• Теги
    • избранные теги
    • Люди9
      • Показать ещё
      Страны / Регионы13
      • Показать ещё
      Разное22
      • Показать ещё
      Издания3
      Показатели1
      Формат2
Генерал Едрихин (Вандам)
11 сентября, 21:48

Обзор основных направлений военной политики России в 1991–2016 годы

У меня есть тысячи специалистов, которые знают, как построить пирамиду, но нет, ни одного, который знает, строить ее или нет[1] Д. Кеннеди, 35-й Президент США Глобальный кризис 2008–2009 гг., … привел к обострению внутренних противоречий во многих странах, причем линии «размежеваний» в большинстве из них все больше приобретают характер межконфессионального, этнического, межобщинно-кланового,    религиозного    и   т.д. противостояния[2] Н. Загладин, профессор   Искусство политики всегда имело значение в истории человечества, но в некоторые периоды — особенное, даже исключительное. Именно такой период относятся к концу XX века, когда советско-российская элита оказалась абсолютно не способной   к управлению государством, обществом, экономикой и, естественно, Вооруженными силами, что привело не просто к кра- ху такой политики, но и уничтожению государства, развалу ВС и ОПК. Именно неудачи политического руководства СССР–России, т.е. субъективные качества правящей элиты и ее политики, стали основными причинами геополитической трагедии, которая особенно видна на фоне успехов основного противника российской локальной человеческой цивилизации (ЛЧЦ) — западной ЛЧЦ во главе с США. Как справедливо считает в этой связи С. Глазьев, «… фактом остается поразительный успех английской геополитики, с одной стороны, и российские потери от вовлечения в нее, с другой стороны. (Или) Как мудро заметил русский геополитик Алексей Едрихин (Вандам): «Хуже вражды с англосаксом, может быть только одно — дружба с ним»[3]. Таким образом, мы видим, что политическая эффективность западной ЛЧЦ привела к созданию в мире мощного центра силы, с одной стороны, и фактическому ликвидацию другого центра силы в лице российской ЛЧЦ к концу XX века, с другой стороны. Основная причина такой чудовищной разницы в политической эффективности двух ЛЧЦ заключается в политике англосаксов, их умении прямо, жестко и очень умело воздействовать на правящие элиты других стран, принуждая их к нужной политике. Подкуп, шантаж, убийства, формирование искаженного общественного мнения и т.п. — все эти инструменты «мягкой    силы», «жесткой силы» и «силы принуждения» появились у англосаксов и их союзников не в конце XX века, а значительно раньше, скорее всего, одновременно с формированием   торгово-ростовщического мировоззрения и глобальных торговых интересов правящей верхушки Великобритании, а затем и США. В XXI веке оформилась основная цель политики западной ЛЧЦ — сохранить свой контроль над сложившимися к началу XXI века военно-политическими и финансово-экономическими системами в мире. Что, естественно, возможно только силовым образом, когда политика силы предполагает системное использование всех инструментов насилия — как военных, так и невоенных. Но именно эта область в политической деятельности англо- саксов оставалась, как правило, вне поле зрения. До тех пор, пока не наступила эра глобализации, в которой решающую роль стали играть локальные человеческие цивилизации (ЛЧЦ) и их правящие элиты. Анализ и стратегический прогноз развития МО во все растущей степени предполагает обязательный анализ идеологического и мировоззренческого противостояния локальных человеческих цивилизаций. Такому анализу в России практически не   уделяется внимания, ограничившись, как правило, анализом политических установок ведущих субъектов МО — государств[4]. Это противостояние развивается стремительно и с неизбежностью ведет к силовому и даже вооруженному противоборству между ЛЧЦ из-за передела сфер влияния и контроля над сложившимися финансово-экономическими и военно-политическими системами. Эта сложившиеся в XX веке системы отражали соотношение сил между западной ЛЧЦ и другими цивилизациями и государствами, которое было подавляющим в пользу Запада уже в XIX веке. Примечательно, что именно в последние годы на Западе появилось немало работ, в которых делаются откровенные попытки обосновать «целесообразность» войны и военных конфликтов. С самых разных точек зрения, но, прежде всего, с точки зрения динамика экономического развития, особенно, если цели таких войн преследовали «демократизацию» политических режимов. Так, в исследовании Всемирного   Банка,   например,   приводятся   следующие  данные. С конца XX века геополитическая ситуация и   соотношение сил между странами и ЛЧЦ стало быстро меняться, а во втором десятилетии произошло качественно событие: соотношение экономических сил между Западом и Востоком сравнялось и продолжает меняться не в пользу Запада. Совершенно очевидно, что китайская, индийская, исламская ЛЧЦ, насчитывающие в XXI веке уже более   1 млрд человек, по мере повышения качества демографического потенциала станут претендовать на равноправное участие в формировании, как минимум, новой миросистемы и изменение сложившихся норм и порядков. Таблица 1. Изменение пространственной структуры мирового ВВП, 1980–2020[5] Неизбежность перерастания конфликтности в отношения между ЛЧЦ во враждебность и силовое противоборство — не вызывает сомнение. Вопрос только когда силовое противоборство перерастет в вооружено-силовое? Представляется, что «сползание» к такому противоборству уже началось по инициативе США, которые фактически начали войну против исламской и российской ЛЧЦ во втором десятилетии XXI века. Расчет делается на то, что обладая военно-техническим превосходством и экономическими преимуществами, западная ЛЧЦ сможет предотвратить перерастание неизбежных сдвигов в экономике в новые политические правила. Войны в Ираке, Ливии, Афганистане, Сирии, Йемене и на Украине — начало большой войны между ЛЧЦ — в стороне от которой пока находятся другие   ЛЧЦ[6]. В характере таких военных конфликтах и войнах в то же время произошли существенные изменения по сравнению с конфликтами и войнами XX века. И прежде всего в главных объектах для нападения. Из того, что уже имело место видно, что главными объектами   вооруженного   насилия   становятся   правящие   элиты и режимы противостоящих ЛЧЦ, государств и наций. Примеры Румынии, Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии, Сирии, Украины — очевидны. Также как очевидно и то, что отсутствует такой анализ внешнего силового и военного влияния на правящую элиту и, фактически, — на общественное мнение страны. Между тем опыт послед- них лет показывает, что именно правящая элита и общественное мнение стали главным объектом в противоборстве ЛЧЦ, когда победа, — т.е. навязывание извне чужой воли правящей элите — означает и победу в противоборстве. Причем наиболее эффективную,   чем   военная. Именно такая победа была одержана над правящей партийно-советской и хозяйственной элитой всего лишь за несколько лет «перестройки» и «демократических реформ», когда правящая элита СССР, в конечном счете, потеряла не только власть и собственность, контроль над институтами государства и общества, но и даже была вынуждена отказаться от своей идеологии, системы ценностей и государства. Развал СССР и ОВД стал, в конечном счете, следствием смены правящей элиты, которая произошла под прямым внешним политико-идеологическим давлением[7], а также тем внутриполитическим кризисом, который искусственно создали А. Яковлев и М. Горбачев. Процесс вытеснения прежней элиты, начатый М. Горбачевым весной 1985    года, фактически не останавливался весь период его правления, но достиг своего апогея в 1987–1988 годах, когда критическая масса прежней   номенклатуры   была   отстранена   разными    способами от власти. Этому в немалой степени способствовали внешние факторы — объективные, в форме внешней угрозы и «мирового общественного мнения» и субъективные — роли А. Горбачева и А. Яковлева, вытеснивших старую номенклатуру (Примаков, Черняев, Шахназаров и др.). Исключительная по значению субъективная роль правящей элиты в политике в XXI веке объясняется самим фактом ее расположения, ее   центральным   местом   в   политическом   процессе   — в самом прямом смысле этого слова. Надо признать, что это место правящей элиты в политическом процессе традиционно: во все века вождь (император, царь и т.п.) определял не только конечные политические цели, но и стратегию и распределение ресурсов, исходя из той системы ценностей и интересов, которые он понимал и разделял. И задача принуждения этого вождя, либо его ликвидации, стояла всегда. Ее решение обеспечивало более быструю и «дешевую» победу, чем разгром армий противника и прочие результаты ведения военных действий. Но проблема заключалась в том, что в течение всей истории было придумано множество средств физической защиты лидера, которые сделали этот наиболее эффективный способ труднодостижимым. Достаточно привести примеры с обеспечением безопасности И. Сталина, А. Гитлера или Ф. Кастро, которым десятилетиями удавалось избегать покушений. А, кроме того, смена вождя не всегда гарантировала смену политического       курса. Наконец, у правящей элиты в XX–XXI веках появились новые средства и способы влияния на все группы факторов формирования политического процесса. >>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”

09 мая, 07:45

Леонид Ивашов: «Начиная с осени 1941 года Сталин по ночам молился в храмах»

«Гитлеру докладывали, что СССР — искусственное образование, насильственно объединяющее народы, однако война всех сплотила», — говорит президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов. В интервью «БИЗНЕС Online» геополитик рассказал, как Сталин развернул страну к русской идее и подготовил ее к битве с Западом, стоило ли расстреливать чекиста Блюмкина, не выпытав у него о тибетском оружии богов, и почему Россия сильна в горячей войне, но беззащитна перед «мягкой силой».

01 февраля, 05:27

Трампозависимость

Российские политические аналитики и те, кто принимает решения на государственном уровне, в очередной раз убедились: классиков стоит знать, а их выводы помнить. Ильин, Бердяев да и многие их предшественники утверждали, что Запад для России никогда другом не был и никогда им не станет. Он всегда будет поступать, преследуя лишь свою выгоду, имея в виду исключительно собственные интересы.

20 октября 2014, 10:10

Забытый основатель русской геополитики

Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается офицер генерального штаба российской армии, боевой генерал, военный разведчик, герой англо-бурской войны, путешественник и исследователь Алексей Ефимович Едрихин. Его судьба сама по себе удивительна и могла бы стать отличным сценарием для исторического приключенческого фильма. А.Е. Едрихин родился 17 марта 1867 г. в Минской губернии в многодетной семье отставного рядового солдата. В семнадцать лет А.Е. Едрихин поступил вольноопределяющимся в 120-й Серпуховской полк. Что любопытно, при определении его в армию он показал минимальный из возможного уровень образования, ниже четырех классов, то есть буквально только умел читать и считать. Тем не менее уже через два года А.Е. Едрихин поступает в Виленское юнкерское пехотное училище, которое оканчивает в 1888 г. Вопреки всем трудностям в 1897 г. поручик (за 11 лет он продвинулся всего лишь на два звания!) А.Е. Едрихин успешно выдержал все экзамены (два из них по иностранным языкам) и поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. А уже через два года обучения поручик Едрихин пишет рапорт о своем желании отправиться на фронт англо-бурской войны в качестве добровольца. Рапорт был утвержден самим военным министром Куропаткиным. Именно с этого времени начинается взлет карьеры обер-офицера Генерального штаба А.Е. Едрихина. Судя по всему, поездка в Африку была его первой миссией в качестве военного разведчика. В этой поездке проявляется и его талант исследователя. Он публикует в газете «Новое время» свои «Письма о Трансваале» под псевдонимом А.Е. Вандам. И. Образцов, исследовавший биографию Едрихина, считает, что столь странная фамилия была выбрана в честь генерала наполеоновских войн Вандама или же одного из героев англо-бурской войны коменданта Йоханнесбургской конной полиции Ван Дамма. Как бы то ни было, все будущие труды А.Е. Едрихина выходили под этой фамилией. В дальнейшем А.Е. Едрихин служил в Интендантском управлении Генерального штаба, под которым в то время скрывалась российская военная разведка, позже – непосредственно перед началом Русско-японской войны – военным агентом в Китае (назначение на эту должность требовало обязательного знания китайского языка). Первую мировую войну он встретил полковником Генерального штаба в Киевском военном округе. А.Е. Едрихин от начала до конца прошел всю войну, а в 1917 г. был произведен в чин генерал-майора. Революционные изменения он не принял, но и его участие в «белом движении» не было долгим. В 1919 г. он эмигрировал, и в 1933 г. умер на чужбине, в Таллине, где и был похоронен на русском кладбище при церкви св. Александра Невского. А.Е. Едрихина можно смело назвать одним из первых русских исследователей в области геополитики и теории военной международной безопасности. Написано и издано им было сравнительно немного – в 1912 г. в типографии А.С. Суворина в Санкт-Петербурге была опубликована его книга «Наше положение», спустя еще год там же – «Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения в свете высшей стратегии». В обеих работах автор раскрывает логику и системный характер действий государств на международной арене, продиктованный их базовыми постоянными национальными интересами. Используя в первую очередь метод исторического обзора, Едрихин пытается определить цели и задачи государства Российского, а также силы, противостоящие претворению в жизнь наших национальных интересов. Особенное значение и вес этим работам придает стремление автора выделить высшие геополитические закономерности в развитии международных отношений. Взаимозависимость и противостояние государств Едрихин пытается объяснить неким эволюционным законом выживания сильнейшего и гибели слабейшего в историческом процессе: «… как бой представляет собой только один из скоротечных актов длящейся обыкновенно годами войны, так и война есть не что иное, как – кратковременный акт никогда не прекращающейся борьбы за жизнь. Отсюда логически следует, что для ведения борьбы за жизнь необходимо особое искусство – высшая стратегия или политика» Автор отталкивается прежде всего от географического фактора – расположения государств на карте мира, обеспеченности их всеми видами необходимых ресурсов, климатическими условиями и т.п. По сути, можно говорить о том, что Едрихин первым из российских авторов начал применять геостратегический анализ международных отношений. «…Своим географическим положением русский народ обречен на замкнутое, бедное, а вследствие этого и неудовлетворительное существование. Неудовлетворенность его выразилась в никогда не ослабевавшем в народных массах инстинктивном стремлении «к солнцу и теплой воде», а последнее, в свою очередь, совершенно ясно определило положение Русского государства на театре борьбы за жизнь… Великая Северная Держава имеет… всего лишь один фронт, обращенный к югу и простирающийся от устья Дуная до Камчатки». Именно на этом «фронте борьбы за жизнь» Россия столкнулась с теми силами, интересам которых противоречило продвижение русского народа. Едрихин на основании географии и исторического инстинктивного стремления русского народа в течение четырехсот лет определяет его цель. «Сама судьба начала направлять нас к тому же «Востоку»… Провидение зажгло на Амуре такой сильный маяк, свет которого сразу же сделался виден всей России, и этим ясно сказало нам «вот ваша дорога!». Едрихин не жалеет красок при описании подвигов и провалов русских деятелей, сознательно или же бессознательно, но увидевших это историческое направление продвижения России – Обухова, Пояркова, Хабарова, Степанова, Зиновьева, Головина, Путятина, Невельского, Баранова и многих других. Едрихин утверждает, что именно «наше положение» толкало нас на восток, но возможность эта не была понята и осознана нами к «тому важному историческому моменту, когда арена была еще свободна». «Закончив наше наступление через Сибирь выходом к Желтому морю, Россия могла бы сделаться такой же морской державой на Тихом океане, как Англия на Атлантическом, и такими же покровителями Азии, как англосаксы Соединенных штатов – Американского материка». Определив ареал российских национальных интересов, максимально объективно оценив действия нашего государства на театре борьбы за жизнь, автор переходит и к описанию тех государств, которым исторически и географически предначертано было быть нашими противниками. Более того, Едрихин не только описывает мотивы действий противостоящих России сил, но и анализирует причины их побед и наших неудач. Что примечательно, автор не скрывает своей патриотической позиции, но одновременно с этим старается быть максимально объективным по отношению к историческим событиям. Генерал Едрихин как исследователь осознает, что именно геостратегический фактор межгосударственных отношений предопределил вечное противостояние, а закономерное стремление оказаться победителем, свойственное абсолютно любому государству и нации, сделало «англосаксов» врагами российских интересов. «Заводить тихоокеанский флот, как этого настойчиво домогались Шелехов и Баранов, обязывавшиеся дать ему отличную стоянку на Гавайских островах, считалось лишним, ибо по тогдашнему нашему мнению Великий океан был и на веки веков должен был остаться мертвой и никому ненужной пустыней. Но вот пришли англосаксы, отняли у нас наши тихоокеанские пастбища, и мы отошли на Камчатку. Затем те же англосаксы направились к Китаю и начали ломать окна и двери нашего соседа. На этот шум мы спустились к Амуру и, сняв с плеч котомку, уселись в ожидании новых событий». Тем не менее, по мнению Едрихина, у англосаксов нет более опасного противника, чем русский народ. Именно Россия может и должна помешать им распространить свое абсолютное господство на весь мир. «…в бою под Манилой зашедшие с юга Азии англо-саксы направляли свои орудия через головы уже повергнутых ими испанцев против великой славянской державы и открывали борьбу, которая к середине XX столетия должна будет закончиться торжеством англосаксонской расы на всем земном шаре… Главным противником англосаксов на пути к мировому господству является русский народ». В качестве основных условий реализации национальных интересов на международной арене в полном объеме Едрихин указывает на: ❏ Географическое положение государства. ❏ Обеспеченность стратегически важными ресурсами. ❏ Четкое определение направления геостратегического развития. ❏ Поддержание единого политического курса даже при смене правителей и правительств. «В более трудной и требующей большего искусства, чем война, борьбе за жизнь, народ представляет собой армию, в которой каждый человек борется по собственной стратегии и тактике. Но правительство, как главнокомандующий своего народа, обязано: во-первых, внимательно следить за тем, в какую сторону направляется народная предприимчивость; во-вторых, всесторонне и хорошо изучив театр борьбы, безошибочно определять, какое из направлений наиболее выгодно для интересов всего государства; и, В-третьих, с помощью находящихся в его распоряжении средств умело устранять встречаемые народом на его пути препятствия». Именно такими качествами «англосакских» правительств, как политическая и стратегическая «дальнозоркость», последовательность в реализации принятого курса, А.Е. Едрихин объясняет превосходство наших противников над нами на театре «борьбы за жизнь». Что любопытно, описывая планирование действий государств на международной арене, автор первым, намного раньше З. Бжезинского проводит параллель с шахматной доской. «Простая справедливость требует признания за всемирными завоевателями и нашими жизненными соперниками англосаксами одного неоспоримого качества – никогда и ни в чем наш хваленый инстинкт не играет у них роли добродетельной Антигоны. Внимательно наблюдая жизнь человечества в целом и оценивая каждое событие по степени влияния его на их собственные дела, они неустанной работой мозга развивают в себе способность на огромное расстояние во времени и пространстве видеть и почти осязать … в искусстве борьбы за жизнь, т.е. политике, эта способность дает им все преимущества гениального шахматиста над посредственным игроком. Испещренная океанами, материками и островами земная поверхность является для них своего рода шахматной доской, а тщательно изученные в своих основных свойствах и духовных качествах своих правителей народы – живыми фигурами и пешками, которыми они двигают с таким расчетом, что их противник, видящей в каждой пешке самостоятельного врага, в конце концов, теряется в недоумении, когда им был сделан роковой ход, приведший к проигрышу партии?». Касаясь вопроса взаимоотношений России с другими государствами, Едрихин приходит к выводу, что наиболее прочной базой для партнерства является опять же противостояние экспансии англосаксонской цивилизации. Поэтому роль наших союзников он отводит Германии на Западе и Китаю на Востоке, связывая это, во-первых, с тем, что все три страны вынуждены постоянно отстаивать свое право на расширение жизненного пространства, а, во-вторых, с тем, что это страны «единого континента», которые своим географическим расположением обречены быть противовесом «островным» англосаксам. «Китай, после своих разнообразных опытов с англичанами и американцами, смело мог бы сказать теперь – «плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом!». Можно спорить о политических позициях и выводах генерала А.Е. Вандама (Едрихина), но абсолютно бесспорным является то, что его работы по праву могли стать базовыми для развития в России собственного представления о науке геополитики еще в начале XX в. Кажется невероятным, насколько глубоко и точно автором были предсказаны такие исторические события и процессы, как Первая и Вторая мировые войны, холодная война. Труды А.Е. Едрихина были нами незаслуженно забыты, сегодня они уже не являются «прогностическими», но их методологическая база, широкоохватность и многогранность обязывают сегодняшних российских экспертов-международников почтить их своим вниманием. via Материал из: Генерал А.Е. Вандам – Забытый основатель русской геополитики, Понамарев С.В., Индекс безопасности. 2007. Т. 13. № 1.