• Теги
    • избранные теги
    • Люди607
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1298
      • Показать ещё
      Разное562
      • Показать ещё
      Издания20
      • Показать ещё
      Международные организации123
      • Показать ещё
      Компании91
      • Показать ещё
      Формат12
      Показатели9
      • Показать ещё
      Сферы2
05 декабря, 09:07

Үндістандағы адам шошырлық вокзалдар

Үндістан – кереғар құбылыстар мекені. Лас болғанына қарамастан, бұл ел руханият ордасы саналады.  Ал Үндістандағы вокзалдардан рухани байлықты іздеудің керегі жоқ. Мұнда өзіне тән заңдар мен өзіндік атмосфера қалыптасқан. Вокзалдан шаман дейсіз бе, трансвестит, әккі саудагер, мүгедек жандар сияқты түрлі қоғам өкілдерін кездестіре аласыз. NUR.KZ порталы ofigenno.com сайтына сілтеме жасап Үндістандағы вокзалдардың жай-күйін  назарларыңызға ұсынады. Мұндағы пойыздар 5 минут емес, 5 сағатқа да кешігуі мүмкін. Оның себебі көп. Ауа райы не болмаса темір жолдың үстінде тұрып алған ірі қара мал болуы мүмкін. Мұнда тегін дәретхана да бар. Бірақ оған қатты қажеттілік болса ғана кіруге кеңес береді. Үндістан халқы өте қарапайым. Осында басында баспанасы жоқ тұрғындар келіп түнейді. Тағы оқыңыздар: Отандық продюсер өте танымал қазақ әншісінен жасырын бала туып, оның тоқалы болғанын мойындады Алматы облысында жас жігіт жазықсыз үш адамды мүгедек қылды (фото) Жантүршігерлік жол апатынан тірі қалған үш жасар сәбидің әкесі табылды (фото) Каримовтің көлеңкесінде жүрген Мирзияев отбасымен сайлауға келді (фото) ОҚО-да белгілі уағызшы өмірден өтіп, жаназасына он мыңға жуық адам жиналды 27 жыл бойы шешесінің таяқ жегеніне шыдай алмаған жігіт әкесін сабап тастады

04 декабря, 16:25

Иран ответит "твердо", если Обама возобновит санкции

Президент Ирана Хассан Рухани потребовал, чтобы президент США Барак Обама блокировал расширение санкций, принятых Конгрессом США

04 декабря, 13:22

Рухани потребовал от Обамы не подписывать решение о продлении антииранских санкций

Президент Ирана Хасан Рухани потребовал от президента США Барака Обамы отказаться от подписания документа, предусматривающего продление антииранских санкций. «Мы выполняем обязательства по претворению соглашения в жизнь, но в ответ на невыполнение или же колебания в области их выполнения мы будем вынуждены действовать соответственно», – передает «Интерфакс» слова Рухани во время выступления в парламенте страны. Накануне Иран пригрозил отказаться от ядерного соглашения при возврате США к санкциям. Сенат США на заседании в четверг единогласно принял законопроект о продлении санкций против Ирана на 10 лет. Позднее представитель Белого дома Эрик Шульц заявил, что президент США Барак Обама подпишет закон. Представитель Госдепа Джон Кирби заявил, что госсекретарь Джон Керри воспользуется своим правом отменять выполнение той части американских санкций, которую было решено снять с Ирана в рамках сделки по атому. Как отмечала газета ВЗГЛЯД, скорее всего, Иран станет основной мишенью внешнеполитического давления со стороны новой американской администрации под руководством Дональда Трампа.

04 декабря, 13:10

Рухани обязал Обаму отказаться от антииранских санкций

Президент Ирана Хасан Рухани призвал уходящего в отставку хозяина Белого Дома Барака Обаму заблокировать документ, предусматривающий продление санкций против Тегерана. Выступая в парламенте 4 декабря, Рухани заявил, что Обама "обязан" отказаться от продления ограничительных мер в отношении экономики Ирана. Накануне американский конгресс США принял решение о продлении американских санкций против тегеранского режима сроком еще на 10 лет.

04 декабря, 12:55

Иран требует от США отменить санкции

Президент Ирана Хассан Рухани раскритиковал продление американских санкций против Ирана еще на 10 лет и требует от США их отмены.

04 декабря, 12:42

Рухани обязал Обаму отказаться от антииранских санкций

Президент Ирана Хасан Рухани, выступая сегодня в парламенте, потребовал у президента США Барака Обамы отказаться от подписания документа, предусматривающего продление антииранских санкций. Рухани в …

04 декабря, 12:10

Президент Ирана предостерег Обаму от продления санкций

Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что его страна предпримет меры в случае продления санкций против Ирана президентом США Бараком Обамой, сообщает Associated Press. Ранее Конгресс США принял закон, допускающий продление санкций против Ирана на десять лет, если Вашингтон решит, что Тегеран нарушает мирное соглашение по атомной программе. Закон вступит в силу после подписания президентом. Предостерегая Обаму от этого шага, Роухани заявил, что данный закон нарушает договоренность с США по снятию санкций в обмен на отказ Ирана от военного применения атома: «Мы стремимся к приемлемому соблюдению сделки, но в ответ на необязательность, нарушение или колебание по ее реализации мы будем немедленно действовать». Глава МИД Ирана Мухаммад Джавад Зариф уже заявил, что при подписании упомянутого закона Тегеран откажется соблюдать свои обязательства по атомной программе.

04 декабря, 11:50

Президент ИРИ призвал Обаму не продлевать антииранские санкции

Иранский президент Хасан Рухани обратился к американскому коллеге Бараку Обаме с призывом не продлевать санкции в отношении Тегерана.

04 декабря, 11:50

Президент Ирана предупредил США об ответных мерах в случае продления санкций

Президент Ирана Хасан Роухани пригрозил США ответными мерами, если американский президент Барак Обама подпишет закон о продлении санкций в отношении Ирана. «Мы привержены к приемлемому соблюдению сделки (по атому.— “Ъ”), но в ответ на необязательность, нарушение или колебание по ее реализации мы будем немедленно действовать»,— приводит AP заявление президента Ирана.Ранее министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф заявил, что его страна остановит реализацию соглашения по иранской ядерной программе, если США продлят санкции.Напомним, 1 декабря Конгресс США утвердил законопроект, продлевающий санкции против Ирана на следующие 10 лет. Принятый акт позволяет президенту страны вводить на свое усмотрение ограничения против тех, кто причастен к разработке баллистических ракет. Белый дом заявил, что Барак Обама не станет накладывать вето на закон.Подробнее о санкциях против Ирана читайте в материале «Ъ» «Тегеран требует разморозить свои активы в американских…

04 декабря, 11:46

Иранский лидер пообещал Обаме немедленный ответ на продление санкций

Президент Ирака Хасан Роухани обратился к действующему американскому президенту Бараку Обаме с требованием не подписывать документ о продлении санкций против Ирана, поскольку тот нарушает условия ядерного соглашения, передает Associated Press.

04 декабря, 11:45

Президент Ирана угрожает Обаме жесткими ответными мерами на антииранские санкции

Глава Ирана Хасан Роухани пригрозил США ответными суровыми действиями в случае, если Барак Обама подпишет закон о продлении антииранских санкций.

Выбор редакции
Выбор редакции
04 декабря, 11:12

Рухани потребовал от Обамы не подписывать решение о продлении антииранских санкций

На этой неделе сенат США одобрил продление санкций в отношении Ирана на 10 лет

04 декабря, 11:12

Президент Ирана пригрозил Бараку Обаме ответом на продление санкций

Президент Ирана Хасан Рухани потребовал, чтобы США не продляли ещё на десять лет санкции против ИРИ. Он заявил, что такие шаги Вашингтона нарушат международные договорённости по атомной программе Ирана. — Мы привержены исполнению договорённостей, но на отказ следовать договору, его нарушение или отсрочку исполнения мы ответим соответствующе, — сказал глава государства. Ранее с подобными словами выступил и глава МИД Ирана. Напомним, на прошлой неделе Конгресс США принял закон о продлении санкций в отношении Ирана ещё на 10 лет. Их цель — помешать ему развивать свою ядерную программу. Однако в прошлом году были подписаны международные договорённости, в рамках которых Тегеран согласился отказаться от своих планов в обмен на отмену санкций.

04 декабря, 11:08

Президент Ирана потребовал от Обамы не продлевать санкции против Тегерана

Президент Ирана Хасан Роухани потребовал от американского лидера Барака Обамы не подписывать документ о продлении санкций против исламской республики, так как он нарушает условия ядерной сделки Ирана с «шестёркой». Об этом сообщает Associated Press. Читать далее

04 декабря, 08:50

Без заголовка

Президент Ирана Хасан Роухани в субботу заявил, что Иран и Россия продолжат сотрудничество в борьбе с терроризмом вплоть до ликвидации этого зла в регионе. Об этом сообщила газета "Тегеран Таймс".

Выбор редакции
03 декабря, 23:24

Глава Ирана: Нельзя позволить одной стране нарушать многостороннее ядерное соглашение

Роухани требует от всех стран придерживаться достигнутых договоренностей

03 декабря, 22:46

От нас ушёл великий человек

Дорогие друзья, завтра в Сантьяго-де-Куба в завершение девятидневных траурных церемоний должны состояться похороны великого кубинского лидера, знаменитого на весь мир мудреца и героического революционера Фиделя Кастро Рус.Фидель был великим человеком. Его любили бедные и угнетённые люди и ненавидели агрессоры и державы-угнетатели. Иранцы всегда относились к этому человеку с глубоким восхищением и уважением.Президент Исламской Республики Иран Хасан Рухани направил брату Фиделя – Раулю Кастро, Председателю государственного Совета и Совета министров Кубы - письмо с искренними соболезнованиями:«Уважаемый Рауль Модесто Кастро Рус,Мы глубоко опечалены известием о кончине Вашего брата, неутомимого воина и лидера кубинской революции, Фиделя Кастро Рус.В наш век угнетённые люди и целые народы страдают от нарушений базовых, самых фундаментальных прав человека – права на мир, справедливость и свободу. Но, к счастью, есть освободители и борцы, такие как Фидель Кастро, который до последних дней своей жизни сражался, дабы знамя справедливости и свободы гордо реяло в сердцах людей.От себя лично и от многочисленного иранского народа выражаю соболезнования Вам, правительству и храброму народу Кубы, а также всей Латинской Америки. Желаю вашему народу добиться успеха и величия».В резиденции Посла Кубы в Тегеране состоялось открытие Книги памяти, посвящённой Фиделю Кастро. И первым оставил в ней запись Мохаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел Ирана.Маджид Ансари, вице-президент Ирана, принял участие в траурном массовом митинге в Гаване, собравшем миллионы кубинцев, где заявил в своей речи:«Сегодня на этой площади нас всех объединила дань памяти одной из самых значимых фигур в истории человечества – покойного Команданте Фиделя Кастро Рус».Немного истории: первый визит Президента Исламской Республики Иран (тогда этот пост занимал Мохаммад Хатами) на Кубу состоялся в 2000-м году. Он пригласил Фиделя Кастро приехать с визитом в Иран – и в апреле 2001-го года тот действительно прибыл в Тегеран и провёл встречи с множеством официальных лиц. Как известно, несколько раз посещал Кубу и встречался с лидером кубинской революции и предыдущий президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, а совсем недавно, в сентябре 2016-го года и нынешний президент Хасан Рухани посетил Гавану, где встречался с великим Фиделем. Революционные Куба и Иран, как на уровне лидеров, так и на уровне простых людей, всегда испытывали взаимную симпатию и оказывали друг другу взаимную поддержку и солидарность. Мы очень хорошо понимали проблемы друг друга и уважали стремление своих народов к независимости и справедливости. И в эти скорбные дни мы вновь и вновь вспоминаем бессмертные слова нашего классика о том, что истинные герои не умирают никогда.Всё в мире покроется пылью забвенья,Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.Лишь дело героя, да речь мудрецаПроходят столетья, не зная конца.И солнце, и бури – всё выдержит смелоВысокое слово и доброе дело.Абулькасим Фирдоуси

Выбор редакции
03 декабря, 22:44

Роухани: нельзя позволить одной стране подрывать многостороннее ядерное соглашение

Иран был и останется привержен выполнению взятых на себя международных обязательств, также заявил президент

03 декабря, 22:32

Иран пригрозил отказаться от ядерного соглашения при возврате США к санкциям

Тегеран готов отказаться от выполнения обязательств по ядерному соглашению, если США вернутся к политике санкций, заявил в Нью-Дели глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. «Если они (США) вернутся к санкциям, то мы тоже не будем считать себя связанными обязательствами по (ядерному) соглашению. У нас есть выбор и все возможности для ответных шагов. Эпоха гегемонии США подошла к концу», - заявил глава МИД ИРИ. Зариф обратил внимание на то, что американская санкционная политика приводит к обратному результату, передает ТАСС. «До санкций Иран имел в своем распоряжении 200 центрифуг (для обогащения урана). Американцы попытались путем санкционных мер свести эту цифру к нулю. Однако результатом стало то, что Иран довел количество центрифуг до 19,8 тыс.», - подчеркнул Зариф. В свою очередь президент Ирана Хасан Роухани в ходе состоявшейся в Тегеране встречи со спецпредставителем президента России по сирийскому урегулированию Александром Лаврентьевым заявил: «Это соглашение (по иранской ядерной программе) стало результатом работы семи стран. Нельзя позволить, чтобы одна страна, исходя из собственных желаний, подрывала своими действиями достигнутые договоренности». «Для их сохранения требуются всеобщие усилия. Иран был и останется привержен выполнению взятых на себя международных обязательств. Для прочности ядерного соглашения нужно, чтобы и остальные его участники действовали в полном соответствии со своими обязательствами», - указал руководитель иранской исполнительной власти. Сенат США на заседании в четверг единогласно принял законопроект о продлении санкций против Ирана на 10 лет. В пятницу представитель Белого дома Эрик Шульц заявил, что президент США Барак Обама подпишет закон. Представитель Госдепа Джон Кирби заявил, что госсекретарь Джон Керри воспользуется своим правом отменять выполнение той части американских санкций, которую было решено снять с Ирана в рамках сделкой по атому. Как отмечала газета ВЗГЛЯД, скорее всего, Иран станет основной мишенью внешнеполитического давления со стороны новой американской администрации под руководством Дональда Трампа.

Выбор редакции
28 февраля, 03:59

Реформаторы получили большинство мест для Тегерана в парламенте Ирана

По словам эксперта, усилении реформаторского крыла заинтересован президент Хасан Роухани

23 января, 14:39

Китай и Иран установили отношения всеобъемлющего стратегического партнерства

Китай и Иран договорились об установлении всеобъемлющего стратегического партнерства, в том числе стороны условились поддерживать стабильное и долгосрочное сотрудничество в энергетической сфере. «Мы провели детальный обмен мнениями по широкому кругу вопросов. Мы достигли широкого консенсуса. Это был очень дружественный диалог. Мы также сегодня договорились повысить уровень наших отношений до всеобъемлющего стратегического партнерства и опубликовали соответствующее заявление»,— приводит «РИА Новости» заявление Си Цзиньпина по результатам переговоров с президентом Ирана Хасаном Роухани. В ходе визита Си Цзиньпина в Тегеран тороны подписали в общей сложности 17 соглашений.Председатель КНР отметил, что Китай и Иран полностью уверены в уровне политического взаимодействия и намерены поддерживать друг друга в вопросах, представляющих взаимный интерес, и Китай готов оказать необходимую финансовую помощь. Он сообщил, что обсудили план торгово-экономического…

17 января, 13:05

Иран освобождается от санкций

Президент Ирана Хасан Роухани назвал снятие экономических и финансовых санкций ООН «золотой страницей» в истории страны. Роухани благодарит аятоллу Хаменеи, в то время как ООН, МАГАТЭ и страны «шестерки» приписывают лавры себе. Пока Иран и его партнеры, включая Россию, подсчитывают гипотетические барыши от открытия страны миру, минфин США напоминает, что санкционное ярмо с Ирана вовсе не снято. Снятие экономических и финансовых санкций с Ирана будет способствовать росту экономики страны, «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения», заявил в воскресенье иранский президент Хасан Роухани, выступая перед меджлисом – парламентом исламской республики. Об отмене санкций в отношении Ирана было объявлено накануне поздно вечером в Вене с началом реализации ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года Тегераном и шестью мировыми державами (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия). Накануне страны МАГАТЭ получили финальный доклад экспертов агентства по иранской ядерной программе, предшествующий официальному началу ее реализации. Евросоюз и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Иран «выполняет свои обязательства по демонтажу большей части своей ядерной программы», и посему США и Евросоюз «немедленно снимают санкции, связанные с ядерной сферой», цитирует Wall Street Journal заявление госсекретаря США Джона Керри. «Так как Иран выполнил все свои обязательства, сегодня международные и односторонние санкции с Ирана, касающиеся его ядерной программы, снимаются в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД)», – в свою очередь торжественно объявила глава европейской дипломатии Федерика Могерини, зачитав совместное заявление с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом. 25 лет мониторинга «мирного атома» Директор Международного агентства по ядерной энергии Юкия Амано с удовлетворением подвел черту предшествующей более чем 15-летней работе. «Мы прошли долгий путь с тех пор, как в 2003 году МАГАТЭ впервые начало работу по иранской ядерной проблеме. Для того чтобы прийти к нынешней точке, был проделан большой труд. Реализация этого (нового) соглашения потребует аналогичных усилий», – цитирует главу МАГАТЭ Wall Street Journal. Представители агентства уже в воскресенье вылетят в Тегеран на встречу с Роухани и другими высокопоставленными представителями Ирана, чтобы начать обсуждение мониторинга ядерной сделки. «Договор предусматривает проведение очень строгих проверок, которые, однако, в течение последующих 25 лет будут постепенно ослаблены или сокращены», – поясняет в комментарии Deutsche Welle эксперт по вопросам безопасности и контроля над вооружениями берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер. В числе прочего некоторые из атомных объектов Ирана планируется при участии международных экспертов преобразовать в исследовательские центры. Речь идет о подземной лаборатории в Фордо (где находится завод по обогащению урана) и ядерном реакторе в Араке. Спасибо рахбару за «золотую страницу» «Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – прим. ВЗГЛЯД), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – объявил президент Роухани, обращаясь к парламентариям. Страна должна в полной мере использовать возможности, открывающиеся с отменой санкций, цитирует ТАСС иранского президента. Напомним, в числе прочего снимаются ограничения на действие системы SWIFT в Иране, на покупку нефти и газа у этой страны, и, что крайне важно для российско-иранских экономических связей, сняты ограничения на поставки туда оборудования для нефте- и газодобычи. Как напоминает РИА «Новости», Россия и Иран рассматривают реализацию проектов на сумму до 40 млрд долларов, в ближайшее время по ним уже могут быть подписаны контракты. Москва и Тегеран рассмотрят возможность создания совместного российско-иранского банка, который будет кредитовать эти проекты. Снятие санкционного ярма уже приносит свои плоды – Роухани говорит об уже достигнутом сокращении инфляции (с 40% до 13,7%). В бюджете страны заложен расчет на рост экономики в 8%, что потребует ежегодно привлекать иностранные инвестиции в размере от 30 до 50 млрд долларов. Иран рассчитывает ежедневно экспортировать до 2,25 млн баррелей нефти. Показательно, что уже в субботу, в преддверии снятия санкций представители крупнейших нефтяных компаний Shell и Total прибыли в Тегеран для участия в переговорах с представителями Национальной нефтяной компании Ирана. При этом Роухани не мог не констатировать, что цена на черное золото на мировом рынке «упала ниже 30 долларов за баррель, сократившись на 75%». Поэтому, делает вывод иранский президент, страна не может «более ориентироваться только на этот источник доходов». Необходимо «раз и навсегда» сократить зависимость иранской экономики от продажи нефти. В частности, власти страны планируют, что к 2020 году туристический поток в страну возрастет до 20 млн человек. Очевидны и политические подвижки. Еще до обнародования сообщения МАГАТЭ в субботу состоялись отдельные переговоры верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини и главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, увенчавшиеся упомянутым выше совместным заявлением, а также встреча Могерини, Зарифа и Керри. Анонсируя отмену санкций, Зариф заявил в субботу, что «сегодняшний день станет хорошим и памятным для Ирана, региона и мира». По словам Зарифа, «реализация Совместного всеобъемлющего плана действий приведет к укреплению мира в регионе», кроме того «сделка продемонстрировала всему миру, что существующие проблемы необходимо решать с помощью дипломатии». Спасибо Обаме за аэробусы Пока же Ирану дают понять всю выгоду полюбовного соглашения с Западом. В день переговоров президент США Барак Обама отменил 10-летний запрет на экспорт гражданских самолетов в Иран (в связи с действовавшими экономическими санкциями в последние десять лет особенно пострадал гражданский авиапарк Ирана, многие самолеты не летают из-за отсутствия запчастей). Показательно, что первым контрактом, подписанным Тегераном после судьбоносного решения по санкциям, стало заключенное в субботу соглашение с компанией Airbus на покупку 114 самолетов для иранской авиакомпании Iran Air, занимающейся международным воздушным сообщением. Как известно, Airbus – не американская, а европейская компания, но мнение Вашингтона, очевидно, оказалось решающим. По новому контракту первые аэробусы прибудут в Иран уже до 20 марта, сообщает агентство dpa со ссылкой на министра дорог и городского транспорта республики Аббаса Ахунди.  В целом Иран планирует закупить до 400 новых самолетов в ближайшие десять лет. Торжествовать рано Впрочем, следует отметить, что США пока отменили только «второстепенные санкции» против Ирана, которые касались зарубежных филиалов американских компаний и иностранных фирм. Эти «второстепенные санкции» были оговорены в одном из приложений СВПД. «Первостепенные санкции, вводящие запрет на деловые контакты с Исламской Республикой физических и юридических лиц США, пока останутся в силе. Внутреннее эмбарго США на торговлю с Ираном продолжает действовать», – поясняется в заявлении пресс-службы минфина Соединенных Штатов. США продолжат вводить санкции против Ирана, не касающиеся ядерной сделки с ним, заявил в воскресенье американский министр финансов Джейкоб Лью. СВПД предусматривает поэтапную отмену санкций, пояснил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Оливер Майер. «В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие, – объясняет германский эксперт. – Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций». Окончательное снятие может наступить и раньше, если МАГАТЭ представит развернутое заключение, подтверждающее, что иранская ядерная программа служит исключительно мирным целям. При этом СВПД не предусматривает новые санкции против Ирана, если тот нарушит договоренности, поясняет DW Майер. В этом случае снова вступят в силу действовавшие ранее санкции, и для их введения не потребуется нового официального постановления. Взаимное помилование Демонстрируя стремление к диалогу, влекущему за собой очевидные экономические выгоды, Тегеран сигнализирует о готовности смягчить внутреннюю политику. Накануне иранский суд освободил четырех заключенных с двойным гражданством. «На основе положений Высшего совета национальной безопасности в интересах всего политического порядка страны четверо иранских заключенных были освобождены в субботу в рамках обмена заключенными, имеющими двойное гражданство», – говорится в заявлении суда. Все освобожденные имеют американское и иранское гражданство. Среди освобожденных – корреспондент газеты Washington Post Джейсон Резаян, арестованный в июле 2014 года в Иране. Сообщалось, что власти Ирана обвинили журналиста в шпионаже. Власти Ирана также освободили христианского священника иранского происхождения – протестантского пастора Саида Абедини, приговоренного к трем годам тюремного заключения за подрыв национальной безопасности; бывшего американского морского пехотинца Амира Хекмати, осужденного на 10 лет за сотрудничество с «врагами» ИРИ; бизнесмена Сиамака Намази, арестованного в прошлом году после достижения соглашения по ядерной программе. Как сообщает New York Times, также был освобожден американский гражданин Мэтью Треветик, некоторое время назад «прибывший в Тегеран для изучения языка» и арестованный иранскими властями, «о чем не было заявлено публично», в том числе о местонахождении американца не знала его семья. По сведениям New York Times, Треветик первым из освобожденных покинул страну – еще в субботу. «Иран предпринял значительные шаги, в самой возможности которых сомневались многие – действительно, очень многие», – эмоционально прокомментировал добрую волю Тегерана госсекретарь США Керри, выступая в штаб-квартире МАГАТЭ. В свою очередь США собираются освободить из тюрем или прекратить уголовное преследование в отношении нескольких граждан Ирана. По данным телеканала CNN, освобожденные Вашингтоном иранцы отбывали наказание или проходили под следствием за нарушение режима санкций в отношении Тегерана. Как сообщает New York Times, речь идет о семерых иранцах, фамилии еще 14 граждан исламской республики были из списка лиц, объявленных США в международный розыск. Заметим, что в Госдепе при этом добавили, что освобождение заключенных не имеет отношения к имплементации сделки с Ираном. Решение администрации Обамы произвести этот обмен заключенными уже вызвало резкую критику со стороны кандидатов в президенты от Республиканской партии, отмечает New York Times. Фаворит республиканских симпатий миллиардер Дональд Трамп и сенатор от Флориды Марко Рубио осудили обмен как признак слабости Белого дома; оба кандидата не преминули напомнить, что в случае избрания президентом они разорвут ядерное соглашение с Тегераном. «Обнадеживающий сигнал» или сохраняющаяся угроза Помимо республиканских кандидатов в президенты США, скепсис в отношении очередного соглашения с Ираном высказал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху вновь предостерег об угрозе, исходящей, по его мнению, от исламской республики. «Тегеран будет и впредь дестабилизировать Ближний Восток и распространять терроризм по всему миру. Он не отказался от стремления заполучить ядерное оружие», – цитирует израильского лидера Deutsche Welle. Нетаньяху призвал мировые державы внимательно следить за Ираном и реагировать на каждое допущенное Тегераном нарушение. Но в целом в мире очередной шаг в разрешении иранской атомной проблемы был встречен с оптимизмом. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал выполнение договора по атомной программе Ирана «обнадеживающим и мощным сигналом». «Россия сыграла ключевую роль в создании условий для начала выполнения СВПД. В результате тесного взаимодействия между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Организацией по атомной энергии Ирана за пределы территории Исламской Республики вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана», – напомнил российский МИД в официальном обращении. С огромным интересом к снятию санкций отнеслись в Берлине. Как передает Deutsche Welle, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер назвал случившееся «историческим успехом дипломатии», а министр экономики в правительстве Ангелы Меркель Зигмар Габриэль назвал отмену западных санкций против Ирана хорошей основой для возобновления германо-иранских экономических и финансовых отношений. «В условиях, когда перед всем ближневосточным регионом стоят огромные по своим масштабам вызовы и в нем царит сильная напряженность, я высказываю надежду, что тот дух сотрудничества, которым отмечены инициативы, увенчавшиеся заключением договора, найдет свое продолжение и в отношении других региональных проблем», – заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, подчеркнувший, что именно Париж внес весомый вклад в переговоры «шестерки». Укрепить «исторически дружественные» отношения с Ираном пообещал министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, а МИД Южной Кореи выразил надежду, что пример Ирана «станет основой дальнейших совместных действий мирового сообщества» для ядерного разоружения на Корейском полуострове. Изменения баланса в регионе Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что опасения растущего влияния Ирана, которые озвучивают политики некоторых стран, являются не более чем намерениями части государств сохранить статус-кво и оставить за Ираном статус государства-изгоя, наделенного чертами некоего регионального зла. «Но из этого ничего не выйдет, – уверен эксперт. – Иран – страна с богатейшей историей и культурой, его государственность насчитывает больше двух с половиной тысяч лет». Иранцы, конечно же, имеют право на повышение своего статуса в решении региональных проблем. «Ну а как иначе? Страна, имеющая население в несколько десятков миллионов человек, имеющая огромные достижения в культуре, внесшая вклад не только в ближневосточную, но и в мировую цивилизацию, – отмечает Куртов. – Поэтому опасения, которые сейчас высказываются в адрес Ирана, чрезвычайно политизированы. Они основаны на том, что Иран вынашивает агрессивные планы в отношении своих соседей и Израиля. Но все эти обвинения являются надуманными». По его мнению, «опыт последних десятилетий показывает, что если у кого и есть планы экспансии, то не у Ирана, а у радикального суннитского ислама». «Иран после снятия санкций будет заинтересован в наращивании своего регионального влияния, но это произойдет благодаря тому, что у него есть для этого объективные основания. Он будет наращивать свою торговлю углеводородами, исправит диспропорции в своем хозяйстве, которые сложились в результате работы в режиме жесткой экономии, и станет участником решений важнейших вопросов в регионе. По крайней мере, он будет стараться. Но ведь эта задача стоит перед многими государствами, и отсюда отнюдь не возникает некая агрессивность Ирана. У этой страны есть региональные интересы, они состоят в том, чтобы создавать в окружающих государствах благоприятную обстановку и не допускать появления там антииранских политических сил. Никакой резкой подвижки в балансе сил я не вижу. Что касается этих изменений к российским интересам, то снятие санкций может привести к тому, что Иран сможет еще более активно участвовать в урегулировании сирийского конфликта. А здесь позиции Ирана и России во многом совпадают. Тегеран и Москва заинтересованы в том, чтобы прекратить кровопролитие в Сирии и чтобы фазу гражданской войны сменила фаза восстановления», – подытожил эксперт. Долгая дорога к сделке Напомним, 14 июля прошлого года Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения после 10 лет переговоров. Иран взял на себя обязательства избавиться от 98% обогащенного урана и не обогащать уран свыше 3,67% на протяжении 15 лет. При этом договоренности предусматривают, что санкции будут быстро введены вновь, если Иран нарушит условия сделки. 17 октября руководство Ирана уведомило МАГАТЭ о начале применения дополнительного протокола к соглашению, предоставив агентству больший доступ к своим данным по ядерной деятельности. На следующий день президент США Барак Обама поручил начать процесс отмены санкций против Ирана. На фоне подготовки к отмене санкций российское руководство предприняло шаги по углублению сотрудничества с Ираном. Эксперты отмечали, что когда Иран начнет экспорт нефти, у него появятся деньги на строительство объектов инфраструктуры и закупку импорта, после чего он станет еще более важным торговым партнером, а американские и европейские компании будут стремиться застолбить рынки в Иране, особенно энергетический. В то же время в конце декабря появились сообщения о готовящихся санкциях в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет. Наблюдатели связывали эти процессы с внутриполитической ситуацией в Вашингтоне – часть сил пытается таким образом укрепить свои позиции. Одновременно сообщалось о морском инциденте: американские военные пожаловались на то, что иранские ракеты в ходе учебных пусков пролетели в относительной близости от американского авианосца. На этой неделе произошел еще один инцидент, грозивший осложнить отношения между Тегераном и Вашингтоном: власти исламской республики задержали недалеко от острова Фарси в Персидском заливе два катера с 10 моряками ВМС США. Их заподозрили в шпионаже: на острове, по некоторым данным, находится база Корпуса стражей Исламской революции, а катера этого проекта способны высаживать десант на необорудованное побережье. Однако инцидент обошелся без последствий: на следующий день моряков отпустили, а командующий иранскими ВС заявил, что это должно послужить Вашингтону уроком. Теги:  США, Иран, санкции, МАГАТЭ, атомная энергетика, ядерные технологии, Россия и Иран Закладки:

14 июня 2014, 17:08

Роухани: санкции против Ирана будут сняты, и он продолжит обогащение урана

Глава Исламской Республики Иран Хасан Роухани заявил в эфире государственного телевидения, что Иран продолжит обогащение урана при этом санкции будут сняты, сообщает РИА Новости. Власти Ирана выразили уверенность в том, что до 20 июля удастся достичь окончательного соглашения по ядерной программе с «шестеркой» международных посредников - Россией, США, Великобританией, Китаем, Германией и Францией. «Переговоры по ядерному вопросу между Ираном и «шестеркой» достигли решающего этапа. У меня есть все основания быть уверенным в том, что к крайнему сроку в следующем месяце мы сможем достичь всеобъемлющего соглашения, которое заверит мир в том, что ядерная программа Ирана будет носить исключительно мирный характер», — прокомментировал Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф. Ранее стало известно, что Иран готов начать обсуждать с «шестеркой» проект и детали соглашения по урегулированию ядерной проблемы на предстоящем в Вене 16 июня очередном раунде переговоров. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков по итогам встречи с иранской делегацией заявил, что РФ позитивно оценивает ход работы по согласованию соглашения по иранской ядерной программе.

28 февраля 2014, 00:47

«Российские друзья должны иметь преимущества на иранском рынке»

Дорогие читатели моего блога, это интервью я недавно дал газете "Коммерсантъ":  —  Москва и Тегеран обсуждают товарно-нефтяную сделку, которая может превратить РФ в крупнейшего покупателя иранской нефти. В какой стадии переговоры? — Сейчас между нашими странами идут переговоры по заключению меморандума о сотрудничестве в сфере экономики. В начале 1990-х годов такой документ уже подписывался, теперь же, по сути, идет речь о его обновлении. Мы ведем переговоры по целому комплексу экономических вопросов — от энергетики до банковского дела. По содержанию и ключевым параметрам меморандума договоренности уже достигнуты. Остались детали, технические моменты, которые сейчас и проясняются. Да, речь, в частности, идет о поставке иранской нефти в Россию. Подобное сотрудничество для нас не является чем-то совершенно новым: Иран раньше поставлял газ в Советский Союз. Заключение новых договоренностей в энергетической сфере будет способствовать росту товарооборота между нашими странами и, конечно же, укреплению наших экономических связей. — Новость о готовящихся контрактах между Россией и Ираном вызвала критическую реакцию со стороны США. Вы считаете необходимым учитывать озабоченность Вашингтона? — Вопреки той шумихе, которая поднялась вокруг этого вопроса, хочу подчеркнуть: заключение этого меморандума не противоречит никаким международным договорам, нормам или правилам. Более того, Россия далеко не единственная страна, заинтересованная в укреплении экономических связей сИраном. За последние недели Тегеран посетили бизнес-делегации из целого ряда других стран, включая государства ЕС и даже США. При этом я считаю, что российские друзья, которые в трудные моменты были рядом с нами, должны иметь преимущества на иранском рынке. Это нормально. Но российские компании должны поспешить успеть занять свою нишу на иранском рынке, а не медлить, опасаясь последствий западных санкций. — А если вернуться к параметрам готовящейся сделки, речь идет о поставках в Россию 500 тыс. тонн иранской нефти в день? — Пока я не могу дать определенного ответа на этот вопрос. Мы сейчас договариваемся насчет объема поставок, конкретные показатели будут зависеть от того, куда и как будет поставляться нефть. Россия предложила несколько вариантов мест назначения и маршрутов поставок. Переговорщикам понадобится время, чтобы сделать выбор в пользу того или иного решения. Там много технических моментов и других вопросов (в частности, о расходах на логистику с российской стороны). Но действительно, речь идет о поставке нескольких сотен тысяч баррелей в день. — А что будет поставлять Ирану Россия? Российские чиновники говорят, что речь могла бы идти о поставках Ирану машинного оборудования, металлов, зерна. Тегеран в этом заинтересован? — Перед нами открывается большая палитра возможностей для взаимодействия. Назову лишь несколько обсуждаемых идей. В частности, речь может идти о совместных проектах в сфере энергетики в самом Иране, например о создании мини-НПЗ. Также мы обсуждаем возможные инвестиции со стороны России в разработку газовых месторождений на территории Ирана, например в Асалуйе и на Южном Парсе, где российские компании ранее присутствовали. Например, компания ЛУКОЙЛ — в нефтяном месторождении Анаран. Речь может пойти и о закупке Ираном нескольких сотен мегаватт электричества у России. Кроме того, мы можем расширить сотрудничество в области автомобилестроения. Иран уже поставляет в Россию свои автомобили марки Iran Khodro и Saipa, а сам заинтересован в поставках российских тяжелых грузовиков или их сборке на своей территории (в стране уже существует сборочный цех КамАЗа). Помимо этого, Иран заинтересован в покупке огромного объема рельсов из России, а также в ее участии в электрификации своей железной дороги. Интересует нас и российское зерно. Речь идет о разных товарных группах, я перечислил лишь несколько. Готовящиеся договоренности обоюдно выгодны. Россия будет покупать иранскую нефть, а на полученные средства Иран приобретет у России то, что ему необходимо. Часть средств (от поставки нефти в РФ.— “Ъ”) Иран мог бы пустить на строительство российскими компаниями второго блока АЭС в Бушере. — А есть шанс, что меморандум о сотрудничестве, а соответственно, и соглашения по нефти и товарам будут подписаны до намеченного на август заседания российско-иранской межправительственной комиссии? — Президенты России и Ирана договорились об общих параметрах сотрудничества еще в ходе своей первой встречи в Бишкеке в сентябре прошлого года. Остается решить технические вопросы. Не исключаю, что документы будут подписаны до августа. — Но это наверняка вызовет критику Вашингтона. США утверждают, что эти договоренности могут нарушить усилия, которые предпринимаются шестеркой международных посредников для урегулирования иранского ядерного вопроса. — Во-первых, как я уже говорил, этот меморандум никоим образом не противоречит действующим международным правилам и нормам. Во-вторых,Иран и Россия не будут менять свои решения под давлением какой-либо третьей стороны. И Тегеран, и Москва руководствуются, прежде всего, своими собственными национальными интересами. И потом, позвольте вас спросить: а когда США стали независимым государством? — В конце XVIII века. — Именно в 1776 году. А Иран и Россия обменялись послами в 1520 году! Тегерану и Москве не нужно разрешение третьих сторон, чтобы развивать двусторонние отношения. — В рамках ноябрьских промежуточных договоренностей по иранской ядерной проблеме Запад начал частично снимать с Ирана односторонние санкции. Иранская экономика уже почувствовала, что «петля на ее шее» ослабла? — Эта «петля» не была такой уж жесткой для Ирана. — Экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад говорил, что санкции крайне негативно сказались на экономике страны. — Да, конечно, экономические проблемы возникли. В этом сомнений нет. Но кризиса как такового не было. Страна продолжала динамично развиваться, даже несмотря на санкции. Сейчас давление действительно снижается, и это, полагаю, придаст нашей экономике новый импульс. Но результат от этой новой тенденции мы, скорее всего, увидим не сразу, а через полгода или год. В своем выступлении по поводу 35-й годовщины победы Исламской революции президент Ирана Хасан Роухани пригласил иностранных инвесторов в нашу страну. «Наши двери открыты»,— сказал он. — Но замминистра финансов США Дэвид Коэн на днях заявил, что с точки зрения Вашингтона «Иран по-прежнему закрыт для ведения бизнеса», пригрозив санкциями нарушителям этого принципа. Может ли Иран в случае притока новых инвестиций, действительно, как говорят США, стать менее заинтересованным в заключении с «шестеркой» окончательного соглашения по ядерному досье? — Иран серьезно настроен на то, чтобы это соглашение было подписано и реализовано. Об этом неоднократно говорил и президент нашей страны. При этом для нас крайне важно, чтобы оно было выдержано в духе win-win, то есть стало выигрышным как для Ирана, так и для стран, участвующих в переговорном процессе. Эта тема обсуждается Тегераном и представителями «шестерки» на протяжении многих лет, и, по словам президента Роухани, в этом вопросе необходимо наконец расставить все точки над i. Получится ли это? Это будет, в частности, зависеть и от того, не попытается ли кто-нибудь привнести в переговоры какие-то новые маргинальные темы или неприемлемые условия. — Вы имеете в виду попытки США ограничить не только право Ирана на обогащение урана, но и его право на обладание ракетами? — Да, например, это. Подобные вещи создают препоны на пути переговорного процесса. Я, впрочем, понимаю, что такие заявления представителей администрации США сделаны, скорее, для внутреннего потребления. Но они не должны привноситься в переговорный процесс. В самом Иране ведь тоже есть противники промежуточных договоренностей относительно его ядерной программы. И таких критиков немало. Шестерка международных посредников должна понимать: Иран ни на шаг не отступит от своих прав на мирную ядерную энергетику. — Вы уже упомянули возможность строительства российскими компаниями второго энергоблока АЭС в Бушере. На какой стадии переговоры по этому контракту? — Первый блок АЭС в Бушере уже принят в эксплуатацию. Думаю, это один из наиболее успешных примеров сотрудничества между Россией и Ираном. Предварительная договоренность о строительстве второго блока уже достигнута, сейчас решаются технические вопросы. — Когда может быть подписано соответствующее соглашение? — Надеюсь, в 2014 году. — От взаимодействия в сфере энергетики давайте перейдем к военно-техническому сотрудничеству. Москва вроде как предложила Иранупоставки комплексов «Антей-2500» (С-300ВМ) в качестве альтернативы отмененной сделки по С-300 (в модификации С-300ПМУ-1). Тегеран не устраивает это предложение? — Мы считаем контракт на поставки С-300 действующим и легитимным. Он не противоречит резолюциям Совбеза ООН. Во-первых, потому что это оборонительный комплекс, а во-вторых, потому что резолюция 1929 (на которую ссылалась Россия при отказе от сделки.— “Ъ”) была принята уже после заключения соответствующего контракта между Москвой и Тегераном. Как бы то ни было, наши военные считают, что именно С-300 лучше всего подходит для оборонительных нужд Ирана. И они считают, что контракт на его поставку Россией продолжает действовать. Они ждут С-300. — «Антей-2500» более совершенен по ряду параметров. — Наши военные считают, что им нужен С-300. — Это означает, что иранский иск против «Рособоронэкспорта» в Женевском арбитражном суде будет отозван только в случае выполнения прежнего контракта? — Да. Но на самом деле иранская сторона не стремилась и не стремится доводить дело до судебного решения. — То есть расчет делается на досудебное урегулирование спора? — Да, мы надеемся на это. Более того, иранская сторона предприняла шаги, чтобы на время заморозить ход этого арбитражного разбирательства. Мы ждем решения России. — Минувшим летом, еще до встречи двух президентов в Бишкеке, обсуждалась возможность поездки Владимира Путина в Иран. Но стороны, как тогда писал “Ъ”, не договорились по месту: иранцы приглашали российского гостя в столицу, Владимир Путин же хотел встретиться с новоизбранным президентом Хасаном Роухани в порту Энзели в рамках турне по Каспию. В ходе январского визита в Москву глава иранского МИДа Джавад Зариф сказал, что президента Путина ждут в Иране в ближайшее время. Когда может состояться визит? — Та поездка, о которой вы говорите, не состоялась по нескольким причинам — не только из-за истории с Энзели. Дело в том, что к тому моменту президент Роухани еще даже толком не успел сформировать правительство и решить многие другие административные вопросы, связанные с его вступлением в новую должность. Могу сказать, что он лично планирует посетить саммит прикаспийских государств в Астрахани 29 сентября. Что же касается визита президента Владимира Путина в Иран, то общая договоренность на сей счет тоже есть, но дата пока не назначена. Сергей Строкань Елена Черненко Г-та «Коммерсантъ» 17.02.2014 г.

06 февраля 2014, 14:46

Россия, Иран и США: геополитическая игра

Одним из главных событий Всемирного экономического форума в Давосе стало выступление иранского президента Хасана Рухани, состоявшееся 23 января. Оно подтвердило стремление иранских властей к нормализации отношений с Западом. Запланированный ход вещей не нарушил даже скандал вокруг неучастия иранской делегации в международной конференции по Сирии «Женева-2»: 21 января генсек ООН Пан Ги Мун отозвал ранее выданное Ирану приглашение. Несмотря на это, иранские власти сохранили самообладание: по возвращении из Давоса президент Рухани заявил, что его участие в работе форума затмевает «Женеву-2».Рухани меняет курсОттепель в отношениях Ирана с Западом стала возможной после смены власти в стране в августе 2013 г.: победу на них одержал прагматично настроенный Хасан Рухани. Поддержку ему оказали ветераны иранской политики: бывшие президенты Али Акбар Рафсанджани и Мохаммад Хатами, стоявшие во главе правительства в 1989 – 2005 гг. и проводившие умеренный политический курс. Аятолла Али Хаменеи, которому принадлежит высшая власть в стране, дал согласие на возвращение в большую политику некоторых видных государственных деятелей того периода. Помимо поста президента, они заняли ряд других ключевых должностей: первого вице-президента, секретаря высшего совета национальной безопасности, глав МИДа и министерства нефти.С воинственной риторикой прежнего президента Махмуда Ахмадинежада было покончено. Рухани изначально не скрывал своего стремления нормализовать отношения с Западом и провести переговоры о снятии с Ирана экономических санкций. Очевидно, что такой подход требует от Тегерана уступок по ключевому вопросу – иранской ядерной программе. Несмотря на проявления недовольства в среде иранских консерваторов, Рухани удалось заручиться поддержкой Хаменеи, заговорившего о «героической гибкости» иранской дипломатии. Получается, что линия Рухани отражает общую точку зрения многих влиятельных кругов в политике, к мнению которых Хаменеи решил прислушаться.Но какие причины заставили высшего руководителя Ирана сменить внешнеполитический курс?Нефть, газ и геополитикаВо-первых, на иранских политиков повлияло действие экономических санкций. После прихода к власти президента Ахмадинежада в августе 2005 г. экономические санкции стали планомерно ужесточаться как по линии Совбеза ООН, так и со стороны США и ЕС. Наиболее болезненным стал запрет ЕС на импорт иранской нефти, установленный в марте 2012 г. Объёмы иранской нефтедобычи, достигнув пика в июле 2005 г. – октябре 2006 г. (4,1 млн. барр./день), в 2011 г. упали до 2,5 млн. барр./день, а за первые 9 месяцев 2013 г. составили лишь 1,1 млн. барр./день. При этом цены на нефть с октября 2006 г. по сентябрь 2013 г. выросли с 58 до 111 долл./барр., что, по-видимому, усиливало стремление иранской политической элиты выйти из-под действия санкций.Потеря рынка ЕС стала далеко не единственной проблемой для иранской нефтяной отрасли. Большие сложности возникли с получением страховых услуг и осуществлением танкерных грузоперевозок: иностранные компании опасаются попасть под действие западных санкций. Более того, в декабре 2011 г. конгресс США одобрил введение жёстких мер против иностранных банков за финансовое взаимодействие с иранским центральным банком. Президент США получил право освобождать иностранные банки от действия этих мер только в том случае, если они в течение 6 месяцев сокращают объёмы финансового взаимодействия с центробанком Ирана как минимум на 18 %, причём эта процедура подлежит повторению каждые 6 месяцев (т.е. сокращение должно быть постоянным). Как следствие, Иран стал терять позиции и на азиатских нефтяных рынках: его поставки в Японию, Индию, Южную Корею, Турцию сократились примерно на 40 %, в Китай – на четверть.Власти Ирана открыто выражают стремление восстановить свои позиции на мировом нефтяном рынке. Так, 4 декабря министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что Иран нарастит объём своей нефтедобычи до 4 млн. барр./день, даже если цены на нефть упадут до 20 долл./барр. Такой значительный рост нефтедобычи невозможен без нормализации отношений с Западом.Во-вторых, Иран стремится стать крупным игроком на мировом газовом рынке. По данным “BP”, в Иране находится 18 % мировых запасов природного газа, но доля страны в мировой добыче составляет лишь 5 %, а доля в мировом экспорте – менее 1 %. В ноябре 2013 г. национальная газовая компания Ирана вынуждена была объявить о банкротстве. В условиях международного давления потенциал Ирана в качестве «газовой державы» не имеет шансов на реализацию. Эта проблема имеет два основных измерения: неучастие Ирана в конкуренции проектов магистральных газопроводов (таких, как «Южный поток» и «Набукко») и незначительные объёмы производства СПГ.Возросшие амбиции Ирана на мировом рынке природного газа заявляются открыто. В декабре 2013 г. генеральный директор национальной компании Ирана по экспорту газа Али Реза Камели определил главной целью рост доли Ирана на мировом газовом рынке до 16 %, причём экспорт газа планируется осуществлять не только трубопроводным транспортом (как сейчас), но и виде СПГ. По данным “TheWallStreetJournal”, иранские власти рассчитывают на то, что ежегодно будут получать до 130 млрд. долл. от торговли газом: в таком случае, объём газовой отрасли превзойдёт объём нефтяной.В-третьих, амбициозные планы Тегерана в нефтяной и газовой сфере требуют значительных капиталовложений. В Давосе президент Рухани заявил, что целью Ирана является получение 110 млрд. долл. инвестиций в нефтегазовую отрасль, 75 млрд. долл. – в нефтехимический комплекс и 32 млрд. долл. – в другие отрасли экономики. У Ирана нет столь значительных финансовых ресурсов: объём его золотовалютных резервов оценивается менее чем в 100 млрд. долл. Приток иностранных инвестиций – непременное условие реализации заявленных целей. Тегерану также необходимо сотрудничество в технологической сфере – особенно при налаживании производства и экспорта СПГ, а также при разработке крупнейшего в мире газового месторождения «Северное/Южный Парс», расположенного на иранском и катарском шельфе.В-четвёртых, в последние годы изменилась военно-политическая обстановка в регионе. После прихода к власти Барака Обамы США вывели свои войска из Ирака. На 2014 г. намечен вывод международных сил из Афганистана. С одной стороны, в новых условиях Иран может испытывать меньше беспокойства по поводу окружения своих границ американскими войсками. Но, с другой стороны, у США высвобождаются руки для проведения военной операции против Ирана в нужный им момент: например, в 2007 – 2008 гг. желание провести такую операцию было сильным, но войны в Ираке и Афганистане отнимали слишком много сил. Иными словами, в Иране стало менее острым ощущение непосредственной военной угрозы, но в скором времени военная угроза может стать ещё значительнее, чем была в конце 2000-х гг. С точки зрения иранского руководства, возникшим «временным окном» следует воспользоваться.Это «окно возможностей» имеет и другое измерение. Нежелание президента Обамы ввязываться в новую войну на Ближнем и Среднем Востоке очевидно и уже привело к значительному охлаждению американо-израильских отношений. Руководство Израиля не исключает нанесения военного удара по иранским ядерным объектам: перед выборами президента США в 2012 г. эта возможность была козырем премьера Биньямина Нетаньяху в отношениях с Бараком Обамой. После переизбрания Обамы этот сценарий стал менее вероятным: Вашингтон настаивает на том, что операция должна быть согласована и может произойти лишь в крайнем случае. Смягчением своей внешнеполитической линии Иран стремится усилить противоречия между США и Израилем.Прагматики и консерваторыПомимо этих причин, на смену внешнеполитического курса Ирана оказала влияние логика внутриполитических процессов. Политическая система Ирана нестандартна. Должность рахбара (верховного руководителя) является пожизненной, но президенты периодически сменяются на конкурентных выборах. Таким образом, система сочетает в себе как преемственность и управляемость, так и гибкость, демократичность. Именно благодаря последним свойствам «арабская весна» не стала потрясением для иранских властей.Одной из главных функций рахбара является поддержание определённого внутриполитического баланса. Это достигается путём чередования у власти различных политических групп: условных «прагматиков» и «консерваторов». Однако в 2009 г. президентские выборы в Иране сопровождались скандалом: прагматик, бывший премьер Мир-Хосейн Мусави не признал их результат – победу консерватора Махмуда Ахмадинежада. Произошедшие беспорядки поставили под вопрос сохранение консенсуса политической элиты по вопросу о распределении власти в стране.Выборам 2013 г. предшествовали «арабская весна», усиление международного давления и нарастание экономических сложностей. Поэтому аятолла Хаменеи был заинтересован в том, чтобы выборы дали возможность населению и ведущим политикам «выпустить пар» недовольства. Эта задача была успешно решена: прагматики вновь были допущены к власти.Ирано-американская оттепельНовый внешнеполитический курс Рухани имеет три взаимоувязанных составляющих: символические шаги, укрепление взаимодействия с США и достижение официальных договорённостей.Символические шаги Рухани следуют один за другим. Это и инаугурационная речь, и выступление на заседании Генассамблеи ООН, и интервью ведущим западным телеканалам и изданиям, и даже публикация программной статьи в американском издании “WashingtonPost”. В этот же ряд вписываются недавнее выступление в Давосе и интервью, которое иранский президент дал известному политологу Фариду Закарии для телеканала CNN. В этих выступлениях демонстрируется готовность к диалогу, поиску взаимовыгодных решений, а острые моменты (такие, как ситуация в Сирии и отношения с Израилем) по возможности не акцентируются.От слов власти Ирана быстро перешли к установлению прямых контактов с США. Через месяц после смены власти в Иране, в сентябре 2013 г. произошли сразу три важных контакта. Вначале президенты Ирана и США обменялись письмами: Рухани ответил на поздравление Обамы с победой на выборах. Вскоре между главами Ирана и США состоялся первый после 1979 г. телефонный разговор: его центральной темой стала иранская ядерная программа. Через несколько дней состоялись личные переговоры между главой МИД Ирана Джавадом Зарифом и госсекретарём США Джоном Керри. На фоне этих событий президент Рухани выступил с очередной символической инициативой: установить авиасообщение между Ираном и США.Главным результатом всех этих действий стало достижение конкретных договорённостей по иранской ядерной программе: это произошло 24 ноября 2013 г. на встрече министров иностранных дел Ирана и «шестёрки» стран-посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН плюс Германия), проходившей в Женеве. Соглашение вступило в силу 20 января 2014 г.Иран обязался полностью заморозить свою ядерную программу сроком на шесть месяцев. Половина обогащённого до 20 % иранского урана должна быть переработана в топливные стержни, а другая половина – обеднена до 5 %. В свою очередь, США и ЕС не будут вводить новые санкции. Определённые послабления в режиме действующих санкций уже действуют. В частности, Тегеран вновь получил возможность свободно торговать нефтью с третьими странами: санкции перестали действовать в отношении танкерной транспортировки нефти и страхования грузоперевозок. Но отмена санкций станет возможной лишь после достижения окончательного соглашения, которое планируется разработать в ближайшие полгода.Последствия для РоссииИрано-американская оттепель может оказать серьёзное влияние на мировой энергетический рынок, региональную обстановку и объём российских внешнеполитических возможностей. По своему значению для России это влияние может быть положительным либо неоднозначным.1)  Положительные последствияИз числа положительных последствий наиболее очевидным является сохранение мира в регионе. В случае военных ударов США по Ирану мог бы возникнуть наплыв беженцев в Закавказье, что резко ухудшило бы гуманитарную обстановку вблизи российских границ и могло бы дестабилизировать политическую обстановку в Азербайджане. Политические потрясения в Азербайджане могли бы привести к возобновлению военного противостояния с Арменией – союзной России страной. В этом смысле примирение Ирана и Запада означает сохранение политической стабильности и мира в Закавказье.Не менее важен тот факт, что успешное создание ядерного оружия в Иране не только нанесло бы очередной удар по режиму нераспространения, но и могло бы повлечь за собой цепную реакцию в регионе. В этих условиях предотвратить появление атомной бомбы у Саудовской Аравии было бы сложной задачей. А ядерный статус Эр-Рияда и начало региональной атомной гонки не отвечает интересам ни России, ни Запада.Другим положительным последствием является демонстрация того факта, что даже наиболее острые внешнеполитические противоречия можно разрешить дипломатическим путём. Со времени окончания «холодной войны» наблюдается снижение порога применения силы со стороны США и других западных стран в отношении суверенных государств (Югославии, Ирака, Ливии и др.). Параллельно происходит снижение реальной политической роли Совбеза ООН. Нападения на суверенные государства могут осуществляться в наши дни под самыми разными предлогами, в т.ч. откровенно надуманными. Это «порочный круг»: прогрессирующее снижение порога применения силы приводит к новым военно-политическим эксцессам. На этом фоне мирное разрешение ситуации вокруг Ирана и сирийского кризиса станут положительными примерами для тех западных политиков, которые в последние два десятилетия всё больше склоняются к решению проблем военными средствами.Ещё одним положительным последствием для России может стать возобновление военно-технического сотрудничества с Ираном. Принятая в июне 2010 г. резолюция Совбеза ООН № 1929 запрещает поставки в Иран основных видов обычных вооружений (танков, боевых самолётов, военных кораблей и др.), а Россия в одностороннем порядке расширила этот перечень за счёт зенитных ракетных систем С-300. По данным СИПРИ, доля иранского импорта на мировом рынке вооружений сократилась с 1,9 % в 1992 – 2002 гг. до 1,1 % в 2003 – 2007 гг., а в 2008 – 2012 гг. упала до незначительных показателей (0,3 %). При этом на долю России приходилось в 1992 – 2012 гг. более половины иранского импорта вооружений (52 %). Начиная с 2008 г., объём российских поставок в Иран упал до минимальных значений. Возможный пересмотр эмбарго Совбеза ООН на поставки вооружений окажется выгодным прежде всего для России.2)  Неоднозначные последствияРешение иранской ядерной проблемы может привести к возвращению прежних позиций Ирана на мировом нефтяном рынке и его появлению в качестве одного из ключевых игроков на мировом газовом рынке.Увеличение предложения нефти на мировых рынках создаст предпосылки для снижения цен на «чёрное золото». Но, по-видимому, эта проблема будет урегулирована в рамках ОПЕК: наращивание нефтедобычи в Иране должно вызвать её сокращение в Саудовской Аравии и других странах ОПЕК. Эти страны уже получили дополнительные доходы от снижения объёмов иранского нефтеэкспорта. В новых политических условиях будет проще договориться с Ираном, позволив ему выйти на объёмы добычи середины 2000-х гг., чем способствовать падению цен. На газовом рынке изменения могут быть намного более значительными. Примирение Ирана и США откроет для Тегерана возможность участвовать в конкуренции проектов магистральных газопроводов. Вплоть до настоящего времени неучастие в них Ирана было козырем российской дипломатии и во многом предопределило неудачу проекта «Набукко». Также это препятствовало выходу центральноазиатского газа на европейские рынки, кроме как через территорию России: транзит через территорию Ирана был исключён, а нерешённость правового статуса Каспийского моря закрывала и этот перспективный маршрут.С учётом скорого выхода Ирана на мировой газовый рынок, России необходимо как можно быстрее начать строительство «Южного потока». Руководство ЕС уже почувствовало себя более уверенно: в начале декабря 2013 г., вскоре после достижения Женевских соглашений по Ирану, Еврокомиссия обвинила «Газпром» в нарушении европейского законодательства – положений третьего энергопакета ЕС. На этом основании Брюссель потребовал пересмотреть межправительственные соглашения по строительству «Южного потока». Для России это тревожный сигнал: с дальнейшим улучшением ситуации вокруг Ирана возможно нарастание давления ЕС на российских поставщиков.Что касается выхода Ирана на рынки СПГ, то в краткосрочной и среднесрочной перспективе это не повлечёт за собой серьёзных последствий для России. Практически весь российский СПГ экспортируется в Японию, обеспечивающей более чем треть мирового спроса на этот ресурс. После аварии на АЭС «Фукусима-1» работа атомной отрасли Японии приостановлена, что стимулирует сохранение высокого спроса на СПГ.По-настоящему важным последствием ирано-американской оттепели станет то, что Россия в ходе взаимодействия с США больше не сможет «разменивать» уступки по Ирану на смягчение американской позиции в таких вопросах, как ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве. Как и ситуация в Афганистане, события вокруг Ирана усиливали на рубеже 2000-х – 2010-х гг. переговорные позиции России в отношениях с США. Теперь этих возможностей не будет.Сложности для РуханиНеобходимой предпосылкой для наступления всех этих последствий является достижение окончательных договорённостей между Ираном и странами Запада. Но такое развитие событий не является предопределённым. На пути к этому у Ирана может возникнуть немало сложностей, которые могут обратить вспять весь переговорный процесс.У США, обративших внимание на ослабление иранских переговорных позиций, может возникнуть желание «выкрутить руки» Тегерану. В Вашингтоне понимают, что у президента Рухани ограниченные внешнеполитические ресурсы и неустойчивое внутриполитическое положение. При этом он в большей степени заинтересован в успехе переговоров, чем западные страны. Это открывает дорогу для усиления американского давления на Рухани. Например, это может найти отражение в «увязке» сирийской проблематики с иранской ядерной программой. Требование США отказаться от поддержки законных властей Сирии может стать для Ирана камнем преткновения на переговорах.В свою очередь, усиление американского давления на Рухани может вызвать ответную реакцию в среде иранских консерваторов, занимающих важное положение в силовых структурах и армии. Противоречия между Рухани и влиятельным Корпусом стражей исламской революции (КСИР) уже вышли в публичную плоскость. Так, командующий КСИР Мохаммад Али Джафари 10 декабря 2013 г. заявил, что правительственные структуры страны заражены влиянием Запада. В случае, если президент Рухани пойдёт на значительные уступки в Сирии, противодействие в среде консерваторов может вызвать изменение позиции аятоллы Хаменеи и свёртывание курса на сближение с Западом.Ещё одной сложностью является незаинтересованность ближайших партнёров США в регионе – Израиля и Саудовской Аравии – в нормализации ситуации вокруг Ирана. Обе страны не заинтересованы в том, чтобы Иран стал выходить из слабого, изолированного положения, в котором находится сейчас. Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху не доверяет мотивам властей Ирана и считает, что усовершенствованные технологии дадут Тегерану возможность обогатить уран с 3,5 % до 90 % за несколько недель. Руководство Саудовской Аравии поддерживает вооружённую оппозицию в Сирии, опасается роста политической активности шиитского населения на западном побережье Персидского залива (по бахрейнскому сценарию) и получает преимущества от действия санкций против Ирана в экономической и военно-политической сфере. Наконец, для Ирана сохраняется проблема военно-политических гарантий. Администрация Обамы не готова воевать с Ираном, но что делать после 2016 г.? Полностью свернув свою ядерную программу, Иран может оказаться уязвимым в случае возобновления прямого военного давления в духе политики Дж. Буша-младшего. Вряд ли администрация Обамы может дать Ирану какие-либо гарантии на этот счёт. Поэтому непременным условием Тегерана при достижении окончательных договорённостей должна стать отмена всех ограничений на поставку вооружений, принятых Совбезом ООН с 2006 по 2010 гг. Западные страны тоже могут столкнуться со значительными сложностями. Главной из них является вопрос: насколько можно доверять намерениям Ирана? Не использует ли Рухани благоприятную возможность для того, чтобы ввести западные страны в заблуждение и затянуть время? Не успеет ли Иран испытать атомную бомбу до того, как станет мишенью для военного удара США и Израиля? На данный момент возникает ощущение, что у руководства США растёт доверие к президенту Ирана. Об этом свидетельствует достижение Женевских договорённостей. Но это отношение может измениться в том случае, если добросовестное исполнение Ираном этих договорённостей будет поставлено под сомнение.ВыводыСмена внешнеполитического курса Ирана вызвана комплексом причин, в первую очередь связанных с действием экономических санкций. Аятолла Хаменеи – высший руководитель Ирана – поддерживает налаживание отношений с Западом, несмотря на признаки недовольства в консервативных кругах страны. От громких деклараций руководство Ирана быстро перешло к прямому взаимодействию с США и подписанию предварительных соглашений. Помимо положительных последствий, это может означать для России появление сильного конкурента на мировом газовом рынке и ослабление переговорной позиции в отношениях с США по ключевым вопросам (ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве). Улучшение ирано-американских отношений в ближайшей перспективе продолжится, хотя нельзя исключать возникновения значительных сложностей внешне- и внутриполитического происхождения.Центр научной политической мысли и идеологии 

02 февраля 2014, 20:01

Иран и США: Развитие политического диалога

Многие зарубежные и отечественные эксперты поспешили заявить, что своей жесткой позицией  относительно участия Ирана в конференции «Женева-2» , посвященной конфликту в Сирии, «Запад» решил нажать на тормоза переговорного процесса с Тегераном.  Однако последующие события продемонстрировали, что  никакого «застоя» в развитии диалога не наблюдается. Так, уже с 20 января 2014 года официальный Тегеран начал выполнение, взятых на себя обязательств. В частности, Иран объявил о приостановке обогащения урана до 20% и начал подготовку к снижению уже высокообогащенного урана до 5%, были также разъединены каскады большинства центрифуг. Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано на Мюнхенской конференции по безопасности заявил: «Мы договорились, что Иран предпримет шесть практических шагов в течение трех месяцев. Я могу вам сообщить, что эти практические меры осуществляются в соответствии с планом и будут завершены в начале февраля. Скоро начнутся новые переговоры». В свою очередь, США и ЕС также выполнили условия ноябрьского соглашения. Иран получил доступ к замороженным активам в размере 4,2 млрд. долларов. Кроме того, Женевским соглашением был отменен запрет на страхование международными компаниями партий поставляемой на экспорт иранской нефти, что означает снятие основных ограничений, препятствующих экспорту иранских энергоносителей зарубежным потребителям. Но, в рамках беседы с главой внешнеполитического ведомства Ирана Мохаммедом Зарифом госсекретарь Джон Керри отметил, что Вашингтон сохранит в силе определенный пакет санкций, которые не позволит Тегерану существенно увеличить экспорт своей нефти. Однако это не стало сюрпризом для иранской стороны, так как Белый Дом многократно заявлял, что до подписания окончательного соглашения, о снятии всех санкций не может быть и речи. Важно также отметить, что Вашингтон в определенной степени пролоббировал участие Ирана в 44-й сессии Всемирного экономического форума в Давосе. Таким образом, Хасан Рухани стал вторым иранским лидером, после президента Хатами, принявшим участие в работе форума подобного масштаба. Во время его заседания, иранский президент сделал заявление, в котором подчеркнул факт нормализации отношений с «Западом»: «Ядерному оружию нет места в нашей стратегии безопасности, и у нас нет намерений двигаться в этом направлении. Но Иран никогда не откажется от своего права на развитие мирной атомной программы. Отношения Ирина с США и Европой нормализуются. А к сентябрю этого года Иран и вовсе будет иметь привлекательную инвестиционную модель для нефтяных контактов западных стран».   Вечером 28 января президент США Барак Обама выступил с ежегодной речью в Конгрессе «О положении в стране».  В политической части своего выступления президент отметил успехи американской дипломатии, которые позволили «остановить прогресс ядерной программы Ирана». Глава Белого Дома также подчеркнул, что Иран уже начал избавляться от запасов высокообогащенного урана и отказался от дальнейшего внедрения современных центрифуг. «Беспрецедентный контроль помогает миру каждый день следить за тем, что Иран не создает бомбу»; — заявил президент Обама. Более того, он  призвал Конгресс не вводить новые санкции и дал четко понять, что готов наложить вето, если законопроект «Кирка-Менедеса» все же будет одобрен. При этом ряд конгрессменов по-прежнему считают необходимым принятие нового пакета санкций. Так, лидер Республиканского меньшинства, сенатор Митч Макконел, заявил, что президент Обама не смог внятно пояснить, почему законопроект «Кирка – Менендеса» «столь вреден для американской дипломатии». «Если Белый дом выступает против санкций, он может объяснить свою позицию, однако у нас есть повод верить, что санкции – это лучший инструмент гарантии выполнения Ираном своих обязательств»; — подчеркнул Макконел. Несмотря на столь бескомпромиссную позицию ряда конгрессменов, позицию президента Обамы поддержали многие высокопоставленные чиновники. Так, бывший министр обороны США Роберт Гейтс заявил: «Я считаю, что позиция президента, выступающего против законопроекта, который позволит ввести новые санкции сейчас, является правильной. Проголосовать за дополнительные санкции сегодня означает, на мой взгляд, подорвать возможность достичь соглашения с Ираном». В свою очередь, подчеркнем, что законопроект, предусматривающий введение дополнительных санкций против Ирана, был представлен под спонсорством сенаторов Марка Кирка и председателя сенатского комитета по иностранным делам Роберта Менедеза. Дело в том, что сенаторы Кирк и Менедез, как и действующий лидер Демократического большинства Гарри Рид уже много лет являются членами группы по армянским делам Конгресса США и последовательно лоббируют интересы Диаспоры, Армении и НКР на Капитолийском холме. В данном контексте, многие высокопоставленные лица Исламской Республики Иран, подчеркивали политическую роль армянской диаспоры по всему миру. Так, президент Хасан Рухани еще в ноябре 2013 года заявил, что армянское лобби может сыграть ощутимую роль в развитии отношений Ирана и Армении. Ранее, бывший глава иранского МИДа  Али Салехи  также затронул данный вопрос: «Будучи маленькой страной, Армения благодаря своей диаспоре смогла стать влиятельным государством на международной арене. Посредством политических консультаций Иран и Армения могут совместно решать многие региональные проблемы».     Безусловно, нормализация отношений Ирана с «Западом» исходит из национальных интересов официального Еревана. В данном контексте, необходимо, чтобы армянское лобби активизировало свои усилия в Конгрессе, чтобы не допустить принятия новых санкций против Ирана, который является стратегическим союзником Армении и имеет общие границы с Нагорно-Карабахской Республикой. Более того, процесс лоббирования данного вопроса, позволит сделать вывод о том, заслуживают ли сенаторы Марк Кирк, Роберт Менедез и  Гарри Рид голоса американских армян и высших наград, полученных от Армянского Национального Комитета Америки.   Галстян Арег.  «time to analyze» — politics, society, and ideas         

28 января 2014, 23:16

Президент Ирана, Хасан Роухани на прогулке в горах

 Дорогие друзья! По выходным иранцы с семьями или с друзьями обычно ходят на пешие прогулки в горы. Вся северная часть Тегерана окружена чудесными горными вершинами. Поскольку иранская столица расположена на склоне горы, её нижняя часть находится на высоте около 1650 м над уровнем моря, а северные районы – на высоте 1800 – 1850 м. Пеший подъем в горы - лучший способ прогуляться на свежем воздухе. Это крайне полезно для здоровья. В иранской прессе и средствах массовой информации пропагандируется здоровый образ жизни и, в частности, пешие прогулки по горам, где проложены специальные маршруты. Иранцы очень любят такой вид активного отдыха, о чем свидетельствует его массовость. Все, кто заботится о своем здоровье, стараются по утрам в выходные гулять в горах по полтора-два часа. Количество иностранных туристов, приезжающих к нам ради горных прогулок на севере Тегерана растет из года в год, и мы надеемся, что, в скором будущем, этот вид активного отдыха также привлечет к себе внимание российских туристов. Представляю Вам фотографии Президента Исламской Республики Иран Хассана Роухани во время пешей прогулки в горах, на севере Тегерана.             

10 января 2014, 16:37

Неожиданная новость об отношениях Ирана и России.

Иран готов поставлять России до 500 тыс. баррелей нефти в сутки в обмен на российские товары и оборудование, сообщают источники агентства Reuters. Оборот сделки оценивается примерно в 1,5 млрд долларов в месяц.«Есть хороший прогресс в этом направлении с шансами на успех. Мы обсуждаем детали, и дата подписания соглашения зависит от этих деталей», – сказал российский источник Reuters.«Мы бы хотели заключить сделку как можно скорее», – сказал высокопоставленный иранский чиновник, который отказался назвать свое имя. «Наши чиновники обсуждают этот вопрос с русскими и, надеюсь, документы будут подписаны в ближайшее время, независимо от того, будут ли достигнуты соглашения в Женеве», – сказал он.Крупнейшим покупателем иранской нефти является Китай, который импортирует около 420 тыс. баррелей в сутки.Санкции, введенные США и ЕС, привели к тому, что Иран сократил экспорт нефти более чем наполовину за последние 18 месяцев, до примерно 1 млн баррелей в сутки.Россия не присоединялась к санкциям. Покупка Россией 500 тыс. баррелей в сутки позволит Тегерану нарастить экспорт на 50%.Напомним, в четверг президент России Владимир Путин в телефонном разговоре с иранским президентом Хасаном Рухани обсудил договоренности по ядерной программе Ирана и вопросы проведения международной мирной конференции по Сирии «Женева-2».источникЕсли новость является правдой, то подобная сделка превращает в бессмыслицу, всю систему западных односторонних санкций против неугодных стран. Ну и сближение России и Ирана, не может не радовать -вместе мы на многое способны.

01 октября 2013, 22:35

Реалии США и Ирана

Джордж ФридманПрезидент США Барак Обама позвонил президенту Ирана Хасан Рухани на прошлой неделе впервые за 34 года с момента создания Исламской Республики. За телефонным звонком последовали твиты и публичные заявления с обеих сторон, что указывает на готовность к переговорам. Хотя все еще далеко до теплых отношений между двумя странами, есть основания для восприятия этой открытости всерьез - не только потому, что это происходит на таком высоком уровне, но и потому, что в настоящее время есть геополитическая логика для таких шагов. Многое может пойти не так, а учитывая, что это происходит на Ближнем Востоке, вероятность ошибок высока. Но Иран слаб, а США избегают конфликта, и есть худшие основы для достижения соглашения.   Иран поднимается   Хотя иранцы сейчас в слабом стратегическом положении, они были в наступлении с 2003 года, когда США вторглись в Ирак. Они приветствовали это вторжение; Саддам Хусейн был смертельным врагом Ирана со времен ирано-иракской войны 1980-1989 гг. Уничтожение его режима было удовлетворительным само по себе, но оно также открыло дверь для драматических изменений в ситуации национальной безопасности Ирана.   Ирак был основной угрозой для Ирана после распада Советского Союза, потому что это было единственное направление, откуда могла быть совершена атака. Проиранский или даже нейтральный Ирак гарантировал бы национальную безопасность Ирана. Американское вторжение создало вакуум власти в Ираке, который армия США не смогла заполнить. Иранцы ожидали этого, поддерживая проиранские элементы среди шиитов до 2003 года, и сформировали из них серьезное ополчение после 2003 года. С Соединенными Штатами в состоянии войны против повстанцев-суннитов, шииты, ставшие большинством, заполнили этот вакуум.     Соединенные Штаты поняли, что им угрожает опасность с двух сторон, и оказались в состоянии войны как с суннитскими боевиками, так и с шиитским ополчением. Цель активизации действий в 2007 году состояла в том, чтобы выпутаться из войны с суннитами и заблокировать шиитов. Этого удалось достичь в значительной степени, но игра уже шла в пользу последних. Поскольку Соединенные Штаты уходят из Ирака, только шииты (не все из них являются иранскими суррогатами) могли бы заполнить политический вакуум. Иран таким образом, уже не боится Ирака, и даже может доминировать над ним. Это была огромная стратегическая победа для Ирана, который был побежден Ираком в 1989 году.   После того, как США, сосредоточились на суннитах и сделали максимум для иранцев, открыв им двери для доминирования в Ираке, в Тегеране возникло более амбициозное видение. С Ираком, который сдерживается, и Соединенными Штатами, которые уходят из региона, Саудовская Аравия стала основным претендентом на врага против Ирана. А Тегеран теперь сложил все части на местах, чтобы бросить вызов Эр-Рияду.   Иран был союзником Сирии и оказал существенную поддержку проиранским силам в Ливане, а именно - Хезболле. Возможность появилась в конце 2000-х гг., когда иранская сфера влияния простиралась от шиитских общин западного Афганистана вплоть до Средиземного моря. Бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад имел достаточно реалистичное видение мощи Ирана вплоть до северной границы Саудовской Аравии, что полностью изменило баланс сил в регионе.   Но в то время, как президент Сирии Башар Асад был готов присоединиться к Ирану, он изначально не был заинтересован в том, чтобы его страна стала иранским сателлитом. На самом деле он был обеспокоен той степенью власти Ирана, которой он достиг. Арабская весна и восстание против Асада изменило этого уравнение. Перед этим Сирия и Иран были относительно равными. Теперь Асад отчаянно стал нуждаться в иранской поддержке. Это укрепило руку Тегерана, так как, если Иран сохранит Асада, то он выйдет ослабленным и напуганным, а иранское влияние будет увеличено.   Русским также понравилась перспектива укрепления Ирана. Во-первых, они боролись с суннитами на Северном Кавказе. Они боялись усиления радикальных суннитов в любом месте, но особенно в крупных суннитских республиках России. Во-вторых, иранская сфера влияния не только будет угрожать Саудовской Аравии, она также заставила бы Соединенные Штаты вновь втягиваться в регион для защиты Саудовской Аравии и Израиля. Русские наслаждались относительной свободой с 2001 года, в то время как американцы все еще были одержимы исламским миром. Создание стратегического кризиса для Соединенных Штатов, таким образом, подходит для целей Москвы. Русские, отгороженные от Ирана государствами Кавказа, не испугались иранцев. Поэтому они были готовы присоединиться к Ирану в поддержке режима Асада.   Проблема состояла в том, что Асад не мог навязать свою волю Сирии. Он не был свергнут, но он также не смог выиграть. Долгосрочная гражданская война в разгаре, и в то время, как иранцы влияют на алавитов, конфликт разрушает все мечты об иранской сфере влияния, достигающей Средиземноморья. Это стало вдвойне верным тогда, когда суннитское сопротивление шиитам в Ираке возросло. Сирийский маневр был необходим для решительного и быстрого разгрома суннитских повстанцев в Сирии. Этого не произошло, и способность шиитского режима премьер-министра Ирака Нури аль-Малики противостоять суннитам более не гарантирована.   Снижение иранских амбиций   В 2009 году было весьма вероятно, что Иран при союзе с Россией получит сферу влияния к северу от Саудовской Аравии. К 2013 году эти планы были разрушены, а с ними и более грандиозное стратегическое видение Ахмадинежада и его союзников в Иране. Это привело к переоценке стратегического статуса Ирана - и ценности его ядерной программы.   Точка зрения Stratfor состояла в том, что Иран не имел интереса к фактическому приобретению ядерного оружия, а хотел иметь программу для получения оного. Обладание ядерным оружием было бы наихудшим сценарием для Ирана, поскольку это могло привести к массированным атакам из Израиля или США, что Иран не мог сбросить со счетов. Но наличие программы по развитию атома дало иранцам мощный козырь и отвлекает внимание США и Израиля от растущей сферы влияния Ирана. Надежды Ахмадинежада заключались в обеспечении этой сферы влияния, удерживания основы для предъявления требований саудовцам и Совету по сотрудничеству стран Залива, торг по ядерной программе для признания со стороны США и уважения нового регионального баланса. Действительно, в то время как Соединенные Штаты и Израиль были одержимы иранской бомбой, иранцы сделали крупные шаги для развития более конвенциональной власти.   Региональная стратегия Ирана лежала в руинах, а международные санкции в отношении его ядерной программы сначала вызвали значительный эффект. Я не в состоянии определить, является ли экономический кризис Ирана причиной санкций, или же он произошел от сочетания глобального экономического кризиса и собственной экономической слабости Ирана. Но, в конце концов, восприятие, что санкции оказали давление на иранскую экономику, превратили ядерную программу, ранее полезную, в обузу.   Иран оказался в очень трудном положении. Внутри был сильный настрой против любого компромисса с США. Но также было и ощущение, что Ахмадинежад привел Иран к катастрофе стратегически и экономически. Для Ирана ядерная программа стала более неуместной. Страна не собирается становиться региональной державой. В настоящее время она переходит к обороне, стабилизирует ситуацию в Ираке и, что важнее, решает свои внутренние проблемы.   Задача США   Существует глубокая внутренняя оппозиция в США в вопросе ведения дел с иранским режимом. Так же, как и иранцы, все еще искренне возмущаются переворотом 1953 г., который привел шаха на трон, американцы никогда не забывали о захвате посольства США с последующим годичным кризисом с заложниками. Сейчас мы должны подождать и посмотреть, какой язык Иран подберет к кризису с заложниками, чтобы ответить взаимностью на любезности Обамы, признавшего переворот 1953 года.   США уходят с Ближнего Востока насколько это возможно. Конечно, Штаты не заинтересованы в очередной наземной войне. США имеют интересы в регионе, однако, главный среди них - это избегать появления регионального гегемона, который может дестабилизировать Ближний Восток. Соединенные Штаты также убедились на примере Ирака, что одновременная борьба с суннитами и шиитами выроет яму для США, и они не смогут их победить, не прикладывая больших усилий. США необходим сценарий управления исламским миром, который не предусматривает состояние постоянной войны.   Классическое решение для этого - поддержание баланса сил с минимальным усилием на основе уже существующей напряженности. Ослабленный Иран нуждается в поддержке для борьбы с суннитами. Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы ни сунниты, ни шииты не победили - другими словами, это столетнее статус-кво. Разрушение Ирана изнутри, следовательно, не в американских интересах, так как это нарушит внутренний баланс. Санкции имели важное значение в блокировании иранского господства, но в нынешней ситуации стабилизация Ирана вызывает больший интерес.   Соединенные Штаты не могут продолжать переговоры, если ядерная программа не будет прекращена. Рухани понимает это, но он должен добиться в обмен отмены санкций и возвращения западных инвестиций в Иран. Это выполнимо в нынешних условиях. Вопрос о поддержке Асада Ираном, на самом деле, не проблема, ведь Соединенные Штаты не хотят видеть сирийское государство под руководством радикальных суннитов. Иран думает так же. Тегеран хотел бы, чтобы в Сирии правил Асад, но Иран понимает, что он сыграл в эту игру и проиграл. Выбор состоит в разделе, коалиции или войне - ни Иран, ни Соединенные Штаты особо об этом не беспокоятся.   Угрозы для решения   Существуют две угрозы потенциальному решению. Основная угроза является внутренней. В обеих странах даже разговор друг с другом для некоторых считается предательством. В Иране экономические проблемы и истощение настойчиво стучатся в дверь. В Соединенных Штатах сейчас о войне не может быть и речи. И это открывает путь к немыслимым несколько лет назад предложениям.   Вторая угроза состоит во вмешательстве извне. Израиль первым приходит на ум, хотя для Израиля отказ от ядерной программы даст им то, чего они были не в состоянии добиться сами. Израильтяне утверждают, что иранская бомба являлась угрозой существованию Израиля. Но израильтянам не хватает военной мощи, чтобы справиться с Ираном самим, и они не могли побудить американцев к действию. Это лучшее предложение, которое они могут получить, если они на самом деле боялись иранской бомбы. Хотя влияние Израиля на этих переговорах с Ираном сталкивается с ограничениями в администрации США, Израиль будет прилагать усилия, чтобы внедриться в процесс и проталкивать свои требования, которые будут представлять собой приемлемые для иранцев уступки.   В то же время Саудовская Аравия будет потрясена американо-иранской сделкой. Враждебность по отношению к Ирану блокирует поддержку Соединенными Штатами Саудовской Аравии. Но Соединенные Штаты сейчас не имеют проблем с нефтью, и саудовские попытки блокировать примирение не встретят теплого приема. Влияние Саудовской Аравии в Вашингтоне заметно ослабло после войны в Ираке.   Позиция России будет более интересной. На первый взгляд, русские были эффективны в Сирии. Но это только на поверхности. Режим Асада не бомбили, но он остается искалеченным. И сирийский кризис открыл действительность, которая не понравилась русским: если Обама решил бы напасть на Сирию, не было ничего, что русские могли бы противопоставить. Они протянули слабую руку и играли так ловко, насколько это возможно. Но это все еще слабая рука. Русским понравилось, если бы Соединенные Штаты увязли, сдерживая иранское влияние, но этого не произойдет, и русские понимают, что, в конечном счете, им не хватает веса для того, чтобы это произошло. Сирия была для них тактической победой; Иран может стать стратегическим поражением.   Иранские и американские реалии приводят доводы в пользу урегулирования. Психика обеих стран находится в равновесии. Существует явное сопротивления внутри обеих стран, но оно, кажется, не достаточно сильно или сосредоточено на том, чтобы заблокировать процесс. Это может указывать на скорость, а не осторожность. Но, конечно, сделать это, прежде чем кто-либо будет уведомлен, не представляется возможным. И многое здесь может пойти не так, поэтому все это может стать спорным. Но учитывая то, что иранцы, как и американцы видят свои позиции, есть шансы, что нечто произойдет. В своей книге "Следующее десятелетие" я утверждал, что в долгосрочной перспективе Иран и Соединенные Штаты согласуют интересы, и что неформальный альянс, скорее всего, будет в долгосрочной перспективе. Пока долгосрочной перспективы все еще нет, и дорога будет ухабистой, но логика присутствует. Раздел: СтратегияРегион: Ближний ВостокТеги: Ирансшаближний востокгеополитика

20 сентября 2013, 18:11

30 лет спустя: будет ли «перезагрузка» отношений между США и Ираном?

На следующей неделе новый президент Ирана Хасан Роухани примет участие в Генассамблее ООН. Несмотря на то, что отношения между США и Ираном испортились более тридцати лет назад, сейчас обе стороны делают шаги на сближение. Корреспондент RT Анисса Науэй выслушала мнение экспертов. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

17 сентября 2013, 12:20

Иранский прорыв

Воскресный номер The Guardian поразил читателей сенсационной новостью: президенты США и Ирана могут встретиться уже в ближайшие дни. Сенсация здесь в том, что последняя встреча лидеров двух стран состоялась тридцать шесть лет назад, в 1977 году. Тогда Ираном еще правил шах Мохаммед Реза Пехлеви, носивший официальный титул «Солнце Ариев». А президентом США был Джеймс Эрл «Джимми» Картер, который позже не будет избран на второй президентский срок из-за захвата заложников в Тегеране. Тогда отношения между Америкой и Ираном были почти безоблачными. Шах, никогда не забывавший о том, что западные спецслужбы помогли ему удержаться у власти, различными способами демонстрировал свою благодарность и верность. Мало того, что он отдал нефтяные богатства своей страны Международному нефтяному консорциуму – он еще и дружил с Израилем, что для правителя исламского государства было, мягко говоря, необычно. Но с консорциумом шах, в конце концов, поссорился, а вот с Израилем дружил до самого конца. Причем дружба эта основывалась не только на взаимовыгодной торговле, но и на военном сотрудничестве – разработки израильских специалистов потом очень пригодились Ирану в борьбе против Саддама Хусейна. Так продолжалось до 1979 года, когда революция, во главе которой встало мусульманское духовенство, смела власть шаха, уничтожила всемогущую тайную полицию САВАК и установила в стране новый режим – не капиталистический и не коммунистический, а свой, особый. В западных СМИ его, чтобы не путаться, называют просто «режимом аятолл» – этот термин используется как синоним для обозначения тоталитарной теократии. Хотя на самом деле любой, кто даст себе труд ознакомиться с государственной моделью Ирана может убедиться в том, что тоталитаризма в ней не больше, чем в английской конституционной монархии – просто политическое устройство, основанное на многотысячелетних традициях персидского народа, непривычно для человека западной культуры. Шах бежал, а революционные студенты захватили в Тегеране американское посольство с полусотней заложников и потребовали от Вашингтона вернуть Резу Пехлеви обратно. Американцы, разумеется, отказались и попробовали освободить заложников силами армейского спецназа. Операция, получившая название «Орлиный коготь», закончилась тем, что на сетевом сленге называется epic fail – американцы заблудились в пустыне, угробили шесть вертолетов, восемь летчиков и морских пехотинцев, и потеряли секретную документацию. Заложников иранцы освободили только в январе 1981 года, через пять минут после того, как Картер сложил с себя полномочия президента Соединенных Штатов. Однако до того как уступить кресло в Белом доме Рональду Рейгану, Картер успел провозгласить новую внешнеполитическую доктрину США. Поводом стал ввод «ограниченного контингента» советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 года. В выступлении президента США подчеркивалось, что советские войска теперь находятся в каких-то 300 милях от Индийского океана и в опасной близости от Ормузского пролива, что создает серьезную угрозу для свободного перемещения нефти с Ближнего Востока. Ключевую фразу «доктрины Картера» написал его советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. «Пусть наша позиция будет абсолютно ясной: попытки каких-либо внешних сил получить контроль над регионом Персидского залива будут рассматриваться как посягательство на жизненно важные интересы Соединенных Штатов Америки, и такое нападение будет отражено любыми необходимыми средствами, в том числе военной силой». С тех пор прошло много лет. Советский Союз вывел войска из Афганистана, а потом и вовсе распался. Однако угроза для «свободного перемещения нефти» меньше не стала: Иран, переживший разрушительную войну с Ираком, не только сохранил территории и военный потенциал, но и превратился в мощную региональную державу, стремительно приближающуюся к овладению ядерным оружием. А в самих США тем временем произошел переход к «доктрине Буша-старшего», заключавшейся в ставке на особые отношения Вашингтона с арабскими монархиями Залива. А пришедшие к власти при Буше-младшем неоконы крепко-накрепко привязали ближневосточную политику США к защите интересов Израиля. Так Иран, президентом которого был не питавший теплых чувств к сионистам Махмуд Ахмадинежад, стал признанным лидером «оси зла» и едва ли не главным врагом Америки. Почти никто не сомневался, что США начнут военную операцию против Ирана – спорили только о возможных сроках, да еще о том, примет ли участие в войне с Тегераном Израиль. А личная встреча американского президента с иранским лидером казалась не более реальной, чем переговоры генерального секретаря ООН с инопланетянами. И вдруг в воскресном интервью NBC Обама признает: они с новым президентом Ирана, Хасаном Рухани, обменялись письмами. Американский лидер «хочет задействовать потенциал Тегерана в стабилизации обстановки в Сирии». Нет, разумеется, он предупредил Рухани, что отказ от ракетного удара по Дамаску не означает, будто США готовы закрыть глаза на иранскую ядерную программу. Но очевидно, что это предупреждение – всего лишь дань тем силам, которые стремятся использовать военную мощь США для решения своих региональных проблем. «Эта ремарка Обамы, – отмечает The Guardian, – вероятно, предназначалась для того, чтобы заверить Израиль – американская решимость сдерживать любые попытки Ирана создать ядерное оружие не ослабла». * * * Может быть, для кого-то информация о возможной встрече Обамы и Рухани стала неожиданностью. Однако читатели нашего портала могли заметить, что авторы Terra America не раз писали о вероятном политическом сближении США и Ирана. Год назад, перед президентскими выборами в США, мы высказывали предположение, что выиграв свой второй президентский срок, Обама получит большую свободу маневра и сможет переориентировать вектор ближневосточной политики США. Мы связывали это со структурными изменениями на мировом рынке углеводородов, которые приведут не только к достижению энергетической независимости США, но и к смене стратегических приоритетов Вашингтона. Эпоха горячей дружбы с монархиями Залива, поддерживающими исламский фундаментализм и «глобальный джихад», сочетающаяся с все более обременительной для Белого дома поддержкой Израиля, может смениться возвращением к «доктрине Никсона», в рамках которой США делегировали часть своих полномочий сильным и дружественным местным режимам, соперничавшим за влияние в регионе. Во времена Никсона такими «региональными полицейскими» были Саудовская Аравия и шахский Иран. Вполне возможно, что происходящее на наших глазах сближение Вашингтона и Тегерана приведет к воссозданию этой модели. Для США новая редакция «доктрины Никсона» может обернуться целым рядом бонусов. Если Тегеран станет официальным партнером Вашингтона, это ослабит Саудовскую Аравию и такие государства, как Катар – спонсоры суннитского фундаментализма во всем мире. Соответственно, ослабнет и экспансия «мирового исламизма», который является реальной (а не мнимой) угрозой национальной безопасности США. Сведется к минимуму угроза большой (в перспективе – ядерной) войны на Ближнем Востоке, которая, помимо всего прочего, может привести к уничтожению Израиля («страны одной бомбы»). Добрые отношения с «режимом аятолл» снимают проблему возможной блокады Ормузского пролива и, как следствие, взрывообразного роста цен на нефть. И – last but not least – возобновление отношений между США и Ираном в перспективе открывает двери на иранский рынок (не только сырьевой) тем финансовым группам и связанным с ними компаниям, которые, как мы предполагаем, стоят за сменой приоритетов ближневосточной политики Обамы. * * * Мы не делаем секрета из того, какие силы лоббируют эти изменения. Это так называемые «рокфеллеровские глобалисты», к которым, в частности, относится и такой тяжеловес американской политики, как Генри Киссинджер. («Рокфеллеровским глобалистам» и их влиянию на администрацию Обамы посвящено мое интеллектуальное расследование «За кулисами Глобального ноля»). В последние месяцы казалось, что их позиции в Белом доме поколебались: лишился своего поста советник по национальной безопасности Том Донилон, уступив место стороннице «гуманитарных интервенций» Сьюзен Райс. На важную должность представителя США в ООН была назначена еще одна «интервенционистка» Саманта Пауэр. Эти перестановки во многом способствовали ужесточению позиции Вашингтона в отношении Дамаска и сделали военное вмешательство США в сирийский конфликт почти неизбежным. Однако наряду с внешней, рассчитанной на зрителя, политикой Белый дом все это время вел и скрытую от глаз дипломатическую работу, направленную, как нам представляется, на то, чтобы избежать военного конфликта с Ираном. Иногда результаты этой работы становились видны широкой публике – так, в марте этого года Вашингтон пересмотрел свою стратегию нефтяного эмбарго в отношении Ирана. На наш взгляд, частичное смягчение санкций следовало рассматривать как приглашение за стол переговоров. По-видимому, Тегеран решил ответить на это приглашение. Скорее всего, первая беседа Обамы и Рухани будет обставлена как «случайная» встреча в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН. Подобные «случайности» обычно бывают хорошо продуманными и подготовленными, хотя, конечно, возможны и экспромты, такие, как встреча Обамы и покойного Хорхе Чавеса на саммите американских государств в Тринидаде и Тобаго в 2009 году. Тогда президент Венесуэлы не только не упустил случая пожать Обаме руку, но и вручил ему книгу «Вскрытые вены Латинской Америки», разоблачавшую колонизаторскую политику США по отношению к своим южным соседям. В том же 2009 году спецпредставитель США в Афганистане Ричард Холбрук столкнулся с заместителем министра иностранных дел Ирана в кулуарах конференции по Афганистану в Гааге. Дипломаты обменялись любезностями и договорились «быть на связи». Однако та попытка наладить контакт закончилась ничем – не в последнюю очередь потому, что в начале первого срока Обамы у «рокфеллеровских глобалистов» были еще связаны руки, да и неистовый Ахмадинежад не выглядел в глазах Запада подходящим партнером для переговоров. Теперь же ситуация выглядит куда более благоприятной. Российская инициатива по уничтожению химического оружия в Сирии не только помогла Обаме, сохранив лицо, выйти из кризисной ситуации, куда его загнали сторонники военного решения. Предложение Москвы сыграло на руку «рокфеллеровским глобалистам» – условным «голубям», выступавшим за нормализацию отношений с Тегераном. Их позиции в Вашингтоне укрепились настолько, что информацию о встрече Обамы с Рухани оказалось возможным сообщить СМИ, не опасаясь возможного противодействия со стороны могущественных лоббистских структур. К тому же иранский лидер Хасан Рухани – «просвещенный консерватор», с которым администрации Белого дома не зазорно иметь дело. Впрочем, объективности ради надо заметить: сам иранский президент пока никак информацию The Guardian не комментировал, а министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф выразился в том смысле, что переговоры лидеров двух стран возможны, «если Белый дом освободится от давления группы, действующей в интересах третьей страны». Важно понимать, что помимо очевидной «партии войны», в Вашингтоне существует и влиятельная «партия мира». И мяч сейчас на ее стороне поля. Шансы на то, что ситуацию в регионе Персидского залива удастся урегулировать, не прибегая к силе оружия, сохраняются. И чем ближе лидеры США и Ирана к столу переговоров – тем реальнее становится перспектива завершения тридцатичетырехлетней «холодной войны» между двумя странами и выходу из глобального ближневосточного тупика. Кирилл Бенедиктов

13 августа 2013, 12:26

Доктор Аббас Халаф: «Запад поставил Иран на «маленький огонь»

На выборах президента страны народ Ирана большинством голосов поддержал кандидатуру Хасана Рухани. За него было отдано более 50% голосов. Придерживающемуся умеренных взглядов Хасану Рухани удалось в первом же туре оставить позади своих соперников-консерваторов и избежать второго тура голосования. В минувшую субботу верховный лидер ИРИ аятолла Сейд Али Хаменеи утвердил Рухани в должности. Своим мнением о политике нового Ирана с корреспондентом агентства поделился широко известный в мире политик международного уровня, специалист по Ближнему Востоку, дипломат, экс-посол Ирака в Москве, член Ассоциации иракских переводчиков, писателей и журналистов, около двадцати лет проработавший прямым переводчиком и советником Саддама Хусейна, Доктор Аббас Халаф. Доктор Аббас, на Ваш взгляд, почему иранский народ проголосовал за Рухани? - Иранский народ пошел за Рухани, в надежде, что он нормализует отношения с соседними странами, исправит ошибки жесткой политики Махмуда Ахмадинежада. Экономическое положение Ирана во многом зависит от импорта, да и экспорт уменьшился почти наполовину. В результате правления предыдущего президента Иран оказался в полной изоляции. Хасан Рухани в своей официальной речи обозначил, можно сказать, главные чаяния народа: восстановление экономики, конструктивное сотрудничество с другими странами и, как он выразился, «возвращение этики в политику». По его словам, иранский народ «хочет достойной жизни и устал от бедности и коррупции». Но здесь, как говорится, время покажет, каковы будут действия Рухани не на словах, а на деле. Рухани в своей инаугурационной речи провозгласил курс на разрядку, переговоры и снижение напряженности. Суть его выступления сводилась к тому, что основой минимизации конфронтации является конструктивный диалог, то есть Рухани, как новый лидер Ирана, позиционирует себя как умеренный политик. Доктор Аббас, Вы согласны с этим? - Это его официальное заявление… Я думаю, он хотел показать свою гибкость как политик, подчеркнуть, что его курс будет отличаться от курса его предшественника, который пошел на конфронтацию не только с Западом, но даже с арабскими государствами. Считаю, что, несмотря на столь уверенное заявление Рухани, Америка и Запад будут ждать конкретных дел и продолжать оказывать давление на Иран, чтобы он отказался от своей ядерной программы и, как они говорят, «вмешательства» во внутренние дела других стран. В своей официальной речи новый президент Ирана ничего не сказал о ядерной программе… На Ваш взгляд, это было сделано намеренно, тем самым подчеркнув, что новый политический курс Ирана – это миролюбие, уступчивость и благоразумие, или Рухани все же сохранит за Ираном ядерную программу и все геополитические преимущества, полученные со времен вторжения США в Ирак? - Я думаю, Иран не откажется от ядерной программы, тем более, эта программа прошла вперед, и Иран на пороге получения ядерного оружие. Хотя Рухани и обошел этот вопрос в своей официальной речи, но он считает, что ядерная программа — это гарантия сохранения целостности и независимости Ирана, тем более, у него есть горький пример Ирака, не имеющего ядерного оружия, что привело к американской экспансии. Учитывая свой дипломатический опыт, я считаю, что если Иран и пойдет на уступки по некоторым вопросам, то по этой программе — никогда. И еще очень важный, можно сказать главный момент в этом вопросе: решение по ядерной программе не принадлежит Рухани, а принадлежит верховному лидеру ИРИ, который, по иранской системе, является первым лицом в государстве, а президент — вторым. Доктор Аббас, не считаете ли Вы, что с приходом к власти Рухани наступил конец Исламской революции в Иране? - Дело в том, что в Иране уже работает духовная исламская система, и президент, как я уже сказал, второе лицо в государстве. Слово народа это то, что сказал духовный лидер. Поэтому говорить о конце исламской эпохи в Иране — это делать слишком поспешные выводы. Хочу отметить, что в Иране еще идет конфронтация: с одной стороны, США и Запад с экономическими санкциями, с другой стороны, Иран поддерживает Башара Асада. Кроме того, партия Хизбалла на юге Ливана является неотъемлемой частью оружия Исламской революции Ирана, и бойцы этой партии воюют на стороне Асада. У Ирана серьезные проблемы с соседними странами, например с Ираком, странами Персидского залива. Причины? - Дело в том, что Иран выступает апологетом идеологии аятолла Хомейни — лидера исламской революции 1979 года в Иране. Например, события в Бахрейне… Иран встал на сторону шиитских повстанцев, и предшественник Рухани Махмуд Ахмадинежад, будучи президентом, объявил, что Бахрейн является частью Ирана. Далее, Иран распространяет шиизм в Йемене, у Ирана проблемы с севером, потому что он поддерживает шиитов в Судане, Иран пытается распространить шиизм даже в Египте. По этой причине в свое время были прерваны дипломатические отношения между Тегераном и Каиром и только после прихода к власти Мурси, лидера Братьев-мусульман, эти отношения были возобновлены. И сразу началась конфронтация, потому что большая часть населения Египта – это мусульмане-сунниты. И в то же время, одним из первых высказываний нового президента Ирана Хасана Рухани стала откровенная поддержка сирийского режима. На встрече с премьером Сирии Ваэлем аль-Халки Рухани заявил, что «никакая сила не сможет разрушить дружбу двух стран…» - Я думаю, что причина такой поддержки режима Башара Асада со стороны Ирана заключается в том, что он рассматривает Сирию как передовой фронт в борьбе с США. Иран не хочет воевать на своей территории. Совсем недавно Тегеран предоставил кредит Сирии в сумме 3,5 млрд. долларов, и это несмотря на тяжелое положение в самом Иране. Иран понимает, что если наступит конец правящему режиму в Дамаске, то рано или поздно придет черед и ему стать заложником США или террористов. Помимо финансовой поддержки, у Ирана очень сильный военный рычаг в этом регионе – партия Хазбалла, которая воюет на стороне войск Башара Асада. Председатель Совета по целесообразности Ирана аятолла Акбар Хашеми Рафсанджани заметил, что началась новая эра во внешней политике Ирана на основе взаимного уважения и доверия. Судя по выступлению Рухани, он готов идти на уступки даже с США. На Ваш взгляд, как сложатся отношения нового Ирана с Западом? - США и Запад поставили Иран, образно говоря, на «маленький огонь». Что это значит? - Дело в том, что сейчас в Иране очень серьезные социальные проблемы. США и Запад планируют ужесточить экономические санкции, а затем, на примере своей политики в Ираке, возьмет под свой контроль страну. Запад надеется на продолжение того же курса, который они использовали в Ираке, оправдывая свои действия 7-ой главой Устава ООН. Но сейчас Китай и Россия не допустили по отношению к Ирану принять эту резолюцию. На сегодня у Вашингтона нет, как говорят политики, международного зонтика. Как повлияет избрание Рухани на двустороннее сотрудничество с Россией? Каковы перспективы российско-иранских отношений? Ваше мнение… - Иран всегда был и остается для России важным партнером в этом регионе. В сентябре планируется визит Президента России Владимира Путина в Иран, и есть надежда, что будет налажено сотрудничество по многим вопросам, в том числе и строительства атомных электростанций. Прошли консультации Тегерана с Москвой, и в ближайшее время будет подписано соглашение о строительстве АЭС в Иране. У Ирана осталось очень мало союзников и налаживание нормальных отношений с Россией для развития двухсторонних экономических связей — это верный путь к решению многих социальных проблем в стране. Думаю, иранское руководства это хорошо понимает. Доктор Аббас, спасибо за беседу. Интервью взяла Аза Чимаева www.grozny-inform.ru