоукрофтом, Збигневом Бжезинским [13] и Джемсом Бейкером [14]. При более тщательном анализе этого списка становится ясно, что Совет по международным отношениям не делает выбора между двумя фракциями, противостоящими друг другу в составе администрации Обамы, он лишь намеревается навести порядок на высшем уровне власти. В этом отношении нелишне упомянуть, что в стране, которой до последнего времени руководил белый англо-саксонский протестант, два советника, которых собираются отправить в отставку, являются чернокожими женщинами, а четырнадцать из пятнадцати предлагаемых кандидатур, являются белыми мужчинами, протестантами или ашкеназами. Таким образом, наведение порядка в политике сопровождается превращением власти в этническо-религиозную. [1] См. : « Есть ли у Обамы военная политика? », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 1 декабря 2014. [2] « D’"anciens" militaires français parmi les jihadistes de Daesh », интернет-издание Réseau Voltaire, 21 января 2015 г. [3] « Contre qui le Pentagone se bat-il en Syrie ? », интернет-издание Réseau Voltaire, 1 ноября 2014 г. [4] « Как Владимир Путин разрушил стратегию НАТО », Тьерри Мейсан, Однако (Российская Федерация), Сеть Вольтер, 8 декабря 2014. [5] « Как Совет по международным отношениям определяет дипломатию США », Сеть Вольтер, 25 июня 2004. [6] « This Is Obama’s Last Foreign Policy Chance », Лесли Гелб, The Daily Beast, 14 января 2015 г. [7] « Дирижёр «арабской весны» Джон Маккейн и халиф Ибрагим », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 18 августа 2014. [8] « ЦНАБ – демократический оплот колониального империализма », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 6 января 2015. [9] « Роберт Б. Золлик – идейный вдохновитель глобализации », Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер, 10 марта 2005. [10] « Richard Armitage, le baroudeur qui rêvait d’être diplomate », Réseau Voltaire, 8 octobre 2004. [11] « Доув Закхейм, поручитель Пентагона », Поль Лабарик, Сеть Вольтер, 9 сентября 2004. [12] « Le retour d’Henry Kissinger », Тьерри Мейсан, интернет-издание Réseau Voltaire, 28 ноября 2002 г., 28 novembre 2002. [13] « Антироссийская стратегия Збигнева Бжезинского », Артур Лепик, Сеть Вольтер, 3 августа 2005. [14] « Джеймс А. Бейкер III, верный друг », Сеть Вольтер, 12 декабря 2003. Источник: http://www.voltairenet.org/article186521.html

11 января 2015, 17:18

ЦНАБ (CNAS) – демократический оплот колониального империализма (Ястребы США против Обамы)

Вашингтон не проводит единую внешнюю политику - он действует противоречиво и лишь в ответ на внешние вызовы, а «либеральные ястребы» объединяются вокруг генерала Дэвида Петреуса и Центра новой американской безопасности (ЦНАБ). Тьерри Мейсан представляет нам этот мозговой центр, который сегодня играет ту же роль, что и Проект нового американского века при Буше – обеспечивать американскую экспансию и доминирование над всём миром. Сирийский кризис, выход из которого был предложен ещё во время первой конференции в Женеве в июне 2012 г., продолжается, несмотря на все соглашения, заключённые с США. По-видимому, администрация Обамы не подчиняется президенту, и она разделена на две политические линии: с одной стороны, империалисты, склонные к разделу мира с Китаем и, возможно, с Россией (это позиция президента Обамы), а, с другой стороны, империалистические экспансионисты, объединившиеся вокруг Хиллари Клинтон и генерала Дэвида Петреуса. Ко всеобщему удивлению, отставка директора ЦРУ и госсекретаря после переизбрания Барака Обамы не только не положила конец разногласиям в администрации, но и обострила их. Именно экспансионисты возобновили войну против Корейской народной республики под предлогом кибер-атаки против Sony Pictures, якобы предпринятой Пхеньяном. Президент Обама, в конечном счёте, согласился с их доводами и подписал декрет о «санкциях». Представляется, что сторонники имперской экспансии первоначально объединились вокруг Центра новой американской безопасности, который в Демократической партии играл роль ту же самую роль, что и Проект нового американского века (а сегодня также и Foreign Policy Initiative) в Республиканской партии. Важную роль они играли и во время первого мандата Барака Обамы, и по некоторым данным образовали «глубинное государство», откуда продолжают дёргать за верёвочки. Либеральные ястребы Центр новой американской безопасности был создан в 2007 г. Куртом Кэмпбеллом и Мишель Флурнуа. Ранее оба эти интеллектуала работали в Центре стратегических и международных исследований (ЦСМИ - Center for Strategic and International Studies). В нём спустя два месяца после событий 11 сентября они руководили публикацией книги To Prevail : An American Strategy for the Campaign Against Terrorism (Всё для победы: американская стратегия по борьбе с терроризмом) [1]. В книге развивалась идея о том, что необходимо атаковать не только террористические группировки, о чём говорил президент Буш, но и государства, если им самим не удавалось эти группировки уничтожить на своей территории. Вдохновившись работами оперативной группы по борьбе с терроризмом из ЦСМИ, они выступали за значительное увеличение разведывательных агентств для наблюдения за всем миром. Короче, Кэмпбелл и Флурнуа принимали официальные представления о терактах и оправдывали «войну против терроризма», которая на целое десятилетие погрузила в траур весь мир. В 2003 году Кэмпбелл и Флурнуа вместе с другими тринадцатью демократами-интеллектуалами подписали документ под названием Progressive Internationalism : A Democratic National Security Strategy (Прогрессивный интернационализм: демократическая стратегия национальной безопасности) [2]. Этот манифест поддерживал все войны после 11 сентября и критиковал дипломатическую слабость президента Буша. После выборов кандидата-демократа в 2004 г. подписанты намеревались продвигать американский имперский проект (сторонником которого был Джордж Буш-младший) при этом критикуя его за то, что он оказывал пагубное влияние на руководителей, и, в частности, сеял сомнения среди союзников. Всем подписантам тогда приклеили ярлык «либеральных ястребов». ЦНАБ Во время своего создания в 2007 г. ЦНАБ выражал стремление обновить американскую стратегическую мысль после Комиссии Бейкера-Гамильтона и отставки министра Обороны Дональда Рамсфельда. На открытии центра присутствовали такие лица как Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон и Чак Хейгел. В ту пору Вашингтон пытался выпутаться из трясины, в которую он попал в Ираке. Кемпбелл и Флурнуа выступали за военное решение, которое позволило бы американским войскам продолжать оккупировать Ирак, не истощая при этом свои силы. Для продолжения имперской экспансии американский империализм должен был прежде всего выработать определённую антитеррористическую стратегию, которая позволила бы сократить численность американских войск в Ираке. Нет никакого противоречия в том, что Кемпбелл и Флурнуа работали совместно с генералом Дэвидом Петреусом, которого только что назначили командующим военной Коалицией в Ираке, потому что он был автором пособия по предотвращению смуты в сухопутных войсках США. Они склоняют на свою сторону австралийского эксперта Дэвида Кикуллена, который станет гуру генерала Петреуса и разработчиком плана Surge (Удар). Согласно этому плану переориентация иракских повстанцев должна осуществляться путём использования двух факторов (пряник и кнут): с одной стороны, платить деньги боевикам, которые перейдут на сторону агрессора и будут устанавливать порядок на своей территории, а, с другой стороны, оказывать на них принудительное воздействие путём временного усиления военного присутствия США. Эта стратегия будет успешно использована: страна вначале погружается в фазу интенсивной гражданской войны, а затем после глубокой разрухи она медленно возвращается в состояние покоя. Но на самом деле частичная переориентация иракского сопротивления стала возможной лишь потому, что оно было организовано на племенной основе. Весь этот период ЦНАБ и генерала Петреуса водой не разлить. Килкуллен становится сначала советником Петреуса, а затем госсекретаря Кондолизы Райс. Сплав этот настолько прочен, что полковник Джон Нейгл, советник Петреуса, станет президентом ЦНАБа после того, как Кемпбелл и Флурнуа войдут в администрацию Обамы. Особенность ЦНАК состоит в том, что он является мозговым центром демократов, но с ним сотрудничают и в него входят республиканские ястребы. Впрочем, он не отказывается от встреч и дебатов с членами Проекта нового американского века. Финансирование центра осуществляется производителями вооружений и компаниями, сотрудничающими с оборонным ведомством (AccentureFederal Services, BAE Systems, Boeing, DRS Technologies, Northrop Grumman), финансовыми компаниями (Bernard L. Schwartz Investments, Prudential Financial), фондами (Carnegie Corporation of New York, The William and Flora Hewlett Foundation, PloughsharesFund, Smith Richardson Foundation, ZakFamily Charitable Trust) и иностранными правительствами (Израиль, Япония, Тайвань). Во время предвыборной кампании Кемпбелл и Флурнуа издают для будущего президента рекомендации The Inheritance and the Way Forward (Наследие прошлого и путь в будущее) [3]. Начиная с периода президентства Буша они ставят под сомнение принцип «превентивной войны» и использование пыток. Кроме того, они выступают за переориентацию войны с терроризмом с тем, чтобы избежать «столкновения цивилизаций», которое могло бы лишить Вашингтон его мусульманских союзников. Администрация Обамы После избрания президентом Барак Обама поручает Мишель Флурнуа контроль за перестройкой оборонного ведомства. По логике, она становится заместителем министра Обороны по политической части, то есть она должна вырабатывать новую оборонную стратегию. Она при этом считается вторым лицом в министерстве и распоряжается бюджетом в 200 миллионов долларов. Курт Кемпбелл, в свою очередь, назначается в госдепартамент и руководит в нём отделом по Дальневосточному и Тихоокеанскому регионам. И Кемпбелл, и Флурнуа придерживаются стратегии типа «оплот». Согласно этой стратегии США должны готовиться к будущему столкновению с Китаем. С этой точки зрения, они должны постепенно передислоцировать свои вооружённые силы из Европы и Большого Среднего Востока на Дальний Восток. ЦНАБ настолько популярен, что его сотрудники скоро войдут в состав администрации Обамы: Ренд Бирс станет секретарём госбезопасности, Эштон Картер, замминистра Обороны по закупкам, а затем министр Обороны, Сьюзан Райс, представитель ООН, а затем советник по национальной безопасности, Роберт Уорк, заместитель министра Обороны и далее: Шон Бримли, специальный советник министра Обороны, а затем директор по планированию в Совете национальной безопасности, Прайс Флойд, ассистент помощника министра Обороны по связям с общественностью, Элис Хант, специальный ассистент в министерстве Обороны, Колин Кал, ассистент министра Обороны по Ближнему Востоку, затем советник по национальной безопасности при вице-президенте, Джеймс Миллер, заместитель помощника министра обороны США по вопросам политики, Эрик Пирс, заместитель министра Обороны, ответственный за связи с Конгрессом, Сара Сьюэлл, назначена в 2014 году заместителем госсекретаря по вопросам демократии и прав человека, Уэнди Шерман, назначена в 2011 году заместителем госсекретаря по политическим вопросам, Викрам Сингх, специальный советник министра обороны по Афганистану и Пакистану, Гейл Смит, директор по развитию и демократии при Совете национальной безопасности, Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, Джим Томас, заместитель помощника министра Обороны США по финансам, Эдвард (Тед) Уорнер III, советник министра Обороны по контролю над вооружениями. В настоящее время ЦНАБ уже готовит программу для будущего президента США. Влияние ЦНАБ Мишель Флурнуа всё время стремилась занять пост министра Обороны, но не была допущена на эту должность в 2012 году, так как считалось, что она слишком тесно связана с Израилем. Однако сегодня она присутствует почти во всех инстанциях министерства Оброны, занятых планированием: она является членом научного Совета Обороны (Defense Science Board), политического Совета Обороны (Defense Policy Board) и консультативного президентского совета по разведке (President’s Intelligence AdvisoryBoard). Видно, что все её политические рекомендации учитываются как по «Большому Среднему Востоку», так и по Дальнему Востоку. ЦНАБ поддержал усилия Уэнди Шермана по возобновлению дипломатических отношений с Тегераном. Было отчётливо заявлено, что проблема Ирана в большей степени связана не с ядерным вопросом, а с экспортом иранской революции. Им была предложена серия чрезвычайно суровых мер по урезанию иранских трубопроводов в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке [4]. В отношении Сирии ЦНАБ считает, что невозможно свергнуть власть в республике в короткий срок. Поэтому он выдвинул «стратегию турникета» : использовать сложившийся против Исламского государства консенсус и принудить все вовлечённые в конфликт государства оказать давление на Дамаск и оппозиционные формирования для того, чтобы добиться военной деэскалации, при этом не вступая в коалицию с президентом аль-Ассадом против Исламского государства. Будут предприняты усилия по включению в состав правительства республики представителей проатлантической оппозиции и предоставлению гуманитарной и материально-технической помощи в районы, занятые повстанцами, с тем, чтобы привлечь к ним внимание. После того, как проатлантисты войдут в правительство, их задача будет состоять в том, чтобы распознать все секреты государственного аппарата, чтобы после этого уничтожить его. Но главная цель этого плана состоит в том, чтобы потребовать для повстанцев, которые отказываются войти в правительство, всю сирийскую пустыню. А эта пустыня представляет около 70% всей территории, и в ней расположены основные газовые месторождения [5]. Особое внимание в ЦНАБ уделяется Интернету. Речь идёт об ограничении правительственной цензуры с тем, чтобы облегчить контроль со стороны АНБ [6]. Вместе с тем там обеспокоены тем, что народный Китай защищает себя от шпионажа со стороны АНБ [7]. В тихоокеанском регионе ЦНАБ выступает за сближение с Индией, Малазией и Индонезией. С этой целью разработан план совершенствования механизма, направленного против Северной Кореи. Ответственные лица ЦНАБ из бывшего органа по сотрудничеству демократов с республиканскими неоконсерваторами постепенно превратился в главный исследовательский центр колониального империализма. Кроме Курта Кемпбелла и Мишель Флурнуа в состав администрации входят: генерал Джон Аллен, командующий Коалицией сил по борьбе с ИГИЛ, Ричард Эрмитейдж, бывший помощник госсекретаря, Ричард Данциг, вице-президент компании Rand Corporation, Джозеф Либерман, бывший пресс-секретарь израильского Сената, генерал Джеймс Маттис, бывший командующий ЦентрКома. ЦНАБ и в дальнейшем будет развиваться, потому что теперь он является главным мозговым центром, способным повлиять на оборонный бюджет и перевести экономику страны на военные рельсы. [1] To Prevail: An American Strategy for the Campaign Against Terrorism, Csis Significant Issues Series, CSIS, ноябрь 2001. [2] Progressive Internationalism: A Democratic National Security Strategy, Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute), 30 октября, 2003 г. [3] The Inheritance and the Way Forward, Курь Кемпбелл, Мишель Флурнуа, ЦНАБ (CNAS), 2007. [4] Pushback Countering the Iran Action Network, Скотт Модель и Дэвид Ашер, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2013 г. [5] The Tourniquet. A Strategy for Defeating the Islamic State and Saving Syria and Iraq, Марк Линч, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), октябрь 2014. А также How This Ends. A Blueprint for De-Escalation in Syria, Дафна Ранд и Николас Герас, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), ноябрь 2014 г. « Американский «мирный план» для Сирии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия), Сеть Вольтер, 1 января 2015. [6] Bringing Liberty Online. Reenergizing the Internet Freedom Agenda in a Post-Snowden Era, Ричард Фонтен, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2014 г. [7] Warring State: China’s Cybersecurity Strategy, Эми Чанг, Центр новой американской безопасности ( Center for a New American Security), декабрь 2014г. http://www.voltairenet.org/article186374.html

06 мая 2013, 05:45

Американский журнал Foreign Policy опубликовал список 500 самых влиятельных людей мира, в который вошли 23 россиянина

...Это российские политики и крупные бизнесмены, один военный и один криминальный авторитет. В список самых влиятельных людей по версии Foreign Policy вошли президент России Владимир Путин, глава правительства Дмитрий Медведев, министр иностранных дел Сергей Лавров, глава Мифина Антон Силуанов и глава Минобороны Сергей Шойгу, председатель Банка России Сергей Игнатьев, директор ФСБ Александр Бортников, мэр Москвы Сергей Собянин и другие.Из российских бизнесменов в список вошли также основатель USM Holdings Алишер Усманов (№1 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $17,6 млрд), совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман (№2 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $16,5 млрд), председатель правления «Новатэка» Леонид Михельсон (№3 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $15,4 млрд), владелец «Реновы» Виктор Вексельберг (№4 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $15,1 млрд), президент нефтяной компании «Лукойл» Вагит Алекперов (№5 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $14,8 млрд), председатель совета директоров «Еврохима» Андрей Мельниченко (№6 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $14,4 млрд), глава холдинга «Интеррос» Владимир Потанин (№7 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $14,3 млрд), председатель совета директоров НЛМК Владимир Лисин (№8 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $14,1 млрд), глава «Газпрома» Алексей Миллер (№2 в рейтинге самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России), совладелец Mail.ru Group Юрий Мильнер (№102 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России — 2013, состояние — $1,1 млрд), президент «Роснефти» Игорь Сечин  (№3 в рейтинге самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России). Из иностранных политических лидеров журнал включил в список президента Палестины Махмуда Аббаса, лидера австралийской оппозиции Тони Эбботта и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. По мнению издания, влиятельными также являются исполнительный директор газеты The New York Times Джил Абрамсон и "король игорного бизнеса", американский магнат Шелдон Адельсон. Список составлен в алфавитном порядке, в нем преобладают американцы — 142 человека. При составлении перечня редакция Foreign Policy пользовалась всеми доступными рейтингами влиятельности, в том числе публикациями Forbes, Times, Vanity Fair, Wall Street Journal, Global Finance и другими. Mahmoud Abbas President, Palestinian Authority West Bank Tony Abbott Liberal Party leader Australia Shinzo Abe Prime minister Japan Jill Abramson New York Times executive editor USA Sheldon Adelson Las Vegas Sands CEO and chair USA Aga Khan IV Ismaili Muslim imam Britain Daniel Akerson General Motors CEO and chair USA Rinat Akhmetov System Capital Management owner Ukraine Karl Albrecht Aldi Süd owner Germany Vagit Alekperov Lukoil president Russia Keith Alexander National Security Agency director USA Paul Allen Microsoft co-founder and Vulcan Inc. chair USA Yukiya Amano International Atomic Energy Agency director-general Japan Shlomo Amar Sephardic chief rabbi Israel Mukesh Ambani Reliance Industries chair and managing director India Yaakov Amidror National security advisor Israel Celso Amorim Defense minister Brazil Marc Andreessen Andreessen Horowitz co-founder USA A.K. Antony Defense minister India Catherine Ashton European Union foreign minister Britain Taro Aso Finance minister Japan Bashar al-Assad President Syria Ibrahim bin Abdulaziz al-Assaf Finance minister Saudi Arabia Aung San Suu Kyi Opposition leader Burma Jean-Marc Ayrault Prime minister France Alberto Baillères Grupo Bal chair Mexico John Baird Foreign minister Canada Bernard Bajolet Directorate-General for External Security head* France Steve Ballmer Microsoft CEO USA Ban Ki-moon United Nations secretary-general South Korea Mario Barletta Radical Civic Union president Argentina José Manuel Barroso European Commission president Portugal Bartholomew I Ecumenical patriarch of Constantinople Turkey Omar Hassan al-Bashir President Sudan Fatou Bensouda International Criminal Court prosecutor Gambia Ben Bernanke Federal Reserve chair USA Pier Luigi Bersani Democratic Party secretary Italy Jeff Bewkes Time Warner Inc. CEO and chair USA Jeff Bezos Amazon CEO USA Ted Bianco Wellcome Trust acting director Britain Joseph Biden Vice president USA Carl Bildt Foreign minister Sweden Robert Birgeneau U.C. Berkeley chancellor USA Tony Blair Former prime minister Britain Lloyd Blankfein Goldman Sachs CEO and chair USA Len Blavatnik Access Industries chair USA Michael Bloomberg New York mayor USA John Boehner Speaker of the House of Representatives USA Jean-Laurent Bonnafé BNP Paribas CEO and director France Alexander Bortnikov FSB director Russia Leszek Borysiewicz Cambridge University chief executive Britain John Brennan CIA director USA Sergey Brin Google co-founder USA Andrew Brown Church Commissioners CEO and secretary Britain Warren Buffett Berkshire Hathaway CEO USA Ursula Burns Xerox CEO USA David Cameron Prime minister Britain Bob Carr Foreign minister Australia Vicente Carrillo Fuentes Juárez cartel leader Mexico John Chambers Cisco CEO and chair USA Margaret Chan World Health Organization director-general China Norman Chan Hong Kong Monetary Authority CEO Hong Kong Stephen Chazen Occidental CEO and president USA Dhanin Chearavanont Charoen Pokphand Group chair Thailand Chen Yuan China Development Bank chair China Cheng Yu-tung Investor Hong Kong Palaniappan Chidambaram Finance minister India Jean-Paul Chifflet Crédit Agricole CEO France James Clapper Director of national intelligence USA Helen Clark U.N. Development Program administrator New Zealand Joseph Clayton Dish Network CEO and president USA Bill Clinton Former president USA Hillary Clinton Former secretary of state USA Tim Cook Apple CEO USA Jean-François Copé Union for a Popular Movement president France Michael Corbat Citigroup CEO USA Ertharin Cousin U.N. World Food Program executive director USA James Cuno J. Paul Getty Trust CEO and president USA Siyabonga Cwele State security minister South Africa Ophelia Dahl Partners in Health executive director USA Dai Xianglong National Council for Social Security Fund chair China Dalai Lama Tibetan spiritual leader Aliko Dangote Dangote Group CEO and president Nigeria Kim Darroch National security advisor Britain Ahmet Davutoglu Foreign minister Turkey Henri de Castries AXA CEO and chair France Michael Dell Dell CEO USA Leonardo Del Vecchio Luxottica chair Italy Thomas de Maizière Defense minister Germany Christophe de Margerie Total CEO and chair France Martin Dempsey Chairman of the Joint Chiefs of Staff USA Hailemariam Desalegn African Union chair Ethiopia Cobus de Swardt Transparency International managing director South Africa Philip de Toledo Capital Group Companies president USA Michael Diekmann Allianz CEO and chair Germany Jeroen Dijsselbloem Dutch finance minister and Eurogroup president Netherlands Sheila Dikshit New Delhi chief minister India Jamie Dimon JPMorgan Chase CEO, chair, and president USA Daniel Doctoroff Bloomberg L.P. CEO and president USA Tom Donilon National security advisor USA Thomas Donohue Chamber of Commerce CEO and president USA Jack Dorsey Twitter founder and Square Inc. CEO USA Mario Draghi European Central Bank president Italy Abu Dua al Qaeda in Iraq leader Iraq Jean-François Dubos Vivendi chair France Bob Dudley BP CEO USA Mike Duke Walmart CEO and president USA Mark Dybul Global Fund executive director USA Nabil Elaraby Arab League secretary-general Egypt Mohamed A. El-Erian Pimco CEO and co-CIO USA John Elkann Exor chair Italy Larry Ellison Oracle CEO and chair USA Erik Engstrom Reed Elsevier CEO Sweden Recep Tayyip Erdogan Prime minister Turkey Sergio Ermotti UBS CEO Switzerland Laurent Fabius Foreign minister France Richard Fadden Canadian Security Intelligence Service director Canada Teuku Faizasyah International affairs advisor Indonesia Mohsen Fakhrizadeh-Mahabadi Nuclear scientist Iran John Fallon Pearson CEO Britain Fan Changlong Central Military Commission vice chairman China Fang Fenghui People's Liberation Army chief of general staff China Drew Gilpin Faust Harvard University president USA Jon Feltheimer Lionsgate CEO and co-chair USA Hakan Fidan National Intelligence Organization undersecretary Turkey Laurence Fink BlackRock CEO and chair USA Chris Finlayson BG CEO Britain Jürgen Fitschen Deutsche Bank co-chair Germany James Flaherty Finance minister Canada Maria das Graças Silva Foster Petrobras CEO Brazil Mikhail Fradkov Foreign Intelligence Service head Russia Pope Francis Head of Catholic Church Vatican City Vagner Freitas Unified Workers' Central president Brazil Mikhail Fridman Alfa Group Consortium chair Russia Fu Chengyu Sinopec chair China Osamu Fujimura Chief cabinet secretary Japan Robert Gallucci MacArthur Foundation president USA Sonia Gandhi Indian National Congress party president India Bill Gates Bill & Melinda Gates Foundation co-chair and Microsoft co-founder USA Melinda Gates Gates Foundation co-chair USA Valery Gerasimov Armed forces chief of general staff Russia Rostam Ghasemi Iranian oil minister Iran Carlos Ghosn Nissan and Renault CEO and chair France Julia Gillard Prime minister Australia Ivan Glasenberg Glencore CEO South Africa Robert Glasser Care International secretary-general USA Pravin Gordhan Finance minister South Africa Terry Gou Foxconn CEO Taiwan Mario Greco Assicurazioni Generali CEO Italy Brad Grey Paramount Pictures CEO and chair USA William Gross Pimco co-CIO and managing director USA Sérgio Guerra Brazilian Social Democracy Party president Brazil Abdullah Gul President Turkey Fethullah Gulen Muslim religious leader Turkey Stuart Gulliver HSBC group CEO Britain Guo Jinlong Beijing Communist Party secretary China Guo Shengkun Minister of public security China Ángel Gurrí­a OECD secretary-general Mexico António Guterres U.N. high commissioner for refugees Portugal Javier Gutiérrez Ecopetrol CEO Colombia Joaquín Guzmán Loera Sinaloa drug cartel leader Mexico Fernando Haddad São Paulo mayor Brazil Chuck Hagel Defense secretary USA William Hague Foreign minister Britain Tony Hall BBC director-general Britain Andrew Hamilton Oxford University chief executive Britain Ingrid Hamm Robert Bosch Stiftung executive director Germany John Hammergren McKesson CEO, chair, and president USA Philip Hammond Secretary of state for defense Britain Han Zheng Shanghai Communist Party secretary China Jalaluddin Haqqani Haqqani network leader Afghanistan Stephen Harper Prime minister Canada Toru Hashimoto Osaka mayor Japan Gerald Hassell Bank of New York Mellon CEO and chair USA Jimmy Hayes Cox Enterprises CEO and president USA John Hennessy Stanford University president USA Jeanine Hennis-Plasschaert Defense minister Netherlands Stephen Hester Royal Bank of Scotland CEO Britain Christoph Heusgen National security advisor Germany Marillyn Hewson Lockheed Martin CEO and president USA Hisashi Hieda Fuji Media Holdings CEO and chair Japan Nobuyuki Hirano Mitsubishi UFJ Financial Group CEO and president Japan Ho Ching Temasek CEO and executive director Singapore Reid Hoffman LinkedIn co-founder and executive chair USA François Hollande President France Jan Hommen ING CEO Netherlands Mahabub Hossain BRAC executive director Bangladesh Hyun Oh-seok Finance minister South Korea Carl Icahn Icahn Enterprises chair USA Robert Iger Walt Disney Co. CEO and chair USA Sergei Ignatiev Central Bank of Russia chair Russia Jeffrey Immelt General Electric CEO and chair USA Naoki Inose Tokyo governor Japan Zaheer ul-Islam Inter-Services Intelligence director-general Pakistan Jonathan Ive Apple senior VP for industrial design Britain Paul Jacobs Qualcomm CEO and chair USA Mohammad Ali Jafari Islamic Revolutionary Guard Corps commander Iran Anshu Jain Deutsche Bank co-chair Britain Paul Jean-Ortiz Diplomatic advisor France Antony Jenkins Barclays Group CEO Britain Jiang Jianqing Industrial and Commercial Bank of China executive director and chair China Jiang Jiemin State-owned Assets Supervision and Administration Commission chair* China Jiang Zemin Former president China Edward Johnson Fidelity Investments CEO and chair USA Goodluck Jonathan President Nigeria Alok Joshi Research and Analysis Wing chief India Banri Kaieda Democratic Party of Japan president Japan Unni Karunakara Médecins Sans Frontières president India Hamid Karzai President Afghanistan Ashfaq Parvez Kayani Chief of army staff Pakistan Muhtar Kent Coca-Cola CEO and chair USA Neal Keny-Guyer Mercy Corps CEO USA John Kerry Secretary of state USA Ali Khamenei Supreme leader Iran Salman Khurshid Foreign minister India Paal Kibsgaard Schlumberger CEO Norway Kemal Kilicdaroglu Republican People's Party chair Turkey Kim Jang-soo National security advisor South Korea Jim Yong Kim World Bank president USA Kim Jong Un Supreme leader North Korea Kim Kwan-jin Defense minister South Korea Ian King BAE Systems CEO Britain Mervyn King Bank of England governor Britain Cristina Fernández de Kirchner President Argentina Fumio Kishida Foreign minister Japan Henry Kissinger Former secretary of state USA Susanne Klatten Investor Germany Bill Klesse Valero CEO and chair USA Philip Knight Nike chair USA Charles Koch Koch Industries CEO and chair USA David Koch Koch Industries executive VP USA Nobuaki Koga Japanese Trade Union Confederation, president Japan Larry Kramer Hewlett Foundation president USA William Kumuyi Deeper Christian Life Ministry general superintendent Nigeria Haruhiko Kuroda Bank of Japan governor Japan Raymond Kwok Sun Hung Kai Properties co-chair Hong Kong Thomas Kwok Sun Hung Kai Properties co-chair Hong Kong Oh-Hyun Kwon Samsung CEO South Korea Christine Lagarde IMF managing director France Arnaud Lagardère Lagardère CEO and chair France Pascal Lamy World Trade Organization director-general France Ryan Lance ConocoPhillips CEO and chair USA Germán Larrea Mota-Velasco Grupo México president Mexico Carol Larson Packard Foundation president USA Risa Lavizzo-Mourey Robert Wood Johnson Foundation CEO and president USA Sergei Lavrov Foreign minister Russia Jean-Yves Le Drian Defense minister France Lee Shau-kee Henderson Land Development chair Hong Kong Thierry Lepaon General Confederation of Labor secretary-general France Richard Levin Yale University president USA Jacob Lew Treasury secretary USA Li Hongzhi Falun Gong founder China Li Jianguo All-China Federation of Trade Unions chair China Li Ka-shing Hutchison Whampoa chair Hong Kong Li Keqiang Premier China Li Lihui Bank of China president China Robin Li Baidu CEO China Alfredo Lim Manila mayor Philippines Lim Siong Guan Government of Singapore Investment Corp. president Singapore Vladimir Lisin NLMK chair Russia Liu Zhenya State Grid Corp. president China Andrés Manuel López Obrador Opposition leader Mexico Hernán Lorenzino Economic minister Argentina Peter Löscher Siemens CEO and president Austria Lou Jiwei Finance minister China Emilio Lozoya Austin Pemex CEO Mexico Helge Lund Statoil CEO and president Norway Michael Lynton Sony Entertainment CEO and chair USA Peter MacKay Defense minister Canada Andrew Mackenzie BHP Billiton CEO South Africa Gregory Maffei Liberty Media CEO and president USA Mohammed bin Rashid Al Maktoum Defense minister UAE Miguel Ángel Mancera Mexico City mayor Mexico Guido Mantega Finance minister Brazil Lutz Marmor ARD chair Germany John Mars Mars Inc. chair USA Agus Martowardojo Finance minister Indonesia Masayuki Matsumoto NHK president Japan Isao Matsushita JX Holdings CEO and president Japan Shigeo Matsutomi Intelligence chief Japan Peter Maurer International Committee of the Red Cross president Switzerland Marissa Mayer Yahoo! CEO USA Timothy Mayopoulos Fannie Mae CEO USA Lowell McAdam Verizon CEO and chair USA Margot McCarthy National security advisor Australia Mitch McConnell Senate minority leader USA William McNabb Vanguard CEO and chair USA James McNerney Boeing CEO and chair USA José Antonio Meade Foreign minister Mexico Mourad Medelci Foreign minister Algeria Dmitry Medvedev Prime minister Russia Hakimullah Mehsud Pakistani Taliban leader Pakistan Andrey Melnichenko Siberian Coal Energy Co. chair Russia Shivshankar Menon National security advisor India Angela Merkel Chancellor Germany Khaled Meshaal Hamas leader West Bank Gérard Mestrallet GDF Suez CEO and chair France Yona Metzger Ashkenazi chief rabbi Israel Leonid Mikhelson Novatek executive director Russia Carolyn Miles Save the Children CEO and president USA Ed Miliband Labour Party leader Britain Alexey Miller Gazprom CEO and chair Russia Yuri Milner Digital Sky Technologies founder Russia Le Luong Minh Association of Southeast Asian Nations secretary-general Vietnam Lakshmi Mittal ArcelorMittal CEO and chair India Semion Mogilevich Mafia boss Russia Nadir Mohamed Rogers Communications CEO and president Canada Moon Hee-sang Democratic United Party leader South Korea Pedro Morenés Defense minister Spain Mohamed Morsy President Egypt Pierre Moscovici Finance minister France Heydar Moslehi Intelligence minister Iran Brian Moynihan Bank of America CEO USA Fahad al-Mubarak Saudi Arabian Monetary Agency governor Saudi Arabia Alan Mulally Ford CEO and president USA Tom Mulcair New Democratic Party leader Canada Rupert Murdoch News Corp. CEO and chair USA Elon Musk PayPal, SpaceX, and Tesla Motors founder USA Abdullah bin Zayed Al Nahyan Foreign minister UAE Mohammed bin Zayed Al Nahyan Abu Dhabi crown prince UAE Ali al-Naimi Minister of petroleum Saudi Arabia Hiroaki Nakanishi Hitachi president Japan Nam Jae-joon National Intelligence Service chief South Korea Janet Napolitano Homeland security secretary USA Óscar Naranjo National security advisor Mexico Hassan Nasrallah Hezbollah secretary-general Lebanon Marty Natalegawa Foreign minister Indonesia Mohammed bin Nayef Interior minister Saudi Arabia Benjamin Netanyahu Prime minister Israel Maite Nkoana-Mashabane Foreign minister South Africa Indra Nooyi PepsiCo CEO and chair USA Phebe Novakovic General Dynamics CEO and chair USA Christian Noyer Bank of France governor France Barack Obama President USA Michelle Obama First lady USA Frances O'Grady Trades Union Congress general secretary Britain Mullah Mohammed Omar Taliban leader Afghanistan Keith O'Nions Imperial College London rector Britain Itsunori Onodera Defense minister Japan Amancio Ortega Inditex founder Spain George Osborne Chancellor of the Exchequer Britain Paul Otellini Intel CEO and president USA Michael Otto Otto Group chair Germany Ricardo Paes de Barros Secretary of strategic affairs Brazil Larry Page Google CEO USA Tamir Pardo Mossad director Israel Park Geun-hye President South Korea Park Won-soon Seoul mayor South Korea Antonio Patriota Foreign minister Brazil Nikolai Patrushev National Security Council secretary Russia Enrique Peña Nieto President Mexico Yves Perrier Amundi CEO France Stefan Persson H&M chair Sweden Navi Pillay U.N. high commissioner for human rights South Africa François-Henri Pinault Kering CEO and chair France Juan Carlos Pinzón Defense minister Colombia Georges Plassat Carrefour CEO France Vladimir Potanin Interros owner Russia Scott Powers State Street Global Advisors CEO and president USA Sunil Prabhu Mumbai mayor India Vladimir Putin President Russia Yusuf al-Qaradawi Sunni cleric Egypt Thomas Rabe Bertelsmann CEO and chair Germany Bertrand Ract-Madoux Army chief of staff France Baba Ramdev Hindu spiritual leader India Rafael Ramírez PDVSA president Venezuela Anders Fogh Rasmussen NATO secretary-general Denmark Sumner Redstone Viacom and CBS chair USA Olli Rehn European Commission finance minister Finland Harry Reid Senate majority leader USA L. Rafael Reif MIT president USA Stephen Rigby National security advisor Canada Rebecca Rimel Pew Charitable Trusts CEO and president USA Georgina Rinehart Hancock Prospecting chair and director Australia Brian Roberts Comcast CEO and chair and NBCUniversal chair USA John Roberts Supreme Court chief justice USA Virginia Rometty IBM CEO, chair, and president USA Kenneth Roth Human Rights Watch executive director USA Dilma Rousseff President Brazil David Rubenstein Carlyle Group co-CEO USA George Rupp International Rescue Committee CEO and president USA Bader al-Saad Kuwait Investment Authority managing director Kuwait Alfredo Sáenz Banco Santander CEO Spain Joseph Safra Grupo Safra chair Brazil Atsuo Saka Japan Post Holdings CEO Japan Sheryl Sandberg Facebook COO USA Norio Sasaki Toshiba president Japan Yasuhiro Sato Mizuho Financial Group CEO and president Japan Abdullah bin Abdulaziz Al Saud King Saudi Arabia Salman bin Abdulaziz Al Saud Crown prince Saudi Arabia Saud bin Faisal bin Abdulaziz Al Saud Foreign minister Saudi Arabia John Sawers Secret Intelligence Service chief Britain Paolo Scaroni Eni CEO Italy Wolfgang Schäuble Finance minister Germany Gerhard Schindler Federal Intelligence Service president Germany Dieter Schwarz Schwarz Group owner Germany Igor Sechin Rosneft president and chair Russia Pierre Servant Natixis CEO France Sri Sri Ravi Shankar Hindu spiritual leader India Mohamed Raafat Shehata General Intelligence Service chief Egypt Abdul-Aziz al-Sheikh Grand mufti Saudi Arabia Salil Shetty Amnesty International secretary-general India Sergei Shoigu Defense minister Russia Faisal Al Shoubaki General Intelligence Department director Jordan Radoslaw Sikorski Foreign minister Poland Anton Siluanov Finance minister Russia Mehmet Simsek Finance minister Turkey Manmohan Singh Prime minister India Carlos Slim Helú Grupo Carso founder Mexico Yngve Slyngstad Norges Bank Investment Management CEO Norway James Smith Thomson Reuters CEO and president USA Stephen Smith Defense minister Australia Sergei Sobyanin Moscow mayor Russia Michael Sommer Confederation of German Trade Unions president Germany Masayoshi Son SoftBank Mobile CEO Japan George Soros Soros Fund Management chair USA Sterling Speirn Kellogg Foundation CEO and president USA Richard Stearns World Vision president USA Peer Steinbrück Social Democratic Party leader Germany Randall Stephenson AT&T CEO and chair USA John Strangfeld Prudential Financial CEO and chair USA Megawati Sukarnoputri Indonesian Democratic Party of Struggle chair Indonesia Bandar bin Sultan General Intelligence Presidency chief Saudi Arabia Arthur Ochs Sulzberger Jr. New York Times Co. chair USA William Swanson Raytheon CEO and chair USA Sushma Swaraj Bharatiya Janata Party opposition leader India Alwaleed bin Talal Kingdom Holding Co. chair Saudi Arabia Ahmed al-Tayeb Grand sheikh of al-Azhar Egypt Johannes Teyssen E.ON CEO and chair Germany Hamad bin Jassim bin Jabr Al Thani Foreign minister Qatar Hamad bin Khalifa Al Thani Emir Qatar Thein Sein President Burma Peter Thiel PayPal co-founder USA David Thomson Thomson Reuters chair Canada Shirley Tilghman Princeton University president USA Rex Tillerson Exxon Mobil CEO and chair USA Héctor Timerman Foreign minister Argentina Robert Tjian Howard Hughes Medical Institute president USA Alexandre Tombini Central Bank of Brazil governor Brazil Akio Toyoda Toyota CEO Japan Miguel Ángel Treviño Morales Zetas drug cartel leader Mexico Richard Trumka AFL-CIO president USA Kazuhiro Tsuga Panasonic president Japan Kevin Tsujihara Warner Bros. Entertainment CEO USA Yoshinobu Tsutsui Nippon Life Insurance president Japan Donald Tusk Prime minister Poland Luis Ubiñas Ford Foundation president USA Hiroo Unoura Nippon Telegraph and Telephone CEO Japan Alisher Usmanov Investor Russia Herman Van Rompuy European Council president Belgium Viktor Vekselberg Renova Group chair Russia Luis Videgaray Finance minister Mexico Antonio Villaraigosa Los Angeles mayor USA Ignazio Visco Bank of Italy governor Italy Peter Voser Royal Dutch Shell CEO Switzerland Abu Musab Abdel Wadoud al Qaeda in the Islamic Maghreb emir Algeria Jimmy Wales Wikipedia founder USA Peter Wall Chief of general staff Britain S. Robson Walton Walmart chair USA Wan Qingliang Guangzhou Communist Party secretary China Wang Yi Foreign minister China Wang Yilin CNOOC chair China Nick Warner Australian Secret Intelligence Service director-general Australia Rick Warren Evangelical pastor USA John Watson Chevron CEO and chair USA Jens Weidmann German Federal Bank president Germany Bob Weinstein Weinstein Company co-chair USA Harvey Weinstein Weinstein Company co-chair USA Justin Welby Archbishop of Canterbury Britain Guido Westerwelle Foreign minister Germany Guy Weston Garfield Weston Foundation chair Britain Meg Whitman Hewlett-Packard CEO and president USA Joko Widodo Jakarta governor Indonesia Steve Williams Suncor CEO and president Canada Oprah Winfrey Harpo Productions and Oprah Winfrey Network CEO and chair USA Martin Winterkorn Volkswagen CEO Germany Penny Wong Finance minister Australia Carolyn Woo Catholic Relief Services CEO and president USA George Wood Assemblies of God general superintendent USA Nasir al-Wuhayshi al Qaeda in the Arabian Peninsula emir Yemen Xi Jinping President China Xu Qiliang Central Military Commission vice chairman China Moshe Yaalon Defense minister Israel Yang Jiechi State councilor China Yi Gang Foreign exchange reserves administrator China Ismet Yilmaz Defense minister Turkey Susilo Bambang Yudhoyono President Indonesia Yun Byung-se Foreign minister South Korea Syed Hashim Raza Zaidi Karachi administrator Pakistan Lamberto Zannier Organization for Security and Cooperation in Europe secretary-general Italy Ayman al-Zawahiri al Qaeda leader Egypt Dieter Zetsche Daimler CEO Germany Zhang Jianguo China Construction Bank president and executive director China Zhang Yuzhuo Shenhua Group CEO and president China Zhou Jiping China National Petroleum Corp. and PetroChina chair* China Zhou Xiaochuan People's Bank of China governor China Helen Zille Democratic Alliance leader South Africa Robert Zimmer University of Chicago president USA Mark Zuckerberg Facebook CEO and founder USA Jacob Zuma President South Africa http://www.foreignpolicy.com/articles/2013/04/29/the_500_most_powerful_people_in_the_worldhttp://www.forbes.ru/news/238657-prezident-lukoil-stal-samym-vliyatelnym-v-mire-rossiyaninom