• Теги
    • избранные теги
    • Разное1
      Компании2
      Показатели1
ФОРМОВОЧНЫЕ АВТОМАТЫ
16 октября 2012, 08:57

Дмитрий Сагара, Устал работать в офисе? Шагай в народ

В юности я работал автоэлектриком на ремзаводе и, чтобы заработать, должен был активно шевелить руками. Типа, починить реле трамблера стоило 3 копейки, а починить целый генератор – 30 копеек, стартер – 50, установить проводку на машину – 2 рубля 60 копеек. В общем, чтобы заработать 150-220 рублей, надо было стараться и двигаться, если зимой, то от темна до темна. Забыл я об этом ритме и вспомнил на прошлой неделе, когда побывал на формовочном участке сталелитейного цеха в Рубцовске. Мы пришли в разгар рабочего дня и я был заворожен бесконечным кружением рабочих. Женщины и мужчины с какими-то посудинами подходили (даже подбегали быстрым шагом) к машине, сыпавшей песок, набирали с горкой и спешили к своим верстакам. На рабочих столах у каждого была своя форма. Проще говоря, как дети лепят формочками что-то из песка, так и рабочие набивали-трамбовали песок в металлические формы, прокатывали валиком со скрепляющей жидкостью, потом выбивали из формы песчаные фигурки неведомые и красивые, складывали их на край верстака, на поддон и вновь спешили к струе песка. С краю работала женщина, которая лепила какие-то фигурки, размером с бутылочку офисного клея. Их стояло множество на краю и уже на поддоне рядом с рабочим местом. Цикл от песчаной струи до фигурки занимал минут 5, даже меньше. Ну, не узнал я расценку, но не думаю, что это солидное множество. Пролетарская зарплата складывается из бесконечного кружения, из тысечекратных повторений. И особо не поговоришь, поскольку на лицах респираторы – воздух в цехе еще тот, несмотря на вентиляцию. Мужчины лепили фигуры побольше. Участок напоминал рой в полдень. Фотки я сделал, но ввиду тупости, наверное, здесь не выложу, в жж кнопки освоил, а тут пока нет. Ну, не суть, картинка не кино. На краю цеха стояли немецкие автоматы, через месяц их запустят в работу, они будут формовать большую часть песчаных фигурок, которые называются – стержни. Эти стержни потом вставляют в нужные места в железные короба (опоки), куда заливают горячую сталь, чтобы получилась деталь для жд вагона. Рабочие без работы не останутся. Ибо пойди найди таких людей, которые способны смену отработать в таком темпе и завтра прийти опять и снова кружить. И так уже всерьез задумались на заводе о привозе китайцев, но так и не решились. Автоматика приходит, но людей переучивают на другие работы. Там, где разливают сталь, тоже соседствуют 20 и 21 век. На одной линии льют сталь по опокам из рогача – этакий котел с двумя длинными ручками, который кран-балкой тащат к нужному месту. 2-3 метра от жидкого металла. А на другой линии – автоматизированной - управляют жидкой сталью кнопками на расстоянии. Грохот и пар на участке, где из опок выбиваю готовые изделия, рёв и искры на обрубном участке, где подрабатывают от «заусениц» готовые детали. Ну, не герои они нашего времени – рабочие. Но люди реальные и конкретные. Тут тебе и трудовой коллектив, и профсоюз, с которыми не пошутишь. Очень протяженная цепочка производства, где важно каждое звено и каждое звено обязательно, без любого уже все рвется и теряет смысл. Производство однако нынче – не тема и не тренд. Инженеры, которые бьются, чтобы годного литья было больше – не герои нынешнего времени. Однако молодые журналисты, которых я привез на завод, были восхищены и потрясены грандиозностью завода, реальностью производства, неумолимой поступью. Красота производительного труда. Крученый и битый жизнью репортер Игорь Рожков припомнил какой-то ролик с ютуба – «Устал работать в офисе?!» где кажут тяжкий шахтерский труд. Шоковая психотерапия для утомленных кулером и кейтерингом… …В формовке минимальная текучка кадров, как и в сталелитейном в целом. А вот на обрубке текучка, хотя зарплата 30-40 т.р. Конечно, их заработать надо, очень трудная работа, со шлифмашинкой крутиться в темпе вокруг стальных отливок, рев машинки и снопы искр. Фоток красивых я наделал конечно. Но 8 часов вот так работать… В тот же день забили первую сваю в первый дом для сталеваров. Первый в этом веке. Обещают квадратный метр за 27,5 тыс руб. Недешево для Рубцовска. Город 20 лет назад начал загибаться от трудных реформ, поскольку специализировался на тракторостроении. Где теперь наши трактора? На сталелитейном лили траки для гусениц, очередь занимали с 4 утра. Правда, 3000 зэков работали на заводе. По улице Тракторной стояли заводы, в том числе легендарный «Алттрак» с 25 тыс работников, а за ними зоны… 10 лет назад завод лежал в руинах после 4-летнего банкротства. Разговаривал с мужиками, говорят, что жгли костры в цехах в первую зиму – ведь за долги отрубили и от тепла, и от света, и от воды, и от канализации. Восстановили. Работают. Лучшее предприятие города, твердый заработок, 3000 работающих. На территории других заводов кустарные мастерские, торговые склады и т.д. Тяжелый характер у города. И очень сильная команда коммунистов в городе. Их лидер Юрченко – отличный политик, самый бедный депутат Госдумы. Общались, вполне мудрый человек, разумный, хотя и с политическими перехлестами и экзальтациями, роль обязывает. Есть коммунистам где развернуться, сыпать ностальгическую соль в душу… Но вот выборы 14 октября в этом бывшем промышленном городе. ЕР набирает 45 процентов, коммунисты 28. СР и жириновцы наскребли по чуть. Раньше было хуже. Но и теперь, куда уж благоприятней ситуация для противников ЕР? Коммунисты набирают очки на борьбе с ЖКХ, лдпр на семипалатинских льготниках, ср – на том же жкх и другой сущей мелочи. ЕР, кстати, ни на чем ничего не набирает. Собирает все, что остается. Год назад было 32 процента, сейчас 45. Потому как работа – источник обеспечения жизни – связывается только с ЕР. И плюсы, и минусы, и проблемы, но это реальная жизнь, а не резонерское нытье. Хотя работа очень тяжелая, если заглянуть в цех.