• Теги
    • избранные теги
    • Люди880
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1770
      • Показать ещё
      Разное1167
      • Показать ещё
      Формат60
      Компании258
      • Показать ещё
      Издания65
      • Показать ещё
      Международные организации54
      • Показать ещё
      Показатели8
      • Показать ещё
      Сферы3
Гитлер
Гитлер
Адольф Гитлер (Adolf Hitler 20 апреля 1889, деревня Рансхофен (ныне — часть города Браунау-ам-Инн), Австро-Венгрия — 30 апреля 1945, Берлин, Германия) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь ( ...

Адольф Гитлер (Adolf Hitler 20 апреля 1889, деревня Рансхофен (ныне — часть города Браунау-ам-Инн), Австро-Венгрия — 30 апреля 1945, Берлин, Германия) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921—1945), рейхсканцлер (1933—1945) и фюрер (1934—1945) Германии, верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии (с 19 декабря 1941) во Второй мировой войне.

Экспансионистская политика Гитлера стала одной из главных причин развязывания Второй мировой войны. С его именем связаны многочисленные преступления против человечества, совершённые нацистским режимом как в самой Германии, так и на оккупированных ею территориях, включая Холокост. Международный военный трибунал признал преступными созданные Гитлером организации (СС, Служба безопасности (СД) и гестапо) и само руководство нацистской партии. Подробнее

 

«Мне стыдно за свой народ...»

Развернуть описание Свернуть описание
19 января, 13:55

‬Фантомы Рейха живут в Прибалтике

Вчера, 18 января, стало известно, что Еврокомиссия не станет выделять Литве деньги на строительство забора для усиления пограничного контроля с Калининградской областью России. "Строительство забора как такового мы не финансируем", - пояснила официальный представитель пресс-службы Еврокомиссии в Брюсселе. Помощь Европейского Союза входящим в него странам на внешних границах сводится к закупке средств для "управления границей", в частности, для пограничного наблюдения и необходимого для этого оборудования. Одновременно было отмечено, что финансирование каких-либо "заборов или иных барьеров" на внешних границах ЕС невозможно. Видимо, суровые январские морозы охладили разгоряченные умы европейских политиков и помогли им не впасть в очередную финансовую "истерику" - к несчастью для политического руководства Литвы, еврокомиссары осознали бесперспективность и даже глупость возведения примитивных фортификационных сооружений типа "стена" времен средневековья для защиты от вездесущей и агрессивной России. Что же касается прибалтов, то они, напротив, с воодушевлением готовы окунуться в историческое прошлое своих государств, утвердив в бюджете на 2017 год статью, предусматривающую расходы на строительство "забора" в объеме 3,6 млн. евро. Глава правительства Литвы Саулюс Сквернялис даже назвал укрепленные заборы вполне "современным средством охраны границы". Вероятнее всего, при планировании возведения пограничной стены литовцы вдохновились далеко не эпохой средневекового рыцарства, а, скорее всего, не столь далекими временами Второй мировой войны. Именно в тот период на территории Литвы фашистами создавались лагеря смерти и еврейские гетто - сооружения, основными "архитектурными элементами" которых как раз и являются заборы и стены, обмотанные колючей проволокой. Говоря о прибалтийском наследии времен Второй мировой войны, следует отметить, что Латвия и Литва внесли свой "заслуженный" вклад в борьбу нацизма за господство в мире. Так, из литовских националистических формирований в военное время было создано 22 стрелковых батальона самообороны, каждый численностью 500-600 человек. Общая численность военнослужащих этих формирований достигала 13 тысяч, из них 250 были офицерами. В свою очередь, латыши не отставали от своих литовских "коллег" - в боевых действиях на стороне Вермахта и в карательных операциях против мирного населения на территории Беларуси и России принимали участие 6-й и 18-й Курземский батальоны, а также 15-ая и 19-ая литовские гренадерские дивизии СС. Примечательно, что "прибалтийский коллаборационизм" во времена Второй мировой войны принял массовый характер, а изощренность и рвение литовских и латышских карателей отмечали даже немецкие офицеры. К слову, литовские батальоны принимали участие в карательных акциях на территории Литвы, Беларуси и Украины, а также в массовых расстрелах евреев. Латыши тоже отличились - только подразделение латвийской вспомогательной полиции, известное как "команда Арайса", уничтожило в концлагерях и тюрьмах, расположенных на территории Латвии, около 26 тысяч человек. Также упомянутые выше подразделения участвовали в операциях против белорусских и русских партизан "Праздник весны", "Болотная лихорадка" и "Зимнее волшебство", жертвами которых стали десятки тысяч человек. В настоящее время вызывает интерес тот факт, что на днях экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, возглавлявшая Латвию в период с 1999 по 2007 год, и при которой Латвия вступила в НАТО и ЕС, призналась в том, что ее дядя участвовал в истреблении белорусских партизан. Вике-Фрейберга заявила следущее: "Брат отца Вилис был смертельно ранен в живот во время отступления немецкой армии в 1944 году через Беларусь". Примечательно, что ни 15-я, ни 19-я латышские дивизии СС официально никогда не отступали через Беларусь. Однако выделенные подразделения 15-й дивизии, согласно архивным документам, использовались в борьбе с партизанами, равно как для приведения в жизнь нацистской политики истребления мирного белорусского населения. По всей видимости, родственник экс-президента Латвии принимал участие в операции "Праздник весны", которая проводилась с 11 апреля по 4 мая 1944 года, одной из целей которой было сожжение мирных деревень. Удивительно, что "фрау" Вике-Фрейберга далеко не единственное высокопоставленное лицо в прибалтийских властных кругах, которое имеет прямую связь с нацистским режимом времен Гитлера. Так, бывший президент Литвы Валдас Адамкус в годы второй мировой войны сотрудничал с фашисткой администрацией, находясь в составе одного из вспомогательных отрядов. В свою очередь, Габриэлюс Ландсбергис, лидер консервативной партии Литвы, является правнуком Витаутаса Ландсбергиса, который писал благодарственное письмо Гитлеру, будучи министром коммунального хозяйства во Временном правительстве Литвы, сотрудничавшем с нацистами в 1941 году. К сожалению, можно сделать вывод о том, что в современной Прибалтике объявлены героями те, кто воевал на стороне Гитлера во времена Второй мировой войны - ежегодно проводятся нацистские парады, встречи с "ветеранами-нацистами" и пропаганда фашистской символики, а население этих государств продолжает считать, что Германия несла их странам освобождение от советского гнета. Более того, личности из верхнего эшелона литовской и латвийской власти с гордостью публично заявляют о родстве с бывшими военными преступниками. В общем, если бы Гитлер вдруг воскрес, вполне очевидно, что он обосновался бы именно здесь. Не понятно почему, но, проклиная советскую власть за репрессии, население и руководство прибалтийских стран не принимает во внимание тот факт, что бравые "ветераны-нацисты" за годы своей службы Рейху погубили в десятки тысяч раз больше жизней. В свою очередь, Беларусь и Россия, несмотря ни на прошлые зверства "прибалтийских эсесовцев", ни на современную политику обострения отношений, проводимую литовскими и латышскими политиками, всегда были готовы эти отношения налаживать. Примечательно, что даже при отказе со стороны Еврокомиссии в финансировании для строительства столь желанного "забора", руководство Калининградской области России уже предложило литовским властям кирпичи. Прибалты же, в свою очередь, не забывают обижаться и искать во всем подвох, не понимая того, что каждое слово и есть кирпич, который можно заложить в фундамент будущего прочного здания. Возможно, вместо выпрашивания денег у европейских и американских доноров, уместнее было бы принять "калининградские кирпичи" и сесть за стол переговоров. Олег Верас(http://vpk.name/forum/s44...)

19 января, 10:30

[Коричневый пояс] Европа заметно "покоричневела". Кто вызывает дух фюрера? Началась ползучая ренацификация и рефашизация "прикормленных" нацистов

Уже не является сенсацией ни решение суда отклонить иск о расформировании праворадикальной НДПГ, ни академическое (!) переиздание "Майн кампф", которое бьет рекорды по тиражам, ни то, что скоро на широкие экраны выходит британский комедийный (!) сериал "Городские мифы", в котором популярный актер Иван Реон талантливо и с "огоньком" воплощает образ лидера Третьего рейха. В последние годы Европа заметно "покоричневела". С одной стороны, сказывается фактор неконтролируемой миграции, которая захлестывает ведущие страны ЕС, с другой - наследие Гитлера и компании извлекается из нафталина и используется европейскими элитами в конъюнктурных целях. И это при том, что начиная уже с конца 1970-х годов профашистская идеология стала восприниматься в Европе как маргинальная и "нерукопожатная". И если в состоянии угара холодной войны на деятельность неонацистов на Западе еще смотрели сквозь пальцы, то после исчезновения "угрозы с Востока" элиты Европы и США постарались "зачистить" данное политическое поле. Тем более что активность современных последователей Гитлера никак не вписывалась в либерально-толерантный тренд глобализации. Соответственно "радикалы справа" достаточно долго испытывали сверхжесткое давление "сверху" - им перекрывали финансирование, Фемида десятками запрещала их организации и сборища, их не допускали к выборам и ограничивали свободу самовыражения. Однако в начале нынешнего столетия западные элиты все чаще стали эксплуатировать праворадикальную тему в своих интересах. Нет, это не означает того, что они решили вернуться в "лихие 30-е" и взрастить нового Шикльгрубера. Речь идет о гораздо более тонкой игре, где неонацистам уготована "карманная" роль, схожая с ролью иных экстремистов современности - от "Талибана" до ИГИЛ (организации, запрещенные в России). Их задача, с одной стороны, служить пугалом для "демократической общественности", с другой - целевым образом играть против неугодных хозяевам политиков и политических сил. Схожую роль выполняло и выполняет так называемое "Исламское государство", которое и служит тараном Запада против режима Башара Асада, и дискредитирует традиционный ислам. Сейчас в ЕС наблюдается подъем "альтернативных" партий и движений, выступающих против современного "нового европейского порядка" с позиций евроскептицизма и антиглобализма. Взять хотя бы весьма высокие, а иногда сенсационные результаты таких протестных организаций, как "Национальный фронт" Марин Ле Пен, "Альтернатива для Германии", "Пять звезд" в Италии. "Системными" и электоральными методами остановить их не удается, поэтому не исключено, что прикормленные "наци" предназначены для того, чтобы также играть и на популистском поле, эксплуатировать схожие темы, но уже в утрированном и "запредельном" ключе, дискредитировать своей "близостью" вполне приличные протестные организации, выступающие за политические и экономические перемены. Та же НДПГ вполне может стать электоральным спойлером для "Альтернативы". Другое поле деятельности "ультрас" - акции прямого действия в отношении политических противников правящих западных элит. Как это происходит - мы видели в 2014 году в Одессе, где фанаты-нацисты сожгли более сотни пророссийских активистов в Доме профсоюзов и тем самым фактически нейтрализовали "русскую весну" в этом городе. Одновременно "наци" с самого начала были активно привлечены к так называемой АТО в Донбассе, составив костяк "Азова", "Торнадо", "Айдара" и других украинских тербатов. Причем не только при попустительстве, но при полной поддержке американских и европейских "кураторов". Более того, сейчас на Украине власть пытается возвести профашистский коллаборационизм бандеровцев в степень государственной идеологии и общественного приоритета. Ну а главной целью для европейских нацистов и фашистов должна стать Россия. Косвенные данные и утечки позволяют предположить, что в этих организациях сейчас всячески культивируется дух реванша, нагнетается негатив в отношении русского и русскокультурного населения, продвигается идея нового "Дранг нах остен". Примечательно, что ныне большинство таких партий и групп "натаскиваются" на противоборство именно с Россией. Особенно наглядно это видно на примере постсоветских государств - Украины, Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Румынии. Таким образом, смысл реинкарнации нацизма и фашизма для западных элит налицо: это и спойлерская деятельность в отношении "вменяемых правых", и жесткое подавление оппонентов, и неприкрытая русофобия. Вот только как бы нацистский монстр не взбунтовался и не уничтожил бы своего создателя. Такая вероятность тоже имеется. Автор - декан факультета социологии и политологии Финуниверситета при правительстве РФ Политолог Александр Шатилов - о том, какие задачи рассчитывают решить западные элиты, используя "прикормленных" нацистов(http://izvestia.ru/news/6...)

Выбор редакции
19 января, 10:27

Мир будущего: какими мы можем, но не должны стать. Хотите увидеть - УЧАСТВУЙТЕ!

Мир будущего: какими мы можем, но не должны стать. Хотите увидеть - УЧАСТВУЙТЕ!СОДЕРЖАНИЕЮлий и Ромулетта. «Ты женщина – тебе решать».Ритм демократии. Современный балет.Реконструкции и рецензииО развитии воздухопользования: Россия возвращается в число мировых лидеров! Реконструкция служебной записки.Похороны прошлого. Рождественская сказка.Право на ложь: еще один антироссийский миф. О фильме «Груз 200»«Аватар»: фильм о том, почему и как погибнет Америка.«…А еще просил казак правды для народа…» О пользе цензуры: «День выборов»Гламурный офис СС. «Гитлер капут».«День-2», или «кабан Полтинник» в дебрях Замкадья: политический климакс хипстеров среднего возраста.Неразрешенная часть речи. Стихи долгих лет (1988-1993)

19 января, 10:00

Daily Mail: Гитлер сбежал из бункера Берлина, инсценировав смерть

Британское издательство Daily Mail со ссылкой на передачу «Охота на Гитлера» заявляет, что смерть Гитлера в берлинском бункере инсценирована, а сам фюрер бежал в Аргентину, чтобы создать Четвертый рейх.

19 января, 01:00

Операция «Копье»: Англия и Франция планировали напасть на СССР за год до Гитлера

Это кардинально изменило бы ход Второй мировой войны и всей истории ХХ века

Выбор редакции
18 января, 15:00

Индусский национализм: идеология и практика. Часть 2. Добровольные слуги Родины

В первой половине ХХ века в индийском национально-освободительном движении сформировалась и укрепилась праворадикальная тенденция, представлявшая собой индусский национализм с религиозным подтекстом. Основой индийской национальной идентичности сторонники индусского национализма считали «индусскость» — принадлежность к индусскому «культурному коду», под которым понималась, в первую очередь, религиозная составляющая. К индусам относили индуистов, а также представителей других индийских религий — буддистов, джайнистов, сикхов. Формирование концепции «хиндутвы» — «индусскости» было связано с деятельностью философа Винаяка Дамодара Саваркара, возглавлявшего в 1937-1943 гг. крупнейшую националистическую организацию «Хинду Маха Сабха». Однако, кроме «Хинду Маха Сабха» в рассматриваемый период в Индии произошло оформление и ряда других националистических организаций, находившихся на еще более радикальных позициях.

18 января, 14:30

Каток Османизации

Речь пойдёт не об османском завоевании Восточной Европы, но о не менее разрушительном являении.Барон Осман был префектом Парижа с 1853 по 1870 год, т.е., во время правления императора Наполеона III. С именем Османа связывают грандиозную реконструкцию фарнцузской столицы, в ходе которой методично и безжалостно был стёрт с лица земли практически весь средневековый Париж и на расчищенном месте построен новый помпезный город с широкими проспектами-бульварами, который все мы теперь знаем. Споры об этой реконструкции не утихнут никогда: новый город получился прекрасным, но ценой было уничтожение национального архитектурного наследия в масштабах американских ковровых бомбардировок.В той или иной степени по пути "османизации" пошли многие, если большинство европейских столиц.Давайте сделаем краткий обзор на эту тему. Поскольку я владею материей довольно поверхностно, то прошу знатоков-читателей делать дополнения.БЕРЛИНСтавший в 1871 году имперской столицей Берлин стал объектом бесконечных перестроек и монументального строительства. Самые грандиозные планы реконструкции вынашивал Гитлер под названием Столица мира Германия, однако военный разгром положил им конец на начальной стадии. Вся историческая часть Берлина досталась ГДР и подверглась послевоенной социалистической реконструкции, в ходе которой до основания были срыты руины Старого города и на его месте возвигнуты крупные модернистские формы. Очередная (текующая) реконструкция Берлина началась в 1991 году в связи с превращением его в столицу объединённой Германии. Новое строительство в историческом центре носит подчеркнуто ультра-модернистский характер, знаменую полный разрыв с какой-либо исторической традицией (например, ансамбль Потсдамской площадиБРЮССЕЛЬТот разгром, которому подвергся старый Брюссель в 1950-70е гг., вошёл в историю градостроительства в виде специального термина Брюсселизация. «Реконструкция» Брюсселя отличалась от проведённых в XIX веке перестроек Вены и Парижа не масштабом, но отсутствием единого плана и каких-либо эстетических ограничений на новое строительство.БУХАРЕСТСтарый Бухарест был уничтожен большей частью ещё в конце 19 века в ходе строительства "Парижа Балкан".  Однако где-то в начале 1980-х  "гений Карпат" Чаушеску решил увековечить свою эру в камне.Значительная часть исторического центра Бухареста была снесена, и на освободившейся территории  возведен бульвар Победы Социализма — грандиозный проспект, который должен был затмить Елисейские поля. Над Бухарестом вознесся Дом народа — колоссальное сооружение с 6 тысячами комнат и 9 подземными этажами, которое оказалось вторым по величине в мире административным зданием после Пентагона.Разгром исторического центра Бухареста при Чаушеску вошёл в историю под названием Чаушима (аналогия с Хиросимой).ВЕНАВ ходе строительства имперской столицы в 19 веке средневековая Вена была уничтожена практически полностью, как и Париж. О былом Старом городе напоминает лишь собор Св. Штефана и планировка центральной части.МАДРИДОдновременно с Парижем в Мадриде начали свою "мини-османизацию", которая носила точечный характер. Например, была заново отстроена главная в то время городская площадь Puerta del Sol. В 1910 году через средневековй город начали прорубать "мадридский Бродвей" - проспект Gran Via, на котором к 1929 году появился первый испанский небоскрёб. Однако даже в своей совокупности все проекты перестройки старого Мадрида так и не достигли масштабов парижской "османизации".МОСКВАХотя варварское уничтожение памятников средневековой Москвы шло на протяжении всего 19 века, настоящая масштабная реконструкция была предпринята при Сталине. Были уничтожены сотни храмов и построены новые архитектурные доминанты (семь высоток). На месте узкой Тверской улицы появилась парадная магистраль улицы Горького. Однако в итоге при Сталине была реализована лишь небольшая часть изначального грандиозного плана постойки новой социалистической столицы на месте старой Москвы. См. Сталинская реконструкция МосквыПАРИЖПро Османизацию Парижа мы уже писали в начале поста. Термин стал эталонным. При одном градоначальнике было перестроено 60% исторически сложившегося города.РИМРиму очень повезло, поскольку его историческую ценность осознали ещё во времена Средневековья. Тем не менее, и его коснулись масштабные проекты реконструкции. Наиболее курпные относятся ко времени правления Мусолини. По его приказу прямо по развалинам Римского форума было проложена парадная магистраль Via Imperiali. Другую магисталь прорубили через средневековую застройку к собору Св. Петра (Via della Conciliazione).Из крупных европейский столиц средневековый Старый город сохранился в Берне, Варшаве (воссоздан после войны), Вильнюсе, Лиссабоне, Праге, Риге, Стокгольме, Таллине.

18 января, 13:32

Распространенные заблуждения многих Водителей

Азот в шинах снижает расход топлива и улучшает управляемость; • Обслуживание ВАЗа стоит копейки; • Если, спускаясь с горки, выключать передачу и катиться на нейтрали , можно сэкономить топливо;

Выбор редакции
18 января, 11:29

Вынесено из комментариев

inna_budapest 2017-01-16 01:50:41> Наши российские недалеко ушли от своих украинских единомышленников: «Попомните моё слово, они ещё и Гитлера с SS назовут жертвами Сталинского режима!» (кликабельно).

18 января, 10:54

Прощаемся с Питом Сузой и его подопечными

Мне немного жаль расставаться с легендарным фотографом Белого дома Питом Сузой и его настойчиво воплощаемым образом по имени Барак Обама, на который человечество возлагало так много надежды.Думаю, Пит Суза да и молодой еще Барак Обама вряд ли протиснутся в недалёкое политическое будущее -- хотя Трамп может и Сузой договориться (хотя бы за то, что тот был официальными фотографом Белого дома еще при Рейгане -- с 1983 по 1989) -- но подозреваю, что у Трампа очередь таких фотографов (да и стар еще Пит Суза)У меня в блоге огромное число фотографий Пита -- т.к. Барак Обама был мне очень интересен.Многократно писал про свою личную (непростительную) обиду на Обаму) -- при всём при том, что это талантливый политик, так разойтись с Россией, устроить такой еврокризис (который аукнется и в США) -- это нужно иметь какую-то совсем черную карму.Правильно сегодня написал Ортега: пока либеральная интеллигенция громко и чувственно сравнивала Трампа с Гитлером, Обама молча и тщательно занимался оккупацией Польши.и ещенекая (некий?) Рози О'Доннел и еще группа лиц в полосатых купальниках объявили Трампа нелегитимным президентом Рози О'Доннел требует, чтобы доблестная американская армия защитила страну и народ от проклятой Конституции, совершила военный переворот [который сама О'Доннел упрямо называет почему-то "военным положением"] и сорвала инаугурацию Трампа.Яковлев: Мэйсон Вивер из "Черных пантер" советует сенатору Льюису завалить ебло, поскольку Демпартия, которой служит предатель черного народа сенатор Льюис, на самом деле и есть главные расисты и угнетатели - что исторически, что по сей день.Между прочим, достаточно популярная тема у "черных фашистов" Америки: что реальная цель их "левых защитников" - держать чернокожее население en masse на положении криминального быдла в сраных гетто и стричь с них голоса за подачки.Дескать - зачем тебе престижная работа, зачем тебе хорошее образование, "зачем негру власть и деньги", лучше возьми вот продуктовый талон и живи в свое удовольствие. Это предки твои на плантациях вкалывали, а теперь во искупление смертного греха рабовладения тебе от благодарного правительства положена заслуженная пожизненная праздность. Наркота, рэпак, бандитизм - романтика! Главное, не забывай голосовать за демократов.Проще говоря: то, что в "Незнайке на Луне" называлось "Дурацким островом".И нельзя сказать, что возмущение некоторых черных активистов этой "новой сегрегацией" совсем уж безосновательное. Причем не такое уж и маргинальное течение; как минимум каждый десятый афроамериканец.Собственно, это и есть "люди Карсона". Мать которого, на минуточку, была неграмотная, а он сугубо на личном усердии в "Лигу Плюща" выбилсяИзбранный президент США Дональд Трамп заявил, что решившие бойкотировать его инаугурацию должны вернуть билеты.По меньшей мере в 20 американских городах появились объявления с предложением за деньги поучаствовать в протестах по поводу инаугурации избранного президента США Дональда Трампа. Об этом во вторник, 17 января, сообщает The Washington Times.Так, компания Demand Protest из Сан-Франциско, которая позиционирует себя как «крупнейшая в США частная организация по обеспечению поддержки широких масс», готова платить демонстрантам по 2,5 тысячи долларов в месяц, а за непосредственное участие в мероприятиях — 50 долларов в час. Кроме того, активистам, занятым полный рабочий день, предлагают медицинскую страховку.

18 января, 10:43

Правое мировоззрение нового типа.

Данное эссе является логическим продолжением предыдущей работы Правая организация нового типа . Оно предлагает примерные идейные основания для легальной работы правой организации в современных условиях.Содержание.Преамбула.Образ позиционирования.- Синдикализм. Общие пункты синдикалистской борьбы в современных условиях.Образ доктринёрства.- Патернализм и патерналисты.- Доктрина патернализма.Образ новой культуры критики.- Принцип национального интереса.- Этнолоббизм.- Игнор.Образ экономики.- Экономическая свобода.- Социальная эффективность предприятий и учреждений.- Здоровая иерархия труда.Образ общества.- Противоречие социального и экономического либерализма.- «Общество достатка».Послесловие.Преамбула.В рамках теоретической лаборатории мы предлагаем обсудить идейные основы для Правой организации нового типа, то есть поразмышляем о том, каким может быть Правое мировоззрение нового типа. От чего предстоит отказаться, какие новые пути, направления выделить для развития и работы организации.Мировоззрение не есть какая-то строгая доктрина или жёсткая идея, особенно это касается периода становления – нового типа. В данном случае приведены авторские наработки нового типа. В дальнейшем же нельзя ограничиваться только одним авторским взглядом, здесь требуется поиск, дискуссии, интерпретации, концептуализации заинтересованного интеллектуального сообщества.Это будут скорее примеры и обсуждение подходов с ними связанных для правых в их доктринёрстве.Опять же во главе угла будут современные, насущные сложившиеся условия ЛЕГАЛЬНОГО политического процесса, с его запретами, нынешним эзоповым языком: НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАДО СТАНОВИТЬСЯ ОППОЗИЦИЕЙ, СЕЙЧАС ВАЖНЕЕ СТАТЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ СИЛОЙ. То есть завладеть вниманием народных масс позитивными проектами развития и положительными примерами легальной деятельности.Ключевым условием для современных правых в идейных мировоззренческих разработках является стремление изобретать новые концепции и приспосабливать, актуализировать уже существующие под свои нужды, с учётом сложившихся запретов. То есть нужен новый правый язык и новая культура критики, которые будут исключать, а то и упразднять предыдущие заезженные как пластинка правые концепции и на их место ставить новые, которые бьют по тем же целям, но опосредованно, завуалировано, без возможности предъявить в ответ «старые счета» и старые аргументы. Правым в России не позволят, как правым в Европе исповедовать классическую повестку, даже сильно до скрупулёзности умеренную, стерильную. Всех правых в России от монархистов до всех видов националистов будут загонять в маргинальное поле. Попытки загримироваться под что-то аналогичное предыдущей повестке будут также быстро дезавуированы, как это происходит, например, с движением идентаристов в Европе или альт-райтов в США – их быстро начинают обзывать расистами и неонацистами. Поэтому необходимо искать те точки, понятия, определения, концепции, которые будут явно направлены против Современного мира, но при этом к ним ни с какой стороны невозможно будет придраться с помощью привычного антиправого дискурса.Естественно, что далее будут представлены черновые примеры концепций и в дальнейшей разработке уже непосредственно в недрах организации понадобится ввести ещё многие другие концепции, направленные на оформление мировоззрения в целостную доктрину.Образ позиционирования.В основной статье об организации нового типа уже подробно обсуждалась необходимость найти идейную политическую платформу достаточно ЛЕГАЛЬНУЮ, не противоречащую ни законодательству, ни сложным историческим перипетиям. Таковой в качестве примера был предложен синдикализм. Вкратце ещё раз повторим все главные преимущества этого позиционирования для правого движения и организации.Также следует отметить, что в нынешних условиях уже не приемлема та «теория действия», что навязывалась в правом движении все эти годы: «надо не говорить, надо действовать». Постоянные требования этой теории всегда приводили к ошибкам и разрушению организации. То есть «теория действия» до сих пор превалировала над «теорией организации».Мировоззрение и организация нового типа должны сместить акцент именно на «теорию организации», где все действия будут направлены в первую очередь и по большей части именно на организацию, а не на протест, внешний показной эффект деятельности и укрепление авторитета личностей лидеров.К тому же большинство действий были подражанием чужих малоэффективных крикливых, давящих на чувства «теорий действия» из-за рубежа с эпическим страдальческим псевдогероизмом, конспирологией и партизанщиной, суетливой уличной агитацией в ущерб грамотной бюрократизации оргмомента и в целом «теории организации».Организация должна стоять на первом месте, в центре. Необходимость для правых надёжно функционирующей развитой структуры важнее хаотичных, плохо спланированных, эмоциональных, стихийных действий. Только через «теорию организации» можно прийти к подлинной последовательной результативной общественной и политической деятельности. Но не наоборот.Для ЛЕГАЛЬНОЙ организации правых важнее в сложившихся условиях внешняя деполитизация действия, деятельности. То есть в плане деятельности, действия предпочтительней заниматься общественными проектами, мероприятиями и инициативами общегражданского характера, привлекательными для народных масс, для создания и укрепления сложно функционирующей, сложно структурированной организации.«Теория организации», таким образом, стоит во главе угла: всё для Организации, ничего кроме Организации, ничего против Организации.Синдикализм. Общие пункты синдикалистской борьбы в современных условияхОбраз доктринёрства.Необходимо брать на вооружение некоторые экономические и социальные концепции, критикуемые либеральным и левым дискурсом: они заведомо правые. Которые не на виду, не в фокусе яростной антиправой пропаганды, не получили ещё каких-либо «чёрных меток», не клеймятся позором и не вписываются в мрачные страницы истории. Одним из примеров таких концепций является антилиберальное понятие «патернализм». Далее показано, как можно его расширить вне пределов экономического рассмотрения.Патернализм и патерналистыДоктрина патернализмаОбраз культуры критики.Главное в новой культуре критики правых – сместить акценты от старых пропагандистских догм в пользу экономической повестки. Грубо говоря, следует бороться с двумя «аргументами городских сумасшедших», к которым собственно сводится вся критика правых и вся критика против правых: «аргумент к евреям» и «аргумент к Гитлеру». Вся истерия нынешней пропаганды закручена именно вокруг этих Сциллы и Харибды. Поэтому-то и необходимо уходить от старых штампов, выкидывать в мусорку весь пожелтевший скарб старой агитации.Нужно своим принципам давать более обтекаемую и позитивную форму, а контрпропаганду «зеркалить», то есть обращать её упрёки в её же адрес с участием её же агентов. Либо просто игнорировать все попытки и провокации вывести критику на старую тропу пропаганды и её клише. Как это можно сделать – показано в следующих нескольких примерах.«Принципы национального интереса» описывает внутренние противоречия либеральных догм, а также демонстрирует как можно интегрировать национальный вопрос в современное русло государственных и социальных приоритетов. «Этнолоббизм» иллюстрирует, как можно отбросить прочь антисемитскую риторику и соответственно все попытки притянуть к ней контр-пропаганду оппонентов. «Игнор» объясняет, как вообще вычленять и избегать какое бы то ни было сведение аргументации к старым клише пропаганды и бытового национализма, то есть заведомо избегать позиций обвинений в свой адрес.Основной метод – обобщение и перенос проблем в более широкое русло популизма, расширение понятий от узких до общих, перенос на всех, отождествление – «все такие», все виноваты в одном и том же, стремятся к одному и тому же. Главное – суметь преодолеть способность либерализма перекладывать вину на других, на всех, на личность с себя и быть третейским судьёй всем. Надо уметь обращать эти аргументы (зеркалить) на самих либералов: вы такие же, вы не лучше.Принцип национального интересаЭтнолоббизмИгнорОбраз экономики.Экономика должна стать краеугольной призмой для правого мировоззрения нового типа в деле культурной критики и пропаганды Современного мира. Критика современных экономических институтов сверхактуальна и именно в ней следует раскрывать все слабости оппонентов. Анализ и пересмотр существующего экономического статус-кво и предложение в его рамках собственных категорических экономических императивов.На примере эссе «Экономическая свобода» показана ложь нынешней экономической системы.«Социальная эффективность» даёт императив подчинения экономики целям и процветанию сообществ.«Здоровая иерархия труда» поднимает сложившуюся в наших краях проблему девальвации труда в связи с историческим прошлым и показывает ориентиры выхода из этой проблемы в правом ключе на основе имеющегося мирового опыта.Также в дальнейшем важно всегда критиковать и правых предшественников, дистанцироваться от их ошибок: мы не такие, мы будем делать всё правильно, по-новому, лучше, прогрессивнее, гуманнее.Экономическая свободаСоциальная эффективность субъектов общества и государстваЗдоровая иерархия трудаОбраз общества.В рамках обновлённого типа мировоззрения правым предстоит выражать интересы не тех привычных групп, что они описывали в своих концепциях в прошлом: аристократия, нация, раса. Аристократия в правом смысле фактически сегодня отсутствует и больше находится в сфере идеалистических утопических представлений; нация – где-то под запретом, где-то – под запутанностью классификаций, то есть в самом центре настойчивой многолетней антиправой пропаганды с хорошо отработанными контр-пропагандистскими средствами; раса – слишком крупная, размытая группа, чтобы обращаться к ней, то есть тоже уходит в идеализм и не позволяет сконцентрироваться на чём-то насущном, злободневном, конкретном.Интересы какой группы тогда следует отстаивать правым? Такая группа на самом деле на поверхности и часто упоминается, но не замечается, как нечто конкретное – речь о большинстве в той или иной стране.Большинство – это не всё население. То есть не все. Все – это и меньшинства и большинство в том или ином виде. То есть большинство имеет какие-то определённые признаки в том или ином ракурсе. Что нередко отражает статистика в самых разных исследованиях. Большинство даёт ей средние показатели по исследованиям и является важным фактором для дальнейших аналитических оценок. То есть большинство – важный статистический, количественный фактор вообще. И далее становится важным вопрос о том, что такое большинство в обществе конкретнее.Естественно под большинством понимается не просто небольшой количественный перевес, как бывает на выборах или в гендерном соотношении – женщин больше чем мужчин на 10%, а под большинством понимается именно доминирующее (значимое), максимальное большинство, которое в оппозиции либо большому или разнообразному набору меньшинств, либо антагонистическому (значимому) меньшинству (например: верхний класс – пролетариат)Для либералов «большинство» - это некая аморфная масса, которой они противопоставляют интересы групп, меньшинств. Они выделяют интересы конкретной группы и противопоставляют его интересам некоего «большинства» им неважно, какое оно, что оно собой представляет, они выступают против его «традиционных» ценностей. Для них это некое обобщение всего, что не соответствует интересам групп, либо "массы", либо просто статистика по тем или иным показателям жизни населения. Максимум, они представляют большинство, как гражданское общество.Для левых большинство уже более конкретное, как ни странно. Это либо наёмный труд в целом, либо класс-гегемон, ранее пролетариат.Для правых же большинство намного конкретнее. Это демографическое большинство – титульная нация, раса (в США) – для национально мыслящих правых, либо представители самой многочисленной религии – для религиозных фундаменталистов.То есть выделить признаки большинства вполне можно и статистика этим занимается постоянно. Соответственно можно вывести это самое конкретное большинство, как группу, чьи интересы можно отстаивать.Каков же образ большинства в России?Может ли гражданское общество выступать в качестве большинства в России? Гражданское общество не всё население, есть и неграждане, полные гражданские права в России люди получают с 18 лет. То есть ещё целый слой населения – не являются гражданами. К этому добавляется ещё и гражданская пассивность – когда около половины населения не занимает активную гражданскую позицию даже в плане выборов в органы власти. То есть статистически, формально группа – граждане большая, но динамически намного меньше. То есть встаёт вопрос о том, что по другому признаку большинство может быть и больше.В религиозном плане – большинство в России до сих пор православные. И есть достаточно активистов и организаций правых, отстаивающие именно интересы Православия. Но далеко не все люди в современном мире ортодоксально религиозны. Общество тяготеет к светскому характеру, а религиозные институты к оппортунизму с нынешними либеральными властями. Что значительно сокращает общественный потенциал для правых. Опять же, могут быть и другие признаки большинства, объединяющие больше людей в стране.Наёмный труд – это 95% всего работоспособного населения, а это также преимущественно граждане. Но не это большинство не включает в себя неработающих – детей, пенсионеров, инвалидов. Однако можно с позиций домохозяйств их включить. Получится значительное большинство, чьи интересы можно отстаивать. Но в самом этом большинстве серьёзная классовая стратификация, то есть его сложно выделить, как единое для борьбы именно в нынешних условиях – пролетариата в том виде, каким он был в прошлом уже нет, средний класс – слаб и немногочисленен, бедных в этом большинстве большинство. И это в большей степени для левых и левой повестки. Опять же из-за внутренней размытости этого большинства сложно представлять его интересы в целом – часть наёмного труда будет отстаивать интересы верхнего класса, часть – диктатуру пролетариата, часть будет на умеренных позициях – «лишь бы не было войны» и её не сдвинуть, разве что привлечь в русло синдикализма, что пока ещё актуально.Нация для правых была до сих пор основным большинством. Но в России законодательно нация не прописана и с ней сейчас очень сложно для всех: то ли взять за основу понятие гражданской нации, то ли оставить тот набор наций, который был в недавнем прошлом и во имя «гражданского мира» пришлось пойти на «многонациональный народ», что для правых не комильфо. Опять же часть правых рассматривает нацию не как этнос в целом, а как передовой активный авангард населения, то есть нация – как класс. Что уже за рамками большинства.Однако в целом для правых в России большинство получается максимально конкретным. Во-первых, демографически 80% - это один большой этнос, титульный, государствообразующий. И проблема заключается в том, что законом запрещено представлять политически его интересы: либерализмЪ. Но это если говорить от его имени конкретно. Но, во-вторых, это демографическое большинство – является и религиозным большинством в стране. Вот тут уже можно защищать его интересы. Далее, в-третьих, это также и большинство в классовом плане и социальном положении. То есть в России большинство сочетает в себе сразу несколько признаков большинства. Большинство в России равно самой крупной нации при любом ракурсе рассмотрения.Таким образом, правым достаточно лишь говорить от имени большинства и во имя его интересов. Причём с любой повесткой, будь то экономическая, социальная, левая ли, правая ли, либеральная ли – главное во имя интересов большинства. Закона о российской нации ещё нет и перебить выделенное большинство пока что нечем.Статья «Противоречия социального и экономического либерализма» как раз показывает соответствующий пример оценки позиции большинства в рамках современной либеральной системы и даёт понять, почему следует выступать от имени большинства. В данной работе идёт рассмотрение именно национального большинства в рамках современных государственных образований, то есть объясняется корень возникшей проблемы и почему необходимо встать на сторону большинства. Но в дальнейшем риторика должна быть сведена просто к большинству, безотносительно к его признакам, как это было описано выше.II.Для нового типа жизненно необходимо ответить на вызов «критикуешь – предлагай». И самым важным будет показать образ именно будущего общества в собственном идейном представлении: не государства, не экономики, а именно общества. Образ общества – это ключ к любой социальной идее. И важно показать именно тот образ, который ещё не утверждался, образ отличный от предыдущих. Его прогрессивные требования, стандарт жизни и его иерархию. При этом следует раскрывать и недостатки предыдущего периода развития общества.В качестве такого образца – пока что чернового предлагается «Общество достатка».Противоречие социального и экономического либерализмаОбщество достатка=========================================================================================Послесловие.Вот так вот видит наша теоретическая лаборатория контуры современного ЛЕГАЛЬНОГО правого мировоззрения 21 века. Данный сборник установок и примеров показывает контуры и направления движения мировоззренческого визионерства для правой легальной деятельности в политическом процессе, для развития правого движения в потенциальном и реальном уровне политической жизни.Во всяком случае, в начале 21 века правому движению пора уже с лёгкостью избавиться от «мелкого буржуа Адольфа Гитлера», антисемитизма, конспирологии, непримиримости и прочих омертвелых наростов «исторического процесса» и субкультурных карго-культов, и не позволять оппонентам притягивать правых бесконечно к этим омутам формальной совести, вины и всего, что им сродни. Это просто необходимо сделать во имя сохранения подлинных традиционных ценностей, исторического государства, наследия предков.Конечно же, предстоит ещё огромная работа по освещению и детализации упомянутых здесь аспектов и многочисленных не затронутых в этой работе в свете мировоззрения нового типа. Причём именно специалистам в тех или иных отраслях народного хозяйства и социальной жизни. Предстоит широкая дискуссия самых разных представителей правого движения о том, «как нам обустроить Россию» по-новому, как создать прочный фундамент будущего развития страны, как избежать катастроф, как найти выход из кризисных ситуаций, как не повторить ошибок прошлого.Чтобы преобразовывать действительность, правым предстоит измениться самим, изменить свой взгляд на окружающий социальный, экономический и политический мир, его вызовы, его язык. Нельзя всё время долбиться в непробиваемую стену Современного мира, пора уже искать обходные пути, прокладывать новые тропки, новые дорожные карты к заветным целям правого движения.Богдан Заднепровский

18 января, 00:15

«Нигде, наверное, не гибнут так люди из-за предательства, как в Киеве»

От редакции News Front: Украинское ИА «ГОРДОН» публикует страницы из дневника Ирины Хорошуновой – художника-оформителя, коренной киевлянки, которая пережила фашистскую оккупацию Киева в годы Великой Отечественной войны. Учитывая направленность данного информационного ресурса, которое поддерживает нынешний

Выбор редакции
17 января, 22:53

Еще один удар по евреям Германии: суд легализовал неонацистов

Решение Конституционного суд Германии отклонить иск Федерального совета страны (бундесрата) о запрете Национал-демократической партии (NPD) вызвал восторг у неонацистов и серьезную тревогу у еврейской общины страны.

17 января, 22:00

Как голливудские евреи сотрудничали с Гитлером

17 января исполняется 150 лет со дня рождения Карла Леммле, основателя старейшей голливудской студии. Леммле был из еврейской семьи, родился в Германии и эмигрировал в США ещё до того, как родился Адольф Гитлер. Карл принадлежит к поколению основателей ключевых голливудских студий, которые произошли из еврейских эмигрантских семей, не столкнувшихся с ужасами нацистского режима.  "Вонсколасер Бразерз" представляет Едва ли не все основатели крупнейших голливудских студий были выходцами из восточноевропейских еврейских семей. Адольф Цукор (основатель Paramount Pictures) родился в Венгрии и после смерти родителей, в возрасте 16 лет переехал в Америку. Другой венгерский мигрант, Вильгельм Фукс (он же Уильям Фокс), переехал вместе с семьёй в Штаты, где впоследствии основал студию Fox Film (сейчас 20th Century Fox). Лазарь Меир (также известный как Луис Майер) приехал в Америку из России, где стал одним из основателей Metro-Goldwyn-Meyer и Американской киноакадемии. Семейство Вонсколасеров (Уорнеров), куда входили братья Гирш, Ицхак, Аарон и Шмуль, переехала в США из Российской империи, и создали компанию Duquesne Amusement & Supply Company, которая стала прародителем Warner Brothers. Будущий основатель Universal эмигрировал из Германии в 1884 года — за пять лет до рождения Адольфа Гитлера. Как отмечает журналист Нил Гейблер, выпустивший в 1989 году книгу “Собственная империя: как евреи изобрели Голливуд”, дело вовсе не в восточноевропейском происхождении перечисленных деятелей, а в их искренней преданности новой родине. Родители киномагнатов, мягко говоря, не преуспели в жизни и на этом фоне пытались забыться в пьянстве и азартных играх. Многие из них занимались тяжёлой и изнуряющей работой, которая иногда приводила их к трагичному финалу. Так, отец Цукора, который владел небольшой лавкой, погиб, поднимая тяжёлый ящик. Родной дом ассоциировался у еврейских эмигрантов с бедностью и тяжёлым трудом. Новоявленные Фоксы и Уорнеры с лёгкостью отказывались от родного языка и религии, поскольку они принадлежали их отцам-неудачникам. Они идеализировали Америку и впоследствии с готовностью переносили свои фантазии на большой экран. Гейблер называет такую ситуацию парадоксальной. Американская киноиндустрия, которую Уильям Хейс, президент первой Ассоциации кинопродюсеров и кинопрокатчиков, назвал "квинтэссенцией Америки", была создана еврейскими мигрантами. Тем не менее евреи не могли войти в истеблишмент Уолл-Стрит, поэтому с готовностью бросились на освоение кинематографа. Это был новый бизнес, где был очень низкий финансовый ценз и отсутствовали социальные барьеры. Будучи выходцами из торговых кругов, евреи отлично знали вкусы публики и могли грамотно оценить ситуацию на рынке. Но как им удалось оказаться у руля главных киностудий Голливуда? Warner Brothers начиналась с небольшого кинотеатра в Пенсильвании. Точно также зародилась и легендарные MGM и Fox Film Corporation. Кинотеатр в начале XX века был популярным стартапом: начать бизнес можно было с капиталом в каких-то 400 долларов. От кинотеатров эмигранты переходили к дистрибуции фильмов и только затем начинали производство собственного кино. Zusammenarbeit В 2013 году гарвардский исследователь Бен Урванд издал книгу "Сотрудничество: Пакт Голливуда с Гитлером", в которой утверждал, что главы голливудских студий в 30-е годы заключили соглашение с Гитлером о том, чтобы не снимать фильмы и о нацистах, и о евреях.  Всё началось в 1930 году, когда студия Universal выпустила ленту "На Западном фронте без перемен" по роману Ремарка. На "Оскаре" в 1931 году картину наградили как лучший фильм года. Премьера в США прошла ещё в апреле, а до Германии экранизация доехала только в декабре. На первом публичном показе НСДАП, партия, тогда уже возглавляемая Гитлером и имевшая 102 места в Рейхстаге, устроила акцию протеста прямо в зрительном зале. Действие фильма происходит в Первую мировую войну, в результате которой, напомним, Германская империя вовсе распалась.    В сцене, где немецкие солдаты бегут с поля боя из-за атаки французов, нацисты закричали: "Немецкие солдаты были мужественными! Позор Америке, что там сняли такой фильм!" Лично Йозеф Геббельс прочитал с первого ряда балконов речь о том, что этот фильм — попытка испортить имидж всей Германии. Дальше в толпу бросили бомбы-вонючки и запустили живых мышей. Все зрители выбежали из кинотеатра, и показ прервали. Не прошло и недели, как картину сняли с проката. Основатель Universal Карл Леммле родился в Германии и хотел, чтобы картину показали на его родине. Тем более что это должно было принести хороший доход: Первая мировая на тот момент была ещё крупнейшей из европейских войн за всю историю. Тогда Леммле лично провёл турне по всей Европе с перемонтированной версией "На Западной фронте без перемен" в августе 1931-го. Тогда же министерство иностранных дел Германии одобрило прокат фильма в стране. В следующем году Леммле пошёл дальше и отложил производство фильма "Возвращение", который должен был продолжить историю из картины "На Западном фронте без перемен". Его сын, Карл Леммле-младший, который к тому моменту уже возглавлял Universal, начал переговоры с немцами. МИД Германии отмечал, что студия очень заинтересована в сотрудничестве по материальным соображениям. Именно это слово, сотрудничество, по-немецки Zusammenarbeit, повторяется в сохранившихся нацистских документах много раз. Пойдём по пятнадцатой статье Главным оружием против голливудских студий стала 15-я статья правил, регулирующих кинематографию в Германии. Эта статья гласила, что если студия произведёт какой-либо антигерманский фильм и покажет его где угодно, возможно, даже не в самой Германии, то тогда все фильмы этой студии будут запрещены к показу в стране. Какие именно темы не нравились нацистской цензуре? Разумеется, связанные с Германией и особенно с политикой руководства страны по отношению к евреям. Конкретно запрещались диалоги или сцены, представляющие Германию в плохом свете или настаивающие на плохом отношении к евреям.  Цензурой на месте занимался Георг Гисслинг, немецкий консул в Лос-Анджелесе. Благодаря его стараниям, например, никогда не увидел свет фильм "Бешеный пёс Европы". Сценарий к нему c 1933 по 1934 год писал Херман Манкевич, который позже написал сценарий великого фильма Орсона Уэллса "Гражданин Кейн". Но Гисслинг тогда избрал новую стратегию давления на студии. В этом ему помог глава Американской ассоциации кинокомпаний Хейс, тот самый, который стал известен благодаря кодексу Хейса. Манкевичу так и не удалось найти средства и съёмочную группу: ему отказали во всех студиях. Это стало крупнейшим прецедентом из известных в истории нацистской цензуры в Голливуде. Студии оставались безропотными до 1936 года. К тому моменту в стране работали всего три компании: MGM, которая тогда была одной из крупнейшей, Paramount и уже обретший современное название 20th Century Fox. К середине 1936 года у всех трёх компаний цензоры приняли для показа всего восемь картин. Чтобы окупиться на рынке, им нужно было выпускать каждой по 10–12 фильмов в прокат.  В том же году MGM впервые предложил остальным мейджорам уйти вместе с рынка. Но все компании остались, поскольку боялись потерять возможность заработать больше, чтобы отбить текущие затраты. Они продолжили адаптироваться к тяжёлым условиям. Paramount назначил главой немецкого представительства члена нацистской партии. А глава MGM вынужден был из-за шантажа развестись с женой-еврейкой. Она закончила свою жизнь в концентрационном лагере. Новые прения между Голливудом и Гисслингом были связаны в основном из-за продолжений того самого фильма "На Западном фронте без перемен". Студия Universal сделала к 1937 году вторую часть "Возвращение", в которой была 21 правка от нацистов. Последняя часть трилогии Ремарка, "Три товарища", вышла в США в апреле 1937 года. Чтобы её экранизировать, в качестве сценариста MGM наняла самого Френсиса Скотта Фицжеральда. Великий писатель создал сценарий фильма, который нанёс бы серьёзный удар по репутации нацистского режима по всему миру. По тексту был даже снят фильм, но после правок цензоров в нём не осталось ни единого упоминания нацистов и евреев. Сотрудничество с нацистами закончилось лишь в 1939 году, когда началась Вторая мировая война. Студии обнаружили, что им не удаётся показывать фильмы в Англии и Франции, а это были крупнейшие зарубежные рынки сбыта. MGM и Fox начали работать над антинацистскими фильмами, и их фильмы были запрещены в Германии уже осенью 1940 года. Интересно, что в 1941 году Дэрилл Занук, который стал главой Fox, выступил в Конгрессе против американских изоляционистов. Они были против того, чтобы США вступала во Вторую мировую войну. Занук разразился пламенной речью: Я вспоминаю те сильные американские картины, которые рассказывали об американском образе жизни всему миру. Первое, что сделали диктаторы Гитлер и Муссолини, — запретили наши картины в их странах Дэррил Занук, глава 20th Century Fox При этом никто не вспомнил, что всего год назад его студия, когда-то основанная еврейской семьёй Леммле, напрямую сотрудничала с подчинёнными Гитлера.

Выбор редакции
17 января, 18:35

Текст: «Майн кампф» Гитлера снова стала в Германии бестселлером ( Геннадий Грановский )

К сожалению, изоляционизм может и будет принимать даже такие тревожные формы... (прим. М.Х.) Год назад мюнхенский Институт современной истории выпустил тиражом 4 тысячи экземпляров программный манифест Адольфа Гитлера «Майн кампф» («Моя борьба»). Эту одиозную книгу в Германии не печатали с войны. До 1 января 2016 года авторские права на неё принадлежали правительству Баварии, которое запрещало переиздание откровений Гитлера. В прошлом январе срок действия авторского права истёк, и мюнхенский институт сразу выстрелил новым двухтомником «Гитлер. Моя борьба. Критическое издание». Лукавый ход мюнхенского института Случилось это не вдруг. В предшествующие три года сотрудн...

Выбор редакции
17 января, 18:02

Трейлер: психопат Рамси Болтон из "Игры престолов" сыграл Гитлера

Трейлер: психопат Рамси Болтон из "Игры престолов" сыграл Гитлера

17 января, 13:26

Факты про немецкие автобаны!

О, автобан! Это дорога мечты каждого лихача! Или, по крайней мере, каждого, кто хотел бы хоть ненадолго стать лихачом. Но насколько безрассудными могут быть водители, едущие по автобану? Несмотря на мнение большинства людей, на этих участках шоссе на самом деле существует скоростное ограничение, так что представление о том, что по автобану можно ездить на любой скорости, ошибочно.Что касается получения водительских прав, позволяющих выехать на скоростную автостраду… это не так просто, как можно было бы подумать. Конечно, бывают и случайные столкновения. И для тех копуш, которые счастливы услышать, что на автобане на самом деле существуют скоростные ограничения: не слишком радуйтесь… там также существует и минимальное ограничение скорости и довольно ощутимые штрафы за неумение ездить по скоростному шоссе.Кто-то будет рад узнать, что автобан на самом деле не был идеей Гитлера, хотя эти автомагистрали и стали появляться во времена Третьего рейха. Кроме того, несмотря на всё многообразие современных суперкаров, рекорд скорости для автобана был установлен компанией автомобилем Mercedes Benz ещё в 1938 году, и с тех пор ещё никем не побит.Существует ещё немало интересных вещей, которые многие не знали про скоростные автомобильные магистрали Германии, и это только начало…10. Немцы обучаются езде по автобануПроцесс получения немецких водительских прав совсем не прост. Во-первых, необходимо иметь базовые навыки оказания первой помощи, а это значит, что если произойдёт несчастный случай, то водитель обязан остановиться, чтобы оказать помощь и оценить ситуацию. Это делает водителей более ответственными и, безусловно, должно помочь сдерживать их от неоправданного лихачества. Это также относится и к людям, не имеющим немецкого гражданства, если, конечно, на место происшествия уже не прибыли медики.Также, чтобы получить такие права, нужно пройти курсы высокоскоростного вождения автомобиля. Не говоря уже о том, что нужно посетить 14 обязательных теоретических занятий и, по крайней мере, дюжину практических уроков вождения. Так что не стоит беспокоиться о законодательной составляющей автобанов: Германия гарантирует, что водители имеют достаточную квалификацию, чтобы ездить по такой сложной автомагистрали.9. На автобанах скоростное не только движение, но и строительствоИзвестный как самая первая в мире автомагистраль, первый участок шоссе в Германии был построен в Берлине в период 1913-1921 г. («экспериментальное шоссе Авус»). Это был 19-километровый участок, а в то время строительство дорог было гораздо более сложным делом, чем сегодня.Эта часть автомагистрали имела две 8-километровые полосы, разделённые одним 9-метровым меридианом. Позже, в 1929 году, после того как Италия в 1920-е годы начала строительство автомагистралей, Германия открыла участок между Дюссельдорфом (Düsseldorf) и Опладеном (Opladen), а затем, в 1932 году, ещё один, соединяющий города Кёльн (Cologne) и Бонн (Bonn). Это почти 63 километра автомагистрали за несколько лет. Учитывая структурное качество трассы, а также её ширину, это немалое достижение.К концу Второй мировой войны автобаны протянулись на ошеломляющие 2128 километров. С 82 километров в довоенные годы их протяжённость увеличилась до более чем 2000 километров к её окончанию.Принимая во внимание все другие проблемы Германии, с которыми ей пришлось иметь дело в течение всего того времени, эффективность и качество, с которым были построены автобаны, просто поражает. После войны, между 1953 и 1958 годом, было построено ещё 144 километра автомагистрали.8. Автобаны строились во времена Третьего рейха, но не были идеей ГитлераВсегда предполагается (и, возможно, вполне оправданно), что строительство автобана было идеей Гитлера. Это имеет смысл, поскольку это было бы невероятно полезно для передвижения войск, а также для экономического блага страны, создавая рабочие места для людей, которые до тех пор еле сводили концы с концами во время Великой депрессии.Однако самый первый участок автобана, впоследствии названный экспериментальным шоссе Авус (Avus experimental highway), был построен, как уже говорилось выше, в период между 1913 и 1921 годом. Гитлер в то время, по крайней мере часть его, всё ещё занимался искусством, будучи неудавшимся художником. Вместе с тем, в то время как это была не его идея, Гитлер вовсю занялся строительством скоростной автомагистрали.К 1936 году в строительство автобана было вовлечено 130.000 человек. Первый официальный участок магистрали, названный впоследствии «Reichsautobahn» («шоссе Рейха»), был открыт в 1935 году между Франкфуртом (Frankfurt) и Дармштадтом (Darmstadt). Мало того что автобан являлся демонстрацией мощи Третьего рейха, он также служил средством воодушевления немецких людей, знаменуя собой новую эру, свободную от Депрессии.7. Да, на автобане действуют скоростные ограниченияДолгое время считалось, что по автобану можно ехать так быстро, как хочется, не опасаясь быть остановленными полицией. Это, конечно же, неверное представление. На самом деле, на автобане существуют скоростные ограничения. Да, около 60% автомагистрали не имеют предела максимальной скорости, но есть рекомендованная правительством скорость 128 км/ч. Учитывая, что ограничение, как правило, составляет 96-120 км/ч, рекомендация правительства должна не сильно огорчить тех водителей, которые хотят проехать по автобану «с ветерком».По просьбе других стран и ради их статистики безопасности, основанной на их собственных скоростных ограничениях, Германия провела голосование по внедрению их собственного ограничения скорости… предложение полностью провалилось, и поэтому на автомагистрали всё ещё есть участки, на которых можно ездить со скоростью выше 150 км/ч, но это не значит, что дорожные правила можно игнорировать.6. На автобане также действуют и ограничения минимальной скоростиТеперь, учитывая, что, по крайней мере, на 40% автомагистрали действует максимальное ограничение скорости, отсюда следует, что также должно быть и минимальное ограничение скорости. Минимальная скорость (хотя никто, вероятно, к ней тоже не приближается) составляет 60 км/ч.Если ехать медленнее, то это может привести к столкновению и штрафу за препятствование движению. Представьте, какую опасность может представлять собой автомобиль, движущийся со скоростью менее 60 км/ч, когда весь поток транспорта движется со скоростью почти вдвое больше — 130 км/ч.Однако, учитывая, что максимальный предел достигает 120 км/ч или неограничен более чем на 50% автомагистрали, вождение на скорости менее 60 км/ч может привести к столкновению с позади идущей машиной. Следует также отметить, что в то время как максимальные пределы должны соблюдаться лишь на 40% автомагистрали, минимальное ограничение скорости применяется ко всем 100%.5. Самые наиболее встречающиеся автомобили на автобане — VW Golf и VW JettaИнтересная статистика, но, возможно, не удивительная, поскольку это автомобили немецкого производства. Наиболее часто встречающимися на автобане автомобилями, с большим отрывом, являются Volkswagen Golf и Volkswagen Jetta. Более 250.000 автомобилей этих моделей ездят по автобану регулярно.Следующими за ними идут Volkswagen Polo, Opel Astra и Mercedes C-класса. Можно было бы подумать, что наиболее часто встречающимися на автобане должны быть такие суперкары, как Bugatti Veyron или Lamborghini Veneno, учитывая их реальную возможность раскрыть все свои способности.Немцы, как известно, слывут невероятно практичными и рациональными людьми. Недостаточно даже зарегистрированных суперкаров, которые ездят по автобану, по крайней мере, принадлежащие немецким гражданам, чтобы составлять какую-либо дорожную статистику по ним. Кажется, что несмотря на невероятные скорости, с которыми можно ездить по автобану, наиболее популярным средством передвижения, чтобы добраться из пункта А в пункт Б, являются малолитражные автомобили.4. Рекорд скорости составляет 268,8 миль в час (432,59 км/ч)… и был установлен ещё в 1938 годуВсё верно. Рекорд скорости движения по автобану был установлен в 1938 году, и с тех пор его ещё никто не перебил. Это невероятная скорость!Немецкий гонщик Бернд Розмайер (Bernd Rosemeyer) на автомобиле V-16 Auto Unio, который был оснащён двойным двигателем V16 с наддувом и имел мощность 513 л.с., был близок к рекорду. Однако тем, кому удалось его установить, стал другой немецкий гонщик, Рудольф Караччиола (Rudolf Caracciola) на автомобиле Mercedes Benz W125 Rekordwagen с двойным двигателем V16 с наддувом мощностью 736 л.с.Так почему же Veyron (который собирает квад-турбодвигатель W16 мощностью 1000 л.с.) не утрёт нос этим автомобилям? Ну, во-первых, Veyron достиг скорости всего 408,84 км/ч, так что до сих пор стесняется своего результата.Но кроме этого, автомобиль-рекордсмен и его ближайший соперник были построены специально для установления скоростного рекорда и совсем не были автомобилями массового производства. В дополнение ко всему, участки автобана были специально закрыты для установления рекордов скорости.3. Крупнейшая авария на автобане вовлекла 259 автомобилейВторое место по количеству автомобилей, вовлечённых в аварию, инцидент на автобане Германии произошёл с участием 259 машин. Так что когда происходят аварии, они оказываются гораздо серьёзнее, учитывая высокие скорости, с которыми движутся по автобану транспортные средства.В июле 2009 года в Брауншвейге (Braunschweig) шёл сильный дождь, из-за которого многие водители, ехавшие по автомагистрали на высокой скорости, не смогли справиться с управлением. Столкновение 259 автомобилей произошло на автобане А2 в Нижней Саксонии. Чтобы быть справедливыми, стоит отметить, что столкнулись не все из них. Было зафиксировано 73 столкновения и 82 травмированных водителя (10 из которых были тяжело травмированы).В результате инцидента был нанесён ущерб в размере 2 миллионов долларов, были задействованы 3 вертолёта, 40 машин скорой помощи и 350 пожарных. Это удивительно, но никто не погиб. Несмотря на такое количество людей, вовлечённых в дорожную аварию, это далеко не так плохо, как автоцистерна для горючего, упавшая с моста из-за водителя, находившего под воздействием наркотиков.Грузовик упал на шоссе с высоты 30,5 м и взорвался, разрушив мост, причинив ущерб в размере более 350 миллионов долларов и унеся жизнь водителя грузовика. Удивительно, что только одну жизнь.2. На автобанах могут приземляться самолётыЕсли говорить про структурные и технические способности автобана, то дорога настолько устойчива, что на неё может приземлиться самолёт. Это случилось во время Второй мировой войны. Третий рейх Гитлера был не только в состоянии транспортировать по автобану в грузовиках войска и снаряжение, но и имел возможность сажать самолёты для более быстрой транспортировки.Такая способность требует более крепкой и гладкой поверхности, чем обычное шоссе, но Третьим рейхом была запланирована такая невероятная стратегия. Со времён Второй мировой войны многие страны построили свои собственные эквиваленты «шоссе-ВВП».В 1980 году, во времена холодной войны, союзники могли сажать на автомагистраль не только истребители и бомбардировщики, но и грузовые и транспортные самолёты. Учитывая, что со времён Второй мировой войны самолёты стали более совершенными и крупными, удивительно, что участки автобана могли выдерживать воздушные судна.В течение 24-48 часов участок автобана может быть подметён, очищен от барьеров и превращён в аварийную взлётно-посадочную полосу с помощью оборудования управления полётом, которое хранится недалеко от предназначенных для этой цели участков шоссе. Какая удивительная особенность на случай чрезвычайной ситуации или для военной стратегии!1. Существует хит 1975 года про автобан длительностью 22 минутыВозможно, это самый нелепый и смешной факт, связанный с автобаном… и автор сей статьи утверждает это в полном понимании, что Третий рейх был в значительной степени ответственен за строительство большей части шоссе.Kraftwerk — это электронная группа из Германии, которая была образована в 1969 году… и, удивительно, всё ещё существует.Согласно британской газете The Observer, «ни одна другая группа со времён «Битлз» не дала так много поп-культуре». Кого-то может заинтересовать, как такое может быть, но всё-таки эти эпичные 23 минуты, то есть композиция «Autobahn» — действительно интересный трек.Песня была сокращена до трека длительностью 3 минуты 27 секунд, чтобы её можно было крутить на радио. Она достигла 25 места в музыкальном чарте топ-100 в США, а также 12 места в Нидерландах и 11 в Великобритании.Песня была выпущена в 1974 году и стала хитом в 1975 году. Альбом, в который вышла эта песня, имел одноимённое название и попал в книгу «1001 альбом, который нужно послушать, прежде чем умереть». Так что… почему бы не послушать эту эпичную песню прямо сейчас?

Выбор редакции
17 января, 13:24

Откуда взялась сенсация про смерть Гитлера в Аргентине?

Американские эксперты считают, что Адольф Гитлер не покончил жизнь самоубийством в Берлине, а сумел сбежать в Аргентину

17 января, 09:07

Антон Носик, Для тех, кто в танке: Украина и Россия не находятся в состоянии войны

Вы можете себе представить, чтобы Сталин после 22 июня 1941 года поставлял Гитлеру нефть, газ и уголь по коммерческим контрактам? Чтобы 8 млн граждан гитлеровской Германии въехали в 1942 году в СССР официально и безвизово?...

09 октября 2016, 07:00

Тотальный кайф. Как пристрастие Гитлера к наркотикам изменило историю

«Таблетки храбрости»: The Guardian опубликовало интервью с автором новой книги о Гитлере. У него есть своя версия того, как нацистам удалось завоевать Европу.

21 сентября 2016, 17:54

Проект "Монарх"

Среди тонких манипуляций сознанием доверчивого населения, скрыто одно из самых сатанинских изуверств совершаемых над частью рода людского; одна из форм систематического контроля разума, которая пронизала все стороны общества уже пятьдесят лет. Чтобы разобратся в последующем материале следует пересмотреть предвзятые идеологии о двойственной природу человека. Решение теологического вопроса о наследовании человеком добра или зла равносильно определению нами восприятия реальности; в особенности определении значения духовной переменной в уравнении жизни.

16 сентября 2016, 05:43

Opus Magnum. «Как Гитлер получил нефть». Дионис Каптарь.

Автор книги "Перевороты и революции: Зачем преступники свергают власть" Дионис Каптарь размышляет о ситуации в Европе накануне Великой Отечественной. Действительно ли Гитлеру помогла «оранжевая революция» в Румынии? Что общего в свержении короля Кароля II, Сальвадора Альенде и Николая II. #ДеньТВ #OpusMagnum #Иванкина #Каптарь #третийрейх #Румыния #СССР #нефть #Чили #НиколайВторой #Альенде #РИ #переворот #история #ДмитрийЗыкин #Венгрия #Италия #Европа #Муссолини #Антонеску #Венскийарбитраж

14 сентября 2016, 17:03

Как делили Европу после 45-го

Вроцлав — один из самых туристических городов Польши. Всюду толпы народу с фотоаппаратами, в дорогих ресторанах яблоку упасть негде, таксисты заламывают безбожные цены. У входа на Рыночную площадь колышется транспарант Вроцлав — настоящее польское очарование; Однако, ещё в мае 1945 г. Вроцлав звался Бреслау и до этого 600 лет подряд Польше не принадлежал. День Победы, именуемый сейчас в Варшаве как начало коммунистической тирании, добавил в состав Польши немецкую Силезию, Померанию, а также 80% Восточной Пруссии. Об этом никто не заикается: то есть тирания тиранией, а землицу мы себе приберём. И тут опять на ум приходят слова Черчилля сказанные им о Польше — Польша, это шакал Европы. Посмотрите на карте вверху, как выглядела бы сейчас карта Европы, если бы наши экс-братья на Востоке остались без помощи «оккупантов»?Советские воины раздают хлеб жителям города Бреслау в годы Великой Отечественной войны. © / Фото: Эммануил Евзерихин / РИА НовостиВ 1945 г. Польша получила города Бреслау, Гданьск, Зелёна-Гура, Легница, Щецин, — говорит Мачей Вишневский, польский независимый журналист — СССР отдал также территорию Белостока, при посредничестве Сталина мы обрели спорный с Чехословакией город Клодзско. У нас считают: раздел Польши по пакту Молотова-Риббентропа, когда СССР забрал Западную Белоруссию и Западную Украину, несправедливым, а вот передачу Сталиным полякам Силезии и Померании как раз справедливой, оспаривать это нельзя.Сейчас модно говорить, что русские не освободили, а захватили. Интересная получается оккупация, если Польша бесплатно получила четверть Германии: причём за эту землю пролили кровь сотни тысяч советских солдат. Даже ГДР упиралась, не желая отдавать полякам Щецин — вопрос с городом был окончательно решён только в 1956 г. под нажимом СССР.Оккупацией сильно возмущается и Прибалтика. Стоит вспомнить: нынешнюю столицу Вильнюс Литве тоже подарил СССР; литовское население Вильнюса тогда составляло 1%, а польское — большинство. СССР вернул в состав республики город Клайпеду (прусский Мемель), принадлежавший литовцам в 1923-1939 гг. и аннексированный Третьим рейхом. Руководство Литвы ещё в 1991 г. осудило пакт Молотова-Риббентропа, однако как Вильнюс Польше, так и Клайпеду ФРГ никто не вернул.Украина, устами премьер-министра Яценюка объявившая себя жертвой советской агрессии наравне с Германией, вряд ли отдаст полякам свою западную часть со Львовом, Ивано-Франковском и Тернополем (эти города были включены агрессорами в состав УССР в 1939 г.), Румынии — Черновицкую область (отошла к УССР 2 августа 1940 г.), а Венгрии или Словакии — Закарпатье, полученное 29 июня 1945 г.Румынские политики не прекращают дискуссий насчёт справедливости аннексии Молдавии Советским Союзом в 1940 г.Разумеется, давным-давно забыто: после войны именно благодаря СССР румыны получили назад провинцию Трансильванию, которую Гитлер забрал в пользу Венгрии.Болгария же при посредничестве Сталина оставила себе Южную Добруджу (ранее владение той самой Румынии), что подтвердилось договором от 1947 г. Зато сейчас об этом в румынских и болгарских газетах не говорится ни единого слова.Чехия убрала памятники советским солдатам, и объявила, что День Победы знаменует замену одной диктатуры другой, — рассказывает чешский историк. — По настоянию СССР Чехословакии вернули Судетскую область с городами Карловы Вары и Либерец, где 92% населения составляли немцы. Западные державы на Мюнхенской конференции в 1938 г. поддержали аннексию Германией Судет, протестовал только СССР.Жители польского Люблина и бойцы Советской Армии на одной из улиц города. Июль 1944 года. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Фото: РИА Новости/ Александр КапустянскийПоляки отторгли от Чехословакии Тешинскую область и после войны не хотели её отдавать, настаивая на референдуме. После давления СССР на Польшу и поддержки чехословацкой позиции был подписан договор, Тешин возвратили чехам, закрепив договором от 1958 г. Спасибо за помощь СССР никто не говорит — видимо, русские обязаны лишь одним фактом своего существования. Всем мы раздарили земель, никого не забыли — и нам за это сейчас плюют в лицо.Мало кому известно о погроме, который новые власти учинили на возвращённых территориях. Из Померании и Судет было изгнано 14 миллионов немцев. Если жители Кёнигсберга (ставшего советским Калининградом) переселялись в ГДР 6 лет (до 1951 г.), то в Польше и Чехословакии — 2-3 месяца, а многим немцам дали всего 24 часа на сборы, разрешив взять лишь чемодан вещей, и сотни километров заставили идти пешком.Не стоит об этом упоминать, замечают в мэрии города Щецин (Польша) — Такие вещи портят хорошие отношения с Германией. Нам любой мелочью тычут в лицо, а немцев грех обижать. Лично меня в данном вопросе интересует справедливость. Дошло уже до шизофрении: когда человек в Восточной Европе говорит, что победа СССР над нацизмом — освобождение, его считают дураком, предателем.источникЕще интересное про войну: была как то у нас тема про то, Что ели на войне и Как Германия компенсировала ущерб после мировых войн. Вспомним еще что это за Солдат Вермахта- Герой СССР. Многие еще не знают ответ на вопрос Так кто потерпел катастрофу в 41-м? и что это был за Ленд-лиз для Гитлера

17 июля 2016, 20:41

Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

И в виде исторической иллюстрации к неудавшейся попытке военного переворота в Турции. Избранные цитаты из отличной книги Роджера Мэнвелла "Июльский заговор".Думаю вы без труда увидите целый ряд схожих моментов с тем, что произошло в Турции.— Господин генерал, — сказал Финк, — в Берлине произошел гестаповский путч. Фюрер мертв. Вицлебеном, Беком и Герделером сформировано временное правительство.Последовало ледяное молчание. Был слышен только слабый шелест листьев, проникавший сквозь полуоткрытые окна. Финк внимательно наблюдал за генералом, не зная, как тот отреагирует на его доклад. К своему немалому облегчению, он понял, что Блюментрит принял сообщение спокойно.— Я рад, — в конце концов сказал он, — что к руководству пришли именно эти люди. Они обязательно предпримут шаги к мирному урегулированию. — После длительной паузы он спросил: — Кто сообщил вам эти новости?Ответ у Финка был готов.— Военный губернатор, — сказал он.Больше у Блюментрита вопросов не было, он только попросил дать ему возможность срочно позвонить в штаб в Ла Рош-Гийон, где временно расположился его командир Клюге, теперь официально совмещавший свои обязанности главнокомандующего с обязанностями Роммеля. Он поговорил со Шпейделем, начальником штаба армейской группировки, который еще три дня назад был штабом Роммеля. Шпейдель сообщил, что Клюге выехал на линию фронта и вернется только вечером.Генерал не знал, насколько свободно можно разговаривать по телефону, он подозревал, что все телефоны прослушивались гестапо.— В Берлине произошло много нового, — сказал он, подумал и драматическим шепотом добавил только одно слово: — Мертв.Шпейдель сразу начал задавать вопросы. Блюментрит, не желая больше ничего говорить, согласился приехать в Ла Рош-Гийон и доложить обо всем Клюге лично. После этого, обсудив несколько общих текущих дел, словно ничего судьбоносного не произошло, Финк отбыл обратно в Париж.Финк рисковал, заявляя, что узнал новости от военного губернатора Парижа. Он ничего не сказал о кодовых словах, сообщенных по телефону членами движения Сопротивления из Германии. Следовало принимать во внимание страх перед телефоном, который неизбежно усилит создавшаяся чрезвычайная ситуация. Не приходилось сомневаться, что люди предпочтут общаться лично и вести разговоры только с глазу на глаз, во всяком случае до тех пор, пока государственный переворот не совершится официально. Финк вернулся в свой кабинет, намереваясь дождаться развития событий. Он был уверен, что Штюльпнагель располагает той же информацией, что и он сам.А Штюльпнагель был в полном неведении о происходящем и пребывал в нем до времени возвращения Финка в свой кабинет, то есть примерно до четырех тридцати.Во второй половине дня все действия были временно приостановлены. Телефон — единственное связующее звено между центрами, в которых ждали информации и инструкций, молчал. В Растенбурге всякая связь с внешним миром была прервана. Пока оказывали первую помощь раненым, Гиммлер и его помощники из числа эсэсовских офицеров собирали показания свидетелей. Все указывало на то, что убийца — Штауффенберг. Чудом уцелевший Гитлер собирался встретиться с Муссолини, который так еще и не прибыл. Штауффенберг находился в воздухе. Он летел на выделенном Вагнером «Хейнкеле» в Берлин. Сердцем и мыслями он был вместе со своими товарищами на Бендлерштрассе, которые, как он предполагал, теперь активно действуют. Около трех часов недалеко от «Хейнкеля», уносящего в Берлин человека, которого Гиммлер назвал преступником, пролетел встречным курсом самолет со следователями гестапо на борту. В Берлине Ольбрихт пребывал в крайнем раздражении из-за потери ценного времени. Он не мог привести в действие план «Валькирия», пока не получил информацию из Растенбурга. В Цоссене и Париже заговорщики с нетерпением ждали приказов, а Фромм и Клюге, чья поддержка, хотя бы и молчаливая, была жизненно важной для достижения успеха, все еще ничего не знали о происходящем.* * *Фромм слушал сообщение об обстановке на фронтах, когда доложили о приходе Ольбрихта, и прервал докладчика, чтобы узнать, зачем пожаловал начальник общего управления ОКХ. Не теряя времени, Ольбрихт сообщил, что Гитлер убит. Фромм сразу поинтересовался источником информации. Тогда Ольбрихт сослался на звонок Фельгибеля из Растенбурга.— Я предлагаю в создавшейся ситуации, — сказал Ольбрихт, — отправить всем командирам армии резерва кодовое слово «Валькирия», установленное для непредвиденных обстоятельств внутри страны, и тем самым передать всю исполнительную власть вооруженным силам.К несчастью, Фромм не был готов принимать участие в решительных действиях такого рода, во всяком случае, до тех пор пока полностью не прояснит для себя ситуацию. Он сказал, что должен лично переговорить с Кейтелем. Ольбрихт, вполне уверенный в себе и желавший во что бы то ни стало перетянуть своего командира на сторону заговорщиков, сам снял трубку телефона на столе Фромма и попросил срочно соединить его с Растенбургом. Проблем со связью не было, и очень скоро к телефону подошел Кейтель.— Что случилось в ставке? — спросил Фромм. — В Берлине ходят самые ужасные слухи!— Какие еще слухи! — возмутился Кейтель. — Здесь все нормально.— Говорят даже, что фюрера убили!— Ерунда! — объявил Кейтель. — Покушение было, это правда, но, к счастью, неудачное. Фюрер жив, отделался мелкими царапинами. Но где, скажите на милость, сейчас находится ваш начальник штаба граф фон Штауффенберг?— Он еще не вернулся.После этого разговора Фромм понял, что никакие действия не нужны. Ольбрихт не знал, что сказать. Он слышал весь разговор, и все, что ему оставалось делать, это вернуться в свой кабинет и все как следует обдумать. Поскольку первые приказы «Валькирии» уже ушли, он оказался в чрезвычайно затруднительном положении.* * *Штауффенберг, который больше всего на свете желал немедленно включиться в работу, взбежал по лестнице в кабинет Ольбрихта и доложил обо всем, что видел собственными глазами. Он клялся, что Кейтель лжет. Гитлер не мог уцелеть. Если он и не погиб на месте, то определенно получил тяжелейшие ранения и теперь доживает свои последние минуты. Переворот должен продолжаться.Штауффенберг сразу начал действовать. Гелльдорфу было сказано прибыть на Бендлерштрассе. Первые приказы «Валькирии» были отправлены командирам подразделений армии резерва в Германии. А что происходит в Париже? Штауффенберг позвонил Хофакеру, рассказал о страшном взрыве и потребовал, чтобы тот приступил к выполнению своей части плана. Он заверил Хофакера, что переворот развивается полным ходом, в данный момент войска занимают правительственные учреждения. Обрадованный и взволнованный Хофакер тут же направился проинформировать своего командира — генерала Штюльпнагеля.* * *Первым заговорил Геринг.— Мой фюрер! — воскликнул он. — Теперь мы знаем, почему наши победоносные армии отступают на востоке. Они преданы своими генералами. Но моя непобедимая дивизия Германа Геринга исправит положение!— Мой фюрер! — вступил Дённиц. — Мои люди хотят, чтобы вы были уверены: они будут сражаться до победного конца или погибнут. Теперь, когда генералы отброшены в сторону, цитадель Британии падет!— Мой фюрер! — вмешался Борман. — Это страшное покушение на вашу драгоценную жизнь сплотило нацию воедино. Саботаж генералов или гражданских лиц больше невозможен. Партия знает свои задачи и будет выполнять их с обновленной энергией.— Мой фюрер! — не остался в стороне Риббентроп. — Теперь, когда с предателями будет покончено, все изменится. Мои дипломаты на Балканах позаботятся, чтобы все преимущества оказались в наших руках.Эти изъявления преданности привели к взаимным упрекам. Не обращая внимания на присутствие Муссолини, позабыв о предателях, нацистские лидеры бросали друг другу обвинения, одно тяжелее другого. Адмирал Дённиц упрекнул Геринга в неудачах флота. Геринг атаковал Риббентропа, обвиняя последнего в некомпетентности в ведении дипломатической политики. Причем ответы Риббентропа настолько разозлили шефа люфтваффе, что он обозвал имперского дипломата виноторговцем и даже замахнулся на него своим жезлом. Когда детская перепалка достигла высшей точки, а в окна застучали тяжелые капли дождя, Гитлер неожиданно встал со своего места и дал волю своему гневу, нимало не смущаясь присутствием гостей. Могучая волна неистовства фюрера моментально заставила всех присутствующих позабыть о своих мелких дрязгах. Гитлер безумствовал, призывая все мыслимые кары на головы мужчин и женщин, осмелившихся встать на пути выполнения его священной миссии.— Я уничтожу, — завывал он, — всех преступников, которые осмелились противопоставить себя Провидению и мне. Эти предатели собственного народа заслуживают страшной смерти, и они ее получат. Все участники заговора сполна заплатят за свое предательство, а также их семьи и родственники. Гнездо гадюк, пожелавших воспрепятствовать величию моей Германии, будет уничтожено раз и навсегда.* * *Фромм.В пять часов Ольбрихт пошел к Фромму второй раз. На этот раз его сопровождал Штауффенберг — начальник штаба Фромма. Ольбрихт с ликованием сообщил командующему армией резерва, который еще не знал, что уже таковым не является, что Штауффенберг был личным свидетелем взрыва и совершенно точно знал, что Гитлер мертв.— Это невозможно, — сказал Фромм. — Кейтель сказал, что в ставке все в порядке.— Фельдмаршал Кейтель, как обычно, лжет, — невозмутимо сообщил Штауффенберг. — Я сам видел, как Гитлера вынесли мертвым.— Поэтому, учитывая сложившуюся ситуацию, мы передали командирам подразделений кодовый сигнал, предусмотренный на случай внутренних беспорядков, — добавил Ольбрихт.Услышав это, Фромм вскочил, стукнул кулаком по столу и заорал:— Это самоуправство! Вы нарушаете субординацию! И кто это «мы»? Кто конкретно отдал приказ?— Мой начальник штаба полковник Мерц фон Квирнгейм.— Немедленно пришлите его сюда!Прибывший Квирнгейм не отрицал, что передал кодовые слова, и Фромм поместил его под арест. Этого Штауффенберг уже не мог вынести. Он решил, что единственный способ повлиять на Фромма — это сказать ему правду. И он решительно поднялся со своего места.— Генерал Фромм, — заявил он, — я лично привел в действие бомбу во время совещания в ставке Гитлера. Взрыв был такой силы, как будто в помещение попал стопятидесятимиллиметровый снаряд. Никто из находившихся в комнате не мог уцелеть.Фромм обернулся к Штауффенбергу и проговорил:— Граф, покушение сорвалось. Вы должны немедленно застрелиться.— Я не собираюсь делать ничего подобного, — ответствовал Штауффенберг.— Генерал Фромм, — вмешался Ольбрихт, — надо действовать. Если мы не нанесем удар сейчас, наша страна будет уничтожена навеки.Фромм внимательно посмотрел на говорившего:— Ольбрихт, значит ли это, что вы тоже участвуете в перевороте?— Да, господин генерал, но я не вхожу в ту группу, которая возьмет на себя управление Германией.— Тогда я официально объявляю, что с этого момента вы трое находитесь под арестом.— Вы не можете арестовать нас! — воскликнул Ольбрихт. — Очевидно, вы так и не поняли, что происходит и кто находится у власти. Это мы можем вас арестовать.Окончательно рассвирепев, Фромм выскочил из– за стола и бросился на Ольбрихта с кулаками. Присутствовавшие при этом Клейст и Хефтен синхронно выхватили револьверы и одновременно приставили их к толстому животу Фромма. Тот отступил.— У вас есть пять минут, чтобы принять решение, — изрек Ольбрихт, и Фромм уступил. Он сник и без возражений под конвоем проследовал в комнату своего адъютанта, где телефонные линии были перерезаны.* * *Гепнер, удалившийся в туалет Ольбрихта, чтобы переодеться в военную форму, вышел оттуда полноправным преемником Фромма.. Со свойственной ему пунктуальностью он дождался приезда из Цоссена Вицлебена, чтобы это назначение было закреплено в письменной форме и подписано теневым верховным военным командующим. Однако его первой заботой стало состояние Фромма. От призрака весьма авторитетного командующего не так легко было избавиться. Гепнер сразу направился наверх в помещение, где содержали генерала, предложил ему помощь, извинился за неудобства, которые ему приходится переносить, и заверил, что никто не причинит ему вреда. Он объяснил Фромму, что происходит, и перечислил людей, которые руководят событиями, включая себя.Эта старомодная куртуазность чрезвычайной ситуации оказалась гибельной. Войска, поддерживающие переворот, едва успели начать движение. На Бендлерштрассе находилась лишь дежурная охрана, никем не усиленная. Когда же Бек, как глава государства, спросил у Ольбрихта, на какую защиту они могут рассчитывать в такой деликатный момент, ответ его полностью обескуражил.— Кому подчиняются охранники? — поинтересовался Бек в присутствии Гизевиуса. — Что они будут делать, если появится гестапо? Станут ли они вас защищать?Ольбрихт, с головой погрузившийся в решение текущих вопросов, ответил, что, по его мнению, должны, но точно он не знает. Этот ответ весьма обеспокоил Бека. Его тревога усилилась еще более, когда Вицлебен — теневой командующий объединенными силами, несмотря на вызов, не появился на Бендлерштрассе. Гепнер, побеседовавший с Фроммом, доложил, что бывший командующий армией резерва хочет уйти домой и готов дать слово чести, что не будет предпринимать никаких действий против заговорщиков. Бек был готов его отпустить. Но Гизевиус заявил, что ему не нравится такая мягкость к врагам, отказавшимся присоединиться к перевороту. Его надо не отпускать домой, а расстрелять. Да и что значит слово чести? Он напомнил Штауффенбергу, что тот в свое время тоже давал Фромму слово чести не причинять вред Гитлеру. Штауффенберг пришел в ярость, но тут вмешался Бек и приказал, чтобы Фромм оставался там, где он находится.* * *Штауфенберг с женой.Появившийся Штауффенберг сказал Гизевиусу, что он должен был задержать Пифредера и его людей: они пытались допросить его о событиях в Растенбурге.Гизевиус пришел в ужас.— Почему вы сразу же не застрелили этого убийцу? — вскричал он.— Всему свое время, — ответствовал Штауффенберг.— Но, Штауффенберг, этот человек не может оставаться здесь и наблюдать за всем происходящим. А если он сбежит?Гизевиус видел, что Штауффенберг забеспокоился, и потребовал, чтобы полковник больше не ждал прибытия солдат в город, а сформировал отряд офицеров из числа находящихся на Бендлерштрассе офицеров, чтобы убить Геббельса и шефа гестапо Мюллера. Штауффенберг согласился с тем, что эту идею стоит рассмотреть, хотя его планы переворота были связаны с немедленным входом в Берлин войск для занятия правительственных учреждений и гестапо.* * *Неуверенность и неопределенность действий чувствовалась во всем рейхе. Аресты, предусмотренные приказами, были проведены в Мюнхене и частично в Вене. Но в большинстве случаев армейские командиры, независимо от того, что они обещали по телефону Штауффенбергу или Беку, вовсе не стремились обострять отношения с войсками СС и местными нацистскими гаулейтерами. Приказы Вицлебена подоспели примерно в то же время, что и объявление по радио о неудаче покушения. Поэтому, какими бы ни были взаимоотношения между армией и местными партийными чиновниками, последовал период затишья. В Гамбурге, где гаулейтер Карл Кауфман и командир армейского подразделения были близкими друзьями, они весь вечер просидели вместе и шутили на тему, кто кого должен арестовать — поступающие друг за другом приказы были слишком противоречивыми.* * *Затем Бек перешел к делу.— Клюге, вы должны немедленно и совершенно открыто перейти на нашу сторону.Но пока Бек говорил, в кабинет Клюге вошел его адъютант и положил на стол запись радиосообщения, переданного в шесть сорок пять. Клюге пробежал глазами текст, задержавшись на фразе «Фюрер серьезно не пострадал, получив лишь легкие ожоги и царапины. Он немедленно возобновил работу и…»Не упоминая о том, что он видел текст радиосообщения, Клюге перебил Бека.— Какова реальная ситуация в ставке фюрера? — настойчиво проговорил он.И снова честность Бека не позволила ему солгать. Он признал, что существуют некоторые сомнения относительно происшедшего в Растенбурге.— Да какая разница, — в конце концов возмутился он, — если мы уже начали действовать?— Да, но…— Клюге, я спрашиваю у вас лишь то, что действительно имеет значение. Одобряете ли вы то, что мы здесь начали, и готовы ли вы подчиняться моим приказам?Клюге колебался. Текст переданного по радио сообщения лежал перед его глазами.А Бек продолжал настаивать:— Клюге, вы не должны сомневаться. Вспомните, о чем мы не так давно говорили и к каким решениям пришли. Я спрашиваю вас еще раз, будете ли вы подчиняться моим приказам?Но Клюге одолевали дурные предчувствия. Поразмыслив, он ответил:— Я должен посоветоваться со своими офицерами. Перезвоню через полчаса.* * *Вицлебен прибыл около семи тридцати. Его физиономия была красной от ярости. В руке он держал маршальский жезл. Все присутствующие встали и щелкнули каблуками. Даже Штауффенберг отдал честь вошедшему.— Что здесь творится? — заорал Вицлебен, но тут заметил Бека. К чести теневого главнокомандующего объединенными силами, он все же выказал некоторое уважение к генералу — теневому регенту Германии. — Разрешите доложить о прибытии, господин генерал, — сказал он и сразу отвел Бека и Штауффенберга в сторону для беседы, которая очень быстро переросла во взаимный обмен упреками. В соседней комнате переругивались Ольбрихт и Гепнер.— В любом перевороте не обойтись без риска.— Начинать путч стоит, только если существует по крайней мере девяностопроцентная вероятность удачного исхода.— Ерунда! Пятидесяти одного процента вполне достаточно…* * *Ему удалось связаться со Штиффом довольно легко, при этом он даже не подозревал, насколько оказался близок к сердцу заговора. Но после того, как бомба не выполнила свою работу и фюрер остался жив, Штифф отмежевался от заговора. Он всячески старался обезопасить себя, утверждая, что Гитлер, безусловно, жив, а сообщение по радио — чистая правда.— Откуда вы взяли эту ерунду о смерти фюрера? — поинтересовался он.— Получили сообщение по телетайпу, — ответил, взяв трубку, Клюге.— Нет, нет, — убежденно заверил Штифф. — Гитлер жив и здоров.Клюге больше не сомневался. Все было кончено.— Чертова игрушка сработала вхолостую, — сказал он и пожал плечами. * * *Рано утром атмосфера оставалась чрезвычайно напряженной. Ни Геббельс, ни Гиммлер не испытывали уверенности в том, что владеют ситуацией. Они только знали, что покушение на жизнь фюрера являлось частью заговора, корни которого пока еще не были обнаружены. Никто точно не знал, какие силы стоят за взрывом в Растенбурге, и приходилось постоянно опасаться, что в ближайшие часы может последовать еще одно покушение. Генералы, командовавшие армиями на Восточном и Западном фронтах, являлись еще одним неопределенным фактором. Геббельс мог только предполагать, насколько серьезно они замешаны в заговоре. Но время шло, и вместе с этим росло его убеждение, что ответственные за неудачный заговор не могут тягаться с ним — быстрым, умным, беспощадным.— Это была телефонная революция, — сказал он своим помощникам, — которую мы подавили несколькими винтовочными выстрелами. Но если бы у наших противников было чуть больше опыта, энергии и решительности, винтовки были бы уже бесполезны.Ровно в четыре часа утра допросы завершились.— Господа, — объявил Геббельс, — путч окончен. — Он проводил Гиммлера к машине и крепко пожал ему руку.Обратно в дом он вернулся очень довольный. В сопровождении своей правой руки — Наумана и фон Овена — он медленно поднимался по лестнице и помпезно вещал, часто делая паузы, чтобы подчеркнуть сказанное. У дверей своих личных апартаментов он ненадолго присел на низкий столик и покачал в воздухе ногой.— Это было как гроза, после которой воздух стал чище, — сказал он и оперся локтем на бронзовый бюст Гитлера. — Когда после полудня начали поступать ужасные новости, кто мог надеяться, что все окончится так быстро и так благополучно? Ведь были моменты, когда ситуация казалась угрожающей. За то время, что я рядом с фюрером, это уже шестое покушение на его жизнь. Но ни одно из предыдущих не было таким опасным. Если бы заговорщики добились успеха, мы бы с вами сейчас здесь не сидели, в этом у меня нет ни малейших сомнений.Геббельс зло высмеял всех заговорщиков, кроме Штауффенберга.— Что за человек! — восхищенно воскликнул он. — Мне его почти жаль. Какое потрясающее хладнокровие! Какой ум! Какая железная воля! Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.* * *В штабах различных военных подразделений, расположенных в Париже и его окрестностях, заступившие на ночное дежурство офицеры присматривались к непонятной ситуации с кошачьей осторожностью. Когда дежурный из штаба командования военно-воздушных сил позвонил дежурному в штабе генерала Оберга, командиру частей СС, он с немалым удивлением услышал ответ: «Сегодня связи нет». После этих коротких слов линия разъединилась. Служебные телефоны беспрестанно трезвонили, накрывая Париж невидимой сетью, сотканной из вопросов, на которые не было ответов, и ситуация не прояснялась. Увертки, уклончивость и недоговоренность в ту ночь стали нормой. Так продолжалось до тех пор, пока около часа ночи адмирал Кранке, самый решительный нацист из всех парижских командиров, решил, что Клюге больше нельзя доверять. Ведь тот являлся частью проклятой армии и определенно избегал всяческих контактов с ним. Терпение адмирала истощилось, и он поднял по тревоге военно-морские силы, находившиеся под его командованием. Эти люди, сказал он Юнгеру, очень скоро освободят Оберга, если этого не сделает сам Штюльпнагель.Находившийся в отеле «Рафаэль» Штюльпнагель понимал, что его конец близок. Позвонил Юнгер и сообщил об угрозах Кранке, а стоящий рядом Бойнебург требовал какого-нибудь решения. Следует освободить Оберга или нет? Кранке, ярость которого требовала выхода, теперь обрушился на Линстова по телефону «Рафаэля». Это скандал! Немцы идут на немцев на улицах Парижа! В конце концов Штюльпнагеь сдался и приказал освободить пленных. При этом он добавил, чтобы Оберга привезли в «Рафаэль» для беседы. Линстов быстро свернул свой разговор с адмиралом, сказав, что в морских пехотинцах нет необходимости и что освободить арестованных распорядился лично Штюльпнагель.На долю Бойнебурга выпала весьма опасная дипломатическая миссия восстановить власть СС в Париже. Он вошел в номер отеля «Континенталь», где содержались Оберг и его люди. С моноклем в глазу и улыбкой на физиономии он подошел к Обергу и отдал ему честь гитлеровским приветствием.— Господа, — сказал он, — у меня для вас хорошие новости. Вы свободны. — И пока преимущество было еще на его стороне, он передал негодующему Обергу приглашение Штюльпнагеля встретиться с ним в отеле «Рафаэль».Было два часа ночи. Оберг, вознамерившийся во что бы то ни стало получить объяснения, засунул возвращенный ему пистолет в кобуру и зашагал рядом с Бойнебургом к отелю «Рафаэль», а его офицеры поспешили снова водвориться в своих владениях. По правде говоря, Оберг не был тяжелым человеком, и с ним вполне можно было договориться. Он даже обменялся рукопожатием со Штюльпнагелем, когда тот объяснил ему, что задержание было ошибочным, хотя и имело благую цель — защитить его от враждебных действий. Поверил в это Оберг или нет, остается неизвестным, но, во всяком случае, он не отказался смыть все недоразумения предложенным ему шампанским. Конечно, немцы не должны драться с немцами на чужой земле. В переполненной комнате снова зазвучали громкие голоса и смех, и, когда в три часа в Париж прибыл Блюментрит, чтобы по приказу Клюге принять дела у Штюльпнагеля, освобожденного от своей должности, он с изумлением увидел, что Оберг, Штюльпнагель и Бойнебург пьют шампанское, словно старые друзья. Блюментриту тоже налили. Только Хофакер исчез. Он больше не мог вынести напускную веселость, за которой маячил лик смерти. Он потихоньку ускользнул, переговорил со своим другом Фалькенхаузеном и поспешил упаковать немногочисленные пожитки, лихорадочно обдумывая план спасения. Блюментрит, человек по натуре добродушный, очень обрадовался, что дело разрешилось миром. Он вполне мог бы сгладить острые углы и постараться, чтобы происшедшее обошлось без последствий. Но Клюге, как и Фромм в Берлине, уже принял меры самозащиты, которые, по его мнению, должны были ликвидировать неопределенность его положения. Он отправил подробный отчет о деятельности Штюльпнагеля Гитлеру. Но фельдмаршалу, как и Фромму, не повезло: благодаря собственной моральной трусости он оказался скомпрометированным и в глазах нацистов, и в глазах заговорщиков. * * *После неудачной речи Гитлера рано утром в пятницу Геббельсу и Гиммлеру было предоставлено решить, что именно нацисты пожелают довести до сведения внешнего мира о событиях 20 июля. После визита в Растенбург Геббельс 26 июля произнес по радио весьма искусную речь, в которой максимально использовал новые полномочия, данные ему накануне фюрером, назначившим его ответственным за ведение тотальной войны. Министр пропаганды получил приказ поставить под ружье новую армию численностью миллион человек. Он говорил о «жестоком ударе исподтишка», нанесенном фюреру Штауффенбергом, которого назвал «злобным и порочным человеческим существом», собравшим вокруг себя «ничтожную кучку предателей». Позор, павший из-за этого на весь народ, необходимо смыть подъемом активности на фронтах войны. Это был заговор, заявил он, «подготовленный в стане врага», хотя для закладки бомбы британского производства рядом со священной особой Гитлера были использованы «презренные ублюдки, носившие немецкие имена». «После всего этого, — вдохновенно вещал Геббельс, — я могу сказать только одно: если избавление фюрера от страшной опасности не является чудом, тогда на свете больше нет чудес. Мы можем быть уверены, что Всевышний не мог проявить нам свою волю яснее, чем посредством чудесного спасения фюрера». В узком кругу он говорил: «Понадобилась бомба под задницей, чтобы фюрер стал видеть очевидное».* * *Фрейслер«Фрейслер. Правда ли, что, когда мы в октябре 1943 года отступали от Днепра, подлый душегуб (Mordbude) граф фон Штауффенберг потребовал, чтобы вы присоединились к нему, и вы не отказались?Штифф. Он приходил поговорить со мной, и я не отказался.Фрейслер. Правда ли, что вы не отказались, потому что захотели урвать свой кусок пирога?Штифф. Да.Фрейслер. Именно так вы сказали полиции. И вы урвали свой кусок пирога, вот только подавились им. И при этом навеки запятнали свое честное имя. Это, надеюсь, вы понимаете?Штифф. Я могу только сослаться на заявление, в котором указал свои мотивы.Фрейслер. Вы поняли, что я сказал?Штифф. Да, и все же хотел бы сослаться на упомянутое заявление.Фрейслер. Вы можете ссылаться на него до посинения. Сейчас имеет значение лишь то, что вы нарушили клятву, изменили присяге верности национал-социализму…Штифф (перебивает). Я присягал на верность немецкому народу».Фрейслер не мог снести того, что его нагло перебили. Возвысив голос, он громогласно объявил, что немецкий народ и фюрер едины в глазах всех, за исключением разве что таких ублюдков, как Штифф. Затем Фрейслер красочно расписал, как заговор со временем рос и ширился и как Штифф оказался неразрывно связанным с гнусным убийцей Штауффенбергом.«Фрейслер. Знали вы или нет до 20 июля, что Штауффенберг назначил покушение именно на этот день?Штифф. Мне сказал об этом генерал Вагнер накануне — вечером 19-го.Фрейслер. Значит, тем вечером вы были осведомлены о том, что на следующий день свершится ужасное преступление, страшнее которого еще не знала история Германии. Завтра, пока мы все с оружием в руках будем бороться за жизнь и свободу нации, наш великий лидер будет убит. Вы знали даже больше. Вы знали, что завтра ваш соучастник граф Штауффенберг убьет фюрера, подло воспользовавшись его доверием. Вы знали это! Но доложили ли вы об этом?Штифф. Нет.* * *Вицлебен.«Фрейслер. Итак, когда вы и Бек начали волноваться относительно того, что вы сочли ошибками военного руководства, вы начали думать, как исправить положение?Вицлебен. Да.Фрейслер. А также кто мог сделать это лучше?Вицлебен. Мы оба.Фрейслер. Вы оба? Вы действительно считали, что могли бы справиться лучше? Я не ослышался? Повторите еще раз, чтоб вас могли услышать все!Вицлебен (громко). Да!Фрейслер. Должен заметить, это просто-таки неслыханная самонадеянность. Фельдмаршал и генерал-полковник заявляют, что могли бы справиться лучше, чем наш общий лидер, человек, который раздвинул границы рейха на всю Европу, человек, который обеспечил авторитет нашей стране на всем континенте. И вы продолжаете утверждать, что таково было ваше мнение?Вицлебен. Да.Фрейслер. Надеюсь, вы извините, если я употреблю такой термин, как мегаломания? Ах, вы пожимаете плечами. Что ж, возможно, этот жест и является лучшим ответом».Фрейслер обратил себе на пользу признание Вицлебена о трудностях, с которыми заговорщики столкнулись при формировании оперативной группы, которой предстояло взять в плен Гитлера.«Фрейслер. Итак, Вицлебен, кто должен был возглавить оперативную группу?Вицлебен. Их еще следовало найти.Фрейслер. «Их еще следовало найти»! Не могу поверить, что вы это сказали! «Их еще следовало найти»! Среди немецкого народа вы не можете найти таких людей! Вы превзошли даже Бадоглио! Можете зарегистрировать свой патент в аду! Неужели вы действительно верили, что фюрер подобен вам? Неужели вы считали, что с ним можно просто так справиться, без борьбы? Вы и в самом деле так думали?Вицлебен. Да, я так думал.Фрейслер. Вы так думали! Подумать только, какая удивительная смесь преступления и глупости! Значит, вы планировали так: лишь только фюрер окажется в ваших руках, он будет делать то, что вы ему скажете!Вицлебен. Да, это так.Фрейслер. Это так? Что за дьявольское преступление! Какое злодейское предательство вассалами своего господина, солдатами своего командира, немцами их фюрера!» * * *ГепнерВицлебену было разрешено вернуться на место, и на допрос был вызван Гепнер — легкая добыча, по мнению Фрейслера. Чего стоила одна только история о военной форме, уложенной в чемоданчик и тайком пронесенной на Бендлерштрассе 20 июля? Хорошо еще, заметил Фрейслер, что он забыл упаковать свой Рыцарский крест, ведь все равно дело кончилось увольнением за трусость. Гепнеру не дали возможности опровергнуть это голословное заявление. Фрейслер вовсю потешился над эвфемистической ссылкой Гепнера на «перемену», которую он хотел видеть в ставке фюрера.«Фрейслер. Перемена в ставке фюрера? Ну, почему же вы такой трус! Почему вы не говорите прямо, что вы имеете в виду?Гепнер. Хорошо. Мы надеялись, что ряд генералов смогут повлиять на фюрера, заставить его отказаться от лидерства.Фрейслер. Повлиять на фюрера? Это уж слишком!» * * *Фрейслер объявил перерыв до следующего дня, когда должен был состояться допрос последнего обвиняемого — фон Хазе, и вызвал для повторного допроса Вицлебена. Он спросил, почему Вицлебен был уверен в успехе заговора.«Вицлебен. Я думал, что мы можем рассчитывать на поддержку надежных подразделений.Фрейслер. Вы имеете в виду «надежных» в вашем смысле?Вицлебен. Да.Фрейслер. И это было, как вы сказали, вашей основной ошибкой?Вицлебен. Да.Фрейслер. Вы и сейчас так считаете?Вицлебен. Да.Фрейслер. Имеется в виду, используя ваши собственные слова, сказанные на допросе в полиции, что «вы ошиблись в главном, неправильно оценив национал-социалистический настрой офицеров»?Вицлебен. Да».Таким образом, Вицлебен сыграл на руку Фрейслеру и добавил авторитетности утверждению нацистов о том, что заговор был работой небольшой группы офицеров, у которой не было поддержки в армии в целом. Однако причина неудачи переворота, и сейчас мы это понимаем, заключалась не в поддержке армией национал-социализма, а в недостатке координации и недостаточном понимании необходимых составляющих успешного заговора среди самих заговорщиков. К тому же они не допускали варианта того, что Гитлер после покушения останется в живых.http://militera.lib.ru/research/manvell_fraenkel01/text.html#t15 - Читать книгу "Июльский заговор"

17 июля 2016, 13:50

Военный переворот в Турции и заговор генералов

Тезисно по итогам попытки военного переворота в Турции.1. Как представляется, причины переворота носили прежде всего внутренний характер, хотя вполне можно допустить, что заговорщики как минимум консультировались как с заграничными оппозиционерами вроде Гюлена (хотя пока нет фактических данных указывающих на наличие прямой связи), так и с представителями иностранных государств (что опять же надо доказать). Переворот на мой взгляд планировался вполне серьезно и был направлен на свержение Эрдогана, а различная конспирология на тему "это все устроил Эрдоган" выглядит так, как если бы в 1944 году начали бы рассказывать, что удобный провал заговора Штауфенберга был постановкой Гитлера, чтобы укрепить свою власть, а так же попытками заговорщиков отвлечь внимание от реальных организаторов переворота. Недовольство военной верхушки политикой Эрдогана хорошо известно, регулярные чистки в армии были естественной реакцией на эту генеральскую фронду, но этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить попытку переворота. Причины недовольства вполне тривиальны - недовольство генералитета внешней политикой Эрдогана, которая ныне представляет из себя сплошные руины, недовольство исламизацией турецкого общества, а так же субъективное недовольство карьерными перспективами со стороны отдельных генералов. Думаю, после этой истории станет более понятно, почему с конца 20-х годов органы госбезопасности СССР производили аресты среди командного состава РККА, но все равно допустили формирование заговора Тухачевского, так как политическое руководство практически до самого конца недооценивало угрозу со стороны военных. Эрдоган в этом плане допустил ту же ошибку, что и советское партийное руководство и едва за нее не поплатился.2. Судя по известным фактам, многое строилось на том, чтобы ликвидировать Эрдогана в начале переворота (турецкий Штауфенберг должен был "взорвать свою бомбу"). Атака на отель, где Эрдогана уже не было, оказалась ударом в пустоту и это практически сразу спутало планы заговорщиков, которые спустя несколько часов после переворота фактически контролировали верхушку армии, авиации и флота, занимали здание Генштаба и готовились занимать офисы крупных СМИ и брать "мосты, почты и телеграфы" как завещали классики. При этом пресловутые "майоры" и "полковники", которых выставляли "организаторами переворота" были по сути прикрытием для действий высшего генералитета, который должен был вступить в игру, когда Эрдоган был бы убит, а путчисты контролировали ситуацию. С этой точки зрения они действовали весьма логично и в этом плане, весь переворот в Турции более прочего напомнил "заговор Штауфенберга", где за непосредственными заговорщиками, незримо стояли фигуры фельдмаршалов. Рекомендую перечить описание заговора Штауфенберга http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler/1266-zagovor-shtauffenberga-protiv-gitlera, чтобы лучше понять причины такого казалось бы "странного" поведения путчистов. То что некоторым показалось "странным", на самом деле было очень человеческим поведением со стороны людей, которые осознали, что события развиваются не так, как планировалось.3. Уже спустя сутки после подавления путча, всплывает информация, что глава Генштаба Турции Хулуси Акар был причастен к организации переворота. Отставной командующий ВВС Акын Азтюрк открыто заявил, что он действовал совместно с Акаром, из чего следует, что рассказы про "заговор полковников" служат обыкновенной дымовой завесой, которая прикрывала главных лиц переворота на этапе его подготовки и осуществления и сохраняла для них возможность в случае неудачи заявить, что "они ничего не знали", "нас удерживали насильно" и "мы никогда не поддерживали путчистов". Но пока силовики верные Эрдогану разбирались с непосредственными путчистами, все больше вопросов накапливалось на тему военной верхушки. Акара ныне фактически сдали, есть вопросы и по "пленению" командующих ВВС и ВМС Турции. Есть вопросы по командованию 2-й армии в Малатье, где так же происходили столкновения. Заговор очевидно простирался дальше верхушки ВВС и военной жандармерии. Причастность Акара указывает на то, что высшее руководство армии было либо на прямой связи с заговорщиками, либо как минимум знало о угрозе путча и закрывало на это глаза. Вполне вероятно, что некоторые из "лояльных" Эрдогану генералов так же могли знать о заговоре или даже состоять в нем, но в какой-то момент просто перебежали на сторону Эрдогана и приняли участие в подавлении путча организованного их друзьям и коллегами, как в 1944 году это сделал командующий армией Резерва Фромм.4. Когда стало очевидно, что Эрдоган остался жив и преодолев свою нерешительность (некоторое время самолет Эрдогана не решался лететь прямо на Стамбул и кружил к югу от городу) приземлился в Стамбуле, планы заговорщиков начали рушиться, так как они сделали первый шаг, а те, кто стоял за ними, их не поддержали - кто-то испугался, кто-то в последний момент перебежал на сторону Эрдогана, кто-то не сделал то, что требовалось. Путчисты сказали А, но не сказали Б, отчего весь переворот начал производить скомканный характер, что и породило различную конспирологию на тему "США сливают" и "это постановка Эрдогана".Турецкие военные действовали вполне шаблонно и были даже готовы повторить опыт египетских военных, которые банально расстреливали живой щит, которым пытались прикрываться Мурси и Эрдоган. Если бы генералы вступили в игру, то в Анкаре и Стамбуле погибло бы куда как больше гражданских, так как очевидно, что среди заговорщиков были люди готовые проливать кровь ради захвата власти. Но когда "майоры и полковники" поняли, что поддержки не будет, все начало рушиться еще более стремительно, нежели начиналось, и дальнейшие убийства гражданских просто потеряли смысл. Все эти красивые толпы с флажками ради картинки имеют смысл ровно до момента, когда безвестный капитан или майор отдает приказ стрелять из пулеметов на поражение и подтверждает этот приказ снова и снова, как это было например в Каире, где военные не постеснялись расстрелять несколько сотен человек (включая женщин и детей) с портретами Мурси и египетскими флагами. Они действовали так, потому что были уверены, что нынешний президент Египта Ас-Сиси, на котором вся эта кровь, не сольется и поддержит своих солдат. Поэтому они спокойно расстреливали людей и ничего им за это не было, потому что они победили.Военные в Турции, тоже были готовы стрелять и стреляли, обстреливали с вертолета, давили танками, но ровно до того момента, пока не стало ясно, что "турецого Ас-Сиси" (Акар судя по всему в 2-3 часа ночи соскочил с темы переворота и прикинулся его "жертвой", хотя в самом начале переворота именно его путчисты называли будущим руководителем Турции) не будет и за пролитую кровь придется отвечать, а победы, которая спишет все эти трупы не случится. Отсюда и обвальный распад сопротивления мятежников.5. Эрдоган опираясь на лояльных руководителей спецслужб и отдельных генералов, смог выиграть время бросив живой щит из своих сторонников против заговорщиков, создал нужную информационную картину, грамотно перекрыл каналы информации, которые уже спустя 3 часа после переворота работали в его интересах, в то время как информационный вакуум вокруг организаторов переворота нарастал. После того, как Эрдоган понял, что генералы не выступят, он начал операцию по подавлению переворота, причем в Стамбуле это удалось во многом благодаря действия полиции и ведомственных спецназов. Заговорщики оказались разобщены и лоялисты по сути просто давили один очаг переворота за другим, так как не было той надстройки переворота с "советом генералов", которая должна была их связать и выступать военно-политическим субъектом новой власти. Первоначальные заявления связанные с "Советом за мир" и предложения новой конституции быстро утонули в потоках информации о противостоянии армии и граждан, что в течении нескольких часов деморализовало значительную часть путчистов, особенно в Стамбуле, где слом сопротивления произошел очень быстро. В Анкаре пытались действовать более решительно, но это была уже лишь кровавая агония переворота, который не получил должного развития.6. Если "майоры и полковники" были готовы идти до конца даже когда стало ясно, что Эрдогана нейтрализовать не получилось, то для генералов это был своеобразный сигнал, после которого они повели себя точно так же, как и фельдмаршалы Гитлера, когда узнали что Гитлер уцелел после покушения. Как и фельдмаршалов, такое поведение турецких генералов конечно не убережет их от расправы. Провал заговора дал Эрдогану все козыри, чтобы зачистить и причастных и непричастных.Сейчас уже трудно будет узнать, кто из генералов действительно состоял в заговоре, а кого туда впишут, вспоминая таким людям старые грехи. Сидящий в США Гюлен, может быть причастен, а может быть и нет, но это неважно, так как для Эрдогана заговор в любом случае является удобным поводом, чтобы расправиться со старым врагом и заодно лишний раз пнуть США, с которыми он переругивался весь последний год. Эрдоган действительно победил и теперь все его враги внутри Турции очень серьезно пожалеют о том, что у военных ничего не вышло. Армию ждет грандиозная чистка, которая в первую очередь коснется высшего и среднего командного состава, будет серьезно обновлен судейский корпус, руководство спецслужб (очевидно, что руководство Турции либо не подозревало о заговоре, либо недостаточно было о нем информировано, что может указывать либо на некомпетентность отдельных руководителей спецслужб, либо их прямое или косвенное участие в заговоре), усилен контроль над политическими партиями, ужесточен контроль над СМИ и интернетом.7. Само собой нельзя обойти тему участия США в подготовке переворота. Если отбросить различную риторику, то нет прямых доказательств причастности США к перевороту, кроме того факта, что Гюлен являющийся врагом Эрдогана проживает в США. Но само по себе это ничего не доказывает. Мне вспомнилось, что за несколько дней до переворота в Foreign Policy вышла примечательная статья http://colonelcassad.livejournal.com/2844832.html, где американцы засветили контакты отставных турецких генералов с Москвой и Асадом, противопоставив их политике турецкого руководства. В свете произошедших событий ее можно трактовать двояко - это могло быть предупреждением Эрдогану, что генералы что-то делают за его спиной, а с другой стороны это могла быть часть информационной подготовки направленной на конструирование политического субъекта из генералов, которые должны были прийти к власти и изменить политику Турции на практике.Не исключена ситуация, что некоторые страны по разведывательным каналам могли быть в курсе, что военные готовятся выступить против Эрдогана, но по различным причинам не были заинтересованы в том, чтобы предупреждать Эрдогана об угрозе.Легко можно допустить, что ЦРУ, Моссад, СВР или БНД могли быть в курсе, что турецкие военные недовольны Эрдоганом и что возможно обострение. Вполне возможно, что имелись контакты отставных турецких генералов связанных с заговорщиками с представителями других стран, где могли обсуждаться вопросы будущего Турции без Эрдогана. Но как представляется, сам заговор вызревал изнутри, а внешние силы если и подключались, то уже на поздних этапах, когда заговорщики могли проводить зондаж по вопросу легитимизации переворота в случае его успеха. Но поскольку фактуры тут очень мало, мы можем предполагать, с кем конкретно общались представители заговорщиков и какие обещания им давались (если они давались). Тут я думаю нас еще ждут какие-то открытия, тем более Эрдоган демонстрирует явную заинтересованность связать попытку переворота с действиями внешних сил и в первую очередь с США, у которых объективно были мотивы желать смены Эрдогана на военных. Но это же можно сказать и при Германию, Израиль, Сирию, Иран и Россию. Эрдоган успел нажить себе очень много недругов за рубежом, поэтому много кто мог быть заинтересован в том, чтобы вместо непредсказуемого Эрдогана в Анкаре правила предсказуемая военная хунта не склонная влезать в те авантюры, в которые регулярно влезал Эрдоган.8. Победа Эрдогана и его очевидное усиление после подавления переворота, в долгосрочной перспективе это не решает стратегических проблем связанных с продолжением курдско-турецкой войны и угрозой создания Курдистана, а так же никак не меняет провальной политики на территории Сирии, не говоря уже об экономических проблемах связанных с кризисом туристического сектора. Само собой никуда не денутся и теракты осуществляемые Халифатом и РПК. Власть Эрдогана с одной стороны окрепнет, но это не решает проблемы Турции как государства при полном понимании простого факта, что большая часть стратегических проблем Турции является результатом деятельности самого Эрдогана. Поэтому при дальнейшем укреплении единоличной власти Эрдогана, с его мечтами про новую Османскую Империю и пантюркистский мир, тем более явно будут всплывать проблемы порожденные этими геополитическими фантазиями. Раньше они были связаны в основном с ухудшением отношений со странами, которые были мягко говоря не восторге от картин будущего в голове Эрдогана. Ныне же, эти проблемы все явственнее возникают в самой Турции, где неудачный заговор военных стал еще одним свидетельством нездоровой ситуации сложившейся внутри государства.

06 апреля 2016, 05:59

Как разгромили Югославию и Грецию

75 лет назад, 6 апреля 1941 года, гитлеровская Германия атаковала Югославию и Грецию. Югославская правящая верхушка и армия не смогли оказать достойного сопротивления. 9 апреля пал город Ниш, 13 апреля — Белград. Король Пётр II и его министры бежали из страны, сначала вылетели в Грецию, а оттуда в Египет. 17 апреля в Белграде был подписан акт о безоговорочной капитуляции. Одновременно Германия и Италия разгромили Грецию. Правительство Болгарии предоставило территорию страны для оперативного развёртывания вермахта. Греческие войска, опираясь на укреплённую линию на границе с Болгарией, несколько дней яростно отбивались. Однако греческое руководство, не веря в победу, решило капитулировать. А высадившийся в Греции британский экспедиционный корпус не мог оказать решающего влияния на ситуацию. 23 апреля 1941 г. представители Греции подписали перемирие с Германией и Италией. В этот же день греческое правительство и король бежали на остров Крит, а затем в Египет под защиту британцев. Войска британского корпуса также эвакуировались. 27 апреля немецкие войска вошли в Афины. К 1 июня 1941 г. немецкие войска захватили и Крит. Таким образом, Третий рейх установил практический полный контроль на Балканах.

13 октября 2014, 13:08

Адольф Гитлер был наркоманом

Согласно новому расследованию представителей американской разведки, лидер нацистской Германии Адольф Гитлер был наркоманом и регулярно употреблял кристаллический метафметамин. В частности фюрер принимал сильнодействующее химическое соединение перед встречей с Муссолини в 1943 году, сообщает The Independent. Информация о том, что нацисткое руководство употребляло метамфетамин, всплыла благодаря опубликованным в минувшем году письмам немецкого писателя и лауреата Нобелевской премии Генриха Белля. Литератор писал, что представители высшего эшелона нацистских войск употребляли наркотик для повышения работоспособности и борьбы со сном. Ухватившиеся за эту информацию представители американской разведки выяснили, что на метамфетамине плотно сидел и сам фюрер. По всей видимости, Гитлер воспринимал сильнодействующее соедение как "лекарство от всех болезней". Известно, что лидер нацистов был ипохондриком и принимал более 70 различных препаратов, в число которых входили и наркотики. Даже собираясь на серьезные переговоры на высшем уровне, Гитлер не отказывал себе в удовольствии "зарядиться" метамфетамином. Наркотическая зависимость Гитлера стала главной темой нового документального фильма "Hitler’s Hidden Drug Habit" ("Тайная наркопривычка Гитлера"), который будет показан на британском канале Channel 4 19 октября. Ранее сообщалось, что Гитлер также был заядлым сладкоешкой. Если верить опубликованным весной мемуарам горничной фюрера, несмотря на предостережения врачей лидер нацистов постоянно воровал с кухни шоколадное печенье и другие десерты.

23 августа 2014, 12:18

75 лет Пакту Молотова-Риббентропа

 Сегодня отмечается 75 лет со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа, который окончательной определил конфигурацию сторон 2-й мировой войны. После оккупации Гитлером остатков Чехословакии, вопрос уже стоял в плоскости когда начнется война и кто в ней будет участвовать. Дипломатическая борьба весны-лета 1939 года, могла сложиться и иначе и конфигурация сторон могла быть иной. Но история не терпит сослагательного наклонения и поэтому соглашения завизированные Молотовым и Риббентропом, стали своеобразной точкой в этих дипломатических маневрах, когда уже все будущие участники войны поняли, что дальше кризис будет разрешен исключительно силой оружия. Главными проигравшими от Пакта оказались Польша (которая в силу ненависти к СССР не нашла в себе сил взяться за ум и перестать блокировать создание антигитлеровской коалиции с участием СССР и Британской Империи) и Британская Империя, которая проводила во второй половине 30-х политику умиротворения агрессора и в итоге оказалась вынужденна воевать с ним (что привело к критическому ослаблению Британской Империи и ее дальнейшему распаду). СССР, Германия и США откровенно выигрывали от этого пакта. СССР выигрывал время для подготовки к войне и стравливал Германию с теми, с кем она еще совсем недавно могла попробовать осуществить "крестовый поход против большевизма", Германия получала возможность воевать против Запада на один фронт. США получали столь желанную войну в Европе, которая позволяла решить проблемы порожденные Великой Депрессией. Для меня тема Пакта имеет и определенное личное измерение, именно с большой статьи о 70-й годовщине Пакта Молотова-Риббентропа и началась моя сетевая известность за пределами Севастополя. Немного странно осознавать, что с того момента прошло уже 5 лет. Я ее тогда как обычно написал и выложил на городской форум, а друзья посоветовали выложить в блог, который хоть и был создан, но я туда ничего не писал, так как я тогда не понимал, зачем вообще нужны блоги. Тем не менее статью выложил и понеслась. Сегодня перечитал материал - ничуть не потерял актуальности, поэтому кто не знаком, милости прошу. Пакт Молотова-Риббентропа: 10 причин не переживать за судьбу Польши http://colonelcassad.livejournal.com/2450.html - Часть №1 http://colonelcassad.livejournal.com/2757.html - Часть №2 http://colonelcassad.livejournal.com/3050.html - Часть №3 http://colonelcassad.livejournal.com/3103.html - Часть №4 http://colonelcassad.livejournal.com/3412.html - Часть №5 С точки же зрения итогов Пакта для его участников, то СССР не только стал по итогам этой войны сверхдержавой, но и распространил идеи коммунизма на огромные территории земного шара. Третий Рейх был уничтожен. Именно этих результатов нам на Западе и не могут простить. Война которую подготавливали с целью уничтожения СССР и большевизма, обернулась совсем не теми результатами, которые ожидались. 

06 августа 2014, 22:00

Восстание подонков и идиотов. Часть 1.

СМИ настолько увлеклись вековой годовщиной со дня начала 1 августа 1914 г. Первой мировой войны, что почти совсем не вспоминали о другом юбилее – 70-летии варшавского восстания 1944 г. Я еще 10 лет назад написал довольно объемный очерк об этом событии. Может, он еще долго бы «пылился» в папке «Полезный хлам» на рабочем столе, если бы не события на Украине. Как говорится, история никого не учит, она лишь заставляет платить за невыученные уроки. Главный урок варшавского восстания оказался так и невыученным поляками. Но если вы хотите понять до какой степени моральной и умственной деградации может дойти национальная элита, парализованная страхом потерять власть, будет полезно обратиться к тем событиям. Польское правительство, находящееся на содержании у англичан, готово было пролить реки польской и русской крови ради иллюзии возвращения к власти. Украинское правительство, управляемое американцами, точно так же готово защищать свою власть до последней капли крови последнего украинца. Аналогии более чем прозрачны. Выражение «врет как очевидец» я долгое время считал образным, а зря. Порой именно очевидец и участник событий заинтересован в том, чтобы скрыть свое недостойное поведение пеленой «героической» лжи. А другие начинают ссылаться на вранье, как на авторитетный источник. Если брехня не будет опровергнута по горячим следам, то через 100 лет потомки будут считать истиной самую чудовищную ложь. По части брехливости поляки, безусловно, чемпионы вселенной, но одно дело, когда они врут друг другу о своем «героическом» прошлом, и совсем другое, когда «демократические СМИ» РФ их брехней начинают пичкать и без того отупевшего россиянского обывателя. Недавно мне попалась газетка, издаваемая на деньги московского правительства (то есть налогоплательщиков) «Московская среда» (№40 (98), 20 - 26 октября 2004), в которой лихой журнализ Евгений Крушельницкий явил свету статейку, одним своим названием претендующую на некую объективность – «Варшавское восстание: взгляд с разных берегов Вислы». Сначала я приведу первую часть публикации, а потом прокомментирую. «ВАРШАВСКОЕ ВОССТАНИЕ: ВЗГЛЯД С РАЗНЫХ БЕРЕГОВ ВИСЛЫ В этом году Польша отмечает 60-летие Варшавского восстания. 1 августа 1944 года варшавяне с оружием выступили против оккупантов. К тому времени к противоположному берегу Вислы уже подходили советские войска, и восставшие рассчитывали на помощь союзников. Но, как извещает наша энциклопедия, все это затеяли «реакционные силы» - подпольная Армия крайова, подчинявшаяся польскому правительству в эмиграции (в Лондоне). Помощи не дождались, но продержались 63 дня, в городе погибло при этом около 200 тысяч человек. Столица превратилась в руины. Что это было: героическая страница в истории борьбы поляков за свободу и независимость - или безответственная авантюра? ПОЧЕМУ НАМ НЕ ПОМОГЛИ? Историк Ежи КЛОЧОВСКИ, профессор католического университета в Люблине (в 1944 году в Варшаве командовал взводом повстанцев): -  Для Польши война началась в сентябре 1939-го. Тысячи убитых людей, целенаправленное уничтожение интеллигенции... В 1943 году вспыхнуло восстание в еврейском гетто Варшавы, которое было жестоко подавлено. Начался постоянный террор, расстрелы. В такой тяжелой атмосфере жил весь город. С 1941 года я был в составе подпольной Армии Крайовой. Нас хорошо подготовили к сражениям, к тому же мы чувствовали поддержку народа. Польша была оккупирована, но мы знали, что правительство действует, и верили, что победим. К лету 1944-го напряжение достигло такой степени, что напоминало пороховую бочку. В июле - радостное известие: советская армия разбила фашистов в Белоруссии, они бегут, победа близка... И когда немцы призвали всех варшавян на оборонительные работы, никто не пошел. Это был наш протест. 1 августа в 5 часов пополудни, началось восстание. Мы были воодушевлены: еще два-три дня - и город наш. Каждый день слышали артиллерийскую канонаду и верили, что советская армия поможет нам. -  На чем была основана эта уверенность? Ведь уже были и раздел страны в 1939 году, и Катынь... - Все-таки мы были союзниками в битве с Гитлером. Немцы пробовали нас втянуть в войну с СССР, но у них ничего не получилось. Ни один поляк не воевал на немецкой стороне! Однако события развивались совсем не так, как мы надеялись. Я, молодой офицер, подхорунжий, командовал небольшим отрядом АК. Началась двухмесячная битва за город. Если в Ленинграде и Сталинграде немцам противостояли регулярные армии, то у нас воевали плохо вооруженные партизаны, против которых были брошены самолеты, танки и даже бронепоезд. Гитлер отдал приказ сровнять город с землей, а жителей уничтожить. За два месяца восставшие потеряли 18 тысяч человек, немцы - столько же. И это несмотря на огромную разницу в боеприпасах, когда приходилось действовать из расчета «1 пуля - 1 немец». Каждый защищал свой район, свою улицу, не давая врагу передвигаться по городу. Шесть недель нас бомбили немцы, и лишь после того, как наступающие войска заняли район на правом берегу Вислы, советская авиация пресекла эти бомбежки. Мы видели союзников на том берегу и все время спрашивали себя: почему они не помогают нам? Отряды армии Берлинга и Рокоссовского делали что могли, но этого было явно недостаточно. Поэт Давид Самойлов, который там воевал, был потрясен увиденным, когда оказался в разрушенной Варшаве, и написал пронзительное стихотворение. Его суть - человеческая солидарность с восставшими, понимание происходящего. Меня тяжело ранило в руку, и я оказался в советском госпитале. Руку мне спас русский врач... Мы много разговаривали с русскими ранеными. Между нами не возникало никаких проблем: военные решения принимали наверху. -  Как чувствовал себя солдат АК после войны? -  Как человек третьего сорта. Пропаганда постаралась: мол, все они предатели. Я был студентом, и меня это коснулось в меньшей степени. Напомню, что большинство поляков не были коммунистами, даже партию нашу назвали не коммунистической, а рабочей. Сталин не доверял полякам, в том числе и коммунистам. Первая репрессия Сталина в Польше - это тысячи расстрелянных коммунистов в 1948 году. Люди это видели. Потом как историк я много изучал те события. И возникли вопросы, которые ставят перед собой не только польские ученые. 9 августа маршал Жуков и командующий 1-м Белорусским фронтом Рокоссовский представили в Ставку главнокомандования план, который позволял освободить Варшаву и продолжить наступление. Почему эта операция была отложена? Как считают западные исследователи, если бы Белорусский фронт прорвал оборону Варшавы и дошел до Одры, то взять Берлин можно было гораздо быстрее. Был ли такой шанс? Британский историк Норман Дэвис приводит такой факт. В ночь с 14 на 15 августа 1944 года посол США в СССР Гарриман вместе с американским адмиралом всю ночь вели переговоры с заместителем министра иностранных дел Вышинским. Наутро заместитель Гарримана Кеннан записал с его слов, что якобы сказал Вышинский: «Мы намерены занять Польшу целиком и полностью. Нам плевать на тех солдат подполья, они ничем не лучше немцев. Если они поубивают друг друга, то тем лучше. И нам совершенно неважно, что вы, американцы, об этом думаете. Никакого участия в решении польского вопроса вы принимать не будете». Впрочем, это нуждается в документальном подтверждении. Думаю, что без серьезной работы в архивах не обойтись. Это болезненная тема и для поляков, и для русских, но она очень важна для понимания истории того времени. Именно тогда было положено начало холодной войне, и пора разобраться, что же там было. Это не российско-польская проблема, потому что сталинская тень накрыла и ваш народ. Тут у нас общий интерес, и сегодня мы можем спокойно об этом говорить. Но как историк я знаю, что нужно много лет труда и дискуссий, чтобы разобраться в непростых вопросах, на которые нет единого ответа. - Поляки хотели независимости, а восточный сосед видел их будущее иначе. Не это ли определило логику событий? - Это так, но хотелось бы найти документы, которые бы пролили свет на мотивы сталинских решений. Например, есть много материалов, подтверждающих, что Сталин отрицательно относился ко всяким польским инициативам, независимым от него. И мы это хорошо понимаем. Чтобы лучше разобраться в том, что было, мы должны хорошо понять российские проблемы, а россияне - польские. Я уверен, что люди всегда могут договориться друг с другом». Вот вам классический портрет шляхтича, который врет, как очевидец и участник событий. То, что «немцы пробовали нас втянуть в войну с СССР, но у них ничего не получилось», то здесь Клочковски уже врет, как историк, который «много изучал те события». Все было в точности наоборот, поляки не только служили в вермахте, но даже АК, бездействуя против оккупантов, охотно помогала им в борьбе против советских партизан. К счастью, сохранились свидетельства тех, кто был тогда по другую сторону фронта. У немцев вряд ли есть мотивы искажать действительное положение дел в Варшаве того времени. Насчет массового протеста варшавян, якобы проигнорировавших призыв немцев к строительству оборонительных сооружений, хочется спросить: а кто же их, панове, возводил – неужто марсиане? Вот что говорит в своих показаниях, данных в советском плену, генерал Райнер Штагель, бывший в те дни военным комендантом Варшавы: «Строительство заградительных сооружений восточнее города проводило гражданское управление, а укрепления на окраине города возводили воинские части, располагавшиеся в городе. Жизнь в городе, казалось, протекала совершенно нормально. Полиция сообщила, что хотя и надо постоянно рассчитывать на восстание, но в настоящее время опасности не существует».  Гражданское управление могло осуществлять строительство укреплений только силами гражданского населения. А какое гражданское население могло быть в Варшаве и ее окрестностях, кроме польского? Немецкий губернатор Варшавы Франк докладывал своему начальнику генерал-губернатору Фишеру следующее: «Еще яснее было поведение сельского населения. Оно не поддерживало восстания с первого и до последнего дня. Это доказывается тем, что оно отклоняло практическую помощь и даже строило вблизи Варшавы оборонительные укрепления, направленные в большей своей части против повстанцев». Вот что говорит Штагель далее: Масса населения и все духовенство были, бесспорно, ошеломлены восстанием и в основном были против него. У них и без того хватало страданий. На ход боев немцев восточнее Вислы восстание едва ли оказало какое-либо влияние. Фронт там окреп. Все, что было необходимо из довольствия, фронт нашел на восточном берегу. Только в первое время иногда надо было делать крюк через Модлин. Связь с западом через город была прервана только на короткое время. В районе Блуменштрассе повстанцы неоднократно проводили собрания на улицах с пением национальных песен. На больших зданиях, которые удерживали повстанцы, они вывесили красно-белые флаги. Надо полагать, немецкие артиллеристы очень радовались массовым митингам на улицах, а летчики люфтваффе легко выбирали цели, ориентируясь на флаги, которые восставшие специально для них развесили именно на больших зданиях. Цифра потерь восставших в 18 тысяч человек, о которых говорит Клочковски, по-моему, нуждается в уточнении: общие ли это потери повстанцев, включая примкнувших горожан, Армии Людовой, Народовых Сил Сбройовых (НСЗ) или только боевиков Армии Крайовой? Но, в принципе, порядок цифр не противоречит немецким данным, озвученных Штагелем: «В первые два дня повстанцы понесли значительные потери (2000-2500 человек). Они вели себя поэтому вначале пассивно, однако своими снайперами препятствовали немцам очищать город… Общие потери повстанцев очень трудно определить, так как зачастую повстанцев нельзя было отличить от гражданского населения. Можно предположить, что общие потери к 25 августа составляли 8 000-10 000. Это число определено мною, хотя я и не имел сведений от полиции. Оно может быть значительно выше и даже превышать вдвойне названную мною цифру».  Однако потери противника Клочковски завысил безбожно. Штагель утверждает, что армейские потери составили 600-800 человек, включая раненых. Данными о потерях полиции он не располагает, но, принимая в расчет численность полиции в 500 человек, полицейские потери не сильно повлияют на общую картину. Генерал Штагель покинул Варшаву еще до окончания восстания и 20 сентября был взят в плен под Бухарестом. Но, учитывая, что основные потери немцы понесли именно в начале восстания, вследствие внезапности выступления и слабой оснащенности своих подразделений, то вряд ли цифра в 600-800 убитых и раненых хотя бы удвоилась за второй месяц восстания. Правда, в это время они стали несли потери в Варшаве от действий Красной Армии, ее авиации и артиллерии, а также в боях с форсировавшими Вислу частями 1-ой дивизии Войска Польского, но ставить это в заслугу повстанцам никак нельзя. Может быть, немецкий генерал врет? А какой у него в этом интерес? Наоборот, всякий битый вояка стремится преувеличить силу врага, трудности и лишения, которые приходилось преодолевать, дабы как-то объяснить свое поражение в войне. Слова Клочковски о сталинских репрессиях в Польше в 1948 г. - бред. Репрессии против АК и прочих бандформирований в 1944-1946 гг. еще как-то можно связать с именем Сталина, поскольку в ликвидации «лесных братьев» принимали участие подразделения Красной Армии, части НКВД, обеспечивавшие тыл наступавших фронтов, и пограничники, охранявшие рубежи СССР (иногда пограничники действовали в приграничной полосе Польши по согласованию с властями сопредельной стороны). Но как Сталин мог кого-то репрессировать через три года после войны? У поляков тогда было свое правительство, которое и несет ответственность за все, что тогда происходило в стране. Так же насквозь лживы слова польского «историка» о том, что он видел советских союзников на том берегу Вислы и недоумевал, почему они не спешат ему на помощь. Как он мог их видеть, если после занятия Рокоссовским Праги повстанцы тут же оставили район, примыкающий к реке, исключив тем самым малейшую возможность форсирования Красной Армией Вислы с ходу. Сами повстанцы убрались с набережной или их немцы попросили, уже не столь важно. Почему-то на варшавском берегу Клочковски не рассмотрел советский десант, отчаянно сражающийся с фрицами. А вот десантники как раз имели основания недоумевать: почему повстанцы им не помогают? Версия о том, что Сталин не хотел, чтобы Польша была независимой, а потому, дескать, равнодушно позволил немцам разгромить «героических» поляков стала ныне официальной не только в Польше, но и в РФ.  Однако факты и документы не подтверждают ее. Поэтому мерзавец Клочковски извивается как уж, пытаясь изобразить бессилие исторической науки в попытках найти ответ на вопрос, почему же "план Жукова и Рокоссовского" не был осуществлен? «Историку» Клочковски «хотелось бы найти документы, которые бы пролили свет на мотивы сталинских решений»? Ну, что ж, поможем пану Ежи понять, почему восстание потерпело крах, несмотря на то, что героические повстанцы убили и ранили добрую тысячу немецких солдат. Вот только «искать концы» надо не в Москве, а в Лондоне, где тогда обреталась сбежавшая из Польши шляхта, объявившая себя польским правительством. (продолжение следует).

01 июня 2014, 03:30

ЧТОБЫ ПОНЯЛИ

Оригинал взят у putnik1 в ЧТОБЫ ПОНЯЛИ  Есть в Германии город Дахау. Он и сейчас не такой большой, а когда-то был маленький и уютный, и в войну располагался рядом с ним одноименный лагерь смерти. В принципе, к городку лагерь никакого отношения не имел, разве что некоторые жители трудились там по вольному найму, но дым из трубы все видели, и эшелоны, шедшие мимо станции тоже, и слухи всякие просачивались, но добрые обыватели Дахау этим слухам не верили. А потом война кончилась. Пришли американцы и мобилизовали население на уборку лагеря от трупов. Не задарма, - за труд полагалась пайка, - но в обязательном порядке. И стало весело.  Как вспоминают очевидцы, - как раз насчет Дахау мемуаров написано много, - херры и фрау седели, многие сходили с ума, кое-кто (подчас по паре-тройке душ в день) кончал с собой, но на все мольбы "прекратить пытку, потому что мы ни в чем не виновны, и это несправедливо" (реальные слова бургомистра) ответ был один: "Это справедливо, потому что вы все виновны не меньше, чем Гитлер". Так вот, когда все кончится, по всем телеканалам Майданека, если его минует огненный шторм, нужно будет в обязательном порядке крутить такие ролики. С утра до вечера, один за другим, - благо, их много, а будет еще больше, - перемежая трансляцию клипов подробными рассказами о каждом из сожженных, раздавленных, удушенных и расстрелянных. И безусловно, вывозить жителей прокаженного города, - не "активистов", судьба которых висеть, но обычных обывателей, которых вешать не за что, - на Донбасс. Для разборки завалов и встреч с матерями, потерявшими сыновей, и детьми, оставшимися без родителей. И разумеется, никак не обойтись без сети пунктов раздачи веревки и мыла, где каждый желающий сможет получить набор "Сделай сам" совершенно бесплатно. Это будет справедливо. 

13 мая 2014, 14:06

День Победы. Бандеровцы - дети четвертого рейха.

    Сегодня мы празднуем очередную годовщину Победы в Великой Отечественной войне, в самой страшной войне в истории человечества. Наши деды и прадеды тогда совершили невозможное. Они  сломали хребет самой совершенной военной машине того времени. Сегодня будет сказано много хороших и правильных слов. Прозвучат поздравления ветеранам. Это все правильно! Я присоединяюсь к этим поздравлениям. Но мне сегодня хотелось бы поговорить о том, как получилось такое, что фашизм не умер в Берлине в 1945 году, а продолжил жить, и сегодня вновь шагает маршем по земле.     Последние события в мире, а в особенности на Украине, показывают, что фашизм жив. И не просто жив, он снова бросает нам вызов. Откровенно нацистские силы пришли к власти на Украине. Силы, которые называют нацистских преступников, таких как бандера, национальными героями. Силы, запрещающие парады победы и называющие советских солдат оккупантами. Они восхищаются бойцами дивизии СС Галичина и отдают им почести как героям. Это больно и обидно. Хуже всего то, что это не далекая германия, а наша родная Украина. Украина, которая является частью русской цивилизации, стала рассадником фашизма. Сегодня мы наблюдаем, как на Украине поднимается на поверхность подводная лодка четвертого рейха. Черный нацистский интернационал, вскармливавший, холивший и лелеявший бандеровцев не один десяток лет, стоит за этими событиями. Нам открыто бросили вызов. Бросили потому, что не могут забыть и простить нам красного знамени над Рейхстагом. Той весны 45 года, когда простые советские люди победили изощрённую аристократическую фашистскую гадину.   Нацизм как идеология существовал задолго до появления Гитлера и не умер вместе с ним. Теория превосходства одной расы над другой нашла отклик в широких кругах европейской элиты, особенно - в среде аристократии. Так называемый черный нацистский интернационал появился задолго до войны, и, благодаря ресурсам, которые он получил во время войны, сумел стать глобальной сетевой структурой. Вскоре после окончания второй мировой войны, нацистские силы, сумевшие избежать Нюрнбергского трибунала, создали так называемый Четвертый Рейх. Сейчас он контролирует торговлю наркотиками, имеет серьёзные позиции в транснациональных корпорациях, в торговле нефтью. Это очень разветвленная сеть, имеющая огромные финансовые и другие ресурсы. И она ими активно пользуется.Именно с подачи неонацистов стали уравнивать нацистскую Германию и СССР. Огромные ресурсы направлены на то, чтобы стереть из памяти людей зло которое принес фашизм, чтобы обелить его. Это может совершаться только с одной целью, подготовить людей к возврату фашизма. К его историческому реваншу. Хочу выразить свою позицию по этому вопросу. Все, кто говорит, что Гитлер равен Сталину, - это враги. Все, кто  говорит, что коммунизм равен фашизму это враги. Все, кто ставит под сомнение наш вклад в Победу, - это враги. Не мои враги, а враги нашей истории, памяти наших дедов и прадедов. Надо понимать, что сейчас целенаправленно пытаются переписывать историю в пользу фашистов и их приспешников.    Почему мы тогда смогли победить? Потому что мы оказались сильнее Духом. Советские люди были сильнее отмобилизованы. Они были готовы стоять до конца. Как пелось в песне, и нам нужна одна победа, одна на всех мы за ценой не постоим! А что это, как не проявление несгибаемого духа народа? После Великой Отечественной войны враг понял, что победить нас, пока в нас есть этот Дух нельзя. Поэтому именно убийством этого самого духа, духа народа победителя враг занимался все последние десятилетия. Нам внушали комплекс неполноценности, разлагали изнутри народ, который не смогли одолеть силой оружия.    Был еще один аспект в той войне. Третий рейх был глубоко оккультным, и это всем известно. Тогда столкнулись не только две системы, идеологические и экономические, а  две цивилизации, западноевропейская и русская.  Столкнулись два Духа, и мы тогда победили. Великая Отечественная Война была не только классической войной двух государств, но войной метафизической – «священной войной» двух представлений о человеке: коммунистического и фашистского. Схваткой ужаса, вошедшего в мир через идеологию фашизма, и мечты о Новом Мире, воплощённой в коммунистической идеологии СССР. Зверь нацизма был загнан тогда назад, в бездну, из которой он вышел, но он не был уничтожен!Наши предки оплатили нашу жизнь своей кровью, болью и храбростью. Они бросали себя в землю, как семена, удобряли землю своей кровью для того, чтобы смогли взойти новые поколения нашего народа.   9 Мая – это не просто праздник, когда мы дарим им гвоздики. Это не просто возможность для ветеранов выйти, звеня медалями. Это не просто повод махнуть горькие, как слёзы, как жизнь и смерть, фронтовые 100. Это день когда Они смотрят на нас. Достойны ли мы? Что мы сделали? Кого родили? Готовы ли мы сами стать такими как они и сделать то, что они сделали?  Но и после того, как в вечность уйдёт последний из них – они не перестанут на нас оттуда смотреть. Поэтому зря надеются те, кто токует о «празднике для ветеранов», который можно будет тихонько свернуть и забыть лет через десять.        Праздник состоит именно в том, что в этот день вечность смотрит на народ, и народ  об этом знает. Поэтому – пока наш народ жив, он будет в этот день чествовать жизнь и тех, кто ему эту жизнь подарил. Закончить хочу сроками из великого стихотворения Твардовского. Что ж, мы трава? Что ж, и они трава? Нет. Не избыть нам связи обоюдной. Не мертвых власть, а власть того родства, Что даже смерти стало неподсудно. Суда живых - не меньше павших суд. И пусть в душе до дней моих скончаньяЖивет, гремит торжественный салютПобеды и великого прощанья.Еще раз, всех, с днем Великой победы!

04 апреля 2014, 19:22

Бжезинский: важно, будут ли украинцы сопротивляться

Камрады, добрый день, небольшое интервью с бзежиной, если боян сносите http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/04/140403_zbigniew_brzez... ---------------------------------------------------НАТО заявляет, что аннексия Россией Крыма является самой серьезной угрозой европейской безопасности со времен Второй мировой войны. Означает ли это, что мы стоим на пороге новой холодной войны?Збигнев Бжезинский был советником президента США по национальной безопасности еще при Джимми Картере (1977-1981) и одной из ключевых фигур прошлой холодной войны.Программа Би-би-си Today спросила Збигнева Бжезинского, что, на его взгляд, должен предпринять Запад, если Россия на самом деле начнет военное вторжение на Украину?Збигнев Бжезинский: Я думаю, во многом это будет зависеть от того, насколько серьезное сопротивление окажут украинцы. Если будет сопротивление, тогда, во-первых, симпатии Запада окажутся полностью на их стороне. Во-вторых, Запад окажется под серьезным прессингом: от него будут требовать занять твердую позицию - как по отношению к России, так и в поддержку украинцев.Би-би-си: Что имеется в виду под "твердой позицией", и почему мы не заняли ее в ответ на аннексию Россией Крыма?З.Б.: Я думаю, что крымская проблема нетипична, потому что Крым пал без всякого сопротивления. И, как я только что сказал, многое зависит от того, будут ли украинцы сопротивляться. Я думаю, будут. И это поставит Запад в ситуацию, когда ему сложно будет оставаться просто кучкой наблюдателей, сидящих в сторонке.Разные зоны и разные интересыБи-би-си: Но у России есть свои аргументы: не нужно холодной войны для того, чтобы понять, что у России есть свои зоны интересов. Россия ожидает, что Запад это поймет и не будет приближать свою военную силу к её границам, втягивать эти зоны в свои союзы. Есть у России основания для таких аргументов?З.Б.: Я думаю, это зависит от того, что вы имеете в виду под зоной интересов. Конечно, нельзя игнорировать реалии, особенно когда дела ведутся цивилизованным образом. Но если в этой зоне интересов применяется сила - вопреки желанию субъекта этой зоны, тогда, на мой взгляд, такая позиция не оправдана. Вы знаете, когда Гитлер вошел в Австрию, казалось, что большинство австрийцев восприняли аншлюс пассивно и даже приветствовали его. Гитлер подчеркивал, что все они говорят по-немецки и поэтому они – немцы. Я думаю, есть много общего между этой историей и захватом Крыма.Би-би-си: Каково ваше мнение о Путине? Что вы о нем думаете?З.Б.: Моя личная точка зрения состоит в том, что будущее России в большой степени зависит от того, будет ли она близка к Европе и станет ли в итоге ведущей европейской страной. И если он сделает Россию все более изолированной страной в то время, когда ее экономика в упадке, он превратит ее в нищую страну.Тревожная ситуацияБи-би-си: Вы были советником президента Картера в разгар холодной войны. Насколько оправданы сравнения нынешней ситуации с тем временем?З.Б.: Я не думаю, что сейчас кризис достиг того уровня. В конце концов, это было время, когда США и Россия держали друг друга под прицелом своих ядерных ракет и могли уничтожить друг друга в течение нескольких часов. Но сейчас ситуация тревожная, она может обостриться. И именно поэтому в наше время не должно быть безграничных возможностей использования силы для достижения своих целей. Я думаю, это основной принцип существования более взаимосвязанного мира.Би-би-си: Ваш отец был польским дипломатом, ребенком вы жили в этом регионе в очень непростое время. Как это влияет на ваши нынешние взгляды?З.Б.: Конечно, это заставляет меня живее интересоваться тем, что там сейчас происходит. И я в большей степени, чем большинство американцев, считаю, что многие проблемы в мире взаимосвязаны. Большинство американцев предпочитают баскетбольные матчи мировым новостям.Би-би-си: А что вы думаете о Бараке Обаме? Хватает ли ему решимости, есть ли у него достаточно ясная позиция в нынешней ситуации?З.Б.: Вы знаете, в сравнении с Путиным мне намного больше нравится позиция Обамы. В наше время, когда мир очень нестабилен, нельзя в решении проблем с первых же шагов прибегать к использованию силы.

17 января 2014, 10:19

Фольксваген Жук. Рождение.

Ещё в детстве читал историю создания "Жука" в журнале "Техника - молодёжи", о том как Гитлер надул немецких трудящихся: собирали деньги на "народный автомобиль", а построили на них... танковый завод. Лохотрон закончился 1 сентября 1939-го. К этому дню успели выпустить всего 630 машинок. Оригинал взят у mgsupgs в Фольксваген Жук. Рождение. Этот Автомобиль - символ,  символ  свободы, хиппи и музыки, был рожден совсем другим временем. Чтобы понять, почему он был создан именно таким, надо понять время, в которое был он создан. Итак история Жука В четырех частях.  Часть первая Рождение.   Это  время было временем ВЕРЫ. Но веры не в Бога и высшие силы - а веры в человека. Веры яростной и безграничной,  фанатичной и безжалостной. Казалось что возможно ВСЕ. Пространство, время и сама природа покорялась человеческой воле. Таков был Советский Союз. Такова была Германия, Англия и США. После мрачного поражения в Первой Мировой,  безнадеги Веймарской республики, с ее чудовищной инфляцией, гигантских репараций и безработицы - "десятилетие Гитлера" было для немцев сродни чуду.  Гитлер хотел сыграть на недостижимой  мечте обычного немца о собственном автомобиле. Он хотел, чтобы каждый немец имел возможность купить "народный автомобиль" - дешевую, но выносливую и надежную машину немецкого производства. Лучшей рекламы для нацистов и придумать было нельзя.    В 1933 году на открытии Берлинского автосалона (IAA) Адольф Гитлер произнёс свою первую речь как вождь нации и дал обещание по обеспечению каждой «истинно немецкой семьи» собственным автомобилем. Эту идею ему подкинул Фердинад Порше, до этого безуспешно пытавшийся пристроить свой проект Тип 12. Спустя год на IAA’34 Гитлер сообщил нации о своей идее «народного автомобиля», принятой с восторгом. Он заявил, что если немецкая автопромышленность не окажется в состоянии выпускать автомобили по указанной им цене, этим займётся правительство.  Адольф Гитлер и Фердинанд Порше рассматривают модель будущего Фольксвагена "Жук", 1935 Одновременно было начато строительство автобанов  Удивительно, но в конструкцию автобанов были изначально внесены все те элементы, которые стали непременной принадлежностью скоростных автодорог на многие десятилетия вперёд: две многополосные дороги с разделительной полосой между ними, разноуровневые развязки, специальные живописные площадки для отдыха путешествующих....  К маю 1939 г.  было построено около половины из запланированных 6900 км скоростных автодорог. Это было грандиознейшие и эпическое действо. Нацисты вкладывали в автобаны огромный пропагандистский смысл. Выпускались плакаты, брошюры, открытки и марки посвященные строительству этих автодорог.     Дизайн округленного, обтекаемого кузова был максимально «биологичен», на чём настоял непосредственно Гитлер (и лично приложил руку к эскизу облика «Фольксвагена»).    По легенде сам Гитлер, будучи неплохим художником, быстро набросал эскиз автомобиля и сказал: "Он должен быть как майский ЖУК. Достаточно только понаблюдать за природой, чтобы понять, как должны выглядеть обтекаемые линии"       Одним из главных требований к автомобилю была цена. Гитлер сформулировал основные требования, которые выделят "народный автомобиль" среди других: вместительность 5 человек, расход топлива до 8 литров и максимальная скорость до 100 км/ч.  "Не более 1000 рейхсмарок"  Примерно 400 тогдашних долларов, и это при средней зарплате рабочего в 200 марок.  Жук из первой опытной партии в 30 машин, забракованной лично Гитлером. Уже в 1935 году Фердинанд показывает первые ходовые экземпляры нового автомобиля, а в 1936 году начинается строительство завода для выпуска этой модели. Причем, для его создания был организован сбор средств у простого народа.  Разработанная национал-социалистами программа предусматривала, что каждую неделю рабочий будет перечислять на специальный счет 5 марок. И спустя 3 года 8 месяцев он накапливал бы 990 марок, на которые он мог купить автомобиль под названием KdF («сила через радость»).  Первая партия автомобилей была изготовлена в 1937 году на заводе фирмы Daimler-Benz (Даймлер-Бенц). В обкатке опытных машин участвовали квалифицированные водители, выделенные аппаратом транспортной службы СС. Суммарный испытательный пробег автомобилей составил 2 млн км.  К 1938 году проект "народного автомобиля" обрёл свои окончательные очертания: автомобиль с усиленным несущим плоским днищем вместо рамы,  оппозитный четырёхцилиндровый двигатель воздушного охлаждения, рабочим объёмом 985 см3.  К началу 1938 года в реализацию проекта было уже вложено 1,7 млн рейхсмарок. В поместье графа Шуленберга, возле небольшого местечка Фалерслебен, спешно переименованного в город Вольфсбург, были начаты работы по строительству огромного завода.           А 1 июля 1938 года, был основан город Штадт дес КдФ-Вагенс бай Фаллерслебен - Stadt des KdF-Wagens bei Fallersleben.    28 мая 1938 года: Гитлер представляет автомобиль в присутствии 70000 зрителей:   Для привлечения дополнительных финансовых средств руководство Народного фронта создало схему предоплаты, благодаря которой любой гражданин Третьего рейха мог еженедельно вкладывать пять марок на специальный счёт и, накопив таким образом необходимые 990 марок, получить в числе первых с конвейера новый автомобиль.    В общей сложности 336 668 немцев передали в Берлинский банк около 110 млн рейхсмарок      Выпускались значки и прочая атрибутика:  Игры в очень узнаваемом стиле тех времен  И даже копилки - "на народный автомобиль"   Видите счетчик? Он нужен был для того чтобы кидая мелочь можно было собрать ровно 5 марок в неделю.     Хотя официально автомобиль именовался KdF-38, но параллельно ходило и другое не менее официозное название Volkswagen-38 (Народный автомобиль образца 38 года).          Всего до 1 сентября 1939 года вышло 630 автомобилей KdF-Wagen.   Однако, массовое производство KdF-38 так и не было развёрнуто в связи с начавшейся 1 сентября 1939 года Второй мировой войной.                   После войны уцелевшие подписчики долго судились с компанией Volkswagen, но смогли отсудить лишь частичную скидку при покупке нового автомобиля, естественно, только модели VW      Продолжение следует.  Источники: Первые "жуки" KDF-Wagen,  Мальчишки любят машинки!, szhaman, Вики..    

04 января 2014, 14:49

Обама заявил, что США победили Гитлера

Обама: Мы отправили туда много солдат. МЫ ПОБЕДИЛИ ГИТЛЕРА".  Кто не видит видео - по ссылке - http://www.kontrtube.ru/videos/1483/obama-govorit-chto-amerikancy-pobedili-gitlera/ 

28 ноября 2013, 16:30

Борьба идей: ХХ век показал, что есть только один тоталитарный режим — либеральный

Двадцатый век обладает стойким послевкусием. Он давно закончился, а ощущение конца эпохи все не проходит. Для Запада это что-то новое, а нам, родившимся в СССР, данный феномен хорошо знаком: это состояние застоя. Сегодня оно связано со сферой политических идей. Точнее, с набором ключевых политических понятий, которые задают смысловую атмосферу последних двух с половиной десятилетий. Метаморфозы политического языка После распада социалистического лагеря в политический обиход вводится обойма новых концептов, ранее не актуальных. Один из них – «модернизация» – был адресован странам бывшего советского блока и приглашал их занять место в мировом разделении труда, являясь мягким и политкорректным синонимом колониальной зависимости. Другой пример – выражение «конец истории». Оно обрело популярность благодаря философу, политологу и политическому экономисту Фрэнсису Фукуяме и его книге «Конец истории и последний человек». Понятие «конец истории» также содержало в себе четкий и недвусмысленный месседж, причем весьма радикальный по содержанию. Это было не просто подведение черты под «двухполярной» эпохой и так называемой модой на марксизм. Речь шла о том, что мировой политике вообще следует отказаться от историзма и очистить от исторических смыслов политический язык. Отказаться – в пользу чего? В пользу новой политической метафизики, в центре которой оказалось понятие общемирового либерального консенсуса. Разумеется, идея была утопической. «Консенсус» не сложился. Часть мира, не входившая в среду обитания «золотого миллиарда», не приняла новые порядки – ужесточение экономической политики, курс на вестернизацию и пр., – кое-где возникли попытки занять активную наступательную позицию (вспомним саддамовский Ирак). Тогда, с точки зрения сторонников консенсуса, пришел черед полицейских мер. Эти меры давно и подробно описаны политологами и военными аналитиками. Нас же волнует прежде всего та сторона международного полицейского режима, которая выразилась в глобальной смене политического курса. Главное заключалось в том, что вместо идеи «конца истории» на первый план вышла концепция «конфликта цивилизаций». Этим понятием мы обязаны американскому социологу и политологу Сэмюэлю Хантингтону. Такая замена (или подмена) терминов говорила о многом. Прежде всего она, разумеется, указывала на готовность мировых элит к войне между Севером и Югом, но не только. Не менее существенно то, что тем самым провозглашалась кардинальная смена политического языка. Вместо языка политики и экономики в мировой обиход возвращался язык культурно-цивилизационных различий. В том, что это именно возврат к прошлому или, точнее, его ремейк, нет никаких сомнений. И неважно, кто провозгласил этот путь первым – профессор Хантингтон или иранские аятоллы. Кто агрессор, а кто жертва, можно понять, исходя из разницы весовых категорий двух конфликтующих субъектов. Идеологический сдвиг, скрытый за сменой понятий и терминов, до конца не проговаривался (в угоду политическим приличиям), но подразумевался. Тем самым был взят курс на отмену всего, что успело произойти в политическом словаре за последние сто лет. Вернемся немного назад. До ХХ века европейская имперско-колониальная идеология оформлялась в романтических терминах вроде «бремени белого человека», в утверждениях о «необходимости цивилизовать дикарей». Этот лексикон устарел тогда, когда набрал силу марксизм, под влиянием которого такие явления, как мировое неравенство и зависимость одних стран от других, были переведены на язык политэкономических категорий. Поэтому во времена СССР речь шла о противостоянии двух социально-политических «систем», но не «двух культур» или «двух цивилизаций». Само существование альтернативы, пусть даже советской с ее очевидными изъянами, вынуждало выбирать выражения. После распада советского блока либеральный мейнстрим вновь возвращается к доктрине открытого, а не экономически замаскированного колониализма. И вот на повестке дня – новый «конфликт цивилизаций». Что это такое? Знак того, что приличия отброшены. Либеральная теория сделала семимильный шаг назад и остановилась где-то посреди эпохи Британской Ост-Индской компании. Ведь от концепции культурной полярности (вариант прежнего «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись») полшага до идеи культурной исключительности, а затем и биологического превосходства. В связи с этим можно смело говорить о регрессе и архаизации всей либеральной семантики: сублимация политических идей уходит в прошлое. Социальное неравенство вновь оправдывается культур-расистскими доктринами. При этом замена понятия «культурная неполноценность» на «несоответствие демократическим стандартам» вряд ли может кого-то обмануть: эвфемизмы – продукт языка, а не политической реальности. Морально-политическая максима Парадигма новой политики, вступившая в силу после 1989 года, несмотря на крайнюю степень изношенности, все еще занимает господствующие высоты в мире. Она морально деградирует и структурно упрощается. Но даже самая пещерная идеология нуждается в моральных ориентирах. Концепция добра и зла присутствует во всякой политической доктрине, и та, о которой мы говорим, тоже имеет четкую систему этики. Система эта, впрочем, довольно старая. Она основана на концепции «двух тоталитаризмов» (шире – «закрытых обществ»), появившейся в работах философа и социолога Карла Поппера («Открытое общество и его враги»), философа Ханны Арендт («Истоки тоталитаризма»), политолога Збигнева Бжезинского и некоторых других авторов. Концепция родилась с началом холодной войны, но оказалась намного долговечнее политических блоков. Смысл ее прост: коммунистические и фашистские режимы являются политически родственными и противостоят либеральным демократиям. В системе нового мышления, о которой так много говорили в эру Горбачева и Рейгана по обе стороны ветшающего «железного занавеса», максима «тоталитаризма» занимала почетное место. Именно теория двух тоталитаризмов (или «двойного» тоталитаризма) служила тем мостиком, который был переброшен из политического вчера в политическое сегодня. Нынешняя политика силы как бы искупалась вчерашними жертвами. Тоталитаризм служил индульгенцией, выданной историей сторонникам нового глобального миропорядка. Разумеется, с логической точки зрения эта позиция не выдерживает никакой критики, но психологически она очень действенна. Механизм воздействия на общественное сознание довольно прост: это постоянное напоминание об исторической травме. То есть апелляция не к рациональной, а к эмоциональной сфере. Без картины темного тоталитарного прошлого не вырисовывается картина светлого либерального будущего (из-за слишком большого количества издержек в виде «межцивилизационных» войн, смены режимов и пр.). Поэтому так необходим образ исторического врага. Неудовлетворенность теорией Со времен Карла Поппера и Ханны Арендт общий концептуальный каркас теории не изменился: речь по-прежнему идет о «плохих» тоталитаризмах, которые противостоят «хорошему» либерализму. Но со временем эта манихейская модель стала все чаще попадать под огонь критики на Западе, а не только в СССР. Что неудивительно: ведь теория с самого своего рождения напоминала катехизис. Ее можно было или целиком принять, или целиком отвергнуть. Причем, как и в вульгарной версии коммунизма, в «двутоталитарной» концепции была очень заметна эмоциональная составляющая (инфернальная символика, мотив абсолютного зла, категорическое «никогда больше»). А это тревожный симптом. Неудивительно, что уже в 60-е годы появились политические концепции, которые шли вразрез с «двутоталитарной» ортодоксией. Здесь в первую очередь надо сказать о представителях неомарксистской Франкфуртской школы. Старшие представители школы, Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер, рассматривали, в частности, фашизм как побочный результат двух глубинных исторических процессов. С одной стороны – доминирование стандартов рациональности, навязанных Европе эпохой Просвещения. И другой, встречный процесс – нацистский археомодерн – аффективную реакцию на эти стандарты иррациональных пластов европейской культуры (фашистский археомодерн) (см.: Адорно Т., Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения). Исследователи 60-х описывали репрессивные механизмы всех трех идеологических модусов западного общества – нацистского, коммунистического и неолиберального – как взаимосвязанные. Представитель второго поколения франкфуртцев Герберт Маркузе, культовая фигура бунтующей молодежи 60-х, гуру радикального студенчества, пришел к выводу, что репрессивный аппарат либерального общества эпохи постмодерна формирует фашизоидный тип сознания – «одномерного человека». И делает это не менее успешно, чем его «тоталитарные» конкуренты (см.: Маркузе Г. Одномерный человек). Это вывод тем более важный, что у нацизма и либерализма, как известно, одна и та же социальная база – средний класс. Примером государства «скрытого фашизма» для Маркузе и его единомышленников служили, в частности, Соединенные Штаты с массой обывателей-реднеков. С этой точки зрения идеологическая карта двадцатого столетия, расчерченная по принципу «две плохие теории – одна хорошая», уже выглядела сомнительно. При этом важно принять во внимание, что франкфуртцы вовсе не ставили под вопрос саму категорию тоталитарности («фашизоидности») и даже не пытались сузить ее, как иные консервативные критики «справа». Напротив, они шли по пути расширения понятия, раздвигая его рамки и содержание. В таком ракурсе любой репрессивный механизм выглядел симптомом латентного фашизма. Многие оппоненты теории, как уже было сказано, указывали на разные социальные предпосылки двух режимов. Коммунизм апеллирует к низам, фашизм и нацизм – к среднему классу и к крупной буржуазии. Кажется, это было у Антонио Грамши: «Опора фашизма – взбесившийся средний класс». Но для системной критики «двойной» теории тоталитаризма этого было недостаточно. Чтобы критика теории переросла в стратегию и набрала достаточную объяснительную силу, был нужен системный взгляд на политическую историю. Прежде всего надо было разобраться с тем, почему политический мейнстрим ХХ столетия – либерализм – упорно выводится за пределы проблемного поля. Либерал-социализм Попытки выйти за привычные рамки исследований тоталитаризма стали особенно заметны к 90-м годам. Пожалуй, наиболее интересной можно считать позицию Иммануэля Валлерстайна, изложенную им в работе «После либерализма». Вышла эта книга в Нью-Йорке в 1995-м. То есть всего через три года после благостной либеральной утопии Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории и последний человек» (1992) (до крушения политического «Титаника» 11 сентября 2001 года остается еще восемь лет). В центре внимания Валлерстайна стояла более масштабная проблема, нежели вопрос о критериях тоталитаризма, – история и смерть либерализма как двухсотлетнего политического проекта. Но с темой тоталитарности это, разумеется, связано напрямую. Отличительной чертой валлерстайновской позиции можно считать восприятие фашизма и коммунизма не как двух идеологий, противостоящих либеральной демократии, а как составных частей большого либерального проекта, который берет начало в 1789 году. Эта смена ракурса принципиально важна. Именно она задавала новую перспективу рассмотрения старой «околототалитарной» проблематики. Когда впервые открываешь Валлерстайна, не веришь своим глазам. Он дает картину событий ХХ века, абсолютно не похожую на ту, что мы привыкли видеть в советских и постсоветских учебниках, а также в западной прессе. Цель, заявленная автором, проста. Он стремится описать уже начинавшийся, по его мнению, «процесс разжалования либерализма с его постгеокультурной нормы». А это требует проследить тесную связь либерализма с консервативной и социалистической идеями до фашизма и коммунизма включительно. Валлерстайн определяет «современность» как эпоху либерального доминирования, которая укладывается в два столетия – между Французской революцией и крушением СССР – и берется утверждать, что противостояние трех политических концепций с самого начало было иллюзорным, схоластическим и подчинялось потребностям европейской и мировой Realpolitik. Социализм в России, согласно Валлерстайну, не был самостоятельным политическим проектом. И хотя октябрь 1917-го кардинально перепахал социально-политический ландшафт, уже в 20-е годы советский режим негласно вошел в консенсус мировых элит. Разговоры о мировой революции в этот период выродились в чистую риторику, выгодную всем участникам консенсуса. Именно в силу этой негласной конвенции холодная война так и не перешла в горячую фазу. Исходя из этих позиций, можно утверждать: смысл Второй мировой войны состоит в том, что наиболее реакционная часть либерального истеблишмента (а не социалистический Советский Союз) вышла за рамки консенсуса и нанесла удар по одному из его участников. Но с победой Советов консенсус был восстановлен, причем на более выгодных для СССР условиях, хотя и ценой огромных жертв. В чем же в таком случае системная ошибка западной советологии? В чудовищной переоценке советского проекта. По мнению Валлерстайна, русский социализм, в отличие от классического марксизма, под видом классового противостояния разрабатывал иную идею – идею национального освобождения, а точнее, демонтажа старой колониальной системы в мировом масштабе. Но первопроходцами Ленин и Троцкий здесь не были. Проект изначально возник в рамках миротворческой политики президента США Вудро Вильсона и его последователей, лишь позднее получив второе, социалистическое издание. Речь в обоих случаях шла о сломе старого мирового порядка. И здесь США и СССР, несмотря на идеологическое противостояние, на самом деле служившее вершиной политического айсберга, решали одну и ту же задачу. При этом «ленинизм представлял собой более энергичную и воинственную форму антиколониальной борьбы, чем вильсонианство. И конечно, СССР оказывал материальную и политическую поддержку многим антиимпериалистическим движениям». Так называемое соперничество двух систем было выгодно всем участникам. Почему? Желание покончить с европейской формой колониализма ради новой – экономической, глобальной, планетарной – вот одна из причин альянса двух идеологий, либеральной и социалистической. Но не единственная. Чтобы планетарная доктрина считалась легитимной, она обязательно должна была иметь глобального оппонента. А чтобы сохранять свой статус, ей было необходимо обеспечить игру по правилам с этим оппонентом. Таким образом, согласно Валлерстайну, советский социализм сыграл роль карманной альтернативы и удобного спарринг-партнера для мирового либерализма. Вывод на первый взгляд несколько неожиданный. Характеризуя период 1945–1990 годов, Валлерстайн вообще не использует понятие «двухполярный мир». Он уверен: «СССР можно рассматривать в качестве субимпериалистической державы по отношению к Соединенным Штатам постольку, поскольку он поддерживал порядок и стабильность в своей зоне влияния, что на самом деле увеличивало способность Соединенных Штатов к поддержанию собственного мирового господства. Сама напряженность той идеологической борьбы, которая, в конечном итоге, не имела большого значения, играла на руку Соединенным Штатам и была для них серьезным политическим подспорьем (как, несомненно, и для руководства СССР). Кроме того, СССР служил Соединенным Штатам своего рода идеологическим прикрытием в странах третьего мира». Косвенно этот тезис подтверждается историей нефтедобывающих стран (ОПЕК). Когда они попытались создать картель и шантажировать Запад, именно СССР пришел на помощь «миру капитала» и открыл для него вентиль на полную, не слишком задирая цену. Показательно и индифферентное отношение США и их союзников к силовому подавлению восстаний в восточном блоке (1953, 1968, 1980–1981). Постепенно этот либерально-социалистический консенсус становился все более очевидным. Только СССР оставался заповедником девственно чистых идей, которые господствовали и в лагере «лоялистов», и в лагере «диссидентов». Получается, что советские ортодоксы, по существу, разделяли антитоталитарную теорию своих оппонентов, только наделяли ее противоположным смыслом, меняя знаки – плюс на минус («коммунизм – хорошо, капитализм – плохо»). Но западные интеллектуалы давно осознали реальную конфигурацию сил. Именно поэтому «революционеры 1968 года выдвинули протест против этого консенсуса, и прежде всего против исторической трансформации социализма, даже ленинистского социализма, в либерал-социализм», пишет Валлерстайн. В конечном счете «революция 1968 года подорвала фундамент всего идеологического консенсуса, возведенного Соединенными Штатами, включая его козырного туза – прикрытие советским щитом». А уже «в 1989 году те, кто был разочарован либеральным консенсусом, повернулся против наиболее ярких выразителей либерал-социалистической идеологии, режимов советского типа, во имя свободного рынка». Консенсус исчерпал себя. Советский щит либерального проекта, cтав прозрачным, исчез за ненадобностью. Что же произошло в 1989 году? Валлерстайн уверен: «О том, что произошло в 1989 году, много писали как о завершении периода 1945–1989 годов, считая его датой поражения СССР в холодной войне. Эту дату полезнее было бы рассматривать как конец периода 1789–1989 годов, иначе говоря, времени победы и поражения, взлета и постепенного упадка либерализма как глобальной идеологии – я называю ее геокультурой – современной миросистемы». О причинах краха двухполярного мира можно говорить долго. Но для нас важен итог этого процесса. И автор «После либерализма» определяет этот итог предельно точно. «Вильсонианцы, – пишет он, – лишились наконец ленинистского щита, направлявшего нетерпение третьего мира в русло такой стратегии, которая с точки зрения господствующих на международной арене сил в минимальной степени угрожала той системе, против которой выступал третий мир». Из сказанного следует важный вывод. Так называемый крах коммунистических режимов имел не внутренние, а внешние причины, которые заключались не в устройстве самих режимов, а в логике развития всей либеральной миросистемы, частью которой эти режимы являлись, существуя на правах мнимой и потому безопасной «альтернативы». А потому было бы правильнее определить конец советской системы не как крах, а как демонтаж. Как ни парадоксально, «последними, кто серьезно верил в обещания либерализма, были коммунистические партии старого образца в бывшем коммунистическом блоке. Без продолжения их участия в обсуждении этих обещаний господствующие слои во всем мире потеряли любые возможности контроля над мировыми трудящимися классами иначе чем силовыми методами... Но одна только сила, как мы знаем со времен по крайней мере Макиавелли, не может обеспечить политическим структурам очень длительного выживания», – уверен Валлерстайн. Легко вывести из этого тезиса главную мысль: либеральный мир, не имея альтернативы, не имеет и легитимности. Теряя идеологическую привлекательность и накапливая экономические проблемы, он вынужден прибегать к военной силе, поскольку других способов контроля над ситуацией уже не осталось. Это мы понимаем сегодня, следя по новостным лентам за тем, как идет гражданская война между богатым Севером и бедным Югом, за событиями вокруг Сирии. Каково же будущее либеральной миросистемы после падения коммунистического щита? Она неизбежно будет терять остатки легитимности, упрощаться, ужесточаться и архаизироваться. Или, другими словами, проваливаться в собственное колониалистское прошлое. В этом смысле очень интересен феномен неолиберализма, по сути смыкающийся с неоконсервативным трендом. Если прежде в либеральной среде было принято рассуждать об обществе равных возможностей, то неолибералы (преемники либералов) считают, что «равные возможности» – это угроза для обладателей экономических привилегий. Но отход от идеи «равных возможностей» – очевидный шаг в сторону сословного государства. То есть того самого явления, с которым призывали покончить европейские буржуазные революции XVIII века, в лоне которых окреп и вырос либеральный проект. Таким образом, либерализм пришел к отрицанию собственных «священных» ценностей. Сегодняшний либеральный мир в ценностном смысле опустился ниже планки 1789 года. Что позволяет охарактеризовать его экономическую модель уже не как поздний капитализм, но какденежный феодализм, и все это, безусловно, свидетельствует о глубочайшем кризисе либеральной теории. Впрочем, удивляться тут нечему, учитывая, что либерализм сегодня считается тоталитарной системой почти официально. Раньше он прибегал к мимикрии, перекладывая полицейские (тоталитарные) функции на дочерние режимы, и направлял недовольство в безопасное русло. С этой целью, в частности, теория тоталитаризма и использовалась либеральными элитами. А сегодня? Штабная экономика, культур-расистский дискурс в политике, военные удары... Все эти издержки и диспропорции уже невозможно оправдать наличием геополитических соперников. Либеральный проект, оставшись без добавочного политического модуля, становится все агрессивнее. И этот тоталитарный либерализм ждет неминуемая утрата легитимности в глазах не только угнетаемых наций, но и западного общества (хотя отсутствие альтернативных проектов может растянуть этот процесс на десятилетия). Но по-другому удерживать status quo уже не получается. Данная ситуация свидетельствует о конце 225-летнего исторического проекта. Либерал-фашизм как историческая тавтология Мнение о том, что либерализм есть нечто большее, чем идеология, высказывалось уже в ХХ веке. В частности, философ, историк и критик Бенедетто Кроче писал: «Либеральная концепция является метаполитической, она выходит за рамки формальной теории политики и в определенном смысле также формальной теории этики и совпадает с всеобщей концепцией мира и реальности» (Кроче Б. Либеральная концепция как концепция жизни). Сегодня этот факт еще более очевиден. Либерализм давно уже не идеология. Он сделался универсальным политическим и экономическим сценарием «без вариантов», умножающим по всему миру число жертв своей политики. Для нынешнего состояния либерализма неплохо подходит формула Джорджа Буша: «Л-мир», то есть либеральный мир». Буш использовал это понятие как образ «мягкотелого» общества, которое должны, с его точки зрения, взнуздать неоконсерваторы. Но мы склонны рассматривать американский неоконсерватизм как составную часть Л-мира. Мнение о том, что тотальность современного либерализма в последние годы многократно возросла, высказывали многие. Например, в этом абсолютно уверен очень популярный на Западе автор-антиглобалист Самир Амин. Правда, в отличие от Валлерстайна, он придавал своей концепции американоцентричное звучание, но на содержании выводов это не сказалось. Амин считает либеральную идеологию вирусом, который возник как побочный эффект экспансии капитала и ведет к «перманентной войне». Он также подчеркивает религиозно-мессианскую составляющую в американской версии либерализма, утверждая, что политики США видят американцев в роли «избранного народа», что, по мнению Амина, «синонимично Herrenvolk (расе господ), если обратиться к аналогичной терминологии нацистов». Теперь перенесемся в Европу и откроем книгу Пьера Андре Тагиеффа «Цвет и кровь. Французские теории расизма». Это своего рода каталог разновидностей расистской идеологии на примере Франции. Мы обнаружим в ней перечень концепций «расистского мироустройства» во Франции XIX–XX веков, в том числе «этнорасовый национализм», евгенический расизм «социалистической» направленности, а еще – «эволюционный расизм и социал-дарвинизм». Последняя разновидность расизма, как легко убедиться, один в один совпадает с современной неолиберальной доктриной. Исследование Пьера Андре Тагиеффа среди прочего ценно и тем, что оно не дает повода замкнуть понятие «расизм ХХ века» в национальных границах, то есть представить его как в первую очередь германское или «пангерманское» явление. Кстати, такая точка зрения сама по себе носила бы расистский характер. В сущности, расистское звучание имела и классическая концепция Ханны Арендт, которая в своих «Истоках тоталитаризма» выдвигала «панславистскую» теорию коммунизма. Еще более интересным источником, помогающим в анализе общеевропейских корней тоталитарности, может служить книга Мануэля Саркисянца «Английские корни немецкого фашизма: от британской к австро-баварской «расе господ». Курс лекций, прочитанный в Гейдельбергском университете». Несмотря на название этого издания, материалы, собранные автором, в целом позволяют говорить о фашизме как о синтетическом явлении европейской рациональной культуры. Тем не менее британские примеры преобладают. Интересны наблюдения за взглядами британской элиты в период между мировыми войнами. «Даже после окончания первой мировой войны Британия все еще могла позволить себе смотреть на мир через призму своего особого имперского статуса... расового превосходства и высокого национального самомнения... Давая четкие определения характерных признаков британской «расы», создатели книг для юношества решительно отграничивали англичан от представителей других рас», – вспоминал в ХХ веке Джон Ю. Норвич. Так что у автора хорошо известной утопии Джорджа Оруэлла были все основания заявить однажды: «Вероятно, Англия – единственная в мире великая страна, в которой интеллектуалы стыдятся собственной национальной принадлежности... В левых... кругах полагают, что в принадлежности к английской нации есть нечто постыдное...» Вообще, книга Саркисянца, помимо богатства материала, отличается точностью выводов. Заслуга автора в том, что он отыскал в либеральной теории именно тот смысловой слой, который является переходным от этнического к социальному расизму. Так, еще в 1850 году, пишет Саркисянц, «эдинбургский профессор анатомии Роберт Нокс... стал приписывать ирландцам целый ряд качеств, несовместимых с чертами среднего класса», – то есть определил ирландцев (шире – кельтов) как экономически несостоятельную расу. По мнению Нокса, «источник всех бед Ирландии кроется в расе, кельтской расе Ирландии... Следует силой изгнать эту расу с земель... они должны уйти. Этого требует безопасность Англии». Таких примеров у Саркисянца очень много, и не только у него. И это вполне естественно. Потому что непредвзятый анализ морально-этических оснований либерализма и фашизма обнаруживает их полную идентичность. Первое. Классическую либеральную теорию и ее неклассический, фашистский вариант объединяет общий моральный императив. А именно – тотальная конкуренция, то есть принцип естественного отбора, перенесенный из животного мира в человеческое общество. В эпоху социализма эту доктрину принято было называть «социал-дарвинистской». Весьма точное определение. Второе. Общий признак, объединяющий классический колониальный либерализм с фашизмом гитлеровского образца, – это модель расколотого, разделенного мира. Один из современных левых авторов, Михаил Магид, перефразируя положения знаменитого представителя левого движения ХХ века профессора Падуанского университета Антонио Негри, пишет об этом так: «Колониальная идентичность действовала посредством логики исключения... Белое, цивилизованное, организованное, продуктивное, разумное здесь противопоставлялось цветному, природному, хаотичному, неэффективному, чувственному, дикому. Как отмечал алжирский исследователь колониализма Франц Фанон, «колониальный мир – это мир, расколотый надвое». Колонизированные исключены из европейского пространства не только территориально, не только на уровне прав и свобод, но и на основе мышления, ценностей, жизненных целей. Они представлены в мышлении колонизатора в образе «других», отброшены за границы цивилизации. Конструирование идентичности строится по принципу «мы–они» и основано на существовании жесткой границы» (Магид М. «Постимпериализм»). Точнее не скажешь. Христианство и тоталитаризм Возникает естественный вопрос: в какой идеологической системе отсутствует логика исключения, принцип «мы–они»? Ответ очень простой. Такая система есть, ей две тысячи лет. Это апостольское христианство. Определение «апостольское» отнюдь не лишнее: в течение веков христианское учение испытывало самые разные деформации, выражавшиеся то в крестовых походах, то в выморочных положениях протестантской этики. Мальтузианский принцип тотальной конкуренции противоположен христианской морали. Именно поэтому по мере ужесточения либеральной политики (вне всякого сомнения наследующей мальтузианству) все более активной становится борьба с религией, которую ведут идеологи глобального секулярного мира. Запреты на публичное ношение крестов, осквернение и разрушение храмов, спиливание крестов, пляски на амвоне и разжигание ненависти к религии – все это приветствуется «хозяевами дискурса». Диаметрально противоположные ценности – это одна причина конфликта. Но есть и другая. Христианство стоит на страже традиционных общественных институтов, а они являются нежелательной помехой для колониального мышления. В «глобализированном мире» не должно остаться ничего традиционного – таков принцип современного либерализма. Традиция мешает управлению, свободному манипулированию информацией и потоками капитала. Поэтому либеральными элитами взят курс на воинствующий антитрадиционализм, который грозит превзойти «достижения» госатеизма советского образца. Но почему так исторически сложилось? Откуда это кардинальное расхождение? И нет ли в либеральной доктрине скрытой религиозной составляющей? На этом следует остановиться подробнее. Исторически зрелый тоталитаризм – это последнее звено в цепочке, которая берет начало с отказа от традиционного христианства. То есть с европейской Реформации. Полностью сбрасывать со счетов богословский аспект проблемы было бы неверно. Оговоримся: речь сегодня идет не о протестантских церквях, а о «протестантской этике», которая давно является скорее политическим, нежели религиозным феноменом. Тем не менее отметим, что именно в рамках европейской Реформации возник особый тип европейского миросозерцания, который основан на идее «избранности» одних людей по сравнению с другими. В XVI веке эту идею было принято понимать чисто теологически, как «избранность ко спасению». В соответствии с ортодоксальным христианством спасение, как известно, есть категория неземной жизни. Однако мерилом «избранности» в рамках протестантской (особенно кальвинистской) этики все чаще становился материальный «успех» в земном мире. Эта концепция и стала отправной точкой для либерального проекта. Позднее на этот морально-этический фундамент наслоилась философия Просвещения. Причем в бытовом, нефилософском понимании идея «просвещения» дикарей становилась своеобразной индульгенцией для политики колониальных захватов и шла рука об руку с военно-техническим прогрессом. Но какие именно ценности цивилизованный мир так стремился «преподать» дикарям в обмен на живой товар, драгоценности, колониальную экзотику и дешевый труд? Ценности европейской цивилизации в колониальную эпоху включали в себя либеральные идеи «естественных прав», парламентаризма и «свободной торговли». Причем термин «свобода торговли» понимался порой так широко, что включал в себя сбыт живого товара, «принуждение к рынку» («опиумные войны» в Китае), угнетение и унижение туземного населения и т.п. Таким образом, «естественные права» одних утверждались отнятием прав у других. Свобода европейцев оплачивалась угнетением мировых окраин. Технический арсенал для захватов обеспечивался успехами европейской науки, а жажда прибыли и материального успеха – доктриной «протестантской этики»... В этом русле и шло развитие либерализма вплоть до эпохи «золотого миллиарда». Советский проект породил иллюзию выхода из этого круга и до поры до времени спасал либеральный мир от восстания окраин. Он давал угнетенным призрачную надежду и мнимую возможность выбора. А заодно служил своеобразным громоотводом: либералы всегда были готовы заявить, что ГУЛАГ – это следствие коммунистических идей, а Бухенвальд и Освенцим в лоне либерального общества возникли совершенно случайно. Вопрос о кровных узах либерализма и фашизма уже был рассмотрен выше. Добавим лишь, что стремление отмежевать «доброкачественный» либерализм от его злокачественных последствий наталкивается не только на исторические, но и на морально-этические контраргументы. Ведь у любого критически мыслящего человека «возникает вопрос: почему «свободная конкуренция» (то есть борьба за выживание) допустима внутри либерального консенсуса, но такая же свободная конкуренция между нациями, классами или социальными системами дурна и непозволительна? В чем принципиальная разница?» (см.: Белжеларский Е. Логика и смысл современного либерализма // ПЕРЕЛОМ. М.: Пробел, 2013). По тому же поводу уже упоминавшийся Макс Хоркхаймер, один из основателей Франкфуртской школы, однажды очень точно сказал: «Тоталитарный режим есть не что иное, как его предшественник, буржуазно-демократический порядок, вдруг потерявший свои украшения». Сегодня подлинный генезис тоталитаризма перестает быть тайной за семью печатями. Вопреки мнению Карла Поппера, писавшего о «закрытости традиционных обществ», и Ханны Арендт с ее тезисом о панславистских корнях большевизма, тоталитаризм – продукт западной культуры Нового времени. Это совершенно очевидно. Либеральные табу Теперь мы можем вернуться к главному вопросу: что произошло с представлениями о тоталитаризме в ХХ веке и почему столь неубедительная теория появилась на свет и стала одним из устойчивых стереотипов массового сознания? Чтобы замаскировать неудачную родословную тоталитаризма, его защитники всегда были готовы сохранить в списке критериев тоталитарного общества «сильную власть», но затушевать рационализм и дух модернити. Кроме того, они то и дело норовили подменить корпоративный коллективизм фашистского строя общинностью и соборностью русского, православного или – шире – любого традиционного общества. После серии таких подмен теория «двойного тоталитаризма» сделалась удобным политическим орудием, заточенным против любой традиции, в том числе и против европейского христианства. Которое, как мы сегодня видим, стало жертвой глобального секулярного проекта. Скрывать пришлось не только истоки тоталитаризма, но и подлинные причины его расцвета в двадцатом веке. Собственно говоря, феномен германского нацизма адепты теории бинарного тоталитаризма предпочли не исследовать, а скорее заклясть, навесив табличку «фашизм». По сути, это был негласный интеллектуальный карантин. Врага желательно знать в лицо. Но европейская рефлексия тоталитаризма пошла кружным путем, далеко уводящим от существа вопроса. Моральное отрицание нацизма и фашизма стало обязательным (что само по себе правильно), а вот их серьезное научное исследование попало в разряд общественных табу. По-видимому, это закономерно. Ведь даже при беглом взгляде смысл явления слишком очевиден. Кроме параноидального антисемитизма (характерного для Гитлера и его окружения, но, скажем, отнюдь не для Муссолини), фашисты не привнесли в политическую практику западного общества ничего нового. Они лишь поменяли контекст – с туземного на внутриевропейский. Например, касаясь в своих выступлениях «восточного вопроса», Гитлер говорит о том, что восточные территории должны стать для Германии тем же, чем стала Индия для британцев. Аналогичная ситуация сложилась с концлагерями. Впервые их придумали и воплотили англичане в ходе англо-бурской войны. Но если, будучи применена в Южной Африке, эта практика не вызывала особого беспокойства у европейской общественности, то те же методы, применяемые в центре Европы и к европейцам, вызвали настоящий шок. Что допустимо на задворках «свободного мира», то немыслимо в самом «свободном мире»... Один из странных парадоксов этой ситуации заключается в том, что либеральное отторжение гитлеровских колониальных методов в Европе само по себе носило колониалистский характер, поскольку те же самые методы считались чем-то вполне допустимым вне европейской ойкумены. Очевидный факт: режим 30-х годов в Германии – законный ребенок европейского либерального империализма – слишком серьезно ранил европейское самосознание и был отвергнут. Аналогичная история постигла и коммунизм. Оба явления были насильно отселены в теоретическое гетто, отсюда и нежелание лишний раз ворошить проблему. Сегодня теория «двойного тоталитаризма» не только находится под огнем критики (о чем почему-то стесняются говорить в России), но и испытывает определенные внутренние пертурбации. Поскольку эта теория имеет не научную, а чисто политическую природу, то как только она попадает в поле открытой публицистики, так вокруг нее закипают страсти. Скажем, понятие «нормализация германской истории» все чаще звучит в ходе дискуссий и уже не считается неприличным, хотя явно несет в себе неофашистские коннотации (см. об этом, напр.:Дрожжин С.Н. Призрак неонацизма: Сделано в Новой Европе. М.: Алгоритм, 2006). Интересные наблюдения за эволюцией доктрины тоталитаризма можно найти у многих авторов левого направления. Очень показательна статья Александра Тарасова «Ошибка Штирлица. Для чего им «теория тоталитаризма»?». Речь там идет о дискуссии, получившей отражение в сборнике «Прошлое: российский и немецкий подходы». А вот мнение Томаса Зайберта, немецкого активиста движения против капиталистической глобализации: «В 1989 году после распада СССР... в Германии начался сильный рост фашистских тенденций. И однажды, когда я сидел дома и читал книжку, я сказал себе: «Ты не можешь просто читать книги в такое время, ты должен опять вернуться на улицы и дать достойный ответ фашистам»« (Зайберт Т. У левых нет готовых ответов на кризис // Левая политика. 2009. № 9). Как и почему возникает ретроспективная фашизация либерального сознания, уже было сказано. Но важно еще раз подчеркнуть психологическую мотивацию этого процесса. Испытывая кризис содержания, либерализм формирует негативный тип идентичности. Отделяя от себя свои бывшие составные части, он создает убедительный образ врага как во времени (бывший СССР, Германия до 1945 года), так и в пространстве, в лице зависимой части мира («Юг», «другая цивилизация»). Практика либеральной геополитики также предельно проста. Чужая традиция объявляется не соответствующей «стандартам демократии», то есть социально неполноценной, а потому якобы обреченной на зависимость и бедность. В действительности все наоборот: бедность есть причина неразвитости социальных и демократических институтов. Закат теории Сегодня морально устаревшая теория тоталитаризма удовлетворяет далеко не всех. Либерализм теряет способность объяснять себя. Возникает вопрос: была ли либеральная система в ХХ веке с самого начала тоталитарной? Безусловно, была. И потому, что создала инфраструктуру мирового господства, включив в нее советскую «альтернативу» на правах подсистемы. И потому, что германская контрсистема, просуществовавшая 12 лет, имела стопроцентно либеральные корни. Как известно, Иосиф Сталин, комментируя итоги войны, не произнес слова «фашизм». Он говорил о германском империализме. Кремлевский горец не соврал. Третий рейх был бесчеловечнее, а следовательно, либеральнее своих оппонентов. Но этот либеральный контрпроект провалился: новому дивному миру суждено было стать «империей Уолл-стрита». СССР стал хотя и удаленной, но полноценной частью американского проекта. Советские вожди не были свободны в своих решениях и подчинялись «правилам игры», тогда как Третий рейх попытался осуществить слом системы, овладев европейским хартлендом. Поэтому называть советскую систему отдельным, самостоятельным тоталитаризмом совершенно некорректно. Таким образом, в ХХ веке мы имели три взаимосвязанные идеологии. Это идеология-гегемон (либерализм), ее радикальное ответвление (нацизм) и идеология прикрытия, спутник идеологии-гегемона (советский социализм). Теорию «двойного» тоталитаризма пора признать несостоятельной. В действительности есть только один тоталитарный режим – либеральный. Фашизм и коммунизм являются не его конкурентами, а его составными частями. Первый представляет собой ядро, а второй – периферию. Поэтому выстраивать систему «два тоталитаризма – одна демократия» просто не имеет смысла. Можно говорить о трех тоталитаризмах, но в этом случае слово «тоталитаризм» кардинально меняет смысл. Оно обозначает уже не доктрины, а состояние идеологического пространства в целом, которое возникло в ХХ веке. Следовательно, правильно говорить не об отдельных идеях, а о состоянии тоталитаризма, в которое вошли европейская мысль и европейская политика в прошлом столетии. «Состояние тоталитаризма» и есть конечный продукт развития европейской мысли после 1789 года. Подлинным конкурентом тоталитаризма было и остается только христианство. Источник

18 ноября 2013, 23:41

Союз Гитлера и Троцкого

90 лет назад, в ноябре 1923 г., осуществилась попытка раздуть «Мировую революцию». Причем участвовали в этом не только Коминтерн и советские коммунисты, но и недавно родившаяся Немецкая национал-социалистская рабочая партия. Проще говоря, гитлеровцы. Надо сказать, «мировая революция» считалась одним из краеугольных положений марксизма, победа большевиков в одной лишь России признавалась только временным явлением, и Троцкий даже указывал, что сама Россия должна стать всего лишь «охапкой хвороста» для разжигания мирового пожара. Автор: Валерий Шамбаров  После Первой мировой войны всю Европу лихорадили кризисы, политический разброд. Рухнули несколько империй, к власти дорывались либеральные и демократические правительства, это сопровождалось чудовищными злоупотреблениями, хищениями, «приватизациями». После революционной вспышки никак не могла успокоиться Венгрия и Австрия. В только что возникшей Югославии накалялись межнациональные противоречия. Территориальные потери, репарации и безобразия властей создали революционную ситуацию в Болгарии. В Румынии волновались крестьяне – их обирали и свои хапуги, и иностранцы (потом подсчитали, что за 15 послевоенных лет было разворовано 50 биллионов лей). В Турция попытка расчленения страны и оккупация вызвали восстание. Народ сплотился вокруг популярного военачальника Мустафы Кемаля, погнал прочь интервентов. Другая революция, фашистская, произошла в Италии. Бенито Муссолини в 1922 г. начал марш на Рим и выиграл. Ввел диктатуру и на первых порах добился заметных успехов. Навел порядок в стране, преодолел кризис, даже сумел искоренить мафию – большинству ее членов пришлось эмигрировать в США. Политические дрязги корежили и Германию, путчи и мятежи организовывали то левые, то правые партии. В советском руководстве и Коминтерне разрабатывались два сценария «мировой революции» – “индустриальный” и “аграрный”. Согласно первому, самым подходящим объектом для восстания признавалась Германия. Сторонники второй теории считали, что легче организовать революции в слабо развитых, аграрных странах. Самой подходящей из них выглядела Болгария. Там сложилась ситуация, очень напоминающая Россию 1917-го. Правящей партией стал Болгарский земледельческий союз – что-то вроде российских эсеров. Слабенькое правительство Стамболийского заняло соглашательскую позицию, постоянно шло на уступки крайне левым. В Болгарию приезжали эмиссары из Москвы во главе с Пятницким. Из Одессы перебрасывалось оружие и боевые отряды. Этот взрыв должен был сомкнуться с гражданской войной в Турции, перехлестнуть в Румынию, Венгрию, Югославию, Италию, а уж дальше “поджечь” Австрию и Германию. Но по разным причинам восстание откладывалось, а в 1923 г. стала обостряться обстановка в Германии. Там разразился чудовищный кризис. За шесть недель курс марки обвалился в тысячу раз. Состояния улетучивались, рынок парализовало, заводы останавливались. Германское правительство приостановило выплату репараций победителям, но Франция сочла это хорошим предлогом, чтобы хапнуть немецкие земли. Беспардонно оккупировала Рурскую область и Саар. Немцы возмутились. В Руре создавались партизанские отряды для борьбы с французами. Оккупанты отвечали репрессиями, пойманных боевиков расстреливали. Но социал-демократическое правительство Веймарской республики провозгласило политику “пассивного сопротивления” – поджало хвосты и помалкивало в тряпочку. Такая линия властей усилила всеобщее недовольство. Прорвались сепаратистские тенденции, особенно заметные в Баварии. Если центральное правительство не желает защищать интересы страны, чего с ним считаться? В Москве решили, что революция в Германии назрела. 23 августа 1923 г. состоялось заседание Политбюро по данному вопросу. Троцкий доказывал, что пришел момент поставить на карту все – то бишь само Советское государство. Дескать, международные империалисты не допустят победы революции у немцев, обрушатся на них своими военными силами. Ну а СССР поможет “германскому пролетариату” – вот тут-то и произойдет решающая схватка. Сталин, Зиновьев и Каменев, высказывались более осторожно. В принципе не возражали – возражать против “мировой революции” в ту пору не полагалось. Но призывали все взвесить, оценить, чтобы не ввязаться в гибельную авантюру. В Германию направили комиссию ЦК в составе Радека, Пятакова, Уншлихта и Шмидта, немца по национальности. Радек должен был руководить германской компартией, Шмидту – преобразовывать профсоюзы в Советы, Уншлихт заняться перебросками оружия и созданием боевых отрядов. А на советского посла в Германии Крестинского возлагалось финансирование из коммерческих фондов Госбанка, депозированных в Берлине. Кроме них для руководства восстанием были откомандированы в Германию Ларин, Берзин, Тухачевский, Крылов (Соболевский), Ягода (Иегуди), направлялись выпускники и слушатели спецфакультета академии РККА. Было мобилизовано 20 тыс. коммунистов, владеющих немецким языком. Деньги выделялись практически без счета – секретарша берлинского резидента Рейха свидетельствовала, что чемоданы, сумки и коробки с деньгами валялись у них повсюду, загромождали столы и стулья, путались под ногами. В сентябре состоялось еще одно заседание Политбюро. Назначили дату восстания – 9 ноября, в годовщину германской революции. 7 ноября, в годовщину российской революции, предписывалось организовать манифестации. При их проведении “красные сотни” Уншлихта должны были спровоцировать столкновения с полицией, чтобы пролилась кровь. Ну а потом следовало раздуть “народное возмущение” по этому поводу. Красные войска начали выдвижение к западным границам. Советский эмиссар Копп вел в Варшаве тайные переговоры об их пропуске через польскую территорию. За это Польше обещали отдать Восточную Пруссию. Варшавским политикам это казались очень заманчивыми. Мешало одно маленькое “но” – поляки не доверяли большевикам… Для этого имелись для этого все основания. Массированную подготовку к “мировой революции” разные советские ведомства вели кто во что горазд. Если по линии Наркоминдела шли переговоры с Варшавой, то Разведуправление РККА в это же время активизировало своих “партизан” в Польше. А в ГПУ решили - если в Германии намечается переворот, то и Польша должна “подтянуться” . А “подтягивать» принялись терроризмом. Взрывы бомб загремели в редакциях газет, в общественных и политических организациях. Организовывались покушения на Пилсудского. Мощный взрыв готовился при открытии памятника Понятовскому, на котором должны были присутствовать правительство и иностранные делегации, в том числе французский маршал Фош. Но произошла утечка информации, и теракт пришлось отменить. В сентябре был дан сигнал и в Болгарию – начинать революцию. Но время здесь было упущено. Правые силы и офицерство сумели сорганизоваться и устроили свой переворот, свергли соглашательское правительство Земледельческого союза. Причем коммунисты получили приказ ни в коем случае не поддерживать социал-демократов, сохранять боевой потенциал для собственного восстания. Когда же они сами выступили, то власть была уже попрочнее, чем при Стамболийском, и революционеров раздавили. Однако на неудачу в Болгарии махнули рукой. Главное было – Германия. Радек, проезжая через Варшаву, устроил инструктаж для сотрудников советского полпредства. Разъяснил, что после победы революции немцы тут же разорвут Версальский договор и начнут войну с Францией. Но необходимо ориентироваться на сотрудничество не только с коммунистическими, но и националистическими кругами. Радек поучал: “Немецкая социал-демократия гораздо опаснее для нас, чем националисты. Она отнимает у нас рабочие массы. Националисты сыграют положительную роль. Они мобилизуют большие массы и бросят их на Рейн против французского империализма вместе с первыми красногвардейскими отрядами немецкого пролетариата”. В рамках этой программы большевики устанавливали контакты с националистическими организациями – в том числе и с нацистами. В частности, в этом направлении работал Рихард Зорге. А вот с компартией Германии вышла накладка. В ней начались раздоры между так называемой “группой Брандлера” и группой “Маслова – Рут Фишер”. Теперь этот конфликт срочно силились ликвидировать. Лидерам второй группировки угрожали, что Уншлихт их ликвидирует, предлагали взять отступного и уехать за границу. Но они оказались “идейными”, не соглашались. Однако попутно выяснилось, что руководство КПГ в качестве “боевого штаба” вообще никуда не годится. Поэтому было признано, что “компартия не подготовлена к быстрым и решительным действиям”. Из ЦК германской компартии центр подготовки восстания переместился в советское полпредство. Но с финансами случилась еще одна накладка – значительная часть тех сумм, которые поступали по разным каналам, испарилась в результате безудержной германской инфляции. Впрочем, на самом-то деле ситуация обстояла гораздо проще – личный посланник Ленина Рейх проворовался, только и всего. Сколько он прикарманил, навсегда осталось тайной. В дальнейшем было назначено расследование, благодаря покровительству Крупской и Радека Рейх сумел выкрутиться. Но сразу после оправдания удрал в США, где и зажил весьма состоятельным человеком. Хотя подготовка восстания считались строжайшей тайной, но при таком размахе секреты просачивались наружу. Германское правительство встревожилось переговорами Коппа в Польше, слало запросы. Требовал также немедленного отзыва Радека из Германии, угрожая разрывом дипломатических отношений. При угрозе взрыва в самом центре Европы всполошились и державы Антанты. Французская контрразведка стала оказывать помощь Берлину, снабжая его информацией из своих источников. Приводились в боевую готовность французские войска. Англия начала дипломатические демарши против СССР. Получая поддержку Запада, германское правительство Штреземана повело себя более решительно. В конце сентября оно ввело на всей территории государства чрезвычайное положение. Обратило обратило внимание и на деятельность нацистов в Баварии. Приказало баварскому министру-президенту фон Кару нормализовать положение, арестовать руководителей добровольческого “фрайкора”, закрыть нацистскую газету “Фелькишер беобахтер”. Не тут-то было! Баварский сепаратизм уже разыгрался вовсю. Кар выполнять требования Берлина отказался. Квалифицировал их как наступление на права Баварии – и, в свою очередь объявил на ее территории “осадное положение”. Во главе земли встал “чрезвычайный триумвират” из Кара, командующего военным округом генерала фон Лоссова и начальника полиции полковника фон Зайссера. Командующий Рейхсвером фон Сект отстранил Лоссова от должности, грозил направить на Мюнхен воинские части, но триумвират не подчинился. А коммунисты по своим каналам продолжали “активизировать” революцию. В Польше 12 октября мощный взрыв разнес склады боеприпасов и воинской амуниции в Варшавской цитадели. Он был такой силы, что роту солдат, стоявших на плацу за 500 метров от крепости, подняло в воздух и выбросило в Вислу. Пострадали сотни людей. Вслед за этим начались беспорядки в Литве, Эстонии. В начале ноября вспыхнуло восстание в Кракове. Мятежники разбили уланский полк, разоружили краковский гарнизон. В полпредство СССР в Варшаве посыпались телеграммы от Троцкого и Уншлихта с приказами взять руководство восстанием в свои руки, создавать отряды красной гвардии. Но в эти же самые дни, 5 – 8 ноября, польские коммунисты устроили забастовку железнодорожников! Агитаторы из Варшавы добрались до Кракова слишком поздно, когда депутаты сейма Марек и Бобровский сумели уговорить восставших разоружиться. В Прибалтике тоже ничего не получилось. Здесь удалось поднять лишь несколько сот люмпенов и чернорабочих, и войска сразу их разогнали. А в Германии меры, предпринятые Штреземаном и фон Сектом дали свои результаты. Да и большинство немцев сообразило, что дело пахнет очередным разгулом хаоса и бедствий. От массовых акций они стали уклоняться. В общем “мировая революция” запуталась и потонула в неразберихе. Впрочем, причины для этого имелись не только в Германии, но и в Москве. В самом советском руководстве не было единства. Ленин находился в Горках в безнадежном состоянии. Разворачивалась борьба за власть между Троцким с одной стороны – и триумвиратом из Сталина – Зиновьева – Каменева с другой. В отличие от Троцкого, отводившего российскому народу лишь роль “охапки хвороста” для разжигания “мировой революции”, Сталин был “государственником”. Считал главной задачей хозяйственное восстановление и усиление Советской России. Безоглядно бросать ее в катастрофу новой мировой войны ради призрачных идеологических химер он не считал нужным. Зиновьев и Каменев особым патриотизмом не отличались, но экспорт революции в Германию и большая война автоматически выдвигали на первое место в руководстве Троцкого. Но в этом не были заинтересованы ни Зиновьев, ни Каменев. Запретить начинание, выгодное для конкурента, Сталин и его временные союзники в 1923 г. еще не могли. «Мировая революция» оставалась неоспоримым постулатом всего марксистско-ленинского учения. Но ведь можно было просто не заниматься этими вопросами, пустить на самотек. Дело стало разваливаться из-за ведомственной несогласованности и дезорганизации. Накануне решающих событий Политбюро констатировало, что “революционная волна” спадает, подготовку закончить не успели, а англичане и французы явно готовы вмешаться. Значит, шансов на успех нет. Решили отложить восстание до лучших времен. Троцкий катил бочки на Зиновьева, Каменева и Сталина, что они затянули подготовку, а в критический момент “сдрейфили”. Кричал, что надо было отдать приказ на восстание, и дело само пошло бы как надо. Они, в свою очередь, обвинили Троцкого, что он “переоценил” революционную ситуацию в Германии. Неразбериха и впрямь царила такая, что дальше некуда. После решения Политбюро об отмене восстания даже команда “отбоя” прошла не пойми как. Куда-то не дошла вообще, куда-то запоздала, где-то ее не послушались. Три дня гремели уличные бои в Гамбурге. Образовались “советские правительства” в Саксонии и Тюрингии. В Лейпциге возникла даже ЧК во главе с Крыловым и готовила списки для расправы с «контреволюционерами». Части Рейхсвера под командованием фон Секта и Меркера были брошены на подавление этих очагов. А в Баварии подняли восстание нацисты – как нетрудно увидеть, оно было четко скоординировано с проектами Троцкого и Радека, произошло именно в те дни, на которое назначили революцию коммунисты. Хотя гитлеровцы при этом действовали отдельно, по своим планам. Предполагалось организовать такой же поход на Берлин, как у Муссолини с его фашистами, свергнуть “капитулянтское” правительство. 8 ноября, когда баварский министр-президент фон Кар выступал перед промышленниками в пивной “Бюргербройкеллер”, ее окружили 600 штурмовиков. Гитлер ворвался в зал с револьвером, вскочил на трибуну и, выпалив в воздух, провозгласил: “Национальная революция началась!” Выходы заняли штурмовики, в вестибюль вкатили пулемет. А Гитлер в отдельной комнате уговаривал баварских правителей Кара, Лоссова и Зайссера войти в руководство этой революции. Они мялись, отнекивались, лидер НСДАП грозил револьвером. После долгих споров вырвал согласие. Объявил нацистам, собравшимся в пивной, о создании “временного правительства” и походе на Берлин. Была организована присяга этому “правительству”. Но затем Кар, Лоссов и Зайссер благоразумно удалились – якобы для того, чтобы отдать распоряжения о подготовке похода. Как только они вырвались из-под контроля Гитлера и его молодчиков, “правители” поспешили выехать из Мюнхена в соседний город, где выпустили прокламации, что их согласие было вынужденным, под дулом пистолета. Объявили распущенными НСДАП, союзы “Оберланд” и “Рейхскригфлагге”, а полиции и Рейхсверу приказали подавить мятеж. Аналогичный приказ из Берлина прислал воинским частям фон Сект. Парламентеры, направленные Гитлером в казармы мюнхенских полков, были арестованы. Правда, к нацистам примкнул популярный генерал Людендорф, а Рем с отрядом из боевиков “Рейхскригфлагге” захватил штаб военного округа. Но его блокировали солдаты и полицейские. Само начало похода намечалось на 9 ноября. Однако силы нацистов оказались разобщенными и не слишком организованными. В НСДАП насчитывалось уже 56 тыс. членов, но к пивной “Бюргербройкеллер”, на место сбора, прибыло лишь 3 тыс. Оставалась надежда, что к маршу присоединятся сочувствующие, а войска подчинятся Людендорфу. Колонна двинулась к центру Мюнхена, чтобы соединиться с отрядом Рема. Во главе шли Гитлер, Геринг, Людендорф, знамя организации “Рейхскригфлагге” нес Гиммлер. Часть штурмовиков была вооружена, на машине везли пулеметы. Мост через Изер был перекрыт полицейскими, но Геринг, выбежав к ним, объявил, что в колонне находятся заложники, баварские министры, пообещав перестрелять их при сопротивлении. Шествие пропустили через мост. Штрейхер в этот день привез нацистов из Нюрнберга и митинговал с ними на полощади Мариенплатц. Они влились в шествие. К полудню колонна вышла на Резиденцштрассе, которая вела к осажденному штабу округа. Но эту узкую улицу перекрыло около 100 полицейских под командованием майора Хунглингера. Пропускать нацистов он отказался. После переговоров и переругиваний Людендорф с адъютантом пошел вперед. За ним двинулась было часть колонны. Но раздался чей-то выстрел, то ли Гитлера, то ли Штрейхера, и полиция открыла огонь. Перестрелка длилась всего несколько минут. Погибли трое полицейских и 16 нацистов, и сработал эффект паники. В голове колонны стреляли, кричали раненые, в хвосте не видели, что происходит. Голова подалась назад, напирая на хвост, и люди побежали. Людендорф как шел, так и продолжал идти – полицейские направляли оружие в сторону, чтобы не задеть известного генерала. Прошел сквозь цепь и был арестован. Рем капитулировал через два часа. Гитлера взяли в пригородном поместье, куда его вывезли и лечили – он в давке упал и сломал ключицу. Раненый Геринг и Гесс бежали в Австрию… Впрочем, суд над участниками “пивного путча” получился вполне “демократичным”. То бишь беззубым. Популярного Людендорфа оправдали, остальные руководители получили минимальные сроки, рядовых участников не судили вообще. Гитлер был приговорен к пяти годам условно с испытательным сроком четыре года. А реально пробыл в тюрьме Ландсберга 13 месяцев и 20 дней. Он с успехом использовал это время и довольно комфортабельные условия для написания книги “Майн Кампф”. Источник.

11 ноября 2013, 15:15

140 бесед с Молотовым. Цитаты с комментариями.

140 бесед с Молотовым. Цитаты с комментариями.Пару дней назад закончил читать книгу Феликса Ивановича Чуева «140 бесед с Молотовым». До сих пор нахожусь под впечатлением. Книга построена в виде записей бесед автора с Молотовым, несколько не обычный формат, но он выбран очень удачно. Читая, ты будто сам участвуешь в беседе с ближайшим соратником Сталина и человеком, который работал с Лениным. На многие свои вопросы я нашел ответ именно в этой книге. Для меня, считающего себя сталинистом, эта книга дала очень обширный материал для  размышлений. Эпоха революции, сталинского и хрущевского СССР представлена в словах Молотова, как есть, без прикрас и лишнего сгущения красок. Я не отношусь к тем ура-сталинистам, обожествляющим Сталина,  это глупо и еще более вредно, чем брехня либеральных собак в сторону И.В. Сталина, ибо ура-сталинисты упрощают и выхолащивают эпоху Сталина, ее наполнение и идеологию, преподнося ее как панацею от всех болезней общества и страны, в то же время умалчивая о ошибках которые были, а то что ошибки были, доказывается тем простым фактом, что живем мы не в социалистическом СССР, а в капиталистической России. Поэтому я считаю, что эпоха Сталина, должна быть досконально и беспристрастно изучена, должны быть найдены ошибки и ее безусловные сильные стороны, она должна быть переработана и дополнена в соответствие с современными реалиями и применена для спасения страны.  Потому что истинный СССР - это СССР Сталинский. Живой, горящий идеей и двигающийся вперед. В серии этих постов я хочу кратко дать цитаты из книги, которые показались для меня наиболее интересными и важными, некоторые из них я прокомментирую выделив свои комментарии курсивом. И я настоятельно рекомендую всем интересующимся СССР, коммунизмом и просто историей прочесть эту книгу.   МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДЕЛА …Вспоминается рассказ А. И. Мгеладзе (Первый секретарь ЦК КП Грузии в последние годы жизни И. В. Сталина), дополненный Молотовым, о том, как после войны на дачу Сталина привезли карту СССР в новых границах – небольшую, как для школьного учебника. Сталин приколол ее кнопками на стену: «Посмотрим, что у нас получилось… На Севереу нас все в порядке, нормально. Финляндия перед нами очень провинилась, и мы отодвинули границу от Ленинграда. Прибалтика – это исконно русские земли! – снова наша, белорусы у нас теперь все вместе живут, украинцы – вместе, молдаване – вместе. На Западе нормально. – И сразу перешел к восточным границам. – Что у нас здесь?.. Курильские острова наши теперь, Сахалин полностью наш, смотрите, как хорошо! И Порт-Артур наш, и Дальний наш, – Сталин провел трубкой по Китаю, – и КВЖД наша. Китай, Монголия – все в порядке… Вот здесь мне наша граница не нравится!» – сказал Сталин и показал южнее Кавказа.    29.11.1974 Сталин, уже тогда предполагал, откуда могут пойти проблемы. Иран, Афганистан… – Ходят разговоры о том, что перед войной вы со Сталиным, чтобы задобрить Гитлера, решили отдать ему Прибалтику…    – Это не имеет ничего общего с действительностью. Мы прекрасно понимали, что Гитлера подобный шаг не только не остановит, но, наоборот, разожжет его аппетит. А нам самим пространство нужно.    – Писатели это говорят…    – Писатели могут быть обывательского толка. Абсолютная ерунда. Прибалтика нам самим была нужна.    – Ты все записывай, – говорит мне Шота Иванович. – Пользуйся счастливым случаем: «Находясь у В. М. Молотова, я поднял этот вопрос…» Ни один писатель так близко не бывает, как ты. И это надо сберечь. Пройдет пять-шесть лет, это будет очень полезно.    – И может пригодиться, – говорит Молотов. – Могут появиться новые вопросы.    17.07.1975 – На Западе упорно пишут о том, что в 1939 году вместе с договором было подписано секретное соглашение…    – Никакого.    – Не было?    – Не было. Нет, абсурдно.    – Сейчас уже, наверно, можно об этом говорить.    – Конечно, тут нет никаких секретов. По-моему, нарочно распускают слухи, чтобы как-нибудь, так сказать, подмочить. Нет, нет, по-моему, тут все-таки очень чисто и ничего похожего на такое соглашение не могло быть. Я-то стоял к этому очень близко, фактически занимался этим делом, могу твердо сказать, что это, безусловно, выдумка.    29.04.1983 Пакт Молотова-Риббентропа очень сильно помог СССР подготовиться к войне и по сути шел в разрез с интересами Англии и США. Поэтому и начались все эти инсинуации с секретным протоколом. Растерялся ли Сталин?    – Жуков снимает с себя ответственность за начало войны, но это наивно. И не только снимает с себя, он путается. 21 июня представили директиву, что надо привести войска в боевую готовность. У него двусмысленность: то ли правильно, он считает, Сталин поправил, то ли неправильно, – он наговорит. А конечно, Сталин поправил правильно. И вот в одних округах сумели принять меры, а в Белорусском не сумели…    08.03.1974 К Жукову все же очень много вопросов, особенно после его участия в заговоре Хрущева, наговоров на Сталина и искажения фактов. Когда началась война, рассказывает Молотов, он со Сталиным ездил в Наркомат обороны. С ними был Маленков и еще кто-то. Сталин довольно грубо разговаривал с Тимошенко и Жуковым.    – Он редко выходил из себя, – говорит Молотов.    Далее он рассказал, как вместе со Сталиным писали обращение к народу, с которым Молотов выступил 22 июня в двенадцать часов дня с центрального телеграфа.    – Почему я, а не Сталин? Он не хотел выступать первым, нужно, чтобы была более ясная картина, какой тон и какой подход……… ………– Пишут, что в первые дни войны он растерялся, дар речи потерял.    – Растерялся – нельзя сказать, переживал – да, но не показывал наружу. Свои трудности у Сталина были, безусловно. Что не переживал – нелепо. Но его изображают не таким, каким он был, – как кающегося грешника его изображают! Ну, это абсурд, конечно. Все эти дни и ночи, он, как всегда, работал, некогда ему было теряться или дар речитерять. (Знаменитый полярный летчик Герой Советского Союза М. В. Водопьянов поведал мне, что 22 июня 1941 года, узнав о начале войны, он прилетел на гидросамолете с Севера в Москву, приводнился в Химках и сразу же поехал в Кремль. Его принял Сталин. Водопьянов предложил осуществить налет наших бомбардировщиков на фашистскую Германию.    – Как вы это себе представляете? – спросил Сталин и подошел к карте.    Водопьянов провел линию от Москвы до Берлина    – А не лучше ли отсюда? – сказал Сталин и показал на острова на Балтийском море.    Это было в первый день войны… –Ф.Ч.)……….. Сталин был в очень сложном состоянии. Он не ругался, но не по себе было.    – Как держался?    – Как держался? Как Сталину полагается держаться. Твердо.    – А вот Чаковский пишет, что он…    – Что там Чаковский пишет, я не помню, мы о другом совсем говорили. Он сказал: «Прос…ли». Это относилось ко всем нам, вместе взятым. Это я хорошо помню, поэтому и говорю. «Все прос…ли», – он просто сказал. А мы прос…ли. Такое было трудное состояние тогда. Ну я старался его немножко ободрить.    – Конечно. Еще неизвестно, – соглашается Молотов.    – А сколько значило для Советской власти, что мы получили в союзники Англию и Америку!    – Вот это правильно. Это правильно, – говорит Молотов.    31.07.1972, 15.08.1972, 09.11.1973, 16.06.1977,    16.08.1977, 24.07.1978, 01.07.1979, 13.01.1984 Всегда был уверен, что басни про то что Сталин заперся на даче и у него был нервный срыв полная чушь. Оказывается и в самом деле брехня. …….Командный пункт Жукова в период угрожающего положения находился ближе к линии обороны. Жуков обратился к Сталину с просьбой о разрешении перевода своего командного пункта подальше от линии обороны, к Белорусскому вокзалу. Сталин ответил, что если Жуков перейдет к Белорусскому вокзалу, то он займет его место.    О роли Хрущева в войне. Он был членом Военного совета фронта. Ничего не могу сказать о какой-либо выдающейся роли. Среди членов Военного совета, конечно, были выдающиеся, например, таким был Жданов. А то, что Хрущев был выдающимся, никто мне не докажет. О том, что Хрущев с Еременко составили какие-то планы разгрома немцев, не знаю. Они мне неизвестны…… 21.05.1974 – Вот говорят, Сталин не послушал Жукова, приказал не сдавать Киев, – замечает Молотов, – и говорят: Жуков прав. Но Сталин не послушал Жукова, предлагавшего фактически сдать Москву, но об этом не говорят. То, что пишут о Сталине, – самая большая ложь за последнее время…… 14.01.1975, 04.10.1985 Дальше в книге большая беседа с Молотовым и Покрышкиным, приведу небольшой отрывок: Покрышкин:   История когда-то, как говорят, свое докажет. Я выращен Сталиным и считаю, что, если бы во время войны нами руководили слабые люди, мы бы войну проиграли. Только сила, ум помогли в такой обстановке устоять. Это вы сделали. И внесли большой вклад. Всегда мы вас ценили…    Я никогда не был в Гори. Приехали в воскресенье. Закрыто. Для меня открыли. Я, конечно, ожидал большего… Дали книгу отзывов. Я пишу: «Преклоняюсь перед величием революционера, вождя, под руководством которого мы строили социализм и разгромили немецкий фашизм». Коротко. Летчики-истребители коротко говорят.    Прилетел в Москву, вызывают в ЦК: «Что вы написали, вы понимаете?» – «Что чувствовал, то и написал».    – Правильно, – одобряет Молотов.    – Мы в войну-то знали, воевали под его руководством. Он командиров дивизий находил… История не может быть безликой! 19.05.1984 Слова солдата: «История не может быть безликой!». Не может народ выиграть войну вопреки руководителям страны, как говорят сейчас наши либероиды. Ну бред же полный, это понятно любому здравомыслящему человеку. Послевоенный тост Сталина    …Генерал И. Н. Рыжков, работавший в годы войны в Генштабе, рассказал В. М. Молотову, как писали приказ о первом салюте по поводу освобождения Орла и Белгорода и забыли сказать о павших Сталин напомнил об этом.    «Я добавил, – говорил Иван Николаевич: – Вечная память героям, павшим в боях…»    Сталин прочитал и сказал: «Знаете, не память, а слава. Память звучит по-церковному. Вечная слава героям, павшим в боях за честь и независимость нашей Родины!»    09.03.1979 Это по поводу разговоров Сталин и церковь. – Черчилль сказал еще в 1918 году, что Советскую власть надо удушить. А на банкетах наших небольших с Рузвельтом в Тегеране и Ялте: «Я встаю утром и молюсь, чтобы Сталин был жив, здоров. Только Сталин может спасти мир!» Уверенный в том, что именно Сталин играет ту исключительную роль, которую он в войне имеет. Слезы текли по щекам –то ли великий актер был, то ли искренне говорил.    Недаром англичане при наших 20 миллионах жертв потеряли всего немногим более 200 тысяч. Вот для чего им это надо. И вот такой человек был и нашим ненавистником, и сознавал, и старался использовать. Но и мы его использовали. Заставили в одной упряжке бежать. Иначе нам было бы тяжело.    16.06.1977 Такие союзники были... И когда Черчилль говорил в своей речи в Фултоне 5 мая 1946 года о «железном занавесе», всего лишь через год после окончания войны, в которой Англия была союзницей СССР, он всего лишь возвращался на свои антисоветские позиции.  

08 октября 2013, 11:39

10.000 нацистских преступников - в американской военной промышленности

10.000 нацистских преступников - в американской военной промышленности В 1942 году Аллен Даллес, адвокат и друг семьи Бушей, вынужден был предотвращать попадание этой фамилии в прессу, - после того, как стало известно, что "большие части деловой империи Прескотта Буша оперировали в интересах нацистской Германии и внесли свой значительный вклад в германские военные действия" (1). Год спустя он становится главой разведслужбы OSS (предшественницы ЦРУ). Он встречается в Швейцарии с адъютантом Гиммлера Карлом Вольфом (2). Вместе они вырабатывают три проекта для того, чтобы тайно вывезти видных нацистов в Соединенные Штаты.  Первый проект ЦРУ - так называемый Акт о Перемещенных Лицах, иммиграционная кампания, в ходе которой в США с 1948 по 1952 год было вывезено полмиллиона восточных европейцев. Среди них находились 10.000 военных преступников (3): высокопоставленные офицеры венгерского Железного Креста, болгарского Легиона, Организации Украинских Националистов Стефана Бандеры, литовского Легиона и белорусской Бригады. Большая часть из них действовала в составе дивизий Ваффен-СС и была виновна в пытках и садистских убийствах коммунистов, евреев и других мирных жителей (4). Венгр Ласло Пастор во время войны представлял в Берлине правительство венгерского фашиста Ференца Шаласи. В 1972 году Джордж Г.В. Буш (отец нынешнего президента), будучи в то время председателем национального совета Республиканской партии,  назначил его председателем Республиканского Совета Национальностей.(5). Пастор открыл двери другим восточноевропейским нацистских преступникам. Таким, как Николай Назаренко, офицер Ваффен -СС в Румынии, «специалист» по допросам политических заключенных (6). Или Ради Славов, спикер Ивана Дочева, основателя нацистского  болгарского Легиона. Или Флориан Гальдау, священник из румынской Железной Гвардии, похваляющийся тем, что он вывез в США тысячи румынских военных преступников. Вальтер Мельянович представляет Американскую Белорусскую Ассоциацию, прославляющую палачей белорусской Бригады, - подразделения Ваффен -СС.(7). Славов - председатель группы "Болгары за Буша", Гальдау - группы "Румыны за Буша", Мельянович - группы "Украинцы за Буша" (8) Проект "Скрепка" (Paperclip): биологическая война и массовые уничтожения людей. Даллес и его друзья из американского военного ведомства составили и вторую секретную программу - "Проект Overcast", позднее переименованный в "Paperclip" ("Скрепку") . Его цель - нахождение и рекрутирование для американской военной  промышленности нацистских военных специалистов - ученых, специалистов по ракетам, биологическому и химическому оружию, атомным исследованиям, ураниуму. Из документа от 2 июня 1953 года явствует, что в тот момент уже по меньшей мере 820 нацистов подобного рода были вывезены в США в рамках данной операции. Среди них - нацистский генерал-майор Вальтер Эмиль Шрайбер, экспериментировавший над заключенными в лагерях при помощи вирусов тифа, гангренового газа, наркотиков, ледяной воды, камер с низким давлением. Он прямиком попадает в Америке в школу медицины при американских ВВС в Техасе. Нацистский генерал-майор Курт Бломе, специалист по ведению биологической войны и экспериментам с вакциной чумы, получает должность в химическом корпусе американской армии (9). Вернер фон Браун работал в бельгийском Пенемюнде над германскими ракетами V-2 под командованием генерала Вальтера Дорнбергера. Они, среди прочего, несут ответственность за смерть 20.000 заключенных в концентрационных лагерях Дора и Нордхаузен. Американская армия вывозит в США также тонны ракет V-2, технические документы и 1200 германских ракетных специалистов. Дорнбергер попадает в Bell Aircraft (Bell Textron) и работает там над программой ICBM американской армии. Фон Браун даже становится директором космического центра НАСА - Nasa Marshall Space Flight Center (10). Тем самым Пентагон вывозит в США экспертов по ведению биологических войн и оружию массового поражения, которые испробовали свою «специальность» на службе у Гитлера, на миллионах людей. Они участвуют в США в разработке химического оружия, которое американцы применяют против Греции, Кореи и Вьетнама. Круг друзей Буша -отца также включает в себя этих людей. Пастор, Назаренко и Мельянович входят в лобби военной промышленности Coalition for Peace Through Strengthамериканского Совета Безопасности. СБ - это военно-промышленная инициатива, среди прочих, таких фирм, какAircraft Industries Association, Standard Oil, Honeywell, U.S. Steel и United Fruit. СБ в открытую выступает за "неожиданный ядерный удар по СССР" (11) После 11 сентября 2001 года они наконец-то достигли своей цели: американский Сенат в одностороннем порядке одобряет нанесение США первого ядерного удара  в качестве официальной политики этой страны. Операция "Солнечный свет" ("Sunshine"): специалисты  в "войне с терроризмом". Коронным же номером Аллена Даллеса стала операция "Солнечный свет" ("Sunshine»). Рейнхард Геллен был фюрером сети немецких шпионов в России (Fremde Heere Ost) и таким образом, важнейшим для Гитлера источником на Восточном фронте. Он получал свою информацию в основном путем жестоких пыток на допросах советских военнопленных. Под пытками, от насильственного голодания и в результатах убийств под руководством Геллена погибло около четырех миллионов советских военнопленных (12). Он предложил американцам вместе работать "против коммунизма" и составил список нацистских агентов, которых желательно было бы взять для этого на службу. 22 августа 1945 года личный самолет американского генерала Смита вывозит его в США. За десять последовавших за этим лет ЦРУ потратило по меньшей мере 200 миллионов долларов и выплачивало зарплаты по меньшей мере 4000 профессиональных шпионов для поддержания существования созданной Гелленом шпионской сети, которая перешла в американские руки. (13). Штурмбанфюрер СС Алонс Брюннер был ведущим экспертом по депортациям "террористов" : коммунистов, профсоюзных лидеров, евреев. Он был архитектором гетто и железнодорожных перевозок заключенных в лагеря смерти. Он непосредственно виновен в гибели по меньшей мере 128.500 человек (14). ЦРУ предоставляет ему и ему подобным "экпертам по борьбе с терроризмом" работу в Форте Брэгг. Это место становится офисом Джорджа Буша-отца, который с 1981 года руководит всеми тайными операциями ЦРУ под именем "контра-терроризма". (15). 50 лет назад нацистам приходилось работать в Форте Брэгг, в военном лобби и в КРУ тайно. Они разработали такие концепции, как "война с терроризмом" и "освободительная борьба против государств-подонков". После распада Советского Союза эти стервятники прокричали свой победный клич. После 11 сентября 2001 года они издали его во второй раз. Ибо тогда их дружки Буш, Чейни и Рамсфелд решили на деле использовать все выработанные ими концепции, такие как "превентивная война", "ядерная атака" и "подавление внутреннего терроризма", сделав их официальной линией американской  политики. 1 Carla Binion, Nazis and Bush family history, Online Journal, 21.12.00 · 2 Andreas von Bьlow, In Namen des Staates. Piper Verlag, 2002, blz. 377 · 3 Christopher Simpson, Blowback: America's recruitment of nazis and its effects on the Cold War. Collier Books, 1989, blz. 201-202, 215-216 ·4 Russ Bellant, Old Nazis, the New Right and the Reagan Administration. Political Research Associates, 1989, blz. 10-11. Ook op www.skepticfiles.org · 5 John Loftus, Mark Aarons. The Secret War Against the Jews. St Martin's Press, 1997 ·6 Christopher Simpson, o.c., blz. 273-274 ·7 Russ Bellant, o.c., blz 10-17 · 8 Carla Binion, Nazis and the Republican Party, Online Journal, 28.01.00 · 9 Covert Action, Special: nazis, the Vatican, and CIA, 25/'86., blz. 23-26 ·10 Simpson, o.c., blz 27-31. Robert Sherill, www.texas.observer.org · 11 Russ Bellant, o.c., Part II, blz. 4 ·12 Simpson, o.c., blz 44 ·13 Simpson, o.c., blz 53 ·14 Simpson, o.c., blz 248 ·15 Simpson, George Bush Takes Charge. Covert Action Quarterly, nr. 58.                                                                    Петер Мертенс

15 мая 2013, 10:04

Поддержим Липецкую ячейку "Сути Времени"!

12 июня текущего года липецкая филармония планирует поставить на сцене областного центра культуры и народного творчества ораторию «Возрождение России». Одна из основных идей произведения – покаяние русского народа за казнь Николая II. Липецкое отделение Всероссийского общественного движения «Суть времени» выступает категорически против подобных призывов. По нашему глубокому убеждению, народ не должен каяться за преступление, которое он не совершал.Активисты движения направили открытое письмо протеста против оратории в адрес вице-губернатора Липецкой области Людмилы Кураковой и художественного руководителя филармонии Натальи Мекаевой. Текст послания приведен ниже. Просим поддержать письмо своими подписями всех неравнодушных граждан.Заместителю главы администрацииЛипецкой областиЛ. В. КураковойДиректору Липецкой областной филармонииН. Н. МекаевойОТКРЫТОЕ ПИСЬМОМы, представители Липецкого регионального отделения Общероссийского общественного движения «Суть времени», обращаем Ваше внимание на пагубные последствия, к которым, безусловно, приведет постановка оратории «Возрождение».Как Вы неоднократно заявляли в СМИ, основная идея спектакля – всенародное покаяние за убийство Николая II. В связи с этим возникает несколько вопросов.Вопрос № 1. Оратория приурочена к 400-летию дома Романовых. Почему в качестве героя произведения был выбран Николай II?Напомним основные исторические «достижения» Николая II.- На Николае II – кровь жертв «Кровавого воскресенья» - расстрела мирной демонстрации рабочих 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге. После этого трагического события народ дал царю прозвище «Николай Кровавый».- Именно на нем лежит ответственность за поражение России в ходе Первой мировой войны, которое привело в итоге к краху Империи. Царь не предпринял необходимых усилий для укрепления армии и промышленности в преддверии войны. Техническая отсталость русской армии, вопиющий недостаток боеприпасов привели к ужасающим потерям. Не всегда русская доблесть и отвага могли противостоять технической оснащенности врага. Алчность придворной камарильи довела страну до поражения в войне, породившей революцию.Подчеркнем: мы не восхваляем убийц Николая II, его семьи и окружения. Убийство детей оправдать нельзя. Однако нам представляется, что в год 400-летия дома Романовых следует прославлять других представителей царской фамилии, чьи заслуги перед государством и народом неоспоримы. Это Петр I, Екатерина II, Александр II. Неужели эти правители менее достойны быть героями оратории, чем их потомок Николай II, проигравший все войны, в которых участвовала Россия в годы его правления?Следующий вопрос. Почему за убийство Николая II и его семьи должен каяться народ? Почему снимается ответственность с тогдашнего правящего класса и Русской Православной Церкви? Общеизвестный факт: вокруг Николая II плели интриги его ближайшие родственники, а подталкивали к отречению - депутаты Думы и высшие военные чины. Церковь присягнула на верность Временному правительству уже через несколько дней после объявленного отречения Николая II.Можно ли снять с Николая II историческую вину? Он был равнодушен к бедам и чаяниям народа, ставил интересы своей семьи выше национальных. За это народ заплатил страшную цену. Так кто перед кем должен каяться? Русский народ перед Николаем II? Или наоборот? Что хотят показать архитекторы такого далеко идущего начинания? И чем занимаются сегодня те, кто настаивает на том, что отречение царя Николая II – ГРЕХ РОССИИ, за который она теперь должна каяться? Это правда или манипуляция? Разве грех отречения может быть чьим-либо грехом, кроме греха самого царя Николая II? Разве нет священной обязанности монарха-помазанника держать до конца власть, ибо она сакральна? Держать власть и пасть в борьбе, если на власть посягнули.Церковь канонизировала Николая II и его семью как святых? Ее полное право, заслуживающее нашего уважения. Но это религиозный пьедестал, и его надо отличать от пьедестала политического. Много говорится о сострадании и примирении. Но исторический опыт неопровержимо показывает, что сострадание приводит к примирению только тогда, когда оно адресовано всем участникам исторической драмы. Каждый из нас должен сострадать созвучно своей душе. А все мы вместе имеем право сострадать лишь в той степени, которая не является политически гибельной. Россия – как все мы вместе – имеет право сострадать казненным царственным особам не более, чем Франция сострадает Марии-Антуанетте, а Англия - Карлу I.Россия – как все мы вместе – имеет право сострадать своим жертвам гражданской войны не более чем США сострадают жертвам своей гражданской войны. В противном случае России не будет. Кто-нибудь отказывается от «Марсельезы» в связи со зверствами Французской революции? Никто! А почему не отказываются? Потому что знают, что в случае такого отказа государство погибнет, и потому там ведут себя взвешенно.Хотим заострить Ваше внимание, что тема «покаяния через возрождение» не нова. Этот мотив стал одним из центральных в произведениях культуры времен перестройки, которая привела к развалу СССР - крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века. Началось все с фильма грузинского режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние». По нашему глубокому убеждению, эта лента, рассказывающая об «ужасах сталинизма», и ей подобные картины выступили орудиями информационно-психологической войны, которую развязала тогда против собственного народа правящая верхушка КПСС. Перестройщики с помощью произведений культуры и подконтрольных им СМИ упорно внушали гражданам СССР, что вся советская история – сплошное преступление, за которое они должны непрерывно каяться. В результате этой масштабной информационной спецоперации был разрушен Советский Союз, а народу была нанесена тяжелейшая психологическая травма, от которой он не может оправиться до сих пор.Вторая волна кампании «покаянчества» была развязана зловещими заокеанскими силами и их местными клевретами, заговорившими о необходимости «Перестройки–2». Удобным предлогом для ее начала стала печальная годовщина 2008 года – 90-летие расстрела Романовых. В многочисленных телепередачах и публикациях религиозные и «белоленточные» деятели призывали россиян каяться в грехе цареубийства. Можно не сомневаться, что «Перестройка–2» в случае ее осуществления будет иметь не менее катастрофические последствия для нашей страны, чем первая.Как видим, Липецкая филармония с ораторией «Покаяние» действует в русле определенной общественно-политической тенденции, имеющей богатую историю как в нашей стране, так и за ее пределами. Напомним, что в свое время тему покаяния русского народа активно раскручивали белые эмигранты.В чем-то «Возрождение» идет дальше своих предшественников. Так, если судить по информации на сайте Липецкой и Елецкой епархии, в произведении утверждается, что русский народ сам виноват в нашествии Гитлера, который был послан ему за грехи. Эта идея, в случае ее распространения в массовом сознании, может иметь крайне негативные последствия. В настоящее время ряд восточноевропейских стран пытается организовать аналог Нюрнбергского процесса над коммунистической идеологией. Одним из его целей является международное признание СССР страной, наряду с Третьим рейхом, виновной в развязывании Второй мировой войны. Можно не сомневаться: если русские сами признают, что «Гитлер был послан им за грехи», это сыграет только на руку организаторам нового Нюрнберга.Отметим, что признание СССР страной-агрессором будет иметь катастрофические последствия для современной России, являющейся правопреемницей Советского Союза. В этом случае у нашей страны отберут последние рычаги международного влияния – она лишится места в Совете Безопасности ООН, приобретенное по праву страны-победительницы во Второй мировой войне. По требованию стран, которые выдают себя за «жертв советской оккупации», Россию обложат гигантской контрибуцией. Выплачивать эти деньги будем мы, простые налогоплательщики.Осознаете ли Вы всю меру ответственности, давая «зеленый свет» произведению со столь вредоносным содержанием? Понимаете ли, что широкое внедрение этого специфичного покаяния приведет к катастрофе России, как десталинизация привела к катастрофе СССР? Осознаете ли, что распад России при наличии очень мощного, исторически недружелюбного Запада с одной стороны и радикального ислама с другой, приведет к уничтожению русского народа? Знаете ли, что Запад вновь ждет от нас очередного покаяния и самоуничтожения? Заботит ли Вас по-настоящему судьба русского народа?Призываем, если Вам не безразлично будущее нашей страны и русского народа, отказаться от постановки оратории «Возрождение». Мы считаем крайне губительной линию, ведущую к расколу общества, поэтому будем вынуждены привлечь к оратории широкое общественное внимание и организовать мирные, конституционные акции протеста против Ваших планов по ее постановке.Ждём Вашего ответа.Липецкая ячейка «Сути времени»14.05.2013 13:13Поддержать своим голосом.