• Теги
    • избранные теги
    • Люди543
      • Показать ещё
      Страны / Регионы571
      • Показать ещё
      Разное1041
      • Показать ещё
      Международные организации62
      • Показать ещё
      Формат28
      Компании808
      • Показать ещё
      Издания51
      • Показать ещё
      Показатели84
      • Показать ещё
      Сферы6
23 февраля, 00:55

'What We Are Seeing With Trump Is Fundamentally Different'

Two historians weigh in on how to understand the new administration, press relations, and this moment in political time.

Выбор редакции
20 февраля, 20:30

Генри Форд: История Ford Motor Company

http://bit.ly/2kxu3gJ  — Научиться торговать на бирже http://bit.ly/2kq0m67  — Открыть счет для торговли на бирже http://bit.ly/2lKYSUt  — Получить работу трейдером по конкурсу http://bit.ly/2kxyRCL  — Следить за работой трейдера в режиме on-line http://bit.ly/2kJY1it  — Портал трейдеров United Traders http://bit.ly/2kSCTZQ  — Официальный сайт United Traders

Выбор редакции
20 февраля, 20:00

Генри Форд: История Ford Motor Company

Образовательный проект компании United Traders "История рынка" http://bit.ly/2kxu3gJ - Научиться торговать на бирже http://bit.ly/2kq0m67 - Открыть счет для торговли на бирже http://bit.ly/2lKYSUt - Получить работу трейдером по конкурсу http://bit.ly/2kxyRCL - Следить за работой трейдера в режиме on-line http://bit.ly/2kJY1it - Портал трейдеров United Traders http://bit.ly/2kSCTZQ - Официальный сайт United Traders

13 февраля, 08:26

7 тупиков автомобильной эволюции

Удивительные технологии, которые не стали массовыми

Выбор редакции
12 февраля, 14:49

Десять актуальных афоризмов

«Среди тех, кто стремится к миллиону, очень мало тех, кто достигает цели. Зато среди тех, кто не стремится, их нет вообще». (Оноре де Бальзак) «Мы легко забываем свои ошибки, когда они известны лишь нам одним». Ф. Ларошфуко «Те, кто не учится на своих ошибках, обречены повторять их». Сантаяна Джордж «Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным». Сенека Луций Анней «Опыт неполных побед не менее поучителен, чем опыт поражений». Эдвин Лефевр, «Воспоминания биржевого спекулянта» «Все, что мы знаем о будущем, это то, что оно настанет и будет не таким, каким мы его ожидали». Ларри Вильямc «Долгосрочные секреты краткосрочной торговли» «Кажется, все искали кратчайшей дороги к деньгам и при этом обходили самую прямую — ту, которая ведет через труд». Генри Форд Если проблемы можно решить деньгами, то это не проблемы, а расходы. На уровне сопротивления оптимист ставит на пробой, пессимист — на отбой, а профессионал фиксирует прибыль. Никакое количество белых лебедей не может быть достаточным основанием для вывода, что все лебеди белые. Но одного черного лебедя достаточно, для того чтобы опровергнуть это положение. (Николас Талеб) Хорошо, когда у тебя есть деньги и все, что можно купить за деньги, но неплохо также время от времени проверять, не потерял ли ты то, что нельзя купить за деньги. (Джордж Лоример)

11 февраля, 22:01

10 Things Truly Confident People Do Differently

True confidence -- as opposed to the false confidence people project to mask their insecurities -- has a look all its own. One thing is certain: truly confident people always have the upper hand over the doubtful and the skittish because they inspire others and they make things happen. "Whether you think you can, or you think you can't--you're right." - Henry Ford Ford's notion that your mentality has a powerful effect on your ability to succeed is seen in the results of a recent study at the University of Melbourne that showed that confident people earn higher wages and get promoted more quickly than anyone else. Indeed, confident people have a profound impact on everyone they encounter. Yet, they achieve this only because they exert so much influence inside, on themselves. We see only their outside. We see them innovate, speak their mind, and propel themselves forward toward bigger and better things. And, yet, we're missing the best part. We don't see the habits they develop to become so confident. It's a labor of love that they pursue behind the scenes, every single day. And while what people are influenced by changes with the season, the unique habits of truly confident people remain constant. Their focused pursuit is driven by these habits that you can emulate and absorb: 1. They speak with certainty. It's rare to hear the truly confident utter phrases such as "Um," "I'm not sure," and "I think." Confident people speak assertively because they know that it's difficult to get people to listen to you if you can't deliver your ideas with conviction. 2. They seek out small victories. Confident people like to challenge themselves and compete, even when their efforts yield small victories. Small victories build new androgen receptors in the areas of the brain responsible for reward and motivation. The increase in androgen receptors increases the influence of testosterone, which further increases their confidence and eagerness to tackle future challenges. When you have a series of small victories, the boost in your confidence can last for months. 3. They exercise. A study conducted at the Eastern Ontario Research Institute found that people who exercised twice a week for 10 weeks felt more competent socially, academically, and athletically. They also rated their body image and self-esteem higher. Best of all, rather than the physical changes in their bodies being responsible for the uptick in confidence, it was the immediate, endorphin-fueled positivity from exercise that made all the difference. 4. They don't seek attention. People are turned off by those who are desperate for attention. Confident people know that being yourself is much more effective than trying to prove that you're important. People catch on to your attitude quickly and are more attracted to the right attitude than what, or how many, people you know. Confident people always seem to bring the right attitude. Confident people are masters of attention diffusion. When they're receiving attention for an accomplishment, they quickly shift the focus to all the people who worked hard to help get them there. They don't crave approval or praise because they draw their self-worth from within. 5. They don't pass judgment. Confident people don't pass judgment on others because they know that everyone has something to offer, and they don't need to take other people down a notch in order to feel good about themselves. Comparing yourself to other people is limiting. Confident people don't waste time sizing people up and worrying about whether or not they measure up to everyone they meet. 6. They get their happiness from within. Happiness is a critical element of confidence, because in order to be confident in what you do, you have to be happy with who you are. People who brim with confidence derive their sense of pleasure and satisfaction from their own accomplishments, as opposed to what other people think of their accomplishments. 7. They listen more than they speak. People with confidence listen more than they speak because they don't feel as though they have anything to prove. Confident people know that by actively listening and paying attention to others, they are much more likely to learn and grow. Instead of seeing interactions as opportunities to prove themselves to others, they focus on the interaction itself, because they know that this is a far more enjoyable and productive approach to people. If you struggle with this, emotional intelligence training can help. 8. They take risks. When confident people see an opportunity, they take it. Instead of worrying about what could go wrong, they ask themselves, "What's stopping me? Why can't I do that?" and they go for it. Fear doesn't hold them back because they know that if they never try, they will never succeed. 9. They aren't afraid to be wrong. Confident people aren't afraid to be proven wrong. They like putting their opinions out there to see if they hold up because they learn a lot from the times they are wrong and other people learn from them when they're right. Self-assured people know what they are capable of and don't treat being wrong as a personal slight. 10. They celebrate other people's successes. Insecure people constantly doubt their relevance, and because of this, they try to steal the spotlight and criticize others in order to prove their worth. Confident people, on the other hand, aren't worried about their relevance because they draw their self-worth from within. Instead of insecurely focusing inward, confident people focus outward, which allows them to see all the wonderful things that other people bring to the table. Praising people for their contributions is a natural result of this. Bringing It All Together Building confidence is a journey, not a destination. To become more confident you must be passionate in your pursuit of a greater future. Please share your thoughts on confidence in the comments section below, as I learn just as much from you as you do from me. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

10 февраля, 22:10

Памяти Королевы Алии.

Оригинал взят у cool_skarlet в Памяти Королевы Алии.Вчера, 9 февраля 1977 года, ровно 40 лет назад погибла королева Иордании  Алия́ аль-Хусе́йн (Алия́ Баха́ ад-Ди́н Тука́н) (25 декабря 1948, Каир, Египет — 9 февраля 1977, Амман, Иордания)  королева Иордании, третья жена иорданского короля Хусейна ибн Талала, представительница рода Тукан, управлявшего санджаком Наблус в Османской империи, дочь дипломата Баха ад-Дина Тукана.Королева Алия аль-Хусейн погибла в результате крушения вертолета, возвращаясь в Амман после визита в госпиталь Тафилех на юге Иордании, 9 февраля 1977 года. Она была похоронена на королевском кладбище при резиденции Аль-Маквар. Над местом захоронения королевы была построена усыпальница. Имя королевы присвоено международному аэропорту в Аммане. В Иордании её имя носят также несколько благотворительных, медицинских и образовательных учреждений.У нее с королем было двое детей:Принцесса Хайя (род. 3 мая 1974).Принц Али (род. 23 декабря 1975 года).Они также удочерили  5-летнюю палестинскую девочку Абир, мать которой была убита авиакатастрофе в лагере беженцев недалеко от аэропорта Аммана.Король Иордании Хусейн и королева Алия , после обеда с президентом  США Джеральдом Фордом и его женой Элизабет во время государственного визита. 30 марта 1976.

10 февраля, 12:34

От «Мессеров» до баллистических ракет. Автогиганты, строившие самолеты

Автомобильные компании не всегда любят вспоминать о прошлом. Было время, когда их машины поднимались в небеса для смертельной схватки за судьбы мира. Какие же самолеты рождались на автомобильных конвейерах?

10 февраля, 08:37

Свобода воли, добровольность, автономия и утопия (часть 4)

3.3. Роберт НозикРоберт Нозик является той фигурой, благодаря которой восстает из забвения проблематика «права на утопию», подразумеваемого миллевским идеалом свободы. Конкретно, в заключительной части своей книги «Анархия. Государство. Утопия» (1974 г.) Нозик размышляет над институциональной структурой, способной реализовать «право на утопию», предлагая модель т.н. «рамки для утопии». Напомним, что в первой части своей книги «Анархия, Государство и Утопия» Нозик критикует анархистское представление о моральной ущербности любого государства, моделируя возможное возникновение минимального государства из доминирующей защитной ассоциации в результате стихийного процесса (как выражается Нозик, в «процессе невидимой руки»), при которой не происходит несправедливого ущемления чьих-либо прав. Во второй части книги он критикует модели государств, по объему своих функций и полномочий превосходящих минимальное (например, осуществляющих перераспределение в пользу наименее преуспевших по Роллзу). Наконец, в третьей части Нозик эксплицирует модель минимального государства как «рамки для утопии»[1]. Логика его рассуждений такова: если мы принимаем ситуацию (относительного, но весьма значительного) ценностного плюрализма как факт, нам остается только одна возможность: предложить утопический проект не как путь к воплощению конкретного идеала, а как форму, дающую право стремиться к воплощению почти любого идеала[2]. Замечание «почти» здесь означает, что даже такой проект предполагает существование некоторого общего ценностного базиса (например, «этики добровольности») и запрещает практики и проекты, противоречащие этому базису[3].Нозик описывает «рамку для утопии» как «многообразие сообществ, членами которых люди могут стать, если их примут; которые они могут покинуть, если захотят; которым они могут придать форму, в соответствии со своими желаниями; общество, в котором можно воплощать утопические эксперименты, можно выбирать стиль жизни, а также можно в одиночку или совместно с кем-то реализовывать разные представления о благе». Его модель есть лишь последовательная реализация миллевского идеала свободы, неизбежно ведущая к «пролиферации сообществ»: «Утопия будет состоять из утопий, из множества различных неоднородных сообществ, в которых люди будут вести разный образ жизни в разных институциональных условиях Утопия – это рамка для утопий, место, где люди вольны добровольно объединяться, чтобы попытаться реализовать собственный идеал хорошей жизни в идеальном обществе, где, однако, никто не может навязать другим собственные представления об утопии. Утопическое общество – это общество утопизма утопия – это метаутопия: это среда, в которой можно проводить утопические эксперименты».Касательно предложенной модели «рамки  для утопии» необходимо отметить следующие проблемные моменты:1)      В модели Нозика все проекты называются утопиями (что некорректно), так что его «рамку для утопии» можно назвать «панутопизмом». Однако такое несколько «вольное» словоупотребление возникло, конечно, не потому, что Нозик не отдает себе отчета в том, что в содержании многих проектов может не быть ничего специфически утопического.2)      Нозик постоянно использует понятие добровольность, не проводя исследования возможных смыслов данного понятия. Можно сказать, что он использует это понятие в самом широком, инклюзивном смысле.3)      Чрезвычайно трудной проблемой является проблема границ добровольности, ибо на этих границах мы порой сталкиваемся с её парадоксальной сущностью. Возможно ли, например, добровольное вступление в сообщество, устав которого запрещает выход из него? Возможен ли добровольный отказ от дальнейшего использования права на добровольность? Нозик отвечает на подобный вопрос утвердительно: «любой индивид имеет право добровольно связать себя любыми конкретными ограничениями и, таким образом, имеет право использовать добровольную рамку, чтобы выйти за её пределы»[4] [C. 403-404]. Более того: «будет ли свободная система позволять ему продать себя в рабство? Я считаю, что да» [C. 403]. Проблема добровольной продажи себя в рабство[5] является чем-то гораздо большим, нежели просто умозрительным казусом. Проблему «продажи себя в рабство» не обошел вниманием еще Милль, и его позиция в этом вопросе противоречит позиции Нозика: «у нас и в большей части других цивилизованных государств признается недействительным обязательство, по которому человек продает себя в рабство или соглашается на подобную продажу; силу такого рода обязательств равно отрицают и закон, и общее мнение. Почему в этом случае власть индивидуума над самим собой подвергается ограничению, очевидно само по себе. Действия индивидуума, касающиеся только его самого, признаются не подлежащими ничьему вмешательству единственно из уважения к его индивидуальной свободе; свободный выбор индивидуума принимается за очевидное свидетельство, что избранное им для него желательно, или по крайней мере сносно, и его личное благо признается наилучше для него достижимым при том условии, если ему предоставлена будет свобода стремиться к этому благу теми путями, какие признает за лучшие. Но продажа себя в рабство есть отречение от своей свободы; это - такой акт свободной воли индивидуума, которым он навсегда отрекается от пользования своей свободой, и, следовательно, совершая этот акт, он сам уничтожает то основание, которым устанавливается признание за ним права устраивать свою жизнь по своему усмотрению. С минуты совершения этого акта он перестает быть свободным и ставит себя в такое положение, которое не допускает даже возможности предположить, чтобы он мог оставаться в нем по своей воле… Принцип свободы нисколько не предполагает признания за индивидуумом свободы быть несвободным. Признать за индивидуумом право отречься от своей свободы не значит признавать его свободным». Проблема для Милля решается просто, видимо, потому, что он рассуждает о рабстве буквальном, физическом, существовавшем в его время как социальный институт[6]. Однако помимо физического возможно и духовное рабство, реализующееся путем индоктринации, ограничения доступа к информации, «промывки мозгов» и т.д. В действительности, если понимать добровольность как способность к информированному (включая знание перечня альтернатив) осознанному выбору, то продажа себя в духовное рабство не есть некое исключительное событие, а, напротив, наиболее типичная жизненная ситуация. Это ситуация «бегства от свободы», возлагание бремени «всех этих решений» на ту или иную авторитарную инстанцию. В свою очередь запрет на продажу себя в рабство (физическое либо духовное) означает институционализацию принуждения к добровольности.4)      Очевидно, что постулирование Нозиком права на отказ от добровольности открывает простор для существования в «рамке для утопии» любых тоталитарных сообществ, практикующих индоктринацию, духовное рабство. Однако в другом месте своего сочинения Нозик уделяет внимание проблеме индоктринации, осознавая её лишь как проблему ограничения доступа к информации: «некоторые сообщества, чтобы помешать оттоку членов в другие сообщества, могут попытаться скрыть от части своих членов информацию о природе тех сообществ, к которым они могли бы захотеть присоединиться». Далее, высказывания Нозика по проблеме предотвращения индоктринации местами выглядят противоречивыми. С одной стороны он пишет, что в добровольных сообществах допустимы «ограничения того, какие книги разрешены в данном обществе» [С. 392], с другой – «Еще более сложные проблемы возникают с детьми. Следует каким-то образом гарантировать им, что они получат информацию о возможностях, которые открывает перед ними мир»[7] [С. 403]. Однако нам представляется, что проблема ограничения доступа к информации затрагивает лишь внешний по отношению к субъекту аспект проблемы индоктринации, и совсем не затрагивает внутренний – бегство субъекта от свободы как от непосильного бремени. Так или иначе, зафиксируем, что если мы вкладываем в понятие добровольности информированность, осведомленность субъекта об альтернативах, из которых он волен выбирать, то реализация такой добровольности требует институционализации принуждения к добровольности. Поскольку феномен бегства от свободы представляется неискоренимым (как писал Б. Рассел, «Многие люди скорее умрут, чем начнут думать и умирают, так и не начав»), мы можем мыслить принуждение к добровольности лишь как самопринуждение, реализующееся в некой «элитарной» подрамке внутри «рамки для утопии» Нозика. Что же касается возможности добровольно продать себя в рабство, нам представляется, что избежать парадоксов здесь можно, если наложить всеобщий запрет на необратимый отказ от добровольности, призванный учесть тот факт, что за время, минувшее после отказа от добровольности (т.е. отказа от права выхода из сообщества), человек может пересмотреть свои взгляды и понять, что он уже не тот, кто столь недальновидно «продал себя в рабство». 1.1.Чандран КукатасДругая модель, реализующая «право на утопию», описана в книге британского социального теоретика малайского происхождения Чандрана Кукатаса «Либеральный Архипелаг» (2010 г.). Кукатас противопоставляет свою «космополитическую» модель «либерального архипелага» современному разделению мира на национальные государства. Он обращает внимание на тот факт, что большинство социальных и политических теоретиков рассматривают социальные, этические, правовые проблемы, неявно предполагая национальное государство в качестве неотменяемого контекста, в котором эти проблемы должны решаться. Кукатас обращает внимание на известную условность, случайность, «воображаемый» характере многих национальных сообществ, рассматривая государства и их «священные» границы не как социально-политические факты, а как проблемы. Очевидно, что притязание национального государства на некий особый, более высокий ценностный и правовой статус, нежели тот, которым обладает любое добровольное сообщество внутри него, является беспочвенным (вернее, реальность этого притязания зиждется на силе, применяемой к каждому, кто его деятельно отрицает). Модель мироустройства, в котором люди имеют право добровольно объединяться в сообщества и выбирать для себя систему социальных институтов, и получила у Кукатаса название «либерального архипелага»: «В таком обществе индивидуумы смогут свободно вступать друг с другом в объединения, чтобы жить по тем моральным стандартам, которые им позволяет признать совесть, а также получат право не жить среди тех, чьи моральные стандарты для них неприемлемы». «Свободное общество – это открытое общество и, следовательно, принципы, описывающие его природу, должны быть принципами, признающими изменчивость человеческих установлений, вместо того чтобы устанавливать или утверждать однозначный набор институтов в рамках закрытого устройства. Подобные принцпиы должны принимать как данность только существование индивидуумов и их склонность к объединению; они не обязаны и не должны выказывать особое предпочтение каким-либо конкретным индивидуумам или конкретным историческим объединениям. С учетом этого обстоятельства фундаментальный принци, описывающий общество – это принцип свободы объединений. Первым выводом из этого принципа является принцип свободы выхода из объединения. Второй вывод – принцип взаимной толерантности объединений»[8]. Кукатас явно противопоставляет свою теорию попыткам решать социальный, этические, экономически, политические проблемы в рамках национального государства («закрытого общества»): «предлагаемая здесь теория отличается от теорий, из которых складывается современная политическая философия – и современная либеральная теория в частности, - вследствие того, что она выстроена вокруг другого вопроса. Большинство современных теорий начинается с вопроса о том, что государству и правительству – или «нам» - позволительно или допустимо в хорошем обществе?... Однако развиваемая нами теория отталкивается от иной отправной точки. В качестве принципиальноговопроса принимается не «что должно государство – т.е. власть – делать?», а «у кого есть право на власть?»». Кукатас считает, что в политической философии чрезмерное внимание уделялось проблеме «социального единства» перед лицом культурного разнообразия, и что ценность этого единства явно преувеличена: «Социальное единство, по нашему мнению, отнюдь не так важно, как нам внушают. Напротив, хорошее общество не может быть опояснано границами, которые обеспечивают его единство Ни местная община, ни национальное общество не рассматриваются как особенно ценные и важные объекты, заслуживающие сохранения сами по себе. Ключевая ценность, к которой мы аппелируем, - не община, а свободы; причем из всех свобод наиболее важна свобода совести». Ясно, что отрицание ценности социального единства есть путь к «пролиферации сообществ»: «мы предлагаем метафору, изображающую политическое общество как архипелаг: море, в котором находится множество мелких островов. Эти острова представляют собой различные сообщества или, лучше сказать, юрисдикции, существующие в море взаимной толерантности». Далее, «общество находится тем ближе к добровольной системе, чем более велика в нем свобода объединений, а индивидуумы вольны изменять одной власти и переходить в подчинение к другой власти».Далее, Кукатас, противопоставляя свою теорию теории «мультикультурального гражданства» У. Кимлики, указывает на важнейшую специфику своего понимания добровольности: «теория Кимлики в конечно счете основана на ценности выбора, и её фундаментом служит такое представление о людях, которое придает первостепенное значение личной автономии. Теория же, представленная здесь, напротив, фундаментальное значение придает свободе объединений и в конечном счете основана на ценности свободы совести». Таким образом, зафиксируем, что модель «либерального архипелага» Кукатаса строится на основе весьма общего и широкого представления о добровольности, не включающего не то что «элитарное» требование личностной автономии, но даже не связывающего добровольность с ситуацией выбора. Дело в том, что добровольными поступками Кукатас считает такие, которые субъект совершает в согласии с собственной совестью, без внутреннего разлада. Генезис же этой совести (Сверх-Я), даже если она вполне гетерономна и сформирована путем индоктринации, не имеет значения: «Ключевой момент здесь заключается в том, что жизнь, не подвергаемая анализу, вполне может быть достойна того, чтобы её прожить». Далее, Кукатас, оппонируя Роллзу и Кимлике, пишет: «я утверждаю, что хотя мы заинтересованы в том, чтобы нас не принуждали к такой жизни, которая для нас невыносима, из этого не вытекает наличие интереса к тому, чтобы прожить жизнь, которую мы сами выбираем. Самая худшая участь, какая может выпасть на долю человека, - невозможность избежать поступков, противоречащих его совести.Это означает, что наш фундаментальный интерес заключается не в возможности выбирать свои цели, а в том, чтобы нас не заставляли преследовать такие цели, которые вызывают у нас отвращение Для людей хорошая жизнь – не обязательно жизнь, выбранная ими самими, или жизнь, в которой имеются возможности для выбора; но хорошей жизнью не может быть такая жизнь, от которой требует отказаться совесть». Таким образом, в основе модели «либерального архипелага» заложен не миллевский идеал автономии, а предельно широкое, инклюзивное представление о добровольности, не связанное даже с ситуацией выбора. Человек, по Кукатасу, может вообще никогда не выбирать (убеждения, нормы, ценности, профессию, сообщество и т.п.), и от начала и до конца являться продуктом социальных влияний, но если он в своих поступках не ощущает противоречия с требованиями совести (также сформированной обществом), он поступает добровольно. Отметим, что авторитарное сообщество в «архипелаге» может вовсе не быть архаичным и традиционным. Напротив, оно может быть организовано, например, на основе современных, рациональных, тщательно разработанных техник социализации, программирующих поведение людей согласно авторитано заданному шаблону. Пример такого сообщества предложен в утопии «Уолден-2» знаменитого психолога-бихевиориста Б. Скиннера: ««Теперь, поскольку мы знаем как работает положительное подкрепление и почему не работает негативное», сказал напоследок Фрезер, «мы можем действовать более осознанно, и потому более успешно, в нашем конструировании культуры. Мы можем достичь разновидности контроля, при которой контролируемые, хотя они и следуют коду куда более скрупулезно, чем когда либо при прежней системе, тем не менее чувствуют себя свободными. Они делают то, что они хотят делать [свобода совести по Кукатасу! – В.И.], а не то, что их принуждают делать. В этом – источник потрясающей мощи положительного подкрепления – здесь нет притеснения и нет бунта. Благодаря тщательному культурному проектированию, мы контролируем не конечное поведение, но поведенческие наклонности – мотивы, мечты, желания… Любопытная вещь состоит в том, что в этом случае вопрос о свободе никогда не возникает»»[9]. Согласно логике Кукатаса, подобное сообщество запрограммированных автоматов, в котором самое желание субъекта инсценировано, является добровольным и может существовать в рамках «либерального архипелага».Сравним позицию Кукатаса с тем, что писал Милль о ценности автономии: «но сообразоваться с обычаем единственно потому только, что это - обычай, значит отказаться от воспитания в себе или от развития некоторых из тех качеств, которые составляют отличительный атрибут человека. Способность человека понимать, судить, различать, что хорошо и что дурно, умственная деятельность и даже нравственная оценка предметов - все эти способности упражняются только тогда, когда человек делает выбор. Но тот, кто поступает известным образом потому только, что таков обычай, тот не делает выбора, не упражняет практически своей способности различать, что хорошо и что дурно, не питает в себе стремлений к лучшему. Умственная и нравственная сила, также как и мускульная, развивается не иначе, как через упражнение. Кто поступает известным образом единственно потому, что так поступают другие, тот так же мало упражняет свои способности, как если бы он верил во что-нибудь единственно потому, что другие в это верят Тот индивидуум, который предоставляет обществу или близкой к нему части общества избирать для себя тот или другой образ жизни, - тот индивидуум не имеет надобности ни в каких других способностях, кроме той способности передразнивания, какую имеет обезьяна. Только тот человек имеет надобность во всех своих способностях и действительно пользуется ими, который сам по своему пониманию устраивает свою жизнь». Очевидно, что различие позиций Милля и Кукатаса связано с различиями представлений о субъекте добровольности. Для Милля таковым является автономная личность (находящаяся на высшей стадии морального развития по Л. Кольбергу), произведшая «переоценку ценностей». Для Кукатаса же таковым является «человек в целом», любой эмпирический человек как таковой, независимо от уровня его самосознания и морального развития. Воспринятые человеком нерефлексивно нормы и ценности не есть для Кукатаса нечто внешнее, наносное, случайное для самости, «подлинного Я», «ядра личности». Напротив, они являются составной частью личности, и всякое всеобщее принуждение к добровольности понимается Кукатасом как посягательство на личность, как стремление превратить её в другую личность (при том что отдельное сообщество, конечно, имеет право подвергать личность какой угодно формировке)[10]. Под обсуждаемым здесь различием позиций Милля и Кукатаса в действительности кроется двух течений либерализма, названных в Джозефом Ратцем в книге «Мораль Свободы» перфекционистским и антиперфекционистским[11]. Соответственно, классический либерализм Милля является перфекционистским, поскольку в его основе лежит принятие ценности не просто добровольности, а автономии индивида.Таким образом, возникает вопрос, в какой мере либерален сам «либеральный архипелаг» Кукатаса[12]. Очевидно, что отдельные острова-сообщества в этом архипелаге могут быть вполне авторитарными и даже тоталитарными: «свободное общество должно быть толерантным к любым объединениям, включая те, которые сами не ценят свободу». Однако и авторитарные сообщества обязаны подчиняться важному требованию: «Должна быть, по крайней мере в принципе, возможность личного выхода и нелиберальных общин и объединений». Для этого необходимо, «чтобы право этих объединений запрещать своим членам выход из них не признавалось юридическими и политическими институтами объединяющего их общества». Проблемным, однако, остается тот факт, что в авторитарных сообществах, практикующих информационную блокаду и индоктринацию (включая искажение информации о других сообществах, вплоть до отрицания их существования!), наличие абстрактного права покинуть сообщество не значит почти ничего[13].[1] Нозик пишет: «Описанная нами рамка для утопии эквивалентна минимальному государству» [C. 405].[2] Так, Нозик пишет: «люди разные. Они различаются по темпераменту, интересам, умственным способностям, стремлениям, природным склонностям, духовным поискам и образу жизни, который они хотели бы вести. У них разные ценности, и они придают разный вес общим для них ценностям. Они хотят жить в разных климатиеских условиях – в горах, на равнине, в пустыне, на берегу моря, в больших или маленьких городах. Нет оснований считать, что существует одно сообщество, которое будет идеалом для всех людей Витгенштейн, Элизабет Тейлор, Бертран Рассел, Томас Мертон, Йоги Берра, Аллен Гинзбург, Гарри Вольфсон, Торо, Кейси Стенгел, любавичский ребе, Пикассо, Моисей, Эйнштей, Хью Хеффнер, Сократ, Генри Форд, Ленни Брюс, Баба Рам Дасс, Ганди, сэр Эдмунд Хиллари, Реймонд Лубиц, Будда, Фрэнк Синатра, Колумб, Тэд Уильямс, Томас Эдисон, Фрейд, Норман Мейлер, Айн Рэнд, барон Ротшильд, Г.Д. Менкен, Томас Джефферсон, Ральф Эллисон, Бобби Фишер, Эмма Гольдман, Петр Кропоткин, вы и ваши родители. Действительно ли существует один образ жизни, являющийся наилучшим для всех этих людей? Попытайтесь описать общество, в котором всем этим людям будет лучше всего жить. Это было бы сельское общество или городское? Как жили бы его члены: роскошно или аскетично, обращая внимание лишь на жизненно важные потребности? Какими были бы в нем отношения между полами?  Существовало ли бы там что-то похожее на институт брака? Было ли бы это общество моногамным? Воспитывали ли бы родители своих детей сами? Была ли бы в нем частная собственность? Была ли бы в нем спокойная и безопасная жизнь или жизнь с приключениями, опасностями, угрозами и возможностью проявить героизм? Была ли бы в нем религия и сколько: одна или много? Насколько значимой она была бы для людей? Что было бы для людей важнее: их личные заботы или общественная деятельность и проблемы, волнующие все общество? Как они относились бы к труду: упорно совершенствовались каждый в своей узкой специальности или были бы мастерами на все руки и любителями повеселиться? Или вообще не работали бы и посвятили бы свою жизнь развлечениям? Как воспитывались бы дети: в строгости или снисходительно? Что было бы главным в их образовании? Будет ли спорт играть важную роль в их жизни (в качестве зрителей или участников)? А искусство? Что будет доминировать – чувственные удовольствия или интеллектуальная деятельность? Или что-то другое? Будет ли мода в одежде? Будут ли приноситься жертвы ради внешней красоты? Каким будет отношение к смерти? Будет ли техника и технология играть важную роль в обществе? И т.д. и т.п.».[3] Как пишет Нозик, «Отдельные сообщества могут быть какими угодно, если они совместимы с функционированием рамки» [C. 395].[4] Это противоречит, между прочим, первоначальному описанию Нозиком добровольных сообществ как тех, которые люди «могут покинуть, если захотят».[5] Под рабством здесь понимаются не просто обязательства, радикально ограничивающие свободу индивида (таковыми являются, например, брак, военная присяга, клятва Гиппократа и т.п.), а обязательства, радикально и необратимо ограничивающие возможности индивида по добровольному выходу из сообщества.[6] Впрочем, в другом месте Милль бегло касается необходимости парирования угрозы  индоктринации в образовании. При изучении спорных вопросов Милль считает необходимым практиковать беспристрастное изложение фактов: «Чтобы подобные меры не обратились в руках государства в орудие для управления мнениями людей, требования экзаменов… можно было бы ограничить знанием исключительно только одних фактов и положительных наук. Что же касается до религии, политики и других спорных предметов, то экзамены по этим предметам, оставляя в стороне вопросы об истине или ложности того или другого мнения, могли бы ограничиваться только одной фактической стороной, что такие-то писатели, школы, церкви держались по известному вопросу такого-то мнения, на тех-то основаниях».[7] Того же мнения придерживается и другой либеральный теоретик, Уил Кимлика. Согласно ему, либеральное общество «не только позволяет людям вести их нынешний образ жизни, но и дает им доступ к информации о других образах жизни (благодаря свободе самовыражения), даже требуя от детей знакомиться с другими образами жизни (посредством обязательного образования), а также позволяет людям радикально пересматривать свои цели (вплоть до вероотступничества), не опасаясь юридического наказания», «люди должны находиться в условиях, необходимых для осознания наличия других представлений о хорошей жизни и способности разумно изучать эти представления» [цит. по Кукатас, «Либеральный архипелаг»]. В этой точке зрения явно выражено требование принуждения к добровольности.[8] Заметим, что Кукатас не постулирует право человека присоединиться к любому сообществу, поскольку человек не может обладать таким правом: присоединение зависит не только от желания человека, он и от желания сообщества видеть его в своих рядах. С другой стороны, Кукатас постулирует «принцип взаимной толерантности» объединений, но нигде не конкретизирует, какая инстанция будет поддерживать соблюдение такого режима терпимости. Здесь Кукатас ближе не к либерализму, а к анархизму. Очевидно, самого по себе провозглашения принципа терпимости недостаточно, необходима верховный инстанция по типу «минимального государства» Нозика.[9] Изложение позиции Скиннера по вопросу о свободе см. в его книге «Beyond Freedom and Dignity».[10] Так, Кукатас отвергает требование принудительной информированности членов сообщества обо всех доступных их выбору альтернативных сообществах [С. 196-197].[11] Как пишет М.Б. Хомяков, анализируя полемику Б. Бэрри и У. Кимлики, «Аргументация Кимлики частично основана на перфекционизме, разработанном Дж. Рацем, который связывает философский и политический либерализм с сознательной поддержкой развития ценности индивидуальной автономии. По Рацу, автономия означает критическую независимую оценку различных образов жизни и концепций блага с последующим сознательным выбором индивидом того или иного жизненного пути. Такой человек «частично является автором своей собственной жизни». Поэтому «идеал личной автономии является представлением о людях, контролирующих, до некотоой степени, свою собственную судьбу, определяя ее через успешные решения, которые они принимают на протяжении всей своей жизни» (Raz 1986: 369). Понятно, что стремление к воплощению в жизнь подобного идеала напрямую требует либеральной политики - понимание человека как создающего себя самого субъекта препятствует любому ограничению индивидуальной свободы - ибо, согласно идеалу автономии, для того, чтобы быть ценным, образ жизни должен избираться индивидом совершенно свободно. Ценность автономии тем самым оправдывает свободу, равенство, толерантность - все то, что, по мнению многих, представляет собой основу ценностной системы либерализма. Именно на автономии индивида основывались политические теории «старых» либералов, среди которых первое место занимают И. Кант и Дж. Ст. Милль. Именно автономией индивида можно оправдать большинство либеральных институтов, включая систему обязательного образования, направленную на обеспечение критически обоснованного информированного выбора человеком своего образа жизни».[12] Метафора архипелага заимствована Кукатасом из «Архипелага ГУЛАГ» А. Солженицына. Противоположность «либерального архипелага» архипелагу тоталитарному заключается, по Кукатасу, в отсутствии центральной власти, подчиняющей жизнь в сообществах некой единой цели (элемент анархизма), а также в установленном режиме толерантности между сообществами.[13] Кукатас вполне осознает эту проблему: «в тех объединениях, к которым люди принадлежат с рождения, индивидуумы социализируются таким образом, что приучаются воспринимать свою участь как данность. В результате им очень трудно вообразить себе выход из своей общины – ведь их приучили верить в том, что их община во всем права, а окружающий мир во всем не прав, или же они просто воспитаны так, что предпочитают конкретный (ограниченный) набор возможностей. Они лишены свободы выхода, потому что не испытывают желания или готовности к выходу из группы. То есть они могут быть несвободными именно потому, что не испытывают необходимости в свободе». Однако его представление о субъекте и содержании добровольности позволяет ему примириться с этими «издержками»: «Мы приучаемся предпочитать то, что нам привычно, и нас могут приучить к предпочтению несвободы. Несвободен ли тот, что предпочитает несвободу? Ответ, заложенный в выдвигаемой нами теории, будет отрицательным. Предпочтения индивидуума не имеют отношения к тому, свободен ли он или нет. Люди, как правило, имеют различные предпочтения и различный приоритет этих предпочтений… Их свобода определяется не тем, каковы их предпочтения, а тем, могут ли они действовать в соответствии с ними».

09 февраля, 08:57

15 самых загадочных заброшенных мест на планете

Все эти места когда-то были наполнены людьми, живущими своей жизнью. Заброшенные по разным причинам, теперь они выглядят как города призраков или съемочные площадки для фильмов ужасов. Загадочное настроение этих мест заставляет испытывать страх, любопытство и восторг одновременно. Только самые смелые могут отважиться посетить подобное место!

08 февраля, 15:19

Student choice: the new proposals are all froth and no coffee

The government claims it will offer students a wide-ranging menu of university options. But diversity won’t just happen by itself – it needs planningThis government says it is a great champion of student choice. Yet it is on the brink of legal reforms that risk restricting the options to the kind of choice car-maker Henry Ford famously offered customers in the 1920s: “a car painted any colour that he wants so long as it’s black”.The diversity of UK higher education is one of its outstanding strengths. Large multi-faculty universities in big cities, smaller specialist universities for subjects like agriculture, performing arts and creative art and design; musical conservatoires; institutions founded by the churches; higher education in FE colleges; new providers opening up new areas of specialism, such as modern music. Students aren’t homogenous; institutions should not be either. Continue reading...

08 февраля, 12:40

Качиньский, Сикорский и Дзедзичак могут стать в Украине персонами нон грата

Отношения Польши и Украины никогда не были добрососедскими, но все же иногда казалось, что между двумя государствами возможен нормальный диалог и взаимовыгодное сотрудничество. События же 2016 года четко дали понять - попытки строительства дружбы закончены, участники переходят в стадию открытого противостояния. Фильм о Волыни; признание Польшей 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против жителей польской республики в 1943-1945 гг. Осуждение Верховной Радой этого решения; осквернения кладбищ; сожжение флагов; марши националистов и выражение открытой ненависти. Таким был формат польско-украинских отношений в прошлом году. Вряд ли 2017 год будет лучше. Ведь начался он для Украины и Польши с очередного скандала: украинская сторона запретила (потом отменила, но сам факт) въезд на свою территорию мэру Перемышля Роберту Хому. А недавно  на сайте Порошенко появилась петиция с предложением объявить персонами нон грата Ярослава Качиньского, Радослава Сикорского и Яна Дзедзичака. Чем ответит Польша? Как это сейчас модно, заявит о строительстве стены на границе, запретит въезд украинцев на свою территорию или окончательно развеет все надежды Украины на получение безвизового режима и вступление в ЕС?  Возможностей для маневров масса. политика Wed, 08 Feb 2017 15:57:01 +0600 dauruad 513824 Судьба исторической родины автопрома http://news2.ru/story/513823/ В день основания города Детройт 24 июля 1701 года никто и представить себе не мог, что ему суждено стать крупным индустриальным центром и повлиять на судьбу всего Нового Света и даже мира. Точно так же, как никто не мог предвидеть внезапного упадка этого процветающего мегаполиса с самой развитой автомобильной промышленностью на континенте. На своем веку городу было суждено побывать частью британской колониальной империи, пережить осаду восставших индейцев вождя Понтиака, быть сожженным дотла и вновь восстановленным, получить гордое звание Парижа запада, благодаря своей выдающейся архитектуре, и, наконец, превратиться в автомобильную столицу машиностроения. Этому титулу Детройт обязан никому другому, как Генри Форду, основателю небезызвестной компании Ford Motor Company, благодаря которой уже в 1920-е годы Детройт стал лидером США по количеству частных автовладельцев. В свою очередь, общественный транспорт позиционировали как средство передвижения для бедных. Примечательно, что в 1940-е через Детройт прошла одна из первых скоростных магистралей в Америке, М-8. В 1950-х городу было суждено пережить апогей своего экономического развития. В поисках работы в сфере автомобилестроения туда тянулись люди из южных районов. Изначально компания Ford практиковала выпуск дешевых и общедоступных автомобилей. Первым автомобилем, сошедшим с конвейера, которому суждено было выйти в "тираж", стал Ford Model T. Выпуск продолжался с 1908-го по 1927-й годы. И модель оказалась более, чем успешной. По своим техническим характеристикам и комфортабельности Ford Model T не уступал, а то и превосходил автомобили своего класса. Успех Ford Model T определило и то, что автомобиль был выпущен большим "тиражом" и стал доступен для среднего американца, в то же самое время, как автомобили других марок были редкостью и стоили в разы дороже. Да и конструкция авто сама по себе была очень оригинальной. Конструкция не учитывала привычки водителей, а подгонялась с учетом особенностей технологии производства, но, в свою очередь, дискомфорта при вождении подобные особенности не причиняли. Существует легенда о том, что первые автомобили, выпущенные компанией Ford, были выкрашены исключительно в черный цвет. Об этом красноречиво говорит известная цитата Генри Форда, ставшая визитной карточкой Ford: "автомобиль может быть любого цвета, если он черный". Черный цвет авто и в наши дни считается признаком хорошего вкуса автовладельца. В Советском Союзе столь знакомые нам старенькие ГАЗ-А, а также ГАЗ-АА стали официальными копиями фордов. То, что эти марки автомобилей с успехом прижились на нашей земле, еще раз говорит об универсальности и функциональности марки Ford. Более того, еще в Царской России компания Ford успешно продвигала свою продукцию, продолжая свою деятельность и после 1917-го года. Ford Fairlane - одна из самых, если не самая успешная модель, выпускавшаяся с 1955-го по 1961-й год. С 1962-го компания Ford стала выпускать отдельную линию авто с этим названием. Один из самых лучших красноречивых примеров - это Ford Ranchero, пикап, который мы неизменно представляем при словосочетании "старый американский форд". Автомобиль отлично подходил как для осуществления перевозок небольших грузов, так и для приятной поездки по ночному Детройту. Еще одна модель, несомненно заслуживающая внимания, - это Ford F-250. Не зря именно этот пикап, неизменно продолжающий появляться в американских фильмах жанра road-movie на протяжение 30-ти лет, являлся самым продаваемым пикапом в США. Ведь, помимо своего потрясающего внешнего вида он обладает не менее внушительными техническими характеристиками. Первый автомобиль серии F-Series Truck был выпущен в 1948-м году. В тот период времени в американской культуре появилась тенденция, которую впоследствии окрестили "гигантоманией". Явление это отразилось и в архитектуре (современный Детройт хранит наследие той эпохи), и в машиностроении. Массивные двери, боковые крылья, толстые стекла и обтекаемые формы тяжеловесных авто могут дать некоторое представление об этой тенденции. И F-Series Truck был выполнен в соответствии с модными тенденциями того времени. Дизайн автомобилей серии F не претерпевал значительных изменений вплоть до 1960-х. Лишь в 1961-м году, в четвертом поколении, был разработан пикап, который сильно отличался от своих предшественников. Дизайн его стал более ближе к современному, была значительно увеличена мощность двигателя и другие технические характеристики. После введения норм для всех авто, предусматривающих боковые световые сигналы, в пятом поколении дизайн F-Series претерпел еще больше изменений и не в худшую сторону. Теперь эти автомобили служат для нас символом Америки конца 1960-х - начала 1917-х годов. Двигатель 302 CID Ford Windsor V8 обладал мощностью в 205 л. Не случайно эта модель актуальна и в современности. В начале 2014-го года компанией Ford был представлен концепт-арт разработок тринадцатого поколения F-Series. Помимо внешних изменений, автомобиль будет оснащен экономичным мотором компании EcoBoost, также будут улучшены все технические характеристики. Серийное производство запланировано на 2014-й год. Глядя сейчас на пустые улицы некогда процветающего Детройта, ныне пришедшего в экономический упадок, заброшенные здания, проезжие части с потрескавшимся от старости асфальтом, которого еще несколько десятков лет касались колеса легендарных автомобилей компании Ford, сложно себе представить, что этот город был столицей мирового автопрома долгие годы. Тем не менее, история процветающей копании Ford неразрывно связана с историей этого города, улицы которого могут рассказать так много. В настоящее время ведутся работы по восстановлению былой привлекательности этого места, а в центре и сейчас находятся штаб-квартиры крупных машиностроительных компаний.(http://avtomobilnye-novos...)

07 февраля, 22:28

Why Jewish Political Activism Leads To Anti-Semitism

Credit: Ali Shaker via Wikimedia Commons For centuries, we have been told that our unity will save both us and humanity. We won't listen and the world hates us for it. In the aftermath of the US elections, the voices of many prominent Jews are heard aloud and almost always with the same refrain: "Trump is a bigot, a racist, and is unfit to be our President." Comedian Sarah Silverman called for a military coup to overthrow President Trump. Israeli singer, Noah, called the President Hitler. Other Jews have called on Americans "to mobilize in solidarity against Trump." Likewise, Jewish Voice for Peace launched a campaign offering "Tools to Resist Trump's Islamophobia." As Tablet magazine put it, "From the Orthodox Union to the Reform Movement, and 'Commentary' to J Street, American Jews speak out in defense of refugees and Muslims," and against President Trump. At face value, it is perfectly legitimate and democratic to protest what you think is wrong. It is a right enshrined in the First Amendment. But things are different when it comes to Jews. We want to fit in; we want to belong, but no one treats us like ordinary people. "If you prick us, do we not bleed? If you tickle us, do we not laugh? If you poison us, do we not die?" asks Shylock the Jew in Shakespeare's The Merchant of Venice. Today, we are all like Shylock--ever trying to prove our sameness, ever encountering disbelief. Even if we are met with favorable declarations, such as those recently made by British Premier, Theresa May, when it comes to actions, such as at the UN Security Council, the UK votes against us. As in the US, Jews in Europe have been voting for liberal democratic parties for decades. Yet, precisely these parties have become hotbeds for Europe's most sinister anti-Semitism. European Jewry has woken up, but it is too late. They can either leave Europe or stay and expect matters to grow much worse and much more physically dangerous. The US is traversing the exact same route. Academia, which is dominated by a leftist oppressive mindset, has used the slick tool of political correctness to perform ideological cleansing of any idea that is not ultra-liberal. The media, much like academia, has been performing character assassination against Trump since the day he announced his intention to run for President. Together, the media and academia present a false image of a President who does not have the support of the American people. This orchestrated smear campaign against a legally and honestly elected president has deepened the divide within American society to a level that looks too much like riots, and too little like legitimate protests. It is one thing for Jews to choose sides. It is another thing altogether for Jews to vigorously condemn the other side by using vulgarity, profanity, and baseless delegitimization, as in the heated debate currently unfolding in the US. Just as it happened after Sarah Silverman's tweet, when we Jews incite for separation, we invoke anti-Semitism. What's Wrong with Jewish Activism? The answer to the question in the subtitle is that there is nothing wrong with Jewish activism, as long as it promotes unity rather than division. The Jewish peoplehood was forged through unity when millions of individuals of different descents committed themselves to one another by pledging to be "as one man with one heart." Once they made that vow, they were tasked with passing unity on to the rest of the world, thereby becoming "a light unto nations." It may not appear so on the surface, but as long as Jews maintain their unity, they are appreciated. When they disassociate and thereby abandon their commitment to humanity, they cease to be a light unto nations and in so doing invoke hatred toward them. I have been frequently criticized for expressing this view. However, this is not my personal view but the view of our sages throughout the generations. In that sense, I am only the messenger. The Midrash (Beresheet Rabah, 66) writes about the Jews: "This nation, world peace dwells within it." The Talmud writes in Masechet Yevamot: "No calamity comes to the world but because of Israel." Midrash Tanhuma (Devarim, Portion, Nitzavim) writes, "Israel will not be redeemed until they are one bundle." The Mishnah (Okatzin 3:12) asserts, "The Lord did not find a receptacle that holds a blessing for Israel but peace, as it was said (Psalms 29), 'The Lord will give strength to His people, the Lord will bless His people with peace.'" The Book of Zohar writes in the portion, Aharei Mot: "'Behold, how good and how pleasant it is when brothers sit together.' These are the friends as they sit together and do not part from one another. At first, they seem like people at war, wishing to kill one another. Then, they return to being in brotherly love. And you, the friends who are here, as you were in fondness and love before, henceforth you will also not part. And by your merit there will be peace in the world." Not only our ancient sources spoke of the importance of unity for the people of Israel and for the entire world. Our sages continued to talk about it throughout the generations. "When Israel have unity, there is no end to their attainment," writes the book, Noam Elimelech (The Pleasantness of Elimelech). "The prime defense against calamity is love and unity. When there are love, unity, and friendship between each other in Israel, no calamity can come over them," adds Rabbi Kalonymus Halevi Epstein in Maor VaShemesh (Light and Sun). "We are commanded at each generation to strengthen the unity among us so our enemies do not rule over us," wrote Rabbi Eliyahu Ki Tov in The Book of Consciousness. The Ramchal also wrote in The Commentary of Ramchal on the Torah: "Moses wished to complete the correction of the world at that time. ... However, he did not succeed because of the corruptions that occurred along the way." In the previous century, the two greatest spiritual leaders of the generation, Rav Kook and Rav Yehuda Ashlag, author of the complete Sulam (Ladder) commentary on The Book of Zohar, wrote extensively about the role of Israel toward the world and the vital part that Israel's unity plays in carrying out its task. In Orot (Lights), Rav Kook wrote, "The construction of the world, which is currently crumpled by the dreadful storms of a blood-filled sword, requires the construction of the Israeli nation ... in anticipation of a force full of unity that is found in Israel." Similarly, Rav Ashlag asserted, "It is upon the Israeli nation to qualify itself and all the people of the world to develop until they take upon themselves that sublime work of the love of others, which is the ladder to the purpose of Creation" ("The Arvut" [Mutual Guarantee]). Returning to The Book of Zohar, the famous Tikkun no. 30 stresses that when Israel are not united, they "bring about the existence of poverty, ruin, and robbery, looting, killing, and destructions in the world." Establishing Constructive Activism If we Jews want to help heal American society, certainly a commendable aspiration, we must return to our roots. Only unity above our differences--without suppressing any view but rather by embracing diversity above disputes and mutual disdain--will serve as an example worth following. Hurling abuse at people for their political views will not award us esteem. It will also not make us more acceptable in American society. What the nations want from us is leadership by way of example, not by way of retribution. Surprisingly, some of the worst enemies of the Jewish people were keenly aware of the power of Jewish society and our role toward humanity. The famous anti-Semitic industrialist, Henry Ford, wrote in his infamous book, The International Jew--the World's Foremost Problem: "Modern reformers, who are constructing model social systems on paper, would do well to look into the social system under which the early Jews were organized." Elsewhere in the book, Ford wrote, "Society has a large claim against the Jew ... that he begin to fulfill ... the ancient prophecy that through him all the nations of the earth should be blessed." Rav Yehuda Leib Arieh Altar (the ADMOR of Gur) wrote in Sefat Emet (Language of Truth): "Because they sinned, that force of unity was taken from the wicked and was given to the children of Israel... We should trust it for because our intention is good, we are certain to succeed, since the force of unity assists us." Rav Yehuda Ashlag added similarly in his essay, "The Arvut" (Mutual Guarantee), when he explained the meaning of being "a light unto nations": "You shall be My Segula [remedy/virtue] from among all peoples. This means that sparks of purification and cleansing [from unfounded hatred] shall pass through you onto all the peoples and the nations of the world." Eliezer Ben Yehuda, reviver of the Hebrew language, wrote in The Complete Writings of Eliezer Ben Yehuda (Vol. 1): "We have yet to open our eyes and see that only unity can save us. Only if we all unite ... to work in favor of the entire nation, our labor will not be in vain." Likewise, A.D. Gordon, the chief ideologist of Zionism, asserted in Light of Life on the Day of Smallness: "'All of Israel are responsible for one another' ... Only where people are responsible for one another there is Israel. Moreover, all the people are responsible for one another, and only where people are responsible for one another there are people (and there is a nation, a humane nation). If there are none who are responsible for one another, what is there? We, who are coming to build [the State of Israel], will certainly not build on the basis of relations of the generation of separation [generation of Babylon, when people were separated]." And finally, David Ben Gurion, the first Prime Minister of Israel, stated the following in Revolution of the Spirit: "Love your neighbor as yourself is the superior commandment in Judaism. With these three words, the eternal, human law of Judaism was formed... The state of Israel will be worthy of its name only if its social, economic, political, and judicial structure are based upon these three eternal words." With these few quotes out of many others found in numerous writings of our sages, I tried to convey their simple message that the role of the Jewish people is not to be political activists. Rather, it is to be a role model of unity. If we do this, we will bring peace upon ourselves and upon the world, since we will be "a light unto nations." For more excerpts and elaboration on the cause of anti-Semitism and its cure, especially in our time, please visit "Why Do People Hate Jews." I encourage all my readers to share with me their thoughts on this message by writing to [email protected] I will try to acknowledge these questions in future columns to the best of my ability, or on my Facebook page. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 февраля, 10:10

Три дуба и молоток. Что означают названия известных автобрендов?

Автомобильная эпоха разменяла вторую сотню лет. Значения названий многих марок забылись и уже не несут первоначальной энергетики. Всматриваемся в историю и восстанавливаем смысл их имен.

03 февраля, 04:30

7 Reasons Why You Won't Hit Your Goals in 2017

It's easy to get excited about the New Year and to have all of these goals in mind about how we are going to live better, get things done and achieve some BADASS GOALS... We feel good about making 2017 better than the last but a part of us isn't quite sure how it's all going to unfold. The big beautiful idea to kick some ass in the new year sounds amazing, but unless you are repeating some of the same actions and patterns you have been in previous years, then you won't get very far with your goals... and that's just the honest and BRUTAL TRUTH. If you always do what you've always done, you will always get what you've always got. - Henry Ford Here are 7 Reasons Why You Won't Hit Your Goals in 2017: (1) You continue to spend time with people who do not add value to your life. If you didn't know it then, you know it now: You become the 5 people you spend the most time with. When you look at all the hours in the week, ask yourself how many of those hours are spent with people that don't have goals, are not excited about pursuing much, or spend a lot of time complaining about their lives. If you really want to step up your game this year, you definitely want to consider cutting your time with those people who do not compliment your energy or your ambitions in life. This might mean that you are left with one friend (or 0 friends), but hey, maybe it's time to find a new tribe? You can start by joining a group of #badassladyboss' in the Private Collective: Click here to join for free! "Surround yourself with the dreamers and the doers, the believers and thinkers, but most all, surround yourself with those who see greatness within you, even when you don't see it yourself." (2) You press snooze when you know it's time to RISE & GRIND Admit it - we are only 2 weeks into 2017 and you're already dragging your feet. Every time you press SNOOZE, you are less likely to achieve what you want to in the day. Instead, you start to think of all the things that you don't like about your biz - and before you know it, you've wasted almost an hour on waking up and getting out of bed. Chances are, you are not focused on your daily goals and what needs to be done in order to achieve the BIG DREAM. You cannot have A BIG DREAM, without a DAILY ACTION PLAN to get there. Often times, waking up can be a drag because you simply have no clue what needs to be done that day. This is why you press SNOOZE, this is why you are wasting your day feeling unmotivated and uninspired. Need help getting focused? Be sure to download the 2017 Thrive & Conquer Kit today. (3) You make excuses WHY you can't do "this," go "there", have "that," when it comes to doing things that you know will help you grow your biz An opportunity comes up and you are in the position to take it - the dates work, you have the knowledge, you have the funds... but, for some reason, you're making excuses as to why it can't be done. For example, that networking event that you learned about - you know very well that you can make it and that there's a chance you can make great connections, but for whatever reason, you would rather not... you have an excuse. There will be many opportunities, some not so obvious, for you to step into your powers and grow your biz, but you are still living in fear, doubt and lack of self-confidence. You come up with all the reasons why you should say no, but not once have you thought about why you should say YES. Fear, doubt and lack of self-confidence are all recipes for complacency and self-destruction. Ask yourself if LIVING YOUR DREAM is worth it? If you really want to HIT THAT GOAL that you set out to achieve in the beginning of the year. Ask yourself if you want to live a better, more prosperous and passionate life? Make 2017 the YEAR OF YES - and just jump head first into the unknown. The only thing standing between you and your goal is the bullshit story you keep telling yourself as to why you can't achieve it. ― Jordan Belfort (4) You won't take the time to write down your goals If you've never heard about the power of writing down your goals, then you're excused. However, if you already know that you should be writing down your goals as a business owner and entrepreneur, but you haven't taken the time to do so, you are only sabotaging yourself in the big picture. Writing down your goals make your goals REAL and attainable. When you do not set goals on paper and everything you want to achieve exists in thin air, you're less likely to be your best self on a daily basis because you aren't entirely confident about what needs to be done to hit your goals. Admit it, you're LAZY, you're NOT serious about making progress and you think that doing things YOUR WAY is the best way to go. I read a lot of biographies on successful people and the common denominator on their success always started with writing down their goals. Maybe it's time to give your head a shake and take out a pen and paper and get to writing? (Side note: When you write down your goals, set a DEADLINE, for crying out loud! The difference between a dream and a goal is A DATE. Then, get to work!) (5) You spend too much time on social media, comparing yourself to everyone else, when you should be getting work done We are all guilty of doing this from time to time. We wake up, hop onto social media - then, scroll, scroll, scroll... waste 20 minutes in the morning looking at photos, reading statuses, and before we know it, we are caught in the vicious cycle of comparing ourselves to strangers we know very little about. There goes our energy for the rest of the day. Womp womp... One of the things I have set out to do for myself in 2017, is to wake up feeling VIBRANT + FULL OF LIFE. Instead of spending any time on social media (especially first thing in the morning), I turn on my fave Podcast or do a quick 5-minute meditation and focus on my personal GOALS & DREAMS, and what my intentions are for the day. Save yourself from the heartache, the mind-fcuk, the negative self-talk and find some other way to start your mornings. If you catch yourself doing this mid-day, replace it with something more positive and I guarantee, you will not only get more done, you will produce better work! "The reason why we struggle with insecurity is because we compare our behind the scenes with everyone else's highlight reel." (6) You have no plans of doing any personal development If you want to develop the courage, the skill or the mindset of a successful business owner, then you need to invest in developing yourself. If you want the knowledge, the confidence and the THICK SKIN we all need to build a thriving business, then we HAVE TO invest in personal development. What are some of the things you can do to be the better version of yourself in 2017? 1) Hire a business coach 2) Listen to inspirational and motivational podcasts/audiobooks 3) Take time out everyday to read a book that teaches you something about yourself - a biography on someone you admire, books on self-help, books about success, etc. 4) Meditation. Believe it or not, you can learn a lot about yourself in moments of silence. Find out how to meditate and uncover a brand new you! 5) Join a workshop or take a course that is dedicated to uncovering more about yourself or developing new skills "Knowing others is intelligence; knowing yourself is true wisdom. Mastering others is strength; mastering yourself is true power." - Lao Tzu (7) You simply don't believe you are worthy of your goals. We must believe that we are capable of achieving what our heart's desire. We may not have figured out HOW we will get there, but the act of believing makes a BIG DIFFERENCE. When we play small and constantly tell ourselves all the reasons why it won't work out, we are less likely to take ACTION on building our dream life and business. Spend some time writing down affirmations and make the decision to remind yourself of these affirmations, daily: I AM WORTHY. I AM CAPABLE. I DESERVE A BETTER LIFE. I HAVE WHAT IT TAKES TO MAKE IT HAPPEN. These are perfect examples of how you can start to believe your own worthiness. After all, we only have one life to live... choose to make it the MOST EPIC, MOST FULFILLING LIFE you have ever lived. Starting today, choose not to have any regrets. Imagine what it would be like to look back on 2017 and to think to yourself... I MADE IT. I'M BETTER THAN I WAS WHEN I STARTED. AND TODAY, I AM CLOSER THAN EVER TO MY DREAMS. ____________________________________________________ My name is Genicca Whitney and I am on a mission to empower your wildest dreams into inspired action. If you are prepared to fire up your passion for success and looking for juicy + soulful tools that will magnify your desires, make sure to visit www.badassadyboss.com Follow Genicca Whitney on Twitter, Instagram or Facebook. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

01 февраля, 11:00

Политический подтекст бургеров

Во время активных оппозиционных протестов в Москве покупатели зубной пасты Splat неожиданно для самих себя стали обнаруживать в коробках не только тюбики пасты как таковой, но и политическую агитацию от владельца бренда, который счёл уместным доносить до клиентов, за кого им голосовать, если они выбирают зубную пасту Splat. Многие были удивлены. Однако, как и многое другое, мода на политическую агитацию, завёрнутую в бренд, пришла к нам из-за океана. Банальность, конечно, но не секрет, что Генри Форд был большим поклонником Третьего рейха. Не чуралась сотрудничества с нацистами и Coca-Cola, существует даже легенда, что один из трёх главных брендов корпорации был изобретён специально под немцев — я говорю о Fanta. А почему, заходя в бургерную и выбирая двойной вопер, вы голосуете за Трампа? А почему McFlurry однозначно делает вас голосующим за Хиллари? С одной стороны, всё просто: те или иные компании всегда занимают ту или иную политическую позицию. Пусть это не всегда говорится откровенно, но это так. К примеру, на постоянных военных базах США за границей практически всегда открывается McDonald's. Чисто теоретически, куда более боевитыми всегда считались республиканцы, но большую часть войн и вооружённых конфликтов США развязывали именно при демократах. То есть McDonald's, поддерживая их, расширяет собственную "кормовую базу". Нормальное желание для бизнеса. Знаете, как называется старейшая американская сеть ресторанов быстрого питания? White Castle. Будете смеяться, но их подозревают в сотрудничестве с весьма и весьма одиозным расистским движением KKK, или, говоря по-русски, — ку-клукс-кланом. Ужас? Да нет, просто им надо было продвинуть новый "белый" бургер. Такая вот история. Или вот, "Теремок", наш, посконный. Думаете, что он про Илью Муромца или Алёшу Поповича? Как бы не так. Ещё в 2011 году один из основателей сети Михаил Гончаров вступил в заочную дискуссию с руководством Москвы, предлагая дать доступ к уличной торговле с помощью аукционов. Вот только дело не выгорело. По словам Гончарова, аукционы запустили, но их тут же заспамили предложениями от подставных фирм. То есть теперь, покупая блин в "Теремке", вы тоже в какой-то мере начинаете дискуссию с градостроительными инициативами в Москве. И не стоит думать, например, что политический подтекст существует только на федеральном уровне или давным-давно сформировался исключительно в западной культуре фастфуда. К примеру, в Кемерове давно и достаточно успешно развивается сеть "Подорожник". Ларьки, в противовес "шаурмячным", были чистыми, имели единый стиль оформления и быстро снискали популярность сначала в родном Кузбассе, а после и в Петербурге, куда сибиряки решили выходить после регионального успеха. Однако они пришлись не ко двору тогдашним властям Смольного — в результате кузбасским бизнесменам бизнес в Северной столице пришлось свернуть. Печально, а ведь именно про основателя сети — Владимира Фомина — писал свою песню "Человек из Кемерова" Борис Гребенщиков. Окажетесь в Новосибирске, Кемерове или Новокузнецке — зайдите в одну из их ресторанных точек и выразите свой протест ущемлению российских предпринимателей в угоду засилью иностранного фастфуда. Покупаете колу — голосуете за одно, покупаете "Байкал" — за другое. За каждым продуктом питания или рестораном всегда стоит человек, такой же живой, как и мы с вами. У него есть свои идеи, свои обидчики и свои благодетели. В США на полном серьёзе можно оказаться вне милости, посетив не то заведение общепита. Да что там, в той же Великобритании пабы делятся не только по принадлежности к тому или иному футбольному клубу, но и по политическому контексту: что-то для лейбористов, что-то для консерваторов. Иностранные сети ресторанов быстрого питания для нас с вами находятся вне политического контекста. В сущности, нам не так уж важно, что хотел сказать полковник Сандерс, выпуская свои острые крылышки, и за кого призовёт голосовать Subway, если когда-нибудь призовёт. Однако местные рестораторы своей позиции уже не стесняются. И понятно, что, посещая ресторан "Петрович", мы так или иначе поддерживаем позицию карикатуриста Бильжо. А отправляясь во "Втордых" (его, правда, уже нет), присоединяемся к люмпен-пролетариям и фрондирующей богеме. В скором времени формулирование нашей политической позиции, выраженное через желудок, кристаллизуется и примет какие-то окончательные формы. В конце концов, знаменитая чебуречная на Китай-городе и пышечная на Большой Конюшенной — тоже своего рода политическое высказывание про то, что в СССР деревья были зеленее и всё такое прочее. Приятного аппетита!

01 февраля, 08:00

Почему быстро ломаются автомобили

Производители автомобилей уверяют нас, что мировой автопром совершил колоссальный рывок, машины стали ещё мощнее, безопаснее, экономичнее, а главное – более доступными по цене. Всё больше людей хотят продать свою старую машину, взять кредит и купить что-нибудь из последних достижений инженерной мысли. Но не стоит торопиться. Автомобильный рынок перенасыщен. Ежегодно в мире производится около 90 млн […]

31 января, 16:00

Президент Трамп как разводка

Вот и начинается эра Трампа — при готовых геополитических и геоэкономических условиях для ряда неотвратимых и непредсказуемых развязок. Я утверждал, что стратегия гуру внешней политики Трампа Генри Киссинджера для работы с потрясающим интеграционным трио Евразии — Россией, Китаем и Ираном — это ремикс  политики «разделяй и властвуй»; склонение России к разрыву стратегического партнёрства с Китаем […]

31 января, 07:42

3 Scientifically Backed Reasons Why Working Less Leads to More Productivity

In the United States we think about the typical work week as being 40 hours long, but Americans are actually working 47 hours a week on average. Worse than that, 4 out of every 10 Americans say they work more than 50 hours a week, and 2 out of 10 Americans say they work more than 60 hours a week. Even if we only spend 40 hours a week in the office, mobile devices and employer provided laptops mean we're often logging on to do more work once we arrive at home. When our phones buzz with the sound of a new email, it's hard for us to resist checking our inbox and then shooting off a reply no matter what time it is. According to the Harvard Business Review we often feel the need to respond to work related communications after hours due to ambition, pride and proving that we're valuable to our companies. Is all of this after-hours work really helping to improve the bottom line at our companies though? Does it make us more valuable to our employers, or does it simply make us more tired? The research says it just makes us more tired. Companies like KPMG, Basecamp and almost every organization in Sweden (including Toyota) are making moves to reduce employee work hours. Yes you read that right! Why? Let's dive into the reasons companies are telling employees to work less! 1. Working Too Much Leads to Health Issues The biggest concern that comes along with working long hours is a decrease in physical health. Marianna Virtanen, a researcher at the Finnish Institute of Occupational health, found that there are clear associations between being overworked and dealing with impaired sleep and depressive symptoms. Similar studies show a correlation between overworking and Type 2 diabetes and heart disease. When we're overworked we're more likely to sleep less, eat worse and skip exercise leading to a whole host of health issues. These issues directly and negatively affect employers because they lead to absenteeism (taking sick days), high turnover rate (quitting) and rising health insurance costs. Essentially, in the long run employers get more out of their staff if they let them work 6 hours instead of 8 because they'll then employees take less full days off due to feeling ill. 2. Working Longer Hours Doesn't Result in Increased Efficiency The Parkinson's Law states that "work expands to fill the time available for its completion." That means if you give yourself a 8 hours to complete a 2 hour task you'll end up taking all 8 hours to finish the work. Does filling 8 hours with 2 hours worth of work make employees more productive? Definitely not. It just means we're being less efficient. On the flip side, "If you are empowered to hunker down and work for six hours and then leave, and this is supported by your employer, inevitably you will maximize the time you have available so that you can leave and get on with different activities in your life." By having more time to spend doing activities outside of work that you enjoy, your quality of life improves and you're more excited to do well at work because you're happier and well rested. In fact, a study out of the University of Warwick confirmed that "happiness led to a 12% spike in productivity, while unhappy workers provided 10% less productive." Working less hours really does lead to more productivity! 3. Working to the Point of Exhaustion Leads to Errors Research has shown that working when we're overtired leads to errors. From a management and leadership perspective, working when we're feeling exhausted leads to misreading physical cues such as facial expressions and body movements. It also leads to a mismanagement of our own emotional reactions, perhaps leading to unprofessional outbursts. Beyond that, research shows that only 1-3% of the population can survive on five to six hours of sleep per night. Being tired also makes us much more prone to making errors. These errors can definitely impact the bottom line for our companies and also land us in hot water depending on how big the error is. This concept of overwork leading to costly errors dates back to the 19th century. Factory owners learned to limit workdays to 8 hours so that they could reduce expensive mistakes and accidents that frequently occurred when employees were made to work 9, 10 or even more hours per day. According to an article in Salon, "In 1914, emboldened by a dozen years of in-house research, Henry Ford famously took the radical step of doubling his workers' pay, and cut shifts in Ford plants from nine hours to eight." Ford was initially bitterly criticized for this move, but over the next five years his competitors adopted the same model after seeing his production soar. It was at this time that many companies saw "if you wanted to keep your workers bright, healthy, productive, safe and efficient over a sustained stretch of time, you kept them to no more than 40 hours a week and eight hours a day." By reducing hours companies saw a decrease in worker disability, less damaged equipment, reduced lawsuits and happier shareholders. A century later and all of the lessons from the 1914s seem to have been forgotten, but companies and employees would do well to learn from the past. The Bottom Line Employees become less efficient when they feel overworked. Stress and exhaustion lead to medical concerns, decreased efficiency and costly errors. The secret to happy, productive and efficient employees? Less work hours! -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

31 января, 01:23

The Opportunity That Immigration Provides

As someone who has children with two Irish grandparents and two Croatian grandparents, I understand the opportunity that immigration provides. And as the daughter of two people who emigrated from Ireland, I am very thankful for the country that welcomed my parents with open arms. I grew up hearing stories about the Irish famine and all the poor, destitute, hungry people who traveled across the ocean on boats to a new land. Not knowing what to expect. But finding an open door upon arrival. I know that the ancestors of John F. Kennedy and Ronald Reagan travelled to the United States from Ireland during the famine, as did the father of Henry Ford. And we all know what their descendants offered their country of birth. As orders are signed and people march, I hope the principles I teach my children prevail. Kindness, acceptance and understanding. I hope we continue to evolve in a global world full of diversity. Where we can all grow by learning something new from a person who might seem different than us, but who usually wants exactly the same things we do. Peace, freedom and opportunity. As former First Lady Michelle Obama once said, "We are a nation founded as a rebuke to tyranny. A nation of revolutionaries who refused sovereign reign from afar. Hear me -- we're a nation that says give us your tired, your poor, your huddled masses yearning to breathe free. A nation built on our differences, guided by the belief that we're all created equal." May we all treat each other how we wish to be treated. What would it mean to us if we walked all night through a storm, with nothing but our loved ones, and found a warm, welcoming house with a candle burning in the window to welcome us home? May we always have a candle burning for those looking for a light. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

03 октября 2015, 18:00

Периодическая система капитализма — Джим Роджерс

В декабре 2007 года миллиардер и "гуру инвестиций" (как его называют в западной прессе) Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке и переехал в Сингапур, утверждая, что наступило время, когда основной инвестиционный потенциал мировой экономики перемещается на азиатские рынки: "Если вы были умны в 1807 году - вы переезжали в Лондон, если вы были умны […]

20 сентября 2015, 13:26

Кирилловичи и Гитлер

Оригинал взят у mysea в Кирилловичи и ГитлерОригинал взят у mysea в Кирилловичи и ГитлерОригинал взят у mamlas в Кирилловичи и ГитлерЕщё о РомановыхНацледники престолаКак Романовы поддерживали Гитлера / Романовы видели в Гитлере прекрасный шанс для триумфального возвращения в РоссиюВ середине июля представители монаршей династии Романовых оказались в центре внимания СМИ. ©По теме: Несостоявшаяся коронация || Сэр, батюшка царь! || Великий Князь Александр Михайлович о большевикахВладимир Кириллович (второй справа) с сестрой и родителямиСо ссылкой на Канцелярию главы дома Романовых великой княгини Марии Владимировны журналисты сообщили, что «потомки императорской династии намерены обратиться к российским властям с просьбой дать официальный статус императорскому дому и выделить им резиденцию в Москве». Сообщение вызвало противоречивые отклики.Непримиримую позицию по отношению к инициаторам предоставления особого статуса наследникам престола заняли в частности представители русского дворянства Никита Лобанов-Ростовский, Александр Трубецкой, Пётр Шереметев и Сергей Капнист. В своем письме Президенту России они заявили, что Мария Владимировна не имеет права называть себя главой дома Романовых, а также напомнили о тесных связях ее отца Владимира Кирилловича с нацистами. В том, насколько обоснованы эти серьезные обвинения, разбирались корреспонденты «Совершенно секретно».«Зигующими» представителями европейских монарших домов никого особенно не удивишь… Еще Муссолини на практике доказал возможность сочетания фашистской диктатуры и монархии. Король Италии Виктор ЭммануилIII, в свою очередь, был верной опорой режима дуче. Это привело к тому, что после войны членам королевской фамилии было запрещено появляться на итальянской земле. Не скрывал своих открытых симпатий к Гитлеру британский монарх ЭдуардVIII, а принц Бернард, супруг королевы Нидерландов Юлианы, вообще был членом нацистской партии и СС и до конца жизни был вынужден оправдываться за эти «неудобные эпизоды тревожной юности». Разумеется, не отставали и отпрыски германских королевских родов, без труда нашедшие себя на различных постах в гитлеровском государстве. Не являются исключением и Романовы, многие из которых откровенно поддерживали «коричневое движение», наивно надеясь на то, что Гитлер поможет им расправиться с большевиками и восстановит в России царский трон. Великий князь Кирилл ВладимировичС момента революции и упразднения в России монархии многочисленные представители российского императорского дома, оказавшиеся в изгнании, вели между собой жаркие споры за обладание призрачным троном. Иногда к реальным Романовым присоединялись разные проходимцы и самозванцы. Так, в начале 1920 х годов американская авантюристка Анна Андерсон заявила, что именно она является великой княгиней Анастасией, чудом избежавшей расправы в Екатеринбурге. Симпатии большинства русских беженцев до определенного времени склонялись в пользу великого князя Николая Николаевича, бывшего Верховного главнокомандующего Императорской армией. Естественно, его целиком поддерживала такая влиятельная организация русского зарубежья, как Русский общевоинский союз (РОВС). Однако в связи со смертью Николая Николаевича в январе 1929 года пальма первенства в погоне за химерой обладания высшей властью в «возрожденной Российской империи» перешла к великому князю Кириллу Владимировичу, а затем и к его потомкам. Противники «Кирилловичей» весьма яростно оспаривали какое-либо их право на «возвращение на престол». В числе аргументов часто звучали и обвинения в поддержке Кириллом, его супругой Викторией, а также их детьми – в первую очередь великим князем Владимиром – германского национал-социализма… Принцесса Саксен-Кобург-Готская Виктория МелитаКрасно-коричневый претендент Кирилл родился 12 октября 1876 года в Царском Селе. Безусловно, он являлся одним из самых ярких и экстравагантных представителей императорской фамилии. При этом его поведение (как в светской жизни, так и на военно-морской службе) постоянно доставляло правящей династии немало хлопот. Кирилл мог запросто нахамить высшим и старшим офицерам, пренебрегал служебными обязанностями, был завсегдатаем самых модных столичных кафешантанов. Настоящий скандал вызвала его женитьба на двоюродной сестре – принцессе Саксен-Кобург-Готской Виктории Мелите. Последняя была замужем за великим герцогом Эрнстом Людвигом Гессенским, братом российской императрицы Александры Фёдоровны и известным гомосексуалистом. В 1901 году их брак был расторгнут, а 8 октября 1905 года Виктория и Кирилл поженились в баварском курортном местечке Тегернзее, где великий князь проходил курс лечения от нервной депрессии. Этот брак не был признан русской монаршей семьей, и в течение нескольких лет Кириллу и Виктории было запрещено появляться при дворе. Основные претензии заключались в том, что Виктория отказалась покинуть лоно лютеранской церкви, кроме того, согласно российскому законодательству, близкородственные браки не дозволялись. Впрочем, в 1907 году НиколайII смилостивился и, после того как Виктория все же приняла православие, именным указом узаконил скандальную свадьбу. Царь восстановил Кирилла Владимировича и Викторию Фёдоровну в правах членов императорского дома, включая право на престол. В том же году у них родилась дочь Мария, в 1909 году – Кира, а в 1917 м – сын Владимир.Крайне напряженные отношения с престолом вылились в то, что во время революционных событий февраля 1917 года Кирилл нарушил присягу и совершил тем самым государственную измену. Нацепив красный бант, он во главе Гвардейского экипажа прибыл в Государственную думу и отрапортовал ее председателю Михаилу Родзянко: «Имею честь явиться Вашему высокопревосходительству. Я нахожусь в Вашем распоряжении, как и весь народ». Впрочем, весьма скоро Кириллу со своей семьей пришлось срочно уносить из России ноги. Уже в марте они нелегально выехали в Финляндию, затем некоторое время мыкались по Европе, пока наконец не поселились в родовом имении Виктории в германском Кобурге. Здесь же жил двоюродный брат Виктории Фёдоровны, герцог Саксен-Кобург-Готский Карл Эдуард. В 1922 году герцог принял непосредственное участие в организации Дня нации в Кобурге. Одно из самых почетных мест на этом мероприятии занимал Адольф Гитлер со своими сторонниками. К слову, в период Третьего рейха Карл Эдуард в благодарность за финансовую поддержку нацистов в 1920 е годы станет группенфюрером Штурмовых отрядов, имперским уполномоченным по делам транспорта, депутатом рейхстага и президентом германского Красного Креста. Генерал Василий Викторович БискупскийСоюз двуглавого орла и свастики Кирилл и Виктория вполне вольготно обосновались в Германии. Более того, они нашли здесь массу восторженных сторонников, прежде всего в лице радикально настроенных российских эмигрантов. Надо сказать, что в первые же годы после революции в Германию хлынул необычайно мощный поток русских беженцев. К началу 1920 х годов здесь обосновалось около полумиллиона изгнанников из Страны Советов. Кирилл поначалу вовсе не собирался предъявлять свои права на место «будущего императора». Однако к этому его подталкивали честолюбивая волевая Виктория и многочисленные ультраправые русские монархисты. В итоге в 1922 году Кирилл объявил себя «блюстителем престола», а в 1924 м и вовсе «императором Всероссийским КирилломI». Любопытно, что практически все, кто в это время входил в круг приближенных к «монаршей особе», были самым тесным образом связаны с деятельностью зарождающейся нацистской партии. Вообще, в первые годы существования НСДАП в ее рядах оказалось множество эмигрантов из России, преимущественно балтийских немцев. Многие из них происходили из среды аристократов, армейских офицеров, политических деятелей, воевали в составе белых армий. Они были охвачены идеей, что революцию в России устроили евреи и вот-вот то же самое случится в Западной Европе. Российские немцы, одинаково хорошо владевшие русским и немецким языками, образовали промежуточное звено между правым флангом русской диаспоры и нацистами. И среди них было немало людей, сохранявших преданность дому Романовых в лице Кирилла (к примеру, один из самых известных нацистских художников Отто фон Курзель, уже будучи членом НСДАП, основал в Мюнхене Русский монархический союз). Под влиянием русских эмигрантов – бывших черносотенцев – в нацистской партии в моду вошли выражения «еврейский большевизм» и «советская Иудея», и вскоре центральным пунктом национал-социалистического образа врага стал стереотип «еврейского большевизма». Автор классического исследования по ранней истории нацизма Конрад Гейден отмечал, что российские белоэмигранты, вставшие под знамена со свастикой, «очень желали вовлечь Германию в кампанию борьбы против Ленина… Было бы преувеличением назвать начинающуюся отныне внешнюю политику национал-социализма царистской. Но фактически ее духовные истоки находятся в царской России, в России черносотенцев и Союза русского народа. Русские эмигранты активно публиковались в центральной партийной газете – «Фёлькишер Беобахтер» и выступали на нацистских собраниях. По одной из версий, и саму газету нацисты купили частично на деньги русских монархистов. Главный идеолог партии и также выходец из Российской империи Альфред Розенберг в своих воспоминаниях пишет о том, что «наиболее состоятельная финансовая поддержка оказывалась партии русскими белоэмигрантами, которые любой ценой хотели добиться выхода своей антисоветской пропаганде». Одним из основных спонсоров «Фёлькишер Беобахтер» Розенберг называет генерала Василия Викторовича Бискупского, радикального монархиста и доверенное лицо Кирилла Владимировича. При этом известно, что Бискупский был всего лишь посредником – деньги на нужды нацистов передавала ему Виктория (недруги Кирилла утверждали, что генерал и великая княгиня состоят в интимной связи, что было зафиксировано даже в полицейских отчетах). До переезда Кирилла и Виктории в Кобург Бискупский, несмотря на свою репутацию авантюриста, был их полномочным представителем в Германии. К слову, сам великий князь говорил своему личному секретарю Гарольду Графу, что «в смутное время не надо бояться запачкать белые свои перчатки и опираться лишь на людей с безукоризненной репутацией, обычно мало пригодных в политической борьбе». Ключевой фигурой в деле объединения ранних нацистов и радикальных русских монархистов был Макс Эрвин фон Шойбнер-Рихтер. Он родился в 1884 году в Риге, участвовал в подавлении революционных выступлений в 1905–1907 годах, а в декабре 1910-го переехал в Мюнхен, где стал инженером. Здесь к этому времени уже сформировалось ядро «русско-балтийской группы», которая позднее почти в полном составе вступила в НСДАП. В декабре 1917 года Шойбнер-Рихтера назначили офицером разведки при главнокомандующем Восточным фронтом в Прибалтике. Он активно участвовал в борьбе с большевиками, а в 1919 году вернулся в столицу Баварии, где через Альфреда Розенберга установил контакты с русскими эмигрантами. В ноябре 1920 года Шойбнер-Рихтер вступил в НСДАП и быстро вошел в ближайший круг Адольфа Гитлера. К этому времени он уже был вхож в общество Кирилла, а его супруга Матильда была близкой подругой Виктории Фёдоровны. В это же время Шойбнер-Рихтер организовал русско-германское общество «Возрождение» (Aufbau), целью которого было объединение всех белоэмигрантских сил под началом великого князя Кирилла и в союзе с национал-социалистами. В планы общества входила организация антибольшевистского «крестового похода», в результате которого советская власть была бы свергнута и к власти в России, на Украине и в Прибалтике пришли бы националисты. Заместителем Шойбнер-Рихтера в «Возрождении» стал В.Бискупский. Последний никогда не порывал с нацистами. После провала Пивного путча 9 ноября 1923 года (в ходе этих событий погиб Шойбнер-Рихтер, после чего его организация прекратила существование) он укрывал у себя на квартире Адольфа Гитлера. Одновременно он продолжал играть важную роль и в окружении Кирилла, будучи назначен на пост военного министра в кирилловском «правительстве в изгнании». Бискупский приветствовал триумф НСДАП в январе 1933 года и направился в Берлин, где встречался с различными партийными деятелями, занимавшими высокое положение. В мае 1936 года он при поддержке СС и Министерства пропаганды был назначен главой Бюро русских беженцев. В его задачу входил организационный учет, контроль и «нацификация» всех проживавших в Германии русских эмигрантов. Ближайшими сотрудниками Бискупского стали убийцы В. Д.Набокова (отца известного писателя) – Пётр Шабельский-Борк и Сергей Таборицкий, также бывшие члены общества «Возрождение». С началом войны ведомство Бискупского активно сотрудничало с СС и абвером на ниве привлечения для нужд германской армии (и в частности разведки) эмигрантов в качестве переводчиков и агентов. Но вернемся в начало 1920 х годов. В это время Кирилл и Виктория отнюдь не скрывали своих симпатий по отношению к нацистскому движению. Щедрые суммы на нужды партии передавались ими, как правило, через Бискупского, а также через генерала Людендорфа – в то время союзника Гитлера. Только одному Людендорфу для «решения немецко-русского национального вопроса» эта пара передала 500 тысяч золотых марок. Кроме того, Виктория посещала учения Штурмовых отрядов и иногда брала с собою маленького сына Владимира. Во время кризиса первой половины 1920 х Кирилл и Виктория понесли значительные финансовые потери. Тем не менее Бискупский продолжал находить и направлять значительные средства в пользу нацистов вплоть до прихода Гитлера к власти. Большую часть этих денег он получил от Виктории. Не вполне понятно, откуда Кирилл и Виктория черпали финансовые средства после кризиса 1923 года. Известно лишь, что полковник Борис Брасоль, который был привлечен Шойбнер-Рихтером в «Возрождение» в качестве антисемитского публициста, стал президентом Русского монархического клуба в Нью-Йорке. Он смог наладить контакты с Генри Фордом, богатейшим американским автомобильным промышленником и антисемитом. В 1924 году, когда Виктория посетила Америку, Форд выделил для Кирилла большую сумму денег. Брасоль продолжал действовать в качестве посредника между Фордом и Кириллом и в 1930 е годы. Со временем отношение нацистов к русским претерпело решительные изменения. Набирающая силу НСДАП больше не нуждалась в поддержке российских монархистов. После смерти Шойбнер-Рихтера уже никто в руководстве партии не говорил о возможности возрождения монархии – ни в Германии, ни тем более в России. Кирилл, в свою очередь, также постепенно дистанцировался – по крайней мере внешне – от ультраправых радикалов. Макс Эрвин фон Шойбнер-Рихтер«Царь и Советы» Поскольку власти Веймарской республики, не желая портить отношения с СССР, запретили Кириллу заниматься политической деятельностью, «двор» в конце 1920 х годов перебрался во Францию, в Сен-Бриак. При этом связи Романовых с Германией вовсе не были прерваны. Еще в 1925 году первая дочь Кирилла, Мария, сочеталась браком с принцем Лейнингенским Карлом. Он служил в военно-морских силах Третьего рейха, в конце войны попал в советский плен и умер в 1946 году от тифа. Вторая дочь, Кира, в 1938 году в Потсдаме вышла замуж за принца Прусского Луи Фердинанда Гогенцоллерна, офицера германских военно-воздушных сил. Что касается «императора» Кирилла, то с момента переезда во Францию он, по совету В.Бискупского, стал приближать к себе руководителя эмигрантской организации «Союз младороссов» Александра Казем-Бека. Именуя себя «национал-революционерами», младороссы провозгласили целью создание «социальной монархии», сочетавшей в себе черты самодержавия с системой Советов. Хотя старшее поколение эмигрантов обвиняло Казем-Бека в симпатиях к большевизму (и, как потом окажется, небезосновательно), в манифестах самого Кирилла в тот период также фактически озвучивался лозунг младороссов: «Царь и Советы». На большинство крупных мероприятий Казем-Бек приглашал юного Владимира Кирилловича. Многое в идеологии и внешней атрибутике младороссов было прямо позаимствовано у итальянского фашизма. Кстати, Казем-Бек был единственным крупным российским эмигрантским политиком, удостоившимся личной аудиенции у Муссолини. У своих чернорубашечных коллег младороссы почерпнули принципы единоначалия, иерархии, солидарности классов. Своего вождя младороссы приветствовали характерным поднятием правой руки и возгласом «Глава!». Впрочем, уже к середине 1930 х годов младороссы начали быстро «леветь», в их прессе стали все чаще публиковаться материалы, говорящие о позитивности советского опыта. Они даже стали именовать себя «второй советской партией». Настоящий скандал произошел, когда летом 1937 года Казем-Бека застали в одном из парижских кафе за конфиденциальной беседой с прибывшим из СССР известным генералом А.Игнатьевым. Руководителя младороссов открыто обвинили в том, что он является агентом большевиков, после чего Кирилл разорвал с ним всякие отношения. Кстати, после войны Казем-Бек вернулся в Советский Союз и до конца жизни работал в журнале Московской патриархии. Друг оккупантов Между тем надежды на возрождение монархии стремительно таяли. Поэтому после смерти Кирилла в 1938 году (Виктория умерла за полтора года до этого, во время визита в нацистскую Германию) его сын и «наследник престола» Владимир предпочел не устраивать комедии с объявлением себя «императором». Вообще говоря, он в гораздо меньшей степени участвовал в политике, чем его отец, предпочтя вести светскую жизнь. Впрочем, от упреков в симпатиях к нацистам это его не уберегло. В 1938 году он сделал даже официальное заявление, в котором подчеркнул, что «никогда не встречался с германским канцлером», что было не такой уж и неправдой, поскольку маленький Владимир знал Гитлера как лидера еще не пришедшей к власти партии. Когда войска Германии оккупировали Францию, Владимир Кириллович предпочел остаться в Сен-Бриаке. Его отношения с немцами, судя по всему, протекали «в атмосфере полного взаимопонимания». Через несколько дней после установления «нового порядка» во Франции, Владимир был вызван в Париж, к немецкому послу, бригаденфюреру ССОтто Абецу. Тот был весьма обходителен, однако предупредил о необходимости соблюдать полную лояльность по отношению к рейху. Этой «линии» Владимир Кириллович и придерживался вплоть до самого конца Второй мировой войны. Первым делом он уволил многолетнего руководителя личной канцелярии «императорского дома» Гарольда Графа и прервал все отношения с ним. Когда последнего немцы поместили под арест, великий князь не предпринял никаких шагов для того, чтобы попытаться облегчить участь своего верного помощника. Сам Граф в своих воспоминаниях с горьким сожалением пишет: «Великий князь всецело попал под влияние немцев. К тому же немцы, окружающие его, обычно принадлежат гестапо. Большинство из них – русские эмигранты, которые служат немецкими агентами и у французской полиции (имеется в виду коллаборационистская полиция, подконтрольная оккупантам. – Авт.) на очень плохом счету. Даже рестораны, которые с ними посещает великий князь, принадлежат к тем, которые на плохом счету у полиции и давно были бы закрыты, если бы не заручка немцев… В последний приезд великого князя в Париж он сидел в ресторане, и за его столом пелись немецкие песни подкутившей компанией. С французской точки зрения такая близость великого князя к оккупантам сильно его компрометировала и должна была привести к тому, что, когда оккупация Франции окончится, ему придется ее покинуть». В это время с Владимиром Кирилловичем чрезвычайно сблизился печально известный Юрий Сергеевич Жеребков, бывший артист балета и сын казачьего генерала. В 1941 году он возглавил созданный гитлеровцами Комитет взаимопомощи русских эмигрантов во Франции – аналог германского бюро генерала Бискупского. Жеребков был одним из самых непримиримых антисемитов и яростным сторонником оккупантов, а в конце войны присоединился к власовскому Комитету освобождения народов России. В 1946 году парижский суд приговорил Жеребкова к 5 годам «национального бесчестия», а в 1948 м за пособничество в депортации русских евреев – к пожизненным принудительным работам (впрочем, к тому моменту бывший коллаборационист уже успел сбежать во франкистскую Испанию, где и умер в конце 1970-х). Именно Жеребков, выполняя указания своих немецких кураторов, отвечал за «политическое поведение» великого князя. Наиболее известным итогом его деятельности стало опубликованное 26 июня 1941 года «Обращение» Владимира по случаю начала войны Германии с СССР. Вот его полный текст: Обращение ГлавыРоссийского Императорского ДомаГосударя Великого КнязяВладимира КирилловичаВ этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырех лет, Я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма. ВладимирСен-Бриак,26 июня 1941г. Объективности ради следует сказать, что Владимир Кириллович был отнюдь не единственным представителем российской императорской семьи, кто откровенно поддерживал нацистов. К примеру, князь императорской крови Гавриил Константинович (сын великого князя Константина Константиновича) также восхищался успехами фюрера. 12 августа 1940 года в письме к генерал-лейтенанту Николаю Головину он писал: «Вчера в кинематографе мы видели торжественное заседание рейхстага и возвращение, триумфальное, войск в Берлин. Потрясающая картина. У меня от волнения навернулись слезы… Приезд «его» (то есть Гитлера. – Авт.) в рейхстаг потрясающ. Дивные автомобили, сверкающие чистотой, восторженная толпа. Сам, сама простота, никакой рисовки, при этом величие и сила». Гавриил Константинович выражал и удовлетворение успехами фашистов в других странах Европы. 16 октября 1940 года он писал тому же адресату: «Я очень рад, что короля румынского Кароля попросили удалиться. Он очень слабый тип и бог знает что делал в Румынии в сообществе со своей жидовкой Лупеску… Мне кажется, что теперь в мире добро победило зло и началась пора света». Впрочем, для самих претендентов на российский престол «пора света» так и не наступила. Нацисты откровенно дали понять, что совершенно не планируют предоставлять завоеванной ими части России какую-либо независимую форму правления, тем более монархическую. Более того, еще в марте 1941 года в дневнике штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта была сделана запись о целях оккупационного режима на территории СССР. Среди прочего в документе отмечалось: «Социалистические идеи в нынешней России уже невозможно искоренить… Еврейско-большевистская интеллигенция, представляющая собой угнетателя народа, должна быть устранена со сцены. Бывшая буржуазно-аристократическая интеллигенция, если она еще и есть, в первую очередь среди эмигрантов, также не должна допускаться к власти. Она не воспримется русским народом, и, кроме того, она враждебна по отношению к немецкой нации». Итак, нацисты использовали Владимира, даже не пообещав ему ничего взамен. С таким положением вещей он, похоже, смирился. Забавно при этом, что советская пропаганда в самом начале Великой Отечественной войны довольно активно эксплуатировала тему потенциального возрождения нацистами царизма в России. На одном из плакатов 1941 года было, к примеру, размещено стихотворение, которое начиналось так: «В германском обозе волненье не зря,– / Фашисты везут для России царя. / Сидит он, качаясь на тощем коне, / И спьяну в Москве себя видит – во сне…» Помимо веселого времяпрепровождения в парижских ресторанах, Владимир Кириллович принимал участие в финансировании «восточных батальонов», переброшенных в середине войны на Западный фронт, во Францию. На Восточном же фронте известна, пожалуй, лишь одна попытка формирования коллаборационистского русского монархического подразделения. В 1943 году активист организации «Российский Имперский Союз-Орден» Н. И.Сахновский с двадцатью единомышленниками, проживавшими в Бельгии, поступили добровольцами в штурмовую бригаду войск СС «Валлония». В составе бригады Сахновский создал отряд из советских военнопленных, названный «Российским народным ополчением». По прибытии на оккупированную территорию СССР, в Корсунь-Шевченковский район, Сахновский попытался развернуть монархическую пропаганду среди местного населения, не имевшую, однако, сколько-нибудь заметного отклика. «Ополченцы» носили нарукавный шеврон в виде православного восьмиконечного креста с надписью «Сим победиши». Единственная боевая операция, в которой «ополчение» приняло участие, произошла при случайном столкновении с наступающей советской пехотой. Большая часть солдат погибла, остальные вместе с валлонскими эсэсовцами были выведены в тыл и расформированы. Часть из них осталась в рядах формируемой 28 й гренадерской дивизии СС «Валлония» под командованием Леона Дегреля, остальные демобилизовались. Что касается Владимира, то, всерьез опасаясь за свою жизнь, он перед освобождением Франции успел эвакуироваться в Германию, в Аморбах. В самом конце войны, спасаясь уже от наступающих советских войск, великий князь в компании Жеребкова оказался в Тироле. В первые дни мая они присоединились к колонне отступающей 1-й Русской национальной армии генерал-майора Бориса Хольмстон-Смысловского. Последний был кадровым немецким разведчиком и, заручившись поддержкой американцев, выводил на Запад ценные кадры русских коллаборационистов-диверсантов. Интересно, что вместе с Владимиром и Жеребковым оказались и руководители французского пронацистского режима Виши – маршал Анри Петен и Пьер Лаваль. В ночь со 2 на 3 мая 1945 года армия Смысловского перешла границу нейтрального княжества Лихтенштейн. Здесь русские пособники нацистов были интернированы и впоследствии избежали выдачи СССР. Что касается французов и Владимира, то власти княжества наотрез отказались предоставлять им убежище – все они были выданы представителям 1 й французской армии маршала Жана де Латра де Тассиньи. Великий князь в последний момент успел бежать на территорию Австрии, откуда по счастливой случайности ему удалось улететь на самолете в Испанию. По другой версии, Лаваля и Петена, а также Жеребкова сдал французам сам Владимир Кириллович – в обмен на собственную неприкосновенность и разрешение на вылет в Испанию. Там его уже ждала его тетка – инфанта Беатриса.Побег во франкистскую Испанию, несомненно, спас Владимира Кирилловича от возможного возмездия за коллаборационистскую деятельность. Еще в течение почти десяти лет он не рисковал выезжать за пределы Испании…Дмитрий Жуков, Иван Ковтун«Совершенно секретно», №28/357, 6 августа 2015

16 июля 2015, 17:09

"Бойцы вспоминают минувшие дни"

Henry Ford With His 1st Automobile C. 1933.Henry Ford in 1898.

02 мая 2013, 01:42

«Добрый дядя» Генри Форд

«Бойтесь данайцев, дары приносящих». Недавно в столовой завода «Форд» установили плазменные панели. Теперь, стоя в очереди или сидя за столом рабочим волей-неволей приходится отвлекаться на широкие экраны. И, конечно, администрация не преминула рассказать коллективу о тех «благодеяниях», которыми осыпал своих рабочих легендарный Генри Форд. Остановимся на них поподробнее… «Генри Форд впервые ввел восьмичасовой рабочий день, раньше чем в СССР» Действительно, 8-часовой рабочий день появился в СССР 11 ноября 1917 года. Через десять лет он стал семичасовым, а на некоторых работах и шестичасовым. По этому поводу даже ходил анекдот: Англичанин, француз и русский хвалятся своими женами.- Когда моя жена катается верхом, - говорит англичанин, - ее ноги достают до земли. Не потому, что лошадь низкорослая, а потому, что у моей жены длинные ноги!- Я свою жену обнимаю за талию двумя пальцами одной руки, - говорит француз, - не потому, что у меня большая рука, а потому, что у моей жены узкая талия!- Перед уходом на работу, - говорит русский, - я хлопаю свою жену по заднице, а когда возвращаюсь с работы, она у нее еще трясется. Не потому, что у моей жены задница дряблая, а потому, что у нас в СССР самый короткий в мире рабочий день! В период индустриализации применялась так называемая шестидневка - пять рабочих дней и один выходной. Рабочая неделя стала пятидневной только к 1957 году. А сорокачасовой - аж в 1991 году (с 1977 года действовала 41-часовая рабочая неделя). Казалось бы, какой молодец Генри Форд! Ввел и восьмичасовой рабочий день, и сорокачасовую неделю еще в 1914-м. Однако изобретатель конвейера поступил так отнюдь не по доброте душевной. Работа на конвейере – самая тяжелая, монотонная и отупляющая из всех возможных работ на заводах. В этом Форд, как первооткрыватель, убедился раньше других. Рабочие просто физически не выдерживали таких нагрузок при прежнем 9-10 часовом дне и шестидневке.Рабочие хронически уставали, делали больше брака, чаще получали травмы и в итоге уходили на другие предприятия. К тому же мы имеем дело с расчетливым умом капиталиста. Восемь часов в день - это же три смены в сутки. А значит, еще больше автомобилей! Хороший способ сократить рабочее время… это перестать считать его таковым. Например, уборка помещений по окончании работы, переодевание в спецодежду – какое же это рабочее время? Все подготовительно-завершающие работы (осмотр оборудования, выдача СИЗов, подготовка инструментов, ознакомление с документами, сдача смены) – на все это можно оставить ничтожно малое время, но при этом вменить в обязанность. Для советских же рабочих уборка помещений и чистка машин считалась рабочим временем еще с 1917 года, когда появился соответствующий декрет. Как жаль, что рабочий испытывает голод. Это отвлекает его от работы и мешает производить еще больше машин. В фильме «Новые времена» Чарли Чаплин высмеял «рационализаторские» идеи Генри Форда:  на шею рабочему надевают «кормящую машину», чтобы она совала ему ложку в рот, пока он работает. На обед Генри Форд особо не тратился. Предоставим слово Владимиру Маяковскому, побывавшему на заводе Форда в Детройте в 1925 году: «Как ест рабочий? Плохо ест рабочий. Многих не видел, но те, кого видел, даже хорошо зарабатывающие, в пятнадцатиминутный перерыв успевают сглодать у станка или перед заводской стеной на улице свой сухой завтрак. Кодекс законов о труде с обязательным помещением для еды пока на Соединенные Штаты не распространился». Добрый Генри Форд так «насокращал» рабочее время, что наблюдавший окончание смены на «Форде» Маяковский писал:«В четыре часа я смотрел у фордовских ворот выходящую смену, — люди валились в трамваи и тут же засыпали, обессилев. В Детройте наибольшее количество разводов. Фордовская система делает рабочих импотентами». «Генри Форд  установил самую высокую зарплату своим рабочим». Это утверждение повторяется с особым смаком и пафосом. Пять долларов в день – в два раза выше средней зарплаты того времени! И все том же 1914 году. Да он святой! Гений менеджмента и мотивации персонала!Везде говорят про эту зарплату, но нигде не разъясняется ее содержание. А ларчик просто открывается. Половина зарплаты, как раз составляющая среднюю по стране, была фиксированной, то есть окладом. Вторая же - самой обыкновенной премией со всеми вытекающими последствиями. А последствий было немало.Форд, неизвестно почему, считал себя благодетелем человечества. Поэтому он создал специальный премиальный фонд для воплощения своих великих проектов. Форд хотел, чтобы рабочие принадлежали ему не только на работе, но и в остальное время. Для этого он построил поселок, где должны были жить идеальные - с его точки зрения - рабочие. Рабочему надлежало быть добродетельным: воздерживаться от азартных игр, спиртных напитков и сомнительных связей. Разумеется, быть безупречным семьянином. Ему следовало быть набожным, читать Библию и ходить в церковь. Быть терпеливым, бережливым и, разумеется, много работать и не думать ни о каких профсоюзах. Если рабочий соответствовал этим критериям, ему полагалась премия из этого фонда добродетели, чтобы он мог купить в рассрочку домик в райском поселке Генри Форда и автомобиль, тоже в рассрочку и тоже от Генри Форда.Выпускались тошнотворные биографии этих добродетельных рабочих, распространяемые на заводе и в Детройте. При этом за рабочими неусыпно следили люди из специального департамента по надзору за нравственностью. Эти чистенькие молодые люди в модных костюмчиках ходили по домам и проверяли, как регулярно Том ходит в церковь. За нарушением морального кодекса, само-собой, следовало лишение премии. Кому эти описания кажутся предвзятыми, прочитайте роман Эптона Синклера «Автомобильный король», ставший классикой американской литературы и классическим портретом Генри Форда. Чтобы рабочие могли наслаждаться своими «высокими» заработками,  Форд регулярно проводил «оптимизации». Вместо трех рабочих оставлял двоих, раскидывая на них обязанности третьего без какой-либо доплаты. «Ребята, Вы и так получаете больше всех!».Вот как описывал Маяковскому условия получения высоких зарплат один из фордовских рабочих: «Мой сотоварищ по осмотру (экскурсия на завод для всех желающих) — старый фордовский рабочий, бросивший работу через два года из-за туберкулеза, видел завод целиком тоже в первый раз. Говорит со злостью: «Это они парадную показывают, вот я бы вас повел в кузницы на Ривер (Риверсайд -  главный корпус завода Форда в Детройте), где половина работает в огне, а другая в грязи и воде». «Очки дает с толстым стеклом, чтоб не выбило глаз — стекло дорогое. Человеколюбивый. Это он потому, что при тонком стекле глаз выбивает и за него надо платить, а на толстом только царапины остаются, глаз от них портится все равно года через два, но платить не приходится» - рассказывал Маковскому корреспондент «Дейли Уокер». «Генри Форд очень любил рабочих и человечество»Любил настолько сильно, что профсоюз на его заводах появился позже, чем на других автозаводах Америки. В Детройте есть памятник жертвам расстрела во время забастовки на заводах дяди Генри. Там установлена мемориальная плита с надписью: «Они пришли за хлебом, а Форд накормил их пулями». Что же касается человечества, которое любил Генри Форд, то об этом могут подробно рассказать рабочие завода «Форд» в немецком городе Кельне. Во время одной из профсоюзных встреч они показывали российским коллегам фото, на котором «великий гуманист» получает высший орден Третьего Рейха. За что же? За укрепление военной экономики нацисткой Германии. А также за антисемитскую книгу, которую написал добрый дядя Генри Форд. Лучше уж совсем не смотреть фильмы в столовке, чем портить себе аппетит побасенками о добром дяде Генри, который так облагодетельствовал человечество, что мы все это до сих пор расхлебываем! Александр Илларионов » История поступка. "Хаймаркетские мученики" и день 1 мая » День, которого долго ждали... » «Добрый дядя» Генри Форд » Три славных дня. Забастовка на "Бентелере", как это было » История становления профсоюза "Форд". Битвы и победы » История становления профсоюза "Форд". Рождение легенды » Индустриальные рабочие мира / Wobblies. Фильм об истории легендарного профсоюза с русскими субтитрами » История становления профсоюза "Форд". Первая битва » Битва у горы Блэр. Как шахтеры Америки завоевали право создавать профсоюзы » История становления профсоюза "Форд". Начало » История поступка: Симона Вейль » История поступка: Роберт Фаулер » "Научная" эксплуатация труда. Фордизм, тойотизм, что дальше? » МПРА: 8 лет борьбы (видео) » Мы - товарищи