• Теги
    • избранные теги
    • Компании2907
      • Показать ещё
      Разное1445
      • Показать ещё
      Страны / Регионы711
      • Показать ещё
      Люди174
      • Показать ещё
      Издания63
      • Показать ещё
      Международные организации40
      • Показать ещё
      Формат26
      Показатели34
      • Показать ещё
      Сферы3
23 июня, 08:30

"Спасём от России. Дорого": США предлагают НАТО оплатить перезапуск F-22

Накануне достоянием общественности стала главная тема "секретного" отчёта, направленного командованием ВВС США в Конгресс, — перезапуск программы F-22. Первый в мире поставленный на вооружение истребитель пятого поколения, разработанный американскими гигантами Lockheed Martin и General Dynamics, не производится с декабря 2011 года по причине баснословной стоимости. Всего с 1997 года на "Раптора" Штаты "спустили" без малого $75 млрд. А стоимость одной машины с учётом всех косвенных затрат и ожидаемого производства составила $350 млн. Для сравнения, ценник на истребитель четвёртого поколения F-15 (на замену которому и разработали F-22) был скромнее почти в десять раз — $30 млн. Безусловно, "Раптор" — самолёт гораздо более технологичный, да и экономические реалии за эти годы серьёзно изменились (F-15 поступил на вооружение ВВС США в 1978-м), однако в Конгрессе вряд ли рассчитывали на подобные траты. Во многом поэтому вместо изначально запланированных 750 истребителей F-22 для нужд Пентагона было закуплено всего 187. Почему об этом "левиафане" американского ВПК вспомнили именно сейчас? Тому есть две причины. Первая — это растущая военная мощь России. В основном речь идёт о лучших на сегодняшний день зенитно-ракетных комплексах С-400 и перспективном истребителе пятого поколения ПАК ФА Т-50. На данный момент он ещё не вышел в серийное производство, но даже на основании тестов большинство международных экспертов говорят о нём как о машине, как минимум не уступающей "Раптору". Причина номер два — провал пришедшей на смену F-22 программы многоцелевого истребителя пятого поколения F-35. Он, мало того что оказался даже дороже своего предшественника, так и заметно проигрывал ему практически по всем техническим характеристикам. Однако, как выяснил Лайф, именно "Лайтнинг" станет ключом к возрождению "Раптора"… Технологии далёких 80-х за $100 млн Как известно, в Белый дом нынешний президент США Дональд Трамп шёл с лозунгами о нормализации отношений с Россией и смещении акцента национальной доктрины с геополитики на внутренние проблемы Америки. Главным образом, речь шла об экономике. Однако уже весной этого года Трамп направил в Конгресс проект бюджета на 2018-й финансовый год, предусматривающий увеличение оборонных расходов на $54 млрд. При том что сейчас Штаты тратят на военную сферу почти $605 млрд, с огромным отрывом занимая первое место в мире по этому показателю. Но даже такие колоссальные вливания, ради которых американские власти решили урезать расходы на медицину, образование и сельское хозяйство, не способны "прокормить" сразу два "истребительных" проекта Минобороны. Тот же Трамп ещё в декабре прошлого года говорил, что стоимость программы F-35 вышла из-под контроля. Поэтому президент США, как и подобает успешному бизнесмену, с большой долей вероятности заставит один из дорогостоящих "активов" Пентагона приносить доход, чтобы возместить хотя бы часть расходов на другой. Роль "добытчика", конечно же, достанется до сих пор не доведённому до ума F-35. — Подозреваю, что здесь есть два варианта развития событий, — сказал Лайфу военный эксперт Дмитрий Юров. — Первая причина — самая невероятная. Это то, что F-35 изначально и создавали с упором именно на экспорт. Второй вариант состоит в том, что "заваливается" сам проект. Нет обещанного снижения стоимости, нет хороших результатов в области снижения радиолокационной заметности. В общем, нет ничего из того, что прописывалось Пентагоном в техническом задании, и нет ничего, что обещал создать производитель. F-22 в этом отношении был на голову сильнее, хоть и существенно дороже как единичный экземпляр. Помимо США на сегодняшний день F-35 различных модификаций состоят на вооружении или тестируются в ВВС Австралии, Израиля, Италии, Нидерландов, Норвегии и Великобритании. Но самым крупным из потенциальных заказчиков "Лайтнинга" внутри НАТО является Турция. Как говорится на официальном сайте Lockheed Martin, страна планирует закупить более сотни таких машин. Причём шесть из них уже заказаны. Однако, как стало известно Лайфу, перспективы того, что планы турецкого Минобороны станут реальностью, ничтожно малы. Главная причина тому — низкое качество протестированных F-35. — Сложности конструкции и спорная боевая эффективность свели на нет преимущества F-35 перед истребителями поколения 4++ и даже чистыми "четвероклассниками", — рассказал Лайфу источник, близкий к одной из крупнейших компаний военно-промышленного комплекса Турции. — По лётным характеристикам, эта машина находится даже ниже уровня российского МиГ-29 первых образцов. Получается, что речь идёт даже не о стоящих на вооружении ВВС России истребителях, а МиГ-29, произведённых ещё в начале 1980-х годов в СССР. Причём стоимость даже нового МиГа составляет примерно $22 млн за единицу. При том что F-35 оценивается от $95 млн до $123 млн в зависимости от модификации… Поэтому экспортные перспективы F-35 туманны… Та же Турция, как считают эксперты, вряд ли решится сделать ставку на такой дорогостоящий и неоднозначный проект. Особенно учитывая желание президента страны Реджепа Эрдогана вести нечто вроде политики импортозамещения в оборонной сфере (Лайф уже писал об этом в материале о причинах возможного срыва сделки по покупке турками российского зенитно-ракетного комплекса С-400). — Думаю, что турки не станут покупать F-35, а сделают ставку на программы продления сроков эксплуатации уже имеющихся на вооружении истребителей F-16, — говорит Юров. — Стоит отметить, что Анкара одной из первых почуяла неладное и отказалась платить озвученную США сумму за "Лайтнинг". Эксперт также предположил, что в случае срыва крупной сделки по продаже "Лайтнингов" в Турцию американцы попробуют компенсировать потери за счёт своих верных союзников из Саудовской Аравии. К тому же не так давно Эр-Рияд подписал грандиозный контракт на покупку вооружений у США на сумму более $110 млрд. Причём, с учётом обстановки в регионе, накалившейся после конфликта саудитов с Катаром и поддерживающим их Ираном, появились слухи о возможном расширении военно-технического сотрудничества Королевства с Вашингтоном. Ещё одним крупным покупателем F-35 может стать традиционно опасающаяся российской "агрессии" Польша. Страна является единственным членом Евросоюза, увеличивающим траты на оборону. В частности, Варшава уже объявила о планах в ближайшие годы поднять эту статью расходов с уровня в 2% ВВП до 2,5%. В начале июня этого года министр национальной обороны Польши Томаш Шатковский рассказал о желании закупить "Лайтнинги" к 2025 году. Это станет одним из наиболее дорогостоящих приобретений, сделанных в рамках госпрограммы с громким именем "Гарпия", к исполнению которой поляки намерены приступить уже в 2018-м. Планы касательно F-35 уже были включены в Концепцию Министерства обороны Польши. Предполагается, что Варшава закупит две эскадрильи "Лайтнингов" общей численностью в 32 машины. Но пока это всего лишь планы. Из ныне имеющихся партнёров США по программе F-35 главным является Италия. В мае этого года на заводе в городе Камери был по лицензии произведён первый истребитель F-35B. А вообще, сборкой "Лайтнингов" на своей территории итальянцы занимаются с конца 2015 года, когда на всё том же предприятии появился первый F-35 под литерой "А". Если говорить о деньгах, то на данный момент Рим вложил в НИОКР и технологическую подготовку производства в Камери около $3,5 млрд. Ещё почти миллиард долларов США был потрачен на закупку первых восьми собираемых там истребителей. Эти затраты Италия намерена окупить, став главным производственно-ремонтным хабом F-35 в Европе. Однако этим планам может помешать все более реальная перспектива отказа сразу нескольких крупных стран ЕС от участия в этой дорогостоящей программе. — Вполне возможно, что продажи F-35 в Европе могут провалиться, — предположил военный эксперт Дмитрий Юров. — В пользу такого варианта говорит многое. Во-первых, бешеная стоимость полёта. Во-вторых, такая же стоимость самого истребителя. В-третьих — затраты на обслуживание. А оно у F-35 гораздо более затратное, нежели, к примеру, у шведского "Грипена", французского "Дассо-Рафаль" или у европейского "Тайфуна". Причём разница тут примерно в пять раз. Омрачают экспортные перспективы F-35 и появившиеся на днях новости о планах европейского авиастроительного концерна Airbus разработать истребитель нового поколения. Проект, по словам близких к ситуации источников, уже финансируется правительствами нескольких стран. Перспективная машина пока фигурирует под названием Future Combat Air System. Она должна заменить до сих пор производящийся "Тайфун" и уже снятый с производства "Торнадо".    

22 июня, 15:58

Lockheed Wins Modification Deal for AEGIS Ballistic Missile

Lockheed Martin's (LMT) AEGIS Ballistic Missile Defense (ABMD) is the naval component of the U.S. Missile Defense Agency's (MDA) Ballistic Missile Defense System (BMDS)

21 июня, 16:42

Boeing (BA) Raises 20-Year Jetliner Market Outlook by 3.6%

The Boeing Co. (BA) has raised the 20-year forecast for jetliner demand by 3.6% at the Paris Air Show.

21 июня, 16:30

AT&T (T) Unveils Individual State Plans for FirstNet Project

AT&T Inc. (T) and the FirstNet together revealed customized build out plans for states to consider for the first nationwide dedicated wireless network for first responders.

21 июня, 15:00

Lockheed Martin (LMT) Unit Wins $61M AEGIS Support Contract

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) Rotary and Mission Systems business division has won a modification contract to exercise options for providing support services for AEGIS program.

20 июня, 17:28

Lockheed Inks Deal with Tata Group to Produce F-16 in India

Lockheed Martin Corp. (LMT), recently inked a landmark deal with Tata Advanced Systems Limited (TASL) to jointly manufacture the former's F-16 Block 70 fighter jets in India.

Выбор редакции
20 июня, 07:30

Как заработать на страхе Польши перед Россией

Геополитика и гонка перевооружений сделали акции американской General Dynamics и немецкой Rheinmetall особенно привлекательными для инвесторов.

Выбор редакции
19 июня, 16:58

Textron (TXT) Wins $146.6M Aircraft Repair Order From Navy

Textron Inc. (TXT) announced that its Bell segment has been awarded $146.6 million long-term repair order from Naval Supply Systems Command Weapon Systems Support.

19 июня, 16:32

General Dynamics Wins $250M Deal for Prophet SIGNIT System

General Dynamics Corp.'s (GD) Mission Systems business unit wins contract to modify, test, train and sustain the Prophet system.

19 июня, 16:13

Huntington Ingalls (HII) Wins $3B Navy Contract for LHA 8

Huntington Ingalls Industries, Inc. (HII) has clinched a modification contract from the U.S. Navy to procure the detail, design, and construction of LHA Flight 1 Amphibious Assault Ship (LHA 8).

16 июня, 20:49

Defense Stock Roundup: James Mattis Favors Budget Hike, UTX Ups Dividend, BA & HRS Win Big

With the International Paris Air Show set to take place this next week, defense biggies like Lockheed Martin and Boeing are gearing up to present their exclusive combat jets before traders as well as the public.

16 июня, 15:59

Lockheed Martin (LMT) Secures $472M FMS Contract for GMLRS

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) business unit, Missile and Fire Control (MFC), has won a foreign military sales (FMS) contract from U.S. Army to produce 12th Lot of Guided Multiple Launch Rocket System (GMLRS).

16 июня, 12:40

15 самых быстрых пассажирских самолетов, которые домчат к месту назначения в мгновение ока

Пассажирские самолеты, как правило, не могут похвастаться скоростными характеристиками. По сравнению с истребителями, они настоящие улитки. И хотя обычно скорость пассажирских лайнеров колеблется от 800 до 1100 км/ч, некоторые уникальные авиалайнеры могут быть сверхзвуковыми. При такой скорости они могут доставить людей из Нью-Йорка в Лондон примерно за три часа. В этом обзоре рассказ о самых быстрых в мире пассажирских самолетах.

15 июня, 16:16

Boeing to Lay Off 50 Defense Executives, Streamline Business

Boeing (BA) has decided to lay off a handful of its executives this year. Also starting Jul 1, Boeing's Military Aircraft and Network & Space Systems segments will be broken down into four smaller units.

15 июня, 01:30

America's Industrial Might is Working to End the Drone Threat

Dan Goure Security, The UAS threat arose rapidly. Fortunately, the means to counter this new threat are moving ahead almost as fast.  For more than two decades, the U.S. military owned the skies when it came to the employment of unmanned aerial systems (UAS) or drones. From the tiny, hand-launched Raven and Puma AE (All Environment) to the ubiquitous Predator and its armed cousin, the MQ-9 Reaper and the giant, high altitude RQ-4 Global Hawks, the U.S. developed and deployed an amazing array of UAS. The CIA and military have prosecuted the air campaign against al Qaeda and ISIS largely with armed drones. For a while the U.S. military seemed to have a franchise when it came to unmanned systems. This time is over now. UAS are proliferating around the world. Our potential adversaries have “discovered” the value of unmanned systems. Russia has developed several families of military UAS, showcasing many of them in its wars in Ukraine and Syria. More significantly, Russia has demonstrated the ability to employ UAS-derived targeting to support devastating strikes by aircraft and artillery. China too has been working since the early 2000s to develop and deploy military drones. It has also exported unarmed versions of some UAS to a number of countries in Asia and Africa. Iran has employed unmanned vehicles to support its forces in Iraq and to gather intelligence on U.S. forces operating in Southwest Asia. This week, a North Korean drone crashed south of the Demilitarized zone after overflying the newly-deployed missile defense site. Israel’s defense forces have shot down several drones operated by Hamas and Hezbollah. ISIS has been among the most aggressive users of drones. ISIS’ drones are all commercially-available systems. Not only are the technologies carried by these drones continuing to improve dramatically, with cameras getting smaller while providing better images, but so are innovations to exploit these pictures. From the comfort of underground command centers, ISIS commanders are able to watch the movement of Iraqi and Kurdish forces in real time. For the first time in history, terrorist groups can operate their own air forces. Of equal concern is ISIS’ ability to turn small, commercial drones into flying improvised explosive devices (IEDs). ISIS has used quadrotor drones to drop grenades and mortar rounds on Iraqi forces. ISIS sources have discussed using UAS to deliver chemical weapons. Read full article

14 июня, 15:03

Boeing (BA) Wins $8M Deal for Blackjack UAS from U.S. Navy

Boeing's (BA) RQ-21A Blackjack system is a modular, versatile and multi-mission capable UAS that provides rapid transitions between land and maritime environments.

14 июня, 14:17

General Dynamics Unit Wins $25M Nuclear Submarine Deal

General Dynamics Corp.'s (GD) business division, Electric Boat Corp., secured a modification contract worth $25.1 million from the U.S. Navy to provide additional Long Lead Time Material (LLTM).

13 июня, 17:07

Lockheed Martin Unit Wins $108M Air Force Deal for ARTS-V2

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) business unit, Missiles and Fire Control (MFC), has won a contract from the U.S. Air Force for Advanced Radar Threat System Variant 2 (ARTS-V2).

13 июня, 04:30

The U.S. Navy Needs to Start Building More Nuclear-Powered Attack Submarines

Dave Majumdar Security, Huntington Ingalls Industries Newport News Shipbuilding launched the attack submarine Indiana late last week. Over the next several months, workers will fit the new vessel with various systems and make sure that the hardware meets specifications. Indiana will eventually become the United States Navy’s sixteenth Virginia-class SSN when she is eventually delivered and commissioned into service. But while the Virginia-class submarine program is a bright spot in the Navy’s acquisitions portfolio, the service needs more of those vessels as SSN fleet dwindles well below the Pentagon’s requirements. “Launch is a true testament to our shipbuilders’ roughly four years of hard work,” Matt Needy, Newport News’ vice president of submarines and fleet support, said in a statement. “Over the next several months, we will work closely with the Indiana crew to bring this great ship to life. With the Navy’s recent increase in SSN force structure requirements from 48 to 66 submarines, the shipbuilders here at Newport News and at our teaming partner, Electric Boat, understand the importance of getting these highly valued ships delivered and ready for mission-tasking by our Navy leadership.” But with the Navy’s attack submarine fleet set to shrink to below the previously stated requirement of 48 SSNs to only 41 by 2029, the service has to do something to arrest the force’s decline let alone rebuild toward the new stated requirement of 66. The first step towards rebuilding the SSN fleet is to build a second Virginia-class submarine in 2021—which the Navy has requested in the President’s fiscal year 2018 budget submission. Previously, the Navy expected to drop to building one SSN per year during the years that it planned to build a new Columbia-class nuclear-powered ballistic missile submarine (SSBN). However, while procuring a second Virginia-class submarine in fiscal year 2021 will help to stem the decline, the Navy will need to sustain SSN production at two per year to eventually rebuild the fleet. In fact, the Navy might need to increase the production rate to beyond two boats per year if it hopes to realistically field a fleet of 66 attack submarines. “We intend to, and we’re laying the groundwork, to sustain a two submarine per year procurement rate – because that is our number-one shortfall,” acting Navy Secretary Sean Stackley told the Senate Appropriations Subcommittee of Defense on May 24. Acting Navy acquisition chief Allison Stiller went even further. She told the House Armed Services Committee’s Seapower and Projection Forces subcommittee on May 24 that the Navy is considering adding a third Virginia-class boat in 2022 and 2023. Those are the years when General Dynamics Electric Boat and Newport News are not busy building Columbia-class SSBNs. “FY ‘22 and ‘23 are the years we are not building a Columbia, so those are years, when we looked at the future fleet plan, we identified that would be an opportunity to get to three a year,” Stiller told the Congress. Ultimately, if the Navy wants to build a 66 attack submarine force, it has no choice but to build three SSNs per year. It’s really just a question of Congress providing the funding. Dave Majumdar is the defense editor for The National Interest. You can follow him on Twitter: @Davemajumdar.

18 февраля, 14:00

Metal Storm - самое скорострельное оружие в мире

Как вы думаете, где получило распространение такое оружие, которое может выпускать миллион выстрелов в минуту?Сейчас я вам расскажу ...Когда австралиец Майк О’Дуайер (Mike O’Dwyer) задумал создать рекордное по скорострельности оружие, он пошёл сразу по двум давно известным путям: увеличения числа стволов и темпа выстрелов каждого из них.Кроме того, Майк сразу решил, что необычных показателей можно добиться, лишь отказавшись от любых подвижных деталей в системе, кроме спускового крючка. Никаких отдельных магазинов с патронами, никаких затворов и прочее, прочее, прочее. К слову, в реактивных системах залпового огня ничего этого и нет. А есть лишь несколько стволов, заложенные в них снаряды и электрическая система пуска. Идея носилась в воздухе.Однако, если для тяжёлой системы ещё можно соединить 20, 30 или даже 60 стволов вместе, то для ручного оружия совмещение такого количества стволов будет безумством.Изобретатель нашёл оригинальный выход. Инженер придумал закладывать в каждый ствол сразу по нескольку боеприпасов — один за другим. Между ними метательные заряды, а поджиг пороха осуществляется электротоком. Подачу электрических импульсов в нужной очерёдности изобретатель «доверил» электронике.«Металлический шторм» — экзотический вид оружия превращён в средство борьбы с пожарами (иллюстрация с сайта metalstorm.com).Новую технологию Майк назвал «Металлический ураган» (Metal Storm). Применительно к пулям можно было бы перевести название, как «Свинцовый град». Кстати, также называется и его компания.Вскоре появился первый работающий прототип такого оружия — пистолет VLe, делающий 50 тысяч выстрелов в минуту. Правда, в единственном его стволе помещалось лишь семь пуль, так, что вся «очередь» длилась куда меньше, чем мгновение ока. Никакой быстрой перезарядки тут не предусматривалось вовсе. Эксперимент — он и есть эксперимент.По замыслу изобретателя, подобное оружие (только с несколькими стволами), могло бы заменить нынешние пистолеты в полиции.Три пули, выпущенные из этого VLe почти в один момент, летят практически по одной траектории. Хотя отдача даже за такое короткое время чуть смещает оружие. Разброс получается небольшим. И он тут оказывается кстати — шанс попасть в цель с первого «тройного» выстрела повышается.Любопытно, что в этом пистолете предусмотрена электронная система идентификации владельца.Пока изобретатель не придумал, как сделать такое оружие действительно многозарядным. В ствол предварительно можно поместить лишь семь патронов, которые можно выпустить по одному, очередями по два или три патрона. Или все сразу примерно за сотую долю секунды.А дальше — процедура зарядки может затянуться. Так что пока ни один полицейский не поменяет свой «Кольт» или «Берету» на VLe. Сообщения о пистолете-скорострелке обошли мировые СМИ. Но в виду непригодности этого пистолета к реальному применению, интерес к компании угас. Однако предприимчивый австралиец открыл филиал фирмы в Вашингтоне и принялся развивать идею «Металлического града».Сначала в чертежах, а потом и в металле появились тяжёлые, «ротные», системы массированного огня. В залпе, к примеру, из 24 стволов калибра 30 или 40 миллиметров, каждый ствол за сотые доли секунды выпускает по 8-10 снарядов. При удачном попадании этот компактный стальной рой накрывает группу солдат или техники противника на земле; или разносит на мелкие фрагменты воздушную цель.Затратив на исследования и разработки примерно 15000 часов и около 2 млн. долларов, компания Metal Storm получила в свое распоряжение семь действующих опытных образцов оружия, основанного на новом принципе. В ходе испытаний из них были сделаны тысячи выстрелов. Удалось достичь экстраполированного значения темпа стрельбы около 135000 выстр./мин. Если объединить стволы, можно получить достаточно большую огневую мошь. Трехствольная система оружия показала темп стрельбы максимально 135000 выстр./мин. Специалисты компании Metal Storm получили эту цифру на стендовых испытаниях, выпустив очередь из 45 выстрелов. До сего времени для испытаний использовались комплекты выстрела с 9-мм пулей весом 140 гранов, снаряженные в соответствии со стандартом Института производителей спортивного оружия и боеприпасов.Опытный образец стрелкового оружия Mk.5 компании Metal Storm представляет собой компактный 36-ствольный пусковой контейнер, заряжаемый 540 комплектами выстрела. Показавший в ходе испытаний темп стрельбы 60000 выстр./мин, этот образец теоретически способен стрелять с умопомрачительным темпом 1620000 выстр./мин — чего О'Дуайер намеревается достичь. Mk.5 объединяет в себе 12 трехствольных подсистем, каждый ствол которых заряжается 45 боеприпасами. И эта подсистема уже показала темп стрельбы 135000 выстр./мин. Дополнительно в опытный образец вносятся существенные конструктивные изменения с целью повышения безопасности. Для простоты все испытания проводились с использованием гладких стволов. Считается, что переход к нарезным стволам не создаст сколько-нибудь серьезных затруднений, но альтернативой может стать применение оперённых пуль.Удивительно, но О'Дуайер заявлял, что во время пробного отстрела с рук на дальность 25 м система оружия Mk.5 с гладкими стволами показала отклонение средней точки попадания в группах всего 0,79 дюйма (около 20 мм). В опытных образцах стрелкового оружия каждая пуля вставляется в ствол вручную, отделяется от следующей стальной прокладкой диаметром 0,14 дюйма (3,56 мм) и затем заливается компаундом, чтобы образовать связку в задней части ствола. Для комплектования каждого снаряда метательным зарядом обычного австралийского патронного пороха ВМ2 весом около 5 гранов в задней части ствола сверху имеются порты по числу снарядов, куда засыпается порох, а затем вставляется электрический капсюль-детонатор М52 фирмы Olin.В дальнейшем конструктор намеревается соединить пулю с метательным зарядом, вместо того чтобы засыпать метательный заряд через порты. Если заряд будет твердотельным, то быть может, он заменит и ныне используемые прокладки. О'Дуайер предусматривает также возможность на завершающих этапах разработки применить внутренний капсюль-детонатор и даже лазерную систему поджига.Используя электрическую цепь поджига, можно стрелять с требуемым темпом из одного или из нескольких стволов, поочередно или одновременно. В опытных образцах оружия использовалось внешнее электронное реле с компьютерным управлением брисбонской фирмы "MeT". В промышленных образцах, однако, предполагается использовать миниатюризованные встроенные электронные системы. Состояние оружия будет индицироваться на жидкокристаллическом экране. При поджиге метательного заряда относительно мягкая пуля под давлением пороховых газов расширяется и герметически закупоривает ствол, а сжатие нестреляных пуль предотвращает прорыв газов и пламени назад.Специальные измерения при стендовых испытаниях оружия показали, что температура одного ствола после производства очереди из 15 выстрелов с темпом 45000 выстр./мин возрастает всего на 3,5°С. Каждый метательный заряд сгорает в новом месте, что существенно снижает риск перегрева ствола. Положение каждой пули в связке относительно канала ствола влияет на её внешнюю баллистику: например, самая последняя пуля проходит через канал наибольшей длины. В силу этого при одинаковости метательных зарядов для каждого боеприпаса неизбежны вариации начальной скорости полета пуль, располагающихся в разных точках связки. Это обстоятельство также влияет на энергию пули в момент удара о преграду и разброс пуль у цели. Кроме того, время падения давления в канале ствола до безопасного уровня после выстрела будет различным для каждого боеприпаса.Однако О'Дуайер постулировал возможность предварительного заряжания ствола боеприпасами, изготовленными с учетом различного положения в связке, тем самым устраняя вышеуказанные вариации. С другой стороны можно использовать эти вариации для того, чтобы получить разнос пуль у цели. Допускается возможность изменения конфигурации прокладок, чтобы превратить их в сердечники, использующие кинетическую энергию, возможно оперённые, и тогда пуля будет заменена поддоном. Альтернативный вариант предусматривает установку прокладки в носовой, а не в хвостовой части каждой пули — результат будет тот же.«Металлические штормы» для поля боя могут иметь комплект из стволов разного калибра и общий запас снарядов — свыше ста. При этом все они, в случае необходимости, могут быть выпущены за сотые доли секунды (иллюстрация с сайта metalstorm.com).При содействии Австралийской торговой комиссии в Атланте, штат Джорджия. США, в 1995 году О'Дуайер вел переговоры с тремя крупными американскими компаниями по производству вооружений о выдаче ему лицензии на новую технологию для дальнейшей разработки систем оружия. По его словам, он ожидает заключения сделки с одной из компаний, и кроме того, получил обнадеживающие вести из Европы.Компания Metal Storm энергично пыталась применить свои концепции к самым разнообразным военным системам. Хотя темп стрельбы, выражающийся семизначной цифрой, является хорошей рыночной приманкой, сам по себе он не имеет особо большого значения и безусловно не является определяющим для системы оружия. Всякое оружие, из которого ведется непрерывный огонь с таким темпом, вскоре окажется без боеприпасов. Пополнение боезапаса будет представлять нематые трудности для системы тылового снабжения.Прототипы многоствольных малокалиберных пушек от Metal Storm, не имеющие ни одной подвижной части (не считая турели для наводки всего орудия), на испытаниях выпускали одной сверхкороткой очередью десятки и сотни боеприпасов — с темпом миллион выстрелов в минуту.Авиационный вариант «Металлического шторма» вычищает всё в радиусе нескольких десятков метров. Но лишь один раз за рейс (иллюстрация с сайта metalstorm.com).Его компания мечтала установить подобное оружие на самолёт (в подвесном контейнере). Воздушный «шторм» пригодится для «залповой» обработки самых важных наземных целей.Проектировал австралиец и ручное штурмовое оружие (также, разумеется, с принципом Metal Storm): с несколькими стволами разных калибров и компьютерным переключением режимов огня.Сумасшедший темп выстрелов у этой технике и сам принцип её действия напоминают струйный принтер, выбрасывающий на бумагу тысячи капелек краски в секунду. Вспомните, какие параметры были у первых принтеров и какие — у современных. Есть куда «расти» «Металлическому урагану». Однако пока «смертельный принтер» так и остаётся техническим курьёзом. А деньги, ясно, компании нужны.Изобретатель суперскорострельной пушки придумал и начал активно рекламировать мирную линейку своей «штормовой» техники. Например, экзотические пушки «Металлический град» могли бы выпускать по очагу пожара сотни капсул с огнегасящим составом.Для тушения тяжёлых пожаров (самолёты на аэродромах, небоскрёбы) — такая техника оказалась бы весьма кстати. При этом «ураганы» можно смонтировать не только на пожарных автомобилях, но и на вертолётах. Они бы могли оперативно подавлять огонь в труднодоступных местах и выигрывать время для прибытия основных сил.Увы, и мирного применения «Металлическому граду» пока не нашлось.Изобретатель не унывал. Для развития своего бизнеса, расширения производственного и экспериментального потенциала компании и совершенствования технологии «шторма» Metal Storm приобрела в конце 2003 года американскую фирму ProCam — изготовителя прецизионных механических деталей для систем вооружения и боеприпасов.А 5 февраля 2004 года ProCam получила заказ на $272 тысячи от компании General Dynamics. И хотя данная работа не связана напрямую с изобретением О’Дуайера, возможно, что активация «жизни» в компании повлияет и на продвижение Metal Storm.Однако пока факт остается фактом - оружие, стреляющее со скоростью миллион выстрелов в минуту, за дведцать лет не нашло покупателей.источникиhttp://www.metalstorm.com/http://www.membrana.ru/particle/2732http://huntersclub.com.ua/showthread.php?5811-%D0%9C%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D0%BD-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%83-Metal-Stormhttp://www.newsru.com/world/22jan2002/metalstorm.htmlЕще несколько образцов удивительного оружия: вот вам еще Кривоствольное оружие, а вот Оружие из Duke Nukem существует. Вот еще Двуствольный пистолет «Second Century» и Трехствольная винтовка. Ну и посмотрите еще на Самый бесполезный пистолет в мире

07 сентября 2015, 10:45

Scofield: Политэкономия XXI века

С 19-го по 21-е мая 2015 г. в Тампе прошла очередная ежегодная Индустриальная конференция сил специальных операций (Special Operations Forces Industry Conference — SOFIC-2015), в которой было свыше 9000 государственных и отраслевых участников, включая 340 компаний, представивших свои разработки. Целью конференции являлось обсуждение текущих и будущих вызовов, и поиск решений наилучшей поддержки ССО США для действий в различных точках земного шара. Официальный бланк повестки дня содержал указание на спонсоров мероприятия — Northrop Grumman Corporation, Lockheed Martin Corporation, General Dynamics Corporation и CACI International Inc.

09 августа 2015, 13:34

Scofield: SOS International. Бизнес на проигрыше партнеров

Война против ИГ оказалась тяжелее, чем ожидалось: уже год эта террористическая группировка выдерживает удары ВВС США по ее позициям в Сирии и в Ираке. Но фирмы-подрядчики Пентагона от этого только выигрывают. Компания Lockheed Martin получила дополнительный заказ на ракеты Hellfire, AM General отправляет в Ирак 160 «хамви», изготовленных в США, а General Dynamics продает Багдаду танковые боеприпасы на миллионы долларов.

24 октября 2013, 07:42

Космические системы военной связи США: анализ состояния и развития

О реализуемой в США концепции применения космических систем военной связи, а также о постоянно растущем вкладе спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач в интересах вооружённых сил США говорится в статье эксперта в области военной космической связи Александра КРЫЛОВА и Константина КРЕЙДЕНКО, опубликованной в журнале «Вестник ГЛОНАСС» США в течение последних лет обосновали свои цели в космосе во многих документах. Наиболее значимые из них – План Космического командования США на период до 2020 года (2002 г.); «Космическая доктрина» президента Обамы (2010 г.); «Стратегия национальной безопасности в космическом пространстве», подготовленная Министерством обороны и Директоратом национальной разведки (2010 г.); «Новая военно-космическая стратегия США» (2011 г.). В 2010 году Объединённый комитет начальников штабов вооружённых сил США издал концепцию Joint Vision 2010 (концепция «Полного спектра доминирования»). Центральной задачей космической деятельности в ней определено достижение и укрепление безусловного американского военного превосходства и лидирующей роли в космическом пространстве. В последнее время идёт активная трансформация способов ведения войны, обусловленная, прежде всего, развитием информационных технологий, которые преобразили экономическую и социальную жизнь человечества. Характер войны поменялся радикальным образом и сводится в итоге к постулату: всё, что можно увидеть, можно атаковать, а то, что можно атаковать, – будет уничтожено. Возник новый вид боевых действий – информационная война, включающая в себя и выведение из строя информационных систем противника. Особенностью космической стратегии США является ориентация на информационную компоненту использования космоса, так как именно информация многократно повышает эффективность функционирования других систем. США постепенно переносят акцент с укрепления боевой мощи на использование информационного пространства и стремятся к доминированию именно в этой сфере. Так, «Новая военно-космическая стратегия США» характеризует современный космос как всё более и более переполненный, конкурентный и сложный. В этом документе прямо говорится о том, что вооружённые силы США предпримут любые активные наступательные меры по дезинформации, дезорганизации, сдерживанию и разрушению космической инфраструктуры противника, если она представляет угрозу безопасности США. В свою очередь, Оперативно-стратегическая концепция США «Крупномасштабные военные операции» предусматривает применение вооружённых сил США и НАТО, в том числе и в форме стратегической воздушно-космической операции (кампании). Именно с целью реализации положений этих документов создаётся глобальная информационно-навигационная система, которая будет базироваться более чем на двух сотнях космических аппаратов. Эта система уже решает стратегические и оперативно-тактические задачи при ведении разведки, управлении войсками, наведении высокоточного оружия и обеспечении войск связью в любой точке планеты, а в последующем будет участвовать в обеспечении нанесения ударов из космоса по наземным объектам. В ближайшие годы глобальная информационно-навигационная система может быть дополнена тысячами разведывательных и ударных беспилотных летательных аппаратов различного назначения и спутниками – инспекторами космического пространства. После интеграции с глобальной системой электронной разведки новая суперсистема будет вполне способна создать эффективное глобальное боевое информационное поле. Вклад спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач постоянно растёт. ЕДИНАЯ СИСТЕМА ВОЕННОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ И УПРАВЛЕНИЯ США Системы спутниковой связи играют важную роль в обеспечении надёжного управления вооружёнными силами. Основное назначение систем спутниковой связи заключается в предоставлении органам управления на театре военных действий или в конкретной местности надёжных, защищённых каналов связи (передачи данных) с группировками вооружённых сил, тактическими соединениями, отдельными воинскими частями и каждым солдатом. Основными качествами спутниковой связи, которыми не обладают другие виды связи, являются глобальный охват и способность предоставить каналы связи из любой точки мира в очень короткое время. Система AEHF после полноценного развёртывания должна стать одним из ключевых звеньев единой информационной системы глобальной связи и управления государственных и военных организаций и основой космической системы обмена данными между субъектами боевых действий на суше и на море, в воздухе и в космосе. IMG=http://topwar.ru/uploads/posts/2013-10/1382525139_joint-vision-2.jpg] В единую систему военной спутниковой связи и управления США также входят военная система широкополосной спутниковой связи (DSCS/WGS), военная система узкополосной спутниковой связи (UFO/MUOS), военная космическая система ретрансляции данных (SDS) с разведывательных спутников и военная космическая система узкополосной спутниковой связи (TacSat) для ВМС. В единую космическую систему связи и управления включены радиолокационные системы космического базирования (Space Radar-SR) и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), системы глобального позиционирования (GPS), космической метеорологической системы, спутниковых систем управления, контроля, связи, компьютерного обеспечения, разведки, слежения и наблюдения (Command Control Communications Computers Intelligence Surveillance Reconnaissance, С4 ISR) за обстановкой на суше, на море, в воздухе и в космосе. Широкое применение в единой информационной системе глобальной связи и управления США нашли военные спутниковые системы связи Великобритании (Sky Net); Франции (Syracuze); ФРГ (SATCOMBw) и других союзников США. В состав единой военной спутниковой системы связи и управления США в период мирного и военного времени привлекаются спутники глобальной космической системы ретрансляции (Tracking and Data Relay Satellite System, TDRSS). Всё шире в составе единой системы военной спутниковой связи и управления используются арендуемые Министерством обороны США ресурсы коммерческих систем спутниковой связи Intelsat, SES, Eutelsat, Iridium, Globalstar и других. Спутниковая связь военного назначения США является основой информационной инфраструктуры вооружённых сил и по состоянию на начало 2013 года включает следующие системы: MILSTAR/AEHF, DSCS/WGS, UFO/MUOS, TacSat и SDS. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЗАЩИЩЁННОЙ СВЯЗИ MILSTAR/AEHF Космическая система защищённой связи MILSTAR предназначена для управления стратегическими ядерными силами США в условиях ядерной войны. Для этой системы разрабатывались особые меры по обеспечению автономности и живучести космических аппаратов. С целью высокой защищённости линий связи в системе используется Ка-, К- и V-диапазоны частот. Эти диапазоны частот позволяют формировать узкие направленные лучи, которые, наряду с помехозащищённостью каналов, повышают и скрытность линий связи, поскольку сигналы трудно запеленговать, а значит, и подавить. Использование особых алгоритмов кодирования и обработки сигнала позволяет гарантировать очень высокую защищённость канала связи. Через технические средства спутников передаются разведданные и видеоинформация, осуществляется речевой обмен и проводятся видеоконференции. Система MILSTAR используется не только для стратегических ядерных сил, но и обеспечивает связь со всеми видами и родами вооружённых сил США. Орбитальная группировка системы состоит из пяти спутников Milstar (два Milstar-1 и три Milstar-2) на геостационарной орбите. Спутники разработала компания Lockheed Martin. Спутники Milstar-1 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) канала связи (44.5 ГГц – на линии вверх и 20.7 ГГц – на линии вниз) и систему перекрёстной связи друг с другом на частоте 60 ГГц. Кроме того, космические аппараты имеют четыре UHF (300 и 250 МГц) канала связи системы AFSATCOM для ВВС США и один UHF (300 и 250 МГц) канал вещания – для ВМС США. Спутники второго поколения Milstar-2 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) и 32 среднескоростных (от 4,8 кбит/с до 1,544 Мбит/с) защищённых канала связи в расширенной полосе рабочих частот. Технические средства системы MILSTAR реализуют следующие функции: • бортовая обработка и коммутация сигналов; • автономное управление бортовыми ресурсами; • перекрёстное использование спектра (приём сигнала через одну антенну в одном диапазоне и ретрансляция его через другую антенну в другом диапазоне); • межспутниковая связь. Бортовой антенный комплекс способен засекать направление активных преднамеренных помех и временно блокировать или обнулять диаграмму направленности в направлении помехи, сохраняя режим работы в других направлениях без потери связи. В комплексе технические средства системы обеспечивают адаптивную надёжную и устойчивую защищённую связь между фиксированными, мобильными и портативными терминалами. Эти технические средства освоены и в коммерческих системах персональной спутниковой связи. По планам, эксплуатация системы MILSTAR заканчивается в 2014 году. В свою очередь, идущая на замену системы MILSTAR космическая система миллиметрового диапазона AEHF обеспечивает более защищённую (двойной ключ), надёжную, живучую и высокоскоростную, по сравнению с системой MILSTAR, глобальную связь высшего политического и военного руководства США с командованием вооружённых сил, видов и родов войск, командирами стратегических и тактических группировок войск. Система AEHF применяется на всех театрах военных действий, на суше, на море, в воздухе и в космосе в условиях мирного и военного времени, в том числе в условиях ядерной войны. Система AEHF должна состоять из четырёх (по другим данным, из пяти) основных и одного резервного спутника на геостационарной орбите. Система AEHF совместима с низкоскоростными (от 75 до 2 400 бит/с) и среднескоростными (от 4 800 бит/с до 1,544 Мбит/с) каналами системы MILSTAR, а также имеет новые высокоскоростные (до 8.2 Мбит/с) каналы связи. Скорость обмена данными в системе AEFH в пять раз превышает скорость обмена в системе MILSTAR, что позволяет передавать пользователям целеуказания и видеоизображение высокого разрешения в реальном времени от беспилотных летальных аппаратов (БПЛА) и спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). К антенному комплексу с обнулением диаграммы направленности в направлении помехи (система MILSTAR) добавилась обработка сигналов на борту. Последнее обеспечивает защиту и оптимизацию используемых бортовых ресурсов, системную гибкость по отношению к различным потребителям в видах вооружённых сил и другим пользователям, использующим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Кроме того, космические аппараты системы AEHF имеют развитую и надёжную инфраструктуру связи между собой (каждый с двумя соседними) в миллиметровом (V-) диапазоне частот (60 ГГц). Тактико-технические данные систем MILSTAR и AEHF представлены в таблице 1. Система AEHF состоит из трёх сегментов: космического, пользовательского и наземного. Космический сегмент представляет собой орбитальную группировку космических аппаратов на геостационарной орбите с системой межспутниковой связи, обеспечивающей глобальное покрытие. Наземный сегмент управления системой предназначен для управления аппаратами на орбитах, контроля их оперативно-технического состояния и обеспечения планирования и управления системой связи. Этот сегмент строится по схеме многократного резервирования и включает комплекс стационарных и мобильных станций управления. Каналы связи «земля-спутник» используют диапазон 44 ГГц, а каналы «спутник-земля» – диапазон 20 ГГц Модуль полезной нагрузки космического аппарата AEFH включает бортовую систему обработки и коммутации сигналов с преобразованием их из диапазона 44 ГГц в диапазон 20 ГГц и антенный комплекс. Обработка сигналов на борту обеспечивает защиту и оптимизацию ресурсов бортового ретранслятора, системную гибкость по отношению к пользователям системы, применяющим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Антенный комплекс космического аппарата включает следующие элементы: • глобальная антенна; • две передающие фазированные антенные решётки (ФАР) для работы с портативными терминалами, формирующими до 24-х каналов с временным разделением; • приёмная антенна с ФАР; • шесть параболических приёмо-передающих антенн на карданном подвесе для формирования региональных лучей; • две остронаправленные антенны для тактической и стратегической связи; • две антенны межспутниковой связи. Каждый спутник системы AEHF, используя сочетание ФАР и параболических антенн, формирует 194 региональных луча. Спутники способны выживать при применении ядерного оружия. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ШИРОКОПОЛОСНОЙ СВЯЗИ DSCS/WGS Система стратегической связи (Defence Satellite Communication System, DSCS) вооружённых сил США обеспечивает связью высшее военно-политическое руководство, объединённые и специальные командования с объединениями, соединениями, частями (до уровня бригады) и объектами вооружённых сил видов и родов войск США. Кроме того, система решает задачи передачи дипломатической, разведывательной и государственной информации, включая обмен данными между автоматизированными системами управления различных уровней и их элементами. В составе группировки насчитывается восемь спутников (шесть рабочих космических аппаратов DSCS-3B и два – в резерве) на геостационарной орбите. Космические аппараты серии DSCS-3 обеспечены более надёжной защитой от электромагнитного излучения ядерного взрыва, чем космические аппараты первых двух серий, и имеют на борту широкополосную, помехозащищённую аппаратуру связи. Кроме того, они оснащены защищённой системой телеметрии и приёма-передачи команд управления спутником, которая рассчитана на быструю перестройку в случае постановки преднамеренных помех. Пропускная способность одного космического аппарата составляет от 100 до 900 Мбит/с. В состав модуля полезной нагрузки спутника входят: • шесть независимых транспондеров и один одноканальный транспондер; • три приёмных антенны (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли и одна перенацеливаемая антенна); • пять передающих антенн (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли, две перенацеливаемые антенны и одна параболическая антенна высокого усиления в карданном подвесе). Модуль полезной нагрузки спутников этой серии работает в X-диапазоне: 7900–8400 МГц на приём и 7250–7750 МГц – на передачу. Мощность транспондеров – 50 Вт. Полоса пропускания каналов – от 50 до 85 МГц. Для управления космическим аппаратом и передачи телеметрии используются S- и X-диапазоны. В связи с увеличением трафика данных при предоставлении услуг магистральной связи и новых видов услуг для вооружённых сил в зонах Тихого, Атлантического, Индийского океанов и континентальной части США руководство страны в 2001 году приняло решение о разработке новой национальной широкополосной спутниковой системы связи нового поколения (Wideband Global Satcom, WGS). Поэтому космические аппараты системы DSCS заменяются на спутники системы WGS, которая будет состоять из шести аппаратов. Спутники системы WGS создаются на базе платформы BSS-702 компании Boeing мощностью 13 кВт и сроком активного существования – 14 лет. Запуск первого спутника WGS произведён в 2007 году, ещё двух – в 2009 году, в январе 2012 года запущен спутник WGS-4. Запуск спутника WGS-5 запланирован на начало 2013 года, а WGS-6 – на лето того же года. Модуль полезной нагрузки космического аппарата WGS включает несколько десятков транспондеров и антенный комплекс. Антенный комплекс может формировать 19 независимых зон покрытия и имеет в своем составе: • глобальную антенну Х-диапазона (8/7 ГГц); • передающие и приёмные фазированные антенные решётки, формирующие в Х-диапазоне 8 зон покрытия; • восемь узконаправленных и две зональные параболические приёмо-передающие антенны на карданном подвесе для формирования 10 лучей в К- и Ка- диапазонах (40/20 ГГц и 30/20 ГГц). Диапазон 30/20 ГГц предназначен для глобальной службы вещания системы (Global Broadcast System, GBS). Глобальная спутниковая система широкополосного вещания GBS осуществляет передачу видео, геодезической и картографической информации, а также метеоданных и других сведений для соединений, частей всех видов вооружённых сил США. Спутниковая приёмная аппаратура системы GBS работает в Ка-диапазоне (30 ГГц) и имеет четыре канала связи со скоростью передачи данных 24 Мбит/с. Передача данных по линии вниз осуществляется в Ка-диапазоне (20 ГГц). Пропускная способность космического аппарата WGS за счёт применения устройств коммутации каналов, средств частотного, пространственного и поляризационного разделения сигналов и при использовании аппаратуры GBS составляет от 2.4 Гбит/с до 3.6 Гбит/с. Для управления целевой нагрузкой спутников WGS в вооружённых силах США создано четыре армейских Центра управления связью, каждый из которых может одновременно управлять приёмом-передачей данных через три спутника. Центр управления полётом спутников один, его наземные средства работают в S-диапазоне. После начального развёртывания системы WGS и запуска первого спутника системы AEHF Министерство обороны США приняло решение о свёртывании работ по трансформируемой системе спутниковой связи (Transformational Satellite Communications System, TSAT). КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ UFO (MUOS) Система спутниковой связи UFO (FLTSATCOM на первом этапе) создавалась ВМС США для обеспечения связи береговых центров с надводными и подводными объектами, авиацией флота и циркулярного оповещения сил флота по специальному каналу. В настоящее время система UFO является основной системой тактической мобильной связи вооружённых сил США в дециметровом диапазоне. Она широко используется Министерством обороны, Государственным департаментом, президентом США и стратегическим командованием для управления оперативным и тактическим звеньями всех видов вооружённых сил. Рабочая зона системы охватывает континентальную часть США, Атлантический, Тихий и Индийский океаны. На начало 2013 года орбитальная группировка системы включала девять космических аппаратов UFO (восемь основных и один резервный) в четырёх орбитальных позициях и 2 спутника FLTSATCOM на геостационарной орбите. Спутники UFO разработаны на основе платформы BSS-601 компании Boeing. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. На всех космических аппаратах установлено 11 твердотельных усилителей УВЧ-диапазона. Они обеспечивают 39 каналов связи с суммарной полосой пропускания 555 кГц и 21 узкополосный канал звуковой связи полосой пропускания 5 кГц каждый, 17 ретрансляционных каналов с шириной полосы по 25 кГц и канал флотского вещания с шириной полосы 25 кГц. Последние три спутника системы UFO оснащены аппаратурой службы глобального вещания GBS. Эти комплекты состоят из 4-х транспондеров мощностью по 130 Вт, работают в Ka-диапазоне (30/20Ггц) и обладают пропускной способностью 24Мбит/с. Таким образом, комплект GBS на одном спутнике обеспечивает передачу 96 Мбит/с. На замену системы UFO в настоящее время приходит перспективная система узкополосной связи (Mobile User Objective System, MUOS). Разработка и производство спутниковой системы связи MUOS возложено на компанию Lockheed Martin. В состав системы MUOS будет входить пять спутников (один резервный) на геостационарной орбите, центр управления полётом и центр управления сетью связи. Каждый спутник MUOS обладает пропускной способностью восьми спутников UFO. В состав первичной конфигурации системы связи войдут наземный комплекс управления и два спутника MUOS, первый из которых запущен 24 февраля 2012 года. Срок развёртывания системы первого этапа в полном составе – лето 2013 года. Спутники MUOS разработаны на основе платформы А2100 компании Lockheed Martin. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. Система MUOS создаётся с применением ключевых технологий гражданской спутниковой связи и значительно улучшает возможности военной связи, предоставляя мобильным пользователям (от стратегического звена до отдельного пехотинца) в реальном масштабе времени телефонную связь, услуги по передаче данных и видео. Система ориентирована на применение создаваемых единых пользовательских терминалов проекта «Объединённые тактические радиосистемы» (Joint Tactical Radio Systems, JTRS), совместимых с системой UFO. Спутники работают в УВЧ-, Х- и Ка-диапазонах. Система обеспечит узкополосные каналы военной связи и передачу данных со скоростью до 64 кбит/с. Общая скорость каналов связи спутника – до 5 Мбит/с, что в 10 раз выше, чем у системы UFO (до 400 кбит/с). Полезная нагрузка космического аппарата MUOS позволяет более эффективно использовать выделяемый диапазон частот, для чего в системе будет реализован многостанционный доступ с выделением каналов по требованию. Благодаря использованию современных методов цифровой обработкой сигналов, новых способов модуляции и помехоустойчивого кодирования, система связи будет иметь более высокие надёжность, защищённость, помехоустойчивость и эффективность организации связи. Важнейшими требованиями, предъявляемыми к новой системе, являются: обеспечение гарантированного доступа, связь в движении, способность формировать различные по назначению и конфигурации сети связи, объединённое взаимодействие сетей связи разнородных сил, глобальный охват, режим вещания и связь в приполярных районах, возможность использования малогабаритных портативных абонентских терминалов. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ ВМС США TACSAT В 2005 году для того, чтобы сделать систему военной спутниковой узкополосной связи глобальной, в США было принято решение о создании экспериментальной системы связи на эллиптических спутниках. В сентябре 2011 года с этой целью запущен экспериментальный спутник TacSat-4. Орбита космического аппарата – эллиптическая с перигеем 850 км, апогеем 12 тыс. 50 км и наклонением плоскости орбиты – 63,4 град. TacSat-4 – экспериментальный спутник разведки и связи, спроектированный научно-исследовательской лабораторией ВМС США и лабораторией прикладной физики Университета Джона Хопкинса при участии компаний Boeing, General Dynamics и Raytheon. Вес – 460 кг, диаметр антенны – 3,8 м. Назначение космического аппарата: обеспечение глобальной защищённой помехоустойчивой связи с подразделениями на поле боя (связь на «ходу» – communication on the move, COTM); обнаружение подводных лодок противника; доведение до подразделений морской пехоты и кораблей ВМС США результатов оценки обстановки и боевых приказов в условиях сильного противодействия радиотехнических средств противника. Спутник обеспечивает до 10 каналов узкополосной связи (от 2.4 до 16 кбит/с) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). На спутнике TacSat-4 также имеется аппаратура системы MUOS с шириной полосы пропускания 5 МГц для приёма-передачи данных через спутники MUOS на ГСО. Испытания и эксплуатация космического аппарата TacSat-4 позволит ВМС США определить будущую потребность в спутниках на высокой эллиптической орбите, действующих в системе геостационарных спутников. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ СПУТНИКОВ СВЯЗИ В ВОЕННЫХ ЦЕЛЯХ Сегодня вооружённые силы США наряду с тем, что тратят большие средства на создание собственных систем космической связи, все чаще и охотнее используют для связи и сбора разведывательных данных коммерческие спутники. В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Самостоятельность развития военных и гражданских систем космической связи в значительной степени искусственна, поскольку основным определяющим их облик требованием является возможность их эксплуатации в космическом пространстве. Относительно недавно пришло понимание целесообразности создания космических систем двойного назначения. Двойное назначение предполагает проектирование системы с учётом её применения для решения как гражданских, так и военных задач. По мнению экспертов, это способствует удешевлению производства космических аппаратов. Кроме того, совместное применение военных и гражданских спутниковых систем существенно повышает устойчивость связи на театре военных действий. Яркой иллюстрацией влияния военных структур на использование коммерческих спутников во время военных конфликтов является известный инцидент во время войны НАТО с Югославией. Во время боевых действий в конце 1990-х годов коммерческий спутниковый оператор Eutelsat выключил трансляцию Югославского национального телевидения через спутники HotBird. Аналогичные отключения национального телевидения Ливии и Сирии были проведены спутниковыми операторами Eutelsat (европейский оператор), Intelsat (оператор США) и Arabsat (за которым стоят государства Бахрейн и Саудовская Аравия). В октябре 2012 года спутниковые операторы Eutelsat, Intelsat и Arabsat прекратили трансляцию всех иранских спутниковых каналов после решения Европейской комиссии в рамках экономических санкций. В октябре-ноябре 2012 года новостные программы канала Euronews, транслируемые через спутники Eutelsat, подвергались помехам. В США отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Вооружённые силы США и НАТО в Афганистане и Ираке широко используют коммерческие спутниковые системы Iridium, Intelsat, Eutelsat, SES и другие. Продолжают с наибольшим ежегодным градиентом (GAGR) среди других применений возрастать в последние годы государственные (военные) заказы у компании Eutelsat, которые в 2011 году составили 10% от общих доходов компании. Компании SES (Люксембург) и Intelsat создали отдельные подразделения по работе с военными клиентами, и доходы от военных заказов в их общих доходах в 2011 году составили 8% и 20% их годовой выручки, соответственно. Компания Intelsat инвестировала средства в создание полезных нагрузок UFH-диапазона спутников Intelsat 14, Intelsat 22, Intelsat 27 и Intelsat 28. Один из них (Intelsat 22) создан для Минобороны Австралии, а ещё три – для правительственных, включая военное ведомство, организаций США. На запущенном 23 ноября 2009 года спутнике Intelsat 14 в интересах Минобороны США был установлен Internet-маршрутизатор (Internet Router in Space, IRIS), физически объединяющий сети передачи данных Минобороны США. В марте 2012 года произведён запуск спутника Intelsat 22, на котором в интересах Минобороны Австралии в составе полезной нагрузки установлено 18 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Эти каналы будут использовать наземные, морские и воздушные силы Австралии для мобильной связи. Минобороны Австралии приобретает всю ёмкость диапазона UFH и может использовать её по своему усмотрению, в том числе для продажи другим потребителям. Космический аппарат Intelsat 27 планируется к запуску в 2013 году и создаётся компанией Boeing на базе платформы BSS-702MP. На этом спутнике в интересах Минобороны США в составе полезной нагрузки установлено 20 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Полезная нагрузка в диапазоне UHF аналогична полезной нагрузке военного спутника связи UFO-11 и предназначена для работы в защищённых низкоскоростных системах военной связи типа UFO и MUOS. В сентябре 2011 года на борту спутника SES 2 компании SES выведена первая стандартизованная дополнительная полезная нагрузка для дистанционного зондирования Земли – датчик CHIRP (Commercially Hosted Infrared Payload – коммерческий датчик инфракрасного излучения в составе полезной нагрузки). CHIRP создан по заказу ВВС США для обнаружения пусков ракет и установлен компанией Orbital Sciences Corporation на спутник SES 2. Успешные испытания CHIRP открывают дальнейшие перспективы создания систем глобального оперативного обзора Земли на базе малогабаритных полезных нагрузок, устанавливаемых в качестве попутного груза на борту космического аппарата в составе спутниковых систем глобальной связи. В настоящее время SES проводит работу с правительственными и военными структурами ряда стран мира об использовании ёмкости спутников компании на театрах военных действий и включении в состав строящихся спутников дополнительных полезных нагрузок (связных и CHIRP) для военного и специального применения. Правительство США и Минобороны США в ближайшие несколько лет останутся одним из важнейших заказчиков компании SES. Правительства европейских стран в ближайшем будущем планируют существенно увеличить использование космических аппаратов компании SES в интересах организации военной и специальной связи для обеспечения повседневной деятельности войсковых и иных структур в зонах напряжённости и военных конфликтов (Афганистан, Иран, Ближний Восток и т.п.). Компания Telesat создаёт полезную нагрузку X-диапазона спутника Anik-G с учётом будущего использования её ёмкости военными. Компании Telesat и Intelsat активно инвестируют средства в создание полезных нагрузок X-, UHF- и Ка-диапазонов, потому что эти диапазоны наиболее активно используются военными. Данный сегмент рынка спутниковых услуг является одним из самых быстрорастущих в мире. США, страны НАТО и страны союзнического альянса международных вооружённых сил, выполняющих военные и миротворческие задачи в Ираке, Афганистане, Северной Африке и Азии, активно арендуют ёмкость коммерческих (гражданских) спутников связи и вещания для обеспечения миротворческих операций и операций на театрах военных действий. Кроме того, спрос на данный вид услуги спровоцирован принятием на вооружение доктрины, предполагающей активное использование систем видеонаблюдения (космического и наземного) и беспилотных летательных аппаратов в ходе операций вооружённых сил. В США уже отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Минобороны США получает большой объём информации от гражданских спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), геодезии и метеорологии. Военные структуры США используют более 20% информации, получаемой от системы ДЗЗ гражданского назначения США, Франции и Японии. Картографическое управление Минобороны США является вторым после Министерства сельского хозяйства ведомством по числу закупаемых снимков, полученных с космического аппарата ДЗЗ. Организовано также взаимодействие ведущих координаторов разработки новых технологий военных и гражданских ведомств (DARPA, NASA и др.) в форме совместных проектов и двусторонних соглашений о координации работ в области новых технологий. США занимают лидирующее положение по использованию военных космических систем в гражданских целях и коммерческих спутников в целях военных. В последнее время тенденция использования гражданских (коммерческих) космических систем в военных целях усиливается. Например, в ходе военной операции США в Ираке и Афганистане до 80% военных коммуникаций на театре боевых действий обеспечивалось коммерческими спутниковыми системами (Iridium, Intelsat и др.). Около трети из 30 тысяч выпущенных по Ираку снарядов и бомб управлялось с помощью спутниковой системы глобального позиционирования GPS. Потенциальными кандидатами для спутников – носителей полезных нагрузок ДЗЗ являются космические аппараты системы глобальной мобильной связи IRIDIUM NEXT (запуск космического аппарата в 2014 году). Преимущества попутных полезных нагрузок – радикальное снижение их стоимости, даже по сравнению с малогабаритными аппаратами. Новая тенденция оформилась и организационно. В 2011 году в США сформирован Hosted Payload Alliance (альянс попутных полезных нагрузок) – некоммерческая организация, объединяющая разработчиков, владельцев полезных нагрузок и операторов. ВЫВОДЫ 1.Системы военной спутниковой связи США объединены в единую глобальную спутниковую систему широкополосного вещания GBS, осуществляющую передачу всех типов данных и информации для соединений, частей и военнослужащих всех видов вооружённых сил. В системе GBS реализована иерархическая система адресации с автоматической адресной реконфигурацией, а также прямые соединения и подключение единых пользовательских терминалов типа JTRS. 2.В ближайшее время в вооружённых силах США любое соединение или подразделение, каждый военнослужащий, предмет военного снаряжения или вооружения будут иметь свой уникальный адрес. Этот адрес позволит в режиме реального времени отслеживать положение и состояние всех элементов обстановки – формировать единую цифровую картину боевого пространства с необходимыми мерами информационной безопасности. В целях дезинформации противника эти адреса можно будет изменять. 3.В вооружённых силах США осуществляется интеграция спутниковых систем связи, навигационной спутниковой системы, геодезической спутниковой системы, космической метеорологической системы, системы предупреждения о ракетном нападении, системы дистанционного зондирования Земли и спутниковых и авиационных систем разведки в единую спутниковую сеть. Единая спутниковая сеть будет включать более двухсот спутников военного, двойного и гражданского назначения, привлекаемых для обеспечения боевых операций на театре военных действий. 4.В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Автор Александр Крылов, эксперт, директор Центра космической связи «Сколково», филиала ФГУП «Космическая связь», кандидат технических наук.

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков