• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы3466
      • Показать ещё
      Международные организации66
      • Показать ещё
      Компании214
      • Показать ещё
      Люди132
      • Показать ещё
      Разное315
      • Показать ещё
      Формат23
      Показатели14
      • Показать ещё
      Издания35
      • Показать ещё
18 сентября, 00:56

У Малых Антильских островов тропический шторм «Мария» усилился до урагана

  • 0

Тропический шторм «Мария», который ранее сформировался в Атлантическом океане, усилился до урагана. В настоящее время он приближается к Малым Антильским островам. В зоне его потенциального воздействия, в частности, принадлежащий США остров Пуэрто-Рико, а также Гаити и Доминиканская республика.

17 сентября, 18:10

«На самом деле» с Шепелевым отзывы о шоу на 17.09.2017 г. Подробные данные на 17.09.2017 г.

По словам актера, организаторы звонили ему больше 10 раз и предлагали огромные деньги за участие. Он записывал разговоры, и собирается идти в суд, чтобы «вывести этот лохотрон на чистую воду». delate.info: Популярный блогер сомневается в адекватности шоу Дмитрия Шепелева Житель Петербурга Николай Соболев выступил с критикой передачи … Читать далее →

14 сентября, 18:04

Rebuilding begins on the British Virgin Islands

A resident of Tortola in the British Virgin Islands has said the devastation to the island following Hurricane Irma feels like "Armageddon" but people have not lost their sense of humour and are rebuilding "one brick at a time". Irma bullied through much of the Caribbean - Antigua, St. Martin, St. Barts, Anguilla, the U.S. and British Virgin Islands, Turks and Caicos, the Bahamas and Cuba before enveloping nearly all of Flordia. It narrowly skirted Puerto Rico, Haiti and the Dominican Republic. … Let the pictures do the talking: subscribe to No Comment http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=NoCommentTV No Comment is brought to you by euronews, the most watched news channel in Europe. Find us on: Youtube http://eurone.ws/yDXQ7c Facebook http://eurone.ws/110HFkw Twitter http://eurone.ws/ZuMzJb euronews.com http://eurone.ws/17qIsCK

14 сентября, 14:51

Сборная России опустилась на рекордно низкое место в рейтинге FIFA

Выше нашей сборной располагаются такие команды как Буркина-Фасо, Гаити, Ямайка, Панама, Тунис, Египет.

14 сентября, 13:01

На презентации мемуаров Клинтон задали вопрос об убийстве Сета Рича

Когда Хиллари Клинтон во вторник пришла на подписание книги в Barnes & Noble, что  на Юнион-сквер, чтобы продвинуть свои дешевые мемуары, она, конечно, не ожидала, что это произойдет...

Выбор редакции
14 сентября, 07:25

Массовые протесты на Гаити

Недовольство растущими ценами и введение новых налогов - причина массовых выступлений на Гаити, которое вылились в стихийные манифестации. Протестующие поджигают машины и громят витрины магазинов. Полиция применяет против недовольных водометы и слезоточивый газ. Недавнее наводнение только усугубило тяжелую экономическую ситуацию. Гаити считается одной из беднейших стран мира.… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/09/14/haiti-protests euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

Выбор редакции
14 сентября, 06:02

Массовые протесты на Гаити

Недовольство растущими ценами и введение новых налогов – причина массовых выступлений на Гаити, которое вылились в стихийные манифестации

Выбор редакции
13 сентября, 18:42

На Гаити недовольные растущими ценами жители устроили погромы

По данным местных СМИ, акция протеста в столице страны Порт-о-Пренсе довольно быстро превратилась в столкновения с полицией.

Выбор редакции
Выбор редакции
13 сентября, 10:08

Haiti protests: Violent clashes in Port-au-Prince

Several people have been arrested in in Haiti's capital, Port-au-Prince.

13 сентября, 09:13

Полигоны Флориды (часть 9)

В юго-западной части Флориды расположена база морской авиации Naval Air Station Key West. Военно-морская база создана в этом районе для противодействия пиратству в 1823 году. Она была существенно расширена в 1846 году во время Американо-мексиканской войны. Во время Американо-испанской войны 1898 года здесь базировался весь американский атлантический флот. В годы Первой мировой в «Ки-Уэст» базировались гидросамолёты и дирижабли. Они должны были противодействовать немецким подводным лодкам у побережья Флориды. До капитуляции Германии на базе прошли подготовку более 500 морских пилотов и авиационных специалистов.

Выбор редакции
13 сентября, 03:37

«Революция началась» — массовые беспорядки охватили Гаити

Полиция пытается разогнать протестующих слезоточивым газом, однако пока беспорядки не утихают.   В столице Гаити вспыхнули массовые беспорядки — на улицах горят автомобили и баррикады из покрышек, демонстранты бьют витрины магазинов, происходят столкновения с полицией, передает...

Выбор редакции
13 сентября, 02:17

Violent street protests break out in Haiti over tax hikes

PORT-AU-PRINCE (Reuters) - Protesters in Haiti damaged commercial buildings in the capital city and set cars on fire on Tuesday, angered by government tax hikes that come at a time when foreign aid is declining.

12 сентября, 17:46

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (2).

Первая часть.Интифада в Секторе Газа.Военная медицина.Г. А-С.: Военная хирургия выросла из наполеоновских войн. Во время этих войн встречались две армии; обычно они встречались на линии фронта. Они атаковали друг друга, стреляли друг в друга и кололи друг друга. Большинство раненных были военными, и их лечили в военных госпиталях. Так развивалась военная хирургия. В нашем регионе другая картина – эти войны и конфликты не временные битвы, они не начинаются и не кончаются. Они постоянны и изменяют биологическую экологию, в которой живут люди. Так формируется экология войны. Эта экология распространяется намного дальше обычной стрельбы, потому что она изменяет окружающую обстановку, в которой живут люди. Раны – физические, психологические и социальные. Окружающая среда изменяется и становится враждебной, и к здоровым и к раненным. Мы знаем о росте количества бактерий, устойчивых к различным лекарствам, и это большая проблема во всём мире. 85% раненных в иракской войне столкнулись с устойчивыми к лекарствам бактериям, 70% раненных в сирийской войне – то же самое…Мы говорим: это экология, это биосфера, которую создают конфликты; изменяются даже ДНК бактерий. У нас есть несколько теорий об этом. Отчасти это роль тяжёлых металлов в современной артиллерии, которые могут вызывать мутации устойчивых к антибиотикам бактерий. Итак, ваша биосфера, ваш пузырь, ваш экологический пузырь, в котором вы живёте, постоянно меняется. И это не прекращается после окончания бомбардировок. От этого нужно избавиться, но для этого нужно понять динамику экологии войны. Вот почему наша программа разрабатывалась в университете, который был главным высшим учебным заведением во время гражданской войны и израильского вторжения в 1982 году. И когда началась война в Ираке и Сирии, к нам начали поступать пациенты из этих стран, и мы стали их лечить. Мы поняли, что нам нужно понимать динамику военной медицины и экологию войны; как выражаются физические, биологические, психические и социальные проявления военных ранений, и как формируется экология войны. Это касается всего: от бактерий до снабжения водой, ядовитых военных воспоминаний, последствий для организма человека… У многих моих иракских пациентов есть множество раненных и пострадавших родственников.А. В.: Медицинский центр Бейрута стал теперь пионером в этих исследованиях – экологии войны?Г. А-С.: Да, из-за наследия гражданской войны… региональных войн.А. В.: Это не что иное, как бесконечный региональный конфликт…Г. А-С.: Бесконечный конфликт, да; сначала домашний, затем региональный. Мы – медицинский центр для иракского Министерства здравоохранения, иракского Министерства внутренних дел, поэтому мы действуем как региональный центр, и цель нашей программы заключается в увеличении времени, пространства и энергии для понимания экологии войны.А. В.: В своих очерках и фильмах я часто провожу параллель между войной и крайней нищетой. Я работал в самых худших трущобах на Земле: в Африке, Центральной Америке, на Карибах, в Южной Азии, на Филиппинах и в других местах. Я пришёл к выводу, что многие страны, официально живущие в мире, на самом деле живут в условиях длительных и даже бесконечных войн. Нищета – это разновидность войны, хотя нет никакого «объявления войны», и нет никакой линии фронта. Я писал о множестве войн, о страданиях нищеты, и параллель, особенно физическое, психологическое и социальное воздействие на людей, кажется поразительной. С точки зрения ваших исследований, ты согласен с этим? Ты считаешь, что страдание – разновидность войны?Г. А-С.: Полностью. Да. В основе этого лежит «дегуманизация» людей. Крайняя нищета – это разновидность насилия. Чем хуже нищета, тем ближе она к физической форме насилия. Война – ускоренная деградация человеческой жизни до полной нищеты. Но крайняя нищета может появиться и постепенно. Война только ускоряет этот процесс.А. В.: Бесконечная нищета похожа на бесконечную войну.Г. А-С.: Определённо. И это война, главным образом, против тех, кто вынужден жить в этих условиях. Это война против бедных и Юга. Это война против бедняков в западных странах.А. В.: Когда вы изучаете экологию войны, вы рассматриваете то, что мы сейчас обсуждаем? Вы исследуете воздействие крайней нищеты на организм и жизнь человека? В этом регионе нищета сосредоточена в огромных лагерях беженцев, а в других частях мира она поразила бесчисленные трущобы.Г. А-С.: Крайняя нищета – это часть экологии, о которой мы говорим. Один из элементов экологии – когда берётся раненный человек и помещается в суровую окружающую среду, и он снова и снова получает повторные раны, и эта суровая окружающая среда становится продолжением поля боя из-за постоянного процесса поражения. Не потому, что он всё ещё воюет в Сирии, а потому, что его дети живут в палатке с 8 чужими людьми, и рискуют заболеть различными болезнями, например, мы часто сталкиваемся с массовыми ожогами из-за пожаров в плохих жилищах.Давай посмотрим на это с разных сторон: что такое военная рана или ранение в результате конфликта? Основная военная рана – огнестрельное ранение или от взрыва. Что произойдёт, если раненного бросить в палатку? Каковы осложнения для раненного, оказавшегося в такой суровой обстановке - это тоже связанная с войной рана? Если разорить население до черты, когда дети получают травмы из-за плохого жилья - это военная рана? Вот сейчас есть дети, которые получают производственные травмы, потому что они должны работать с малых лет и кормить всю семью, работая в автомастерских или швейцарами или ещё кем-нибудь. Или возьмём такой факт: человек приезжает из страны, где раньше его болезнь лечилась легко, а теперь медицинская система так разрушена, что эту болезнь больше не могут лечить из-за нехватки больниц, врачей, лекарств - это тоже военная рана? То есть мы должны рассматривать всю экологию, не только пули и бомбы.А. В.: Ваши исследования, видимо, актуальны для большинства стран.Г. А-С.: Конечно. Ведь мы знаем, что все эти гуманитарные кризисы существуют только в воображении СМИ и ООН. Нет никаких кризисов.А. В.: Это постоянное состояние.Г. А-С.: Да, у этого нет конца. Нет перерыва. Это происходит всё время. Поэтому нет такого явления - «временные кризисы» - мы доказываем это. Нет судьи, который свистит в конце кризиса. Когда камеры отворачиваются, СМИ и весь мир думают, что кризис закончился. Но мы знаем, что в Лаосе, например, до сих пор самый высокий уровень ампутаций в мире.А. В.: Я знаю, я там был, в Долине Кувшинов, которая, на самом деле, до сих пор - огромное минное поле.Г. А-С.: Или Вьетнам, с самым высоким в мире уровнем детских уродств из-за Agent Orange.А. В.: Ты работал в этих странах?Г. А-С.: Да.А. В.: Я тоже. Раньше я жил во Вьетнаме. Целый регион всё ещё страдает от так называемой «тайной войны». В Лаосе бедность столь сурова, что люди вынуждены продавать неразорвавшиеся американские бомбы в металлолом. Они часто взрываются. В Камбодже, даже между Сиемреапом и тайской границей, есть деревни, где люди до сих пор гибнут и теряют конечности.Г. А-С.: Теперь многое зависит от точки зрения. Часто это просто игра слов.А. В.: Индия – это военная зона, от Кашмира на северовосток, до Бихара и трущоб Мумбаи.Г. А-С.: Если взять грубый способ оценки конфликта, т.е. число убитых людей во время войны, то в Гватемале и Сальвадоре самый высокий уровень убийств во время войны. Но поскольку природа насилия меняется, то в отсутствии политической окраски, это не обсуждается. Но, на самом деле, картина та же - одни люди выступают против других людей.Медицинские эксперименты на Гаити.А. В.: Я писал и снимал фильмы о Сальвадоре, Гондурасе и Никарагуа. Чрезвычайное насилие – прямой результат навязанного конфликта, сфабрикованного, развязанного Западом, особенно США. То же самое можно сказать о многих местах: Ямайка, Доминиканская республика, Гаити. Это привело почти к полному социальному коллапсу.Г. А-С.: Да, на Ямайке ЦРУ сыграло большую роль в 70-х.А. В.: В этой части мира мы говорим не просто о бедности…Г. А-С.: Нет, нет. Мы говорим об AK-47!А. В.: Точно. Однажды я снимал в Сан-Сальвадоре, в преступном мире… Мой друг, местный либеральный священник любезно провёз меня по местным районам. Мы сделали две петли. Первая петля была прекрасна. На второй они открыли стрельбу по нашему внедорожнику. Пулевые отверстия остались в дверях нашей машины, и пули пробили две шины. Мы уехали только на дисках. В деревнях бандиты просто приезжают, грабят и насилуют. Они забирают всё, что хотят. Это война.Г. А-С.: В этих странах хирургов обучает Красный крест. МККК ввёл военную хирургию в курс медицинского обучения в Колумбии и Гондурасе. Потому что эти страны живут в состоянии войны, и местные врачи должны знать, что делать. Тамошний врач принимает по 4-5 пациентов в день с огнестрельными ранениями.А. В.: Давай я расскажу о Гаити, чтобы проиллюстрировать твои слова. Несколько лет назад я был в Сите Солей в Порт-о-Пренсе. Они говорят, что это самый опасный «район» на Земле. Местная мудрость гласит: «ты можешь войти, но ты никогда не выйдешь живым». Я въехал туда на грузовике с двумя вооружёнными охранниками, но они так перепугались, что просто убежали и бросили меня посреди улицы, а у меня были большие камеры и другие дорогие вещи. Я продолжил снимать район, так как у меня просто не было выбора. Потом я увидел длинную очередь перед окружённым стеной зданием. Я вошёл внутрь. Вдруг я увидел нечто шокирующее: несколько местных жителей лежали на деревянных столах, повсюду кровь и несколько американских военных медиков делают хирургическую операцию под открытым небом. Жара, мухи и грязь… Мужчина сказал, что у его жены большая опухоль. Медики, даже не проверяя его слова, просто кладут её на стол, вводят местный наркоз и начинают резать. Сразу после операции муж и жена пешком побрели на автобусную остановку, чтобы поехать домой. В паре километров оттуда я увидел хорошо оснащённый американский госпиталь, но он был только для американских военных. Я спросил врачей, чем они, в действительности, занимаются на Гаити, и они прямо сказали: «мы обучаемся по военному сценарию… Эта обстановка приближена к боевой, лучшего мы не можем найти». Они экспериментируют на людях. Учатся, как действовать в боевых условиях…Г. А-С.: Да, разница в точках зрения.А. В.: Как хирург, проработавший по всему Ближнему Востоку, а также в других частях мира, как ты оцениваешь здешний конфликт, по сравнению с конфликтами в Азии, Африке и других местах?Г. А-С.: На Ближнем Востоке до сих пор есть люди, которые помнят, что такое больницы. Иракцы, которые приезжают к нам, помнят 80-е. Они понимают, что жизнь отличается от того, что было. Они помнят, что такое настоящая медицина. Другая проблема – только в 2014 году 30 тысяч иракцев обратились в больницы с огнестрельными ранениями. Цифры поразительны. У нас нет точных цифр из Ливии, множество людей убиты во время этнических чисток и массовых расстрелов, происходящих сейчас в Ливии. С точки зрения чисел, они велики, но с точки зрения последствий, мы в начале фазы уничтожения медицины. Таким образом, эти медицинские системы не развиваются. Они деградируют. Они движутся вспять.А. В.: Ты обвиняешь западный империализм в этой ситуации?Г. А-С.: Если посмотреть на санкции, и что они сделали с медицинской системой, то конечно! Если посмотреть на Ливию, то конечно! Идея в том, что разложение этих государств – ложь. Мы знаем, что сделали санкции в Ираке, и что с ним сделали после 2003 года. Мы знаем, что случилось в Ливии.Афганский ребёнок.А. В.: Или в Афганистане…Г. А-С.: Первое, что приказали моджахедам в Афганистане или контрас в Никарагуа – это напасть на клиники. Американцы всегда понимали, что для разрушения государства, надо помешать ему исполнять ненасильственные функции, о которых я говорил.А. В.: Ты считаешь эту часть мира наиболее пострадавшей, разрушенной?Г. А-С.: В данный момент, эпоху, да, конечно. И статистика показывает это. Думаю, около 60% погибших от войн – в этом регионе…А. В.: Как определить этот регион географически?Г. А-С.: От Афганистана до Мавритании. Включая алжиро-малийскую границу. Ливийскую границу… Катастрофа разделила Судан. Посмотри, что происходит в Южном Судане, Сомали, Ливии, Египте, Синайской пустыне, Сирии, Йемене, Афганистане, даже Пакистане, включая людей, убитых беспилотниками…А. В.: Но тогда у нас есть порядка 10 миллионов человек, умерших в Демократической республике Конго, начиная с руандийского вторжения в 1995 году…Г. А-С.: Теперь немного по-другому. Это «более продвинутая фаза»: они полностью захватывают государства… В арабском мире Ливия – самый свежий сценарий. Нефтяные компании захватили эту страну. Горнодобывающие корпорации оккупировали ДРК. И они напрямую руководят войнами, западные армии тоже подчиняются им. Они разрушают государство, до нуля, пока оно не исчезнет, а затем корпорации непосредственно становятся властелинами, как было при колониализме – Ост-Индская Компания и датские компании.А. В.: Какова цель вашего исследования, огромного проекта под названием «экология войны»?Г. А-С.: Мы настаиваем, что должен быть целостный подход. Разделение – это цензура. «Ты – микробиолог, поэтому смотри только на то, что происходит с бактериями… Ты – хирург-ортопед, поэтому смотри только на раны от бомб и мин…» Разделение мешает людям видеть полную картину. Поэтому мы подключаем к этой программе социологов, политологов, антропологов, микробиологов, хирургов… Иначе, мы просто увидим только часть. Мы пытаемся объединить науки, чтобы видеть всю картину. Мы пытаемся соединить все части головоломки.А. В.: И теперь у вас будет большая конференция 15 мая…Г. А-С.: Да, большая конференция, первый конгресс, который рассмотрит все аспекты конфликтов и здравоохранения, от хирургии до восстановления изуродованных тел, проблем устойчивости бактерий, инфекционных заболеваний и других важных проблем. Например, до войны в Йемене было 30 тысяч почечных больных. Большинство пациентов могли прожить пару недель без лечения. То есть возникает вопрос, как обеспечивается лечение во время конфликтов? Что сделать для обеспечения централизации оказания услуг? Перемещение пациентов затруднено, и санкции… Одной из тем станет «рак и война»… Эта конференция рассмотрит максимум вопросов о конфликтах и медицине. Мы ожидаем более 300 делегатов из Индии, Йемена, Палестины, Сирии, СК, у нас есть люди из гуманитарного сектора, из МККК, которые работали в Африке и на Ближнем Востоке, которые работали во время различных современных войн, т.е. у нас будут люди из различных областей.А. В.: Какова конечная цель программы?Г. А-С.: Мы должны рассмотреть здравоохранение в регионе, где нет государств. На принципиальном уровне мы должны попробовать выяснить, что происходит? Мы видим некоторые примеры. Один из них – регионализация медицины. Реальность состоит в том, что ливийцев лечат в Тунисе, иракцев и сирийцев – в Бейруте, йеменцев – в Иордании. Мы видим распад этих государств и миграцию людей в региональные центры. Государство перестало быть крупным игроком, потому что разрушено. Мы чувствуем, что это болезнь ближайшего будущего, а также долгосрочного будущего. Поэтому мы должны понять это, чтобы лучше понимать механизмы передачи знаний в медицинскую образовательную систему для увеличения числа медицинских профессионалов. Мы должны убедиться, что люди понимают все нюансы конфликтов, помимо бомб и пуль. Чем больше исследований мы проведём в этой области военной медицины, тем более гибкие технологии мы сможем разработать – лучшие медицинские практики, лучшее образование для студентов и лучшая работа медиков в нашем регионе в ближайшие 10-15 лет.А. В.: И, надеюсь, будет спасено больше жизней.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.

12 сентября, 17:01

What Harvey Is Teaching the Health Care Sector About Managing Disasters

The damage inflicted by Hurricane Harvey has posed enormous health challenges in Houston and neighboring areas hit hard by the storm. As regional medical director of emergency medicine for the Houston Methodist Hospital System, one of us (Neil) has been on the front lines of the medical response. The other (Ranu) has been involved in responses to such public health disasters as the Ebola crisis in Africa, Hurricane Katrina in Louisiana, and the 2010 earthquake in Haiti. The response to Harvey is ongoing, but there are early lessons that could help governments and health systems in dealing with the aftermath of Hurricane Irma and other major catastrophes down the road. Deploy existing resources creatively to address unforeseen challenges. All health systems have contingency plans and run drills for emergencies like a hurricane. However, the challenges wrought by a disaster can confound even the best-laid plans, and responding effectively requires using available resources in ways not previously considered. Unlike storms that typically hit hard and then move on, Hurricane Harvey cycled around the region for several days, rendering many areas inaccessible for a prolonged period and nullifying preset plans to transfer patients from damaged areas to less-affected ones. Traditional ambulances were unable to reach patients in flooded areas, and the U.S. Coast Guard did not have the personnel to evacuate patients with complex medical conditions, who were on ventilators or were undergoing other life-support measures. When getting these patients out was not possible, mobile teams were sent to these areas to bolster their capacity to care for them in place. Baytown, Texas, solved this challenge by repurposing large dump trucks used for industrial projects to go out with paramedics and retrieve patients. Think twice before closing smaller medical facilities. Communities rely on a wide array of medical facilities to stay healthy, including smaller hospitals, physician offices, dialysis centers, nursing homes, and pharmacies. Severe flooding and damaged infrastructure made roads impassable and, along with power outages and water supply contamination, caused many of these facilities to shut down. (About 40% of dialysis centers in the area closed.) When any one of these medical contact points closed, patients did not know where to go for their routine, ongoing health needs. Consequently, many people developed complications from uncontrolled diabetes, heart disease, and other chronic conditions. With nowhere to get routine services, patients poured into hospital emergency rooms that were already overwhelmed by people suffering from near-drownings, waterborne infections, and injuries from debris floating in fast-moving floodwaters. While emergency rooms are equipped to handle most crisis scenarios, such a large influx of patients for several days can incapacitate even the best-run ER. To avoid inundating emergency rooms, medical facilities that have strategic importance in delivering routine care should be provided with the extra resources — whether staffing, clean water, power supply, or transportation — so they can keep their doors open. Schedule medical staff and give them time off to avoid burnout. When facing a crisis, there is a tendency to go to an all-hands-on-deck mode from the outset. However, creating a schedule to ration capacity and energy is indispensable for sustaining response efforts over the days and weeks required. Making sure teams have adequate time to sleep, eat, and rest while caring for patients is often overlooked, but hospitals that did not enforce downtime for frontline staff saw a downturn in morale, energy, and cognitive awareness even within the first 24 hours. With Harvey in particular, the prolonged rains caused many patients to wait to seek care until days later when floodwaters began to recede, causing a delayed influx of people in need. Patients will require help for weeks, if not months, after such an event, and it is paramount to keep this long-term time horizon in view and avoid early burnout. Establish clear and trusted sources of information. Amid any crisis comes hysteria that can lead to rapid dissemination of unconfirmed hearsay. During Harvey, rumors abounded about impending road closures, water shutoffs, and worsening conditions that influenced people’s decisions on when and where to seek care. When a disaster is imminent, public authorities should establish sources of accurate information that the public can be made aware of in advance. When rumors begin to spread, especially on social media, they need to be refuted so that people can make urgent decisions for themselves and their families with clarity. Don’t underestimate the human spirit. At a moment of heightened polarization nationally, one of the most remarkable things that occurred in the area struck by Hurricane Harvey was that people facing hardship and tragedy worked together to care for one another. The number of ordinary people who stepped up with extraordinary acts of kindness are too numerous to count but have been the linchpin of the response so far. A number of informal initiatives spontaneously came together to stem an impending health crisis. For example, physicians and nurses from around Houston trekked from their homes to expeditiously set up basic medical services at the George R. Brown Convention Center and NRG Center, the two largest shelters, which housed over 10,000 people. Emails were sent, online sign-up sheets created, and supplies donated such that, within hours of opening, both shelters were staffed and equipped to care for those displaced from their homes. Local pharmacies and mental health organizations also volunteered their efforts. We need to sustain this compassion and solidarity as we transition from immediate response to long-term recovery in the months ahead. As these efforts continue in Texas, our thoughts are with the people of Florida and our colleagues caring for those affected by Hurricane Irma.

12 сентября, 08:43

Will China invest $30 billion in Haiti?

The People’s Republic of China is preparing to carry through with plans to invest a massive US$30 billion in developing Haiti’s infrastructure, including power plants, sanitation works, water systems, railways, affordable housing, and marketplaces, in an agreement that is expected to have a major social, economic, and developmental impact. This week, workers have started to […] The post Will China invest $30 billion in Haiti? appeared first on Marginal REVOLUTION.

12 сентября, 04:37

Власти США просят 30 лет тюрьмы для родственников президента Венесуэлы

Прокуратура США требует как минимум 30 лет лишения свободы для двоих родственников президента Венесуэлы Николаса Мадуро, признанных виновными в сговоре с целью контрабанды наркотиков в Америку. О таком длительном сроке заключения федеральные прокуроры просят, исходя из тяжести преступления, сообщает агентство Reuters.  Согласно сообщению, двое племянников первой леди Венесуэлы Силии Флорес были задержаны в Республике Гаити в ноябре 2015 года по подозрению в попытке контрабанды в США более 700 кг кокаина.

11 сентября, 16:30

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (1).

Интифада в Секторе Газа.Доктор Гус Абу-Ситта – глава отделения пластической хирургии Медицинского центра Американского университета Бейрута в Ливане. Он специализируется на восстановительной хирургии. В этой части мира это означает, что из военных зон вам приносят людей, разорванных на части, без лиц, сожжённых до неузнаваемости, и вы должны попытаться вернуть их к жизни. Кроме этого, Абу-Ситта – мыслитель. Палестинец, родившийся в Кувейте, он учился и жил в Соединённом королевстве (СК), работал в различных горячих точках Ближнего Востока и всей Азии, а затем устроился в Медицинский центр в Бейруте.Мы встретились из-за несчастного случая. Несколько месяцев назад я получил ожог ноги в горячих песках Юго-Восточной Азии. Ожог заживал медленно, но всё-таки заживал. Но потом я поехал в Афганистан, где на КПП в Герате снял ботинки и увидел, что рана загнивает. Проезжая через Лондон, я пошёл в местную больницу, и меня осмотрел учитель Абу-Ситта. Когда я сказал, что направляюсь в Ливан, он посоветовал мне посетить одного из «лучших моих студентов, который теперь работает в Бейруте».Я так и сделал. В то время панарабский телевизионный канал Al-Mayadeen, в передаче на английском с арабскими субтитрами, показал моё двухсерийное интервью о моём новом политико-революционном романе «Аврора», о положении на Глобальном Юге и об экспансии западного империализма. К моему изумлению, доктор Абу-Ситта и его коллеги следили за моими работами и политическими статьями. Для этих матёрых хирургов моя «проблема» с ногой – всего лишь мелкая царапина. Намного важнее было нападение США на Сирию, Палестину и провокация против Северной Кореи.Моя «рана» скоро зажила, и мы с доктором Абу-Ситта стали хорошими друзьями. К сожалению, я должен был покинуть Бейрут и улететь в Юго-Восточную Азию, не дожидаясь большой конференции под названием «Экология войны», которую местные врачи должны были начать 15 мая 2017 года. Я считаю, что это совершенно поразительная и важная для всего человечества тема; важная для его выживания. Эта тема – сочетание философии, медицины и науки.Что происходит с людьми в зонах боевых действий? И что такое зона боевых действий, вообще? Мы пришли к некоторым общим выводам, поскольку оба работаем в этой сфере, но смотрим на неё с разных точек зрения: «Страдание – это война. Разрушение сильного государства приводит к конфликту. Огромное количество людей на нашей планете живёт в состоянии конфликта или войны, не понимая этого: в трущобах, лагерях беженцев, в полностью разрушенных государствах и в приютах».Мы много говорили: о страхе, который охватывает такие страны как СК, о новой волне индивидуализма и эгоизма, которые коренятся в психических заболеваниях. Однажды он сказал: «В большинстве стран мира «свобода» - синоним борьбы за независимость государства. А в странах типа СК, это слово означает - больше индивидуализма, эгоизма и личных свобод». Мы говорили об империализме, медицине и страдании на Ближнем Востоке. Позже мы решили опубликовать нашу беседу, пролив немного света на «Экологию войны» - совершенно новую дисциплину в философии и медицине.Экология войны.(Беседа в кафе «Юнес» в Бейруте (Ливан), 25 апреля 2017 года.)Нарушение общественного договора в арабском мире и в Европе.Гус Абу-Ситта: На Юге медицина и здравоохранение всегда были критическими факторами постколониального государства. И постколониальные государства создали медицинские системы, как например в Ираке, Египте и Сирии, которые стали частью общественного договора. Они стали неотъемлемой частью этих государств. И было понимание, что государство должно защищать свою власть через насилие (мы знаем, что государство может посадить нас в тюрьму и даже убить), но в большинстве случаев через ненасилие: оно должно дать нам жильё, образование, медицинскую помощь и другие вещи. И эта ненасильственная власть государства – критический фактор легитимизации государственной власти. Мы видели это развитие в 50-х, 60-х и 70-х годах. Для сравнения, если ты хочешь посмотреть на разрушение государства: цель антииракских санкций заключалась не в ослаблении Махабарата или армии, цель их состояла в отборе у Ирака права на ненасильственную власть – способность давать жизнь, образование; и поэтому после 12 лет санкций это государство разрушилось изнутри – ведь его лишили способности к ненасилию и к обеспечению социальных гарантий для граждан.Андре Влчек: Таким образом, нарушился договор между государством и народом.Г. А-С.: Совершенно верно! У нас был этот договор в большинстве постколониальных стран. После введения политик МВФ и Всемирного банка, которые рассматривают медицину как бремя для государства и возможность зарабатывать для правящих элит и корпораций, появилась эрозия ненасильственной власти в таких странах как Египет и Иордания, приведя к постепенному ослаблению легитимности. Опять же, цель МФВ и Всемирного банка состояла в превращении медицины в товар, который продавался гражданам, вернее тем, кто мог себе позволить купить его.А. В.: Это американская модель, но в более жестокой форме, так как зарплаты в большинстве этих стран существенно ниже.Г. А-С.: Точно! И в этих странах картина такая: создаётся двухуровневая система, где государственная сфера недофинансируется, и люди вынуждены уходить в частный сектор. А в частном секторе процветают все аспекты медицинского бизнеса: от страхования до медицинских услуг и продажи лекарств.А. В.: Как ни странно, этот сценарий осуществляется сегодня в СК.Г. А-С.: Мы видим это в СК и скоро увидим во многих других европейских странах. Но этот регион, арабский мир, уже пострадал. Здесь медицинские услуги были важной частью новых государств. Это был жизненно важный фактор государственной легитимности.А. В.: Сценарий чрезвычайно циничный: в арабский и другие регионы мира насильственно внедрена частная медицинская система, хотя на Западе, исключая США, медицина остаётся, в основном, государственной и бесплатной. Мы говорим о медицине в Европе, Канаде, Австралии и Новой Зеландии.Г. А-С.: Да. В Европе, в рамках социального государства, которое возникло после Второй мировой войны, предоставление медицинских услуг стало частью общественного договора. Но в правление Тэтчер и Рейгана социальное государство было демонтировано, и этот процесс распространился на многие страны. Разница лишь в том, что в СК и Германии это было сделать сложнее. Возникала опасность провала на выборах. Поэтому появился план Б, состоявший в разрушении системы здравоохранения тысячами мелких ударов. В СК всё закончилось постепенной приватизацией медицины. И люди не понимают, не замечают, что система становится частной. Или в Германии, где правительство не платит за здравоохранение – оно субсидирует страховые компании, которые получают прибыль на предоставлении медицинских услуг.А. В.: До этого разговора мы говорили о философских проблемах, которые теперь возникли в медицине. Даже социальное медицинское обслуживание в Европе – разве это, в какой-то степени, не циничная сделка? Почти все европейские страны входят сейчас в империалистический блок, вместе с США, и они грабят весь мир – Ближний Восток, Африку, часть Азии – они, фактически, субсидируют свою социальную систему за счёт этого грабежа. Это одна сторона. Но также врачи и медсёстры, работающие, например, в СК или Германии, часто «импортируются» из беднейших стран, где они получили бесплатное образование. Вместо помощи своим нуждающимся людям они обслуживают стареющее и неоправданно испорченное и требовательное население Европы, которое часто использует медицинские учреждения как некие «социальные клубы».Г. А-С.: Думаю, происходящее сейчас, особенно в Европе – постепенная эрозия всех аспектов социального государства. С политической точки зрения, очень сложно убить бесплатную медицину. Медицинская проблема, которую ты видишь в СК – это следствие социальных и экономических условий, в которых живут люди. Если у вас есть безработица, второе и третье поколение имеет проблемы с безработицей, и это сказывается на здоровье. Если у вас разрушена пенсионная система и социальная помощь для безработных, то это приводит к последствиям… дешевое жильё приводит к медицинским последствиям. Политически легко избавиться от всех остальных аспектов социального государства, но с медициной всё не так просто. Медицинские системы на Западе проигрывают, потому что борются со следствиями жестокой капиталистической системы. Но мы знаем, что если образ жизни ухудшил здоровье людей, то уже поздно надеяться на врача. Европейская система здравоохранения пытается вытащить людей из системы и отправить их на улицу. Они лечат астму у детей, не обращая внимания на гнилые дома, в которых живут эти дети. Они лечат ранения от насилия, а не само насилие, психические и физические заболевания, а не их причины – безработицу, расизм и неолиберализм. Так возникает аномалия – создаётся раздутая система здравоохранения, которая вызывает у людей отвращение, потому что делает людей больными и пытается их лечить, вместо предотвращения заболеваний. И это связано с утечками мозгов, когда в Нью-Йорке больше врачей из Ганы, чем в самой Гане.А. В.: А в СК армия филиппинских медсестёр, хотя в Маниле острый дефицит квалифицированных медсестёр.Г. А-С.: Совершенно верно! Это следствие факта, что здоровье людей «оказалось» вне системы здравоохранения. Поскольку нельзя избавиться от системы здравоохранения, они создали другую раздутую систему, и пытаются бороться с болезнями, которые лезут в дверь.Разрушение медицины на Ближнем Востоке.Госпиталь Шифа в Секторе Газа.А. В.: Ты работаешь по всему региону. Ты работал в Ираке и Газе… Мы были с тобой в госпитале Шифа… Ты работал на юге Ливана во время войны. Насколько сурова ситуация на Ближнем Востоке? Насколько тяжелы, например, страдания иракского народа, по сравнению с западными пациентами? Насколько тяжела ситуация в Газе?Г. А-С.: Если посмотришь на такие страны как Ирак: в 80-х в Ираке была одна из самых современных медицинских систем в регионе. Затем началась первая американская война, а потом 12 лет экономических санкций, которые разрушили всю медицинскую систему – не только больницы и доступ к лекарствам, сократилось количество врачей и других медицинских профессионалов, а также ухудшились все аспекты здравоохранения, включая разрушение канализации, водопроводов с питьевой водой и электростанций – ведь все эти факторы напрямую влияют за здоровье людей.А. В.: А также обеднённый уран…Г. А-С.: А также война 2003 года и полное разрушение, аннигиляция государства, и эмиграция около 50% иракских врачей.А. В.: Куда они мигрировали?Г. А-С.: В разные страны: от Персидского залива до Запада, Северной Америки, Европы… То есть иракская система не просто разрушена – потеряны компоненты, без которых её нельзя восстановить. Невозможно обучить новое поколение врачей в Ираке, потому что учителя убежали из Ирака. Невозможно восстановить медицинскую систему в Ираке, потому что создана государственная система, которая нестабильна и держится на различных центрах власти, которые сражаются за контроль над различными кусками государства… и иракцы передали здравоохранение на больничном уровне Индии, Турции, Ливану и Иордании, потому что сами попали в порочных круг.А. В.: Но это только для тех, кто может заплатить?Г. А-С.: Да, для тех кто может, но даже тогда, когда у правительства есть деньги, оно всё равно не может восстановить свою систему. Отсюда медицинский аутсорсинг, потому что система настолько разрушена, что даже деньги не помогают.А. В.: То же самое происходит и в других странах региона?Г. А-С.: То же самое происходит в Ливии, и в Сирии аналогичная ситуация с миграцией врачей. Сирия превратится в Ирак, если также разрушат её государственность.А. В.: Но она всё ещё держится.Г. А-С.: Она всё ещё держится и продолжает оказывать медицинские услуги большинству населения, даже тем, кто живёт в захваченных мятежникам районах. Они едут в Дамаск и другие города для лечения кардиологических и онкологических заболеваний.А. В.: То есть, нет проблем – вы больны, вас лечат?Г. А-С.: Даже из захваченных ИГИС районов люди едут и лечатся, потому что это тоже государственная обязанность.А. В.: То же самое происходит и с образованием. Сирия продолжает оказывать основные услуги в этой сфере.Г. А-С.: Точно! Но в Ливии этого больше нет, потому что там государство полностью развалилось.А. В.: Ливия теперь - не одно государство.Г. А-С.: Нет единой страны и нет никакой системы здравоохранения. В Газе и в Палестине оккупация и блокада мешают нормальному развитию системы здравоохранения. А в случае Газы, Израиль говорит: «каждые несколько лет мы приходим и косим газон» - они убивают множество людей во время жестоких и кровавых войн, чтобы гарантировать, что в течение следующих лет люди будут заняты только выживанием в тех условиях, которые им навязали.А. В.: Есть ли от израильских врачей какая-нибудь помощь?Г. А-С.: О, да! Очень немногим людям, но есть… Но израильская медицинская система – внутренняя часть всей израильской системы. И Израильская медицинская ассоциация отказывается осуждать соучастие израильских врачей в пытках палестинских политических заключённых – они называют это: «исследованиями для определения пригодности пациентов к допросам». То есть доктор осматривает заключённых, чтобы определить, какие пытки он сможет выдержать.А. В.: Это напомнило мне о том, что мне рассказали в 2015 году в Претории, в Южной Африке, где меня пригласили выступить на Международной конференции психологов за мир. Несколько психологов из США рассказали, что во время допросов и пыток подозреваемых в терроризме присутствуют профессиональные психологи и даже клинические психиатры, часто помогая следователям.Г. А-С.: Да, действительно, я знаю 2-3 знаменитых американских психологов, которые разрабатывали систему допросов ЦРУ.А. В.: Это же происходит в Палестине, и, очевидно, это часть широко распространённой системы. В индийском Кашмире мне рассказали, что израильские офицеры спецслужб обучают индийских коллег методам допросов и пыток. И конечно, США тоже участвуют в этом.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.Вторая часть.

Выбор редакции
11 сентября, 16:23

В Колорадо арестованы мигранты-латиноамериканцы, убившие на ферме девочек 5-10 лет

Останки потерпевших были найдены через две недели после смерти девочек. В рамках расследования полицейские задержали выходцев с Гаити и Ямайки. Среди подозреваемых есть женщины, а также один коренной житель Колорадо.

11 сентября, 10:32

Ураган "Ирма" достиг западного берега Флориды

Ураган "Ирма" добрался до материковой части штата Флорида, к югу от города Нейплс. На побережье обрушились гигантские штормовые волны высотой до 4,5 метра, ураган вызвал проливные дожди. Без света остаются более 3 млн домохозяйств. Последствия урагана. Фото: bbc.com "Ирма" обрушилась на остров Марко у западного побережья Флориды со скоростью ветра до 192 км/ч, но с тех пор ураган ослаб, и ему была присвоена более низкая, вторая категория. Более 3 миллионов домов в штате остались без электричества, а город Майами частично ушел под воду. Пока известно о трех погибших в результате стихийного бедствия. В своем последнем обновлении в 3:00 по Гринвичу в понедельник Национальный центр ураганов США заявил, что скорость ветра в урагане "Ирма" сейчас достигает 160 км/ч. По данным Национального центра наблюдения за ураганами США, к понедельнику ожидается, что скорость урагана "Ирма" еще снизится и он станет тропическим штормом. Ураган "Ирма" ранее привел к значительным разрушениям в странах Карибского бассейна, где погибло не менее 28 человек. Власти штата Флорида на выходных распорядились об эвакуации около 6,3 миллиона жителей, предупредив, что их жизни угрожает опасность. Президент США Дональд Трамп распорядился выделить федеральные средства на помощь пострадавшим от стихии в штате Флорида. Он назвал ураган "великим монстром" и выразил благодарность сотрудникам федеральных агентств, участвующим в борьбе со стихией, и пообещал, что очень скоро сам отправится в терпящий бедствие штат. "Возможно, нам повезло, что ураган пошел на запад, и это, возможно, сделало его не столь разрушительным, но мы посмотрим, что будет дальше в течение следующих пяти или шести часов", - добавил Трамп. Где сейчас "Ирма"? Ураган ударил по острову Марко в 15.35 по местному времени (19.35 по Гринвичу). В центре города Нейплс произошло наводнение, но считается, что это пресная вода. На улицах никого нет и обстановка спокойная, но ожидается, что ураган доберется сюда позже. Сейчас "Ирма" в 80 км от района Тампа-Бэй с населением около трех миллионов человек. С 1921 года этот регион не терпел бедствий от крупных ураганов. Ураган теряет силу, максимально устойчивая скорость ветра - до 160 км/ч. По данным Национального центра ураганов, хотя сила стихии ослабевает, как минимум до понедельника стоит опасаться урагана. Ураган должен стать тропическим штормом, когда достигнет севера Флориды и юга Джорджии. Центр Майами затоплен, многие улицы финансового района превратились в реки Ураган "Ирма" стал самым мощным тропическим ураганом на атлантическом побережье США за десятилетие. Он причинил огромные разрушения на территории нескольких островных государств Карибского бассейна: Куба: о жертвах не сообщается, хотя власти упоминали о значительном ущербе. По всей Гаване отключено электричество. Сен-Мартен и Сен-Бартелеми: 60% всех жилищ на острове Сен-Мартен, разделенном на две части между Францией и Нидерландами, непригодны для жизни, заявили французские власти. На французской части острова погибли девять человек, семь человек пропали без вести. На голландской территории острова погибли четыре человека. Теркс и Кайкос, британская заморская территория: значительные разрушения Антигуа и Барбуда: 95% зданий этого небольшого острова разрушены; премьер-министр Гастон Браун сообщил, что восстановление обойдется в 100 млн долларов. Погиб один человек. Ангилья: значительные разрушения, погиб один человек Пуэрто-Рико: Более 6 тысяч жителей этой американской территории укрываются в убежищах и многие остались без электричества. Погибли не менее трех человек. Британские Виргинские острова: погибли пять человек, серьезные разрушения Виргинские острова США: погибли четыре человека, значительно повреждены объекты инфраструктуры Гаити и Доминиканская Республика: разрушения сравнительно незначительны Что известно об ураганах "Хосе" и "Катя"? Ураган "Хосе", который следовал за ураганом "Ирма", имеет четвертую категорию и скорость ветра по его периметру достигает 190 км в час. Первоначально он угрожал тем же территориям, по которым ударил ураган "Ирма", но к настоящему времени он отклонился к северу в сторону открытого океана. Острова Сен-Мартен, Сен-Бартелеми и Барбуда, жители которых были эвакуированы, избежали удара этого урагана. Ураган "Катя", который возник в Мексиканском заливе, имеет первую категорию тропического шторма. Он ударил по мексиканскому штату Веракруз вечером в пятницу, а затем превратился в тропический антициклон.