• Теги
    • избранные теги
    • Разное1606
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1523
      • Показать ещё
      Люди876
      • Показать ещё
      Компании357
      • Показать ещё
      Формат130
      Международные организации224
      • Показать ещё
      Издания101
      • Показать ещё
      Показатели136
      • Показать ещё
      Сферы11
      • Показать ещё
17 января, 23:35

Давос: ведущая площадка неолибералов [Русский ответ]

Начавшийся в Давосе форум в этом году сосредоточит свое внимание на недовольстве обществ процессом глобализации и на приближении президентства Дональда Трампа. Сегодняшнее появление Си Цзиньпина в Давосе - это первый в истории случай, когда лидер Китая принял участие во Всемирном экономическом форуме. Еще до начала мероприятия представители КНР позиционировали свою страну как нового лидера глобализации. Еще с 70-х годов Китай стал активным участником глобалистской экономической системы. Интересы КНР и глобалистов никогда особо не пересекались и по сути не противоречили друг другу. После того, как президент США Никсон в 1972 году посетил Китай, сразу стало понятно, что у этих двух государств много общего. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

17 января, 22:21

Наша точка зрения: Фейк BBC

1. Александр Домрин: Фильм BBC – агония сторонников Клинтон Фильм BBC, «разоблачающий» связи Трампа с Россией – это агония сторонников Хиллари Клинтон и тех политических сил, которые она представляет. После поражения на выборах президента США они ищут причины произошедшего, например, обвиняют русских хакеров. «Клинтоноиды» - это не исключительно американское явление. Сторонники либеральной глобализации есть и в Европе, и в России, и на постсоветском пространстве. «Клинтоноиды» стремятся максимально затруднить президентство Дональда Трампа и нормализацию отношений между Россией и США. 2. Эдвард Чесноков: Фильм BBC – это настоящий трэш Фильм BBC, «разоблачающий» связи Трампа с Россией вызывает по меньшей мере удивление. В таком жанре как журналистское расследование важны достоверные факты и конкретные документы. В фильме телекомпании BBC нет ни того, ни другого. Никаких свидетелей, которые могли бы подтвердить выводы журналиста; только «эксперты», компетентность и непредвзятость которых вызывает сомнение. Например, публицистка Энн Аппельбаум, которая в фильме рассуждает о коррупции в России, хотя является всего лишь человеком, который писал статьи об «ужасах» ГУЛАГа. 3. Андрей Афанасьев: о деградации либеральной журналистики Журналистика – это неотъемлемая часть политического и идеологического устройства любого общества. Не стоит удивляться, что при полной деградации Запада, журналистика также находится в упадке. И этот упадок ряда изданий делает их идеологическую основу, их ангажированность более прозрачной. У Дональда Трампа впереди большие проблемы – в США почти нет изданий, которые смогли бы объективно освещать его деятельность на посту президента. Эрозия ценностей либерального общества – это конец иллюзий о свободе либеральной журналистики. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

17 января, 22:07

Экономика. Курс дня. Эфир от 17 января 2017 года

Не упасть с обрыва и не остаться в чистилище. Британский премьер Тереза Мэй рассказала о планах по выходу страны из единого европейского рынка. Поменялись ролями. На Всемирном экономическом форуме китайский лидер Си Цзиньпин защищал глобализацию и порицал протекционизм, оппонируя американскому лидеру Дональду Трампу.

17 января, 21:23

Александр Домрин: Фильм BBC – агония сторонников Клинтон [Наша точка зрения]

Фильм BBC, «разоблачающий» связи Трампа с Россией – это агония сторонников Хиллари Клинтон и тех политических сил, которые она представляет. После поражения на выборах президента США они ищут причины произошедшего, например, обвиняют русских хакеров. «Клинтоноиды» - это не исключительно американское явление. Сторонники либеральной глобализации есть и в Европе, и в России, и на постсоветском пространстве. «Клинтоноиды» стремятся максимально затруднить президентство Дональда Трампа и нормализацию отношений между Россией и США. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

17 января, 21:07

Неожиданный выпад: Си Цзиньпин удивил не только Дональда Трампа

Давос и Дональда Трампа сейчас разделяет свыше трех тысяч миль, но избранный президент США умудряется даже на таком расстоянии вызывать тектонические сдвиги в Швейцарии. Главный гость Давосского форума - Си Цзиньпин - в своей речи обрушился на протекционизм. Главный коммунист планеты, защищающий глобализацию..такого раньше нельзя было себе представить даже в самых смелых фантазиях.

17 января, 20:30

Экономика: Си Цзиньпин указал Трампу на ошибки протекционизма

Глава Китая Си Цзиньпин на экономическом форуме в Давосе попытался снизить накал страстей в отношениях с США, чтобы избежать реальной торговой войны. Китайский лидер даже пообещал не девальвировать юань в ущерб собственным экспортерам, чего так хочет Дональд Трамп. Однако Си Цзиньпину будет очень тяжело сдержать свое слово. Председатель КНР Си Цзиньпин стал открытием Всемирного экономического форума в Давосе. Он впервые посетил форум, да и в целом Китай отправил в Давос самую представительную делегацию за всю историю своего участия. В прошлом году самой большой была делегация США при Обаме. В этом году Дональд Трамп вообще отказался от участия, потому что с идеологической точки зрения участвовать в глобалистском Давосе не с руки. Ведь главный лозунг его предвыборной программы – это защита национальных интересов. Си Цзиньпин выступил с речью в поддержку глобализации экономики и против протекционизма, который стали поддерживать США и Великобритания. По его словам, сейчас в мире обострились старые и появились новые вызовы: «региональные конфликты, рост террористической угрозы, проблема мигрантов». Однако эти проблемы были вызваны не глобализацией мировой экономики, как полагают некоторые. Нельзя отказываться от глобализации мировой экономики, не надо ее бояться, надо просто научиться ею управлять и пользоваться ее плодами на благо народов всего мира, заявил Си Цзиньпин. В доказательство он привел данные о вкладе Китая в мировую экономику в контексте глобальной экономической политики. После мирового финансового кризиса 2008 года Китай в среднем вносит более 30% в рост мирового ВВП в год, отметил китайский лидер. «С начала реформ Китай привлек более 1,7 трлн долларов иностранных инвестиций и сделал 1,2 трлн долларов прямых инвестиций, освуществив значительный вклад в рост глобальной экономики», – сказал Си Цзиньпин. Быстрый рост экономики Китая способствовал экономическому развитию других стран. «Развитие Китая направлено не только внутрь, но и наружу. Развивая себя, Китай также делится плодами своего развития с другими странами», – сказал он. И не нужно сегодня пытаться достичь реализации своих интересов за счет других, намекает Си Цзиньпин на протекционизм США, от которого пострадают Китай и Европа. Достаточно вспомнить, что введение 35-процентной пошлины на импорт автомобилей из Мексики с целью защиты американских производителей ударит по немецкому автопрому. Пекин боится, что противостояние двух стран перерастет в торговую войну. «Нужно развивать открытую мировую экономику. Не нужно прятаться в порту каждый раз, когда сталкиваешься со штормом, это никуда нас не приведет. Мы должны стремиться к развитию торговли и инвестиций, сказать «нет» протекционизму. В торговой войне победителей не будет», – заявил Си. «Проводить политику протекционизма – все равно что запираться в темной комнате, – привел он еще один образный пример, – защитишься от ветра и дождя, но также лишишься света и воздуха». При этом Си Цзиньпин уверил, что Пекин не собирается начинать валютную войну. «Китай не намерен усиливать свою торговую конкурентоспособность за счет девальвации курса юаня, не собирается начинать валютные войны», – заявил председатель КНР. Китайский лидер впервые публично озвучил опасения Китая относительно изоляционистских заявлений Трампа. Избранный президент США не раз заявлял о готовности отказаться от глобалистской экономической политики, разорвать действующие и готовящиеся торговые соглашения. Но главное, что Трамп намерен требовать от Китая изменения торговой политики. Он грозит объявить Китай «валютным манипулятором» и ввести пошлины. На самом деле и Китай, и США, ровно как и Россия с Европой, одной рукой поддерживают глобализацию, а другой – защищают свои рынки. Никто не хочет полностью открывать свои рынки. «В условиях сегодняшнего дня каждая из сторон исходит в первую очередь из интересов собственно национальной экономики», – говорит газете ВЗГЛЯД Максим Романчук из «Альпари». Для примера: Китай не открывает свой рынок для российского мяса, а РФ закрыла свой для китайских подшипников. Все с целью защиты местных производителей. Ровно так же поступают европейцы и американцы в отношении, например, российских металлургов (вводят антидемпинговые пошлины) и т. п. Поэтому заявление главы Китая Си Цзиньпина на форуме в Давосе в первую очередь направлено на то, чтобы снизить накал страстей с США и избежать реальной торговой войны. «В данный момент вероятность начала открытого соперничества в сфере внешней торговли между КНР и США очень велика. Но дурной мир лучше хорошей войны, поэтому заявление господина Си является сигналом к продолжению диалога вместо открытого противостояния», – расценивает собеседник. И в администрации Трампа услышали послание Пекина. Там заявили, что не желают торговой войны с Китаем. Команда избранного президента желает видеть процесс свободной, честной торговли и рассчитывает на «очень сильные двусторонние отношения» с Пекином, заявил советник нового американского лидера Энтони Скарамуччи в Давосе. Валютный манипулятор Между тем уверения Китая в том, что он не будет начинать валютную войну, чтобы сделать свои товары конкурентоспособными, выглядят лукавством. Экономист Джеймс Рикардс, автор книги «Валютные войны», в своей статье объясняет, что Китай является «величайшим валютным манипулятором, которого когда-либо видел мир». Во многом именно благодаря играм с валютой китайской экономике удается держаться на плаву, хотя внутри у нее далеко не все гладко. Всего за 35 лет Китай стал крупнейшей экономикой по паритету покупательской способности. До 2008 года китайская экономика росла двузначными цифрами, да и с тех пор продолжает расти, просто уже на 6–7%. Что по сравнению с рецессией или нулевой динамикой в Европе и США – отличный результат. По словам Рикардса, в общем экономическом росте КНР примерно 45% занимают инвестиции, однако большая часть китайских инвестиций зарыта в землю «городов-призраков». Это огромные пустующие урбанизированные комплексы. По сути, это деньги, выброшенные на ветер, так как на выходе инвестиции не дают положительной доходности. Поэтому часть роста Поднебесной – искусственная, считает экономист. Наконец, Китай нарастил огромные долги, за счет которых осуществлял эти бездумные инвестиции. Так, за 10 лет активы банковского сектора Китая выросли с 2,5 трлн долларов до 40 трлн долларов. «Китай вырастил громадную «теневую банковскую систему», состоящую из гарантий провинций, интеркорпоративного кредитования и офшорных схем трансфертного ценообразования. Если взять в учет все эти долги, то становится понятно, что Китай выстроил самую великую схему Понци (пирамиды) за всю историю человечества», – считает Рикардс. Уже несколько лет многие экономисты ждут коллапса китайской экономики. Однако ничего не происходит. Рикардс видит ответ как раз в валютных манипуляциях Пекина. Он вспоминает 1994 год, когда юань обвалился сразу на 35%. Это стало золотой жилой для китайских экспортеров, помогло построить кучу заводов в стране, создать миллионы рабочих мест, накопить резервы. За чей счет произошел рост Китая – за счет США и Европы, которые перенесли свои производственные мощности в КНР и стали главными импортерами китайских товаров. С 2014 года, считает Рикардс, Китай снова начал валютные манипуляции. Только теперь делает это более тонко и аккуратно: юань девальвируется маленькими шажками. Но Трампу это совсем не нравится, так как американские экспортные товары теряют свою конкурентоспособность. Дешевый китайский экспорт совсем не способствует развитию американского бизнеса и росту рабочей силы. Но главное, что американские рынки акций реагируют на девальвацию юаня резким падением на фоне опасений развязывания торговой войны между США и Китаем. Также с помощью снижения курса юаня Китай пытается бороться с серьезным оттоком капитала. Пекин не сможет удержаться от девальвации своей валюты, иначе уже в этом году Китай может рухнуть. Официально резервы страны снизились с 4 трлн долларов в 2014 году до 3 трлн долларов на сегодня. Однако, по словам экономиста, 1 трлн долларов из этой суммы находится в неликвидной форме, еще 1 трлн долларов потребуется для спасения китайских банков во время приближающегося кредитного кризиса. «Таким образом, остается лишь 1 трлн долларов, чтобы защитить курс юаня. Скорость оттока капитала из страны равна примерно 100 млрд долларов в месяц. Это означает, что Китай рухнет через год, если все будет идти своим чередом», – пишет Рикардс. С другой стороны, Китай не спешит быстро девальвировать юань, как в 90-х, потому что боится, что США заклеймят его «валютным манипулятором» и далее последует настоящая торговая война, о которой пока только говорит Дональд Трамп. Торговая война опасна для всех глобальных рынков, в том числе для самих США и Китая. Китай столкнется с ухудшением доступа к рынку США – своего крупнейшего торгового партнера, что сильно ударит по макроэкономической стабильности страны. «Если США введут заградительные пошлины, симметричным ответом Китая будет девальвация юаня, которая и сейчас происходит, но очень плавно. Итог: дешевый китайский импорт будет давить на национальных производителей и в России, и в Европе, и в США. Какой следующий шаг? Введение новых пошлин? Ситуация может развиваться по спирали», – говорит Романчук. Источники Bloomberg говорили, что Китай в ответ на введение пошлин на китайские товары может активизировать налоговые и антимонопольные проверки известных американских компаний, имеющих большое присутствие в США. Пекин также может развернуть антидемпинговые расследования и свернуть госзакупки американских товаров. Торговая война разрушит наработанные товарно-экономические цепочки в мире, что поначалу будет не выгодно никому. На создание на руинах нового экономического миропорядка потребуется время и деньги. И пока сложно сказать, кто в итоге выстоит в этой войне. Но ясно одно – американскому электорату Трампа это вряд ли понравится. Теги:  Давос, Си Цзиньпин, экономика Китая, Дональд Трамп, США и Китай

17 января, 20:30

Си Дзиньпин: "Никто не выйдет победителем из торговой войны"

За глобализацию и свободную торговлю высказался глава КНР Си Дзиньпин во время своего выступления в Давосе. Он подчеркнул, что в то время как США с приходом нового президента планируют сконцентрироваться на внутреннем рынке, Китай, наоборот, хочет уделить больше внимания внешним торговым связям. Важное место в речи Си Дзиньпина было отведено политике протекционизма и ее последствиям. Китайский лидер заявил, что страны не должны преследовать собственные интересы в ущерб интересам других государст… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/01/17/china-s-warning-over-protectionism-don-t-lock-yourself-in-a-dark-room euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

17 января, 20:29

Директива Дугина: Китай - новый лидер глобализации

Александр Дугин: Накануне инаугурации Трампа продолжаем анализировать изменения важнейших тенденций в мировой геополитике, которые так или иначе связаны с этим новым фактором - с фактором Трампа. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

17 января, 19:35

Давос-2017: главные темы

Угрозы для глобализации и рост популизма стали основными темами на Международном экономическом форуме в Давосе. О чем говорят на форуме бизнесмены и политики, рассказываем в сюжете Телеканала РБК. Подпишитесь на канал РБК: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 Смотрите тематические проекты: https://www.youtube.com/channel/UCACLiwMe0-QkItW-knCOEew ------------------------ Получайте новости РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbc.ru Twitter: https://twitter.com/ru_rbc ВКонтакте: https://vk.com/rbc Одноклассники: http://ok.ru/rbc

17 января, 19:33

Си Цзиньпин: "Никто не выйдет победителем из торговой войны"

За глобализацию и свободную торговлю высказался глава КНР Си Цзиньпин во время своего выступления в Давосе.

17 января, 18:52

В развитых странах бунтуют из-за отсутствия глобальной цели, — футуролог

В благополучной Европе огромное количество людей теряет смысл жизни, потому что нет каких-то глобальных проектов, они не получают ничего, кроме устойчивого развития и соцпакета, в рамках которого живут, у них нет больших внешних целей. Такой […]

17 января, 18:34

Спасёт ли Давос глобализацию?

В швейцарском Давосе продолжается Всемирный экономический форум, участники которого – влиятельные бизнесмены и высокопоставленные политики – намерены решить, как защитить глобализацию от заслонов протекционизма. Сегодня на форум прибыл председатель КНР Си Цзиньпин. Что он пытается донести?

17 января, 18:34

Спасёт ли Давос глобализацию?

В швейцарском Давосе продолжается Всемирный экономический форум, участники которого – влиятельные бизнесмены и высокопоставленные политики – намерены решить, как защитить глобализацию от заслонов протекционизма. Сегодня на форум прибыл председатель КНР Си Цзиньпин. Что он пытается донести?

17 января, 17:35

Подъем популистов начался из-за глобальных изменений в сфере труда - эксперты

По мнению экспертов, людям пора привыкать быстро приспосабливаться к переменам и переходить из одной отрасли в другую.

17 января, 17:32

Си Цзиньпин: Китай против торговых войн и за большую открытость

Председатель КНР Си Цзиньпин дебютировал с речью в защиту глобализации на открывшемся сегодня экономическом форуме в Давосе. Его обращение стало ответом на протекционистскую риторику избранного президента США Дональда Трампа.

Выбор редакции
17 января, 17:02

Срывая покровы

Политолог Алексей Мартынов — о перспективах глобализации в современном мире

17 января, 16:06

Советник Дональда Трампа: США не хотят торговой войны с Китаем

Советник избранного президента США Дональда Трампа Энтони Скарамуччи заявил, что новая президентская администрация не хочет начинать торговую войну с Китаем. «Я считаю, что США, новая администрация не хотят торговой войны. Мы хотели бы видеть процесс свободной, честной торговли»,— приводит «РИА Новости» его слова.Господин Скарамуччи также отметил, что США хотели бы «очень сильных двусторонних отношений» с Китаем.Ранее избранный президент США Дональд Трамп выразил мнение, что неограниченная глобализация и свобода торговли наносят вред экономике США, и обещал, в случае необходимости, прибегнуть к протекционистским мерам в отношении товаров из Китая. Он сказал, что готов ввести тариф размером 45% на китайские товары. Несколько крупных американских компаний высказались против углубления конфронтации с Китаем. Они опасаются потери рынка, который для многих из них стал основным. Председатель КНР Си Цзиньпин в ответ на слова господина Трампа сказал, что его страна не будет прибегать…

17 января, 16:05

Лидер Китая в Давосе назвал вызовы для мировой экономики

По его мнению, мировой экономический ландшафт меняется, но старые подходы в управлении не успевают за этим процессом.

Выбор редакции
17 января, 16:00

На форуме обсуждают рост антиглобализационных настроений и популизма

В Давосе официально открылся Международный экономический форум. Основные темы, которые волнуют мировых лидеров и ведущих бизнесменов в этом году, это рост настроений против глобализации. Политики и эксперты обеспокоены, что популисты на западе усиливают свои позиции.

17 января, 15:21

Лидер Китая объявил начало нового экономического этапа в своей стране

По его словам, в стране сменился главный двигатель экономического роста.

18 ноября 2016, 18:04

Дмитрий Перетолчин. Владимир Павленко. "ФРС против американских президентов"

Доктор политических наук Владимир Павленко об истории борьбы банкиров за контроль над Соединенными Штатами, как создание ФРС изменило американское общество и всю мировую финансовую систему. #ДеньТВ #Перетолчин #ФРС #доллар #экономика #Ротшильды #Рокфеллеры #банкиры #Трамп #элиты #Морганы #история #Павленко #Шифф #Барух

25 октября 2016, 10:07

Дмитрий Перетолчин. "Кланы Америки". Константин Черемных

Дмитрий Перетолчин и аналитик Института динамического консерватизма Константин Черемных о том, кто стоит за американскими президентами и борьбе американских кланов, которая охватывает все властные структры США. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #тайны #КланыАмерики #США #элиты #глобализация #манипуляциясознанием #сокращениенаселения #ХилариКлинтон #Обама #ЛеоШтраус #неоконы #демократы

19 октября 2016, 10:01

Ольга Четверикова. Глобализация, религии и вера. 10.10.2016 [РАССВЕТ]

Подпишитесь на наш новый канал: https://www.youtube.com/c/RASSVETTV Расчленение Руси продолжается; Ватикан и Украина; Ватикан в схеме глобального управления; экспансия Ватикана на примере постсоветских республик; иудаизация Христианства; принудительная глобализация в духовной сфере; дискредитация Православия официальной церковью и др. 00:10 – Расчленение Руси продолжается 12:22 – Ватикан и Украина 24:36 – Ватикан в схеме глобального управления 30:09 – Экспансия Ватикана на примере постсоветских республик 36:31 – Иудаизация Христианства 39:08 – Принудительная глобализация в духовной сфере 42:36 – Дискредитация Православия официальной церковью 50:01 – Маски сняты Подписаться на канал: https://www.youtube.com/channel/UCc-OSFoYXFuDjZkcK0osUVg Смотреть больше видео: https://www.youtube.com/playlist?list=PL5Dp3frI99iqwpKB9Nj6uuIGjKvxslM39 ПОДДЕРЖАТЬ КАНАЛ Яндекс Деньги: 410014420769282 (https://goo.gl/97xTfy) PayPal: [email protected]

12 октября 2016, 20:02

Владимир Павленко. Дмитрий Перетолчин. "Международное лобби климатической аферы"

"Парижское соглашение, которым заменяют Киотский протокол, — это именно «заигрались»: от добровольных обязательств, из которых всегда можно выйти, докатились до обязательных. Да еще и жестко контролируемых каждые пять лет, причем с обязанностью дальнейшего снижения выбросов. Очень просто: правительственные либералы, которые сели на раздачу, были «в доле» не с собственным народом и страной, а с Западом, который платил им гранты". Доктор политических наук Владимир Павленко о том как контроль за выбросами становится удавкой для российской промышленности. #ДеньТВ #Перетолчин #климат #киотскийпротокол #ООН #промышленность #пределыроста #мироваяэлита #Рокфеллер #Печчеи #Римскийклуб #Трехсторонняякомиссия #Гвишиани #распадСССР

31 июля 2016, 23:11

Константин Черемных. БЕНЕФИЦИАРЫ «НОВОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ»

Что происходит с государственной властью в западной цивилизации? Почему с карты Европы исчезают яркие, самостоятельные, волевые политики? Почему в Вашингтоне внешнеполитические и даже важнейшие кадровые решения столь «дёрганы» и хаотичны? Как может получиться, что глава государства, упорно считающего себя единственной и исключительной сверхдержавой, утверждает, что подлинное лидерство состоит в борьбе с глобальным потеплением, а в это время в центральной европейской стране-союзнице, в столице — символе Европы на сцену выходит невесть кем управляемая антигосударственная сила и хладнокровно сеет смерть налево и направо

10 июля 2016, 07:55

Zerohedge.com: Начало Великого рыночного отлива

Автор Charles Hugh-Smith. Инвестор в обычных условиях всегда стоит перед выбором одного из двух классов активов: рискованные активы (инвестиции с большими рисками и большей потенциальной доходностью), к которым относятся акции, и безрисковые активы (инвестиции с меньшей доходностью и меньшим риском),…читать далее →

14 июня 2016, 00:00

Бильдерберг-2016. Всевластие «элит» и бесправие «плебса»

С 9 по 12 июня в отеле Taschenbergpalais в Дрездене прошла 64-я встреча членов Бильдербергского клуба, которая на этот раз не вызвала прежнего ажиотажа. Несмотря на присутствие на собрании важных фигур, таких как директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, гендиректор Ройял Датч Шелл Бен ван Берден, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, гендиректор Дойче Банк Джон Крайан, гендиректор BP Роберт Дадли, главный редактор Bloomberg Джон Миклетвей и...

26 февраля 2016, 17:21

Дмитрий Перетолчин. "Корпорация монстров Google и цифровая диктатура будущего"

Выступление писателя и историка Дмитрия Перетолчина на круглом столе в дискуссионном клубе партии "Родина". Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

28 января 2016, 19:18

Цены на сырье

Цены на сырье находятся на многолетних минимумах, а с учетом инфляции на минимумах за пол века.Например, цены на энергосырье (нефть, газ, уголь) в номинальном выражении на минимуме с 4 кв 2003, а с учетом инфляции находятся на средних значениях 80-х годов и примерно также, как было в 74 году, т.е. более 40 лет назад.Композитный индекс на энергосырье с 1960 по декабрь 2015, т.е без учета тенденций в январе 2016 (в номинальном и реальном выражении по ценам 2015 года):Развесовка и структура композитных индексов на основе моих расчетов и Всемирного Банка:Цены на промышленные металлы (алюминий, медь, никель, цинк, олово, свинец) более, чем в ДВА раза НИЖЕ, чем в 60-х годах прошлого века (с учетом инфляции) и всего лишь на 20% выше, чем самые низкие уровни в современной истории (конец 90-х годов).Но даже по номиналу они обновляют минимумы 2008 года и могли быть еще ниже, если бы не относительно высокие цены на медь. Цены на пром.металлы по номиналу такие же, как в конце 80х (с учетом инфляции в 2.5 раза ниже).Композитный индекс на драгметаллы (золото, серебро, платина) почти в два раза упал от максимумов 2011,но в три раза выше, чем исторические минимумы начала нулевых (даже с учетом инфляции)По удобрениямПо продовольствию (состав указан в начале статьи)По прочим сельхоз товарам (типа хлопка, каучука)Как видно, падает не только нефть. Промметаллы вообще в два раза ниже, чем в 1960-хЗа последние 60-70 лет по сырью было два периода затяжной стагнации, т.е. околонулевых среднесрочных (3-5 лет) темпов роста относительно долларовой инфляции. Это 50-60-е года и 80-90-е. И два периода фронтального раллирования с многократным превосходством темпов роста сырьевых активов относительно долларовой инфляции. Это с 1972 по 1980 и с 2002 по 2011. В первом случае рост сырья совпал с отменой золотого стандарта с глобальной переоценкой активов и чередой энергетических кризисов. Во втором случае рост сырья был сопряжен с:1. C мощным внедрением инвестиционных фондов на рынок комодитиз, начиная от фондов, аффилированных с первичными дилерами, заканчивая более мелкими частными структурами Товарные фьючерсы бурно развивались как раз на траектории входа институциональных инвесторов с 2002 по 2008, чему также способствовало развитие электронной торговли и фактор глобализации, когда стали распихивать активы всюду, куда только возможно. Это в свою очередь было возможно с либерализации законодательства по инвестиционным банкам со снятием ряда ограничений на торговлю, часть которых действовали после времен Великой Депрессии до конца 90-х.2. Стремительный рост всех развивающихся рынков и в особенности по азиатскому направлению и если быть точнее – Китай, который потреблял свыше трети сырьевых ресурсов от чистого годового приращения глобального потребления сырья на тот период.Т.е. играл фактор физического спроса на сырье, который в определенные периоды рос существенно быстрее возможности по предложению сырья + либерализация законодательства по инвест.банкам + передозировка свободных средств на счетах, которые не знали, куда девать + сверхмощный импульс развития взаимных фондов, инвест.банков, которые в свои портфели внедряли сырьевые инструменты + упрощение торговли и расчетов после повсеместного внедрения удаленных торгов + общая искусственно нагнетаемая истерия по дефициту сырья на рынке и байки о том, что эпоха дешевого сырья закончена + действия американских и европейских нефтекартелей с договоренностью с правительством США.Что имеем сейчас? Первичные дилеры отказались от торговли сырьем в прошлом формате еще в 2012 году (о чем ранее писал). Многие продали свои сырьевые подразделения или существенно их сократили. Глобальная денежная масса хоть и растет, но в темпах раза в три меньше, чем в 2002-2007, да и то за счет Китая. Прироста финансовых активов (за вычетом бумажной оценки фондовых рынков) в США, Европе и Японии не происходит с 2007. Ожидания роста глобальной экономики крайне сдержанные и более того, есть все основания полагать о возобновлении мировой рецессии уже в 2016-2017. Многие факторы, которые стимулировали рост сырья в 2002-2008 нейтрализовались.Учитывая, что1. Чистые экспортеры сырья – это, как правило, недоразвитые или слабо развитые страны2. Чистые импортеры сырья – это США, Европа и Япония (те, то контролирует и формирует цены на сырье)3. Сырьевое лобби хоть и присутствует в развитых странах, но не является доминирующим в настоящий момент, т.к. в иерархии приоритетов все большее значение приобретают финансовое лобби, биотехнологическое, фармацевтическое и ИТ лобби (технологические корпорации)4. Мировой спрос на сырье начал стагнировать с 2011То в рамках снижения издержек и повышения нормы прибыли на траектории построения постиндустриального, высокотехнологического общества при подавлении Бундустана (группа недоразвитых и слаборазвитых сырьевых стран) вполне выгодно и разумно запустить сырьевой рынок в третий по счету ценовой дрейф. Когда цены на сырье в среднем растут в рамках долларовой инфляции. По крайней мере, определенные предпосылки к этому имеются. Это может реализоваться при условии, если Китай в плане социально-экономического развития ляжет в диапазон 2-3% роста, а фактор Индии (как новый Китай) не реализуется в перспективе 10 лет. Если же Китай продолжит от текущей высокой базы расти по 4% и больше, а Индия по 7-8%, то удержать сырье от роста будет невозможно.Низкие цены наложат ряд ограничений на альтернативные проекты в энергетике, которые невозможны при ценах на нефть ниже 80, также ограничат разведку и добычу трудно извлекаемой нефти, что в перспективе может ограничить предложение. Но нужно учитывать, что при цене нефти за 100, государство почти по всех странах экспортерах изымало 55-75 долларов (сверхдоходы) с каждого проданного барреля по 100, а степень раздутости расходов у нефтегаза относительно добычи пром.металлов достигала двух и более раз. Зарплаты, которые почти в три раза выше, неоптимизированные расходы, капексы, которые раз в 5-6 раздуты и так далее. Расходы вполне можно сократить минимум в 2 раза без потери эффективности. Т.е. даже при цене в 30 этот бизнес может приносить прибыль, а если бы функционировал по законам металлургов, то и по 20 возможно. Очевидно, что цены на нефть были раздуты, если при 100 баксах, около 60% забирало государство, 15-20% была чистая прибыль и расходы минимум в два раза раздуты. Т.е реальная себестоимость с учетом доставки 10-15 баксов по миру, остальное понты и сверхдоходы. Сколько у металлургов или агропрома забирает государство сверхдоходов? Нисколько, а агропром даже дотирует. Какая у них прибыль? Нулевая, многие в убытках, а расходы предельно оптимизированы. Поэтому высокие цены на нефть - заслуга преимущественно американских и европейских нефтекартелей с допущением правительства США.Так что Бундустан могут заслуженно гнобить еще лет 5-10 (энергосырье, пром.металлы). На графиках видно, что сельхоз сырье и пром.сырье в долгосрочной перспективе растут ниже долларовой инфляции, которая сейчас составляет меньше 2% в год . Естественно, в перспективе нескольких недель или месяцев возможны ценовые всплески с амплитудой до 30-50%, но среднегодовые цены будут стремиться к скользящей средней, находящиеся возле многолетних минимумов.Это не относится к драгметаллам, ценообразования на которые совершенно иное, и они больше коррелируют с глобальной долларовой денежной массой + факторы страха, диспропорций и кризисов на фин.рынках. Т.е. абсорбация активов в золоте и серебре по прежнему актуальна при высокой вероятности финансового шторма. Так же актуальны спекулятивные игры в нефти, которые при удачном раскладе могут пожизненно снять финансовой вопрос с повестки дня, т.к волатильность позволяет при должном мастерстве рубить деньги вагонами.Но начало нового суперцикла по сырью выглядит крайне сомнительным. Возврат нефти к 60? Элементарно, но среднегодовые цены будут балансировать около 45-50 много лет. Поэтому страны Бундустана по полной программе ощутят важность и необходимость диверсификации экономики.

28 ноября 2014, 11:37

Владимир Мау, Алексей Улюкаев: Глобальный кризис и тенденции экономического развития

Глобальный кризис формирует экономико-политическую повестку. Она требует переосмысления многих выводов экономической теории и практики, которые до сих пор считались общепринятыми. В статье ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президента РФ и Владимир Мау и Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, опубликованной в журнале "Вопросы экономики" (11/2014) анализируют ключевые вопросы экономического развития на среднесрочную перспективу. В числе важных для формирования новой модели экономического поста проблем рассматриваются: темпы роста и вероятность долгосрочной стагнации, новые вызовы макроэкономической политики в связи с широким распространением ее нерадиационных инструментов, неравенство и экономический рост, контуры нового социального государства, перспективы глобализации,а также реиндустриализация в развитых странах. В. Мау , А. Улюкаев[1] Глобальный кризис и тенденции экономического развития* Аннотация на русском, ключевые слова, коды JEL Глобальные кризисы – общее и особенное Экономическое развитие ведущих стран определяется прежде всего предпосылками и характером глобального кризиса, который начался в 2008 г. и продолжается по настоящее время. Это кризис особого рода: он не описывается одним-двумя параметрами (например, спадом производства и ростом безработицы), а является многоаспектным, охватывая разные сферы социально-экономической жизни, и, как правило, имеет серьезные социально-политические последствия. Это системный кризис, и в этом отношении он аналогичен кризисам 1930-х и 1970-х годов (Мау, 2009). Разумеется, здесь не может быть прямых аналогий. Структурные кризисы уникальны, то есть опыт, накопленный в ходе преодоления каждого из них, практически нельзя использовать в новых условиях. Тем не менее есть ряд качественных характеристик, которые позволяют относить их к одному классу, то есть эти кризисы можно сравнивать, учитывать их особенности, но не прилагать рецепты антикризисной политики, эффективные в одном случае, к другому. Можно выделить следующие черты системных кризисов. Первое. Такой кризис одновременно и циклический и структурный. Он связан с серьезными институциональными и технологическими изменениями, со сменой технологической базы (некоторые экономисты используют термин «технологические уклады»). Эти изменения выводят экономику на качественно новый уровень эффективности и производительности труда. Системное обновление технологической базы на основе новейших достижений науки и техники – важнейшее условие успешного выхода из кризиса[2]. Второе. Существенным элементом системного кризиса выступает финансовый кризис. Именно наложение последнего на собственно экономический кризис (спад производства и падение занятости) затрудняет выход из него, обусловливает необходимость проведения комплекса структурных и институциональных реформ для выхода на траекторию устойчивого роста. Третье. Неизбежным результатом кризиса выступает формирование новой модели экономического роста: она предполагает структурную модернизацию как развитых, так и развивающихся стран, что связано с созданием новых технологических драйверов. Возникновение новых отраслей и секторов реального производства, их географическое перемещение по миру определяют новую глобальную экономическую реальность и одновременно создают предпосылки для появления новых вызовов и инструментов экономической политики. Эту тенденцию хорошо отражает появившийся в 2009 г. термин «новая нормальность» – newnormal (Улюкаев, 2009). Четвертое. Отметим серьезные геополитические и геоэкономические сдвиги, формирование новых балансов сил (отдельных стран и регионов) в мировой политике. В начале кризиса можно было предположить, что он приведет к закреплению двухполярной модели, на сей раз основанной на противостоянии США и Китая, которых иногда обозначают как G2 – «большую двойку» (Brzezinski, 2009), а Н. Фергюсон назвал «Кимерикой» (Chimerica = China + America; см.: Ferguson, 2008). Однако постепенно все отчетливее проступают контуры многополярного мира, который хотя и не отрицает наличия двух-трех ключевых экономических центров, на практике означает возврат к хорошо известной по XIX в. модели «концерта стран», балансирующих интересы друг друга. С поправкой на нынешние реалии речь может идти, скорее, о балансе интересов ключевых региональных группировок. Пятое. В ходе системного кризиса происходит смена модели регулирования социально-экономических процессов. В 1930-е годы завершился переход к индустриальной стадии развития и закрепились идеология и практика «большого государства», сопровождаемого ростом налогов, бюджетных расходов, государственной собственности и планирования, а в некоторых случаях – и государственного ценообразования. Напротив, кризис 1970-х годов привел к масштабной либерализации и дерегулированию, к снижению налогов и приватизации – словом, к тому, чего требовал переход к постиндустриальной технологической фазе. В начале последнего кризиса создавалось впечатление, что мир вновь вернется к модели, основанной на доминирующей роли государства в экономике (появился даже термин «примитивное кейнсианство» – Crass-Keynesianism). Практика, впрочем, пока не подтверждает такую тенденцию. Роль государственного регулирования действительно возрастает, однако это относится преимущественно к сфере регулирования финансовых рынков на национальном и глобальном уровнях. Действительно, в настоящее время важнейшим противоречием выступает конфликт между глобальным характером финансов и национальными рамками их регулирования. Важно выработать механизм регулирования глобальных финансов в отсутствие глобального правительства. Шестое. Системный кризис ставит на повестку дня вопрос о новой мировой финансовой архитектуре. В результате кризиса 1930-х годов сформировался мир с одной резервной валютой – долларом. После 1970-х годов сложилась бивалютная система (доллар и евро). Направление эволюции валютных систем после новейшего кризиса пока не определилось. Можно предположить усиление роли юаня, а также региональных резервных валют, если значение региональных группировок в мировом балансе сил возрастет. Множественность резервных валют могла бы поддержать тенденцию к многополярности мира и способствовать росту ответственности денежных властей соответствующих стран (поскольку резервные валюты будут конкурировать между собой). Седьмое. Начнет формироваться новая экономическая доктрина, новый мейнстрим в науке (по аналогии с кейнсианством и неолиберализмом в ХХ в.). Из всего сказанного вытекают важные выводы относительно перспектив преодоления системного кризиса и соответствующих механизмов. Во-первых, системный кризис связан с масштабным интеллектуальным вызовом, требующим глубокого переосмысления его причин, механизмов развертывания и путей преодоления. Как генералы всегда готовятся к войнам прошлого,  так и политики и экономисты готовятся к прошлым кризисам. До поры до времени это срабатывает, пока приходится иметь дело с экономическим циклом, то есть с повторяющимися проблемами экономической динамики. Поэтому сначала для борьбы с системным кризисом пытаются применить методы, известные из прошлого опыта. Применительно к 1930-м годам – это стремление правительства Г. Гувера (прежде всего его министра финансов Э. Меллона) не вмешиваться в естественный ход событий, жестко балансировать бюджет и укреплять денежную систему, основанную на золотом стандарте. Как свидетельствовал опыт предшествующих 100 лет, кризисы обычно рассасывались примерно за год и никакой специальной политики для этого не требовалось. Аналогично в 1970-е годы с началом кризиса попытались задействовать традиционные для того момента методы кейнсианского регулирования (бюджетное стимулирование в условиях замедления темпов роста и даже государственный контроль за ценами в исполнении республиканской администрации Р. Никсона), но это обернулось скачком инфляции и началом стагфляционных процессов. К системным кризисам плохо применимы подходы экономической политики, выработанные в предыдущие десятилетия. Возникает слишком много новых проблем, изначально не ясны механизмы развертывания кризиса и выхода из него, его масштабы и продолжительность. В ХХ в. на преодоление системных кризисов требовалось порядка десяти лет. Именно на это обстоятельство указывал П. Волкер, когда в июле 1979 г., в разгар предыдущего системного кризиса, вступил в должность руководителя ФРС: «Мы столкнулись с трудностями, которые до сих пор еще не встречались в нашей практике. У нас больше нет эйфории…, когда мы возомнили, что знаем ответы на все вопросы, касающиеся управления экономикой». Во-вторых, системный кризис не сводится к рецессии, росту безработицы или панике вкладчиков банков. Он состоит из ряда эпизодов и волн, охватывающих отдельные секторы экономики, страны и регионы. Это предопределяет его продолжительность – примерно десятилетие, которое можно назвать турбулентным. Более того, статистические данные могут неточно или даже неадекватно отражать происходящие в экономике процессы. Сам факт технологического обновления может искажать (причем существенно) динамику производства, поскольку новые секторы сначала плохо учитываются традиционной статистикой. Проблемы создает и статистика занятости. Если в ходе циклического кризиса одним из важных показателей его преодоления выступает рост занятости, то при системном кризисе этот критерий действует лишь в конечном счете. Технологическое обновление предполагает качественно новые требования к трудовым ресурсам, то есть серьезные структурные изменения на рынке труда. Поэтому для выхода из системного кризиса характерно запаздывающее восстановление занятости, когда высокая безработица сохраняется на фоне экономического роста. Возникает своеобразный конфликт между новой экономикой и старой статистикой, и для его разрешения требуется определенное время. В-третьих, нельзя преодолеть системный кризис лишь мерами макроэкономической политики, макроэкономического регулирования при всей важности бюджетных и денежно-

11 ноября 2014, 21:50

Китай предлагает АТЭС свою зону свободной торговли в противовес американской - economy

Восстановление мировой экономики нестабильно, ему до сих пор угрожают немало факторов неопределенности, и для стимулирования роста страны Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества должны ускорить создание региональной зоны свободной торговли. С такой инициативой на саммите АТЭС в Пекине выступил Председатель КНР Си Цзиньпин. Договор о свободной торговле периодически всплывал в ходе обсуждений на сессиях АТЭС, - на долю которого приходится 57% глобального ВВП и 44% мировой торгов… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/11/11/china-urges-faster-progress-on-asia-pacific-free-trade-area euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 14 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

08 ноября 2014, 19:06

С китайской трибуны сегодня сказано: "Система международных финансов устаревает, она неспособна..."

5 ноября самые именитые финансовые эксперты собрались на конференцию в Пекине (Китай), чтобы обсудить экономические реформы и то, как существующая глобальная финансовая система может быть адаптирована или изменена в стремительно изменяющейся среде, пишет финансовый эксперт Кеннет Шортген (Kenneth Schortgen Jr) в статье "Finance experts call for a new global financial order at Beijing conference" ("Финансовые эксперты призывают к созданию нового мирового финансового порядка на конференции в Пекине" - перевод для MixedNews Полины Шелест).  Бывший глава Европейского Центрального банка Жан-Клод Трише. Фото md1.libe.com И раскрывает эксперт следующие, фактически, революционные идеи, звучащие сегодня - в канун саммит АТЭС - в Пекине. А, поскольку, скоро - через неделю - и саммит "Большой Двадцатки" в Австралии, то как-то многозначительно зазвучали слова экспертов накануне пекинской встречи: "«Мозговой центр», состоящий из китайских экспертов наряду с бывшим президентом Европейского центрального банка Жаном-Клодом Трише и бывшим премьер-министром Австралии Кевином Раддом пришёл к общему заключению, что текущая система международных финансов быстро устаревает, и что она неспособна отвечать возникающим новым требованиям. Темы обсуждения на Международном финансовом форуме включали новые объектные структуры и правила, необходимые для развития финансовых рынков, встраивание развивающихся рынков в глобальную систему, экономические перемены и финансовые реформы. В центре дискуссии оказались темы возвышения юаня и усиление влияния Китая в глобальной экономике. Эксперты обсудили, какую монетарную политику может проводить и проводит первая или вторая - в любом случае, китайская - (в зависимости от используемой шкалы измерений) крупнейшая экономика мира после нескольких десятков лет гегемонии доллара в отношении торговли, энергетики и экономического роста. Международные финансовые эксперты, принимавшие участие в пекинском форуме, сошлись на том, что новый мировой финансовый порядок необходим стремительно изменяющейся глобальной экономике, а без стратегических диалогов и тесного сотрудничества реформы существующей системы невозможны. «Сегодня мир стоит на пороге революции. Назрела необходимость построить новую глобальную финансовую структуру и сформулировать новые правила для глобальных финансовых рынков», сказал председатель международного финансового форума Чэн Сивэй. «Новая глобальная система, новые глобальные правила, глобальный баланс и глобальное управление требуют от нас вовлечения в обновлённый стратегический диалог и нового стратегического мышления», добавил Чен. «Мировая экономика и мировые финансы находятся в поворотной точке своего развития», сказал бывший глава Европейского центрального банка Жан-Клод Трише во время форума посредством видеосвязи. «Мир прошёл(?) через глобальный финансовый кризис… Новые правила обсуждались не только внутри наиболее развитых экономик, в этой дискуссии принимают участие и все развивающиеся экономики, включая наиболее важные из них, в частности, Китай», сказал Трише. Любопытно, что Китай совместно с Россией и другими странами БРИКС уже постепенно выстраивает новую глобальную финансовую структуру, которая одновременно является и параллельной, и конкурирующей по отношению к существующей структуре финансов, контролируемой Западом при помощи доллара и систем SWIFT. Всего лишь год назад Китай основал новый глобальный банк, выполняющий те же функции, что и Всемирный банк и МВФ, а Россия пробилась через когда-то казавшуюся неуязвимой систему нефтедоллара, позволив покупать и продавать нефть и природный газ за рубли и юани. В новой глобальной финансовой парадигме ни одно государство или коалиция не могут существовать обособленно. Все экономики в той или иной степени сцеплены друг с другом в одну экономическую систему. Поэтому кризис, поразивший одну крупную страну, вызывает цепную реакцию по всему миру. Это не значит, что весь мир начинает лихорадить, как только США чихнёт, однако теперь даже до Америки докатываются финансовые проблемы, если в Евросоюзе или Японии начинается кредитно-денежный кризис. Учитывая, что мировую финансовую систему душат $1,4 квадрильона в производных ценных бумагах, правительства вынуждены обесценивать собственные валюты только для того, чтобы выжить в региональных и глобальных торговых войнах. Финансисты понимают, что глобальная финансовая система рушится, и разрабатывают новый сценарий, который предполагает два варианта развития событий: - либо должна произойти кардинальная реформа, способная удержать мир от глобального краха, - либо вся система должна быть «перезагружена», в результате чего несколько крупнейших экономических держав утратят право контролировать ситуацию в мировой экономике, после чего ряд восточных стран станут равными или доминирующими игроками в новой системе". Четко, откровенно, ясно. Но... Ясно и другое: переходные состояния - самые опасные и грозят нештатными эксцессами. Сегодня мир переживает именно подобное переходное состояние - от одной системы финансово-экономических отношений к чему-то новому. Это - даже не мировой экономический кризис. Берите выше! Это - смена отработавшей финансовой системы, которая обеспечивала развитие экономики и Человечества (естественно, в своих корыстных интересах) в течение почти пяти веков(!). И вот она пришла, как говорят американские ученые, к "потолку (лимиту) своих возможностей". "Ничто не вечно под Луной". (Уильям, наш, Шекспир + реминисценции от Экклезиаста (с)... 

03 октября 2014, 15:03

Инструмент контроля над миром. Генетическая Афера

Obi Van Tyz: " Мне довелось разговаривать с одним старым канадским фермером. Он с горечью говорил, что никакой «свободой для работящего действенного собственника» не пахнет и близко. Но не только лишь это разочаровывало потомственного трудягу-фермера. Его до глубины души возмущало то (цитирую его практически дословно), что он сейчас стопроцентно, полностью зависим от некоей компании, контролируемой людьми, которые в жизни никогда на земле не работали. На мой изумленный вопрос, о чем речь идет, он ответил следующее.  Стрит-арт Приблизительно 15 годов назад уговорами, подкупом властей, давлением через банки (практически все крестьяне контролируются банками, выдающими им кредиты), всеми мыслимыми и невообразимыми методами фермеров принудили культивировать на генном уровне модифицированные растения, в том числе пшеницу. Особенностью этих растений будет то, что на последующий год их семечки не прорастают. И фермерам приходится вновь обращаться к производителям на генном уровне измененных организмов за новыми семенами. Но главное не в этом — фермеров обязывают сеять только на генном уровне модифицированные семечки, при этом устройств сделать этого — масса. 2-ое — фактически стопроцентно уничтожен семенной фонд Канады, т.е. припасы «обычного», не на генном уровне измененного зерна, которые держали крестьяне для последующих урожаев. Специально нанятые люди смотрят, чтоб крестьянин ни при каких обстоятельствах не сеял зерно для будущих урожаев. Он должен закупать только у монополистов. В случае отказа у него начинаются очень суровые трудности — «подставки» со сбытом продукции, отказ продавать средства хим защиты растений, которые находятся в руках тех же компаний, трудности с сельхозтехникой и кредитами и т.д.. Это давление только очень и переламывает даже самых упорных. Согласно законам Канады продавленным банкирским еврейским лобби данные вопросы находятся в ведении компаний и правительство не вправе в их вмешиваться. Это ловушка, из которой нет выхода. «Если компания решит убить Канаду, то на последующий год не будет припасов зерна на посев, которые есть только у Компании и это конец — так как даже если у кого-либо и найдется случаем горсть зерна, это не то что страну — провинцию не выручит. Компании специально создают только такое зерно, которое не прорастает», — разъяснял крестьянин. Он признал, что и сам был обязан подчиниться «новым правилам», хотя отлично осознавал, что это полная, абсолютная кабала, и крышка мышеловки над крестьянством (фермерами) может захлопнуться в хоть какой момент. А это означает, что крышка мышеловки захлопывается и над целой государством, отказавшейся от использования «обычной» пшеницы в пользу на генном уровне измененной. Очевидно, таковой государством навряд ли будет Канада либо тем паче Америка, но Наша родина — просто. Как лицезреем, для того, чтоб стопроцентно поставить страну под контроль, совершенно необязательно окружать ее кольцом военных баз, нацеливать на нее ядерные ракеты и тому схожее. Появились куда более утонченные и действенные методы. Не считая того, даже чисто на теоретическом уровне компании держат дамоклов клинок над хоть какой государством мира. Метод не проиграть им только один — не начинать игру. Неуввязками биотехнологий и на генном уровне модифицированных товаров занимались много компаний, но в определенный момент времени, приблизительно 15 годов назад, как чертик из табакерки выскочили неведомые доныне компании с большими финансовыми способностями. Они просто скупили либо разорили фактически всех соперников. Практически 10 компаний в мире держут под контролем более 40% всего производства на генном уровне модифицированного зерна, которое равномерно становится доминирующим в мире. И вот что любопытно, большая часть этих компаний принадлежат одним и этим же лицам, которые являются просто подставными фигурами определенных финансово-промышленных групп. Более большая и их — отлично популярная в мире и в Рф компания «Монсанто». Как заявил исполнительный директор «Монсанто» Боб Шапиро, которого понимающие люди именуют «очень подозрительным директором» (что тут подозрительного, полностью ясно): «Очень просто сделать большие средства на самых базисных человечьих потребностях — еде, одежке, жилье». Дословно: «It is truly easy to make a great deal of money dealing with very primary needs: food, shelter, clothing.» Боб Шапиро — одна из принципиальных фигур в лоббировании «технологии бесплодия (обрывания размножения)» ('Terminator Technology'), другими словами производства и насаждения бесплодных сельскохозяйственных культур. «Монсанто» — очень влиятельная компания, за ней стоят мировые финансово-промышленные кланы, наикрупнейший банковский капитал и закрытые клубы многих государств мира. «Монсанто» ориентируется сначала на контроль над рынками государств Второго и Третьего мира. А Наша родина, как понятно, в наилучшем случае принадлежит Второму миру. У фермеров нет другого выбора, как обращаться к «Монсанто». Это сродни приучению к наркотику. Но более важен контроль нужно политикой целых стран. Конкретно этим занимается ВТО. Люди, понявшие, что происходит, лупят тревогу, но их голоса практически не слышно в специально поднятом информационном шуме. Тема продовольственной безопасности и стоящих за ней кланов — фактически табу в СМИ, на правительственных веб-сайтах, в научных журнальчиках и т.д.. Там, где каким-то чудом удается хоть что-то сказать, здесь же возникают толпы манипуляторов и наемных болтунов, которые мастерски забалтывают тему нагромождениями ереси и нелепостей. Тема специально профанируется и вышучивается. Делается все что угодно, чтоб не допустить обсуждения самой деятельности денежных групп и кланов, а по мере надобности разыгрывается «антисемитская» карта, так как главными фигурами в компаниях, производящих генно-модифицированные организмы, являются люди еврейской национальности. Вот что докладывают те, кто мастерски занимается вопросом «генетической аферы»: «Использование на генном уровне измененных зерновых культур грозит существованию фермерских хозяйств не только лишь на Юге, да и на Севере. Промышленники решают пробы запретить фермерам использовать в качестве семян зерна урожая предшествующего года. Таким макаром, фермеров лишают прав, которыми они воспользовались сотки лет». Об этом молвят и сами крестьяне, о чем докладывает ряд источников: «Такие компании как „Монсанто" делают пробы ужесточить контроль над „их" семенами методом прямого запрета фермерам сохранять любые семечки для посева вообщем, даже для их личного использования» (не для реализации продукции. Прим. создателя)". «Компании, специализирующиеся на генной инженерии и их союзники стремительно продвигаются в том, что бы лишить фермеров способности использования естественных семян. (Не на генном уровне модифицированных. Прим. создателя). В дальнейшем эти компании, возможно, употребляют свое политическое и экономическое воздействие, чтоб добиться этой цели». Можно добавить, что практически в хоть какой момент, в хоть какой стране, которая попадет в зависимость от компаний типа «Монсанто», может быть устроен рукотворный голод, как локальный, так и глобальный с самыми различными целями — «регулировкой» численности населения, согласно идеям Мальтуса, политического давления на управление, «мягкого геноцида» непокорливых народов и т.д.. Контроль над такими техническими культурами как хлопок и масличные культуры приведет к тому, что в решающий момент правительство окажется без порохов, жестких топлив и т.д.. Необходимо подчеркнуть, что последние 15 лет предпринимаются большие усилия для того, чтоб устранить генетический семенной фонд Рф, в особенности таковой, как известный Вавиловский фонд, чтоб отрезать путь к на теоретическом уровне вероятному возрождению Рф. Сейчас навечно. Более кропотливо маскируемой целью будет то, что основной целью «Зеленой Революции» является устранение соперников, которые смеют быть независящими. Для этого в ход идут все средства, к примеру в Шотландии группой арбитров и адвокатов были стопроцентно разорены крестьяне, осмелившиеся сеять «обычный» семенной картофель. У фермеров просто не остается другого выбора как использовать «зеленую смерть» — бесплодные растения. Эти «семенные» компании представляют собой смертельную опасность для фермеров, которые осмелятся сеять «живые семена», они сделают все, чтоб живы культуры навечно пропали. В свете произнесенного становится ясно, что информационная волна по поводу угрозы либо безопасности на генном уровне модифицированных товаров, поднятая и в Рф и в мире, проплачена по высокому уровню. Сам вопрос, который людям подсовывают в виде неверной проблемы: «полезность либо вредность для здоровья на генном уровне измененных продуктов» является спецоперацией по прикрытию настоящих целей организаторов этой поистине страшенной акции — установлению полного контроля над продовольственной безопасностью многих государств и, в том числе, Рф. Когда до людей доходит, что не все так просто в этой пропагандистской кампании, то им подсовывают вторую пустышку, которая смотрится «объясняющей», но является просто последующей линией обороны, последующей неверной целью. Людям молвят, что некоторые «корпорации» просто желают получать сверхприбыли, вот и торопят «прогресс». Дескать, что с предпринимателей взять, всегда желают нажиться. Но дело обстоит намного серьезнее. Да, непременно, монополии будут получать удивительные сверхприбыли, так как они будут стопроцентно держать под контролем все стадии производства и употребления продовольствия — начиная от посева семян, контроля земли (через банки и систему кредитов фермерам), залог на средства производства. Но повторяю снова, что сущность проводимой биотехнологической революции — совершенно не в этом, не в деньгах, а во власти. Будет власть — будут и средства. Чем больше власть — тем больше будет средств. И абсолютная зависимость для всех других. В первый раз в истории крестьянин растеряет возможность не то что продавать собственный продукт, а даже сеять. Переключение внимания людей на второстепенный вопрос «вредности либо безвредности» на генном уровне измененных товаров — преднамеренно спланированная афера, чтоб скрыть реальную цель — продовольственный и вытекающий из него политический контроль над целыми странами. Это преднамеренно осуществляемая Операция Прикрытия настоящих целей отсюда 

26 сентября 2014, 02:10

Фрагментация угрожает заменить глобализацию

  С начала мирового финансового кризиса процесс глобализации, который казался неизбежным, вдруг стал останавливаться.  Глобализация, несмотря на все свои неоспоримые преимущества, породила проблемы управлении крупными институтами и государствами, тем самым выявив несостоятельность национальных правительств и международных организаций. На этот процесс возлагали слишком большие надежды, однако они оказались тщетными, так как глобализация так и не стала инструментом для решения проблемы изменения климата, экономического кризиса, развития мирового рынка труда. В результате, маховик стал раскручиваться в обратную сторону. Исполнительный директор Европейского совета по международным отношениям Марк Леонард отметил, что взаимозависимость, которая ранее считалась экономическим благом, теперь стала угрозой. "Никто не готов терять преимущества глобальной экономики, но все крупные державы задумываются о том, как защитить себя от ее рисков, военным или иным путем. После 25 лет пребывания во все более тесной связи друг с другом, похоже, что мир намеревается заново разделить себя", - считает Марк Леонард . В дополнение к этому "новому изоляционизму", правительства, транснациональные корпорации и международные организации бывают не в состоянии подготовить всеобъемлющую повестку дня для решения проблем. А для политических лидеров, на которых давят сроки и другие факторы, "долгосрочное планирование" может означать всего лишь четыре года, или даже меньше. Подобным образом, руководители частного сектора и руководители компаний должны фиксировать ежегодную или ежеквартальную прибыль, желательно выше прогнозов, иногда за счет долгосрочных интересов, не говоря уже о благополучии общества в целом.  РУБИНИ: БОЛЬШАЯ БРЕШЬ Мировой кризис 2008 г. вызвал жесткое неприятие глобализации и свободного рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы и технологий. Этот новый национализм принимает различные экономические формы: торговые барьеры, защита активов, реакция против прямых иностранных инвестиций, политика, благоприятствующая местным работникам и компаниям, антииммиграционные меры, государственный капитализм и ресурсный национализм. В политической сфере это привело к росту популярности популистских, антиглобалистических, антииммиграционных и в некоторых случаях откровенно расистских и антисемитских партий. Эти силы не рады алфавитному супу из наднациональных институтов управления - ЕС, ООН, ВТО и МВФ и других, необходимых для дальнейшей глобализации. Даже интернет - воплощение глобализации - в течение последних двух десятилетий подвергается риску быть раздробленным, как происходит в более авторитарных странах т,аких как Китай и Иран. Основные причины этих тенденций ясны. Вялый процесс восстановления мировой экономики создал брешь для популистских партий, способствующих политике протекционизма, обвиняющих внешнюю торговлю и иностранных рабочих в затяжном упадке экономик своих стран. Добавьте к этому увеличение разрыва между доходами самых богатых и бедных слоев населения – имущественного неравенства в большинстве стран, и неудивительно, что в итоге над экономикой берут контроль популисты, которые способствуют обогащению только элиты и искажению политической системы.  И, хотя региональные и глобальные международные организации имели некоторые заметные успехи, они слишком часто бывают парализованы такими проблемами, как нехватка денег и внутренними конфликтами участников. Причем, очевидно, что взаимосвязь между государствами с каждым днем растет, начиная с проблемой выбросов углекислого газа, заканчивая уклонением от уплаты налогов - большая часть проблем носит транснациональных характер, и справиться с ними без устойчивого процесса дальнейшей взаимной интеграции будет довольно сложно. Нынешняя вспышка лихорадки Эбола, которая бушует в большей части Западной Африки и угрожает распространиться в другие регионы, является еще одним ярким примером этого. Очевидно, 7,2 млрд человек этого мира нуждаются не только в новых идеях, но и в новых способах достижения консенсуса с участием всех заинтересованных сторон в движении лучших идей от теории к практике. Ни одна из глобальных проблем не может быть решена эффективно без тщательной и постоянной консультации между всеми заинтересованными сторонами. Более того, современные средства коммуникации позволяют идеям и практическому опыту распространяться по всему миру с беспрецедентной скоростью. Как транснациональные корпорации, так и жители могут поделиться плодами прогресса. Никто не сомневается, что идеи являются топливом человеческого прогресса и развития. Однако, процесс фрагментации угрожает заменить собой глобализацию, и в этом случае развитие глобальной экономики, как и всего прогресса может заметно замедлиться, а глобальные проблемы будут только накапливаться, что в итоге приведет к серии довольно тяжелых кризисов.

22 сентября 2014, 19:46

Коррупция в Мировом банке

А вы думаете - только у нас? А нас-то кто учил: О деятельности по борьбе с коррупцией Всемирного банка. Всемирный банк по-прежнему больше заботит продвижение его собственной неолиберальной программы, нежели твердая позиция в отношении глубоко укоренившейся коррупции, отчего он и не сумел сколько-нибудь значимо продвинуться в борьбе против нее. Государства, которые приняли рекомендованные Всемирным банком реформы, до сих пор не могут справиться с социальными и политическими последствиями подобных вмешательств, и потому коррупция там продолжать процветать, а социальное неравенство неуклонно растет. Введение На ежегодной встрече Всемирного банка и Международного валютного фонда в 1996 Джеймс Вулфенсон, в то время президент Всемирного банка, представил к обсуждению новую проблему, которую в течение долгого времени старались избегать как международные финансовые институты, так и сообщества по вопросам развития: проблему коррупции. «Давайте говорить без обиняков, — призвал он, чтобы добиться экономического развития и сокращения бедности в развивающихся странах, — нам необходимо бороться с раковой опухолью коррупции» (Weaver 2007, 121). Благодаря этой речи поиск лекарства от этого политического недуга стал одной из главных тем дискуссий о национальном и международном развитии. Так начала формироваться антикоррупционная программа. Начиная с этого времени, Всемирный банк, согласно отчетам, ежегодно тратит по 10 миллионов долларов в год на расследования и наказания; он создал следственный департамент, состоящий из 50 с лишним человек, запустил более 600 специальных антикоррупционных программ и правовых инициатив в почти 100 странах-заемщиках (Steinberg 2001, 617; Bhargava 2006, 24). Однако, несмотря на все эти усилия, недовольство антикоррупционными стратегиями Всемирного банка растет как внутри самого банка, так и вне его. В данной статье антикоррупционная программа Всемирного банка рассматривается и подвергается критическому разбору двумя способами. Во-первых, через обращение к ограничениям, существующим внутри самого Всемирного банка: его аполитичной природе, культуре кредитования и незнанию роли, которую он играл и продолжает играть в сохранении коррупции. Затем будут рассмотрены три рекомендованные реформы, которые Всемирный банк поощряет в качестве средства искоренения коррупции: приватизация, укрепление гражданского общества и добросовестное государственное управление. Анализируя Всемирный банк как организацию и признавая пределы его возможностей в борьбе с коррупцией в рамках трех реформ, которые будут приведены в качестве примера, данная статья доказывает, что Всемирный банк по-прежнему больше заботит продвижение его собственной неолиберальной программы, нежели твердая позиция в отношении глубоко укоренившейся коррупции, отчего он и не сумел сколько-нибудь значимо продвинуться в борьбе против нее. Взгляд на Всемирный банк изнутри Аполитичная природа Это должно быть что-то тайное — этот секрет из секретов, в котором Юг бессовестно повторяет притворство притворств Севера. Taussig 1999, 79 Всемирный банк — международное финансовое учреждение, созданное в 1944 году в ответ на попытки восстановления и развития после Второй мировой войны. С тех пор он превратился в пять крупных институтов развития, которые предлагают развивающимся странам кредиты под низкий процент и беспроцентные займы, а также советы в отношении политики, исследования и анализ в целях «борьбы с нищетой во всем мире» (Worldbank.org 2013). Хотя внимание Всемирного банка всегда было сфокусировано исключительно на экономических проблемах, с годами в игру вмешались вопросы управления и коррупции как серьезные препятствия на пути к достижению целей и задач Всемирного банка. В условиях широкого признания того факта, что слабые правовые и правительственные учреждения вкупе с высоким уровнем коррупции могут оказывать разрушительное воздействие на экономический рост государства, Всемирный банк был вынужден начать считаться с этими факторами в ходе своей деятельности (Rose-Ackerman 1997, 95). Хотя открытое обращение к проблеме коррупции впервые появилось в речи Вулфенсона в 1996 году, способность Всемирного банка внять его призыву к действию необходимо рассматривать с учетом ограниченности полномочий самого Банка. Несмотря на то, что Банк указывал на проблемы управления еще с 1950-х годов, глубокое погружение в проблему коррупции всегда оставалось противоречивой и запретной темой вследствие собственных принципов Банка, зафиксированных в Статьях соглашения (IBRD 2012), которые запрещали ему вмешиваться в политическую деятельность. Даже когда Всемирный банк открыто начал призывать к борьбе с коррупцией, его влияние на развивающийся мир по-прежнему ограничивалось сферой его полномочий, и поэтому все действия, предпринимаемые для сдерживания коррупции, должны были оставаться аполитичными. Главный юридический консультант банка так прокомментировал этот вопрос: «На мой взгляд, Банк может предпринимать действия для борьбы с коррупцией… Единственное юридическое препятствие, которое здесь есть, заключается в том, что в этом случае Банк и его сотрудники должны заниматься только экономическими причинами и следствиями и воздержаться от вмешательства в политические дела страны» (World Bank 1997, 24). Следовательно, ограничивая свои действия исключительно экономическими реформами, Всемирный банк остается неспособным открыто противостоять коррумпированным правительствам и по этой причине, по мнению Хэнлона (2004), «игнорирует [такие проблемы как] захват государства и… обеспечивает элите многие годы безнаказанности» (с. 756). Хотя юристы Всемирного банка много работали, чтобы доказать, что коррупция и неэффективное государственное управление напрямую связаны с экономическими результатами, по мнению Фукуямы (2006) борьба с коррупцией всегда останется вопросом политическим. По этой причине запрет Банка на участие в откровенно политической борьбе делает саму организацию «плохо приспособленной для ведения борьбы против коррупции» (там же, 33). Культура кредитования В дополнение к невозможности участия Банка в высокой политике, сама организация находится под давлением со стороны сообщества доноров, требующих «выдачи кредитов независимо от деятельности… что в итоге стимулирует скорее к оказанию помощи, чем к защите от коррупции» (Marquette 2007, 33). Давление нарастает в преддверии наступления срока исполнения программы ООН «Цели развития тысячелетия», где давление на Банк, побуждающее «сделать что-то» для искоренения бедности, очень велико (Fukuyama 2006). При таком давлении, по словам Уивера (2007), сотрудники Всемирного банка все еще считают, что продвижение в организации зависит от способности быстро получать одобрение своего проекта и быстро выдавать кредиты (с. 60). Система поощрения персонала Банка ставит кредитование превыше всех остальных соображений, и потому цель построить «ориентированную на результат корпоративную культуру», которая будет заставлять сотрудников отвечать за последствия выданного кредита, оказалась провалена (Marquette 2007, 33; Weaver 2007, 60). В ходе интервью, проведенных с 2000-го по 2005 год, выяснилось, что сотрудников, занимавшихся проектами Банка, «так и не удалось убедить в том, что контроль по обеспечению качества ценится и вознаграждается так же, как и работа по одобрению и выдаче кредитов» (Weaver 2007, 60–61). Следовательно, несмотря на заинтересованность Банка в борьбе с коррупцией, он по-прежнему ограничен своей культурой кредитования, где количество выданных кредитов ценится выше, чем количество отказов в них. По словам бывшего сотрудника Всемирного банка, подход Банка к борьбе с коррупцией можно было бы описать как «политику трех обезьян»: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу (Weaver 2008, 122). Ответственность Всемирного банка Несмотря на призыв Всемирного банка к прозрачности и подотчетности в качестве условий кредитования, сам Банк не признает свою собственную ответственность за рост коррупции, а также того факта, что «не бывает Юга без Севера» (Taussig 1999, 80). Чтобы дальше исследовать этот вопрос, я приведу два примера. Во-первых, Маруф (Marouf 2010) утверждает, что Всемирный банк должен нести ответственность за свою неспособность следить за использованием выданных кредитов и заняться вопросом крупномасштабной утечки капитала в Африке, которую объясняют коррупцией (с. 97). Согласно исследованию стратегии в области здравоохранения, одобренной Всемирным банком в 2007 году, лишь 25% проектов, предпринятых в странах Африки к югу от Сахары, имели удовлетворительные результаты (там же, 97). Это доказывает, что Банк не способен тщательно контролировать свои проекты и вследствие невозможности напрямую вести политическую деятельность «закрывает глаза на массовые утечки капитала» (Marouf 2010, 98). Этот пример демонстрирует, насколько «однобоки реформы государственного сектора, инициированные Банком, насколько они сосредоточены исключительно на правительствах, получающих кредиты, и игнорируют ответственность Всемирного банка за обеспечение того, чтобы денежная помощь на самом деле шла на благо бедным» (с. 97). Это ведет к неприемлемым растратам фондов банка и способствует сохранению высокого уровня коррупции, в то время как люди, нуждающиеся в помощи, не становятся богаче. Хэнлон (2007) приводит еще один пример, основывающийся на убеждении, что Всемирный банк «не соответствует задаче борьбы с коррупцией с “чистыми руками”» (с. 42). Приступая к решению проблемы коррупции, утверждает он, Банк смотрит только в будущее и не обременяет себя какой-либо ответственностью за свое участие в неправомерной выдаче кредитов в прошлом (с. 41). Хэнлон ссылается на случаи, когда Банк сознательно выдал «незаконные» кредиты трем самым коррумпированным политикам по данным Transparency International и все еще получает по ним выплаты (с. 42). Он считает, что в ситуациях, когда Банк знал о том, что деньги разворовываются, эти кредиты не должны были предоставляться. Поэтому Банк следует признать причастным не только к усугублению долговой нагрузки этих стран, но и к способствованию коррупции, ответственность за которую он отказывается брать на себя сегодня. Говоря словами бывшего президента Банка Пола Вулфовица, «в каждой незаконной операции, к сожалению, участвуют как минимум две стороны» (там же, 51) — Всемирный банк остается одной из них. Антикоррупционная программа Всемирного банка Создание правил и символического социального порядка есть человеческая индустрия, с которой могут сравниться только манипуляции, уловки, подделки, подмены и нарушение правил и условностей, в которых люди, кажется, участвуют столь же охотно. (Moore 1978, 1) Современные дебаты на тему коррупции, по словам Андерса и Нуйтена (Anders and Nuijten 2007), «определяются разделением между государством и обществом и соответствующей дихотомией частного и государственного» (с. 2). Эта школа мысли, в конечном итоге, винит «раздувшийся и неэффективный государственный бюрократический аппарат, пронизанный всепроникающей коррупцией, как главную причину неразвитости, поскольку та препятствует расширению частного сектора» (там же, 8). Этот подход, принятый Всемирным банком в его определении коррупции как «злоупотребления служебным положением ради личной выгоды» (World Bank 1997, 8), был раскритикован за свое нейтральное и формальное отношение к более глубокому, более сложному взаимодействию сил. Наоборот, коррупцию следует рассматривать не просто как «злоупотребление служебным положением», но скорее как феномен, заложенный в паутину постоянно изменяющихся социальных практик, которыми «всегда можно пользоваться и злоупотреблять ради интересов экономических классов или общественных групп» (Anders and Nuijten 2007, 14). Принимая во внимание то, что Банк ограничен обязательствами, культурой кредитования и отсутствием самокритики, данный раздел позволит рассмотреть три реформы, рекомендованные Всемирным банком, и показать, как эти реформы не только потерпели неудачу в борьбе с коррупцией, но и во многих случаях способствовали продвижению собственной неолиберальной программы Банка. Приватизация: пример Уганды По предположению Всемирного банка, «коррупция в основном там, где чиновники занимают монопольное положение, обладают большой свободой действий и не подотчетны в своих действиях народу» (Riley 1998, 137). Именно поэтому Банк выступал за приватизацию, чтобы заменить власть государства в принятии экономических решений властью рынка, сокращая тем самым риск того, что политики и бюрократы используют подобные решения для своей личной выгоды. Эта идеология, однако, не предусмотрела, что «деятельность по приватизации сама была подвержена коррупции» (Mwenda and Tangri 2001, 132) и в результате привела к рейдерским захватам со стороны государства и неравенству. Я докажу это на примере процесса приватизации, инициированного Всемирным банком, и продемонстрирую противозаконные действия в процессе приватизации, которые характерны для многих стран Африки, расположенных к югу от Сахары (там же). В начале 1990-х для того, чтобы получить поддержку многопрофильных организаций, таких как Всемирный банк, Уганда обязалась провести масштабную государственную приватизацию (Mwenda and Tangri 2001, 118). Несмотря на критику со стороны общественности и медленный старт, обусловленный проблемами с прозрачностью и ценообразованием, Всемирный банк подтолкнул Уганду к тому, чтобы ускорить темпы приватизации, так как «бремя в виде поддержки многочисленных слабых и убыточных полугосударственных предприятий угрожало экономическому росту» (там же, 119). Тем не менее, по мере того как процесс распродажи государственной собственности ускорялся, становилось ясно, что государственные предприятия распродаются по заниженным ценам и главным образом инвесторам, с которыми власти были связаны политическими или родственными узами (там же, 127). Несмотря на осуждение общественности, президент Уганды Мусевени не предпринял никаких действий против тех, кто в этом участвовал, поскольку во многих случаях это были его друзья, родственники и иные персоны, к которым благоволил режим (там же, 129). К 1999 году Всемирный банк согласился, что процесс приватизации в Уганде был опорочен недобросовестными действиями, государственными махинациями и скандалами, связанными с коррупцией, и все же никаких юридических действий предпринято не было, и Банк продолжил выдавать кредиты (там же, 127, 129). Всемирный банк продолжал молчать. На протяжении 1990-х Банк регулярно заявлял, что верил в то, что «политическое руководство Уганды имело твердые намерения очистить ряды правительства и взять коррупцию под контроль» (Cooksey 2012, 119). Очевидно, что для Банка задача проведения приватизации стояла превыше таких проблем, как прозрачность и контроль, и поэтому до тех пор, пока проводились экономические реформы, он не горел желанием публично заявлять о проблемах с коррупцией (Mwenda and Tangri 2001, 130). Можно было бы утверждать, что, продолжая предоставлять помощь заведомо коррумпированным правительствам и отказываясь открыто бороться с коррупцией, Банк не только попустительствовал коррупционным действиям ради достижения своих собственных задач, но и действовал как сообщник, помогая политическим лидерам злоупотреблять государственной властью (Cooksey 2012, 105). Укрепление гражданского общества: пример Нигерии Объемы донорской помощи НПО, начиная с конца 1980-х, быстро росли вместе с верой в то, что «раздувшиеся, неэффективные и, одним словом, коррумпированные» (Smith 2010, 248) государственные аппараты препятствуют экономическому росту. НПО рассматривались как средство предоставления «обычным людям более широкого доступа и влияния на государство, что сокращало возможности злоупотребления государственной властью с целью обогащения элит и укрепления неравенства» (там же, 250). Благодаря стремлению расширить свою неолиберальную программу путем сокращения объема и влияния государственного сектора, к концу Холодной войны стратегия финансирования Всемирного банка стала склоняться к доктрине, которая давала привилегии «гражданскому обществу». Эта политика сегодня нашла свое продолжение в борьбе против коррупции, поскольку Банк выделяет примерно 10% от своего годового портфеля финансирования гражданским общественным организациям (World Bank 2011). Тем не менее, несмотря на веру в то, что «гражданское общество» будет «главным институциональным двигателем в процессе демократизации и развития» (Smith 2010, 244), Всемирный банк не учел того, что такими организациями тоже манипулируют в качестве способа осуществления коррупционных схем и укоренения социального неравенства (там же, 250). «Фасад в виде гражданского общества» (там же) хорошо известен по всей Африке как способ присвоения донорского финансирования, что я и докажу сейчас на примере Нигерии. Там, где есть деньги, есть и возможности. С конца 1980-х, когда финансирование стало доступно и для НПО, «большая доля организаций в секторе НПО в Нигерии была создана исключительно по причине того, что открылся доступ к донорским деньгам» (Smith 2010). Так НПО стали инструментом правительства и состоятельных граждан не только для получения донорского финансирования, но и для упрочения своей собственной власти и статуса путем создания видимости того, что они «делают добро» тем, кому меньше повезло в этой жизни. Термины, изобретенные обычными нигерийцами, например GONGO, что значит «принадлежащая государству негосударственная организация», демонстрируют мнение «среднестатистического гражданина о том, что НПО были связаны с миром мошенничества, обмана и коррупции» (там же, 250–251). Эта обычная для Нигерии схема, «где доллары помощи текут по руслу, которое расширяет коррупцию так же интенсивно (или еще интенсивнее), как продвигаются мнимые задачи развития» (там же, 254), свидетельствует о том, как легко «антикоррупционный дискурс может в итоге начать служить интересам власть имущих» (там же, 256). Поэтому, хотя Всемирный банк и финансирует объединения гражданского общества по всей Африке, решения о выделении финансовой помощи не всегда работают на то, чтобы бороться с коррупцией, но во многих случаях даже питают ее. Если Всемирный банк не отвечает за кредиты, которые он выдает, и не следит за тем, чтобы у законопослушных НПО были более высокие шансы получить доступ к необходимым средствам, вероятнее всего, эти средства окажутся в итоге именно в тех карманах, которые кредиты должны были обойти, а коррупция будет продолжать процветать. «Добросовестное государственное управление»: пример Мозамбика Хотя с момента ее возникновения в отчетах Всемирного банка в 1989 году идеей «добросовестного управления» уже неоднократно злоупотребляли, манипулируя ею в тех или других целях, она по-прежнему часто встречается в публикациях Банка (Leftwich 1993, 610). Почти половина всех проектов Банка в 2005 году, так или иначе, обращались к проблеме государственного управления, а в странах, где, как считалось, процветает коррупция, в стратегиях помощи, разрабатываемых Банком, продолжали преобладать вопросы государственного управления (Bhargava 2006, 23). В контексте антикоррупционной программы «добросовестное государственное управление» — это «превращение недееспособного государственного бюрократического аппарата в эффективного и прозрачного поставщика услуг, который подотчетен народу и подчиняется власти закона» (Anders 2008, 190). Несмотря на такую задачу, Всемирный банк едва ли оправдал ожидания и предпринял какие-то действия против правительств, которые не были «подотчетны народу» или действовали вне рамок «власти закона». Во многих случаях его инициативы, связанные с государственным управлением, оставались половинчатыми и опирались больше на обещания, чем на реальные результаты деятельности. Это привело критиков к выводу, что Всемирный банк по-прежнему намерен игнорировать проблему неэффективного управления, в случае если власти страны придерживаются политики, нацеленной на экономический рост. В качестве иллюстрации я приведу пример Мозамбика. Под давлением со стороны Всемирного банка и МВФ на протяжении 1980–1990-х, в 1996 и 1997 годах Мозамбик был вынужден продать два своих государственных банка покупателям, про которых было доподлинно известно, что они коррумпированы и тесно связаны с элитой страны (Hanlon 2004, 751–752). В результате серии продаж акций и получения кредитов, которые так и не были выплачены, к началу XXI века оба банка оказались замешаны в скандальных делах, связанных с потерей 400 миллионов долларов (там же, 752). Сразу после этого были прилюдно убиты редактор, расследовавший эти скандалы, и исполняющий обязанности главы рухнувшего Banco. Ни по одному делу не было проведено должного расследования (там же, 752). Спустя два месяца после второго убийства Мозамбик попросил финансовую помощь в размере 600 миллионов долларов и получил 722 миллиона долларов (там же, 747). Когда спонсоры предоставили больше денег, чем попросило правительство, стало ясно, что международное сообщество доноров «признало государственное управление добросовестным» и посчитало, что этот факт «перевешивает скандал с банком и убийствами» (там же, 748). Ханлон утверждает, что, хотя Всемирный банк делает акцент на «добросовестном государственном управлении», он никогда не расценивал «коррупцию на высоком уровне и рейдерские захваты со стороны государства как проблемы в области государственного управления» (там же, 758). Банк явно считает, что «хорошая политика» — это «хорошая экономическая политика», и поэтому не обращает внимания на разрушительные коррупционные действия до тех пор, пока проводится «рыночно-ориентированная» политика (там же, 760). Заключение В данной статье антикоррупционная программа Всемирного банка была проанализирована двумя способами. Во-первых, мы обратились к ограничениям внутри самого Банка: сфере полномочий, культуре кредитования и игнорированию той роли, которую он играл и продолжает играть в укреплении коррупции. Затем мы рассмотрели то, как эти ограничения проявились в трех антикоррупционных реформах Банка: приватизации, укрепления гражданского общества и добросовестного государственного управления. Стало очевидно, что вопреки пропаганде прозрачности и контроля собственные действия Банка по искоренению коррупции зачастую игнорировали эти задачи и наоборот способствовали продвижению его собственной неолиберальной программы в странах, где он работал. Государства, которые приняли рекомендованные Всемирным банком реформы, до сих пор не могут справиться с социальными и политическими последствиями подобных вмешательств, и потому коррупция там продолжать процветать, а социальное неравенство неуклонно растет (Blundo 2006, 802). Хотя целью данной статьи было краткое описание неудачи Всемирного банка в его борьбе против коррупции, необходимо сбалансировать это утверждение признанием того, что Всемирный банк — это не «мировое правительство» для стран-заемщиков (Shihata 1997, 22). В случае если подчиняющийся системе голосования и ограниченный статьями Соглашения Всемирный банк занял бы лидирующую позицию, выходящую за рамки его четко определенных целей, это создало бы неравную иерархию власти, в которой богатые страны управляют бедными (там же). Наоборот, в своей работе Всемирный банк должен ступать осторожно, уважая суверенитет стран-заемщиков, в которых он работает. Даже с учетом вышесказанного, однако, авторы данной статьи остаются непоколебимы в своем убеждении, что вследствие ограничений, присущих подобному учреждению, и его неспособности выйти за пределы реформ, которые не позволяют ему выдавать кредиты за результаты, а не только обещания, Всемирный банк не способен оказать решительное воздействие на «раковую опухоль коррупции». Литература Anders G. (2008) The Normativity of Numbers: World Bank and IMF Conditionality // PoLAR: Political and Legal Anthropology Review. Vol. 31. No. 2. P. 187–202. Bhargava V. (2006) Global Issues for Global Citizens: An Introduction to Key Development Challenges. Washington: World Bank Publications. Blundo G. (2006) Dealing with the Local State: The Informal Privatization of Street-Level Bureaucracies in Senegal // Development and Change. Vol. 37. No. 4. P. 799–819. Cooksey B. (2012) Aid, Governance and Corruption: A Critical Assessment // Crime Law Soc Change. Vol. 58. P. 521–531. Fraser-Moleketi G. (2009) Towards a Common Understanding of Corruption in Africa // Public Policy and Administration. Vol. 24. No. 3. P. 331–338. Fukuyama F. (2006) A Battle Paul Wolfowitz Can’t Win // American Interest. Editorial Blog. http://the-americaninterest.com/contd/?p=570 Hanlon J. (2004) Do Donors Promote Corruption?: The Case of Mozambique // Third World Quarterly. Vol. 25. No. 4. P. 747–763. Hanlon J. (2007) Wolfowitz, The World Bank, and Illegitimate Lending // Brown Journal of World Affairs. Vol. 13. No. 2. P. 41–54. Kothari U. and Minogue M. (2002) Development Theory and Practice: Critical Perspectives. Houndmills, Basingstoke, Hampshire: Palgrave. Leftwich A. (1993) Governance, Democracy and Development in the Third World // Third World Quarterly. Vol. 14. No. 3. P. 605–624. Marouf F.E. (2010) Holding the World Bank Accountable for Leakage of Funds from Africa’s Health Sector // Health and Human Rights. Vol. 12. No. 1. P. 95–108. Marquette H. (2003) Corruption, Politics and Development: The Role of the World Bank. Houndmills, Basingstoke, Hampshire: Palgrave Macmillan. Marquette H. (2007) The World Bank’s Fight Against Corruption // Brown Journal of World Affairs. Vol. 13. No. 2. P. 27–39. Mauro P. (2007) World Bank Researchers and the Study of Corruption // Brown Journal of World Affairs. Vol. 13. No. 2. P. 67–77. Moore S.F. (1978) Law and Social Change: The Semi-autonomous Social Field as an Appropriate Subject of Study // Law and Society Review. Vol. 7. No. 3. P. 719–746. Nuijten M. and Anders G. (2007) An Introduction // Corruption and the Secret of Law: A Legal Anthropological Perspective. Aldershot, Hants, England: Ashgate. Riley S. (1998) The Political Economy of Anti-corruption Strategies in Africa // The European Journal of Development Research. Vol. 10. No. 1. P. 129–159. Rose-Ackerman S. (1997) Role of the World Bank in Controlling Corruption // The Law & Pol’y Int’l Bus. No. 29. P. 93. Shihata I. (1997) Corruption: A General Review with an Emphasis on the Role of the World Bank // Journal of Financial Crime. Vol. 5. No. 1. P. 12–29. Smith D.J. (2010) Corruption, NGOs, and Development in Nigeria // Third World Quarterly. Vol. 31. No. 2. P. 243–258. Steinberg F. (2001) Book Reviews. Rev. of Helping Countries Combat Corruption-Progress at the World Bank since 1997 // Habitat International. P. 617–621. Tangri R. and Mwenda A. (2001) Corruption and Cronyism in Uganda’s Privatization in the 1990s // African Affairs. Vol. 100. No. 398. P. 117–133. Tangri R. and Mwenda A.M. (2006) Politics, Donors and the Ineffectiveness of Anticorruption Institutions in Uganda // The Journal of Modern African Studies. Vol. 44. No. 1. P. 101–124. Taussig M.T. (1999) Defacement: Public Secrecy and the Labor of the Negative. Stanford, CA: Stanford UP. The World Bank. (1997) Helping Countries Combat Corruption: The Role of the World Bank. Washington, DC: World Bank Group. The World Bank. (2011) Civil Society. http://web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/TOPICS/CSO/0,,contentMDK:20092185~menuPK:220422~pagePK:220503~piPK:220476~theSitePK:228717,00.html [Последнее обращение 27 марта 2013 г.] The World Bank. (2012) IBRD Articles of Agreement. http://web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/EXTABOUTUS/0,,contentMDK:20049557~menuPK:63000601~pagePK:34542~piPK:36600~theSitePK:29708,00.html [Последнее обращение 24 марта 2013 г.] The World Bank. (2013) What We Do. http://www.worldbank.org/en/about/what-we-do [Последнее обращение 24 октября 2013 г.] Weaver C.E. (2007) Reforming the World Bank: Promises and Pitfalls // Brown Journal of World Affairs. Vol. 13. No. 2. P. 55–65. Weaver C. (2008) Hypocrisy Trap: The World Bank and the Poverty of Reform. Princeton: Princeton UP http://gefter.ru/archive/13068 http://worldcrisis.ru/crisis/1649545

04 августа 2014, 09:08

Фискальный ультиматум от ФРС

Бывший Гринспен далеко не дурак. Его новое заявление следует понимать как ультиматум от ФРС... Алан Гринспен, бывший более 18-ти лет пред. ФРС признал, что слишком многое стоит на кону "... – это статус доллара как мировой резервной валюты. Один из самых значительных аспектов финансового кризиса заключался в том, что был огромный спрос на доллары со стороны центральных банков и финансовых компаний со всего мира. Речь идет о свопах на сотни миллиардов долларов. Это – наглядное доказательство того, что доллар все еще остается очень сильной валютой. Фактически американский доллар воспринимался как эквивалент золота. Но это не значит, что так будет продолжаться вечно. Если фискальная ситуация в США не изменится, то в дальнейшем, на фоне хронических дефицитов бюджета и повышения госдолга, мы не сможем сохранить доллар в его прежнем статусе, как бы нам этого ни хотелось”. Июль 2014konstex комментирует: Неужели? Какие интересные признания, еще 3 года тому назад этот парень утверждал, что евро сгинет:  На этой неделе бывший глава Федеральной резервной системы (ФРС) Алан Гринспен предупреждал, что в скором времени еврозона может развалиться по «советскому сценарию». «Евро терпит крах, и этот процесс создает существенные трудности для европейской банковской системы», - сообщил он. Август 2011konstex: Как легко у этих центробанкстеров меняются точки зрения на происходящее, при этом вопрос, а не является ли система спасения банстеров-лузеров любыми подручными способами (Banco Espirito Santo ждет вливание в € 3 млрд из и без того дохлого бюджета португалов) тупиковым путем, просто игнорируется .  Если полагать, будто демон, 18 лет торговавший лицом на посту главы ФРС, полный дурак... А предположим, что нет... Посмотрите на его высказывание трёхлетней давности о погибели евро даже не на как предупреждение. Это был ультиматум от Бени и ФРС другим центробанкам. Всё становится с головы на ноги. В настоящем 2014 году особенно легко объяснить те слова Гринспена... В 2009-м, когда все хоронили доллар, я указал, что "мертвец" станет безальтернативной валютой как советский рубль для граждан СССР времён распада. Для этого надо убить евро - см. "Безальтернативный доллар как советский рубль 1989-93гг." В 2011-м, за три недели до ультиматума Гринспена, я дал следующий прогноз: мировые резервные валюты, в том числе евро, будут подчинены доллару согласованной эмиссией. Волатильность валют снизится вдвое-втрое, валюты войдут в коридор, уничтожат керри-трейд и т.д. Так и произошло после открытия трехмесячных неограниченных валютных свопов между ЦБ-6 - шестёркой центробанков в сентябре-декабре 2011 г. - см. "Согласованная эмиссия резервных валют. Хронология". Потому что это был единственный путь спасения мировой финсистемы. Договора о свопах ежегодно продлевались и затем, два года спустя, срок их действия ожидаемо установили бесконечным - см. "Валютные свопы навсегда!".  - содержание золота в $100, £100, €100. Итого, ультиматум 2011 года был исполнен Старым Светом. ЦБ-6 увеличили количество своих валют в обращении в три раза без значительных девальваций/ревальваций. Небольшим исключением стала иена - ей, в том числе из-за Фукусимы, разрешили понизить планку. За это время двунадесять аналитиков погорели на прогнозе паритета доллар-евро или по 1,6-2,0... Например, рассказывает chitagrita: Был в ЖЖ такой персонаж - ужас_совка, по легенде, работал в Чикагской Бизнес Школе над глобальной экономической теорией с замахом на Нобелевку, с Фамой за руку здоровался, занятные вбросы в журнале у него были. Не чурался однако же и форексов, все мечтал, где б 40 тысяч раздобыть да и вшортить евру. Так вот, осенью 2012 зашортил дед евру, под паритет целился, выросла евра большая-пребольшая... А профессор с горя из ЖЖ выпилился.Это к тому, что не так легко постичь простую вроде бы идею о свопах. Надеюсь, теперь серьёзней отнесёмся к словам Гринспена? Добавлю, что ужесточение фискальной политики планируется не только в США, но и во всех странах с резервными валютами, а далее и в странах остального мира. О необходимости "совершенствования" фискальной политики заявил и глава Банка международных расчётов Хайме Каруана - дескать, мы, центробанки, что могли - уже сделали. Печально лишь, что новые налоги и налоговые ставки будут давить реальный сектор, мелких финансовых операторов и население. Почему центробанки столь озабочены фискальными делами? Потому что спрос на их специфический товар - на электронно-бумажную валюту - порождают именно налоги, сборы, акцизы и т.д. И больше не говорите с высоких трибун, что фиат-валюты, в частности доллар, ничем не обеспечены. Пекарь не обменяет хлеб на ваш труд, если должен уплатить с хлеба налог бумажными деньгами. Дайте пекарю хотя бы долю фиатом - иначе за ним пошлют фискалов с собаками. Ирония в том, что центробанки, помимо денег, производят наряду с комбанками ещё один специфический товар - долг. Но никто не понимает Добавленный долг. Исторически все государства падали вслед падению собираемости налогов. Если правительство США выполнит ультиматум ФРС, то государство продолжит существование. Как и некоторые другие. Какое существование станет у граждан? Влачащее, разумеется. Срок ультиматума? Судя по 2011 году, от трёх до шести месяцев.

24 июня 2014, 00:27

Список участников встречи Бильдербергского клуба 2014 года

Copenhagen, Denmark 29 May - 1 June 2014 Final list of ParticipantsChairmanFRA Castries, Henri de Chairman and CEO, AXA Group DEU Achleitner, Paul M. Chairman of the Supervisory Board, Deutsche Bank AG DEU Ackermann, Josef Former CEO, Deutsche Bank AG GBR Agius, Marcus Non-Executive Chairman, PA Consulting Group FIN Alahuhta, Matti Member of the Board, KONE; Chairman, Aalto University Foundation GBR Alexander, Helen Chairman, UBM plc USA Alexander, Keith B. Former Commander, U.S. Cyber Command; Former Director, National Security Agency USA Altman, Roger C. Executive Chairman, Evercore FIN Apunen, Matti Director, Finnish Business and Policy Forum EVA DEU Asmussen, Jörg State Secretary of Labour and Social Affairs HUN Bajnai, Gordon Former Prime Minister; Party Leader, Together 2014 GBR Balls, Edward M. Shadow Chancellor of the Exchequer PRT Balsemão, Francisco Pinto Chairman, Impresa SGPS FRA Baroin, François Member of Parliament (UMP); Mayor of Troyes FRA Baverez, Nicolas Partner, Gibson, Dunn & Crutcher LLP USA Berggruen, Nicolas Chairman, Berggruen Institute on Governance ITA Bernabè, Franco Chairman, FB Group SRL DNK Besenbacher, Flemming Chairman, The Carlsberg Group NLD Beurden, Ben van CEO, Royal Dutch Shell plc SWE Bildt, Carl Minister for Foreign Affairs NOR Brandtzæg, Svein Richard President and CEO, Norsk Hydro ASA INT Breedlove, Philip M. Supreme Allied Commander Europe AUT Bronner, Oscar Publisher, Der STANDARD Verlagsgesellschaft m.b.H. SWE Buskhe, Håkan President and CEO, Saab AB TUR Çandar, Cengiz Senior Columnist, Al Monitor and Radikal ESP Cebrián, Juan Luis Executive Chairman, Grupo PRISA FRA Chalendar, Pierre-André de Chairman and CEO, Saint-Gobain CAN Clark, W. Edmund Group President and CEO, TD Bank Group INT Coeuré, Benoît Member of the Executive Board, European Central Bank IRL Coveney, Simon Minister for Agriculture, Food and the Marine GBR Cowper-Coles, Sherard Senior Adviser to the Group Chairman and Group CEO, HSBC Holdings plc BEL Davignon, Etienne Minister of State USA Donilon, Thomas E. Senior Partner, O'Melveny and Myers; Former U.S. National Security Advisor DEU Döpfner, Mathias CEO, Axel Springer SE GBR Dudley, Robert Group Chief Executive, BP plc FIN Ehrnrooth, Henrik Chairman, Caverion Corporation, Otava and Pöyry PLC ITA Elkann, John Chairman, Fiat S.p.A. DEU Enders, Thomas CEO, Airbus Group DNK Federspiel, Ulrik Executive Vice President, Haldor Topsøe A/S USA Feldstein, Martin S. Professor of Economics, Harvard University; President Emeritus, NBER CAN Ferguson, Brian President and CEO, Cenovus Energy Inc. GBR Flint, Douglas J. Group Chairman, HSBC Holdings plc ESP García-Margallo, José Manuel Minister of Foreign Affairs and Cooperation USA Gfoeller, Michael Independent Consultant TUR Göle, Nilüfer Professor of Sociology, École des Hautes Études en Sciences Sociales USA Greenberg, Evan G. Chairman and CEO, ACE Group GBR Greening, Justine Secretary of State for International Development NLD Halberstadt, Victor Professor of Economics, Leiden University USA Hockfield, Susan President Emerita, Massachusetts Institute of Technology NOR Høegh, Leif O. Chairman, Höegh Autoliners AS NOR Høegh, Westye Senior Advisor, Höegh Autoliners AS USA Hoffman, Reid Co-Founder and Executive Chairman, LinkedIn CHN Huang, Yiping Professor of Economics, National School of Development, Peking University USA Jackson, Shirley Ann President, Rensselaer Polytechnic Institute USA Jacobs, Kenneth M. Chairman and CEO, Lazard USA Johnson, James A. Chairman, Johnson Capital Partners USA Karp, Alex CEO, Palantir Technologies USA Katz, Bruce J. Vice President and Co-Director, Metropolitan Policy Program, The Brookings Institution CAN Kenney, Jason T. Minister of Employment and Social Development GBR Kerr, John Deputy Chairman, Scottish Power USA Kissinger, Henry A. Chairman, Kissinger Associates, Inc. USA Kleinfeld, Klaus Chairman and CEO, Alcoa TUR Koç, Mustafa Chairman, Koç Holding A.S. DNK Kragh, Steffen President and CEO, Egmont USA Kravis, Henry R. Co-Chairman and Co-CEO, Kohlberg Kravis Roberts & Co. USA Kravis, Marie-Josée Senior Fellow and Vice Chair, Hudson Institute CHE Kudelski, André Chairman and CEO, Kudelski Group INT Lagarde, Christine Managing Director, International Monetary Fund BEL Leysen, Thomas Chairman of the Board of Directors, KBC Group USA Li, Cheng Director, John L.Thornton China Center,The Brookings Institution SWE Lifvendahl, Tove Political Editor in Chief, Svenska Dagbladet CHN Liu, He Minister, Office of the Central Leading Group on Financial and Economic Affairs PRT Macedo, Paulo Minister of Health FRA Macron, Emmanuel Deputy Secretary General of the Presidency ITA Maggioni, Monica Editor-in-Chief, Rainews24, RAI TV GBR Mandelson, Peter Chairman, Global Counsel LLP USA McAfee, Andrew Principal Research Scientist, Massachusetts Institute of Technology PRT Medeiros, Inês de Member of Parliament, Socialist Party GBR Micklethwait, John Editor-in-Chief, The Economist GRC Mitsotaki, Alexandra Chair, ActionAid Hellas ITA Monti, Mario Senator-for-life; President, Bocconi University USA Mundie, Craig J. Senior Advisor to the CEO, Microsoft Corporation CAN Munroe-Blum, Heather Professor of Medicine and Principal (President) Emerita, McGill University USA Murray, Charles A. W.H. Brady Scholar, American Enterprise Institute for Public Policy Research NLD Netherlands, H.R.H. Princess Beatrix of the ESP Nin Génova, Juan María Deputy Chairman and CEO, CaixaBank FRA Nougayrède, Natalie Former Director and Executive Editor, Le Monde DNK Olesen, Søren-Peter Professor; Member of the Board of Directors, The Carlsberg Foundation FIN Ollila, Jorma Chairman, Royal Dutch Shell, plc; Chairman, Outokumpu Plc TUR Oran, Umut Deputy Chairman, Republican People’s Party (CHP) GBR Osborne, George Chancellor of the Exchequer FRA Pellerin, Fleur State Secretary for Foreign Trade USA Perle, Richard N. Resident Fellow, American Enterprise Institute USA Petraeus, David H. Chairman, KKR Global Institute CAN Poloz, Stephen S. Governor, Bank of Canada INT Rasmussen, Anders Fogh Secretary General, NATO DNK Rasmussen, Jørgen Huno Chairman of the Board of Trustees, The Lundbeck Foundation INT Reding, Viviane Vice President and Commissioner for Justice, Fundamental Rights and Citizenship, European Commission USA Reed, Kasim Mayor of Atlanta CAN Reisman, Heather M. Chair and CEO, Indigo Books & Music Inc. NOR Reiten, Eivind Chairman, Klaveness Marine Holding AS DEU Röttgen, Norbert Chairman, Foreign Affairs Committee, German Bundestag USA Rubin, Robert E. Co-Chair, Council on Foreign Relations; Former Secretary of the Treasury USA Rumer, Eugene Senior Associate and Director, Russia and Eurasia Program, Carnegie Endowment for International Peace NOR Rynning-Tønnesen, Christian President and CEO, Statkraft AS NLD Samsom, Diederik M. Parliamentary Leader PvdA (Labour Party) GBR Sawers, John Chief, Secret Intelligence Service NLD Scheffer, Paul J. Author; Professor of European Studies, Tilburg University NLD Schippers, Edith Minister of Health, Welfare and Sport USA Schmidt, Eric E. Executive Chairman, Google Inc. AUT Scholten, Rudolf CEO, Oesterreichische Kontrollbank AG USA Shih, Clara CEO and Founder, Hearsay Social FIN Siilasmaa, Risto K. Chairman of the Board of Directors and Interim CEO, Nokia Corporation ESP Spain, H.M. the Queen of USA Spence, A. Michael Professor of Economics, New York University FIN Stadigh, Kari President and CEO, Sampo plc USA Summers, Lawrence H. Charles W. Eliot University Professor, Harvard University IRL Sutherland, Peter D. Chairman, Goldman Sachs International; UN Special Representative for Migration SWE Svanberg, Carl-Henric Chairman, Volvo AB and BP plc TUR Taftalı, A. Ümit Member of the Board, Suna and Inan Kiraç Foundation USA Thiel, Peter A. President, Thiel Capital DNK Topsøe, Henrik Chairman, Haldor Topsøe A/S GRC Tsoukalis, Loukas President, Hellenic Foundation for European and Foreign Policy NOR Ulltveit-Moe, Jens Founder and CEO, Umoe AS INT Üzümcü, Ahmet Director-General, Organisation for the Prohibition of Chemical Weapons CHE Vasella, Daniel L. Honorary Chairman, Novartis International DNK Vestager, Margrethe Deputy Prime Minister and Minister for Economic Affairs and the Interior FIN Wahlroos, Björn Chairman, Sampo plc SWE Wallenberg, Jacob Chairman, Investor AB SWE Wallenberg, Marcus Chairman of the Board of Directors, Skandinaviska Enskilda Banken AB USA Warsh, Kevin M. Distinguished Visiting Fellow and Lecturer, Stanford University GBR Wolf, Martin H. Chief Economics Commentator, The Financial Times USA Wolfensohn, James D. Chairman and CEO, Wolfensohn and Company NLD Zalm, Gerrit Chairman of the Managing Board, ABN-AMRO Bank N.V. GRC Zanias, George Chairman of the Board, National Bank of Greece USA Zoellick, Robert B. Chairman, Board of International Advisors, The Goldman Sachs Group AUT Austria GRC Greece BEL Belgium HUN Hungary CAN Canada INT International CHE Switzerland IRL Ireland CHN China ITA Italy DEU Germany NLD Netherlands DNK Denmark NOR Norway ESP Spain PRT Portugal FIN Finland SWE Sweden FRA France TUR Turkey GBR Great Britain USA United States of America  http://bilderbergmeetings.org/participants.html

24 июня 2014, 00:19

Ленин. Империализм как высшая стадия капитализма (цитата)

Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою прежде всего внутренний рынок, захватывая производство данной страны в свое, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей. Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития; для понимания происходящего надо знать, какие вопросы решаются изменениями силы, а есть ли это — изменения «чисто» экономические или внеэкономические (например, военные), это вопрос второстепенный, не могущий ничего изменить в основных взглядах на новейшую эпоху капитализма. Подменять вопрос о содержании борьбы и сделок между союзами капиталистов вопросом о форме борьбы и сделок (сегодня мирной, завтра немирной, послезавтра опять немирной) значит опускаться до роли софиста. В.И.Ленин Т 27 стр. 371-373 Империализм как высшая стадия капитализма

11 июня 2014, 19:51

Провал планов российской бюрократии на союз с "роялами"

Вебинар Гейдара Джемаля «Провал планов российской бюрократии на союз с „роялами" (традиционалистским клубом)» Одна из главных сил, реально правящих миром — это «традиционалисткий клуб» — сообщество старых аристократий Европы и Азии, у которых пресловутые Ротшильды — не более чем финансовые директора. На фоне развивающегося кризиса у Китая и России был шанс войти в этот клуб на правах младших партнеров. Сейчас этот шанс утерян.