16 декабря, 12:30

О визите израильской делегации в Москву

Элайджа Магье о недавнем визите израильской военной делегации в Москву по "сирийскому вопросу".Теперь, когда Россия заняла более жесткую и четкую позицию в отношении конфликта между Израилем и «Осью сопротивления», Сирия будет применять новые правила противоборства с Израилем. Отныне Дамаск будет отвечать ударом на любой израильский удар. Если Израиль нанесет ущерб конкретной военной цели, Сирия ответит ударом по аналогичной цели в Израиле. Лица, принимающие решения в Дамаске, заявили: «Сирия, не колеблясь, ударит по израильскому аэропорту, если аэропорт Дамаска станет мишенью для Израиля. Это будет сделано с согласия российских военных, базирующихся в Леванте».Это политическое решение сирийского правительства основано на четкой позиции, занятой Россией в Сирии после гибели самолета 18 сентября этого года. В 2015 году, когда российские военные ступили на землю Сирии, они сообщили заинтересованным сторонам (т. е. Сирии, Ирану и Израилю), что не намерены вмешиваться в конфликт между ними и "Хезбаллой" и что они не будут мешать авиации Тель-Авива атаковать военные конвои Хезбаллы по пути в Ливан или иранские склады с оружием, не предназначенным для войны в Сирии. Это было обязательство оставаться в сторонним наблюдателем, если Израиль будет наносить удары по иранским военным объектам или конвоям Хезболлы доставляющим оружие из Сирии в Ливан по территории Сирии. Россия также сообщила Израилю, что не потерпит никаких нападений на своих союзников (Сирию, Иран, Хезболлу и их соратников), которые ведут борьбу с ИГИЛ, Аль-Каидой и близкими им группировками.Израиль уважал волю Москвы до начала 2018 года, когда он начал атаковать иранские базы и сирийские военные склады, при этом он никогда не атаковал боевые позиции Хезболлы. Израиль оправдывал свое нападение на иранскую базу, военный объект под названием T4, утверждая, что оттуда Иран посылал беспилотники на Израиль . Тель-Авив считал нарушение суверенитета своих соседей исключительно своей прерогативой. Дамаск и Иран ответили как минимум одним подтвержденным сбитием израильского F-16. Израиль начал атаковать сирийские склады, в основном те, где хранились иранские ракеты. Каждый разрушенный израильтянами склад Иран заменял другим, наполнив его более совершенными высокоточными ракетами , способными поразить любые цели в Израиле.Однако нейтралитет России по отношению к Израилю в Леванте оказался довольно дорогим удовольствием. Она потеряла людей больше, чем Иран, особенно после падения её Ил-20, и гибели 15 офицеров, специалистов по использованию самых современных систем связи и разведки.Затем Россия привезла в Сирию свои долгожданные усовершенствованные зенитные ракеты С-300 и передала их сирийской армии, сохранив при этом за собой координацию действий и радиолокационное управление. С-300 представляет опасность для израильских самолетов, только если они нарушают воздушное пространство Сирии. С сентября Тель-Авив держит свои самолеты вне Сирии, но по нескольким целям он нанес удары с помощью ракет большой дальности.В течение многих месяцев президент России Владимир Путин отказывался общаться с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Только после реального преследования со стороны последнего Путин, наконец, согласился на короткую встречу с Нетаньяху за ланчем или за обеденным столом во время большого саммита на высшем уровне, не принимая при этом никаких компромиссов или примирения. Россия сейчас заняла четкую позицию и не намерена раскрывать свои объятия или прощать Израиль. Россия почувствовала, что ее доброта (то что она закрывала глаза на действия Израиля в Сирии) не была ни признана, ни в достаточной мере оценена Тель-Авивом.На этой неделе, после того, как Израиль настоял на том, чтобы разбить лед в отношениях между двумя странами, Москва согласилась принять израильскую военную делегацию во главе с генерал-майором Аароном Халивой. Однако не ожидается, что позиция России по Сирии изменится и израильские бомбардировки сирийских или иранских целей будут допущены.Согласно источникам - «Россия проинформировала Израиль о том, что на всех сирийских и иранских военных базах присутствуют российские офицеры и что любой удар по сирийским или иранским объектам это будет удар и по российским силам. Путин не допустит, чтобы его солдаты и офицеры погибли в результате прямой или опосредованной израильской бомбардировки».Более того, Россия дала Сирии зеленый свет, - сказал источник, - на нанесение удара по Израилю в любое время, если и когда самолеты Тель-Авива начнут налет на сирийские военные объекты или выпустят ракеты с большой дальности, не входя в сирийское воздушное пространство (из боязни С-300 и чтобы не видеть свои самолеты сбитыми над Сирией или Ливаном).Источник подтвердил, что у Сирии, вопреки утверждениям Израиля, сейчас имеются самые точные ракеты, которые могут поразить любую цель внутри Израиля. Сирийские вооруженные силы получили нераскрытые ракеты большой и средней дальности из Ирана. Они работают по системе ГЛОНАСС - сокращение от Глобальная Навигационная Спутниковая Система, русская версия GPS. Таким образом, доставка из Ирана и производство ракет внутри Сирии (и Ливана) в настоящее время завершены. Израиль, однако, утверждает, что уничтожил ракетный потенциал Сирии, в том числе ракеты, поставленные Ираном. Согласно источнику, Дамаск обладает очень большим количеством высокоточных ракет, даже без учета уничтоженных Израилем. «Самые дешевые и доступные вещи в Иране - это редиска (Sabzi) и ракеты», - сказал источник.Новые сирийские правила ведения боевых действий, согласно источнику, теперь следующие: если Израиль ударит по аэропорту, то и по его аэропорту будет нанесен удар; любая атака [Израиля] на казармы или центр управления и контроля приведет к атаке на аналогичную цель в Израиле. Похоже, что решение было принято на самом высоком уровне, и теперь создан обширный «банк целей». Правила противоборства меняются, и ситуация на театре военных действий Леванта становится все более опасной; региональные и международные конфронтации все еще возможны. На Ближнем Востоке не будет спокойствия, пока не закончится сирийская война - война, в которой важные роли играют две сверхдержавы, Европа, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия и Катар. Последние главы еще не написаны.Элайджа Магьеhttp://perevodika.ru/articles/1204539.html - цинк (на заглавной фотографии делегация израильских военных после переговоров с российскими военными)https://ejmagnier.com/2018/12/14/new-rules-of-engagement-between-syria-and-israel-as-russia-changes-its-position/ - оригинал на английском языкеЯ бы не был столь уверено в том, что Израиль полностью откажется от своей кампании в Сирии и как минимум не попробует проверить границы дозволенного, хотя переориентация на борьбу с тоннелями "Хезбаллы" на границе Израиля и Ливана может быть косвенным свидетельством того, что не имея возможности систематически атаковать инфраструктуру снабжения "Хезбаллы" проходящую через Сирию, Израиль взялся за ту часть инфраструктуры "Хезбаллы", которая расположена на границе и опираясь на которую, Насралла угрожает "суровыми ответными мерами", если Израиль нападет на Ливан. Хотя очевидно, что основная проблема Израиля это не тоннели, а те ракеты, которые есть у "Хезбаллы" и которыми она угрожает атаковать израильские города, вроде Эйлата.Разумеется, Израиль не прекратит свою кампанию против "Хезбаллы", а "Хезбалла" не прекратит готовится к потенциальной войне с Израилем, которая конечно же рано или поздно последует, пусть даже и через несколько лет (слишком велики противоречия). Поэтому, даже утеряв возможность вести постоянную воздушную кампанию в Сирии, Израиль все равно будет изыскивать возможности навредить "Хезбалле" (не только достаточно абстрактной борьбой с тоннелями, но и попытками подрыва влияния Хезбаллы внутри Ливана, где Израиль пытается, с помощью Саудовской Аравии, играть на противоречиях между этно-религиозными групами) и стоящему за ней Ирану, пусть даже и иными средствами. При этом, если сложатся благоприятные условия, Израиль конечно не откажется и от возможностей возобновить ту кампанию авиаударов, которая сорвалась из-за гибели российского Ил-20 и последующей жесткой реакции Кремля.Сейчас Нетаньяху скорее занят ликвидацией последствий провокации в результате которой погиб Ил-20, отсюда и своеобразная оперативная пауза с телефонными переговорами и визитами израильских военных в Москву. Израиль сейчас заинтересован в сохранении рабочих отношений с Москвой, потому что в США дела для Израиля и израильского лобби осложнились в связи с делом Хашогги, а столь удобный для Израиля наследный принц Саудовской Аравии оказался в подвешенном состоянии, что уже привело к началу сворачивания йеменской войны, где Израиль также участвовал в прокси-войне против Ирана, обучая наемников и оказывая помощь военными советниками. И это не говоря уже об интифаде и ситуации в Газе. Большое кол-во проблем вынуждает Израиль к лавированию, отсюда и резкое снижение интенсивности воздушной кампании Израиля в Сирии.

Выбор редакции
10 декабря, 05:35

Why Israel Confronted Hezbollah’s Tunnel Threat

Seth J. Frantzman Hezbollah, Middle East The impact of Israel’s operation will have wider regional implications. Tensions between Israel and Hezbollah risk boiling over as Jerusalem seeks to confront Hezbollah’s tunnels along the border with Lebanon. On Tuesday Israel launched a major operation dubbed Operation Northern Shield to dismantle cross-border attack tunnels. It comes amid rising tensions with Iran as Tehran entrenches in Syria. The operation also represents Israel’s attempt to preempt a new war with Hezbollah that will likely be fought not only in Lebanon but also in Syria due to Hezbollah’s activities in both countries. In the first day of Israel's operation, a tunnel was discovered near Metula that stretched 200 meters and entered Israeli territory. The impact of Israel’s operation will have wider regional implications. It comes during a period of rising tensions and rhetoric. On Thursday a suspicious Iranian 747 used by Fars Air Qeshm flew from Tehran to Beirut. The plane has been allegedly used in the past to transport arms as Iran seeks to transport precision guidance systems for Hezbollah’s vast missile arsenal. Later the same evening of November 29, airstrikes struck areas south of Damascus near Kiswah, the site of an Iranian base and Iranian-backed militias. Saudi Arabia’s Al-Arabiya pointed a finger at Israel while Damascus refused to postulate on the perpetrators. This was likely because Syria wants to downplay any airstrikes so close to the capital. Over the first weekend in December Iran announced it had launched a new warship with “stealth” capabilities and U.S. secretary of state Mike Pompeo also accused Tehran of testing a medium-range ballistic missile. Read full article

01 декабря, 09:38

Сирия пожаловалась в ООН на Израиль

МИД Сирии отправил в ООН жалобу на воздушные удары, нацеленные на территорию военных баз к югу от Дамаска, которые приписываются Израилю

01 декабря, 09:10

"Хизбалла" опубликовала предупреждающее видео для Израиля

"Хизбалла" - Израилю: "Если вы осмелитесь атаковать, вы пожалеете"

01 декабря, 07:17

Прошедший день: Дайджест новостей, которые нельзя пропустить

Прошедший день: Дайджест новостей, которые нельзя пропустить

01 декабря, 01:21

Rand Paul under fire for blocking Israel bills

Sen. Rand Paul is infuriating Republicans and Democrats alike by blocking a pair of Israel-related bills, including one authorizing tens of billions of dollars in military aid for the country. Some advocacy groups are so mad at Paul they’re running ads against the Kentucky Republican, who insists that his long-term goal is actually to help Israel. The dust-up is the latest example of how Paul is willing to throw a wrench into routine legislation to uphold his libertarian instincts, which make him skeptical of foreign aid. It also could hurt his already-testy ties to President Donald Trump, who sees the U.S.-Israel relationship as near-sacrosanct. The main bill Paul is blocking puts into law an agreement reached under former President Barack Obama that gives Israel $38 billion in military assistance over 10 years. The measure has broad bipartisan support in Congress. Various versions of the bill have easily passed the Senate and the House in recent months, but the Senate still needs to pass a final version. Using his Senate privileges, Paul placed a hold on the bill on Oct. 11, surprising other lawmakers, according to Hill staffers. “At a time when Israel faces unprecedented threats, blocking a bipartisan bill that empowers the U.S. to stand with Israel is inexplicable,” said Sen. Marco Rubio, the Florida Republican lead on the measure. The Democratic lead on the bill, Sen. Chris Coons of Delaware, added that Paul’s “stated reasons for opposing the bill neither make sense nor support America’s strategic interests.”Rubio’s office repeatedly reached out to Paul’s office over the next several weeks, asking for an explanation of Paul’s objections in hopes of finding a resolution, according to people familiar with the negotiations. Paul’s office offered little by way of answers, they said. (A Paul spokesman denied that, saying “our office has always been responsive.”)On Monday, Paul’s office told Rubio’s office that Paul would lift the hold if lawmakers could find ways to offset at least $3 billion in the funding, including by possibly rescinding some money for the U.S. Agency for International Development. Paul’s critics say his request is confounding because the bill in question merely authorizes spending. It doesn’t technically appropriate funds.In various statements to the press, Paul has said he supports Israel, but that in the long run the country should become self-sufficient. He adds that he’d prefer to fund Israel by cutting assistance to less-deserving countries and entities, such as the Palestinian Authority and Pakistan. The senator plans to introduce a measure next week that adjusts foreign aid funding to his preference. “If we are going to send aid to Israel it should be limited in time and scope so we aren’t doing it forever, and it should be paid for by cutting the aid to people who hate Israel and America,” Paul said in a statement to POLITICO. The White House did not respond to a request for comment. Pro-Israel advocates, meanwhile, are not sold on Paul’s argument. Some worry that completely defunding the Palestinian Authority — including its security services — could further de-stabilize an already tense situation on the ground. There’s also a fear that if the U.S. cuts funds to other countries, that could breed more international resentment against Israel. The Trump administration already has taken separate moves to halt significant amounts of financial aid to Pakistan and the Palestinians, but Paul appears to want the aid stoppage to be formally put into law. Just this week, Paul placed a hold on a bill that is designed to counter the “boycott, divestment and sanctions” movement, congressional staffers confirmed. That movement urges companies and countries to penalize Israel through boycotts and other means over its treatment of the Palestinians. Rubio is also a lead sponsor of that legislation, which has plenty of bipartisan backing.Kentucky Gov. Matt Bevin signed an executive order in mid-November that bars state agencies from contracting with companies that boycott Israel. The federal bill has a number of elements, including essentially condoning state and local government laws that penalize people and companies who back isolating Israel over the Palestinian issue. Paul’s office said he has concerns that the anti-“boycott” bill could infringe on Americans’ First Amendment rights — a concern other opponents of such measures share. In any case, his hold has further upset pro-Israel groups already steamed about his efforts to stop the aid package. One such organization, Christians United for Israel, has spent $100,000 on a digital and cable news ad buy across Kentucky to pressure Paul to allow the military aid bill’s passage. That’s on top of its purchase of print advertisements in major Kentucky newspapers. “As rockets rain down on our ally Israel, will Rand Paul stand with Israel, or will he stand in the way?” one version of the digital ad asks. CUFI Action Fund Chairwoman Sandra Parker said her organization was “deeply troubled” by Paul’s actions on both Israel bills. “Sen. Paul’s actions are contrary to the values of the voters he is supposed to be representing in Washington,” Parker said in a statement. Reports that Paul was trying to block the anti-“boycott” legislation even drew chiding from Mark Kirk, the former Republican senator from Illinois who was the original author of the measure. “I encourage the senator to speak with Governor Bevin and Kentucky voters if he doesn’t understand the anti-Semitism behind the BDS movement,” Kirk said in a statement. The American Israel Public Affairs Committee also has taken out digital ads and is urging its supporters to contact Paul’s office to demand he lift his hold on the military aid bill. “Given the growing threats to Israel’s security from Iran, Hezbollah and Hamas, it is absolutely critical that Congress complete bipartisan legislation that will provide essential security assistance to America’s closest ally in the region,” AIPAC spokesman Marshall Wittmann said in a statement. Article originally published on POLITICO Magazine]]>

30 ноября, 20:44

Израиль нанес по Сирии мощный удар ракетами земля-земля

Атака продолжалась 75 минут и стала самой мощной израильской ракетной атакой. ЦАХАЛ применил квазибаллистические ракеты LORA и ракеты Таммуз.

30 ноября, 16:17

Тегеран начал прямые поставки оружия "Хизбалле"

Иран помогает "Хизбалле" строить заводы по производству ракет в Ливане, а также поставляет свое оружие в Афганистан и Йемен

Выбор редакции
30 ноября, 12:58

Сирия: Авиаудары Израиля в три волны над Дамасским регионом

Арабские радиостанции утверждали, что пламя над аэропортом Дамаска поднималось с самолетов-мишеней.

Выбор редакции
30 ноября, 10:34

По налету на Аль-Кисва

По вчерашним событиям к югу от Дамаска https://colonelcassad.livejournal.com/4611566.html1. РИА Новости с ссылкой на неназванный источник в сирийских силах гос.безопасности сообщает, что сирийцы дезавуируют сообщения о сбитом израильском самолете, указывая, что было сбито несколько ракет. Израиль еще ночью заявил, что самолетов не терял. Надо понимать, что сирийцы приняли одну из сбитых ракет за самолет.2. Согласно большинству сообщений из сирийских источников, применялись "Панцири" и старые советские системы. С-300 и С-400 огонь не вели. При это в Murselon заявляют, что российские комплексы оказывали поддержку в обнаружении и наведении на цель, что дало сирийцам несколько больше времени, чем давали радары на горе Таль-Аль-Хара. Также заявляют, что возможно применялись "Буки". 3. Часть зенитных ракет, согласно заявлению Израиля, упала в ненаселенных районах Голанских высот. Жертв и разрушений там нет.4. Понесла ли какой-то существенный ущерб "Хезбалла", по объектам которой наносились удары, пока остается неясным. Также как нет какой-то ясности с кол-вом выпущенных ракет.5. Из фотоподтверждений (кроме фотографий взрывов к югу от Дамаска) пока что есть лишь фото различных упавших ракет в районе Дамаска и на Голанах.

29 ноября, 21:50

Израиль не атакует в Сирии из-за изменения тактики Ирана

"Израильские атаки на севере практически сошли на нет, потому что иранцы изменили свою тактику"

Выбор редакции
28 ноября, 21:41

Израильский спецназ проводил операции внутри Газы около года

Израильский отряд входил в Газу несколько раз, в разных составах и выполнял разные задачи. Первый раз это произошло в начале текущего года

28 ноября, 12:30

20 тысяч обученных иранцами солдат выдвинуты на Голаны

Это может объяснить решение премьер-министра Биньямина Нетаниягу сохранить правительство в условиях политического кризиса.

28 октября, 18:09

Российское стратегическое и оперативное искусство в Сирии

Интересные выдержки из доклада профессора Школы управления, дипломатии и стратегии в Междисциплинарном центре Герцлии (Израиль) Дмитрия Адамского, изданного при поддержке министерства обороны Франции.Доклад посвящен итогам трехлетней военной кампании ВС РФ в Сирии. Вполне резонно, что по мере приближения сирийской войны к своему финалу, нас ждет нарастание потока научных и публицистических работ посвященных научно-практическому осмыслению произошедших событий. Ниже, одна из таких попыток.Российское стратегическое и оперативное искусство в СирииОперация в Сирии продемонстрировала традиционный российский комплексно-системный подход. Кампания преследовала одновременно несколько взаимосвязанных целей и задач: международных, региональных и внутренних. В частности, кампания была направлена на защиту и спасение регионального союзника; обеспечение безопасности российских военно-политических активов в Сирии; предотвращение смены режима по ливийскому сценарию; нанесение превентивного удара по джихадистам, среди которых, по некоторым сведениям, насчитываются тысячи выходцев из постсоветского пространства (Центральная Азия и мусульманские регионы России), способных принести джихад в Россию; отвлечение внимания от украинской проблемы; выход из международной изоляции и, по возможности, смягчение санкционного режима; укрепление своей позиции в регионе, в том числе благодаря экономическим возможностям, открывающимся в результате кампании; позиционирование себя внутри страны и в мире в качестве державы с незаменимой международнoй ролью, обладающей в регионе равным статусом с США. Предположительно, желаемый итог операции определился как такая стабилизация ситуации в Сирии, которая обеспечивала бы сохранение присутствия, интересов и региональной проекции мощи Москвы.Стратегические принципыВ целом, как до, так и после начала операции, российская региональная политика ориентировалась на три неписанных стратегических принципа. Во-первых, Кремль стремился сохранить контролируемую напряжённость в регионе. Это позволяет ему продвигать свои цели путём посредничества в региональных конфликтах. В идеале, Москва стремится сохранить военно-политическую конфронтацию между сторонами на достаточно высоком уровне, чтобы поддержать собственный незаменимый статус, но не настолько, чтобы напряжённость привела к контрпродуктивной эскалации, ставящей под угрозу её собственные региональные интересы. Поэтому во всех региональных конфликтах Москва стремится действовать в качестве посредника и усиливать зависимость региональных игроков от неё. Кремль культивирует равный доступ ко всем сторонам региональных конфликтов – явное конкурентное преимущество по отношению к США. Ситуация, при которой в некоторых региональных конфигурациях Москва одновременно является и частью проблемы и частью её решения позволяет по необходимости эскалировать или де-эскалировать напряжённость в регионе. В любой военно-политической ситуации Москва предпочитает не слишком слабых и не слишком сильных региональных игроков и стремится продемонстрировать каждому из них пределы их возможностей и их зависимость от посредничества Кремля.Во-вторых, по всей видимости, Кремль также понимал, что в случае, когда ситуация требует увеличения военного присутствия, вплоть до прямого участия в боевых действиях, наибольшей опасностью является чрезмерная вовлеченность в конфликт. В Кремле чётко осознавали, что обширная кампания в Сирии может обернуться серьёзным ударом по собственным позициям. Стремясь к золотой середине между стратегическим перебором и оперативным недобором при планировании операции в Сирии, решения Кремля ориентировались на принцип «разумной достаточности.Применительно к сирийскому контексту, этот принцип означает сведение масштаба военной вовлеченности в конфликт к возможному минимуму, позволяющему однако России проецировать влияние и продвигать свои региональные цели. Ориентация на данный принцип позволила Москве не перейти «кульминационную точку вовлеченности» – момент, после которого дополнительное применение силы становится контрпродуктивным и приносит больше стратегического вреда чем пользы. Следует отметить, что ориентация на разумную достаточность была не только преднамеренной, но и выбором по умолчанию, в силу объективных ограничений Москвы в сфере материально-технического обеспечения, возможностей проекции силы, экспедиционных операций и отсутствия опыта ведения коалиционных боевых действий. Вместе с тем следует отметить, что Москва продолжала придерживаться данного принципа даже тогда, когда соотношение сил обернулось в её пользу и ей удалось укрепить свой боевой и материально-технический потенциал в Сирии.Наконец, желая извлечь максимум выгоды при минимальном усилии, Москва применила гибкий подход к стратегии. Очевидно, что Кремль, не обязательно являясь шахматным гроссмейстером, системно подходит к управлению кризисами и стратегическими взаимодействиями. Этот подход имеет свои изъяны, но очевидно, что Кремль тщательно изучает имеющиеся варианты, осознаёт свои ограничения и ошибки, способен на них учиться и быстро адаптироваться, меняя курс в зависимости от динамики меняющейся ситуации. Кофман и Рожански определяют это как способность к«постоянно формирующейся стратегии» – подходу, предпочитающему адаптацию и метод проб и ошибок более догматичной и продуманной стратегии. Хотя Москва и не квалифицирует свой подход в терминах Кофмана и Рожанского, это определение полезно для анализа поведения России. «Гибкая стратегия», возможно, является более точным термином для описания текущего российского подхода. Гибкая стратегия опирается на осознание действительности через постоянное оперативное соприкосновение и стратегические импровизации, которые лучше всего подходят к ситуациям неопределённости и нестабильности. Действуя одновременно на нескольких стратегических направлениях, руководители российской кампании неоднократно пересматривали свои базовые предположения, адаптировали ход кампании и направления главного удара в зависимости от развития событий на театре военных действий (ТВД). Авторитарный характер российского режима, обеспечивающий быстрое принятие решений и их относительно четкое исполнение, повысил эффективность гибкого подхода к стратегии, который так же гармонично соотносится с принципом разумной достаточности.По мнению российского военно-политического руководства, вооружённые силы столкнулись в Сирии с серьёзным оперативным вызовом – не малозначимой ячейкой или группой, а организованной, слаженной, хорошо обученной и должным образом оснащённой армией террористов, представляющей непосредственную угрозу России. Восприятие противника в качестве не террористической группы, а «врага новой формации» или «гибридного врага» – не пропагандистская уловка, а реальное профессиональное определение оперативного вызова. Начальник Главного управления Генерального штаба Вооружённых сил РФ (военная разведка) Игорь Коробов представил «террористов новой формации» как своего рода «нерегулярную-регулярную армию», снабжённую современным оружием и во многом сравнимую с регулярными армиями в целом и с сирийскими войсками в частности6. Что касается задействованных ресурсов и возможности создания оперативно-тактических эффектов, Москва оценила этого нового противника как превосходящего даже вооружённые силы некоторых держав среднего уровня.Российская концептуализация гибридности сходна с тем, как этот термин используется израильскими военными: негосударственное образование, обладающее вооружёнными силами и средствами, сопоставимыми с государственным, и проводящее боевые действия согласно тактике партизанской войны и движимое целями терроризма9. Несмотря на это сходство, российское восприятие гибридности, скорее резонируют с концепцией мятежевойны. Данная концепция, предложенная русским военным теоретиком Евгением Месснером в середине ХХ века, была оставлена без внимания и забыта в советское время, но вновь приобрела популярность в российском профессиональном дискурсе в последние два десятилетия. В ней утверждалось, что войны будущего будут вестись иначе, чем войны эпохи индустриализации. Небольшие рассеянные группы боевиков, террористов и спецназовцев, вооружённые современным оружием, станут главной ударной силой и будут достигать политических целей посредством асимметричных операций, политического влияния, внутренней подрывной деятельности и революций, направленных на смену режима. Очевиден резонанс этой концепции с восприятием гибридной военной угрозы, которую неоднократно описывал начальник российского Генштаба (ГШ) Валерий Герасимов, и так же с асимметричным подходом к войне, как видит его современная школа российской военной мысли.Гибридный противник в Сирии, по мнению Москвы, был оснащён различными типами бронетехники, артиллерии, и средствами связи, разведки и обнаружения целей, системами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также разведывательными и ударными беспилотными летательными аппаратами (БПЛА). Такой арсенал и оперативные концепции его применения позволили противнику, по мнению Москвы, вести как маневренные, так и позиционные боевые действия высокой и низкой интенсивности, в городской, пустынной и горной местностях. Параллельно, террористическая логика использования гражданского населения в качестве живого щита существенно увеличила боевую эффективность противника.Среди уникальных возможностей этого нового типа противника, с которым Россия столкнулась в Сирии, российские военные эксперты подчёркивают способность быстро переключаться с партизанских и террористических методов ведения боя на тактику регулярных вооружённых сил и наоборот, высокой уровень приспособляемости к быстро меняющейся ситуации, высокую способность к инновациям, к развитию новых оперативных знаний и их эффективного горизонтального распространения. С точки зрения России, этот тип неприятеля особенно склонен к стремительному развитию успеха, неожиданности, психологической деморализации и физического истощения сил противника, поддержания его в постоянном напряжении путём систематического изнурения.Теория победы и оперативный замыселОтносительно четкое и бесперебойное стратегическое руководство, обеспеченное Кремлём в ходе кампании, а также гибкий подход к стратегии, позволили российским военным эффективно разработать теорию победы и оперативный замысел её реализации. Москва не стремилась к проведению широкомасштабной кампании, но операции, которая переломила бы существующие стратегические тенденции на ТВД, перехватила бы оперативную инициативу, продемонстрировала жизнеспособность режима Асада, раздробила силы оппозиции с их последующей локализацией и нейтрализацией, и обеспечила условия для начала политического процесса путём убеждения основных противников в тщетности продолжения боевых действий. Воздушная операция приняла форму ударов по системам, цементирующим силы оппозиции: системе командования и управления (C2), системе материального обеспечения и экономическим центрам. В сочетании с воздушными ударами, дробящими силы оппозиции, наземные операции были изначально направлены на восстановление контроля над главной транспортной инфраструктурой страны, де-блокирование попавших в окружение городов и гарнизонов сирийской армии, а затем, на последующих этапах, на локализацию, изоляцию и уничтожение очагов сопротивления, параллельно с систематическим уничтожением с воздуха боевиков, техники и вооружения по всей страны.«Разделение оперативного труда» внутри сил коалиции отразило принцип разумной достаточности, и обеспечило гибкий подход к ведению кампании. Российские военные играли основную роль в планирования, координации коалиционных операций и зачастую являлись акселератором боевых усилий на фронтах. Они взяли на себя общее оперативное планирование на ТВД, весь спектр материально- технического и разведывательного обеспечения, и предоставляли огневую поддержку ближнего и дальнего действия, главным образом, с воздуха. Параллельно российский военный контингент осуществлял подготовку, консультирование, оснащение и восстановление сирийской армии. Москва делегировала большую часть наземных операций своим союзникам: основные сухопутные боевые действия легли на сирийскую армию, Хезболлу, отряды шиитских милиций и на Корпус Стражей исламской революции (КСИР); их дополняли российские частные военные формирования и, лишь в конечном счёте, если возникала оперативная необходимость на критических участках фронта, российские подразделения эпизодически привлекались к наземным операциям для обеспечения решающего усилия на направлении главного удара.Поиск и поддержание оптимального баланса между недостаточной и избыточной стратегической энергией, а также оперативный замысел Сирийской кампании, перекликались с идеями «войн нового поколения» (известным на западе также как «доктрина Герасимова») – концептуальными выкладками о меняющемся характере войны, распространившемся в российском стратегическом сообществе под руководством нынешнего начальника Генштаба за два года до начала операции. Среди прочих тезисов, данное видение современной войны минимизирует роль крупномасштабных операций времён индустриальной эры, вместо этого предлагает гармонично комбинировать в рамках одной операции жёсткую и мягкую силу в военных и невоенных сферах. Данный подход акцентируется на непрямых действиях, информационных операциях, нерегулярных вооружённых формированиях и силах специальных операций, поддерживаемых современными конвенциональными и ядерными военными возможностями.Согласно видению Москвы, желаемый результат кампании обеспечило единство одновременных и взаимодополняющих политических, военных, дипломатических, информационных и гуманитарных усилий, в большей мере, чем их последовательное приложение, которое обычно предписывается западной военной мыслью и характерно для западной военной практики. Дипломатическо-политический процесс в Сирии и за её пределами, военные операции и то, что находится между ними, например в форме центров по примирению враждующих сторон и центров де-эскалации, заключающие соглашения о прекращении огня с местными полевыми командирами и главами поселений (мухтарами), были сплетены в единую комплексную операцию. Такой оперативно-стратегический подход реализованный во время боевых действий в Сирии, перекликается и иллюстрирует некоторые выкладки российских военных теоретиков о меняющемся характере вооружённой борьбы в 21 веке.Желаемый стратегический результатВ ходе кампании, Москва расширяла оперативный плацдарм в Сирии, совмещая боевые действия с активным поиском политического урегулирования, направляя оба усилия на восстановление довоенных границ страны. Предположительно, желаемый стратегический результат операции предполагал создание условий для запуска процесса политического примирения и стабилизации, частичного или полного восстановления территориальной целостности, при любом политическом лидере, который мог бы гарантировать российское присутствие и интересы в после-военной Сирии. Российский механизм завершения операции в Сирии перекликался с тем, который был применён в ходе второй чеченской кампании. В то время в Чечне Москва стремилась раздробить оппозицию в военном и политическом отношении, умиротворяя и де-радикализируя тех, кого можно было примирить, вовлекая их в альянс, возглавляемый прокремлёвским лидером, параллельно систематически уничтожая недоговороспособных полевых командиров и их группы. Так же и в Сирии, когда военные успехи открыли возможность для дипломатии, Кремль попытался поставить членов антиасадовской оппозиции перед выбором: вооружённые группы могли либо соблюдать режим прекращение огня и двигаться в сторону процесса политического урегулирования через российские центры по примирению враждующих сторон, либо нарушить режим прекращения огня, быть квалифицированными Москвой как «террористические», независимо от их реального мировоззрения и принадлежности, и подвергнуться беспощадному уничтожению в рамках «контртеррористических действий».Термин «вывод войск», о котором было неоднократно объявлено в ходе операции, не отражал реального положения дел. Периодические громкие заявления о достижении победы и выводе войск существенно не изменили ни сущность стратегии Москвы, ни формат оперативного замысла, даже при снижении интенсивности боевых действий. Заявления в основном позволили российским средствам массовой информации (СМИ) продвигать триумфальный нарратив об «успешно выполненной миссии», Кремлю – расширить пространство для манёвра, создать оптимальные условия на будущее, и опровергнуть заявления Запада о том, что Россия увязнет в сирийской трясине. Параллельно этим заявлениям, Москва сохранила возможность повышать и понижать интенсивность боевых действий на ТВД, если возникнет такая необходимость, и явно продемонстрировала свою решимость и способность сделать это после вышеуказанных деклараций. В соответствии с принципом разумной достаточности, Москва, действительно, выводила избыточные силы и вводила другие формирования, тем самым неоднократно калибрируя своё оперативное присутствие в соответствии со своими стратегическими устремлениями.Баланс КремляПо-видимому, Москва понимает, что её военно-дипломатические усилия в Сирии всё ещё далеки от завершения, но общая оценка операции российскими аналитиками на сегодняшний день позитивна. Сирийская кампания полностью переломила ход войны, реализовала большинство поставленных целей и добилась ощутимых военно- политических достижений при разумной цене. С точки зрения Москвы, в результате операции были разгромлены силы Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) и прозападной оппозиции, спасён действующий режим, нанесён существенный удар по джихадистам из постсоветского пространства, возвращена под контроль значительная часть Сирии, а политический процесс сделался более привлекательным для всех вовлечённых сторон. А самым главным, возможно, является тот факт, что Кремль предотвратил повторения смены режима по ливийскому сценарию, расширила свои опорные пункты в Сирии, позиционировала себя как незаменимого регионального игрока, отвлекла глобальное и внутреннее внимание от Украины и прорвала международную изоляцию. Москва способствовала дипломатической динамике переговорных процессов в Астане и Сочи, а также отдельным переговорам о перемирии с группами оппозиции в Сирии. Независимо от их фактической эффективности, это, по мнению Москвы, положило конец западной монополии на политическо-дипломатический процесс по сирийскому вопросу. Москва подтвердила свой статус незаменимой державы и показала, что она сопоставима или даже превосходит США в качестве региональной силы. Западные державы смягчили свою позицию по Асаду, и его отставка уже не выдвигается как предварительное условие для политического урегулирования. Москва также сумела развить и углубить свои отношения со всеми основными региональными субъектами, большинство из которых традиционно принадлежали к прозападному или, по крайне мере, не принадлежали к пророссийскому лагерю.По ходу проведения операции, проявились существенные выгоды для Москвы. Во-первых, Сирия стала восприниматься как экономически выгодная тренировочная площадка для российских военных и эффективный испытательный полигон для российского вооружения и концепций. Во-вторых, Москва использовала Сирию как маркетинговую витрину для увеличения и диверсификации рынка продаж оружия. Наконец, сирийский ТВД открыл дополнительные возможности и для стратегических жестов и сигналов в сторону западных субъектов. Москва задействовала в Сирии как относительно устаревшие, так и современные силы и средства, обычного и двойного назначения (ядерного и обычного) на суше, в воздухе и на море. Данные возможности продемонстрировали потенциальную способность Кремля проектировать силу на европейскую периферию и тем самым поддерживать её, при необходимости, в состоянии оперативно-стратегического риска. В целом, Москва при относительно небольших затратах, создала себе имидж победителя как внутри страны, так и за рубежом. Ограниченный боевой контингент обеспечивал весьма высокую частоту бомбардировочных вылетов и боевых задач при исторически низком количестве боевых потерь, как среди личного состава, так и среди платформ. Также число механических аварий, было беспрецедентно низким в сравнении со всем предыдущим российским боевым опытом.Вместе с тем, комментарии из Москвы демонстрируют чёткое понимание негативных тенденций и кратко- и долгосрочных вызовов, связанных с операцией в Сирии. Вероятно, самым большим несбывшимся ожиданием России стала неспособность прийти к стратегическому компромиссу с Вашингтоном через контртеррористическое сотрудничество. В идеале, такой компромисс и имидж формального сотрудничества мог бы позволить перенести позитивную динамику на другие вопросы двусторонней повестки дня. Москва неоднократно выражала своё недоумение и разочарование в связи с отсутствием прогресса в приобретении ею статуса партнёра Вашингтона в войне с терроризмом. Как следствие, нереализованным желанием, осталось примирениe с Западом по украинской теме, как возможная производная от сотрудничества по Сирии.В краткосрочной перспективе, текущая фаза постконфликтного урегулирования по-прежнему остаётся сложной задачей. Хотя Москва представляет её, в основном, как гуманитарную операцию, направленную на стабилизацию, боевые действия определённой интенсивности всё ещё продолжаются, а политический процесс и процесс по примирению сторон проходят далеко не гладко. Политическая нормализация и прекращение военных действий идёт медленнее, чем ожидалось, и, хотя Москва возглавляет коалицию и несёт ответственность за общий результат, она не имеет полного контроля над военными действиями других участников. Москва пытается влиять на решения Асада, но он не подчиняется ей полностью, в то время как культивировать пророссийскую политическую альтернативу действующему лидеру среди сирийских элит пока не представляется возможным. Кремль также беспокоит растущая радикализация преобладающего в России суннитского населения, риск которой был очевиден и ранее, но получил дополнительный импульс вследствие приобретения Москвой в ходе кампании имиджа прошиитского регионального игрока.В долгосрочной перспективе крупнейшим вызовом станет борьба за влияние в послевоенной Сирии. По мере продвижения кампании и стабилизации ситуации в контролируемой Асадом части Сирии, интересы членов региональной коалиции начали расходиться. Похоже, что чем стабильнее ситуация в Сирии, тем глубже становится борьба за влияние между Россией и Ираном. Кремль хочет сохранить свои активы при любом будущем политическом соглашении, даже если Асад будет заменён на посту лидера или страна будет федерализована. Иран также стремится укрепить свою власть в Леванте на собственных условиях. Оба хотят получить постоянную военную опору в Сирии и геополитическое влияние в регионе, но территории, которые вернул себе Асад, со всей очевидностью не могут иметь двух равнозначных повлиянию покровителей. Похоже, что Кремль хотел бы ограничить стремление Ирана к региональной гегемонии, не омрачая отношений с этой страной, которая остаётся его крупнейшим союзником в регионе. Москва таким образом заинтересована, чтобы присутствие Ирана и Хезболлы в Сирии было не слишком сильным, но и не слишком слабым.Другим вызовом для Москвы могут стать эффекты второго порядка, в частности нежелательные боевые действия других игроков, вовлечённых в сирийский конфликт. Москва вынуждена иметь дело с двумя дополнительными кампаниями в Сирии, которые мешают её собственной операции. Речь идёт о борьбе Турции с курдами на севере, и о трениях между Израилем, Ираном и Хезболлой на юге. Что касается последних, Кремль не может диктовать свои условия ни одной из сторон, и не может быть уверен в том, что трения между ними не повредят интересам Москвы в регионе. Иран и Израиль могут быть весьма импульсивными и непредсказуемыми, что увеличивает риски и ставит под угрозу российские усилия по умиротворению Сирии. Москва пришла в Сирию не для того, чтобы участвовать в этих конфликтах, но на сегодняшний день оказалась косвенно или напрямую вовлечённой в них.Продолжение:Сирийская кампания ВС РФ: Извлеченные уроки - https://colonelcassad.livejournal.com/4546672.htmlСирийская кампания ВС РФ: Новые тенденции - https://colonelcassad.livejournal.com/4548193.html

27 октября, 00:46

Israeli Prime Minister Visits Oman, Offering a Possible Back Channel to Iran

Israel has public ties to the Gulf sultanate of Oman for the first time in years, offering a promise of deeper ties throughout the region.

Выбор редакции
09 октября, 16:06

Iran Widens an Already Huge Rift Between Europe and U.S.

Since President Trump announced that he would pull out of the Iran nuclear deal, European leaders are actively working to help Tehran get around new sanctions.

05 октября, 23:17

Хезбалла грозит Израилю

Хезбалла выпустила своеобразный "пресс-релиз" с вырезками из Гугл-мэп, где изображены объекты на территории Израиля, которые станут целью "Хезбаллы", есть Израиль нападет на Ливан.Атаке должен подвергнуться Эйлат, включая порт и аэропорт. Несколько ранее Хасан Насралла заявлял, что у "Хезбаллы" теперь есть чем ответить, намекая на расширение ударных возможностей движения после построения шиитского моста Тегеран-Бейрут.Потенциально, максимум, что может иметь "Хезбалла", это аналоги тех ракет, которые запускают хуситы по Саудовской Аравии и ОАЭ.Несмотря на то, что в ряде случаев они преодолевали систему ПВО построенную на ЗРК "Пэтриот", в случае ударов по столицам оппонентов, хуситы достигали скорее психологического успеха, нежели наносили какой-то небывалый ущерб (хотя попади ракета пробившая систему ПВО столицы в международный терминал аэропорта Эр-Рияда(упала в 1,5 километрах от цели)... "Железный купол" у Израиля превосходит "Пэтриот" (не зря Саудовская Аравия не сумев купить С-400 у России, пытается купить "Железный купол" у Израиля), поэтому добиться конкретного успеха "Хезбалле" будет несколько сложнее, нежели хуситам.Тем более, что Израиль имеет больше возможностей для атак стартовых позиций ракет и будет это делать явно более последовательно, нежели саудовские бездарности, которые уже 2-й год при тотальном господстве в воздухе не могут пресечь регулярные пуски ракет по городам Саудовской Аравии и ОАЭ.Можно считать, что данная угроза со стороны "Хезбаллы" является еще одним шагом в местной войне нервов, когда стороны с выпученными глазами грозят друг друга уничтожить при полном понимании, что этот конфликт будет идти еще годы или даже десятилетия.Из Тегерана троллят https://www.lorientlejour.com/article/1137508/un-commandant-iranien-affirme-que-netanyahu-sera-force-de-fuir-israel-a-la-nage.html, что Израиль не представляет для Ирана существенной угрозы, так как для уничтожения Израиля в случае войны будет достаточно и "Хезбаллы", а главарям сионистского режима придется бежать морем.

Выбор редакции
27 сентября, 21:57

Hezbollah could be banned in UK in bid to toughen Iran stance

Political wing not yet proscribed as ministers wanted to keep contact with LebanonMinisters are pressing to toughen the government’s stance towards Iran by proscribing the Iranian-backed group Hezbollah in Britain.Hezbollah is a Lebanese-based political party and militia, and since 2008 the UK has banned only Hezbollah’s military wing or apparatus, not its political arm. Continue reading...

Выбор редакции
25 сентября, 02:40

Russia Promises Advanced Missiles to Syria After Rift With Israel

Blaming Israel for the loss of a Russian plane in Syria, Russia will modernize Syria’s missile arsenal. The move could complicate the air war in Syria.

21 сентября, 15:43

Нет конституции! Да революции!

Чудесное фото из Идлиба.На проходящем митинге суть претензий боевиков и их сторонников к происходящему изложена в комиксах, в которых отражена альтернативная история сирийской войны.1. На первом рисунке "кровавый тиран Асад" отбирает оружие у боевика и закрывает ему глаза, делая его беззащитным против ИГИЛ. Ну вы знаете этих героических борцов с ИГИЛ из Идлиба.2. На втором рискунке Путин и Эрдоган в обнимку стоят спиной к превращенному в тюрьму Идлибу, где творится ужасное.Как ни смешно, но боевики и их сторонники митинговали до сделки в Идлибе, с целью воспрепятствовать наступлению Асада в Идлибе.Теперь же они протествуют против сделки, которая препятствует наступлению Асада.Причина недовольства понятна - уж больно новая сделка в деталях оказалась похожа на уже имевшие место разоружения в зонах деэскалации.Поэтому благодарности в адрес Эрдогана идут вперемешку с криками о предательстве "сирийской революции" в зависимости от того, к какой группировке принадлжит "ветеран джихада".Основной лозунг митингов - нет конституции, да революции. Нет мира, до свержения Башара.Что тут сказать - на 8-м году войны таких только в морг. До ноября это проблема Турции, ну а дальше по обстоятельствам.По текучке.1. Как заявил Лавров, Россия и Турция закончили согласование границ демилитаризованной зоны и скоро начнется ее практическая реализация.2. Турция готовит выпуск 400 ордеров на арест террористов в Идлибе. В списке окажутся боевики из тех группировок, которые отказались выходить из зоны деэскалации и сдавать оружие подконтрольным Турции группировкам.3. Пресс-секретарь Эрдогана объявил, что турецкая военная разведка, турецкие военные и спецназ уже тесно сотрудничают с российскими военными, коорудинируя усилия по формированию зоны деэскалации.И отдельно стоит выделить заявление руководителя "Хезбаллы" Хасана Насраллы, который зявил, что "Хезбалла" останется в Сирии и после решения вопроса Идлиба, насчет чего согласие Асада уже получено.Кроме того, Насралла объявил, что дело сделано и уже ничто не сможет разрушить "мост Тегеран-Бейрут", который проходит через территорию Ирака и Сирии. И он будет работать, независимо от того, что будет предпринимать Израиль, который по мнению Насраллы уже проиграл.

26 ноября 2017, 17:43

Хэзбалла. История, настоящее, перспективы

Переводной документальный фильм посвященный ливанскому шиитскому движению "Хезбалла".Несмотря на то, что США и Израиль считают данную организацию "террористической", в ходе Сирийской войны "Хезбалла" стала важным элементом российско-иранской коалиции и сыграла существенную роль в достижении перелома в ходе Сирийской войны.

21 мая 2016, 15:14

Война в Сирии: Россия теряет союзников

Боевая организация ливанских шиитов «Хизбалла» меняет свою стратегию в сирийской войне, не желая участвовать в дипломатических играх России и США. В заявлении «Хизбаллы», опубликованном на ее сайте, говорится, что «Хезбалла" выходит из южного Алеппо и меняет дислокацию.«Не желая тонуть в сирийской грязи», они не будут принимать участие в боевых действиях, направленных на «улучшение условий Женевских переговоров». В заявлении говорится, что «Хезболла» остается в крупных городах, таких как Дамаск и его окрестности, Хомс, Хама, Дераа и выведет свои войска, которые «пришли в Сирию не для того, чтобы участвовать в американо-российском мирном процессе, но ради того, чтобы вернуть себе земли и остановить марш «экстремистов».«Хезболла» останется в Сирии, но не будет «бороться в любой области, чтобы отвоевать  деревню, потерянную дорогу или улицу для сирийского режима», не желая терять своих бойцов в боях, не имеющих стратегического значения.На это решение одного из союзников России в сирийской войне по всей видимости повлияло недавнее убийство ее военного лидера Мустафы Бадр ад-Дина, организаторы которого остались неизвестными. Но гораздо большее значение имела некоторая пассивность России по время боев за Хан-Туман, где «Хизбалла» понесла огромные потери.Исламистские группировки "Джебхат ан-Нусра", "Аджнад аш-Шам", "Джунд аль-Акса" (запрещенные в РФ) и ряд других захватили деревню Хан-Туман в 8 километрах юго-западнее Алеппо. Хан Туман был взят джихадистами под полный контроль вечером 5 мая. Они захватили также так называемый «танковый холм» и село Хирбет Маарет северо-восточнее Хан-Тумана.Атака была организована по всем канонам военного искусства, как его понимают джихадисты. Вначале смертник из "Джебхат ан-Нусра" подорвал начиненный взрывчаткой автомобиль. Мощнейший взрыв, который был виден даже из Алеппо, уничтожил блокпост правительственных войск на северной окраине Хан-Тумана. Затем последовал массированный ракетно-артиллерийский удар, после чего в атаку пошли штурмовые группы при поддержке танков и БМП.Это крупнейшее поражением проасадовской коалиции за все время сирийской войны. По данным иранского сайта Jam News, погибли более 80 бойцов проправительственных сил, включая членов иранского корпуса стражей иранской революции, афганской дивизии Фатемиюн и ливанской «Хизбаллы».Жестко комментирует эти события израильская пресса:«Помимо убитых, есть пленные иранские и ливанские боевики. Демонстрация фотографий и видеозаписей пленных в интернете обернулись позором для «Хизбаллы» и Тегерана. Очень тонкая линия отделяет успешную военную интервенцию в сирийскую войну, пользующуюся поддержкой на родине — в Ливане и Тегеране — от военно-политического фиаско, сопровождаемого острой критикой в адрес ответственных за провал. Эта красная линия вычерчена кровью погибших в боях, и «Хизбалла» с Ираном к ней все ближе.…Больше всего Иран и «Хизбалла» сегодня обеспокоены тем, что, пока они проливают кровь на сирийских полях сражений, Владимир Путин пожинает основные политические плоды и становится в Сирии все более влиятельной фигурой, которая определяет будущее страны. И это несмотря на то, что он не прислал сухопутные войска, ограничившись применением самолетов для бомбардировок повстанцев с воздуха.…Оказалось, что у Москвы свои дела, и она считает войну в Сирии частью большей игры, которую она ведет против США и других стран Запада не только на Ближнем Востоке.В конце концов, российская интервенция в Сирии изначально проходила по двум направлениям — военному и параллельному дипломатическому. Россия не считает себя обязанной считаться с иранскими проблемами и требованиями».Наиболее серьезным фактором, который мог повлиять на изменение стратегии Хизбаллы» - это возможная атака Израиля в южном Ливане. Израиль давно ждет повода уничтожить ракетные арсеналы «Хизбаллы» от границы до реки Литани, по которой когда-то проходила граница древнего Израиля. По крайней мере израильская пресса готовит к этому общественное мнение. Действия Израиля на Ближнем Востоке отличает решительность и эффективность. После ряда сообщений в местной прессе о столкновениях российских и израильских боевых самолетов, едва не приведших к катастрофам, Израиль прекратил поставки своих БПЛА в Россию. По данным ряда источников израильские инструкторы обучают джихадистов методам скрытного информационного обмена. Поэтому уничтожение ракет Хизбаллы и возможная оккупация южного Ливана - всего лишь вопрос времени.Ситуация такова, что из проасадовской коалиции де факто вышли два важнейших игрока - Иран и «Хизбалла». В дальнейших боевых действиях в Сирии они будут защищать только свои интересы, удерживая те населенные пункты и коммуникации, которые они сочтут нужными конкретно им.Если экстраполировать развитие событий на сирийском ТВД, то скорее всего Асад будет контролировать только алавитское побережье, а «Хизбалла» - прилегающие к границам Ливана районы Сирии.Иран пока не определился по-настоящему. Он не посылает в Сирию действительно крупные контингенты своей армии, но и не выходит окончательно из войны.Военная операция российского контингента (по крайней мере по всей территории Сирии) все больше обнаруживает отсутствие серьезного геополитического расчета и смысла. Пентагон вновь отверг предложение (а фактически просьбу) министра обороны РФ Сергея Шойгу о совместных действиях против джихадистов."Мы не сотрудничаем и не координируем наши операции с российской стороной", - сказал "Интерфаксу" представитель американского военного ведомства Мишель Балданца.Так он прокомментировал предложение министра обороны РФ Сергея Шойгу совместно наносить удары с возглавляемой США коалицией по позициям боевиков "Джабхат ан-Нусры" (запрещена в РФ).Балданца напомнила о заявлении главы Пентагона Эштона Картера о том, что "российская операция поддерживает и помогает режиму Асада, а это все равно, что лить масло в огонь".Все более ясным становится тот факт, что на ближнем Востоке США просто используют Россию в своих целях, причем не обещают за это никаких «печенек». Политическое руководство РФ это не может не понимать, но выйти из сирийской войны не решается по соображениям престижа, а добиться решительных побед над джихадистами не может по определению - в силу отдаленности ТВД и невозможности разгромить небольшими силами своего спецназа и малой группировки ВКС партизанские формирования, разбросанные по огромной территории. +Чем дольше длится эта оперативно-тактическая неопределенность, тем худшие стратегические последствия могут последовать для России и ее ситуативных союзников.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/politics/2016/05/429339

18 мая 2016, 06:09

Война в Сирии: боевики атакуют на всех фронтах

В субботу был убит командующий группировкой правительственных войск Сирии в Пальмире генерал-майор Моххамед абу Вайель. Об этом сообщил проправительственный информационный ресурс «Hama News Network».Подробности гибели высокопоставленного сирийского военного пока неизвестны, возможно генерал абу Вайель был убит во время налета боевиков на авиабазу Тияс (Т-4)   поблизости от Пальмиры, который произошел 14 мая.На этом аэродроме базируется сирийская авиация (МиГ-29 и Су-22), есть многочисленные видеодоказательства присутствия там и российской авиации. Несмотря на то, что Минобороны РФ это официально отрицает. Скорее всего именно с Т-4 российские вертолеты (в том числе Ми-28Н и Ка-52), совершают боевые вылеты в этом регионе.Утром 10 мая боевики ИГИЛ (запрещена в РФ) захватили два армейских блокпоста по дороге к аэродрому Т-4 и обстреляли казармы, убив 20 сирийских солдат. 11 мая после перестрелок с бойцами 525-й полка 18-й танковой дивизии САР боевики захватили заброшенный военный объект (Muhajarah) на господствующей над местностью высоте, откуда обстреляли аэродром из ракетных установок и миномётов. В июле прошлого года боевики запрещенной в РФ ИГИЛ уже пытались захватить этот аэродром, имеющий стратегическое значение, но успеха не достигли. Нынешние атаки на базу Т-4 возможно имеют цель вынудить сирийцев и российское командование убрать авиатехнику с обстреливаемого аэродрома. Если это произойдет, то боевики сразу же получат существенное преимущество.Боевики сообщают об уничтожении на авиабазе четырех российских ударных вертолетов и 20 грузовиков с боеприпасами, но эта информация официально пока не подтверждена.Террористы ИГИЛ атакуют также город Дейр-эз-Зор, административный центр одноименной мухафазы (области). Он расположен на северо-востоке Сирии, на правом берегу реки Евфрат, на речном пути Эр-Ракка — Багдад и автотрассе Пальмира — Фадгами. Сирийцы называют этот город «Жемчужиной пустыни», так как после открытия в Сирийской пустыне легкой нефти Дэйр -эз-Зор стал центром нефтеперерабатывающей промышленности страны.Атакующие «Жемчужину пустыни» боевики добились серьезных успехов, захватив ряд ключевых объектов города.Ожесточенные бои идут на юго-западе от Алеппо в районе Хан-Тумана. Здесь оборону держат подразделения проиранской Хизбаллы, которые несут огромные потери.При невыясненных обстоятельствах 13 мая в районе Дамаска погиб глава разведки Хизбаллы Мустафа Бадрэддин по прозвищу «Призрак». Саудовская газета «Аш-Шарк аль-Аусат», выходящая в Лондоне, допускает, что харизматичный «Призрак» стал жертвой разногласий между Россией и Ираном. «Аш-Шарк аль Аусат» напоминает о появлявшихся ранее сообщениях, согласно которым сторонники сирийского режима разделились на две фракции – пророссийскую и проиранскую. Газета считает, что и «Хизбалла» была втянута в этот внутренний конфликт, выдвигая предположение, что Бадр ад-Дин был лидером одной из фракций.Нельзя исключать, что саудовское издание сознательно вбрасывает дезинформацию, переводя стрелки с сирийской оппозиции, которую Хизбалла официально обвиняет в убийстве «Призрака» на саму Хизбаллу. Факт серьезных разногласий между Россией и Ираном вокруг сирийской операции отрицать невозможно, но и то, что у Бадрэддина были враги в самой Хизбалле, и в первую очередь второй человек в этой вооруженной группировке, шейх Наим Касем, тоже хорошо известно.Как бы то ни было, в ходе военных действий в Сирии Россия и Иран потеряли двух высокопоставленных военных разведчиков - начальника ГРУ Игоря Сергуна и главу разведки Хизбаллы Мустафу Бадрэддина. Еще более негативны возможные разногласия между военными Ирана и России. Несогласованность или даже сознательный саботаж в отношениях военных Ирана, Хизбаллы и РФ, если тенденция сохранится, могут войти в правило. Российские ВКС, к слову сказать, не поддержали иранцев в боях за Хан-Туман. Если вспомнить историю, разногласия в стратегии и тактике в стане союзников неизменно приводят к проигрышу кампании. И если великий Суворов смог героическим маршем через Альпы вырваться из окружения после предательства австрийских «партнеров», то не факт, что среди российских военных найдется полководец такого уровня, чтобы  невзирая на неадекватные «циркуляры» политического руководства и раздрай с иранцами, не допустить серьезного поражения наших войск, несущих на себе основную тяжесть наземных операций в Сирии.Ситуация тем более серьезна, что, воспользовавшись перемирием, ИГИЛ и другие террористические группировки серьезно усилились и атакуют позиции армии Асада на всех фронтах, включая Латакию и Алеппо.Командующие войсками ИГИЛ бывшие офицеры Саддама Хусейна, закончившие советские военные академии, весьма профессионально ведут маневренную войну, не держась за ту или иную позицию, а нанося внезапные удары, имеющие целью истощение и деморализацию противника. Именно в таком ключе действовали испанские герильеры  или партизаны Дениса Давыдова против Наполеона. Вспоминаются в этой связи и лихие рейды по тылам противника красных кавалеристов Семена Буденного.+Наличных сил российского спецназа явно недостаточно для отражения этих «набегов». Бойцы и командиры Хизбаллы намного уступают в боеспособности боевикам ИГИЛ, а сирийская армия не выдерживает никакой критики. В силу этого оперативная обстановка на сирийском ТВД неуклонно деградирует. Если тенденция сохранится, то Асад сможет удержать под своей властью только алавитское побережье и, возможно, Пальмиру, где российские военные устроили свой региональный штаб. Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/politics/2016/05/428917

28 марта 2016, 07:47

Реванш царицы Зенобии

Победа Сирийской армии над террористами в Пальмире – это победа мира людей над зловещей гидрой терроризма. Есть такие места на планете Земля, которые имеют значение для всего человечества – например, древние города, дышащие легендами и сказаниями, простоявшие немало тысячелетий и ставшие свидетелями того, как эпохи сменяют друг друга. И только в душе у какого-нибудь совсем дикого, необразованного варвара (в худшем смысле слова) не возникает трепета перед величием мировой истории. Только такие дикие и необразованные вандалы (в худшем смысле слова) могут осквернять тысячелетние священные камни.

25 июня 2015, 19:25

Слово и Дело с Андреем Фефеловым. Выпуск №8. Анастасия Ежова

Анастасия Ежова о феномене ИГИЛ и исламском мире. Ведущий - Андрей Фефелов.

06 октября 2013, 16:56

«Хезболла» - политическая организация или террористическая группировка?

Стало известно, что группировка «Хезболла» отозвала большую часть своих солдат из Сирии, где они сражались против боевиков оппозиции. Ранее предполагалось, что ливанская военизированная организация отправила в Сирию до 10 тысяч солдат, но сейчас их количество сократилось до двух тысяч. Корреспондент RT Пола Слиер проследила стремительный взлёт «Хезболлы» от небольшого движения до одной из самых крупных военных и политических организаций в Ливане. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

01 февраля 2013, 17:25

Сирия заявляет, что у нее есть право контратаковать Израиль

"Трения по поводу израильского авиаудара по территории Сирии, кажется, нарастают: Сирия обратилась в ООН с посланием, декларирующим ее право на самозащиту, и действия Израиля осудили не только его давние враги Иран и "Хизбалла", но и Россия", - пишет The New York Times.   "Представители Израиля не комментируют удар своих ВВС, в соответствии с тактикой, которую эксперты называют частью давней стратегии - давать странам, по которым наносится удар, возможность "сохранить лицо", чтобы избежать обострения конфликта. Но подтверждение Сирией факта бомбардировки, вероятно, подорвало эти усилия", - рассуждают авторы статьи. "Существует много вопросов по поводу цели и причин израильского авиаудара, который свидетельствует о резких переменах на стратегической карте региона, по мере того как позиции Асада слабеют", - приводит издание мнение арабских и израильских аналитиков. Представители США заявили, что Израиль нанес удар по автоколонне, перевозившей ракеты класса "земля-воздух" в Ливан. Сирийцы и их союзники утверждают, что мишенью стал военный исследовательский центр в пригороде Дамаска Джемрая, напоминают авторы. Военные аналитики утверждают, что схема полета израильских самолетов предполагала движущуюся цель и что сирийское правительство могло назвать мишенью исследовательский центр, стремясь вызвать к себе сочувствие, говорится в публикации. "Но, даже если целью удара было оружие, по мнению аналитиков, неизвестно, принадлежало ли оно "Хизбалле", - отмечает издание. Авторы приводят мнение отставного ливанского генерала, профессора Американского университета в Бейруте Элиаса Ханны, заявившего, что ракеты "земля-воздух" вряд ли представляют интерес для "Хизбаллы", потому что для них нужны большие пусковые установки с использованием радара, что является легкой мишенью для Израиля. Сирии же они могли бы понадобиться в случае международного вмешательства в гражданскую войну. "Бомбардировка в среду, при всей неясности обстоятельств, указывает на значительные перемены, происходящие в регионе. "Хизбалла", возможно, задумывается о будущем без сирийской поддержки, когда ей придется защищаться от суннитов, возмущенных ее ролью в сирийском конфликте. А Израиль, возможно, сочтет, что его самый опасный враг - не "Хизбалла", а джихадистские сирийские повстанческие группировки, разобщенные и трудноконтролируемые", - заключает издание.