Goldman Sachs
Goldman Sachs
The Goldman Sachs Group, Inc. (Голдман Сакс) (NYSE: GS) — один из крупнейших в мире инвестиционных банков, являющийся финансовым конгломератом, в кругу финансистов известен как «The Firm», занимается инвестиционным банкингом, торговлей ценными  бумагами, инвестиционным ме ...

The Goldman Sachs Group, Inc. (Голдман Сакс) (NYSE: GS) — один из крупнейших в мире инвестиционных банков, являющийся финансовым конгломератом, в кругу финансистов известен как «The Firm», занимается инвестиционным банкингом, торговлей ценными  бумагами, инвестиционным менеджментом и другими финансовыми услугами, прежде всего, с институциональными клиентами. С 20 сентября 2013 г. входит в Промышленный индекс Доу-Джонса.

Банк был основан в 1869 году, штаб-квартира находится в Нью-Йорке, в Нижнем Манхэттене. Председатель совета директоров — Ллойд Бланкфейн, президент — Гэри Коэн.

Рыночная капитализация банка на май 2015 — $89.16 млрд.


Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
21 марта, 21:31

Tesla's Model S And X Deliveries Could Be Slip-Sliding Away

Goldman Sachs believes that the Model S and X sales will drop 12% year over year and 23% quarter to quarter. It is also projecting that Model 3 sales and production will be below what investors are expecting.

21 марта, 18:13

Нефть: на пути к новым максимумам

Москва, 21 марта - "Вести.Экономика" Цены на нефть подорожали до максимума с февраля и продолжают расти. Цена за баррель североморской смеси Brent приближается к $58, бочка западнотехасской смеси стоит почти $64. 

21 марта, 18:11

What Happens Next In The Global Trade War: A Q&A With Goldman Sachs

Today, according to Politico, the White House will unveil its plan to hit China with tariffs and other trade restrictions, one day ahead of schedule as President Trump is slated to outline the results of U.S. Trade Representative Robert Lighthizer's investigation into allegations that China violates U.S. intellectual property rights by forcing American companies to transfer valuable technology to Beijing. Lighthizer’s office has determined that the US loses at least $30BN a year to China’s alleged forced technology transfers, and the administration is weighing a package of tariffs equivalent to that amount of Chinese imports; according to Reuters it could be as high as $60Bn. While it is still unclear what Chinese imports might be targeted, Goldman notes that unlike the steel and aluminum tariffs, which were 25% and 10%, respectively, the affected categories of imports from China are likely to face a much higher level of tariffs, potentially approaching 100%. In advance of Trump's announcement, China hinted that its countertariffs will be aimed at Trump’s support base, including levies targeting U.S. agricultural exports from farmbelt states in retaliation to the mounting trade offensive from Washington. This confirms what has been widely suggested, namely that Chinese retaliation is virtually assured, with Goldman adding that in some recent cases China has announced its own protective actions within days of a US action but usually covering a fraction of the value of products targeted by the US. With China-focused investment and visa restrictions still on the horizon, it is possible that the announcement of those measures several weeks from now could prompt a further counter-response from China. The launch of trade war with China does have a silver lining: it suggests that trade policy risks might soon reach a near-term peak. According to Goldman, while NAFTA renegotiation remains a risk and adverse headlines are a clear possibility, a US withdrawal from NAFTA looks unlikely. There are additional trade remedy cases in the pipeline in the US, but these cover only a few billion in imports in total and are in line with similar cases considered by other administrations. And now the bad news: Goldman also notes that with the economy humming along, once things start deteriorating, it is likely that only then will Trump's trade war start to escalate aggressively: We also note that the economic cycle, not the political cycle, has tended to drive trade restrictions in the US. Taking the solar panel, steel, aluminum, and forthcoming China-focused announcements together, the Administration will likely have announced tariffs covering at least $100bn in goods at a time that the jobless rate is at 4.1%. Either the Trump Administration is acting differently from prior administrations—clearly a possibility—or we should expect even more substantial trade restrictions when the unemployment rate eventually begins to rise. * * * Below, we present the full Q&A with Goldman's chief political economist Alec Phillips on what "the Next Shots in the Trade War" will be. Q: When will tariffs on imports from China be announced and when will they take effect? A:Tariffs look likely to be announced by Friday, March 23, but the broader Section 301 process is likely to take several weeks longer. As we noted last week, the US Trade Representative (USTR) is likely to release its Section 301 report on China’s practices regarding intellectual property and technology transfer in the near term along with, we believe, a recommendation to impose tariffs on a variety of goods imported from China. Various media reports suggest the announcement will be made Thursday, March 22, or Friday, March 23. This fits with the timing of two other events this week: (1) the testimony of Trump Administration trade officials (USTR Lighthizer testifies in the House Ways and Means Committee on March 21 and in the Senate Finance Committee on March 22, and Commerce Secretary Wilbur Ross testifies in the Ways and Means Committee on March 22) and (2) the House is likely to vote on spending legislation by March 22, which needs to pass Congress by the end of March 23 to avoid a government shutdown. The White House might seek to delay the announcement until the end of the week to avoid some of these events. We also expect the tariffs to take effect with a greater delay than the recently announced steel and aluminum tariffs, which are scheduled to take effect March 23, roughly two weeks after the President formally approved them. The tariffs appear likely to cover a much wider range of products than the steel and aluminum tariffs announced two weeks ago and therefore could be subject to a public comment period—typically at least 30 days—before they take effect. In addition, we expect that the White House will seek to use the proposed tariffs to enter consultations with Chinese officials over policy changes, which would be difficult to accomplish quickly. Q: How might these tariffs compare to the recently announced steel and aluminum tariffs? A:Tariffs on imports from China are likely to be applied at a much higher tariff rate and cover a greater amount of imports. The products initially targeted in the steel and aluminum case totaled around $46 billion in imports in 2017, but only $38 billion once Canada and Mexico are excluded. At tariff rates of 25% and 10% respectively, this would amount to roughly $7 billion in tariffs if imports remained at current levels. By contrast, we expect tariffs on Chinese-manufactured products to cover a somewhat greater amount of imports (in dollars) and be applied at a much higher rate. Media reports suggest that tariffs could reach $60 billion annually. While there has been some confusion as to whether this applies to the value of goods covered by the tariffs, or to the amount that the tariffs would in theory raise in revenue, the simple answer might be that it applies to both. The USTR might be considering the tariffs under its Section 301 recommendation to be similar to the retaliatory tariffs that other administrations have levied on imports as a result of trade disputes. These are often set at 100% for a specific reason. When a country is trying to offset the economic damage caused by another trading partner’s policies, it is aiming for a specific dollar amount. Rather than estimate the elasticity of demand at lower tariff rates, countries often set the rate at a prohibitively high level, which essentially blocks imports of covered products from covered countries. It seems likely that the tariff rates could be set at high levels— substantially higher than the 10% or 25% on steel and aluminum and potentially approaching 100%—which would effectively block trade in the affected categories. If so, reports of $60bn in tariffs and $60bn in goods covered could very well both be correct. However, we would note that if implemented, the actual tariff revenue collected as a result of the actions would be insignificant since few imports would actually come in under such a high tariff. Q: What goods are likely to be targeted? A:We think a focus on consumer products and goods available from multiple sources is likely, but it is unclear what categories will be targeted. In a recent US Daily we outlined a framework that the White House might use to consider where to apply tariffs. This includes targeting categories where most imports go toward final consumption rather than intermediate inputs, where there is a large tariff differential, where there is a bilateral trade deficit, and where supply could be diverted from other countries (including domestically) without substantially impacting consumers. If this were the strategy followed, categories affected could include power tools, household appliances and certain consumer electronics, furniture, apparel, and jewelry, among several other categories. However, some media reports also suggest that the tariffs could fall heavily on “technology” and “telecommunications” products. This is intuitive, given the large amount of such products that China exports to the US and the importance of intellectual property to those industries. However, we note that the sum of all imports of “technology and telecommunications” related products was nearly $200 billion in 2017, so either the scope of the tariffs would be substantially broader than what media reports suggest, or at most a subset of such products might be targeted. Q: Will the Section 301 recommendations be limited to tariffs? A: No, but that looks likely to be the initial focus. We continue to expect restrictions on inbound investment by Chinese companies (and possibly individuals) to be announced as part of the response to the Section 301 report’s findings. In addition, greater visa restrictions for Chinese travelers have also been mentioned as a potential response in some press reports. However, it is unclear whether either of these will be announced in any detail this week along with the tariff announcement. Instead, it is possible that the investment restrictions, for example, could be announced “in concept” this week, with details to be determined later. It is also possible that this week’s announcement could be limited to tariffs with no explicit mention of other restrictions. Q: Where do the steel and aluminum tariffs stand? A:The tariffs are set to take effect March 23 but the requests for exclusions will continue. The 25% tariff on steel products and 10% tariff on aluminum products are scheduled to take effect Friday, March 23. At this point Canada and Mexico are explicitly exempt from the tariffs according to the presidential order, while Australia is expected to be exempt from the tariffs but this has not been formally announced yet. The EU and several other countries are seeking exemptions as well though the probability of these being granted looks somewhat low in the near-term, we believe. A product-specific exemption process is also underway, but is likely to take several weeks—the Department of Commerce has indicted it hopes to rule on exemptions within 90 days—and is likely to be cumbersome, as exemptions are being considered on a company-specific basis. This could prove quite difficult to administer in practice, as US customs officials are unlikely to be able to easily determine which goods are exempt and which are not. This could simply result in at least a temporary delay of steel and aluminum imports more generally as customs officials try to determine the status of each shipment. Q: How will trading partners respond to the proposed tariffs? A:They are likely to retaliate, and quickly. In the past, when trading partners responded to a sudden change in trade policy (such as imposition of a tariff or cancellation of a prior agreement), a first response of some sort often came within a matter of days. In 2009, China began an investigation into US chicken parts dumping two days after President Obama imposed tariffs on Chinese tires, and last month China announced an investigation into US sorghum exports two weeks after the Administration announced tariffs on Chinese solar panels and washing machines. We note that in both cases, the US exports that China targeted were worth only a fraction of the imports targeted by the US, but focused on politically sensitive agricultural sectors. Other countries have been quick to retaliate against the US as well; in 2009, Mexico announced retaliatory tariffs a week after the US prohibited funding for a cross-border trucking deal. More recently, the EU announced a list of retaliatory tariffs within days of the Trump Administration’s announcement on steel tariffs, which it looks likely to implement assuming the tariffs go into effect on EU exports. That said, some trading partners have in some cases waited for the WTO to rule before imposing retaliatory tariffs. These cases were generally drawn out and often spanned several years. These cases often involve an issue that is less clear cut than an increase in tariffs, such as a regulatory or tax dispute. For example, in July 1999, the WTO ruled in favor of the US in a beef-related case, and the US implemented tariffs about two weeks later. After the WTO ruled against the US and allowed Canada and Mexico to impose $1 billion in tariffs in response to the US country of origin labeling (COOL) rules, Congress repealed the offending rules within two weeks to avoid announced retaliation by Canada and Mexico. By contrast, the EU has responded more slowly in some cases; it postponed imposing retaliatory tariffs on the US following two adverse WTO rulings involving the 2002 steel tariffs and a long-standing tax-related dispute in 2002. Q: What other trade policy risks are on the horizon? A: There are far fewer additional trade restrictions left in the pipeline than have already been announced. Most significant trade actions require a long administrative process involving multiple stages and often multiple government agencies (USTR, Department of Commerce, the US International Trade Commission, etc). For this reason, one can look at the pipeline of upcoming cases to see what sort of tariffs might be imposed. At the moment, there are a number of antidumping and countervailing duty (AD/CVD) cases under review at the Department of Commerce and International Trade Commission. However, together these cases represent about around $3 billion in imports, and they do not represent a meaningful acceleration in AD/CVD activity as far as we can tell. NAFTA negotiations are likely to go on hiatus ahead of the Mexican presidential election in July and the US midterm election in November. This leaves little time to reach an agreement before the window effectively closes on reaching an agreement; most observers expect talks to effectively come to a halt after April. From the US perspective, the timing of congressional consideration of a renegotiated NAFTA agreement is relevant; even if an agreement were reached next month, the President would need to wait 90 days (or possibly 180 days depending on the details of the agreement) to sign it under the timeline required by the Trade Promotion Authority (TPA, or “fast track”) process, another 30 days to submit the text to Congress, and then up to 90 days to for congressional consideration. In theory, if an agreement were reached in the near-term, it could be sent to Congress later this year and passed later this year, possibly after the mid-term election in a “lame duck” session of Congress. However, we expect that the more likely scenario is that the negotiations will fail to conclude over the next month and will pause until later this year. We also note that President Trump has formally requested an extension of TPA to 2021. This extension will take effect automatically unless either chamber of Congress votes by a simple majority to block the extension before July 1, 2018. While this could lead to a debate in Congress over trade policy, it looks unlikely to end the TPA process, which we expect to continue until July 2021. Q: So does this mean that trade-policy related risks have peaked? A:We are probably approaching peak trade risk in the near-term, but note that trade tensions could escalate even further over the remainder of President Trump’s term if the economy slows. It is certainly possible that the Trump Administration could retaliate against the retaliatory measures that other countries might soon implement in response to impending tariffs. However, we think the odds are against this and even if it does happen we would expect that the amount of trade affected would be smaller—for example, it seems unlikely that the Administration would impose tariffs on another $60bn in goods in response to any trade restrictions China imposes as a result of the Section 301 tariffs. However, we note that trade tensions typically respond not to the political cycle but to the economic cycle. For example, in the past AD/CVD and “safeguard” cases have become more frequent when the unemployment rate has risen, but do not vary much by proximity to the next election. With the unemployment rate approaching 4% we would normally expect relatively little action on trade protection. Instead, the actions already taken—the steel and aluminum tariffs as well as the recent safeguard decisions on solar panels and washing machines—represent some of the most substantial trade protections in decades, measured by the amount of imports covered. Tariffs on imports from China would roughly double this amount. Either the Trump Administration is acting differently from prior administrations—clearly a possibility—or we should expect even more substantial trade restrictions when the unemployment rate eventually begins to rise.

Выбор редакции
21 марта, 17:06

Stocks to watch: Ubisoft, General Mills, Publicis, Kingfisher, Ophir

Ocado in focus after house broker Goldman Sachs turns cautious

21 марта, 17:04

BofA Plans to Offload Risky Margin Loans Post Steinhoff Loss

Bank of America (BAC) is planning to offload risky margin loans after facing losses from margin lending to the former chairman of Steinhoff International.

21 марта, 17:00

BP On Schedule To Drill First Deepwater Mexican Well By 2020

BP will begin drilling for oil in a Mexican deepwater offshore block in two years, after its drilling plan was approved by Mexico’s oil and gas regulator, the National Hydrocarbons Commission (CNH). BP operates the block in partnership with Statoil and Total, after the consortium won the rights to develop it in 2016. The block is located in the Salina Basin in the Gulf of Mexico and its development would involve an investment of almost US$200 million, tapping some 75 million barrels of oil equivalent. Mexico has been eagerly seeking foreign…

21 марта, 16:13

The Zacks Analyst Blog Highlights: Boeing, Cisco, Intel, Visa and Goldman Sachs

The Zacks Analyst Blog Highlights: Boeing, Cisco, Intel, Visa and Goldman Sachs

21 марта, 13:11

Нефть: на пути к новым максимумам

  • 0

Цены на нефть подорожали до максимума с февраля и продолжают расти. Цена за баррель североморской смеси Brent приближается к $58, бочка западнотехасской смеси стоит почти $64.

21 марта, 13:11

Нефть: на пути к новым максимумам

Цены на нефть подорожали до максимума с февраля и продолжают расти. Цена за баррель североморской смеси Brent приближается к $58, бочка западнотехасской смеси стоит почти $64.

21 марта, 12:59

Новая тарифная политика США и интересы России

Введение президентом США Дональдом Трампом импортных пошлин на поставки в страну стали и алюминия меняют характер отношений Вашингтона с его ближайшими союзниками и вообще внешнеторговыми партнёрами. Многие из американских союзников пытаются договориться об отсрочках для себя или об исключении из чёрного списка, что, в свою очередь, порождает новые проблемы.

Выбор редакции
21 марта, 09:57

Goldman видит риск `финансовой хрупкости' по вине самих рынков

(Bloomberg) -- Рынки становятся злейшими врагами сами себе, предупреждает Goldman Sachs Group Inc.Обвал фондовых рынков в начале февраля, вызвавший скачок индекса волатильности Cboe, является симптомом усиливающейся "финансовой хрупкости", или больших колебаний цен по причине сбоев на самих рынках, а не изменений в фундаментальных показателях,...

21 марта, 05:19

All You Need To Know About Today's FOMC Meeting

We previously laid out some of the key expectations and questions ahead of Wednesday's hawkish FOMC decision, when new Fed chair Jay Powell is virtually guaranteed to raise rates by 25bps, with the only question being whether the FOMC "dots" will rise enough to indicate 4 rate hikes in 2018, or stay at 3, and whether the Fed will change the FOMC day format to add a press conference after every meeting.  Here, for those who missed it, or are still unsure what to expect, here is a preview of tomorrow's main event with the help of RanSquawk: RATE PATH: A 25bps hike to 1.50-1.75% is priced in with over 90% certainty by money markets. More interest will be on how many hikes the FOMC projects in 2018 (currently three), and over its forecast horizon (seven; federal funds futures barely price five over that horizon). Unlike December 2017, where Kashkari and Evans dissented to lifting rates, BoAML expects the decision to be unanimous in March, given the hawkish rotation of FOMC voters. HOW MANY HIKES: Consensus is split whether there will be three or four hikes in 2018. Goldman Sachs says recent hawkish remarks by Fed officials suggest a broad shift in the Committee’s outlook towards a faster pace of tightening, and it sees the Fed signalling four rate rises this year, although not in later in the year. Even so, UBS posits the theory that the doves’ forecasts may simply play catch-up – the hawks were always shooting for three/+ hikes – and, accordingly, the dots could just be narrowed at the lower-end of the spectrum, with the median remaining three. Additionally, the impact of fiscal stimulus will filter through later along the forecast horizon. By maintaining the three hikes view, the Fed would have more flexibility to better assess inflation trends and the likely impact of fiscal stimulus in later meetings, leaving the option to add the ‘fourth dot’ in June or September. And even if the Fed kept ‘three dots’ in 2018, it could still play a hawkish card by adding another rate rise to the 2019 profile, where it currently has two hikes pencilled in. Morgan Stanley is far more lukewarm, and it expects that at the current rate of tightening, there will be a flat-to-inverted yield curve, which together with continued balance sheet runoff and tighter financial conditions, will warrant close examination of how much further the FOMC wants to push rates in this cycle. Thereafter, in early 2019, fiscal stimulus will push a very late-cycle economy to new heights Morgan Stanley believes, leading the Fed to hike two additional times—in March and June. The bank predicts that the midpoint of the target range will be near neutral (at 2.625%), at which point believes the hiking cycle will end. Goldman meanwhile writes that while its own forecast is that the FOMC will deliver four hikes both this year and next year, it expects a more measured increase in the dots, as shown in the chart below. As Goldman's Jan Hatzius calculates four members would have to boost their projections above the December median (of three hikes) for the March SEP to show a four-hike baseline in 2018. Six individuals projected a three-hike 2018 pace at the December meeting (i.e. just one hike below four), and given the upbeat public remarks and encouraging data, Goldman believes such an increase is indeed likely, and also expects the 2020 median dot to increase, but by less than half of a hike. Meanwhile, BofA's baseline forecast is for the median dot to stick at three hikes for 2018 (2.125%), move up to three hikes in 2019 and hold at 1.5 hikes in 2020, leaving rates at 3.25% at end of 2020, and expects the long-term dot to shift up slightly to 2.875%. * * * SO WILL IT BE 3 OR 4 HIKES IN 2018? the 2018 median was 2.125% for the December 2017 dot plot. For this rate to increase 25bp, four of the dots at or below the median would have to shift to 2.375%. In other words, for the median path in 2018 to move to 4 hikes the dot plot would need at a minimum all but one participant currently at 3 hikes to move to 4. The following table illustrates just what it might take.   FORECASTS: Growth projections will likely be nudged up in 2018 and 2019 on the back of fiscal stimulus. And this will be likely be accompanied by a lower unemployment rate (but not necessarily a lower NAIRU rate) and slight upward revisions to the Fed’s PCE/core PCE view, Pantheon Macro says. * * * ECONOMIC PROJECTIONS: Financial conditions remain easy, but are broadly unchanged since the FOMC put together its last round of projections in December, with easing from moderately higher stocks and a weaker dollar almost fully offset by higher Treasury yields. As such, THE FOMC has little impetus to change its forecasts due to financial conditions. However, Morgan Stanley expects that policymakers will incorporate additional upside from fiscal policy into their March growth projections, with tax reform and fiscal spending packages having been finalized after the last projections were put together in early December. As Chair Powell noted in his congressional testimony, "my personal outlook for the economy has strengthened since December." Indeed, other policymakers have expressed optimism about the economic outlook as well. Governor Brainard, for example, indicated that "[m]any of the forces that acted as headwinds to U.S. growth and weighed on policy in previous years are generating tailwinds currently." On fiscal policy, Brainard noted: ".. on top of [December's tax legislation], the recently agreed-to budget deal is likely to raise federal spending by around 0.4 percent of GDP in each of the next two years." Fiscal impetus of such a  magnitude easily poses upside risk to December's GDP growth forecasts for 2018 and 2019 (more heavily weighted toward 2018). Meanwhile, with inflation data unfolding in line with expectations, financial conditions roughly unchanged in December, and the assumption that any added fiscal stimulus comes with growth in productivity (dampening the inflationary effects of faster growth), Morgan Stanley sees no need for the FOMC median forecast for core inflation to be revised at this meeting. The bank's projected changes in the March Econ Projections table is below. FEDSPEAK: Recent Fedspeak has raised hopes of an upward revision to the rate path; Trump’s fiscal stimulus plan, as well as nascent signs of inflation (wage growth has firmed, headline CPI is above 2.0%, though both core CPI and core PCE lag, PPI hints at inflation pressures) has seen dovish FOMC members like Brainard and Bostic (both voters) talk-up a higher trajectory, while centrist Dudley (voter) said four rate rises this year is consistent with gradual normalisation. Chair Powell struck a balanced tone at his recent dual-testimony to lawmakers; he retained the optionality of four hikes via an optimistic assessment of the economic outlook – commenting that recent data has increased his confidence that inflation will rise. He noted that “we” (implying the Committee) are not currently seeing strong evidence for a decisive move higher in wages. That view was ultimately corroborated by the latest earnings data in the Employment Situation Report, which saw the YY rate of wage growth ease back slightly following January’s upwards spike. What other FOMC participants have said recently about the number of hikes this year: Boston FRB President Rosengren (3/9/18): To keep the economy on a sustainable path, I expect that it will be appropriate to remove monetary policy accommodation at a regular but gradual pace – and perhaps a bit faster than the three, one-quarter point increases envisioned for this year in the assessment of appropriate policy from the December 2017 FOMC meeting. Philly FRB President Harker (2/8/18): I still have penciled in two because I'd like to see us slightly overshoot our 2% inflation target, but I think there are some risks to the upside, where I would be open to three going forward. Dallas FRB President Kaplan (2/2/18): I’ve said that I think the base case for 2018 should be three removals of accommodation, and we’ll see—it could be more than that, we’ll have to see. NY FRB President Dudley (1/18/18): The forecast that the FOMC wrote down in December, in the December SEP, where the median was three rate hikes in 2018 seems like a very reasonable type of could be more. NY FRB President Dudley (3/1/18): If you were to go to four 25 basis point rate hikes, I’d think it would still be gradual. Atlanta FRB President Bostic (3/7/18): According to Bloomberg, Bostic said that in December he was expecting two rate hikes this year, but has moved to three. * * * NAME THAT DOT:  As noted above, the greatest uncertainty is how many hikes take place in 2018, and that we would need to see four FOMC officials move from the three- to four-hike camp for that to happen. Based on BofA calculations, the most likely members in the three-hike camp in December were Yellen, Powell, Kaplan, Dudley, Williams and Quarles. The risk is that Quarles and Dudley move to the four-hike camp, but Kaplan will likely stay at three hikes. It is a close call for Powell and Williams. While the median forecast would therefore stay at 2.125%, the mean will move higher by just over half a hike, but with risks of a bigger gain. POWELL PRESSER: It is hard to judge how Powell will handle his first press conference, but if his recent testimonies are anything to go by, he will deliver "an optimistic and positive tone" according to BofA. He will likely sound optimistic on the outlook, where headwinds are becoming tailwinds, BNP Paribas believes, while Deutsche Bank says that he may go further and say that risks are now shifting towards an overheating economy. That optimism will require a  degree of hawkishness to justify, especially in the likely scenario that rate forecasts are raised. But Powell will still likely try and achieve a balance. There is an outside chance Powell will be quizzed on whether he intends to hold a post-meeting press conference after every rate decision, to which he might respond that it is a consideration; SGH Macro says this will convey a message that ‘every meeting is live’. BofA expects Powell to field the following questions: Are long-run growth prospects improving? He will likely suggest the risks are increasingly skewed in that direction, but that it is prudent to wait for more evidence, emphasizing productivity and labor force expansion. How important are financial conditions? He may note that recent measures have revealed tightening with some signs of funding stress. It will be interesting to see how he links this back to monetary policy. Will the Fed allow inflation to overshoot the target? He will emphasize the symmetry of the inflation target, but likely offer little information about the alternative monetary policy frameworks that are under discussion. Will the FOMC move to a press conference at every meeting? BofA expects him to suggest it is under discussion without committing. While it may not be directly touched upon in the presser, a key point of focus for the rates market will be any discussion around the tightening of financial conditions since the last Fed rate hike. Equities remain below their late January peak, credit spreads are wider, and the 3m LIBOR-OIS spread has blown out since the December FOMC meeting. However, BofA expects the Fed will not sound particularly concerned about the recent tightening in conditions, noting some contraction is to be expected with higher policy rates and a shrinking Fed balance sheet. The Fed would likely be much more concerned about the tightening in financial conditions and rise in LIBOR if it appears to more directly spill over into broader corporate borrowing/investment activity or begins to wane on consumer or business confidence. In other words, until stocks tumble because of the spike in Libor/L-OIS, the Fed will not lift a finger. * * * MARKET REACTION: Lifting rates may see a modest rally along the front of the curve, BoAML says; and Rabobank adds that if inflation doesn’t materialise in the medium/longer-run, a curve inversion could be on the cards. A steeper curve will require the Fed to raise expectations of the terminal rate by notching up its long-term rate forecast, which could see underperformance in the five-year sector, BoAML says; the bank sees the 2s5s curve steepening, and the 5s30s flattening. Either way, BoAML – who has been more positive on the USD than the street – sees the risks skewed towards USD-bullishness. In a hawkish scenario, Barclays has recommended short NZDUSD to take advantage of the monetary policy divergence theme between the Fed and what is likely to be a dovish RBNZ (whose rate announcement follows the Fed’s on Wednesday). Refraining from raising the long-run rate view too aggressively (or at all) may be a recipe for risk assets to perform well, but not the USD given concerns about the toxic mix of both easy monetary and fiscal policy (SocGen). * * * FOMC REDLINE: What will the Fed say? We leave readers with two blackline FOMC statement previews, one from Morgan Stanley and one from Goldman Sachs, laying out where the two banks expect to see changes to the Fed language.  What is interesting is that while both banks expect a modest walk back of the current economic conditions - especially in housing - while leaving the rest of the statement unchanged, they still expect a 25 bps hike.  First, here is Morgan Stanley: And here is Goldman's preview:

21 марта, 01:36

Wednesday: FOMC Announcement, Existing Home Sales

Here is my FOMC preview and a preview from Goldman Sachs economists.Wednesday:• At 7:00 AM ET, The Mortgage Bankers Association (MBA) will release the results for the mortgage purchase applications index.• At 10:00 AM, Existing Home Sales for February from the National Association of Realtors (NAR). The consensus is for 5.42 million SAAR, up from 5.38 million in January. Housing economist Tom Lawler expects the NAR to report sales of 5.44 million SAAR for February.• During the day, The AIA's Architecture Billings Index for February (a leading indicator for commercial real estate).• At 2:00 PM, FOMC Meeting Announcement. The FOMC is expected to increase the Fed Funds rate 25 bps at this meeting.• At 2:00 PM, FOMC Forecasts This will include the Federal Open Market Committee (FOMC) participants' projections of the appropriate target federal funds rate along with the quarterly economic projections. • At 2:30 PM, Fed Chair Jerome Powell holds a press briefing following the FOMC announcement.

20 марта, 23:58

Here's What The Fed Will Say Tomorrow

  • 0

There is one thing that is certain ahead of tomorrow's FOMC meeting, at least according to the market: the Fed will hike rates. Besides the Fed Funds futures markets, one big tell that markets have taken a hawkish turn as Steven Englander points out is that 2yr yields went up yesterday despite the absence of economic data and a seriously downbeat equity market. Today, equities were generally flat, with no data released, and short term yields keep rising. Additionally, the sharp bounceback in 10yr yields on flat S&P futures indicates that fears of a hawkish FOMC outcome are growing. The question then is whether the Fed will hike rates 3 or 4 times in 2018 and 2 or 3 times in 2019. Here opinions differ, and as Morgan Stanley writes, based on our stress-testing of the dot plot, it is possible to get to a full median of 4 hikes in 2018, particularly if the Chair moves, "but we think it is too early in the year for the FOMC to agree more tightening is needed, particularly in light of continued uncertainty about just how much tightening the first full year of balance sheet shrinkage will deliver. Also, having over-promised and under-delivered on rate hikes in 2015 and 2016, we think the FOMC will be reluctant to raise the median path too aggressively early this year and risk a repeat scenario—at least at this meeting." Here the gating factor will be the yield curve, which at the current rate, will likely be flat or inverted by September: By September, a flat-to-inverted yield curve, continued balance sheet runoff and tighter financial conditions, as well as higher positive real rates will warrant close examination of how much further the FOMC wants to push rates in this cycle. Thereafter, we expect that in early 2019, fiscal stimulus will push a very late-cycle economy to new heights, leading the Fed to hike two additional times—in March and June. With the midpoint of the target range near neutral (at 2.625%), this is likely where the hiking cycle ends in this expansion. For now, however, there is just one question on every trader's mind: will the Fed telegraph 3 or 4 hikes tomorrow. And while most banks expect an upward drift in the dots to raise the median across most of the forecast horizon, they note that it will be a high hurdle to get all the way to 4 hikes in 2018 (not for Goldman though, whose base case is 4 hikes and potentially even 5).Others,such as Morgan Stanley expect the median to remain at 2.125% in 2018, because as many as 3 participants could add a 4th hike at this early stage—before confirmation of the "kink" in core inflation coming out, and before even the first official take on 1Q GDP —and the median would still be unchanged from December. In other words, for the median path in 2018 to move to 4 hikes the dot plot would need at a minimum all but one participant currently at 3 hikes to move to 4. The following table illustrates just what it might take. Goldman agrees, and writes that while its own forecast is that the FOMC will deliver four hikes both this year and next year, it expects a more measured increase in the dots next Wednesday, as shown in Exhibit 6. By our count—which factors in Yellen’s departure and our expectations for the other participants—four members would have to boost their projections above the December median (of three hikes) for the March SEP to show a four-hike baseline in 2018. Six individuals projected a three-hike 2018 pace at the December meeting (i.e. just one hike below four), and given the upbeat public remarks and encouraging data, we believe such an increase is indeed likely. We also expect the 2020 median dot to increase, but by less than half of a hike. We will have more to say about the dot plots in our full preview later today, but before previewing what the FOMC statement could look like, here is another interesting assumption from Morgan Stanley: Fed chair Powell could change the FOMC format to add a press conference after every meeting, thus making every meeting potentially live. Press conference following every meeting? Under Chair Powell's leadership, we expect the FOMC to adopt the practice of holding a press conference following each of its 8 meetings per year, likely to come as an announcement at the December 2018 meeting (to begin in 2019). While previous Chairs Yellen and Bernanke focused on being highly prepared for every press conference (making each one quite an endeavor for Chair and staff alike), Chair Powell has already shown in testimony he may be more willing to speak off the cuff, taking a more casual approach. Processes are formal within the Federal Open Market Committee, and evolve slowly. We think it would likely take about nine months from the time the idea is submitted for Committee discussion to the time of execution. Follow the minutes of meetings this year to gauge when the idea is proposed, how it evolves, and eventually we might be able to anticipate its announcement. Chair Powell has committed to continuing transparency in Fed communications under his leadership. Moving to a Q&A after every meeting is consistent with that view, but will need to be meticulously laid out so that markets are well  prepared —and so that the move alone isn't taken as a sign the FOMC is ready to speed up the pace of hikes. Again, there will be more in our full FOMC preview due shortly, but for now, we leave readers with two preview blackline statements, one from Morgan Stanley and one from Goldman Sachs, laying out what and where the two banks expect to see notable changes to the Fed language.  What is interesting is that while both banks expect a modest walk back of the current economic conditions - especially in housing - while leaving the rest of the statement unchanged, they still expect a 25 bps hike.  First, here is Morgan Stanley: And here is Goldman's preview:

Выбор редакции
20 марта, 23:14

PayPal Market Cap Set To Surpass Goldman Sachs'

PayPal's market cap is amazingly about to surpass that of lending giant Goldman Sachs, and Wall Street's all for it

20 марта, 22:03

Netflix (NFLX) Is Still a Great Growth Stock, Goldman Agrees

Shares of Netflix (NFLX) jumped over 1% during Tuesday morning trading, just one day after Facebook's (FB) latest turmoil led to a nearly industry-wide tech sell-off. Yesterday's downturn, coupled with continued economic uncertainty, has led some investors to move into more value-focused stocks--but now seems like the wrong time to leave Netflix.

20 марта, 22:00

U.S. Holds Utah Oil Lease Sale Despite Protests

The U.S. Department of the Interior is auctioning on Tuesday, March 20, a total of 43 parcels in southeast Utah for oil and gas development, despite protests from environmentalists that the lease sales are near archaeological monuments and spectacular redrock wilderness. The auction of 51,400 acres today is part of the U.S. Administration’s plans to open up wider areas for oil and gas drilling in the country—a campaign pledge that President Donald Trump has been following since taking office. The auction includes areas that are near…

Выбор редакции
20 марта, 21:51

США: индекс продаж сетевых ритейлеров Retail Economist/GS за прошедшую неделю снизился на 1.2%

Индекс продаж сетевых ритейлеров США Retail Economist/GS, рассчитываемый аналитической компанией The Retail Economist совместно с инвестбанком Goldman Sachs, за неделю, завершившуюся 17 марта, снизился на 1.2% по отношению к показателю недельной давности и вырос на 2.7% в годовом исчислении.

Выбор редакции
20 марта, 21:47

The Guardian view on the gender pay gap: enough excuses; time for action | Editorial

The duty for organisations to publish figures on hourly earnings and employment by quartile could be a gamechanger – if it results in concrete actionWith only a fortnight left before the deadline, not even a third of companies, charities and public bodies have met their legal requirement to publish figures on their gender pay gaps. There was plenty of notice that all with more than 250 employees would need to do so. The slow pace indicates the low priority afforded to such concerns and, perhaps, a hope that embarrassing figures will be buried in a late rush of filings. It seems probable that many organisations will not comply, and it is unclear whether and how they will be punished. They should be.The figures are not perfect. The refusal of law firms to include the earnings of (mostly male) partners, for example, produces technically accurate but misleading results. Nonetheless, the data published so far is powerful. Few if any women will be surprised that male colleagues outearn them per hour. But cold statistics have real force when they show disparities as stark as these: men at the UK wing of Goldman Sachs International earn more than twice the mean hourly pay of women. The impact is potentially reminiscent of #MeToo, if so far more muted. Such figures demonstrate to each woman that the problem is not an isolated case, but structural. They are not alone. Now they can prove it. Continue reading...

Выбор редакции
20 марта, 21:38

США: индекс продаж сетевых ритейлеров Retail Economist/GS за прошедшую неделю снизился на 1.2%

Индекс продаж сетевых ритейлеров США Retail Economist/GS, рассчитываемый аналитической компанией The Retail Economist совместно с инвестбанком Goldman Sachs, за неделю, завершившуюся 17 марта, снизился на 1.2% по отношению к показателю недельной давности и вырос на 2.7% в годовом исчислении.

03 апреля 2017, 07:51

Александр Хуршудов: Если экспортеров не устроит нынешний медленный рост нефтяных цен, то они сократят свои квоты в июне

В феврале ОПЕК сократил добычу нефти на 139,5 тыс барр./сут. При этом Саудовская Аравия утверждает, что в этом месяце она добывала 10,011 млн барр./сут, а из других источников следует, что эта цифра на 214 тыс барр./сут меньше. Кувейт и ОАЭ вместе потеряли ...

05 февраля 2017, 11:32

Трамп и финансисты

Доп.: Трамп прийде, порядок наведе!   В последнее время у моих читателей возникает масса вопросов об отношениях Трампа и «финансистов». Эти вопросы обостряется в связи с включением в «команду Трампа» представителей банка ГолдманСакс, который считается «вотчиной» финансистов и отменой ряда ограничений на финансовый сектор, введенных Обамой по итогам кризиса 2008 года. Постараюсь дать ответ, хотя, конечно, описать все нюансы все равно не получится. Напомню, что решения по итогам 2008 года были ситуационными, они ничего не решали в принципе и, в общем, крайне неудобны финансовой системе (которая, все-таки, должна существовать при любых обстоятельствах, по крайней мере, пока не построили коммунизм). В реальности ситуацию тогда спасла эмиссия - и ее остановил в 2014 году как раз Обама. Но еще до того, в 2011 году, была попытка (в условиях полного понимания, что Обама скоро сделает) вывести из под контроля США эмиссию мировой валюты - попытку, которую остановил тот же Обама путем организации «дела Стросс-Кана». И до того мировая элита была вполне себе едина - поскольку ресурса хватало на всех. А вот после этого стало понятно, что механизм поддержания этой элиты рано или поздно (как выяснилось на практике, через три года) придется остановить - были сформулированы два выхода из ситуации. Первый - плюнуть на все, провести своего человека на пост президента США и тупо поддерживать эмиссией ФРС мировые финансовые институты. Это - будущие «финансисты». Последствия для них не важны - главное, сохранить источник своего статуса. Вторая группа - которая предлагает снять с мировой экономики «навес» долгов, оживить реальный спрос и начать оздоровление региональных экономических кластеров. Это - будущие «изоляционисты» (название взято от политики США XIX века). Их тоже ждут проблемы, поскольку стимулированный за счет эмиссии спрос должен существенно сократиться, что означает серьезный экономический спад во всем мире. И еще одно важное отличие, которое нужно учитывать, состоит в том, что если «финансисты» — либералы, то «изоляционисты» — консерваторы.  А вот теперь посмотрим на ситуацию с точки зрения тех, кто является представителем мировой элиты или тех, кто чуть ниже, кто заседает в Давосе или Бильдельбергском клубе (то есть, соответственно, экономической и политической тусовке близких к Власти людей). Они этот раскол чувствуют — но как принимать решение, с кем и как дружить, а с кем - ссориться? Это же не просто так, это же многолетние связи, они выстаивались поколениями, не так просто принять соответствующее решение … Вспомним, как у нас метались люди перед расстрелом Верховного Совета, а ведь у нас по сравнению с нынешней ситуацией была просто ссора в дворовой песочнице…  А теперь давайте посмотрим на конкретные проблемы. ГолдманСакс — да, идейный центр финансистов. Но, он же, банк, принадлежащий британскому капиталу (как сказали бы конспирология, ротшильдовский). Да, сам он намертво встроен в финансовую структуру, но конкретные люди в нем могут быть и от тех самых Ротшильдов, который, кажется, поддержали выход Британии из ЕС. То есть, стали на сторону «изоляциоинистов»? Или они поддерживали противоположную сторону? Но тогда зачем они выстраивают отношения с «Роснефтью»?  Мы уже писали в «Лестнице в небо», что понять к какой элитной группе принадлежит конкретный человек очень сложно, это требует тщательных исследований. Для Трампа все проще — он этих людей знает уже десятилетия. И по этой причине может иметь вполне веские основания считать, что они, скорее, поддержат «изоляционистов», чем «финансистов». Тем более, что у него есть яркий критерий: идейный традиционалист, скорее всего, поддерживать «финансистов» не будет, ему либеральные «ценности» претят.  В общем, именно сейчас идет мучительное разделение единой до того мировой элиты на две принципиальные группировки. До самого «низа» эта работа пока не дошла - но, рано или поздно, дойдет. И тогда очень многим нашим либералам придется перекрашиваться, что, впрочем, они сделают достаточно легко. А пока - про очень многих людей совершенно невозможном сказать, какую из двух указанных группировок они будут поддерживать завтра.  Про отмену конкретных обамовских указов и законов я уже говорил — они носили ситуационный характер и особого смысла их сохранять нет, нужно, прямо как в старом анекдоте, систему менять. С этим, кстати, как я уже много раз писал, у Трампа проблемы, поскольку всех его экспертов выучили в рамках экономикс, в которой проблемы современного кризиса табуированы. А потому — «родить» конструктив они не могут. Но это уже тема другого текста. А пока — нужно внимательно изучать, как происходит раскол до того единой мировой элиты. И сюрпризы при этом совершенно неизбежны, как, например, вхождение представителей ГолдманСакс в администрацию Трампа. 

21 января 2017, 13:49

Фонд Medallion: как работает уникальная машина по зарабатыванию денег?

Перевели статью Bloomberg о Renaissance Technologies и его фонде Medallion. Рекомендуем к прочтению. Фонд Medallion можно назвать самым чёрным ящиком во всей финансовой системе США. Он прославился далеко за пределами страны благодаря своим финансовым успехам и окружающей его атмосфере максимальной секретности, только усиливающей интерес к фонду. Medallion создан в 1988 году инвестиционной компанией Renaissance Technologies и специализируется на количественных методах инвестирования. Средняя годовая доходность с момента основания превышает 40%. В 1993 Medallion прекратил принимать деньги от сторонних инвесторов и сегодня работает исключительно на сотрудников Renaissance Technologies. В чём секрет уникальной машины по зарабатыванию денег? В 100 км к востоку от Уолл-стрит, участок земли, напоминающий по форме китовый хвост, разделяет залив Лонг-Айленд и залив Конскайенс. Здесь расположились роскошные виллы с собственными пирсами, теннисными кортами, бассейнами и зелёными аллеями. Район носит название Олд Филд, но соседи зовут его по-другому – ривьера Ренессанс. Как можно догадаться, самые богатые жители этого района – учёные, работающие в хедж-фонде Renaissance Technologies, базирующемся в соседнем районе Ист Сетокет.О владельцах роскошных вилл почти ничего не известно, как и о самой компании. Имя Renaissance Technologies на слуху у всех, но никто не знает, что происходит внутри. Известно, что компания управляет несколькими фондами, в т.ч. Institutional Equities Fund, Institutional Diversified Alpha и Medallion Fund. Последний – самый успешный – работает только для трёхсот сотрудников Renaissance Technologies и нескольких избранных, имеющих многолетние тесные связи с компанией. Все три фонда основаны на количественных методах анализа фондового рынка. Сегодня это самый наукоёмкий подход к инвестированию. Около 90 сотрудников Renaissance Technologies обладают учёной степенью.По данным Bloomberg, за последние 28 лет Medallion получил $55 млрд прибыли, что на $10 млрд больше, чем у фондов под управлением миллиардеров Рея Дэлио и Джорджа Сороса. Более того, прибыль Medallion получена за более короткий срок и с меньшими активами под управлением. Сегодня Renaissance ограничивает не только количество людей, которые могут вступить в фонд, но и размер инвестиций. Это необходимо для того, чтобы стратегии Medallion, основанные на количественных методах анализа рынка, продолжали работать. Сумма активов под управлением, превышая определённый порог, начинает влиять на рынок, и алгоритмы не могут работать так, как запрограммированы. Поэтому Renaissance удерживает объём средств Medallion между 9 и 10 млрд долларов. Это в два раза превышает размер активов, находившихся под управлением Medallion десять лет назад. Сегодня прибыль фонда снимается каждые полгода.Благосостояние учёных из Renaissance превышает ВВП многих стран и всё больше влияет на политику Соединённых Штатов.Например, сопредседатель компании Роберт Мерсер поддерживал Теда Круза во время праймериз и Дональда Трампа во время президентских выборов. По данным Центра за ответственную политику, Мерсер пожертвовал $22,9 млн и тем самым стал третьим по величине спонсором Республиканской партии. В то же время Джим Саймонс, основатель Renaissance, и Генри Лофер, бывший руководитель исследовательских работ, оказались по другую сторону баррикад – в сумме они пожертвовали $30 млн Демократической партии. Спикер компании Джонатан Гэстелтер заявил, что собственники и руководители Renaissance отказались комментировать ситуацию. Это довольно типичный ответ для структуры, максимально закрытой для общественности. Чтобы хоть что-то узнать о компании, было проведено журналистское расследование. Факты, изложенные ниже, получены в результате двух сотен интервью с людьми, которые лично знают учёных из Renaissance: учились, работали вместе или же конкурировали с ними. «Renaissance Technologies – это коммерческая версия «Манхэттенского проекта» (кодовое название программы США сер. XX в. по разработке ядерного оружия, проводившейся в атмосфере максимальной секретности – прим.)», – утверждает Эндрю Ло, профессор финансов в Школе Слоана Массачусетского технологического университета и председатель компании AlphaSimplex, которая занимается исследованиями в области финансовой математики. Ло превозносит основателя Renaissance Джима Саймонса за то, что тот сумел объединить такое количество учёных: «Они асы в области количественных инвестиций. Никто не может с ними сравниться».Естественно, больше всего споров и обсуждений разгорается вокруг финансовых успехов главного фонда Renaissance, Medallion. Результаты его работы поражают воображение инвесторов и кажутся невозможными. В 2000 году Medallion получил доходность 98,5%; в 2007 – 85,9%; в 2008 – 98,2%. Своим успехам фонд, разумеется, обязан учёным-математикам и количественным методам анализа фондового рынка. Это направление инвестирования сейчас считается самым перспективным. По данным Bloomberg, в 2016 году клиенты вложили $21 млрд в алгоритмические хедж-фонды и одновременно забрали $60 млрд из компаний, специализирующихся на других направлениях. Стоит привести ещё один достойный пример: фонд Two Sigma, управлявший в период кризиса капиталом в $5 млрд, резко увеличил свои активы до $37 млрд. И даже такие консервативные трейдеры как Пол Тюдор Джонс и Стив Коэн внедряют инструменты количественного анализа в своё программное обеспечение в надежде увеличить доходы. Специализация на количественных методах инвестирования – не единственная причина успеха фонда Medallion. Конкуренты говорят о нескольких преимуществах компании. Первое: компьютеры Renaissance – одни из мощнейших в мире. Сотрудники обладают большим количеством – и качеством – информации. Поэтому они находят больше сигналов, на которых основываются их «предсказания», и создают лучшие стратегии для управления капиталом. Renaissance всегда вкладывала много средств в развитие процессов сбора, сортировки и проверки данных, а также – в обеспечение их доступности для сотрудников. «Когда у тебя появляется идея, ты хочешь проверить её как можно быстрее. И если ты получаешь информацию в неподходящем формате, это сильно замедляет процесс», – говорит Ник Паттерсон, который проработал исследователем в Renaissance 8 лет.Ещё одна сильная сторона компании – контроль затрат на биржевую торговлю и пристальное внимание к тому, какое влияние на рынок оказывают сделки фондов Renaissance. Однако всё это – не уникальные преимущества. Компьютерные технологии становятся всё дешевле, всё больше компаний обращаются к количественным методам инвестирования, а конкуренты оттачивают своё мастерство.Продолжит ли Medallion так же успешно чеканить деньги?Разумеется, значительная часть успеха заключается в профессионализме сотрудников. Объединение такого количества учёных – целиком и полностью заслуга Джима Саймонса. Его без преувеличения называют математическим гением. Саймонс – профессор Массачусетского технологического института и Гарварда, лауреат премии Освальда Веблена в области геометрии и соавтор теории Черна-Саймонса. Он родился в 1938 году в Массачусетсе, отец – владелец обувной фабрики, мать – домохозяйка. Их предки переселились в США из Российской империи в конце XIX века. В 1964-1968 Джим Саймонс занимал должность исследователя (дешифровальщика) в Институте оборонного анализа, где он проводил работу по выявлению сообщений на фоне помех. Цель алгоритмической биржевой торговли очень похожа – построить модели, которые улавливают торговые сигналы из хаоса, создаваемого рынками. Часто сигналы очень тихие, но, тем не менее, они могут помочь определить, как будет меняться цена акций, облигаций или барреля нефти. Это комплексная проблема. Колебания цен зависят от фундаментальных причин и процессов, а иногда от нерационального поведения людей, совершающих покупки и продажи. Несмотря на то, что Саймонс лишился работы в Институте оборонного анализа после того, как осудил войну во Вьетнаме в своём письме в New York Times, приобретённые им во время криптографической работы связи помогли создать Renaissance, а спустя несколько лет и Medallion. В течение следующего десятилетия Саймонс возглавлял кафедру математики в университете Стони Брук и одновременно упражнялся в торговле товарными фьючерсами.  В 1977 году он распрощался с академической работой, чтобы попробовать себя в управлении активами. (Впоследствии Саймонс и его коллеги пожертвуют университету $250 млн. Стони Брук находится всего в трёх километрах от Ист Сетокета, где базируется Renaissance). Саймонс покупал и продавал товарные активы, делая свои ставки на основе фундаментальных показателей, таких как спрос и предложение. Увидев неэффективность этого подхода, он решил обратиться к своим знакомым среди криптографов и математиков за помощью в выявлении паттернов, биржевых закономерностей. Он связался с бывшими коллегами из Института оборонного анализа Элвином Берлекампом и Леонардом Баумом, а также с коллегами из университета Стони Брук профессорами Генри Лофером и Джеймсом Эксом. «Я предположил, что существуют способы предсказания цен методами статистики, – сказал Джим Саймонс корреспонденту из журнала Numberphile. – В итоге мы создали такие алгоритмы». В сущности, эти алгоритмы либо следуют за трендом (трендследящие модели), либо действуют против него (реверсные). Фонд Renaissance пользовался и первыми, и вторыми. Поначалу результаты были разными: в 1988 году доход составил 8,8%, а в 1989 году компания понесла убытки в размере 4,1%. Но в 1990 году, сконцентрировавшись на краткосрочной торговле, Medallion показал 56% прибыли после налогообложения. «Я был уверен, что наши модели будут работать лучше, – говорит Берклекамп, который несколько лет назад покинул Renaissance, чтобы вернуться к академической деятельности, и является почётным профессором в Калифорнийском университете в Беркли. – Но я не думал, что они будут работать настолько хорошо». В начале 90-х высокая годовая прибыль стала нормой в Renaissance: 39,4%, 34%, 39,1%. Многие инвесторы, узнавшие о прорыве Renaissance, пытались пробиться в Medallion, но их игнорировали. С 1993 года фонд не принимает инвестиций со стороны. Комиссионные также взлетели вверх: от 5% с активов и 20% с доходов до 5% с активов и 44% с доходов. Полное отсутствие клиентоориентированности стало визитной карточкой Renaissance. Боннефой – один из последних сторонних инвесторов, которых «выдавили» из Medallion в 2005 г. – вспоминает, как набирал Манхеттанский номер, чтобы узнать записанную на автоответчик ежемесячную прибыль. «Они непомерно задрали цены на свои услуги, и, тем не менее, остались на голову выше остальных», – говорит Боннефой. Доходность – вот первое и единственное, что нужно Medallion, чтобы поддерживать свой имидж. До сих пор корпоративный сайт выглядит так, будто не менялся со времён Netscape. Вдохновлённый успехом Medallion, в середине 90-х Саймонс занялся расширением штата учёных. Любой, кто обладал опытом работы на Уолл-cтрит или хотя бы образованием в сфере финансов, мог попробовать свои силы в компании. «Мы нанимаем людей, которые проявили себя в исследовательской деятельности», – пояснил однажды Саймонс. Следующий поток талантливых людей – большая часть которых до сих пор составляет костяк компании – пришёл из исследовательского центра IBM имени Томаса. Дж. Уотсона в Йорктаун Хейтс. Эта команда занималась проблемами распознавания речи и машинным переводом. Когда эти задачи только начинали решать, учёные-программисты объединялись с лингвистами и пытались преобразовать грамматику в код. В IBM группа учёных, включая Мерсера и Брауна, утверждала, что эти проблемы лучше решать с помощью статистики и теории вероятности. Их руководитель Фредерик Джелинек любил говорить: «Как только я увольняю лингвиста, система начинает работать лучше». По словам учёных, работавших в том исследовательском центре, исследователи загружали в компьютеры «тонны данных». Однажды, по свидетельствам коллег, Мерсер не появлялся в течение нескольких месяцев, загружая в компьютер французские глаголы во всех формах. Результатом приложенных усилий стал алгоритм, который определял, что к фразе «Le chien est battu par Jean» ближе всего фраза «Жан укусил собаку». Те же принципы и полученный новый опыт учёные применили для создания алгоритма распознавания речи: «Давая аудитории сигнал х, спикер, возможно, на самом деле сказал у». «Проблемы распознавание речи и перевода находятся на пересечении математики и информатики», – утверждает Эрни Чан, который работал в исследовательском центре IBM в середине 90-х и сейчас возглавляет алгоритмический фонд QTS Capital Management. По его словам, учёные решали не только академические задачи, они развивали теории и создавали программное обеспечение для внедрения полученных решений. Работа группы в конечном итоге сделала возможным создание программы Google Translate и программы Siri компании Apple. По словам человека, знавшего Мерсера и Брауна, в 1993 году они вышли на руководство IBM со смелым предложением: создать алгоритмы для управления подразделением IBM – пенсионным фондом с капиталом в $28 млрд. IBM проигнорировало их предложение, посчитав, что компьютерные лингвисты не могут разбираться в прогнозировании инвестиций. Но увлечение Мерсера и Брауна финансовым рынком только начиналось. В том же 1993 году Ник Паттерсон, который раньше работал дешифровщиком для Великобритании и США, присоединился к Renaissance и сблизился с Брауном и Мерсером. «У IBM были серьёзные проблемы, моральное состояние было никакое, и работа на Renaissance была выходом из ситуации», – говорит Паттерсон. Он трудился в Renaissance вплоть до 2001 года, а в настоящий момент работает старшим биологом-вычислителем в исследовательском Институте Брода и занимается исследованиями в области генетики. По его словам, Мерсер и Браун решили присоединиться к команде Renaissance, привлечённые пятидесятипроцентной прибавкой к зарплате. Они разместились в мансарде в Сетокете и часто ужинали вместе. Когда приносили счёт, они доставали специальный калькулятор, который генерировал случайные числа. Оплачивал счёт тот, кому выпадало большее число. Когда Мерсер и Браун стали работать на Renaissance, им поручили проводить исследования в разных областях, но вскоре стало понятно, что они лучше работают в паре, чем по отдельности. Они подпитывали друг друга: Браун был оптимистом, а Мерсер – скептиком. По словам Паттерсона, Питер очень креативный и генерит множество идей, а Боб обычно отвечает, что над этими идеями ещё нужно серьёзно поразмыслить. Они стали руководить группой, занимавшейся акциями, которая теряла деньги. «Им понадобилось четыре года, чтобы заставить систему работать. Джим был очень терпелив», – говорит Паттерсон. Вложения окупились. Много лет спустя, на конференции по компьютерной лингвистике 2013 года, Браун сказал: «Renaissance основала пара математиков. Они и понятия не имели, как программировать. Они учились этому, читая компьютерные справочники, а это не самый хороший способ обучения». По сведениям из документов, поданных в Министерство труда США, сегодня та самая группа, занимающаяся акциями, зарабатывает большую часть прибыли Medallion, используя деривативы и заёмные капиталы, превышающие собственный в 4-5 раз. Renaissance подал эти сведения в Министерство труда в связи с заявлением об изменении пенсионных программ для работников. Часть их средств в Medallion планируется перевести в Индивидуальный Пенсионный План. Предполагается, что сотрудники не будут никогда платить налоги с доходов, полученных в результате использования уже заработанного. Это сэкономит им миллионы долларов. В команде Renaissance работали и другие ветераны IBM: близнецы, разработчики теории струн, Стивен и Винсент Делла Пьетра, разработчик алгоритма распознавания человеческой речи Лалит Бал, специалист по обработке цифровых сигналов Мукунд Падманабан, программист Дэвид Маджерман, и Глен Уитни, который писал программное обеспечение во время летней практики. «Основная идея, усвоенная в IBM, заключается в том, что целое больше, чем просто сумма частей», – вспоминает Эрни Чан. По словам людей, близких к Renaissance, помимо Мерсера и Брауна, специалистов в области исследований языка, на успех системы существенно повлияли астрофизики. Эти учёные значительно преуспели в «отсеве» сигналов от шума. Специалисты в области теории струн, братья Делла Пьетра были лишь первыми из многих с подобным опытом. Близнецы всегда работали в паре. Будучи учениками старших классов, они закончили научную программу Колумбийского университета с отличием, в студенческие годы изучали физику в Принстоне; получили учёные степени в Гарварде в 1986. Стивен Строгац, профессор математики в университете Корнелл, помнит, как они, только поступив в Принстон, учились в классе универсальной алгебры. «Они всегда сидели рядом. Размышляя, они постоянно спорили. Их математические дискуссии всегда были жаркими, они постоянно поправляли преподавателя или объясняли что-то друг другу», — говорит он.  Чан, работавший с ними в IBM, вспоминает, что близнецы всегда кричали исключительно друг на друга, а с остальными были добры и милы. Тот факт, что они близнецы, добавил ещё одну особенность. «Они практически читают мысли друг друга», – утверждает Чан. В Renaissance, дабы упростить проведение дискуссий, братья Делла Пьетра заняли соседние кабинеты, разделённые лишь внутренним окном. Паттерсон, которому какое-то время они отчитывались, также отмечал, что «братья очень креативны и постоянно друг с другом конкурируют». Переход из IBM не всем давался легко. Атмосфера в Renaissance сильно отличалась от той, к которой они привыкли. Об этом времени Браун вспоминает так: «Мы очень быстро поняли, что мир финансовых рынков сильно отличается от IBM. Он безжалостен. Или твои стратегии работают лучше, чем у других, и ты зарабатываешь деньги, или твои алгоритмы работают хуже, и ты прогораешь. Это давление заставляет тебя сконцентрироваться». Изменения в образе мышления были не единственными стимулами учёных из Renaissance, голодных до исследований больших объёмов данных. Они также обрели нечто неосязаемое – ощущение, что они стали частью семьи. Джим Саймонс выглядел как заботливый отец семейства. Ни один другой руководитель Renaissance не обладал такими навыками работы с людьми, говорят те, кто знаком с ним и с компанией. Он вдохновил своих ботаников-квантов сплотиться, работать вместе. «У нас царит атмосфера открытости. Мы следим за тем, чтобы каждый знал, чем занимается любой из сотрудников компании. Чем быстрее происходит этот обмен информацией, тем лучше. Вот что стимулирует людей», – отметил Саймонс во время своей речи в Массачусетском технологическом институте в 2010 г. В Renaissance разные команды ответственны за разные области исследования, но на практике каждый может работать над любой задачей. Каждый вторник проводится общее собрание, чтобы обсудить возникшие идеи. Разумеется, Саймонс работал и над совершенствованием технологий количественных инвестиций. В 2000 году он дал интервью изданию Institutional Investor, в котором объяснил  философию своей фирмы и алгоритмов Medallion. «Система должна состоять из постоянно создающихся слоёв. Рассматривая каждую новую идею, мы должны понять: это что-то принципиально новое, или оно похоже на то, что мы уже делали», – сказал он. Как только это становится понятно, группа исследователей определяет, в каком объёме новый алгоритм можно использовать. Сигналы могут со временем исчезать, но обычно их не удаляют из кода совсем, поскольку они могут возникнуть вновь, или их игнорирование может иметь неожиданные последствия. Когда люди из IBM были приняты в Renaissance, Medallion генерировал годовую прибыль в размере около 30% после налогообложения практически исключительно на торговле фьючерсами. Тогда было просто выявить паттерны и обратить в свою пользу отклонения. Один из бывших инвесторов сообщил, что учёные Renaissance обратили внимание на то, что опционы и фьючерсы Standard&Poor закрываются с разницей в 15 минут, и это какое-то время лежало в основе механизма извлечения прибыли. В системе использовалось большое число подобных отклонений, и учёные Renaissance подробно изучали каждое из них. В совокупности эти отклонения позволили зарабатывать миллионы, а немного позже и миллиарды. Но по мере того как финансовый рынок становился сложнее, и всё больше квант-исследователей направляли свои усилия на расшифровку сигналов рынка, подобные отклонения, «неэффективности рынка», начали исчезать. На конференции в 2013 году Браун упомянул о наблюдениях, которыми Medallion поделился со сторонними инвесторами. Изучая сведения об облачности, они выявили связь между солнечными днями и подъёмом рынков от Нью Йорка до Токио. «Оказывается, когда в Париже облачно, вероятность того, что рынок пойдет вверх, понижается», – сказал Браун. Однако это не то, на чём можно заработать много денег, поскольку эта тенденция прослеживается в пятидесяти с небольшим случаев из ста. «Но дело в том, что если бы сигналы, в которых было бы больше смысла, были явными, их бы уже давным-давно использовали в торгах… Мы ищем все больше и больше закономерностей, и наши специалисты, 90 человек из которых обладают учёной степенью, просто сидят и целыми днями наблюдают за паттернами. У нас более 10 000 процессоров, которые непрерывно работают в поисках сигналов», – продолжил Браун. Учёные из Renaissance разработали корпоративный язык программирования для построения своих алгоритмов. По словам людей, знакомых с деятельностью компании, код, на основе которого работает фонд Medallion, состоит из нескольких миллионов строчек. По данным другого источника, иногда позиции удерживаются в течение секунд, а иногда – в течение нескольких месяцев. Команда из IBM многое сделала для повышения эффективности количественных инвестиций Renaissance. Поскольку алгоритмы фонда были ориентированы на закрытие сделок в течение короткого времени, исследователи уделили время тому, чтобы изучить стоимость операций и то, как их собственные действия влияют на рынок. По мнению квант-аналитиков, последняя проблема особенно сложная. Они также следили за тем, чтобы сделки и доход соответствовали тому, что было запланировано системой, поскольку выставление неадекватной цены или другой компьютерный сбой могли провалить всю операцию. И практически с самого основания компании Саймонс указал на ещё одну опасность: общий размер инвестиций влияет на результат инвестирования. Слишком много денег может привести к отсутствию доходности. Также Саймонс отмечал, что необходимо быть готовым к ущербу, который может нанести работа других компаний. В письме, обращённом к инвесторам фонда акций, основатель компании Renaissance писал: «Мы верим в то, что обладаем совершенным набором торговых сигналов, но некоторыми из них несомненно пользуются другие хедж-фонды, также зарабатывающие на росте или падении рынка». Ещё одна зона риска для Renaissance – утечка кадров и информации. Случаи ухода из компании крайне редки. За исключением учёных, которые увольняются, чтобы вернуться к академической работе или заняться благотворительностью, сотрудники не уходят из Renaissance. Да и зачем бы они стали это делать? Задачи разнообразные, коллеги – суперпрофессионалы, а оплата труда исключительно высокая. Однако были и исключения. В 2001 году Renaissance нанял русского учёного Александра Белопольского, который, как и многие его коллеги, приехал на запад после развала Советского Союза. Паттерсон возражал против его принятия на работу, поскольку тот совсем недавно пришёл работать на Уолл-стрит. Опасения оправдались. В 2003 году Александр Белопольский и другой русский учёный Павел Вольфбейн объявили, что они переходят в фонд Millenium Partners, у которого они выторговали себе крупные бонусы и право получать собственные доходы. Renaissance подал в суд на них и на Millenium, опасаясь, что бывшие сотрудники будут использовать инсайдерскую информацию. Впоследствии стороны урегулировали конфликт во внесудебном порядке. Примерно в это же время на Renaissance работал другой учёный с русскими корнями Алексей Кононенко. Он получил учёную степень в Пенн Стейт в 1997 году и также недолгое время работал на Уолл-стрит. В Renaissance, к неожиданности многих, он получил повышение в составе группы, исследовавшей акции. Руководители обсуждали повышение Кононенко на регулярном ужине в доме Саймонса. Человек, знакомый со сложившейся ситуацией, утверждает, что некоторые учёные не могли понять, почему выдвинулся Кононенко, хотя многие проработали в компании гораздо дольше него. Со стороны это выглядело как сетования старшего товарища на то, что на должность назначили его более молодого коллегу. Другие люди, знакомые с положением дел в компании, утверждают, что русский учёный фактически выиграл борьбу за власть. Его продвижение стало целым событием. Какие бы ни были причины повышения Кононенко, результатом стало то, что Renaissance сохранил источник своего благосостояния: с момента того самого ужина Medallion получал годовой доход в размере более 40% после налогообложения. Согласно индексу миллиардеров Bloomberg, Саймонс, которому до настоящего времени принадлежит не менее 50% компании, благодаря Medallion владеет состоянием в размере $15,5 млрд. Активы Брауна, Мерсера и Лофера оцениваются в сотни миллионов долларов. Последнему принадлежит второй по величине пакет акций Renaissance (около 25%). То, сколько денег сотрудника находится в Medallion, зависит от его вклада в прибыль компании. Одним из способов получить больший кусок общего пирога является слаженная совместная работа. Сотрудников поощряют количеством акций, которые они могут купить. В дополнение, четверть их заработка сберегается и инвестируется в Medallion, где эти деньги работают в течение 4 лет, причём сотрудники также уплачивают комиссию по модели «5% и 44%». Как только каждый сотрудник Medallion становится богатым, это меняет его образ жизни. Поезд до Манхеттена уступает место вертолёту. Учёные меняют Honda на Porsche. Люди начинают заниматься теми хобби, о которых мечтали. Кузен Саймонса Роберт Лури, который возглавляет исследования в области фьючерсов, построил для своей дочери огромную арену для катания на лошадях. Яхты стали своеобразным must have. Мерсер заказал целую серию, и каждую назвал «Морская сова». На яхте Саймонса длинной 222 фута построен камин, который топится дровами. Обе яхты оборудованы такими современными средствам движения, что им не нужны якоря. Будучи заводилой, Саймонс всегда сам планировал корпоративные путешествия – на Бермудские острова, в Доминиканскую Республику, во Флориду, в Вермонт – и поощрял сотрудников, чтобы они брали с собой семьи. Одна из традиций компании – катание на лыжах. Саймонс, курильщик со стажем, дабы не отказываться от своей любимой привычки, оформил одному из ресторанов специальную страховку. Когда соперников и бывших инвесторов спрашивают, как Renaissance удаётся продолжать получать столь ошеломляющие прибыли, они единодушно отвечают: «Renaissance двигается вперёд быстрее, чем кто бы то ни было». Однако не всегда, когда все остальные спотыкались, Renaissance оставался на ногах. В августе 2007 года ипотечный кризис привёл к падению нескольких крупных алгоритмических хедж-фондов, включая управлявший $30 млрд фонд Goldman Sachs. Менеджеры этих фирм вынуждены были закрыть позиции, что только ухудшило ситуацию. По информации инсайдеров, кризис обошелся Medallion в $1 млрд – одну пятую его активов. Руководители Renaissance, опасаясь, что хаос сметёт их собственный фонд, дабы укрепить позиции свернули рискованные операции и начали продавать активы. Они были близки к капитуляции, когда рынок восстановился. За остаток года Medallion отыграл потери, и к концу 2007 года его прибыль составила 85,9 %. Руководство Renaissance усвоило один важный урок: не нужно вмешиваться в работу алгоритмов.  Кванты утверждают, что ни одна система не живёт вечно. Они задаются вопросом, насколько долго будет действовать магия Medallion. Прошло 7 лет с тех пор, как основатель компании Джим Саймонс вышел на пенсию. Однако фонд продолжает делать деньги теми же темпами. Даже в первой половине 2016 года, когда многие фонды понесли убытки, Medallion заработал более 20%. Renaissance снова нарастил своё благосостояние и влияние. Сегодня Renaissance успешен под управлением Брауна и Мерсера, но обоим уже за 60, и люди задумываются над тем, какова будет ситуация при их преемниках. Анекдотичная ситуация имела место на закрытой конференции в 2016 году. Кто-то из аудитории задал квантам вопрос: «Кого вы видите для себя в качестве идеального работодателя?» Раздались нервные смешки, затем последовал честный ответ: «Джима Саймонса».(Ист. — Bloomberg)

01 декабря 2016, 13:29

Команда Трампа. Голдман Сакс снова на коне

Дональд Трамп объявил имя будущего министра финансов США: им станет Стивен Тёрнер Мнучин (Steven Terner Mnuchin). Для кого-то это явилось неожиданностью. Ведь среди претендентов на высокий пост называли исполнительного директора банка JPMorgan Джейми Даймона, члена палаты представителей Джеба Хенсарлинга... У Стивена Мнучина, однако, было важное преимущество: в предвыборной кампании Трампа он работал финансовым менеджером. Кроме того, что самое важное, Мнучин вышел из недр банка Голдман Сакс.  Родился Тёрнер Мнучин в состоятельной еврейской семье. Окончил Йель и сразу пошел трудиться в Голдман Сакс, где большую часть своей жизни провёл его отец Роберт Мнучин, сделавший в банке карьеру (стал партнёром) и сколотивший хорошее состояние. Мнучин-младший провёл в стенах Голдман Сакс 17 лет – с 1985 по 2002 год. Работал на направлениях, обеспечивающих основную деятельность банка (контроль, надзор за операциями на рынках муниципальных облигаций, ипотечных бумаг, других рынках и т.п.). В 90-е годы получил статус партнёра банка, что считается большим достижением. Затем стал топ-менеджером Голдман Сакс по вопросам информационного обеспечения.

30 сентября 2016, 17:09

Топ-10 самых инновационных университетов мира

Считается, что американская университетская система – это двигатель инноваций и прогресса, и это подтверждает рейтинг инновационных университетов мира от Reuters.

11 июля 2016, 13:29

Выпил, украл... -- в Goldman Sachs

Жозе Мануэль Баррозу -- юрист, гуманист и просто хороший человек, пошел по проторенной дорожке, которой ходили многие до него.Он руководил федерацией студентов марксистов-ленинцев. Боролся против фашизма.Затем Баррозу присоединился к маоистскому Движению за реорганизацию партии пролетариата (ныне Коммунистическая партия португальских трудящихся) и принимал участие в студенческих забастовках и митингах.5 июля 2004 года его кандидатура была предложена на вакантный пост председателя Европейской комиссии -- утверждён Европейским парламентом в должности главы Европейской комиссии 23 ноября 2004 года. 10 лет, до ноября 2014 года, Баррозу на посту главы Еврокомиссии по кирпичикам разносил то, что оставалось от европейского суверенитета, в т.ч. числе поучаствовал в урегулировании финансового кризиса и непосредственно участвовал в решениях ЕС по украинскому вопросу. И теперь его взял в свои добрые общечеловеческие объятия Goldman SachsА.Багаев пишет:"Кто б сомневался.А в остальном на цивилизованном Западе коррупции, кончено, же, нет.Самые яркие два факта — для тех, кто подзабыл:— Хосе Мануэль Баррозу — троцкист в молодости, вовремя "сменивший веру". Самый первый точно такой же "троцкист" был Джеймс Бернхэм (автор политического эссе, которое Джордж Оруэлл взял за основу при написании своего романа "1984"): он в конце 1930-х считался кем-то вроде пресс-секретаря Троцкого в США, а в конце Второй мировой войны уже писал для высшего руководства США секретные трактаты, обосновавшие "Холодную войну", и дальше стал на 30 лет кем-то вроде Бэезинского и Киссинджера в одном флаконе в тогдашнем вашнгтонском истэблишменте).— именно Баррозу "топил" Грецию и греческих новых руководителей после того, как разгорелся скандал по поводу того, что именно "Голдман Сакс" вместе с тогдашней греческой политической верхушкой навешал на страну непомерные долги (и выплаты миллиардных процентов банку, эти долги организовавшему).А в остальном, прекрасная Европа, всё хорошо, всё хорошо". тыц

03 июня 2016, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

16 мая 2016, 21:59

"Прогнозы" Goldman Sachs – ошибки или манипуляции?

Эксперты американского инвестбанка Goldman Sachs, долгое время прогнозировавшие сохранение сверхнизких нефтяных цен из-за избытка предложения и слабого спроса, опубликовали довольно противоречивый доклад, признав появление дефицита на мировом рынке нефти.

16 мая 2016, 21:59

"Прогнозы" Goldman Sachs – ошибки или манипуляции?

Эксперты американского инвестбанка Goldman Sachs, долгое время прогнозировавшие сохранение сверхнизких нефтяных цен из-за избытка предложения и слабого спроса, опубликовали довольно противоречивый доклад, признав появление дефицита на мировом рынке нефти.

19 марта 2016, 12:37

Политинформация - 12

Валерий Щеколдин. Тверская обл. 1981Многие уже поняли, что, решительно вмешавшись в ситуацию в Сирии, Москва оказала Вашингтону очередную политическую услугу, разрубив некоторые гордиевы узлы ближневосточной политики последнего. Теперь, когда пространство очищено от части джихадистских группировок, у США исчезла часть обязательств, принятых в начале гражданской войны в Сирии в 2011 году. Эксперты согласны с мнением, что выбор момента для частичного вывода войск из региона связан с ситуацией на Украине. Подтверждением этому можно считать и панические страдания американских генералов, и последний отчет Пентагона, и внезапный призыв ЕС к странам ООН принять санкции против России.Впрочем, давайте по порядку. На прошлой неделе в США прошел саммит генералов. О чем только не говорилось, но вывод оказался прост: Америка не готова воевать с Россией (и ВВС не те, и сухопутные силы подкачали, и морпехов маловато, и ядерного оружия не хватает). Скорее всего, господа генералы обсуждали отчет Эштона Картера, в котором главной угрозой США названа Россия. И конечно, стремились произвести впечатление на спонсоров, куда ж без этого в рыночной экономике.Рыночная экономика, тем временем, оказывается плохо функционирует без регулирования сверху. Ассоциация банков США поторопила ФРС с повышением ставок, но напрасно, ФРС сохранила ставку. "Невидимая рука" на нефтяном рынке — уже уличенное в передергивании Международное энергетическое агентство — на днях призналось, что "потеряло" ежедневные 800 тыс баррелей нефти из 1,9 млн, приписываемых в избыток нефти на рынке. С чего бы это Citigroup поспешил МЭА на помощь, тут же обнаружив эти 800 тыс. в прекращении прокачки сырья через нефтепроводы Ирака и Нигерии? Эксперты воспряли духом, нефтедобытчики готовятся к саммиту в Катаре, а США удалось притормозить сокращение добычи нефти, увеличив выплаты топ-менеджерам. И только в любезной сердцу ЕС реформированной Аргентине не боятся ни обвала цен на нефть, ни гнева Китая.Во внутренней политике США без изменений. В предвыборной кампании Клинтон и Трамп укрепили лидерские позиции, федералы уломали Фергюссон принять предложенный правительством план реформы полиции, приостановлена раздача разрешений на бурение на своем шельфе в Атлантике, военнослужащие опять не понесли существенных наказаний за преступления в далеких странах, работодатели присматриваются к кандидатуре генерала Бридлава (у него неплохие шансы, удалось же Расмуссену после активной антироссийской риторики стать советником Goldman Sachs). В Вашингтоне предаются антироссийской истерике: минфин клянется, что санкции против России действенны, республиканцы "клюют" Роуз Гетемюллер за слишком мягкое отношение к Москве, в Сенате борются за свободу слова законопроектом о противодействии иностранной дезинформации.Вслед за США поднапряглась и Европа, выдав на-гора пять принципов отношений с Россией и рекомендацию банкам ЕС по поводу размещения российских евробондов. Впрочем, Италия и Венгрия все равно отказались автоматически продлевать антироссийские санкции. В целом, эксперты видят четыре проблемы в Евросоюзе: раскол между западной и восточной Европой, разногласия между Францией и Германией, моральное поражение и проблема охраны внешних границ. Я бы добавила в список и Brexit, вряд ли британские власти на фоне стагнирующей экономики, пусть даже и с помощью Обамы и угрозы шотландского сепаратизма смогут уговорить население голосовать против выхода из ЕС.Раскол между востоком и западом закономерен. Слишком быстро были присоединены территории, слишком мало им уделялось внимания в надежде на активность заокеанского союзника, слишком сильно разошлись интересы США и ЕС на постсоветском пространстве. Теперь проблемы пытаются решить стандартной "цветной" революцией в Венгрии, а на вакханалию националистов в Косово давно не обращают внимания.Разногласия в германо-французском тандеме тоже закономерны. Наиболее сильным он был в своем порыве остановить вторжение в Ирак в 2003 году, но угадайте, кто постарался развалить этот союз? Ныне страны заняты внутренними делами: Франция пытается справиться с экономикой, а Германия — с наплывом беженцев и нелегалов. Госпожа Меркель забыла, что количество имеет свойство переходить в качество и 100 беженцев — это не миллион. Неудивительно, что партия "Альтернатива для Германии" празднует успех на земельных выборах, что эксперты относят к моральному поражению. Неприглядная сделка с Турцией (вплоть до очередной торговли за членство в ЕС или хотя бы за безвизовый режим) не нравится слишком многим странам в ЕС, и текущий саммит ЕС-Турция станет очередным упражнением по выкручиванию рук более слабым членам Евросоюза. В копилку недовольства правлением Меркель станет и судебный процесс с энергоконцернами из-за АЭС.Нерешенным остается и вопрос с Грецией, которая не только не может выкарабкаться из кризиса, но и больше всех страдает от наплыва мигрантов. Текущие переговоры Греции с кредиторами идут трудно, а попытка вывернуться из тисков с помощью китайцев или даже России встречает предсказуемое активное противодействие.Болгария, устав просить у ЕС привилегии газового транзитера, теперь умоляет хотя бы гарантировать защиту своих границ от беженцев. Но кажется мне, что Шенген рухнет раньше, чем заработает Frontex.Все меньше голландцев готовы сказать Украине "да" на референдуме по поводу ассоциации с ЕС, и, как я писала в прошлом обзоре, вряд ли задержка с публикацией отчета по крушению малайзийского Боинга на Украине спасет положение. Попытка националистов "Азова" присоединиться к шествию сторонников СС в Риге тоже не добавила симпатий.В Киеве продолжается правительственный кризис. Сторонники президента Украины вновь провалили попытку снять премьера, и правительство под шумок опубликовало план действий на текущий год. Западные эксперты говорят, что ни Яресько, ни другие уже не спасут Украину. Ибо никто уже не торопится раздавать кредиты. В США до сих пор не согласован вопрос о новой кредитной гарантии, МВФ тоже пока не может кредитовать, и уж тем более не обсуждает возможность объединения траншей кредита.Смысл? Если Киев вознамерился снова начать войну против Донбасса, что отметил и глава миссии ОБСЕ, а российские истребители и бомбардировщики возвращаются домой? Все указывает на то, что Москва готова решительно принудить Киев к реальности, пока Олланд и Меркель уговаривают Порошенко выполнять минские соглашения.Партия Запада потихоньку проигрывает в ситуации на Украине. Все меньше украинцев хотят в Европу и НАТО, моряки ВМС Украины все чаще перебираются в Крым и прочие секретные места, где их не найти. Говорить о любви к России весьма преждевременно, но западные кумиры потихоньку теряют свой ореол на фоне рекомендаций самостоятельно строить экономику. "Украинские железные дороги" ради сохранения рабочих мест и собственно самой экономики вслед за угольщиками и металлургами просят сохранить сообщение с Донбассом. Хваленая приватизация со скрипом сдвинулась с места, и на продажу выставлены 34 госпредприятия со скидкой 60%. Стране катастрофически не хватает денег из-за приостановки финансирования МВФ. И не хватает экономических связей с Россией.Похожая ситуация в Молдавии. Экономика Молдавии в 2015 году сократилась на 0,5% после двух лет роста, так что теперь одна надежда — на финансиста с тройным гражданством, на этой неделе возглавившего Нацбанк страны, и на ЕС, снова щедро раздающего обещания, но после выполнения условий по реформам. Есть, правда, еще надежда найти миллиард долларов, канувший в дальние оффшоры.Кризис серьезно отразился и на Казахстане, где умудренный годами и опытом президент Назарбаев хоть и идет навстречу ЕС, однако не склонен особо доверять посулам Запада. Нацбанк Казахстана сохранил базовую ставку на уровне 17% (говорят, что столь высокая ставка душит частный бизнес, что и подтверждается намерением вернуть некоторые атомные активы в госсобственность).Тем временем в России правительство понизило прожиточный минимум и сократило расходы на космическую программу на 30%. Сокращение бюджета Минобороны было на прошлой неделе. Операция в Сирии обошлась России примерно в 33 млрд. руб., впереди очередные расходы. Говорят, что бюджет Минобороны будет сокращен за счет чиновников, а пока министерство отчиталось , что в прошлом году РВСН получили 21 МБР, а на этой неделе начались испытания гиперзвуковых крылатых ракет "Циркон". Не экономят также на учениях. На этой неделе ракетчики за сутки вывели на позиции более 600 единиц техники.Но с экономикой вряд ли все в порядке. Moodys отозвало все рейтинги по национальной шкале в России, говорят, что из-за изменившегося законодательства, а я так думаю, что Москва не стала платить агентству за очередной рейтинг. Впрочем, изменения в законодательстве РФ не нравятся не только Moodys. Но это не мешает инвесторам скупать российские акции рекордными объемами. Россия же в феврале вложила почти $4,8 млрд в гособлигации США.Продолжается интрига вокруг поставок С-300 в Иран, и есть признаки легкого охлаждения между Москвой и Тегераном. Или этого хотелось бы западным комментатором на фоне сделки с Total, подключения 26 иранских банков к системе SWIFT и возросшей активности Тегерана в Закавказье. Однако буквально пару недель назад прошла информация, что стражи революции организованно покинули Сирию, а теперь снижает интенсивность операции и Россия.Ситуация в Сирии остается напряженной, на днях боевики сбили истребитель МиГ-21 сирийских ВВС, перемирие соблюдается только в сирийских анклавах, и их становится все больше. Сирийская армия продолжает наступление на Пальмиру, а повстанцы в северо-западной части страны впали в уныние, говорят даже, "Сирийская свободная армия" подчиняется "Джабхат ан-Нусре", как не вовремя! Некие сирийские активисты сообщают о химических атаках джихадистов, а "Хезболлах" нанесла ракетный удар по базе ИГ на границе с Сирией.Над всем этим идут дебаты о федерализации Сирии. Тему начал американский генерал Ставридис, из Совбеза ООН пришел слушок, что ее обсуждают и мировые державы, впоследствии опровергнутый, конечно. Мировые державы спохватились и допустили курдов до межсирийских переговоров, но поздно. Те уже и обсудили федерализацию, и управляющие органы выбрали. Мировые державы, а с ними и Дамаск и Анкара такую прыть, разумеется, не одобрили.ВВС Турции атаковали позиции курдов в Ираке, обосновав это местью за теракт в Анкаре. Также Турция готовит новую операцию против курдов внутри страны. Иракские курды пока помалкивают, ждут результатов все-таки начавшегося неспешного наступления на захваченный ИГ город Мосул. Основания для успеха есть, боевики ИГ уже оставили три города в Ираке, видимо, где-то консолидируя поредевшие ряды.Пентагон и прочие эксперты занялись подведением итогов своей антитеррористической деятельности. ИГ потеряло 22% территорий в Сирии и Ираке, но удивительное дело, адаптировалось к авиаударам руководимой США международной коалиции. И вообще выяснилось, что эти самые авиаудары попадают не только по главарям ИГ, но и по мирным жителям, что приводит последних в ряды террористов. Также выяснилось, что штаб террористов окопался в полном морального величия Брюсселе, уже третий месяц идут облавы.В Йемене на этой неделе возвращали под руку правительства город Таиз, а саудовская авиация жестоко разбомбила рынок в провинции Хадджа. После чего Эр-Рияд неожиданно заявил о свертывании авиаударов против повстанцев в Йемене. Что привело к этому решению, недовольство ли ООН неизбирательностью саудовских пилотов или настоятельная необходимость экономить военный бюджет, пока неясно.И чтобы завершить разговор об ИГ, несколько слов про Ливию и Афганистан. Ливийское правительство в изгнании робко попросило мировое сообщество с ним сотрудничать и готовится к переезду из Туниса в Триполи, хотя там его не ждут. "Исламское государство" в Афганистане расширяет свое присутствие, а Кабул все никак не может договориться с талибами, население уже потеряло всякую надежду на какой-либо мирный исход.Китайская дипломатия не сдала экзамен на зрелость и не смогла справиться с организацией мирных переговоров. Впереди осознание того факта, что стратегия Нового Шелкового пути требует не только умения жестко торговаться, но и дипломатических навыков. На этой неделе стало известно, что американские корпорации перехватили китайский проект глубоководного порта в Черном море, прервав хваленый путь в обход России.На этой же неделе успешно завершились переговоры о продаже 9,9% "Ямала СПГ" Фонду Шелкового Пути и долей в Таас-Юрях и Ванкоре - Индии.Пекин внес аванс за ЗРС С-400 "Триумф", которые будут поставлены к 2019 г. Индия за последние полгода подписала оборонных контрактов на $5,5 млрд, но вопрос о поставке французских истребителей еще не решен.Глава МВФ Кристин Лагард призвала БРИКС и АБИИ к совместной работе, и в этом есть некоторая злая ирония. Судя по ситуации в Бразилии, БРИКС в его нынешнем виде доживает последние дни. Тысячи бразильцев вышли на улицы, требуя отставки Дилмы Руссеф, которая самоотверженно спасает своего бывшего патрона Лулу да Сильва. В парламенте создана комиссия по вопросу импичмента президента, а чиновники судебной системы страны твердо вознамерились довести дело “Петробрас" до полного падения неудобного режима. Бразилия, в итоге, повторит путь Аргентины, где Маурисио Макри с пылом неофита уничтожает "киршнеризм".За рамками моего обзора остались две баллистические ракеты КНДР и запрет США на любые торговые отношения с КНДР, переговоры вокруг управления сетью Интернет, новый и гражданский президент Мьянмы, американский атомный авианосец у берегов Южной Кореи, все новости из Африки, загадочный "денежный мешок" на турецкой бирже, промах Пан Ги Муна в Западной Сахаре, очередная история о коррупции в Брюсселе, первая нефтяная платформа в норвежском секторе Баренцова моря, сельскохозяйственная программа Узбекистана, разбирательство между "Газпромом" и "Туркменгазом", свежеподписанный договор о сотрудничестве между ЕС и Кубой, портрет китайского среднего класса и многое другое.Автор Наталья Лаваль

24 февраля 2016, 10:51

Кто кого спасает?

«Рынок лучше знает, что ему нужно», — утверждают западные экономисты. Но сегодня мы видим, как владельцы крупнейших банков и транснациональных компаний активно обогащаются, используя различные финансовые схемы, в то время как мир сотрясают грандиозные кризисы. И это называют оптимальной товарно-денежной системой? Под предлогом спасения национальных экономик международные финансовые структуры выкачивают из них все соки, обрекая миллионы людей на нищенское существование. И это называют рыночными механизмами? В фильме «Кто кого спасает?» вы увидите, к чему приводят бесконтрольные действия мировой бизнес-элиты.

11 февраля 2016, 20:10

WSJ: банк Morgan Stanley выплатит $3,2 млрд в рамках расследования в ипотечной сфере

Американский банк Morgan Stanley выплатит $3,2 млрд для урегулирования претензий властей США и штата Нью-Йорк, касающихся нарушений в ипотечной сфере, пишет The Wall Street Journal. Morgan Stanley допустил эти нарушения незадолго до ...

10 ноября 2015, 20:59

Бывший банкир Goldman Sachs и PIMCO вошел в ФРС США

Новым президентом Федерального резервного банка Миннеаполиса стал бывший топ-менеджер инвестбанка Goldman Sachs и фонда облигаций PIMCO Нил Кашкари.

22 сентября 2015, 11:06

Новая победа греческих леворадикалов

Коалиция радикальных левых сил СИРИЗА во главе с бывшим премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом победила на досрочных парламентских выборах набрав 35,47% голосов. Всего в парламент прошло 8 партий. Досрочные парламентские выборы в Греции стали уже вторыми с начала года. По результатам предыдущего голосования победили левые силы во главе с Ципрасом, который стал премьером страны. После принятия летом пакета соглашений с кредиторами часть депутатов вышла из правящей коалиции, в связи с чем и потребовалось новое голосование.Комментарии экспертовАлександр Нагорный:В греческой истории мы присутствуем при феноменальной манипуляции общественным мнением, которое осуществляют финансовые мегакорпорации. Практически никакой разницы между ведущими греческими партиями – будь то левые радикалы или правые центристы - нет. И «СИРИЗа», и «Новая демократия» идут в рамках усиления кабалы над греческим государством со стороны транснациональных корпораций и мегафинансовых структур. Алексис Ципрас является ставленником «Голдман Сакс», он просто осуществляет программу, которую The Goldman Sachs Group и прочие навязывают европейским государствам. С целью их деструкции и окончательного демонтажа. Так что налицо откровенный обман греческой общественности.Александр Бовдунов:Я считаю, что результаты воскресных выборов в Греции абсолютно ни на что ни повлияют, как не повлияли недавно итоги недавнего референдума и предыдущих выборов, когда тоже победила СИРИЗА. Оказалось, что в Греции, в стране демократии - волеизъявление народа более не имеет никакого веса. Характерна явка избирателей, которая была низкой по сравнению и с предыдущими выборами, и с июльским референдумом. Всё решается не в Афинах. Неважно выберут/не выберут Ципраса, победит ли СИРИЗА или «Новая демократия», в какие цвета будет окрашена избирательная риторика - результат останется один. Евросоюз - это антидемократическая структура, в которой народ, тем более таких небольших стран как Греция или та же Португалия, не может не имеет возможности решить свою судьбу. Это фактически колонии транснационального Брюссельского центра и, в какой-то степени, крупных стран, таких как Германия. Поэтому никаких особых результатов от нынешних выборов ожидать не стоит. Отличный карт-бланш был получен на референдуме, но Ципрас его бездарно проиграл, а точнее сдал под давлением. С этим человеком всё понятно, и ничего другого, кроме дальнейшего прогиба под интересы кредиторов, ожидать от него не стоит. Газета Завтра

17 сентября 2015, 20:57

Крупные банки манипулировали гособлигациями США

Ведущие финансовые компании мира могли манипулировать рынком американских трежерис. Такое обвинение содержится в официальном иске американского пенсионного фонда Cleveland Bakers and Teamsters против 22 первичных дилеров рынка гособлигаций США.

17 сентября 2015, 20:57

Крупные банки манипулировали гособлигациями США

Ведущие финансовые компании мира могли манипулировать рынком американских трежерис. Такое обвинение содержится в официальном иске американского пенсионного фонда Cleveland Bakers and Teamsters против 22 первичных дилеров рынка гособлигаций США.

15 июля 2015, 20:51

Китайские "компрадоры"

Я немного устал от граждан, которые носятся по рунету и буквально пухнут от восторга по поводу "китайских расстрелов" и вообще китайских подходов к экономике, политике, геополитике и так далее. Забавно, что о реальной экономической политике, реальной ситуации и политических раскладах они знают чуть менее чем ничего.Давайте, я тут немного шаблончики проверю на прочность...Лирическое отступление: Я не пытаюсь критиковать китайский подход. Наоборот, китайская стратегия достойна уважения, так она выжимает максимум из имеющихся обстоятельств, а политика, как известно, - искусство возможного. У экономической и политической компоненты китайской стратегии есть свои риски, причем серьезные (от закредитованности на региональном уровне и кризиса воды до пузыря на рынке акций), но риски есть у любой стратегии.Теперь несколько интересных фактойдов:1. Британский премьер Джордж Осборн распорядился положительно ответить на просьбу КНР о содействии со стороны британского казначейства в процессе реформирования схемы работы часто-государственных партнерств.Сотрудники Казначейства Ее Величества уже вылетели в Пекин чтобы советовать китайцам как лучше организовать привлечение частного капитала в инфраструктурные проекты в условиях желания Коммунистической Партии Китая переложить на плечи частного капитала часть работы по поддержанию роста китайской экономики. -Мысленно замените в этой новости Файнэншл Таймс "Китай" на "Россию" и представьте себе реакцию российской патриотической блогосферы.2. Ближайшим партнером руководителя антикоррупционного бюро Коммунистической партии Китая, Ван Цишаня является экс-руководитель казначейства США и экс-руководитель Голдман Сакс, Генри Полсон.История их знакомства и сотрудничества очень интересная, но сначала один штрих к портрету самого Ван Цишаня - он был директором первого государственного инвестбанка Китая (China International Capital Corp) который был спроектирован американцами из Морган Стэнли (услуга за которую Морган Стэнли получил первую и на тот момент единственную лицензию на работу в Китае)В конце 90-х, Ван Цишань бросает "морганов" и вплотную подключается к "голдманам". Назначенный вицегубернатором провинции Гуандун, Ван Цищань сталкивается с необходимостью спасти от банкротства государственную инвесткомпанию Guandong Enterprises и для этого он официально привлекает американский банк Голдман Сакс ( . Процессом управляет Генри Полсон, уже засветившейся в КНР в процессе приватизации China Telecom, которому удается реструктуризировать долги компании. С тех пор, везде где работает Ван Цишань, появляется Полсон.Спасение от банкротства компании Hainan Securities - тоже Полсон и за это Голдман получает вторую (и на данный момент последнюю) лицензию на работу в Китае, причем Полнон пишет, что лицензия была выдана после "личного благословения" Ван Цишаня. -Кстати, позже, Полсон знакомится с премьером Ли Кэцянем, и тот даже нарисовал иероглифический логотип для американо-китайского НКО Полсона -Полсон до сих пор считается главным американским специалистом о работе с китайскими аппаратчиками, а о своих совместных делах с Ван Цишанем (и другими китайскими чиновниками) он даже написал книгу - "Dealing with China" -Вот как Полсон описывает своего главного китайского партнера: "Он настоящий патриот Китая, но он понимает США и понимает, что Китай и США получают пользу от экономических успехов друг друга. А еще он смелый. Он берется за то, что никто не делал и добивается успеха. " -,28804,1894410_1893847_1893846,00.html. (Мне отчего-то навеяло: "Кудрин - лучший министр финансов мира", а вам?)Итак, кто у нас руководит "расстрелами коррупционеров" в Китае? Чекист? Фиг. Профессиональный инвестиционный банкир, партнер "морганов" и "голдманов", Ван Цишань. А вот самый высокопоставленный коррупционер, которого завалил Ван Цишань является как раз китайским чекистом - это Джоу Юнкан - бывший министр общественной безопасности Китайской Народной Республики, экс-член Политбюро, который курировал все китайские спецслужбы.Если перевести сюжет в российскую действительность, то получилась бы совсем ненаучное фэнтези: “условный Греф” в качестве руководителя “условного СКР”, который "завалил условного Патрушева”. Как бы на это отреагировала бы патриотическая блогосфера? Страшно представить.Вообще, политическая жизнь, не только в Китае, но и в ЕС и даже в США - очень-очень-очень далека от черно-белых шаблонов, которыми нас пичкают СМИ и блогосфера. Все сложно. Все многоцветно. Тут даже не 50 оттенков серого, а 500 оттенков черного, которые активно грызуться между собой. Вообще, святых аскетов у на руководящих постах великих империй просто нет.3. Кстати, в 2013, Си заявил, что "рыночные силы" должны играть "решающую роль" в китайской экономике. -Наверное, все понимают, что исполнение этого принципа в реальности пока не очень просматривается, но такие заявления не делаются просто так.Понятно, что самый простой (и неправильный) вывод из вышеизложенного: "Си Цзинпин слил!", "Пекином рулят компрадоры" и т.д. Дело в том, что такой вывод плохо сочетается со многими действиями КНР на международной арене, и тут можно вспомнить и банк БРИКС и ШОС и Шелковый Путь и строительство искусственных островов в Южно-китайском море. Правильный вывод такой: Шаблоны и стереотипы (и либеральные и "патриотические") - зло. Мир нужно воспринимать и понимать во всей его сложности и многогранности.ПС: Если читателям будет интересно, я буду периодически писать тексты на тему "неизвестное об известном". Ломать стереотипы – полезное занятие. via

15 июня 2015, 11:57

Scofield: Бильдербергский клуб определил зоны интересов ВПК

В четверг открылась очередная ежегодная встреча членов Бильдербергского клуба. Среди 133 гостей, собравшихся на этой неделе в австрийском городке Тельфс-Бюхен, 21 политик. В их числе – министр финансов Великобритании Джордж Осборн...

13 мая 2015, 04:23

По конспироложествуем об очередных кандидатах в члены мирового правительства?

Банки правят миром. А кто правит банками? Сегодня уже не надо доказывать, что пресловутая гегемония США зиждется на монополии печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Более или менее понятно также, что акционерами ФРС выступают банки мирового калибра. В их число входят не только банки США (банки Уолл-стрит), но и европейские банки Европы (банки Лондонского Сити и некоторых стран континентальной Европы). В период мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС, действуя без огласки, раздала разным банкам кредитов (почти беспроцентных) на сумму свыше 16 трлн. долл. Хозяева денег раздавали кредиты самим себе, то есть тем банкам, которые и являются главными акционерами Федерального резерва. В начале текущего десятилетия под сильным нажимом Конгресса США был проведен частичный аудит ФРС, и летом 2011 года его результаты были обнародованы. Список получателей кредитов и есть список главных акционеров ФРС. Вот они (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС в миллиардах долларов): Citigroup (2500); Morgan Staley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175). Примечательно, что целый ряд получателей кредитов ФРС - не американские, а иностранные банки: английские (Barclays PLC, Royal Bank of Scotland, Bank of Scotland); швейцарские (Credit Swiss, UBS); немецкий Deutsche Bank; французский BNP Paribas. Указанные банки получили от Федерального резерва около 2,5 триллиона долларов. Не ошибёмся, если предположим, что это – иностранные акционеры ФРС. Однако если состав главных акционеров Федрезерва более или менее понятен, то этого не скажешь в отношении акционеров тех банков, которые, собственно, и владеют печатным станком ФРС. Кто же является акционерами акционеров Федерального резерва? Прежде всего, рассмотрим ведущие банки США. На сегодняшний день ядро банковской системы США представлено шестью банками. «Большая шестерка» включает Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Wells Fargo, Citigroup. Они занимают первые строчки американских банковских рейтингов по таким показателям, как величина капитала, контролируемых активов, привлеченных депозитов, капитализация, прибыль. Если ранжировать банки по показателю активов, то на первом месте оказывается JP Morgan Chase (2.075 млрд. долл. в конце 2014 г.). По показателю капитализации первое место занимает Wells Fargo (261,7 млрд. долл. осенью 2014 года). Кстати, по этому показателю Wells Fargo вышел на первое место не только в Америке, но и в мире (хотя по активам в США он занимает лишь четвертое место, а в мире даже не входит в первую двадцатку). На официальных сайтах этих банков имеется кое-какая информация об акционерах. Основная часть капитала «большой шёстерки» американских банков находится в руках так называемых институциональных акционеров – разного рода финансовых компаний. Среди них есть и банки, то есть имеет место перекрестное участие в капитале. Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; JP Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247. В каждом из названных банков достаточно четко выделяется группа крупных инвесторов (акционеров). Это те инвесторы (акционеры), которые имеют более 1 процента капитала каждый. Таких акционеров насчитывается, как правило, от 10 до 20. Бросается в глаза, что во всех банках в группе крупных инвесторов фигурируют одни и те же компании и организации. В табл. 1 приведем список таких крупнейших институциональных инвесторов (акционеров). Табл. 1. Источник:   Кроме обозначенных в таблице институциональных инвесторов в списках акционеров ведущих американских банков присутствуют следующие организации: Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Mitsubishi UFJ Financial Group, Inc., Berkshire Hathaway Inc., Dodge & Cox Inc., Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., Bank of New York Mellon Corporation и некоторые другие. Я называю лишь те, которые фигурируют в качестве акционеров хотя бы в двух из шести ведущих банков США. Фигурирующие в финансовой отчетности ведущих американских банков институциональные акционеры – это различные финансовые компании и банки. Отдельный учет ведется в отношении таких акционеров, как физические лица и взаимные фонды. В целом ряде банков Уолл-стрит заметная доля акций принадлежит работникам этих банков. Разумеется, это не рядовые сотрудники, а ведущие менеджеры (впрочем, некоторое символическое количество акций могут иметь и рядовые банковские служащие). Что касается взаимных фондов (mutual funds) (1), то многие из них находятся в сфере влияния все тех же институциональных акционеров, которые названы выше. В качестве примера можно привести список наиболее крупных акционеров американского банка Goldman Sachs, относящихся к категории взаимных фондов (табл. 2). Табл. 2. Источник: По крайней мере три фонда из приведенных в таблице 2 находятся в сфере влияния финансовой корпорации Vanguard Group. Это Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund. Доля Vanguard Group в акционерном капитале Goldman Sachs – 4,90%. А три взаимных фонда, находящихся в системе этого финансового холдинга, дают дополнительно еще 3,59%. Таким образом, фактически позиции Vanguard Group в банке Goldman Sachs определяются долей не 4,90%, а 8,49%. В ряде банков Уолл-стрит имеется категория индивидуальных акционеров – физических лиц. Как правило, это высшие руководители данного банка, как действующие, так и ушедшие на пенсию. Приведем справку об индивидуальных акционерах банка Goldman Sachs (табл. 3). Табл. 3. Источник: В совокупности указанные в табл. 3 пять физических лиц имеют на руках более 5,5 млн. акций банка Goldman Sachs, что составляет примерно 1,3% всего акционерного капитала банка. Это столько же, сколько акций у такого институционального акционера, как Northern Trust. Кто эти люди? Высшие менеджеры Goldman Sachs. Ллойд Бланкфейн, например, - председатель совета директоров и главный исполнительный директор Goldman Sachs с 31 мая 2006 года. Джон Вайнберг – вице-президент Goldman Sachs с того же времени, одновременно член управляющего комитета и сопредседатель подразделения инвестиционного банкинга (последний пост он оставил в декабре 2014 года). Три других индивидуальных акционера также относятся к категории высшего менеджмента банка Goldman Sachs, причем все являются действующими сотрудниками данного банка. Достаточно ли нескольких процентов участия в акционерном капитале для того, чтобы эффективно управлять банком? Тут следует учесть, по крайней мере, три момента. Во-первых, в ведущих банках США давно уже нет очень крупных акционеров. Формально в этих банках нет ни одного акционера, доля которого была бы выше 10%. Общее число институциональных акционеров (инвесторов) в американских банках колеблется в пределах одной тысячи. Получается, что в среднем на одного институционального акционера приходится примерно 0,1 процента капитала. На самом деле - меньше, поскольку кроме них есть еще взаимные фонды (учитываемые отдельно), а также многие тысячи физических лиц. В ряде банков акциями владеют служащие. В случае банка Goldman Sachs в руках физических лиц находится около 7% акционерного капитала. Наконец, часть акций находятся в свободном обращении на фондовом рынке. С учетом распыления акционерного капитала среди десятков тысяч держателей бумаг владение даже 1 процентом акций банка Уолл-стрит – это очень мощная позиция. Во-вторых, за несколькими (или многими) формально самостоятельными акционерами может стоять один и тот же хозяин - конечный бенефициар. Скажем, хозяева финансового холдинга Vanguard Group участвуют в капитале банка Goldman Sachs и напрямую, и через взаимные фонды, находящиеся в сфере влияния указанного холдинга. Скорее всего, доля Vanguard Group в капитале Goldman Sachs не 4,90% (доля материнской компании) и не 8,49% (доля с учетом трех подконтрольных взаимных фондов), а больше. Нельзя сбрасывать со счетов и акционеров – физических лиц, чей удельный вес намного выше, чем их доля в акционерном капитале, поскольку это высшие менеджеры, поставленные на руководящие должности теми, кого называют «конечными бенефициарами». В-третьих, есть такие акционеры, влияние которых на политику банка превышает их долю в акционерном капитале по той причине, что они владеют так называемыми голосующими акциями. В то же время другие акционеры владеют так называемыми привилегированными акциями. Последние дают их владельцам такую привилегию, как получение фиксированного дивиденда, но при этом лишают их владельца права голосования на собраниях акционеров. Скажем, акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%. А привилегия решающего голоса для банков Уолл-стрит может иметь гораздо большее значение, чем привилегия получения гарантированного дохода. Вернемся к табл. 1 в первой части статьи. Она показывает, что почти во всех американских банках главными акционерами являются финансовые холдинги. При этом если названия ведущих банков Уолл-стрит сегодня известны всем, то названия финансовых холдингов, владеющих большими пакетами акций этих банков, говорят о чем-то лишь очень узкому кругу финансистов. А ведь речь идет о тех, кто в конечном счете контролирует банковскую систему США и Федеральную резервную систему. Например, в последнее время довольно часто упоминался инвестиционный фонд Franklin Templeton Investments, который скупил долговые бумаги Украины на 7-8 млрд. долл. и активно участвует в экономическом удушении этой стран. Между тем указанный фонд – дочерняя структура финансового холдинга Franklin Resources Inc., который является акционером банка Citigroup (доля 1,24%) и банка Morgan Stanley (1,40%). Такие финансовые холдинги, как Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), Black Rock, Northern Trust, Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Dodge & Cox Inc.; Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., АХА, Capital Group Companies, Pacific Investment Management Co. (PIMCO) и еще несколько других не просто участвуют в капитале американских банков, а владеют преимущественно голосующими акциями. Именно эти финансовые компании и осуществляют реальный контроль над банковской системой США. Некоторые аналитики полагают, что акционерное ядро банков Уолл-стрит составляют всего четыре финансовые компании. Другие компании-акционеры либо не относятся к категории ключевых акционеров, либо прямо или через цепочку посредников контролируются все той же «большой четвёркой». В табл. 4 представлена сводная информация о главных акционерах ведущих банков США. Табл. 4. Оценки величины активов, находящихся в управлении финансовых компаний, являющихся акционерами главных банков США, достаточно условны и периодически пересматриваются. В некоторых случаях оценки включают лишь собственные активы компаний, в других случаях – ещё и активы, передаваемые компаниям в трастовое управление. В любом случае величина контролируемых ими активов впечатляет. Осенью 2013 года в списке мировых банков, ранжированных по величине активов, на первом месте находился китайский банк Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) с активами 3,1 трлн. долл. Максимальные активы в банковской системе США на тот момент имел банк Bank of America (2,1 трлн. долл.). За ним следовали такие американские банки, как Citigroup (1,9 трлн. долл.) и Wells Fargo (1,5 трлн. долл.). Примечательно, что триллионными активами финансовые холдинги «большой четвёрки» ворочают при использовании достаточно скромного числа сотрудников. При совокупных активах, равных примерно 15 трлн. долл., персонал «большой четвёрки» не дотягивает до 100 тыс. человек. Для сравнения: численность сотрудников лишь в банке Citigroup составляет около 250 тыс. человек, в Wells Fargo – 280 тыс. человек. В сравнении с финансовыми холдингами «большой четвёрки» банки Уолл-стрит выглядят рабочими лошадками. По показателю контролируемых активов финансовые компании «большой четвёрки» находятся в более тяжелой весовой категории, чем американские банки «большой шестёрки». «Большая четвёрка» финансовых холдингов простирает свои щупальца не только на банковскую систему США, но и на компании других секторов американской и зарубежной экономики. Тут можно вспомнить исследование специалистов Швейцарского технологического института (Цюрих), целью которого было выявить управляющее ядро мировой экономической и финансовой системы. В 2011 году швейцарцы причислили к ядру мировых финансов 1218 компаний и банков по состоянию на начало финансового кризиса (2007 год). Внутри этого конгломерата было выявлено еще более плотное ядро из 147 компаний. По оценкам авторов исследования, это малое ядро контролировало 40% всех корпоративных активов в мире. Компании ядра были швейцарскими исследователями ранжированы. Воспроизведем первую десятку этого рейтинга: 1. Barclays plc 2. Capital Group Companies Inc 3. FMR Corporation 4. AXA 5. State Street Corporation 6. JP Morgan Chase & Co 7. Legal & General Group plc 8. Vanguard Group Inc 9. UBS AG 10. Merrill Lynch & Co Inc. Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора. Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху (одного из них – Merrill Lynch – уже не существует). Особо отметим американский банк JP Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. Как видно из табл. 1, JP Morgan Chase участвует в капитале всех других банков «большой шестёрки» за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в «большую шестёрку», но который невидимо контролирует некоторые из банков «большой шестёрки». Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), JP Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%). А вот шесть строчек швейцарского списка принадлежат финансовых компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из «большой четвёрки», отображенной в табл. 4: Vanguard Group Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. Эти финансовые холдинги, а также компания Black Rock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США. Примечательно, что «большая четвёрка» очень хорошо представлена и в банковском холдинге JP Morgan Chase: Vanguard Group – 5,46%; State Street Corporation – 4,71%; FMR Corporation (Fidelity) – 3,48%; Black Rock – 2,75%. Другой из названных выше банковских холдингов – The Bank of New York Mellon Corporation – контролируется тремя финансовыми компаниями «большой четвёрки»: Vanguard Group – 5,15%; State Street Corporation – 4,72%; FMR Corporation (Fidelity) Black Rock – 2,62%. После того как мы выявили управляющее ядро банковской системы США, состоящее из небольшого количества финансовых холдингов, возникает ряд новых вопросов. Кто является владельцами и конечными бенефициарами этих финансовых холдингов? Как далеко распространяется влияние этих финансовых холдингов в отраслевом и географическом отношениях? Можно ли утверждать, что подход к объяснению происходящего в сфере мировых финансов на основе концепции «борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров» устарел? Однако это уже тема другого разговора. (1) Взаимный фонд (ВФ), или фонд взаимных инвестиций  - это портфель акций, приобретённых профессиональными финансистами на вложения многих тысяч мелких вкладчиков. К началу XXI века в США действовало несколько тысяч взаимных фонов. К 2000 году в рамках взаимных фондов было открыто 164, 1 млн. счетов, то есть около двух на семью.

24 марта 2015, 18:18

Закрытие Лондонского золотого фиксинга – признак радикальных изменений мировой финансовой системы

Одной из главных финансовых новостей прошедшей недели стало прекращение с 20 марта работы Лондонского золотого фиксинга (London Gold Fix - LGF) – системы фиксации цены на жёлтый металл. Система была создана в 1919 году, она немного не дотянула до своего векового юбилея. Принцип функционирования LGF был достаточно простым: цены на драгоценный металл устанавливались на встречах нескольких авторитетных участников лондонского рынка золота путем выставления заявок на продажу металла и его покупку. Цена фиксировалась в тот момент, когда суммарные объемы заявок на продажу и на покупку золота совпадали и возникала так называемая цена равновесия. В LGF было пять участников - компаний и банков, входивших в Лондонскую ассоциацию рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association - LBMA). Административным обеспечением работы LGF занималась компания London Gold Market Fixing Ltd.