• Теги
    • избранные теги
    • Компании44
      • Показать ещё
      Страны / Регионы47
      • Показать ещё
      Формат4
      Разное28
      • Показать ещё
      Люди5
      Показатели2
      Издания2
      Международные организации3
Форштадт
05 декабря 2016, 15:17

Мариупольские землянки

Оригинал взят у stariy_voin в Мариупольские землянкиЭто было вовсе не в Мариуполе, не на Азовском море и вообще не в теплых краях. И зимой эти землянки заносило так, что их обитатели откапывали свои жилища лопатами, а летом казалось, что землянки тонут в пылевом мареве, плывущем над булыжниками плохо мощенной улицы, соединяющей Омск-город с Омском-вокзалом. Эти землянки, жилища наполовину подземные, глинисто морщились, как некая зыбь земная, и казалось, что их можно если не перешагнуть, то перескочить с маху. Мариупольскими они звались потому, что были сооружены поблизости от пивоваренного завода, принадлежавшего раньше предпринимателю по фамилии Мариупольский,— весь Омск когда-то пил мариупольское пиво.Фото: Леонид Мартынов. 1920-е годы.Я интересовался этими землянками не больше, чем другими окраинами старого Омска, например Волчьим хвостом, Нахаловкой, Сахалином, Порт-Артуром. Даже соседние с землянками хладобойни интересовали меня больше потому, что туда поступал скот из степей, в которые я выезжал для раскрепощения казахских женщин и на строительство совхозов зернотреста, чьи усадьбы, кстати сказать, сооружались под техническим руководством моего отца. Да и в городе было у меня множество всяких неотложных дел, связанных с вопросами строительства и проблемами культуры и науки. И в курс всего этого я был готов ввести Марию Михайловну Шкапскую, с которой меня однажды познакомил редактор газеты «Рабочий путь».Фото: Мария Шкапская. 1920 - е годы.Я понимал, что передо мной не просто обыкновенная газетчица,   но  путешествующая   по   Сибири   в качестве журналистки ленинградская поэтесса. Я знал ее взволнованные стихи о радостях и муках материнства «Mater dolorosa» и, кажется, еще какие-то другие маленькие, беленькие, типично ленинградские книжки. Конечно, я не представлял себе ясно облика этой незаурядной женщины, я ничего еще не знал тогда о ее сложном творческом жизненном пути, пути русской революционной интеллигентки, о ее скитаниях с отцом по ссылкам, о годах ученья в Петербургском психоневрологическом институте, а затем — в предреволюционной эмиграции — на филологическом факультете в Тулузе и в школе восточных языков в Париже, о ее послереволюционных контактах с Горьким и Блоком и, наоборот, неладах с Гумилевым. Я просто-напросто знал, что передо мной в качестве ленинградской журналистки сидит Мария Шкапская, та самая, которая написала о том, как горько, «познав любви пленительный Эдем, родить дитя неведомо зачем». И вот этой лирической поэтессе я и должен показать достопримечательности города Омска. Крепость? Музеи? Завод «Красный пахарь»? Сибака — Сибирская сельскохозяйственная академия с ее достославными учеными?Но, мягко, улыбнувшись, Мария Михайловна сказала, что ей в настоящий момент хотелось бы больше всего познакомиться с бытом самых что ни на есть простых людей.— Хорошо, Мария Михайловна,— сказал я,— попробуем в мариупольские землянки.Это было ближе всего — минут пятнадцать ходьбы от центра города. Тем более что там, за зданием Сибопса, на бывшем пивном заводе Мариупольского жил мой приятель студент-медик по имени Серафим, которого я и хотел взять проводником по полуподземному царству. Но Серафима мы не застали дома и отправились в соседние землянки вдвоем. И это меня, сознаюсь, огорчило. Хотя Мария Михайловна была женщина решительная и одета была чрезвычайно просто, гордая голова ее была повязана скромной косынкой, я все-таки не был уверен, как нас встретят. Дело в том, что я никогда до тех пор не вступал в личный и тесный контакт с обитателями этих землянок. Я знал об этих людях главным образом из сводок происшествий, как газетчик. Но мы пришли среди белого дня. Меж землянок бегали дети, женщины стирали и развешивали белье, какой-то молодец чипил крышу своего жилища, сидя на ней верхом.К нему-то я и обратился с деланно-небрежным приветствием:— Здравствуйте! Как живете? — И, услышав ответное: «Здоров!» — я не придумал ничего более умного, как спросить: — А что, у вас соседи хорошие?Но в ответ услышал именно то, за чем мы и шли.— Соседи? — воскликнул он.— Да уж до того хороши, что лучше не надо! Васька Пупсик. Известный шулер! — И, приглядевшись к нам внимательно, он добавил: — Как вы с обследованием, так и загляните к нему, он дома.И, спрыгнув с крыши, он крикнул чуть ли не прямо в дымовую трубу соседней землянки:— Эй, Васька, к тебе гости, встречай!И выкрикнул это так убедительно, что мы с Марией Михайловной и в самом деле смело сошли по глинистым ступеням внутрь Васькиного жилища.Васька Пупсик, круглолицый и аккуратный паренек, встретил нас безмятежной улыбкой.— Сам он шулер! — сказал он.— А я честно играю. Разве виноват, что он мне проиграл? Не соображаешь, так и не играй! А вы что? Из санитарной инспекции, что ли? Да вы садитесь, если не брезгуете.Конечно, он подметил точно: мы постеснялись усесться на тряпичное ложе, на котором восседал он сам, отвечая в дальнейшем па мягкие, обдуманные вопросы Марии Михайловны. И его ответы были столь же деликатны и разумны, как и вопросы корреспондентки-поэтессы. Этот Васька Пупсик довольно картинно обрисовал нам сложное бытие если не всех, то многих земляночных обитателей. В непринужденной беседе с нами он как бы шутя, к примеру, сумел рассказать и о скупом своем соседе, неудачливом тамбовском переселенце, удачливо отбившемся от сельского хозяйства и прибившемся к рабочему классу, и о другом мариупольце, беженце из голодавшего Недавно Поволжья, разжиревшем на сибирских хлебах до того, что стал похожим на кулака, какого в газетах рисуют, и из-за толщины в свою землянку влезть не может, дети вталкивают...В его речах чувствовалось если не мудрое, то хитрое желание под видом независимой насмешки выразить свою благонамеренность, уважительное отношение к советской власти, представителями которой, как он полагал, являлись мы, я и Мария Михайловна, какие-то обследователи, что ли. Я думаю, что и Мария Михайловна так его понимала, ибо слушала его рассуждения, снисходительно улыбаясь.Один из новейших биографов Марии Шкапской в предисловии к ее книжке, вышедшей в конце шестидесятых годов, пишет, что в те времена, когда она совершала свои поездки по Сибири, «экзотика во всех ее проявлениях на первых порах еще слишком влекла к себе очеркистку, и только несколько позднее к ней пришло убеждение, что по-настоящему яркие впечатления следует искать в другом». То есть, другими словами, Мария Михайловна лишь в поисках экзотики снизошла в глубь мариупольских землянок, «обитатели которых — осадок мутной переселенческой толпы». Оставляя на совести молодого биографа все эти рассуждения, включая и высокомерный сверху вниз взгляд на «мутную переселенческую толпу», я позволю себе заметить лишь одно: если и рассматривать Шкапскую как некую только что вернувшуюся из «бегства в лирику» эстетку, впервые начинавшую прислушиваться к «звукам той симфонии жизни, которую несли с собой первые революционные годы», если видеть тогдашнюю Шкапскую в свете той символической поэзии, на которой, по существу, воспитаны все мы, ровесники двадцатого века, то и в этом аспекте она представляется мне в те дни не искательницей экзотики, а скорее одной из тех артюррембических дев Марий, которые светлыми стопами своими стремились умять бушующий оскал человеческого прибоя, чьи волны шли наподобие бешеных быков, вырывающихся из истерического хлева стихии. Этот довольно сложный образ пришел мне на ум и потому, что беседа наша с Васькой Пупсиком в глубине мариупольских землянок происходила как раз под рев стад, загоняемых в ворота соседней с землянками мясохладо-бойни.Между тем Васька Пупсик, обрисовав нам облики взрослых обитателей землянок, перешел к молодому поколению. Вернее, Мария Михайловна начала разговор о детях. Материнство и дети, как я уже сказал выше, являлись главной темой ее стихов, но Васька Пупсик, отвечая насчет детей, незаметно перешел к тому, что получается, когда они вырастают. Вот, например, девки! Конечно, одни уходят в поломойки, в больничные санитарки, а другие сами попадают в больницы после того, как, погуляв в кабаках с кавалерами, заполучают что-нибудь такое. Но иные устраиваются даже очень выгодно: хотя бы вот тут поблизости у вокзала в балаганчиках восседают в виде китайских хозяйственных жен. Да, есть, конечно, и такие ловкачки! Однако рано радуются!Я слушал это повествование в общем без волнения. То, о чем толковал Васька, не было для меня новостью. Наша старая знакомая, прачка Августа, вдова пьянчуги-столяра Старкова, еще совсем недавно горько плакалась, что ее племянница, толстая, глупая Грушка, спуталась с китайцем, который наобещал ей горы шелка, а потом скрылся. А все сулил взять в Шанхай. Впрочем, говорили, что часто китайцы оказывались примерными, заботливыми мужьями.Китайцы эти были мелкими торговцами, содержателями кабачков, где в мутное, отнюдь не мариупольское пиво бросались для красоты какие-то самораспускающиеся фокусные цветочки и звездочки Из-за внутренних стенок этих лавочек, особенпо в темных кварталах Мокринского форштадта, порой доносился сладкий запах таяна, опиума. Эти китайцы однажды ввели меня в такое заблуждение, что мне пришлось миого потрудиться для разрешения загадки: однажды я поймал на сирени цикаду, самую настоящую цикаду, а затем еще и еще одну, о чем и дал сообщение в газету, сопроводив изложение факта догадками насчет потепления климата, изменения направления господствующих ветров и какими-то другими. Местные натуралисты поставили все эти мои догадки под сомнение, но цикаду признали цикадой, и я долго бы еще гадал, откуда она взялась, если бы наконец не разъяснилось, что некий предприимчивый китаец привез из Китая на продажу своим компатриотам некоторое количество Цикад в клеточках из слоновой кости. И несколько этих Цикад кто-то и упустил из клеточек. И я решил прервать повествование Васьки о глупости связывающихся с китайцами девок, чтоб рассказать о цикадах Марии Михайловне, и даже, кажется, уже начал свой рассказ, но она, почему-то взволновавшись, вдруг сказала:— Ну, что ж! Пожалуй, нам пора. Пойдемте! — И, кивнув Ваське Пупсику, добавила: — До свидания, дорогой мой, желаю вам всякого счастья в жизни!Фото: Мария Шкапская. 1920 - е годы.Теперь я, пожалуй, догадываюсь, почему она так мрачнела и поспешила прервать разглагольствования Васьки о глупости девок и коварстве китайцев. Может быть, я и ошибаюсь, но все-таки мне приходит в голову вот что: Мария Михайловна в сборнике своем «Ца-ца-ца» написала между прочим и следующее: «Она была русская, он китаец. Оба они жили в Париже... Домой им обоим было нельзя вернуться. С горя она рассказывала ему русские сказки, а он декламировал ей китайские стихи. Что запомнил он из русских сказок — надо спросить у него, а то, что запомнила она из китайских стихов,— записано здесь». Может быть, именно все это вспомнилось и как-то смутило Марию Михайловну, когда опа услышала ципические речи Васьки Пупсика...Может быть, так. А может быть, все это я и придумал теперь, бросая ретроспективный взгляд на события, участниками которых мы были пятьдесят лет тому назад, когда Мария Михайловна, подобно деве Марии, шла по глиняной зыби мариупольских землянок, как по тернистому пути жизни человеческой. И недаром Максим Горький еще в 1923 году написал ей, Марии Шкапской: «Вы... на новом и очень широком пути. До вас женщина еще не говорила так громко и верно о своей значительности». Современным историкам литературы очень просто теперь писать лапидарные строки о том, что-де сперва «наивными и беспомощными выглядели попытки поэтессы дать свое толковапие действительности» «и будто бы прежде чем к ней пришло убеждение, что по-настоящему яркие впечатления следует искать в другом» — она искала экзотику.Нет, не экзотику искала, конечно, поэтесса и тогда. И прежде чем начать после сотрудничества у Чагина в «Красной вечерке» систематически печататься в «Правде» и писать для серии «История фабрик и заводов» свой, как говорит биограф, капитальный труд «Леснеровцы», Мария Шкапская искала не экзотику, а диалектическую явь, в Томске, например: «...Ведя читателя сразу из физиотерапевтического института в цыганский табор, а в Омске путешествуя по мариупольским землянкам». И всюду она оставалась не столько газетчицей-журналисткой, сколько женщиной, скорбящей, страдающей женщиной — матерью! Отсюда и название книги. Не «Mater familias» — матрона, мать семейства, не «Mater gloriosa» — божья матерь во славе, а именно — «Mater dolorosa» — скорбящая, страдающая мать, столь близкая Герцену, Огареву, Достоевскому, верной ученицей и продолжательницей которых была Мария Шкапская.Вот что мне пришло в голову при чтении вышедшей в 1968 году книги М. Шкапской «Пути и поиски», вернее, предисловия к ней. Быть может, какому-нибудь историку литературы и пригодятся эти подробности путешествия Марии Шкапской по мариупольским землянкам, куда провожал ее, как она отметила в одном из своих очерков, «сибирский поэт и бродяга Леонид Мартынов».Источник: Леонид Мартынов. Собрание сочинений в 3 томах. Изд. Художественная литература.Москва.1976 г.Фото: pastvu.com.П.С. Почему в своём блоге я пишу про Мартынова? Есть в его биографии такие строки:"В 1942 году благодаря хлопотам писателя А. Калинченко был принят в Союз писателей СССР. В 1943 году К. М. Симонов предложил своё место фронтового корреспондента в «Красной Звезде». Мартынов вернулся в Омск «за вещами», но был тут же призван в армию, в Омское пехотное училище. По состоянию здоровья был освобождён от военной службы, и служил как литератор — писал историю училища."

Выбор редакции
01 декабря 2016, 10:08

Банк «Форштадт» вводит «Зимний» вклад

Банк «Форштадт» предлагает «Зимний» вклад.

01 ноября 2016, 13:45

"НРА" подтвердило банку "Форштадт" рейтинг на уровне "А"

Москва, 1 ноября. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/"Национальное рейтинговое агентство" подтвердило рейтинг кредитоспособности АКБ "Форштадт" (АО) на уровне "А" со "Стабильным" прогнозом. Рейтинг кредитоспособности был впервые присвоен банку 03.10.11 на уровне "А&q...

Выбор редакции
31 октября 2016, 16:49

НРА подтвердило банку «Форштадт» рейтинг «А»

Национальное рейтинговое агентство подтвердило рейтинг кредитоспособности оренбургского банка «Форштадт» на уровне «А» со «стабильным» прогнозом. Как напомнили в НРА, рейтинг кредитоспособности был впервые присвоен банку 3 октября 2011 года на уровне «А», а последнее рейтинговое действие датировано 30 октября 2015-го, когда рейтинг был подтвержден на указанном уровне со «стабильным» прогнозом.

Выбор редакции
24 октября 2016, 00:12

Снести нельзя оставить // Австрийские власти решили конфисковать и разрушить дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии в очередной раз озаботились судьбой дома, стоящего в городке Браунау-ам-Инн по адресу Зальцбургер-Форштадт, 15. Дом известен во всем мире: в нем родился Адольф Гитлер.

Выбор редакции
24 октября 2016, 00:01

Снести нельзя оставить // Австрийские власти решили конфисковать и разрушить дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии в очередной раз озаботились судьбой дома, стоящего в городке Браунау-ам-Инн по адресу Зальцбургер-Форштадт, 15. Дом известен во всем мире: в нем родился Адольф Гитлер.

17 октября 2016, 21:14

В Австрии решили снести дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии решили снести дом в городе Браунау-ам-Инн, в котором родился Адольф Гитлер. Правительство говорит, что трехэтажное здание на улице Зальцбургер-форштадт служит местом паломничества для неонацистов. Будущее дома активно обсуждается в Австрии в последние годы. Многие в обществе выступают за снос здания, но другие убеждены, что надо оставить дом с его историей в покое и найти ему применение. Дом, в котором родился Гитлер, был предметом судебного "разбирательства":http://www.bbc.com/… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2016/10/17/hitler-s-house-to-be-torn-down euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

Выбор редакции
08 октября 2016, 16:05

Банк «Форштадт» снизил ставки по вкладам в рублях

Банк «Форштадт» снизил ставки по вкладам в рублях.

Выбор редакции
22 сентября 2016, 15:15

Банк «Форштадт» внес изменения в тарифы по кредитным картам

Банк «Форштадт» (Оренбург) предлагает клиентам оформить новую кредитную карту «Альтернатива», выпускаемую в категориях Visa Classic и Visa Gold. Процентная ставка устанавливается в размере 24% годовых.

05 августа 2016, 12:56

Русские в Латвии: скульптор Вера Мухина

В старом деревянном доме, что находится неподалеку от Благовещенской церкви, 19 июня 1889 года в известной рижской купеческой семье, родилась Вера Мухина. Отец будущего всемирно известного скульптора — Игнатий Кузьмич продолжал семейное дело, успешно торгуя льном, пенькой, лесом и смолой.

Выбор редакции
01 июня 2016, 13:38

Банк «Форштадт» ввел сезонный «Летний» вклад

Банк «Форштадт» ввел сезонный «Летний» вклад.

29 мая 2016, 06:16

Измаил в русской истории

13 (25) апреля 1877 года была перевёрнута одна из самых неприятных для России страниц Парижского трактата, завершившего Крымскую войну. Русская армия вступила в Измаил, воссоединив Южную Бессарабию (Подунавье) с Российским государством. Объединённое княжество Валахии и Молдавии (впоследствии Румыния), являвшееся до 1878 года вассалом Османской империи, оказалось вынуждено уступить России обратно этот регион, получив помощь Петербурга в обретении государственной независимости, а также территориальную компенсацию — Северную Добруджу с городом Констанца.

Выбор редакции
29 апреля 2016, 17:21

Банк «Форштадт» снизил ставки по вкладам

Банк «Форштадт» (Оренбург) снизил ставки по вкладам.

27 апреля 2016, 19:06

Формирование и развитие архитектурного ансамбля Омского кадетского корпуса

Оригинал взят у stariy_voin в Формирование и развитие архитектурного ансамбля Омского кадетского корпуса     В 1809 году Омск становится центром Сибирского Казачьего войска, в 1825 году - областным центром.             В 1823 году в городе произошел пожар, от которого пострадали, главным образом, Ильинский и Казачий форштадты.     Эти обстоятельства способствовали разработке нового генерального плана города, в котором одно из главных назначений играла вновь сформированная Войсковая площадь, которая впоследствии получила название Никольская, с постройкой Никольского войскового казачьего собора.     Генеральный план города Омска разработал В.И. фон Гесте «...Выдающийся инженер и архитектор, строитель первых чугунных мостов Петербурга, составитель планов многих русских городов. Гесте заложил в своем проекте передовые идеи градостроительства...»     Генплан города был разработан в 1826 году и утвержден в 1829 году. «...Омск получил план, обеспечивший ему на много лет вперед правильное развитие, краевые перспективы улиц и интересные архитектурные ансамбли...»     Наиболее значимым ансамблем первой половины 19 века становится Никольская площадь. Формирование ее капитальной застройки началось со строительства в 1826 году здания воинской канцелярии, вскоре переданного в ведение воинского казачьего училища. С него и началось формирование ансамбля Кадетского корпуса.     Но старый корпус по сей день играет в ансамбле ключевую роль. Высокое, двухэтажное, на высоком цоколе, украшенное шестиколонным ионическим портиком, здание по сей день восхищает своим масштабом, монументальностью, благородством пропорций, нерушимостью форм. Оно является высоким образцом раннего русского классицизма.     В этом здании все для Омска было впервые. Это первый двухэтажный каменный дом с цокольным этажом (осознание того, что дом может быть трехэтажным, придет позже и выразится в строительстве здания войскового хозяйственного правления в 40-х годах 19 века, также входящего в ансамбль Никольской площади (ул. Короленко, 12).Здание войскового хозяйственного правления     На этом здании первый в Омске портик. По нему сразу читается рука большого мастера. Портик относится к редкому типу - евстиль, в котором центральный промежуток между колоннами — интерколумния шире боковых. Авторство Кадетского корпуса приписывается выдающемуся архитектору Казакову.     На фасаде в интерьере здания впервые в Омске появился лепной декор. Время сохранило для нас фамилию первого Омского лепщика. При реставрации портика на абаке одной из капителей был обнаружен его автограф - «Зарубинъ».     В доме впервые была применена широкая центральная парадная лестница. Он впервые для Омска имел сложное композиционное планировочное решение - П образный в плане с двумя симметричными дворовыми боковыми ризолитами. Впоследствии один из них был разобран, а другой достроен. Впервые цокольный этаж был частично заглублен и имел окна. Это позволило использовать его не только как хозяйственное помещение.     Известно, что до революции цокольный этаж использовался под мастерские и даже как учебные классы. Впервые здание имело равнозначные фасады (со стороны плаца имеется центральный ризолит с ложным портиком). Впервые в Oмске в главном портике был балкон, впоследствии утраченный.     Мотив, заданный старым корпусом, определил дальнейшее развитие ансамбля. С ростом Кадетского корпуса стали нужны новые учебные и жилые корпуса. В 70-е годы 19 века строится жилой корпус, выходящий на улицу торцевым фасадом. Он сразу строился трехэтажным.     По масштабу он даже превосходит старый корпус. Вскоре после этого разбирается один из ризолитов старого корпуса, оказавшийся в трех метрах от пристройки, что сделало совместную эксплуатацию затруднительной.     В 80-е годы 19 века вдоль ул. Атаманской к жилому корпусу пристраивается новый учебный корпус с поворотом на улицу Новую (Чкалова). Обе эти пристройки создаются по проекту Омского городского архитектора Э.И. Эзета. Части постройки этого автора отличаются своеобразием, но здесь он подчинил свое творчество формированием единого ансамбля.     В 1914 году на другом краю ансамбля - на углу ул. Атаманской Русиновской (Короленко) строится здание лазарета.           На Атаманскую он выходил торцевым фасадом. Архитектурное решение лазарета не зависимо от вкуса эпохи также подчинено общему решения ансамбля. В советское время комплекс сохранил функцию военно-учебного заведения. Развитие ансамбля продолжалось без должного учета исторической архитектурной традиции.     В 1967 году была построена вставка между лазаретом и старым корпусом, чуждая архитектуре ансамбля, но ее архитектоника позволила в 2004 году привести ее в соответствие с историческим ансамблем. Для этого была выполнена ее реконструкция со стилизацией главного фасада под русский классицизм с использование приемов и деталей, имеющихся на исторических зданиях Кадетского корпуса.     Затем в 2007 году в продолжение развития ансамбля была выполнена стилизация фасада столовой, что придало ансамблю целостный законченный облик.Автор:  И.Л. Коновалов. 2010 год.Фотографии взяты с сайта pastvu.com и личной коллекции

02 марта 2016, 14:42

СМИ оспорили калужские эпизоды фильма-расследования «Чайка»

В СМИ появились фактические первые ответы по фактуре фильма «Чайка», созданного в рамках расследования Фонда борьбы с коррупцией. Они связаны с частью фильма, посвященной Калужской области. С ней, по версии авторов фильма, связаны бизнес-интересы у сына Генерального прокурора - Артёма Чайки. Калуга, напоминают авторы заметки на «Регионах.ру», появляется на 27-й минуте фильма. Голос за кадром сообщает: «Следующая цель Артёма Чайки — Воробьёвское месторождение соли под Калугой. В 2013-м заявки на конкурс на разработку подают четыре участника. Два из них, в том числе и главный претендент, основной игрок на российском рынке соли компания «Руссоль» лишается заявки с обоснованием: «Не обладает техническими средствами для проведения работ на участке». До участия допускают «Малоярославецкий солепромысел», «Тыретский солерудник». Первый принадлежит структурам Чайки через фирму «Галит», второй — через аффилированных лиц. Как возможен такой конкурс? Возможен! Под прикрытием прокурора области Дмитрия Демешина! Он близко знаком с Артёмом Чайкой. Настолько, что называет его братом.Через месяц после конкурса Демешин получает звание генерал-майора и переезжает в Москву, где возглавляет Управление по борьбе с коррупцией Генеральной прокуратуры». Мысль фильма автор заметки резюмирует так: «… главное предприятие отрасли (оно так и называется — «Руссоль») отстраняют от конкурса под надуманным предлогом. Это делает прокурор Калужской области. В качестве доказательства приводятся слова о том, что вскоре после конкурса калужский прокурор получает повышение и переводится в Москву». Далее автор оспаривает этот тезис. Ход событий излагается так: «Аукцион на право разработки Воробьёвского месторождения соли был проведён в Москве 16 декабря 2013 года Департаментом по ЦФО Федерального агентства по недропользованию. ООО «Руссоль» на самом деле не было допущено к конкурсу из-за несоответствия заявочных материалов требованиям порядка проведения аукциона. Такое объяснение содержалось в уведомлении департамента, направленном «Руссоли». Руководство «Руссоли» обжаловало решение Департамента по ЦФО Роснедр (Центрнедра) об отстранении её от аукциона. Однако Московское управление Федеральной антимонопольной службы и Арбитражный суд г. Москвы соответствующие жалобу и иск отклонили». В фильме, пишет автор, заявляется, что «ООО «Руссоль» было «лишено заявки с обоснованием: «Не обладает техническими средствами для проведения работ на участке». На самом деле Центрнедра не детализировали свои претензии и в уведомлении ведомства такой фразы нет. Об отсутствии у конкурсантов технических возможностей в 2013 году написали СМИ со ссылкой на источник в «Руссоли», которому сотрудники Роснедр якобы в устных беседах сообщили об этом. Нет такой информации и в деле № 40-175386/2013, которое рассматривал Арбитражный суд г. Москвы в феврале 2014 года. ООО «Руссоль» обратилось тогда в суд с иском к Центрнедрам, и ОАО «Тыретский солерудник» было привлечено к делу в качестве третьего лица. Суд отказал в иске «Руссоли», установив, что конкурсная заявка компании не соответствовала требованиям пункта № 17 административного Регламента Роснедр по исполнению государственной функции по организации проведения в установленном порядке конкурсов и аукционов на право пользования недрами. Этот Регламент был установлен приказом Минприроды в 2009 году, а его 17-й пункт описывает порядок, в соответствии с которым должна быть заполнена и представлена заявка и дополнительные сведения к ней». Автор заметки и этого делает вывод, что «авторы фильма сознательно сделали ложные выводы, основываясь на непроверенной информации из СМИ, а не на документах и судебных решениях». Ситуацию на рынке пищевой соли прокомментировал изданию ведущий эксперт УК Финам Дмитрий Баранов. Его мнение излагается так: «Рынок пищевой соли в России не такой высокомаржинальный, каким кажется на первый взгляд. Соль — это не углеводороды, её конечная стоимость копеечная, она является самой дешёвой после воды пищевой добавкой. На рентабельность этого бизнеса влияет малейшее превышение себестоимости производства. Финансово успешная добыча соли требует чётко настроенного современного оборудования, больших инвестиций, грамотной логистики и дешёвой электроэнергии. Несмотря на ограниченное количество игроков этого рынка и приостановку Роспотребнадзором ввоза соли от украинской компании «Артёмсоль», в прошлом году оптовая цена на пищевую соль снизилась на 13% и составила около 3,5 тыс. рублей за тонну. По словам эксперта, при такой конъюнктуре крупные производители любыми способами пытаются препятствовать выходу на рынок новых игроков. В основном это участие в тендерах на освоение новых месторождений вместе с «техническими» компаниями-спойлерами с целью получить лицензию, но не вести добычу. На сегодняшний день ООО «Руссоль», на 100% подконтрольное кипрскому офшору Russalt Limited, владеет тремя крупнейшими месторождениями соли в России — Илецким, Баскунчакским и Усольским, расположенными в восточной части страны. Контроль над Воробьёвским месторождением позволил бы компании захватить и европейскую часть российского рынка соли, фактически став на нём монополистом. Автор не исключил, что в том числе и по этой причине Московское управление ФАС отклонило жалобу «Руссоли». По словам автора, среди участников рынка соли бытует мнение о близости второго не допущенного к конкурсу участника, о котором в фильме не говорится ни слова и чьё название лишь фигурирует в кадре на схеме, — ООО «Энергоинвест» — к ООО «Руссоль». Документов, подтверждающих то, что «Энергоинвест» и «Руссоль» вышли на конкурс в сговоре без цели развивать калужское месторождение, а намереваясь только взять его под контроль, автор не нашел, однако, ссылаясь на информацию открытых источников, он пишет, что «у реальных собственников и менеджеров обеих компаний есть совместные предприятия — например, они являются бенефициарами банка «Форштадт»». В своём расследовании ФБК называет третьего участника аукциона — ООО «Малоярославецкий солепромысел» — «подставной конторой». По версии создателей фильма, она аффилирована с победителем конкурса — ОАО «Тыретский солерудник» — и представляет собой такой же «технический» спойлер. Автор пишет, что не нашел документального подтверждения этому. Генеральный директор ОАО «Тыретский солерудник» Михаил Карамушка, комментируя эти обвинения изданию, исключил аффилированность с «Малоярославецким солепромыслом». На вопрос, собирается ли компания вести добычу на месторождении, Карамушка ответил изданию, что инвестиции в калужское предприятие составят порядка двух с половиной миллиардов рублей, а импортное оборудование стоимостью 20 млн. долларов позволит автоматизировать производство, на котором будут работать около ста человек. Запуск завода планируется на вторую половину 2018 года. Автор отмечает, что результат конкурса в фильме связывается с деятельностью тогдашнего прокурора Калужской области Дмитрия Демешина и напоминает в связи с этим, что аукцион проводился в Москве Федеральным агентством по недропользованию. По его мнению, «очень сложно представить, что провинциальный прокурор в принципе может влиять на аукционы федерального ведомства». Используемый авторами фильма аргумент о том, что через месяц Демешин перевёлся в Москву на повышение — возглавлять Управление Генеральной прокуратуры по борьбе с коррупцией, автор заметки пытается оспорить: «В реальности, как нам рассказали бывшие сослуживцы Демешина, с должности руководителя прокуратуры субъекта Федерации он был переведён на должность заместителя начальника управления. Но самое главное — решение о переводе было принято задолго до конкурса». «Кадровые решения о переводе сотрудников МВД, Генеральной прокуратуры и других подобных структур из провинции в главк, как правило, начинают готовиться не менее чем за полгода-год до назначения», — утверждает генерал-майор ФСБ в отставке, бывший руководитель управления информации МВД и зампредседателя ФСКН Александр Михайлов. Переходя к следующей теме, автор заметки вновь цитирует фильм: «С тем, как работает эта рейдерская система младшего Чайки, лицом к лицу столкнулся директор песчаного карьера Олег Карапетов. Этот песчаный карьер — совсем недалеко от Воробьёвского месторождения соли, тоже под Калугой. Олег Карапетов здесь проработал всю жизнь. А прошлой весной все подъезды к крупнейшему в Калужской области разведанному песчаному карьеру перегородили поваленными деревьями. Под окнами конторы круглосуточно дежурил автомобиль с работниками прокуратуры. У карьера отозвали лицензию. Одной из причин прокуратура назвала отсутствие у бульдозера руля. Несколько лет назад у «Мостовского карьера» появились соседи — месторождение на другом берегу Угры отдали компании «Сибирский элемент — Рента-К». Когда компании стали конкурентами за поставки песка для реконструкции Киевского шоссе, у «Мостовского карьера» начались проверки.Во время этих проверок прокурором Калужской области является Александр Юрьевич Гулягин — сын действующего заместителя Генерального прокурора России Юрия Гулягина. Работники карьера подозревают, что именно он давал указания своим работникам и действовал при этом в интересах сына своего начальника — Артёма Чайки». «Если в первом эпизоде ФБК не нашёл ни одного человека, который бы вживую озвучил их версию, - пишет автор заметки, - то в эпизоде с песчаным карьером им стал директор ОАО «Мостовский карьер» Олег Карапетов. Выразительная речь диктора за кадром мастерски сочетается с простоватой речью руководителя фирмы, придавая повествованию убедительность». Главный тезис этого эпизода автор заметки излагает так: «… прокуратур «запрессовала» «Мостовский карьер» с целью устранить конкурента, чтобы компания «Сибирский элемент — Рента-К» стала единственным поставщиком песка для реконструкции Киевского шоссе». По мнению автора заметки, «авторы фильма не приводят тому никаких доказательств, ограничиваясь не терпящими возражений заявлениями. Нет таких доказательств и в материале Forbes, вышедшем в ноябре 2014 года, из которого ФБК и заимствовал информацию для своего расследования. В статье говорится о проводившемся тогда конкурсе Федерального дорожного агентства (Росавтодор) на реконструкцию и эксплуатацию 70-километрового участка автодороги М 3 «Украина» (Киевское шоссе). Журналисты делового издания указали, что претендентов на победу было двое — компании «Мостотрест» Игоря Ротенберга и «Автобан» Алексея Андреева. ООО «Мостовский карьер» и ООО «Сибирский элемент — Рента-К», которое ведёт разработку соседнего Обуховского месторождения, издание назвало тогда вероятными кандидатами на поставку песка для ремонта калужского участка. Сценаристу фильма этого оказалось достаточно для того, чтобы сделать вывод о борьбе за гостендер. Информации об итогах конкурса, победителях, действующих поставщиках, каких-либо документов, справок, договоров — всего этого в фильме нет». Автор заметки пишет, что ООО «Сибирский элемент — Рента-К» действительно принадлежит Артёму Чайке. В областной администрации изданию рассказали, что компания строит завод по производству газобетонных блоков возле деревни Колышово и расположенное неподалёку Обуховское месторождение песка является для него сырьевой базой. Далее сообщается, что конкурс Росавтодора на реконструкцию калужского участка Киевского шоссе выиграло тогда ОАО «Дорожно-строительная компания «Автобан». И ООО «Сибирский элемент — Рента-К» не вошло в список основных поставщиков материалов для «Автобана». «На Обуховском месторождении песок добывается гидромеханизированным способом с коэффициентом фильтрации более 3,5 метра в сутки, тогда как на отсыпку основания дорог используется песок с коэффициентом 0,5 метра в сутки, — сказал изданию начальник строительного участка трассы М-З «Украина» Евгений Окунев. — Такого песка нам нужно примерно 10% от всего объёма, остальные 90% — это обычный горный песок, добываемый открытым способом. Намывной песок мы используем на подстилающий слой, толщиной 30 см, который кладётся под асфальт». По данным дорожников, они закупают у ООО «Сибирский элемент — Рента-К» намывной песок, но это не единственный их ближайший поставщик. При этом «Рента-К» в 2015 году поставила песка меньше других — 276 тыс. кубометров на 69 млн. руб., в то время как две другие компании, работающие в районе села Коллонтай и посёлка Перемышль, продали «Автобану» более 700 тыс. кубометров песка. «Мы начали разрабатывать карьер в первую очередь для отсыпки собственной производственной площадки и подъездных путей. Сторонним потребителям уходит незначительная часть песка, — объяснил генеральный директор строящегося завода по производству газобетонных блоков Александр Ренгач. — У нас его и так мало, и мы планируем его добывать в основном для производства собственной продукции, т.к. в нём — высокое содержание кварца, порядка 98%. Горный отвод на месторождении, который нам выделен, — это всего 53 гектара, запасы на нём составляют чуть больше 2,17 млн. кубометров. По проекту наше производство требует около 400 тыс. тонн песка в год. Плюс ещё один горный отвод площадью 34 га находится у нас в аренде. Таким образом, наши запасы колеблются в районе 4 млн. кубометров песка и их хватит примерно на 10 лет производства». С учётом этих данных и разъяснений автор заметки делает вывод, что ООО «Сибирский элемент — Рента-К» не является и никогда не было конкурентом ОАО «Мостовский карьер». Олег Карапетов назван в фильме директором ОАО «Мостовский карьер», а в материале Forbes — собственником карьера. Однако по итогам проверки по ЕГРЮЛ автор заметки пишет, что он не руководитель предприятия. В разговоре Карапетов представился заместителем генерального директора ОАО «Мостовский карьер». То, что он рассказал, по мнению автора, совсем не вписывается в картину, обрисованную в фильме: «Я сам был удивлён, когда увидел, как мои слова в фильме перекрутили. Они взяли часть из передачи, в которой меня снимали несколько лет назад, и с монтировали с тем интервью, которое я им дал. При этом просто вырезали из текста то, что им было нужно, — сказал Олег Карапетов. — В этот раз журналистов никто не приглашал, они сами приехали и попросили рассказать. Я рассказал всё, как есть — о наших проблемах и о том, что они все — местного уровня, их виновниками являются местные чиновники. А прокуратура здесь при чём? Она только проверяет и выписывает штрафы. Лицензии она лишить не может — это всем очевидно». Карапетов опроверг также утверждение авторов фильма о дежурившей круглосуточно возле конторы машине с работниками прокуратуры: «Это был круглосуточный пост ГИБДД, который выставили возле трассы. Это был пункт весового контроля». По словам автора заметки, следы этого есть и в самом фильме: «… на 28-й минуте фильма голос за кадром, сообщающий о дежурившей машине с прокурорскими работниками, иллюстрируют кадры с грузовиком, «Газелью» с надписью «Пункт весового контроля» на борту и с обходящим их сотрудником ГИБДД». «Печальная история ОАО «Мостовский карьер», - пишет автор, - началась в апреле 2014 года, когда природоохранная прокуратура Калужской области инициировала плановую проверку всех 115 компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых на территории региона. Помимо собственно прокуратуры в ней приняли участие специалисты пяти ведомств: Калуганедр, Минприроды, Ростехнадзора, Росприроднадзора и Россельхознадзора. По результатам проверки было выявлено 262 нарушения, внесено 52 представления, 100 должностных лиц привлечены к административной ответственности. Больше всего нарушений нашли на «Мостовском карьере» — компания нарушила 9 статей КоАП РФ. Основных претензий — две: разработка строительных песков за границами отведённого компании земельного отвода, а также на землях сельскохозяйственного назначения. В постановлении о направлении материалов проверки в органы следствия, вынесенном в 2014 году, Калужская природоохранная прокуратура указывает, что «Мостовский карьер» полностью уничтожил плодородный слой почвы на нескольких десятках гектаров пахотных земель. В денежном выражении сумма причинённого материального ущерба составила более 168 млн. рублей. После природоохранных проверок УМВД по г. Калуге в свою очередь возбудило уголовное дело по ст. 330 УК РФ по факту самоуправных действий, причинивших существенный вред окружающей среде и землям сельскохозяйственного назначения. Через несколько месяцев СУ СК России по Калужской области было возбуждено ещё одно уголовное дело — по статье 246 УК РФ «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ». Оба дела были объединены в одно производство. В декабре 2014 года министерство природных ресурсов, экологии и благоустройства Калужской области приостановило действие лицензии ОАО «Мостовский карьер», а в конце января 2015-го досрочно отозвало её в связи с тем, что предприятие не устранило выявленных нарушений». «Получив два уголовных дела и отзыв лицензии, руководство ОАО «Мостовский карьер» направило жалобы губернатору Калужской области и в Следственный комитет, обращалось в суд. Адвокаты «Мостовского карьера» пытались оспорить в судах и приказы калужского минприроды, и постановления о возбуждении уголовных дел, - продолжает автор. - Последним на момент публикации было постановление Арбитражного суда Центрального округа, в очередной раз отклонившее жалобу компании на неправомерное лишение её лицензии». Автор заметки пишет: «Что же касается версии режиссёров фильма о том, что главной причиной отзыва лицензии стало якобы «отсутствие у бульдозера руля», то она не нашла подтверждений ни в одном из официальных документов, изученных нами». Далее сообщается, что по версии фильма ФБК, во время природоохранных проверок прокурором Калужской области был Александр Гулягин — сын действующего заместителя генерального прокурора Юрия Гулягина — и что это он «давал указания своим работникам и действовал при этом в интересах сына своего начальника — Артёма Чайки». Автор заметки признает, что Александр Гулягин действительно является прокурором Калужской области и сыном заместителя Юрия Чайки, в остальном же он не согласен с трактовками авторов фильма: «После проверок природоохранной прокуратуры минприроды Калужской области приостановило действие лицензии помимо ОАО «Мостовский карьер» ещё 5 недропользователей: ООО «ГРК Поляна» и ООО «РВД 3» (ведут добычу в Дзержинском районе), ООО «Квазар» (Малоярославецкий район), ООО СП «Агротехпром» (Ферзиковский район) и ООО «ПГС Ресурс» (Износковский район). В отношении принадлежащего Артёму Чайке ООО «Сибирский элемент — Рента-К» калужские природоохранная прокуратура и минприроды совместно с другими ведомствами тогда тоже проводили проверки. Всего их было 9. В ходе двух из них были выявлены нарушения, а на компанию наложены штрафы — в общей сложности 400 тыс. рублей. «В своё время, - продолжает автор, - о том, чтобы обзавестись своим месторождением песка, задумалась калужская горуправа — ведь песок, которым дворники посыпают тротуары, тоже нужно откуда-то брать». «В октябре 2015 года МАУ «Калугаблагоустройство» получило лицензию на добычу песка на пяти гектарах Мостовского месторождения, — рассказывает заместитель городского головы Калуги Андрей Никишин. — Этот участок оказался как раз по соседству с тем, что раньше был выделен по лицензии ОАО «Мостовский карьер». Когда же наши сотрудники выехали на место, оказалось, что участок уже выработан». В похожей ситуации, по словам автора, оказалось и калужское ОАО «Калугаплем», участок которого также соседствует с территорией «Мостовского карьера». Племенное хозяйство входит в группу компаний «Ташир», которая в последнее время активно занимается реализацией агропроектов. Когда сотрудники компании выехали на место, выяснилось, что на их участке, обозначенном во всех документах как земля сельхозназначения, среди двухметровых куч камней и глины стояла вышка для отсева песка. «В настоящее время мы не можем использовать по назначению наш участок, который является землёй сельхозназначения, — заявил генеральный директор ОАО «Калугаплем» Арам Арутюнян. — Мы высказали претензии руководителю ОАО «Мостовский карьер». Своё оборудование с нашего участка компания забрала, но горы отвальной породы остались. Если участок не будет приведён в нормальное состояние, будем инициировать процедуру возмещения через суд». В процессе выяснения ситуации с «Мостовским карьером» издание поинтересовалось состоянием дел на предприятии Артёма Чайки. По словам автора, выяснилось, что в проект строительства завода по производству газобетонных блоков, который реализует компания «Сибирский элемент — Рента-К», уже инвестировано 2 миллиарда рублей. «Открытие предприятия запланировано на лето этого года, на нём будет создано около 250 рабочих мест. Фактически в чистом поле мы создали современное производство, построили станцию химводоподготовки, подвели газ и электричество, приобрели 3 дорогостоящих земснаряда, проложили дорогу от Киевского шоссе. Когда завод запустится, весь добываемый песок будет использоваться для производства газобетона и сухих смесей, а чтобы минимизировать себестоимость блока, мы специально разместили производство рядом с месторождением», — рассказал Александр Ренгач. «В своё время местные жители протестовали против строительства этого предприятия. Однако после того, как им продемонстрировали всю документацию и даже предложили свозить на аналогичный завод в Краснодаре, экологические опасения отпали сами собой», - пишет автор. «Меня поразило, что директор завода даже приобрёл поливальную машину, чтобы не поднимать пыль при добыче песка в карьере», — сказал военный пенсионер, член совета общины деревни Владимир Антуфьев. «За счёт завода в нашу деревню была построена асфальтированная дорога — до этого добирались в город по разбитой грунтовке, — цитирует издание его товарища Александра Попова. — Раньше мусор из деревни вообще не вывозился: кто-то вывозил на своих машинах сам, а кто-то просто сбрасывал за деревней. Сейчас этот вопрос завод полностью взял на себя». Резюмируя материал, автор замечает, что, на его взгляд, обвинения по Калужской области, прозвучавшие в фильме ФБК, не подтверждаются. Поскольку тендер на освоение Воробьёвского месторождения проводился федеральными структурами, утверждение авторов фильма о том, что Калужская прокуратура оказывала влияние на результаты конкурса, автор считает домыслом. Значимым но не упомянутым в фильме автор считает тот факт, что обоснованность решения Департамента по ЦФО Роснедр о недопуске к конкурсу ООО «Руссоль» была подтверждена московским Управлением ФАС и решением Арбитражного суда г. Москвы. Поскольку компания «Сибирский элемент — Рента-К» не является основным поставщиком песка для реконструкции Киевского шоссе, более того - «Сибирский элемент — Рента-К» и «Мостовский карьер» не являются конкурентами по причине принципиально разного качества и назначения песка, автор не считает убедительной версию авторов фильма о наличии конкуренции и «устранении» конкурента административными методами. Автору заметки кажется проигнорированной причина отзыва лицензии у ОАО «Мостовский карьер» и нескольких уголовных дел - разработка песка за границами выделенного участка и урон, нанесённый окружающей среде. Слова представителя компании «Мостовский карьер» Олега Карапетова автор считает смонтированными и искаженными авторами фильма. «В целом интерпретации обоих «калужских» эпизодов, изложенные в фильме, не имеют никаких документальных подтверждений и иных серьёзных доказательств», - полагает автор.

Выбор редакции
01 марта 2016, 15:16

Банк «Форштадт» ввел новый сезонный вклад

Банк Форштадт (Оренбург) ввел новый сезонный вклад.

25 января 2016, 19:04

Московский форштадт

После того, как в результате Реформации и последовавшей Ливонской войны ликвидировали «Русское подворье», находившееся внутри городских стен, русским торговцам предписали селиться только в пригороде.

Выбор редакции
20 января 2016, 15:49

Банк «Форштадт» уменьшил ставки по вкладам в валюте

Банк «Форштадт» (Оренбург) уменьшил процентные ставки по вкладам в валюте.

19 декабря 2014, 07:10

Первый эпидемиолог России. Даниил Самойлович Сушковский

«Если память мужей отличных, споспешествовавших благу Отчизны, имеет право на благодарность потомков, то Самойлович оную заслуживает по всей справедливости». Всеобщий журнал врачебной науки (1813 год). Выдающийся русский врач Даниил Самойлович Сушковский появился на свет 22 декабря 1742 года (по другим данным 1744) в деревне Яновка, расположенной в Черниговской губернии. Отец и дед мальчика были сельскими священниками. В документах сохранились имена родителей будущего врача: мать его звали Агафьей, а отца – Самуилом Сушковским. Однако и по сей день в литературе зачастую можно увидеть укоренившуюся ошибочную фамилию – Сушинский. Первые знания Даниил получил в Черниговском коллегиуме. Успешно закончив его в 1756 году, юноша поступил в Киевскую духовную академию. Данное заведение являлось важным культурно-просветительным центром Восточной Европы и Украины. Здесь учились выходцы из России, Болгарии, Венгрии, Сербии и Румынии. В этом месте занимались выдающийся ученый Михаил Ломоносов и видный медик восемнадцатого века, первый русский профессор медицины Константин Щепин. Курс обучения составлял двенадцать лет, Киевская академия готовила переводчиков, учителей, специалистов издательского дела, канцеляристов и священников. Большинство преподавателей Московской академии, а также учителя практически всех семинарий России являлись воспитанниками данного учебного заведения. Кроме того, обеспечивая глубокие знания латыни совместно с фундаментальной общеобразовательной подготовкой, она долгое время была главным источником слушателей госпитальных медицинских школ Кронштадта, Петербурга и Москвы. При поступлении в академию в соответствии с обычаем украинских семинаристов, заключавшимся в смене имени или фамилии, мать будущего врача записала сына как Самойлович. С той поры он был известен как Даниил Самойлович Самойлович. Общеобразовательная подготовка у мальчика оказалась на высоком уровне – попав в академию во второй половине года, уже осенью он был отправлен в следующий класс. Об отличной успеваемости говорят также годовые отметки и краткие характеристики «надежен» и «благонадежен», приведенные в сохранившихся академических документах. В стенах Киевской академии Даниил подружился с такими известными в будущем медиками, как Нестор Амбодик, Андрей Италинский, Мартын Тереховский и Михаил Трохимовский. Дружбу с ними Самойлович поддерживал всю жизнь. На протяжении восемнадцатого века наша страна участвовала в целом ряде кровопролитных войн. Частые сражения и битвы, резкий рост численного состава войск и количества раненых, страшные эпидемии, сопровождающие перемещение десятков тысяч людей, потребовали значительного увеличения квалифицированного медицинского персонала. В деле вербовке студентов в госпитальные медшколы серьезным стимулом явился сенатский указ, согласно которому каждому желающему изучать медицину отпускались денежные средства для проезда в Петербург и в Москву, а кроме того обеспечивалось бесплатное питание и жилье. По окончании учебы юным лекарям предоставлялась гарантированная работа – главным образом в воинских частях. Так случилось, что в 1761 году с разрешения Сената Медицинская канцелярия России отправила на Украину своего специального представителя – доктора медицины, профессора Ивана Полетика – с целью отобрать в Переяславе, Чернигове и Киеве тридцать наиболее достойных студентов, желающих изучать медицинскую науку. Среди отобранных учащихся был и Самойлович со своими друзьями. В сопровождении курьера на двадцати шести телегах-подводах они отправились в гетманскую канцелярию – город Глухов, где получили паспорта для проезда в Российскую империю. Пятнадцать студентов остались в Москве – учиться в сухопутном госпитале, а остальные отправились в Санкт-Петербург. 27 ноября 1761 часть студентов была зачислена в Петербургский генеральный сухопутный госпиталь, а Даниил с товарищами оказался принят в школу при Адмиралтейском госпитале, с 1716 года лечившую моряков и работников адмиралтейских мастерских. В это время в России шло значительное улучшение медицинской школы. Менялась методика преподавания, образование отходило от схоластического (не проверяемого опытом) пути, и все чаще будущих врачей обучали непосредственно у постелей больных. Даниил Самойлович, подобно остальным лекарским ученикам, перевязывал раны, дежурил по госпиталю, ставил шпанские мушки и пиявки, разносил назначенные доктором лекарства, слушал лекции в анатомическом театре и присутствовал при изготовлении медицинских препаратов. Посещение лекций в то время являлось строго обязательным. Все лекции студентам приходилось прилежно записывать, читались они на латыни, а для не знавших латинского языка иностранцев – на немецком языке. Каждую субботу будущие лекари сдавали репетиционные экзамены. Кроме них были еще ежемесячные экзамены и «третные» экзамены (через 1/3 года). Спустя два-три года обучения прилежный ученик становился подлекарем, а, окончив полный курс обучения и сдав все экзамены, лекарем. Каждый, кто экзаменовался на лекаря, кроме теоретических знаний был обязан провести несколько операций на трупе. Особенно трудолюбивые и талантливые получали новые звания досрочно – в целях поощрения и стимула других учащихся. В 1767 году Государственная медицинская коллегия присвоила Даниилу Самойловичу звание лекаря, оставив молодого специалиста работать в Адмиралтейском госпитале в ожидании появления свободной вакансии. Это произошло спустя год – 5 августа 1768 он был отправлен в Копорский полк, где приступил к работе в полковом лазарете. В это время Россия вела активную борьбу за освобождение от татарско-турецкого владычества славянских земель Северного Причерноморья, а также выход к Азовскому и Черному морям. Стремление это встречало упорное сопротивление султанской Турции и её вассалов, владевших этими территориями. Русско-турецкие войны 1710-1713, 1735-1759 годов положения не изменили. Отношения между двумя странами оставались напряженными и осложнялись постоянными набегами крымских татар на Левобережную Украину и пограничными конфликтами. Очередное столкновение 1768 года втянуло Россию и Османскую империю в затяжную семилетнюю войну. Копорский полк, в котором работал Самойлович, входил в состав первой Русской армии. Возглавил ее Петр Румянцев, получивший задание овладеть турецкой крепостью Хотин, расположенной на Днестре и имеющей двадцатитысячный турецкий гарнизон. За взятием крепости Хотин последовало сражение у реки Прут, где была сокрушена 150-тысячная армия врага. Затем было взятие турецких твердынь Измаил, Браилов, Аккерман. Все эти вехи стали боевым путем Копорского полка, в котором Самойлович, набираясь опыта, старательно лечил поступавших больных и раненых. Особо внимательно армейские врачи в те дни следили за появлением чумы (или моровой язвы), поскольку русские войска ступили на земли, где нередко вспыхивали эпидемии этой страшной болезни. Первые заболевшие появились, когда Копорский полк стоял в районе Браилова. Самойловичу, прекрасно знавшему латинский, польский и французский языки, пришлось изучить еще и молдавский, дабы подружиться с местным жителями и выяснить у них народные способы борьбы с этой напастью. С особой тщательностью он расспрашивал и изучал людей, переболевших чумой и оставшихся в живых. Многочисленные наблюдения заболевших, вдумчивый разбор путей распространения заразы на землях Валахии убедили Даниила в том, что болезнь разносится вовсе не через воздух, как считалось ранее, а при прямом контакте с больным или через вещи, зараженные им. Талантливый врач справедливо заметил, что нет сведений о заболевании чумой птиц или животных. Однако свою точку зрения ему еще предстояло отстоять – медицина тех лет ничего не знала о болезнетворных микробах, способных в краткие сроки заражать большие территории. В добактериальную эпоху развития медицины все врачи делились на два враждующих лагеря – контагионистов и миазматиков. Первые признавали заразительное свойство болезней и видели основную причину в контакте с больными. Вторые же считали виновницей распространения заразы один лишь воздух. Долгое время ярые миазматики предлагали множество нелепейших мероприятий по борьбе с чумой, например, вырубку в населенном пункте всех кустарников и деревьев с целью лучшей циркуляции воздуха. Вместе с этим по их утверждениям необходимо было разводить на улицах городов и деревень костры – «куровища» – из навоза, соломы и дров, дабы уничтожить в воздухе вредоносные пары. Нередко применяли «воздухо-содрогательные колебания», сопровождавшиеся интенсивным звоном колоколов и пальбой из пушек. Изнуряющая работа, связанная с огромным количеством раненых и больных из числа гражданского населения и военных, а также борьба с отсталостью и косностью в медицине подорвали здоровье Даниила Самойловича. Он был отправлен в Изяславский полевой госпиталь, где долгое время восстанавливал свои силы. А в начале ноября 1770 Государственная медицинская коллегия издала распоряжение о переводе больного доктора Самойловича в тыловой город Оренбург на должность лекаря третьего гарнизонного батальона. Само распоряжение шло к больному несколько месяцев – все это время Копорский полк находился в движении. Указ нашел Самойловича в Бухаресте. Путь в далекий Оренбург лежал через земли Молдавии, Киев, Москву. К слову, моровая язва к тому времени из Молдавии и Валахии уже перекинулась на земли Правобережной Украины, вторглась в Киев, Чернигов, Нежин… Путешествуя по карантинным заставам, селам и городам, Даниил Самойлович постоянно расспрашивал местных жителей о чуме – о течении болезни, необычных случаях заболевания и исцеления людей. Весной 1771 Самойлович прибыл в город Васильков (25 километров южнее Киева). Там врач встретился с главным карантинным доктором Иваном Полетикой. Встреча обрадовала его – Иван Андреевич был хорошим другом Даниила, «крестным отцом» десять лет назад приобщившим его к медицине. Жилище карантинного врача, расположенное на Печерском форштадте в Киеве, являлось своеобразным центром городской медицинской общественности. Сюда приходили светила медицины обсудить вопросы борьбы с болезнями, проблемы профилактики и лечения в условиях эпидемии. В те дни киевские доктора были крайне озабочены угрозой чумы. Ситуация усугублялась тем, что губернские власти пренебрегали их рекомендациями, а местные жители продолжали торговать вещами, взятыми из «вымерших домов». В середине июня 1771 Самойлович прибыл в полуопустевшую, окруженную карантинными заставами Москву. Окутанная черным дымом древняя столица, в которой круглосуточно горели костры из навоза и соломы, находилась в отчаянии. Здесь Даниил встретил своего земляка – доктора медицины, преподавателя московской госпитальной школы Константина Ячельского. Тот рассказал, с каким немыслимым невежеством среди врачей и чиновников ему приходится сталкиваться. И это при том, что чума еще в 1654 году унесла жизни более половины жителей города. Сама Екатерина II не желала верить в чуму, получая от подданных подхалимную информацию. В итоге опасное заболевание вырвалось на улицы города. Период карантинов был упущен, и разразилась эпидемия невиданного масштаба. Услышав это, Самойлович принял решение остаться и помочь лечить больных. В конце июня 1771 он принял больницу, основанную при Угрешском монастыре. Помощников ему в городском медицинском совете не сыскалось, и доктор был вынужден полагаться только на свой опыт и знания, самостоятельно выбирая пути лечения сложного заболевания. С каждым днем число больных все возрастало. Лекарь круглосуточно находился среди своих пациентов, не имея возможности принимать даже известные в то время меры безопасности, например, слушать пульс больного через табачный лист. Но кто мог обеспечить Самойловича таким количеством листьев, если заболевшие люди поступали к нему десятками! Молодой врач – ему в то время еще не исполнилось тридцати лет – сам принимал больных и сам вскрывал их гнойные бубоны. Огромная смертность, доходившая до восьмидесяти процентов, практически поголовная гибель медперсонала заставила неутомимого Самойловича предпринимать все новые и новые способы борьбы с заразой. В эти дни ему первому из русских учёных пришла блестящая идея о противочумных прививках, которые врач готовил из содержимого бубонов больных. Однако предрассудки помешали внедрить ему их в Москве. Также Самойлович разработал собственную систему противоэпидемических мероприятий. На себе доктор доказывал действенность предлагаемых им мер защиты. Для этого врач надевал на себя снятую с зараженных людей и окуренную дымом одежду. Когда при Симонове монастыре открылась новая «чумная больница», верный долгу врача и патриота Самойлович отправился работать туда. Каждый день в больницу поступало около сотни новых пациентов. Убрав перегородки между кельями, врач сумел разместить в монастыре более двух тысяч человек. В первый раз в медицинской практике, задолго до Пирогова отважный лекарь применил методику сортировки больных, которую сразу же стали применять во всех противочумных лечебницах. По распоряжению Самойловича медперсонал в больнице работал только в халатах и обуви, пропитанных уксусом и смазанных дегтем. Тяжелая и напряженная работа не прошла бесследно – мужественный доктор заболел чумой. Однако страшная болезнь оказалась не властна над ним. Самойловича перевезли на южную окраину города и разместили среди прочих выздоравливающих в Даниловском монастыре. А в это время недовольство населения все росло – голод, карантинные строгости, недоверие к врачам, неэффективность лечения, принудительная госпитализация, узаконенный порядок уничтожения имущества заболевших – все это отражалось на состоянии жителей города. За сутки на улицах Москвы погибало от 900 до 1200 человек. На помощь полиции по уборке трупов с улиц из тюрем были выпущены уголовники. Своим мародерством и грубыми действиями эти «черные дьяволы» наводили на москвичей ужас. В сентябре 1771 в народе прошел слух, что чудотворная Икона Боголюбской Богоматери, расположенная у Варварских ворот, исцеляет людей. Жители хлынули к воротам. Во избежание столпотворения архиепископ Амвросий отдал команду перенести икону в ближайшую церковь. И тогда начался бунт. Восставшие выпускали больных и разбивали карантины, архиепископ был насмерть забит дубинками. Неподалеку от Данилова монастыря крепко избили и Самойловича. Воинские команды подавили бунт, усеяв Красную площадь трупами восставших. Лишь после этого для борьбы с эпидемией была организована специальная Противочумная комиссия, куда в качестве единственного представителя лекарского сословия вошел Даниил Самойлович. После ликвидации чумы в Москве врач был удостоен денежной награды и чина коллежского асессора с правом потомственного дворянства. А осенью 1774 Самойловичу довелось осматривать состояние Емельяна Пугачева, которого доставили в Москву и поместили в холодном и сыром подвале. Доктор обнаружил у Пугачева тяжелое воспаление легких. Екатерина желала сохранить мятежнику жизнь до публичной казни, в результате чего Самойлович успешно лечил его. Но как только состояние больного улучшилось, лекаря перестали пускать к нему. А вскоре Пугачева казнили. До 1776 года Самойлович в чине штаб-лекаря работал в Московском департаменте Сената. Товарищи настоятельно рекомендовали врачу обобщить накопленный опыт и отправиться за рубеж с целью защиты докторской диссертации. Послушав их, в августе 1776 Самойлович на собственные средства отправился во Францию и поступил на медицинский факультет Страсбургского университета, пользующийся особой славой и выпускающий лучших акушеров Европы и России. Вскоре небольшая сумма денег, скопленная врачом в Москве, подошла к концу. Долги и нищенское существование вынудили Самойловича дважды обратиться с просьбой о помощи к президенту Российской Государственной медколлегии. Но только спустя два года, в мае 1778, вышел указ о выплате бедному ученому денежных средств. Готовясь к защите, Самойлович в 1778 году составил и опубликовал в России руководство по повивальному искусству под названием «Деревенская и городская повивальная бабка». В эти же годы Самойлович написал еще одну популярную книгу «для народа» – по лечению от бешенства. Диссертацию по оперативному акушерству Даниил Самойлович успешно защитил в 1780 году в Лейденском университете и был удостоен степени доктора медицины. После этого врач еще три года пробыл за границей, посетив Голландию, Австрию, Англию и Германию. Живя в Париже, доктор познакомился с известным русским скульптором Феодосием Щедриным, создавшим скульптурный портрет-барельеф Самойловича. Впоследствии гравер Елисей Кошкин создал по этому барельефу гравюру, сохранившуюся до нашего времени. В эти же годы Даниил Самойлович написал несколько крупных научных работ, посвященных Московской чуме 1771 года. В августе 1783 они были изданы во Франции, а в 1885 переизданы в Лейпциге. Об этих трудах говорили все ведущие европейские ученые, а девять западноевропейских академий избрали их автора своим членом, и лишь Российская Академия не ответила на прошение ученого о принятии его. Кроме того, Самойлович отправлял Екатерине II письмо, в котором просил ее способствовать в деле организации школ по обучению акушерок в нашей стране, но императрица его предложения не утвердила. В конце 1783 Самойлович вернулся в Санкт-Петербург. На родине знаменитому врачу оказали довольно холодный прием, наказав ждать вакантную должность. Несмотря на острую нехватку специалистов, талантливый ученый семь месяцев сидел без работы, подумывая даже об отъезде за границу. От безработицы доктора спасла очередная эпидемия чумы, охватившая юг Украины. Только в Херсоне за семь месяцев 1783 года от нее погибло свыше трех с половиной тысяч человека и еще около двух тысяч умерло от «обычных болезней». В городе прекратилось строительство кораблей и зданий, вокруг него было возведено несколько карантинов. Однако борьба с эпидемией велась старыми методами и мало что дала. В итоге смертельное заболевание поставило под угрозу реализацию грандиозных проектов светлейшего князя Потемкина по заселению Екатеринославского наместничества. В апреле 1784 Екатерина II уже не приказывала Григорию Александровичу, а умоляла: «Слух пронесся, будто в Херсоне свирепствует язва и будто она пожрала большую часть работников адмиралтейских. Сделай милость, сильной рукой примись за истребление оной». Князь и без напоминаний царицы знал, как беспощадно чума косит жителей города, а смерть командира Черноморского флота вице-адмирала Федота Клокачева подтолкнула Потемкина к решительным действиям. В самых изысканных и вежливых выражениях он воззвал о помощи к некоему врачу, обладавшему уникальным опытом борьбы с чумой, известному под именем Даниила Самойловича: «Известное прилежание и искусство ваше побудили меня доверить вам главное…. Херсон, пострадавший от заразы, должен быть первым предметом вашего попечения…». Безработный врач, потеряв надежду устроиться акушером, принял предложение князя Потемкина занять место губернского доктора Екатеринославского наместничества. Специальный приказ определил обязанности губернского лекаря – «первое попечение город Херсон, обезопасить местность, обеспечить средствами и кадрами карантинные службы». В июне 1784 Самойлович прибыл в Кременчуг, являвшийся административным центром наместничества, и энергично принялся за работу. В июле он уже был в Херсоне и, устроив на реке Кошевой новый карантин для изоляции заболевших, активно начал применять дезинфекцию и ряд собственных противочумных мероприятий. Осенью 1784 Даниил Самойлович предпринял попытку отыскать возбудителя болезни для чего начал заниматься микроскопическими исследованиями. Для этого он приобрел самый совершенный на то время микроскоп Деллебара. Исследования, продолжавшиеся несколько лет, к сожалению, ничего не дали. К слову, чумная палочка была обнаружена лишь спустя 110 лет, и неудача в поисках вследствие несовершенства микроскопической техники вовсе не уменьшает заслуг врача, первого в истории попытавшегося с помощью микроскопа установить возбудителя этой болезни. Также по инициативе Самойловича 29 июля 1784 в Херсоне было создано Медицинское собрание – первое в нашей стране научное медицинское общество, целью которого стало изучение «какие болезни и в какое время возрождаются в городе Херсоне и его округе, как от них защищать и вылечивать людей самыми верными и простыми способами». В конце 1784 года эпидемия в городе закончилась. Труды врача получили высокую оценку властей. Например, правитель Екатеринославского наместничества Иван Синельников писал: «Особенно себя отличил доктор Самойлович, который своим примером, побудя чинов медицинских к пользованию зараженных, великое количество таковых спас от смерти и о роде болезни учинил весьма важные открытия... Самойлович – герой чумной, или, если хотите, истинный Эскулапий, Иппократ». В 1785 Даниил Самойлович был удостоен чина коллежского советника. В следующем году доктор, восстановив переписку с европейскими учеными, отправил в Париж свои дополненные труды о чуме, которые были изданы в 1787 году. Слава доктора как выдающегося специалиста по вопросам моровой язвы гремела по всей Европе. Еще четыре зарубежные академии избрали его своим членом, а император Австрии Иосиф II наградил доктора золотой медалью. В декабре 1786 был окончательно утвержден маршрут путешествия Екатерины на юг, и Самойлович вместе с Потемкиным и губернскими чиновниками совершил инспекционную поездку по шести городам края, в ходе которой на местах познакомился с организацией медобслуживания жителей этих земель. Вместе с этим опытный губернский доктор успешно определил причину массовых желудочно-кишечных заболеваний военнослужащих, расквартированных в устье Ингула. Ею стала низкокачественная вода из местной речки. По рекомендациям доктора срочно были выкопаны три колодца, а по берегам речушки выставлены предупреждающие посты. Образцовый порядок доктор навел и в Херсонском карантине. За свои труды Самойлович был представлен к ордену Святого Владимира, однако заслуженной награды не получил – до Потемкина дошли слухи о словах Самойловича, касательно приезда Екатерины II на юг страны. О встречах императрицы доктор прямо говорил, как о бутафорщине. Летом 1787 Кременчуг посетил известный немецкий врач и путешественник Меллер, знакомый с Самойловичем по его работам. В своей книге он писал: «Доктор принял меня дружественнее и сердечнее, чем я мог ожидать от человека, являющегося членом многих иностранных академий и удостоенного писем царских особ». На прощание русский врач подарил немецкому ученому четыре своих книги. В этом же году князь Потемкин принял решение основать Екатеринославский университет. Заветная мечта Даниила Самойловича о преподавательской деятельности и обучении молодых медиков вполне могла бы осуществиться, однако помешала начавшаяся русско-турецкая война. Тем не менее, в сентябре 1787 в Кременчуг приехала первая группа студентов, жаждущих изучать медицину. Даниил Самойлович решил не отправлять их обратно, а организовать медицинскую школу для подготовки квалифицированных кадров, необходимость в которых с началом военных действий резко возросла. Вскоре после начала войны Самойлович оказался на фронте. В качестве дивизионного доктора он работал при войсках Александра Суворова. В письмах Василию Попову и Григорию Потемкину полководец высоко оценивал его деятельность. А в известном Кинбурнском сражении, когда Александр Васильевич был дважды ранен (в руку и грудь), Самойлович, рискуя жизнью, прямо на поле битвы оказал знаменитому полководцу первую помощь. Впоследствии он больше месяца лечил Суворова. Кроме того знаменитый врач, организовывая медицинское обеспечение боевых действий, издал ряд инструкций по обезвреживанию воды, а также запретил есть сырые и незрелые плоды. Отметив тот факт, что в ходе эвакуации в тыл все раны и болезни осложняются, а лечение затягивается, доктор предложил лечить пострадавших в прифронтовых лазаретах. В 1788 году, предвидя долгую осаду крепости Очаков, Григорий Потемкин отдал распоряжение своему ближайшему соратнику Михаилу Фалееву срочно развернуть для нужд армии новый полевой госпиталь, получивший впоследствии название Богоявленского. Местом его устройства были выбраны земли неподалеку от села Витовка. Причинами устройства лазарета на этой земле стали: близость к театру военных действий, сообщения сухопутными и водными дорогами, наличие источников качественной воды. Строительство велось быстро – здания сооружали из мелких бутовых камней на глине. Датой открытия Витовского полевого госпиталя согласно исследованиям историков принято считать 16 июня 1788. А уже 6 июля Даниил Самойлович был назначен его главным врачом. 24 июля в госпиталь поступили первые больные – восемьдесят восемь человек флотского батальона Суворова и пятьдесят два человека из города Херсона. В начале августа в госпитале уже размещалось свыше четырехсот больных, а спустя две недели из армии сюда отправили еще около 560 пациентов – под Очаковом началась эпидемия кишечных заболеваний, а нехватка витаминов привела к появлению цинги. Главврач ввел в госпитале строгие санитарно-гигиенические правила и установил карантин, распространяющийся на все селение. Более двух лет Самойлович неустанно работал в госпитале. Современники отмечали его душевное и внимательное отношение к больным, утверждая, что само присутствие врача способствовало выздоровлению больных. Несмотря на изнуряющую деятельность, Даниил Самойлович находил время заниматься наукой – в 1790 была опубликована очередная книга «Способы восстановления медико-хирургической работы в армии». 9 октября 1790 по приказу Григория Потемкина Даниил Самойлович был внезапно и без объяснения причин уволен. Формальным основанием стала новость о том, что главврач, минуя Потемкина, направил в Государственную медицинскую коллегию прошение уволить за обман и хищение аптекаря госпиталя некоего немца Дитриха Дрейера – «нерадивого, малограмотного и всегда нетрезвого». Однако биографы Самойловича приводят версию, что причиной опалы врача явилось его пребывание за границей накануне первой французской революции. И хотя он не был на парижских баррикадах, до властей, по всей видимости, дошли его слова коллегам, в которых доктор положительно отзывался о прогрессивных веяниях антимонархического вольнодумства. Как бы то ни было врач и учёный, известный всему миру, вновь остался без средств существования. Два года Самойлович, его супруга и два их малолетних ребенка бедствовали. Не помогли ни многократные обращения в Адмиралтейство, ни письма доведённого до отчаяния врача царице. Тем не менее, живя в Петербурге, Самойлович продолжал активно заниматься наукой, анализировать накопленный опыт и писать новые статьи. По окончанию войны Платон Зубов – новый Екатеринославский генерал-губернатор, заменивший умершего Потемкина, – обратился к Екатерине II с предложением организовать на юге мощный заслон из пограничных карантинов. Указ об их организации был издан 6 июня 1793. Согласно ему главным карантинным доктором назначался Даниил Самойлович, отлично знакомый, по словам Зубова, с местными условиями. Прибыв на место, врач активно взялся за дело. Его резиденцией стал Очаков, однако там медик находился редко, предпочитая все время проводить в объездах городов, в которых были организованы карантины, и инструктаже местных докторов. Согласно документам только за 1800 год Самойлович совершил 29 служебных поездок общей протяжённостью в тридцать тысяч километров. Работая главным карантинным доктором он шесть раз встречался с эпидемией чумы и успешно ликвидировал ее: в Тамани в 1796, в Одессе и Каменец-Подольске в 1797, в Дубоссарах в 1799, в Феодосии и Елисаветграде в 1799. Кроме того он составил новый карантинный устав, проект которого был отправлен в медколлегию, а затем утвержден Павлом I. Неутомимая деятельность по улучшению карантинной службы и скорейшей ликвидации очагов заразы были высоко оценены – в 1796 Самойлович получил давным-давно обещанный ему орден Святого Владимира. В 1797 он был удостоен чина статского советника, а спустя два года — действительного статского советника. В то время среди медиков такие высокие чины практически не встречались. В 1800 году карантинная служба была реорганизована, и Даниил Самойлович стал инспектором Черноморской медицинской управы в Николаеве, где и проработал последние годы жизни. Именно здесь талантливый эпидемиолог закончил свой капитальный четырехтомный труд, подводящий итог его многолетней борьбы с чумой. Жил Самойлович, несмотря на улучшение материального положения, очень скромно и не приобрел никаких богатств. У него не было ни поместья, ни крепостных. Основная часть заработанных денег шла на разъезды и наем транспорта (подорожных средств ему не выдавали). Подготовка и печатание научных работ также требовали значительных затрат. В ноябре 1804, несмотря на холодную зиму, врач отправился в тысячекилометровую поездку по городам Херсон, Берислав, Севастополь, Акмечеть, Таганрог. В них он осматривал госпитали, аптеки и лазареты, проверял работу медперсонала. Вернувшись из поездки в конце января 1805, Самойлович тяжело заболел желтухой. Умер выдающийся русский медик в городе Николаеве 20 февраля 1805 года. Памятник Даниле Самойловичу, установленный в Николаеве, Украина на улице имени Д.Самойловича По материалам книги Н.К. Бородия «Даниил Самойлович Самойлович» и сайта http://litnik.org

Выбор редакции
04 декабря 2014, 21:45

Банк «

Банк «Форштадт» изменил условия кредитования малого и среднего бизнеса, увеличив ставки по ряду программ.«Овердрафт» на сумму от 250 тыс. рублей предоставляется теперь под 11,5—14% годовых (ранее