• Теги
    • избранные теги
    • Люди33
      • Показать ещё
      Разное77
      • Показать ещё
      Страны / Регионы85
      • Показать ещё
      Международные организации20
      • Показать ещё
      Компании7
      Издания2
      Формат1
      Показатели1
      Сферы3
17 ноября, 15:00

Колчак - предатель и государственный изменник, двойной агент - свидетельствует советник президента Вильсона

В связи со скандальным открытием в Питере мемориальной доски в честь военного преступника Колчака, в сети появилось множество материалов, раскрывающих подлинную историческую роль адмирала Колчака.

12 ноября, 15:54

Внешняя политика плодородных равнин

Количество желчи, заполнившей эту предвыборную кампанию, отразится тяжелым похмельем в среду утром у большей части Америки. Но многие из них согласятся, что сам демократический опыт, независимо от того, как неуклюж и странен он был, будет поводом для удивлений. Это были выборы, которые привели значительное количество американцев на избирательные участки. Интенсивность дискуссий и драмы в ночь выборов вынудили читателей «NewYorker» и любителей домашнего пива из Сан-Франциско смотреть на то, о чем читатели «Breitbart» и кассиры «Wal-Mart» с огнестрельным оружием в Уилмингтон думают и заботятся. Даже если эти выборы можно считать сохранением мировоззрения в отношении демографических и технологических шансов или гласом народа против волны нативизма, голосование по-прежнему остается очень личным и, таким образом, эмоциональным актом.

03 ноября, 19:00

Геополитические модели в политике США

Геополитика является одним из направлений политической географии. Она изучает зависимость внешней политики отдельных государств и международных отношений в целом от системы политических, экономических и военно-стратегических взаимосвязей, обусловленных географическим положением страны и другими физико- и экономико-географическими факторами. Ее главная цель – разработка стратегии государства. Понять значение геополитики в современном мире можно на примере  теорий ученых Х. […]

19 сентября, 10:54

Подъём России и "конец света" (часть 1)

"Тьма стремится уничтожить то, чем она не может завладеть"Главный представитель ранней банковской элиты США Джон Д. Рокфеллер (достоверно) изображён на карикатуре начала 20-го векаВы, вероятно, читали различные теории, пытающиеся объяснить причины "новой холодной войны", в состоянии которой мы сейчас находимся. Начиная с неловко примитивной теории "Путин - это Гитлер", предлагаемой западной прессой, и заканчивая более сложной идеей "войны за энергетические ресурсы" между США, Европой и Россией. Правда же о том, почему человечество находится сейчас там, где находится, на самом деле довольно проста. Но для того, чтобы понять это, вам придется выбросить из головы идею о "новой холодной войне" и заменить ее на "120-летнюю войну, которая никогда не заканчивалась".Если вы хотите получить ёмкое и соотносящееся с текущими событиями представление об истории, то читайте далее.Более 100 лет назад, в 1904 году, один из отцов-основателей геополитики и геостратегии, выпускник Оксфордского университета и со-учредитель Лондонской школы экономики, сэр Хэлфорд Маккиндер, предложил теорию, которая распространяла геополитический анализ с местного и регионального уровня на мировой уровень. Геополитика - это изучение (лицами, находящимися у власти) влияния географии (демографической и физической) на международную политику и международные отношения. Говоря простым языком, это наука о том, как лучше контролировать максимально большую часть мира - его человеческих и природных ресурсов. Когда вы или я думаем о мире, мы представляем себе большое, сложное место, населённое миллиардами людей. Когда "элита" думает о мире, они представляют себе глобус или карту с указанием народов и стран, которые можно и нужно, по их мнению, раскраивать и менять в массовом масштабе.Маккиндер разделил мир всего на несколько регионов."Мировой остров" - это регион, приблизительно представляющий собой взаимосвязанные континенты Европы, Азии и Африки.Офшорные острова, включая Великобританию и Японию.Удалённые острова, включая континенты Северной Америки, Южной Америки и Австралии.Самым важным регионом, очевидно, являлся "мировой остров", а именно та его часть, которую он называл "хартленд" (сердцевина),которая буквально означает Россию. По словам Маккиндера, тот, кто контролирует "хартленд" (Россию), тот контролирует "мировой остров" (Евразию и Африку), а тот, кто контролирует их, тот контролирует весь мир. Это довольно очевидный анализ ситуации, поскольку подавляющее большинство мирового населения и ресурсов сосредоточены на Евразийском континенте, и если вы занимаете обширную северную часть этой территории - и при этом ваш тыл защищён непроходимым ледовитым океаном - это ставит вас в выгодную позицию или в "высокое положение", если хотите.Геостратегическая карта мира согласно МаккиндеруMaккиндер, вероятно, пришёл к такому выводу в результате британского имперского опыта. Британцы построили крупную Империю, в которой "солнце никогда не садилось" (и кровь никогда не высыхала), и хотя британская элита заработала много денег и причинила много страданий, эксплуатируя ресурсы других народов, они никогда не были способны по-настоящему "править миром", потому что "хартленд" (Россия) не была завоёвана и превращена в государство, подчинённое западной элите - во многом благодаря ее огромному размеру и тому факту, что Россия уже давно сама являлась Империей.В 1904 году идеи Маккиндера (разделяемые его современниками) были уже в ходу среди тогдашней англо-Американской элиты, которая стремилась к глобальному доминированию за счет предотвращения появления любых конкурентов у Соединённых Штатов. А Россия как раз являлась тем естественным потенциальным конкурентом - опять же за счёт своего размера, ресурсов и имперской истории. Таким образом, ещё до начала 20-го века, американская элита, совместно с их британскими коллегами-идеологами, трудилась над задачей "нейтрализации" России как угрозы их глобальной гегемонии. К тому моменту, когда Маккиндер опубликовал свои идеи, американские и британские политики, промышленники и банкиры уже приступили к процессу "смены режима" в России с помощью одного из "офшорных островов" - а именно - Японии.Сначала - война, затем - революция В 1898 году Россия заключила с Китаем соглашение о передаче китайского Порт-Артура России на условиях аренды. На тот момент это был единственный российский незамерзающий морской порт в Тихоокеанском регионе (и это имело такое же стратегически важное значение для России, какое сейчас для неё имеет Крым). Британцы и американцы были озабочены тесными взаимоотношениями между Россией и Германией (царь Николай II и немецкий кайзер Вильгельм II были кузенами), а также возможностью присоединения к ним Франции для создания тройственного анти-британского альянса. Для британцев и американцев это было явной "угрозой для международного порядка".1 Для того чтобы помешать реализации планов России в Азии, в 1902 году Великобритания и Япония заключили "Англо-японский альянс", согласно которому, если Япония или Великобритания будет атакована более чем одним врагом, они будут оказывать друг другу военную помощь. По сути Британия таким образом давала Японии зелёный свет на войну с Россией в случае необходимости, прекрасно понимая, что ни Франция, ни Германия (союзники России) не будут вмешиваться из-за риска войны с Британией. Начиная с этого момента, Япония фактически выступала в качестве защитницы британских интересов в Восточной Азии.Русская пропаганда образца 1905 года: русские моряки курят японские снаряды, предоставленные "Джоном Буллем", а США наблюдаютС 8 февраля 1904 года по 5 сентября 1905 года разразилась первая "великая война" 20-го века между Японией и Россией - в основном за доступ к Порт-Артуру. Британское правительство поставляло японскому флоту военные корабли, а во время самой войны предоставляло им разведданные. Пожалуй, самая существенная помощь японскому правительству поступила в форме кредитов от британских и американских банков и финансовых институтов, которая в сегодняшнем эквиваленте составила бы 5 миллиардов долларов США, включая "кредит" на сумму 200 миллионов долларов США от крупного банкира с Уолл-Стрит Джейкоба Шиффа.2 Во время Первой мировой войны Шифф и прочие банкиры с Уолл-Стрит также предоставляли кредиты Центральным державам, несмотря на то, что те официально считались врагами их новой родины - США.Россия направила более миллиона солдат и матросов против 500 000 японцев и всё же проиграла войну, во многом из-за той поддержки, которую оказывали британцы и американцы. Решающая битва состоялась 27-28 мая 1905 года, когда два флота - российский и японский - сошлись в Цусимском проливе. Две трети Российского флота были уничтожены. Поражение России было закреплено Портсмутским договором, который подтверждал статус Японии в качестве ведущей державы в Восточной Азии и требовал от России отказаться от планов по развитию Сибирско-тихоокеанского региона и открытию Дальневосточных торговых путей. Япония также стала шестой в мире державой по мощи военного флота, в то время как военные расходы серьезно ударили по экономике России.Изображение 1905 года: катастрофическое (для России) Цусимское сражение, при котором 2/3 российского флота было уничтоженоЕщё до официального окончания войны, из-за тяжелого финансового положения России, поражения в Цусимском сражении и давления со стороны Британии, царь вынужден был выйти из Бьёркского договора от 1905 года, которое он подписал с Кайзером Вильгельмом (и косвенно с Францией). Как только британское правительство и их сеть англофилов в России узнали о секретной сделке, заключенной на яхте Кайзера в Балтийском море - сделке, которая угрожала бы "мировому порядку" ввиду сближения России и Германии - они стали угрожать прекращением финансирования России и мобилизовали российскую прессу, которую они очевидно контролировали, на запуск анти-немецкой пропаганды. Кайзер написал царю: "Вся ваша влиятельная пресса в два счета стала отчаянно анти-немецкой и про-британской. Частично она куплена за крупные суммы британских денег, разумеется".3Когда Россия уже была изолирована и экономически ослаблена, а угроза Евразийской интеграции - устранена, следующим логическим шагом было бы избавиться заодно и от самого царя и превратить Россию в подконтрольный, отсталый и "кэптивный" рынок для западных финансов. Но для достижения этой цели сначала нужно было решительно устранить помеху в лице Кайзера Вильгельма, а это означало войну. В качестве подготовки почвы для этой войны британцы подписали англо-российское дружественное согласие в 1907 году, а затем позднее включили Францию в "тройственное согласие", таким образом сплотив крупнейшие мировые военные державы против Германии.Между 1903 и 1914 годами британская публика была втянута в анти-немецкую истерию и возмущена бесчисленными газетными статьями, книгами и памфлетами (безосновательно) предостерегающими об агрессивном перевооружении Германии и ее намерениях захватить Британию и поработить мир. Британский газетный и публицистический магнат того времени Альфред Хармсворт, который имел разнообразные связи с британской политической и банковской элитой, оказывал огромное влияние на британскую публику через свои газеты. В интервью французской газете Le Matin, Хармсворт сказал: "Немцы сами себя выставляют одиозным народом перед лицом всей Европы. Я не позволю моей газете публиковать что-либо задевающее чувства французов, и я не хотел бы публиковать что-либо приятное для немцев".3Кульминацией анти-немецкой истерии стала часть британского Закона о государственной тайне от 1911 года об официальном учреждении агентств британской разведки MI5 и MI6. Логично, что именно эти агентства, занимающиеся сегодня фабрикацией террористических угроз для запугивания британской - и мировой - публики для того, чтобы эта публика поддерживала войну, были основаны в результате сфабрикованной угрозы в лице Германии.В качестве "точки воспламенения" англо-американской войны - с целью разгрома Германии, ослабления европейских держав и подчинения всей Европы интересам западных банкиров - были выбраны Балканы. В ноябре 1912 года российский министр иностранных дел (Извольский) получил телеграмму от российского посла в Болгарии, в которой содержались сведения о представителе британской газеты The Times, который заявлял, что "очень многие в Англии работают над нагнетанием обстановки на Балканах для развязывания войны, которая привела бы к разгрому немецкого флота и краху немецкой торговли".4Этим журналистом Times был, скорее всего, Джеймс Дэвид Борчьер, представитель английской аристократии, который имел непосредственное отношение к Балканской лиге - организации, основанной в 1912 году российским послом в Белграде, Николаем Гартвигом, для лоббирования независимости балканских государств от Оттоманской и Австро-венгерской империй. Николай Гартвиг был агентом английского монарха Эдварда VII, и, таким образом, британской элиты.5 Независимость балканских государств полностью соответствовала целям британской элиты по демонтажу империй-конкурентов.Убийство эрцгерцога Франца Фердинанда в 1914 году значится как искра, спровоцировавшая Первую мировую войну. Однако это искажение фактов. Как уже сказано, планам британцев по развязыванию войны против Германии к тому моменту было уже лет десять как минимум. В любом случае, убийства представителей знати и аристократии были довольно распространены в то время в Европе, и смерть Фердинанда не являлась чем-то, что непременно бы спровоцировало мировую войну. Безусловно, Австро-Венгерская империя была лишь заинтересовала в том, чтобы нейтрализовать сербов, а Германия, союзник Австро-Венгрии, была решительно против выхода этого кризиса из-под контроля.Две жертвы западной элиты: эрцгерцог Фердинанд и его убийца Гаврило ПринципПосле убийства, британское правительство сделало вводящее в заблуждение заявление в адрес Австро-Венгрии и Германии о том, что оно признает право Австро-Венгрии на получение компенсации от Сербии. Австрия направила сербам 23 июля свой Июльский ультиматум - серию заведомо невыполнимых требований - выполнения которых она ожидала в результате локальной войны, но российский министр иностранных дел Сазонов (ещё один британский агент)6 ответил на это мобилизацией российских сил 28 июля вопреки воле царя. Британцы также тихо мобилизовали свои войска в ожидании действий Германии против Бельгии, которые произошли 4 августа.Ни Германия, ни Австро-Венгрия не понимали, что убийство - повод к войне - было спланировано сербами с подачи британских агентов в российским правительстве. В ходе судебного процесса по делу об убийстве в 1917 году сербский полковник Драгутин Димитриевич признался, что он нанял убийц Фердинанда, и что убийство было спланировано с ведома и с одобрения российского посла в Белграде - Николая Гартвига - и российского военного атташе в Белграде, Виктора Артамонова. Оба они - Гартвиг и Артамонов - находились на содержании британского правительства. Если бы в то время стало широко известно, что русские были напрямую причастны к убийству, британское правительство не смогло бы оправдать необходимость войны перед британской публикой, которая была жестко настроена против царя, благодаря систематическим порциям анти-российской пропаганды. которые она получала в ходе "Большой игры" 19-го века. Скорее они бы стали призывать к войне против России.Кайзер Вильгельм II (слева) и царь Николай II - в военной униформе друг другаДаже когда российская и германская армии маршировали из своих бараков 1 июля, царь и кайзер обменивались телеграммами в тщетной попытке предотвратить катастрофу. В записке, написанной кайзером позже в этот же день, он наконец-то осознал всю глубину вероломства британцев:"У меня нет сомнений: Англия, Россия и Франция договорились между собой использовать австро-сербский конфликт в качестве предлога для истребляющей войны против нас... глупость и некомпетентность нашего союзника превратилась в ловушку для нас... сеть внезапно была наброшена на нашу голову, и Англия насмешливо пожинает плоды блестящего успеха ее настойчивой, исключительно анти-германской, мировой политики, против которой мы оказались бессильны. Мы поставлены в ситуацию, которая дает Англии желанный повод для уничтожения нас под лицемерным лозунгом борьбы за справедливость." 7Неудивительно, что во время "великой" войны во имя защиты свободного мира, британские и американские производители оружия, многие из которых имели связи с банкирами лондонского Сити и Уолл-Стрит, вооружали все стороны конфликта. Всего один пример: британская компания Armstrong-Pozzuoli, штаб-квартира которой располагалась в бухте Неаполя, наняла 4 000 человек и являлась главным поставщиком флота Италии - врага Британии, а высокопоставленный английский морской офицер, контр-адмирал Оттли, был ее директором!8 Во время войны, член парламента от лейбористской партии Филипп Сноуден раздраженно сказал в адрес Палаты общин, что "субмарины и все торпеды, используемые в австрийском флоте, производятся мануфактурой Whitehead Torpedo в Венгрии... они делают торпеды за британские деньги, чтобы потом уничтожать британские корабли."9 Те же торпеды использовались немецкими подводными лодками для того, чтобы топить британские, а затем и американские, корабли.Окончание следует

16 августа, 15:04

Al Mustaqbal, Ливан: "Разбитые мечты тиранов у ворот Алеппо" (куда бегут ИГИЛовцы и откуда вещают)

Гази Дахман (писатель из Сирии) Осада Алеппо проходит не так просто, как пишет об этом российская пропагандистская машина и ее последователи в Иране. Они сообщают, что ожесточенная борьба якобы закончилась. Однако это не устраивает тех, кто вернулся с поля боя в гробах, выполнив свою миссию спасения лидера, которого в его крепости охраняют иностранные солдаты от его же народа. Вы говорите "Аль-Кастелло"? Этот район очень напоминает польский коридор в Данциге. Этой грунтовой дороге Иран придает стратегическое значение, она может изменить соотношение сил во всем мире. В средствах массовой информации можно даже услышать идею о том, что британский геополитик Хэлфорд Маккиндер (Halford Mackinder) допустил ошибку, говоря, что Хартленд расположен в Евразии, и кто контролирует его - контролирует весь мир. На самом деле это ключевое место находится в Аль-Кастелло. Осада Алеппо, а также разговоры о крупном сражении, гуманитарных коридорах и амнистии повстанцев были связаны прежде всего с кризисом. Стало ясно, что ни политики, ни военные не принимали во внимание мнения профессиональных экспертов ни при подготовке к этой битве, ни в течение всей этой проигрышной для всех войны. В истории войн не было такого эпизода, когда все человеческие и экономические ресурсы были брошены на спасение одного-единственного руководителя в условиях затяжной войны. А международная политическая обстановка меняется до такой степени, что даже великие державы не могут сориентироваться в контексте постоянных изменений. Нет никаких сомнений в том, что альянс России, Ирана и Обамы выстроил план осады Алеппо, даже не рассчитав должным образом все собственные маневры, не говоря уже о стратегических корректировках в свете текущей ситуации в Алеппо. Кроме того, постоянно меняется баланс сил между конфликтующими сторонами, так как происходит поиск политической формулы, которая будет удовлетворять всех. Но ожидали ли участники этого союза, что их лишат всех козырей в этой игре, с помощью которых они мечтали властвовать над своими народами? Попросту говоря, американские интересы были быстро списаны со счетов после того, как в стране установился хрупкий баланс. Хотя большая часть усилий по его достижению предприняла именно администрация Обамы. И этот баланс сложился в пользу России и Ирана после того, как Америка фактически легализовала поставки оружия и оборудования для оппозиционных группировок. Оказывая на них давление, США также стимулировали работу региональных стран под своей эгидой. В качестве основных приоритетов было заявлено сохранение Сирии и поиск разрешения конфликта. В то же время осада Алеппо представляет собой выход за рамки основных направлений, намеченных США, что удивляет Белый Дом и добавляет седины Обаме. Что касается региональных игроков, то в течение ночи они с удовлетворением приняли выход союзнических сил с региональной арены с пустыми руками. Силы, поддерживающие повстанцев в Сирии, знают, что такое настоящая война, и понимают, что потеря города представляет собой реальную стратегическую угрозу. Им не требуется никаких разрешений от Хасана Насраллы, они точно знают, что планирует Иран, что стоит за взаимодействием Ирана и России, а также то, что сближение Турции и России не означает отказа последней от своей национальной безопасности, угрозы которой наиболее явно проявляются в Алеппо. Однако наиболее очевидный уход от реальности случается тогда, когда Россия и Иран принимают решения без какого-либо внимания к данным о битве в Алеппо. Десятки тысяч бойцов с опытом боевых действий не смогли справиться с поставленной задачей... Это оставляет неизгладимый отпечаток на всем раскладе сил, последствия будут непредсказуемы. Придут ли стороны к миру, или произойдет полное уничтожение - неизвестно, но механизм запущен. Повстанцы будут решать проблемы методами, соответствующими проблемам, опираясь на свою реальную огневую мощь. А Россия, несмотря на определенные успехи, не сможет разрешить этот конфликт, о чем свидетельствует опыт ассиметричных войн прошлых двух десятилетий, эхом отзывающийся сейчас в стратегии России, Ирана и их последователей. Осада Алеппо - это не что иное, как череда неудачных раскладов и несбывшихся чаяний. Как и во всех войнах, которые ведут тираны: издержки слишком высоки, а все ожидания рушатся. Образ Владимира Путина как успешного полководца был разрушен. Что касается "государства мулл", то оно не способно ни на что, кроме подкупа бедных для того, чтобы отправлять их на смерть.(http://inosmi.ru/politic/...)

10 августа, 18:36

Последний ход англосаксов

Иван Ильин, характеризуя отношение Запада к России, заявлял: «…никто из нас не учитывал, до какой степени общественное мнение Запада настроено против России, против Православной церкви: западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашего душевного – духовного уклада и для самоуспокоения внушают себе, что русский народ варварский, тупой, привычный к рабству, к бесправию и жестокости». Спустя сто лет отношение не изменилось.

10 августа, 07:01

Последний ход англосаксов

Иван Ильин, характеризуя отношение Запада к России, заявлял: «…никто из нас не учитывал, до какой степени общественное мнение Запада настроено против России, против Православной церкви: западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашего душевного – духовного уклада и для самоуспокоения внушают себе, что русский народ варварский, тупой, привычный к рабству, к бесправию и жестокости». Спустя сто лет отношение не изменилось.

08 августа, 22:59

Последний ход англосаксов

Иван Ильин, характеризуя отношение Запада к России, заявлял: «…никто из нас не учитывал, до какой степени общественное мнение Запада настроено против России, против Православной церкви: западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашего душевного – духовного уклада и для самоуспокоения внушают себе, что русский народ варварский, тупой, привычный к рабству, к бесправию и жестокости». Спустя сто лет отношение не изменилось.Основоположник геополитики Хэлфорд Маккиндер разделил мир так: мировой остров – территория, примерно охватывающая взаимосвязанные части материков: Европа, Азия и Африка. Ближние острова, такие как Британские и Японские. Дальние острова – Северная и Южная Америки, Австралия.“ Сегодняшняя западная граница России имеет заметное сходство с той, что была установлена Брест-Литовским договором ”Наиболее важный из этих регионов – мировой остров, прежде всего то, что называется «сердцевинной землей» (Heartland) и в основном означает Россию. Маккиндер утверждал: тот, кто господствует в Хартленде, управляет миром. Львиная доля населения и ресурсов находится на материке Евразия.Британия создала огромную империю, на землях которой «солнце никогда не заходило» и «никогда не высыхала кровь». Английская элита зарабатывала огромные деньги через изъятие ресурсов других народов, причиняя им безмерные страдания. Но Британия никогда не была в состоянии по-настоящему «управлять миром», потому что «сердцевинная земля» (то есть Россия) оставалась свободной. Причина в громадности территории России, непокорности ее народа и в том, что наша страна сама по себе является империей с многовековой историей.В 1904 году идеи Маккиндера уже были общеизвестными среди представителей англо-американской элиты, стремившейся к всемирному господству через предотвращение появления любого соперника Соединенных Штатов. Таковым представлялась Россия именно в силу обширности территории, неиссякаемости природных ресурсов и долгой имперской истории. К началу ХХ века американские и английские политические деятели, промышленники, банкиры уже вовсю занимались «нейтрализацией» России, действуя через одну из стран геополитического региона ближних островов – Японию.Ловкие британцы придумали простой, но трудно исполнимый метод обрушения мировых лидеров, в том числе и России. Их принцип состоял в том, что «сначала – война, затем – революция».Как Британия, так и США были в определенной степени обеспокоены и сближением России с Германией (Николай II и кайзер Вильгельм II были двоюродными братьями), и вероятностью присоединения к их союзу Франции, вследствие чего образовался бы тройственный антибританский союз. С точки зрения англосаксов, такой союз представлял опасность для международного порядка. Чтобы воспрепятствовать намерениям и планам России в Азии, в 1902 году Великобритания и Япония заключили альянс, который предусматривал поддержку друг друга в случае войны. По сути это стало сигналом. Япония обретала твердую уверенность в том, что ни Франция, ни Германия (вероятные союзники России) не будут вмешиваться в конфликт из-за боязни войны с Британией, превратившись в фактического защитника интересов Соединенного Королевства в Юго-Восточной Азии.Основной причиной войны 1904–1905 годов стал доступ к Порт-Артуру. Британское правительство поставило императорским военно-морским силам боевые корабли, а в ходе конфликта снабжало японцев развединформацией. Однако наиболее значительной помощью стала финансовая подпитка в виде займов от английских и американских банков общим объемом пять миллиардов долларов (по теперешнему курсу).Россия выставила на Дальневосточный ТВД более миллиона солдат и моряков против 500 тысяч японцев, однако потерпела поражение, главным образом из-за поддержки, оказанной врагу Британией и США. Черту подвел Портсмутский договор, который подтвердил возвышение Японии до уровня главного геополитического игрока в Юго-Восточной Азии и вынудил Россию отказаться от планов развивать Сибирско-Тихоокеанский регион и прокладывать сюда торговые пути. Еще до официального окончания войны вследствие огромных финансовых трудностей, поражения в Цусимском сражении и оказанного Британией давления Николай II был вынужден выйти из Бьеркского договора, только что заключенного с кайзером Вильгельмом и косвенно с Францией.Мятежное зерноСледующим логическим шагом англосаксов в условиях изоляции и экономического разорения России, а также снятия угрозы интеграции Евразии было устранение царя и всей системы его власти, превращение страны в отсталую рыночную экономику, управляемую западным финансовым сообществом. Война с Японией вызвала «революцию» 1905 года, которая продолжалась вплоть до 1907-го. Именно она открыла дорогу свержению Николая и захвату власти большевиками-нигилистами. То, что царская Россия была союзницей Британии в Первой мировой, не только не стало препятствием, но скорее рассматривалось Лондоном и Вашингтоном как благоприятный расклад для удара в спину. И он был нанесен в тот момент и с того направления, которые самодержец считал наименее вероятными.Фото: ibelieveinadv.comПлан по свержению Николая II и осуществлению переворота разрабатывался годами. В книге «Якоб Шифф: исследование еврейского руководства Америки» (Jacob H. Schiff: A Study in American Jewish Leadership) плодовитая писательница Наоми Уинер Коуэн (Naomi Wiener Cohen) заявляет: «Русско-японская война объединила усилия Якоба Шиффа и Джорджа Кеннана в рискованном предприятии по распространению революционной пропаганды среди российских военнопленных, удерживаемых в Японии (Кеннан имел к ним доступ). Данная операция была тщательно охраняемой тайной, и факт ее проведения предан огласке Кеннаном не ранее марта 1917 года. Только тогда он рассказал о том, как получил разрешение от японских властей посещать лагеря военнопленных и как заключенные просили его дать им что-нибудь почитать. Устроив доставку морем свыше тонны революционных материалов от «Друзей русской свободы», он заручился финансовой поддержкой банкира Шиффа. Как рассказывал Кеннан, пятьдесят тысяч офицеров и солдат вернулись в Россию горячими сторонниками революции. Там они превратились в пятьдесят тысяч «зерен свободы» в сотне полков, которые внесли свой вклад в свержение царя».Русский генерал Арсений Гулевич утверждал: «Основными обеспечителями финансирования для совершения революции были вовсе не полоумные российские миллионеры и не вооруженные бандиты большевиков. Настоящие деньги в первую очередь поступали из тех английских и американских кругов, которые на протяжении длительного времени оказывали поддержку делу русской революции. Мне говорили, что лорд Мильнер израсходовал на русскую революцию более 21 миллиона рублей».Альфред Мильнер был, по всей вероятности, величайшим английским агентом того времени. Будучи верховным комиссаром по Южной Африке (High Commissioner for Southern Africa), ратующим за утверждение там британского господства, этот уроженец Германии стал в ходе Англо-бурской войны родоначальником концентрационных лагерей и этнических чисток. Романист и разведчик Эдвард Крэнкшоу в книге о Мильнере так охарактеризовал его «идеологию»: «Некоторые отрывки (в книгах Мильнера) относительно промышленности и общества… содержат мысли, под которыми счел бы за честь подписаться любой социалист. Но эти мысли… были написаны «человеком, который развязал Англо-бурскую войну». Ряд положений, касающихся империализма и «бремени белого человека», можно было бы приписать несгибаемому консерватору-тори. Написал же их ученик Карла Маркса».Гулевич приводит сообщения местных обозревателей и журналистов в Петрограде о том, как в 1917 году английские и американские агенты раздавали 25-рублевые банкноты солдатам Павловского полка как раз перед тем, как они взбунтовались и присоединились к силам революции. Гулевич же называет Джорджа Бьюкенена, тогдашнего британского посла в России, основным финансовым игроком в том процессе, который можно считать ранним этапом «цветной революции» в России. Военный историк Дженнингс С. Уайз призывал «не забывать того факта, что именно Вудро Вильсон обеспечил Льву Троцкому возможность попасть в Россию по американскому паспорту».С низложением царя и приходом к власти большевиков американское и другие западные правительства и корпорации добились успеха не только в разрушении российской экономики и промышленности, но и в отторжении некоторых частей империи. Брест-Литовский договор стал проявлением наплевательского отношения большевиков к этому вопросу: чтобы вывести Россию из войны, они уступили часть территории Германии и Австро-Венгрии.Первый раунд переговоров остановился потому, что сумасбродные революционеры поверили, будто Германия и Австро-Венгрия сами находятся на грани революции. Когда к Ленину и его соратникам наконец вернулось чувство реальности, они были вынуждены подписать гораздо более кабальный договор с членами Четверного союза, противостоявшего Антанте. И хотя Россия вернула себе ряд потерянных территорий после Второй мировой, она вновь утратила их в 1991-м. По сути сегодняшняя западная граница России имеет заметное сходство с той, что была установлена Брест-Литовским договором.Под руководством Ленина и Троцкого революция фактически развалила промышленность страны, создав для западных банкиров предпосылки, чтобы зайти в Россию с целью «восстановления». Когда большевики в 1922 году создали Роскомбанк, первый в своем роде, одним из его директоров стал Макс Мэй (Max May) из «Гэранти Траст» (Guaranty trust), входившей в структуру «Дж. П. Морган Компани» (J.P.Morgan Сompany). Придя в Роскомбанк, Мэй заявил: «Соединенные Штаты, будучи богатой страной с хорошо развитой промышленностью, не нуждаются в импорте каких-либо товаров из иностранных государств, но… чрезвычайно заинтересованы в экспорте своих изделий в другие страны и рассматривают Россию как наиболее подходящий рынок для этих целей».«Гэранти Траст» предоставляла займы и на военную программу Германии, одновременно финансируя ее противников – Францию и Англию, а также и Россию – как при царе (против Германии), так и впоследствии при большевиках.Открытое общество – открытый грабежС подачи банкиров Уолл-стрит правительство США при президенте Вильсоне разорвало международную конвенцию, заключенную по окончании Первой мировой, и тем самым отказалось прощать долги по грандиозным займам, которые Соединенные Штаты навязали в ходе войны своим союзникам, в основном Англии и Франции. Германия была в еще более трудном положении, поскольку ей предстояло выплачивать репарации в соответствии с чрезвычайно для нее жесткими требованиями Версальского договора. Все эти страны оказались не в состоянии выплатить долги, поэтому был задействован «план Дауэса», по которому правительство США выдавало кредиты Германии с тем, чтобы она могла оплачивать репарации Франции и Британии, а те в свою очередь – свои долги Соединенным Штатам по займам военного времени. Вот так заработал круговорот «денег из ничего». Первая мировая стала осязаемым благом для США. Начав с задолженности иностранцам в 4,5 миллиарда долларов в 1914-м, Соединенные Штаты пришли к тому, что в 1928-м уже им были должны 25 миллиардов долларов. В результате львиная доля европейского золота оказалась в Форте Нокс (штат Кентукки, США). По мнению профессора экономики Майкла Хадсона, основной мотив выдвижения грандиозных финансовых требований к Европе был политическим, а не экономическим.Германия отдала последнюю часть своего долга правительству США только в 2010 году. Великобритания все еще выплачивает. Долг Соединенным Штатам и их союзникам времен Первой мировой был основной причиной краха экономики Германии в начале 30-х, что обеспечило последующий приход к власти Гитлера и нацистов, которые финансировались опять-таки банкирами с Уолл-стрит.В 1925 году европейский теоретик империализма Герхард Фон Шульце-Гевернитц предложил рассматривать в качестве основного итога Первой мировой не «уничтожение правящих династий Германии, России, Австрии и Италии», а «смещение мирового центра тяжести из Европы, где он находился со времен битвы при Марафоне, в Америку». Эта новая эра, по его мнению, перевернула традиционный империализм с ног на голову, так как ныне «политическая власть в международном масштабе осуществляется через финансовый капитал, что позволяет ему получать монополистический контроль и прибыли от использования природных и сырьевых ресурсов и рабочей силы, а также наделяет его самодержавным статусом через контроль над всеми регионами, сырьевыми ресурсами всего мира».В течение 20-х российская промышленность была воссоздана американскими корпорациями за несколько ленинских пятилетних планов, которые финансировались банками с Уолл-стрит. Цель денежных и технологических вливаний – подготовка СССР к новой мировой войне, которую страна выиграла по сути вопреки своим союзникам, но при этом была основательно разрушена (еще раз) и, как и другие европейские страны, нарастила долг перед банкирами Уолл-стрит и Лондона. Как отмечает Энтони Сaттон, степень западного влияния и контроля внутри Советской России можно проиллюстрировать тем фактом, что в период вьетнамской войны транспортные средства, использовавшиеся армией Ханоя в боевых действиях против американских войск, производились на Камском автомобильном заводе, которым владела «Форд Корпорейшен» (Ford Сorporation).Заразив Россию большевистской революцией, Уолл-стрит добился того, что она уже не могла конкурировать с Соединенными Штатами. На протяжении последующих 90 лет «глобальные управленцы» утверждали в мире свое господство, используя жупел коммунистической угрозы (который сами же и создали). В конце 80-х западная банковская элита решила, что ее власть достаточно крепка, чтобы поднять «железный занавес» и еще раз «вскрыть Россию», на этот раз для неолиберального грабежа через «свободный рынок» и «открытое общество». Все шло по плану в 90-е – до тех пор, пока на политической сцене не появился новый президент РФ Владимир Путин и не начал путать западным элитам их карточный расклад.Какой вывод следует из этого экскурса? Более 120 лет назад западная банковская, она же политическая элита ясно осознала, что единственный способ править миром – добиться того, чтобы Россия никогда не поднялась в качестве соперника их операционного центра – Лондона, а затем и США. С практической точки зрения для достижения этой цели необходимо вечно маргинализировать Россию и предохранять от каких-либо союзов с ней народы Европы, прежде всего западноевропейские. Эта стратегия начинает давать сбой.Жизнь без доллараС первого дня прихода к власти Владимир Путин добивался именно того, что западная банкирская элита пыталась предотвратить более ста лет: превращения страны в сильную независимую державу, свободную от враждебного влияния. Более того, путинский план, как представляется, не ограничен только Россией, его составная часть – установление «нового мирового порядка», основанного не на гегемонии меньшинства, а на многополярности, на реальном национальном суверенитете, взаимном уважении и подлинно справедливом торговом обмене. За нынешний век наша страна прошла большой путь к достижению этих целей.Любопытно наблюдать за ответом западной элиты. Попытки США и НАТО окружить Россию в Восточной Европе, экономические санкции, введенные на основе беспочвенных обвинений, саботаж торговых отношений, постановка государственного переворота на Украине, манипулирование ценами на нефть и убийства «оппозиционных деятелей» как внутри, так и вне России – меры все более отчаянные и истеричные. Но что бы ни делала англо-американская элита, кажется, ничто не может задержать Россию или сбить ее с избранного пути.Какого следующего вызова мы можем ожидать? Если отбросить полномасштабный ядерный конфликт (он не рассматривался всерьез в период холодной войны, что бы ни говорила западная пропаганда, и не будет браться в расчет), то какие еще методы остались неиспользованными? Определенно, не много. Вероятно, единственным оружием в арсенале западной элиты является то, которое в наибольшей степени позволяло ей господствовать на планете на протяжении столь значительного времени. Речь о всемогущем американском баксе, мировой резервной валюте и «нефтедолларе».На протяжении десятилетий эти два финансовых орудия вынуждали другие страны держать у себя большие запасы бумаги с портретами президентов США, тем самым позволяя американской экономике иметь право «бесплатного проезда» и закрепить свое положение в мире как самой большой. Если доллар рухнет, это вызовет массовую панику в глобальной финансово-хозяйственной системе и приведет, вполне возможно, к падению правительств многих стран. Именно поэтому и Россия, и Китай не теряют времени и готовят плацдарм для нового экономического порядка, основанного не на долларе. Если реализация этих инициатив зайдет достаточно далеко, то в скором будущем его можно будет безопасно похоронить, заменить другой резервной валютой или целой корзиной. Тем самым устранить или уменьшить систематические опасности для глобальной экономики и заставить западную элиту с ее операционной базой в США занять более скромное место.Кто исследовал и понял природу этих игроков, знает, что их представители не из тех людей, кто просто признает свое поражение, даже если оно становится абсолютно явным. Они, как самовлюбленные шахматисты, оказавшиеся в положении, когда им грозит неминуемый мат, предпочитают сбросить фигуры с доски, но не испить горечь поражения сполна. Аналогия с шахматами вполне уместна, если учесть, что главным исповедником теории Маккиндера является Збигнев Бжезинский. В книге «Великая шахматная доска» он написал: «Крайне важно, чтобы в Евразии не появилось никакой державы, способной в ней преобладать и тем самым бросать вызов Америке».С долгом, превысившим 104 процента ВВП и продолжающим расти, Соединенные Штаты стали по сути неплатежеспособным государством, обанкротившимся по всем вопросам. Осталось только звание сверхдержавы. Единственное, что предотвращает падение американской экономики, – страх многих стран перед крахом США. Есть вероятность того, что западная психически неуравновешенная элита выберет «ядерный» вариант – обрушение доллара в последней безумной, но тщетной попытке избежать поражения… Нам уже сегодня надо думать над тем, как обеспечить финансовую, а значит, национальную безопасность России.Григорий Яковлев,профессор АВН, генерал-майор

06 августа, 18:19

По стопам Македонского

2016 год навсегда останется запечатленным в мировой истории в числе прочих весьма знаменательным событием – снятием санкций с Ирана. В результате мы стали свидетелями появления на великой шахматной доске нового игрока, сразу же заявившего о себе в ходе сирийского конфликта, что неудивительно.

01 августа, 21:07

По стопам Македонского

2016 год навсегда останется запечатленным в мировой истории в числе прочих весьма знаменательным событием – снятием санкций с Ирана. В результате мы стали свидетелями появления на великой шахматной доске нового игрока, сразу же заявившего о себе в ходе сирийского конфликта, что неудивительно.Наряду с Китаем и Индией Иран претендует на статус региональной сверхдержавы. Я бы даже сказал иначе – не может не претендовать. Ведь именно к нему, прямому наследнику персидских империй, конечно, не в формально-правовом, а в историческом смысле – Ахеменидов, Аршакидов и Сасанидов, на современном этапе вполне применимы слова, произнесенные русским философом Владимиром Соловьевым и адресованные на исходе позапрошлого столетия Китаю: «Дракон спит, но горе будет, когда он проснется».“ Направленный против США альянс может представлять собой мультикультурный индоевропейский проект, впервые, хоть и ненадолго, реализованный Александром Македонским ”Иран в силу своего геостратегического положения и, что более важно, религиозно-культурного наследия и исторической памяти населения, обладающего имперским менталитетом, возвращает себе статус одного из ключевых игроков на Ближнем Востоке. Недаром в геополитике существует такой термин, как «Большой Иран», включающий в себя помимо собственно Исламской Республики Таджикистан и некоторую часть Афганистана. Замечу, что, как и в Иране, в обеих странах определяющую роль играют народы не тюркского и арабского, а индоевропейского (в Таджикистане даже собственно иранского) происхождения.Возможно, именно поэтому, по словам аналитика Игоря Мурадина, «Таджикистан не только представляет собой часть Ирана, но и из событий последних лет вынес твердое убеждение, что именно Иран является его истинным другом». Я бы уточнил: не столько другом, сколько близким родственником и даже братом, потому что под частью Ирана нужно подразумевать не собственно территориально-экономический фактор, а именно ментальные установки таджиков, их интеллектуальной и духовной элиты прежде всего. Еще недавно она ощущала свою сопричастность к советской империи, после ее распада вакуум длился недолго. Ныне немалая часть таджикской элиты видит себя частью многовекового иранского универсума, рожденного завоеваниями Кира Великого. Напомню, что именно он создал первую индоевропейскую империю в Месопотамии, пришедшую на смену семитским государствам.Поэтому-то Иран неспособен зависеть от кого бы то ни было, тем более от США. Ибо империю можно уничтожить, но нельзя подчинить. В этом кроется исторически обусловленная обреченность шахского и зависимого от Вашингтона вестернизированного режима Пехлеви, по существу чуждого персидскому культурно-историческому типу.Именно имперский характер Иранского государства не позволил Соединенным Штатам поступить с ним так же, как с Ираком, вся мощь которого зиждилась на харизме одного человека – Саддама Хусейна, но не на архетипе исторической памяти. Хотя Саддам пытался придать Ираку характер наследника месопотамской цивилизации, даже элитную танковую дивизию назвал «Хаммурапи», поощрял раскопки в Вавилоне и пр., то есть всеми силами также пытался придать мессианский характер своему государству, однако эта идея оказалась чуждой большинству иракцев.От праведного государства к праведному мироустройствуСутью любого имперского менталитета, его стержнем является мессианская составляющая. Разумеется, она заложена в самом архетипе носителей ценностей персидской монотеистической цивилизации. Именно так, поскольку само создание Персидской державы в VI столетии до Рождества Христова осуществлялось в рамках единобожия. Я имею в виду зороастризм и ветхозаветную религию. Достаточно вспомнить, что любимой женой царя Артаксеркса была Эсфирь. Важно также помнить, что с некоторыми оговорками, но созданная Киром Великим империя стала наследницей и великой месопотамской культуры, оказавшей, кстати, как отмечает крупнейший отечественный шумеролог Владимир Емельянов, определенное влияние на ислам. По его словам, последний стал: «по-настоящему глубоким и всеобъемлющим синтезом многотысячелетней культуры Востока… вобрал в себя и переработал все основные мифы и архетипы предшествующих культур, за исключением религий Индии и Китая».Коллаж Андрея СедыхДобавлю к этому, что сами иранцы считают апогеем величия своей страны не исламский, а именно персидский, то есть имперский, период истории. В одной из своих работ французский историк Марк Ферро замечает: «Четыре тысячи лет назад с равнин и гор Севера пришли многочисленные племена. Это были арийские племена, и они являются предками современных иранцев. Произведенные недавно раскопки показали, что персы тех времен имели блестящую цивилизацию и были исключительно талантливыми архитекторами… Иран, прежде чем осознать себя первой из великих империй, выступает в качестве основателя первой великой религии».Ферро имеет в виду монотеистический зороастризм и делает интересное замечание о найденном в XX столетии указе Кира, провозглашавшем свободу народов. То есть Персидская империя была не тюрьмой народов подобно Ассирийской, а державой, в которой нет племен подчиненных и правящих, а есть именно подданные, ибо, по словам историка, «сила и терпимость – добродетели державы Сасанидов».Впрочем, это не должно удивлять, ведь величием персидской культуры был пленен еще Александр Македонский, а позже – греки и римляне. Ремарка: со школьной скамьи мы смотрим на войну эллинов с Персией глазами греков, восхищаясь ими, особенно на фоне завышенных цифр персидских армий. Однако в учебниках не пишут, что в отличие от «просвещенных» эллинов «варвары»-персы были принципиальными противниками человеческих жертвоприношений.Если Персия ассоциируется с зороастризмом, то современный Иран, уже около полутора тысячелетий находящийся в ареале исламского мира, является центром шиизма. О влиянии зороастризма на ислам спорят. Разумеется, оно не носило догматический характер, но определенные заимствования в области культурно-этнических традиций отрицать нельзя, как и влияния зороастризма на раннеисламскую философию и на суфийских мистиков, о чем писал один из ведущих специалистов по исламу Анри Корбен.Иными словами, существовала культурно-историческая преемственность от зороастрийской Персии к шиитскому Ирану, что как раз и дает нам право видеть в современном Иране – хоть и с определенными оговорками – преемницу Древнеперсидской цивилизации. И как некогда Россия позиционировала себя в качестве заступницы всех православных христиан, так и нынешний Иран претендует на статус покровителя всех шиитов – вот и мессианская идея. Кто-то, вероятно, возразит: «Не преувеличивайте, шиитов не более 15 процентов от всего мусульманского населения». Но, как пишет историк, специалист по Ирану Игорь Панкратенко, из-за приведенной цифры «чисто психологически возникает некое преуменьшение потенциала шиитов. Считающие так серьезно заблуждаются, не учитывая несколько моментов. Прежде всего сами суннитские богословы отмечают, что между мировоззрением шиитов и суннитов существует значительная разница. Веками шииты, составляя меньшинство в умме, подвергались гонениям. Результатом этого стал не только культ мучеников в шиизме, но и умение приспосабливаться, выживать и существовать в, мягко говоря, недоброжелательной среде».Умение приспосабливаться к недоброжелательной среде шиитский Иран демонстрировал и последние двадцать лет, пребывая перед лицом американской и отчасти израильской военной угрозы и находясь в тисках экономических санкций. По словам того же эксперта, западные, да и суннитские авторы создавали из ИРИ образ этакого современного варианта Мордора.Как здесь не вспомнить холодную войну и образ Мордора, лепившегося на Западе из СССР. Хотя это неудивительно, американское общество вообще мыслит категориями Древнего мира и Средневековья, разделяя мир на своих и чужих. И последние – неизменное в их представлении метафизическое зло.Но вернемся к Ирану. Обратим внимание на еще один пример мессианского или, если угодно, универсального характера. Панкратенко пишет: «Шииты на всех этапах своей истории стремились к созданию праведного государства… современный Иран для шиитской уммы всего мира является идеалом государственного устройства, причем не абстрактным, а вполне реальным».Праведное идеальное государство – о нем мечтали лучшие мыслители мира, начиная от Конфуция и Платона, именно такое создавал на фундаменте Персидского царства Александр Македонский – не может не быть универсальным и наднациональным. Вспоминается письмо Хомейни Горбачеву, присланное за два года до распада Союза. Там постулируется как раз наднациональный характер Ирана: Хомейни рекомендует Горбачеву обратиться к Истине, но деликатно не требует перехода последнего, равно как и его сограждан, в ислам, советуя президенту обратиться к размышлению относительно материалистического и божественного мировоззрения. И только в последних строках своего послания иранский лидер намекнул, что его страна может заполнить духовный вакуум, образовавшийся в СССР.Прислушаться к ХомейниНедальновидный Горбачев проигнорировал послание, пребывая в иллюзиях о благонамеренных целях Запада относительно СССР. И тем самым упустил шанс реализовать перспективный проект по созданию альянса с Ираном, способного предотвратить экспансию США на бывшем среднеазиатском постсоветском пространстве. Здесь уместно привести слова Александра Дугина о том, что СССР мог бы «пойти на отказ от прямого политического контроля над некоторыми среднеазиатскими республиками в обмен на создание с Афганистаном, Ираном и Индией (возможно, Китаем) мощного стратегического антиамериканского блока, ориентированного внутриконтинентально».Дугин – автор спорный, но в данном случае с ним трудно не согласиться. Данная идея вполне умещается в концепцию Большого Ирана. Советского Союза нет, но направленный против США альянс вполне осуществим и может представлять собой мультикультурный глобальный индоевропейский проект, впервые, хоть и ненадолго, реализованный Александром Македонским. История движется по спирали и нет – вспомним Экклезиаста – ничего нового под солнцем. Впрочем, после Александра о соединении Запада и Востока в единое геополитическое пространство задумывались многие выдающиеся мыслители. Например, Карл Хаусхофер. Только, с его точки зрения, индоевропейский мир призван был объединиться под эгидой Германии и союзной с ней России, преодолевшей большевизм. К этому союзу должна была присоединиться и не индоевропейская страна – Япония. Этот проект мыслился направленным против Великобритании – столпа талассократии.Ныне британские львы и леопарды уже не символизируют мировую державу, а Германия и Япония находятся под военно-политическим контролем США. И поэтому их место в новом геополитическом проекте естественным образом призван занять Иран. Больше попросту некому. К слову, о геополитической важности Ирана для судеб мира писал и британский геополитик Хэлфорд Маккиндер, видевший в горах Загроса своего рода «цитадель сухопутной мощи».Наш современник, интересный мыслитель, историк и геополитик Станислав Хатунцев, переосмысливая идеи Вадима Цымбурского о Великом Лимитрофе, пишет: «Узлы скручивания и соединяющаяся их опорная ось представляют собой важнейшую часть, «становой хребет» Великого Лимитрофа (то, что Маккиндер и называет «цитаделью сухопутной мощи». – И. Х.). Он является замком, ведущим к контролю над всей Евразией. Начиная с Ассирии, все державы, стремившиеся к мировой роли, пытались, ведомые геополитическим инстинктом, подчинить себе «становой хребет». Впервые это удалось персидским Ахеменидам, империя которых поглотила большую часть данной историко-культурной и геополитической структуры».Чуть менее десяти лет назад Вадим Цымбурский, анализируя возможные перспективы стоявшего на повестке дня военного конфликта Ирана и США, отмечал: «На Кавказе планы Большого центра (США. – И. Х.) и союзной ему лимитрофной державы – Турции конфликтуют с политикой безопасности выходящих на этот сектор Лимитрофа России и Ирана. С «новой» Центральной Азией, куда уже внедрены американские базы, граничат Китай, Иран и Россия, чьи жизненные интересы так или иначе связаны с ее будущим, …в наибольшей степени вовлечены в дела великого сквозного пространства, пронизывающего Евро-Азию в разных его ландшафтных и культургеографических видоизменениях».Жизненные интересы Ирана и России, от которых пишет Цымбурский, в «цитадели сухопутной мощи» в значительной степени предопределяют союз Москвы и Тегерана. Пекин в эту комбинацию вряд ли войдет. Хотя бы из-за его поддержки Пакистана – геостратегического соперника Ирана в регионе, к тому же являющегося союзником США. Да и гипотетическое участие Индии в тандеме Ирана и России, о чем писал Дугин, исключает участие в нем Китая из-за неурегулированных территориальных споров Пекина и Нью-Дели. Но мне представляется вполне самодостаточным альянс России и Ирана. Не думаю, что к нему присоединится Индия, стремящаяся не обострять отношений с США.Будущее не по БжезинскомуПричем интересно, что Иран играет в регионе гораздо более важную геоэкономическую и геостратегическую роль, нежели обладающие ядерным оружием Индия и Пакистан. Одна обременена практически нерешаемыми демографическими внутрисоциальными проблемами. Другой слишком слаб экономически. И обе страны с головой погружены в противостояние друг с другом, которому, как и палестино-израильскому конфликту, не видно конца и края вне зависимости от усилий политиков.Повторю: традиционный, не вестернизированный Иран просто обречен играть роль сверхдержавы в «цитадели сухопутной мощи». Разумеется, в альянсе с мировой ядерной сверхдержавой – Россией. То есть мы стоим на пороге создания уникального евразийского альянса. Другой вопрос: хватит ли у лидеров двух стран воли и мудрости дать этому альянсу жизнь. Причем подобный альянс выгоден Израилю, ибо вряд ли Москва одобрит антиизраильскую риторику Тегерана. Хотя для любого мыслящего человека понятно, что восприятие на уровне массового сознания Ирана как непосредственной угрозы Израилю сильно преувеличено.О том, что Иран «втискивается» в число сверхдержав, свидетельствует и политолог Раджаб Сафаров. Комментируя перспективы принятия страны в ШОС, он отметил: «Создается прецедент, когда новое геополитическое образование подпитывается новыми ресурсами и потенциалом и становится главной фигурой, игроком номер один (курсив мой. – И. Х.), который будет участвовать в решении глобальных вопросов современности». С мой точки зрения, Иран не может не стать игроком номер один вследствие логики исторических событий. Хотя признаю, что подобная логика не раз нарушалась фактором личности.Понятно, что такая перспектива – страшный сон для Вашингтона, до недавнего еще времени пытавшегося установить свой контроль над «цитаделью сухопутной мощи». И последним препятствием, по словам того же Хатунцева, для Белого дома «оставался Иран. На современном этапе иракский сценарий по отношению к Ирану практически нереализуем». Это точно. Скорее всего американцы будут делать ставку на либерализацию интеллектуальной элиты страны и на террористические банды типа Организации моджахеддинов иранского народа (ОМИН) или «Джундаллу». Но они не пользуются поддержкой подавляющего большинства населения.Надо сказать, что об опасности союза России и Ирана, направленного против англосаксонского мира, писали еще Хантингтон и Бжезинский. Последний, подобно Маккиндеру, видел в Иране один из принципиально важных геополитических центров. Разумеется, с точки зрения польского геополитика (а ненавидящий Россию Бжезинский им и остался, так и не став стопроцентным американцем, способным мыслить глобально, как Киссинджер, например), контролировать важный геополитический центр должны американцы. Однако на современном этапе это попросту невозможно.На контраргумент о принципиальной несовместимости цивилизаций – исламской и российской (мне трудно назвать ее христианской, но охарактеризовать как постхристианскую тоже не кажется верным) – отвечает в одной из статей эксперт по геополитике Южного Кавказа Анжела Элибегова. Она приводит пример довольно тесного сотрудничества США с Саудовской Аравией, исповедующей ислам ваххабитского толка.Еще раз повторю с чего начал: Иран – это не просто страна, а культурно-исторический тип, сохранивший преемственность от уникальной Древнеперсидской цивилизации. Именно так и никак иначе его должно воспринимать.Игорь Ходаков,кандидат исторических наук

28 июля, 19:55

Текст: Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности» ( Чарльз Кловер (Charles Clover) )

Сэру Хэлфорду Маккиндеру (Halford Mackinder), ученому эдвардианской эпохи — в очках и слегка отрешенному — было бы крайне неприятно стать свидетелем того, каким образом работа всей его жизни используется в посткоммунистической России. Маккиндер, больше всего известный благодаря своей лекции под названием «Географическая ось истории» (The Geographical Pivot of History), с которой он выступил 1904 году в Королевском географическом обществе, утверждал, что главным стратегическим соперником Великобритании является не Германия, а Россия. Он проиллюстрировал это красочной теорией, которая получила название «геополитика». Время, в которое он делал свое предсказание (перед двумя мировыми...

28 июля, 12:10

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»

Сэр Хэлфорд Маккиндер, автор лекции под названием «Географическая ось истории», считал основным определяющим фактором мировой сверхдержавы не экономику, а географию, а главным стратегическим соперником Великобритании — не Германию, а Россию. Ученому эдвардианской эпохи было бы крайне неприятно узнать, каким образом работа всей его жизни используется в посткоммунистической России.

01 июня, 09:53

Защита Вандама

Имя Алексея Вандама (Едрихина) в советское время было «забыто». Русский военный разведчик, выполнявший свои миссии в Трансваале (во время Англо-бурской войны), на Дальнем Востоке и в Европе, блестящий аналитик, способный в кратчайший срок овладеть любым языком и в нужный момент точно оценить качество взаимоотношений России и Запада, он стал, по сути, основоположником нашей геополитической науки.

15 апреля, 08:48

Энгдаль: коридор "Север-Юг" меняет правила игры

Занятые обострением конфликта в Нагорном Карабахе, западные СМИ как всегда пропустили заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, последовавшее после переговоров с его иранским коллегой, что работа над давно обсуждаемым Транспортным коридором вдоль побережья Каспийского моря с севера на юг наконец начинается. Примечательно также, что и Азербайджан выразил готовность принять участие в проекте. Если это так, то российская дипломатия и развитие инфраструктуры снова выиграла партию у Вашингтона.

08 февраля, 13:02

Чтобы выжить, Великобритания и США должны всегда "разделять и властвовать"

"Вестник Кавказа" совместно с "Вести FM" реализует проект "Национальный вопрос", пытаясь понять, как решают в разных странах разные народы, разные правительства в разные времена проблемы, возникающие между разными национальностями. Сегодня в гостях у ведущих Владимира Аверина и Гии Саралидзе политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев и генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.Саралидзе: Сегодня мы хотим поговорить о том, как нацвопрос использовался в идеологической борьбе против Советского Союза, да и против России тоже.Мухин: Практике «разделяй и властвуй» гораздо больше тысячи лет. Наши западные партнеры прекрасно осведомлены о том, что многонациональность – не только сила и привлекательность бывшего Советского Союза, ныне России, но это еще и слабость. Достаточно внести определенную рознь, и в любом народе найдется социальная группка людей, нужным образом организованная, которая заявит о своих правах. А при подключении, поддержке внешних сил этой социальной группы возникает уже международный прецедент. Ломик, который вставлен в трещинку, превращается в глобальный клин, который уже клином другим не выбьешь.Аверин: Можно ли вычленить какой-нибудь этап, когда целенаправленно, сознательно, осознанно национальной вопрос в Российской Империи или в Советском Союзе стал использоваться для подрыва сил страны?Матвейчев: Сознательно это было сформулировано еще основоположниками английской геополитики – Хэлфордом Маккиндером и Альфредом Мэхэном. Они считали, что есть так называемая «материковая сердцевина», которая исторически совпадала с Российской Империей, а потом и с Советским Союзом, а есть островные или морские государства – Англия, Америка, которые, чтобы выжить, не имеют никаких других средств, кроме как разделять и властвовать. Потому что демографические, экономические, ресурсные силы материковой сердцевины всегда будут больше чем у островных и морских государств. Им остается только делить, заставлять континентальные государства, народы, религии, социальные классы воевать друг с другом. Пока они воюют, на островах можно спокойно отсиживаться, там будет прекрасный инвестиционный климат. Островные государства - разводящие в любой драке. Это было сформулировано в XIX веке и потом постоянно использовалось, в том числе против Российской империи. Самые крайние варианты повторяются. Война на Северном Кавказе в XIX веке похожа на то, что у нас творилось в свободные комитеты», там был свой Закаев, который выступал и давал пресс-конференции для местных СМИ, была поддержка так называемых свободных черкесов и горцев со стороны Англии и Турции. То же самое было с поддержкой крымских татар и многих других. Даже староверов поддерживали, хотя это и не национальность. В Советском Союзе постоянно поддерживались различные националистические движения, в том числе и чисто русские националистические движения. Ведь им совершенно неважно, кого из националистов поддерживать и сталкивать. Они, одной рукой помогают кавказским или татарским или бурятским националистам, а другой – русских, сталкивая их лбами.Могильщиками СССР были русские националисты. Либеральное крыло – Чубайс и все с ними связанные - хотели, чтобы Советский Союз целиком стал либеральным, они не думали о разрушении СССР. Их задача была – переориентировать Советский Союз на либеральные прозападные рельсы, на рыночную экономику. Разрушать они его не хотели. Именно национально-ориентированная элита, писатели, заявили о том, что мы кормим Казахстан, Узбекистан, что у нас нет Российской академии наук, а есть только советская. Было много всякой демагогии. В итоге они разозли местные элит. Конфликты в Ташкенте, в Сумгаите поддерживались западными СМИ.Аверин: Одно дело - использование каких-то конфликтов, которые уже есть, а другое дело – создание этих конфликтов. В 1990-е только подбрасывались дровишки в огонь или конфликты создавалось на пустом месте?Матвейчев: Создавалось и на пустом месте. 10 лет назад я, человек, который родился в Сибири, вдруг увидел сайт сибирского языка. Такого языка нет. Начинаю читать, вижу совершенно искусственный язык, созданный из частично русских слов, частично из диалектных. В Сибири так не разговаривают ни в деревнях, ни в городах. А с помощью того сайта начинается программирование. Потом я обнаруживаю, что точно такие же движения есть среди казаков в Волгограде, в Ростове-на-Дону. Они заявляют, что казаки – это народ, опираясь на заявления атамана Краснова, который был повешен за предательство, воюя на стороне Гитлера. Потом я вижу такие же сайты, газетки у поморов, которые заявляют, что они тоже отдельный народ исконный, который там всю жизнь жил, а все остальные «неправильные люди». Все тоже финансируется иностранными грантами. Точно так же создавали когда-то украинский народ. Ведь раньше никто украинцев национальностью не называл. Сибиряки – в Сибири, украинцы – на Украине, люди живущие на окраине Российской империи, на окарине русского мира.Впервые об украинской национальности заговорили в конце XIX века. Потом явились историки, Грушевский написал некую историю Украины, просто взяв русскую историю, изменив везде слово «русский» на слово «украинский», за что получил и кафедру во Львове от австро-венгров, и прекрасный доходный дом в Киеве, и много чего других благ. Нация создавалась на пустом месте.Саралидзе: Можно ли говорить о целенаправленной, каждодневной работе специальных служб, направленной на это?Саралидзе: Можно ли говорить о целенаправленной, каждодневной работе специальных служб, направленной на это?Мухин: Я бы обратил внимание именно на германские спецслужбы. С конца XIX века они активно разрабатывали украинскую территорию. В ходе и при подготовке Второй мировой войны эта работа приняла невообразимые масштабы. Целые народы были в дальнейшем репрессированы, именно потому, что необходимо было решить эту проблему. Третий рейх эффективно использовал работу с массовым сознанием. Затем эти штаммы были восприняты в США, которые множество немецких специалистов вывезли после окончания Второй мировой войны. Неслучайно расцвет нацизма на Украине принял как раз эти германские формы. Нацики одеты в форму Вермахта, они вскидывают руку в характерном приветствии. Сейчас пытаются объяснить это некоторыми девиациями, но все гораздо проще. Ведется работа по искажению сознания, в том числе национального сознания, которая используется очень грубо, но имеет долговременный эффект. Даже через 70 лет после Великой Отечественной войны она работает.Аверин: У русских нациков такая же символика, те же вскидывания рук. Значит, и с русскими националистами работают те же самые источники?Матвейчев: Русский национализм разнообразен. Там не только немецкий фашизм и те, кто вскидывают руки. Это и всевозможные староверы, и разные секты.Мухин: Русский фашизм с 1920-х годов был основой составляющей частью итальянского фашизма и германского нацизма. Надо посмотреть историческую динамику развития и вывести корни. Они на поверхности. Германия давно оккупирована Соединенными Штатами Америки. Британцы и французы вывели оттуда свои войска, мы вывели войска при воссоединении Германии. Германия просто опутана сетью из 300 военных баз США. Все идеологические институты прекрасно себя чувствуют в США и имеют свои филиалы в Германии.Саралидзе: В Советском Союзе говорили, что национальный вопрос решен, что никаких проблем нет. Только из «вражеских голосов» мы узнавали про взрывы в московском метро, устроенные армянскими националистами, или про столкновения на Северном Кавказе. Это была ошибка руководства или нет?Мухин: На излете Советского Союза я служил в армии срочную службу, был сержантом в учебке. И у нас было громадное количество представителей самых разных народов. Но все проблемы, все недопонимания заканчивались в одном месте – в столовой. Тогда все говорили по-русски, и в очереди за маслом царил полный интернационализм. Когда мы разделили «кормушку» Советского Союза все встало на свои места. Ведь пока кормушка-столовка была единой, в одном месте мы питались, все было замечательно.Аверин: Можно делить до бесконечности эту кормушку или на каком-то этапе надо все-таки останавливаться?Матвейчев: Есть объективные показатели интернационализации. Например, число смешанных браков, которое стабильно росло во время СССР. Тогда все прекрасно ездили на Кавказ, где была всесоюзная здравница, ездили в Алма-Ату, Хиву, Самарканд. Это не значит, что все становились одинаковыми, просто была дружба между народами. Сейчас ее вспоминают с большим теплом и с большой ностальгией. Но до конца проблемы не были сглажены. Советскому Союзу нужно было еще 2-3 поколения, чтобы полностью закрыть все старые раны. Но поскольку Советский Союз развалился, не без помощи наших западных партнеров, эти забытые проблемы вышли наружу. Когда организм стареет, начинают болеть старые раны.Саралидзе: Получается, что в 1960-е - вначале 1980-х проблем не было?Матвейчев: Была тенденция к их исчезновению, которая в конце 1980-х сменилась тенденцией к их разгоранию.Мухин: Говоря о тенденции, хочу сказать об истории моей семьи. Мы - русские, которые жили в Дагестане еще с XIX века. Именно в 1970-х годах к нам в дом пришли люди и сказали: «Если вы не уедете, мы вас вырежем, заберем ваши дома». Мы всей семьей громадной продали дома и переехали на Кубань.Аверин: Взлет нынешней религиозной идентичности связан с развалом Советского Союза или какая-то потребность в этом есть?Матвейчев: Взлет религиозной идентичности идет как реакция на попытку стереть любые идентичности. Это две стороны одной медали. Когда происходит так называемая глобализация, когда все унифицируется, то в отместку идет попытка найти некие свои корни, зацепиться за некую религию и за некую этничность. Современные мусульмане не похожи на тех, которые были еще 200 лет назад. Но у нас в России представлен частично и глобализаторский проект, и частично очень большое влияние на мусульман оказывает влияние Турции, Саудовской Аравии, тех мусульман, которые сейчас наибольшую экспрессивность и пассионарность проявляют в Малой Азии. Эти два проекта не так сильно столкнулись на территории России. Они столкнулись на территории Сирии, Ирана, Афганистана. Это же были светские государства, они все переиначились. Это столкновение неминуемо должно прийти к нам, если мы не найдем какую-то формулу. В Европе это столкновение даже острее чувствуется. Нам нужно не довести до него, посмотрев на уроки тех стран.Аверин: То, что происходит с мусульманской идентичностью - спланированная, специально направленная против России акция или это отголоски тех мировых процессов, которые объективно идут?Мухин: Можно сказать, что самые вредные из людей – это историки и политологи. Они, как правило, льют бальзам на душу радикалам, националистам, придумывая историю. Другое дело, что когда мы имеем массовую конфликтную зону, где принимают участие именно радикалы самого разного свойства, это могут быть исламисты, это могут быть буддисты. Здесь, мне кажется, есть следы деятельности специальных служб, структур, которые насильственным образом заражают этим вирусом целые глобальные социальные группы, а то и народы. Делается это с вполне утилитарными целями. Глобальная конкуренция, никто ее не отменял. Заказчиками подобного рода акций выступают либо государства, имеющие определенные коммерческие интересы на той или иной территории, либо транснациональные группы, которые могут себе позволить заплатить за такой масштабный проект. Я, к сожалению, вижу следы работы таких спецслужб разных стран в разных уголках мира.Самое интересное наступает потом, когда задача решена, конкурентное преимущество получено на определенном этапе. Никто дальше с этим радикальным населением, со сбитыми набекрень мозгами уже не работает. И они начинают расползаться, мутируя, принимая самые разные формы. Потом их опять пытаются использовать, в новой форме, но они уже неподконтрольны. Здесь уместно вспомнить ситуацию с Аль-Каидой, и с ИГИЛ, и так далее.Саралидзе: В СССР действительно для различных национальностей, народов и малых народов было сделано очень много. При этом нацвопрос внес свою лепту в развал СССР. Были ли допущены какие-то просчеты во времена СССР?Мухин: Просчет был глобальный. Просто советская элита потеряла интерес к этому проекту. Это стало очевидно в конце 1980-х годов. Ждали, что в 1980-х наступит коммунизм. Он не наступил, и решили поискать какой-то другой проект. Запад услужливо нам предложил проект общества потребления.Матвейчев: Национальный вопрос был вторичен, но он в конце 1980-х сдетонировал. Русские националисты были застрельщиками отделения России от СССР. Но националисты были и во всех остальных республиках. Что касается нынешней ситуации, то мы должны ловить всех тех, кто разжигает национальную рознь, независимо от их национальности. Спекуляции на этой теме должны жестко пресекаться с точки зрения государства.Но важен один культурный или идеологический момент. Французский философ Жан Бодрийяр говорил, что есть вещи, которые подчиняются логике консенсуса (когда две спорящие стороны приходят к некой золотой середине), а есть вещи, которые подчиняются логике катастрофы (когда в процессе спора стороны только отдаляются друг от друга и обостряются их отношения). Так вот, национальные споры, к сожалению, подчиняются логике катастрофы. Чем больше мы говорим на эту тему, как ни странно, тем больше ситуация начинает обостряться. Грубо говоря, третий человек, который слушает нас, думает так: «А кто я? Кто я, якут, русский или я полукровка? И как мне вести себя и как я должен не потерять свою идентичность?» И он начинает думать не о российском патриотизме, не о каких-то научных своих достижениях, не о какой-нибудь миссии, которая у него есть, а он начинает думать об этих национальных вопросах, о какой-то ущемленности в правах.Мой рецепт такой: меньше об этом говорить. Не то, чтобы замалчивать, а просто предложить обществу некие другие интересные проекты, которые бы сплачивали общество. Когда Гагарин полетел в космос, в Якутии тысячи людей приходили и просили "записаться к русским". Чеченцы, которые недавно пережили депортацию, выбегали из домов, стреляли из ружей и говорили: "Наши полетели в космос!". Было всеобщее воодушевление, которое сглаживало эти межнациональные противоречия. Гордость испытали все.Мухин: Объединить может и опасность. Наши западные партнеры очень стараются, чтобы мы объединились и почувствовали себя единой нацией. Второй путь - развитие мирных способов сосуществования, например спорт. В клубе, где я занимаюсь спортом, занимаются борцы-дагестанцы. У них у всех на спинах написано «Россия» громадными буквами, хотя разговаривают они на своем языке. Но когда они обращаются ко мне, он говорят по-русски. Это язык общения. Русский примиряет самые разные нации. При этом я, когда специально выучил несколько слов на аварском, здороваюсь с ними, и они искренне улыбаются. Языковая платформа очень важна. Ведь англо-саксонский мир с удовольствием использует английский язык как способ создать площадки в самых разных странах, в той же Индии. А русский язык для нашей евразийской площадки является объединяющим.

30 ноября 2015, 00:52

Новости: Прокопенко: Россия желанна для завоевателей (ФОТО)

29 ноября 2015 года Ростов-на-Дону отметил годовщину первого освобождения от немецко-фашистских захватчиков в 1941 году. В честь этого события в городе прошел автопробег, сообщает собственный корреспондент портала «Евразия» в Ростове-на-Дону. Мероприятие было организовано Народно-освободительным движением (НОД) при поддержке Евразийского союза молодежи (ЕСМ) и других организаций. Участники автопробега почтили память погибших в боях за освобождение города, возложили цветы к монументу воинам 56-й армии в парке Октября и к памятнику на Гвардейской площади. Также ростовчане поздравили ветеранов войны, принимавших участие в автопробеге. В завершение акции на Гвардейской площади была исполнена песня военный лет «Ростов-город», ставшая неофициальным гимном города, уточнил собкорр «Евразии». «Мы всегда будем помнить подвиг наших отцов, дедов и прадедов, - заявил лидер ЕСМ-Ростов-на-Дону Владимир Прокопенко. – Но они его совершили, когда были моложе нас. Кто из них мог знать, что будет война? Кто из них собирался пешком или на танковой броне пройти половину Европы? Никто из них даже за день до войны не мог представить себе, что наши “уважаемые партнеры” в Германии вонзят нам нож в спину, вломятся на нашу землю, наплевав на мирный договор, разрушат наши дома, угонят наших девушек, жен и матерей в рабство». По словам лидера ЕСМ, повторение страшных событий возможно и в наше время. «Но разве сегодня кто-то может быть уверен, что история не повторится? Россия всегда была и будет самой желанной страной для завоевателей. Английский геополитик Хэлфорд Маккиндер утверждает: “Кто владеет Хартлендом, тот владеет мировым островом, кто владеет мировым островом, тот владеет миром”. Именно об этом день и ночь сегодня думают по обе стороны Атлантического океана. Хартленд — сердце мира — это наша Россия», - уверен Прокопенко. «Мы должны не просто помнить о славных победах наших предков. Мы должны быть готовы повторить их сегодня, завтра, в любой момент, когда это потребуется», - подытожил активист. Напомним, что первое освобождение Ростова стало результатом контрнаступления Красной армии на Южном фронте и остановило продвижение врага на Северный Кавказ. Операция по обороне Ростова заставила гитлеровцев спешно перебрасывать войска с других направлений, тем самым облегчив ситуацию на фронте под Москвой. События ноября 1941 года стали первым крупным поражением вермахта за всю его историю.

13 октября 2015, 06:21

Ги Меттан: Почему Запад так любит не любить Россию

  «Россия — Запад. Тысячелетняя война. Русофобия от Карла Великого до кризиса на Украине. Почему мы так любим ненавидеть Россию», - так называется недавно вышедшая в свет книга швейцарского историка, политика, журналиста Ги Меттана. Корни русофобии автор находит в далекой истории. Он также разбирает примеры предвзятого отношения к современной России.

26 сентября 2015, 07:43

Крылья Дракона

На фоне текущих усилий России, направленных на то, чтобы удержать своё геополитическое влияние имеющимися у страны средствами и попыток более активно формировать международную повестку — интересно посмотреть, какими действиями и в каких направлениях действует основной конкурент нынешнего мирового гегемона, поднимающийся и вовсю догоняющий США Китай.Скажу сразу: китайские рецепты в готовом виде совершенно не годятся для российской ситуации. Однако, тем важнее и тем приоритетнее встаёт вопрос о том, что России стоит внимательно присмотреться к системности китайских геополитических усилий, с тем, чтобы извлечь необходимые уроки из того, как в ситуации глобального отставания использовать свои сильные стороны и компенсировать свои неизбежные слабости.В тексте книги «Мира на пике» я достаточно детально разобрал геополитическую концепцию «серединной земли» (heartland) Хэлфорда Маккиндера, который считал тогдашнюю Российскую Империю центральной державой Евразии, средоточием той самой «серединной земли», с которой вечно пытался бороться англосаксонский мир, более завязанный на моря и на окраинные территории Евразии.Наиболее вероятный характер будущего геополитического конфликта определяется именно географией.В центре одного полюса конфликта расположен тот самый «хартленд» Маккиндера, представляющий собой по сути дела единый массив суши, включающий в себя не только Евразию, но и тесно связанную с ней Африку.Это не только колыбель человечества в прошлом, не только средоточие практически всей истории современоой цивилизации, но и место жизни 6/7 всего населения Земли.За пределами Серединной Земли, на глобальном Архипелаге, включающем в себя обе Америки, Австралию, Океанию, Японию и, традиционно, Великобританию, живёт чуть более 1 миллиарда человек, которым противостоит около 6 миллиардов населения Евразии-Африки.Архипелаг отделён от Серединной Земли тысячекилометровыми водными массами, которые чётко разделяют две общности. Интересно, что континентальная Европа не входит в население Архипелага, а так или иначе находится в  «серой зоне» пограничных территорий.И нынешний кризис нелегальной иммиграции в Европу опять отчётливо высветил эту проблему: если Германия, Италия и Франция всерьёз обеспокоены проблемой беженцев, то Великобритания за своим «противотанковым рвом» Ла-Манша чувствует себя в гораздо большей безопасности.Англичанам достаточно лишь усилить контроль паромов и Евротоннеля — и физическая часть проблемы с мигрантами уже решена.Реакция лорда Пальмерстона на первый проект Евротоннеля в 1868 году была следующей: «Что? Вы еще смеете просить денег на дело, цель которого — сократить расстояние, как мы считаем, и без того слишком короткое?»Однако, вернёмся к Китаю.Китай, как и Россия, по сути дела является частью евразийской «серединной земли». Даже его средневековое название — Серединная Империя, подчёркивает то, что положение и роль Китая в чём-то сравнимы с ролью России.Да, в 1904 году, во время первой публикации концепции Маккиндера, казалось, что Китай и Индия — поверженные колоссы, которые уже никогда не поднимутся и разделят участь покорённой и полностью подчинённой Африки, которую за XIX век практически полностью колонизировали европейцы.Но Индия и Китай оказались отнюдь не столь легкими геополитическими начинаниями, как Африка. Громадное население этих стран и достаточно протяжённая территория (особенно — в случае Китая), собственная самобытная и сложная культура, состоявшийся специфический национализм (опять-таки — более сильный именно в китайском варианте) — всё это в совокупности остановило экспансию Запада в Китай и в Индию.Краткий исторический экскурс в XIX век. Как видите, даже нынешняя Монголия — это наследие Российской Империи.В результате активного сопротивления китайцев колониальной экспансии западных стран (в число которых тогда входила и Российская Империя) Китай смог сохранить свою независимость, хотя и потерял практически все крупные порты на побережье и утратил часть окраинных, островных и прибрежных территорий.Ну а потом уже маятник качнулся в обратную сторону — Китай, по сути дела, на протяжении всего ХХ века и начала XXI века занимался возвратом отторгнутых от него территорий, получив в итоге назад практически всё, за исключением Тайваня и Внешней Монголии, которые так и остались в статусе независимых государств с внешним протекторатом.При этом важно понимать историческую специфику Серединной Земли — если в случае Архипелага мы видим два полюса цивилизационной общности: «северный», англосаксонский и «южный», латинский, то в случае Серединной Земли у нас есть, как минимум, с десяток полюсов цивилизационной общности.Что, в общем-то, и порождает примаковскую концепцию многополярного мира — надежда на то, что Евразия-Африка, будучи «историческим шкафом с массой скелетов», выработает единую цивилизационную рамку и, победив все противоречия всех исторических эпох, сформирует единую «евразийскую», а то и более широкую, «материковую» нацию, исчезающе мала. Нет у нас такой надежды — в отличии от англосаксонского монолита любые союзы между Россией, Китаем, Индией и Европой могут быть только временны и ситуативны.Исходя из этого Китай и проводит свою политику. Опираясь на себя, на своё население и на свою территорию. И рассматривая ближайшие страны, как неизбежных союзников и зону своего непосредственного влияния. Однако, не забывая о своих интересах, которые всё равно диктуют максиму «Китай превыше всего».В чём это выражается? Китай меняет мир вокруг себя, привязывая его к своей Серединной Империи.Для начала Китай привязал к себе даже самые отдалённые свои районы, показав, чо у Серединной Империи всегда найдётся возможность связать вместе все части собственного угла евразийского «хартленда».Железные дороги, грузовые и пассажирские, связали все провинции Китая, включая даже высокогорный Тибет.Дорога до Лхасы была построена в сложнейших природных условиях: в самой высокой точке эта железная дорога забирается на высоту в 5072 метра, часть дороги проложена по вечной мерзлоте, половина станций роботизированы и обслуживаются из управляющего центра в Синане, а пассажирские вагоны снабжены системой подкачки кислорода, как на самолётах, чтобы исключить горную болезнь у пассажиров.При этом, понятное дело, суть этой железной дороги не только в привлечени туристов в столицу Тибета, Лхасу, но и в том, что сам Тибет теперь оказывается намертво привязан к континентальному Китаю: с юга, от Индии и Непала, его по-прежнему отделяют труднопроходимые горные перевалы.Кроме консолидации своей собственной территории с помощью инфраструктурных проектов, Китай продолжает создавать альтернативу собственную альтернативу существующей мировой транспортной системе, находящейся под контролем Архипелага: вслед за началом строительства Никарагуанского канала, Китай приступил к активному обсуждению с Таиландом строительства альтернативного канала из Южно–Китайского моря в Индийский океан.То, что никарагуанский канал — это политика, видно даже по его маршруту. В итоге для его трассы была выбрана горная местность которая, однако, расположена не на границе с Коста-Рикой, а в глубине территории Никарагуа.Новым проектом может стать искусственный водный путь через Малаккский (Малайский) полуостров.Проект имеет давние исторические предпосылки. Сотни лет назад тайские короли планировали построить судоходный канал через перешеек Кра — в самом узком месте Малайского полуострова для возможности быстрой переброски военного флота с западного побережья на восточное и обратно.В наше время канал через перешеек Кра позволил бы сократить морской путь из Юго–Восточной Азии в Европу и Африку вместо прохода через Малаккский пролив на 1000–1200 километров, экономить для перевозчиков порядка 48–64 часов по времени для транспортировки грузов в зависимости от маршрута, существенно уменьшить расход горючего судами, выбросов в атмосферу углекислого газа, снизить ставки фрахта, уменьшить себестоимость покупного барреля нефти для Японии, Китая и других стран. Ну вы поняли, всё уже расписали, ни один эколог не сможет сказать и кривого слова...Ну а мы — смотрим на карту и понимает, зачем всё это делается.Если канал Кра построят, и он начнет эксплуатироваться, то сразу же снизится доминирующее значение порта Сингапур, который обслуживает более 80% транзитных грузов из всего количества, обрабатываемого на множестве терминалов в Юго-Восточной Азии.Сингапур, несмотря на то, что 70% его населения составляет китайский субэтнос хакка, до сих пор находился под плотным американским и английским влиянием, что тоже, в общем-то, было наследием прошлой истории Серединной Земли — вплоть до конца Второй Мировой войны Сингапур был колонией Великобритании и её крупнейшей военной базой в Юго-Восточной Азии. Проект же строительства канала Кра, подрывающую монополию Сингапура и общин хакка, появился на фоне произошедшего в прошлом году смещения премьера Таиланда, этнической хакка, Йинглак Чиннават.Двигатель «сингапурского экономического чуда» всегда был зарыт на дне Малаккского пролива.Как заявил тайскому ежедневному изданию «Нация» исполнительный директор экономической секции Тайско–Китайской Ассоциации по культуре и экономике и сотрудник Национального Комитета по изучению проектов канала через перешеек Кра доктор Пакди Танапура, «ожидается, что к 2025 году через Малаккский пролив должны будут проходить порядка 140 тысяч судов. А максимальная пропускная способность пролива — всего около 122 тысячи. И в ближайшие 10 лет это "бутылочное горлышко" будет сужаться, тормозя рост экономики стран Азии и скорость перевозок в регионе и между континентами».Действительно, значение Малаккского пролива трудно переоценить, если вспомнить, что через пролив проходит почти одна треть морских перевозок нефти и одна четвертая всех грузовых перевозок в мире, от которых Китай, как «мировой сборочный цех» зависит в критической степени.Самым узким местом малаккского «горлышка» является район недалеко от Сингапура, шириной всего около двух с половиной километров.Глубина в этом самом мелком и узком месте пролива составляет всего около 25 метров. Если затопить в этом месте крупное судно, на долгое время прекратится судоходство. Для мировой торговли это будет колоссальный разрушительный эффект.И дело тут не только в угрозе терроризма: одной из постоянных опасностей для морских судов в Малаккском проливе является задымление в результате ежегодных лесных пожаров на острове Суматра. Видимость в данный период снижается до 200 метров, что заставляет суда снижать скорость, иногда даже случаются катастрофы.Однако,не стоит сбрасывать со счетов и человеческий фактор. За последние два десятилетия количество пиратских нападений в Малаккском проливе и вблизи Сингапура увеличилось почти в 10 раз, перевалив за сотню инцидентов в год. Сказывается тот факт, что соседняя с процветающим Сингапуром Индонезия отнюдь не пышет экономическим здоровьем и социальным миром — для многих взрослых кормильцев суматранских семей морское пиратство становится вариантом хоть какого-то заработка.Это вызывает опасения судовладельцев, экипажей судов, немалые расходы на содержание групп чрезвычайного реагирования на судах в период прохода опасных участков судоходства, увеличение страховых выплат, траты на постоянное патрулирование акватории флотилиями береговой охраны, постоянную поддержку в боевой готовности спецтехники и сил особого назначения Малайзии, Индонезии и Сингапура.По предварительной оценке Пекинского университета международной экономики и бизнеса, а также Тайского национального комитета по изучению проектов канала через перешеек Кра, проект канала глубиной 26 метров и менее, чем 100 километров длиной оценивается от 20 до 25 млрд. долларов США.Кроме того, интересно, что Китай в этом случае не забывает и о привязке к себе и самого Сингапура: не так давно было подписано соглашение о финансировании строительства Пан–Азиатской железной дороги через страны Юго–Восточной Азии, которая соединит Южный Китай с Сингапуром.С другой стороны, китайская мирная, инфраструктурная экспансия всегда сопровождается последовательным остаиванием своей ведущей роли, когда соседи получают чёткий сигнал от Китая о присутствии стратегических китайских интересов в выбраном регионе.Так, например, Китай однозначно заявляет свой приоритет над островами Спратли в Южно-Китайском море, которые до сих пор считаются спорной территорией между Вьетнамом, Китаем, Тайванем, Филлипинами, Малайзией и Брунеем.Эти небольшие острова, лишь немного выступающие над уровнем Мирового океана, не имеют постоянного населения, но уже снабжены 4-мя взлётно-посадочными полосами.Около 45 островов, на которые вышеперечисленные страны заявили свои претензии, заняты относительно небольшими военными контингентами из Вьетнама, Китая, Малайзии, Филиппин и Тайваня. В настоящее время архипелаг используется как рыбопромысловый район. Зона рыболовного промысла Брунея включает южный риф, но официальных территориальных претензий Бруней не выдвинул.Однако, несмотря на свой крошечный размер, острова архипелага имеют важное значение с точки зрения присутствия в регионе — обладание ими позволяет легко контролировать морской авиацией важные районы к юго-востоку от китайского побережья и обеспечивать эффективную морскую блокаду Тайваня с южного направления. Кроме того, исследования говорят о наличии значительного количества нефти и газа. По данным министерства энергетики США, в районе Рид-бэнк архипелага сосредоточено до 5,4 млрд. баррелей нефти и до 55,1 трлн. кубометров природного газа.Текущее состояние дел на архипелаге Спратли. Флагами помечены острова, занятые военными контингентами сопредельныз стран.И опять-таки, здесь мы видим последовательные усилия Китая по упрочнению своих позиций.Каждый из занятых Китаем островом в архипелаге Спратли превращается в маленькую военную базу, которая зримо показывает основательность присутствия Китая в данном регионе.На этом фоне, в общем-то, Россия и её проекты «Силы Сибири» или Белкомура оказываются не более, чем одним из элементом в глобальном паззле, который складывает для себя Китай.Строго, кстати, в концепции Маккиндера. Только уже без России, чисто для процветания национальности хань.Ну а мы можем пока поиграться в конспирологию об «очищении рядов», памятуя о том, что Белкомур проходит-таки по территории Республики Коми, а 50 млрд. рублей — очень немалая сумма.Ну, или можно всё-таки постараться написать концепцию для России. И для российской редакции Серединной Земли.Пусть и с Китаем — но только в роли партнёра, а не в роли Серединной Империи.http://alex-anpilogov.livejournal.com/90922.html

14 августа 2015, 09:06

Перевернутый треугольник США-Китай-Россия изменит существующий миропорядок?

Китайско-российские отношения сегодня столь близки, как никогда прежде в течение последних пятидесяти лет, и это дает им возможность изменить мировой порядок по своему усмотрению. Мир ожидает новая «Большая Игра» и активную роль в ней будет играть китайско-российский тандем, в то время как Америка оказалась в проигрышной позиции, пишут аналитики Атлантического Совета США Мэттью Барроуз и Роберт Мэннинг в своей статье для японского ресурса Nikkei Asia ReviewThe post Перевернутый треугольник США-Китай-Россия изменит существующий миропорядок? appeared first on MixedNews.

08 августа 2015, 06:43

5 доказательств тайного заговора против России

Эксперты назвали причины постоянных попыток развалить самую большую державу в мире и предъявили аргументы версии о глобальном заговоре. Много веков подряд сильная и единая страна, как бы она не называлась – Российская империя, СССР, Российская Федерация — никому не дает покоя на Западе. По данным экспертов, не раз с помощью дипломатических заговоров и шпионских спецопераций предпринимались попытки ослабить наше государство, чтобы затем раздробить его на регионы и рассорить их между собой. Дважды в истории России это даже почти удалось — со свержением монархии и распадом Советского Союза. Скептики считают, что теории заговора — пустые домысли. Дескать, мы сами выбрали свою судьбу и избавились от СССР. Однако аналитики приводят доказательства обратному. Одно из доказательств, свидетельствующих о теории заговора против России – карта Евразии, на которой изображено, как наше государство должно было выглядеть к концу двадцатого века. Это территория, разделенная на множество враждующих республик. «Если ранее это было геополитическое противоборство, в котором исключалась окончательная победа, то в 21 веке речь идет о последней схватке, не на жизнь, а на смерть. Речь идет о конце истории для одного из центров – Запада или России», — такое заявление в 2011 году сделал ведущий идеолог внешней политики США Збигнев Бжезинский.

26 сентября 2015, 07:43

Крылья Дракона

На фоне текущих усилий России, направленных на то, чтобы удержать своё геополитическое влияние имеющимися у страны средствами и попыток более активно формировать международную повестку — интересно посмотреть, какими действиями и в каких направлениях действует основной конкурент нынешнего мирового гегемона, поднимающийся и вовсю догоняющий США Китай.Скажу сразу: китайские рецепты в готовом виде совершенно не годятся для российской ситуации. Однако, тем важнее и тем приоритетнее встаёт вопрос о том, что России стоит внимательно присмотреться к системности китайских геополитических усилий, с тем, чтобы извлечь необходимые уроки из того, как в ситуации глобального отставания использовать свои сильные стороны и компенсировать свои неизбежные слабости.В тексте книги «Мира на пике» я достаточно детально разобрал геополитическую концепцию «серединной земли» (heartland) Хэлфорда Маккиндера, который считал тогдашнюю Российскую Империю центральной державой Евразии, средоточием той самой «серединной земли», с которой вечно пытался бороться англосаксонский мир, более завязанный на моря и на окраинные территории Евразии.Наиболее вероятный характер будущего геополитического конфликта определяется именно географией.В центре одного полюса конфликта расположен тот самый «хартленд» Маккиндера, представляющий собой по сути дела единый массив суши, включающий в себя не только Евразию, но и тесно связанную с ней Африку.Это не только колыбель человечества в прошлом, не только средоточие практически всей истории современоой цивилизации, но и место жизни 6/7 всего населения Земли.За пределами Серединной Земли, на глобальном Архипелаге, включающем в себя обе Америки, Австралию, Океанию, Японию и, традиционно, Великобританию, живёт чуть более 1 миллиарда человек, которым противостоит около 6 миллиардов населения Евразии-Африки.Архипелаг отделён от Серединной Земли тысячекилометровыми водными массами, которые чётко разделяют две общности. Интересно, что континентальная Европа не входит в население Архипелага, а так или иначе находится в  «серой зоне» пограничных территорий.И нынешний кризис нелегальной иммиграции в Европу опять отчётливо высветил эту проблему: если Германия, Италия и Франция всерьёз обеспокоены проблемой беженцев, то Великобритания за своим «противотанковым рвом» Ла-Манша чувствует себя в гораздо большей безопасности.Англичанам достаточно лишь усилить контроль паромов и Евротоннеля — и физическая часть проблемы с мигрантами уже решена.Реакция лорда Пальмерстона на первый проект Евротоннеля в 1868 году была следующей: «Что? Вы еще смеете просить денег на дело, цель которого — сократить расстояние, как мы считаем, и без того слишком короткое?»Однако, вернёмся к Китаю.Китай, как и Россия, по сути дела является частью евразийской «серединной земли». Даже его средневековое название — Серединная Империя, подчёркивает то, что положение и роль Китая в чём-то сравнимы с ролью России.Да, в 1904 году, во время первой публикации концепции Маккиндера, казалось, что Китай и Индия — поверженные колоссы, которые уже никогда не поднимутся и разделят участь покорённой и полностью подчинённой Африки, которую за XIX век практически полностью колонизировали европейцы.Но Индия и Китай оказались отнюдь не столь легкими геополитическими начинаниями, как Африка. Громадное население этих стран и достаточно протяжённая территория (особенно — в случае Китая), собственная самобытная и сложная культура, состоявшийся специфический национализм (опять-таки — более сильный именно в китайском варианте) — всё это в совокупности остановило экспансию Запада в Китай и в Индию.Краткий исторический экскурс в XIX век. Как видите, даже нынешняя Монголия — это наследие Российской Империи.В результате активного сопротивления китайцев колониальной экспансии западных стран (в число которых тогда входила и Российская Империя) Китай смог сохранить свою независимость, хотя и потерял практически все крупные порты на побережье и утратил часть окраинных, островных и прибрежных территорий.Ну а потом уже маятник качнулся в обратную сторону — Китай, по сути дела, на протяжении всего ХХ века и начала XXI века занимался возвратом отторгнутых от него территорий, получив в итоге назад практически всё, за исключением Тайваня и Внешней Монголии, которые так и остались в статусе независимых государств с внешним протекторатом.При этом важно понимать историческую специфику Серединной Земли — если в случае Архипелага мы видим два полюса цивилизационной общности: «северный», англосаксонский и «южный», латинский, то в случае Серединной Земли у нас есть, как минимум, с десяток полюсов цивилизационной общности.Что, в общем-то, и порождает примаковскую концепцию многополярного мира — надежда на то, что Евразия-Африка, будучи «историческим шкафом с массой скелетов», выработает единую цивилизационную рамку и, победив все противоречия всех исторических эпох, сформирует единую «евразийскую», а то и более широкую, «материковую» нацию, исчезающе мала. Нет у нас такой надежды — в отличии от англосаксонского монолита любые союзы между Россией, Китаем, Индией и Европой могут быть только временны и ситуативны.Исходя из этого Китай и проводит свою политику. Опираясь на себя, на своё население и на свою территорию. И рассматривая ближайшие страны, как неизбежных союзников и зону своего непосредственного влияния. Однако, не забывая о своих интересах, которые всё равно диктуют максиму «Китай превыше всего».В чём это выражается? Китай меняет мир вокруг себя, привязывая его к своей Серединной Империи.Для начала Китай привязал к себе даже самые отдалённые свои районы, показав, чо у Серединной Империи всегда найдётся возможность связать вместе все части собственного угла евразийского «хартленда».Железные дороги, грузовые и пассажирские, связали все провинции Китая, включая даже высокогорный Тибет.Дорога до Лхасы была построена в сложнейших природных условиях: в самой высокой точке эта железная дорога забирается на высоту в 5072 метра, часть дороги проложена по вечной мерзлоте, половина станций роботизированы и обслуживаются из управляющего центра в Синане, а пассажирские вагоны снабжены системой подкачки кислорода, как на самолётах, чтобы исключить горную болезнь у пассажиров.При этом, понятное дело, суть этой железной дороги не только в привлечени туристов в столицу Тибета, Лхасу, но и в том, что сам Тибет теперь оказывается намертво привязан к континентальному Китаю: с юга, от Индии и Непала, его по-прежнему отделяют труднопроходимые горные перевалы.Кроме консолидации своей собственной территории с помощью инфраструктурных проектов, Китай продолжает создавать альтернативу собственную альтернативу существующей мировой транспортной системе, находящейся под контролем Архипелага: вслед за началом строительства Никарагуанского канала, Китай приступил к активному обсуждению с Таиландом строительства альтернативного канала из Южно–Китайского моря в Индийский океан.То, что никарагуанский канал — это политика, видно даже по его маршруту. В итоге для его трассы была выбрана горная местность которая, однако, расположена не на границе с Коста-Рикой, а в глубине территории Никарагуа.Новым проектом может стать искусственный водный путь через Малаккский (Малайский) полуостров.Проект имеет давние исторические предпосылки. Сотни лет назад тайские короли планировали построить судоходный канал через перешеек Кра — в самом узком месте Малайского полуострова для возможности быстрой переброски военного флота с западного побережья на восточное и обратно.В наше время канал через перешеек Кра позволил бы сократить морской путь из Юго–Восточной Азии в Европу и Африку вместо прохода через Малаккский пролив на 1000–1200 километров, экономить для перевозчиков порядка 48–64 часов по времени для транспортировки грузов в зависимости от маршрута, существенно уменьшить расход горючего судами, выбросов в атмосферу углекислого газа, снизить ставки фрахта, уменьшить себестоимость покупного барреля нефти для Японии, Китая и других стран. Ну вы поняли, всё уже расписали, ни один эколог не сможет сказать и кривого слова...Ну а мы — смотрим на карту и понимает, зачем всё это делается.Если канал Кра построят, и он начнет эксплуатироваться, то сразу же снизится доминирующее значение порта Сингапур, который обслуживает более 80% транзитных грузов из всего количества, обрабатываемого на множестве терминалов в Юго-Восточной Азии.Сингапур, несмотря на то, что 70% его населения составляет китайский субэтнос хакка, до сих пор находился под плотным американским и английским влиянием, что тоже, в общем-то, было наследием прошлой истории Серединной Земли — вплоть до конца Второй Мировой войны Сингапур был колонией Великобритании и её крупнейшей военной базой в Юго-Восточной Азии. Проект же строительства канала Кра, подрывающую монополию Сингапура и общин хакка, появился на фоне произошедшего в прошлом году смещения премьера Таиланда, этнической хакка, Йинглак Чиннават.Двигатель «сингапурского экономического чуда» всегда был зарыт на дне Малаккского пролива.Как заявил тайскому ежедневному изданию «Нация» исполнительный директор экономической секции Тайско–Китайской Ассоциации по культуре и экономике и сотрудник Национального Комитета по изучению проектов канала через перешеек Кра доктор Пакди Танапура, «ожидается, что к 2025 году через Малаккский пролив должны будут проходить порядка 140 тысяч судов. А максимальная пропускная способность пролива — всего около 122 тысячи. И в ближайшие 10 лет это "бутылочное горлышко" будет сужаться, тормозя рост экономики стран Азии и скорость перевозок в регионе и между континентами».Действительно, значение Малаккского пролива трудно переоценить, если вспомнить, что через пролив проходит почти одна треть морских перевозок нефти и одна четвертая всех грузовых перевозок в мире, от которых Китай, как «мировой сборочный цех» зависит в критической степени.Самым узким местом малаккского «горлышка» является район недалеко от Сингапура, шириной всего около двух с половиной километров.Глубина в этом самом мелком и узком месте пролива составляет всего около 25 метров. Если затопить в этом месте крупное судно, на долгое время прекратится судоходство. Для мировой торговли это будет колоссальный разрушительный эффект.И дело тут не только в угрозе терроризма: одной из постоянных опасностей для морских судов в Малаккском проливе является задымление в результате ежегодных лесных пожаров на острове Суматра. Видимость в данный период снижается до 200 метров, что заставляет суда снижать скорость, иногда даже случаются катастрофы.Однако,не стоит сбрасывать со счетов и человеческий фактор. За последние два десятилетия количество пиратских нападений в Малаккском проливе и вблизи Сингапура увеличилось почти в 10 раз, перевалив за сотню инцидентов в год. Сказывается тот факт, что соседняя с процветающим Сингапуром Индонезия отнюдь не пышет экономическим здоровьем и социальным миром — для многих взрослых кормильцев суматранских семей морское пиратство становится вариантом хоть какого-то заработка.Это вызывает опасения судовладельцев, экипажей судов, немалые расходы на содержание групп чрезвычайного реагирования на судах в период прохода опасных участков судоходства, увеличение страховых выплат, траты на постоянное патрулирование акватории флотилиями береговой охраны, постоянную поддержку в боевой готовности спецтехники и сил особого назначения Малайзии, Индонезии и Сингапура.По предварительной оценке Пекинского университета международной экономики и бизнеса, а также Тайского национального комитета по изучению проектов канала через перешеек Кра, проект канала глубиной 26 метров и менее, чем 100 километров длиной оценивается от 20 до 25 млрд. долларов США.Кроме того, интересно, что Китай в этом случае не забывает и о привязке к себе и самого Сингапура: не так давно было подписано соглашение о финансировании строительства Пан–Азиатской железной дороги через страны Юго–Восточной Азии, которая соединит Южный Китай с Сингапуром.С другой стороны, китайская мирная, инфраструктурная экспансия всегда сопровождается последовательным остаиванием своей ведущей роли, когда соседи получают чёткий сигнал от Китая о присутствии стратегических китайских интересов в выбраном регионе.Так, например, Китай однозначно заявляет свой приоритет над островами Спратли в Южно-Китайском море, которые до сих пор считаются спорной территорией между Вьетнамом, Китаем, Тайванем, Филлипинами, Малайзией и Брунеем.Эти небольшие острова, лишь немного выступающие над уровнем Мирового океана, не имеют постоянного населения, но уже снабжены 4-мя взлётно-посадочными полосами.Около 45 островов, на которые вышеперечисленные страны заявили свои претензии, заняты относительно небольшими военными контингентами из Вьетнама, Китая, Малайзии, Филиппин и Тайваня. В настоящее время архипелаг используется как рыбопромысловый район. Зона рыболовного промысла Брунея включает южный риф, но официальных территориальных претензий Бруней не выдвинул.Однако, несмотря на свой крошечный размер, острова архипелага имеют важное значение с точки зрения присутствия в регионе — обладание ими позволяет легко контролировать морской авиацией важные районы к юго-востоку от китайского побережья и обеспечивать эффективную морскую блокаду Тайваня с южного направления. Кроме того, исследования говорят о наличии значительного количества нефти и газа. По данным министерства энергетики США, в районе Рид-бэнк архипелага сосредоточено до 5,4 млрд. баррелей нефти и до 55,1 трлн. кубометров природного газа.Текущее состояние дел на архипелаге Спратли. Флагами помечены острова, занятые военными контингентами сопредельныз стран.И опять-таки, здесь мы видим последовательные усилия Китая по упрочнению своих позиций.Каждый из занятых Китаем островом в архипелаге Спратли превращается в маленькую военную базу, которая зримо показывает основательность присутствия Китая в данном регионе.На этом фоне, в общем-то, Россия и её проекты «Силы Сибири» или Белкомура оказываются не более, чем одним из элементом в глобальном паззле, который складывает для себя Китай.Строго, кстати, в концепции Маккиндера. Только уже без России, чисто для процветания национальности хань.Ну а мы можем пока поиграться в конспирологию об «очищении рядов», памятуя о том, что Белкомур проходит-таки по территории Республики Коми, а 50 млрд. рублей — очень немалая сумма.Ну, или можно всё-таки постараться написать концепцию для России. И для российской редакции Серединной Земли.Пусть и с Китаем — но только в роли партнёра, а не в роли Серединной Империи.http://alex-anpilogov.livejournal.com/90922.html