• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации58
      • Показать ещё
      Разное227
      • Показать ещё
      Страны / Регионы420
      • Показать ещё
      Люди150
      • Показать ещё
      Компании57
      • Показать ещё
      Издания4
      Формат5
      Показатели3
      Сферы3
Форум стран-экспортёров газа
Форум стран-экспортёров газа
Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ) (Gas Exporting Countries Forum (GECF)) — это объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. По аналогии с Организацией стран — экспортёров нефти, форум часто называют «газовой ОПЕК», хотя не все его участники выступа ...

Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ) (Gas Exporting Countries Forum (GECF)) — это объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. По аналогии с Организацией стран — экспортёров нефти, форум часто называют «газовой ОПЕК», хотя не все его участники выступают за создание картеля.

Форум был основан в 2001 году в Тегеране и учреждён юридически 23 декабря 2008 года в Москве, где министры энергетики стран-участниц приняли устав ФСЭГ и подписали межправительственное соглашение, которое определяет принципы работы организации: порядок взаимоотношений со странами–потребителями газа; обмен информацией по прогнозам и реализации инвестпрограмм производителей, применению новых технологий в газовой отрасли; организацию совместной работы по сжиженному природному газу (СПГ). Штаб-квартира размещена в столице Катара — городе Доха.

Объединяет владельцев 73 процентов мировых запасов газа, обеспечивающих 42 процента его мировой добычи. В 2001 году Иран инициировал создание организации всех производителей газа. Подробнее

в полном разрешении

http://www.gecf.org/

Развернуть описание Свернуть описание
22 сентября, 12:53

Почему у планеты трубы горят

Почему у планеты трубы горят. Расширенная версияЛеонид Крутаков15.09.2017Версию материала для печати можно прочесть в журнале "Эксперт".Обвал нефтяных цен в 2014 году поставил энергорынок на инвестиционную паузу (заморозил капиталоемкие проекты). Санкции США всего лишь легализовали "визовый режим" между ресурсным и финансовым сектором мировой экономики. Сегодня деньги, запертые на фондовом рынке, пузырятся, разгоняют внутреннюю капитализацию и блокируют промышленный рост Запада. Снять "визовый режим" и запустить мировой промышленный рост мешает политический конфликт США, Москвы и Пекина. Зоны неопределенности растут и множатся: Украина, Сирия, Катар, Иран, Афганистан, Корея...Разбалансировка ресурсного сектора всегда предшествовала глобальному переделу. Сборка инвестиционных цепочек (перезапуск мировой экономики) возможна только по завершению политического конфликта и выработки механизма легитимации применения силы на международном уровне. Проще говоря, после утверждения нового мирового порядка. Без понятного всем режима безопасности инвестиции не сдвинутся ни на миллиметр.И ШИИТ С СУННИТОМ ГОВОРИТ...18 июня под Раккой американцы сбили самолет сирийских ВВС. В ответ Минобороны России остановило действие совместного с Пентагоном меморандума о безопасности полетов в Сирии, заявив, что любые летательные аппараты коалиции, которые появятся в небе западнее реки Евфрат, будут сопровождаться российскими ПВО как потенциальные цели.Две ядерные сверхдержавы оказались на грани прямого военного столкновения. В очередной (1001-й) раз стало понятно: причиной войны на Ближнем Востоке являются не "кровавый" Асад и "умеренное" ему оппонирование со стороны Исламского государства. Причина не в нюансах теологии (сунниты, шииты) и национальных разногласиях (персы, тюрки, арабы). События на Ближнем Востоке давно уже не укладываются в удобную национально-религиозную матрицу.5 июня страны Персидского залива (Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет и ОАЭ) объявили о разрыве дипотношений с Катаром, закрыв свою территорию и воздушное пространство для поставок продовольствия и пассажиров в Доху. Позже они потребовали еще и возврата банковских депозитов на общую сумму в $ 16 млрд.Катар населен арабами, исповедующими суннитское направление ислама. Объявившие Катару блокаду арабские страны также относятся к суннитским. А вот поддержку Катару выразила хоть и суннитская, но далеко не арабская Турция. Роль посредника между Дохой и Эр-Риядом пыталась взять на себя воюющая с суннитскими исламистами в Сирии Россия. А помощь в организации поставок продовольствия предложил шиитский Иран, населенный персами и азербайджанцами.Официальной причиной блокады была названа поддержка Дохой международного терроризма. Однако, когда 7 июня (спустя всего 2 дня) в Тегеране произошло два подряд теракта, ни одна из стран-борцов с терроризмом, объявивших Катару блокаду, не выразила поддержку Ирану и не осудила публично теракты.Ситуация запутывается еще сильнее, если вспомнить, что те же "неарабские" страны (шиитский Иран, суннитская Турция, христианская Россия) входят в число соучредителей астанинского формата, созданного с целью урегулирования ситуации в Сирии, где арабы составляют подавляющее большинство населения, исповедующего суннитское направление ислама, а правящая верхушка в отличие от Катара шиитская.Можно было бы, конечно, признать все происходящее на Ближнем Востоке проявлением вселенского хаоса, если бы в ситуацию изначально не были вовлечены ведущие страны мира, упрекнуть которые в отсутствии логики невозможно. Значит, логику ближневосточных событий следует искать в другой (не религиозной) плоскости.Для начала надо понять, что речь идет не о каменистой пустыне, населенной кочевыми племенами с тонкими различиями в вероисповедании. Речь об энергетическом сердце планеты. А гарантии доступа ведущих стран мира к энергоносителям это не вопрос прибыли. Это вопрос безопасности (войны и мира).Если ситуацию рассматривать в этой метрике, то ближневосточный хаос обретает стройную логику. Всех участников последних событий объединяет и разъединяет общий интерес. США занимает первое место в мире по уровню добычи и потребления газа. "Газовая тройка" (Россия, Иран и Катар) обладает самыми крупными запасами "голубого топлива" на планете. А Сирия и Турция являются транзитными перекрестками поставок газа в Европу.ГАЗОПРОВОД КАК ЛИНИЯ ФРОНТАПервый трубопроводный маршрут доставки газа на рынки Европы предусматривал строительство магистрали из Катара через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию. Проект появился в 2000 году, расходы по его строительству ($10 млрд.) готова была взять на себя Доха.Проект второго маршрута появился в 2007 году. До недавнего времени он назывался "Южный поток" и предусматривал поставки газа в Европу из России по дну Черного моря через Болгарию. Сейчас он называется "Турецкий поток", и транзитером в нем значится Анкара.Третий маршрут должен был пройти из Ирана в Сирию через Ирак с перспективой прокладки трубы по морскому дну в Грецию. Трехсторонний меморандум о реализации этого проекта Тегеран, Багдад и Дамаск подписали в 2011 году, после чего акции гражданского неповиновения в Сирии переросли в гражданскую войну.Первый маршрут называют суннитским, второй - российским, третий - шиитским. Все три невозможны без Турции. Камнем преткновения для суннитского маршрута стала Сирия, где правит шиитская верхушка. Российский маршрут уперся сначала в 3-й энергопакет ЕС, потом в сбитый Анкарой самолет, а окончательно его мог похоронить военный переворот в Турции. Шиитский маршрут заморожен возникшим на его пути Исламским Государством, а в случае свержения Асада и прихода к власти в Сирии суннитского большинства из анабиоза он уже не выйдет.Даже при столь поверхностной диспозиции достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, что Сирия была обречена на войну. Почему под давление попал Катар, где расположена крупнейшая американская военная база и чей трубопроводный проект изначально США поддержали, вопрос хоть и сложный, но тоже не бином Ньютона.Катар занимает третье место в мире по экспорту газа (106,4 млрд. м3), поставляя его на мировой рынок в сжиженном виде (СПГ). Преимущественно, в Азию, где цены порой в 6 раз превосходили американские и в 2-3 раза европейские. Разница в цене и фактическая монополия Катара на рынке АТР (более 50% поставок) позволяли Дохе игнорировать остальных членов "газовой тройки". До 2011 года Россия предложила Катару более 30 совместных инвестпроектов, все предложения остались без ответа.Однако ситуация постепенно стала меняться. Экспорт СПГ нарастила Австралия (40 млрд. м3). На азиатский рынок с сахалинскими СПГ-проектами вышла Россия (14,5 млрд. м3). Китай построил три газовые ветки из Средней Азии (55 млрд. м3), на очереди еще одна (30 млрд. м3). Из России в Китай строится газопровод "Сила Сибири" (38 млрд. м3), планируется строительство "Алтая" (30 млрд. м3), плюс совместный (франко-китайско-российский) проект "Ямал-СПГ" (22,6 млрд. м3).Однако настоящий удар ниже пояса Дохе нанес Иран с другой стороны залива. Весь газ Катара добывает на персидском шельфе ("Северный купол"), вторая половина месторождения находится в территориальных водах Ирана, и называется "Южный Парс" (общие запасы 10% от мировых). После договоренности с США о снятии санкций Иран пообещал довести добычу газа на "Южном Парсе" до паритетного с Дохой уровня.Рост конкуренции подтолкнул Доху навстречу Москве и Ирану. Активизировалась работа в рамках Форума стран-экспортеров газа (Gas Exporting Countries Forum/GECF). Созданный в 2008 году GECF объединяет сегодня 12 стран (73% мировых запасов), и именуется негласно "газовым ОПЕК". В свое время Конгресс США оценил создание GECF в письме на имя главы Госдепа Кондолизы Райс: "Учреждение газового картеля будет рассматриваться как умышленная угроза США".В начале прошлого года эмир Катара впервые прибыл с официальным визитом в Москву, а в конце Суверенный Фонд Катара принял участие в покупке акций "Роснефти" (19,5% за 10,2 млрд. евро). На 4 октября этого года намечена встреча министров стран GECF в Москве для обсуждения повестки саммита на уровне глав государств, который должен пройти в конце ноября в Боливии. На последних трех саммитах GECF неизменно присутствовали главы всех государств-участников.Среди членов "газовой тройки" Доха находится в самом географически неудобном положении. Россия наращивает трубопроводные поставки газа в Европу и Азию. У Ирана есть коридор для сухопутных поставок с "Южного Парса" в Европу через Турцию (мимо Сирии) или через Среднюю Азию и Россию (мимо и Турции, и Сирии). А также в АТР: в Китай через Среднюю Азию (мимо Афганистана) и в Индию через Пакистан.Создание евразийской газопроводной структуры укладывается в инициативу Китая "Один пояс - один путь", одобренную Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС). Индия и Пакистан недавно стали членами организации, Иран - страна-наблюдатель ШОС. Участие Катара в этих проектах, не требует новых инвестиций, достаточно просто найти общий язык с другими их участниками, прежде всего, с Ираном.Кстати, за неделю до блокады Катар принял участие в саммите стран Персидского залива и США, на котором Иран назвали главной угрозой в регионе. Через неделю сближение Дохи с Тегераном объявят одной из причин блокады...РАЗЖИЖЕНИЕ РЫНКАИтак, все фигуры на "большой газовой доске" расставлены. Интересы игроков очевидны и прозрачны. Главный приз - рынки Европы и Азии. Неосознанными остаются пока только мотивы США. В мировом медиа-пространстве по этому поводу фигурирует несколько фрагментарных версий. Отечественные эксперты объясняют действия США стремлением вытеснить русский природный газ из Европы, заменив его своим СПГ.Обоснованием этой версии служит новый закон США о санкциях. Российские СМИ выделяют два его пунктах. Первый - санкции против компаний, предоставляющих "товары, услуги, технологии, информацию или поддержку" русским экспортным трубопроводам. Второй - прямое обязательство США выступить против проекта "Северный поток-2" и добиваться от ЕС диверсификации энергетического рынка.Дополнительным аргументом в пользу антироссийского контекста стала реакция на закон руководителя МИД Германии Зигмара Габриэля, назвавшего новые санкции попыткой убрать русский газ с рынка, заменив его американским. Главу МИД поддержала и Ангела Меркель, заявив, что нельзя экономику смешивать с внешней политикой.За бортом внимания остался тот факт, что закон носит комплексный характер, воздействует на весь газовый ландшафт Евразии. Режим санкций увязан не только с российским экспортом, но и с политикой Ирана, а также с поддержкой "отдельными странами" Дамаска. Вишенкой на торте пункт о "незаконном получении прибыли" от "приватизации государственных активов в России" (привет Катару за "Роснефть").Закон охватывает все болевые точки формирующегося на наших глазах глобального рынка газа, который сегодня состоит из трех практически самостоятельные сегментов. Рынки США, Европы и Азии отличаются между собой контрактным правом, внутренней структурой, логистикой поставок, и, как следствие, ценой.США полностью самодостаточный и закрытый от внешнего влияния рынок, самая протяженная система газопроводов (2 млн. миль) и самые большие резервы (110% годового потребления). Весь газ реализуется по краткосрочным контрактам (спот), цены привязаны к торгам на Henry Hub (главная торговая площадка США). Объемы поставок СПГ не превышают 1%. Импорт (без учета реэкспорта) менее 4%.Газовый рынок АТР на 80% зависит от импорта и формируется за счет СПГ. Япония, Южная Корея и Тайвань на 100% зависят от СПГ. Импорт газа по трубам (Туркмения - Китай) минимален. Объем резервов самый низкий в мире (КНР - 5% годового потребления). Риски самые высокие, поэтому трафик основан на долгосрочных контрактах с привязкой цен к "японскому нефтяному коктейлю".ЕС сложноорганизованный рынок. Внутренняя добыча покрывает 35% спроса. Импорт на 86% состоит из природного газа. Импорт СПГ покрывает пиковые колебания рынка, резервных мощностей (20% от потребления) не хватает. Более 80% импорта это долгосрочные контракты с привязкой цен к нефти, но цены для внутреннего потребления привязаны к споту, поэтому поставщики под угрозой судебных исков постоянно дают скидки. Основная торговая площадка ЕС - британская National Balancing Point (NBP).Рынок Европы занимает срединное положение между рынками США и АТР, что иллюстрирует ценовая разница. В 2014 году, накануне старта информационной кампании по выводу США на мировой рынок дешевого СПГ, цена газа в Азии в 2 раза превышала цену российского газа на границе с Германией и в 4 раза цену Henry Hub. Эта разница и создала иллюзию рентабельности будущих поставок американского СПГ.Единый рынок (диверсификация местных рынков) неизбежно устранит ценовые диспропорции. СПГ из США (Катара) не сможет конкурировать с природным газом из России (Ирана). Это вопрос не рынка, а математики. На сжижение газа уходит 25-30% от его первоначального объема, 6-10% "выкипает" при транспортировке, плюс фрахт и потери при регазификации. Отсутствие затрат на транспортную инфраструктуру тоже миф, доставка газа потребителю требует сети внутренних трубопроводов.Премиальные цены на рынках Европы и Азии по отношении к рынку США определяются не товарными характеристиками газа (себестоимостью), а уровнем импортной зависимости, рисками доставки и соотношением СПГ/природный газ.Газ еще в земле обладает стоимостью, сформировавшейся без участия человека. Ценообразование рынка энергоносителей не отражает трудозатраты. Цена здесь лишь способ перераспределения природной ренты от скважины до потребителя. К примеру, в цене барреля очищенной нефти доля самой нефти составляет всего 16%, остальные 84% это налоги стран-импортеров. В начале 70-х это соотношение было и вовсе анекдотичным 9 к 91%. В случае с газом убедительной является 4-кратная разница цены российского газа на границе с Германией и цены, которую платит за него средний европейский покупатель.Большая "газовая игра" идет не против российского или иранского экспорта в Европу или Азию. Противоречия возникают не на национальном или территориальном уровне. Конфликт развивается между трубой и СПГ, между долгосрочными поставками и спотом, между инвестиционным и биржевым механизмом ценообразования. На внутрироссийском рынке этот конфликт материализовался в 2015 году в виде войны "Роснефти" и "Газпрома" за трубопровод на Сахалине, который наша пресса идентифицировала как личный конфликт Игоря Сечина и Алексея Миллера.В конечном итоге, это древний конфликт между морем и сушей (Карфагеном и Римом). В море нет границ и таможен. В море главное, страховые компании и мощные ВМС. Посуху сложнее - надо налаживать правовое взаимодействие, унифицировать тарифы, согласовывать кредитно-денежные системы, искать политические компромиссы. Труба интегрирует пространство и осложняет (делает невозможным без политических последствий) появление на рынке новых игроков.Суть конфликта в выборе модели формирования общего газового рынка. Объединятся ЕС и АТР континентальными трубопроводами или интеграция пойдет по пути морских поставок СПГ? От ответа на этот вопрос зависит, кто будет обеспечивать режим безопасности (гарантии исполнения обязательств), и в какой валюте будут страховаться риски (источник инвестиций).В военно-политическом, правовом и кредитно-денежном измерении абстракции рынка предстают перед нами в национальных мундирах. Глобального рынка вне выгод и издержек глобальных игроков не существует.НЕФТЬ В ОБМЕН НА ГАЗМедиа-версия "газовой" стратегии США как стремления заполонить мир своим СПГ напоминает PR-технологию (прикрытие). США действительно за 8 последних лет увеличили добычу газа и нефти почти в 2 раза, но они все еще остаются нетто-импортером углеродов. Отношение импорта к потреблению удалось всего лишь снизить с 65 до 45%, при этом США сохранили за собой самую большую долю внешнего рынка (7,6 млн. бар. нефти в день по прошлому году).Сегодня в США нефть дороже газа в 4 раза при пересчете на британские тепловые единицы (British thermal unit/Btu), на пике нефтяных цен разница достигала 12-кратных размеров. Поверить в то, что США начнут экспорт "дешевого" газа и увеличат импорт "дорогой" нефти, чтобы перекрыть убывающие с внутреннего рынка объемы, значит переписать историю США, переодев шерифа в миссионера, а Рокфеллера в Санта Клауса.Логически обосновать ожидаемую всеми газовую экспансию Америки невозможно. В качестве доказательства приводятся технические возможности США увеличить свои СПГ-мощности до уровня Катара. Технические параметры закладывается в рыночные прогнозы, а они, в свою очередь, цитируются СМИ. Тот факт, что при нынешнем уровне добычи запасов газа в США хватит всего на 10-12 лет, прогнозами не учитывается. Для сравнения, на Ближнем Востоке запасов на 200 лет.Понятно, что доказанные запасы величина плавающая, может расти, но может и падать. В мире разведана всего 1/4 часть потенциально газоносных участков. При этом 2/3 поисковых скважин приходится на США и Канаду, которые занимают лишь 1/7 часть перспективных территорий. То есть недра Северной Америки изрыты вдоль и поперек, вероятность открытия здесь новых месторождений самая низкая в мире.О какой стратегии захвата внешнего рынка через наращивания экспорта дефицитного на внутреннем рынке ресурса может идти речь? Какой смысл продавать то, чего тебе самому не хватает? Тем не менее, стратегия по захвату газового рынка у Вашингтона есть, но основана она на иных методах.17 марта 2001 года Джордж Буш подписал документ, который так и называется "Национальная энергетическая стратегия США". Ее приоритетами заявлены рост внутренней добычи, повышение энергоэффективности, развитие инфраструктуры и увеличение доли природного газа в топливно-энергетическом балансе страны.Проще говоря, США рассматривают газ не как экспортный товар, а как демпфер, призванный снизить внутреннее потребление нефти и уменьшить зависимость от ее импорта. С момента принятия стратеги США постоянно наращивали добычу нефти и газа, при этом доля потребления газа росла, а нефти падала. За 15 лет доля газа в энергобалансе США выросла почти в 2,5 раза (с 13,9 до 33%).Последние 50 лет темпы роста газовых запасов мира в 2 раза превышали рост нефтяных. В 1970 году запасы газа и нефти соотносились как 30/70, в 1990-м - 45/55, а в 2009-м - 50/50. Сегодня мировые запасы традиционного газа оцениваются в 200 трлн. м3, к этому надо добавить такой же объем метана угольных пластов, 500 трлн. м3 сланцевого газа и 23 000 трлн. м3 гидратов метана, основное место залегания которых глубоководный шельф и районы вечной мерзлоты (Арктика и Сибирь).США не просто поймали тренд, а запротоколировали его (оформили директивно). Топливно-энергетическая переориентация экономики носит глобальный характер. В 1990- 2005 гг. потребления газа в Европе выросло на 84%, а в Азии в 4 раза. Мировой экспорт газа за последние 10 лет вырос с 680 млрд. до 1,42 трлн. м3 (нефтяной на 21 млн. т). На этот период пришлись "сланцевая революция" в США и взрывной (практически с нуля) рост СПГ-индустрии в Катаре.Идет переход мировой экономики с одного вида топлива на другой. Исторически этот процесс всегда сопровождался скачком технологий и сменой глобальных лидеров и аутсайдеров. Переход с дров на уголь привел к английской промышленной революции и институциональному господству Сити (Pax Britannica), приход нефти индустриализировал аграрно-местечковые североамериканские штаты и установил Pax Americana.Переход с нефти на газ мы наблюдаем в режиме реального времени, предсказать его итоги пока сложно, полевые работы в самом разгаре. Определенно можно сказать только то, что импортозамещение вряд ли является стратегической целью США. Своих ресурсов у США недостаточно, а уход с мирового рынка закупок (импорт) будет означать уход из глобальной игры (отказ от стратегии).КОМУ ФИНАНСЫ ПОЮТ РОМАНСЫСтратегическим (изменившим правила игры) шагом стал отказ США от золотого стандарта доллара в 1971 году. Экспорт моментально потерял для Штатов всякий смысл, а импорт превратился в супервыгодную сделку. Одно дело продавать свою нефть за золото, номинированное в долларах, и совсем другое - покупать чужую в кредит под "честное пионерское". К 1973 году (всего за 2 года) США увеличили импорт нефти в 6 с лишним раз (до 6,5 млн. б/день). Добычу сократили, экспорт запретили законодательно.Ни 2001 год (принятие Национальной энергетической стратегии США), ни 2017-й (новый санкционный закон) стратегически ничего в этой конструкции не изменили. Главным глобальным товаром остается нефть (СПГ недавно вышел на второе место, обогнав железную руду), а ее эквивалентом на мировом рынке по-прежнему служит "честное слово" ФРС США. Цена на природный газ привязана к нефти.Тут важно различать причину и следствие. Что первично не по хронологии, а по сути: нефтяной камингаут США или отказ от "золотого стандарта". Адепты рынка на первое место ставят отмену "золотого стандарта", признавая отказ США от экспорта последствием (вынужденным шагом). Обратная логика подразумевает наличие у США стратегии, и попадает под обвинения в конспирологии.Однако вынужденным (не просчитанным) последствием 1971 года оказалась не только смена энергетической ориентации США. Кардинальному переустройству подвергся весь мировой рынок нефти. На смену картельному механизму ценообразования пришел биржевой, долгосрочный контракт заменил спот (разовые продажи). В начале 70-х спот составлял всего 1-2 %, к концу 70-х достиг 10-15 %, а к 1986 году - 50-55 %.Это была революция (точнее, переворот). Дело в том, что нефтяная отрасль не подчиняется законам рынка. Низкие цены не увеличивают спрос, высокие (что гораздо важнее) его не снижают, а дебет скважины не зависит от производительности труда буровика. Конкуренция в нефтяном (золотом, газовом) бизнесе нонсенс. Нефть конечный ресурс, желание увеличить свою долю рынка, продавая лимитированный товар дешевле и быстрее, представляется, по меньшей мере, сиюминутным.Цену нефти определяет не рынок (спрос-предложение), а владелец скважины. Нижний предел зависит от военно-политического потенциала покупателя. Верхний - от потенциала продавца. Чем больше разногласий среди продавцов (сунниты, шииты, тюрки, арабы), тем выгоднее покупателю и наоборот. Равновесие рынка возможно только в форме картельного (политического) сговора, воплощенного в долгосрочном контракте.До 70-х годов все так и было. Цены на нефть сначала устанавливала "Стандарт Ойл", потом ее "дочки", а потом "сестры" (семь вертикально-интегрированных англосаксонских ТНК). Модель работала без сбоев (цена на нефть все это время держалась на уровне 2 $/барр.), а успешно работающую модель меняют только при наличии веских обстоятельств ("верхи не могут, низы не хотят").Стартовавшая после II мировой войны деколонизация привела к национализации нефтедобычи на Ближнем Востоке. На рынок вышли вертикально-интегрированные компании из других стран (Eni, Total), которые стали предлагать нефтеносным странам более выгодные, чем "сестры", условия добычи и закупочные цены. Глава Eni Энрико Маттеи и вовсе совершил крамолу, договорился о поставках нефти из СССР."Скважины" уходили из-под прямого контроля "сестер". Круг интересантов ширился, удерживать картельные цены становилось все трудней и трудней. Спот изменил модель нефтяного рынка, ввел на рынок посредника (биржевой маклер), обладающего компетенциями для покупки нефти без твердых гарантий со стороны покупателя. Спот создает дополнительные риски, которые разрушают вертикальную интеграцию нефтяного рынка. Производитель оказывается отрезанным от покупателя. Формируется новый механизм ценообразования (учета рисков).С момента запуска нового механизма объем биржевых торгов так называемой "бумажной нефтью" (деривативы и фьючерсы без обязательств поставки) постоянно рос, заняв в итоге 98-99 % рынка. В 2013 году (за год до обвала цен) объем торгов нефтяными фьючерсами на биржах Нью-Йорка и Лондона доходил до 3 трлн. $ в месяц (без учета деривативов), при этом продажи физической нефти не превышали 100 млрд. $.Цена товара перестала быть ориентиром для проектного финансирования. В цепочке перераспределения нефтяной ренты стал доминировать посредник (маклер зарабатывает и на росте, и на падении цен). Нефтяной рынок превратился в сегмент финансового рынка, где правила устанавливает Комиссия по ценным бумагам и биржам США. Картель инвестбанкиров сменил нефтяной картель у руля мирового рынка. Вывод, по всей видимости, напрочь разбивает все выше изложенное про рынок газа.Зачем перетряхивать газовый рынок, если ты контролируешь цены на нефть, а газовые привязаны к ним? Зачем убивать долгосрочный контракт и переводить торговлю газом в спот? Зачем переворачивать вверх дном Ближний Восток, создавать преграды на пути строительства магистральных газопроводов и формировать энергозатратную СПГ-индустрию? Кто от этого выигрывает?Однако видимость не всегда соответствует реальности. Когда биржевые объемы торговли газом превысят нефтяные, сохранять зависимость газа от нефти не удастся. При этом газовые скважины находятся в политически "неблагонадежных" руках (в отличие от нефтяных), а долгосрочный контракт необязательно заключать в долларах...ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮЕсли переход с нефти на газ происходит не по воле случая, и стратегия существует, то у нее должен быть стратег (выгодоприобретатель, автор, режиссер), сценарный план и опытный полигон. Поиски стратега неизбежно ведут в теории заговора, два других параметра на виду. Сценарий виден из сопоставления реформ газовой отрасли США и мирового рынка нефти, а полигоном по его отработке стал внутренний рынок Америки.До 1985 года рынка газа в США не существовало, все виды газовой деятельности сертифицировались государством. По закону о газе (Natural Gas Act) 1938 года поставки и тарифы на прокачку, оценку фондов и транспортные издержки контролировали федеральные органы (вплоть до норм бухучета). Комиссии по энергетике на уровне штатов напрямую контролировали цены, удерживая их на низком уровне.Добычей газа занимались мелкие компании. Промысел шел варварским путем, из скважины выкачивали "легкий" газ, после чего бурили новую. Низкие цены мотивировали потребителя (муниципалитеты) переходить на менее энергоемкое топливо (тепловой паритет нефти и газа 6/1), развивая трубопроводную инфраструктуру на местах. Освобождаемая из внутреннего потребления нефть шла на внешний рынок. На тот момент США были главным мировым экспортером нефти.После отказа в 1971 году от золотого стандарта доллара и перехода на импортную модель потребления нефти стимул держать газовые цены внизу исчез. В 1978 году Конгресс США принял новый закон о газе (Natural Gas Policy Act), его целью стала дерегуляция газовых цен и их выравнивание с нефтяными. Создание общего рынка нефти и газа на федеральном уровне сформулировали как политическую задачу.Никакой "невидимой руки", никакой "шоковой терапии". Все решения (добыча, транспорт, потребление) были предельно детализированы. Месторождения разбили на 26 категорий по дате бурения первой скважины, получению первого газа, типу скважины, виду контракта на поставку газа и т.д. Определили сроки и порядок дерегуляции. "Дорогие" в добыче месторождения - с 1979 года, вновь осваиваемые - с 1985-го, а на "старых" регулирование сохранили до полной выработки.К 1985 году цены на газ в США не только сравнялись, но и превысили нефтяные. Тренд на смену энергетического лидера уже стал очевиден. Доля газа в мировом энергобалансе начала расти, а доля нефти снижаться. СССР и ФРГ заключили сделку века "газ в обмен на трубы". В 1985 году США ставят перед собой новую задачу: создать самостоятельный (независимый от нефти) национальный рынок газа.Алгоритм решения понятен по схеме, отработанной на нефтяном рынке в 70-х. Разрушить долгосрочный контракт, перейти на спот, ввести внутрь сделки посредника и застраховать возникающие риски биржевыми торгами. На тот момент СПГ-технологий еще не существовало, и весь газ поставлялся по трубе. С одной стороны продавец, с другой покупатель (без технологического разрыва).Задачу по созданию рынка внутри трубы решили командно-административным путем - тремя распоряжениями Федеральной энергетической комиссии. Сначала потребителя освободили от покупки обязательных объемов газа (take or pay) и разрушили систему гарантий всей цепочки. Потом выделили в самостоятельный вид бизнеса транспортные системы. Ввели на прокачку отдельный тариф и обязали транспортников покупать у производителя весь законтрактованный газ.Вскоре выяснилось, что это модель создает критические дисбалансы в замкнутой системе трубопроводных поставок. Образовался так называемый контрактный разрыв, транспортников обязали покупать у производителя гарантированные объемы газа, а потребителю дали право этого не делать. Разрыв устранили с помощь третьего распоряжения, которое и сформировало современную модель газового рынка США."Трубу" оставили самостоятельным видом бизнеса, освободили от обязательств по закупкам (take or pay) и разрешили включать плату за невостребованный потребителем газ в свои затраты и тарифы. Фактически, контрактный принцип take or pay зашили внутрь стоимости транспортировки, возложив риски неисполнения обязательств по всей производственной цепочке на потребителя. Владелец "трубы" получил в руки рычаг давления и на производителя, и на потребителя, поэтому местные ГРО и магистральные трубопроводы остались под контролем государства.США создавали свой газовый рынок как лабораторный опыт. Сегодня эту модель натягивают на рынок Европы. Принятый в 2009 году 3-й энергопакет ЕС содержит те же самые принципы: вывод транспортировки в отдельный вид бизнеса; освобождение покупателей от контрактных цен и переход на спот; создание единого трансграничного мегарегулятора. Стокгольмский арбитраж недавно отменил take or pay и привязку к нефтяной цене не в принципе, а в рамках действующего контракта "Нафтогаз Украины" и "Газпрома".Оказалось, что американская модель газового рынка при совмещении с системой энергоснабжения Европы создает критические внутренние напряжения. Удавшийся в рамках одной юрисдикции эксперимент, не реализуем на межгосударственном уровне. По факту, 3-й энергопакет отрезал поставщиков газа (доля "Газпрома" в европейском импорте 45%) от самой доходной части рынка (внутренний транспорт).Бизнес-конфликт (контрактный разрыв между потребителем и производителем), разрешаемый в рамках единой юрисдикции административным распоряжением, в межгосударственном варианте обрел формат политического противостояния...КТО ОСТАЛСЯ НА ТРУБЕ26 марта 2014 года в Брюсселе на специальном саммите США-ЕС Барак Обама сделал два взаимоисключающих заявления. С одной стороны, он сказал, что США может поставлять газа больше, чем надо Европе. А с другой - потребовал от ЕС принять самостоятельные меры для снижения энергетической зависимости от России, не возлагая излишние надежды в этом вопросе на США.Два дня спустя Еврокомиссия по энергетике призвала остановить "Южный поток". 17 апреля Европарламент принял по этому поводу резолюцию, а 14 мая отказался от участия в конференции "Энергетический диалог Россия-ЕС: газовый аспект". В декабре "Южный поток" был официально закрыт. В ответ глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что транзита через Украину не будет при любом раскладе, а Москва начала переговоры с Анкарой о строительстве "Турецкого потока".Все это на фоне антироссийских санкций, под которые попали "Сургутнефтегаз", ЛУКойл, "Роснефть", "Газпромнефть", НОВОТЭК и "Газпром". На поставки в Россию технологий и оборудования по добыче и переработке нефти и газа ввели эмбарго. Против "Газпрома" начали антимонопольное расследование по соответствию его контрактов требованиям 3-го энергопакета. В европейских офисах "Газпрома" прошли обыски.Куда нацелен был удар, сомнений нет. В конце прошлого года российский газ из-за скидок оказался на 20% дешевле спотовых цен на NBP в Англии. Вопросы вызывает динамика и концентрация политических действий, граничащих с истерикой. Впечатление такое, что они были спровоцированы неким непредвиденным обстоятельством.Дело за малым, найти это "обстоятельство". Канонической причиной обострения отношений между США, ЕС и Россией считается Крым и Донбасс. Об этом пишут статьи, снимают передачи, проводят ток-шоу. В тени политической повестки остаются события на газовом фронте, также как в свое время война Судного дня и нефтяное эмбарго 1973 года затмили предшествующую им отмену золотой конвертации доллара и последующее переформатирование глобального рынка энергоресурсов.22 мая 2014 года "Газпром" и китайская CNPC подписали 30-летний контракт на поставку 38 млрд. м3 газа ежегодно по строящемуся газопроводу "Сила Сибири". Многие сделали тогда вывод, что контракт стал реакцией Москвы на обострения ситуации на европейском газовом рынке, вызванное украинскими событиями. На самом деле путь к этому контракту Россия и Китай начали 10 лет назад, задолго до украинской истории.Соглашение о стратегическом сотрудничестве CNPC и "Газпром" заключили в 2004 году, а в 2006-м в ходе визита Владимира Путина в Пекин подписали Меморандум о строительстве двух газопроводов: из Западной Сибири - "Алтай", и из Восточной Сибири - "Сила Сибири". Определили сроки и объемы поставок. Как заявил тогда Путин, с 2011 года Китай начнет получать до 80 млрд. м3 российского газа в год.Эти проекты меняют инфраструктуру газового рынка, соединяя рынки ЕС и АТР. "Сила Сибири" доводит газ до Владивостока с ответвлением на Китай и перспективой поставок на Корейский полуостров. "Алтай" должен пройти по техническим коридорам газовых поставок в Европу и врезаться в китайский газопровод "Запад-Восток", по которому поставляется туркменский газ, и куда в перспективе может пойти газ из Ирана.Если Европа и АТР будут интегрированы газопроводами, то США останется единственным газовым рынком, монопольно зависящим от СПГ (как Япония сегодня). Трудно представить какими издержками обернется газовый камингаут США (переход на импорт), если он случится в таких условиях. Но, как известно, везет тому, кто везет.До 2004 года спотовые цены на газ были выше контрактных. И это логично, также вели себя нефтяные цены в начале 70-х. Спот изначально был рынком форс-мажора с высокой премией за риск. Однако в 2004 году цена на нефть начинают без видимых причин быстро расти (с $ 30 до 120), задирая привязанные к ней контрактные цены на газ.Спотовая цена на газ тоже сначала пошла вверх, но в 2007 году США снизили налоги на добычу газа и увеличили на 25% отчисления землевладельцам. Это привело к быстрому росту контрактов и добычи "сланца" (с 37 до 212 млрд. м3 за 4 года). Цены Henry Hub ушли вниз, за ними потянулись и европейские спотовые площадки.Временами разница цен на газ и нефть в США при пересчете в Btu достигала необъяснимого разрыва в 12-15 раз. Переговоры Москвы и Пекина по формуле цены долгосрочных поставок стали буксовать. Пекин требовал привязки цен не к нефти, а к споту. В итоге сроки по "Силе Сибири" сильно сдвинулись, а переговоры по "Алтаю" идут до сих пор.Сегодня все объяснения ценового феномена нулевых годов сводятся исключительно к "сланцевой революции". Логика при этом предлагается простая: сланцевый газ дешевый, его много, вот он и сбил цены вниз. Возникающие при этом простые вопросы никто не задает, а ответы на них никто не ищет.Почему ни одна страна мира не повторила "сланцевый" бум, если запасы дешевого сланцевого газа есть везде, включая энергодефицитные Китай и Европу.Почему сланцевый газ дешев(https://www.nalin.ru/poch...)

18 сентября, 07:29

Президент Боливии надеется, что Владимир Путин посетит в ноябре саммит ФСЭГ

Москва. Президент Боливии Эво Моралес надеется, что его российский коллега Владимир Путин прибудет с визитом в Боливию в ноябре. Тогда в стране будет проходить саммит Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ). "Президент России посетит Боливию, ...

17 сентября, 19:51

Моралес рассчитывает на визит Путина в Боливию

Президент Российской Федерации Владимир Путин может посетить Боливию в ноябре 2017 года

14 сентября, 07:02

Страны-участницы сделки ОПЕК в октябре планируют обсудить ее продление

Москва. Страны-участницы сделки по сокращению добычи нефти планируют 4 октября обсудить ее продление на министерской встрече Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), которая пройдет в Москве. Об этом сообщил министр нефти Ирана Бижана Зангане. В среду ...

13 сентября, 17:24

Замглавы Минэнерго РФ Сентюрин может занять пост главы ФСЭГ в начале 2018 года

Генеральный секретарь избирается сроком на два года с возможностью продления полномочий еще на два года

13 сентября, 16:24

Замглавы Минэнерго РФ Сентюрин может возглавить ФСЭГ

Замминистра энергетики РФ Юрий Сентюрин подтвердил свое выдвижение на пост главы Форума стран — экспортеров газа (ФСЭГ), выборы председателя организации состоятся в октябре 2017 года. Сентюрин заявил, что в случае своего избрания на этот пост сможет приступить к исполнению обязанностей в начале 2018 года. «Но пока рано об этом говорить. Выборы состоятся в октябре 2017 года», — заявил ТАСС замглавы Минэнерго РФ, подтвердив свое выдвижение Россией на пост главы ФСЭР.

12 сентября, 18:29

Обновлена деловая программа РЭН-2017

В 2017 году общей темой Российской энергетической недели станет «Энергия для глобального роста». На площадке Форума планируется провести ряд знаковых мероприятий, в числе которых Министерская встреча ФСЭГ, Всероссийское совещание по подготовке к ОЗП, встреча лауреатов премии «Глобальная энергия», встреча мэров городов по вопросам энергоэффективности и устойчивого развития, вручение премии «МедиаТЭК», Всероссийский фестиваль энергосбережения #ВместеЯрче.

11 сентября, 18:53

Генсек ФСЭГ: США никогда не заменят Россию на газовом рынке ЕС

США никогда не смогут заменить Россию в поставках газа в Европу, заявил генеральный секретарь Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ) Сейед Мохаммад Хуссейн Адели в интервью изданию Handelsblatt.

11 сентября, 18:38

Генсек ФСЭГ: США никогда не заменят Россию на газовом рынке ЕС

  • 0

США никогда не смогут заменить Россию в поставках газа в Европу, заявил генеральный секретарь Форума стран – экспортеров газа (ФСЭГ) Сейед Мохаммад Хуссейн Адели в интервью изданию Handelsblatt. «Я не понимаю скепсиса в ЕС относительно Nord Stream 2. Европе и дальше нужен будет российский газ, поскольку влияние США на европейском газовом рынке до сих пор невелико... США никогда не заменят Россию в поставках газа в Европу», – цитирует Адели РИА «Новости». По его мнению, «Россия непременно также будет экспортировать сжиженный природный газ». Генсек ФСЭГ также отметил, что крупнейшим поставщиком сжиженного газа остается Катар. При этом экспорт США не достиг такого объема, чтобы значительно влиять на рынок. Напомним, в конце августа сообщалось, что к сентябрю 2019 года Газпром собирается получить исследование по рынку газа США, в том числе по объемам экспорта сжиженного природного газа.  До этого постпред России при ЕС Владимир Чижов заявил, что у Вашингтона не хватило бы возможностей заменить поставки российского газа в Европу, даже если бы американцы поставляли СПГ бесплатно. Ранее США ввели новые санкции против России, которые предусматривают наказания и для европейских компаний, сотрудничающих с российскими энергетиками. Эти меры вызвали волну возмущения в Европе – лидеры ЕС заявляли, что таким образом Штаты пытаются устранить конкурента на энергетическом рынке. В июне дипломатический источник в Брюсселе сообщал, что США оказывают дипломатическое давление на членов Евросоюза, чтобы не допустить реализацию проекта газопровода «Северный поток – 2». По его словам, Газпром является конкурентом США при поставках сжиженного природного газа в Европу. Газета ВЗГЛЯД подробно анализировала ситуацию.

11 сентября, 11:18

Генсек ФСЭГ указал на неспособность США заменить поставки газа из России в Европу

США никогда не смогут заменить поставки газа в Европу из России, заявил генсек Форума стран - экспортеров газа Мохаммад Хосейн Адели.

30 июня, 16:24

Виктор Зубков вновь возглавил совет директоров «Газпрома»

Специальный представитель президента РФ по взаимодействию с Форумом стран - экспортеров газа (ФСЭГ) Виктор Зубков вновь избран председателем совета директоров «Газпрома». Такое решение принято на заседании совета директоров компании в новом составе.Годовое общее собрание акционеров «Газпрома» ранее избрало совет директоров, в...

19 июня, 20:26

Are Russia And The Saudis Planning A Natural Gas Cartel?

Authored by Cyril Widdershoven via OilPrice.com, The fledgling production cut strategy of OPEC (Saudi Arabia) and non-OPEC (Russia and the FSU) shows that a new strategy is needed to counter the ongoing doubts in the markets. At the same time, Russia and Saudi continue to give indications of a possible OPEC 2.0 scenario, in which a possible Russian membership is on the table. This would confront the market with a renewed and stronger oil cartel, although the overall strategies need to be adjusted. At the same time, Saudi Arabia, via its oil giant Aramco has openly stated to be interested in global gas investment opportunities, starting in Russia’s Siberian region. While the media still looks at the current discussions as a pure crude oil cooperation strategy, some see another development on the horizon. The real power of OPEC, non-OPEC cooperation would increase if they would not only include a crude oil production cut, but also integrate the other (hidden) cartel, the Gas Exporting Countries Forum (GECF). An OPEC 2.1, including gas exporters, would really block any negative developments in the market, even shale oil and gas. At present, international analysts and media sources are hyping the story about Saudi Arabia’s multi-billion dollar investments in Russia’s oil and gas sectors. Statements made by Saudi minister of petroleum Khalid Al Falih are only making headlines at present if he indicates that oil giant Aramco will be targeting natural gas projects and even LNG in future. Certain analysts think that Aramco is taking the same road as Shell, BP and other oil majors, have taken, diversifying away from oil and into gas. The ‘Golden Age of Gas’, as reported by the IEA has not yet become reality. Riyadh now seems interested in becoming a convert of the gas era, but reality is not as simple. There is more between the lines than currently is being discussed in the media. First of all, Saudi Aramco has always been heavily involved in the gas sector, as it is already a very large gas producer. Recent figures show that Saudi Arabia’s total proved natural gas reserves are set to be around 8500 bcm, which means it holds the sixth most proved natural gas reserves globally and the third most in the Middle East. In 2014, Aramco produced around 102.4 bcm of natural gas, which made them the eighth largest natural gas producer in the world. Additionally, it marked the fifth consecutive year of increasing natural gas production in Saudi Arabia, illustrating that Saudi Arabia has emphasized growing their domestic production in order to continue to meet their energy demand. The Kingdom also is not only a huge producer of natural gas, its local consumption is also impressive. The kingdom consumed 108.2 bcm in 2014, making it the 5th largest consumer worldwide. In 2014, natural gas made up ~40.7 percent of Saudi Arabia’s primary energy consumption. The country’s natural gas consumption has continued to grow as has natural gas’s role in Saudi Arabia’s current energy mix. In 2014, natural gas made up ~40.7 percent of Saudi Arabia’s primary energy consumption. For the next years this will increase substantially. Currently, Saudi Arabia does not import or export natural gas and therefore they have not established themselves as a global natural gas supplier even though they produce significant amounts of it. Additionally, Saudi Arabia has been able to achieve important security of supply due to the fact that they only rely on themselves for their natural gas needs. However, this also means that Saudi Arabia will have to continue to produce at high levels going forward to meet their domestic demand. To counter growing demand for natural gas, Aramco is even pursuing shale gas in the future, with first production expected around 2020-2021. A rapid development of reserves is necessary, as not only will the Kingdom need more gas to compensate for its current crude oil usage, which is a direct financial pressure on the budget, but current diversification plans also imply increased natural gas consumption in the petchem industry. Next to this, increased gas production is crucial for power generation and water desalination in the near future. Technically, gas production is also of importance to support crude oil production, partly via gas reinjection projects on ageing oil fields. The above painted situation was part of the E&P strategy of Aramco, when it took in several IOCs (Shell) and independents to search for new gas reserves, especially in the Rub Al Khali (Empty Quarter). The latter until now has been rather disappointing, and most international parties have left. The present and future gas cooperation between Russia and Saudi Arabia should be assessed in this light. Aramco’s internationalization strategy includes investments and operations in Russia or FSU republics the coming years. These actions are part of a diversification drive in Aramco, but should not be looked at with only attention for the Russian opportunities. Taking into account the current Saudi situation, Aramco has been looking for access to technology, R&D and cooperation since decades with the usual suspects. Gazprom, Lukoil and Rosneft were not included at that time in the inner circle, as the geopolitical situation and the clash between communism and Wahhabism prevented an opening. This has changed, and both sides are now showing an increased willingness to cooperate in both their territories, Russia but also Saudi Arabia. The Saudi offer to invest in Russia will have very strong strings attached. Investing in Russian oil and gas operations, including LNG, will be linked to receiving an in depth insight and access to Russian gas technology and R&D. Aramco will without any doubt have direct research links and investments with Gazprom VNIIGAZ (Scientific-Research Institute of Natural Gases and Gas Technologies) — with its research operations in Saratov, next to the Volga River could substantially support “In Kingdom” gas operations and production projects in the future. The bottom line at present for Saudi Arabia’s geopolitical and economic power drive is an increased economic diversification effort at home. All instruments, including the multibillion investments by the Saudi sovereign wealth fund PIF, which will include Saudi Aramco IPO revenues in 2018, in the RIDF (Russian Direct Investment Fund) should be seen in that light. The meetings between Saudi deputy crown prince Mohammed Bin Salman or Saudi minister of petroleum Khalid Al Falih with Russian president Putin and his cohorts are linked to the internal drive of the Kingdom. This cooperation could also be driven by another issue. In addition to the historic cooperation between the two oil producers, as shown in the OPEC non-OPEC production cut agreements the last years, both have been discussing since years also a global gas cooperation. Even that the oil price plunge has pushed both former adversaries to cooperate, an expansion to gas could even be strategically very interesting. For Russia, a combined market approach of OPEC and the Gas Exporting Countries Forum (GECF), labelled sometimes as the gas cartel, would increase its global power. The same is the case for Saudi Arabia, as the OPEC leader, holding vast reserves of natural and associated gas, understands that a combined OPEC-GECF strategy could have several main strategic advantages. Not only would this create a power bloc that could have a much higher impact on the U.S. shale revolution, blocking part of the global market if necessary, but also it would increase pressure on Saudi’s main rival at present Qatar, the world’s leading LNG exporter. By cooperating with Russia, Saudi Arabia could kill two birds with one stone. Riyadh’s strategy with OPEC – Russia could be solidified, while at the same time it holds power over the world’s gas sector. Moscow’s support for Riyadh’s plans will not only benefit the Kingdom’s natural gas development, but also corner Qatar fully. A combined Russian-Saudi power play in global gas could change it dramatically. Putin and MBS could be looking for a kill.

15 июня, 02:59

Russian-Style Diplomacy Can Break the Middle Eastern Impasse

Nikolay Pakhomov Politics, Middle East Moscow has many potential partners in the region, and no ideological constraints. The conflict between Qatar and the alliance of Muslim countries led by Saudi Arabia emphasizes that today’s international relations, at least in the Middle East, are closer to the classical model of domination, rivalries and coalitions defined by national interests than to post–Cold War dreams of a world politics free of conflicts, and based on liberal consensus and cooperation. Among the major powers, Russia might be the best prepared to act within such an order. Today, there is no power in the Middle East that is not talking to Moscow. This dialogue is based on the clear understanding of each other’s positions, bargaining and mutually beneficial deals, and not on ideological doctrines, declarations of eternal friendship or everlasting alliances. The contrast is especially stark against Washington’s efforts to pick a side in the spat between most of the Gulf states and Qatar. For the United States, there are two main reasons for this dilemma. First, on the ground level, the United States cannot simply join the group led by Saudi Arabia because of economic and military cooperation between Qatar and the West. Second, in terms of broader foreign-policy strategy, the United States still pretends to be the power defining the situation in the Middle East. From this perspective, amid the current conflict, Washington is compelled at least to act as mediator. Washington’s job as mediator could be very hard to accomplish, and perhaps future historians will acknowledge this contention between Qatar and its neighbors as the point when the United States stopped managing the Middle East. What power can succeed Washington? Russia has improved its strategic stance in the region significantly in recent years; however, Moscow is not eager to follow Britain and the United States as the power in charge of the Middle East. One could argue that today, occupying that position is simply impossible. Read full article

08 июня, 06:45

Австрия смотрит на Россию

На проходившем 1-3 июня ежегодном Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) был зафиксирован растущий интерес международного бизнеса к России. Несмотря на развязанную Западом «санкционную войну» и антироссийскую кампанию в СМИ, форум собрал на своей площадке рекордное количество участников – более 14 тысяч представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц, экспертов, учёных и журналистов...

01 июня, 16:37

Саид Мухаммед Хуссейн Адели: Политическая тенденция на рынке газа не стабильна

Санкт-Петербург. Конкурентоспособная среда на рынке газа зависит как от потребителей, так и от поставщиков, а долгосрочное партнерство требует обоюдных усилий. Об этом заявил генеральный секретарь Форума стран-экспортеров газа (GECF) Саид Мухаммед Хуссейн ...

26 апреля, 11:43

РФ и Катар хотят сотрудничать в трейдинге углеводородов, бурении, атомной энергетике

Россия и Катар обсуждают совместный трейдинг углеводородов, совместные проекты по сервису, сотрудничество в атомной энергетике, сообщил министр энергетики РФ Александр Новак, со-председатель российско-катарской межправкомиссии журналистам по итогам третьего заседания МПК. "Мы обсудили сотрудничество на газовых рынках в рамках ФСЭГ, в рамках МПК наши коллеги обсуждали возможное сотрудничество в области атомной...

28 марта, 18:18

Россия и Иран видят потенциал расширения взаимодействия в нефтегазовом секторе

Россия и Иран видят потенциал для расширения взаимодействия внефтегазовом секторе. Об этом рассказал президент РФ Владимир Путин по итогам переговоров с президентом Ирана Хасаном Рухани. "Ведущими российскими компаниями достигнут ряд важных договорённостей поосвоению крупных месторождений углеводородов вИране. Наши государства сотрудничают врамках Форума стран-экспортёров газа, координируют усилия для стабилизации мировых рынков нефти", - сказал Путин. В рамках визита президента Ирана в Россию был подписан меморандум овзаимопонимании посотрудничеству вгазовой сфере между "Газпромом" иНациональной иранской нефтяной компанией.

28 марта, 18:07

РФ и Иран подписали пакет экономических документов

Россия и Иран продолжат сотрудничество в целях стабилизации глобального энергетического рынка и обеспечения устойчивого экономического роста, сообщается в совместном заявлении президентов РФ и Ирана. Страны организуют расчеты в нацвалютах.

28 марта, 16:40

Заявления для прессы по итогам переговоров с Президентом Ирана Хасаном Рухани

По окончании российско-иранских переговоров Владимир Путин и Хасан Рухани сделали заявления для прессы.

28 февраля, 13:30

19-ю министерскую встречу Форума стран - экспортеров газа проведут в Москве 4 октября

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о проведении в Москве 4 октября министерской встречи Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ). "Принять предложение Минэнерго России, согласованное с МИДом России и …

24 ноября 2015, 00:00

Речи ВВП на Форуме стран-экспортеров газа и по итогам переговоров РФ-ИРИ. Принят пакет документов о сотрудничестве РФ-ИРИ

Выступление на пленарном заседании Третьего саммита Форума стран – экспортёров газа  В.Путин: Уважаемый господин председатель! Уважаемые коллеги, дамы и господа!  Тесное взаимодействие производителей и поставщиков газа становится всё более важным фактором устойчивого развития мировой энергетики. За 14 лет Форум стран – экспортёров газа превратился в солидную международную организацию, помогающую газодобывающим государствам сообща продвигать свои интересы на глобальных рынках.  Страны – участницы Форума обладают львиной долей доказанных мировых запасов природного газа (79 процентов, а с учётом стран-наблюдателей – 85 процентов) и обеспечивают почти половину мировой торговли этим видом топлива.  Наши государства, наши национальные компании инвестируют огромные средства в долгосрочные проекты по разведке, добыче, переработке и транспортировке газа. Тем самым мы вносим весомый вклад в энергетическую безопасность и поступательный рост экономики всего мира.  Достигнутые на предыдущем саммите в Москве договорённости позволили заметно усилить координацию стран – участниц Форума в стратегических вопросах развития газовой отрасли, заложили основу для формирования единых подходов к справедливому ценообразованию и равному распределению рисков между потребителями и поставщиками топлива.  Уверен, что и нынешняя встреча будет не менее продуктивной, а решения, которые войдут в итоговую Декларацию, придадут дополнительный импульс нашему сотрудничеству, сделают ещё эффективнее совместную работу по совершенствованию международной торговли газом.  В этой связи считаю крайне актуальной тему «Природный газ – лучшее топливо для устойчивого роста», которую иранские партнёры предложили как ключевую для обсуждения на саммите.  Газ – это наиболее доступный, экономически выгодный и экологически чистый вид топлива. Спрос на него в мире растёт темпами, опережающими спрос на нефть и другие энергоресурсы. По прогнозам, к 2040 году глобальные потребности в газе увеличатся на 32 процента – почти до 5 триллионов кубических метров. Напомню, что в 2014 году это было 3,7 триллиона кубических метров.  Это открывает большие возможности для наращивания производства и экспорта газа и одновременно представляет серьёзный вызов, потому что понадобится кардинально ускорить освоение новых месторождений, модернизировать перерабатывающие мощности, расширить газотранспортную инфраструктуру – ввести в строй дополнительные трубопроводы и наладить разветвлённые маршруты поставок сжиженного природного газа.  Столь амбициозные планы требуют масштабных капиталовложений, период окупаемости которых растянется на десятилетия вперёд. И инвесторам, конечно, нужны чёткие, твёрдые гарантии. Но главное, наравне с производителями газа инвестиционные риски должны нести и будущие потребители. За энергетическую безопасность надо платить всем – и странам-экспортёрам, и странам-покупателям, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений.  Мы все хорошо понимаем, что современные технологии, новые бизнес-модели меняют структуру газового рынка в мире. Для фиксации цен всё шире задействуются биржевые способы торговли, спотовые механизмы.  В прошлом году у нас в России, например, была запущена торговля газом на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. Менее чем за год объём торгов составил 6,8 миллиарда кубических метров, в планах нарастить его до 35 миллиардов кубических метров в год. При этом наша ведущая компания «Газпром» реализовала по спотовым ценам 17 миллиардов кубических метров газа, что составляет более 8 процентов общего объёма его продаж.  Однако хотел бы подчеркнуть: в интересах стабильности и предсказуемости рынка, для привлечения инвестиций в газовую отрасль ни в коем случае нельзя отказываться от проверенной годами практики заключения долгосрочных контрактов и использования принципа «бери или плати». Считаю важным, чтобы государства – участники Форума проявляли в этом солидарность.  Уважаемые коллеги, в готовящийся проект национальной Энергетической стратегии на период до 2035 года мы закладываем существенный – на 40 процентов – прирост добычи природного газа. Если в 2014 году мы добыли 578 миллиардов кубических метров, то к 2035 году планируем добыть 885 миллиардов кубических метров.  С партнёрами из Евросоюза мы планируем осуществить целый ряд инфраструктурных проектов, с Турцией проводим согласование южного маршрута. Наша страна будет также экспортировать газ и увеличивать свои поставки на восточном направлении, и здесь у нас очень позитивная работа идёт с нашими партнёрами из азиатских стран: и с Китаем, и с Индией, и с другими нашими партнёрами. Планируем на азиатском направлении увеличить наши поставки с 6 до 30 процентов – до 128 миллиардов кубических метров.  Мы увеличиваем производство сжиженного природного газа до 60 миллионов тонн, что значит с сегодняшних 4 процентов до 13 на мировом рынке СПГ. И здесь нами запланирован целый ряд проектов как в восточной, северной части Российской Федерации, так и на Дальнем Востоке России.  Уверен, Россия, безусловно, справится со всеми этими планами, ей по силам их реализовать. При этом мы готовы к самому плотному взаимодействию с партнёрами по нашему Форуму – по Форуму экспортёров газа, с другими заинтересованными странами в целях удовлетворения глобальных потребностей в энергоресурсах и устойчивого развития мировой экономики в целом. Большое спасибо вам за внимание. ист.  Страны ФСЭГ на саммите в Тегеране приняли итоговую декларацию  = ждём текст...  Российско-иранские переговоры В Тегеране состоялись переговоры Владимира Путина с Президентом Ирана Хасаном Рухани.  По итогам переговоров в присутствии глав двух государств подписан пакет документов о сотрудничестве в различных областях. Владимир Путин и Хасан Рухани сделали заявления для прессы. * * * В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!  Саммит Форума стран-экспортеров газа предоставил хорошую возможность поговорить не только по развитию отрасли, по ее состоянию на сегодняшний день, но и дал возможность для обстоятельных встреч с иранским руководством.  Мы провели обстоятельные переговоры с Президентом Ирана с участием глав ключевых министерств, ведомств, представителей бизнес-сообщества. Эти переговоры стали продолжением политически насыщенной беседы с Верховным руководителем Исламской Республики Иран, состоявшейся сегодня утром.  В ходе встреч мы подробно обсудили весь комплекс наших отношений в сфере экономики, координации на международной арене, по вопросам борьбы с международных терроризмом.  Вы видели, что только что был подписан солидный пакет документов, который призван стимулировать взаимодействие в самых разных областях. Мы намерены наращивать динамику наших торговых связей, будем уделять необходимое внимание диверсификации товарной номенклатуры, шире использовать национальные валюты во взаиморасчетах.  Евразийский экономический союз в прикладном ключе начнет изучение возможности создания зоны свободной торговли с Ираном. Будем активизировать и промышленную кооперацию. Россия готова выделить на эти цели государственный экспортный кредит в размере 5 миллиардов долларов. Отобрано 35 приоритетных проектов в сфере энергетики, строительства, морских терминалов, электрофикации, железных дорог и так далее.  Мы продолжим взаимовыгодное сотрудничество в атомной энергетике. На полную мощность уже вышел первый блок атомной электростанции «Бушер», начаты работы по возведению второго и третьего блока.  Будем оказывать максимальное содействие реализации соответствующего плана действий в рамках иранской ядерной программы, одобренного в июле Совбезом ООН. В том числе будем помогать в переработке обогащенного урана и в перепрофилировании производств на выпуск стабильных изотопов в научных целях.  Продолжим координацию по борьбе с терроризмом, будем укреплять взаимодействие в рамках Международной группы по Сирии, в том числе в целях реализации решений о запуске всеобъемлющего межсирийского политического процесса.  Что касается итогов встречи лидеров Форума стран-экспортеров газа, господин Рухани сегодня уже провел подробную пресс-конференцию на эту тему (найду перевод - добавлю, мое прим.). Хотел бы поздравить наших друзей с успешным проведением этого крупного международного мероприятия и добавить на этой пресс-конференции, что Россия намерена увеличить размеры производства газа к 2035 году на 40 процентов.  Хотел бы в заключение поблагодарить наших иранских партнеров и друзей за приглашение, господина Президента, что он пригласил меня на это мероприятие, за теплую атмосферу, которая была создана в ходе нашей совместной работы. Спасибо. Вопрос о ситуации в Сирии.  В.Путин: Действия наших летчиков я оцениваю весьма положительно. Я сегодня проинформировал наших иранских друзей по этим вопросам, мы обменялись, естественно, мнениями о ситуации в Сирии.  Что касается действий наших военных, то это сложная операция, задействована большая космическая группировка, разнородные силы авиации. Это и штурмовики, бомбардировщики, это стратегические бомбардировщики-ракетоносцы, прикрывающие их истребители, это две группировки флота в Каспийском море и Средиземном море, в том числе ударные ракетоносцы, которые наносят удары из акватории Каспийского моря. Все это делается, разумеется, по согласованию с иранскими партнерами, и думаю, что без их участия это было бы просто невозможно.  Это сложная, большая работа по координации, по обслуживанию техники, которая свидетельствует о высокой выучке наших офицеров, военнослужащих. Эта работа приносит положительный результат, мы вместе ее положительно оцениваем. Но еще раз хочу сказать: нет никакой другой возможности на долгосрочной основе решить проблему Сирии, кроме как путем политических переговоров. Спасибо. ист.  Российско-иранские документы, подписанные по итогам переговоров Президента Российской Федерации Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани   1. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран об упрощении условий взаимных поездок отдельных категорий граждан Российской Федерации и Исламской Республики Иран 2. Меморандум о взаимопонимании между Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством здравоохранения и медицинского образования Исламской Республики Иран 3. Меморандум между Федеральным государственным бюджетным учреждением «Российское энергетическое агентство» и Министерством энергетики Исламской Республики Иран 4. Меморандум о взаимопонимании между Государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», Акционерным обществом «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций» и Центральным банком Исламской Республики Иран о содействии развитию инвестиционной деятельности, гарантийной поддержки, экспортного финансирования и торговых связей 5. Контракт на проектирование, поставку материалов, оборудования и строительство по проекту электрификации железнодорожного участка «Гармсар-Инче Бурун» РЖД подписали контракт на электрификацию ж/д линии в Иране 6. Контрактное соглашение на строительство тепловой электростанции в составе четырех энергоблоков 350МВт и опреснительной установки в окрестностях г.Бандар-Аббас, провинция Хормозган между Открытым акционерным обществом «Технопромэкспорт» и «Холдинговой компании по производству электроэнергии на тепловых станциях» Исламской Республики Иран.   "Технопромэкспорт" построит в Иране ТЭС на 1,4 ГВт 7. Базовый договор на выполнение работ по поиску и оценке запасов подземных глубоких вод на территории Исламской Республики Иран между Акционерным Обществом «Росгеология» и Бюро макропланирования водных ресурсов и оборота воды Министерства энергетики Исламской Республики Иран    Путин: переговоры с руководством Ирана прошли обстоятельно  Подробнее о форуме стран-экспортеров газа читайте в справке РИА Новости >>

23 ноября 2015, 15:42

Иранская интрига

Сегодня Владимир Путин с официальным визитом в Иране. Переговоры по самому широкому кругу вопросов. Но главное - экономика и политика. Кроме того, российский президент выступит на саммите экспортеров газа, который начинает свою работу в Тегеране.