• Теги
    • избранные теги
    • Компании1679
      • Показать ещё
      Люди557
      • Показать ещё
      Страны / Регионы491
      • Показать ещё
      Формат100
      Разное774
      • Показать ещё
      Издания148
      • Показать ещё
      Международные организации85
      • Показать ещё
      Показатели101
      • Показать ещё
      Сферы3
Goldman Sachs
Goldman Sachs
The Goldman Sachs Group, Inc. (Голдман Сакс) (NYSE: GS) — один из крупнейших в мире инвестиционных банков, являющийся финансовым конгломератом, в кругу финансистов известен как «The Firm», занимается инвестиционным банкингом, торговлей ценными  бумагами, инвестиционным ме ...

The Goldman Sachs Group, Inc. (Голдман Сакс) (NYSE: GS) — один из крупнейших в мире инвестиционных банков, являющийся финансовым конгломератом, в кругу финансистов известен как «The Firm», занимается инвестиционным банкингом, торговлей ценными  бумагами, инвестиционным менеджментом и другими финансовыми услугами, прежде всего, с институциональными клиентами. С 20 сентября 2013 г. входит в Промышленный индекс Доу-Джонса.

Банк был основан в 1869 году, штаб-квартира находится в Нью-Йорке, в Нижнем Манхэттене. Председатель совета директоров — Ллойд Бланкфейн, президент — Гэри Коэн.

Рыночная капитализация банка на май 2015 — $89.16 млрд.

Подробнее

 

http://www.goldmansachs.com/

Развернуть описание Свернуть описание
27 марта, 17:25

Рынки США падают из-за неудачи с Obamacare

Американские фондовые индексы резко снизились в начале торгов после того, как неудачная попытка президента Дональда Трампа отменить Obamacare вызвала сомнения в его способности принять запланированные меры бюджетного стимулирования.

27 марта, 16:23

Goldman Sachs: "Ле Пен может победить на выборах"

Goldman Sachs советует инвесторам опасаться предвыборных кампаний на фоне предположений о том, что следующим президентом может стать Марин Ле Пен

27 марта, 16:02

Wall Street. Акции на премаркете

(компания / тикер / цена / изменение ($/%) / проторгованый объем) 3M Co MMM 190 -1.51(-0.79%) 2270 ALCOA INC. AA 31.5 -1.06(-3.26%) 10025 ALTRIA GROUP INC. MO 72.66 -0.51(-0.70%) 14491 Amazon.com Inc., NASDAQ AMZN 839 -6.61(-0.78%) 15404 American Express Co AXP 77.13 -1.07(-1.37%) 600 AMERICAN INTERNATIONAL GROUP AIG 59.89 -0.99(-1.63%) 4668 Apple Inc. AAPL 139.44 -1.20(-0.85%) 188947 AT&T Inc T 41.52 -0.16(-0.38%) 6311 Barrick Gold Corporation, NYSE ABX 19.6 0.39(2.03%) 183797 Boeing Co BA 174 -1.82(-1.04%) 4369 Caterpillar Inc CAT 90.5 -1.65(-1.79%) 30478 Chevron Corp CVX 107.08 -0.91(-0.84%) 265 Cisco Systems Inc CSCO 33.79 -0.29(-0.85%) 7501 Citigroup Inc., NYSE C 56.7 -1.37(-2.36%) 73199 Deere & Company, NYSE DE 107.98 -1.00(-0.92%) 380 Exxon Mobil Corp XOM 80.71 -0.52(-0.64%) 5857 Facebook, Inc. FB 139.08 -1.26(-0.90%) 91537 FedEx Corporation, NYSE FDX 186.5 -1.62(-0.86%) 3751 Ford Motor Co. F 11.56 -0.06(-0.52%) 39765 Freeport-McMoRan Copper & Gold Inc., NYSE FCX 12.26 -0.55(-4.29%) 91625 General Electric Co GE 29.45 -0.27(-0.91%) 35110 General Motors Company, NYSE GM 34.18 -0.38(-1.10%) 9453 Goldman Sachs GS 223.2 -5.21(-2.28%) 44266 Google Inc. GOOG 807.05 -7.38(-0.91%) 3478 Hewlett-Packard Co. HPQ 17.01 -0.22(-1.28%) 901 Home Depot Inc HD 146.36 -1.35(-0.91%) 300 Intel Corp INTC 35 -0.16(-0.46%) 32065 International Business Machines Co... IBM 172.5 -1.33(-0.77%) 4060 Johnson & Johnson JNJ 124.76 -0.72(-0.57%) 1360 JPMorgan Chase and Co

Выбор редакции
27 марта, 16:01

Snap started at buy with $27 stock price target at Goldman Sachs

This is a Real-time headline. These are breaking news, delivered the minute it happens, delivered ticker-tape style. Visit www.marketwatch.com or the quote page for more information about this breaking news.

Выбор редакции
27 марта, 15:25

It's "Judgment Time": Goldman Sees Three Options For Traders

From Goldman's Tony Pasquariello Judgment Time … Options Include: get bearish S&P for a trade. don’t fight the primary trend -- this is a melt-up, and there are good (macro) reasons behind it.  simplify the portfolio; wait for better location to re-load length. A case for door #1: US equities are OWNED right now.  positioning metrics look very stretched (particularly for the levered community and retail money) and the options market smells of complacency.  the second derivative of global growth will likely turn lower; see first chart below on why that could really matter. plot crude oil, high yield, small cap or the banks -- all of these assets are encountering some turbulence.  coming out of this week, policy expectations surrounding the new administration need to be reconsidered.  A case for door #2: in February, the Current Activity Index printed its best month in a decade and financial conditions … got easier (as. the dollar and the bond market were well behaved; link).  in English: the interplay between global growth and financial markets is a stock operator’s dream.  a global cyclical upswing was taking shape before the US election; that narrative remains intact today and will underpin cyclical assets irrespective of DC headlines. failure to pass healthcare reform doesn’t necessarily doom tax reform nor other pro-cyclical policy ambitions (deregulation, fiscal expansion).  unless you foresee a recession, it’s unlikely that stocks will trade lower; see very last chart at bottom.  again, don’t ignore the history book.  A case for door #3: some blend of the previous points, principally that global growth is apt to slow from its locally best levels -- but, it will remain durable enough.  the policy path will be erratic and come up short of the highest hopes from late ’16 -- but, in the end, you’ll end up with some degree of lower taxes / less regulation / more fiscal spending.  the Fed is neither fish nor fowl.  which is to say, the FOMC ain’t as dovish as they appeared last week -- nor will they normalize policy in a manner that dislocates risk assets.  it may sound like heresy, but maybe the macro trading in 2017 winds up being … boring.  who would have thought coming out of last year that Q1 would see a collapse in both realized and implied volatility (sales & trading colleague Brian Garrett notes that only 8% of S&P 500 constituents, over the past three months, out-realized where implieds were marked at yr end).  Bottom line and some trade ideas: put me in camp #3.  I’m leery of short-term technicals and the news feed, while still of the view that stocks enjoy a healthy macro backdrop.  therefore, I like reducing both net and gross exposure and swapping physical exposure into options. * * * A few ideas, pls ask for specifics if you’d like ‘em: for the bulls … May expiry upside calls on S&P … I don’t think call wing implieds can go much lower. for the bulls … May expiry upside calls on SX5E or SX7E … on a clean election outcome, I think pent-up capital makes its way to European equities (and, perhaps from here to there).-- what I really like is options that pay out on an SX5E rally … with the condition that S&P trades higher but underperforms … specifics available. for the bears … short-dated put/call skew on RTY is near all-time lows (25dp - 25dc implieds). for the bears … puts or put spreads on HY ETFs … protect you from a lot of things.  * * * Other stuff / charts: 1. attached is a comprehensive assessment of global oil supply and demand dynamics.  punchline as I read it: “our Top Projects database of the industry’s new oil & gas developments shows that 2017-19 is likely to see the largest increase in mega projects production in history, as the record 2011-13 capex commitment yields fruit.  this long-lead-time wave of projects and a short-cycle revival, led by US shales, could create a material oversupply in 2018-19.”  2. YTD: SHCOMP +5%, HSI +11%, HSCEI +12% (best start since ’06).  lest it be said, the Chinese asset story is in a profoundly better place than most would have expected a year ago; even the bears feel pretty neutral right now.  against the backdrop of better global growth and easy US financial conditions, as well as underweight index investors, I suppose this makes sense -- although I’d remain in the medium-term bear camp. 3. bigger picture, this has been the best start for EM equities in 11 years (MXEF +13%).  the same growth / rates interplay applies here.  as sales & trading colleague Scott Rubner notes, all the outflows from EM debt and equity funds in the aftermath of the US election have been recouped.  4. at the start of 2013, there was quite a bit of hype surrounding expectations for asset allocation out of bonds and into stocks.  that narrative wound up getting lost in H1’13, only to quietly play out post taper tantrum.  anyway, I bring it up b/c at the time I remember there were 3 preconditions you needed to believe in: (1) confidence in the durability of US growth; (2) good equity performance; (3) bad fixed income performance.  you can probably see where I’m going with this.  5. courtesy of GIR’s Ben Snider, an illustration of the interplay between stocks and the industrial cycle: 6. simple plot of the term structure of equity implieds.  I have no quibble with SX5E given the election premium, nor NKY as it tends to trade with at the whim of global risk sentiment.  the wild part to me is S&P … i.e. we slope down in the front of the curve (blue line): 7. YTD sub-sector returns … some fairly serious moves in just one quarter, with respect to both magnitude and divergence:  8. as many other thematic trades have come off the boil, this keeps plowing ahead … the US Portfolio Strategy basket of US dividend growth stocks: 9. from GS Investment Management.  executive summary: it’s very rare for US equities to have a down year in the absence a recession (link): Source: Goldman Sachs

27 марта, 14:38

Самая трудная неделя для ЕС: что Мэй напишет Туску?

За два дня до того, как начать двухлетний процесс переговоров о выходе Великобритании из Евросоюза, премьер-министр Тереза Мэй заново открывает для себя забытое искусство составления писем.

27 марта, 14:38

Самая трудная неделя для ЕС: что Мэй напишет Туску?

За два дня до того, как начать двухлетний процесс переговоров о выходе Великобритании из Евросоюза, премьер-министр Тереза Мэй заново открывает для себя забытое искусство составления писем.

27 марта, 13:38

Global Stocks Slide, S&P Futures Tumble Below 50DMA As "Trump Trade" Collapses

Global stocks are lower across the board to start the week, as concerns about Trump's administration to pull off a material tax reform plan finally emerge, pressuring S&P futures some 20 points lower this morning, following European and Asian shares lower, while crude oil prices fall unable to find support in this weekend's OPEC meeting in Kuwait where a committee recommended to extend oil production cuts by another 6 months. Safe havens including the yen and bonds climbed as did gold, which continued its advance above the key resistance level of $1,250, while industrial commodities dropped. So-called "Trumpflation trades" - bets that Trump's pro-business policies would stoke growth and inflation in the U.S. and global economies, boosting assets such as commodities - came under heavy selling pressure.  The dollar, whose index had surged more than 6 percent in the aftermath of Trump's election to hit 14-year highs at the start of 2017, slipped to its lowest since Nov. 11, two days after the results of the presidential vote. "Investors are viewing this setback as a broader loss of faith in the Trump administration’s ability to deliver on other campaign pledges - namely tax and spending policies, which have underpinned asset prices since the U.S. elections," said ING currency strategist Viraj Patel, in London. U.S. equity index futures suggested stocks would retreat for the seventh time in eight days, with S&P futures sliding below the 50 DMA for the first time since the election. The fall in risk appetite dominated European stockmarkets, with the pan-European STOXX 600 index falling 0.8 percent on the day led by the Basic Resources index which was the biggest sectoral loser, down 2 percent to a two-week low as copper prices slipped, while the banking index was down 1.3 percent. The Euro rose to the highest level of 2017... ... on the heels of a strong German IFO Business Climate reading, which rose to 112.3, beating expectations and above the last 111 print, indicative of a 3% GDP German print. However, a potential red flag emerged in the latest monetary aggregate data out of the Eurozone, where M3 growth dipped from 4.9% to 4.7%, below the 4.9% expected, despite the ECB continuing its monetary blast at record levels, not to mention last week's massive TLTRO. Bucking the weaker trend among European stocks were precious metal miners such as Randgold and Fresnillo, both up more than 1 percent, as risk aversion boosted gold. Gold prices climbed more than 1 percent to a one-month high of $1,259 an ounce. Attention today will remain fixed on Trump’s inability to push through the Republican healthcare bill through the House, which as noted last night, has derailed investor hopes that his pro-business agenda will pass smoothly through Congress. Reflation trades sparked by his election are faltering, with the dollar retreating and the S&P 500 Index headed for its worst month since October. “Trump’s failure to get the health care bill through a Republican majority led Congress has raised some concerns about the President’s ability to implement his agenda of cutting taxes and raising infrastructure spending,” Ole Hansen, chief commodity strategist at Saxo Bank, told Bloomberg. “Failure would deflate further the months-long rally in stocks while reducing the need for further Fed action. The result of this has seen the dollar, stocks and bond yields lower which are all good news for investors looking for gold as an alternative.” The market reaction has been uniformly negative, with the MSCI Asia Pacific Index falling 0.3 percent, with more than three shares falling for every one advancing. Japan’s Topix led declines, dropping 1.3% to the lowest since Feb. 9 and almost wiping out gains for 2017. Chinese shares traded in Hong Kong fell 1.1% and India’s Sensex index slid 0.4 percent. Futures on the S&P 500 lost 0.9 percent, or 20 points, to 2,324 as of 10:12 a.m. in London. The underlying gauge last week tumbled 1.4%, its worst week of 2017. The Stocks Europe 600 Index fell 0.6 percent as it was dragged down by miners and banks. In terms of relative valuations, U.S. stocks are trading well above their historical averages while Asia stocks are still broadly in line with theirs despite a recent bounce. WTI and Brent both dropped as markets looks past producers' soft committment to extend oil production cuts. A pledge by crude producers to consider extending their output-cut deal failed to excite oil bulls, with prices dropping as more time seen needed to trim swollen global stockpiles. Five OPEC producers joined with non-member Oman to voice support for prolonging supply curbs past June, with Kuwait saying it should be for an additional six months. Committee of ministers from Kuwait, Algeria and Venezuela and their counterparts from Russia and Oman that met over the weekend asked OPEC to review the market and give them a recommendation in April on rolling over the output reductions. Russia said it needs more time before making a decision. Oil prices rallied as OPEC, 11 other major producers including Russia agreed last year to slash production; the rally stalled this month as U.S. output, supplies have continued to grow. Libya’s biggest oil terminal was loading its first tanker since fighting earlier this month halted shipments. “There’s a lot of impatience when we continue to see builds in inventory and growing U.S. output,” Daniel Hynes, an analyst in Sydney at Australia & New Zealand Banking Group, says in a Bloomberg Television interview. “The market’s definitely asking for it,” he says, referring to a deal extension. In rates, U.S. Treasury yields fell to a one-month low of 2.35%, while borrowing costs across the euro zone also fell sharply, as investors ditched riskier assets and unwound bets on higher inflation and interest rates.  Bulletin Headline Summary European equities slip after US President Trump's healthcare bill collapsed, with markets now questioning whether Trump's other proposals can come to fruition. USD is on the backfoot, while EUR finds support early on with a data heavy week for the Eurozone kicking off to a strong start as German IFO data beats expectations. Looking ahead, highlights include comments from Fed's Evans and Kaplan Market Snapshot S&P 500 futures down 0.8% to 2,325.00 MXAP down 0.3% to 147.70 MXAPJ down 0.1% to 478.21 Nikkei down 1.4% to 18,985.59 Topix down 1.3% to 1,524.39 Hang Seng Index down 0.7% to 24,193.70 Shanghai Composite down 0.08% to 3,266.96 Sensex down 0.5% to 29,284.04 Australia S&P/ASX 200 down 0.1% to 5,746.70 Kospi down 0.6% to 2,155.66 STOXX Europe 600 down 0.7% to 374.02 German 10Y yield fell 2.5 bps to 0.378% Euro up 0.6% to 1.0865 per US$ Brent Futures down 0.7% to $50.47/bbl Italian 10Y yield fell 4.8 bps to 2.224% Spanish 10Y yield rose 0.4 bps to 1.697% Brent Futures down 0.7% to $50.47/bbl Gold spot up 1.1% to $1,257.71 U.S. Dollar Index down 0.5% to 99.13 Top Overnight News German Business Confidence Increases to Strongest Since 2011 Trump Policy Travails Could Boost the Appeal of Asia’s Markets Lockheed’s $29 Billion Copter Poised to Win Pentagon’s Approval Apicorp in JV With Goldman Sachs for Energy Investments Goldman Sachs Said to Be in Talks for Saudi Equities License China Southern Says in Strategic Talks With American Airlines MoneyGram Enters Confidentiality Pact With Euronet Worldwide Fitbit Moves Toward Trial in Jawbone Trade Secrets Theft Case Coca-Cola to Add Fruit Juice to Fanta, Sprite in India: Standard Google Plans to Start Android Pay in S. Korea in May: ETNews Google Faces Demands for Ad Discounts After YouTube: FT Westinghouse Chapter 11 Filing May Come March 28: Nikkei Asia equity markets traded mostly lower as the region digested the cancellation of the American Health Care Act vote on Friday due to insufficient support and the implications on the Trump reflation trade. This pressured US equity futures and Asia-Pac indices alike, with ASX 200 (-0.1%) also weighed by mining names after iron ore prices extended on last week over 7% declines. Nikkei 225 (-1.4%) underperformed on a firmer currency, while Shanghai Comp. (-0.1%) and Hang Seng (-0.7%) were choppy for much of the session as downside had been initially counterbalanced by several upbeat earnings and a 31.5% increase in Chinese Industrial Profits. 10yr JGBs traded higher as the cautious risk tone spurred safe-havens flows. However, upside was limited after the BoJ Summary of Opinions provided no surprises and the central bank also refrained from a Rinban announcement. Top Asian News Bonds Surge in India as Rupee Rally Spurs Bets of More Inflows China Said to Approve Carbon Quota Plans for National Market PBOC’s Zhou Signals Financial Opening Will Require Negotiation Don’t Fear This Selloff Is Investors’ Bold Call: Markets Live Skylark’s Largest Shareholder Bain to Sell Part of Its Stake Zhou Signals China Financial Opening Will Need Negotiation Korean Prosecutors Seek to Arrest Park on Graft Allegations Noble Group’s Elman Mixes Mea Culpa and Optimism Before Exit Hong Kong Stocks Decline as Developers Drop Amid Curb Concerns European equities slip after US President Trump's healthcare bill collapsed, with markets now questioning whether Trump's other proposals can come to fruition. As such, there has been a notable broad based sell off as the negative sentiment spares no sector with very few stocks trading in positive territory include precious metal miners, which are being supported by their link with higher gold prices, while financials are providing the biggest drag to EU bourses. In terms of equity specific newsflow, Zurich underperforms in the SMI amid reports that the insurance firm is seeking raise EUR 8.6bIn via a capital increase. Fixed income markets have benefited from the risk averse tone, although the price action among spreads have been somewhat modest. Of note, as we approach the quarter-end, there has been notable corporate issuance. Top European News Oil Producers Consider Extending Output Cuts as Support Grows London Mansion Owners Turn to Airbnb as Buyers Turn Up Noses BOE Cites Brexit Among Financial Stability Risks for U.K. Cecabank Hires BBVA’s Head of Cash Equity Execution for New Unit Minsheng Investment Targets Elderly Care Groups Across Globe In currencies, the Bloomberg Dollar Spot Index fell 0.5 percent. The yen rose 0.9 percent to 110.32 per dollar. The euro gained 0.5 percent to $1.0857 and the British pound added 0.8 percent. There is only one overriding theme the FX markets are trading off, and that is the failure of the Trump administration securing a vote to repeal Obamacare, abandoning proceedings late Friday. The initial response was to be ignored given liquidity issues, but this morning, traders have been left in no doubt as to where market sentiment lies. US Treasuries have been bid up as fiscal stimulus plans in the US have clearly suffered a blow, and watching the cash open on Wall Street, the latest sell off in risk/carry trade does not bode well. USD/JPY is an obvious casualty, but demand still reported ahead of 110.00, and given rate differentials, does not look out of place. EUR/USD has moved higher accordingly, pushing through 1.0850, but as noted, strong resistance levels of note at 1.0900 and 1.0950. Improving economic data in the EU has been a firm driver of trade, with last week's healthy PM! stats across the region backed up by a better than expected German Ifo survey today. Merkel's win in Saarland also supportive.No jitters over Wednesday's scheduled activation of Article 50 as the Pound remains on the front foot. Cable has tested up to 1.2580 today, supported by the USD backdrop, but EUR/GBP also edging back under 0.8650 to put in a strong showing this morning. In commodities, gold rose 1.1 percent to $1,257.28, heading for the highest close since Nov. 10. West Texas Intermediate oil slipped 0.7 percent to $47.62 a barrel, erasing an earlier gain of as much as 0.7 percent. Crude producers pledged to consider extending their pact limiting supply. Iron ore futures slid 3.9 percent, after briefly erasing gains for the year. The commodity surged in the opening weeks of 2017 following a surprise rally last year amid optimism about the demand outlook in China. Copper fell 1.3 percent and tin dropped 2 percent. A mixed bag of drivers in the commodity markets at the moment, but a clear move in precious metals in response to the USD drop as a result of the failure to secure a positive health care vote for the Trump administration. US Treasuries have garnered a bid and this has sent Gold cleanly through USD1250.00, trading a little shy of USD1260.00. Sliver still unable to regain USD18.00 however. Base metals largely in the red, but platinum and palladium getting real money demand out of the European car-makers. Copper has dipped below USD2.60, with a (temporary) resumption in the Escondida mine having a modest positive impact. Iron ore prices in China are taking a hit as reports of China stockpiles at the major ports unsettle the supply/demand balance — demand still relatively steady though. Oil prices continue to look on the heavy side, as any recovery now looks to rest on whether OPEC/non OPEC decide to extend the production cut agreement. Some argue that the existing output adjustments have not fed through to inventory levels. We kick off things this morning in Europe with Germany where the March IFO printed at 112.3, beating expectations and rising from February's 111. The latest M3 money supply reading for the Euro area was released, and disappointed when it dipped from 4.9% to 4.7%, missing expectations. Over in the US the sole release is the Dallas Fed’s manufacturing survey for March. The Fed's Evans and Kaplan speak later in the day. US Event Calendar 10:30am: Dallas Fed Manf. Activity, est. 22, prior 24.5 1:15pm: Fed’s Evans Speaks on Economy and Policy in Madrid 6:30pm: Fed’s Kaplan Speaks in College Station, Texas * * * DB's Jim Reid concludes the overnight wrap It'll be interesting to know what words Mr Trump spoke on Friday night after the healthcare bill vote was abandoned. Even though defeat is not encouraging for markets there's an element of "healthcare reform is dead, long live tax reform". I write this this morning fairly confused as to how to think about markets in the near term though. The best way to benchmark my thoughts is perhaps to look back at what we expected for 2017 at the end of last year and work out what's occurred relative to expectations and whether anything has changed. The view then was that ultimately central banks pulling back from extreme policy was good for animal spirits and also that Trump was ultimately good for growth. We also thought Europe would have lots of political near misses without a fatal blow. A combination of these near misses and the fact that there was plenty of opportunity to doubt the ability of Trump to be radical growth wise meant we thought we'd have plenty of pockets of volatility without it changing the end result of the year. So as we approach the end of the first quarter where do we stand. Well the aborted health care bill is such an example of doubting Trump's legislative abilities. However so far all it's done is cause a -1.44% sell off in the S&P 500 last week (only the second down week in nine and the worst week since November last year) and a spike intraday on Friday of the VIX to 14.16 and briefly to the highest point of the year. It's still very low historically though so as yet there is no major damage done. This morning S&P futures are -0.50% and as we'll see below sentiment has been a bit softer in Asia. Although the healthcare bill was always going to be a huge test of the new administration's ability to peruse aggressive legislation Mr Trump has so far refrained from being too confrontational in defeat and there seems to be a desire to 'learn' from any mistakes and move on to tax. However he did blame the Freedom Caucus in a tweet yesterday and before that cryptically tweeted that his followers should watch Jeanine Pirro on Fox News on Saturday. On the show she called for Paul Ryan to step down. So this is perhaps some sign of tension and frustration without things blowing up directly. Friday's failure does now increase the risks of further difficult negotiations going forward which Ryan hinted at on Friday night but the reality is that tax reform is of far more economic consequence than healthcare so the market could give the GOP some benefit of the doubt. Event risk should be higher now though and volatility should be higher. However while global growth numbers continue to be decent then the risk premium increases will be probably be more muted than we thought they might be when we published our 2017 outlook. Although we thought growth would hold up in 2017 it's probably surprised on the upside relative to our expectations. So net net it leaves us with similar views to the outlook. A decent year for risk but with the technicals slightly negative for credit and thus encouraging mildly wider spreads. We think Euro IG will outperform HY from this starting point and we expect higher yields. However perhaps the vol we were expecting won't be quite as large even if we think it's still coming. Moving on to the immediate future, this week will see the UK activate article 50 on Wednesday with the Scottish Parliament debating the proposed second independence referendum tomorrow. So watch out for plenty of headlines on these topics. I can't help but think that PM May will have something up her sleeve for announcement day. What I'm not too sure. While on the topic of politics, Mrs Merkel got an unexpected boost yesterday following a relatively comfortable victory in the state election in Saarland. Merkel’s CDU party secured 40.7% of the vote which is up from 35.2% in the 2012 election. The Social Democratic Party, led by new leader Martin Schulz, took home 29.6% which is down from 30.4% five years ago. The anti-immigration Alternative for Germany secured 6.2% of votes. While Saarland is small with just 1 million people, the strong result for Merkel comes following rising support for the SPD following the announcement of Schulz as the leader of the  party. Indeed the last 2 opinion polls (Emnid and Infratest dimap) show that support between the two parties at a national level is tied. This compares to the start of the year when the CDU held a double digit lead over the SPD across the vast majority of pollsters. So it’s worth seeing if this result is reflected in the next round of polls.  Two more regional elections are due to be held in May (Schleswig-Holstein and Northrhine Westpahlia) before the national election in September. Over in markets this morning there is definitely a slightly more negative tone sweeping through Asia to start the week. That is being reflected in the bid for safe havens with the Yen (+0.89%), Gold (+1.07%) and Treasuries (10y -4.8bps) all stronger. In equities the rally for the Yen isn’t helping the Nikkei (-1.51%) while the ASX (-0.25%) and Kospi (-0.57%) are also in the red. The Hang Seng and Shanghai Comp are little changed however. Staying in Asia for a second, another interesting story from the weekend comes from China where, in a bid to clamp down on further capital flows out of China, banks are asking property agents in Hong Kong not to accept mainland China issued UnionPay cards for home purchases. This follows similar curbs on high priced insurance products and speculative offshore corporate acquisitions. Moving on and quickly recapping Friday’s session. Despite the abandoned healthcare vote coming to a head late in the day the S&P 500 did only finish down a fairly paltry -0.08% and with that in fact had its second best day in the last seven sessions. That said there’s plenty asking the question about whether or not we’re starting to see the unwind of Trump trades and while the headline moves haven’t been particularly eye catching, there is some evidence of it coming through at a domestic and stock specific level. The biggest loser on Friday in the S&P was a company which supplies gravel for roads - Martin Marietta Materials which tumbled -2.93% - which perhaps reflects some fading hopes in the infrastructure trade. Meanwhile, while the move lower in rates has also clearly had a big impact US Banks declined -4.81% last week and are off nearly 8% from the March highs. Small caps – a decent barometer of domestic performance – also tumbled -2.65% last week and fell for the fourth week in five. So perhaps some evidence of pockets of weakness but the overall magnitude of the selloff has still been fairly muted in the grand scheme of things. At the other end of the risk spectrum Gold, which did actually edge down -0.13% on Friday, rallied +1.16% last week and is now back into positive territory month to date. In rates Treasuries didn’t move much on Friday but the 10y yield still finished down 8.8bps last week and is now down around 22bps from the intraday highs just two weeks ago. Finally the US Dollar, measured by the Dollar index, fell -0.67% last week and is now down -2.68% from the early month highs. Closer to home on Friday it was economic data rather than politics which stole the spotlight in Europe. Indeed it was the release of the flash March PMI’s which were the focus with the big news being a further improvement in the Euro area composite PMI this month to 56.7 (vs. 55.8 expected) – a rise of 0.7pts from February. With that the reading notched up a second consecutive cyclical high and encouragingly the growth appeared to be broad-based with both the services (+1pt to 56.5) and manufacturing (+0.8pts to 56.2) PMI’s rising. Regionally both France (+1.7pts to 57.6) and Germany (+0.9pts to 57.0) led the way for the acceleration with the data suggesting a marginal decline (-0.2pts) on average for the composite of the non-core. All in all our economists in Europe highlight that they see a more significant risk from the positive PMIs relative to their view as being for Q2. At its latest level, the euro area composite PMI is in line with the economy growing at between 0.7% and 0.8% qoq. Our economists’ moderate Q2 growth view (0.3%) is predicated on some slowdown in activity due to the political calendar. However, surveys have shown no sign of this having an effect thus far. With less reason to expect temporary effects to weigh on activity as in Q1 (e.g. the very cold January), they see the PMIs as presenting a clearer upside risk to their Q2 view than for Q1. Wrapping up the remaining data on Friday, in the US headline durable goods orders rose a slightly better than expected +1.7% mom in February (vs. +1.4% expected) however largely as a result of a surge in aircraft orders. Indeed core capex orders were -0.1% mom (vs. +0.5% expected). Meanwhile the flash March composite PMI in the US declined 0.9pts to 53.2 and a six month low with both the manufacturing (-0.8pts to 53.4) and services (-0.9pts to 52.9) readings lower. To this week’s calendar now. We’re kicking off things this morning in Europe with Germany where the March IFO survey is due out. The latest M3 money supply reading for the Euro area is also due this morning. Over in the US this afternoon the sole release is the Dallas Fed’s manufacturing survey for March. With little to highlight in Europe tomorrow, the focus will be on the US where we get the advance goods trade balance for February, wholesale inventories for February, consumer confidence for March, S&P/Case-Shiller house price index for January and Richmond Fed manufacturing survey for March are due. Wednesday kicks off in Japan where retail sales and small business confidence data is due. Over in Europe the focus will be on the UK with the February money and credit aggregates data. In the US on Wednesday the only data due out is pending home sales. Turning to Thursday, during the European session the most notable data is due out of Germany where the first estimate of CPI in March is due. Also due out are various March confidence indicators for the Euro area. In the US on Thursday the early data is the third estimate of Q4 GDP and Core PCE, while initial jobless claims data is also due. The busiest day looks set to be reserved for Friday. In Japan we will get February CPI, industrial production and employment data, while in China the official manufacturing and non-manufacturing PMI’s for March are due. In Europe we’ll get CPI reports for France and the Euro area along with Q4 GDP in the UK and unemployment in Germany. In the US data due includes February personal income and spending reports, PCE core and deflator readings, the Chicago PMI for March and the final University of Michigan consumer sentiment reading revision. Away from the data the Fedspeak diary this week is packed. Today we see Evans and Kaplan speak, tomorrow we have George, Kaplan and Powell speaking along with Fed Chair Yellen (albeit at a conference which doesn’t suggest a focus on the economy or monetary policy), Wednesday see’s Evans, Rosengren and Williams speak, Thursday has Mester, Williams and Kaplan scheduled and Friday finishes with Kashkari. Away from that other important events this week include the BoE bank stress test scenarios today, a Scottish Parliament debate on a possible independence vote tomorrow and of course UK PM Theresa May officially triggering Article 50 on Wednesday.

27 марта, 12:09

Internal White House battles spill into Treasury

The fight for the direction of Donald Trump’s presidency between the Goldman Sachs branch of the West Wing and hardcore conservatives is spilling into the Treasury Department, threatening Trump’s next agenda item of overhauling the tax code.Conservatives inside and outside Treasury say the new secretary, former Goldman Sachs banker, movie producer and Democratic donor Steven Mnuchin, is assembling a team that is too liberal and too detached from the core of Trump’s “Make America Great Again” platform of ripping up trade deals, gutting the Dodd-Frank banking rules and generally rejecting “globalism” in all its forms.The ideological divide has been brewing for weeks inside the White House as a result of appointing a raft of top advisers with radically different worldviews. The battle at Treasury is simply an extension of that brutal fight, according to interviews with over a dozen administration officials, donors, lobbyists and conservative policy experts. On one side is a less ideological faction, mostly aligned with Mnuchin, that includes National Economic Council Director Gary Cohn and deputy national security adviser Dina Powell — three former Goldman executives — alongside first daughter Ivanka Trump and to some degree her husband, Jared Kushner. All are seen as having a more favorable view of international trade deals and existing relationships with foreign counterparts and a more measured approach to revamping financial regulations. On the other side are more populist and nationalist forces, led by senior adviser Steve Bannon and top policy adviser Stephen Miller.Already, critics note that Mnuchin has selected another Democratic donor, Craig Phillips, for a top position within the department. He told senators at his confirmation hearing that he supports parts of the controversial Volcker Rule, which prohibits banks from making some bets with their own money — an anathema to conservatives who want to scrap stricter banking laws."If that is his position, it is not a conservative one and is not consistent with deregulation," said Norbert Michel, a senior research fellow in financial regulation and monetary policy at the Heritage Foundation and former member of the Trump transition team.Right-leaning policy experts, Republican donors and some who worked on the presidential transition fear that Mnuchin has neither the policy chops nor the conservative credentials to lead Treasury, especially given pressure the agency will face after the health care battle to overhaul the tax code, eliminate Dodd-Frank or re-do housing finance rules. Republicans see major opportunities for policy shifts thanks to the business executive-turned-president, and they want Cabinet secretaries to take full advantage.“I think Donald has a weakness for guys who made a lot of money,” said one Republican donor. “For conservatives, Mnuchin is a missed opportunity because he is not conservative. He will not drive the kind of tax reform we want, nor will he be strong on fixing Dodd-Frank,” the donor added. Tony Sayegh, Treasury’s assistant secretary for public affairs, dismissed complaints about Mnuchin and said the secretary and Trump are aligned on every issue including taxes, financial reform and trade. “Secretary Mnuchin has consistently stated that sweeping tax reform is his number one priority, has worked closely with President Trump on the issue since the campaign, and is now leading the tax reform effort on behalf of the administration,” he said. “The secretary just returned from the G20 finance ministers meeting in Germany where he held two press conferences and 18 bilateral meetings during which he promoted President Trump’s belief in free, fair and balanced trade.One lobbyist close to the administration and transition team defended Mnuchin, saying the Senate just confirmed him on Feb. 13. “It’s too early to start etching in stone what he is or isn’t going to do. He is new to the town,” the lobbyist said. “This town rolls on certainty. That is what makes this difficult for people.”Allies of Cohn and Powell, both former Goldman Sachs executives like Mnuchin, say their opponents, led by Bannon, are attempting to plant stories about Cohn and those around him to discredit their standing with conservatives and with Trump himself. Powell, for her part, received significant conservative support for her new national security role including from Sen. Tom Cotton (R-Ark.).These include allegations that Cohn is pushing a carbon tax and for keeping the U.S. in the Paris climate accords and was behind a visit to the White House by Zeke Emanuel, an architect of Obamacare.Cohn defenders say none of these stories are true. Out of courtesy, the NEC director took a meeting with a group of conservatives pushing a carbon tax, led by longtime GOP power broker Jim Baker, but that nothing came from the meeting. And they say he did not invite Emanuel and is not pushing for keeping the U.S. in the Paris agreement.Instead, four administration sources said, the attacks on Cohn appear aimed at heading off any possibility that the NEC director could take on an even more prominent role, including potentially as White House chief of staff, should a major staff shake-up occur.Cohn has proven himself among the few West Wing advisers able and willing to contradict the president. One person close to the matter said the NEC director regularly pushes back in meetings with the Trump. “It’s always done in a respectful, ‘Can I just make my point?’ kind of way. He’s not interrupting him,” this person said.Behind closed doors, Cohn has also been positioning himself as the leader of any upcoming tax reform process. This month, he met with Ways and Means Republicans and his top tax policy adviser, Shahira Knight, to give a broad overview of how the White House views tax reform, according to another lobbyist. He’s also met three times with Republicans on Senate Finance, according to a congressional aide, with Mnuchin accompanying him at one session.Like at Treasury, these developments carry important ramifications for the Trump presidency’s policy direction.Republicans hoping for a more traditional Trump presidency continue to pin their hopes on the Cohn and Mnuchin factions for policies less focused on nationalistic trade protectionism and harsh treatment of immigrants and more on reduced taxes and regulations along with better relations with corporate America. At Mnuchin’s first meeting with G20 officials of major international economic players, he attempted to thread the needle on policy between Trump hardliners and a more Wall Street-friendly view. "We believe in free trade. We are in one of the largest markets in the world. ...Trade has been good for us. It has been good for other people," he said. "Having said that, we want to re-examine certain agreements."Wall Street executives are counting on Mnuchin and Cohn to temper some of the president’s instincts on trade, immigration and other policies. “I think Gary and Steve view most of these things the same way and are pretty well aligned against some of the crazier ideas coming from Bannon and the rest,” one top Wall Street executive who knows both men well said this week. “And once the health care fight is over they should be able to take center stage.” The executive did not want to be identified by name for fear of angering senior White House officials.Advocates of the Bannon wing, which also includes senior adviser Stephen Miller, argue that pursuing this kind of centrist approach, either at Treasury or inside the White House, would be a rejection of Trump’s voters who elected him on a clear platform of changing trade policy to benefit Americans, building a wall with Mexico, cracking down on illegal immigration and preventing travel to the United States from nations associated with terrorism. At Treasury, senior officials dismiss much of the pushback against Mnuchin as mostly griping from junior staffers associated with the Trump campaign who don’t know anything about running such a large organization that covers everything from fighting terrorist financial networks to running the IRS to communicating with global markets.Others acknowledged legitimate concerns with Phillips over his close ties to Democrats and the large role he is playing inside Treasury at the moment. “That was an odd choice,” said one senior Republican close to Treasury.Now, conservatives are closely tracking who Mnuchin picks for top jobs in domestic finance and tax policy for a sense of where Treasury is headed, policy-wise, in this new era.Conservatives have applauded a few of Mnuchin recent picks for top Treasury jobs, including David Malpass, a former Bear Stearns economist, for the undersecretary of international affairs and Drew Maloney, Rep. Tom DeLay’s former legislative director, for the assistant secretary for legislative affairs. Among others, Treasury also added Dan Kowalski, Stephen Miller’s deputy on the Trump campaign, as a counselor. The complaints about Mnuchin come after conservatives, including some inside the White House, slowed down several of the Treasury secretary’s picks for top jobs requiring Senate confirmation. Those who saw their selections linger for longer than expected include Jim Donovan, a Goldman Sachs banker recently announced as Trump’s pick to serve as Mnuchin’s deputy.Donovan, a major fund-raiser for Mitt Romney and then Jeb Bush during the 2016 campaign, has had several prominent conservatives vouch for his credentials and resistance to his nomination eventually withered away. He is expected to play a prominent role in helping run the department should he win Senate confirmation.

27 марта, 10:55

Добыча нефти в Арктике не имеет смысла

Оригинал взят у sidorovich_va в Добыча нефти в Арктике не имеет смыслаБурение на нефть в арктическом регионе не оправдано на фоне существенного сдвига в мировой парадигме добычи нефти, считает ведущий специалист Goldman Sachs по товарным рынкам.«В целом, идея, что мы должны отправиться в Арктику, чтобы найти новые ресурсы, я думаю, была развеяна огромными, дешевыми, более легкими и быстрыми в разработке ресурсами в материковых пермских отложениях в США», — заявил Michele Della Vigna, руководитель подразделения Goldman Sachs, в интервью CNBC.Однако..., в некоторых районах, таких как российская Арктика, есть участки, где потенциально можно работать, учитывая, что участки намного ближе к побережью и их легче исследовать...Подробнее

27 марта, 10:32

Goldman Sachs: нет необходимости продлевать соглашение ОПЕК+

Ребалансировка рынка продолжается несмотря на рекордные запасы сырой нефти в США, сообщили вчера аналитики Goldman Sachs. Кроме того, они пишут, что: - «наша оценка текущей фундаментальной картины и логики, стоявшей за заключением соглашения ОПЕК+, говорит о том, что срок его … читать далее…

Выбор редакции
27 марта, 10:28

Нефть дешевеет на фоне роста буровой активности в США

Цены на «черное золото» утром в понедельник понизились на фоне роста буровой активности в США. К 9.45 мск фьючерсы на нефть сорта Brent опустились на 0,81% до $50,39 за баррель. Фьючерсы на американскую нефть WTI к этому времени торговались у отметки $47,48 за баррель, на 1,02% ниже предыдущего закрытия. Согласно данных нефтесервисной компании «Baker Hughes» […]

27 марта, 09:03

Trump Taps Jared Kushner To Lead Team That Will Run Government 'Like A Company'

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Fresh from the slopes of Aspen, Jared Kushner will on Monday be named the head of an aggressive new team charged with “fixing” the federal government by using business strategies. “The government should be run like a great American company,” Kushner said on Sunday in an interview with The Washington Post, which first revealed the new initiative. “Our hope is that we can achieve successes and efficiencies for our customers, who are the citizens.” According to The Post, the White House Office of American Innovation has already met with Apple chief executive Tim Cook, Microsoft founder Bill Gates and Tesla founder Elon Musk, among other business leaders. President Donald Trump personally picked his son-in-law to head up the initiative. In the new position, Kushner, 36, will be granted sweeping authority to overhaul the federal bureaucracy and attempt to meet Trump’s campaign promises. The business strategies Kushner aims to utilize could include privatizing some government tasks, the Post reported.  “All Americans, regardless of their political views, can recognize that government stagnation has hindered our ability to properly function, often creating widespread congestion and leading to cost overruns and delays,” Trump said a statement. He also said the new team would apply his own “ahead-of-schedule, under-budget mentality to the government.” Kushner’s new role comes days after a major failure by the Trump administration to get the GOP health care bill passed. The measure was pulled Friday when it became clear that Republicans couldn’t muster the votes necessary for passage. Early projects of the White House Office of American Innovation will include revamping the Veterans Affairs system and addressing America’s opioid addiction problem, which would seem to be a particularly daunting use of business strategies. The team will be staffed by former business executives, such as National Economic Council Director Gary Cohn; Reed Cordish, assistant to the president for intra-governmental and technology initiatives; former Goldman Sachs executive Dina Powell, who is currently deputy national security adviser and senior counselor to the president for economic initiatives; and Chris Liddell, assistant to the president for strategic initiatives, CBS News reported.  The new job adds yet another duty to an already full plate for Ivanka Trump’s husband. A senior adviser to the president, Kushner is also a key foreign policy adviser and the point person in charge of helping to secure Israeli-Palestinian peace. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=58c1b1cae4b0a797c1d39a55,58a668e2e4b07602ad5337e3,58838c3ee4b070d8cad2bbee -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

27 марта, 09:03

Trump Taps Jared Kushner To Lead Team That Will Run Government 'Like A Company'

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Fresh from the slopes of Aspen, Jared Kushner will on Monday be named the head of an aggressive new team charged with “fixing” the federal government by using business strategies. “The government should be run like a great American company,” Kushner said on Sunday in an interview with The Washington Post, which first revealed the new initiative. “Our hope is that we can achieve successes and efficiencies for our customers, who are the citizens.” According to The Post, the White House Office of American Innovation has already met with Apple chief executive Tim Cook, Microsoft founder Bill Gates and Tesla founder Elon Musk, among other business leaders. President Donald Trump personally picked his son-in-law to head up the initiative. In the new position, Kushner, 36, will be granted sweeping authority to overhaul the federal bureaucracy and attempt to meet Trump’s campaign promises. The business strategies Kushner aims to utilize could include privatizing some government tasks, the Post reported.  “All Americans, regardless of their political views, can recognize that government stagnation has hindered our ability to properly function, often creating widespread congestion and leading to cost overruns and delays,” Trump said a statement. He also said the new team would apply his own “ahead-of-schedule, under-budget mentality to the government.” Kushner’s new role comes days after a major failure by the Trump administration to get the GOP health care bill passed. The measure was pulled Friday when it became clear that Republicans couldn’t muster the votes necessary for passage. Early projects of the White House Office of American Innovation will include revamping the Veterans Affairs system and addressing America’s opioid addiction problem, which would seem to be a particularly daunting use of business strategies. The team will be staffed by former business executives, such as National Economic Council Director Gary Cohn; Reed Cordish, assistant to the president for intra-governmental and technology initiatives; former Goldman Sachs executive Dina Powell, who is currently deputy national security adviser and senior counselor to the president for economic initiatives; and Chris Liddell, assistant to the president for strategic initiatives, CBS News reported.  The new job adds yet another duty to an already full plate for Ivanka Trump’s husband. A senior adviser to the president, Kushner is also a key foreign policy adviser and the point person in charge of helping to secure Israeli-Palestinian peace. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=58c1b1cae4b0a797c1d39a55,58a668e2e4b07602ad5337e3,58838c3ee4b070d8cad2bbee -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

27 марта, 08:25

Сколько нефти могут добывать США?

Сланцевый сектор США даже не думает останавливаться и уверенно наращивают добычу из недели в неделю. Как долго это может продолжаться, и есть ли на эту нефть покупатель?

27 марта, 08:20

Сколько нефти могут добывать США?

Сланцевый сектор США даже не думает останавливаться и уверенно наращивает добычу из недели в неделю. Как долго это может продолжаться и есть ли на эту нефть покупатель?

Выбор редакции
27 марта, 08:09

Once golden, Robert Rubin's hedge fund proteges lose some luster

BOSTON/NEW YORK (Reuters) - Learning to invest on Goldman Sachs' risk arbitrage desk, made famous by leader Robert Rubin, was once seen as a fast track to fortune. But the band of hedge fund...

Выбор редакции
27 марта, 07:36

Аналитики Goldman Sachs Group Inc. ожидают в ближайшие три года низких цен на нефть

Коррекция к предыдущему росту продолжается. Вывести цены на траекторию роста может помочь совещание у Шувалова по размеру дивидендов госкомпаний, которое состоится на этой неделе или рост цен на нефть. С прогнозами цен на нефть не все однозначно. В пятницу Baker Hughes сообщило, что за неделю по 24 марта число нефтебуровых установок в США выросло на 21 до 652 по сравнению с предыдущей неделей, что на 280 больше по сравнению с прошлым годом. Суммарное количество буровых установок (включая установки для добычи природного газа и других энергоносителей) составило 809 штук, что на 20 больше по сравнению с предыдущей неделей и на 345 больше по сравнению с прошлым годом.В рамках соглашения ОПЕК по сокращению нефтедобычи Ирану разрешается наращивать добычу в течение первого полугодия. Объемы нефтедобычи в Иране увеличились почти до 3,8 млн баррелей в день. Министр нефти Ирана сказал, что Исламская республика хочет оставить добычу на этом уровне до конца года, однако сокращение добычи ниже этого уровня маловероятно. В этом году в Иране будут выборы, и никто не хочет показаться мягкотелым в отношении главного соперника – Саудовской Аравии. В воскресенье по итогам заседания в Кувейте Комитет министров нефти членов ОПЕК и других нефтедобывающих стран порекомендовал продлить договор о сокращении добычи нефти на шесть месяцев.   Комитет «выразил удовлетворение прогрессом по части приближения к полному соблюдению условий договора о добровольном изменении объемов добычи и призвал все участвующие страны продолжать прикладывать усилия в направлении 100-процентного соблюдения договора».    Комитет потребовал, чтобы в следующем месяце представители  стран-участниц соглашения сделали заявление «касательно продления добровольного изменения объемов добычи».Аналитики Goldman Sachs Group Inc. ожидают в ближайшие три года низких цен на нефть. Увеличение объемов добычи приведет к увеличению объемов предложения на рынке нефти. Проекты по добыче и разведке, запланированные много лет назад, начинают возвращаться к жизни. Эти проекты – особенно в Бразилии, России, Канаде и Мексиканском заливе – стоят миллиарды долларов. Многие из них были начаты в те времена, когда цены на нефть превышали $100 за баррель. «В 2017-2019 гг, скорее всего, будет самое большое в истории увеличение добычи в рамках крупнейших проектов, так как принесет свои плоды увеличение капитальных расходов в 2011-2013 гг», – пишут аналитики GoldmanSachs.  Очевидно, что продолжающийся рост объемов добычи сланцевой нефти в США вкупе с ожиданиями аналитиков Goldman Sachs продолжения перенасыщенности рынка, скорее всего, спровоцирует падение цен на нефть.С американским фондовым рынком также все сложно. Барак Обама удалился на остров писать мемуары, а у нынешнего президента США случились трудности. Провал законопроекта Трампа о реформе здравоохранения ставит под сомнение способность Трампа провести другие планируемые реформы, в том числе законы о сокращении налогового бремени и об увеличении расходов на инфраструктуру, несмотря на то, что в Конгрессе доминирует его партия. В пятницу лидеры Партии Республиканцев вынуждены были отменить вынос на голосование в Конгрессе законопроекта о реформе здравоохранения (Trumpcare), так как им не удалось собрать достаточного количества голосов среди членов партии по результатам многочасовых дебатов. Против законопроекта настроены умеренные Республиканцы, а также большинство консервативного крыла. Трамп сказал, что в ближайшем времени этот законопроект выноситься на голосование не будет и что планируются переговоры по новой реформе здравоохранения с представителями Партии Демократов, которые единогласно выступали против законопроекта Трампа.   «Теперь мы перейдем к другим пунктам нашей программы, ведь у нас большие, амбициозные планы по улучшению жизни людей в этой стране», – сказал спикер Палаты представителей Пол Райан. Среди приоритетов на ближайшее время Райан назвал безопасность границ, усиление армии и реформу налогообложения.Дональд Трамп сказал, что готов преступить к реформе налогообложения.Реформа здравоохранения была первым серьезным законопроектом Трампа. Отмена и замена закона о здравоохранении Барака Обамы, известного как Obamacare, была центральной темой предвыборной кампании Дональда Трампа. Однако избранному президенту, который является автором книги «Искусство заключать сделки» (theArtoftheDeal), не удалось преуспеть в переговорах по поводу своего законопроекта с членами своей партии.На фоне неспособности Трампа провести ключевой законопроект на голосование в Конгресс индекс доллара снизился до минимума за семь недель, на фоне чего произошел рост цен на золото. «Это ключевое событие не только для золота, но также и для всех рисковых активов», – прокомментировал провал законопроекта Трампа о реформе здравоохранения аналитик Societe Generale Робин Бар.  «Если ему не удастся провести закон о реформе здравоохранения, то, скорее всего, будет рост спроса на золото как тихую гавань, поскольку в таком случае вероятность осуществления других его планов будет мала», – сказал Бар.   ____________________________ Приглашаю на семинар на Моосбирже«Тайны фондового рынка от Ильи Бутурлина и Александра Горчакова»        24 мая 2017 в 19:00 MSK. education.zerich.com/events/542.html  

27 марта, 05:50

Michael Hudson: Trump Is Obama's Legacy - Is This The End Of The Democratic Party?

Authored by Michael Hudson via NakedCapitalism.com, Nobody yet can tell whether Donald Trump is an agent of change with a specific policy in mind, or merely a catalyst heralding an as yet undetermined turning point. His first month in the White House saw him melting into the Republican mélange of corporate lobbyists. Having promised to create jobs, his “America First” policy looks more like “Wall Street First.” His cabinet of billionaires promoting corporate tax cuts, deregulation and dismantling Dodd-Frank bank reform repeats the Junk Economics promise that giving more tax breaks to the richest One Percent may lead them to use their windfall to invest in creating more jobs. What they usually do, of course, is simply buy more property and assets already in place. One of the first reactions to Trump’s election victory was for stocks of the most crooked financial institutions to soar, hoping for a deregulatory scythe taken to the public sector. Navient, the Department of Education’s knee-breaker on student loan collections accused by the Consumer Financial Protection Bureau (CFPB) of massive fraud and overcharging, rose from $13 to $18 now that it seemed likely that the incoming Republicans would disable the CFPB and shine a green light for financial fraud. Foreclosure king Stephen Mnuchin of IndyMac/OneWest (and formerly of Goldman Sachs for 17 years; later a George Soros partner) is now Treasury Secretary – and Trump is pledged to abolish the CFPB, on the specious logic that letting fraudsters manage pension savings and other investments will give consumers and savers “broader choice,” e.g., for the financial equivalent of junk food. Secretary of Education Betsy DeVos hopes to privatize public education into for-profit (and de-unionized) charter schools, breaking the teachers’ unions. This may position Trump to become the Transformational President that neoliberals have been waiting for. But not the neocons. His election rhetoric promised to reverse traditional U.S. interventionist policy abroad. Making an anti-war left run around the Democrats, he promised to stop backing ISIS/Al Nusra (President Obama’s “moderate” terrorists supplied with the arms and money that Hillary looted from Libya), and to reverse the Obama-Clinton administration’s New Cold War with Russia. But the neocon coterie at the CIA and State Department are undercutting his proposed rapprochement with Russia by forcing out General Flynn for starters. It seems doubtful that Trump will clean them out. Trump has called NATO obsolete, but insists that its members up their spending to the stipulated 2% of GDP — producing a windfall worth tens of billions of dollars for U.S. arms exporters. That is to be the price Europe must pay if it wants to endorse Germany’s and the Baltics’ confrontation with Russia. Trump is sufficiently intuitive to proclaim the euro a disaster, and he recommends that Greece leave it. He supports the rising nationalist parties in Britain, France, Italy, Greece and the Netherlands, all of which urge withdrawal from the eurozone – and reconciliation with Russia instead of sanctions. In place of the ill-fated TPP and TTIP, Trump advocates country-by-country trade deals favoring the United States. Toward this end, his designated ambassador to the European Union, Ted Malloch, urges the EU’s breakup. The EU is refusing to accept him as ambassador. Will Trump’s Victory Break Up the Democratic Party? At the time this volume is going to press, there is no way of knowing how successful these international reversals will be. What is more clear is what Trump’s political impact will have at home. His victory – or more accurately, Hillary’s resounding loss and the way she lost – has encouraged enormous pressure for a realignment of both parties. Regardless of what President Trump may achieve vis-à-vis Europe, his actions as celebrity chaos agent may break up U.S. politics across the political spectrum. The Democratic Party has lost its ability to pose as the party of labor and the middle class. Firmly controlled by Wall Street and California billionaires, the Democratic National Committee (DNC) strategy of identity politics encourages any identity except that of wage earners. The candidates backed by the Donor Class have been Blue Dogs pledged to promote Wall Street and neocons urging a New Cold War with Russia. They preferred to lose with Hillary than to win behind Bernie Sanders. So Trump’s electoral victory is their legacy as well as Obama’s. Instead of Trump’s victory dispelling that strategy, the Democrats are doubling down. It is as if identity politics is all they have. Trying to ride on Barack Obama’s coattails didn’t work. Promising “hope and change,” he won by posing as a transformational president, leading the Democrats to control of the White House, Senate and Congress in 2008. Swept into office by a national reaction against the George Bush’s Oil War in Iraq and the junk-mortgage crisis that left the economy debt-ridden, they had free rein to pass whatever new laws they chose – even a Public Option in health care if they had wanted, or make Wall Street banks absorb the losses from their bad and often fraudulent loans. But it turned out that Obama’s role was to prevent the changes that voters hoped to see, and indeed that the economy needed to recover: financial reform, debt writedowns to bring junk mortgages in line with fair market prices, and throwing crooked bankers in jail. Obama rescued the banks, not the economy, and turned over the Justice Department and regulatory agencies to his Wall Street campaign contributors. He did not even pull back from war in the Near East, but extended it to Libya and Syria, blundering into the Ukrainian coup as well. Having dashed the hopes of his followers, Obama then praised his chosen successor Hillary Clinton as his “Third Term.” Enjoying this kiss of death, Hillary promised to keep up Obama’s policies. The straw that pushed voters over the edge was when she asked voters, “Aren’t you better off today than you were eight years ago?” Who were they going to believe: their eyes, or Hillary? National income statistics showed that only the top 5 percent of the population were better off. All the growth in Gross Domestic Product (GDP) during Obama’s tenure went to them – the Donor Class that had gained control of the Democratic Party leadership. Real incomes have fallen for the remaining 95 percent, whose household budgets have been further eroded by soaring charges for health insurance. (The Democratic leadership in Congress fought tooth and nail to block Dennis Kucinich from introducing his Single Payer proposal.) No wonder most of the geographic United States voted for change – except for where the top 5 percent, is concentrated: in New York (Wall Street) and California (Silicon Valley and the military-industrial complex). Making fun of the Obama Administration’s slogan of “hope and change,” Trump characterized Hillary’s policy of continuing the economy’s shrinkage for the 95% as “no hope and no change.” Identity Politics as Anti-Labor Politics A new term was introduced to the English language: Identity Politics. Its aim is for voters to think of themselves as separatist minorities – women, LGBTQ, Blacks and Hispanics. The Democrats thought they could beat Trump by organizing Women for Wall Street (and a New Cold War), LGBTQ for Wall Street (and a New Cold War), and Blacks and Hispanics for Wall Street (and a New Cold War). Each identity cohort was headed by a billionaire or hedge fund donor. The identity that is conspicuously excluded is the working class. Identity politics strips away thinking of one’s interest in terms of having to work for a living. It excludes voter protests against having their monthly paycheck stripped to pay more for health insurance, housing and mortgage charges or education, or better working conditions or consumer protection – not to speak of protecting debtors. Identity politics used to be about three major categories: workers and unionization, anti-war protests and civil rights marches against racist Jim Crow laws. These were the three objectives of the many nationwide demonstrations. That ended when these movements got co-opted into the Democratic Party. Their reappearance in Bernie Sanders’ campaign in fact threatens to tear the Democratic coalition apart. As soon as the primaries were over (duly stacked against Sanders), his followers were made to feel unwelcome. Hillary sought Republican support by denouncing Sanders as being as radical as Putin’s Republican leadership. In contrast to Sanders’ attempt to convince diverse groups that they had a common denominator in needing jobs with decent pay – and, to achieve that, in opposing Wall Street’s replacing the government as central planner – the Democrats depict every identity constituency as being victimized by every other, setting themselves at each other’s heels. Clinton strategist John Podesta, for instance, encouraged Blacks to accuse Sanders supporters of distracting attention from racism. Pushing a common economic interest between whites, Blacks, Hispanics and LGBTQ always has been the neoliberals’ nightmare. No wonder they tried so hard to stop Bernie Sanders, and are maneuvering to keep his supporters from gaining influence in their party. When Trump was inaugurated on Friday, January 20, there was no pro-jobs or anti-war demonstration. That presumably would have attracted pro-Trump supporters in an ecumenical show of force. Instead, the Women’s March on Saturday led even the pro-Democrat New York Times to write a front-page article reporting that white women were complaining that they did not feel welcome in the demonstration. The message to anti-war advocates, students and Bernie supporters was that their economic cause was a distraction. The march was typically Democratic in that its ideology did not threaten the Donor Class. As Yves Smith wrote on Naked Capitalism: “the track record of non-issue-oriented marches, no matter how large scale, is poor, and the status of this march as officially sanctioned (blanket media coverage when other marches of hundreds of thousands of people have been minimized, police not tricked out in their usual riot gear) also indicates that the officialdom does not see it as a threat to the status quo.” Hillary’s loss was not blamed on her neoliberal support for TPP or her pro-war neocon stance, but on the revelations of the e-mails by her operative Podesta discussing his dirty tricks against Bernie Sanders (claimed to be given to Wikileaks by Russian hackers, not a domestic DNC leaker as Wikileaks claimed) and the FBI investigation of her e-mail abuses at the State Department. Backing her supporters’ attempt to brazen it out, the Democratic Party has doubled down on its identity politics, despite the fact that an estimated 52 percent of white women voted for Trump. After all, women do work for wages. And that also is what Blacks and Hispanics want – in addition to banking that serves their needs, not those of Wall Street, and health care that serves their needs, not those of the health-insurance and pharmaceuticals monopolies. Bernie did not choose to run on a third-party ticket. Evidently he feared being accused of throwing the election to Trump. The question is now whether he can remake the Democratic Party as a democratic socialist party, or create a new party if the Donor Class retains its neoliberal control. It seems that he will not make a break until he concludes that a Socialist Party can leave the Democrats as far back in the dust as the Republicans left the Whigs after 1854. He may have underestimated his chance in 2016. Trump’s Effect on U.S. Political Party Realignment During Trump’s rise to the 2016 Republican nomination it seemed that he was more likely to break up the Republican Party. Its leading candidates and gurus warned that his populist victory in the primaries would tear the party apart. The polls in May and June showed him defeating Hillary Clinton easily (but losing to Bernie Sanders). But Republican leaders worried that he would not support what they believed in: namely, whatever corporate lobbyists put in their hands to enact and privatize. The May/June polls showed Trump and Clinton were the country’s two most unpopular presidential candidates. But whereas the Democrats maneuvered Bernie out of the way, the Republican Clown Car was unable to do the same to Trump. In the end they chose to win behind him, expecting to control him. As for the DNC, its Wall Street donors preferred to lose with Hillary than to win with Bernie. They wanted to keep control of their party and continue the bargain they had made with the Republicans: The latter would move further and further to the right, leaving room for Democratic neoliberals and neocons to follow them closely, yet still pose as the “lesser evil.” That “centrism” is the essence of the Clintons’ “triangulation” strategy. It actually has been going on for a half-century. “As Tanzanian President Julius Nyerere quipped in the 1960s, when he was accused by the US of running a one-party state, ‘The United States is also a one-party state but, with typical American extravagance, they have two of them’.” By 2017, voters had caught on to this two-step game. But Hillary’s team paid pollsters over $1 billion to tell her (“Mirror, mirror on the wall …”) that she was the most popular of all. It was hubris to imagine that she could convince the 95 Percent of the people who were worse off under Obama to love her as much as her East-West Coast donors did. It was politically unrealistic – and a reflection of her cynicism – to imagine that raising enough money to buy television ads would convince working-class Republicans to vote for her, succumbing to a Stockholm Syndrome by thinking of themselves as part of the 5 Percent who had benefited from Obama’s pro-Wall Street policies. Hillary’s election strategy was to make a right-wing run around Trump. While characterizing the working class as white racist “deplorables,” allegedly intolerant of LBGTQ or assertive women, she resurrected the ghost of Joe McCarthy and accused Trump of being “Putin’s poodle” for proposing peace with Russia. Among the most liberal Democrats, Paul Krugman still leads a biweekly charge at The New York Times that President Trump is following Moscow’s orders. Saturday Night Live, Bill Maher and MSNBC produce weekly skits that Trump and General Flynn are Russian puppets. A large proportion of Democrats have bought into the fairy tale that Trump didn’t really win the election, but that Russian hackers manipulated the voting machines. No wonder George Orwell’s 1984 soared to the top of America’s best-seller lists in February 2017 as Donald Trump was taking his oath of office. This propaganda paid off on February 13, when neocon public relations succeeded in forcing the resignation of General Flynn, whom Trump had appointed to clean out the neocons at the NSA and CIA. His foreign policy initiative based on rapprochement with Russia and hopes to create a common front against ISIS/Al Nusra seemed to be collapsing. Tabula Rasa Celebrity Politics U.S. presidential elections no longer are much about policy. Like Obama before him, Trump campaigned as a rasa tabla, a vehicle for everyone to project their hopes and fancies. What has all but disappeared is the past century’s idea of politics as a struggle between labor and capital, democracy vs. oligarchy. Who would have expected even half a century ago that American politics would become so post-modern that the idea of class conflict has all but disappeared. Classical economic discourse has been drowned out by their junk economics. There is a covert economic program, to be sure, and it is bipartisan. It is to make elections about just which celebrities will introduce neoliberal economic policies with the most convincing patter talk. That is the essence of rasa tabla politics. Can the Democrats Lose Again in 2020? Trump’s November victory showed that voters found him to be the Lesser Evil, but all that voters really could express was “throw out the bums” and get a new set of lobbyists for the FIRE sector and corporate monopolists. Both candidates represented Goldman Sachs and Wall Street. No wonder voter turnout has continued to plunge. Although the Democrats’ Lesser Evil argument lost to the Republicans in 2016, the neoliberals in control of the DNC found the absence of a progressive economic program to less threatening to their interests than the critique of Wall Street and neocon interventionism coming from the Sanders camp. So the Democrat will continue to pose as the Lesser Evil party not really in terms of policy, but simply ad hominum. They will merely repeat Hillary’s campaign stance: They are not Trump. Their parades and street demonstrations since his inauguration have not come out for any economic policy. On Friday, February 10, the party’s Democratic Policy group held a retreat for its members in Baltimore. Third Way “centrists” (Republicans running as Democrats) dominated, with Hillary operatives in charge. The conclusion was that no party policy was needed at all. “President Trump is a better recruitment tool for us than a central campaign issue,’ said Washington Rep. Denny Heck, who is leading recruitment for the Democratic Congressional Campaign Committee (DCCC).” But what does their party leadership have to offer women, Blacks and Hispanics in the way of employment, more affordable health care, housing or education and better pay? Where are the New Deal pro-labor, pro-regulatory roots of bygone days? The party leadership is unwilling to admit that Trump’s message about protecting jobs and opposing the TPP played a role in his election. Hillary was suspected of supporting it as “the gold standard” of trade deals, and Obama had made the Trans-Pacific Partnership the centerpiece of his presidency – the free-trade TPP and TTIP that would have taken economic regulatory policy out of the hands of government and given it to corporations. Instead of accepting even Sanders’ centrist-left stance, the Democrats’ strategy was to tar Trump as pro-Russian, insist that his aides had committed impeachable offenses, and mount one parade after another. “Rep. Marcia Fudge of Ohio told reporters she was wary of focusing solely on an “economic message” aimed at voters whom Trump won over in 2016, because, in her view, Trump did not win on an economic message. “What Donald Trump did was address them at a very different level — an emotional level, a racial level, a fear level,” she said. “If all we talk about is the economic message, we’re not going to win.” This stance led Sanders supporters to walk out of a meeting organized by the “centrist” Third Way think tank on Wednesday, February 8. By now this is an old story. Fifty years ago, socialists such as Michael Harrington asked why union members and progressives still imagined that they had to work through the Democratic Party. It has taken the rest of the country half a century to see that Democrats are not the party of the working class, unions, middle class, farmers or debtors. They are the party of Wall Street privatizers, bank deregulators, neocons and the military-industrial complex. Obama showed his hand – and that of his party – in his passionate attempt to ram through the corporatist TPP treaty that would have enabled corporations to sue governments for any costs imposed by public consumer protection, environmental protection or other protection of the population against financialized corporate monopolies. Against this backdrop, Trump’s promises and indeed his worldview seem quixotic. The picture of America’s future he has painted seems unattainable within the foreseeable future. It is too late to bring manufacturing back to the United States, because corporations already have shifted their supply nodes abroad, and too much U.S. infrastructure has been dismantled. There can’t be a high-speed railroad, because it would take more than four years to get the right-of-way and create a route without crossing gates or sharp curves. In any case, the role of railroads and other transportation has been to increase real estate prices along the routes. But in this case, real estate would be torn down – and having a high-speed rail does not increase land values. The stock market has soared to new heights, anticipating lower taxes on corporate profits and a deregulation of consumer, labor and environmental protection. Trump may end up as America’s Boris Yeltsin, protecting U.S. oligarchs (not that Hillary would have been different, merely cloaked in a more colorful identity rainbow). The U.S. economy is in for Shock Therapy. Voters should look to Greece to get a taste of the future in this scenario. Without a coherent response to neoliberalism, Trump’s billionaire cabinet may do to the United States what neoliberals in the Clinton administration did to Russia after 1991: tear out all the checks and balances, and turn public wealth over to insiders and oligarchs. So Trump’s his best chance to be transformative is simply to be America’s Yeltsin for his party’s oligarchic backers, putting the class war back in business. What a Truly Transformative President Would Do/Would Have Done No administration can create a sound U.S. recovery without dealing with the problem that caused the 2008 crisis in the first place: over-indebtedness. The only one way to restore growth, raise living standards and make the economy competitive again is a debt writedown. But that is not yet on the political horizon. Obama’s doublecross of his voters in 2009 prevented the needed policy from occurring. Having missed this chance in the last financial crisis, a progressive policy must await yet another crisis. But so far, no political party is preparing a program to juxtapose to Republican-Democratic austerity and scale-back of Social Security, Medicare and social spending programs in general. Also no longer on the horizon is a more progressive income tax, or a public option for health care – or for banking, or consumer protection against financial fraud, or for a $15-an-hour minimum wage, or for a revived protection of labor’s right to unionize, or environmental regulations. It seems that only a new party can achieve these aims. At the time these essays are going to press, Sanders has committed himself to working within the Democratic Party. But that stance is based on his assumption that somehow he can recruit enough activists to take over the party from Its Donor Class. I suspect he will fail. In any case, it is easier to begin afresh than to try to re-design a party (or any institution) dominated by resistance to change, and whose idea of economic growth is a pastiche of tax cuts and deregulation. Both U.S. parties are committed to this neoliberal program – and seek to blame foreign enemies for the fact that its effect is to continue squeezing living standards and bloating the financial sector. If this slow but inexorable crash does lead to a political crisis, it looks like the Republicans may succeed in convening a new Constitutional Convention (many states already have approved this) to lock the United States into a corporatist neoliberal world. Its slogan will be that of Margaret Thatcher: TINA – There Is No Alternative. And who is to disagree? As Trotsky said, fascism is the result of the failure of the left to provide an alternative.

26 марта, 19:12

The Democratic Party’s Death by Identity Politics

The Democratic Party’s Death by Identity Politics Guest Column by Michael Hudson Read it. It is superb. http://www.informationclearinghouse.info/46733.htm Wall Street First By Michael Hudson March 24, 2017 “Information Clearing House” –   Nobody yet can tell whether Donald Trump is an agent of change with a specific policy in mind, or merely a catalyst heralding an… The post The Democratic Party’s Death by Identity Politics appeared first on PaulCraigRoberts.org.

05 февраля, 11:32

Трамп и финансисты

Доп.: Трамп прийде, порядок наведе!   В последнее время у моих читателей возникает масса вопросов об отношениях Трампа и «финансистов». Эти вопросы обостряется в связи с включением в «команду Трампа» представителей банка ГолдманСакс, который считается «вотчиной» финансистов и отменой ряда ограничений на финансовый сектор, введенных Обамой по итогам кризиса 2008 года. Постараюсь дать ответ, хотя, конечно, описать все нюансы все равно не получится. Напомню, что решения по итогам 2008 года были ситуационными, они ничего не решали в принципе и, в общем, крайне неудобны финансовой системе (которая, все-таки, должна существовать при любых обстоятельствах, по крайней мере, пока не построили коммунизм). В реальности ситуацию тогда спасла эмиссия - и ее остановил в 2014 году как раз Обама. Но еще до того, в 2011 году, была попытка (в условиях полного понимания, что Обама скоро сделает) вывести из под контроля США эмиссию мировой валюты - попытку, которую остановил тот же Обама путем организации «дела Стросс-Кана». И до того мировая элита была вполне себе едина - поскольку ресурса хватало на всех. А вот после этого стало понятно, что механизм поддержания этой элиты рано или поздно (как выяснилось на практике, через три года) придется остановить - были сформулированы два выхода из ситуации. Первый - плюнуть на все, провести своего человека на пост президента США и тупо поддерживать эмиссией ФРС мировые финансовые институты. Это - будущие «финансисты». Последствия для них не важны - главное, сохранить источник своего статуса. Вторая группа - которая предлагает снять с мировой экономики «навес» долгов, оживить реальный спрос и начать оздоровление региональных экономических кластеров. Это - будущие «изоляционисты» (название взято от политики США XIX века). Их тоже ждут проблемы, поскольку стимулированный за счет эмиссии спрос должен существенно сократиться, что означает серьезный экономический спад во всем мире. И еще одно важное отличие, которое нужно учитывать, состоит в том, что если «финансисты» — либералы, то «изоляционисты» — консерваторы.  А вот теперь посмотрим на ситуацию с точки зрения тех, кто является представителем мировой элиты или тех, кто чуть ниже, кто заседает в Давосе или Бильдельбергском клубе (то есть, соответственно, экономической и политической тусовке близких к Власти людей). Они этот раскол чувствуют — но как принимать решение, с кем и как дружить, а с кем - ссориться? Это же не просто так, это же многолетние связи, они выстаивались поколениями, не так просто принять соответствующее решение … Вспомним, как у нас метались люди перед расстрелом Верховного Совета, а ведь у нас по сравнению с нынешней ситуацией была просто ссора в дворовой песочнице…  А теперь давайте посмотрим на конкретные проблемы. ГолдманСакс — да, идейный центр финансистов. Но, он же, банк, принадлежащий британскому капиталу (как сказали бы конспирология, ротшильдовский). Да, сам он намертво встроен в финансовую структуру, но конкретные люди в нем могут быть и от тех самых Ротшильдов, который, кажется, поддержали выход Британии из ЕС. То есть, стали на сторону «изоляциоинистов»? Или они поддерживали противоположную сторону? Но тогда зачем они выстраивают отношения с «Роснефтью»?  Мы уже писали в «Лестнице в небо», что понять к какой элитной группе принадлежит конкретный человек очень сложно, это требует тщательных исследований. Для Трампа все проще — он этих людей знает уже десятилетия. И по этой причине может иметь вполне веские основания считать, что они, скорее, поддержат «изоляционистов», чем «финансистов». Тем более, что у него есть яркий критерий: идейный традиционалист, скорее всего, поддерживать «финансистов» не будет, ему либеральные «ценности» претят.  В общем, именно сейчас идет мучительное разделение единой до того мировой элиты на две принципиальные группировки. До самого «низа» эта работа пока не дошла - но, рано или поздно, дойдет. И тогда очень многим нашим либералам придется перекрашиваться, что, впрочем, они сделают достаточно легко. А пока - про очень многих людей совершенно невозможном сказать, какую из двух указанных группировок они будут поддерживать завтра.  Про отмену конкретных обамовских указов и законов я уже говорил — они носили ситуационный характер и особого смысла их сохранять нет, нужно, прямо как в старом анекдоте, систему менять. С этим, кстати, как я уже много раз писал, у Трампа проблемы, поскольку всех его экспертов выучили в рамках экономикс, в которой проблемы современного кризиса табуированы. А потому — «родить» конструктив они не могут. Но это уже тема другого текста. А пока — нужно внимательно изучать, как происходит раскол до того единой мировой элиты. И сюрпризы при этом совершенно неизбежны, как, например, вхождение представителей ГолдманСакс в администрацию Трампа. 

21 января, 13:49

Фонд Medallion: как работает уникальная машина по зарабатыванию денег?

Перевели статью Bloomberg о Renaissance Technologies и его фонде Medallion. Рекомендуем к прочтению. Фонд Medallion можно назвать самым чёрным ящиком во всей финансовой системе США. Он прославился далеко за пределами страны благодаря своим финансовым успехам и окружающей его атмосфере максимальной секретности, только усиливающей интерес к фонду. Medallion создан в 1988 году инвестиционной компанией Renaissance Technologies и специализируется на количественных методах инвестирования. Средняя годовая доходность с момента основания превышает 40%. В 1993 Medallion прекратил принимать деньги от сторонних инвесторов и сегодня работает исключительно на сотрудников Renaissance Technologies. В чём секрет уникальной машины по зарабатыванию денег? В 100 км к востоку от Уолл-стрит, участок земли, напоминающий по форме китовый хвост, разделяет залив Лонг-Айленд и залив Конскайенс. Здесь расположились роскошные виллы с собственными пирсами, теннисными кортами, бассейнами и зелёными аллеями. Район носит название Олд Филд, но соседи зовут его по-другому – ривьера Ренессанс. Как можно догадаться, самые богатые жители этого района – учёные, работающие в хедж-фонде Renaissance Technologies, базирующемся в соседнем районе Ист Сетокет.О владельцах роскошных вилл почти ничего не известно, как и о самой компании. Имя Renaissance Technologies на слуху у всех, но никто не знает, что происходит внутри. Известно, что компания управляет несколькими фондами, в т.ч. Institutional Equities Fund, Institutional Diversified Alpha и Medallion Fund. Последний – самый успешный – работает только для трёхсот сотрудников Renaissance Technologies и нескольких избранных, имеющих многолетние тесные связи с компанией. Все три фонда основаны на количественных методах анализа фондового рынка. Сегодня это самый наукоёмкий подход к инвестированию. Около 90 сотрудников Renaissance Technologies обладают учёной степенью.По данным Bloomberg, за последние 28 лет Medallion получил $55 млрд прибыли, что на $10 млрд больше, чем у фондов под управлением миллиардеров Рея Дэлио и Джорджа Сороса. Более того, прибыль Medallion получена за более короткий срок и с меньшими активами под управлением. Сегодня Renaissance ограничивает не только количество людей, которые могут вступить в фонд, но и размер инвестиций. Это необходимо для того, чтобы стратегии Medallion, основанные на количественных методах анализа рынка, продолжали работать. Сумма активов под управлением, превышая определённый порог, начинает влиять на рынок, и алгоритмы не могут работать так, как запрограммированы. Поэтому Renaissance удерживает объём средств Medallion между 9 и 10 млрд долларов. Это в два раза превышает размер активов, находившихся под управлением Medallion десять лет назад. Сегодня прибыль фонда снимается каждые полгода.Благосостояние учёных из Renaissance превышает ВВП многих стран и всё больше влияет на политику Соединённых Штатов.Например, сопредседатель компании Роберт Мерсер поддерживал Теда Круза во время праймериз и Дональда Трампа во время президентских выборов. По данным Центра за ответственную политику, Мерсер пожертвовал $22,9 млн и тем самым стал третьим по величине спонсором Республиканской партии. В то же время Джим Саймонс, основатель Renaissance, и Генри Лофер, бывший руководитель исследовательских работ, оказались по другую сторону баррикад – в сумме они пожертвовали $30 млн Демократической партии. Спикер компании Джонатан Гэстелтер заявил, что собственники и руководители Renaissance отказались комментировать ситуацию. Это довольно типичный ответ для структуры, максимально закрытой для общественности. Чтобы хоть что-то узнать о компании, было проведено журналистское расследование. Факты, изложенные ниже, получены в результате двух сотен интервью с людьми, которые лично знают учёных из Renaissance: учились, работали вместе или же конкурировали с ними. «Renaissance Technologies – это коммерческая версия «Манхэттенского проекта» (кодовое название программы США сер. XX в. по разработке ядерного оружия, проводившейся в атмосфере максимальной секретности – прим.)», – утверждает Эндрю Ло, профессор финансов в Школе Слоана Массачусетского технологического университета и председатель компании AlphaSimplex, которая занимается исследованиями в области финансовой математики. Ло превозносит основателя Renaissance Джима Саймонса за то, что тот сумел объединить такое количество учёных: «Они асы в области количественных инвестиций. Никто не может с ними сравниться».Естественно, больше всего споров и обсуждений разгорается вокруг финансовых успехов главного фонда Renaissance, Medallion. Результаты его работы поражают воображение инвесторов и кажутся невозможными. В 2000 году Medallion получил доходность 98,5%; в 2007 – 85,9%; в 2008 – 98,2%. Своим успехам фонд, разумеется, обязан учёным-математикам и количественным методам анализа фондового рынка. Это направление инвестирования сейчас считается самым перспективным. По данным Bloomberg, в 2016 году клиенты вложили $21 млрд в алгоритмические хедж-фонды и одновременно забрали $60 млрд из компаний, специализирующихся на других направлениях. Стоит привести ещё один достойный пример: фонд Two Sigma, управлявший в период кризиса капиталом в $5 млрд, резко увеличил свои активы до $37 млрд. И даже такие консервативные трейдеры как Пол Тюдор Джонс и Стив Коэн внедряют инструменты количественного анализа в своё программное обеспечение в надежде увеличить доходы. Специализация на количественных методах инвестирования – не единственная причина успеха фонда Medallion. Конкуренты говорят о нескольких преимуществах компании. Первое: компьютеры Renaissance – одни из мощнейших в мире. Сотрудники обладают большим количеством – и качеством – информации. Поэтому они находят больше сигналов, на которых основываются их «предсказания», и создают лучшие стратегии для управления капиталом. Renaissance всегда вкладывала много средств в развитие процессов сбора, сортировки и проверки данных, а также – в обеспечение их доступности для сотрудников. «Когда у тебя появляется идея, ты хочешь проверить её как можно быстрее. И если ты получаешь информацию в неподходящем формате, это сильно замедляет процесс», – говорит Ник Паттерсон, который проработал исследователем в Renaissance 8 лет.Ещё одна сильная сторона компании – контроль затрат на биржевую торговлю и пристальное внимание к тому, какое влияние на рынок оказывают сделки фондов Renaissance. Однако всё это – не уникальные преимущества. Компьютерные технологии становятся всё дешевле, всё больше компаний обращаются к количественным методам инвестирования, а конкуренты оттачивают своё мастерство.Продолжит ли Medallion так же успешно чеканить деньги?Разумеется, значительная часть успеха заключается в профессионализме сотрудников. Объединение такого количества учёных – целиком и полностью заслуга Джима Саймонса. Его без преувеличения называют математическим гением. Саймонс – профессор Массачусетского технологического института и Гарварда, лауреат премии Освальда Веблена в области геометрии и соавтор теории Черна-Саймонса. Он родился в 1938 году в Массачусетсе, отец – владелец обувной фабрики, мать – домохозяйка. Их предки переселились в США из Российской империи в конце XIX века. В 1964-1968 Джим Саймонс занимал должность исследователя (дешифровальщика) в Институте оборонного анализа, где он проводил работу по выявлению сообщений на фоне помех. Цель алгоритмической биржевой торговли очень похожа – построить модели, которые улавливают торговые сигналы из хаоса, создаваемого рынками. Часто сигналы очень тихие, но, тем не менее, они могут помочь определить, как будет меняться цена акций, облигаций или барреля нефти. Это комплексная проблема. Колебания цен зависят от фундаментальных причин и процессов, а иногда от нерационального поведения людей, совершающих покупки и продажи. Несмотря на то, что Саймонс лишился работы в Институте оборонного анализа после того, как осудил войну во Вьетнаме в своём письме в New York Times, приобретённые им во время криптографической работы связи помогли создать Renaissance, а спустя несколько лет и Medallion. В течение следующего десятилетия Саймонс возглавлял кафедру математики в университете Стони Брук и одновременно упражнялся в торговле товарными фьючерсами.  В 1977 году он распрощался с академической работой, чтобы попробовать себя в управлении активами. (Впоследствии Саймонс и его коллеги пожертвуют университету $250 млн. Стони Брук находится всего в трёх километрах от Ист Сетокета, где базируется Renaissance). Саймонс покупал и продавал товарные активы, делая свои ставки на основе фундаментальных показателей, таких как спрос и предложение. Увидев неэффективность этого подхода, он решил обратиться к своим знакомым среди криптографов и математиков за помощью в выявлении паттернов, биржевых закономерностей. Он связался с бывшими коллегами из Института оборонного анализа Элвином Берлекампом и Леонардом Баумом, а также с коллегами из университета Стони Брук профессорами Генри Лофером и Джеймсом Эксом. «Я предположил, что существуют способы предсказания цен методами статистики, – сказал Джим Саймонс корреспонденту из журнала Numberphile. – В итоге мы создали такие алгоритмы». В сущности, эти алгоритмы либо следуют за трендом (трендследящие модели), либо действуют против него (реверсные). Фонд Renaissance пользовался и первыми, и вторыми. Поначалу результаты были разными: в 1988 году доход составил 8,8%, а в 1989 году компания понесла убытки в размере 4,1%. Но в 1990 году, сконцентрировавшись на краткосрочной торговле, Medallion показал 56% прибыли после налогообложения. «Я был уверен, что наши модели будут работать лучше, – говорит Берклекамп, который несколько лет назад покинул Renaissance, чтобы вернуться к академической деятельности, и является почётным профессором в Калифорнийском университете в Беркли. – Но я не думал, что они будут работать настолько хорошо». В начале 90-х высокая годовая прибыль стала нормой в Renaissance: 39,4%, 34%, 39,1%. Многие инвесторы, узнавшие о прорыве Renaissance, пытались пробиться в Medallion, но их игнорировали. С 1993 года фонд не принимает инвестиций со стороны. Комиссионные также взлетели вверх: от 5% с активов и 20% с доходов до 5% с активов и 44% с доходов. Полное отсутствие клиентоориентированности стало визитной карточкой Renaissance. Боннефой – один из последних сторонних инвесторов, которых «выдавили» из Medallion в 2005 г. – вспоминает, как набирал Манхеттанский номер, чтобы узнать записанную на автоответчик ежемесячную прибыль. «Они непомерно задрали цены на свои услуги, и, тем не менее, остались на голову выше остальных», – говорит Боннефой. Доходность – вот первое и единственное, что нужно Medallion, чтобы поддерживать свой имидж. До сих пор корпоративный сайт renfund.com выглядит так, будто не менялся со времён Netscape. Вдохновлённый успехом Medallion, в середине 90-х Саймонс занялся расширением штата учёных. Любой, кто обладал опытом работы на Уолл-cтрит или хотя бы образованием в сфере финансов, мог попробовать свои силы в компании. «Мы нанимаем людей, которые проявили себя в исследовательской деятельности», – пояснил однажды Саймонс. Следующий поток талантливых людей – большая часть которых до сих пор составляет костяк компании – пришёл из исследовательского центра IBM имени Томаса. Дж. Уотсона в Йорктаун Хейтс. Эта команда занималась проблемами распознавания речи и машинным переводом. Когда эти задачи только начинали решать, учёные-программисты объединялись с лингвистами и пытались преобразовать грамматику в код. В IBM группа учёных, включая Мерсера и Брауна, утверждала, что эти проблемы лучше решать с помощью статистики и теории вероятности. Их руководитель Фредерик Джелинек любил говорить: «Как только я увольняю лингвиста, система начинает работать лучше». По словам учёных, работавших в том исследовательском центре, исследователи загружали в компьютеры «тонны данных». Однажды, по свидетельствам коллег, Мерсер не появлялся в течение нескольких месяцев, загружая в компьютер французские глаголы во всех формах. Результатом приложенных усилий стал алгоритм, который определял, что к фразе «Le chien est battu par Jean» ближе всего фраза «Жан укусил собаку». Те же принципы и полученный новый опыт учёные применили для создания алгоритма распознавания речи: «Давая аудитории сигнал х, спикер, возможно, на самом деле сказал у». «Проблемы распознавание речи и перевода находятся на пересечении математики и информатики», – утверждает Эрни Чан, который работал в исследовательском центре IBM в середине 90-х и сейчас возглавляет алгоритмический фонд QTS Capital Management. По его словам, учёные решали не только академические задачи, они развивали теории и создавали программное обеспечение для внедрения полученных решений. Работа группы в конечном итоге сделала возможным создание программы Google Translate и программы Siri компании Apple. По словам человека, знавшего Мерсера и Брауна, в 1993 году они вышли на руководство IBM со смелым предложением: создать алгоритмы для управления подразделением IBM – пенсионным фондом с капиталом в $28 млрд. IBM проигнорировало их предложение, посчитав, что компьютерные лингвисты не могут разбираться в прогнозировании инвестиций. Но увлечение Мерсера и Брауна финансовым рынком только начиналось. В том же 1993 году Ник Паттерсон, который раньше работал дешифровщиком для Великобритании и США, присоединился к Renaissance и сблизился с Брауном и Мерсером. «У IBM были серьёзные проблемы, моральное состояние было никакое, и работа на Renaissance была выходом из ситуации», – говорит Паттерсон. Он трудился в Renaissance вплоть до 2001 года, а в настоящий момент работает старшим биологом-вычислителем в исследовательском Институте Брода и занимается исследованиями в области генетики. По его словам, Мерсер и Браун решили присоединиться к команде Renaissance, привлечённые пятидесятипроцентной прибавкой к зарплате. Они разместились в мансарде в Сетокете и часто ужинали вместе. Когда приносили счёт, они доставали специальный калькулятор, который генерировал случайные числа. Оплачивал счёт тот, кому выпадало большее число. Когда Мерсер и Браун стали работать на Renaissance, им поручили проводить исследования в разных областях, но вскоре стало понятно, что они лучше работают в паре, чем по отдельности. Они подпитывали друг друга: Браун был оптимистом, а Мерсер – скептиком. По словам Паттерсона, Питер очень креативный и генерит множество идей, а Боб обычно отвечает, что над этими идеями ещё нужно серьёзно поразмыслить. Они стали руководить группой, занимавшейся акциями, которая теряла деньги. «Им понадобилось четыре года, чтобы заставить систему работать. Джим был очень терпелив», – говорит Паттерсон. Вложения окупились. Много лет спустя, на конференции по компьютерной лингвистике 2013 года, Браун сказал: «Renaissance основала пара математиков. Они и понятия не имели, как программировать. Они учились этому, читая компьютерные справочники, а это не самый хороший способ обучения». По сведениям из документов, поданных в Министерство труда США, сегодня та самая группа, занимающаяся акциями, зарабатывает большую часть прибыли Medallion, используя деривативы и заёмные капиталы, превышающие собственный в 4-5 раз. Renaissance подал эти сведения в Министерство труда в связи с заявлением об изменении пенсионных программ для работников. Часть их средств в Medallion планируется перевести в Индивидуальный Пенсионный План. Предполагается, что сотрудники не будут никогда платить налоги с доходов, полученных в результате использования уже заработанного. Это сэкономит им миллионы долларов. В команде Renaissance работали и другие ветераны IBM: близнецы, разработчики теории струн, Стивен и Винсент Делла Пьетра, разработчик алгоритма распознавания человеческой речи Лалит Бал, специалист по обработке цифровых сигналов Мукунд Падманабан, программист Дэвид Маджерман, и Глен Уитни, который писал программное обеспечение во время летней практики. «Основная идея, усвоенная в IBM, заключается в том, что целое больше, чем просто сумма частей», – вспоминает Эрни Чан. По словам людей, близких к Renaissance, помимо Мерсера и Брауна, специалистов в области исследований языка, на успех системы существенно повлияли астрофизики. Эти учёные значительно преуспели в «отсеве» сигналов от шума. Специалисты в области теории струн, братья Делла Пьетра были лишь первыми из многих с подобным опытом. Близнецы всегда работали в паре. Будучи учениками старших классов, они закончили научную программу Колумбийского университета с отличием, в студенческие годы изучали физику в Принстоне; получили учёные степени в Гарварде в 1986. Стивен Строгац, профессор математики в университете Корнелл, помнит, как они, только поступив в Принстон, учились в классе универсальной алгебры. «Они всегда сидели рядом. Размышляя, они постоянно спорили. Их математические дискуссии всегда были жаркими, они постоянно поправляли преподавателя или объясняли что-то друг другу», — говорит он.  Чан, работавший с ними в IBM, вспоминает, что близнецы всегда кричали исключительно друг на друга, а с остальными были добры и милы. Тот факт, что они близнецы, добавил ещё одну особенность. «Они практически читают мысли друг друга», – утверждает Чан. В Renaissance, дабы упростить проведение дискуссий, братья Делла Пьетра заняли соседние кабинеты, разделённые лишь внутренним окном. Паттерсон, которому какое-то время они отчитывались, также отмечал, что «братья очень креативны и постоянно друг с другом конкурируют». Переход из IBM не всем давался легко. Атмосфера в Renaissance сильно отличалась от той, к которой они привыкли. Об этом времени Браун вспоминает так: «Мы очень быстро поняли, что мир финансовых рынков сильно отличается от IBM. Он безжалостен. Или твои стратегии работают лучше, чем у других, и ты зарабатываешь деньги, или твои алгоритмы работают хуже, и ты прогораешь. Это давление заставляет тебя сконцентрироваться». Изменения в образе мышления были не единственными стимулами учёных из Renaissance, голодных до исследований больших объёмов данных. Они также обрели нечто неосязаемое – ощущение, что они стали частью семьи. Джим Саймонс выглядел как заботливый отец семейства. Ни один другой руководитель Renaissance не обладал такими навыками работы с людьми, говорят те, кто знаком с ним и с компанией. Он вдохновил своих ботаников-квантов сплотиться, работать вместе. «У нас царит атмосфера открытости. Мы следим за тем, чтобы каждый знал, чем занимается любой из сотрудников компании. Чем быстрее происходит этот обмен информацией, тем лучше. Вот что стимулирует людей», – отметил Саймонс во время своей речи в Массачусетском технологическом институте в 2010 г. В Renaissance разные команды ответственны за разные области исследования, но на практике каждый может работать над любой задачей. Каждый вторник проводится общее собрание, чтобы обсудить возникшие идеи. Разумеется, Саймонс работал и над совершенствованием технологий количественных инвестиций. В 2000 году он дал интервью изданию Institutional Investor, в котором объяснил  философию своей фирмы и алгоритмов Medallion. «Система должна состоять из постоянно создающихся слоёв. Рассматривая каждую новую идею, мы должны понять: это что-то принципиально новое, или оно похоже на то, что мы уже делали», – сказал он. Как только это становится понятно, группа исследователей определяет, в каком объёме новый алгоритм можно использовать. Сигналы могут со временем исчезать, но обычно их не удаляют из кода совсем, поскольку они могут возникнуть вновь, или их игнорирование может иметь неожиданные последствия. Когда люди из IBM были приняты в Renaissance, Medallion генерировал годовую прибыль в размере около 30% после налогообложения практически исключительно на торговле фьючерсами. Тогда было просто выявить паттерны и обратить в свою пользу отклонения. Один из бывших инвесторов сообщил, что учёные Renaissance обратили внимание на то, что опционы и фьючерсы Standard&Poor закрываются с разницей в 15 минут, и это какое-то время лежало в основе механизма извлечения прибыли. В системе использовалось большое число подобных отклонений, и учёные Renaissance подробно изучали каждое из них. В совокупности эти отклонения позволили зарабатывать миллионы, а немного позже и миллиарды. Но по мере того как финансовый рынок становился сложнее, и всё больше квант-исследователей направляли свои усилия на расшифровку сигналов рынка, подобные отклонения, «неэффективности рынка», начали исчезать. На конференции в 2013 году Браун упомянул о наблюдениях, которыми Medallion поделился со сторонними инвесторами. Изучая сведения об облачности, они выявили связь между солнечными днями и подъёмом рынков от Нью Йорка до Токио. «Оказывается, когда в Париже облачно, вероятность того, что рынок пойдет вверх, понижается», – сказал Браун. Однако это не то, на чём можно заработать много денег, поскольку эта тенденция прослеживается в пятидесяти с небольшим случаев из ста. «Но дело в том, что если бы сигналы, в которых было бы больше смысла, были явными, их бы уже давным-давно использовали в торгах… Мы ищем все больше и больше закономерностей, и наши специалисты, 90 человек из которых обладают учёной степенью, просто сидят и целыми днями наблюдают за паттернами. У нас более 10 000 процессоров, которые непрерывно работают в поисках сигналов», – продолжил Браун. Учёные из Renaissance разработали корпоративный язык программирования для построения своих алгоритмов. По словам людей, знакомых с деятельностью компании, код, на основе которого работает фонд Medallion, состоит из нескольких миллионов строчек. По данным другого источника, иногда позиции удерживаются в течение секунд, а иногда – в течение нескольких месяцев. Команда из IBM многое сделала для повышения эффективности количественных инвестиций Renaissance. Поскольку алгоритмы фонда были ориентированы на закрытие сделок в течение короткого времени, исследователи уделили время тому, чтобы изучить стоимость операций и то, как их собственные действия влияют на рынок. По мнению квант-аналитиков, последняя проблема особенно сложная. Они также следили за тем, чтобы сделки и доход соответствовали тому, что было запланировано системой, поскольку выставление неадекватной цены или другой компьютерный сбой могли провалить всю операцию. И практически с самого основания компании Саймонс указал на ещё одну опасность: общий размер инвестиций влияет на результат инвестирования. Слишком много денег может привести к отсутствию доходности. Также Саймонс отмечал, что необходимо быть готовым к ущербу, который может нанести работа других компаний. В письме, обращённом к инвесторам фонда акций, основатель компании Renaissance писал: «Мы верим в то, что обладаем совершенным набором торговых сигналов, но некоторыми из них несомненно пользуются другие хедж-фонды, также зарабатывающие на росте или падении рынка». Ещё одна зона риска для Renaissance – утечка кадров и информации. Случаи ухода из компании крайне редки. За исключением учёных, которые увольняются, чтобы вернуться к академической работе или заняться благотворительностью, сотрудники не уходят из Renaissance. Да и зачем бы они стали это делать? Задачи разнообразные, коллеги – суперпрофессионалы, а оплата труда исключительно высокая. Однако были и исключения. В 2001 году Renaissance нанял русского учёного Александра Белопольского, который, как и многие его коллеги, приехал на запад после развала Советского Союза. Паттерсон возражал против его принятия на работу, поскольку тот совсем недавно пришёл работать на Уолл-стрит. Опасения оправдались. В 2003 году Александр Белопольский и другой русский учёный Павел Вольфбейн объявили, что они переходят в фонд Millenium Partners, у которого они выторговали себе крупные бонусы и право получать собственные доходы. Renaissance подал в суд на них и на Millenium, опасаясь, что бывшие сотрудники будут использовать инсайдерскую информацию. Впоследствии стороны урегулировали конфликт во внесудебном порядке. Примерно в это же время на Renaissance работал другой учёный с русскими корнями Алексей Кононенко. Он получил учёную степень в Пенн Стейт в 1997 году и также недолгое время работал на Уолл-стрит. В Renaissance, к неожиданности многих, он получил повышение в составе группы, исследовавшей акции. Руководители обсуждали повышение Кононенко на регулярном ужине в доме Саймонса. Человек, знакомый со сложившейся ситуацией, утверждает, что некоторые учёные не могли понять, почему выдвинулся Кононенко, хотя многие проработали в компании гораздо дольше него. Со стороны это выглядело как сетования старшего товарища на то, что на должность назначили его более молодого коллегу. Другие люди, знакомые с положением дел в компании, утверждают, что русский учёный фактически выиграл борьбу за власть. Его продвижение стало целым событием. Какие бы ни были причины повышения Кононенко, результатом стало то, что Renaissance сохранил источник своего благосостояния: с момента того самого ужина Medallion получал годовой доход в размере более 40% после налогообложения. Согласно индексу миллиардеров Bloomberg, Саймонс, которому до настоящего времени принадлежит не менее 50% компании, благодаря Medallion владеет состоянием в размере $15,5 млрд. Активы Брауна, Мерсера и Лофера оцениваются в сотни миллионов долларов. Последнему принадлежит второй по величине пакет акций Renaissance (около 25%). То, сколько денег сотрудника находится в Medallion, зависит от его вклада в прибыль компании. Одним из способов получить больший кусок общего пирога является слаженная совместная работа. Сотрудников поощряют количеством акций, которые они могут купить. В дополнение, четверть их заработка сберегается и инвестируется в Medallion, где эти деньги работают в течение 4 лет, причём сотрудники также уплачивают комиссию по модели «5% и 44%». Как только каждый сотрудник Medallion становится богатым, это меняет его образ жизни. Поезд до Манхеттена уступает место вертолёту. Учёные меняют Honda на Porsche. Люди начинают заниматься теми хобби, о которых мечтали. Кузен Саймонса Роберт Лури, который возглавляет исследования в области фьючерсов, построил для своей дочери огромную арену для катания на лошадях. Яхты стали своеобразным must have. Мерсер заказал целую серию, и каждую назвал «Морская сова». На яхте Саймонса длинной 222 фута построен камин, который топится дровами. Обе яхты оборудованы такими современными средствам движения, что им не нужны якоря. Будучи заводилой, Саймонс всегда сам планировал корпоративные путешествия – на Бермудские острова, в Доминиканскую Республику, во Флориду, в Вермонт – и поощрял сотрудников, чтобы они брали с собой семьи. Одна из традиций компании – катание на лыжах. Саймонс, курильщик со стажем, дабы не отказываться от своей любимой привычки, оформил одному из ресторанов специальную страховку. Когда соперников и бывших инвесторов спрашивают, как Renaissance удаётся продолжать получать столь ошеломляющие прибыли, они единодушно отвечают: «Renaissance двигается вперёд быстрее, чем кто бы то ни было». Однако не всегда, когда все остальные спотыкались, Renaissance оставался на ногах. В августе 2007 года ипотечный кризис привёл к падению нескольких крупных алгоритмических хедж-фондов, включая управлявший $30 млрд фонд Goldman Sachs. Менеджеры этих фирм вынуждены были закрыть позиции, что только ухудшило ситуацию. По информации инсайдеров, кризис обошелся Medallion в $1 млрд – одну пятую его активов. Руководители Renaissance, опасаясь, что хаос сметёт их собственный фонд, дабы укрепить позиции свернули рискованные операции и начали продавать активы. Они были близки к капитуляции, когда рынок восстановился. За остаток года Medallion отыграл потери, и к концу 2007 года его прибыль составила 85,9 %. Руководство Renaissance усвоило один важный урок: не нужно вмешиваться в работу алгоритмов.  Кванты утверждают, что ни одна система не живёт вечно. Они задаются вопросом, насколько долго будет действовать магия Medallion. Прошло 7 лет с тех пор, как основатель компании Джим Саймонс вышел на пенсию. Однако фонд продолжает делать деньги теми же темпами. Даже в первой половине 2016 года, когда многие фонды понесли убытки, Medallion заработал более 20%. Renaissance снова нарастил своё благосостояние и влияние. Сегодня Renaissance успешен под управлением Брауна и Мерсера, но обоим уже за 60, и люди задумываются над тем, какова будет ситуация при их преемниках. Анекдотичная ситуация имела место на закрытой конференции в 2016 году. Кто-то из аудитории задал квантам вопрос: «Кого вы видите для себя в качестве идеального работодателя?» Раздались нервные смешки, затем последовал честный ответ: «Джима Саймонса».(Ист. — Bloomberg)

01 декабря 2016, 06:45

Команда Трампа. Голдман Сакс снова на коне

Дональд Трамп объявил имя будущего министра финансов США: им станет Стивен Тёрнер Мнучин (Steven Terner Mnuchin). Для кого-то это явилось неожиданностью. Ведь среди претендентов на высокий пост называли исполнительного директора банка JPMorgan Джейми Даймона, члена палаты представителей Джеба Хенсарлинга... У Стивена Мнучина, однако, было важное преимущество: в предвыборной кампании Трампа он работал финансовым менеджером. Кроме того, что...

30 сентября 2016, 17:09

Топ-10 самых инновационных университетов мира

Считается, что американская университетская система – это двигатель инноваций и прогресса, и это подтверждает рейтинг инновационных университетов мира от Reuters.

11 июля 2016, 13:29

Выпил, украл... -- в Goldman Sachs

Жозе Мануэль Баррозу -- юрист, гуманист и просто хороший человек, пошел по проторенной дорожке, которой ходили многие до него.Он руководил федерацией студентов марксистов-ленинцев. Боролся против фашизма.Затем Баррозу присоединился к маоистскому Движению за реорганизацию партии пролетариата (ныне Коммунистическая партия португальских трудящихся) и принимал участие в студенческих забастовках и митингах.5 июля 2004 года его кандидатура была предложена на вакантный пост председателя Европейской комиссии -- утверждён Европейским парламентом в должности главы Европейской комиссии 23 ноября 2004 года. 10 лет, до ноября 2014 года, Баррозу на посту главы Еврокомиссии по кирпичикам разносил то, что оставалось от европейского суверенитета, в т.ч. числе поучаствовал в урегулировании финансового кризиса и непосредственно участвовал в решениях ЕС по украинскому вопросу. И теперь его взял в свои добрые общечеловеческие объятия Goldman SachsА.Багаев пишет:"Кто б сомневался.А в остальном на цивилизованном Западе коррупции, кончено, же, нет.Самые яркие два факта — для тех, кто подзабыл:— Хосе Мануэль Баррозу — троцкист в молодости, вовремя "сменивший веру". Самый первый точно такой же "троцкист" был Джеймс Бернхэм (автор политического эссе, которое Джордж Оруэлл взял за основу при написании своего романа "1984"): он в конце 1930-х считался кем-то вроде пресс-секретаря Троцкого в США, а в конце Второй мировой войны уже писал для высшего руководства США секретные трактаты, обосновавшие "Холодную войну", и дальше стал на 30 лет кем-то вроде Бэезинского и Киссинджера в одном флаконе в тогдашнем вашнгтонском истэблишменте).— именно Баррозу "топил" Грецию и греческих новых руководителей после того, как разгорелся скандал по поводу того, что именно "Голдман Сакс" вместе с тогдашней греческой политической верхушкой навешал на страну непомерные долги (и выплаты миллиардных процентов банку, эти долги организовавшему).А в остальном, прекрасная Европа, всё хорошо, всё хорошо". тыц

03 июня 2016, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

16 мая 2016, 21:59

"Прогнозы" Goldman Sachs – ошибки или манипуляции?

Эксперты американского инвестбанка Goldman Sachs, долгое время прогнозировавшие сохранение сверхнизких нефтяных цен из-за избытка предложения и слабого спроса, опубликовали довольно противоречивый доклад, признав появление дефицита на мировом рынке нефти.

19 марта 2016, 12:37

Политинформация - 12

Валерий Щеколдин. Тверская обл. 1981Многие уже поняли, что, решительно вмешавшись в ситуацию в Сирии, Москва оказала Вашингтону очередную политическую услугу, разрубив некоторые гордиевы узлы ближневосточной политики последнего. Теперь, когда пространство очищено от части джихадистских группировок, у США исчезла часть обязательств, принятых в начале гражданской войны в Сирии в 2011 году. Эксперты согласны с мнением, что выбор момента для частичного вывода войск из региона связан с ситуацией на Украине. Подтверждением этому можно считать и панические страдания американских генералов, и последний отчет Пентагона, и внезапный призыв ЕС к странам ООН принять санкции против России.Впрочем, давайте по порядку. На прошлой неделе в США прошел саммит генералов. О чем только не говорилось, но вывод оказался прост: Америка не готова воевать с Россией (и ВВС не те, и сухопутные силы подкачали, и морпехов маловато, и ядерного оружия не хватает). Скорее всего, господа генералы обсуждали отчет Эштона Картера, в котором главной угрозой США названа Россия. И конечно, стремились произвести впечатление на спонсоров, куда ж без этого в рыночной экономике.Рыночная экономика, тем временем, оказывается плохо функционирует без регулирования сверху. Ассоциация банков США поторопила ФРС с повышением ставок, но напрасно, ФРС сохранила ставку. "Невидимая рука" на нефтяном рынке — уже уличенное в передергивании Международное энергетическое агентство — на днях призналось, что "потеряло" ежедневные 800 тыс баррелей нефти из 1,9 млн, приписываемых в избыток нефти на рынке. С чего бы это Citigroup поспешил МЭА на помощь, тут же обнаружив эти 800 тыс. в прекращении прокачки сырья через нефтепроводы Ирака и Нигерии? Эксперты воспряли духом, нефтедобытчики готовятся к саммиту в Катаре, а США удалось притормозить сокращение добычи нефти, увеличив выплаты топ-менеджерам. И только в любезной сердцу ЕС реформированной Аргентине не боятся ни обвала цен на нефть, ни гнева Китая.Во внутренней политике США без изменений. В предвыборной кампании Клинтон и Трамп укрепили лидерские позиции, федералы уломали Фергюссон принять предложенный правительством план реформы полиции, приостановлена раздача разрешений на бурение на своем шельфе в Атлантике, военнослужащие опять не понесли существенных наказаний за преступления в далеких странах, работодатели присматриваются к кандидатуре генерала Бридлава (у него неплохие шансы, удалось же Расмуссену после активной антироссийской риторики стать советником Goldman Sachs). В Вашингтоне предаются антироссийской истерике: минфин клянется, что санкции против России действенны, республиканцы "клюют" Роуз Гетемюллер за слишком мягкое отношение к Москве, в Сенате борются за свободу слова законопроектом о противодействии иностранной дезинформации.Вслед за США поднапряглась и Европа, выдав на-гора пять принципов отношений с Россией и рекомендацию банкам ЕС по поводу размещения российских евробондов. Впрочем, Италия и Венгрия все равно отказались автоматически продлевать антироссийские санкции. В целом, эксперты видят четыре проблемы в Евросоюзе: раскол между западной и восточной Европой, разногласия между Францией и Германией, моральное поражение и проблема охраны внешних границ. Я бы добавила в список и Brexit, вряд ли британские власти на фоне стагнирующей экономики, пусть даже и с помощью Обамы и угрозы шотландского сепаратизма смогут уговорить население голосовать против выхода из ЕС.Раскол между востоком и западом закономерен. Слишком быстро были присоединены территории, слишком мало им уделялось внимания в надежде на активность заокеанского союзника, слишком сильно разошлись интересы США и ЕС на постсоветском пространстве. Теперь проблемы пытаются решить стандартной "цветной" революцией в Венгрии, а на вакханалию националистов в Косово давно не обращают внимания.Разногласия в германо-французском тандеме тоже закономерны. Наиболее сильным он был в своем порыве остановить вторжение в Ирак в 2003 году, но угадайте, кто постарался развалить этот союз? Ныне страны заняты внутренними делами: Франция пытается справиться с экономикой, а Германия — с наплывом беженцев и нелегалов. Госпожа Меркель забыла, что количество имеет свойство переходить в качество и 100 беженцев — это не миллион. Неудивительно, что партия "Альтернатива для Германии" празднует успех на земельных выборах, что эксперты относят к моральному поражению. Неприглядная сделка с Турцией (вплоть до очередной торговли за членство в ЕС или хотя бы за безвизовый режим) не нравится слишком многим странам в ЕС, и текущий саммит ЕС-Турция станет очередным упражнением по выкручиванию рук более слабым членам Евросоюза. В копилку недовольства правлением Меркель станет и судебный процесс с энергоконцернами из-за АЭС.Нерешенным остается и вопрос с Грецией, которая не только не может выкарабкаться из кризиса, но и больше всех страдает от наплыва мигрантов. Текущие переговоры Греции с кредиторами идут трудно, а попытка вывернуться из тисков с помощью китайцев или даже России встречает предсказуемое активное противодействие.Болгария, устав просить у ЕС привилегии газового транзитера, теперь умоляет хотя бы гарантировать защиту своих границ от беженцев. Но кажется мне, что Шенген рухнет раньше, чем заработает Frontex.Все меньше голландцев готовы сказать Украине "да" на референдуме по поводу ассоциации с ЕС, и, как я писала в прошлом обзоре, вряд ли задержка с публикацией отчета по крушению малайзийского Боинга на Украине спасет положение. Попытка националистов "Азова" присоединиться к шествию сторонников СС в Риге тоже не добавила симпатий.В Киеве продолжается правительственный кризис. Сторонники президента Украины вновь провалили попытку снять премьера, и правительство под шумок опубликовало план действий на текущий год. Западные эксперты говорят, что ни Яресько, ни другие уже не спасут Украину. Ибо никто уже не торопится раздавать кредиты. В США до сих пор не согласован вопрос о новой кредитной гарантии, МВФ тоже пока не может кредитовать, и уж тем более не обсуждает возможность объединения траншей кредита.Смысл? Если Киев вознамерился снова начать войну против Донбасса, что отметил и глава миссии ОБСЕ, а российские истребители и бомбардировщики возвращаются домой? Все указывает на то, что Москва готова решительно принудить Киев к реальности, пока Олланд и Меркель уговаривают Порошенко выполнять минские соглашения.Партия Запада потихоньку проигрывает в ситуации на Украине. Все меньше украинцев хотят в Европу и НАТО, моряки ВМС Украины все чаще перебираются в Крым и прочие секретные места, где их не найти. Говорить о любви к России весьма преждевременно, но западные кумиры потихоньку теряют свой ореол на фоне рекомендаций самостоятельно строить экономику. "Украинские железные дороги" ради сохранения рабочих мест и собственно самой экономики вслед за угольщиками и металлургами просят сохранить сообщение с Донбассом. Хваленая приватизация со скрипом сдвинулась с места, и на продажу выставлены 34 госпредприятия со скидкой 60%. Стране катастрофически не хватает денег из-за приостановки финансирования МВФ. И не хватает экономических связей с Россией.Похожая ситуация в Молдавии. Экономика Молдавии в 2015 году сократилась на 0,5% после двух лет роста, так что теперь одна надежда — на финансиста с тройным гражданством, на этой неделе возглавившего Нацбанк страны, и на ЕС, снова щедро раздающего обещания, но после выполнения условий по реформам. Есть, правда, еще надежда найти миллиард долларов, канувший в дальние оффшоры.Кризис серьезно отразился и на Казахстане, где умудренный годами и опытом президент Назарбаев хоть и идет навстречу ЕС, однако не склонен особо доверять посулам Запада. Нацбанк Казахстана сохранил базовую ставку на уровне 17% (говорят, что столь высокая ставка душит частный бизнес, что и подтверждается намерением вернуть некоторые атомные активы в госсобственность).Тем временем в России правительство понизило прожиточный минимум и сократило расходы на космическую программу на 30%. Сокращение бюджета Минобороны было на прошлой неделе. Операция в Сирии обошлась России примерно в 33 млрд. руб., впереди очередные расходы. Говорят, что бюджет Минобороны будет сокращен за счет чиновников, а пока министерство отчиталось , что в прошлом году РВСН получили 21 МБР, а на этой неделе начались испытания гиперзвуковых крылатых ракет "Циркон". Не экономят также на учениях. На этой неделе ракетчики за сутки вывели на позиции более 600 единиц техники.Но с экономикой вряд ли все в порядке. Moodys отозвало все рейтинги по национальной шкале в России, говорят, что из-за изменившегося законодательства, а я так думаю, что Москва не стала платить агентству за очередной рейтинг. Впрочем, изменения в законодательстве РФ не нравятся не только Moodys. Но это не мешает инвесторам скупать российские акции рекордными объемами. Россия же в феврале вложила почти $4,8 млрд в гособлигации США.Продолжается интрига вокруг поставок С-300 в Иран, и есть признаки легкого охлаждения между Москвой и Тегераном. Или этого хотелось бы западным комментатором на фоне сделки с Total, подключения 26 иранских банков к системе SWIFT и возросшей активности Тегерана в Закавказье. Однако буквально пару недель назад прошла информация, что стражи революции организованно покинули Сирию, а теперь снижает интенсивность операции и Россия.Ситуация в Сирии остается напряженной, на днях боевики сбили истребитель МиГ-21 сирийских ВВС, перемирие соблюдается только в сирийских анклавах, и их становится все больше. Сирийская армия продолжает наступление на Пальмиру, а повстанцы в северо-западной части страны впали в уныние, говорят даже, "Сирийская свободная армия" подчиняется "Джабхат ан-Нусре", как не вовремя! Некие сирийские активисты сообщают о химических атаках джихадистов, а "Хезболлах" нанесла ракетный удар по базе ИГ на границе с Сирией.Над всем этим идут дебаты о федерализации Сирии. Тему начал американский генерал Ставридис, из Совбеза ООН пришел слушок, что ее обсуждают и мировые державы, впоследствии опровергнутый, конечно. Мировые державы спохватились и допустили курдов до межсирийских переговоров, но поздно. Те уже и обсудили федерализацию, и управляющие органы выбрали. Мировые державы, а с ними и Дамаск и Анкара такую прыть, разумеется, не одобрили.ВВС Турции атаковали позиции курдов в Ираке, обосновав это местью за теракт в Анкаре. Также Турция готовит новую операцию против курдов внутри страны. Иракские курды пока помалкивают, ждут результатов все-таки начавшегося неспешного наступления на захваченный ИГ город Мосул. Основания для успеха есть, боевики ИГ уже оставили три города в Ираке, видимо, где-то консолидируя поредевшие ряды.Пентагон и прочие эксперты занялись подведением итогов своей антитеррористической деятельности. ИГ потеряло 22% территорий в Сирии и Ираке, но удивительное дело, адаптировалось к авиаударам руководимой США международной коалиции. И вообще выяснилось, что эти самые авиаудары попадают не только по главарям ИГ, но и по мирным жителям, что приводит последних в ряды террористов. Также выяснилось, что штаб террористов окопался в полном морального величия Брюсселе, уже третий месяц идут облавы.В Йемене на этой неделе возвращали под руку правительства город Таиз, а саудовская авиация жестоко разбомбила рынок в провинции Хадджа. После чего Эр-Рияд неожиданно заявил о свертывании авиаударов против повстанцев в Йемене. Что привело к этому решению, недовольство ли ООН неизбирательностью саудовских пилотов или настоятельная необходимость экономить военный бюджет, пока неясно.И чтобы завершить разговор об ИГ, несколько слов про Ливию и Афганистан. Ливийское правительство в изгнании робко попросило мировое сообщество с ним сотрудничать и готовится к переезду из Туниса в Триполи, хотя там его не ждут. "Исламское государство" в Афганистане расширяет свое присутствие, а Кабул все никак не может договориться с талибами, население уже потеряло всякую надежду на какой-либо мирный исход.Китайская дипломатия не сдала экзамен на зрелость и не смогла справиться с организацией мирных переговоров. Впереди осознание того факта, что стратегия Нового Шелкового пути требует не только умения жестко торговаться, но и дипломатических навыков. На этой неделе стало известно, что американские корпорации перехватили китайский проект глубоководного порта в Черном море, прервав хваленый путь в обход России.На этой же неделе успешно завершились переговоры о продаже 9,9% "Ямала СПГ" Фонду Шелкового Пути и долей в Таас-Юрях и Ванкоре - Индии.Пекин внес аванс за ЗРС С-400 "Триумф", которые будут поставлены к 2019 г. Индия за последние полгода подписала оборонных контрактов на $5,5 млрд, но вопрос о поставке французских истребителей еще не решен.Глава МВФ Кристин Лагард призвала БРИКС и АБИИ к совместной работе, и в этом есть некоторая злая ирония. Судя по ситуации в Бразилии, БРИКС в его нынешнем виде доживает последние дни. Тысячи бразильцев вышли на улицы, требуя отставки Дилмы Руссеф, которая самоотверженно спасает своего бывшего патрона Лулу да Сильва. В парламенте создана комиссия по вопросу импичмента президента, а чиновники судебной системы страны твердо вознамерились довести дело “Петробрас" до полного падения неудобного режима. Бразилия, в итоге, повторит путь Аргентины, где Маурисио Макри с пылом неофита уничтожает "киршнеризм".За рамками моего обзора остались две баллистические ракеты КНДР и запрет США на любые торговые отношения с КНДР, переговоры вокруг управления сетью Интернет, новый и гражданский президент Мьянмы, американский атомный авианосец у берегов Южной Кореи, все новости из Африки, загадочный "денежный мешок" на турецкой бирже, промах Пан Ги Муна в Западной Сахаре, очередная история о коррупции в Брюсселе, первая нефтяная платформа в норвежском секторе Баренцова моря, сельскохозяйственная программа Узбекистана, разбирательство между "Газпромом" и "Туркменгазом", свежеподписанный договор о сотрудничестве между ЕС и Кубой, портрет китайского среднего класса и многое другое.Автор Наталья Лаваль

24 февраля 2016, 10:51

Кто кого спасает?

«Рынок лучше знает, что ему нужно», — утверждают западные экономисты. Но сегодня мы видим, как владельцы крупнейших банков и транснациональных компаний активно обогащаются, используя различные финансовые схемы, в то время как мир сотрясают грандиозные кризисы. И это называют оптимальной товарно-денежной системой? Под предлогом спасения национальных экономик международные финансовые структуры выкачивают из них все соки, обрекая миллионы людей на нищенское существование. И это называют рыночными механизмами? В фильме «Кто кого спасает?» вы увидите, к чему приводят бесконтрольные действия мировой бизнес-элиты.

11 февраля 2016, 20:10

WSJ: банк Morgan Stanley выплатит $3,2 млрд в рамках расследования в ипотечной сфере

Американский банк Morgan Stanley выплатит $3,2 млрд для урегулирования претензий властей США и штата Нью-Йорк, касающихся нарушений в ипотечной сфере, пишет The Wall Street Journal. Morgan Stanley допустил эти нарушения незадолго до ...

10 ноября 2015, 20:59

Бывший банкир Goldman Sachs и PIMCO вошел в ФРС США

Новым президентом Федерального резервного банка Миннеаполиса стал бывший топ-менеджер инвестбанка Goldman Sachs и фонда облигаций PIMCO Нил Кашкари.

22 сентября 2015, 11:06

Новая победа греческих леворадикалов

Коалиция радикальных левых сил СИРИЗА во главе с бывшим премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом победила на досрочных парламентских выборах набрав 35,47% голосов. Всего в парламент прошло 8 партий. Досрочные парламентские выборы в Греции стали уже вторыми с начала года. По результатам предыдущего голосования победили левые силы во главе с Ципрасом, который стал премьером страны. После принятия летом пакета соглашений с кредиторами часть депутатов вышла из правящей коалиции, в связи с чем и потребовалось новое голосование.Комментарии экспертовАлександр Нагорный:В греческой истории мы присутствуем при феноменальной манипуляции общественным мнением, которое осуществляют финансовые мегакорпорации. Практически никакой разницы между ведущими греческими партиями – будь то левые радикалы или правые центристы - нет. И «СИРИЗа», и «Новая демократия» идут в рамках усиления кабалы над греческим государством со стороны транснациональных корпораций и мегафинансовых структур. Алексис Ципрас является ставленником «Голдман Сакс», он просто осуществляет программу, которую The Goldman Sachs Group и прочие навязывают европейским государствам. С целью их деструкции и окончательного демонтажа. Так что налицо откровенный обман греческой общественности.Александр Бовдунов:Я считаю, что результаты воскресных выборов в Греции абсолютно ни на что ни повлияют, как не повлияли недавно итоги недавнего референдума и предыдущих выборов, когда тоже победила СИРИЗА. Оказалось, что в Греции, в стране демократии - волеизъявление народа более не имеет никакого веса. Характерна явка избирателей, которая была низкой по сравнению и с предыдущими выборами, и с июльским референдумом. Всё решается не в Афинах. Неважно выберут/не выберут Ципраса, победит ли СИРИЗА или «Новая демократия», в какие цвета будет окрашена избирательная риторика - результат останется один. Евросоюз - это антидемократическая структура, в которой народ, тем более таких небольших стран как Греция или та же Португалия, не может не имеет возможности решить свою судьбу. Это фактически колонии транснационального Брюссельского центра и, в какой-то степени, крупных стран, таких как Германия. Поэтому никаких особых результатов от нынешних выборов ожидать не стоит. Отличный карт-бланш был получен на референдуме, но Ципрас его бездарно проиграл, а точнее сдал под давлением. С этим человеком всё понятно, и ничего другого, кроме дальнейшего прогиба под интересы кредиторов, ожидать от него не стоит. Газета Завтра

17 сентября 2015, 20:57

Крупные банки манипулировали гособлигациями США

Ведущие финансовые компании мира могли манипулировать рынком американских трежерис. Такое обвинение содержится в официальном иске американского пенсионного фонда Cleveland Bakers and Teamsters против 22 первичных дилеров рынка гособлигаций США.

15 июля 2015, 20:51

Китайские "компрадоры"

Я немного устал от граждан, которые носятся по рунету и буквально пухнут от восторга по поводу "китайских расстрелов" и вообще китайских подходов к экономике, политике, геополитике и так далее. Забавно, что о реальной экономической политике, реальной ситуации и политических раскладах они знают чуть менее чем ничего.Давайте, я тут немного шаблончики проверю на прочность...Лирическое отступление: Я не пытаюсь критиковать китайский подход. Наоборот, китайская стратегия достойна уважения, так она выжимает максимум из имеющихся обстоятельств, а политика, как известно, - искусство возможного. У экономической и политической компоненты китайской стратегии есть свои риски, причем серьезные (от закредитованности на региональном уровне и кризиса воды до пузыря на рынке акций), но риски есть у любой стратегии.Теперь несколько интересных фактойдов:1. Британский премьер Джордж Осборн распорядился положительно ответить на просьбу КНР о содействии со стороны британского казначейства в процессе реформирования схемы работы часто-государственных партнерств.Сотрудники Казначейства Ее Величества уже вылетели в Пекин чтобы советовать китайцам как лучше организовать привлечение частного капитала в инфраструктурные проекты в условиях желания Коммунистической Партии Китая переложить на плечи частного капитала часть работы по поддержанию роста китайской экономики. -http://www.ft.com/intl/cms/s/0/6e1deeee-18d3-11e5-8201-cbdb03d71480.htmlМысленно замените в этой новости Файнэншл Таймс "Китай" на "Россию" и представьте себе реакцию российской патриотической блогосферы.2. Ближайшим партнером руководителя антикоррупционного бюро Коммунистической партии Китая, Ван Цишаня является экс-руководитель казначейства США и экс-руководитель Голдман Сакс, Генри Полсон.История их знакомства и сотрудничества очень интересная, но сначала один штрих к портрету самого Ван Цишаня - он был директором первого государственного инвестбанка Китая (China International Capital Corp) который был спроектирован американцами из Морган Стэнли (услуга за которую Морган Стэнли получил первую и на тот момент единственную лицензию на работу в Китае)В конце 90-х, Ван Цишань бросает "морганов" и вплотную подключается к "голдманам". Назначенный вицегубернатором провинции Гуандун, Ван Цищань сталкивается с необходимостью спасти от банкротства государственную инвесткомпанию Guandong Enterprises и для этого он официально привлекает американский банк Голдман Сакс (http://www.goldmansachs.com/our_firm/investor_relations/financial_reports/annual_reports/2001/html/principles/guangdong.html) . Процессом управляет Генри Полсон, уже засветившейся в КНР в процессе приватизации China Telecom, которому удается реструктуризировать долги компании. С тех пор, везде где работает Ван Цишань, появляется Полсон.Спасение от банкротства компании Hainan Securities - тоже Полсон и за это Голдман получает вторую (и на данный момент последнюю) лицензию на работу в Китае, причем Полнон пишет, что лицензия была выдана после "личного благословения" Ван Цишаня. -http://blogs.reuters.com/breakingviews/2015/05/01/review-hank-paulsons-kiss-and-dont-tell-china-guide/Кстати, позже, Полсон знакомится с премьером Ли Кэцянем, и тот даже нарисовал иероглифический логотип для американо-китайского НКО Полсона -http://sinosphere.blogs.nytimes.com/2015/04/24/q-and-a-henry-paulson-on-dealing-with-china/Полсон до сих пор считается главным американским специалистом о работе с китайскими аппаратчиками, а о своих совместных делах с Ван Цишанем (и другими китайскими чиновниками) он даже написал книгу - "Dealing with China" - http://www.wsj.com/articles/book-review-dealing-with-china-by-henry-m-paulson-jr-1429478304Вот как Полсон описывает своего главного китайского партнера: "Он настоящий патриот Китая, но он понимает США и понимает, что Китай и США получают пользу от экономических успехов друг друга. А еще он смелый. Он берется за то, что никто не делал и добивается успеха. " -http://content.time.com/time/specials/packages/article/0,28804,1894410_1893847_1893846,00.html. (Мне отчего-то навеяло: "Кудрин - лучший министр финансов мира", а вам?)Итак, кто у нас руководит "расстрелами коррупционеров" в Китае? Чекист? Фиг. Профессиональный инвестиционный банкир, партнер "морганов" и "голдманов", Ван Цишань. А вот самый высокопоставленный коррупционер, которого завалил Ван Цишань является как раз китайским чекистом - это Джоу Юнкан - бывший министр общественной безопасности Китайской Народной Республики, экс-член Политбюро, который курировал все китайские спецслужбы.Если перевести сюжет в российскую действительность, то получилась бы совсем ненаучное фэнтези: “условный Греф” в качестве руководителя “условного СКР”, который "завалил условного Патрушева”. Как бы на это отреагировала бы патриотическая блогосфера? Страшно представить.Вообще, политическая жизнь, не только в Китае, но и в ЕС и даже в США - очень-очень-очень далека от черно-белых шаблонов, которыми нас пичкают СМИ и блогосфера. Все сложно. Все многоцветно. Тут даже не 50 оттенков серого, а 500 оттенков черного, которые активно грызуться между собой. Вообще, святых аскетов у на руководящих постах великих империй просто нет.3. Кстати, в 2013, Си заявил, что "рыночные силы" должны играть "решающую роль" в китайской экономике. - http://www.ft.com/intl/cms/s/0/2c576838-124c-11e5-b392-00144feabdc0.htmlНаверное, все понимают, что исполнение этого принципа в реальности пока не очень просматривается, но такие заявления не делаются просто так.Понятно, что самый простой (и неправильный) вывод из вышеизложенного: "Си Цзинпин слил!", "Пекином рулят компрадоры" и т.д. Дело в том, что такой вывод плохо сочетается со многими действиями КНР на международной арене, и тут можно вспомнить и банк БРИКС и ШОС и Шелковый Путь и строительство искусственных островов в Южно-китайском море. Правильный вывод такой: Шаблоны и стереотипы (и либеральные и "патриотические") - зло. Мир нужно воспринимать и понимать во всей его сложности и многогранности.ПС: Если читателям будет интересно, я буду периодически писать тексты на тему "неизвестное об известном". Ломать стереотипы – полезное занятие. via

15 июня 2015, 11:57

Scofield: Бильдербергский клуб определил зоны интересов ВПК

В четверг открылась очередная ежегодная встреча членов Бильдербергского клуба. Среди 133 гостей, собравшихся на этой неделе в австрийском городке Тельфс-Бюхен, 21 политик. В их числе – министр финансов Великобритании Джордж Осборн...

13 мая 2015, 04:23

По конспироложествуем об очередных кандидатах в члены мирового правительства?

Банки правят миром. А кто правит банками? Сегодня уже не надо доказывать, что пресловутая гегемония США зиждется на монополии печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Более или менее понятно также, что акционерами ФРС выступают банки мирового калибра. В их число входят не только банки США (банки Уолл-стрит), но и европейские банки Европы (банки Лондонского Сити и некоторых стран континентальной Европы). В период мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС, действуя без огласки, раздала разным банкам кредитов (почти беспроцентных) на сумму свыше 16 трлн. долл. Хозяева денег раздавали кредиты самим себе, то есть тем банкам, которые и являются главными акционерами Федерального резерва. В начале текущего десятилетия под сильным нажимом Конгресса США был проведен частичный аудит ФРС, и летом 2011 года его результаты были обнародованы. Список получателей кредитов и есть список главных акционеров ФРС. Вот они (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС в миллиардах долларов): Citigroup (2500); Morgan Staley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175). Примечательно, что целый ряд получателей кредитов ФРС - не американские, а иностранные банки: английские (Barclays PLC, Royal Bank of Scotland, Bank of Scotland); швейцарские (Credit Swiss, UBS); немецкий Deutsche Bank; французский BNP Paribas. Указанные банки получили от Федерального резерва около 2,5 триллиона долларов. Не ошибёмся, если предположим, что это – иностранные акционеры ФРС. Однако если состав главных акционеров Федрезерва более или менее понятен, то этого не скажешь в отношении акционеров тех банков, которые, собственно, и владеют печатным станком ФРС. Кто же является акционерами акционеров Федерального резерва? Прежде всего, рассмотрим ведущие банки США. На сегодняшний день ядро банковской системы США представлено шестью банками. «Большая шестерка» включает Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Wells Fargo, Citigroup. Они занимают первые строчки американских банковских рейтингов по таким показателям, как величина капитала, контролируемых активов, привлеченных депозитов, капитализация, прибыль. Если ранжировать банки по показателю активов, то на первом месте оказывается JP Morgan Chase (2.075 млрд. долл. в конце 2014 г.). По показателю капитализации первое место занимает Wells Fargo (261,7 млрд. долл. осенью 2014 года). Кстати, по этому показателю Wells Fargo вышел на первое место не только в Америке, но и в мире (хотя по активам в США он занимает лишь четвертое место, а в мире даже не входит в первую двадцатку). На официальных сайтах этих банков имеется кое-какая информация об акционерах. Основная часть капитала «большой шёстерки» американских банков находится в руках так называемых институциональных акционеров – разного рода финансовых компаний. Среди них есть и банки, то есть имеет место перекрестное участие в капитале. Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; JP Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247. В каждом из названных банков достаточно четко выделяется группа крупных инвесторов (акционеров). Это те инвесторы (акционеры), которые имеют более 1 процента капитала каждый. Таких акционеров насчитывается, как правило, от 10 до 20. Бросается в глаза, что во всех банках в группе крупных инвесторов фигурируют одни и те же компании и организации. В табл. 1 приведем список таких крупнейших институциональных инвесторов (акционеров). Табл. 1. Источник: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=GS+Major+Holders   Кроме обозначенных в таблице институциональных инвесторов в списках акционеров ведущих американских банков присутствуют следующие организации: Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Mitsubishi UFJ Financial Group, Inc., Berkshire Hathaway Inc., Dodge & Cox Inc., Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., Bank of New York Mellon Corporation и некоторые другие. Я называю лишь те, которые фигурируют в качестве акционеров хотя бы в двух из шести ведущих банков США. Фигурирующие в финансовой отчетности ведущих американских банков институциональные акционеры – это различные финансовые компании и банки. Отдельный учет ведется в отношении таких акционеров, как физические лица и взаимные фонды. В целом ряде банков Уолл-стрит заметная доля акций принадлежит работникам этих банков. Разумеется, это не рядовые сотрудники, а ведущие менеджеры (впрочем, некоторое символическое количество акций могут иметь и рядовые банковские служащие). Что касается взаимных фондов (mutual funds) (1), то многие из них находятся в сфере влияния все тех же институциональных акционеров, которые названы выше. В качестве примера можно привести список наиболее крупных акционеров американского банка Goldman Sachs, относящихся к категории взаимных фондов (табл. 2). Табл. 2. Источник: finance.yahoo.com По крайней мере три фонда из приведенных в таблице 2 находятся в сфере влияния финансовой корпорации Vanguard Group. Это Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund. Доля Vanguard Group в акционерном капитале Goldman Sachs – 4,90%. А три взаимных фонда, находящихся в системе этого финансового холдинга, дают дополнительно еще 3,59%. Таким образом, фактически позиции Vanguard Group в банке Goldman Sachs определяются долей не 4,90%, а 8,49%. В ряде банков Уолл-стрит имеется категория индивидуальных акционеров – физических лиц. Как правило, это высшие руководители данного банка, как действующие, так и ушедшие на пенсию. Приведем справку об индивидуальных акционерах банка Goldman Sachs (табл. 3). Табл. 3. Источник: finance.yahoo.com В совокупности указанные в табл. 3 пять физических лиц имеют на руках более 5,5 млн. акций банка Goldman Sachs, что составляет примерно 1,3% всего акционерного капитала банка. Это столько же, сколько акций у такого институционального акционера, как Northern Trust. Кто эти люди? Высшие менеджеры Goldman Sachs. Ллойд Бланкфейн, например, - председатель совета директоров и главный исполнительный директор Goldman Sachs с 31 мая 2006 года. Джон Вайнберг – вице-президент Goldman Sachs с того же времени, одновременно член управляющего комитета и сопредседатель подразделения инвестиционного банкинга (последний пост он оставил в декабре 2014 года). Три других индивидуальных акционера также относятся к категории высшего менеджмента банка Goldman Sachs, причем все являются действующими сотрудниками данного банка. Достаточно ли нескольких процентов участия в акционерном капитале для того, чтобы эффективно управлять банком? Тут следует учесть, по крайней мере, три момента. Во-первых, в ведущих банках США давно уже нет очень крупных акционеров. Формально в этих банках нет ни одного акционера, доля которого была бы выше 10%. Общее число институциональных акционеров (инвесторов) в американских банках колеблется в пределах одной тысячи. Получается, что в среднем на одного институционального акционера приходится примерно 0,1 процента капитала. На самом деле - меньше, поскольку кроме них есть еще взаимные фонды (учитываемые отдельно), а также многие тысячи физических лиц. В ряде банков акциями владеют служащие. В случае банка Goldman Sachs в руках физических лиц находится около 7% акционерного капитала. Наконец, часть акций находятся в свободном обращении на фондовом рынке. С учетом распыления акционерного капитала среди десятков тысяч держателей бумаг владение даже 1 процентом акций банка Уолл-стрит – это очень мощная позиция. Во-вторых, за несколькими (или многими) формально самостоятельными акционерами может стоять один и тот же хозяин - конечный бенефициар. Скажем, хозяева финансового холдинга Vanguard Group участвуют в капитале банка Goldman Sachs и напрямую, и через взаимные фонды, находящиеся в сфере влияния указанного холдинга. Скорее всего, доля Vanguard Group в капитале Goldman Sachs не 4,90% (доля материнской компании) и не 8,49% (доля с учетом трех подконтрольных взаимных фондов), а больше. Нельзя сбрасывать со счетов и акционеров – физических лиц, чей удельный вес намного выше, чем их доля в акционерном капитале, поскольку это высшие менеджеры, поставленные на руководящие должности теми, кого называют «конечными бенефициарами». В-третьих, есть такие акционеры, влияние которых на политику банка превышает их долю в акционерном капитале по той причине, что они владеют так называемыми голосующими акциями. В то же время другие акционеры владеют так называемыми привилегированными акциями. Последние дают их владельцам такую привилегию, как получение фиксированного дивиденда, но при этом лишают их владельца права голосования на собраниях акционеров. Скажем, акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%. А привилегия решающего голоса для банков Уолл-стрит может иметь гораздо большее значение, чем привилегия получения гарантированного дохода. Вернемся к табл. 1 в первой части статьи. Она показывает, что почти во всех американских банках главными акционерами являются финансовые холдинги. При этом если названия ведущих банков Уолл-стрит сегодня известны всем, то названия финансовых холдингов, владеющих большими пакетами акций этих банков, говорят о чем-то лишь очень узкому кругу финансистов. А ведь речь идет о тех, кто в конечном счете контролирует банковскую систему США и Федеральную резервную систему. Например, в последнее время довольно часто упоминался инвестиционный фонд Franklin Templeton Investments, который скупил долговые бумаги Украины на 7-8 млрд. долл. и активно участвует в экономическом удушении этой стран. Между тем указанный фонд – дочерняя структура финансового холдинга Franklin Resources Inc., который является акционером банка Citigroup (доля 1,24%) и банка Morgan Stanley (1,40%). Такие финансовые холдинги, как Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), Black Rock, Northern Trust, Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Dodge & Cox Inc.; Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., АХА, Capital Group Companies, Pacific Investment Management Co. (PIMCO) и еще несколько других не просто участвуют в капитале американских банков, а владеют преимущественно голосующими акциями. Именно эти финансовые компании и осуществляют реальный контроль над банковской системой США. Некоторые аналитики полагают, что акционерное ядро банков Уолл-стрит составляют всего четыре финансовые компании. Другие компании-акционеры либо не относятся к категории ключевых акционеров, либо прямо или через цепочку посредников контролируются все той же «большой четвёркой». В табл. 4 представлена сводная информация о главных акционерах ведущих банков США. Табл. 4. Оценки величины активов, находящихся в управлении финансовых компаний, являющихся акционерами главных банков США, достаточно условны и периодически пересматриваются. В некоторых случаях оценки включают лишь собственные активы компаний, в других случаях – ещё и активы, передаваемые компаниям в трастовое управление. В любом случае величина контролируемых ими активов впечатляет. Осенью 2013 года в списке мировых банков, ранжированных по величине активов, на первом месте находился китайский банк Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) с активами 3,1 трлн. долл. Максимальные активы в банковской системе США на тот момент имел банк Bank of America (2,1 трлн. долл.). За ним следовали такие американские банки, как Citigroup (1,9 трлн. долл.) и Wells Fargo (1,5 трлн. долл.). Примечательно, что триллионными активами финансовые холдинги «большой четвёрки» ворочают при использовании достаточно скромного числа сотрудников. При совокупных активах, равных примерно 15 трлн. долл., персонал «большой четвёрки» не дотягивает до 100 тыс. человек. Для сравнения: численность сотрудников лишь в банке Citigroup составляет около 250 тыс. человек, в Wells Fargo – 280 тыс. человек. В сравнении с финансовыми холдингами «большой четвёрки» банки Уолл-стрит выглядят рабочими лошадками. По показателю контролируемых активов финансовые компании «большой четвёрки» находятся в более тяжелой весовой категории, чем американские банки «большой шестёрки». «Большая четвёрка» финансовых холдингов простирает свои щупальца не только на банковскую систему США, но и на компании других секторов американской и зарубежной экономики. Тут можно вспомнить исследование специалистов Швейцарского технологического института (Цюрих), целью которого было выявить управляющее ядро мировой экономической и финансовой системы. В 2011 году швейцарцы причислили к ядру мировых финансов 1218 компаний и банков по состоянию на начало финансового кризиса (2007 год). Внутри этого конгломерата было выявлено еще более плотное ядро из 147 компаний. По оценкам авторов исследования, это малое ядро контролировало 40% всех корпоративных активов в мире. Компании ядра были швейцарскими исследователями ранжированы. Воспроизведем первую десятку этого рейтинга: 1. Barclays plc 2. Capital Group Companies Inc 3. FMR Corporation 4. AXA 5. State Street Corporation 6. JP Morgan Chase & Co 7. Legal & General Group plc 8. Vanguard Group Inc 9. UBS AG 10. Merrill Lynch & Co Inc. Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора. Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху (одного из них – Merrill Lynch – уже не существует). Особо отметим американский банк JP Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. Как видно из табл. 1, JP Morgan Chase участвует в капитале всех других банков «большой шестёрки» за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в «большую шестёрку», но который невидимо контролирует некоторые из банков «большой шестёрки». Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), JP Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%). А вот шесть строчек швейцарского списка принадлежат финансовых компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из «большой четвёрки», отображенной в табл. 4: Vanguard Group Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. Эти финансовые холдинги, а также компания Black Rock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США. Примечательно, что «большая четвёрка» очень хорошо представлена и в банковском холдинге JP Morgan Chase: Vanguard Group – 5,46%; State Street Corporation – 4,71%; FMR Corporation (Fidelity) – 3,48%; Black Rock – 2,75%. Другой из названных выше банковских холдингов – The Bank of New York Mellon Corporation – контролируется тремя финансовыми компаниями «большой четвёрки»: Vanguard Group – 5,15%; State Street Corporation – 4,72%; FMR Corporation (Fidelity) Black Rock – 2,62%. После того как мы выявили управляющее ядро банковской системы США, состоящее из небольшого количества финансовых холдингов, возникает ряд новых вопросов. Кто является владельцами и конечными бенефициарами этих финансовых холдингов? Как далеко распространяется влияние этих финансовых холдингов в отраслевом и географическом отношениях? Можно ли утверждать, что подход к объяснению происходящего в сфере мировых финансов на основе концепции «борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров» устарел? Однако это уже тема другого разговора. (1) Взаимный фонд (ВФ), или фонд взаимных инвестиций  - это портфель акций, приобретённых профессиональными финансистами на вложения многих тысяч мелких вкладчиков. К началу XXI века в США действовало несколько тысяч взаимных фонов. К 2000 году в рамках взаимных фондов было открыто 164, 1 млн. счетов, то есть около двух на семью.

24 марта 2015, 18:18

Закрытие Лондонского золотого фиксинга – признак радикальных изменений мировой финансовой системы

Одной из главных финансовых новостей прошедшей недели стало прекращение с 20 марта работы Лондонского золотого фиксинга (London Gold Fix - LGF) – системы фиксации цены на жёлтый металл. Система была создана в 1919 году, она немного не дотянула до своего векового юбилея. Принцип функционирования LGF был достаточно простым: цены на драгоценный металл устанавливались на встречах нескольких авторитетных участников лондонского рынка золота путем выставления заявок на продажу металла и его покупку. Цена фиксировалась в тот момент, когда суммарные объемы заявок на продажу и на покупку золота совпадали и возникала так называемая цена равновесия. В LGF было пять участников - компаний и банков, входивших в Лондонскую ассоциацию рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association - LBMA). Административным обеспечением работы LGF занималась компания London Gold Market Fixing Ltd.

26 октября 2014, 08:45

vedomosti.ru: Санкции и нефть: какие проекты в России могут пострадать

15.08.2014 Секторальные санкции, введенные США и ЕС, ограничивают поставки в Россию оборудования для глубоководного бурения в Арктике и добычи сланцевой нефти. Аналитики Goldman Sachs считают, что на добыче в ближайшее время санкции почти не скажутся, однако если они будут действовать долго, под угрозой окажутся около десятка проектов. 1. Месторождения «Роснефти» баженовской свиты Кто разрабатывает: СП «Роснефти» и Exxon Mobil Где находится месторождения: Ханты-Мансийский автономный округ Стадия проекта: Первые 5 скважин планируется пробурить в 2014—2015 гг. Подробности: Соглашение о создании СП для разработки трудноизвлекаемой нефти в Западной Сибири между «Роснефтью» и Exxon Mobil было подписано в конце 2012 г. В пресс-релизе, посвященном этому событию, говорится, что американская компания должна обеспечить не только финансирование, но и современные технологии и специалистов. 2. Галяновский и другие участки «Лукойла» Кто разрабатывает: СП «Лукойла» и Total Где находится месторождения: Ханты-Мансийский автономный округ Стадия проекта: Началась разведка Подробности: Соглашение о создании совместного предприятия для освоения баженовской свиты «Лукойл» и Total подписали на Петербургском экономическом форуме в 2014 г. Компании инвестируют в проект $120—150 млн. 3. Верхне-Салымское месторождение Кто разрабатывает: СП «Газпром нефти» и Shell Где находится месторождения: Ханты-Мансийский автономный округ Стадия проекта: В 2014 г. началось бурение разведочной скважины Подробности: Совместное предприятие «Газпром нефти» и Shell — Salym Petroleum Development — планирует в 2014—2015 гг. пробурить 5 скважин с применением многоступенчатого гидроразрыва пласта, а полномасштабную промышленную разработку месторождений баженовской свиты планируется начать в 2017—2018 гг. 4. Часть Приобского месторождения Кто разрабатывает: «Газпром нефть» Где находится месторождения: Ханты-Мансийский автономный округ Стадия проекта: Разведочное бурение запланировано на 2015 г. Подробности: Приобское месторождение — одно из крупнейших в России. Оно было открыто в 1982 г., а эксплуатировать его начали в 1988 г. Сейчас Приобское разрабатывают «Газпром нефть» и «Роснефть». Под санкции могут попасть только операции, связанные с добычей сланцевой нефти баженовской свиты «Газпром нефтью». 5. Несколько участков «Сургутнефтегаза» Кто разрабатывает: «Сургутнефтегаз» Где находится месторождения: Ханты-Мансийский автономный округ Стадия проекта: Добыл в 2013 г. 548 000 т. Подробности: «Сургутнефтегаз» давно работает на баженовской свите и пробурил в общей сложности 600 скважин. Из них 37% оказались «сухими» 6. «Университетская-1» и другие участки в Карском море Кто разрабатывает: СП «Роснефти» и Exxon Mobil Где находится месторождения: Карское море Стадия проекта: В августе 2014 г. начато бурение разведочной и оценочной скважины в Карском море Подробности: Начало бурению скважины «Университетская-1» в Карском море дал в ходе телемоста президент России Владимир Путин. Президент «Роснефти» Игорь Сечин во время торжественной церемонии заявил: «Надеемся открыть новую Карскую морскую нефтеносную провинцию». Скважина «Университетская-1» — самая северная в России 7. Приразломное Кто разрабатывает: «Газпром нефть» Где находится месторождения: Печорское море Стадия проекта: Добыча началась в 2013 г., в 2014 г. планируется добыть 300 000 т. нефти. Пик добычи ожидается в 2021 г. на уровне 5,5 млн т. Подробности: Началу добычи нефти на месторождении мешали активисты Greenpeace. В сентябре 2013 г. они на судне Artcic Sunrise приблизились к платформе «Приразломная», после чего были задержаны пограничниками. Покинуть Россию активистам удалось только в конце 2013 г. после того, как дело против них было закрыто по амнистии. Запасы «Приразломного» «Газпром нефть» оценивает в 72 млн т. 8. Долгинское Кто разрабатывает: «Газпром нефть» Где находится месторождения: Печорское море Стадия проекта: Бурение первой разведочной скважины запланировано на 2014 г. Подробности: Месторождение в 120 км от архипелага Новая земля было открыто в 1999 г. В конце июня 2014 г. «Газпром нефть» начала на месторождении бурение скважины глубиной 3500 м. Бурение осуществляется с помощью самоподъемной буровой GSP Saturn. Она установлена прямо на дно моря. Извлекаемые запасы «Газпром нефть» оценивает в 200 млн т нефтяного эквивалента. 9. Новопортовское Кто разрабатывает: «Газпром нефть» Где находится месторождения: Север полуострова Ямал Стадия проекта: Добыча на нефтегазовом месторождении началась в 2012 г, пик добычи в 8 млн т ожидается в 2021 г. Подробности: «Газпром нефть» получила Новопортовское месторождение от «Газпрома». Извлекаемые запасы месторождения компания оценивает в 230 млн т. нефти и 270 млрд кубометров газа. Новопортовское — самое северное из разрабатываемых месторождений Ямала. Открыто оно было еще в 1964 г. http://www.vedomosti.ru/companies/news/35082371/rosneft-prosit-iz-fnb-bolee-2-trln-rub-siluanov - - - - - i/ С туманными перспективами шельфовых проектов (6, 7, 8), даже если в них нет иностранных компаний (7, 8) можно согласиться, особенно с 6 который находится на самой ранней стадии ii/ Почему в список попали сухопутные проекты 4, 5, 8, непонятно, тем более что 11 Октябрь 2014 Гендиректор «Сургутнефтегаза»: На нас в отличие от коллег санкции не скажутся http://iv-g.livejournal.com/1101130.html iii/ Верхне-Салымское (3) месторождение теоретически «Газпром нефть» может разрабатывать одна без Shell iv/ Залежи Баженовской свиты (1, 2, 3) могут быть вполне отложены до лучших времен при наличии традиционных месторождений Восточной Сибири

24 июля 2014, 21:09

Управляющий директор Goldman Sachs умер от удушья при запуске воздушного змея.

Управляющий директор Goldman Sachs умер от удушья при запуске воздушного змеяПравда.ру | 12:51:33       В Нью-Йорке нашли тело управляющего директора Goldman Sachs Николаса Вальца. Смерть наступила отудушья. По официальной версии, несчастный случай произошел при "запуске воздушного змея", передают западные СМИ.        Отметим, это 16 высокопоставленный банкир, скончавшийся насильственной смертью в этом году. Были и другие аналогичные смерти: Борис Березовский был задушен в Лондоне шарфом 23 марта в прошлом году. Также в столице Великобритании под мостом Блэкфрайерс утром 17 июня 1982 г. было обнаружено висящее в петле тело итальянского банкира Роберто Кальви. Он был также членом масонской ложи P2.        СМИ сообщают, что у масонов удушье считается наказанием за растрату.http://www.pravda.ru/news/world/22-07-2014/1217342-masony-0/http://www.utro.ru/news/2014/07/22/1205122.shtml

15 июля 2014, 10:46

Физики бросились покупать, эксперты говорят - поздно

Частные инвесторы продолжают вкладывать в фондовый рынок тогда, когда профессионалы говорят, что рост уже закончился. За прошлый год приток средств во взаимные фонды и ETF со стороны частных инвесторов превысил $100 млрд, что в 10 раз больше, чем за 2012 г., такие данные приводит Bloomberg. Оптимизм не разделяют эксперты из UBS и HSBC. Они уверены, что рынки достигли своих высот и дальнейший рост маловероятен. Стоит отметить, что оценки даже профессиональных участников рынка часто расходятся с реальностью, но согласно статистике текущей "бычий" рынок длится уже дольше обычно, да и частные инвесторы обычно начинают вкладывать на самой вершине.  "Если мы все еще видим покупки частными инвесторами, то, скорее всего, это те, кто опоздал на "вечеринку", - считает старший менеджер National Penn Investors Trust Терри Моррис. Действительно, снижение уже началось - американские индексы на прошлой неделе отступили от своих максимумов, но значимой эту коррекцию назвать никак нельзя, поскольку уже в понедельник фондовые индикаторы отыграли почти все потери.[p] Тем не менее, до этого фондовые рынки США устойчиво росли при крайне низкой волатильности, что дает инвесторам уверенность в том, что самое время купить акций. Только за июнь частные инвесторы вложили почти $10 млрд. Эксперты говорят, что физические лица принимают решение инвестировать в фондовый рынок, глядя на то, как другие их знакомы становятся богаче, проблема только в том, что этот момент наступает, когда цена акций уже слишком высокая. Наглядный пример - пузырь на рынке технологических компаний. Текущий рост может закончится в любой момент"Как институциональные инвесторы мы всегда заинтересованы в притоке частных инвесторов. Они приходят тогда, когда выше только небо", - говорит один из экспертов. Нельзя не отметить и тот факт, что и сами профессионалы не редко ошибаются. Согласно статистике с 1999 г., индекс S&P 500 в большинстве случае завершал год, отклонившись от консенсус прогноза экспертов примерно на 10%. Буквально на днях банк Goldman Sachs повысил прогнозное значение индекса на конец года с 1900 до 2050 пунктов и ожидает, что устойчивое восстановление экономики повысит и цену акций. Другие представители с Уолл-стрит более осторожны. Консенсус прогноз 19 инвестиционный домов составляет 1986 пунктов на конец года - чуть выше текущих уровней. На самом же деле, все это выглядит как гадание на кофейной гуще, поскольку значения неоднократно меняются в течении года и никакой смысловой нагрузки по большому счету не несут, разве что провоцируют физических лиц входить в рынок на самых высоких отметках.