• Теги
    • избранные теги
    • Компании452
      • Показать ещё
      Страны / Регионы589
      • Показать ещё
      Разное1013
      • Показать ещё
      Люди465
      • Показать ещё
      Формат83
      Показатели108
      • Показать ещё
      Издания54
      • Показать ещё
      Международные организации77
      • Показать ещё
ГУ ВШЭ
ГУ ВШЭ создано в 1992 г. постановлением правительства РФ за подписью премьер-министра Егора Гайдара. Автор и мотор идеи – Евгений Ясин. Бессменный ректор ВШЭ с 1992 г. – Ярослав Иванович Кузьминов. Его супругу зовут Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. Поженились они в далёком ...

ГУ ВШЭ создано в 1992 г. постановлением правительства РФ за подписью премьер-министра Егора Гайдара. Автор и мотор идеи – Евгений Ясин. Бессменный ректор ВШЭ с 1992 г. – Ярослав Иванович Кузьминов. Его супругу зовут Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. Поженились они в далёком 1988 году. Набиуллина была его аспиранткой. Кузьминов участвовал в создании «Стратегии-2010». Так называлась проваленная экономическая программа Грефа. Затем по поручению президента он же возглавил работу над «Стратегией-2020». Позор от её реализации мы сейчас и переживаем.

Кузьминов входит в пять различных комиссий и рабочих групп при президенте РФ, семь комиссий при правительстве, пять советов и коллегий при федеральных органах власти. Это далеко не «бесплатная общественная нагрузка». Это очень хороший источник «охрененных» доплат. Официальный личный доход Я. Кузьминова в 2014 г. – 45,3 млн рублей. Семейный доход вместе с женой – 67,2 млн рублей.

Несколько слов о той злокачественной опухоли на нашей экономике, которая называется ВШЭ. Самый большой кусок дохода «Вышка» получает от государства. Объём госфинансирования – 5,3 млрд рублей в год (формально – на обучение бюджетных студентов). Второй крупный источник госзаказа – исследования, которые «Вышке» заказывает правительство. За фундаментальные исследования правительство платит ВШЭ по 700–730 млн рублей в год, ещё 200 млн рублей приносят госзаказы на прикладные исследования. В 2011–2015 гг. ВШЭ заключила более 1 тыс. госконтрактов, сумма превысила 5,1 млрд рублей.

Кузьминов постоянно вытрясает из правительства новые здания и площади, плюс деньги на ремонт. В 2010–2014 гг. общая площадь зданий ВШЭ увеличилась с 200 до 400 тыс. кв. метров. В 2010 г. на реконструкцию корпусов «Вышка» получила от государства 14,9 млрд рублей. Так что же случилось, если сама ВШЭ выпустила доклад, согласно которому всё, что она навязывала стране уже четверть века, оказалось мусором? А мы – у разбитого корыта? Доклад по своей сути – это тяжёлое признание несбыточности мечты первого клиента ВШЭ – премьера В.С. Черномырдина. Он говорил, что, «Россия со временем должна стать еврочленом». Не случилось. Псевдоучёные из ВШЭ делали всё, чтобы в экономике мы по-прежнему оставались в еврозаднице. Доклад о состоянии экономики РФ

Развернуть описание Свернуть описание
29 апреля, 23:16

В Москве прошел Фестиваль социальной рекламы #ИскусствоЖить

В субботу, 29 апреля, в Москве на площадке ДК «Трехгорка» состоялся Фестиваль социальной рекламы #ИскусствоЖить, на котором были представлены работы молодых дизайнеров, художников, фотографов и видеооператоров. По итогам дня совместно с экспертами и участниками также были разработаны законодательные инициативы по совершенствованию регламентации социальной рекламы. Ранее федеральный проект МГЕР «МедиаГвардия» организовал всероссийский конкурс среди молодых людей, которые готовы внести свой вклад в развитие социальной рекламы в стране и предложить свои идеи по борьбе с такими проблемами в интернете, как пропаганда экстремизма, суицида, насилия и др. Во всероссийском конкурсе социальной рекламы #ИскусствоЖить приняли участие 257 человек из более чем 70 регионов страны. Организаторы получили более 330 работ. «Идея проведения Фестиваля пришла не случайно. В ходе проведения многочисленных мониторингов проекта «МедиаГвардия» мы пришли к выводу, что в Сети катастрофически не хватает интересного профилактического контента. Целью Фестиваля является создание открытой площадки, в рамках которой представители молодого поколения смогут выразить свое мнение на заявленную тему и привнести новые идеи в решение наиболее актуальных социальных проблем», – рассказала руководитель Федерального проекта МГЕР «МедиаГвардия», член Координационного Совета МГЕР Анна Рогачева. Финалистами проекта стали 16 человек из Сахалина, Кемерова, Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Ленинградской области и ряда других регионов. Ребята представили свои работы в трех номинациях – «Фото», «Видео», «Дизайн и художественные работы». В течение всего дня проведения Фестиваля финалисты защищали свои работы перед членами жюри, которыми стали эксперты в разных сферах. В том числе это преподаватель НИУ ВШЭ факультета коммуникаций, медиа и дизайна Александр Можаев, преподаватель факультета журналистики кафедры рекламы и связей с общественностью МГУ им. М.В. Ломоносова Нина Старых, «Ассоциация коммуникационных агентств России», креативный директор агентства Keep It Simple Анатолий Ясинский, преподаватель Академии Н.С. Михалкова Ирина Тушевская, основатель продакшен-студии My Duck's Vision и «Спасибо, Ева!» Юрий Дегтярев, исполнительный директор молодежного центра союза кинематографистов Дмитрий Якунин, руководитель общественной организации «За безопасный город» Никита Янковой и другие. По итогам дня на торжественной части Фестиваля были объявлены победители.  Так, в номинации «Видео» диплом победителя получил Алексей Беляков из Сахалинской области. Молодой человек подготовил работу «Joanna» на тему «Противодействие пропаганды суицидального поведения в социальных сетях». «Хотелось бы привлечь внимание родителей к тому, что основная причина большинства суицидов – это глубокое чувство непонимания и одиночества подростков в семье. В этом возрасте дети очень болезненно воспринимают любые проблемы, и очень важно, чтобы в этот момент они получили поддержку своих близких», – рассказал Беляков о своей работе.     Дарья Амосова и Злата Жотовская из Кемеровской области подготовили видеорекламу под названием «По-детски не о детском». Девушки создали ролик на тему «Противодействие пропаганды насилия над людьми и животными». «У современных людей клиповое мышление, поэтому ролики в первую очередь должны притягивать внимание картинкой, а после увлекать содержанием. Для нас самой убедительной формой являются мультфильмы, ведь их любят и взрослые, и дети. Работа посвящена проблеме насилия в семье. Безусловно, в мире существуют и другие глобальные вещи, требующие решения, однако человек становится личностью именно в семье», – рассказали победительницы конкурса.     В номинации «Дизайн и художественные работы» победителем стала Наиля Бутусова из Московской области с работой под названием «Кто спасает одну жизнь, спасает целый мир». «Тема бездомных животных на улицах очень тесно связана с темой любви и выражения добра к братьям нашим меньшим. Домашние (а также бездомные) животные – это целиком и полностью ответственность человека. Любая социальная реклама, призванная обратить внимание на проблемы насилия и жестокого обращения по отношению к животным, должна быть вдохновлена этим чувством», – рассказывает Наиля Бутусова. Дипломы второй и третьей степени получили Елена Шульпина (Москва) и Алена Бондарь (Рязанская область) соответственно. «В работе я отображаю сразу две стороны: женщина – не груша и не должна терпеть насилие ни при каких обстоятельствах. Мужчина должен бороться с агрессией или вымещать ее при помощи занятия различными единоборствами», – рассказывает о своей работе «Бьет значит любит?» Шульпина Елена. «Из предложенных тем я выбрала актуальную, на мой взгляд, проблему пропаганды подросткового суицида, так как моя основная деятельность непосредственно связана с детьми. Я хотела, чтобы, несмотря на остроту выбранной темы, моя работа, прежде всего, оставляла позитивный отпечаток, но в то же время заставляла каждого задуматься о последствиях необдуманного шага», – рассказала Алена Бондарь о своей работе «Жизнь дороже лайков». Диплом получила и Екатерина Афанасьева из Ивановской области за фотоработу под названием «Блеск в мертвых глазах». «Моя работа посвящена теме «Противодействие пропаганды наркотиков в социальных сетях» и выбрана она не случайно. Эти люди не так прекрасны и успешны, как показывают в зарубежных фильмах. Красиво это только первые несколько месяцев, когда ты живешь в своем ярком мире, все и правда как в самом звездном кино, но в итоге ты остаешься совсем один, и кроме мертвого, потухшего взгляда ничего не остается», – поделилась о своей задумке студентка Ивановского государственного университета. На мероприятии активисты проекта «МедиаГвардия» также представили свои видеоролики, посвященные актуальности проведения фестиваля социальной рекламы. Кроме того, творческий дуэт показал короткую театральную зарисовку о том, какие опасности есть в интернете, как им противодействовать. Весь фотоотчет смотрите в фотогалерее: http://mger2020.ru/gallery/2017/04/30/91475

Выбор редакции
29 апреля, 13:00

Сценарии и прогнозы: Валютный курс, структура экономики и экономический рост

Уважаемые дамы и господа! В разделе "Сценарии и прогнозы" опубликована статья Миронова Валерия, Коноваловой Людмилы и Кузнецова Алексея - экспертов Института "Центр развития" НИУ ВШЭ - "Валютный курс, структура экономики и экономический рост" ...Вообще, говоря о структурных изменениях сырьевой российской экономики и о преодолении последствий голландской болезни, важно отметить, что изменение структуры экономики – это не столько побочный продукт роста подушевого ВВП, сколько один из ключей к экономическому развитию. Нужно уже сейчас максимально сильно снижать издержки входа в новые виды экономической активности, устранять все те излишние административные, монополистические и бюрократические барьеры

29 апреля, 08:23

The Great Debate: Зачем политике наука?

Мы публикуем стенограмму лекции, состоявшейся в рамках второго цикла образовательного проекта «Гражданин Политолог» с участием Григория Голосова, доктора политических наук, университетского профессора сравнительной политологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Григорий Голосов: Граждане политологи, я бесконечно рад сегодня выступить перед вами, но чувствую себя несколько неловко. Я готовился выступать по определенной теме, но именно об этой теме ведущий ничего не сказал. Я с радостью, может быть, поговорил бы о том, насколько плох Трамп, или Меркель, или Обама, или кто сейчас русские народные герои. Поговорил бы об увлекательных вещах, но придется поговорить о том, что такое политическая наука, и зачем она нужна. Причем была сформулирована такая мысль что, может быть, и не нужна она вовсе — и я должен опровергнуть это каким-то образом. Нужна ли слесарю наука? Приступая к этому сложному для меня разговору, я отмечу, что в значительной степени он должен носить философский характер. С этой точки зрения, могу лишь подтвердить, что политическая наука, как и любая наука, нужна немногим. Политика — это деятельность. Ею специализированно занимается очень небольшое количество людей, которые называются профессиональными политиками. Некоторые задействованы в этой деятельности в качестве вспомогательного персонала. Для большинства людей политика — это тоже деятельность, но она для них совершенно периферийна. Они участвуют в политике только одним образом — когда ходят на выборы, а в нашей стране ходят немногие. Но для того, кто занимается любой практической деятельностью, как важной, так и периферийной, вообще не нужна наука. Вот подумайте: есть слесарь, нужно ли ему знать науку о сопротивлении материалов, которая называется, насколько мне известно, сопромат? В общем, нет: слесарь в своей деятельности руководствуется, во-первых, практическими навыками, которые он приобретает в процессе обучения, и, во-вторых, профессиональной интуицией. Поскольку практические навыки в этой сфере деятельности не очень сложны, то интуиция приобретает особое значение, и хороший слесарь, кого характеризуют как первоклассного, владеет навыками не лучше других, но он чувствует материал. Что ему точно для этого не нужно — так это сопромат. Он не учился, не хочет учиться, никогда не будет. Даже если его заставят выучить и сдать квалификационный экзамен на должность слесаря, то он от этого не станет лучшим слесарем. Точно так же и с политикой — политики руководствуются практическими навыками и интуицией. И то же самое делает основная масса избирателей. Наука является специализированной формой деятельности по получению и, в меньшей степени, по распространению знания. Как таковая она выполняет некие социальные функции, однако эти социальные функции являются ограниченными. Это связано с тем, как устроена наука, как она функционирует. Она не предназначена непосредственно для потребления многими. Она предназначена для потребления самими учеными, прежде всего. А также сравнительно небольшим кругом людей, занимающихся политикой, для которых это действительно полезно. О том, как определяется этот круг, я скажу, вероятно, в самом конце. О том, как работает наука Чтобы понять, каким образом используется наука, нам нужно определиться с тем, как она работает. Здесь, боюсь, я не скажу ничего нового по сравнению с тем, что сказали философы и социологи науки — например, Карл Поппер. Наука отличается от любого знания, включённого в практическую деятельность, тем, что она строится на аксиоматике, которая не является оправданной ни практическим знанием, ни какими-то другими рациональными соображениями, она просто есть. В математике известные аксиоматические законы не оспариваются: мы не можем делить один на ноль, и мы не можем объяснить, почему. Просто не можем, и всё. Из этой аксиоматики выводятся теории. Эти теории затем проверяются эмпирически. Надо заметить, что даже в естественных науках ни одна теория не обладает абсолютной объяснительной силой по отношению к тому объекту, который она изучает. Это может показаться странным, но если вы поговорите, допустим, с физиком-экспериментатором, то он скажет, что, как правило, в экспериментальных условиях создается контроль, и эксперимент проходит так, как надо. Но на любую сотню экспериментов приходится некоторое количество, иногда довольно большое, когда что-то идет не так — эксперимент проваливается. Экспериментатор не может сказать, почему это происходит. Он может интуитивно предполагать, что именно пошло не так, но он этого не знает. Это притом, что в естественных науках мы имеем дело с более или менее жесткими закономерностями. А в социальных науках любые закономерности носят вероятностный характер. Отсюда вытекает, что любая социально-научная теория не описывает всего спектра случаев, которые мы хотим этой теорией объяснить. Она имеет ограничения. Поэтому, сформулировав теорию, мы эмпирическим путем устанавливаем ее ограничения. Через какое-то время мы можем прийти к выводу, что теория эти ограничения преодолевает, и тогда она остается в неизменном виде. Мы можем прийти к другому выводу — что этих ограничений слишком много, и, возможно, наша теория является ложной. Тогда мы изобретаем другую теорию, при этом мы руководствуемся той же самой аксиоматикой, которая была положена в основу первой. Но теперь, поскольку мы провели исследования и знаем на опыте, то есть эмпирически, что именно пошло не так, мы можем эту теорию уточнить до такой степени, что она становится частным случаем некоей более общей теории. Я могу привести сравнительно небольшое количество заведомо ложных теорий. Поскольку аксиоматика исходит из здравого смысла, то в истории социальных наук не так уж много явных заблуждений, хотя они были. Но случаи теорий, которые оказывались недостаточными, и поэтому интерпретировались в более поздних исследованиях как частные случаи более правильных теорий, изобилуют. Вот так и развивается наука. В процессе всего этого движения знание остается достоянием, в основном, тех же самых людей, которые его получают, то есть ученых. Так происходит процесс, который называют процессом накопления научных знаний. Как создается теория: пример закона Дюверже Для того, чтобы не быть голословным, я попробую проиллюстрировать, каким образом взаимодействуют наука, практика и политическая жизнь на одном примере. Я использую в качестве этого примера теорию, которая лучше всего описывается двумя словами: «Закон Дюверже». Я полагаю, что некоторые из вас знают, что это такое, остальным я напомню. В конце сороковых годов французский социолог Морис Дюверже написал книгу про политические партии. Если кому-то из вас приходилось читать эту книгу, то вы видели, что книга эта очень увлекательная и веселая, она совсем не похожа на современные научные книги в том смысле, что там совершенно нет никакой математики, приводится масса всяких забавных исторических примеров, и так далее. Тем не менее, эта книга сыграла колоссальную роль в истории политической науки. Это произошло в особом контексте, который был связан с тем, что в начале 50-х годов (а книга была переведена английский язык в 1951 году) американская политология, которая в то время носила в основном национально-замкнутый характер, раскрылась для окружающего мира. И американцы стали пытаться понять, как устроены партийные системы, очень отличающиеся от американской. Тут им подвернулась книга Дюверже, основанная на наблюдениях за жизнью французских политических партий — в основном социалистов и коммунистов. Тогда это была действительно Terra Incognita для американцев, они ни с чем подобным в своей жизни не сталкивались. Книга эта раскрыла сравнительную перспективу на проблематику политических партий — собственно говоря, подняла эту проблематику из ничего. Однако это я к слову сказал. А в рамках нашего разговора более важно то, что Дюверже, помимо всего прочего, написал о том, что ему известен только один «железный» социологический закон. Этот закон состоит в том, что одна избирательная система — я буду называть ее, в современной терминологии, системой относительного большинства в одномандатных округах, или плюральной системой, — препятствует многопартийности и ведет к двухпартийной системе. Можно было бы удивляться тому, что Дюверже проявил такое мелочное тщеславие, заявляя: вот, смотрите, никто не знал социологические законы, а я знаю: он один, к тому же железный, и я его открыл! Но на самом деле это было бы неправильно, потому что, когда Дюверже писал эти свои слова, он вовсе не имел в виду, что он открыл этот закон. Он имел в виду, что это нечто более или менее общеизвестное. Достаточно сказать, что впервые формулировка этого закона была предложена в 1869 году в терминах, довольно близких к тем, которые использовал сам Дюверже, британским адвокатом Генри Друппом, изобретателем одного из способов распределения мандатов при пропорциональной системе. Друпп написал, что если мы используем плюральную избирательную систему, то будет двухпартийность. И даже объяснил, почему: по разным округам будут выигрывать только две партии, а малой партии очень сложно выиграть при этой избирательной системе. Это наблюдение Друппа, однако, не стало немедленно достоянием политической науки. Так произошло потому, что сама она находилась еще на до-эмпирической фазе своего развития. И волновали тогдашних ученых в основном ценностные вопросы, связанные с тем, как воспитывать хороших граждан, как реализуется республиканский идеал, и тому подобные вещи. С этой точки зрения было неважно, каким образом избирательные законы влияют на партийные системы. Однако были и практики, для которых это было действительно важно. Друпп не случайно обратился к этой теме, а потому, что был борцом за пропорциональное представительство, и в качестве политического деятеля (а он был таковым) ему нужно было подыскать аргументы в пользу того, что пропорциональная система — это правильная форма представительства. В данном случае подоплека его высказываний состояла в том, что если избирательная система ведет к двухпартийности, то она зажимает волеизъявление граждан, желающих голосовать за другие партии (это становится бессмысленно). Поэтому нужно было выбрать более здравую избирательную систему. Эта мысль довольно широко обсуждалась в политических кругах и публицистами до 30-х годов прошлого века включительно. Надо сказать, что она не была общепринятой. Очень многие, в особенности сторонники систем большинства, а затем, как ни странно, и их противники, утверждали, что это не так. Они при этом ссылались на многочисленные примеры того, что такая избирательная система применялась в странах, где двухпартийных систем так и не возникло. Мы и сейчас можем привести массу таких примеров. Таким образом, когда Дюверже сказал, что это железный социологический закон - он, с одной стороны, констатировал реальность (многие знали о такой закономерности), а с другой стороны, он грешил против истины, потому что весьма значительное количество людей в тогдашнем мире так не считали. Однако Дюверже (пусть и повторно) разъяснил, почему система относительного большинства в одномандатных округах способствует возникновению двухпартийной системы. Так он сформулировал теорию. Более того, эта теория включала два содержательных элемента, которые объясняли механизм зафиксированного взаимодействия. Таким образом, Дюверже развернул исходный тезис в то, что мы называем теорией среднего уровня. Это и есть тот класс теорий, с которыми имеет дело политическая наука. О полезности и проблемах аксиоматики Здесь я сделаю небольшое отступление. Когда я говорил, что политическая наука нуждается в аксиоматике, я не сказал, кто создает эту аксиоматику. Я сослался только на то, что она должна базироваться на принципах здравого смысла. Это было небольшое преувеличение. Если в естественных науках здравого смысла достаточно, то все, что касается общества, носит более или менее ценностный характер. Когда мы рассуждаем о том, что касается общества, мы –явно или неявно всегда говорим о том, что хорошо и что плохо. Поэтому для того, чтобы у политической науки была хорошая аксиоматика, должна быть политическая теория, которая ставит ценностные вопросы. Должен вам сообщить, что сейчас, с моей точки зрения, ситуация с этим обстоит из рук вон плохо. Мы имеем колоссальное классическое наследие в области политической теории, но мы не имеем политической теории, которая создавала бы аксиоматику удовлетворительным для эмпирической политической науки образом. Последней книгой по большой политической теории, которая оказала большое влияние на исследовательскую практику, была «Теория справедливости» Джона Роулза — с тех пор как она вышла, прошли десятилетия. Я не буду вдаваться в разговоры о том, почему это происходит, я просто хотел бы зафиксировать эту ситуацию и, во-вторых, сказать, что некоторые эмпирические ученые считают, что политическая теория — это нечто лишнее, что это ерунда, не нужно этим заниматься. Вот, в частности, в том листке, который я получил перед сегодняшним выступлением, я прочитал, что некоторые считают, будто политическая наука — это болтология. Да, в основном эту болтологию приписывают, конечно, публицистам, которые выступают по телевизору. Но есть люди, которые считают, что и политические теоретики занимаются ерундой, обсуждают пустые вещи. Я так не считаю. Будучи эмпирическим ученым, я считаю, что политическая теория важна. Факт состоит в том, что на данный момент ее нет в удовлетворительном виде. К сожалению, есть несколько препятствий к тому, чтобы создать подходящую для эмпириков теорию высокого уровня. Во-первых, у них самих часто нет ощущения, что такая теория нужна. Теории среднего уровня обычно организованы достаточно просто, и, как кажется многим, не очень нуждаются в дополнительном теоретическом уровне. Кроме того, буквально в последние десятилетия эта проблема была частично решена с возникновением теории рационального выбора, которая, при всех своих достоинствах и недостатках, о которых я сейчас не буду говорить, все же предлагает более или менее приемлемую аксиоматику. Критика теории рационального выбора общеизвестна. Я хочу подчеркнуть, что в этой критике много справедливого. Но ничего лучшего в области разработки макротеоретических оснований для эмпирической политической науки пока нет. На этом я закончу это отступление в область политической теории, и продолжу о Дюверже. Как практика создает теорию? Дюверже предложил теорию среднего уровня, которая включала в себя два момента: так называемый механический и психологический эффекты. Механический эффект состоит в том, что, поскольку система относительного большинства не пропускает третьи партии в парламент, то они получают меньшее представительство. Таким образом, они механически отсекаются от парламента. Психологический компонент состоит в том, что это видят избиратели. Они видят это один раз, второй, и через некоторое время приходят к выводу, что голосовать за такие партии бессмысленно. И тогда эти партии начинают пропадать не просто потому, что их механически отсекают от парламента, а еще и потому, что люди перестают за них голосовать, разочаровавшись в самой такой возможности. Для того, чтобы эту теорию эмпирически проверить, нужно установить, действительно ли существуют механические и психологические эффекты. Сделать это можно путем исследований. Казалось бы, с механическими эффектами ситуация обстоит предельно просто. Однако, когда мы наблюдаем реальные случаи функционирования плюральной избирательной системы, мы находим довольно большое количество стран, где она есть, но двухпартийность отсутствует. Примеры многочисленны, но в качестве крупного и важного случая я назову Индию. В Индии только важных партий насчитывается, на данный момент, порядка семи. А если считать важными все партии, которые набирают больше одного процента голосов, то их число превышает десяток. Так что в части механического эффекта теория Дюверже явно нуждалась в уточнении. Объясняя это, люди шли разными путям, однако ключевое предположение было высказано в 1967 году Дугласом Ре. Он утверждал, что механический эффект Дюверже не наблюдается в тех случаях, когда некоторые политические партии - и, в особенности, маленькие политические партии - имеют свои компактные территориальные базы поддержки, то есть пользуются очень большой поддержкой в немногих округах. Для того, чтобы прийти к этим выводам, Ре пришлось проделать довольно большую работу по совершенствованию методологического аппарата политической науки. Во-первых, ему пришлось изобрести способ измерения партийных систем. Если бы такого способа не было бы, то все рассуждения о том, что и как на них влияет, остались бы голословными. Мы будем просто оперировать примерами. Любое содержательное суждение на этот счет должно быть количественно обоснованно. Ре изобрел для решения этой проблемы индекс, который так и называется — индекс Ре. Он был абсолютно идентичен по математическому содержанию эффективному числу партий в формулировке Лааксо и Таагеперы, которое было изобретено позднее. В дальнейшем продуктивность таких методов расчёта проверялась в политической науке неоднократно и была убедительно доказана. Во-вторых, Ре нужно было изобрести, каким образом измерять избирательные системы. Нам недостаточно механически различать избирательные системы на системы мажоритарного и пропорционального типа. Мы знаем, что пропорциональные системы дают тем более пропорциональные результаты, чем больше депутатов избирается в каждом из избирательных округов. Ре сделал важный шаг, сформулировав количественную величину — так называемую величину округа — как меру избирательных систем. Эта величина определяется как среднее число депутатов, которые в рамках данной избирательной системы избираются в округе. Сделав это, Ре собрал данные по десяткам существовавших на тот момент демократических политических систем, произвел расчеты, и установил, что механический эффект действительно имеет место. До Ре это было гипотезой, это было непроверенной теорией. Проверка произошла именно тогда. Но когда Ре предположил, что наличие у политических партий территориальных баз поддержки способствует тому, что закон Дюверже не исполняется, то доказать этого он не смог. На поиск доказательства ушли десятилетия, ведь для этого нужно было изобрести способ измерять еще и то, до какой степени в данной партийной системе присутствуют территориальные базы поддержки политических партий. Нужно было изобрести индекс национализации партийных систем. Марк Джонс и Скотт Мейнверинг изобрели такой индекс в 2003 году, но не сделали его user-friendly. Пару лет назад я изобрел и буквально несколько месяцев назад опубликовал индекс национализации, который является удовлетворительным как с содержательной точки зрения, так и с точки зрения возможностей его применения. Это, наконец, позволило мне доказать, что существует связь между национализацией партийной системы и способностью малых партий к выживанию при системе относительного большинства. Хотя достоянием науки это доказательство становится только сейчас, буквально на наших глазах. Сердцу не прикажешь. Чем в действительности руководствуются избиратели? Итак, с механическим элементом мы разобрались, и теперь перейдем к психологическому элементу. Действительно ли люди не голосуют за партии, за которые, как они считают, бессмысленно голосовать, потому что у них есть малые шансы победить на выборах? С точки зрения здравого смысла, так и оно и есть, и теоретики рационального выбора всегда поддерживали такой подход. Например, Энтони Даунс уже в 1957 году, в своей книге «Экономическая теория демократии», приписывал избирателям такую рациональность. Однако современная ему политическая наука шла в своем понимании поведения избирателей в другом направлении. К концу пятидесятых годов возобладала теория, согласно которой люди ведут себя на участках преимущественно нерационально. Они голосуют за политические партии не потому, что рассчитывают их шансы на выигрыш, а потому что они испытывают эмоционально-психологическую идентификацию с партиями. Эта идентификация в зрелых демократиях зачастую даже не является продуктом какого-то сознательного выбора, а вытекает из обстоятельств ранней социализации индивида. То есть, если человек вырос в среде, в которой преобладали демократы — если говорить о Соединенных Штатах — то он всегда и будет голосовать за демократов, ему просто это приятно. Кроме того, он таким образом удовлетворяет свои социальные потребности, потому что он знает, что все люди, которых он уважает, тоже голосуют за демократов — и вообще, порядочный человек иначе проголосовать не может. Соответственно, то же самое происходит и в средах, где преобладает голосование за Республиканскую партию. Но если эта теория верна, то тогда избирателю должно быть абсолютно наплевать на то, пройдет его партия в парламент или нет — это вопрос для политиков, а избиратель идет на избирательный участок для того, чтобы проявить свою любовь. А любовь-то преград не знает, и если он хочет проголосовать за «свою» партию, то он проголосует, невзирая ни на что. Ведь действие это — опустить бюллетень в урну — такое простое и ни к чему не обязывающее. До того, как Ре развернул практическую исследовательскую программу изучения эффектов избирательных систем, все разговоры на эту тему более или менее висели в воздухе. Просто не было того, что нужно проверить. После того, как был доказан механический эффект — то есть, после того, как стало ясно, что эта система действительно мешает малым партиям попадать в парламент — стало возможно сформулировать исследовательскую повестку дня, которая была сконцентрирована на психологическом моменте. Если уточнить термины, то любое неискреннее голосование мы называем стратегическим голосованием. Это понятие относится не только к отказу от голосования за предпочтительную партию из-за неверия в ее успех, но и многих других рутин поведения избирателей, о которых я сейчас не буду говорить. Так вот, вопрос состоит в том, действительно ли существует стратегическое голосование. Его существование кажется правдоподобным, но одна из влиятельнейших теорий электорального поведения говорит о том, что это, вероятно, не так. Тактика социологов против стратегии избирателей: кто победил? С 1970-х годов десятки ученых посвятили свои таланты и время тому, чтобы выяснить, существует ли стратегическое голосование. Для этого есть две возможности. Одна возможность связана с применением опросной техники. Можно просто опрашивать людей о мотивах голосования. Если спросить: «А правда, что вы не голосовали за эту партию, потому что не верили, что она пройдет в парламент?», то человек вполне может ответить: «Ну конечно, правда». Из этого примера (конечно же, грубого и примитивного) вы можете увидеть, в чем главная проблема с этим методом. Люди, отвечая на вопросы социологов, не то чтобы лгут. Не обязательно. Но социологи, как правило, задают им вопросы о том, о чем люди никогда не задумывались. Вполне возможно, что человек на самом деле не голосует за малые партии, потому что ни одна из них ему не нравится. Он не любит ни одну из них, он не потратит свое драгоценное воскресное время на такую ерунду, как голосование за них. Тем не менее, он считает, что это неплохие партии. Более подходящих партий он все равно не видит. А поскольку признать эти мотивы, особенно собственную лень, не всегда удобно, то респондент и подхватывает версию о бессмысленности голосования за малые партии. Это происходит потому, что сами социолог или СМИ уже подсказали ему эту версию . К счастью, социологи уже к семидесятым годам пользовались достаточно изощренными техниками для того, чтобы пытаться контролировать искренность ответов избирателей. Но до совершенства эти техники не развиты и по сей день. При использовании любой опросной техники главная проблема состоит в том, что неискренние ответы людей связаны не с тем, что они лгут, а с тем, что они просто-напросто не чувствуют себя компетентными и способными самостоятельно сформулировать ответ на заданный вопрос. Но зачастую люди действительно лгут, и это второй аспект, который в семидесятые годы социологи совсем не умели контролировать, и только сейчас мы подходим к решению этой проблемы. Респонденты могут лгать сознательно, считая, что тот ответ, который они дадут, не понравится социологу, заставит социолога считать отвечающего дураком, нехорошим человеком, пошляком, и так далее. Они просто бояться этого, а поскольку сама процедура опроса никакого психологического вознаграждения респонденту не предлагает, то он не хочет усугублять свое положение и ставить себя в совсем уж ущербную ситуацию. Поэтому он лжет. И этого мы пока еще не можем контролировать как исследователи. Тем не менее, в той мере, в какой какие-то механизмы социологического контроля все-таки применялись, можно прийти к заключению, что стратегическое голосование реально, принимая во внимание все исследования с начала семидесятых годов. Оно не является массовым феноменом. Как показали исследования в зрелых западноевропейских демократиях оно касается примерно 10-15% избирателей. Это значит, что на данный момент мы не можем счесть вполне доказанным закон Дюверже в том плане, что он жестко предсказывает поведение избирателей, когда они сталкиваются с системой относительного большинства. Подавляющее большинство избирателей не будет принимать во внимание ее ожидаемые эффекты, они не будут голосовать стратегически. Но, тем не менее, десять процентов — это все-таки весьма значительная величина в масштабах электората. Совершенно несомненно, что поведение такой сравнительно большой группы избирателей может повлиять на результаты выборов — если не определить их, то, во всяком случае, повлиять. В этих рамках, психологический эффект закона Дюверже можно всё же считать доказанным. Другую возможность проверить существование психологического момента предоставляют смешанные избирательные системы. Они создают, в отличие от социологических опросов, натуральный эксперимент. Не возникает вопроса о том, искренно ли ведут себя люди, потому что они как-то себя ведут и это непосредственно наблюдается. И поскольку есть два разных набора правил на одних и тех же выборах, то мы можем наблюдать, действительно ли люди ведут себя по-разному, сталкиваясь с разными наборами правил. Таких наблюдений много, они достаточно простые, ведь здесь мы имеем дело не с опросными данными, а с электоральной статистикой. Она совершенно недвусмысленно свидетельствует о том, что, сталкиваясь с разными институциональными ограничениями, люди действительно ведут себя по-разному. Это наблюдается даже в тех случаях, когда наборы партий в двух частях смешанной избирательной системы совершенно идентичны, и кампании ведутся одними и теми же командами кандидатов. Мы всегда видим разницу между результатами голосования по разным частям избирательной системы. Иногда она бывает колоссальной. Допустим, в девяностых годах мы наблюдали огромную разницу между партийными композициями частей Думы, избиравшихся по пропорциональным и мажоритарным правилам. Правда, это не чистый пример, потому что там наборы партий были разные, но есть более чистые примеры некоторых других стран — например, латиноамериканских. Разница в поведении избирателей всегда есть. Наибольший массив данных о том, каким образом это происходит, дает, конечно, Германия. Немецкая избирательная система характерна еще тем, что там публикуют не только данные о количестве голосов по каждой из частей избирательных систем, но и то, как голосовали отдельные избиратели. То есть, из электоральной статистики можно узнать, кто голосовал за ХДС и СДПГ, кто за ХДС И ХДС, кто за ХДС и, допустим, Альтернативу для Германии, и так далее. Это огромный массив данных. Являются ли эти данные безупречными? Не совсем. Будучи натуральным экспериментом, смешанная избирательная система в целом влечет за собой вторичные эффекты, которые не совпадают с эффектами ее частей. То есть, когда избиратель ведет себя каким-то образом, голосуя по системе относительного большинства, он в действительности не способен отвлечься полностью от существования пропорциональной части, ее наличие влияет на его поведение. И, таким образом, сталкиваясь с разными системами правил, избиратель не избирает какую-то одну из них, а пытается совместить их в своей голове. Это в значительной степени нивелирует то, что мы можем узнать о стратегическом голосовании из опыта применения смешанных избирательных систем, но, опять-таки, не полностью. Мы просто должны сознавать, что и эти знания имеют свои ограничения. О дискуссиях разного порядка Я так подробно об этом рассказываю, чтобы вы понимали, какой колоссальный объём исследовательской работы был проведен для установления того, с какой степенью достоверности, до сих пор далеко неокончательной, справедливо относительно примитивное теоретическое суждение Дюверже. Это нам и показывает некоторые главные особенности научного знания — оно, во-первых, является эмпирически точным. Мы не можем в научной речи высказывать ничего такого, что не было бы достоверно доказано. Это не значит, что любой наш текст должен принимать характер вот такого вот бесконечного изложения того, что было сделано другими. В науке существует система ссылок. Когда мы пишем научную статью, то стремимся дать их как можно больше. Делается это не потому, что мы хотим показать нашим читателям, какие мы начитанные и образованные, и что вообще мы в теме и крутые профессионалы. Нет, это для того, чтобы нам не нужно было каждый раз объяснять сделанное другими, нам достаточно сослаться на это. И если мы на это ссылаемся, то мы констатируем, что полученное нашими предшественниками знание эмпирически достоверно. Нам не надо разъяснять это читателю. Во-вторых, научное знание является ограниченным, оно всегда частично. Именно потому, что оно является точным, оно всегда оставляет за своими рамками нечто такое, что мы на данный момент с эмпирической достоверностью объяснить не можем. Отсюда вытекает вопрос о том, нужно ли именно такое знание политическим практикам. В подавляющем большинстве случаев, безусловно, нет: политический практик не способен прочитать научную статью — это, я думаю, совершенно исключено. Среди политиков попадаются очень умные люди — но ум, как вы понимаете, весьма широкое понятие. У политиков ум не так устроен, как у ученых, и это нормально. Повторю: немногие политики способны читать научные статьи. Безусловно, совершенно ни к чему это и избирателям. В какой-то степени может быть востребован результат научной деятельности в политико-просветительской деятельности. Сейчас передо мной лежат две мои книги — одна научная («Сравнительная политология и российская политика»)— ее не могут читать политики, и она не предназначена для широкой публики. Другая — публицистическая («Демократия в России: инструкция по сборке»). Ее может читать кто угодно. Я не уверен, что все поймут, но прочитать с какой-то пользой для себя могут многие, она для этого писалась. В этой книге нет ссылок, в ней высказаны далеко не только эмпирически достоверные суждения, а в некоторых случаях вы увидите в этой книге отступления даже от тех уровней логической последовательности, которые необходимы для научного текста. Но иначе донести какое-то достоверное содержание для массовой публики, в общем-то, невозможно. Хочу сказать, что те публицисты, которые сеют научное знание о политике в массах, делают, на мой взгляд, полезное дело. Сам я принадлежу к очень небольшому числу ученых, которые пытаются заниматься этим самостоятельно, хотя лучше бы этим занимались профессиональные публицисты, на мой взгляд. Но просто жизненная ситуация такая, что я могу это делать, мне это не противно и, в общем-то, не так уж плохо получается, поэтому я занимаюсь этим довольно долго. Существуют, однако, условия, при которых общественная востребованность научных результатов резко возрастает. Какое это условия? Ответ довольно ясно следует из контекста, в котором и возник закон Дюверже. Он возник из общественной дискуссии по поводу того, какая избирательная система лучше. В сущности, с ценностной точки зрения, ответить на этот вопрос невозможно. Однако в ходе этой дискуссии приводились содержательные более или менее убедительные аргументы, и самым убедительным аргументом является научно обоснованный аргумент. Когда в обществе возникает содержательная дискуссия по политическим вопросам, то политические акторы самыми разными способами вынуждены привлекать экспертизу, которая основана на научном знании. Доносить эту экспертизу до участников дискуссии могут разные люди разными способами. Это могут быть сами ученые как академические эксперты, или публицисты, или просто широко образованные люди с политическими интересами. Но для того, чтобы это происходило нужно, во-первых, чтобы наука действительно существовала — иначе не о чем и говорить, — а во-вторых, нужно, чтобы была именно содержательная дискуссия. Политические дискуссии особенные: участвуя в них, люди всегда преследуют свои собственные интересы. Эти дискуссии далеко не всегда основаны на поиске истины. И преобладающее сейчас в России представление о том, как устроена политическая дискуссия, только усугубляет этот недостаток. Преследуя свои интересы, люди лгут друг другу, пытаются навязать свои точки зрения, не заботясь о том, насколько они справедливы по существу. Это поведение достаточно агрессивно. В таких условиях использование научных аргументов невозможно. Оно возможно в условиях, когда, сознавая различия своих интересов, участники дискуссии готовы признать достоверность другой позиции, если они находят ее достаточно обоснованной. Это предполагает некую долю уважения к собеседнику и толерантность, а также понимание того, что противоположная точка зрения может быть не настолько чуждой, как тебе кажется исходно. Если ты соразмеришь свои собственные интересы с тем, что тебе объясняют о реальных политических механизмах, то, возможно, ты найдешь некоторую выгоду в том, чтобы принять точку зрения своего оппонента. Адаптировать к собственным интересам можно многое. То, что я описал сейчас как содержательную политическую дискуссию, по-английски называется democratic deliberation, а в русском языке такого слова, кажется, нет. Deliberation, то есть размышление, рассуждение — это базовое понятие республиканской политической теории. Зачем нужна республика? Не только для того, чтобы воспитывать республиканскую доблесть граждан, а еще и потому, что это способ принятия правильных решений. Этого сейчас в том общественно-политическом климате, который сложился в нашей стране, практически нет. Отсюда вытекает, что даже если бы в России была политическая наука в развитом виде — а до этого далеко — то в том климате, который имеет место, она все равно оставалась бы невостребованной. Значит ли это, что России не нужна политическая наука в принципе? Нет, не значит, потому что та текущая ситуация, в которой наша страна находится сейчас, может оказаться тупиковой, и выход из любой тупиковой ситуации всегда находится — помимо конфликтов, восстаний, забастовок и прочего — на содержательном уровне, в процессе дискуссии. Я полагаю, политическая наука может быть востребована в момент принятия важнейших для нашей страны решений. Если это не приведет к установлению более инклюзивного и толерантного политического строя, то наука, будучи востребованной одномоментно, потом опять уйдет на задний план. Однако возможен и другой исход, и это создает уже более прочную основу для долгосрочного самовоспроизводства политической науки в России. Думаю, что на этом я хотел бы закончить, и теперь вы можете меня спрашивать обо всем, о чем я сейчас говорил, или о более веселых вещах, если захотите. Политическая теория в целом и в частности: пример России Из зала: Добрый день, меня зовут Валерий, и у меня такой вопрос: есть книга Томаса Куна, она называется «Структура научных революций». Там описывается, как происходит становление науки. Мой вопрос заключается в том, насколько применимы теории, гипотезы к политической науке? Она особенная, специфичная или она такая же наука как, например, физика, химия, социология и история? Г.Г.: Я по Куну в основном и излагал, сделав все необходимые оговорки. В частности, я подчеркнул, что в политической науке, как и вообще в социальных науках, присутствует ценностный пласт, это нормально. И правильный способ решить эту проблему (а это действительно проблема, и это то, что различает социальные науки и естественные науки) состоял бы в том, чтобы иметь хорошую политическую теорию. На данный момент мы не имеем таковой. Однако, как я уже говорил, в хорошей политической теории нет необходимости: она полезна, но не обязательна. И, к тому же, теория рационального выбора в значительной степени справляется с этой задачей. Поэтому — да, есть разница, эта разница проблематична сама по себе, но она не носит критического характера, и, по большому счету, мой ответ на ваш вопрос будет положительным — да, это такая же наука, как и все остальные. Из зала: Спасибо, Григорий Васильевич. Я представлюсь: Егор, Высшая Школа Экономики. Вы меня под конец немного напугали, когда сказали, что политическая наука в данный момент времени не востребована. Слушая вас, я понимаю, что скорее всего, так было не всегда — наверное, в какой-то момент времени, в нулевые, она была востребована, и для меня это как для студента Вышки тоже является важным, потому что это единственное, как мы можем вообще оправдывать существование нашего вуза. Вышка совершенно не похожа на других, с совершенно научным подходом, который пропагандирует науку на государственные деньги, дает научный подход к знанию, и для политиков в том числе. Чтобы понять вашу точку зрения — это ценностное изменение произошло в ближайшие годы, или так было всегда, и что вообще в этом смысле значит Высшая школа экономики? Спасибо. Г.Г.: Высшая школа экономики значит для меня исключительно много, я без иронии это говорю, потому что это единственный общенациональный, крупный вуз в России, который, как вы сейчас правильно отметили, ориентирует на то, чтобы осваивать науку. Это важно. Но что касается более широкого вашего вопроса, я скажу вам так: в конце своего выступления я сформулировал предельное условие, то есть условие для ситуации, когда вы будете очень сильно, в предельной степени востребованы именно в качестве политолога. Что касается предыдущих уровней востребованности, то они, как вы правильно отметили, варьировались. Надо сказать, что первую такую точку, когда политическая наука могла быть востребована, но не была, Россия прошла в середине девяностых годов. Прошла она без большого участия политологов просто потому, что политологов не было. Допустим, в 1993 году Россия выбирала себе избирательную систему. Содержательная дискуссия на эту тему была вполне возможна. Существовали площадки при Верховном совете, при президенте Ельцине, где это могло обсуждаться, но просто не было людей, которые могли это обсуждать на должном уровне. Поэтому, когда встал вопрос о том, какую избирательную систему принять на выборах 1993 года, то Ельцин пригласил Виктора Шейниса, и Шейнис пришел с проектом смешанной избирательной системы. Забавно, что, как потом признал сам Шейнис, он считал эту систему такой же, как в Германии. В действительности, немецкая смешанная система кардинально отличается от российской, которую предложил Шейнис. Эта история хорошо иллюстрирует то, каков тогда был уровень политических знаний в российском обществе. Шейнис – весьма образованный человек, хоть и не в области политологии. В условиях реальной дискуссии с привлечением академических экспертов если не первое, то второе, о чем он узнал бы — это то, что немецкая избирательная система устроена иначе. Но ему никто не сказал об этом. Такого человека, который мог бы это сказать, просто-напросто не было. Это касается ведь не только избирательных систем — в условиях политической трансформации возникает сразу масса вопросов: как сделать то, другое, третье — и по каждому из этих вопросов, если есть развитая наука, то есть и академические эксперты. Если ее нет, то они отсутствуют. В дальнейшем содержательные вопросы вставали все реже. По мере усугубления наступившей в нулевых стабильности постоянно ухудшались условия для того, чтобы вообще что бы то ни было содержательно обсуждать. Это не значит, что академическая экспертиза совсем оставалась невостребованной, но она была востребованной довольно специфическими и, я бы сказал, кривыми способами. Например, есть такая легенда — я не знаю, насколько она соответствует действительности, — что метод распределения мандатов Империали, которым ныне пользуются почти повсеместно в России на региональных и муниципальных выборах, Вячеслав Володин вычитал в книге, которую написали Александр Кынев и Аркадий Любарев. Это весьма известные эксперты, всегда выступающие за свободу и демократию в России. А Володин, поскольку он сам по себе человек с интеллектуальными наклонностями, где-то нарыл книгу, которую они написали, о применении пропорциональной системы, прочитал об этом, и ему страшно понравилось, что есть такая пропорциональная система, которая, на самом деле, способствует представительству крупных партий. Ну, это комический пример, но таких эпизодов было достаточно много. Я не хочу сказать, что если реальная политическая динамика в России не наступит, то вам предстоит прозябать в бездействии — нет, академическая экспертиза всегда бывает востребована, в том числе и государственными органами — я просто имел в виду, что сейчас ситуация определенно не оптимальная для этого. Но все может измениться таким образом, что в какой-то момент вы реально окажетесь, что называется, на коне. Вы будете очень востребованы. Ведь вас, академических экспертов, будет немного: как бы ни была велика Высшая Школа Экономики, в масштабах страны это сравнительно небольшое учреждение. Количество vs качество: не множить политологов без надобности? Из зала: Григорий Васильевич, спасибо вам за ваше выступление, у меня есть такой вопрос: я недавно читал вашу статью по поводу состояния политической науки у нас в России. Почему в настоящее время политология как наука подвергается очень активной спекуляции практически повсеместно — «политологи», как некие эксперты, выступают повсюду, и афишируется, что они производят некоторое знание. С чем это связано? И к чему это вообще приведет в дальнейшем для политологии в России? Г.Г.: Я бы не сказал, что это для вас как-то особенно плохо. То есть, по крайней мере, вам не приходится объяснять своим знакомым, кто вы такие - «политологи»? Ну да, мы знаем: вот, Павловский — политолог, Соловьев — политолог». Из зала: просто те выступления, которые делаются, порождают еще большее количество вопросов со стороны окружения. Г.Г.: В этом есть, конечно, и негативный момент, причем он носит по своему происхождению филологический характер — просто-напросто в русском языке не развита лексика для отображения разных видов деятельности, связанных с политикой. Я думаю, что было бы правильно называть, например, людей, которые выступают по телевизору и которых называют политологами, комментаторами — это то, что они фактически делают. И в этом нет ничего плохого, это нормальная, полезная деятельность. Ее можно выполнять, как и любую другую, более или менее добросовестно, и мне не нравится большинство из людей, которые сейчас выступают по российскому телевидению в качестве комментаторов. Но это связано не с тем, что профессия комментаторов сама по себе плохая, а с тем, что телевидение плохое, и оно приглашает таких комментаторов. Но если бы было хорошее телевидение, то оно тоже бы пригласило комментаторов, они были бы хорошими, но они, скорее всего, не были бы учеными. Вероятно, в силу вот этой лексической недостаточности русского языка их все равно бы называли политологами, и вам бы пришлось с этим жить. И ваша жизнь была бы от этого только легче. Конечно, неприятно, когда вас смешивают со всякими мошенниками, но это дело вкуса. Некоторые сочтут, что лучше, если тебя путают с мошенниками, чем если тебя не замечают вообще. А я должен сказать, что в Соединенных Штатах, например, политический комментатор — это известный человек, а кто такой political scientist — это college professor, скромный человек, и надо сказать, что академическая экспертиза в СМИ в Соединенных Штатах представлена даже меньше, чем в России. У нас ведь есть традиция уважительного отношения к академическому знанию, которая, допустим, на Пятом канале побуждает приглашать в качестве комментаторов преподавателей СПбГУ, а в Соединенных Штатах это случалось бы гораздо реже — там если кого-то и приглашают комментировать, то журналистов прежде всего, ну и всяких бывалых людей, практиков. Разделяй и властвуй? Зачем России ассоциации политологов Из зала: Здравствуйте, Григорий Васильевич. Во-первых, спасибо, а во-вторых, я из другой научной секты, СПбГУ. Вопрос касаемо судьбы политической науки в России: долгое время в России существовала одна научно-политическая организация: Российская ассоциация политической науки, в 2014 году было создано Российское общество политологов — думаю, что многие слышали об этой организации. И как видно, среди научной среды был какой-то небольшой развал, то есть кто-то ушел в РОП, кто-то остался в РАПНе, есть какие-то терки и дискуссии между ними. Вопрос такой: Российское общество политологов, по факту, создано под патронажем государства. Даже если посмотреть на председателей: сначала был Якунин, сейчас это Нарышкин — то есть, те люди, которые выступают за торжество системы, которая сейчас есть — автократичная система, суперпрезидентская — тут уже неважно, но они выступают за это. Российское общество политологов было создано с какой целью — чтобы создавать академическую экспертизу для государственной власти, или для того, чтобы политологическое сообщество как-то под себя подмять? Как вы считаете? Спасибо. Г.Г.: Мне трудно ответить на этот вопрос, я ни к одной из этих организаций в данный момент не имею отношения, но в РАПН я когда-то входил в состав органа, который назывался Научный совет РАПН. Меня туда просто записали, и я там особенно ничего не делал. А о существования Российского общества политологов я узнал из СМИ, и не сказать, чтобы это как-то привлекло мое внимание. Ну, наверно, есть такая организация, которая хочет вступить с государством во взаимовыгодные отношения. Это то, что я предполагаю о деятельности Российского общества политологов. Я должен сказать, что РАПН тоже пыталась вступить в такие взаимоотношения, и Якунин в течение какого-то времени, до того, как он увлекся Российским обществом политологов, РАПН тоже помогал. Потом он, видимо, понял, что его там не любят так, как он заслуживает, и начал поддерживать Российское общество политологов. Мне все равно, по правде сказать, что это за люди и чем они хотят заниматься. Меня недавно спрашивали журналисты, что я думаю о том, что РОП хочет написать новый учебник по политологии, и правильно ли это. Ну, я считаю, что учебников по политологии достаточно, среди них есть и очень плохие, и среднего качества, и даже хорошие. Если в РОП напишут еще один учебник, то какая в этом беда? Если же они будут пытаться навязывать этот учебник в качестве единственного, то это, наверное, плохо, но нужно понимать, что сами они этого делать не смогут, это будет делать государство — и, соответственно, проблема будет не в исполнителе, а в главном заказчике. Поэтому к тем людям, которые будут принимать участие в составлении этого текста, у меня тоже не будет особенных претензий — не в них тут дело. От теории к практике: как работает политология в деле? Из зала: Я не политолог, и у меня есть вопрос, который может показаться тривиальным, но, раз вы говорите, что эта наука в данный момент не востребована, ответ на него не такой простой. Есть бизнесмены и экономика, и бизнесмены активно пользуются информацией, предоставленной им экономистами, так как она позволяет им зарабатывать больше денег — то есть, понятно зачем, кому это надо и что нужно делать. Политологическая наука, что она может, по аналогии с этим примером, кому она адресована, и что люди, которым она адресована, могут получить, воспользовавшись этими данными? Ведь если они не пользуются этими данными — значит, они им и не нужны? Или нужны? Или они не понимают, что они им нужны? Г.Г.: Я хочу задать вам встречный вопрос: вы когда-нибудь пробовали читать статью в научном экономическом журнале? Из зала: В экономическом, наверно, нет, но я в общем-то представляю, что такое научные статьи. Г.Г.: Хорошо, и вы думаете, что дилеры на финансовом рынке это читают? Из зала: В каких-то вариантах они наверняка пользуются этими знаниями. Г.Г.: Ни в каких вариантах они не пользуются теми знаниями, которые появляются в научных журналах по экономике. Я не согласен с тем, что политическая наука отвлечена от реальности. Она просто осваивает реальность тем способом, который свойственен науке. Но если использовать эту метафору, то более отвлеченной от реальности науки, чем экономика, вообще невозможно себе представить. Статьи по экономике нормальному человеку непостижимы, а если он что-то в них понимает, то они ему кажутся совершенно неправдоподобными. Я сказал, что любая наука исходит из аксиоматики. Мы в политической науке хотя бы пытаемся делать эту аксиоматику более или менее правдоподобной. А экономические модели строятся на аксиоматиках, которые исходят из, мягко говоря, очень односторонних представлений о человеческой природе вообще и природе экономической деятельности в частности. То, чем непосредственно пользуются дилеры на финансовых и прочих рынках – это экономическая статистика, это важно. Они могут отслеживать динамику данных. Эти способы представления данных кто-то изобрел. Как правило, эти изобретатели имели отношение к науке. Многие из таких способов были выработаны при решении научных задач — в качестве, что называется, вторичного продукта. Я сегодня упоминал о способах измерения фрагментации. В науке применяются более или менее сходные способы — во всех науках, экономической и политической. Так вот, количественный показатель, который содержательно эквивалентен эффективному числу партий, сейчас применяется в Соединенных Штатах как официальная мера монополизации по отраслям. То есть это используется в макроэкономическом менеджменте. Приведу более сложный пример. Допустим, нам нужно ввести некую оптимальную систему налогообложения. Или просто нужно решать, что делать с налогами. Обычно мы будем рассуждать так: если поднять налоги, то это понизит экономическую активность, а если снизить налоги, то это повлечет за собой другие негативные последствия. И вот в какой-то момент страна сталкивается с ситуацией, когда она не может дальше жить со старой системой, и она хочет разобраться по-настоящему, что ей делать с налогами. В такие моменты реформирования требуется экспертиза, и эта экспертиза должна быть академической, потому что нужно точное знание о том, для кого, насколько и когда повышать налоги. Разумеется, ответы на эти вопросы всегда будут предполагать использование значительного объема интуиции, политической воли и тому подобных вещей, которые вообще не имеют отношения к экономическим знаниям. Но, тем не менее, хороших ответов, не используя специализированного и точного знания, мы на эти вопросы не получим. И заканчивая ответ на ваш вопрос, который действительно был довольно сложным, я скажу так: в каком-то смысле вы правы просто потому, что финансовым аналитикам нужно использовать бóльшие объемы количественных данных, их деятельность является более регулируемой самими условиями финансовых рынков, чем у политиков. У политиков гораздо чаще возникают иллюзия, что они действуют более-менее по произволу, повинуясь собственным страстям. Хотя хороший политик так не думает, соблазн больше, чем у бизнесмена или у государственного экономического менеджера. Но принципиальной разницы нет — непосредственно, в своей повседневной практической деятельности, бизнесмены и экономические менеджеры тоже не используют достижения экономической науки. Черные лебеди научных предсказаний: кто отвечает за Трампа? Из зала: Здравствуйте, Григорий Васильевич, большое вам спасибо. Я бы хотела узнать ваше профессиональное мнение по поводу последних событий, связанных с США — как вы считаете, к чему может привести политика Дональда Трампа? Г.Г.: Вот это мы и называем «вопросом на миллион долларов». Действительно, вся ситуация в современном мире дестабилизируется просто-напросто от того, что Трамп всех интригует, не раскрывая основных деталей своих действий — он уже ясно дал понять, что он будет выполнять какие-то свои предвыборные обещания, но не все. Однако, это касается пока лишь немногих. Ну и, собственно говоря, это остается для всех загадкой — что именно он сделает. Если вы меня просите спрогнозировать его дальнейшие действия, то мне придется воздержаться от этого. Я полагаю, что о чем-то могли бы рассказать люди, близкие к Трампу. Безусловно, многое мог бы сказать сам Трамп. Но я боюсь, что даже Трамп не сказал бы всего, потому что он и сам не знает ответа на этот вопрос. Из зала: Здравствуйте, меня зовут Кирилл, я из СПбГУ. Одной из функций политолога является функция прогноза, прогностическая, но при этом сейчас мы сталкиваемся с такими интересными феноменами как «чёрные лебеди», которые в последнее время набирают обороты. И вот за этот год политическая наука, политический прогноз не прошел проверку по двум пунктам —Brexit и победа Трампа. Что в контексте этого можно сказать о будущем политической науки в ее сожительстве с этими «чёрными лебедями», и будет ли она востребована в ближайшее время? Спасибо. Г.Г.: Ну я, по правде сказать, такого выражения — «чёрные лебеди» — не то что бы не знаю, но я не до конца понимаю, что это такое. Мне кажется, это такой «нежданчик», нечто неожиданное, а больше я никакого содержания за этим термином не усмотрел. Это, по правде сказать, не совсем научная лексика. Что касается собственно прогностической функции, то я вам скажу так: я очень много времени сегодня потратил на то, чтобы объяснить, что научные знания являются ограниченными по своей природе, а политические процессы являются по своей природе тотальными. Простая логика нам подсказывает, что мы не можем предсказывать процессов, которые носят сложный, многофакторный характер, с помощью частичных знаний. Почему мы можем делать такие предсказания, основываясь на обыденных представлениях? Именно потому, что нам нужен прогноз высокой степени разрешения, и мы восполняем то, чего мы не знаем, интуицией и практическими навыками. Поэтому в политике практики всегда будут лучшими прогнозистами, чем ученые. Ученые просто не должны этим заниматься. Вот эту позаимствованную из теории научного коммунизма фикцию о том, что наука выполняет «прогностическую функцию», нужно забыть. Даже естественные науки выполняют эту функцию только в той мере, в какой они могут предсказывать реализацию жестких закономерностей: то есть, если мы ударим по столу, раздастся стук. Да, мы можем этот процесс описать научно. Если же мы имеем дело со сложным многофакторным процессом, где жесткие закономерности отсутствуют, то, подчеркиваю еще раз, хороший практик с развитой интуицией всегда предскажет результаты — вроде избрания президентом Соединенных Штатов Дональда Трампа — не хуже, чем ученый. Что может сделать ученый? Он может рассказать человеку, которому это интересно, о том, с какой степенью вероятности будут получены те или иные результаты, исходя, допустим, из текущих настроений избирателей. Можно исходить из чего-то другого. Есть модели электорального поведения, которые вообще не принимают во внимание опросных данных, а строятся исключительно на каких-то агрегированных показателях экономического развития, например. В связи с избранием Трампа говорят о так называемом «провале социологов». Но социологи не провалились, они предсказали результаты этих выборов, причем предсказали их даже с большей точностью, чем обычно. Ошибка была в рамках статистической погрешности: в большинстве прогнозов было сказано, что победит с небольшим перевесом Клинтон, и она действительно победила по голосам избирателей с небольшим перевесом. Очень точные, повторяю, были предсказания того, с каким отрывом она победит. На основании социологических прогнозов и собственной интуиции люди, которые, как правило, уже не являются учёными, а являются политическими аналитиками, комментаторами, представителями других профессий, предсказывали, что президентом станет Клинтон. Они ошиблись. Но никаких претензий к социологам по этому поводу быть не может. Расшифровка: Расчупкин Максим Редактура: Шамиев Кирилл, Шенцева Таисия, Полторацкая Виктория  

Выбор редакции
29 апреля, 00:01

Trump signs executive order to begin reversing Obama OCS decisions

US President Donald Trump signed an executive order that reverses his predecessor’s Arctic offshore oil and gas leasing ban and directs Interior Sec. Ryan Zinke to allow responsible development of other US offshore areas’ energy resources. Oil and gas trade associations and other business groups immediately hailed the president’s Apr. 28 action. Environmental organizations and California, Oregon, and Washington’s Democratic governors promptly condemned it.

28 апреля, 16:27

Центробанк начал скрывать статистику по банковской системе

Эксперт Высшей школы экономики узнал, что Банк России изъял данные за период с 1 октября 2015 года, заменив их на сокращенную версию

28 апреля, 14:32

28.04.2017 14:32 : Эксперты объявили о том, что российская экономика после короткого оживления вновь оказалась в стагнации

Об этом говорится в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе», который подготовил Институт «Центр развития НИУ ВШЭ». О стагнации позволяют судить данные за первое полугодие, опубликованные Росстатом. Специалисты отмечают, что индекс промышленного производства в первом квартале этого года вырос, по сравнению с тем же периодом прошлого года, всего на 0,1%.

28 апреля, 13:31

Приятно населению, выгодно РФ: зачем Сбербанк снижает ставки по потребительским кредитам

Сбербанк с 1 мая снижает ставки по всем рублевым потребительским кредитам.

Выбор редакции
28 апреля, 13:30

Marie Arsalidou "How the Brain Processes Numbers and Calculations"

On March 21 held the open talk «How the Brain Processes Numbers and Calculations» within the HSE project«University Open to the City: HSE Talks». Lecturer – Marie Arsalidou, PhD, Associate Professor from the Faculty of Social Sciences at HSE.

28 апреля, 13:26

Банк России перестал публиковать полную банковскую статистику

Причины такого решения неизвестны, отмечают в ВШЭ

28 апреля, 13:10

ЦБ засекретил статистику по банкам

Банк России по неизвестной причине прекратил публикацию ряда ключевых статистических показателей банковского сектора, сообщает Высшая школа экономики в очередном выпуске "Комметариев о государстве и бизнесе. С февраля регулятор...

Выбор редакции
28 апреля, 13:04

ВШЭ констатировала возвращение экономики России к стагнации

В начале нынешнего года российская экономика после короткого оживления вновь оказалась в стагнации, констатируют эксперты ВШЭ. «Последствия рецессии 2015-2016 годов еще не преодолены, а модель устойчивого долгосрочного роста также пока не сформировалась», — указывают они.

Выбор редакции
28 апреля, 12:37

ВШЭ: Экономика РФ в 2017 г после короткого оживления вновь оказалась в стагнации

Российская экономика в начале 2017 года после короткого оживления вновь оказалась в стагнации, и проблемы экономического роста все еще остаются первостепенными, считают эксперты "Центра развития" НИУ ВШЭ.

Выбор редакции
28 апреля, 12:15

Эксперты ВШЭ: в начале года экономика России вновь оказалась в стагнации

В начале текущего года российская экономика после короткого оживления вновь оказалась в стагнации, о чем говорят данные Росстата. Об этом пишут эксперты института «Центр развития» НИУ ВШЭ в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе».

28 апреля, 12:02

Люди с высшим образованием дольше задерживаются в безработных

Специалисты Высшей школы экономики (ВШЭ) назвали три фактора, способствующие длительной безработице. И один из них, как ни странно, связан с высшим образованием. А конкретная ситуация зависит от региона.

28 апреля, 11:39

Итоги Blockchain & Bitcoin Conference Russia в Москве 19 апреля

19 апреля в московском центре Digital October прошла ежегодная, самая крупная в России конференция, посвящённая блокчейну и криптовалютам, – Blockchain & Bitcoin Conference Russia. Она собрала 750 посетителей и 30 спикеров – практиков и теоретиков из Европы, Америки и Африки.

27 апреля, 23:03

В Москве завершилась образовательная программа «Высшей студенческой школы парламентаризма»

27 апреля, в День российского парламентаризма, в Москве на площадке ДК «Трехгорка» состоялась церемония закрытия образовательного блока «Высшей студенческой школы парламентаризма». «Высшая студенческая школа парламентаризма» – проект Молодежного избирательного штаба «Молодой Гвардии Единой России». Цель Школы – интеграция студентов в общественно-политическую деятельность и создание благоприятных условий для формирования кадрового резерва органов государственной власти. ВСШП реализовалась как в Москве, так и в более чем 40 регионах страны. В ряде субъектов продолжается образовательная программа. В столице отбор на участие в проекте стартовал в начале марта. За это время из 5 600 человек были отобраны 200 студентов «Школы парламентаризма» – это учащиеся крупнейших вузов страны: МГУ им. М.В. Ломоносова, РАНХиГС, МГЮА им. О.Е. Кутафина, Финансовый университет при Правительстве РФ, НИУ ВШЭ, МГИМО, РУДН, ГУУ, Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева и др. За полтора месяца работы «Высшей студенческой школы парламентаризма» прошли 14 образовательных лекций, три практических занятия, 12 неформальных встреч, в том числе студенческие дебаты на актуальные общественно-политические темы, рассказал координатор ВСШП в Москве Ян Сенокоп. Участники разделились на 20 команд, в рамках которых они готовили свои собственные законодательные инициативы. Выпускники «Школы парламентаризма» продолжат писать свои законопроекты (а их около 30 на разные тематики), которые они публично представят в середине мая. После обсуждения и экспертной оценки все студенческие инициативы будут переданы в профильные комитеты Государственной Думы и во фракцию Партии «Единая Россия», рассказал координатор проекта в Москве Павел Сиротов. «Мы планируем создать Центр законотворческих инициатив, в рамках деятельности которого каждый студент сможет презентовать свои идеи и продвигать их».  Председатель Координационного Совета МГЕР Денис Давыдов поблагодарил выпускников «Высшей студенческой школы парламентаризма» за активное участие в проекте и пожелал им успехов в дальнейшей деятельности, реализации собственных идей и инициатив. Руководитель проекта «Высшая студенческая школа парламентаризма» Юлия Перегудова, выступая перед студентами, отметила, что проект активно реализуется по всей стране. «Выпускниками Школы в целом по России станут более 1,5 тысяч участников», – отметила она.  На мероприятии выступил российский государственный и политический деятель Владимир Плигин, который ранее выступал перед студентами с лекцией, посвященной законотворческому процессу. «Я желаю вам быть ответственными за нашу страну, находить те решения, которые сделают нашу страну сильнее, крепче, и я уверен, что Школа способствовала этому», – сказал Плигин. Перед участниками Школы выступил и руководитель Управления проектной деятельности ЦИК Партии «Единая Россия» Максим Руднев. «Я надеюсь, что вы использовали в полной мере образовательные площадки. Надеюсь, что большинство из вас пойдут дальше, воспримут "Школу парламентаризма" как площадку для старта», – пожелал Руднев. Кроме того, он отметил наиболее яркие проекты, которые студенты Школы направили в ЦИК Партии – это «Историческая память» и «Свет экономики».  Председатель Московской городской Думы Алексей Шапошников поприветствовал выпускников ВСШП и поздравил их с праздником, Днем российского парламентаризма. «Я сейчас смотрю на будущих парламентариев, депутатов различных уровней. Я уверен, что за вами замечательное будущее», – сказал он. Также он напомнил о муниципальных выборах, которые пройдут в сентябре этого года в Москве. Кроме того, Шапошников пригласил студентов на экскурсию в Московскую городскую Думу. «Нам нужны как профессиональные политики, так и политологи, юристы», – отметил он. На мероприятии также состоялась церемония награждения лучших участников «Школы парламентаризма», после всем студентам были выданы сертификаты. Завершилась встреча экспресс-дебатами на актуальные общественно-политические темы.

27 апреля, 23:01

Томов пятьсот пророческого толка...

Готовясь к выступлению перед бизнес-аудиторией, на инвестиционном форуме или просто перед акционерами или топ-менеджерами какой-то крупной компании, я обычно беру данные, графики и картинки из стандартных источников – IMF Economic Outlook, IMF Global Financial Stability Report, WEF Global Risks Report, материалы Мирового банка и т.п. Если речь идёт про Россию, то, конечно, ещё страновые отчёты тех же Мирового банка и IMF, и иногда разные «мониторинги» (Института Гайдара, ВШЭ, РЭШ), к которым в последние годы прибавились отчёты ЦБ. А если речь идёт про «сравнительную перспективу», то самый, наверное, информативный источник – это ежегодный EBRD Transition Report.И вот мне хочется коротко прорекламировать EBRD Transition Report 2016. Дело в том, что по разным причинам этот отчёт – на самом деле не то, что кажется. EBRD устраивает ежегодную торжественную презентацию в ноябре – то ли во всех основных столицах бывших соцстран, то ли во многих. Известное место, местные авторитеты в области экономики, пресс-конференция. Журналисты об этом пишут как об информационном событии и, мне кажется, складывается впечатление, что этот отчёт – что-то вроде результатов мониторинга, который год за годом описывает происходящее в одних и тех же переходных экономиках. А там это – не главное. Для профессионального экономиста – определенно не главное.Главное – это тема, которая каждый год меняется и на эту основную тему написанный текст, как правило, одновременно – самый подробный обзор литературы на эту тему – и чисто академической, и прикладной – и собственное исследование. Вот посмотрите отчёт 2016 года – это мета-статья про все мыслимые исследования связи экономического неравенства и неравенства возможностей в переходных (бывших социалистических) экономиках за 25 лет «перехода». Если кто-то пишет курсовую, дипломную, кандидатскую или докторскую работу про что-то, связанное с экономическим неравенством в переходный период отчёт ЕБРР за 2016 год должен быть первым чтением. Потому что обзоров научной литературы такой подробности больше никто не пишет – тем более, с такими методологическими подробностями. (Впрочем, если кто не читал отчёты Мирового банка и МВФ, хотя бы по ссылкам выше, то наверняка недооценивает насколько подробно в них разъясняется методология, зачастую довольно сложная.)Коротко говоря – не смотрите на то, что отчёты ЕБРР выходят ежегодно. Если в какой-то год был отчёт на тему, которой Вы касаетесь в своей научной работе или преподавании, то это – обязательное чтение. Можно быть уверенным, что текста и современнее, на год выхода, на эту тему нет.

Выбор редакции
27 апреля, 19:30

Anadarko shutting 3,000 wells in Colorado after home explosion

Anadarko Petroleum Corp., Houston, has shut more than 3,000 producing vertical wells, or a total of 13,000 net boe/d of production, in northeast Colorado following a home explosion and fire in Firestone on Apr. 17. Two men were killed in the incident, which is being investigated by the Colorado Oil & Gas Conservation Commission.

Выбор редакции
27 апреля, 18:10

Онлайн-курс «Академические ценности НИУ ВШЭ»

В 2017 г. инициативной группой выпускников программы "Кадрового резерва" создан онлайн-курс "Академические ценности НИУ ВШЭ". Данный ресурс позволяет всем заинтересованным погрузиться в мир ценностей, академических норм и высоких профессиональных стандартов, принятых в нашем университете. Особенно он окажется полезным для новых сотрудников, помогая им успешно социализироваться в профессиональном сообществе, а также избежать противоречий, которые могут возникнуть в поле корпоративных ценностей и внеправовых норм. Курс "Академические ценности" состоит из шести тематических блоков, соответствующих структуре Декларации ценностей НИУ ВШЭ. Среди его материалов -- видео-обращения представителей академического сообщества НИУ ВШЭ, тезисы, раскрывающие основные ценности профессионального сообщества, кейсы, в которых разбираются сюжеты, связанные с нарушением академической этики, и тесты. Приглашаем всех желающих присоединиться к нашей инициативе! Для получения доступа ко всем материалам курса "Академические ценности" обращайтесь к начальнику Управления академического развития Анне Гришиной ([email protected])

Выбор редакции
27 апреля, 18:10

#исследования: онлайн-курс «Академические ценности НИУ ВШЭ»

В 2017 г. инициативной группой выпускников программы "Кадрового резерва" создан онлайн-курс "Академические ценности НИУ ВШЭ". Данный ресурс позволяет всем заинтересованным погрузиться в мир ценностей, академических норм и высоких профессиональных стандартов, принятых в нашем университете. Особенно он окажется полезным для новых сотрудников, помогая им успешно социализироваться в профессиональном сообществе, а также избежать противоречий, которые могут возникнуть в поле корпоративных ценностей и внеправовых норм. Курс "Академические ценности" состоит из шести тематических блоков, соответствующих структуре Декларации ценностей НИУ ВШЭ. Среди его материалов -- видео-обращения представителей академического сообщества НИУ ВШЭ, тезисы, раскрывающие основные ценности профессионального сообщества, кейсы, в которых разбираются сюжеты, связанные с нарушением академической этики, и тесты. Приглашаем всех желающих присоединиться к нашей инициативе! Для получения доступа ко всем материалам курса "Академические ценности" обращайтесь к начальнику Управления академического ра

19 ноября 2016, 12:20

Счетная палата предупредила о развале инфраструктуры России

Материально-техническая база российской экономики - инфраструктура, технологии, оборудование - устарела, износ основных фондов превысил 50%, а денег на модернизацию в достаточном объеме в бюджете нет.

04 августа 2016, 11:33

Доклад о состоянии экономики РФ

Текст ниже не мой, это цитата. Источник указан в конце. При ВШЭ – она же «Вышка» – работает некий Центр развития. Много лет подряд каждые две недели этот центр выпускает большой доклад о текущей ситуации в макроэкономике. Документ на 47 страницах включает много красивых графиков. Его рассылают ведущим экономическим изданиям, в том числе «Аргументам недели».Доклад много лет носит зловещее название «Новый КГБ (Комментарии о Государстве и Бизнесе)». Так они шутят.Озвучим для начала его выводы понятными словами. Вот они. Правительство и Центробанк – идиоты! Тот самый Центробанк, который возглавляет Набиуллина. И то самое правительство, которое возглавляет Медведев. Его сотрудники оторвались от реальности, слишком оптимистично оценивают ситуацию в экономике. На глобальном макроэкономическом уровне действуют так, как будто дела пошли на поправку. На самом деле никакого оживления в экономике нет, всё гораздо хуже, чем думают наверху. В первом полугодии 2016 г. кризис только усилился. «Дна», о достижении которого твердят Набиуллина и министр экономического развития «водолаз» Улюкаев, мы даже не достигли. В экономике, разрушенной Кудриным и его дружками из ВШЭ, всё продолжает снижаться, падать и рушиться, причём стремительно.Процесс сжатия экономики идёт широким фронтом, затрагивая все сектора. В целом ВВП падает два года подряд. Люди покупают всё меньше, потребительский спрос стабильно сокращается. Во втором квартале 2016 г. оборот розничной торговли рухнул на три с лишним процента. Среди всех отраслей один из сильнейших спадов пережило строительство – главный мотор инвестиций в экономику. Федеральный бюджет очень дырявый, и дыра разрастается.Налоговые сборы в 2016 г. сильно недобирают до плана. Государственная финансовая подушка безопасности в виде резервных фондов стремительно истощается, деньги в загашниках закончатся уже через год. А что там с цифрами доклада?Здесь – полная жуть!Дефицит федерального бюджета за первое полугодие 2016 г. составил 1,5 трлн рублей, или 4% ВВП. Для его финансирования уже было использовано 780 млрд рублей из Резервного фонда. Всего же за первое полугодие 2016 г. Резервный фонд сократился на 1,2 трлн рублей. Дальше. За первое полугодие 2016 г. доходы федерального бюджета составили 5,9 трлн рублей, что на 11% ниже соответствующего показателя прошлого года. До 2020 г. роста ВВП не будет. Только падение. В 2020 г. если что и вырастет, то только на 1%. Меньше статистической погрешности. Значит, может в реальности и упасть.В первом полугодии 2016 г. строительство и розничная торговля грохнулись на -5,6%. Среди всех промышленных отраслей самый серьёзный спад будет в производстве транспорта и оборудования (-5,4%), второе место по падению – производство нефтепродуктов (-4,3%), третье – металлургия (-3,1%). Подсластили горькую пилюлю лишь рост выпуска кожи и обуви (+9,5%), резины и пластмасс (+5,8%) и химпроизводство (+5,2%).Вот такой вот доклад базисного научного заведения медведевского правительства. А в недалёком прошлом правительства путинского, зубковского, фрадковского, касьяновского, кириенковского, черномырдинского и гайдаровского. Это на самом деле так: если копнуть, единение с государством, в том числе финансовое, у института ошеломляющее. Но оставим эмоции. Рассмотрим причинно-следственные связи.ГУ ВШЭ создано в 1992 г. постановлением правительства РФ за подписью премьер-министра Егора Гайдара. Автор и мотор идеи – Евгений Ясин. Бессменный ректор ВШЭ с 1992 г. – Ярослав Иванович Кузьминов. Его супругу зовут Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. Поженились они в далёком 1988 году. Набиуллина была его аспиранткой. Кузьминов участвовал в создании «Стратегии-2010». Так называлась проваленная экономическая программа Грефа. Затем по поручению президента он же возглавил работу над «Стратегией-2020». Позор от её реализации мы сейчас и переживаем.Кузьминов входит в пять различных комиссий и рабочих групп при президенте РФ, семь комиссий при правительстве, пять советов и коллегий при федеральных органах власти. Это далеко не «бесплатная общественная нагрузка». Это очень хороший источник «охрененных» доплат. Официальный личный доход Я. Кузьминова в 2014 г. – 45,3 млн рублей. Семейный доход вместе с женой – 67,2 млн рублей.Несколько слов о той злокачественной опухоли на нашей экономике, которая называется ВШЭ. Самый большой кусок дохода «Вышка» получает от государства. Объём госфинансирования – 5,3 млрд рублей в год (формально – на обучение бюджетных студентов). Второй крупный источник госзаказа – исследования, которые «Вышке» заказывает правительство. За фундаментальные исследования правительство платит ВШЭ по 700–730 млн рублей в год, ещё 200 млн рублей приносят госзаказы на прикладные исследования. В 2011–2015 гг. ВШЭ заключила более 1 тыс. госконтрактов, сумма превысила 5,1 млрд рублей.Кузьминов постоянно вытрясает из правительства новые здания и площади, плюс деньги на ремонт. В 2010–2014 гг. общая площадь зданий ВШЭ увеличилась с 200 до 400 тыс. кв. метров. В 2010 г. на реконструкцию корпусов «Вышка» получила от государства 14,9 млрд рублей. Так что же случилось, если сама ВШЭ выпустила доклад, согласно которому всё, что она навязывала стране уже четверть века, оказалось мусором? А мы – у разбитого корыта? Доклад по своей сути – это тяжёлое признание несбыточности мечты первого клиента ВШЭ – премьера В.С. Черномырдина. Он говорил, что, «Россия со временем должна стать еврочленом». Не случилось. Псевдоучёные из ВШЭ делали всё, чтобы в экономике мы по-прежнему оставались в еврозаднице. Использование этого материала сайта газеты «Аргументы недели» в Интернет-пространстве допускается только при обязательном размещении гиперссылки на источник публикации:http://argumenti.ru/politics/n550/461746

30 ноября 2015, 18:38

Банк "Открытие" повод задуматься.

     Лично я давно слежу за интереснейшей «аферой» историей вокруг банка «Открытие». В прошлом году я уже рассказал про проблемы у банка “Уралсиб”  радиостанции коммерсант ФМ, но просил в эфир это не давать. В итоге, проснувшись утром, я ещё не успел доехать до офиса, как мне раздался звонок из компании, в которой я работаю.  На другом конце девушка из колл-центра говорит, что спрашивают меня. Я отвечаю, а в ответ слышу  грубые наезды и негодование. На другом конце оказался заместитель председателя правления банка ”Уралсиб”. Оказалось, что коммерсант,  без моего ведома и согласования взяли и опубликовали ссылаясь на мои слова всё то, что я им рассказал. Просто свиньи. Вечером всё было пущено в эфир на радио, а утром всё было опубликовано в газете. Отмечу, что аудитория Коммерсанта довольно огромная. В то время, когда только начинали пачками отзываться лицензии у многих банков, подобная статься несла большую угрозу для банка. Сами знаете, как быстро распространяются слухи. Вобщем я объяснял, что я соблюдал этику и я просил не озвучивать ни чьи имена, но СМИ меня подставили. Любое СМИ ради громкой статьи готовы просто плевать на этику и правила, хотя любая статья в СМИ должна быть согласована.  Извинения я никакие не приносил, но позаботился, чтобы статью быстро убрали со всех сайтов и в эфире больше не было ни слова. После этого,  я перестал любым СМИ вообще комментировать любые скользкие темы и тем более лезть в политику или геополитику.  Что в итоге стало с Уралсибом и какие  там всплыли проблемы теперь все знают и кому его не так давно продали тоже все теперь знают.     А теперь почитайте вот этот квест про банк “Открытие”.  Свои мысли я озвучивать не буду, не всё тут правда, но я бы был на чеку.  Кстати, чую, что может скоро настанет такой момент, что АСВ просто перестанет существовать.  Там наверху придумывают новую схему. Скоро депозиты будут не такими уж и безрисковыми, но об этом я писать не буду. Это не чёрный пиар, просто повод задуматься. Сейчас банкротство банка из топ 20 на мой взгляд просто не возможно.Статья автора: Сергея Фролова.Куда «утекают» миллиарды из «Открытия»?Автор: Сергей Фролов, 2015-11-20 12:30:23За «оттоком» 220 млрд руб. из банка «Открытие» может стоять вывод активов?Вкладчики «сбежали»?Сложная ситуация сложилась в банках группы «Открытие» – «ФК Открытие» и «ХМБ Открытие». В октябре 2015 года эти финансовые организации лишились свыше 220 млрд руб. средств юрлиц (это официальные данные из последней отчетности банка — прим.ред.).При этом отток, в основном, зафиксирован из «головного банка» группы, то есть из «ФК Открытие».Так за месяц депозиты корпоративных клиентов сократились на 190 млрд руб., или почти на четверть, до 583 млрд.Государство не доверяет «Открытию»?Обратим особое внимание на то, что отток обеспечен госкомпаниями и бюджетными организациями – их депозиты сократились на 196 млрд руб. (до 106 млрд руб.).Итогом всего этого стало то, что баланс банка сжался за месяц почти на 6% (на 166 млрд руб.). Такой уровень оттока госсредств – это рекорд для банков, входящих в «ТОП-20».Эксперты уверены, что государственные компании намеренно вывели свои средства из «Открытия», догадываясь о возможном «крушении» этого банка. Здесь можно вспомнить, как «Транснефть» прекратила обслуживать свои счета в банке «Уралсиб», итогом деятельности которого стала санация.Возможно, в государственных органах знают о проблемах «Открытия». Поэтому госкорпорации и забирают из этого банка свои деньги.Фактор СилуановаСтоит отметить, что в самом «Открытии» уверяют в якобы намеренном «сокращении объема ликвидности». Но в это как-то не верится. Более того, по сути, отток средств госкомпаний из «Открытия» ведется скоординированно.Известно, что около 100 млрд руб. ушло с депозитов Федерального казначейства и порядка 30 млрд забрали с депозитов компании с госучастием.Возможно, что «негласный приказ» государственным компаниям забирать свои деньги из «Открытия» мог быть отдан «кем-то» из Белого Дома.Антон Силуанов, министр финансовНесложно догадаться, что, так как Федеральное казначейство подчиняется Министерству финансов РФ, то распоряжение «увести» казенные сбережения из «Открытия» мог отдать только министр финансов Антон Силуанов (или кто-то из его заместителей — прим.ред.).Вывод активов в пользу акционеров?Глупо думать, что раз государство забрало свои деньги из «Открытия», то хозяева этого банка будут просто так сидеть и смотреть, как их «финансовый колосс» движется прямиком к своему краху.Поговаривают, что вместе со средствами корпоративных клиентов из «Открытия» может вестись вывод активов в интересах его акционеров. Впрочем, чему тут удивляться, если и ранее банк «Открытие» всегда охотно кредитовал компании своих владельцев. А это, кстати, является одной из самых распространенных «легализированных схем» по выводу активов из банков.Кстати, по данным агентства Moody’s, объем кредитов, выданных связанным сторонам банком «ФК Открытие», уже в два раза больше капитала этого банка .Согласно отчетности по МСФО (от 30 июня 2015 года), капитал банка «ФК Открытие» составляет 296,1 млрд руб. При этом объем выданных банком кредитов связанным сторонам неуклонно растет.Если в начале года доля подобных кредитов составляла 85% от капитала банка, то к концу первого полугодия увеличилась до 229%. Известно, что за полгода 2015 года банк «ФК Открытие» нарастил кредитование акционеров и их компаний втрое — с 216 млрд до 663 млрд руб.Получается, что на фоне того, как госкомпании забирают из «Открытия» свои накопления, фирмы акционеров этого банка получают огромные кредиты. Все это очень напоминают картину, когда банк готовят к банкротству, предварительно выводя из него активы.Помощь Мотылеву?Версию о выводе активов подтверждает и тот факт, что банк «ФК Открытие» «засветился» в скандале, связанном с выводом активов хозяином «Российского кредита» Анатолием Мотылевым, который контролировал целый ряд негосударственных пенсионных фондов (НПФ).Как выяснилось, НПФ, которыми владел Мотылев, размещали свои средства именно в банке «ФК Открытие» .Анатолий Мотылев, хозяин лишенного лицензии «Российского кредита»При этом финансовая корпорация «ФК Открытие» стала кредитором «Российского кредита» и дала банку Мотылева, как минимум, 300 млн руб. Теперь вряд ли банк «ФК Открытие» сможет эти деньги вернуть.Но зачем же руководству банка «ФК Открытие» одалживать Анатолию Мотылеву сотни миллионов рублей (если не больше), прекрасно понимая, что его банковскую империю ждет неминуемый крах? Вполне возможно, что эти кредиты были либо выводом активов, либо своеобразными «взятками» Мотылеву за то, что он держал финансы своих НПФ в «ФК Открытие».И как-то странно, что топ-менеджеры банка «ФК Открытие» не обращали свое внимание на явный вывод средств из НПФ Мотылева. Все это наводит на мысль о том, что акционеры этого банка сами могли поучаствовать в «раздербане» активов НПФ Анатолия Мотылева.По следам «Лайфа», или «махинации брокеров»Банк «ФК Открытие» оказался связан не только с «разгромленной» ЦБ «финансовой империей Мотылева», но и с группой «Лайф», чьи активы также, по мнению экспертов, были выведены заграницу.К примеру, лишившийся лицензии «Пробизнесбанк» (входящий в группу «Лайф») пользовался для финансовых операций услугами фирмы «Otkritie Capital International» (OCI) (ранее Otkritie Securities Limited), подконтрольной все тому же банку «ФК Открытие».С учетом того, что из банков, входящих в группу «Лайф», выводились миллиарды рублей, то часть из них с помощью представителей Otkritie Capital International вполне могла оказаться на счетах хозяев банка «ФК Открытие».Хозяева «Открытия»Напомним, что акционерами группы «ФК Открытие» являются Вадим Беляев (26,71%), ИФД «Капитал» (19,90%), Рубен Аганбегян (7,96%), Александр Несис (7,34%), НПФ «Лукойл-гарант» (7,06%), Александр Мамут (6,67%), Сергей Гордеев (6,38%), Дмитрий Соколов (4,67%) и Алексей Гудайтис (2%).А до июля 2013 года акционерами «ФК Открытие» были владелец холдинга O1 Group Борис Минц и глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Они стояли у истоков создания банка «ФК Открытие», а Минц вместе с Беляевым считаются сооснователями этой финансовой группы.Вадим Беляев, основной акционер банка «Открытия»Интересно, что, как только Минц и Чубайс вышли из числа акционеров «ФК Открытие», разразился громкий скандал, связанный с выводом активов из этой финансовой организации. Это случилось из-за того, что компания Бориса Минца ГХК «Бор» получила кредит от этого банка, а затем допустила технический дефолт по облигациям .То есть получается, что одна компания Минца взяла в долг у другой его структуры, затем допустила дефолт, а деньги, по мнению экспертов, возвращены так и не были. Поговаривают, что эти финансы были использованы O1 Group для ее девелоперских проектов.Анатолий Чубайс и Борис Минц, бывшие акционеры банка «Открытие»Фактически господин Минц банально вывел активы из «ФК Открытие», а сейчас в этом банке его интересы представляет господин Беляев, который, по слухам, лояльно относится и к Анатолию Чубайсу.А раз ранее с помощью кредитных схем акционеры уже выводили деньги из банка «ФК Открытие», то, что мешает им сейчас сделать то же самое?«Крыша» от НабиуллинойВ деловых кругах ходят слухи, что глава ЦБ Эльвира Набиуллина «закрывает глаза» на «темные делишки» акционеров «ФК Открытие».Возможно, та «мягкость», которую Набиуллина проявляет к банку «ФК Открытие», связана с тем, что эту организацию ранее называли «карманным банком Чубайса» .Эльвира Набиуллина, глава ЦБА Эльвира Набиуллина во второй половине 90-х работала секретарем Анатолия Чубайса в комиссии по экономическим реформам. Эту должность она заняла по рекомендации Евгения Ясина, который сейчас работает у ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова — мужа Набиуллиной.Как ЦБ «вливал» деньги в «Открытие»Считается, что Набиуллина до сих пор сохраняет лояльность своему бывшему шефу. Не случайно пользователи блогосферы открыто пишут о том, что «Набиуллина закачала 127 миллиардов в карманный банк своего учителя Чубайса ».Именно столько денег банк «ФК Открытие» получил на санацию банка «Траст». После того, как выяснилось, что из «ФК Открытие» под видом кредитов фактически выводятся активы в интересах его акционеров, в экспертных кругах стали волноваться за сохранность 127 млрд.руб., выделенных банку, подконтрольному Беляеву, для санации «Траста».С учетом того, что деньги из банка «ФК Открытие» «уходят» в структуры его совладельцев, эксперты опасаются, что и эти 127 млрд.руб. тоже «уплыли» к господину Беляеву и его партнерам.А в мае 2015 года группа «ФК Открытие» получила от АСВ 65 млрд руб. в рамках госпрограммы докапитализации банков.Получается, что в начале государство (в лице ЦБ и АСВ) буквально «набило» банк «Открытие» бюджетными деньгами, а теперь правительство резко забрало свои вклады.Все это наталкивает на версию о том, что недобросовестные чиновники высшего разряда и владельцы «Открытия» просто использовали этот банк для «распила» бюджетных денег, а теперь они выводят из него активы, готовя «Открытие» к неизбежному отзыву лицензии и банкротству.Похоже, что силовикам стоит немедленно обратить свое внимание на ситуацию в банке «Открытие», так как она может вылиться в вывод миллиардов рублей в интересах отдельно взятых госслужащих и акционеров этого банка.

13 октября 2015, 11:00

Могильщик образования. Как г-н Кузьминов внедрял ЕГЭ, "пилил" бюджет и закрывал школы

Настаивая на росте финансирования образования, Кузьминов делал всё для его превращения в бизнес, который из-за невозможности контроля со стороны потребителей на глазах вырождается в инструмент ограбления и уродования целых поколений. Именно Кузьминов, по-видимому, сыграл ключевую роль в превращении образования в средство самоудовлетворения социально не адаптированных интеллигентов за счёт подготовки профессиональных безработных с завышенной самооценкой. В 2015 году Кузьминов стал сопредседателем московского штаба Объединённого народного фронта. Он находится на старте нового витка своей карьеры; похоже, разрушение образования отнюдь не исчерпало его либеральную миссию.Подробнее...

21 июля 2015, 15:15

Кто создаст новую стратегию развития России?

Социально-экономического развитие России до 2030 г. должно быть реализовано в рамках соответствующей стратегии. Для разработки стратегии премьер-министр Дмитрий Медведев поручил создать рабочую группу.

15 июня 2015, 18:33

Познер. Ярослав Кузьминов (15.06.2015)

В студии программы "Познер" ректор НИУ "Высшая школа экономики" Ярослав Кузьминов: об отличиях Высшей школы экономики от других российских университетов, о том, почему символом ВШЭ стала ворона, о судьбе либерализма в России, о ситуации с присоединением Крыма и отношениях России и Украины, о плюсах и недостатках ЕГЭ и о причинах нападок на Единый госэкзамен, о том, чем нынешняя система образования лучше советской, о возвращении выпускных сочинений, о базовых учебниках и о своей работе в ОНФ.

26 мая 2015, 21:51

"Отреченное знание" изучение маргинальной религиозности в XX и начале XXI века

Носачев П.Г. "Отреченное знание" изучение маргинальной религиозности в XX и начале XXI века: Историко-аналитическое исследование. - М.: ПСТГУ, 2015. - 336 с. ISBN: 978-5-7429-0967-5П.Г. Носачев, доцент Школы культурологии факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», – автор многочисленных статей по темам, связанным с западным эзотеризмом. Книга является первым в отечественной научной литературе аналитическим очерком истории исследований того, что в массовом сознании именуется «эзотерикой», «оккультизмом» или «герметизмом», а в терминологии автора книги «мар- гинальной религиозностью». Автор выдвигает гипотезу существования четырех подходов к исследованию этого явления, описывает генезис и характерные черты каждого из них, подробно анализирует работы основных выразителей. В книге рассматривается история круга Эранос, дается краткий очерк представлений об эзотерике К.Г. Юнга, М. Элиаде, Г. Шолема, подробно анализируются ключевые труды Ф. Йейтс, У. Эко, Дж. Уэбба, А. Февра, В. Ханеграафа, К. фон Штукрада, А. Верслуйса, Дж. Крайпла, И. П. Кулиану. Немалое место отводится описанию культурно- исторических реалий, в условиях которых разворачивается исследование марги- нальной религиозности в ХХ – начале ХХI в. Книга в первую очередь адресована религиоведам, культурологам и историкам, но может быть рекомендована и всем интересующимся интеллектуальной истори- ей и историей религиоведения, равно как и широкому кругу читателей, желающих разобраться в том, что такое эзотерика и оккультизм.http://pub.pstgu.ru/09675.html

06 мая 2015, 17:51

Троцкизм, фрейдизм и Высшая Школа Экономики.

Алексей Богачев о предложенной ВШЭ концепции воспитания как о реинкарнации плана Троцкого по душеразложению России, фрейдо-марксизме и императиве борьбы против духовной скверны.

29 января 2014, 18:50

Сергей Пухов: “В российскую экономику ежегодно инвестируют 60 миллиардов долларов”

Россия впервые заняла третье место в мире по притоку прямых иностранных инвестиций, сразу за США и Китаем. Такие данные привели на конференции ООН по торговле и развитию. Какие страны вкладывали деньги в российскую экономику? Комментарий нашей Компании дал старший научный сотрудник Института «Центр развития» ВШЭ Сергей Пухов «В данном случае за прошлый год значительная часть инвестиций пришлась на Великобританию, порядка 15 миллиардов долларов. Эти инвестиции связаны с участием в капитале, то есть, наиболее значимые с точки зрения экономики инвестиции. Они в основном связаны со сделкой по покупке британской компанией ВР акций Роснефти, увеличением доли ВР в Роснефти. Поэтому это - прямые инвестиции. И скачок этот прошлогодний произошел за счет инвестиций из Великобритании. А остальные страны-инвесторы – это Кипр, Люксембург, Ирландия, Виргинские острова. Вот эта группа стран является основными донорами, которые поставляют прямые инвестиции в Россию. - Но прогнозируют и на будущий год хорошую ситуацию с инвестициями, когда уже явно, что ВР здесь будет ни при чем. За счет чего на будущий год они пойдут к нам? - У нас есть некоторый такой фоновый уровень. Если даже исключить сделку по покупке ВР - она в первом квартале была - то у нас ежеквартально в страну, в реальный сектор поступает иностранных инвестиций порядка 15 миллиардов долларов. Ежеквартально. То есть, 60 миллиардов долларов в год – это нормальный уровень, на который мы ориентируемся. И значительная часть инвестиций сконцентрирована в нескольких секторах. Основные инвестиции идут в обрабатывающие секторы промышленности и в первую очередь связаны с приростом числа легковых автомобилей. Еще это инвестиции в торговлю. Это инвестиции в финансовый сектор и инвестиции в недвижимость. - Насколько эти инвестиции нам принципиальны? Мы не можем обойтись своими средствами? - Вот инвестиции в обработку, на мой взгляд, очень важны. Потому что это по сути дела - приток новых технологий. А нам нужно обновлять старые производственные фонды. Это и технологии ноу-хау, и прочие. Те же самые производства легковых машин. Сейчас российский рынок – второй по величине в Европе после Германии. В Германии порядка трех миллионов машин производят, у нас – 2,6 миллионов. И производство будет наращиваться «российских иномарок» так называемых. Инвестиции в эту область уже будут создавать некоторый фон. Торговля тоже - локомотив этого роста экономического. Никуда не денемся, без торговли трудно себе представить жизнь в России. У нас тоже этот сегмент, безусловно, останется привлекательным на долгие годы». Все видеоматериалы Экспертной площадки здесь.