Гитлер
Гитлер
Адольф Гитлер (Adolf Hitler 20 апреля 1889, деревня Рансхофен (ныне — часть города Браунау-ам-Инн), Австро-Венгрия — 30 апреля 1945, Берлин, Германия) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь ( ...

Адольф Гитлер (Adolf Hitler 20 апреля 1889, деревня Рансхофен (ныне — часть города Браунау-ам-Инн), Австро-Венгрия — 30 апреля 1945, Берлин, Германия) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921—1945), рейхсканцлер (1933—1945) и фюрер (1934—1945) Германии, верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии (с 19 декабря 1941) во Второй мировой войне.

Экспансионистская политика Гитлера стала одной из главных причин развязывания Второй мировой войны. С его именем связаны многочисленные преступления против человечества, совершённые нацистским режимом как в самой Германии, так и на оккупированных ею территориях, включая Холокост. Международный военный трибунал признал преступными созданные Гитлером организации (СС, Служба безопасности (СД) и гестапо) и само руководство нацистской партии. Подробнее

 

«Мне стыдно за свой народ...»

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
24 ноября, 22:47

Картофельное пюре и … Названы блюда предсмертного ужина Гитлера

Новости Германии. Еженедельный информационно-политический журнал Германии Focus опубликовал материал, в котором называются блюда предсмертного ужина Гитлера.

24 ноября, 21:51

Иран обвинил кронпринца Саудовской Арави в слабоумии

  • 0

"Незрелая" и "слабоумная" политика дискредитировала самого влиятельного человека в Саудовской Аравии, заявили в МИД ИРИ

Выбор редакции
24 ноября, 20:46

Австрийский историк рассказал о последнем ужине Гитлера

История из Австрии Стефан Дитрих обнародовал письма личного повара Адольфа Гитлера, в которых сообщается, что последний ужин фюрера был очень скромным. Констанция Манциарли приготовила для Гитлера яичницу и пюре из картофеля.

Выбор редакции
24 ноября, 19:09

Стали известны подробности последнего ужина Гитлера

Немецкий журнал Focus опубликовал выдержки из личных писем кухарки Адольфа Гитлера Констанции Манциарли

24 ноября, 18:45

Принц Салман назвал аятоллу Ирана "новым Гитлером"

Власти Саудовской Аравии продолжают выступать с агрессивной риторикой против Ирана. Наследный принц Саудовской Аравии в интервью изданию New York Times назвал аятоллу Ирана Али Хаменеи "новым Гитлером Ближнего Востока".

24 ноября, 18:45

Принц Салман назвал аятоллу Ирана "новым Гитлером"

Власти Саудовской Аравии продолжают выступать с агрессивной риторикой против Ирана. Наследный принц Саудовской Аравии в интервью изданию New York Times назвал аятоллу Ирана Али Хаменеи "новым Гитлером Ближнего Востока".

Выбор редакции
24 ноября, 18:12

Личный повар Гитлера рассказала о его последнем ужине

В Австрии опубликованы письма Констанции Манциарли, личного повара вождя Третьего рейха Адольфа Гитлера. В этих посланиях рассказывается о последнем ужине диктатора перед его уходом из жизни.

24 ноября, 18:09

Гарет Джонс: путешествие в ад Голодомора

Добро побеждает зло, потому что за ним правда. 

Выбор редакции
24 ноября, 18:02

Названы блюда предсмертного ужина Гитлера

Глазунью и картофельное пюре приготовили на последний ужин Адольфа Гитлера 30 апреля 1945 года. Об этом сообщает издание Focus.

Выбор редакции
24 ноября, 17:07

Стали известны блюда предсмертного ужина Гитлера

  • 0

Стали известны блюда предсмертного ужина Гитлера

24 ноября, 16:56

Социал-конформизм – природа СДПГ. Изменений не будет

После худшего в послевоенной истории результата на выборах в бундестаг в сентябре 2017 года среди германских социал-демократов начались разброд и шатания. И здесь стоит сказать хотя бы два слова о прошлом этой партии. В 1914 году, уже через три дня после того, как заговорили «августовские пушки» Первой мировой, социал-демократы единогласно проголосовали в рейхстаге за выделение денег кайзеру на войну с Россией. Это был один из...

Выбор редакции
24 ноября, 16:53

Перед смертью Гитлер потребовал яичницу с пюре

Историк расшифровал письма диетолога фюрера

Выбор редакции
24 ноября, 16:31

Названы блюда предсмертного ужина Гитлера

Историк Штефан Дитрих (Stefan Dietrich) расшифровал письма повара-диетолога Адольфа Гитлера Констанции Манциарли (Constanze Manziarly), в которых описывается рацион фюрера и рассказывается, что он ел перед смертью. Об этом сообщает издание Focus, передает Лента.ру. Манциарли проработала […]

Выбор редакции
24 ноября, 15:01

Стало известно, чем поужинал Гитлер перед смертью

О последней трапезе фюрера рассказал историк Штефан Дитрих, который расшифровал письма личного повара Адольфа Гитлера Констанции Манциарли.

Выбор редакции
Выбор редакции
24 ноября, 14:06

Названы блюда предсмертного ужина Гитлера

Историк Штефан Дитрих расшифровал письма повара-диетолога Адольфа Гитлера Констанции Манциарли, в которых описывается рацион фюрера и рассказывается, что он ел перед смертью. Манциарли проработала диетологом Гитлера около года. Фюрер был вегетарианцем, а также считал, что должен есть только легкую пищу.

Выбор редакции
24 ноября, 13:11

Наследный саудовский принц назвал "нового Гитлера"

Мухаммед ибн Салман Аль Сауд назвал второго Высшего руководителя Ирана аятоллу Али Хаменеи "новым Гитлером Ближнего Востока"

24 ноября, 12:12

Саудовский наследный принц назвал верховного лидера Ирана новым Гитлером

Как известно, Саудовская Аравия и Иран на протяжении многих лет остаются непримиримыми противниками и поддерживают противоположные силы в военных конфликтах, в частности в Йемене. Они регулярно обмениваются резкими выпадами против друг друга на официальном уровне.

24 ноября, 11:26

Саудовский принц назвал аятоллу Али Хаменеи "новым Гитлером"

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман Аль Сауд назвал второго Высшего руководителя Ирана аятоллу Али Хаменеи "новым Гитлером Ближнего Востока", пишет The New York Times. "Верховный лидер Ирана - это новый …

09 октября 2016, 07:00

Тотальный кайф. Как пристрастие Гитлера к наркотикам изменило историю

«Таблетки храбрости»: The Guardian опубликовало интервью с автором новой книги о Гитлере. У него есть своя версия того, как нацистам удалось завоевать Европу.

16 сентября 2016, 05:43

Opus Magnum. «Как Гитлер получил нефть». Дионис Каптарь.

Автор книги "Перевороты и революции: Зачем преступники свергают власть" Дионис Каптарь размышляет о ситуации в Европе накануне Великой Отечественной. Действительно ли Гитлеру помогла «оранжевая революция» в Румынии? Что общего в свержении короля Кароля II, Сальвадора Альенде и Николая II. #ДеньТВ #OpusMagnum #Иванкина #Каптарь #третийрейх #Румыния #СССР #нефть #Чили #НиколайВторой #Альенде #РИ #переворот #история #ДмитрийЗыкин

14 сентября 2016, 17:03

Как делили Европу после 45-го

Вроцлав — один из самых туристических городов Польши. Всюду толпы народу с фотоаппаратами, в дорогих ресторанах яблоку упасть негде, таксисты заламывают безбожные цены. У входа на Рыночную площадь колышется транспарант Вроцлав — настоящее польское очарование; Однако, ещё в мае 1945 г. Вроцлав звался Бреслау и до этого 600 лет подряд Польше не принадлежал. День Победы, именуемый сейчас в Варшаве как начало коммунистической тирании, добавил в состав Польши немецкую Силезию, Померанию, а также 80% Восточной Пруссии. Об этом никто не заикается: то есть тирания тиранией, а землицу мы себе приберём. И тут опять на ум приходят слова Черчилля сказанные им о Польше — Польша, это шакал Европы. Посмотрите на карте вверху, как выглядела бы сейчас карта Европы, если бы наши экс-братья на Востоке остались без помощи «оккупантов»?Советские воины раздают хлеб жителям города Бреслау в годы Великой Отечественной войны. © / Фото: Эммануил Евзерихин / РИА НовостиВ 1945 г. Польша получила города Бреслау, Гданьск, Зелёна-Гура, Легница, Щецин, — говорит Мачей Вишневский, польский независимый журналист — СССР отдал также территорию Белостока, при посредничестве Сталина мы обрели спорный с Чехословакией город Клодзско. У нас считают: раздел Польши по пакту Молотова-Риббентропа, когда СССР забрал Западную Белоруссию и Западную Украину, несправедливым, а вот передачу Сталиным полякам Силезии и Померании как раз справедливой, оспаривать это нельзя.Сейчас модно говорить, что русские не освободили, а захватили. Интересная получается оккупация, если Польша бесплатно получила четверть Германии: причём за эту землю пролили кровь сотни тысяч советских солдат. Даже ГДР упиралась, не желая отдавать полякам Щецин — вопрос с городом был окончательно решён только в 1956 г. под нажимом СССР.Оккупацией сильно возмущается и Прибалтика. Стоит вспомнить: нынешнюю столицу Вильнюс Литве тоже подарил СССР; литовское население Вильнюса тогда составляло 1%, а польское — большинство. СССР вернул в состав республики город Клайпеду (прусский Мемель), принадлежавший литовцам в 1923-1939 гг. и аннексированный Третьим рейхом. Руководство Литвы ещё в 1991 г. осудило пакт Молотова-Риббентропа, однако как Вильнюс Польше, так и Клайпеду ФРГ никто не вернул.Украина, устами премьер-министра Яценюка объявившая себя жертвой советской агрессии наравне с Германией, вряд ли отдаст полякам свою западную часть со Львовом, Ивано-Франковском и Тернополем (эти города были включены агрессорами в состав УССР в 1939 г.), Румынии — Черновицкую область (отошла к УССР 2 августа 1940 г.), а Венгрии или Словакии — Закарпатье, полученное 29 июня 1945 г.Румынские политики не прекращают дискуссий насчёт справедливости аннексии Молдавии Советским Союзом в 1940 г.Разумеется, давным-давно забыто: после войны именно благодаря СССР румыны получили назад провинцию Трансильванию, которую Гитлер забрал в пользу Венгрии.Болгария же при посредничестве Сталина оставила себе Южную Добруджу (ранее владение той самой Румынии), что подтвердилось договором от 1947 г. Зато сейчас об этом в румынских и болгарских газетах не говорится ни единого слова.Чехия убрала памятники советским солдатам, и объявила, что День Победы знаменует замену одной диктатуры другой, — рассказывает чешский историк. — По настоянию СССР Чехословакии вернули Судетскую область с городами Карловы Вары и Либерец, где 92% населения составляли немцы. Западные державы на Мюнхенской конференции в 1938 г. поддержали аннексию Германией Судет, протестовал только СССР.Жители польского Люблина и бойцы Советской Армии на одной из улиц города. Июль 1944 года. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Фото: РИА Новости/ Александр КапустянскийПоляки отторгли от Чехословакии Тешинскую область и после войны не хотели её отдавать, настаивая на референдуме. После давления СССР на Польшу и поддержки чехословацкой позиции был подписан договор, Тешин возвратили чехам, закрепив договором от 1958 г. Спасибо за помощь СССР никто не говорит — видимо, русские обязаны лишь одним фактом своего существования. Всем мы раздарили земель, никого не забыли — и нам за это сейчас плюют в лицо.Мало кому известно о погроме, который новые власти учинили на возвращённых территориях. Из Померании и Судет было изгнано 14 миллионов немцев. Если жители Кёнигсберга (ставшего советским Калининградом) переселялись в ГДР 6 лет (до 1951 г.), то в Польше и Чехословакии — 2-3 месяца, а многим немцам дали всего 24 часа на сборы, разрешив взять лишь чемодан вещей, и сотни километров заставили идти пешком.Не стоит об этом упоминать, замечают в мэрии города Щецин (Польша) — Такие вещи портят хорошие отношения с Германией. Нам любой мелочью тычут в лицо, а немцев грех обижать. Лично меня в данном вопросе интересует справедливость. Дошло уже до шизофрении: когда человек в Восточной Европе говорит, что победа СССР над нацизмом — освобождение, его считают дураком, предателем.источникЕще интересное про войну: была как то у нас тема про то, Что ели на войне и Как Германия компенсировала ущерб после мировых войн. Вспомним еще что это за Солдат Вермахта- Герой СССР. Многие еще не знают ответ на вопрос Так кто потерпел катастрофу в 41-м? и что это был за Ленд-лиз для Гитлера

17 июля 2016, 20:41

Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

И в виде исторической иллюстрации к неудавшейся попытке военного переворота в Турции. Избранные цитаты из отличной книги Роджера Мэнвелла "Июльский заговор".Думаю вы без труда увидите целый ряд схожих моментов с тем, что произошло в Турции.— Господин генерал, — сказал Финк, — в Берлине произошел гестаповский путч. Фюрер мертв. Вицлебеном, Беком и Герделером сформировано временное правительство.Последовало ледяное молчание. Был слышен только слабый шелест листьев, проникавший сквозь полуоткрытые окна. Финк внимательно наблюдал за генералом, не зная, как тот отреагирует на его доклад. К своему немалому облегчению, он понял, что Блюментрит принял сообщение спокойно.— Я рад, — в конце концов сказал он, — что к руководству пришли именно эти люди. Они обязательно предпримут шаги к мирному урегулированию. — После длительной паузы он спросил: — Кто сообщил вам эти новости?Ответ у Финка был готов.— Военный губернатор, — сказал он.Больше у Блюментрита вопросов не было, он только попросил дать ему возможность срочно позвонить в штаб в Ла Рош-Гийон, где временно расположился его командир Клюге, теперь официально совмещавший свои обязанности главнокомандующего с обязанностями Роммеля. Он поговорил со Шпейделем, начальником штаба армейской группировки, который еще три дня назад был штабом Роммеля. Шпейдель сообщил, что Клюге выехал на линию фронта и вернется только вечером.Генерал не знал, насколько свободно можно разговаривать по телефону, он подозревал, что все телефоны прослушивались гестапо.— В Берлине произошло много нового, — сказал он, подумал и драматическим шепотом добавил только одно слово: — Мертв.Шпейдель сразу начал задавать вопросы. Блюментрит, не желая больше ничего говорить, согласился приехать в Ла Рош-Гийон и доложить обо всем Клюге лично. После этого, обсудив несколько общих текущих дел, словно ничего судьбоносного не произошло, Финк отбыл обратно в Париж.Финк рисковал, заявляя, что узнал новости от военного губернатора Парижа. Он ничего не сказал о кодовых словах, сообщенных по телефону членами движения Сопротивления из Германии. Следовало принимать во внимание страх перед телефоном, который неизбежно усилит создавшаяся чрезвычайная ситуация. Не приходилось сомневаться, что люди предпочтут общаться лично и вести разговоры только с глазу на глаз, во всяком случае до тех пор, пока государственный переворот не совершится официально. Финк вернулся в свой кабинет, намереваясь дождаться развития событий. Он был уверен, что Штюльпнагель располагает той же информацией, что и он сам.А Штюльпнагель был в полном неведении о происходящем и пребывал в нем до времени возвращения Финка в свой кабинет, то есть примерно до четырех тридцати.Во второй половине дня все действия были временно приостановлены. Телефон — единственное связующее звено между центрами, в которых ждали информации и инструкций, молчал. В Растенбурге всякая связь с внешним миром была прервана. Пока оказывали первую помощь раненым, Гиммлер и его помощники из числа эсэсовских офицеров собирали показания свидетелей. Все указывало на то, что убийца — Штауффенберг. Чудом уцелевший Гитлер собирался встретиться с Муссолини, который так еще и не прибыл. Штауффенберг находился в воздухе. Он летел на выделенном Вагнером «Хейнкеле» в Берлин. Сердцем и мыслями он был вместе со своими товарищами на Бендлерштрассе, которые, как он предполагал, теперь активно действуют. Около трех часов недалеко от «Хейнкеля», уносящего в Берлин человека, которого Гиммлер назвал преступником, пролетел встречным курсом самолет со следователями гестапо на борту. В Берлине Ольбрихт пребывал в крайнем раздражении из-за потери ценного времени. Он не мог привести в действие план «Валькирия», пока не получил информацию из Растенбурга. В Цоссене и Париже заговорщики с нетерпением ждали приказов, а Фромм и Клюге, чья поддержка, хотя бы и молчаливая, была жизненно важной для достижения успеха, все еще ничего не знали о происходящем.* * *Фромм слушал сообщение об обстановке на фронтах, когда доложили о приходе Ольбрихта, и прервал докладчика, чтобы узнать, зачем пожаловал начальник общего управления ОКХ. Не теряя времени, Ольбрихт сообщил, что Гитлер убит. Фромм сразу поинтересовался источником информации. Тогда Ольбрихт сослался на звонок Фельгибеля из Растенбурга.— Я предлагаю в создавшейся ситуации, — сказал Ольбрихт, — отправить всем командирам армии резерва кодовое слово «Валькирия», установленное для непредвиденных обстоятельств внутри страны, и тем самым передать всю исполнительную власть вооруженным силам.К несчастью, Фромм не был готов принимать участие в решительных действиях такого рода, во всяком случае, до тех пор пока полностью не прояснит для себя ситуацию. Он сказал, что должен лично переговорить с Кейтелем. Ольбрихт, вполне уверенный в себе и желавший во что бы то ни стало перетянуть своего командира на сторону заговорщиков, сам снял трубку телефона на столе Фромма и попросил срочно соединить его с Растенбургом. Проблем со связью не было, и очень скоро к телефону подошел Кейтель.— Что случилось в ставке? — спросил Фромм. — В Берлине ходят самые ужасные слухи!— Какие еще слухи! — возмутился Кейтель. — Здесь все нормально.— Говорят даже, что фюрера убили!— Ерунда! — объявил Кейтель. — Покушение было, это правда, но, к счастью, неудачное. Фюрер жив, отделался мелкими царапинами. Но где, скажите на милость, сейчас находится ваш начальник штаба граф фон Штауффенберг?— Он еще не вернулся.После этого разговора Фромм понял, что никакие действия не нужны. Ольбрихт не знал, что сказать. Он слышал весь разговор, и все, что ему оставалось делать, это вернуться в свой кабинет и все как следует обдумать. Поскольку первые приказы «Валькирии» уже ушли, он оказался в чрезвычайно затруднительном положении.* * *Штауффенберг, который больше всего на свете желал немедленно включиться в работу, взбежал по лестнице в кабинет Ольбрихта и доложил обо всем, что видел собственными глазами. Он клялся, что Кейтель лжет. Гитлер не мог уцелеть. Если он и не погиб на месте, то определенно получил тяжелейшие ранения и теперь доживает свои последние минуты. Переворот должен продолжаться.Штауффенберг сразу начал действовать. Гелльдорфу было сказано прибыть на Бендлерштрассе. Первые приказы «Валькирии» были отправлены командирам подразделений армии резерва в Германии. А что происходит в Париже? Штауффенберг позвонил Хофакеру, рассказал о страшном взрыве и потребовал, чтобы тот приступил к выполнению своей части плана. Он заверил Хофакера, что переворот развивается полным ходом, в данный момент войска занимают правительственные учреждения. Обрадованный и взволнованный Хофакер тут же направился проинформировать своего командира — генерала Штюльпнагеля.* * *Первым заговорил Геринг.— Мой фюрер! — воскликнул он. — Теперь мы знаем, почему наши победоносные армии отступают на востоке. Они преданы своими генералами. Но моя непобедимая дивизия Германа Геринга исправит положение!— Мой фюрер! — вступил Дённиц. — Мои люди хотят, чтобы вы были уверены: они будут сражаться до победного конца или погибнут. Теперь, когда генералы отброшены в сторону, цитадель Британии падет!— Мой фюрер! — вмешался Борман. — Это страшное покушение на вашу драгоценную жизнь сплотило нацию воедино. Саботаж генералов или гражданских лиц больше невозможен. Партия знает свои задачи и будет выполнять их с обновленной энергией.— Мой фюрер! — не остался в стороне Риббентроп. — Теперь, когда с предателями будет покончено, все изменится. Мои дипломаты на Балканах позаботятся, чтобы все преимущества оказались в наших руках.Эти изъявления преданности привели к взаимным упрекам. Не обращая внимания на присутствие Муссолини, позабыв о предателях, нацистские лидеры бросали друг другу обвинения, одно тяжелее другого. Адмирал Дённиц упрекнул Геринга в неудачах флота. Геринг атаковал Риббентропа, обвиняя последнего в некомпетентности в ведении дипломатической политики. Причем ответы Риббентропа настолько разозлили шефа люфтваффе, что он обозвал имперского дипломата виноторговцем и даже замахнулся на него своим жезлом. Когда детская перепалка достигла высшей точки, а в окна застучали тяжелые капли дождя, Гитлер неожиданно встал со своего места и дал волю своему гневу, нимало не смущаясь присутствием гостей. Могучая волна неистовства фюрера моментально заставила всех присутствующих позабыть о своих мелких дрязгах. Гитлер безумствовал, призывая все мыслимые кары на головы мужчин и женщин, осмелившихся встать на пути выполнения его священной миссии.— Я уничтожу, — завывал он, — всех преступников, которые осмелились противопоставить себя Провидению и мне. Эти предатели собственного народа заслуживают страшной смерти, и они ее получат. Все участники заговора сполна заплатят за свое предательство, а также их семьи и родственники. Гнездо гадюк, пожелавших воспрепятствовать величию моей Германии, будет уничтожено раз и навсегда.* * *Фромм.В пять часов Ольбрихт пошел к Фромму второй раз. На этот раз его сопровождал Штауффенберг — начальник штаба Фромма. Ольбрихт с ликованием сообщил командующему армией резерва, который еще не знал, что уже таковым не является, что Штауффенберг был личным свидетелем взрыва и совершенно точно знал, что Гитлер мертв.— Это невозможно, — сказал Фромм. — Кейтель сказал, что в ставке все в порядке.— Фельдмаршал Кейтель, как обычно, лжет, — невозмутимо сообщил Штауффенберг. — Я сам видел, как Гитлера вынесли мертвым.— Поэтому, учитывая сложившуюся ситуацию, мы передали командирам подразделений кодовый сигнал, предусмотренный на случай внутренних беспорядков, — добавил Ольбрихт.Услышав это, Фромм вскочил, стукнул кулаком по столу и заорал:— Это самоуправство! Вы нарушаете субординацию! И кто это «мы»? Кто конкретно отдал приказ?— Мой начальник штаба полковник Мерц фон Квирнгейм.— Немедленно пришлите его сюда!Прибывший Квирнгейм не отрицал, что передал кодовые слова, и Фромм поместил его под арест. Этого Штауффенберг уже не мог вынести. Он решил, что единственный способ повлиять на Фромма — это сказать ему правду. И он решительно поднялся со своего места.— Генерал Фромм, — заявил он, — я лично привел в действие бомбу во время совещания в ставке Гитлера. Взрыв был такой силы, как будто в помещение попал стопятидесятимиллиметровый снаряд. Никто из находившихся в комнате не мог уцелеть.Фромм обернулся к Штауффенбергу и проговорил:— Граф, покушение сорвалось. Вы должны немедленно застрелиться.— Я не собираюсь делать ничего подобного, — ответствовал Штауффенберг.— Генерал Фромм, — вмешался Ольбрихт, — надо действовать. Если мы не нанесем удар сейчас, наша страна будет уничтожена навеки.Фромм внимательно посмотрел на говорившего:— Ольбрихт, значит ли это, что вы тоже участвуете в перевороте?— Да, господин генерал, но я не вхожу в ту группу, которая возьмет на себя управление Германией.— Тогда я официально объявляю, что с этого момента вы трое находитесь под арестом.— Вы не можете арестовать нас! — воскликнул Ольбрихт. — Очевидно, вы так и не поняли, что происходит и кто находится у власти. Это мы можем вас арестовать.Окончательно рассвирепев, Фромм выскочил из– за стола и бросился на Ольбрихта с кулаками. Присутствовавшие при этом Клейст и Хефтен синхронно выхватили револьверы и одновременно приставили их к толстому животу Фромма. Тот отступил.— У вас есть пять минут, чтобы принять решение, — изрек Ольбрихт, и Фромм уступил. Он сник и без возражений под конвоем проследовал в комнату своего адъютанта, где телефонные линии были перерезаны.* * *Гепнер, удалившийся в туалет Ольбрихта, чтобы переодеться в военную форму, вышел оттуда полноправным преемником Фромма.. Со свойственной ему пунктуальностью он дождался приезда из Цоссена Вицлебена, чтобы это назначение было закреплено в письменной форме и подписано теневым верховным военным командующим. Однако его первой заботой стало состояние Фромма. От призрака весьма авторитетного командующего не так легко было избавиться. Гепнер сразу направился наверх в помещение, где содержали генерала, предложил ему помощь, извинился за неудобства, которые ему приходится переносить, и заверил, что никто не причинит ему вреда. Он объяснил Фромму, что происходит, и перечислил людей, которые руководят событиями, включая себя.Эта старомодная куртуазность чрезвычайной ситуации оказалась гибельной. Войска, поддерживающие переворот, едва успели начать движение. На Бендлерштрассе находилась лишь дежурная охрана, никем не усиленная. Когда же Бек, как глава государства, спросил у Ольбрихта, на какую защиту они могут рассчитывать в такой деликатный момент, ответ его полностью обескуражил.— Кому подчиняются охранники? — поинтересовался Бек в присутствии Гизевиуса. — Что они будут делать, если появится гестапо? Станут ли они вас защищать?Ольбрихт, с головой погрузившийся в решение текущих вопросов, ответил, что, по его мнению, должны, но точно он не знает. Этот ответ весьма обеспокоил Бека. Его тревога усилилась еще более, когда Вицлебен — теневой командующий объединенными силами, несмотря на вызов, не появился на Бендлерштрассе. Гепнер, побеседовавший с Фроммом, доложил, что бывший командующий армией резерва хочет уйти домой и готов дать слово чести, что не будет предпринимать никаких действий против заговорщиков. Бек был готов его отпустить. Но Гизевиус заявил, что ему не нравится такая мягкость к врагам, отказавшимся присоединиться к перевороту. Его надо не отпускать домой, а расстрелять. Да и что значит слово чести? Он напомнил Штауффенбергу, что тот в свое время тоже давал Фромму слово чести не причинять вред Гитлеру. Штауффенберг пришел в ярость, но тут вмешался Бек и приказал, чтобы Фромм оставался там, где он находится.* * *Штауфенберг с женой.Появившийся Штауффенберг сказал Гизевиусу, что он должен был задержать Пифредера и его людей: они пытались допросить его о событиях в Растенбурге.Гизевиус пришел в ужас.— Почему вы сразу же не застрелили этого убийцу? — вскричал он.— Всему свое время, — ответствовал Штауффенберг.— Но, Штауффенберг, этот человек не может оставаться здесь и наблюдать за всем происходящим. А если он сбежит?Гизевиус видел, что Штауффенберг забеспокоился, и потребовал, чтобы полковник больше не ждал прибытия солдат в город, а сформировал отряд офицеров из числа находящихся на Бендлерштрассе офицеров, чтобы убить Геббельса и шефа гестапо Мюллера. Штауффенберг согласился с тем, что эту идею стоит рассмотреть, хотя его планы переворота были связаны с немедленным входом в Берлин войск для занятия правительственных учреждений и гестапо.* * *Неуверенность и неопределенность действий чувствовалась во всем рейхе. Аресты, предусмотренные приказами, были проведены в Мюнхене и частично в Вене. Но в большинстве случаев армейские командиры, независимо от того, что они обещали по телефону Штауффенбергу или Беку, вовсе не стремились обострять отношения с войсками СС и местными нацистскими гаулейтерами. Приказы Вицлебена подоспели примерно в то же время, что и объявление по радио о неудаче покушения. Поэтому, какими бы ни были взаимоотношения между армией и местными партийными чиновниками, последовал период затишья. В Гамбурге, где гаулейтер Карл Кауфман и командир армейского подразделения были близкими друзьями, они весь вечер просидели вместе и шутили на тему, кто кого должен арестовать — поступающие друг за другом приказы были слишком противоречивыми.* * *Затем Бек перешел к делу.— Клюге, вы должны немедленно и совершенно открыто перейти на нашу сторону.Но пока Бек говорил, в кабинет Клюге вошел его адъютант и положил на стол запись радиосообщения, переданного в шесть сорок пять. Клюге пробежал глазами текст, задержавшись на фразе «Фюрер серьезно не пострадал, получив лишь легкие ожоги и царапины. Он немедленно возобновил работу и…»Не упоминая о том, что он видел текст радиосообщения, Клюге перебил Бека.— Какова реальная ситуация в ставке фюрера? — настойчиво проговорил он.И снова честность Бека не позволила ему солгать. Он признал, что существуют некоторые сомнения относительно происшедшего в Растенбурге.— Да какая разница, — в конце концов возмутился он, — если мы уже начали действовать?— Да, но…— Клюге, я спрашиваю у вас лишь то, что действительно имеет значение. Одобряете ли вы то, что мы здесь начали, и готовы ли вы подчиняться моим приказам?Клюге колебался. Текст переданного по радио сообщения лежал перед его глазами.А Бек продолжал настаивать:— Клюге, вы не должны сомневаться. Вспомните, о чем мы не так давно говорили и к каким решениям пришли. Я спрашиваю вас еще раз, будете ли вы подчиняться моим приказам?Но Клюге одолевали дурные предчувствия. Поразмыслив, он ответил:— Я должен посоветоваться со своими офицерами. Перезвоню через полчаса.* * *Вицлебен прибыл около семи тридцати. Его физиономия была красной от ярости. В руке он держал маршальский жезл. Все присутствующие встали и щелкнули каблуками. Даже Штауффенберг отдал честь вошедшему.— Что здесь творится? — заорал Вицлебен, но тут заметил Бека. К чести теневого главнокомандующего объединенными силами, он все же выказал некоторое уважение к генералу — теневому регенту Германии. — Разрешите доложить о прибытии, господин генерал, — сказал он и сразу отвел Бека и Штауффенберга в сторону для беседы, которая очень быстро переросла во взаимный обмен упреками. В соседней комнате переругивались Ольбрихт и Гепнер.— В любом перевороте не обойтись без риска.— Начинать путч стоит, только если существует по крайней мере девяностопроцентная вероятность удачного исхода.— Ерунда! Пятидесяти одного процента вполне достаточно…* * *Ему удалось связаться со Штиффом довольно легко, при этом он даже не подозревал, насколько оказался близок к сердцу заговора. Но после того, как бомба не выполнила свою работу и фюрер остался жив, Штифф отмежевался от заговора. Он всячески старался обезопасить себя, утверждая, что Гитлер, безусловно, жив, а сообщение по радио — чистая правда.— Откуда вы взяли эту ерунду о смерти фюрера? — поинтересовался он.— Получили сообщение по телетайпу, — ответил, взяв трубку, Клюге.— Нет, нет, — убежденно заверил Штифф. — Гитлер жив и здоров.Клюге больше не сомневался. Все было кончено.— Чертова игрушка сработала вхолостую, — сказал он и пожал плечами. * * *Рано утром атмосфера оставалась чрезвычайно напряженной. Ни Геббельс, ни Гиммлер не испытывали уверенности в том, что владеют ситуацией. Они только знали, что покушение на жизнь фюрера являлось частью заговора, корни которого пока еще не были обнаружены. Никто точно не знал, какие силы стоят за взрывом в Растенбурге, и приходилось постоянно опасаться, что в ближайшие часы может последовать еще одно покушение. Генералы, командовавшие армиями на Восточном и Западном фронтах, являлись еще одним неопределенным фактором. Геббельс мог только предполагать, насколько серьезно они замешаны в заговоре. Но время шло, и вместе с этим росло его убеждение, что ответственные за неудачный заговор не могут тягаться с ним — быстрым, умным, беспощадным.— Это была телефонная революция, — сказал он своим помощникам, — которую мы подавили несколькими винтовочными выстрелами. Но если бы у наших противников было чуть больше опыта, энергии и решительности, винтовки были бы уже бесполезны.Ровно в четыре часа утра допросы завершились.— Господа, — объявил Геббельс, — путч окончен. — Он проводил Гиммлера к машине и крепко пожал ему руку.Обратно в дом он вернулся очень довольный. В сопровождении своей правой руки — Наумана и фон Овена — он медленно поднимался по лестнице и помпезно вещал, часто делая паузы, чтобы подчеркнуть сказанное. У дверей своих личных апартаментов он ненадолго присел на низкий столик и покачал в воздухе ногой.— Это было как гроза, после которой воздух стал чище, — сказал он и оперся локтем на бронзовый бюст Гитлера. — Когда после полудня начали поступать ужасные новости, кто мог надеяться, что все окончится так быстро и так благополучно? Ведь были моменты, когда ситуация казалась угрожающей. За то время, что я рядом с фюрером, это уже шестое покушение на его жизнь. Но ни одно из предыдущих не было таким опасным. Если бы заговорщики добились успеха, мы бы с вами сейчас здесь не сидели, в этом у меня нет ни малейших сомнений.Геббельс зло высмеял всех заговорщиков, кроме Штауффенберга.— Что за человек! — восхищенно воскликнул он. — Мне его почти жаль. Какое потрясающее хладнокровие! Какой ум! Какая железная воля! Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.* * *В штабах различных военных подразделений, расположенных в Париже и его окрестностях, заступившие на ночное дежурство офицеры присматривались к непонятной ситуации с кошачьей осторожностью. Когда дежурный из штаба командования военно-воздушных сил позвонил дежурному в штабе генерала Оберга, командиру частей СС, он с немалым удивлением услышал ответ: «Сегодня связи нет». После этих коротких слов линия разъединилась. Служебные телефоны беспрестанно трезвонили, накрывая Париж невидимой сетью, сотканной из вопросов, на которые не было ответов, и ситуация не прояснялась. Увертки, уклончивость и недоговоренность в ту ночь стали нормой. Так продолжалось до тех пор, пока около часа ночи адмирал Кранке, самый решительный нацист из всех парижских командиров, решил, что Клюге больше нельзя доверять. Ведь тот являлся частью проклятой армии и определенно избегал всяческих контактов с ним. Терпение адмирала истощилось, и он поднял по тревоге военно-морские силы, находившиеся под его командованием. Эти люди, сказал он Юнгеру, очень скоро освободят Оберга, если этого не сделает сам Штюльпнагель.Находившийся в отеле «Рафаэль» Штюльпнагель понимал, что его конец близок. Позвонил Юнгер и сообщил об угрозах Кранке, а стоящий рядом Бойнебург требовал какого-нибудь решения. Следует освободить Оберга или нет? Кранке, ярость которого требовала выхода, теперь обрушился на Линстова по телефону «Рафаэля». Это скандал! Немцы идут на немцев на улицах Парижа! В конце концов Штюльпнагеь сдался и приказал освободить пленных. При этом он добавил, чтобы Оберга привезли в «Рафаэль» для беседы. Линстов быстро свернул свой разговор с адмиралом, сказав, что в морских пехотинцах нет необходимости и что освободить арестованных распорядился лично Штюльпнагель.На долю Бойнебурга выпала весьма опасная дипломатическая миссия восстановить власть СС в Париже. Он вошел в номер отеля «Континенталь», где содержались Оберг и его люди. С моноклем в глазу и улыбкой на физиономии он подошел к Обергу и отдал ему честь гитлеровским приветствием.— Господа, — сказал он, — у меня для вас хорошие новости. Вы свободны. — И пока преимущество было еще на его стороне, он передал негодующему Обергу приглашение Штюльпнагеля встретиться с ним в отеле «Рафаэль».Было два часа ночи. Оберг, вознамерившийся во что бы то ни стало получить объяснения, засунул возвращенный ему пистолет в кобуру и зашагал рядом с Бойнебургом к отелю «Рафаэль», а его офицеры поспешили снова водвориться в своих владениях. По правде говоря, Оберг не был тяжелым человеком, и с ним вполне можно было договориться. Он даже обменялся рукопожатием со Штюльпнагелем, когда тот объяснил ему, что задержание было ошибочным, хотя и имело благую цель — защитить его от враждебных действий. Поверил в это Оберг или нет, остается неизвестным, но, во всяком случае, он не отказался смыть все недоразумения предложенным ему шампанским. Конечно, немцы не должны драться с немцами на чужой земле. В переполненной комнате снова зазвучали громкие голоса и смех, и, когда в три часа в Париж прибыл Блюментрит, чтобы по приказу Клюге принять дела у Штюльпнагеля, освобожденного от своей должности, он с изумлением увидел, что Оберг, Штюльпнагель и Бойнебург пьют шампанское, словно старые друзья. Блюментриту тоже налили. Только Хофакер исчез. Он больше не мог вынести напускную веселость, за которой маячил лик смерти. Он потихоньку ускользнул, переговорил со своим другом Фалькенхаузеном и поспешил упаковать немногочисленные пожитки, лихорадочно обдумывая план спасения. Блюментрит, человек по натуре добродушный, очень обрадовался, что дело разрешилось миром. Он вполне мог бы сгладить острые углы и постараться, чтобы происшедшее обошлось без последствий. Но Клюге, как и Фромм в Берлине, уже принял меры самозащиты, которые, по его мнению, должны были ликвидировать неопределенность его положения. Он отправил подробный отчет о деятельности Штюльпнагеля Гитлеру. Но фельдмаршалу, как и Фромму, не повезло: благодаря собственной моральной трусости он оказался скомпрометированным и в глазах нацистов, и в глазах заговорщиков. * * *После неудачной речи Гитлера рано утром в пятницу Геббельсу и Гиммлеру было предоставлено решить, что именно нацисты пожелают довести до сведения внешнего мира о событиях 20 июля. После визита в Растенбург Геббельс 26 июля произнес по радио весьма искусную речь, в которой максимально использовал новые полномочия, данные ему накануне фюрером, назначившим его ответственным за ведение тотальной войны. Министр пропаганды получил приказ поставить под ружье новую армию численностью миллион человек. Он говорил о «жестоком ударе исподтишка», нанесенном фюреру Штауффенбергом, которого назвал «злобным и порочным человеческим существом», собравшим вокруг себя «ничтожную кучку предателей». Позор, павший из-за этого на весь народ, необходимо смыть подъемом активности на фронтах войны. Это был заговор, заявил он, «подготовленный в стане врага», хотя для закладки бомбы британского производства рядом со священной особой Гитлера были использованы «презренные ублюдки, носившие немецкие имена». «После всего этого, — вдохновенно вещал Геббельс, — я могу сказать только одно: если избавление фюрера от страшной опасности не является чудом, тогда на свете больше нет чудес. Мы можем быть уверены, что Всевышний не мог проявить нам свою волю яснее, чем посредством чудесного спасения фюрера». В узком кругу он говорил: «Понадобилась бомба под задницей, чтобы фюрер стал видеть очевидное».* * *Фрейслер«Фрейслер. Правда ли, что, когда мы в октябре 1943 года отступали от Днепра, подлый душегуб (Mordbude) граф фон Штауффенберг потребовал, чтобы вы присоединились к нему, и вы не отказались?Штифф. Он приходил поговорить со мной, и я не отказался.Фрейслер. Правда ли, что вы не отказались, потому что захотели урвать свой кусок пирога?Штифф. Да.Фрейслер. Именно так вы сказали полиции. И вы урвали свой кусок пирога, вот только подавились им. И при этом навеки запятнали свое честное имя. Это, надеюсь, вы понимаете?Штифф. Я могу только сослаться на заявление, в котором указал свои мотивы.Фрейслер. Вы поняли, что я сказал?Штифф. Да, и все же хотел бы сослаться на упомянутое заявление.Фрейслер. Вы можете ссылаться на него до посинения. Сейчас имеет значение лишь то, что вы нарушили клятву, изменили присяге верности национал-социализму…Штифф (перебивает). Я присягал на верность немецкому народу».Фрейслер не мог снести того, что его нагло перебили. Возвысив голос, он громогласно объявил, что немецкий народ и фюрер едины в глазах всех, за исключением разве что таких ублюдков, как Штифф. Затем Фрейслер красочно расписал, как заговор со временем рос и ширился и как Штифф оказался неразрывно связанным с гнусным убийцей Штауффенбергом.«Фрейслер. Знали вы или нет до 20 июля, что Штауффенберг назначил покушение именно на этот день?Штифф. Мне сказал об этом генерал Вагнер накануне — вечером 19-го.Фрейслер. Значит, тем вечером вы были осведомлены о том, что на следующий день свершится ужасное преступление, страшнее которого еще не знала история Германии. Завтра, пока мы все с оружием в руках будем бороться за жизнь и свободу нации, наш великий лидер будет убит. Вы знали даже больше. Вы знали, что завтра ваш соучастник граф Штауффенберг убьет фюрера, подло воспользовавшись его доверием. Вы знали это! Но доложили ли вы об этом?Штифф. Нет.* * *Вицлебен.«Фрейслер. Итак, когда вы и Бек начали волноваться относительно того, что вы сочли ошибками военного руководства, вы начали думать, как исправить положение?Вицлебен. Да.Фрейслер. А также кто мог сделать это лучше?Вицлебен. Мы оба.Фрейслер. Вы оба? Вы действительно считали, что могли бы справиться лучше? Я не ослышался? Повторите еще раз, чтоб вас могли услышать все!Вицлебен (громко). Да!Фрейслер. Должен заметить, это просто-таки неслыханная самонадеянность. Фельдмаршал и генерал-полковник заявляют, что могли бы справиться лучше, чем наш общий лидер, человек, который раздвинул границы рейха на всю Европу, человек, который обеспечил авторитет нашей стране на всем континенте. И вы продолжаете утверждать, что таково было ваше мнение?Вицлебен. Да.Фрейслер. Надеюсь, вы извините, если я употреблю такой термин, как мегаломания? Ах, вы пожимаете плечами. Что ж, возможно, этот жест и является лучшим ответом».Фрейслер обратил себе на пользу признание Вицлебена о трудностях, с которыми заговорщики столкнулись при формировании оперативной группы, которой предстояло взять в плен Гитлера.«Фрейслер. Итак, Вицлебен, кто должен был возглавить оперативную группу?Вицлебен. Их еще следовало найти.Фрейслер. «Их еще следовало найти»! Не могу поверить, что вы это сказали! «Их еще следовало найти»! Среди немецкого народа вы не можете найти таких людей! Вы превзошли даже Бадоглио! Можете зарегистрировать свой патент в аду! Неужели вы действительно верили, что фюрер подобен вам? Неужели вы считали, что с ним можно просто так справиться, без борьбы? Вы и в самом деле так думали?Вицлебен. Да, я так думал.Фрейслер. Вы так думали! Подумать только, какая удивительная смесь преступления и глупости! Значит, вы планировали так: лишь только фюрер окажется в ваших руках, он будет делать то, что вы ему скажете!Вицлебен. Да, это так.Фрейслер. Это так? Что за дьявольское преступление! Какое злодейское предательство вассалами своего господина, солдатами своего командира, немцами их фюрера!» * * *ГепнерВицлебену было разрешено вернуться на место, и на допрос был вызван Гепнер — легкая добыча, по мнению Фрейслера. Чего стоила одна только история о военной форме, уложенной в чемоданчик и тайком пронесенной на Бендлерштрассе 20 июля? Хорошо еще, заметил Фрейслер, что он забыл упаковать свой Рыцарский крест, ведь все равно дело кончилось увольнением за трусость. Гепнеру не дали возможности опровергнуть это голословное заявление. Фрейслер вовсю потешился над эвфемистической ссылкой Гепнера на «перемену», которую он хотел видеть в ставке фюрера.«Фрейслер. Перемена в ставке фюрера? Ну, почему же вы такой трус! Почему вы не говорите прямо, что вы имеете в виду?Гепнер. Хорошо. Мы надеялись, что ряд генералов смогут повлиять на фюрера, заставить его отказаться от лидерства.Фрейслер. Повлиять на фюрера? Это уж слишком!» * * *Фрейслер объявил перерыв до следующего дня, когда должен был состояться допрос последнего обвиняемого — фон Хазе, и вызвал для повторного допроса Вицлебена. Он спросил, почему Вицлебен был уверен в успехе заговора.«Вицлебен. Я думал, что мы можем рассчитывать на поддержку надежных подразделений.Фрейслер. Вы имеете в виду «надежных» в вашем смысле?Вицлебен. Да.Фрейслер. И это было, как вы сказали, вашей основной ошибкой?Вицлебен. Да.Фрейслер. Вы и сейчас так считаете?Вицлебен. Да.Фрейслер. Имеется в виду, используя ваши собственные слова, сказанные на допросе в полиции, что «вы ошиблись в главном, неправильно оценив национал-социалистический настрой офицеров»?Вицлебен. Да».Таким образом, Вицлебен сыграл на руку Фрейслеру и добавил авторитетности утверждению нацистов о том, что заговор был работой небольшой группы офицеров, у которой не было поддержки в армии в целом. Однако причина неудачи переворота, и сейчас мы это понимаем, заключалась не в поддержке армией национал-социализма, а в недостатке координации и недостаточном понимании необходимых составляющих успешного заговора среди самих заговорщиков. К тому же они не допускали варианта того, что Гитлер после покушения останется в живых.http://militera.lib.ru/research/manvell_fraenkel01/text.html#t15 - Читать книгу "Июльский заговор"

17 июля 2016, 13:50

Военный переворот в Турции и заговор генералов

Тезисно по итогам попытки военного переворота в Турции.1. Как представляется, причины переворота носили прежде всего внутренний характер, хотя вполне можно допустить, что заговорщики как минимум консультировались как с заграничными оппозиционерами вроде Гюлена (хотя пока нет фактических данных указывающих на наличие прямой связи), так и с представителями иностранных государств (что опять же надо доказать). Переворот на мой взгляд планировался вполне серьезно и был направлен на свержение Эрдогана, а различная конспирология на тему "это все устроил Эрдоган" выглядит так, как если бы в 1944 году начали бы рассказывать, что удобный провал заговора Штауфенберга был постановкой Гитлера, чтобы укрепить свою власть, а так же попытками заговорщиков отвлечь внимание от реальных организаторов переворота. Недовольство военной верхушки политикой Эрдогана хорошо известно, регулярные чистки в армии были естественной реакцией на эту генеральскую фронду, но этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить попытку переворота. Причины недовольства вполне тривиальны - недовольство генералитета внешней политикой Эрдогана, которая ныне представляет из себя сплошные руины, недовольство исламизацией турецкого общества, а так же субъективное недовольство карьерными перспективами со стороны отдельных генералов. Думаю, после этой истории станет более понятно, почему с конца 20-х годов органы госбезопасности СССР производили аресты среди командного состава РККА, но все равно допустили формирование заговора Тухачевского, так как политическое руководство практически до самого конца недооценивало угрозу со стороны военных. Эрдоган в этом плане допустил ту же ошибку, что и советское партийное руководство и едва за нее не поплатился.2. Судя по известным фактам, многое строилось на том, чтобы ликвидировать Эрдогана в начале переворота (турецкий Штауфенберг должен был "взорвать свою бомбу"). Атака на отель, где Эрдогана уже не было, оказалась ударом в пустоту и это практически сразу спутало планы заговорщиков, которые спустя несколько часов после переворота фактически контролировали верхушку армии, авиации и флота, занимали здание Генштаба и готовились занимать офисы крупных СМИ и брать "мосты, почты и телеграфы" как завещали классики. При этом пресловутые "майоры" и "полковники", которых выставляли "организаторами переворота" были по сути прикрытием для действий высшего генералитета, который должен был вступить в игру, когда Эрдоган был бы убит, а путчисты контролировали ситуацию. С этой точки зрения они действовали весьма логично и в этом плане, весь переворот в Турции более прочего напомнил "заговор Штауфенберга", где за непосредственными заговорщиками, незримо стояли фигуры фельдмаршалов. Рекомендую перечить описание заговора Штауфенберга http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler/1266-zagovor-shtauffenberga-protiv-gitlera, чтобы лучше понять причины такого казалось бы "странного" поведения путчистов. То что некоторым показалось "странным", на самом деле было очень человеческим поведением со стороны людей, которые осознали, что события развиваются не так, как планировалось.3. Уже спустя сутки после подавления путча, всплывает информация, что глава Генштаба Турции Хулуси Акар был причастен к организации переворота. Отставной командующий ВВС Акын Азтюрк открыто заявил, что он действовал совместно с Акаром, из чего следует, что рассказы про "заговор полковников" служат обыкновенной дымовой завесой, которая прикрывала главных лиц переворота на этапе его подготовки и осуществления и сохраняла для них возможность в случае неудачи заявить, что "они ничего не знали", "нас удерживали насильно" и "мы никогда не поддерживали путчистов". Но пока силовики верные Эрдогану разбирались с непосредственными путчистами, все больше вопросов накапливалось на тему военной верхушки. Акара ныне фактически сдали, есть вопросы и по "пленению" командующих ВВС и ВМС Турции. Есть вопросы по командованию 2-й армии в Малатье, где так же происходили столкновения. Заговор очевидно простирался дальше верхушки ВВС и военной жандармерии. Причастность Акара указывает на то, что высшее руководство армии было либо на прямой связи с заговорщиками, либо как минимум знало о угрозе путча и закрывало на это глаза. Вполне вероятно, что некоторые из "лояльных" Эрдогану генералов так же могли знать о заговоре или даже состоять в нем, но в какой-то момент просто перебежали на сторону Эрдогана и приняли участие в подавлении путча организованного их друзьям и коллегами, как в 1944 году это сделал командующий армией Резерва Фромм.4. Когда стало очевидно, что Эрдоган остался жив и преодолев свою нерешительность (некоторое время самолет Эрдогана не решался лететь прямо на Стамбул и кружил к югу от городу) приземлился в Стамбуле, планы заговорщиков начали рушиться, так как они сделали первый шаг, а те, кто стоял за ними, их не поддержали - кто-то испугался, кто-то в последний момент перебежал на сторону Эрдогана, кто-то не сделал то, что требовалось. Путчисты сказали А, но не сказали Б, отчего весь переворот начал производить скомканный характер, что и породило различную конспирологию на тему "США сливают" и "это постановка Эрдогана".Турецкие военные действовали вполне шаблонно и были даже готовы повторить опыт египетских военных, которые банально расстреливали живой щит, которым пытались прикрываться Мурси и Эрдоган. Если бы генералы вступили в игру, то в Анкаре и Стамбуле погибло бы куда как больше гражданских, так как очевидно, что среди заговорщиков были люди готовые проливать кровь ради захвата власти. Но когда "майоры и полковники" поняли, что поддержки не будет, все начало рушиться еще более стремительно, нежели начиналось, и дальнейшие убийства гражданских просто потеряли смысл. Все эти красивые толпы с флажками ради картинки имеют смысл ровно до момента, когда безвестный капитан или майор отдает приказ стрелять из пулеметов на поражение и подтверждает этот приказ снова и снова, как это было например в Каире, где военные не постеснялись расстрелять несколько сотен человек (включая женщин и детей) с портретами Мурси и египетскими флагами. Они действовали так, потому что были уверены, что нынешний президент Египта Ас-Сиси, на котором вся эта кровь, не сольется и поддержит своих солдат. Поэтому они спокойно расстреливали людей и ничего им за это не было, потому что они победили.Военные в Турции, тоже были готовы стрелять и стреляли, обстреливали с вертолета, давили танками, но ровно до того момента, пока не стало ясно, что "турецого Ас-Сиси" (Акар судя по всему в 2-3 часа ночи соскочил с темы переворота и прикинулся его "жертвой", хотя в самом начале переворота именно его путчисты называли будущим руководителем Турции) не будет и за пролитую кровь придется отвечать, а победы, которая спишет все эти трупы не случится. Отсюда и обвальный распад сопротивления мятежников.5. Эрдоган опираясь на лояльных руководителей спецслужб и отдельных генералов, смог выиграть время бросив живой щит из своих сторонников против заговорщиков, создал нужную информационную картину, грамотно перекрыл каналы информации, которые уже спустя 3 часа после переворота работали в его интересах, в то время как информационный вакуум вокруг организаторов переворота нарастал. После того, как Эрдоган понял, что генералы не выступят, он начал операцию по подавлению переворота, причем в Стамбуле это удалось во многом благодаря действия полиции и ведомственных спецназов. Заговорщики оказались разобщены и лоялисты по сути просто давили один очаг переворота за другим, так как не было той надстройки переворота с "советом генералов", которая должна была их связать и выступать военно-политическим субъектом новой власти. Первоначальные заявления связанные с "Советом за мир" и предложения новой конституции быстро утонули в потоках информации о противостоянии армии и граждан, что в течении нескольких часов деморализовало значительную часть путчистов, особенно в Стамбуле, где слом сопротивления произошел очень быстро. В Анкаре пытались действовать более решительно, но это была уже лишь кровавая агония переворота, который не получил должного развития.6. Если "майоры и полковники" были готовы идти до конца даже когда стало ясно, что Эрдогана нейтрализовать не получилось, то для генералов это был своеобразный сигнал, после которого они повели себя точно так же, как и фельдмаршалы Гитлера, когда узнали что Гитлер уцелел после покушения. Как и фельдмаршалов, такое поведение турецких генералов конечно не убережет их от расправы. Провал заговора дал Эрдогану все козыри, чтобы зачистить и причастных и непричастных.Сейчас уже трудно будет узнать, кто из генералов действительно состоял в заговоре, а кого туда впишут, вспоминая таким людям старые грехи. Сидящий в США Гюлен, может быть причастен, а может быть и нет, но это неважно, так как для Эрдогана заговор в любом случае является удобным поводом, чтобы расправиться со старым врагом и заодно лишний раз пнуть США, с которыми он переругивался весь последний год. Эрдоган действительно победил и теперь все его враги внутри Турции очень серьезно пожалеют о том, что у военных ничего не вышло. Армию ждет грандиозная чистка, которая в первую очередь коснется высшего и среднего командного состава, будет серьезно обновлен судейский корпус, руководство спецслужб (очевидно, что руководство Турции либо не подозревало о заговоре, либо недостаточно было о нем информировано, что может указывать либо на некомпетентность отдельных руководителей спецслужб, либо их прямое или косвенное участие в заговоре), усилен контроль над политическими партиями, ужесточен контроль над СМИ и интернетом.7. Само собой нельзя обойти тему участия США в подготовке переворота. Если отбросить различную риторику, то нет прямых доказательств причастности США к перевороту, кроме того факта, что Гюлен являющийся врагом Эрдогана проживает в США. Но само по себе это ничего не доказывает. Мне вспомнилось, что за несколько дней до переворота в Foreign Policy вышла примечательная статья http://colonelcassad.livejournal.com/2844832.html, где американцы засветили контакты отставных турецких генералов с Москвой и Асадом, противопоставив их политике турецкого руководства. В свете произошедших событий ее можно трактовать двояко - это могло быть предупреждением Эрдогану, что генералы что-то делают за его спиной, а с другой стороны это могла быть часть информационной подготовки направленной на конструирование политического субъекта из генералов, которые должны были прийти к власти и изменить политику Турции на практике.Не исключена ситуация, что некоторые страны по разведывательным каналам могли быть в курсе, что военные готовятся выступить против Эрдогана, но по различным причинам не были заинтересованы в том, чтобы предупреждать Эрдогана об угрозе.Легко можно допустить, что ЦРУ, Моссад, СВР или БНД могли быть в курсе, что турецкие военные недовольны Эрдоганом и что возможно обострение. Вполне возможно, что имелись контакты отставных турецких генералов связанных с заговорщиками с представителями других стран, где могли обсуждаться вопросы будущего Турции без Эрдогана. Но как представляется, сам заговор вызревал изнутри, а внешние силы если и подключались, то уже на поздних этапах, когда заговорщики могли проводить зондаж по вопросу легитимизации переворота в случае его успеха. Но поскольку фактуры тут очень мало, мы можем предполагать, с кем конкретно общались представители заговорщиков и какие обещания им давались (если они давались). Тут я думаю нас еще ждут какие-то открытия, тем более Эрдоган демонстрирует явную заинтересованность связать попытку переворота с действиями внешних сил и в первую очередь с США, у которых объективно были мотивы желать смены Эрдогана на военных. Но это же можно сказать и при Германию, Израиль, Сирию, Иран и Россию. Эрдоган успел нажить себе очень много недругов за рубежом, поэтому много кто мог быть заинтересован в том, чтобы вместо непредсказуемого Эрдогана в Анкаре правила предсказуемая военная хунта не склонная влезать в те авантюры, в которые регулярно влезал Эрдоган.8. Победа Эрдогана и его очевидное усиление после подавления переворота, в долгосрочной перспективе это не решает стратегических проблем связанных с продолжением курдско-турецкой войны и угрозой создания Курдистана, а так же никак не меняет провальной политики на территории Сирии, не говоря уже об экономических проблемах связанных с кризисом туристического сектора. Само собой никуда не денутся и теракты осуществляемые Халифатом и РПК. Власть Эрдогана с одной стороны окрепнет, но это не решает проблемы Турции как государства при полном понимании простого факта, что большая часть стратегических проблем Турции является результатом деятельности самого Эрдогана. Поэтому при дальнейшем укреплении единоличной власти Эрдогана, с его мечтами про новую Османскую Империю и пантюркистский мир, тем более явно будут всплывать проблемы порожденные этими геополитическими фантазиями. Раньше они были связаны в основном с ухудшением отношений со странами, которые были мягко говоря не восторге от картин будущего в голове Эрдогана. Ныне же, эти проблемы все явственнее возникают в самой Турции, где неудачный заговор военных стал еще одним свидетельством нездоровой ситуации сложившейся внутри государства.

17 июля 2016, 13:50

Военный переворот в Турции и заговор генералов

Тезисно по итогам попытки военного переворота в Турции.1. Как представляется, причины переворота носили прежде всего внутренний характер, хотя вполне можно допустить, что заговорщики как минимум консультировались как с заграничными оппозиционерами вроде Гюлена (хотя пока нет фактических данных указывающих на наличие прямой связи), так и с представителями иностранных государств (что опять же надо доказать). Переворот на мой взгляд планировался вполне серьезно и был направлен на свержение Эрдогана, а различная конспирология на тему "это все устроил Эрдоган" выглядит так, как если бы в 1944 году начали бы рассказывать, что удобный провал заговора Штауфенберга был постановкой Гитлера, чтобы укрепить свою власть, а так же попытками заговорщиков отвлечь внимание от реальных организаторов переворота. Недовольство военной верхушки политикой Эрдогана хорошо известно, регулярные чистки в армии были естественной реакцией на эту генеральскую фронду, но этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить попытку переворота. Причины недовольства вполне тривиальны - недовольство генералитета внешней политикой Эрдогана, которая ныне представляет из себя сплошные руины, недовольство исламизацией турецкого общества, а так же субъективное недовольство карьерными перспективами со стороны отдельных генералов. Думаю, после этой истории станет более понятно, почему с конца 20-х годов органы госбезопасности СССР производили аресты среди командного состава РККА, но все равно допустили формирование заговора Тухачевского, так как политическое руководство практически до самого конца недооценивало угрозу со стороны военных. Эрдоган в этом плане допустил ту же ошибку, что и советское партийное руководство и едва за нее не поплатился.2. Судя по известным фактам, многое строилось на том, чтобы ликвидировать Эрдогана в начале переворота (турецкий Штауфенберг должен был "взорвать свою бомбу"). Атака на отель, где Эрдогана уже не было, оказалась ударом в пустоту и это практически сразу спутало планы заговорщиков, которые спустя несколько часов после переворота фактически контролировали верхушку армии, авиации и флота, занимали здание Генштаба и готовились занимать офисы крупных СМИ и брать "мосты, почты и телеграфы" как завещали классики. При этом пресловутые "майоры" и "полковники", которых выставляли "организаторами переворота" были по сути прикрытием для действий высшего генералитета, который должен был вступить в игру, когда Эрдоган был бы убит, а путчисты контролировали ситуацию. С этой точки зрения они действовали весьма логично и в этом плане, весь переворот в Турции более прочего напомнил "заговор Штауфенберга", где за непосредственными заговорщиками, незримо стояли фигуры фельдмаршалов. Рекомендую перечить описание заговора Штауфенберга http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler/1266-zagovor-shtauffenberga-protiv-gitlera, чтобы лучше понять причины такого казалось бы "странного" поведения путчистов. То что некоторым показалось "странным", на самом деле было очень человеческим поведением со стороны людей, которые осознали, что события развиваются не так, как планировалось.3. Уже спустя сутки после подавления путча, всплывает информация, что глава Генштаба Турции Хулуси Акар был причастен к организации переворота. Отставной командующий ВВС Акын Азтюрк открыто заявил, что он действовал совместно с Акаром, из чего следует, что рассказы про "заговор полковников" служат обыкновенной дымовой завесой, которая прикрывала главных лиц переворота на этапе его подготовки и осуществления и сохраняла для них возможность в случае неудачи заявить, что "они ничего не знали", "нас удерживали насильно" и "мы никогда не поддерживали путчистов". Но пока силовики верные Эрдогану разбирались с непосредственными путчистами, все больше вопросов накапливалось на тему военной верхушки. Акара ныне фактически сдали, есть вопросы и по "пленению" командующих ВВС и ВМС Турции. Есть вопросы по командованию 2-й армии в Малатье, где так же происходили столкновения. Заговор очевидно простирался дальше верхушки ВВС и военной жандармерии. Причастность Акара указывает на то, что высшее руководство армии было либо на прямой связи с заговорщиками, либо как минимум знало о угрозе путча и закрывало на это глаза. Вполне вероятно, что некоторые из "лояльных" Эрдогану генералов так же могли знать о заговоре или даже состоять в нем, но в какой-то момент просто перебежали на сторону Эрдогана и приняли участие в подавлении путча организованного их друзьям и коллегами, как в 1944 году это сделал командующий армией Резерва Фромм.4. Когда стало очевидно, что Эрдоган остался жив и преодолев свою нерешительность (некоторое время самолет Эрдогана не решался лететь прямо на Стамбул и кружил к югу от городу) приземлился в Стамбуле, планы заговорщиков начали рушиться, так как они сделали первый шаг, а те, кто стоял за ними, их не поддержали - кто-то испугался, кто-то в последний момент перебежал на сторону Эрдогана, кто-то не сделал то, что требовалось. Путчисты сказали А, но не сказали Б, отчего весь переворот начал производить скомканный характер, что и породило различную конспирологию на тему "США сливают" и "это постановка Эрдогана".Турецкие военные действовали вполне шаблонно и были даже готовы повторить опыт египетских военных, которые банально расстреливали живой щит, которым пытались прикрываться Мурси и Эрдоган. Если бы генералы вступили в игру, то в Анкаре и Стамбуле погибло бы куда как больше гражданских, так как очевидно, что среди заговорщиков были люди готовые проливать кровь ради захвата власти. Но когда "майоры и полковники" поняли, что поддержки не будет, все начало рушиться еще более стремительно, нежели начиналось, и дальнейшие убийства гражданских просто потеряли смысл. Все эти красивые толпы с флажками ради картинки имеют смысл ровно до момента, когда безвестный капитан или майор отдает приказ стрелять из пулеметов на поражение и подтверждает этот приказ снова и снова, как это было например в Каире, где военные не постеснялись расстрелять несколько сотен человек (включая женщин и детей) с портретами Мурси и египетскими флагами. Они действовали так, потому что были уверены, что нынешний президент Египта Ас-Сиси, на котором вся эта кровь, не сольется и поддержит своих солдат. Поэтому они спокойно расстреливали людей и ничего им за это не было, потому что они победили.Военные в Турции, тоже были готовы стрелять и стреляли, обстреливали с вертолета, давили танками, но ровно до того момента, пока не стало ясно, что "турецого Ас-Сиси" (Акар судя по всему в 2-3 часа ночи соскочил с темы переворота и прикинулся его "жертвой", хотя в самом начале переворота именно его путчисты называли будущим руководителем Турции) не будет и за пролитую кровь придется отвечать, а победы, которая спишет все эти трупы не случится. Отсюда и обвальный распад сопротивления мятежников.5. Эрдоган опираясь на лояльных руководителей спецслужб и отдельных генералов, смог выиграть время бросив живой щит из своих сторонников против заговорщиков, создал нужную информационную картину, грамотно перекрыл каналы информации, которые уже спустя 3 часа после переворота работали в его интересах, в то время как информационный вакуум вокруг организаторов переворота нарастал. После того, как Эрдоган понял, что генералы не выступят, он начал операцию по подавлению переворота, причем в Стамбуле это удалось во многом благодаря действия полиции и ведомственных спецназов. Заговорщики оказались разобщены и лоялисты по сути просто давили один очаг переворота за другим, так как не было той надстройки переворота с "советом генералов", которая должна была их связать и выступать военно-политическим субъектом новой власти. Первоначальные заявления связанные с "Советом за мир" и предложения новой конституции быстро утонули в потоках информации о противостоянии армии и граждан, что в течении нескольких часов деморализовало значительную часть путчистов, особенно в Стамбуле, где слом сопротивления произошел очень быстро. В Анкаре пытались действовать более решительно, но это была уже лишь кровавая агония переворота, который не получил должного развития.6. Если "майоры и полковники" были готовы идти до конца даже когда стало ясно, что Эрдогана нейтрализовать не получилось, то для генералов это был своеобразный сигнал, после которого они повели себя точно так же, как и фельдмаршалы Гитлера, когда узнали что Гитлер уцелел после покушения. Как и фельдмаршалов, такое поведение турецких генералов конечно не убережет их от расправы. Провал заговора дал Эрдогану все козыри, чтобы зачистить и причастных и непричастных.Сейчас уже трудно будет узнать, кто из генералов действительно состоял в заговоре, а кого туда впишут, вспоминая таким людям старые грехи. Сидящий в США Гюлен, может быть причастен, а может быть и нет, но это неважно, так как для Эрдогана заговор в любом случае является удобным поводом, чтобы расправиться со старым врагом и заодно лишний раз пнуть США, с которыми он переругивался весь последний год. Эрдоган действительно победил и теперь все его враги внутри Турции очень серьезно пожалеют о том, что у военных ничего не вышло. Армию ждет грандиозная чистка, которая в первую очередь коснется высшего и среднего командного состава, будет серьезно обновлен судейский корпус, руководство спецслужб (очевидно, что руководство Турции либо не подозревало о заговоре, либо недостаточно было о нем информировано, что может указывать либо на некомпетентность отдельных руководителей спецслужб, либо их прямое или косвенное участие в заговоре), усилен контроль над политическими партиями, ужесточен контроль над СМИ и интернетом.7. Само собой нельзя обойти тему участия США в подготовке переворота. Если отбросить различную риторику, то нет прямых доказательств причастности США к перевороту, кроме того факта, что Гюлен являющийся врагом Эрдогана проживает в США. Но само по себе это ничего не доказывает. Мне вспомнилось, что за несколько дней до переворота в Foreign Policy вышла примечательная статья http://colonelcassad.livejournal.com/2844832.html, где американцы засветили контакты отставных турецких генералов с Москвой и Асадом, противопоставив их политике турецкого руководства. В свете произошедших событий ее можно трактовать двояко - это могло быть предупреждением Эрдогану, что генералы что-то делают за его спиной, а с другой стороны это могла быть часть информационной подготовки направленной на конструирование политического субъекта из генералов, которые должны были прийти к власти и изменить политику Турции на практике.Не исключена ситуация, что некоторые страны по разведывательным каналам могли быть в курсе, что военные готовятся выступить против Эрдогана, но по различным причинам не были заинтересованы в том, чтобы предупреждать Эрдогана об угрозе.Легко можно допустить, что ЦРУ, Моссад, СВР или БНД могли быть в курсе, что турецкие военные недовольны Эрдоганом и что возможно обострение. Вполне возможно, что имелись контакты отставных турецких генералов связанных с заговорщиками с представителями других стран, где могли обсуждаться вопросы будущего Турции без Эрдогана. Но как представляется, сам заговор вызревал изнутри, а внешние силы если и подключались, то уже на поздних этапах, когда заговорщики могли проводить зондаж по вопросу легитимизации переворота в случае его успеха. Но поскольку фактуры тут очень мало, мы можем предполагать, с кем конкретно общались представители заговорщиков и какие обещания им давались (если они давались). Тут я думаю нас еще ждут какие-то открытия, тем более Эрдоган демонстрирует явную заинтересованность связать попытку переворота с действиями внешних сил и в первую очередь с США, у которых объективно были мотивы желать смены Эрдогана на военных. Но это же можно сказать и при Германию, Израиль, Сирию, Иран и Россию. Эрдоган успел нажить себе очень много недругов за рубежом, поэтому много кто мог быть заинтересован в том, чтобы вместо непредсказуемого Эрдогана в Анкаре правила предсказуемая военная хунта не склонная влезать в те авантюры, в которые регулярно влезал Эрдоган.8. Победа Эрдогана и его очевидное усиление после подавления переворота, в долгосрочной перспективе это не решает стратегических проблем связанных с продолжением курдско-турецкой войны и угрозой создания Курдистана, а так же никак не меняет провальной политики на территории Сирии, не говоря уже об экономических проблемах связанных с кризисом туристического сектора. Само собой никуда не денутся и теракты осуществляемые Халифатом и РПК. Власть Эрдогана с одной стороны окрепнет, но это не решает проблемы Турции как государства при полном понимании простого факта, что большая часть стратегических проблем Турции является результатом деятельности самого Эрдогана. Поэтому при дальнейшем укреплении единоличной власти Эрдогана, с его мечтами про новую Османскую Империю и пантюркистский мир, тем более явно будут всплывать проблемы порожденные этими геополитическими фантазиями. Раньше они были связаны в основном с ухудшением отношений со странами, которые были мягко говоря не восторге от картин будущего в голове Эрдогана. Ныне же, эти проблемы все явственнее возникают в самой Турции, где неудачный заговор военных стал еще одним свидетельством нездоровой ситуации сложившейся внутри государства.

11 мая 2016, 11:07

Позорный бизнес мировых брендов

Оригинал взят у mysea в Позорный бизнес мировых брендовЗ1 июля 1948 года, американский военный трибунал признал концерн «Фридрих Крупп» виновным в использовании рабского труда и разграблении промышленных предприятий других стран. Его глава Альфрид Феликс Альвин Крупп фон Болен унд Гальбах приговорен к 12 годам тюрьмы с конфискацией имущества за сотрудничество с нацистами. С фашистами сотрудничал не один «Krupp» — у них были и другие хорошо оплачиваемые помощники (к сожалению, не все понесшие заслуженное наказание).Для людей интересующихся этой темой уже не секрет,что настоящая история Второй Мировой невозможна без освещения того, что А. Гитлера смачно спонсировали международные корпорации. Через нити банковских и промышленных корпораций западной Европы и США фашистская Германия получала огромный суммы денег на развертывание своей деятельности. Цивилизованная Европа и Америка сейчас старательно вычеркивает из истории второй мировой войны эти позорные факты своего сотрудничества с самым кровавым и бесчеловечным режимом двадцатого века, но именно их «цивилизованность» обязана ему.У многих на устах свои знания о тех корпорациях, сотрудничавших с нацистами. Однако, это были не единственные компании, которые действовали в тайном сговоре с нацистами – другие глобальные хозяйствующие субъекты, которых сегодня по-прежнему можно узнать, тоже продавали свои души дьяволу разными способами – и вы можете быть удивлены при виде некоторых имён, перечисленных ниже.Итак, какие известные мировые гиганты уличены в тесных связях с гитлеровской Германией?«Krupp»Существующий почти полтора века концерн начинал с производства бесшовных железнодорожных колес (об этом указывала и его эмблема: три переплетенных между собою кольца). Уже в Первую мировую войну позиция «Krupp» была проста: заработать сколько возможно на войне и фирма весь свой потенциал направила на обслуживание нужд армии – пушки, боеприпасы, новые виды вооружения. Ничем не изменилась концепция концерна с приходом к власти фашистов, на тот момент мирно выпускающего сельскохозяйственную технику, но благоразумно имея еще со времен Первой мировой пару артиллерийских заводов, перевезенных в Швецию, с полным штатом конструкторов и других ценных кадров. «Krupp» становится главным исполнителем военных заказов гитлеровской Германии, резво изготовляя танки, самоходные артиллерийские установки, пехотные грузовики, разведывательные автомобили.Хотя по решению Ялтинской и Постдамской конференции концерн подлежал полному уничтожению, он как птица-феникс вновь возродился — уже в 1951 году Круппа выпустили на свободу и вернули ему все состояние. Альфрид Крупп принял руководство компанией и добился отмены постановления о ликвидации концерна. Через два десятка лет штат фирмы достиг 100 тысяч сторудников!В 1999 году «Krupp» объединился со вторым немецким гигантом «Thyssen AG» и сейчас их детище «ThyssenKrupp AG» — ведущий производитель стали в мире. И кто теперь вспоминает о запачканных сотрудничеством с гитлеровцами страницах истории концерна?IkeaСреди богатейших предпринимателей мира есть люди, посвятившие юность и молодость членству в националистических партиях. В 1994 году из писем шведского фашистского активиста Пера Эндала стало известно, что легендарный основатель Ikea Ингвар Кампрад был членом про-нацистской организации с 1942 по 1945 год. Он собирал пожертвования для партии и даже после выхода из нее продал общение с бывшими коллегами. Ингвар Кампрад позже подтвердил достоверность этой информации и сообщил, что горько сожалеет об этом эпизоде своей биографии. В письме к сотрудникам Ikea он извинился перед евреями.MetroОснователь Metro Group (сеть магазинов Metro cash & carry) Отто Байсхайм служил в элитном подразделении войск СС, «Лейбштандарт Адольф Гитлер», которое находилось под личным покровительством Адольфа Гитлера. Члены Лейбштандарта служили личными охранниками высших чинов Третьего Рейха. Байсхайма считают одним из самых закрытых бизнесменов.«Насколько я знаю, некоторые корпорации выплачивают компенсации жертвам фашизма. Нюрнбергский процесс состоялся, преступники осуждены. Не знаю, нужен ли «трибунал» для корпораций, которые пособничали фашизму, но такие факты, безусловно, должны придаваться огласке», – считает Ольга Абраменко, директор Санкт-петербургской благотворительной историко-просветительской правозащитной общественной организации «Мемориал». По ее словам, потребители имеют полное право игнорировать продукцию таких компаний.За пособничество фашизму осужден бизнесмен Хуго Фердинанд Босс, основатель известной дизайнерской марки, накануне войны владевший небольшой мастерской по пошиву спецодежды. Предприятие находилось на грани краха, и тогда предприимчивый Хуго вступил в НСДАП, чтобы иметь возможность получать военные заказы. К 1939 году компания стала основным поставщиком военной формы для Вермахта. Не чурался Босс и использовать подневольный труд военнопленных. Хуго Босс был признан пособником нацизма, приговорен к штрафу в 80 тысяч дойчмарок и до конца жизни лишен избирательного права.Adidas и PumaБратья Адольф и Рудольф Дасслеры, основатели марок Adidas и Puma, были убежденными сторонниками нацизма, членами НСДАП, Рудольф даже уходил на фронт.Упреки в прошлом периодически настигают основателя L’Oreal Южена Шуллера. СМИ уверяли, что он помогал организации нацистского толка La Cagoule.Chase BankЕсли подумать, сговор Chase Bank (теперь J.P. Morgan Chase) с нацистами не настолько уж и удивителен. Один из основных держателей его акций, Дж. Д. Рокфеллер, напрямую финансировал довоенные евгенические эксперименты нацистов. Между 1936 и 1941 годами, Chase и другие банки США помогли немцам получить свыше 20 миллионов в долларовом выражении, заработав при этом более 1,2 миллиона долларов комиссионных – из которых Chase положил в карман круглые полмиллиона. По тем временам это были немалые деньги. Тот факт, что немецкие марки, направленные на финансирование операции, имели своим источником евреев, бежавших из нацистской Германии, по-видимому, не смущал Chase – по сути, банк поправил свои дела после Хрустальной ночи (ночь в 1938 году, во время которой евреи по всей нацистской Германии и Австрии подверглись целенаправленным погромам). Chase также заморозил счета французских евреев в оккупированной Франции до того, как нацисты вообще задумались его об этом попросить.Стоит добавить что в деле с нацистами были задействованы на самом деле более широкий круг банков . Но те кто засветился (Chase) были лишь «выхлопной трубой».FordГенри Форд получает одну из высших наград нацисткой Германии — Железного Орла — из рук высокопоставленных чиновников, 1938 год.Генри Форд был сам по себе скандально известным антисемитом, издававшим подборку статей под чарующим названием «Международное еврейство. Исходная мировая проблема». Форд даже спонсировал свою собственную газету, которую он использовал как элемент пропаганды, обвиняя евреев в Первой мировой войне, а в 1938 году получил Орден заслуг германского орла, высший знак отличия нацистской Германии, которым награждались иностранные граждане.Немецкое управление Ford выпустило треть военных грузовиков для нужд немецкой армии во время войны, с широким привлечением труда заключённых. Что шокирует даже ещё больше – возможно, подневольная рабочая сила использовалась на производстве Ford ещё в 1940 году, – когда американское подразделение компании ещё сохраняло над ним полный контроль.Random HouseВы могли и не слышать о Bertelsmann A.G., но вы услышите о книгах, издаваемых многими её дочерними компаниями, включая Random House, Bantam Books и Doubleday. Во время нахождения у власти нацистов Bertelsmann публиковала нацистскую пропагандистскую литературу, как например, «Стерилизация и эфтаназия – вклад в прикладную христианскую этику». Она даже обнародовала работы Вилли Веспера, который выступал с восторженной речью при сожжении книг в 1933 году. В 1997 году Random House оказалась в центре очередной дискуссии о нацизме, когда прибавила «личность, фанатично преданная определённой деятельности, практике и т.п. или стремлению ими овладеть» к определению «наци» в словаре Вебстера, что побудило Антидиффамационную лигу сделать заявление, согласно которому издательство «преуменьшает и отрицает кровожадный умысел и действия нацистского режима».KodakКогда думаешь о Kodak, перед глазами сразу встают идиллические семейные фотографии и пойманные на плёнку воспоминания, но что вы должны иметь в виду на самом деле – это принудительный труд, который применялся в немецком филиале фирмы во время Второй мировой войны.Дочерние компании Kodak в нейтральных европейских странах вели оживлённый бизнес с нацистами, предоставляя им как рынок для их товаров, так и ценную иностранную валюту. Португальское подразделение даже перечисляло свою прибыль подразделению в Гааге, которая находилась в то время под нацистской оккупацией. Более того, эта компания занималась не одним только изготовлением фотокамер – она освоила производство взрывателей, детонаторов и другой продукции военного назначения для немцев.Coca-ColaФанта – ароматный напиток со вкусом апельсина, который изначально замышлялся для нацистов. Совершенно правильно, импорт ингредиентов для колы, дающей бренду своё имя, был затруднён, поэтому управляющий подразделением Coca-Cola в Германии Макс Кайт выдумал новый напиток, который можно было производить из доступных компонентов.В 1941 году Фанта дебютировала на немецком рынке. Мак Кайт сам нацистом не был, но его усилия по поддержанию бесперебойной работы подразделения Coca-Cola на протяжении всей войны означали, что компания разжилась изрядными прибылями и с окончанием войны могла вернуться к распространению кока-колы среди дислоцировавшихся в Европе американских солдат.AllianzРуководители новой экономики. Слева направо Дарре, Вальтер Функ (глава Комиссии экономической политики), Курт Шмитт (министр экономики) и Готфрид Федер (статс-секретарь Министерства экономики)Allianz считается двенадцатой по величине компанией в мире, занимающейся оказанием финансовых услуг. Неудивительно, что, будучи основанной в 1890 году в Германии, она была в ней крупнейшим страховщиком, когда к власти пришли нацисты. Как таковая, она быстро оказалась повязанной делами с нацистским режимом. Её руководитель Курт Шмит был также министром экономики у Гитлера, а компания осуществляла страхование объектов и персонала Аушвица. Её генеральный директор отвечает за практику выплаты страховой компенсации уничтоженной в результате Хрустальной ночи еврейской собственности нацистскому государству вместо правомочных выгодоприобретателей. К тому же компания тесно сотрудничала с нацистским государством при отслеживании полисов страхования жизни немецких евреев, отправленных в лагеря смерти, а во время войны страховала в пользу нацистов имущество, отобранное у того же самого еврейского населения.NovartisХотя Bayer и является печально известной благодаря тому, что начинала свой путь в качестве подразделения производителя газа Циклон Б, использовавшегося нацистами в газовых камерах, она не единственная фармацевтическая компания со скелетами в шкафу. Швейцарские химические компании Ciba и Sandoz в результате слияния образовали Novartis, прославившуюся прежде всего своим лекарством риталин (скандально известный психостимулятор, широко используемый в США для лечения детской гиперактивности; прим. mixednews).В 1933 году берлинское отделение Ciba прекратило полномочия всех членов своего совета директоров еврейской национальности и заменило их более «приемлемыми» арийскими кадрами; тем временем Sandoz была занята аналогичной деятельностью в отношении своего председателя. Во время войны компании производили для нацистов красители, лекарственные средства и химические вещества. Novartis откровенно призналась в своей вине и пыталась её загладить характерным для других фирм-подельников способом – пожертвовав 15 миллионов долларов швейцарскому фонду компенсаций жертвам нацизма.NestleВ 2000 году Nestle в связи с использованием ею в своё время рабского труда выплатила в соответствующий фонд более 14,5 миллионов долларов для урегулирования требований пострадавших от её действий и переживших Холокост лиц, а также еврейских организаций. Фирма сделала признание, что в 1947 году она приобрела компанию, которая в годы войны пользовалась принудительной рабочей силой, а также констатировала: «нет сомнений, либо можно предположить, что некоторые корпорации из группы Nestle, действовавшие в странах, контролировавшихся национал-социалистическим (нацистским) режимом, эксплуатировали подневольных чернорабочих». Nestle в 1939 году в Швейцарии оказывала денежную помощь нацисткой партии, выиграв в результате прибыльный контракт на поставки шоколада для потребностей всей немецкой армии во время Второй мировой войны.BMWBMW созналась в использовании во время войны 30 тысяч подневольных неквалифицированных работников. Эти военнопленные, подневольные рабочие и заключённые концентрационных лагерей производили двигатели для люфтваффе и таким образом были принуждены помогать режиму в защите себя от тех, кто пытался их же спасти. В военное время BMW сконцентрировалась исключительно на производстве самолётов и мотоциклов, не претендуя на что-либо иное, кроме как быть поставщиком военных машин для нацистов.MaggiКомпания Maggi создана в 1872 году в Швейцарии Юлиусом Магги. Предприниматель был первым, кто появился на рынке с готовыми супами. В 1897 году Юлиус Магги основал компанию Maggi GmbH в немецком городе Зинген, где она по-прежнему базируется сегодня. Приход к власти нацистов почти никак не сказался на бизнесе. В 1930-х годах компания стала поставщиком полуфабрикатов для немецких войск.Учитывая, что никто из менеджмента организации не был замечен в особо активной политической жизни, бренд сохранил себя и продолжает радовать. На этот раз также и жителей экс-СССР.NiveaИстория торговой марки Nivea берет свое начало в 1890 г., когда один бизнесмен, которого звали Оскар Тропловитц, выкупил компанию «Beiersdorf» у её основателя.В 1930-е годы бренд позиционировал себя как товар для активной жизни и спорта. Основными товарами были защитные крема и бритвенные средства. Во время Второй мировой войны за рекламную часть бренда отвечала Элли Хейс Кнапп, которая стала первой леди при Теодоре Хейсе. По ее словам, в своих рекламных кампаниях она старалась обойти стороной милитаристскую составляющую, делая упор на отображении активной жизни в мирных обстоятельствах. Впрочем, спортивные улыбающиеся девушки с плакатов Nivea могли вдохновлять бойцов Вермахта не меньше, а то и лучше, чем усатое лицо Гитлера с плакатов NSDAP.Примечательно, что во время войны несколько стран, воюющих с Германией, присваивали себе права на торговую марку. Процесс скупки компанией «Beiersdorf» прав завершился только в 1997 году.General ElectricВ 1946 году правительство США наложило на General Electric штраф в связи с её недостойным поведением в военное время. Совместно с Krupp, немецкой промышленной компанией, General Electric умышленно завысила цены на карбид вольфрама, который является жизненно важным материалом для механической обработки металлов, необходимой для нужд фронта. Однако, будучи оштрафованной в общей сложности на каких-то 36 тысяч долларов, General Electric только сама сделала на этом мошенничестве приблизительно полтора миллиона долларов, препятствуя тем самым мобилизации и повышая цену победы над нацизмом. GE, к тому же, до того, как разразилась война, купила долю в Siemens, чем сделала себя соучастницей в использовании рабского труда для строительства тех самых газовых камер, где нашли свой конец многие заболевшие рабочие.BayerПроизводитель смертельных газов - БаерНадо ли говорить, что помимо крупных мировых фирм, большинство известных немецких компаний (Siemens, Volkswagen, и др.) активно сотрудничали с нацистами, получая выгодные контракты и бесплатную рабочую силу, состоящую из узников концлагерей, гетто, военнопленных и подневольно вывезенных с оккупированных фашистами территорий. Несчастные люди, содержавшиеся хуже скота тяжело, часто до смерти работали на заводах бессовестных компаний, стремящимися обогатиться любой ценой.http://moiarussia.ru/tesnyj-kontakt-kakie-izvestnye-mirovye-brendy-sotrudnichali-s-fashistami/

06 апреля 2016, 05:59

Как разгромили Югославию и Грецию

75 лет назад, 6 апреля 1941 года, гитлеровская Германия атаковала Югославию и Грецию. Югославская правящая верхушка и армия не смогли оказать достойного сопротивления. 9 апреля пал город Ниш, 13 апреля — Белград. Король Пётр II и его министры бежали из страны, сначала вылетели в Грецию, а оттуда в Египет. 17 апреля в Белграде был подписан акт о безоговорочной капитуляции. Одновременно Германия и Италия разгромили Грецию. Правительство Болгарии предоставило территорию страны для оперативного развёртывания вермахта. Греческие войска, опираясь на укреплённую линию на границе с Болгарией, несколько дней яростно отбивались. Однако греческое руководство, не веря в победу, решило капитулировать. А высадившийся в Греции британский экспедиционный корпус не мог оказать решающего влияния на ситуацию. 23 апреля 1941 г. представители Греции подписали перемирие с Германией и Италией. В этот же день греческое правительство и король бежали на остров Крит, а затем в Египет под защиту британцев. Войска британского корпуса также эвакуировались. 27 апреля немецкие войска вошли в Афины. К 1 июня 1941 г. немецкие войска захватили и Крит. Таким образом, Третий рейх установил практический полный контроль на Балканах.