• Теги
    • избранные теги
    • Компании41
      • Показать ещё
      Страны / Регионы56
      • Показать ещё
      Формат4
      Люди5
      Разное31
      • Показать ещё
      Показатели2
      Издания2
      Международные организации3
Форштадт
22 сентября, 18:55

Как русский люд Латвию и Эстонию обживал

Уже в начале XIII в. в Риге была Русская церковь, которая подчинялась Псковскому епископу, существовала Русская улица, а в предместье — Русская деревня.

17 сентября, 20:36

"Внутренние войска" Российской империи против "Великой армии"

12 (24) июня 1812 года огромная армия Наполеона, переправившись через реку Неман, вторглась в пределы Российской империи. Однако беспрепятственно продвигаться по российской земле ей не удавалось. Уже с первого же дня передовые части противника повсюду натыкались на активное сопротивление, которое оказывали им не только военные, но и гражданские власти. Подразделения внутренней стражи также принимали непосредственное участие в боях.Первыми бой с нашествием «двунадесяти языков» приняли солдаты и офицеры Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, входившего во 2-ю бригаду полковника Шица 4-го округа внутренней стражи. В его составе было немало ветеранов, имевших боевой опыт. Так, из 108 человек Гродненской штатной роты до нападения наполеоновцев только 18 не участвовали в боях и сражениях.16 (28) июня вплотную к городу подошли по белостокской дороге передовые части 8-го вестфальского корпуса Иеронима Бонапарта, а со стороны г. Августова через деревню Лососну – авангард 5-го польского корпуса Понятовского и заняли предместье Занеманский форштадт.Ожесточенные атаки многократно превосходящих сил неприятеля вместе с занявшим оборону на правом берегу Немана кавалерийским отрядом атамана Платова, состоявшим из казаков, героически отражала и команда Гродненского батальона во главе с почтмейстером Высотиным. И сколько неприятель ни «силовался на мост», сколько ни делал попыток переправиться, его встречало упорное сопротивление внутренней стражи.Отряд продержался до вечера, когда Платов, «видя невозможность задержать неприятеля, не имея пехоты, кроме слабого и не имевшего порядочных ружей Гродненского батальона», сжег мост и оставил город. Приказ — «истребить мост через Неман лежащий» — был дан прапорщику Гродненского внутреннего гарнизонного батальона Николаю Ивановичу Ившину (его фамилию иногда ошибочно пишут как «Ившинин»), под командой которого было плохо вооруженное подразделение, состоявшее из ветеранов и инвалидов. Тем не менее, они выполнили приказ и сожгли мост.Переправа через Неман войск Эжена де БогарнеВ бою при уничтожении плавучего моста Николай Иванович Ившин погиб, став первым русским воином, павшим смертью храбрых в Отечественной войне 1812 года.Вот как бой Гродненского батальона против Великой армии Наполеона описывает Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года, составленный на основе источников XIX века (М. О. Гродненск. внутрен. гарнизон. батальона за 1812 г.: кн. № 2596 — формулярные списки, кн. № 283 — месячные рапорты. В. У. А., отд. II, № 1875, л. 323, 324. «Варшавский Военный Журнал» 1899 — «Воспоминания польского генерала Колочковского»):«Ариергардный бой при гор. Гродно 28.06.18121-я Западная армия.Гродненский внутренний гарнизонный батальон и летучий казачий отряд атамана Платова: Донской Атаманский полк (командовал полковник Балабин 2-й), Донские казачьи полки: подполковника Власова 3-го, подполковника Грекова 18-го, ген.-майора Денисова 7-го (командовал войсковой старшина Победнов), ген.-майора Иловайского 5-го (командовал войсковой старшина Давидов), полковника Мельникова 3-го, подполковника Харитонова 7-го; Перекопский (подполковника княза Хункалова) и Симферопольский (подполковника князя Балатукова) конно-татарские полки; Ставропольский калмыкский капитана Диомидия и 1-й Башкирский полки; 2-я Донская конно-артиллерийская рота (12 орудий) войскового старшины Суворова 2-го.К гор. Гродне наступал Вестфальский король Иероним с 8-м корпусом по Белостокской дороге и польский корпус ген. князя Понятовского по дороге из гор. Августова (через дер. Лососну). Утром сильный вестфальский отряд приблизился к гор. Гродне и занял его предместье — Занеманский форштадт — на левом берегу р. Немана.Казаки атамана Платова и его 2-я Донская конно-артиллерийская рота, расположившись на окраине гор. Гродны по правому берегу р. Немана, вели, при содействии Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, ожесточенную перестрелку с неприятелем до позднего вечера, когда атаман Платов, видя явную невозможность задержать постепенно усиливавшегося неприятеля и не имея у себя пехоты, кроме слабого и не имевшего порядочных ружей Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, «спалил» деревянный мост через р. Неман, очистил гор. Гродну и отступил на восток от Гродно-виленской дороги — к местечку Щучину. Во время этого боя убит прапорщик Гродненского внутреннего гарнизонного батальона Николай Иванович Ившин. О прочих потерях сведений не имеется.»После боя и уничтожения моста, Гродненскому батальону с транспортами, «с казенными вещами, оружием и оного ж батальона с больными, в гродненском госпитале находившимися, главною аптекою и прочим» приказано было следовать на Щучин, Белицу, Новогрудок, Кареличи, Турец, Мир, Новый Свержень, Камелу, Кайданов и Минск.Однако по причине занятия последнего противником отряды направились из Новогрудка к Бобруйску и далее в Чернигов, куда и прибыли благополучно в середине июля, кроме первого, который, будучи отправлен ранее других, пришел в Минск и был захвачен французами.(С.) Н.Н.Малишевский

Выбор редакции
31 августа, 12:11

Банк «Форштадт» предлагает сезонный вклад «Выбор осени»

Банк «Форштадт» предлагает открыть новый сезонный вклад «Выбор осени».

Выбор редакции
30 июня, 16:44

Конституционный суд Австрии признал законным изъятие дома Гитлера

Конституционный суд Австрии подтвердил законность изъятия в пользу правительства страны дома, где родился и провел первые три года своей жизни Адольф Гитлер. Об этом сообщил президент суда Герхарт Хольцингер. Недвижимость находится по адресу: Зальцбургер Форштадт, дом 15, в городе Браунау-на-Инне. «Экспроприация дома в Браунау, где родился Адольф Гитлер, путем принятия закона отвечает общественным интересам, соответствует нормам и произведена не безвозмездно, поэтому она не противоречит конституции», — цитирует ТАСС Хольцингера.

15 июня, 12:55

Про штурм Бейрута графом Орловым

Боевые действия в 1772 году начались с похода отряда из четырёх поляк (поляка, полякра, полака – быстроходное трёхмачтовое средиземноморское судно) и двух полугалер под командованием грека Георгия Ризо, флигель-адьютанта Алексея Орлова, к легендарной Финикии. Глядя на успешные действия России против османов, правитель Египта Али-бей ал-Кабир решил отложиться от Великой Порты и обратился к российской императрице за поддержкой.К Али-бею присоединился правитель Галилеи шейх Дагер ал-Омар (Захир ал-Омар), разбогатевший на торговле с европейскими государствами основным экспортным товаром Палестины, хлопком, и желавший распространить своё могущество до Бейрута. Эмир Бейрута Юсуф Шихаб, поддерживаемый горцами‑друзами, и паши Сайды (древний Сидон), Дамаска и Триполи остались верными союзниками Турции.С одобрения Екатерины Алексей Орлов пообещал Али-бею поддержку.Антон Псаро передал крейсеровавшему у Кикладских островов Георгию Ризо приказ командующего идти к Бейруту. Находившийся на шебеке «Греция» под командой Псаро капитан Маргарит Блазо стал участником осады и штурма Бейрута.Соединившись, отряды Ризо и Псаро поплыли к Дамиетте, у которой 18 мая они застали фрегат «Святой Павел» Панайота Алексиано с Иваном Войновичем на борту.К Бейруту двинулись разными путями. У города Сура (древний Тир) Ризо заметил, обстрелял и вынудил к бегству турецкий фрегат. Затем доплыл до Сайды и снял с города турецкую осаду. Псаро сначала держал курс на остров Скарпонто, после пошёл к Хайфе. Здесь морские отряды соединились вновь и 7 июня приблизились к Бейруту.В течение трёх дней город жестоко бомбардировали с бортов. В день на Бейрут обрушивалось по 500 залпов. Когда же огонь стих, высадившиеся десантники, в числе которых был Маргарит Блазо, подожгли форштадт изнутри. 12 июня морские пехотинцы вернулась на суда. Следом поднялись переговорщики – католические монахи, гружённые мешками с шёлком.Выкуп бейрутцам пришлось заплатить изрядный. Морской историк Ф. Веселаго писал, что Ризо взял с Бейрута контрибуцию, равную годовой подати, платимой турецкому султану [10, с. 101]. Вдобавок воинам под Андреевским флагом в качестве трофеев достались 10 торговых судов.Призы делились между командованием и участниками операции согласно Морскому уставу.13 июля в Аузу вернулась «Греция» Антона Псаро, спустя неделю – остальные. После Бейрута капитан-лейтенант Псаро получил Георгия IV степени и принял фрегат «Не тронь меня».«Оказатель сего аттестата Албанской команды капитан Маргарити, находясь со своею командою на моем корабле семь месяцов в компании, во все время бытности его служил добропорядочно, и я очень благодарен; ибо он полученныя от меня приказания исполнял со всяким усердием и храбростью; в засвидетельствование чего и сей Ему аттестат от меня дан в порте Аузе на корабле именуемом: Не тронь меня 1774‑го года Октября 18‑го дня», – написал кавалер Антон Псаро [6, ч. 1, л. 278 об.].* * *Через год «колода» перетасовалась. Али-бей пал жертвой заговора, и настала очередь правителя Бейрута Юсуфа Шихаба обратиться за помощью к России.Из Дамаска в Бейрут был направлен отряд под командованием опытного военачальника Ахмета ал-Джеззара. Босниец по происхождению, Ахмет получил прозвище Джеззар (по-арабски «мясник») за жестокость к противникам. Ахмет оценил значение Бейрута и решил задержаться в нём надолго. Эмир Юсуф терпеть нового властителя Бейрута не пожелал. Шейх Дагер ал-Омар поддержал в конфликте Юсуфа Шихаба.Граф Алексей Орлов, получив письмо от мятежных правителей, направил в июне 1773 года к сирийско-ливанским берегам крейсеровавший у Родоса отряд лейтенанта Марко Войновича (фрегаты «Святой Николай» и «Слава», четыре полугалеры, одна шхуна). К Сирии на фрегатах «Надежда», «Святой Павел», пяти поляках и двух полугалерах выдвинулся капитан II ранга Михаил Кожухов. У Акки отряды соединились, и старший по званию Кожухов принял командование объединённой эскадрой. Снова в составе морского десанта был Маргарит Блазо с командой. Юсуф пообещал поддержку друзских племён.19 июня русские подошли к Бейруту. Эмиссар Орлова в Сирии гвардии поручик Карл Макс (Максимилиан) Баумгартен доложил, что он от лица российского командования заключил союзный договор с Дагером и Юсуфом. 25 июня Кожухов выстроил фрегаты в линию и блокировал город с моря [11, с. 394– 401].Спустя месяц редкие перестрелки сменила масштабная бомбардировка. Под прикрытием огня был высажен десант: 787 человек морских канониров под командованием Баумгартена и греко‑албанцы под командованием майоров Георгия Дуси и Ивана Вой74 новича. Вместе с десантом на берег были свезены четыре 6-фунтовые пушки и установлены две батареи для создания в городской стене проломов. При батареях возвели земляные укрепления.Беспрерывный обстрел продолжался почти десять суток. Однако противник держался стойко, а пушечные ядра крепким стенам вредили не сильно. Оборонявшиеся быстро закладывали пробоины и совершали ответные вылазки. Горцы‑друзы обещали выставить пять‑шесть тысяч человек, блокировать Бейрут с суши и штурмовать город в назначенный день, но на помощь не пришли. Было принято решение возвращаться на борта и ждать подкрепления от Дагера из Акки.Морская блокада продолжалась. Дагер разбил отряд, посланный из Сирии на помощь к осаждённым. Друзы, наконец, перекрыли горные дороги и оставили Бейрут без воды. 18 августа был вновь высажен десант и штурм возобновился. Маргарит Блазо при штурме Бейрута был тяжело ранен. «Получил рану очень опасну ружейной пуля, от которой чуть не умер» – написал в Бейруте 20 декабря 1773 года поручик Карл Баумгартен [6, ч. 1, л. 279].В городе начался голод, люди ели вьючных животных и собак. Посланный к русскому командованию дервиш объявил, что Джеззар готов сдаться.Бейрут пал. 30 сентября согласно условиям капитуляции гарнизон численностью в 1200 человек покинул крепость через западные ворота. С восточной стороны в город вошли русские войска. Ахмет ал-Джеззар на русском корабле отправился в Сайду восстанавливаться после поражения.По условиям, заключённым до начала операции, Бейрут перешёл под контроль друзов, а турецкий гарнизон – в подчинение шейха Дагера. Российские части занимались восстановлением городских укреплений и оставались в крепости до 2 января 1774 года. Согласно договорённости, мародёрством победителям заниматься было строжайше воспрещено. Контрибуцию должен был выплатить Юсуф Шихаб. «…Для возмездия российским войскам за обыкновенный грабеж, который в оном случае им делать запрещается, князья и начальники друзские обязываются заплатить в руки господина командующего российского триста тысяч пиастров» [12, с. 34].Собранные Юсуфом Шихабом деньги были поделены между всеми участниками штурма и главнокамандующим Орловым. На долю офицеров и нижних чинов пришлось 173572 пиастра (пиастры – денежная единица Османской империи, равная 26 граммам золота). Четыре с половинной тонны золота были розданы «согласно окладам их жалования» [11, с. 404]. Капитан роты морских десантников Маргарит Блазо покинул Бейрут не с пустыми руками.Вдобавок к золоту русским достались ценные трофеи – две полугалеры с 17 пушками, тысяча ядер, 14 крепостных орудий, одна мортира, 9 фальконетов, драгоценное оружие, дорогие ткани и посуда.Благодарный шейх Дагер в письме Орлову сообщил о готовности передать Ливан под протекторат России. Императрица идею не поддержала и на письмо не ответила.Участник второго штурма Бейрута Маргарит Блазо заслужил похвалы командующего эскадрой капитана Михаила Кожухова: «1774-го году Февраля 29-го дня дан сей атестат бывшему в порученной мне ескадре во втором Албанском батальоне Капитану Мануиле Маргариту, в том, что со определения его с 1773-го году Майя с 25-го по 774-й год Февраля по 29-е число, которой будучи при Сирских и Египетских берегах, и во время блокады и отаки города Берута, и при вступлении во оной войск Ея императорскаго Величества находился в гарнизоне три месяца, а против неприятеля храбр и неустрашим, и ротаю своею командовал исправно, и людей содержал добропорядочно, в чем и заслуживает достойную похвалу» [6, ч. 1, л. 278, 316 об.]. Отметил в аттестате храбрость Блазо и Карл Баумгартен, исполнявший должность коменданта крепости, пока русская эскадра стояла на рейде у берегов Ливана.За время штурма турки потеряли 800 человек убитыми и ранеными. Потери с российской стороны составили: 2 офицера и 34 солдата убитых, 96 – раненых.Падение Бейрута явилось для Порты серьёзным ударом; основной поток продовольствия и товаров из Восточного Средиземноморья шёл именно через этот порт.Второй раз капитан Блазо получил ранение в десанте у залива Воло, недалеко от города Салоники [6, ч. 1, л. 316].Командование отметило боевые заслуги Маргарита Блазо серебряной медалью.,

Выбор редакции
12 июня, 18:28

«Форштадт» предложил сезонный вклад «Серебряная дата»

Банк «Форштадт» предложил сезонный вклад «Серебряная дата».

Выбор редакции
05 июня, 14:35

Банк «Форштадт» предлагает «Летний» вклад

Банк «Форштадт» ввел вклад «Летний».

Выбор редакции
04 апреля, 14:32

«Форштадт» обновил линейку вкладов

Банк «Форштадт» обновил линейку вкладов.

Выбор редакции
20 марта, 15:25

Банк «Форштадт» обновил условия акции по потребкредитам

Банк «Форштадт» обновил условия «Акционного» потребительского кредита. Теперь заемщики могут получить до 700 тыс. рублей без залога и поручительства, ранее сумма займа ограничивалась 380 тыс. рублей.

Выбор редакции
02 марта, 12:04

«Форштадт» предложил вклад «Весеннее настроение»

«Форштадт» предложил вклад «Весеннее настроение».

25 февраля, 10:38

Жилые дома русских в Эстонии

В начале двадцатого столетия петербургскими архитекторами были созданы наиболее известные в Эстонии особняки в стиле северного модерна (Лютера в Ревеле и Амменде в Пернове).

05 декабря 2016, 15:17

Мариупольские землянки

Оригинал взят у stariy_voin в Мариупольские землянкиЭто было вовсе не в Мариуполе, не на Азовском море и вообще не в теплых краях. И зимой эти землянки заносило так, что их обитатели откапывали свои жилища лопатами, а летом казалось, что землянки тонут в пылевом мареве, плывущем над булыжниками плохо мощенной улицы, соединяющей Омск-город с Омском-вокзалом. Эти землянки, жилища наполовину подземные, глинисто морщились, как некая зыбь земная, и казалось, что их можно если не перешагнуть, то перескочить с маху. Мариупольскими они звались потому, что были сооружены поблизости от пивоваренного завода, принадлежавшего раньше предпринимателю по фамилии Мариупольский,— весь Омск когда-то пил мариупольское пиво.Фото: Леонид Мартынов. 1920-е годы.Я интересовался этими землянками не больше, чем другими окраинами старого Омска, например Волчьим хвостом, Нахаловкой, Сахалином, Порт-Артуром. Даже соседние с землянками хладобойни интересовали меня больше потому, что туда поступал скот из степей, в которые я выезжал для раскрепощения казахских женщин и на строительство совхозов зернотреста, чьи усадьбы, кстати сказать, сооружались под техническим руководством моего отца. Да и в городе было у меня множество всяких неотложных дел, связанных с вопросами строительства и проблемами культуры и науки. И в курс всего этого я был готов ввести Марию Михайловну Шкапскую, с которой меня однажды познакомил редактор газеты «Рабочий путь».Фото: Мария Шкапская. 1920 - е годы.Я понимал, что передо мной не просто обыкновенная газетчица,   но  путешествующая   по   Сибири   в качестве журналистки ленинградская поэтесса. Я знал ее взволнованные стихи о радостях и муках материнства «Mater dolorosa» и, кажется, еще какие-то другие маленькие, беленькие, типично ленинградские книжки. Конечно, я не представлял себе ясно облика этой незаурядной женщины, я ничего еще не знал тогда о ее сложном творческом жизненном пути, пути русской революционной интеллигентки, о ее скитаниях с отцом по ссылкам, о годах ученья в Петербургском психоневрологическом институте, а затем — в предреволюционной эмиграции — на филологическом факультете в Тулузе и в школе восточных языков в Париже, о ее послереволюционных контактах с Горьким и Блоком и, наоборот, неладах с Гумилевым. Я просто-напросто знал, что передо мной в качестве ленинградской журналистки сидит Мария Шкапская, та самая, которая написала о том, как горько, «познав любви пленительный Эдем, родить дитя неведомо зачем». И вот этой лирической поэтессе я и должен показать достопримечательности города Омска. Крепость? Музеи? Завод «Красный пахарь»? Сибака — Сибирская сельскохозяйственная академия с ее достославными учеными?Но, мягко, улыбнувшись, Мария Михайловна сказала, что ей в настоящий момент хотелось бы больше всего познакомиться с бытом самых что ни на есть простых людей.— Хорошо, Мария Михайловна,— сказал я,— попробуем в мариупольские землянки.Это было ближе всего — минут пятнадцать ходьбы от центра города. Тем более что там, за зданием Сибопса, на бывшем пивном заводе Мариупольского жил мой приятель студент-медик по имени Серафим, которого я и хотел взять проводником по полуподземному царству. Но Серафима мы не застали дома и отправились в соседние землянки вдвоем. И это меня, сознаюсь, огорчило. Хотя Мария Михайловна была женщина решительная и одета была чрезвычайно просто, гордая голова ее была повязана скромной косынкой, я все-таки не был уверен, как нас встретят. Дело в том, что я никогда до тех пор не вступал в личный и тесный контакт с обитателями этих землянок. Я знал об этих людях главным образом из сводок происшествий, как газетчик. Но мы пришли среди белого дня. Меж землянок бегали дети, женщины стирали и развешивали белье, какой-то молодец чипил крышу своего жилища, сидя на ней верхом.К нему-то я и обратился с деланно-небрежным приветствием:— Здравствуйте! Как живете? — И, услышав ответное: «Здоров!» — я не придумал ничего более умного, как спросить: — А что, у вас соседи хорошие?Но в ответ услышал именно то, за чем мы и шли.— Соседи? — воскликнул он.— Да уж до того хороши, что лучше не надо! Васька Пупсик. Известный шулер! — И, приглядевшись к нам внимательно, он добавил: — Как вы с обследованием, так и загляните к нему, он дома.И, спрыгнув с крыши, он крикнул чуть ли не прямо в дымовую трубу соседней землянки:— Эй, Васька, к тебе гости, встречай!И выкрикнул это так убедительно, что мы с Марией Михайловной и в самом деле смело сошли по глинистым ступеням внутрь Васькиного жилища.Васька Пупсик, круглолицый и аккуратный паренек, встретил нас безмятежной улыбкой.— Сам он шулер! — сказал он.— А я честно играю. Разве виноват, что он мне проиграл? Не соображаешь, так и не играй! А вы что? Из санитарной инспекции, что ли? Да вы садитесь, если не брезгуете.Конечно, он подметил точно: мы постеснялись усесться на тряпичное ложе, на котором восседал он сам, отвечая в дальнейшем па мягкие, обдуманные вопросы Марии Михайловны. И его ответы были столь же деликатны и разумны, как и вопросы корреспондентки-поэтессы. Этот Васька Пупсик довольно картинно обрисовал нам сложное бытие если не всех, то многих земляночных обитателей. В непринужденной беседе с нами он как бы шутя, к примеру, сумел рассказать и о скупом своем соседе, неудачливом тамбовском переселенце, удачливо отбившемся от сельского хозяйства и прибившемся к рабочему классу, и о другом мариупольце, беженце из голодавшего Недавно Поволжья, разжиревшем на сибирских хлебах до того, что стал похожим на кулака, какого в газетах рисуют, и из-за толщины в свою землянку влезть не может, дети вталкивают...В его речах чувствовалось если не мудрое, то хитрое желание под видом независимой насмешки выразить свою благонамеренность, уважительное отношение к советской власти, представителями которой, как он полагал, являлись мы, я и Мария Михайловна, какие-то обследователи, что ли. Я думаю, что и Мария Михайловна так его понимала, ибо слушала его рассуждения, снисходительно улыбаясь.Один из новейших биографов Марии Шкапской в предисловии к ее книжке, вышедшей в конце шестидесятых годов, пишет, что в те времена, когда она совершала свои поездки по Сибири, «экзотика во всех ее проявлениях на первых порах еще слишком влекла к себе очеркистку, и только несколько позднее к ней пришло убеждение, что по-настоящему яркие впечатления следует искать в другом». То есть, другими словами, Мария Михайловна лишь в поисках экзотики снизошла в глубь мариупольских землянок, «обитатели которых — осадок мутной переселенческой толпы». Оставляя на совести молодого биографа все эти рассуждения, включая и высокомерный сверху вниз взгляд на «мутную переселенческую толпу», я позволю себе заметить лишь одно: если и рассматривать Шкапскую как некую только что вернувшуюся из «бегства в лирику» эстетку, впервые начинавшую прислушиваться к «звукам той симфонии жизни, которую несли с собой первые революционные годы», если видеть тогдашнюю Шкапскую в свете той символической поэзии, на которой, по существу, воспитаны все мы, ровесники двадцатого века, то и в этом аспекте она представляется мне в те дни не искательницей экзотики, а скорее одной из тех артюррембических дев Марий, которые светлыми стопами своими стремились умять бушующий оскал человеческого прибоя, чьи волны шли наподобие бешеных быков, вырывающихся из истерического хлева стихии. Этот довольно сложный образ пришел мне на ум и потому, что беседа наша с Васькой Пупсиком в глубине мариупольских землянок происходила как раз под рев стад, загоняемых в ворота соседней с землянками мясохладо-бойни.Между тем Васька Пупсик, обрисовав нам облики взрослых обитателей землянок, перешел к молодому поколению. Вернее, Мария Михайловна начала разговор о детях. Материнство и дети, как я уже сказал выше, являлись главной темой ее стихов, но Васька Пупсик, отвечая насчет детей, незаметно перешел к тому, что получается, когда они вырастают. Вот, например, девки! Конечно, одни уходят в поломойки, в больничные санитарки, а другие сами попадают в больницы после того, как, погуляв в кабаках с кавалерами, заполучают что-нибудь такое. Но иные устраиваются даже очень выгодно: хотя бы вот тут поблизости у вокзала в балаганчиках восседают в виде китайских хозяйственных жен. Да, есть, конечно, и такие ловкачки! Однако рано радуются!Я слушал это повествование в общем без волнения. То, о чем толковал Васька, не было для меня новостью. Наша старая знакомая, прачка Августа, вдова пьянчуги-столяра Старкова, еще совсем недавно горько плакалась, что ее племянница, толстая, глупая Грушка, спуталась с китайцем, который наобещал ей горы шелка, а потом скрылся. А все сулил взять в Шанхай. Впрочем, говорили, что часто китайцы оказывались примерными, заботливыми мужьями.Китайцы эти были мелкими торговцами, содержателями кабачков, где в мутное, отнюдь не мариупольское пиво бросались для красоты какие-то самораспускающиеся фокусные цветочки и звездочки Из-за внутренних стенок этих лавочек, особенпо в темных кварталах Мокринского форштадта, порой доносился сладкий запах таяна, опиума. Эти китайцы однажды ввели меня в такое заблуждение, что мне пришлось миого потрудиться для разрешения загадки: однажды я поймал на сирени цикаду, самую настоящую цикаду, а затем еще и еще одну, о чем и дал сообщение в газету, сопроводив изложение факта догадками насчет потепления климата, изменения направления господствующих ветров и какими-то другими. Местные натуралисты поставили все эти мои догадки под сомнение, но цикаду признали цикадой, и я долго бы еще гадал, откуда она взялась, если бы наконец не разъяснилось, что некий предприимчивый китаец привез из Китая на продажу своим компатриотам некоторое количество Цикад в клеточках из слоновой кости. И несколько этих Цикад кто-то и упустил из клеточек. И я решил прервать повествование Васьки о глупости связывающихся с китайцами девок, чтоб рассказать о цикадах Марии Михайловне, и даже, кажется, уже начал свой рассказ, но она, почему-то взволновавшись, вдруг сказала:— Ну, что ж! Пожалуй, нам пора. Пойдемте! — И, кивнув Ваське Пупсику, добавила: — До свидания, дорогой мой, желаю вам всякого счастья в жизни!Фото: Мария Шкапская. 1920 - е годы.Теперь я, пожалуй, догадываюсь, почему она так мрачнела и поспешила прервать разглагольствования Васьки о глупости девок и коварстве китайцев. Может быть, я и ошибаюсь, но все-таки мне приходит в голову вот что: Мария Михайловна в сборнике своем «Ца-ца-ца» написала между прочим и следующее: «Она была русская, он китаец. Оба они жили в Париже... Домой им обоим было нельзя вернуться. С горя она рассказывала ему русские сказки, а он декламировал ей китайские стихи. Что запомнил он из русских сказок — надо спросить у него, а то, что запомнила она из китайских стихов,— записано здесь». Может быть, именно все это вспомнилось и как-то смутило Марию Михайловну, когда опа услышала ципические речи Васьки Пупсика...Может быть, так. А может быть, все это я и придумал теперь, бросая ретроспективный взгляд на события, участниками которых мы были пятьдесят лет тому назад, когда Мария Михайловна, подобно деве Марии, шла по глиняной зыби мариупольских землянок, как по тернистому пути жизни человеческой. И недаром Максим Горький еще в 1923 году написал ей, Марии Шкапской: «Вы... на новом и очень широком пути. До вас женщина еще не говорила так громко и верно о своей значительности». Современным историкам литературы очень просто теперь писать лапидарные строки о том, что-де сперва «наивными и беспомощными выглядели попытки поэтессы дать свое толковапие действительности» «и будто бы прежде чем к ней пришло убеждение, что по-настоящему яркие впечатления следует искать в другом» — она искала экзотику.Нет, не экзотику искала, конечно, поэтесса и тогда. И прежде чем начать после сотрудничества у Чагина в «Красной вечерке» систематически печататься в «Правде» и писать для серии «История фабрик и заводов» свой, как говорит биограф, капитальный труд «Леснеровцы», Мария Шкапская искала не экзотику, а диалектическую явь, в Томске, например: «...Ведя читателя сразу из физиотерапевтического института в цыганский табор, а в Омске путешествуя по мариупольским землянкам». И всюду она оставалась не столько газетчицей-журналисткой, сколько женщиной, скорбящей, страдающей женщиной — матерью! Отсюда и название книги. Не «Mater familias» — матрона, мать семейства, не «Mater gloriosa» — божья матерь во славе, а именно — «Mater dolorosa» — скорбящая, страдающая мать, столь близкая Герцену, Огареву, Достоевскому, верной ученицей и продолжательницей которых была Мария Шкапская.Вот что мне пришло в голову при чтении вышедшей в 1968 году книги М. Шкапской «Пути и поиски», вернее, предисловия к ней. Быть может, какому-нибудь историку литературы и пригодятся эти подробности путешествия Марии Шкапской по мариупольским землянкам, куда провожал ее, как она отметила в одном из своих очерков, «сибирский поэт и бродяга Леонид Мартынов».Источник: Леонид Мартынов. Собрание сочинений в 3 томах. Изд. Художественная литература.Москва.1976 г.Фото: pastvu.com.П.С. Почему в своём блоге я пишу про Мартынова? Есть в его биографии такие строки:"В 1942 году благодаря хлопотам писателя А. Калинченко был принят в Союз писателей СССР. В 1943 году К. М. Симонов предложил своё место фронтового корреспондента в «Красной Звезде». Мартынов вернулся в Омск «за вещами», но был тут же призван в армию, в Омское пехотное училище. По состоянию здоровья был освобождён от военной службы, и служил как литератор — писал историю училища."

Выбор редакции
01 декабря 2016, 10:08

Банк «Форштадт» вводит «Зимний» вклад

Банк «Форштадт» предлагает «Зимний» вклад.

01 ноября 2016, 13:45

"НРА" подтвердило банку "Форштадт" рейтинг на уровне "А"

Москва, 1 ноября. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/"Национальное рейтинговое агентство" подтвердило рейтинг кредитоспособности АКБ "Форштадт" (АО) на уровне "А" со "Стабильным" прогнозом. Рейтинг кредитоспособности был впервые присвоен банку 03.10.11 на уровне "А&q...

Выбор редакции
31 октября 2016, 16:49

НРА подтвердило банку «Форштадт» рейтинг «А»

Национальное рейтинговое агентство подтвердило рейтинг кредитоспособности оренбургского банка «Форштадт» на уровне «А» со «стабильным» прогнозом. Как напомнили в НРА, рейтинг кредитоспособности был впервые присвоен банку 3 октября 2011 года на уровне «А», а последнее рейтинговое действие датировано 30 октября 2015-го, когда рейтинг был подтвержден на указанном уровне со «стабильным» прогнозом.

Выбор редакции
24 октября 2016, 00:12

Снести нельзя оставить // Австрийские власти решили конфисковать и разрушить дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии в очередной раз озаботились судьбой дома, стоящего в городке Браунау-ам-Инн по адресу Зальцбургер-Форштадт, 15. Дом известен во всем мире: в нем родился Адольф Гитлер.

Выбор редакции
24 октября 2016, 00:01

Снести нельзя оставить // Австрийские власти решили конфисковать и разрушить дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии в очередной раз озаботились судьбой дома, стоящего в городке Браунау-ам-Инн по адресу Зальцбургер-Форштадт, 15. Дом известен во всем мире: в нем родился Адольф Гитлер.

17 октября 2016, 21:14

В Австрии решили снести дом, в котором родился Гитлер

Власти Австрии решили снести дом в городе Браунау-ам-Инн, в котором родился Адольф Гитлер. Правительство говорит, что трехэтажное здание на улице Зальцбургер-форштадт служит местом паломничества для неонацистов. Будущее дома активно обсуждается в Австрии в последние годы. Многие в обществе выступают за снос здания, но другие убеждены, что надо оставить дом с его историей в покое и найти ему применение. Дом, в котором родился Гитлер, был предметом судебного "разбирательства":http://www.bbc.com/… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2016/10/17/hitler-s-house-to-be-torn-down euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

Выбор редакции
08 октября 2016, 16:05

Банк «Форштадт» снизил ставки по вкладам в рублях

Банк «Форштадт» снизил ставки по вкладам в рублях.