• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы761
      • Показать ещё
      Разное201
      • Показать ещё
      Компании163
      • Показать ещё
      Издания22
      • Показать ещё
      Показатели3
      Люди37
      • Показать ещё
      Международные организации15
      • Показать ещё
      Формат4
Гвиана
22 апреля, 19:20

France prepares to elect new president

French citizens prepare to vote in unpredictable presidential election, where centrist Emmanuel Macron and far right candidate Marine Le Pen are front-runners. France's overseas territories, such as Guiana, starting voting in the first round on Saturday. Saskia O'Donoghue reports Subscribe: http://smarturl.it/reuterssubscribe More updates and breaking news: http://smarturl.it/BreakingNews Reuters tells the world's stories like no one else. As the largest international multimedia news provider, Reuters provides coverage around the globe and across topics including business, financial, national, and international news. For over 160 years, Reuters has maintained its reputation for speed, accuracy, and impact while providing exclusives, incisive commentary and forward-looking analysis. http://reuters.com/ https://www.facebook.com/Reuters https://plus.google.com/u/0/s/reuters https://twitter.com/Reuters

22 апреля, 18:05

22.04.2017 18:05 : Вооруженный ножом мужчина задержан на северном вокзале в Париже

На Северном вокзале Парижа задержан вооруженный ножом человек. Беспрецедентные меры безопасности накануне первого тура президентских выборов во Франции предприняты после того, как в четверг на Елисейских полях было совершено нападение на полицейских, а один страж порядка был застрелен. Между тем, в заморских департаментах Пятой республики голосование уже стартовало. Первые избирательные участки открылись несколько часов назад. В континентальной части страны «день тишины», но более миллиона человек из-за разницы в часовых поясах проголосуют уже сегодня, когда в Старом свете все еще будет суббота. В 13 часов по Парижу первые бюллетени опустили в урны для голосования жители Сен-Пьера и Микелона. Это самые северные территории страны – небольшие острова в Атлантическом океане, к югу от Ньюфаундленда, неподалеку от Канады. Там проживает всего несколько тысяч человек. Позже к выборам присоединились жители земель Франции в Карибском море и Южной Америке — Гваделупа, Мартиника, Французская Полинезия и крупнейшая заморская территория – Французская Гвиана. Имеют возможность высказать свои политические предпочтения и многочисленные дипломаты в африканских странах, бывших колониальных владениях Франции. Вне зависимости от географического расположения департаментов, в стране на фоне террористической угрозы мобилизованы все силы безопасности. Кроме совершенного за три дня до выборов нападения на стражей порядка в центре французской столицы, за несколько дней до первого тура в Марселе задержали двух мужчин по подозрению в подготовке терактов в выборный день. Обвинений, однако, им до настоящего времени не предъявили. Действующий французский лидер Франсуа Олланд пообещал гражданам обеспечить безопасность на выборах. По данным последних опросов общественного мнения фаворитом президентской гонки во Франции остается политик Эмманюэль Макрон. На втором месте идет Марин Ле Пен, но шансы на выход во второй тур остаются и у бывшего премьера страны Франсуа Фийона.

22 апреля, 15:58

В заморских территориях Франции проходит голосование на выборах президента

Голосовать будут жители заморского сообщества Сен-Пьер и Микелон, Французской Гвианы, Гваделупы, Мартиники, Французской Полинезии, Сен-Бартельми и Сен-Мартена

22 апреля, 14:30

Жители заморских территорий Франции начали голосовать на выборах президента

Сегодня на французских заморских территориях открылись избирательные участки. Первыми начали работу участки в сообществах Сен-Пьер и Микелон, следом за ними проголосуют жители Французской Гвианы, Гваделупы, Мартиники, Французской Полинезии, Сен-Бартелеми и Сен-Мартена. Напомним, сегодня во Франции стране проходит день тишины, в который запрещена агитация. По результатам предвыборных опросов наибольшей поддержкой избирателей пользуются Эммануэль Макрон ("Вперёд!") и Марин Ле Пен ("Национальный фронт").

22 апреля, 14:21

Выборы во Франции стартовали на заморских территориях в условиях угрозы терактов

Во Франции стартовали президентские выборы сегодня на заморских территориях началось голосование, в то время как континентальная часть страны проводит «день тишины».

22 апреля, 14:13

Выборы во Франции: на заморских территориях началось голосование

Голосование в первом туре президентских выборов Франции началось в субботу, 22 апреля 2017 года, на заморских территориях Франции, участки открылись в Сен-Пьере и Микелоне. Об этом сообщает L'Indépendant. "В ближайшие часы к ним присоединятся жители Гваделупы, Мартиники, Французской Гвианы и Французской Полинезии. Вскоре проголосуют также сотрудники дипломатических представительств Франции в странах Северной и Южной Америки", - говорится в сообщении...

13 апреля, 21:53

НА ДАЛЕКОЙ АМАЗОНКЕ (20)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Аще Бог с нами...Естественно, окружающих все это напрягало. Сперва-то все было, как всегда, - местные фазендейру откупались от «себастьянистов» скотом, продуктами, всякими товарами, как привыкли откупаться от кангасейру, - однако Канудус рос, начались самозахваты новых земель, а заодно и грабежи, потому что Конселейру, категорически запретив убивать безоружных, объявил экспроприацию собственности праведным делом. Это пугало и напрягало.К тому же в Канудус бежали батраки с фазенд, - там была та же похлебка и тот же труд, но там были и справедливость, и взаимная любовь, и равенство, и ответы на все вопросы, - а когда батраки бегут, это прямой убыток. Тем более, что все более или менее здравые люди понимали: явление Дом Себастьяна может стукнуть в голову Наставнику в любую минуту. Да и без того застоявшаяся масса людей в любой момент могла хлынуть из переполненных сертан на города.Послали отряд полиции - пресечь в зародыше. Потом еще один. И еще. Не удалось. Полицейские,  посланные разгонять, вернулись крепко помятыми, - сертанежус, устраивая засады, их просто прогоняли, забирая оружие и боеприпасы. Так что, - осенью 1896 года власти Баии, осознав, что сами проблему не закроют, добились от Рио подключить к пресечению беспорядков гарнизон штата. А далее случилось то, чего никто не ожидал.4 ноября рота  прибыла на место, но дальше городка Жоазейру, километрах в десяти от холма Фавела, пройти не смогла, у поселка Уауа нарвавшись на плотный огонь и отступив с большими потерями. Такая же судьба постигла в середине января 1897 года и батальон при орудиях, - на сей раз, правда, каратели до Канудуса добрались и даже вошли на окраины, но в результате ночной контратаки «себастьянистов» бежали, бросив пушки, оружие и обоз, поредев наполовину. После чего всерьез заволновались не только в Сальвадоре, столице штата, но и в Рио.Во-первых, в то, что какие-то голодранцы могли сами, своими силами не одолеть даже, но начисто порвать полтысячи регуляров, мало кто вообще мог поверить. Но главное, Баия, да и север вообще, в центре были не на хорошем счету: они считались (и не без оснований) оплотом старой аристократии, очагом затаившихся, но, как предполагалось, все еще опасных монархистов. Так что, поскольку всем было известно, что Наставник и его люди против Республики, за императора и ждут короля, хотя и давно мертвого, но все же португальского, господа из Рио заподозрили, что мятеж кто-то (очень даже понятно кто) подкармливает.Но если «политические люди» всего лишь заподозрили, то «якобинцы» не сомневались ни в чем. Да, утверждали они, это «бывшие» устроили мятеж, и за спиной их торчат уши Лондона. А «цивилисты», заигрывающие с аристократией, жадные и беспринципные, ведут мутные игры, готовясь предать идеалы республики. И такое мнение подогревали письма единомышленников из Баии, сидевших в глухой оппозиции и готовых на все, лишь бы столичные пришли и привели их к власти.Безусловно, адепты Наставника немало удивились бы, узнав, в какие процессы ввязались, но их никто не уведомлял. Колесики завертелись, улица заволновалась, в офицерских собраниях всерьез заговорили о необходимости «новой революции», и всем было ясно, что увольнять говорунов означает неявно признать, что они правы, а генералы подчеркнуто держались в стороне, всем видом показывая: вот выкинули нас из политики, теперь сами-сами.Но и «цивилисты», прекрасно понимая, что Англия тут ни причем, как мы знаем, не исключали, что «старые люди», в самом деле, ловят рыбку в мутной воде. В связи с чем, были крайне заинтересованы в подавлении  опасного мятежа на севере, пока военные с помощью улицы не устроили путч, - и в конце концов, вышли на компромисс. Подавлять «проанглийских монархистов» поручили «якобинцам». Более того, опальному Морейра Сезару, позволив ему самому выбрать части, которые он поведет, хотя всем было понятно, что он, вернувшись победителем, станет серьезной политической фигурой, укрепляющей позиции военных. Этого «цивилистам», конечно, не хотелось, - но куда денешься?«Марат» же, получив шанс, взялся за дело круто. Потребовал полк, которым долго командовал, и получил. Потребовал вернуть в армию офицеров, уволенных за неблагонадежность, и получил. Вообще, получил все, и опасался только одного: что «монархисты» уйдут, не приняв боя, и украдут победу. В победе же не сомневался. 1100 штыков, 200 сабель, шесть крупповских стволов, полевой госпиталь, группа военных инженеров и саперов, эшелон с боеприпасами, - какие тут сомнения? Двигался очень быстро, по дороге зачищая местность, арестовывая местных, не глядя на статус и сан, по малейшему подозрению и казня арестованных при минимальных доказательствах вины. Как привык на юге, отрезая головы, чтобы не тратить патронов.Тем не менее, километры давались трудно: «себастьянисты» атаковали постоянно, стреляли из кустов, нападали по ночам, - а 2 марта, добравшись до Канудуса и ворвавшись в город, войска наткнулись на густую сеть баррикад, траншей и подземных ходов, преодолеть которую просто не смогли. Их, пишет выживший очевидец, «били как куропаток, отовсюду», и в конце концов, сам Морейра Сезар, лично пошедший в бой, воодушевлять подчиненных, получил пулю в живот, после чего уцелевшие солдаты бежали. А утром «Марат» умер, успев продиктовать категорический приказ: не отступать.Однако полковник Тамариндо, еще один видный «якобинец», принявший командование, решил иначе, - и позже специальная комиссия, скрупулезно изучив вопрос, признала решение верным: в противном случае, экспедиция, потерявшая пушки, обоз и треть личного состава убитыми, была бы уничтожена поголовно. А так спасся хоть кто-то. Хотя и немногие: 4 марта отступающие остатки легендарного 7 полка попали в засаду, поредели втрое и бежали в полном беспорядке, бросив всё. В том числе, носилки с телом «Марата» (его потом так и не отыскали) и убитого Тамариндо (его голову позже нашли насаженной на древесный сук).И вот тут вздрогнули все.  Ладно еще – рота во главе с юнцом-лейтенантом. И батальон тоже ладно. Всякое бывает. Но лучший полк Республики! Усиленный лучшими частями! Во главе с лучшим военачальником , собравшим штаб из лучших офицеров! Наилучшим образом подготовленный и полностью обеспеченный всем необходимым. И – разбит. Даже не просто разбит, как предыдущие усмирители, но практически уничтожен. Хуже того, бежал, бросив пушки, знамена и тела командиров.После такого сложно было не поверить во все, что угодно, - а точно ничего никто не знал, - и столицу, а за нею весь юг охватило безумие. Там верили уже во всё: и в монархистов, и в англичан, и вообще в любую муть, вплоть до сети предателей по всей стране, в частности, и в правительстве, погубивших «нашего полковника». В Рио начались погромы и убийства всех, кто хоть как-то вызывал подозрения у «бешеных», и власти, тоже уже готовые поверить в самую бредовую чушь, ввели в стране военное положение.На севере, правда, ситуацию понимали лучше, но ненамного, - что творится в сертанах толком не знал никто, - но смысл призывов Наставника более или менее понимали, и с ужасом ждали нашествия диких людей с топорами и уравниловкой, которых, если уж сам Морейра Сезар не остановил, значит, уже никто и не остановит. Так что, о помощи молили все: и «федералисты» (делайте, что угодно, только помогите!), и «централисты», упирая на то, что «федералисты» сидят и в Канудосе.АпокалипсисВпрочем, даже не будь просьб, четвертая экспедиция было неизбежна: правительство уже всерьез верило и в «монархическое восстание», и даже в «скрытую агрессию англичан из Гвианы». Так что, поход, начавшийся в конце июня, мало того, что готовился тщательно, как к войне с внешним врагом, но и возглавлен был лично военным министром маршалом Карлосом Мачадо Биттенкуром, человеком из круга покойного Пейшоту и покровителем покойного «Марата». И силы на сей раз стянули весьма серьезные: более четырех тысяч отборных солдат со всех концов страны с новейшей тяжелой артиллерией, плюс две тысячи добровольцев, и стратегию разрабатывали на соответствующем уровне, исходя из того, что воевать придется с сэрами.По всем раскладам, теперь у «себастьянистов» шансов не было. Никаких. Полная блокада с зачисткой прилегающей территории и изгнанием всех, кого не подозревали в сотрудничестве (кого подозревали, резали). Как следствие, недостаток еды, нехватка боеприпасов, пополняемых только во время вылазок. И тем не менее, долгие три месяца Канудос дрался. Отчаянно, жестоко, нанося осаждавшим огромные потери (по официальным спискам, из четырехтысячного корпуса только «двухсотых» насчитали 876 душ, плюс 1003 тяжело раненых), а пленных почти не было, немногие же схваченные на допросах молчали даже под самыми жуткими пытками, и им, как «предателям Республики», медленно резали глотки.Сформировалась даже неформальная эйнзатц-группа во главе с неким лейтенантом Мараньяном, получавшим от процесса удовольствие. резали глотки. Впрочем, и обычные солдаты, взбешенные гибелью камрадов, зверели, а офицеры, в полной мере разделяя их чувства, подчиненным не мешали. И все-таки: три месяца непрерывных боев, под почти не утихавшим шквалом снарядов из длинных крупповских зверюг, крушивших город в пыль, Канудос держался, отражая штурмы и переходя в контратаки, с мачете против штыков.В такое вообще-то сложно поверить, но так было, и лично я могу объяснить это только одним. Любое противостояние обосновано какой-то идеей, и у правительственных войск ассортимент идей был весьма широк. Кто-то сражался по приказу, потому что служба. Кто-то за Республику. Кто-то, чтобы уничтожить бандитов раньше, чем они придут в его город. Кто-то еще за что-то. А вот с другой стороны никакого выбора не было. У них было единственное, одно на всех понимание смысла событий, и эта четкая, совершенно ясная идея не позволяла падать духом, потому что все очень просто:есть мы, и мы – Добро, и есть они – Абсолютное Зло, авангард армии Антихриста, и мы должны продержаться, пока из морских глубин не придет с непобедимой армией ангелов король Себастьян. А если не продержимся, значит, такова воля Господа, пожелавшего вознаградить нас блаженством в Мире Ином. И потому: даже когда стало ясно, что Дом Себастьян не придет, и даже когда в сентябре от дизентерии умер Наставник. Разве что на исходе октября Совет постановил выпустить женщин, детей, больных и увечных, - под белым флагом, под честное слово Республики, - но мужчины остались, и сопротивление все равно продолжалось.Только к вечеру 5 ноября, после падения Храма и Крепости, - большого редута на центральной площади, приготовленного для самого короля Себастьяна, когда он придет, - Канудус, многократно перепаханный артиллерией, перестал существовать. Тело Наставника эксгумировали, осмотрели, отрезанную голову отвезли в Рио, где специальная комиссия, исследовав её, вынесла вердикт о «врожденном душевном уродстве».Правда, Раймундо Ниньо Родригес, крупнейший на тот момент психиатр и антрополог Бразилии, дописал к протоколу особое мнение: дескать, череп совершенно нормален, а все «уродства» всего лишь следствия разложения, но общество возмутилось и подвергло профессора обструкции, а голову выставили на всеобщее обозрение в Медицинской школе. Где она и красовалась до 3 марта 1905 года, когда сгорела при пожаре. И на том, по логике, всё, но…Казалось бы, учет и контроль поставили на должную высоту. С учетом всех мелочей. Количество погибших «фанатиков и бандитов» (официально так) - «мужского пола разных возрастов: 689 тел в приличном состоянии, 288 тел, полностью обгоревших, и фрагменты предположительно 301 тела». Итого: 1078. И только мужских, включая подростков. Столь же скрупулезно записали пленных: «63 женщины разных возрастов и 32 ребенка, из которых семеро умерли в дороге». То есть, считая с погибшими мужчинам, всего 1173. А между тем, народу в Канудусе проживало гораздо больше: в каждой хижине (их тоже досконально сосчитали: 5647) обитало по пять-шесть человек, и таким образом, даже по самым грубым, самым вольным, с припуском вниз расчетам, число «себастьянистов» (вместе с семьями) никак не могло быть ниже 20 тысяч.Вопросы возникали сами собой. Были, правда, и ответы. Что пленных мужчин, включая сдавшихся с белым флагом подростков и стариков, убивали, знали все, и это принималось по умолчанию. Приказа, естественно, не было, но маршал Биттенкур, военный министр, не скрывал, что отдал приказ «сделать все, чтобы пленные не разбежались», а генерал Артуро Оскар, глава экспедиции, не отрицал, что «кровь четырех тысяч солдат республики взывала к мщению, и остановить эксцессы не всегда удавалось. Некоторые мятежники, в самом деле, были убиты без суда».Всплывали и подробности: депутат Сезар Зама, «гражданский комиссар» при штабе генерала Оскара, доложил коллегам, что «генерал на многое закрывал глаза. Я опросил лейтенанта Мараньяна, и он с гордостью подтвердил, что создал специальный взвод, раздававший так называемые “красный галстуки”, о чем командование не считало нужным знать, и все солдаты подтвердили, что считают его действия похвальными». Примерно то же сообщал в газеты военный врач Алвим Мартинс Оркадес:«Я говорю вам правду – у нас был приказ оказывать помочь пленным, не державшим в руках оружие, и мы это помощь оказывали. Но правда заключается и в том, что в Канудусе большинство пленных были убиты. Убивали женщин, убивали маленьких детей... Убивали солдаты, выбирая жертв на свое усмотрение, а офицеры предпочитали не знать. Я называю это величайшим варварством, на которое только способен человек!».Поставьте сапоги в угол!Короче говоря, факт «эксцессов» не отрицал никто, но деталей тоже никто не знал, - и СМИ, недавно еще хором призывавшие «Под корень!», внезапно сменили вектор. Теперь всех волновало «Как армия, защищавшая цивилизацию, могла резать пленных? Где двадцать тысяч женщин и детей?». По стране пошло открытое письмо студентов-медиков из Баии: «Жестокая резня, вся страна уже знает. Это убийство беззащитных. Это позор. Мы осуждаем эти обезглавливания, как чудовищное преступление», - и возмущенная интеллигенция подписывалась сотнями.Не отставали и политики, ориентируясь на самого красноречивого и авторитетного парламентария Руи Барбоза, ярого противника вмешательства армии в политику: «Наша земля, наше правительство, наша совесть скомпрометированы. Наша земля будет недостойна современной цивилизации, наша власть будет недостойна страны, и моя совесть будет недостойна Божьего света, если я не выступлю в защиту этих несчастных!».На военных вешали всех собак, предлагая публике все новые и новые «факты», которых никто не мог знать в принципе. На требования военного министра «прекратить шельмование бразильской армии, честно исполнившей свой долг» коллеги по кабинету и депутаты реагировали понимающими улыбками и пояснениями в стиле «Вы правы, сеньор Битанкур, но у нас, слава Богу, свобода слова», - а иначе и быть не могло. Ибо люди из Канудуса, сами того не зная, полностью изменили политический ландшафт.Смерть Морейры Сезара, единственного и неповторимого, лишила «бешеных» вождя, и поскольку вместе с ним погиб и полковник Тамариндо, «человек номер два» в их неформальной иерархии, а майор Кунья Матос, «человек номер три», хотя и спас остатки отряда, но, не сумев вывезти тела командиров, по понятиям касты, вне зависимости от обстоятельств, утратил честь, а с честью и влияние, радикалы разбились на группки, каждая из которых считала носителем правильной истины только себя.Редакция «Якобинца» пошла по рукам, и газета потеряла всякое влияние. Порвались и связи со штатами: тамошние элиты, опасаясь новых «канудусов», а еще больше, что Рио, использовав ситуацию для введения ЧП на местах, поделились властью с местными «централистами», после чего те, уже ничего от столицы не желая, стали «федералистами» на зависть своим новым союзникам. А ко всему, в самых радикальных офицерских кругах, потрясенных невероятной, невозможной, немыслимой гибелью Морейры Сезара, всерьез шептались о том, что-де «Большие Эполеты, стакнувшись с цивилистами, погубили Полковника, чтобы не допустить настоящей революции».В итоге, разрыв генералов с «военной оппозицией», а «военной оппозиции» с улицей и провинцией стал фактом. «Бешеные», как политическая сила, агонизировали, дойдя, в конце концов, до попытки физического устранения «цивильного» президента: 5 ноября 1897 года молодой сержант Марселлино Бишоп ди Мелу атаковал сеньора Пруденте в Арсенале. Пистолет, правда. дал осечку (позже выяснилось, что он был испорчен), но парень достал нож, и пока его паковали, зарезал военного министра.Это могло быть началом очень серьезных процессов, - по обвинению в участии в заговоре арестовали многих политиков, в том числе и депутатов, подозрение падало на самого вице-президента. - но мальчишка на первых допросах молчал, а потом очень кстати повесился в камере, и следствие зашло в тупик. Арестованных выпустили, и все. Разве что объявили «моральными соучастниками» неких капитана Деоклетиано Мартира и журналиста Хозе де Соуза Веллозу, - крайне «бешеных», - с которыми он подозрительно часто общался, но, поскольку о чем общался, никто не знал, дело и закрыли. А пресса, набирая обороты, публиковала все новые потрясающие душу детали о Канудусе...Позже, уже в 1902-м, в свет вышла книга «Сертаны». Автора, Эуклидеса да Кунья, идеального республиканца и военного инженера, в пристрастности никто упрекнуть не мог. С самого начала событий, он, будучи абсолютно убежден в «заговоре монархистов» и «руке Лондона», призывал «выжечь с корнями и ростками». Написал цикл статей «A nossa Vendeia» («Наша Вандея») и находился в составе экспедиции, как военный корреспондент респектабельной «O Estado de S.», увидев все своими глазами.А спустя годы, обдумав увиденное, не стал молчать. «Я буду мстителем, - писал он другу, объясняя мотивы написания книги, - и выполню великую задачу моей жизни – стать защитником несчастных сертанцев, убитых подлым, трусливым и кровожадным обществом. Я расскажу правду…». Правда же, - если не считать чисто позитивистких объяснений причин, типа все из-за засухи и перенаселения, - по мнению да Кунья проста.Да, жестокость была с обеих сторон, но мы начали первыми, они только отвечали. Да, они были против республики, но никакой Англией там и не пахло, и никакие монархисты за ними не стояли, просто люди дошли до края и хотели жить отдельно от общества, которое не принимали. Да, армия убивала пленных, в том числе, тех, кому обещала пощаду, и про «взвод Мараньяна» чистая правда, и что убили всех мужчин и немало женщин, тоже правда. Но все-таки не десятки тысяч, даже, видимо, не тысячи, а сотни, и многим удалось убежать. А детей вообще почти не убивали, но множество сирот умерли в сертанах.К слову, одного из «детей Канудуса», мальчика по имени Луджеро, Эуклидис да Кунья забрал с собой, пристроил к своему бездетному другу, педагогу Габриэлю Престосу, и до конца своей короткой, трагически оборвавшейся жизни дружил с Луджеро Престосом, увы, так и не узнав, что тот, когда вырос, стал известным ученым.Сегодня «Сертаны» считаются классикой бразильской литературы, а тогда они произвели на общество огромное впечатление, - но все это, повторяю, было позже. Весь же 1898 год кампания «осуждения военщины» в СМИ не стихала, - а только когда в ноябре д-р Мораис Баррос благополучно передал пост новому «всенародно избранному», д-ру Кампосу Саллису, тоже из Сан-Паулу, - все внезапно заглохло. Тему Канудуса забыли. Как вспоминают мемуаристы, «словно по приказу». Хотя...Хотя «словно» едва ли уместно. Именно по приказу. Ибо, как сказал однажды в привате новый президент, «Мы поставили сапоги в угол», - и теперь, когда затюканная армия стояла в углу, нагнетать не было нужды. А потому упоминать в прессе о «прискорбных событиях» запретили официально, под угрозой крупных штрафов, и запрет этот оставался в силе аж до 1902 года…Продолжение следует.

13 апреля, 16:00

Протесты в Французской Гвиане. Алексей Поднебесный

Во Французской Гвиане проходит всеобщая забастовка и массовые протесты с целью привлечь внимание Франции к проблемам этой территории. Протесты возглавляют более 30 профсоюзных групп и группа активистов под названием «500 братьев». На стороне протестующих #президент регионального совета Гвианы от коалиции левых партий Родольф Александр и член социалистической партии, представитель Гвианы в французском Сенате в Париже Антоин Карма. Дороги Гвианы остаются заблокированными. Протестующие планируют полностью парализовать передвижение по стране, включая передвижение по улицам на велосипедах и даже пешком. Ранее был заблокирован Гвианский космический центр. Закрыты магазины и государcтвенные учреждения. Каковы причины протестов в Гвиане? В видеоролике – сюжеты телекомпаний «Франсе 24», «Аль Джазира», любительская съемка из эпицентра событий и авторские комментарии на тему есть ли сходства с ситуацией в России. Автор репортажа - Алексей Поднебесный (Нижний Новгород). #Франция #Гвиана #профсоюзы #Россия Ленинградское интернет-телевидение: сайт http://www.len.ru ВКонтакте: http://vk.com/lenru Twitter: http://twitter.com/LenRuTV Instagram: https://www.instagram.com/proninvv/ Periscope: https://www.periscope.tv/LenRuTV/ Facebook: http://www.facebook.com/groups/lenru Google+: http://plus.google.com/+LenRu LiveJournal: http://lenru.livejournal.com Blogspot: http://www.len-tv.ru Реквизиты для помощи "Красному ТВ": Яндекс.Деньги: 41001505018312 WebMoney: R245155072952 Карта Сбербанка: 4276 8800 9345 2096 Александра Валерьевна Ф.

11 апреля, 00:57

Президент Франции призывает жителей Гвианы прекратить забастовку

Президент Франсуа Олланд предложил депутатам из Гвианы совместно выработать необходимые меры для прекращения забастовки, которая продолжается на этой заморской территории Франции уже три недели. Жители Гвианы требуют улучшения условий жизни. Ранее правительство Франции попыталось погасить протесты, предложив миллиард евро в качестве инвестиций в течение пяти лет. Забастовщики потребовали в два с половиной раза больше.… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/04/10/protests-grind-french-guiana-to-a-halt euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

Выбор редакции
10 апреля, 21:28

French Guiana in total shutdown

French Guiana's protesters have called for a national 'shutdown' as unrest enters its second week.

10 апреля, 19:46

Президент Франции призывает жителей Гвианы прекратить забастовку

Президент Франсуа Олланд предложил депутатам из Гвианы совместно выработать необходимые меры для прекращения забастовки, которая продолжается на этой заморской территории Франции уже три…

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.

06 апреля, 23:30

Без заголовка

  • 0

Французская Гвиана – крупнейший заморский департамент Пятой республики по территории и внезапному политическому влиянию на метрополию. Колония на северном побережье Южной Америки основана в середине XVII века и несколько столетий выполняла две основные функции: - Отсюда вывозился кайенский перец, знаменитая жгучая приправа. - Сюда ссылались уголовные рецидивисты и политические заключённые, жгуче опасные для любой французской власти. Региональная столица Кайенна веками ассоциировалась с тяжелейшей каторгой, стала синонимом изнурительных мучений перед неизбежной смертью. Окончательное упразднение «сухой тропической гильотины» произошло лишь после Второй мировой войны. В том же 1946 году обретён статус департамента, всем гвианцам предоставлено французское гражданство.