• Теги
    • избранные теги
    • Компании2830
      • Показать ещё
      Разное1467
      • Показать ещё
      Страны / Регионы759
      • Показать ещё
      Люди176
      • Показать ещё
      Международные организации39
      • Показать ещё
      Издания67
      • Показать ещё
      Формат25
      Показатели25
      • Показать ещё
      Сферы5
30 марта, 14:39

General Dynamics Unit Wins $64M Deal to Supply Cartridges

General Dynamics Corporation's (GD) business unit, General Dynamics Ordnance and Tactical Systems Inc., has won a contract from the U.S. Army to supply cartridges for 120mm tank training ammunition.

30 марта, 01:25

Top Research Reports for Alphabet, 3M and P&G

Top Research Reports for Alphabet, 3M and P&G

28 марта, 23:16

Boeing (BA) Wins $59M Air Force Contract for KC-46 Support

The Boeing Co. (BA) has won a modification contract from the U.S. Air Force (USAF) to exercise an option for interim contracting support for the KC-46.

27 марта, 16:23

The Zacks Analyst Blog Highlights: Cisco, Philip Morris, McDonald's, General Dynamics, Union Pacific and Cintas

The Zacks Analyst Blog Highlights: Cisco, Philip Morris, McDonald's, General Dynamics, Union Pacific and Cintas

27 марта, 00:21

Проекты боевых машин пехоты в странах НАТО

Американские пехотинцы высаживаются из своей БМП M2A3 Bradley Вооруженные пушками БМП, созданные для моторизованного боя, являются неотъемлемой частью современных сухопутных войск. Рассмотрим последние разработки в этой области, ведущиеся в армиях НАТО. Во время торжественной церемонии, проходившей 24 июня 2015 года на испытательном полигоне Унтерлюс, компания PSM Projekt System & Management официально передала немецкой армии первую серийную машину Puma. Для армии это событие стало знаменательным, поскольку на вооружение была принята БМП третьего поколения. В немецкой армии БМП Puma заменит гусеничную машину Marder 1 производства компании Rheinmetall Landsysteme, которая поступила на вооружение в 1971 году. С принятием на вооружение гусеничной Schutzenpanzer SPz 12-3 в 1958 году Германия стала первой страной НАТО, которая разработала и поставила в войска типичную БМП. Немецкая армия была не совсем убеждена в правильности тогдашнего американского представления о бронетранспортере как о «боевом такси», которое бы высаживало свои пехотное отделение и пряталось в укрытии до тех пор, пока бы опять не возникала потребность в перемещении отделения. Вооруженная 20-мм пушкой, БМП SPz 12-3 воспринималась как машина, которая могла бы использоваться пехотным отделением скорее в качестве штатной системы вооружения, чем просто транспортного средства. Немецкая армия пошла здесь на компромисс, так как ей было необходимо более тяжелое вооружение и дополнительное бронирование для участия в прямых боевых столкновениях. В результате БМП SPz 12-3 могла принять отделение всего из пяти пехотинцев. Эту машину также мучили проблемы с механикой и, в конце концов, немецкое министерство обороны в 1960 году выдало контракт на разработку ее преемницы. Требования для будущей машины получившей обозначение Marder 1 включали: 20-мм пушку, способность перевозить 12 человек (экипаж – командир, стрелок и водитель, и пехотное отделение 9 человек), возможность для десанта вести огонь изнутри машины. И опять немецкая армия вынуждена была пойти на компромисс и принять то, что в кормовом десантном отделении может разместить всего шесть пехотинцев. БМП Marder 1 Изначально в машине было четыре бойницы, по две с каждого борта десантного отделения; это позволяло десанту, находящемуся в машине вести огонь из личного оружия. Но, начиная с 1989 года, на модернизированных вариантах Marder 1A3 эти амбразуры стали закрывать дополнительными броневыми экранами. БМП Marder 1 никогда не использовалась в боевых действиях высокой интенсивности, для которых она собственно и создавалась, хотя была развернута немецким контингентом в бывшей Югославии в 90-х годах и в Афганистане в 2000-х, где основной угрозой для этой машины стали самодельные взрывные устройства (СВУ). Marder 1A5 Армия модернизировала 74 машины Marder 1A3 до стандарта A5 в 2003–2004 годы, установив дополнительную броню для защиты от мин и СВУ и перекомпоновав заброневое пространство с целью снижения увечий и контузий от взрыва и ударной волны. Некоторые машины в 2010-2011 годы были модернизированы до стандарта A5A1 за счет установки глушителя СВУ, системы кондиционирования и мультиспектрального камуфляжа. Германия продала из наличия своей армии 280 БМП Marder 1 в Чили и 50 машин в Индонезию; без сомнения, найдутся и другие покупатели на эти машины. Немецкая армия официально получила первые из 350 БМП Puma 24 июня 2015 года Большие кошки Компания PSM (совестное предприятие Krauss-Maffei Wegmann и Rheinmetall) получила контракт на разработку гусеничной машины Puma в 2004 году. Первоначальная потребность была определена в 405 машин, но в июне 2012 года Берлин сократил их количество до 350 штук, что явилось следствием сокращения численности армии; последняя партия по графику будет поставлена в 2020 году. Стоимость контракта на сегодняшний день составляет 4,3 миллиарда евро. По словам представителей компании PSM, главным для армии было разработать БМП «с уровнями защиты, которых нет у машин этого класса». Другие ключевые требования включали стратегическую и тактическую мобильность, огневое могущество, ситуационную осведомленность, сетецентрические военные действия и управление в рамках международной коалиции, боеготовность в экстремальных погодных условиях с минимальной материально-технической базой, и, наконец, интерфейсы с системой опознавания «свой-чужой», немецкой информационно-управляющей сетью FuInfoSyS C4I, с боевой экипировкой IdZ и комплексами активной защиты. В БМП Puma, как и в БМП Marder, размещается экипаж три человека плюс шесть десантников. Установка дистанционно управляемой башни позволяет всем членам экипажа размещаться в корпусе машины. Башня вооружена 30-мм пушкой с селективной подачей Mauser MK 30-2/ABM (Air Burst Munition) и спаренным с ней 5,56-мм пулеметом MG4 H&K (Heckler & Koch). Пушка может вести огонь бронебойными подкалиберными снарядами и боеприпасами воздушного подрыва с дистанционным взрывателем. Немецкая армия планирует заменить MG4 новым 7,62-мм пулеметом HK121 H&K, который позволяет стрелку выбирать скорострельность 600, 700 или 800 выстрелов в минуту. С левой стороны башни установлены две пусковые установки (ПУ) ПТУР EuroSpike-LR. БМП Puma весит 31,45 тонны в базовой конфигурации Protection Class A, что позволяет перебрасывать машину транспортным самолетом Airbus A400M, который в настоящее время поступает на вооружение немецкой армии. Комплект Protection Class C добавляет 9 тонн к массе машины и состоит из дополнительного бронирования башни, броневых листов на крыше и бортовых панелей, которые закрывают большую часть бортов и работают как гусеничные экраны. Комплект дополнительной защиты представляет собой комбинацию композитной брони и блоков динамической защиты. В соответствии с немецкой боевой доктриной мотопехотные батальоны Panzergrenadier, которые получат БМП Puma, совместно с батальонами танков Leopard 2 комплектуются в бронетанковые дивизии и проходят совместное обучение в танковом учебном центре в Мюнстере. Три пехотных роты батальона получат по 14 машин Puma, еще две машины придадут штабу батальона, следовательно, каждый батальон будет иметь на вооружении 44 БМП. Роты получат свои машины в учебном центре, пройдут там трехмесячную подготовку и затем вернутся в свои расположения с новыми машинами Puma. Первый из восьми таких батальонов, Panzergrenadierbataillon 33, должен достичь полной боевой готовности в 2016 году. LAV III канадской армии производства компании GDLS Canada представляет собой одну из нескольких БМП, базирующихся на шасси Piranha Популярная в Европе Самой широко распространенной гусеничной БМП в Европе является машина CV90 производства компании BAE Systems Hаgglunds, которая в скором времени будет состоять на вооружении семи стран. Ее разработка началась в 1984 году с целью удовлетворения потребности шведской армии в БМП, в которой сочетаются мобильность, защита и огневое могущество с модульной конструкцией для того, чтобы использовать эту машину для других задач, например противовоздушной обороны. Поставки первых из 509 машин для Швеции начались в 1993 году. Было продано почти 700 БМП, в том числе в Данию (45), Финляндию (102), Нидерланды (193), Норвегию (146) и Швейцарию (186). Совсем недавно, в декабре 2014 года, Эстония купила из наличия голландской армии 44 БМП CV9035NL. Датские, голландские, норвежские и шведские машины были развернуты в боевых действиях в Афганистане. Шведские БМП CV9040 вооружены 40-мм пушкой Bofors, но все зарубежные заказчики выбирали 30- или 35-мм пушки. Последний стандарт CV9035 Mk III позволил существенно повысить боевые возможности машины. Были установлены 35-мм пушка Orbital ATK Bushmaster III, независимый прицел командира с поисково-ударными возможностями, тепловизоры третьего поколения для стрелка и командира, интегрирована защита высокого уровня, включая защиту от мин и кассетных боеприпасов, установлены система управления боем, комплексы защиты и шина высокоскоростной передачи данных, также увеличена полезная грузоподъемность для будущих модернизаций. В июне 2012 года Норвегия заключила с компанией BAE Systems контракт стоимостью 750 миллионов долларов на модернизацию 103 машин CV90 и изготовление 41 новой машины. В конечном счете, парк будет состоять из: 74 БМП; 21 разведывательной машины с оптоэлектронной станцией наблюдения на мачте; 15 пунктов управления; 16 инженерных машин; 16 многоцелевых машин, которые могут конфигурироваться для различных задач, например минометный комплекс или материально-техническое снабжение, и двух учебных машин. Голландская БМП CV90 Норвежская модернизация включает броневую защиту более высокого уровня, цифровую электронную архитектуру, доработанную систему ситуационной осведомленности, установку дистанционно управляемого боевого модуля (ДУБМ) Kongsberg с 12,7-мм пулеметом M2HB на крыше на всех вариантах с 30-мм пушками. Этот ДУБМ может использоваться в поисково-ударном режиме и как прицельная система для 30-мм пушки, также из него можно вести огонь из десантного отделения. Две предсерийных машины были поставлены в феврале 2014 года для расширенных испытаний, а первая серийная машина была передана в войска в феврале 2015 года. Шведская организация оборонных закупок также занимается обширной модернизацией всего парка шведских БМП CV90, которая будет заключаться в установке новой системы управления боем, что продлит срок эксплуатации машин до 2030 года. Финский боец Проект модульной бронированной машины AMV (Armoured Modular Vehicle) 8x8 финской компании Patria стал популярным, эту машину часто выбирают в качестве БМП. В апреле 2013 года польское министерство обороны подписало контракт, которым предусматривается совместное производство 570 машин AMV 8x8 в Польше; там эти машины получили обозначение Rosomak. В это количество вошли 313 БМП, оснащенные башней OTO Melara HITFIST-30P, вооруженной 30-мм пушкой МK44 Bushmaster II. Машины Rosomak с 2007 года развертывались в Афганистане. В октябре 2013 Польша заказала еще 307 машин общей стоимостью 544 миллиона долларов с поставками, запланированными до 2019 года, и выдала отдельные контракты на модернизацию 99 существующих машин. В эти контракты вошли 122 БМП, оснащенные необитаемой башней, разработанной польскими компаниями HSW и WB Electronics и вооруженной 30-мм пушкой и двумя пусковыми установками ПТУР Rafael Spike. По графику разработка этой башни должна завершиться в этом году. Два батальона механизированной бригады, которые по планам намечено придать совместной оперативной группе высокой готовности НАТО, станут первыми подразделениями получившими новые БМП. БМП AMV-Rosomak Условия польского контракта с компанией Patria позволяют предлагать машину Rosomak на экспорт в другие страны. В июле 2015 года Словакия объявила о покупке 31 шасси Rosomak 8x8 стоимостью 31 миллион долларов, на которые будут установлены необитаемые башни TURRA 30, разработанные местными компаниями EVPU и DMD Group. В этой конфигурации машины получат обозначение Scipio. Как ожидается, Словакия купит 66 машин для вооружения двух батальонов. Демонстрационный образец под обозначением Rosomak-Scipio 8x8 был показан на оборонной выставке IDET, проходившей в мае 2015 года в Чешской республике. Башня TURRA 30 может принять российское вооружение, включая 30-мм пушку 2A42, 7,62-мм пулемет ПКТ и две пусковые установки ПТУР 9K111 Фагот или 9K113 Конкурс. На выставке IDET башня TURRA 30 демонстрировалась с западным комплексом вооружения, состоящим из пушки MK44 Mod 1 Bushmaster II и 12,7-мм пулемета M2HB. Южноафриканская армия также выбрала AMV с целью удовлетворения своих потребностей в боевых машинах пехоты. Компания Denel Land Systems получила в сентябре 2014 года контракт стоимостью примерно 900 миллионов долларов на поставку 238 машин Badger в четырех вариантах, включая БМП, оснащенную двухместной башней Denel LCT30 с 30-мм пушкой GI-30 с селективным питанием этой же компании и спаренным 7,62-мм пулеметом. Помимо экипажа из трех человек в кормовом отделении этой БМП на энергопоглощающих сиденьях размещаются восемь десантников. Первые 18 корпусов Badger поставляются компанией Patria, а оставшиеся будут изготавливаться на местном заводе. Накачанная БМП BRADLEY Боевая машина Bradley компании BAE Systems была на переднем крае практически всех операций американской армии с момента ее поступления на вооружение в 1983 году. Гусеничная БМП в варианте M2 состоит на вооружении мотопехотных батальонов, а вариант M3 используется разведывательными подразделениями в составе бронетанковых бригадных групп ABCT. Вариант M2 оснащен двухместной башней вооруженной 25-мм пушкой M242 Bushmaster, спаренным с ней 7,62-мм пулеметом M240C и двумя установками ПТУР TOW. Помимо командира, стрелка и водителя в кормовом десантном отделении размещаются семь человек. Bradley за весь срок службы получила многочисленные усовершенствования. Последний вариант A3 имеет цифровую электронную аппаратуру, повышающую уровень информационной осведомленности и обеспечивающую возможность подключения к сети и обмена данными внутри ABCT. Вариант Bradley A2 ODS-SA включает такие усовершенствования как, например противоосколочные подбои и места крепления навесных броневых экранов, введенные после операции «Буря в пустыне» в 1990-1991 годы, плюс такие же возможности как у варианта A3, включая лазерный дальномер, GPS и навигационную систему. Вариант Bradley A2 ODS-SA Две инициативы американской армии по замене Bradley в последние годы закончились ничем. Первым проектом была программа Боевые системы будущего FCS (Future Combat Systems), в соответствии с которой должно было быть развернуто семейство наземных боевых машин Manned Ground Vehicle (MGV), включая бронетранспортер XM1206, который должен был быть вооружен пушкой MK44 и 7,62-мм пулеметом, перевозить двух членов экипажа и девять десантников. Бюджетные сокращения в 2009 году привели к отмене программы FCS, не дав ответа на вопрос – «могла ли MGV обеспечить достаточную защиту от СВУ?» Позднее был начат проект по наземной боевой машине Ground Combat Vehicle (GCV), в соответствии с которой для замены M2 Bradley предполагалось начиная с 2018 года развернуть 1874 БМП. Целью этой программы была разработка БМП с лучшей летальностью и баллистической защитой, чем у Bradley, лучшей защитой от мин и СВУ, чем у машин категории MRAP и внедорожной проходимостью сравнимой с проходимостью танка M1 Abrams. Для этого проекта было выдвинуто ключевое требование по размещению в десантном отделении девяти человек. Армия в 2011 году выдала компаниям BAE Systems и General Dynamics Land Systems (GDLS) двухгодичный контракт на технологическую разработку. Стоя перед лицом сокращений, которые не позволили бы армии профинансировать сразу и разработку новой машины GCV стоимостью 29 миллиардов долларов и предложения о конструктивных изменениях для существующих машин, армия решила отказаться от первого проекта в феврале 2014 года. Армия финансирует поэтапную модернизацию БМП Bradley в соответствии с несколькими предложениями о конструктивных изменениях, первое из которых состоит в восстановлении объема, массы и мощности и установке новой системы подвески и облегченных гусениц. Второе предложение заключается в двигателе большей мощности, новой трансмиссии и новом электрооборудовании. В мае 2015 года армия выдала контракты компаниям BAE Systems (28,87 миллионов долларов) и GDLS (28,27 миллиона долларов) на выработку концепции технологии перспективной боевой машины сроком до ноября 2016 года. В докладе заместителя министра сухопутных войск полковника Майкл Вильямсон сенатскому комитету по вооруженным силам отмечается, что «армия инвестирует в науку и технологии с целью уточнения концепций и готовых технологий, которые позволят выработать требования к боевой машине и сократить риски интеграции технологий. Эта работа поддержит перспективную БМП и одновременно максимально повысит возможности по переводу этих технологий в нынешние и будущие боевые машины». Разработки компании GDELS Боевая машина пехоты ASCOD (Austrian-Spanish Cooperative Development – австрийско-испанское совместная разработка) была разработана с целью удовлетворения общих потребностей армий двух стран в гусеничной машине средней категории по массе, в которой сочетались бы хорошая живучесть, подвижность, надежность и огневое могущество. Компания Steyr-Daimler-Puch (в настоящее время часть General Dynamics European Land Systems (GDELS)) изготовила 112 машин Ulan для австрийской армии. В свою очередь в 1992 году Испания выдала контракт Santa Bаrbara Sistemas (теперь также часть GDELS) на изготовление первой партии из 123 БМП Pizzaro и 21 пункта управления. Вариант БМП имеет двухместную башню с 30-мм пушкой Mauser MK30-2 и спаренным 7,62-мм пулеметом, в машине размещаются восемь десантников. В сентябре 2003 года компания GDELS получила контракт на поставку усовершенствованных машин Pizarro, включая 106 БМП, а также новые варианты наблюдения, эвакуационный и инженерный. Последние машины Этапа 2 предполагается поставить в 2016 году. Модернизация включает улучшенную конструкцию корпуса, полное оцифровывание, новый силой блок, современные сенсоры и усовершенствованную стабилизацию и автоматическое сопровождение целей. В конфигурации БМП машины Piranha 8x8 производства компаний GDELS-Mowag и родственная им модель LAV производства компании GDLS Canada были куплены многими странами. У машины новейшего поколения Piranha 5 (первая в весовой категории 30 тонн) по сравнению с предыдущими поколениями значительно повышены живучесть, мобильность и огневое могущество. На эту машину было установлено несколько башен. В рамках проекта по канадской машине ближнего боя компания GDLS установила модульную башню Rheinmetall Lance, вооруженную 30-мм MK30-2/ABM. На выставке IDEX в феврале 2015 года компания GDELS показала вариант Desert Piranha, оптимизированный для пустыни и оснащенный двухместной башней 30/40-мм Cockerill 3030/40. Модернизация британской БМП WARRIOR Целью программы продления возможностей БМП Warrior WCSP (Warrior Capability Sustainment Programme) является продление срока службы гусеничной БМП Warrior в британской армии до 2040 года. Очередной шаг вперед был сделан в июле, когда министерство обороны заключило контракт стоимостью 236 миллионов долларов с компанией CTA International на 515 40-мм пушек с телескопическими боеприпасами Cased Telescoped Armament System (CTAS) для программы WCSP и новой разведывательной машины Scout SV. Начиная с 1987 года армия получила 789 машин Warrior в нескольких вариантах; еще относительно недавно они интенсивно эксплуатировались в Ираке и Афганистане. В БМП размещаются три члена экипажа и семь десантников в кормовом отделении, машина вооружена нестабилизированной, заряжающейся обоймами 30-мм пушкой L21 RARDEN. Модернизированная в рамках программы WCSP боевая машина пехоты Warrior В октябре 2011 года компания Lockheed Martin UK получила контракт стоимостью 225 миллионов фунтов стерлингов на демонстрационный этап программы WCSP, но министерство обороны еще должно выдать контракт на модернизацию 380 машин с целью комплектования шести мотопехотных батальонов. Компания отказалась от своего первоначального плана по модернизации существующей башни в пользу разработки новых башен, вооруженных CTAS. Модернизированная БМП Warrior по графику должна поступить на вооружение в начале 2020 года. Компании Lockheed Martin и BAE Systems предлагают Кувейту модернизировать его 254 машины Desert Warrior, которые оснащены двухместной башней с 25-мм пушкой Bushmaster. Итальянские линии БМП Freccia 8x8 была разработана консорциумом CIO с целью соответствия потребностей итальянской армии в БМП, которая могла бы поступить на вооружение мотопехотных подразделений. В свою очередь бронетанковые бригады имеют на вооружении гусеничные БМП Dardo. В 2006 году итальянская армия заказала 172 БМП Freccia, 36 противотанковых установок, 20 командирских и 21 минометный комплекс. Поставки, начавшиеся в 2009 году, должны завершиться в 2015 году. БМП Freccia На БМП Freccia установлена башня HITFIST Plus, вооруженная стабилизированной 25-мм пушкой Oerlikon KBA с селективным питанием и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. В 2014 году Рим одобрил финансирование второй партии из 381 машины Freccia, включая 261 БМП, которые, как ожидается, получат модернизированные ходовую часть и силовой блок, разработанные консорциумом CIO для артиллерийских установок Centauro 2. Французская мода Компания Nexter в скором времени завершит производство 550 БМП VBCI 8x8 (Vеhicule blindе de combat d’infanterie) и 150 командирских вариантов, предназначенных для французской армии. Подобная конфигурация 8x8 была выбрана для того, чтобы получить машину с хорошей подвижностью и проходимостью, которая могла бы действовать в одних боевых порядках с танком Leclerc, но которая была бы дешевле по сравнению с гусеничными БМП, например AMX-10P (VBCI пришла ей на замену). БМП VBCI оснащена одноместной башней Dragar с 25-мм пушкой, в машине размещаются экипаж, состоящий из водителя и стрелка, и пехотное отделение из девяти человек. К корпусу из броневого алюминия крепится модульный комплект из листов из титаново-стального сплава. В начале этого года армия получила первые 95 машин VBCI с усиленным бронированием и дополнительной защитой от мин и СВУ. Но такое повышение защиты не прошло бесследно, этот модернизационный комплект увеличил массу машины с 29 до 32 тонн. Французская БМП прошла боевую службу в Афганистане, Ливане и Мали. На выставке IDEX 2015 компания Nexter показала машину VBCI с новой двухместной башней T40, вооруженной 40-мм пушкой CTAS и спаренным 7,62-мм пулеметом, у которой с каждой стороны имеются места крепления ПУ ПТУР. Компания Nexter установила на БМП VBCI свою новую двухместную башню T40, вооруженную 40-мм пушкой CTAS

25 марта, 13:25

Американцы признали: Т-90 лучше «Абрамса»

Пентагон наконец-то зауважал русский танк

24 марта, 23:14

Trump’s 'Beachhead' Teams Host Dozens Of Former Lobbyists

by Ashley Balcerzak and Niv Sultan Health and Human Services Secretary Tom Price has been mired in questions about his investments in the healthcare industry. As it turns out, some of the people helping him get grounded at the department are also prompting questions about their ties with the industry. Lance Leggitt, a lobbyist at Baker Donelson since 2006, was named Price’s chief of staff earlier this month. In 2016 alone, he lobbied for 10 organizations — all related to health care. Alere Inc, for example, manufactures diagnostic tests and spent nearly $900,000 lobbying last year. Other clients included hospitals and a medical trade group. Leggitt deregistered as a lobbyist in January, because he was on his way to HHS even before being made chief of staff. In the early days of the administration, Leggitt was a member of President Trump’s “beachhead” force, a temporary cast of characters brought in to keep the government running and lay the groundwork for Trump’s agenda. With key jobs in the administration being filled at a slower-than-average pace, these individuals can have a big impact on their agencies. In response to a Freedom of Information Act request filed by ProPublica, the names of 400 of the more than 520 members of beachhead teams were released by the Office of Personnel Management — including several dozen individuals who have been federally registered lobbyists, a review by OpenSecrets confirmed. Their positions can last 90 to 120 days, depending on the level, with one contract extension permitted — although many expect to be later hired on to full-time positions. That’s what happened with Leggitt, for example, and with Jack Kalavritinos, who was brought in on a beachhead assignment to help run FDA; that agency’s commissioner wasn’t named by Trump for close to two months. Kalavritinos worked at HHS in the mid 2000’s but more recently spent eight years lobbying for Covidien Ltd, an Ireland-based pharmaceutical and health products company. This week, Kalavritinos was named associate commissioner for external affairs at FDA. While past administrations have used some temporary personnel, they didn’t seem to do so at the same scale as Trump’s, said Max Stier, president and CEO of the Partnership for Public Service, which helps advise new administrations. Most pushed to have officials in place much more quickly. “There wasn’t a notion of a group of people that were only there for a limited period of time, but more of an expectation that the secretary and team would get in and be using the career folks,” Stier said. “The beachhead team creates another step in the process.” (The term “beachhead” was first used by Mitt Romney’s 2012 campaign; he didn’t get the chance to implement the concept.) It also creates “minders” of a sort who aren’t always appreciated by agency chiefs or civil service employees trying to do their work. According to the Washington Post, these temporary figures often act as eyes and ears for the White House, making sure the agencies are loyally hewing to the administration’s agenda. Now, some of the beachheaders with lobbying backgrounds did that work many years ago and went on to other careers. But even for more recent practitioners, Trump’s executive order on ethics, unlike President Obama’s, allows lobbyists to join the administration, even in the agencies they previously lobbied, though they are not supposed to work on specific issues on which they lobbied in the last two years. There are also restrictions on the lobbying that administration employees can do after they leave the public payroll, but there are a number of loopholes in the rules. It’s unclear if all the beachhead employees are bound by the Trump policy. Still, even if they are, there are a number of ways that former lobbyists can flourish in the administration. For instance, Trump could waive the executive order’s requirements for certain appointees, and now doesn’t even need to make those waivers public, like Obama did. (There is a section of the White House site that says “Ethics pledge waivers will be published as they become available,” but there weren’t any waivers posted when we published.) The placement of all these lobbyists as de facto — or actual — high-level agency staffers “raises the appearance that you could be attempting to influence public policy in favor of your former client,” said Meredith McGehee, chief of policy, programs and strategy at Issue One. “This isn’t saying that lobbyists are bad or evil, it’s simply saying the reason that you should have rules governing lobbyists in government is because they have been paid by private interests to promote the interests of their employer.” It makes a difference whether an individual lobbied last year of 10 years ago, McGehee said. Revolving door restrictions are written with time limits, because it’s understood your relationships with clients and freshness of information cool over time. One former for-profit college lobbyist has already resigned from his beachhead position at the Department of Education, where he worked for about a month. Taylor Hansen lobbied for Career Education Colleges and Universities until July 2016, where he focused on trying to weaken the “gainful employment” rule that puts for-profit schools’ federal funding at risk if their graduates don’t earn enough to pay back their student loans. ProPublica reported that soon after Hansen started working at Education, the agency began delaying deadlines for the gainful employment rule and is reviewing the implementation of the rule. Hansen told ProPublica he didn’t work on gainful employment while at the department. OpenSecrets Blog contacted the federal agencies with former lobbyist beachhead members about their ethics policies. The Department of Homeland Security was the only one to get back to us, and its response was vague: “Ethics training, consistent with U.S. Office of Government Ethics regulations, is provided to all political appointees,” said DHS spokesman David Lapan in an email. “DHS ethics attorneys conduct reviews for potential conflicts of interest and provide guidance to employees.” Nine beachhead members were registered lobbyists as recently as last year; eight of them have filed forms with the Senate deregistering from that work. General Mills has not filed paperwork that shows Erika Baum ending her lobbying gig at the food company, although she is now an executive assistant to the Secretary of Transportation, according to ProPublica‘s data and lobbying records. OpenSecrets Blog contacted all nine firms, and confirmed at least four beachheaders had formally resigned from their lobbying jobs, as opposed to taking temporary leaves of absence. Two firms said they could not divulge personnel information, and two did not reply by publication. (The ninth was General Mills.) Among the former cohorts on K Street: John Barsa, who is installed at DHS, has lobbied for the Aerospace Industries Association of America, a trade group for the aerospace and defense industry. He’s also represented MRIGlobal, a research organization that touts its security and defense program and runs facilities for the Department of Energy and the Department of Defense. He deregistered in 2013, though he stayed at his lobbying firm until 2015. Pete Giambastiani, in his role as special assistant at the office of the secretary of defense, might visit one of those facilities. He, too, has a history of lobbying on behalf of defense interests. His past clients, through 2014, include the Defense Venture Group, Finmeccanica SpA and the Navy League of the US. Giambastiani also served in the Department of the Navy and the offices of Reps. Jeff Miller (R-Fla.) and, most recently, Tom Rooney (R-Fla.). Mark Maddox‘s clients as a lobbyist included General Synfuels International, Calcasieu Refinery Co. and Cline Resource and Development. Now, fittingly, he’s a key beachhead figure at the Energy Department. He deregistered in 2015, though he continued working at The Livingston Group/Maddox Strategies. Then there’s Geoff Burr, who is at the Department of Labor. Until 2015, he was the top lobbyist for the Associated Builders and Contractors, which is always fighting wage standards in federal contracts and is on the other side of labor unions when it comes to exposure to hazardous materials. He then went on to run the lobbying shop at Cablevision. Burr previously put in time at Labor, from 2006 to 2008. Other departments have smatterings of staff who have lobbied on behalf of issues that are intensely political. Julie Kirchner, a Homeland Security adviser, represented the Federation for Amer Immigration Reform, a nonprofit that seeks to reduce immigration levels. (She deregistered in 2015.) At the Department of Agriculture, special assistant George Dunlop brings with him his experience lobbying for the Tobacco Quota Warehouse Alliance, which advocated in support of tobacco producers from 1999 to 2001. So far, the links between lobbying and the beachhead team have been pretty direct: Health care lobbyists at HHS, defense lobbyists at Homeland Security, and so on. But what about the Department of Commerce, which is tasked with the broad goal of expanding economic growth? Earl Comstock, director of the Office of Policy and Strategic Planning at Commerce, has demonstrated the flexibility befitting the nation’s multifaceted economy. In his 18 years of lobbying until 2015, he represented firms from Swiss International Air Lines to the Alaska Eskimo Whaling Commission to the Teamsters Union. He can now apply that diverse experience as he makes his way back to government — he was a staffer on the Senate Commerce, Science, & Transportation Committee from 1988-1991. In some cases, the revolving door made a complete 360 swivel: At least 14 of the beachheads have previously worked in the same agency where Trump has now placed them. One of them is Marcus Peacock, now adviser for Office of Management & Budget, who worked in that office for eight years under GOP Presidents Ronald Reagan and George W. Bush (R). Peacock worked for Jellinek, Schwartz & Connolly as a program manager in the early 1990’s. Most recently he was the environment & energy consultant for dark-money nonprofit Right to Rise Policy Solutions, which supported Jeb Bush. Here are the rest of the former lobbyists on Trump’s beachhead team: Patricia Adkins – Executive director at the Consumer Product Safety Commission. Lobbying client was the Home Safety Council until 2010, after which she worked at Safe Kids Worldwide. Has worked at CPSC since 2014 under Obama, and was temporarily hired to stay on under the Trump administration. Byron Anderson – Dept. of Labor. Lobbying clients included American General Corp and Transamerica Companies. Deregistered 2016. Deidre Bass – Dept. of Housing and Urban Development. Lobbying client was the Stark Area Transit Authority. Deregistered 2008. Scott Cameron – Dept. of Interior. Lobbying client was Chep USA. Deregistered in 2001, then worked at Interior and Grant Thornton LLP. Mauricio Claver-Carone – Dept. of Treasury. Lobbying client was the Cuba Democracy Public Advocacy Corp. Deregistered 2016. Martin Dannenfelser – Dept. of Energy. Lobbying client was the Family Research Council. Deregistered 2000, worked at the Energy Innovation Reform Project. Lynda Davis – Dept. of Veterans Affairs. Lobbying clinets included Florida State College at Jacksonville and Valencia Community College, as well as Lockheed Martin, Raydon Corp and BAE Systems. Most recently, was executive director of a group called the Military and Veteran Caregiver Network. Sheila Greenwood – Dept. of Housing and Urban Development. Lobbying clients included Prudential Financial and Wal-Mart. Deregistered 2014, continued working at Prudential Financial. Scott Hommel – Dept. of Interior. Lobbying clients included American Defense Systems, Avalex Technologies and the National Guard Association of the U.S. Deregistered 2010, served as now-Secretary Ryan Zinke’s chief of staff. Russell Laird – Dept. of Agriculture. Lobbying clients include the National Cooperative Services Corp. and the National Rural Utilities Cooperative Finance Corp. Deregistered 2016. Keagan Lenihan – Dept. of Health and Human Services. Lobbying client was McKesson Corp. Deregistered 2016. Marianne McInerney – Dept. of Transportation. Lobbying client was the American International Automobile Dealers Association, a lobbying group for foreign car dealers, where she was also president. Joined beachhead team from electric car maker Cenntro Automotive. Justin Mikolay – Office of the Secretary of Defense. Lobbying client was Palantir Technologies. Deregistered 2016. Wayne Palmer – Dept. of Labor. Lobbying clients included the Alliance for Healthcare Competitiveness and AstraZeneca Pharmaceuticals. Deregistered 2015, continued working at AstraZeneca Pharmaceuticals. Alex Pryor (or Campau) – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included AmeriHealth Caritas, Blue Cross/Blue Shield and Fresenius Medical Care. Deregistered 2014, worked at the House Budget Committee and Senate Republican Policy Committee. Lora Ries – DHS. Lobbying clients included General Dynamics and Boeing. Deregistered 2010, worked with two technology companies that had contracts with DHS. Heidi Stirrup – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included the National Association of Spine Specialists and Aurora Organic Dairy. Deregistered 2008, worked at Faithful Catholic Citizens, then the Department of Commerce followed by the House Ways and Means Subcommittee on Health. George Sugiyama – Environmental Protection Agency. Lobbying clients included the National Mining Association, Southern Co. and Solargenix Energy. Deregistered 2013, worked at the Senate Environment and Public Works Committee. Cathy Tripodi – Dept. of Energy. Lobbying clients were Abound Solar and the South Coast Air Quality Management District. Deregistered 2012, worked at the North Carolina Department of Transportation. Laura Clay Trueman – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included Aetna, Coalition for Affordable Health. Deregistered 2007, worked at the UnitedHealth Group and then the Heritage Foundation. Brooks Tucker – Dept. of Veterans Affairs. Lobbying clients included Management Solutions and Air Comm Corp. Deregistered 2016. Stephen Vaughn – U.S. Trade Rep. Lobbying client was U.S. Steel. Deregistered 2015, worked at King & Spalding LLP. Chad Wolf – Dept. of Homeland Security. Lobbying clients included Harris Corp. and Boeing. Deregistered 2016. Mark Zelden – Dept. of Labor. Lobbying clients included Birmingham Water Works and the cities of Foley, Jackson and Mobile, Alabama. Deregistered 2014, worked at Adams and Reese. Senior researcher Dan Auble contributed to this report.  -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

24 марта, 21:18

Analyst Reports for McDonald's, Cisco, Philips Morris and General Dynamics

Analyst Reports for McDonald's, Cisco, Philips Morris and General Dynamics

24 марта, 20:33

Trump's 2018 Budget Plan Brings Defense Stocks to Light

In Mar 16, President Donald Trump unveiled the Pentagon's fiscal 2018 (FY 2018) budget proposal.

24 марта, 19:08

Defense Stock Roundup: Trump's NATO Remarks Hurt Stocks

Trump accused Germany of owing "vast sums" to the U.S. and NATO. He also claimed that Germany is enjoying the benefit of an expensive defense base at the cost of the U.S.

23 марта, 16:24

Boeing (BA) Wins $25M Air Force Contract for QF-16 FSAT

The Boeing Co. (BA) has won a modification contract from the U.S. Air Force (USAF) to manufacture QF-16 full-scale aerial target Lot 5A.

21 марта, 15:35

Northrop Grumman (NOC) Wins LCS Gun Module Deal Worth $812M

Being one of the largest aerospace and defense contractors in the U.S., Northrop's (NOC) product line serves high-priority categories such as defense electronics, unmanned aircraft and missile defense.

Выбор редакции
21 марта, 04:00

The U.S. Navy Has a Crazy Plan to Make Sea Mines Totally Obsolete

Kris Osborn Security, The concept of the Knifefish drone is to allow a manned surface ship to remain at a safe standoff distance away from risk of mine explosions – while the drone searches for and finds floating and buried mines. While initially planned for the Navy’s Littoral Combat Ship, Rucker explained that Knifefish is engineered to operate from any surface ship. The drone is part of a multi-pronged plan to replace the Navy’s Remote Minehunting System, or RMS. The Navy effort includes transitioning from the RMS to a mine-searching surface ship and then the Knifefish UUV. The Navy’s Knifefish underwater minehunting drone recently helped identify and destroy a number of representative mine-hunting targets in a key test of the system’s development off the coast of Boston, service officials explained. Simulating mine-hunting missions, Knifefish located and classified mine test targets submerged at various depths and on the seafloor. The Knifefish drone is also capable of locating and identifying mines buried in the seafloor, a statement from General Dynamics Mission Systems said.  "The system performed well against a variety of surrogate targets," Capt. Jon Rucker, Program Manager for the Navy's Unmanned Maritime Systems Program Office said. Prior to this most recent test, the Navy conducted an assessment in Narragansett Bay, R.I., the 21-foot Unmanned Underwater Vehicle (UUV) used low-frequency broadband synthetic aperture sonar to find stealthy undersea mine targets. “We put eight targets down across a range. The vehicle went around to detect the targets,” Rucker explained. The concept of the Knifefish drone is to allow a manned surface ship to remain at a safe standoff distance away from risk of mine explosions – while the drone searches for and finds floating and buried mines in high-clutter environments. The drone also gathers environmental data to provide intelligence support. While initially planned for the Navy’s Littoral Combat Ship, Rucker explained that Knifefish is engineered to operate from any surface ship. The drone is part of a multi-pronged plan to replace the Navy’s Remote Minehunting System, or RMS. The Navy effort includes transitioning from the RMS to a mine-searching surface ship and then the Knifefish UUV. Rucker explained that the Knifefish exceeded expectations finding six of the eight mines during the test and that the Navy is still working on a timing improvement with some of the drone’s software. Read full article

20 марта, 15:55

Lockheed Martin (LMT) Unit Wins $98M SEWIP Block 2 Contract

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) Rotary and Mission Systems business division has won a modification contract from the U.S. Navy to produce SEWIP Block 2 subsystems.

17 марта, 22:01

Lockheed Martin (LMT) Unit Wins $81M AEGIS Support Contract

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) Rotary and Mission Systems business division has won a modification contract from the U.S. Navy for providing support services for the AEGIS program.

17 марта, 15:39

Look at Fidelity Select Defense & Aerospace Portfolio Fund (FSDAX)

Fidelity Select Defense & Aerospace Portfolio Fund (FSDAX) seeks capital appreciation

17 марта, 15:30

Boeing (BA) Wins $371M Contract to Support F-15 Platform

Boeing's (BA) F-15Strike Eagle is a twin-engine, all weather tactical fighter aircraft.

17 марта, 14:55

Планы Трампа по увеличению численности ВМС могут натолкнуться на нехватку рабочей силы

Для строительства нескольких десятков боевых кораблей, которое затеял Трамп, понадобится 700 млрд долларов и десятки тысяч новых квалифицированных рабочих, часть из которых еще только предстоит обучить, считают аналитики Reuters. Президенту США Дональду Трампу будет непросто осуществить свой план по строительству нескольких десятков боевых кораблей, считает агентство Reuters. На это уйдет около 30 лет и потребуется около 700 млрд долларов, включение которых в расходную статью военного бюджета Трампу еще надо будет провести через Конгресс. Кроме того, серьезной проблемой может стать необходимость нанять несколько десятков тысяч квалифицированных рабочих на судостроительные предприятия. На данный момент такого уровня предложения на рынке труда просто нет, поэтому часть из них еще предстоит обучить и подготовить. Как отмечает агентство, только под текущие военные заказы американских ВМС две крупнейшие американские судостроительные компании General Dynamics Corp и Huntington Ingalls Industries Inc намерены нанять 6 тыс. рабочих в 2017 году. Если же планы Трампа будут претворены в жизнь, то судостроителям США потребуется дополнительно найти в общей сложности более 50 тыс. сотрудников. Особую сложность представляет то, что компании не могут начать нанимать их уже сейчас, пока нет конкретных заказов, для выполнения которых они будут задействованы. В то же время, если эти заказы будут такими массовыми, как планирует Трамп, то в нужный момент судостроители, пытаясь нанять огромное количество рабочих, столкнутся с их жестким дефицитом. Чтобы преодолеть нехватку рабочей силы, компании уже заключают договоры с учебными заведениями на подготовку квалифицированных кадров. Однако время такой подготовки составляет не менее 5-7 лет. Напомним, как уже писала газета ВЗГЛЯД, ранее стало известно о планах президента Дональда Трампа сделать особый упор на наращивание боевой мощи ВМС США. В ближайшие 30 лет он намерен увеличить количество боевых кораблей до 350 (текущее число, по информации из разных источников, составляет 272-275 кораблей). В основе этих планов лежит концепция, что сильный флот позволит эффективнее продвигать интересы Соединенных Штатов по всему миру.

15 марта, 22:25

Defense Stock Roundup: North Korea-US Missile Rift Hits Stocks; LMT, NOC Win Deals; OA Lags Earnings

Last week, the Aerospace-Defense sector was weighed down by the cross-border missile power tussle between North Korea and the U.S.

15 марта, 17:07

Triumph Group Hit by Low Organic Sales, Commodity Prices

Triumph Group's (TGI) stock has lost 19.1% in the last one year, comparing unfavorably with the Zacks categorized Aerospace/Defense Equipment industry's gain of 22.1%

18 февраля, 14:00

Metal Storm - самое скорострельное оружие в мире

Как вы думаете, где получило распространение такое оружие, которое может выпускать миллион выстрелов в минуту?Сейчас я вам расскажу ...Когда австралиец Майк О’Дуайер (Mike O’Dwyer) задумал создать рекордное по скорострельности оружие, он пошёл сразу по двум давно известным путям: увеличения числа стволов и темпа выстрелов каждого из них.Кроме того, Майк сразу решил, что необычных показателей можно добиться, лишь отказавшись от любых подвижных деталей в системе, кроме спускового крючка. Никаких отдельных магазинов с патронами, никаких затворов и прочее, прочее, прочее. К слову, в реактивных системах залпового огня ничего этого и нет. А есть лишь несколько стволов, заложенные в них снаряды и электрическая система пуска. Идея носилась в воздухе.Однако, если для тяжёлой системы ещё можно соединить 20, 30 или даже 60 стволов вместе, то для ручного оружия совмещение такого количества стволов будет безумством.Изобретатель нашёл оригинальный выход. Инженер придумал закладывать в каждый ствол сразу по нескольку боеприпасов — один за другим. Между ними метательные заряды, а поджиг пороха осуществляется электротоком. Подачу электрических импульсов в нужной очерёдности изобретатель «доверил» электронике.«Металлический шторм» — экзотический вид оружия превращён в средство борьбы с пожарами (иллюстрация с сайта metalstorm.com).Новую технологию Майк назвал «Металлический ураган» (Metal Storm). Применительно к пулям можно было бы перевести название, как «Свинцовый град». Кстати, также называется и его компания.Вскоре появился первый работающий прототип такого оружия — пистолет VLe, делающий 50 тысяч выстрелов в минуту. Правда, в единственном его стволе помещалось лишь семь пуль, так, что вся «очередь» длилась куда меньше, чем мгновение ока. Никакой быстрой перезарядки тут не предусматривалось вовсе. Эксперимент — он и есть эксперимент.По замыслу изобретателя, подобное оружие (только с несколькими стволами), могло бы заменить нынешние пистолеты в полиции.Три пули, выпущенные из этого VLe почти в один момент, летят практически по одной траектории. Хотя отдача даже за такое короткое время чуть смещает оружие. Разброс получается небольшим. И он тут оказывается кстати — шанс попасть в цель с первого «тройного» выстрела повышается.Любопытно, что в этом пистолете предусмотрена электронная система идентификации владельца.Пока изобретатель не придумал, как сделать такое оружие действительно многозарядным. В ствол предварительно можно поместить лишь семь патронов, которые можно выпустить по одному, очередями по два или три патрона. Или все сразу примерно за сотую долю секунды.А дальше — процедура зарядки может затянуться. Так что пока ни один полицейский не поменяет свой «Кольт» или «Берету» на VLe. Сообщения о пистолете-скорострелке обошли мировые СМИ. Но в виду непригодности этого пистолета к реальному применению, интерес к компании угас. Однако предприимчивый австралиец открыл филиал фирмы в Вашингтоне и принялся развивать идею «Металлического града».Сначала в чертежах, а потом и в металле появились тяжёлые, «ротные», системы массированного огня. В залпе, к примеру, из 24 стволов калибра 30 или 40 миллиметров, каждый ствол за сотые доли секунды выпускает по 8-10 снарядов. При удачном попадании этот компактный стальной рой накрывает группу солдат или техники противника на земле; или разносит на мелкие фрагменты воздушную цель.Затратив на исследования и разработки примерно 15000 часов и около 2 млн. долларов, компания Metal Storm получила в свое распоряжение семь действующих опытных образцов оружия, основанного на новом принципе. В ходе испытаний из них были сделаны тысячи выстрелов. Удалось достичь экстраполированного значения темпа стрельбы около 135000 выстр./мин. Если объединить стволы, можно получить достаточно большую огневую мошь. Трехствольная система оружия показала темп стрельбы максимально 135000 выстр./мин. Специалисты компании Metal Storm получили эту цифру на стендовых испытаниях, выпустив очередь из 45 выстрелов. До сего времени для испытаний использовались комплекты выстрела с 9-мм пулей весом 140 гранов, снаряженные в соответствии со стандартом Института производителей спортивного оружия и боеприпасов.Опытный образец стрелкового оружия Mk.5 компании Metal Storm представляет собой компактный 36-ствольный пусковой контейнер, заряжаемый 540 комплектами выстрела. Показавший в ходе испытаний темп стрельбы 60000 выстр./мин, этот образец теоретически способен стрелять с умопомрачительным темпом 1620000 выстр./мин — чего О'Дуайер намеревается достичь. Mk.5 объединяет в себе 12 трехствольных подсистем, каждый ствол которых заряжается 45 боеприпасами. И эта подсистема уже показала темп стрельбы 135000 выстр./мин. Дополнительно в опытный образец вносятся существенные конструктивные изменения с целью повышения безопасности. Для простоты все испытания проводились с использованием гладких стволов. Считается, что переход к нарезным стволам не создаст сколько-нибудь серьезных затруднений, но альтернативой может стать применение оперённых пуль.Удивительно, но О'Дуайер заявлял, что во время пробного отстрела с рук на дальность 25 м система оружия Mk.5 с гладкими стволами показала отклонение средней точки попадания в группах всего 0,79 дюйма (около 20 мм). В опытных образцах стрелкового оружия каждая пуля вставляется в ствол вручную, отделяется от следующей стальной прокладкой диаметром 0,14 дюйма (3,56 мм) и затем заливается компаундом, чтобы образовать связку в задней части ствола. Для комплектования каждого снаряда метательным зарядом обычного австралийского патронного пороха ВМ2 весом около 5 гранов в задней части ствола сверху имеются порты по числу снарядов, куда засыпается порох, а затем вставляется электрический капсюль-детонатор М52 фирмы Olin.В дальнейшем конструктор намеревается соединить пулю с метательным зарядом, вместо того чтобы засыпать метательный заряд через порты. Если заряд будет твердотельным, то быть может, он заменит и ныне используемые прокладки. О'Дуайер предусматривает также возможность на завершающих этапах разработки применить внутренний капсюль-детонатор и даже лазерную систему поджига.Используя электрическую цепь поджига, можно стрелять с требуемым темпом из одного или из нескольких стволов, поочередно или одновременно. В опытных образцах оружия использовалось внешнее электронное реле с компьютерным управлением брисбонской фирмы "MeT". В промышленных образцах, однако, предполагается использовать миниатюризованные встроенные электронные системы. Состояние оружия будет индицироваться на жидкокристаллическом экране. При поджиге метательного заряда относительно мягкая пуля под давлением пороховых газов расширяется и герметически закупоривает ствол, а сжатие нестреляных пуль предотвращает прорыв газов и пламени назад.Специальные измерения при стендовых испытаниях оружия показали, что температура одного ствола после производства очереди из 15 выстрелов с темпом 45000 выстр./мин возрастает всего на 3,5°С. Каждый метательный заряд сгорает в новом месте, что существенно снижает риск перегрева ствола. Положение каждой пули в связке относительно канала ствола влияет на её внешнюю баллистику: например, самая последняя пуля проходит через канал наибольшей длины. В силу этого при одинаковости метательных зарядов для каждого боеприпаса неизбежны вариации начальной скорости полета пуль, располагающихся в разных точках связки. Это обстоятельство также влияет на энергию пули в момент удара о преграду и разброс пуль у цели. Кроме того, время падения давления в канале ствола до безопасного уровня после выстрела будет различным для каждого боеприпаса.Однако О'Дуайер постулировал возможность предварительного заряжания ствола боеприпасами, изготовленными с учетом различного положения в связке, тем самым устраняя вышеуказанные вариации. С другой стороны можно использовать эти вариации для того, чтобы получить разнос пуль у цели. Допускается возможность изменения конфигурации прокладок, чтобы превратить их в сердечники, использующие кинетическую энергию, возможно оперённые, и тогда пуля будет заменена поддоном. Альтернативный вариант предусматривает установку прокладки в носовой, а не в хвостовой части каждой пули — результат будет тот же.«Металлические штормы» для поля боя могут иметь комплект из стволов разного калибра и общий запас снарядов — свыше ста. При этом все они, в случае необходимости, могут быть выпущены за сотые доли секунды (иллюстрация с сайта metalstorm.com).При содействии Австралийской торговой комиссии в Атланте, штат Джорджия. США, в 1995 году О'Дуайер вел переговоры с тремя крупными американскими компаниями по производству вооружений о выдаче ему лицензии на новую технологию для дальнейшей разработки систем оружия. По его словам, он ожидает заключения сделки с одной из компаний, и кроме того, получил обнадеживающие вести из Европы.Компания Metal Storm энергично пыталась применить свои концепции к самым разнообразным военным системам. Хотя темп стрельбы, выражающийся семизначной цифрой, является хорошей рыночной приманкой, сам по себе он не имеет особо большого значения и безусловно не является определяющим для системы оружия. Всякое оружие, из которого ведется непрерывный огонь с таким темпом, вскоре окажется без боеприпасов. Пополнение боезапаса будет представлять нематые трудности для системы тылового снабжения.Прототипы многоствольных малокалиберных пушек от Metal Storm, не имеющие ни одной подвижной части (не считая турели для наводки всего орудия), на испытаниях выпускали одной сверхкороткой очередью десятки и сотни боеприпасов — с темпом миллион выстрелов в минуту.Авиационный вариант «Металлического шторма» вычищает всё в радиусе нескольких десятков метров. Но лишь один раз за рейс (иллюстрация с сайта metalstorm.com).Его компания мечтала установить подобное оружие на самолёт (в подвесном контейнере). Воздушный «шторм» пригодится для «залповой» обработки самых важных наземных целей.Проектировал австралиец и ручное штурмовое оружие (также, разумеется, с принципом Metal Storm): с несколькими стволами разных калибров и компьютерным переключением режимов огня.Сумасшедший темп выстрелов у этой технике и сам принцип её действия напоминают струйный принтер, выбрасывающий на бумагу тысячи капелек краски в секунду. Вспомните, какие параметры были у первых принтеров и какие — у современных. Есть куда «расти» «Металлическому урагану». Однако пока «смертельный принтер» так и остаётся техническим курьёзом. А деньги, ясно, компании нужны.Изобретатель суперскорострельной пушки придумал и начал активно рекламировать мирную линейку своей «штормовой» техники. Например, экзотические пушки «Металлический град» могли бы выпускать по очагу пожара сотни капсул с огнегасящим составом.Для тушения тяжёлых пожаров (самолёты на аэродромах, небоскрёбы) — такая техника оказалась бы весьма кстати. При этом «ураганы» можно смонтировать не только на пожарных автомобилях, но и на вертолётах. Они бы могли оперативно подавлять огонь в труднодоступных местах и выигрывать время для прибытия основных сил.Увы, и мирного применения «Металлическому граду» пока не нашлось.Изобретатель не унывал. Для развития своего бизнеса, расширения производственного и экспериментального потенциала компании и совершенствования технологии «шторма» Metal Storm приобрела в конце 2003 года американскую фирму ProCam — изготовителя прецизионных механических деталей для систем вооружения и боеприпасов.А 5 февраля 2004 года ProCam получила заказ на $272 тысячи от компании General Dynamics. И хотя данная работа не связана напрямую с изобретением О’Дуайера, возможно, что активация «жизни» в компании повлияет и на продвижение Metal Storm.Однако пока факт остается фактом - оружие, стреляющее со скоростью миллион выстрелов в минуту, за дведцать лет не нашло покупателей.источникиhttp://www.metalstorm.com/http://www.membrana.ru/particle/2732http://huntersclub.com.ua/showthread.php?5811-%D0%9C%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D0%BD-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%83-Metal-Stormhttp://www.newsru.com/world/22jan2002/metalstorm.htmlЕще несколько образцов удивительного оружия: вот вам еще Кривоствольное оружие, а вот Оружие из Duke Nukem существует. Вот еще Двуствольный пистолет «Second Century» и Трехствольная винтовка. Ну и посмотрите еще на Самый бесполезный пистолет в мире

07 сентября 2015, 10:45

Scofield: Политэкономия XXI века

С 19-го по 21-е мая 2015 г. в Тампе прошла очередная ежегодная Индустриальная конференция сил специальных операций (Special Operations Forces Industry Conference — SOFIC-2015), в которой было свыше 9000 государственных и отраслевых участников, включая 340 компаний, представивших свои разработки. Целью конференции являлось обсуждение текущих и будущих вызовов, и поиск решений наилучшей поддержки ССО США для действий в различных точках земного шара. Официальный бланк повестки дня содержал указание на спонсоров мероприятия — Northrop Grumman Corporation, Lockheed Martin Corporation, General Dynamics Corporation и CACI International Inc.

09 августа 2015, 13:34

Scofield: SOS International. Бизнес на проигрыше партнеров

Война против ИГ оказалась тяжелее, чем ожидалось: уже год эта террористическая группировка выдерживает удары ВВС США по ее позициям в Сирии и в Ираке. Но фирмы-подрядчики Пентагона от этого только выигрывают. Компания Lockheed Martin получила дополнительный заказ на ракеты Hellfire, AM General отправляет в Ирак 160 «хамви», изготовленных в США, а General Dynamics продает Багдаду танковые боеприпасы на миллионы долларов.

24 октября 2013, 07:42

Космические системы военной связи США: анализ состояния и развития

О реализуемой в США концепции применения космических систем военной связи, а также о постоянно растущем вкладе спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач в интересах вооружённых сил США говорится в статье эксперта в области военной космической связи Александра КРЫЛОВА и Константина КРЕЙДЕНКО, опубликованной в журнале «Вестник ГЛОНАСС» США в течение последних лет обосновали свои цели в космосе во многих документах. Наиболее значимые из них – План Космического командования США на период до 2020 года (2002 г.); «Космическая доктрина» президента Обамы (2010 г.); «Стратегия национальной безопасности в космическом пространстве», подготовленная Министерством обороны и Директоратом национальной разведки (2010 г.); «Новая военно-космическая стратегия США» (2011 г.). В 2010 году Объединённый комитет начальников штабов вооружённых сил США издал концепцию Joint Vision 2010 (концепция «Полного спектра доминирования»). Центральной задачей космической деятельности в ней определено достижение и укрепление безусловного американского военного превосходства и лидирующей роли в космическом пространстве. В последнее время идёт активная трансформация способов ведения войны, обусловленная, прежде всего, развитием информационных технологий, которые преобразили экономическую и социальную жизнь человечества. Характер войны поменялся радикальным образом и сводится в итоге к постулату: всё, что можно увидеть, можно атаковать, а то, что можно атаковать, – будет уничтожено. Возник новый вид боевых действий – информационная война, включающая в себя и выведение из строя информационных систем противника. Особенностью космической стратегии США является ориентация на информационную компоненту использования космоса, так как именно информация многократно повышает эффективность функционирования других систем. США постепенно переносят акцент с укрепления боевой мощи на использование информационного пространства и стремятся к доминированию именно в этой сфере. Так, «Новая военно-космическая стратегия США» характеризует современный космос как всё более и более переполненный, конкурентный и сложный. В этом документе прямо говорится о том, что вооружённые силы США предпримут любые активные наступательные меры по дезинформации, дезорганизации, сдерживанию и разрушению космической инфраструктуры противника, если она представляет угрозу безопасности США. В свою очередь, Оперативно-стратегическая концепция США «Крупномасштабные военные операции» предусматривает применение вооружённых сил США и НАТО, в том числе и в форме стратегической воздушно-космической операции (кампании). Именно с целью реализации положений этих документов создаётся глобальная информационно-навигационная система, которая будет базироваться более чем на двух сотнях космических аппаратов. Эта система уже решает стратегические и оперативно-тактические задачи при ведении разведки, управлении войсками, наведении высокоточного оружия и обеспечении войск связью в любой точке планеты, а в последующем будет участвовать в обеспечении нанесения ударов из космоса по наземным объектам. В ближайшие годы глобальная информационно-навигационная система может быть дополнена тысячами разведывательных и ударных беспилотных летательных аппаратов различного назначения и спутниками – инспекторами космического пространства. После интеграции с глобальной системой электронной разведки новая суперсистема будет вполне способна создать эффективное глобальное боевое информационное поле. Вклад спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач постоянно растёт. ЕДИНАЯ СИСТЕМА ВОЕННОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ И УПРАВЛЕНИЯ США Системы спутниковой связи играют важную роль в обеспечении надёжного управления вооружёнными силами. Основное назначение систем спутниковой связи заключается в предоставлении органам управления на театре военных действий или в конкретной местности надёжных, защищённых каналов связи (передачи данных) с группировками вооружённых сил, тактическими соединениями, отдельными воинскими частями и каждым солдатом. Основными качествами спутниковой связи, которыми не обладают другие виды связи, являются глобальный охват и способность предоставить каналы связи из любой точки мира в очень короткое время. Система AEHF после полноценного развёртывания должна стать одним из ключевых звеньев единой информационной системы глобальной связи и управления государственных и военных организаций и основой космической системы обмена данными между субъектами боевых действий на суше и на море, в воздухе и в космосе. IMG=http://topwar.ru/uploads/posts/2013-10/1382525139_joint-vision-2.jpg] В единую систему военной спутниковой связи и управления США также входят военная система широкополосной спутниковой связи (DSCS/WGS), военная система узкополосной спутниковой связи (UFO/MUOS), военная космическая система ретрансляции данных (SDS) с разведывательных спутников и военная космическая система узкополосной спутниковой связи (TacSat) для ВМС. В единую космическую систему связи и управления включены радиолокационные системы космического базирования (Space Radar-SR) и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), системы глобального позиционирования (GPS), космической метеорологической системы, спутниковых систем управления, контроля, связи, компьютерного обеспечения, разведки, слежения и наблюдения (Command Control Communications Computers Intelligence Surveillance Reconnaissance, С4 ISR) за обстановкой на суше, на море, в воздухе и в космосе. Широкое применение в единой информационной системе глобальной связи и управления США нашли военные спутниковые системы связи Великобритании (Sky Net); Франции (Syracuze); ФРГ (SATCOMBw) и других союзников США. В состав единой военной спутниковой системы связи и управления США в период мирного и военного времени привлекаются спутники глобальной космической системы ретрансляции (Tracking and Data Relay Satellite System, TDRSS). Всё шире в составе единой системы военной спутниковой связи и управления используются арендуемые Министерством обороны США ресурсы коммерческих систем спутниковой связи Intelsat, SES, Eutelsat, Iridium, Globalstar и других. Спутниковая связь военного назначения США является основой информационной инфраструктуры вооружённых сил и по состоянию на начало 2013 года включает следующие системы: MILSTAR/AEHF, DSCS/WGS, UFO/MUOS, TacSat и SDS. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЗАЩИЩЁННОЙ СВЯЗИ MILSTAR/AEHF Космическая система защищённой связи MILSTAR предназначена для управления стратегическими ядерными силами США в условиях ядерной войны. Для этой системы разрабатывались особые меры по обеспечению автономности и живучести космических аппаратов. С целью высокой защищённости линий связи в системе используется Ка-, К- и V-диапазоны частот. Эти диапазоны частот позволяют формировать узкие направленные лучи, которые, наряду с помехозащищённостью каналов, повышают и скрытность линий связи, поскольку сигналы трудно запеленговать, а значит, и подавить. Использование особых алгоритмов кодирования и обработки сигнала позволяет гарантировать очень высокую защищённость канала связи. Через технические средства спутников передаются разведданные и видеоинформация, осуществляется речевой обмен и проводятся видеоконференции. Система MILSTAR используется не только для стратегических ядерных сил, но и обеспечивает связь со всеми видами и родами вооружённых сил США. Орбитальная группировка системы состоит из пяти спутников Milstar (два Milstar-1 и три Milstar-2) на геостационарной орбите. Спутники разработала компания Lockheed Martin. Спутники Milstar-1 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) канала связи (44.5 ГГц – на линии вверх и 20.7 ГГц – на линии вниз) и систему перекрёстной связи друг с другом на частоте 60 ГГц. Кроме того, космические аппараты имеют четыре UHF (300 и 250 МГц) канала связи системы AFSATCOM для ВВС США и один UHF (300 и 250 МГц) канал вещания – для ВМС США. Спутники второго поколения Milstar-2 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) и 32 среднескоростных (от 4,8 кбит/с до 1,544 Мбит/с) защищённых канала связи в расширенной полосе рабочих частот. Технические средства системы MILSTAR реализуют следующие функции: • бортовая обработка и коммутация сигналов; • автономное управление бортовыми ресурсами; • перекрёстное использование спектра (приём сигнала через одну антенну в одном диапазоне и ретрансляция его через другую антенну в другом диапазоне); • межспутниковая связь. Бортовой антенный комплекс способен засекать направление активных преднамеренных помех и временно блокировать или обнулять диаграмму направленности в направлении помехи, сохраняя режим работы в других направлениях без потери связи. В комплексе технические средства системы обеспечивают адаптивную надёжную и устойчивую защищённую связь между фиксированными, мобильными и портативными терминалами. Эти технические средства освоены и в коммерческих системах персональной спутниковой связи. По планам, эксплуатация системы MILSTAR заканчивается в 2014 году. В свою очередь, идущая на замену системы MILSTAR космическая система миллиметрового диапазона AEHF обеспечивает более защищённую (двойной ключ), надёжную, живучую и высокоскоростную, по сравнению с системой MILSTAR, глобальную связь высшего политического и военного руководства США с командованием вооружённых сил, видов и родов войск, командирами стратегических и тактических группировок войск. Система AEHF применяется на всех театрах военных действий, на суше, на море, в воздухе и в космосе в условиях мирного и военного времени, в том числе в условиях ядерной войны. Система AEHF должна состоять из четырёх (по другим данным, из пяти) основных и одного резервного спутника на геостационарной орбите. Система AEHF совместима с низкоскоростными (от 75 до 2 400 бит/с) и среднескоростными (от 4 800 бит/с до 1,544 Мбит/с) каналами системы MILSTAR, а также имеет новые высокоскоростные (до 8.2 Мбит/с) каналы связи. Скорость обмена данными в системе AEFH в пять раз превышает скорость обмена в системе MILSTAR, что позволяет передавать пользователям целеуказания и видеоизображение высокого разрешения в реальном времени от беспилотных летальных аппаратов (БПЛА) и спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). К антенному комплексу с обнулением диаграммы направленности в направлении помехи (система MILSTAR) добавилась обработка сигналов на борту. Последнее обеспечивает защиту и оптимизацию используемых бортовых ресурсов, системную гибкость по отношению к различным потребителям в видах вооружённых сил и другим пользователям, использующим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Кроме того, космические аппараты системы AEHF имеют развитую и надёжную инфраструктуру связи между собой (каждый с двумя соседними) в миллиметровом (V-) диапазоне частот (60 ГГц). Тактико-технические данные систем MILSTAR и AEHF представлены в таблице 1. Система AEHF состоит из трёх сегментов: космического, пользовательского и наземного. Космический сегмент представляет собой орбитальную группировку космических аппаратов на геостационарной орбите с системой межспутниковой связи, обеспечивающей глобальное покрытие. Наземный сегмент управления системой предназначен для управления аппаратами на орбитах, контроля их оперативно-технического состояния и обеспечения планирования и управления системой связи. Этот сегмент строится по схеме многократного резервирования и включает комплекс стационарных и мобильных станций управления. Каналы связи «земля-спутник» используют диапазон 44 ГГц, а каналы «спутник-земля» – диапазон 20 ГГц Модуль полезной нагрузки космического аппарата AEFH включает бортовую систему обработки и коммутации сигналов с преобразованием их из диапазона 44 ГГц в диапазон 20 ГГц и антенный комплекс. Обработка сигналов на борту обеспечивает защиту и оптимизацию ресурсов бортового ретранслятора, системную гибкость по отношению к пользователям системы, применяющим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Антенный комплекс космического аппарата включает следующие элементы: • глобальная антенна; • две передающие фазированные антенные решётки (ФАР) для работы с портативными терминалами, формирующими до 24-х каналов с временным разделением; • приёмная антенна с ФАР; • шесть параболических приёмо-передающих антенн на карданном подвесе для формирования региональных лучей; • две остронаправленные антенны для тактической и стратегической связи; • две антенны межспутниковой связи. Каждый спутник системы AEHF, используя сочетание ФАР и параболических антенн, формирует 194 региональных луча. Спутники способны выживать при применении ядерного оружия. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ШИРОКОПОЛОСНОЙ СВЯЗИ DSCS/WGS Система стратегической связи (Defence Satellite Communication System, DSCS) вооружённых сил США обеспечивает связью высшее военно-политическое руководство, объединённые и специальные командования с объединениями, соединениями, частями (до уровня бригады) и объектами вооружённых сил видов и родов войск США. Кроме того, система решает задачи передачи дипломатической, разведывательной и государственной информации, включая обмен данными между автоматизированными системами управления различных уровней и их элементами. В составе группировки насчитывается восемь спутников (шесть рабочих космических аппаратов DSCS-3B и два – в резерве) на геостационарной орбите. Космические аппараты серии DSCS-3 обеспечены более надёжной защитой от электромагнитного излучения ядерного взрыва, чем космические аппараты первых двух серий, и имеют на борту широкополосную, помехозащищённую аппаратуру связи. Кроме того, они оснащены защищённой системой телеметрии и приёма-передачи команд управления спутником, которая рассчитана на быструю перестройку в случае постановки преднамеренных помех. Пропускная способность одного космического аппарата составляет от 100 до 900 Мбит/с. В состав модуля полезной нагрузки спутника входят: • шесть независимых транспондеров и один одноканальный транспондер; • три приёмных антенны (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли и одна перенацеливаемая антенна); • пять передающих антенн (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли, две перенацеливаемые антенны и одна параболическая антенна высокого усиления в карданном подвесе). Модуль полезной нагрузки спутников этой серии работает в X-диапазоне: 7900–8400 МГц на приём и 7250–7750 МГц – на передачу. Мощность транспондеров – 50 Вт. Полоса пропускания каналов – от 50 до 85 МГц. Для управления космическим аппаратом и передачи телеметрии используются S- и X-диапазоны. В связи с увеличением трафика данных при предоставлении услуг магистральной связи и новых видов услуг для вооружённых сил в зонах Тихого, Атлантического, Индийского океанов и континентальной части США руководство страны в 2001 году приняло решение о разработке новой национальной широкополосной спутниковой системы связи нового поколения (Wideband Global Satcom, WGS). Поэтому космические аппараты системы DSCS заменяются на спутники системы WGS, которая будет состоять из шести аппаратов. Спутники системы WGS создаются на базе платформы BSS-702 компании Boeing мощностью 13 кВт и сроком активного существования – 14 лет. Запуск первого спутника WGS произведён в 2007 году, ещё двух – в 2009 году, в январе 2012 года запущен спутник WGS-4. Запуск спутника WGS-5 запланирован на начало 2013 года, а WGS-6 – на лето того же года. Модуль полезной нагрузки космического аппарата WGS включает несколько десятков транспондеров и антенный комплекс. Антенный комплекс может формировать 19 независимых зон покрытия и имеет в своем составе: • глобальную антенну Х-диапазона (8/7 ГГц); • передающие и приёмные фазированные антенные решётки, формирующие в Х-диапазоне 8 зон покрытия; • восемь узконаправленных и две зональные параболические приёмо-передающие антенны на карданном подвесе для формирования 10 лучей в К- и Ка- диапазонах (40/20 ГГц и 30/20 ГГц). Диапазон 30/20 ГГц предназначен для глобальной службы вещания системы (Global Broadcast System, GBS). Глобальная спутниковая система широкополосного вещания GBS осуществляет передачу видео, геодезической и картографической информации, а также метеоданных и других сведений для соединений, частей всех видов вооружённых сил США. Спутниковая приёмная аппаратура системы GBS работает в Ка-диапазоне (30 ГГц) и имеет четыре канала связи со скоростью передачи данных 24 Мбит/с. Передача данных по линии вниз осуществляется в Ка-диапазоне (20 ГГц). Пропускная способность космического аппарата WGS за счёт применения устройств коммутации каналов, средств частотного, пространственного и поляризационного разделения сигналов и при использовании аппаратуры GBS составляет от 2.4 Гбит/с до 3.6 Гбит/с. Для управления целевой нагрузкой спутников WGS в вооружённых силах США создано четыре армейских Центра управления связью, каждый из которых может одновременно управлять приёмом-передачей данных через три спутника. Центр управления полётом спутников один, его наземные средства работают в S-диапазоне. После начального развёртывания системы WGS и запуска первого спутника системы AEHF Министерство обороны США приняло решение о свёртывании работ по трансформируемой системе спутниковой связи (Transformational Satellite Communications System, TSAT). КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ UFO (MUOS) Система спутниковой связи UFO (FLTSATCOM на первом этапе) создавалась ВМС США для обеспечения связи береговых центров с надводными и подводными объектами, авиацией флота и циркулярного оповещения сил флота по специальному каналу. В настоящее время система UFO является основной системой тактической мобильной связи вооружённых сил США в дециметровом диапазоне. Она широко используется Министерством обороны, Государственным департаментом, президентом США и стратегическим командованием для управления оперативным и тактическим звеньями всех видов вооружённых сил. Рабочая зона системы охватывает континентальную часть США, Атлантический, Тихий и Индийский океаны. На начало 2013 года орбитальная группировка системы включала девять космических аппаратов UFO (восемь основных и один резервный) в четырёх орбитальных позициях и 2 спутника FLTSATCOM на геостационарной орбите. Спутники UFO разработаны на основе платформы BSS-601 компании Boeing. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. На всех космических аппаратах установлено 11 твердотельных усилителей УВЧ-диапазона. Они обеспечивают 39 каналов связи с суммарной полосой пропускания 555 кГц и 21 узкополосный канал звуковой связи полосой пропускания 5 кГц каждый, 17 ретрансляционных каналов с шириной полосы по 25 кГц и канал флотского вещания с шириной полосы 25 кГц. Последние три спутника системы UFO оснащены аппаратурой службы глобального вещания GBS. Эти комплекты состоят из 4-х транспондеров мощностью по 130 Вт, работают в Ka-диапазоне (30/20Ггц) и обладают пропускной способностью 24Мбит/с. Таким образом, комплект GBS на одном спутнике обеспечивает передачу 96 Мбит/с. На замену системы UFO в настоящее время приходит перспективная система узкополосной связи (Mobile User Objective System, MUOS). Разработка и производство спутниковой системы связи MUOS возложено на компанию Lockheed Martin. В состав системы MUOS будет входить пять спутников (один резервный) на геостационарной орбите, центр управления полётом и центр управления сетью связи. Каждый спутник MUOS обладает пропускной способностью восьми спутников UFO. В состав первичной конфигурации системы связи войдут наземный комплекс управления и два спутника MUOS, первый из которых запущен 24 февраля 2012 года. Срок развёртывания системы первого этапа в полном составе – лето 2013 года. Спутники MUOS разработаны на основе платформы А2100 компании Lockheed Martin. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. Система MUOS создаётся с применением ключевых технологий гражданской спутниковой связи и значительно улучшает возможности военной связи, предоставляя мобильным пользователям (от стратегического звена до отдельного пехотинца) в реальном масштабе времени телефонную связь, услуги по передаче данных и видео. Система ориентирована на применение создаваемых единых пользовательских терминалов проекта «Объединённые тактические радиосистемы» (Joint Tactical Radio Systems, JTRS), совместимых с системой UFO. Спутники работают в УВЧ-, Х- и Ка-диапазонах. Система обеспечит узкополосные каналы военной связи и передачу данных со скоростью до 64 кбит/с. Общая скорость каналов связи спутника – до 5 Мбит/с, что в 10 раз выше, чем у системы UFO (до 400 кбит/с). Полезная нагрузка космического аппарата MUOS позволяет более эффективно использовать выделяемый диапазон частот, для чего в системе будет реализован многостанционный доступ с выделением каналов по требованию. Благодаря использованию современных методов цифровой обработкой сигналов, новых способов модуляции и помехоустойчивого кодирования, система связи будет иметь более высокие надёжность, защищённость, помехоустойчивость и эффективность организации связи. Важнейшими требованиями, предъявляемыми к новой системе, являются: обеспечение гарантированного доступа, связь в движении, способность формировать различные по назначению и конфигурации сети связи, объединённое взаимодействие сетей связи разнородных сил, глобальный охват, режим вещания и связь в приполярных районах, возможность использования малогабаритных портативных абонентских терминалов. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ ВМС США TACSAT В 2005 году для того, чтобы сделать систему военной спутниковой узкополосной связи глобальной, в США было принято решение о создании экспериментальной системы связи на эллиптических спутниках. В сентябре 2011 года с этой целью запущен экспериментальный спутник TacSat-4. Орбита космического аппарата – эллиптическая с перигеем 850 км, апогеем 12 тыс. 50 км и наклонением плоскости орбиты – 63,4 град. TacSat-4 – экспериментальный спутник разведки и связи, спроектированный научно-исследовательской лабораторией ВМС США и лабораторией прикладной физики Университета Джона Хопкинса при участии компаний Boeing, General Dynamics и Raytheon. Вес – 460 кг, диаметр антенны – 3,8 м. Назначение космического аппарата: обеспечение глобальной защищённой помехоустойчивой связи с подразделениями на поле боя (связь на «ходу» – communication on the move, COTM); обнаружение подводных лодок противника; доведение до подразделений морской пехоты и кораблей ВМС США результатов оценки обстановки и боевых приказов в условиях сильного противодействия радиотехнических средств противника. Спутник обеспечивает до 10 каналов узкополосной связи (от 2.4 до 16 кбит/с) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). На спутнике TacSat-4 также имеется аппаратура системы MUOS с шириной полосы пропускания 5 МГц для приёма-передачи данных через спутники MUOS на ГСО. Испытания и эксплуатация космического аппарата TacSat-4 позволит ВМС США определить будущую потребность в спутниках на высокой эллиптической орбите, действующих в системе геостационарных спутников. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ СПУТНИКОВ СВЯЗИ В ВОЕННЫХ ЦЕЛЯХ Сегодня вооружённые силы США наряду с тем, что тратят большие средства на создание собственных систем космической связи, все чаще и охотнее используют для связи и сбора разведывательных данных коммерческие спутники. В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Самостоятельность развития военных и гражданских систем космической связи в значительной степени искусственна, поскольку основным определяющим их облик требованием является возможность их эксплуатации в космическом пространстве. Относительно недавно пришло понимание целесообразности создания космических систем двойного назначения. Двойное назначение предполагает проектирование системы с учётом её применения для решения как гражданских, так и военных задач. По мнению экспертов, это способствует удешевлению производства космических аппаратов. Кроме того, совместное применение военных и гражданских спутниковых систем существенно повышает устойчивость связи на театре военных действий. Яркой иллюстрацией влияния военных структур на использование коммерческих спутников во время военных конфликтов является известный инцидент во время войны НАТО с Югославией. Во время боевых действий в конце 1990-х годов коммерческий спутниковый оператор Eutelsat выключил трансляцию Югославского национального телевидения через спутники HotBird. Аналогичные отключения национального телевидения Ливии и Сирии были проведены спутниковыми операторами Eutelsat (европейский оператор), Intelsat (оператор США) и Arabsat (за которым стоят государства Бахрейн и Саудовская Аравия). В октябре 2012 года спутниковые операторы Eutelsat, Intelsat и Arabsat прекратили трансляцию всех иранских спутниковых каналов после решения Европейской комиссии в рамках экономических санкций. В октябре-ноябре 2012 года новостные программы канала Euronews, транслируемые через спутники Eutelsat, подвергались помехам. В США отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Вооружённые силы США и НАТО в Афганистане и Ираке широко используют коммерческие спутниковые системы Iridium, Intelsat, Eutelsat, SES и другие. Продолжают с наибольшим ежегодным градиентом (GAGR) среди других применений возрастать в последние годы государственные (военные) заказы у компании Eutelsat, которые в 2011 году составили 10% от общих доходов компании. Компании SES (Люксембург) и Intelsat создали отдельные подразделения по работе с военными клиентами, и доходы от военных заказов в их общих доходах в 2011 году составили 8% и 20% их годовой выручки, соответственно. Компания Intelsat инвестировала средства в создание полезных нагрузок UFH-диапазона спутников Intelsat 14, Intelsat 22, Intelsat 27 и Intelsat 28. Один из них (Intelsat 22) создан для Минобороны Австралии, а ещё три – для правительственных, включая военное ведомство, организаций США. На запущенном 23 ноября 2009 года спутнике Intelsat 14 в интересах Минобороны США был установлен Internet-маршрутизатор (Internet Router in Space, IRIS), физически объединяющий сети передачи данных Минобороны США. В марте 2012 года произведён запуск спутника Intelsat 22, на котором в интересах Минобороны Австралии в составе полезной нагрузки установлено 18 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Эти каналы будут использовать наземные, морские и воздушные силы Австралии для мобильной связи. Минобороны Австралии приобретает всю ёмкость диапазона UFH и может использовать её по своему усмотрению, в том числе для продажи другим потребителям. Космический аппарат Intelsat 27 планируется к запуску в 2013 году и создаётся компанией Boeing на базе платформы BSS-702MP. На этом спутнике в интересах Минобороны США в составе полезной нагрузки установлено 20 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Полезная нагрузка в диапазоне UHF аналогична полезной нагрузке военного спутника связи UFO-11 и предназначена для работы в защищённых низкоскоростных системах военной связи типа UFO и MUOS. В сентябре 2011 года на борту спутника SES 2 компании SES выведена первая стандартизованная дополнительная полезная нагрузка для дистанционного зондирования Земли – датчик CHIRP (Commercially Hosted Infrared Payload – коммерческий датчик инфракрасного излучения в составе полезной нагрузки). CHIRP создан по заказу ВВС США для обнаружения пусков ракет и установлен компанией Orbital Sciences Corporation на спутник SES 2. Успешные испытания CHIRP открывают дальнейшие перспективы создания систем глобального оперативного обзора Земли на базе малогабаритных полезных нагрузок, устанавливаемых в качестве попутного груза на борту космического аппарата в составе спутниковых систем глобальной связи. В настоящее время SES проводит работу с правительственными и военными структурами ряда стран мира об использовании ёмкости спутников компании на театрах военных действий и включении в состав строящихся спутников дополнительных полезных нагрузок (связных и CHIRP) для военного и специального применения. Правительство США и Минобороны США в ближайшие несколько лет останутся одним из важнейших заказчиков компании SES. Правительства европейских стран в ближайшем будущем планируют существенно увеличить использование космических аппаратов компании SES в интересах организации военной и специальной связи для обеспечения повседневной деятельности войсковых и иных структур в зонах напряжённости и военных конфликтов (Афганистан, Иран, Ближний Восток и т.п.). Компания Telesat создаёт полезную нагрузку X-диапазона спутника Anik-G с учётом будущего использования её ёмкости военными. Компании Telesat и Intelsat активно инвестируют средства в создание полезных нагрузок X-, UHF- и Ка-диапазонов, потому что эти диапазоны наиболее активно используются военными. Данный сегмент рынка спутниковых услуг является одним из самых быстрорастущих в мире. США, страны НАТО и страны союзнического альянса международных вооружённых сил, выполняющих военные и миротворческие задачи в Ираке, Афганистане, Северной Африке и Азии, активно арендуют ёмкость коммерческих (гражданских) спутников связи и вещания для обеспечения миротворческих операций и операций на театрах военных действий. Кроме того, спрос на данный вид услуги спровоцирован принятием на вооружение доктрины, предполагающей активное использование систем видеонаблюдения (космического и наземного) и беспилотных летательных аппаратов в ходе операций вооружённых сил. В США уже отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Минобороны США получает большой объём информации от гражданских спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), геодезии и метеорологии. Военные структуры США используют более 20% информации, получаемой от системы ДЗЗ гражданского назначения США, Франции и Японии. Картографическое управление Минобороны США является вторым после Министерства сельского хозяйства ведомством по числу закупаемых снимков, полученных с космического аппарата ДЗЗ. Организовано также взаимодействие ведущих координаторов разработки новых технологий военных и гражданских ведомств (DARPA, NASA и др.) в форме совместных проектов и двусторонних соглашений о координации работ в области новых технологий. США занимают лидирующее положение по использованию военных космических систем в гражданских целях и коммерческих спутников в целях военных. В последнее время тенденция использования гражданских (коммерческих) космических систем в военных целях усиливается. Например, в ходе военной операции США в Ираке и Афганистане до 80% военных коммуникаций на театре боевых действий обеспечивалось коммерческими спутниковыми системами (Iridium, Intelsat и др.). Около трети из 30 тысяч выпущенных по Ираку снарядов и бомб управлялось с помощью спутниковой системы глобального позиционирования GPS. Потенциальными кандидатами для спутников – носителей полезных нагрузок ДЗЗ являются космические аппараты системы глобальной мобильной связи IRIDIUM NEXT (запуск космического аппарата в 2014 году). Преимущества попутных полезных нагрузок – радикальное снижение их стоимости, даже по сравнению с малогабаритными аппаратами. Новая тенденция оформилась и организационно. В 2011 году в США сформирован Hosted Payload Alliance (альянс попутных полезных нагрузок) – некоммерческая организация, объединяющая разработчиков, владельцев полезных нагрузок и операторов. ВЫВОДЫ 1.Системы военной спутниковой связи США объединены в единую глобальную спутниковую систему широкополосного вещания GBS, осуществляющую передачу всех типов данных и информации для соединений, частей и военнослужащих всех видов вооружённых сил. В системе GBS реализована иерархическая система адресации с автоматической адресной реконфигурацией, а также прямые соединения и подключение единых пользовательских терминалов типа JTRS. 2.В ближайшее время в вооружённых силах США любое соединение или подразделение, каждый военнослужащий, предмет военного снаряжения или вооружения будут иметь свой уникальный адрес. Этот адрес позволит в режиме реального времени отслеживать положение и состояние всех элементов обстановки – формировать единую цифровую картину боевого пространства с необходимыми мерами информационной безопасности. В целях дезинформации противника эти адреса можно будет изменять. 3.В вооружённых силах США осуществляется интеграция спутниковых систем связи, навигационной спутниковой системы, геодезической спутниковой системы, космической метеорологической системы, системы предупреждения о ракетном нападении, системы дистанционного зондирования Земли и спутниковых и авиационных систем разведки в единую спутниковую сеть. Единая спутниковая сеть будет включать более двухсот спутников военного, двойного и гражданского назначения, привлекаемых для обеспечения боевых операций на театре военных действий. 4.В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Автор Александр Крылов, эксперт, директор Центра космической связи «Сколково», филиала ФГУП «Космическая связь», кандидат технических наук.

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков