• Теги
    • избранные теги
    • Компании118
      • Показать ещё
      Люди10
      • Показать ещё
      Разное8
      • Показать ещё
      Страны / Регионы16
      • Показать ещё
      Международные организации2
      Издания1
      Показатели1
22 февраля, 23:35

Уоррен Баффетт потерял $143 млрд

Улыбка сползает с лица крупнейшего американского инвестора Уоррена Баффетта. Он больше не ликует, а наоборот, принялся подсчитывать убытки. Миллиардер Уоррен Баффетт "условно" потерял $143 млрд на фоне того, что Kraft Heinz отказалась от покупки Unilever.

22 февраля, 23:35

Уоррен Баффетт потерял $143 млрд

Улыбка сползает с лица крупнейшего американского инвестора Уоррена Баффетта. Он больше не ликует, а наоборот, принялся подсчитывать убытки. Миллиардер Уоррен Баффетт "условно" потерял $143 млрд на фоне того, что Kraft Heinz отказалась от покупки Unilever.

07 декабря 2016, 13:00

Страх, ложь и ненависть Джона Керри

...28 февраля 1969 года. Один из притоков Меконга. Два скоростных катера PCF-60 "Свифт" в рассветных сумерках тихо причалили к густо заросшему берегу реки в условленном месте в нейтральной "серой зоне" на границе Вьетнама и Камбоджи. На берегу их уже ждали "зелёные береты" – матёрые диверсанты-головорезы, которых засылали в тыл к партизанам. На этот раз с "беретами" были и двое пленных – то ли партизан, то ли обычных "чарли", которым не хватило ума сбежать в джунгли во время зачистки деревни, да и какая, к черту, разница: все эти "чарли" заслуживают пули. Вообще-то, во всех официальных документах армии США вьетнамцы обозначались аббревиатурой VC – Вьетконг, но солдаты расшифровывали эти буквы как "чарли". Всё шло как обычно, и в считаные секунды спецназовцы погрузили пленных на борт, как вдруг командир одного из катеров лейтенант Джон Керри расслышал на другом берегу реки шорох веток и приглушённые гортанные голоса. — Томми, — крикнул он стрелку, стоявшему на носу катера с пулемётом. — "Чарли" на берегу, огонь! В ту же секунду из мангровых зарослей выпрыгнул вьетнамский партизан — совсем ещё мальчишка, сгибавшийся под тяжестью огромного советского гранатомёта РПГ-2. Сержант Томас Билодо развернулся — и длинная очередь перерубила подростку обе ноги: заливаясь кровью, тот рухнул на колени, но всё равно продолжал целиться в катер из гранатомета. Рядом с раненым появился ещё один подросток с автоматом… — Убей его! — кричал Джон, но чёртов пулемёт "Браунинг" заклинило, а побелевший от страха Томми всё жал и жал на курок… Вдруг грянул выстрел – кто-то из "зелёных беретов", вскинув винтвоку, застрелил раненного подростка, второй же бросился бежать сквозь кусты. — Уходим! – крикнул командир "беретов", опасавшийся, что на звук выстрелов из джунглей сбегутся сотни партизан. Но лейтенанта Керри было не остановить. Направив катер прямо на место, где упал "чарли", он выскочил на берег и схватил трубу гранатомёта: в этот раз он без трофея не вернётся! Как выяснилось, американцев спасла лишь неопытность подростка, забывшего в суматохе боя снять гранатомёт с предохранителей. Позже командир Керри капитан ВМФ США Джордж Эллиот вспоминал, что после боя он оказался перед нелёгким выбором: с одной стороны, за храбрость в бою лейтенант Керри заслужил награду, с другой же стороны, за нарушение инструкций, запрещавших приставать к берегу, лейтенант должен был пойти под трибунал. Сомнения капитана разрешил сам командующий военно-морскими силами во Вьетнаме контр-адмирал Элмо Зумвалт, подписавший приказ о награждении Джона Керри медалью «Серебряная звезда» — за добытый трофей. Решение адмирала объяснялось просто, ведь отцом лейтенанта был сам Ричард Керри, главный юрисконсульт ВМФ США. И всем офицерам было понятно, что "золотой мальчик" прибыл на войну за образцовой политической биографией. * * *  Джон Форбс Керри появился на свет 11 декабря 1943 года в армейском госпитале в Колорадо, где его отец Ричард Керри, пилот-испытатель бомбардировщика B-29 Superfortress, лечился от туберкулёза. Вообще-то, у его отца была непростая биография для пилота. В 1937 году Ричард Керри, отпрыск миллионера, покончившего с собой во время Великой депрессии, окончил Йельский университет, после чего поступил в Юридическую школу Гарварда. Казалось бы, ему была уготована блестящая юридическая карьера, но накануне Второй мировой войны Керри едет на отдых в Париж, где познакомился с очаровательной Розмарин Изабель Форбс — представительницей влиятельного клана Форбс, владельцев заводов, газет, пароходов (основатель журнала Forbes не имел к ним никакого отношения, просто однофамилец). Достаточно сказать, что Розмари принадлежал замок в Сент-Бриаке — это в самом живописнейшем месте на берегу моря в провинции Бретань. Неудивительно, что германские генералы после захвата Франции выбрали себе дом Розмари в качестве резиденции. Семья Розмари бежала в США, и Ричард Керри, дабы произвести нужное впечатление на родителей невесты, устроился в компанию "Боинг" лётчиком-испытателем новых бомбардировщиков. В конце концов отец Розмари дал благословение на брак, впрочем, немало этому способствовала и беременность девушки, свадьба состоялась в 1941 году в Алабаме, а вскоре на свет появилась старшая дочь Маргарет. Джон Керри был вторым, а всего в семье Керри родилось четверо детей — две девочки и два мальчика. Карьера Ричарда Керри росла как на дрожжах. Когда возникла опасность попасть-таки на фронт, Ричард ушёл из лётчиков и стал помощником военного прокурора США. Уже после окончания войны он поступил на дипломатическую службу в Госдеп США, фактически переселившись во Францию. Поэтому и Джон Керри большую часть детства провёл в Европе: летом он жил в Бретани, в фамильном поместье Форбсов, зимой учился в привилегированной школе-интернате в Швейцарии. В 1955 году, как рассказал сам Джон Керри во время вручения ему высшей награды "За заслуги перед Федеративной Республикой Германия", он с отцом побывал и в Восточной Германии, где впервые увидел советских солдат. "Нам не разрешали поднимать жалюзи, но я всё равно это делал, — вспоминал Джон Керри. — У меня было шесть банок пепси-колы и несколько комиксов, которые я купил во Франкфурте. И я не спал всю ночь, потому что это было так интересно, я смотрел в окно. Когда мы останавливались на станциях, солдаты — это были русские солдаты, то есть советские солдаты — ходили взад-вперёд и следили, чтобы никто не сошёл с поезда, и они слегка стучали своими прикладами в мое окно, чтобы я опустил жалюзи, потому что мне нельзя было смотреть на то место, где я находился…» Борьбе со страшными русскими, стучащими прикладами автоматов в окна испуганных американских детей, Керри посвятит всю свою жизнь. * * * В 1957 году Джон Керри вместе с отцом возвращается в США и поступает в частную школу Фессенден в штате Массачусетс. Именно там он знакомится со старшекурсником Тэдом Кеннеди, младшим братом будущего президента США Джона Кеннеди, с подачи которого Керри начинает увлекаться политикой. Под влиянием Кеннеди он поступает в Йельский университет, на факультет политических наук, где он входит в студенческое тайное общество "Череп и кости". Уже на втором курсе Керри становится президентом Йельского политического союза и принимает участие в первой кампании по выборам в Сенат — в качестве помощника Теда Кеннеди. Другой страстью молодого человека стала рок-музыка. Мало кто знает, но Керри долгое время был гитаристом рок-группы The Electras, которая в 1961 году даже выпустила единственный альбом (одна из уцелевших копий этого альбома была продана в 2004 году на аукционе eBay за 2,5 тысячи долларов). Также в списке увлечений Керри был хоккей и лакросс (национальная игра североамериканских индейцев: две команды по 10 человек, вооружённых снарядами, похожими на сачки, гоняются за резиновым мячом). Однако, как решили отец Ричард Керри и его наставник Тед Кеннеди, спорт и рок-музыка не самый лучший "бэкграунд" для начинающего политика в эпоху мирового противостояния "красной угрозе". Особенно — в дни Вьетнамской войны, которая в те годы в Америке ещё воспринималась как "маленькая победоносная война" против кучки дикарей. Джона Керри отправляют добровольцем в армию — вернее, в курсанты военно-морского учебного центра в Ньюпорте. Никто же ведь и не говорил, что мальчик из хорошей семьи должен пойти месить грязь в пехоту. * * * Вьетнамская война для Джона Керри началась в чине энсина (младшего лейтенанта) на борту фрегата Gridley, который участвовал в спасательной службе в Тонкинском заливе, подбирая сбитых американских лётчиков. — На самом деле я не горел желанием воевать во Вьетнаме, — позже вспоминал Джон Керри. — Во время службы я попросил приписать меня к подразделению патрульных катеров, которые были слишком небольшими, чтобы участвовать в боевых операциях. Они занимались береговым патрулированием, и я полагал, что этим я буду заниматься. В конце 1968 года Керри, после небольших курсов по управлению патрульным катером PCF "Свифт", получил чин лейтенанта и cвой первый катер — в составе Берегового дивизиона № 11 в бухте Камрань. Cлужба на катере обладала в его глазах ещё одним достоинством: для будущего политика было очень важно получить во время войны опыт командования каким-либо боевым подразделением. Но учиться на капитана фрегата слишком долго и хлопотно, а вот командир катера — в самый раз. Кроме того, чин капитана катера открывал перед Керри перспективу пойти по стопам президента Кеннеди, который во время Второй мировой войны был командиром торпедного катера. Керри не скрывал своих политических амбиций, утверждая: "Я буду вторым JFK из Массачусетса" (JFK – инициалы и Джона Ф. Кеннеди, и Джона Форбса Керри). Ради будущих выборов он привёз во Вьетнам любительскую кинокамеру и старательно снимал самого себя в боевой обстановке (часть отснятого тогда материала вошла в фильм Джереми Молла, снятого специально к предвыборной кампании 2004 года). Недостатка же в боевых сценах не было, хотя дельта Меконга и не находилась на передовой лини фронта. Как раз в то время контр-адмирал Элмо Зумвалт объявил о начале операции Operation Sea Lords, суть которой состояла в патрулировании дельты Меконга вблизи камбоджийской границы с целью пресечения речных путей снабжения вьетнамских партизан. Лёгкие катера "Свифт" с мощными моторами легко догоняли утлые судёнышки вьетнамских крестьян и без предупреждения расстреливали их из пулемётов. Практически вся дельта реки, за исключением некоторых "дружественных деревень", была объявлена "зоной свободного огня" — то есть американцы могли стрелять по собственному желанию по кому угодно, а все погибшие были заранее объявлены "военными целями". День за днём катера бороздили воды Меконга, убивая без малейшего повода рыбаков, которым просто не посчастливилось оказаться на пути у патруля. Один из сослуживцев Керри — лейтенант Джеймс Вассер описывал Керри в самых восхищённых словах: "Это был чрезвычайно агрессивный офицер, настоящий лидер, который первым рвался в бой и не боялся проливать кровь за свою страну". * * * Неприятные факты о службе Керри во Вьетнаме стали всплывать лишь в 2004 году, когда Джон Керри стал баллотироваться на пост президента США. Преемник Керри на посту командира патрульного катера "Свифт", бывший лейтенант Джон О’Нил опубликовал книгу "Непригоден для командования" о своём предшественнике. Выяснилось, что Джон Керри прослужил во Вьетнаме вовсе не год, как полагалось всем военнослужащим, а только 4 месяца и 12 дней. Он добился ранней демобилизации на основании положения о том, что три боевых ранения, отмечаемые медалями “Пурпурное сердце”, дают право требовать перевода в тыл. Но как возможно получить за четыре месяца три "Пурпурных сердца", да ещё не проведя ни одного часа в лазарете?! Оказалось, что очень просто, если у вас есть нужные связи на самом верху.  Первое ранение в "схватке с врагом" Керри получил 2 декабря — в день своего первого патруля по дельте Менконга. Увидев около полуночи лодку с рыбаками, Керри отдал приказ атаковать, и американцы с катера расстреляли рыбаков, хотя нет ни единого доказательства, что рыбаки были вооружены и вели ответный огонь. Тем не менее, вернувшись после патруля на базу, Керри прошёл в лазарет и предъявил врачу Луису Летсону небольшую царапину на локте от вражеской шрапнели. "Это была царапина вроде тех, что можно получить, возясь с розами", – вспоминает капитан-лейтенант в отставке Луис Летсон, наложивший на царапину полоску лейкопластыря. Из санчасти Керри прямиком направился к командиру дивизиона — капитан-лейтенанту Гранту Хиббарду — и потребовал, чтобы тот представил его к медали "Пурпурное сердце" за ранение. Но, как пишет Джон О’Нил, у командира сразу же возникло подозрение, что Керри сам нанёс себе "рану": кусочек металла, причинивший царапину, не был похож на осколок вьетнамского боеприпаса. Но в штабе Хиббарда поправили, и Керри представили к медали. Второе "Пурпурное сердце" Керри получил после боя 20 февраля 1969 года — тогда катера были обстреляны с берега из гранатомётов. Крохотный осколок гранаты вонзился в левую ногу лейтенанта, оставшись там навсегда: врачи из полевого госпиталя отказались резать ногу из-за кусочка железа, не превышающего размерами рисовое зёрнышко, и просто зашили рану. Уже через восемь дней лейтенант Керри вновь вышел в патруль и даже принял участие в операции ЦРУ под кодовым названием "Феникс" – по засылке "зелёных беретов" в тыл вьетнамских партизан. Операция закончилась "героическим" боем катера Керри против вьетнамского подростка с гранатомётом, за что бравый лейтенант был награждён медалью "Серебряная звезда". Третье "Пурпурное сердце" лейтенант Керри получил ещё через две недели — 13 марта 1969 года, когда пять катеров попали в засаду на реке. Одна из гранат РПГ-2 взорвалась буквально рядом с лодкой, контузив одного из "зелёных беретов" — некоего сержанта Рассмана. Ударной волной боец был сброшен за борт, однако не пострадал, после чего катер был вынужден под огнём партизан вернуться за ним. Получил ранение и Керри: взрыв со всей силы бросил его на стенку переборки капитанской рубки, причинив лёгкую контузию и ушибы правого предплечья. И вскоре контр-адмирал Элмо Зумвалт лично вручил Керри не только третье "Пурпурное сердце", но и "Бронзовую звезду" — за спасение "зелёного берета".  * * * Но затем политическая конъюнктура неожиданно изменилась: Вьетнамская война надоела американским избирателям. И Керри совершил резкий разворот, превратившись из героя речных сражений в убеждённого пацифиста и противника империализма. “Я помню, как проводил Рождество 1968 года на борту моего катера в Камбодже, — писал в своей книге воспоминаний сам Джон Керри. — Я помню, как по мне вели шквальный огонь вьетнамцы и "красные кхмеры", а тем временем президент Никсон заверял американский народ, будто меня там нет, будто в Камбодже вообще нет наших войск. Память об этом выжжена — буквально выжжена! — у меня в мозгу”. Камбоджа, по его собственным словам, стала поворотным пунктом в его жизни. Именно тогда он внезапно осознал, что ему лгали, что президент Соединённых Штатов обманывает американский народ, что его заставляют участвовать в грязной войне. И вот, вернувшись в США, моряк-орденоносец стал членом антивоенной организации "Вьетнамские ветераны против войны". К 1971 году он стал уже одним из самых заметных активистов антивоенного движения по всей Америке. Более того, один из его знакомых — председатель сенатского комитета по иностранным делам Уильям Фулбрайт — пригласил Керри выступить в сенате со свидетельскими показаниями. Это был настоящий “звездный час” Джона Керри: 22 апреля 1971 года его выступление, в котором он обвинил американских солдат в целом ряде военных преступлений, транслировалось по телевидению на всю страну. Через несколько дней Керри принял участие и в политическом спектакле, разыгранном на ступенях Капитолия: несколько сот ветеранов по одному подходили к микрофону, называли себя и свои награды, срывали их с груди и демонстративно бросали через высокую ограду в знак протеста против войны. Выбросил свои "звёзды" и Керри. Когда же через несколько лет выяснилось, что ордена и медали Джона Керри в целости и сохранности висят на почётном месте в его кабинете в Сенате, он придумал объяснение, что, дескать, тогда он выбросил не свои ордена, а орденские планки, а это две большие разницы. * * * В 1972 году Керри решил обратить известность в политический капитал и принял участие в выборах в конгресс штата Массачусетс, однако потерпел поражение. После этого он ради юридического образования поступил на юридический факультет Бостонского колледжа, работал в офисе окружного прокурора, расследуя дела об изнасилованиях и убийствах. Удача улыбнулась ему в 1982 году, когда Керри выиграл выборы на пост заместителя губернатора Массачусетса. Через два года он был избран в Сенат США, где вошёл в комитет по международным делам. Молодого амбициозного сенатора с "пацифистским" реноме заметили, в том числе и влиятельные партийцы, мечтавшие выгнать из Белого дома республиканца Рейгана. В 1984 году Керри поручили провести тайные переговоры с президентом Никарагуа коммунистом Даниэлем Ортегой, которого нужно было убедить прекратить гражданскую войну. В ответ Ортега потребовал прекратить финансировать "отряды контрас" — вооруженную оппозицию никарагуанского режима. Так было положено начало расследования скандала "Иран-контрас", связанного с финансированием никарагуанских повстанцев за счёт продажи американского оружия Ирану — в обход собственных же законов о санкциях! И Керри взялся за дело, тем более что у следователей возникли подозрения о связях американских военных с наркокартелями из Колумбии. Дело "Иран-контрас" стало самым большим политическим скандалом в США в 80-е годы, хотя комиссия, назначенная по указу Рейгана, и не нашла прямых доказательств того, что контрас финансировались по указу президента. В итоге Международный суд ООН в 1986 году признали США виновными в военных преступлениях, совершённых против Никарагуа, но реальную ответственность понёс только полковник Оливер Норт, занимавший должность заместителя директора Совета национальной безопасности. Да и то ответственность эта очень условная: после двух лет судебной волокиты Оливер Норт был признан невиновным по всем пунктам. Сам Керри, сыгравший свою роль, от дальнейшего расследования был отстранён. Впрочем, в тот момент ему просто было не до политики: карьера Керри стоила ему семьи. Дело в том, что сразу же после возвращения из Вьетнама он женился на студентке Юлии Стимсон Торн, экологической и политической активистке, яркой представительнице поколения "детей цветов", которая родила ему двух дочерей — Александру и Ванессу. Но через 18 лет брака Юлия Торн после череды долгих скандалов подала на развод, заявив, что Керри является вовсе не тем человеком, за которого она когда-то вышла замуж. — Став женой политика, я испытываю к этому политику только гнев за обман, только страх и одиночество, — так она объясняла причины своего поступка. Второй раз Керри женился в 1995 году на бизнесвумен Марии Терезе Хайнц, одной из совладельциц концерна HJ Heinz Company, с которой он живёт и сегодня. В Вашингтоне отмечают, что это идеальный политический брак. * * * Благодаря капиталам жены Керри как будто бы обрёл второе дыхание. Он делает карьеру в сенате, а в 2004 году становится официальным кандидатом в президенты от демократической партии. Краеугольным камнем его кампании становится тема войны во Вьетнаме. И снова Керри совершает политический кульбит: из противника войны он, не моргнув и глазом, превратился в ветерана, грудью защищавшего свою страну и вернувшегося домой в ореоле славы. И вот теперь он, покрытый шрамами от ранений, вновь вышел на бой за Родину, которую всеми силами стремятся погубить республиканцы во главе с недоумком Бушем. Причём вышел в буквальном смысле: строевым шагом Джон Керри вышел на сцену бостонского "Флит-центра", где проходил съезд Демпартии, бодро промаршировал к микрофону, взял под козырёк и отрапортовал партии, что лейтенант Керри вновь готов выполнить свой солдатский долг. В качестве рекламного постера предвыборный штаб Керри стал широко использовать коллективный снимок командиров патрульных катеров Берегового дивизиона № 11. Но тут Керри ждал неожиданный удар: из 19 офицеров, запечатлённых на снимке, лишь один поддержал кандидатуру Керри на выборах. Остальные же сослуживцы обвинили Керри в жульничестве, подлоге материалов своих "подвигов". Более того, свыше 200 ветеранов войны образовали организацию Swift Boat Veterans, которые объявили, что сделают всё возможное, чтобы остановить Джона Керри, ибо считают его недостойным занимать пост президента США и верховного главнокомандующего (справедливости ради стоит заметить, что у Кэрри нашлись и сторонники среди ветеранов, в том числе и бойцы из его экипажа.) С тех пор в американском политическом словаре даже появился термин “свифтбоутинг”, означающий процесс измазывания грязью политика фактами из его прошлого. В итоге Керри проиграл республиканцу Джорджу Бушу, своему товарищу по тайному обществу "Череп и кости". * * * В 2008 году Керри принял решение поддержать малоизвестного сенатора от Иллинойса Барака Обаму в его желании стать президентом. Это стало поворотным моментом всей предвыборной кампании: Барака Обаму заметили, о нём заговорили как о серьёзном игроке. В ответ Керри прочили должность вице-президента, но в итоге Обама сделал ставку на кандидатуре Джо Байдена. Партийные воротилы обманули Керри и с должностью государственного секретаря: на пост руководителя внешнеполитического ведомства была назначена бывшая первая леди Хиллари Клинтон. Тогда казалось, что с Керри покончено.   Тем не менее Обама решил не списывать в утиль человека, которому он был отчасти обязан карьерой. В те годы Джон Керри заработал репутацию личного посланника президента, которому можно доверить самые сложные и деликатные задания, дескать, только этот политик с кристально честнейшим лицом сможет навешать собеседникам столько отборной лапши на уши, что люди в конце концов перестанут отличать правду от лжи. Он летал на переговоры к афганскому президенту Хамиду Карзаю и к пакистанским властям, которых уговорил не предпринимать ничего во время операции по уничтожению Усамы бен Ладена. Именно Керри уговорил и самого Обаму начать операцию по свержению Каддафи в Ливии, которую позже президент США назвал своей главной политической ошибкой за два президентских срока. Керри, как всегда, умело вышел сухим из воды. Даже нападение ливийцев 11 сентября 2012 года на американское посольство в Бенгази, когда ворвавшиеся исламисты насмерть забили посла США Кристофера Стивенса и троих дипломатов, он сумел обернуть в свою пользу, настроив Обаму против Клинтон. В итоге в конце 2012 года Керри всё-таки стал 68-м по счёту государственным секретарём США, который уже вошёл в историю как вдохновитель государственного переворота в Киеве и свержения Виктора Януковича (хотя в памяти россиян из всех американских политиков, вдохновлявших украинских неонацистов, осталась почему-то только помощница Керри — там самая Виктория Нуланд, посетившая Майдан с большим пакетом печенья.) Сложно сказать, почему Керри вдруг оказался таким ярым русофобом — возможно, в подсознании сказались детские впечатления от встречи с советскими солдатами в Берлине, возможно, он снова вообразил себя за штурвалом катера в дельте Меконга, когда было можно безнаказанно творить всё что душе угодно, выступая судьёй и богом для толп жалких дикарей... Или же им двигали какие-то свои конъюнктурные расчёты — наверное, по большому счету, для истории это и неважно. Важно другое: именно Керри, игнорируя очевидные факты, обвинил во вспыхнувшем на востоке Украины насилии Россию. Благодаря главе Госдепа в Вашингтоне закрыли глаза и на приход банд неонацистов к власти, и на откровенный террор по этническому принципу, развязанный против населения восточных регионов. И это стало его самой большой ошибкой.  Запомнится Керри и своей одержимостью идеей свержения сирийского президента Башара Асада, которого он выставлял единственным виновником в применении химического оружия. Факты же применения химического оружия деятелями т.н. умеренной оппозиции Керри отметал как "пропаганду". В конечном итоге Керри войдёт в историю как пример столь искушённого во лжи политика, который умудрился перехитрить самого себя: победа Дональда Трампа — тому яркое подтверждение. Лишь сейчас до политических кругов Вашингтона наконец начинает доходить, что диагноз Джона О’Нила "непригоден для командования" относился не только к патрульному катеру. 

Выбор редакции
19 июня 2015, 18:37

Rough market could prompt Kraft Heinz rejig

LONDON, June 19 (IFR) - HJ Heinz and Kraft Foods could be forced to rethink the currency composition of a jumbo bond financing as a combination of time pressure, rates and Greek volatility narrows its options.

04 апреля 2015, 13:09

Новые времена диктуют новые профессии или возврат к 90-м на новый лад

На заметку родителям. Если вы не имеете влиятельных  и состоятельных родственников во власти, то шанс, что ваш ребенок поднимется по социальной лестнице,получив платное образование, равен абсолютному нулю. ..Если только он не присоединится к нынешней воровской клике, которой нужны дипломированные рейдеры- как все знают по поговорке, рыба ищет, где глубже, а нынешний человек- где доходнее. Остальные, понятно, кто не входит в воровскую банду, признается "лохом", "неудачником", выталкивается на периферию, в связи с чем является хорошей целью для "новороссийского капитала"- как все мы помним, ссудный процент и ссудный капитал является хорошей базой для перераспределения чужого дохода и имущества в пользу кредитора, являясь первоначальным стартовым капиталом капиталиста по сути, что послужит новой возможностью для привлечения "зарубежных инвестиций" новороссийскому капиталу.Номенклатурная клептократия советское наследие промотала,все распродала и разворовала, между делом присвоив себе общественные средства производства, как мы помним по началу 90-х, когда советские предприятия подвергались повсеместному разграблению и последующему вывозу капитала, а  теперь на очереди российские граждане , которые имели неосторожность влезть в долги, взяв кредит в банке или неоплатить счета частному "российскому" капиталу- за коммунальные услуги или еще за что. Номенклатурная клептократия никогда ничего не строила и создавала- она умела только воровать и транжирить,что нынче и продолжается, только самим у себя воровать сложно- получают сдачу, а вот народ безмолвный, защищаться не умеет, поэтому и является довольно удобным объектом для перераспределения "собственности". Как я ранее упоминала Набиуллину, "делиться надо собственностью"- она, как ребенок, все выбалтывает,что на уме у "прихватизаторов"- так ведь принято у "цивилизаторов", на которых и ориентируются.Как я недавно писала, В России административно устанавливается преимущество права кредитора над должником, в связи с чем будет сильно ощущаться потребность в "цивилизованном для западного мира отъеме дохода и имущества" , что выражается в новой профессии, которую охотно предложили в Минтруде ,обучая законному рейдерству не где-нибудь, а при Финансовом университете  правительства РФ, где первых "специалистов по коллекторской деятельности" начнут обучать уже в 2017-18 годах,чтобы к знаменательной цифре -2020 году выпустить первых "специалистов".Вам теперь понятны, для чего новые "профессиональные" стандарты от Минтруда? Если в 90-е были т.н. "крышеватели", то сейчас все "цивилизованно" и по закону. Вообщем, российская номенклатура взяла под козырек и пошла исполнять задания американского финансового капитала, благо, как рыбка служит у него на посылках.А вот что касается США, то со статистикой занятости у них проблемы: вне рабочей силы находится более 93 миллионов, именно- 93,175 млн, то есть  люмпенизация достигла цифры примерно 37,3% от всего рынка труда. В марте экономика создала всего 126 тыс. новых рабочих мест, что почти в два раза меньше прогноза. А показатели за январь и февраль были пересмотрены в сторону понижения на общую сумму 69 тыс. В первом квартале средние темпы роста занятости составили 197 тыс., что значительно ниже 324 тыс. в четвертом квартале 2014 года.зерохедж Americans Not In The Labor Force Soar To Record 93.2 Million As Participation Rate Drops To February 1978 LevelsКак обычно по этому поводу комметирует Пол Крейг Робертс March Payroll Jobs ReportЯ не верю,что было создано 126 000 рабочих мест. Давайте с вами посмотрим, где они создаются. 1/5-розничная торговля, то есть закрытие магазинов в целом привели к сокращению занятости, наняв 26 000 сотрудников. А остальные места это: амбулаторное здравоохранение, служба занятости и опять официантки и бармены.Больше расшифровывает зерохедж No Country For Young Workers: Only Americans 55 And Older Found Jobs In MarchСнова увеличение работников старше 55 лет, увеличив занятость этой возрастной группы на 329 000 ,  за счет значительного снижения более молодых возрастных групп- это и понятно, выходит значительная экономия на оплате трудаТак как И Путин и Обама действуют по единым методичкам, которые им  спускает американский финансовый капитал, то любопытно узнать, чем в этот раз Путин нас удивит в смысле лозунгов типа "удвоения ВВП" к символической дате - 2020 году, а так как данная статья посвящена профессиям, то посмотрим, через какое время нам сообщат, что данная профессия является признаком "технологического прогресса" в рамках увеличения "производительности труда". И читаем в новостях:" Президент США Барак Обама поставил цель подготовить к 2020 году 75 тыс. специалистов в области солнечной энергетики. Это одна из принимаемых правительством мер помощи в трудоустройстве почти 700 тыс. бывших военных и их супругов". Я поясню, в чем тут дело. Это очередная "идея фикс пузыря" типа сланцевой энергетики, которая убыточна в принципе, но зато дает возможность под эту "идею" увеличить стоимость акционерного капитала, накрутив ее через долговой рынок- все это мы уже с вами изучали и читали на примере раздутия многих пузырей, характерных для всего "высокотехнологического сектора".Но это же не создает здоровый рынок труда, наоборот, в связи с выбытием буровых , осуществлявших бурение сланцев, рынок безработных существенно пополняется, причем за счет рабочих профессий, взамен , как мы видели выше, предоставляя лишь "услуги", т.е. профессии, которые не создают продукцию с добавленной стоимостью,  получая оплату за труд из бюджета или за счет продолжающейся кредитной поддержки "потребительского спроса".Пример:В среду крупнейшая сталелитейная корпорация страны US Steel объявила об увольнении 2080 своих сотрудников с предприятия в городе Гранит Сити (Иллинойс). Всего базирующаяся в Питтсбурге корпорация планирует уволить по всей стране более 4,5 тыс. своих рабочих, в том числе 1800 человек с завода в Алабаме. Сокращения планируются также в Миннесоте и Техасе.В тот же день другой производитель стали Worthington Industries из Коламбуса (Огайо) объявил о планах уволить 555 сотрудников со своих предприятий, большая часть из которых придется на завод в городе Флоренция (Южная Каролина). В четверг другое предприятие из Огайо Republic Steel проинформировала об увольнении 200 сотрудников с одного из заводов на территории штата.Представители сталелитейных компаний заявили, что увольнения явились следствием падения спроса, вытекающего из снижения цен на нефть и высокого курса доллара, что привело к снижению международных заказов.В четверг пришло известие о планах HJ Heinz купить за 36.6 млрд. долларов компанию Kraft Foods Group, что, по словам аналитиков, приведет к увольнению 5 тыс. работников - почти четверти от состава персонала компании Kraft. Между тем, объявленные планы о потенциальном слиянии офисного ритейлера Staples с компанией Office Depot могут привести к закрытию около 1000 магазинов и увольнению нескольких десятков тысяч человек. Соответствующие бумаги уже направлены в Комиссию по ценным бумагам и биржам США.Закрытие предприятий и увольнение сотрудников подтвердило более ранние сообщения министерства экономики страны о замедлении темпов экономики США в четвертом квартале прошлого года. Уменьшился и объем инвестиций в основные фонды, как сократилось и количество заказов на товары длительного пользования. Значительное повышение курса доллара по отношению к евро (0,95 евро за 1 доллар в начале этого года против 0,75 год назад) оказало негативное влияние на сальдо торгового баланса США и американские корпоративные доходы.- Рабинович, скажите, откуда вы берёте деньги?- Ну, таки, из тумбочки.- Нет... ну а в тумбочке они откуда они берутся?- Ну, таки, Сара кладёт...- А Сара откуда берёт деньги?- Ну, таки, я даю...- Так вы-то откуда их берёте??- Ну, таки, из тумбочки!

Выбор редакции
27 марта 2015, 23:34

Глобальный продовольственный спрут

Heinz покупает Kraft.HJ Heinz Co., огромная продовольственная компания, продающая такие известный товары под своей маркой как кетчуп, соленья и суп, покупает Kraft Foods Group Inc., известного дистрибьютора сыра, майонеза, кофе Maxwell House CoffeeОбъединенная компания, которая получит название Kraft Heinz Co., станет пятым по размеру производителем продуктов питания в мире и, как ожидается, будет давать ежегодный доход в размере $28 млрд., а что ещё важнее - контролировать огромный сегмент мирового продовольственного рынка. Монополизация продовольственного рынка - один из не военных этапов достижения экономического и политического мирового глобального доминирования США.Много военных новостей и неофициальных подробностей: http://sokol-ff.livejournal.comНовости и фото, коротко и мобильно: @sokol_ff https://twitter.com/sokol_ff

Выбор редакции
27 марта 2015, 23:00

Why the Changing US Grocery Retail Market Underpins the Kraft and Heinz Merger

On March 25th, 2015 it was announced that Kraft Foods and HJ Heinz would merge, ultimately forming a packaged food power house called the Kraft Heinz Co. This combined company would have a 5.4% value share of the entire US packaged foods market, making it the number one company in the space with nearly US$20 billion in sales. Click on the title to read the full article on the Euromonitor blog...

25 марта 2015, 19:00

Kraft to merge with Heinz to form North America’s No. 3 F&B entity

Kraft Foods Group Inc, the maker of Velveeta cheese, will merge with ketchup maker HJ Heinz Co, owned by 3G Capital and Warren Buffett’s Berkshire Hathaway Inc, to form North America’s third-largest food

25 марта 2015, 17:42

Баффетт объединит Heinz и Kraft

Heinz и Kraft объявили о слиянии, в результате чего образуется единая компания, пятая по величине в мире по производству продуктов питания и напитков, сообщается в пресс-релизе.

25 марта 2015, 15:57

Компания Heinz объявила о слиянии с Kraft Foods Group

Американские компании HJ Heinz и Kraft Foods Group договорились о слиянии. Об этом сообщается в пресс-релизе Heinz. Новая компания будет называться The Kraft Heinz Company. У нее будет две штаб-квартиры — в Питтсбурге и в районе Чикаго. Возглавит компанию Бернардо Хиз, который сейчас занимает пост гендиректора Heinz. Акционеры Heinz получат 51% бумаг компании, остальные 49% достанутся акционерам Kraft.  Предполагается, что после объединения The Kraft Heinz Company займет пятое место в мире и третье в Северной Америке по производству продуктов питания и напитков. В структуру войдут восемь брендов стоимостью выше миллиарда долларов и пять брендов, которые стоят от 500 млн долларов. Ежегодная выручка новой компании составит около 28 млрд долларов. Ожидается, что процесс слияния завершится к 2017 году.  После объявления о сделке акции Kraft подорожали на 26% до начала официальной сессии на бирже, сообщает Reuters.

Выбор редакции
27 января 2015, 01:24

HJ Heinz Places $2B Bond Offering To Repay Loan Debt

H.J. Heinz Company this afternoon completed its senior secured second-lien notes via joint bookrunners Wells Fargo, J.P. Morgan, and Barclays, according to sources. Terms were finalized at the tight end of talk. Heinz is using proceeds to repay a portion of the term loans outstanding under its senior secured credit facilities. Heinz’s [...]

Выбор редакции
11 октября 2013, 17:34

В США оштрафовали подозреваемых в инсайде при покупке Heinz

Братья Мишел и Родриго Терпинс согласились выплатить штраф в 4,8 миллиона долларов для урегулирования претензии властей США, связанные со сделкой по выкупу производителя кетчупов Heinz. Оба бизнесмена не подтвердили, но и не опровергли обвинения в проведении инсайдерских сделок за день до покупки корпорации HJ Heinz.

21 июня 2013, 11:12

США: в компании HJ Heinz произойдет смена руководства

Американский производитель продуктов питания HJ Heinz заявил об увольнении 11 руководящих лиц в рамках реализации программы по изменению состава менеджмента. Напомним, что менее месяца назад инвестиционные компании 3G Capital и Berkshire Hathaway приобрели HJ Heinz, и столь радикальные изменения во многом связаны с этим фактом. Сообщается, что в число увольняемых представителей менеджмента компании попали CEO европейского бизнеса Дейв Вудворд (Dave Woodward), CEO американского подразделения Дэвид Моран (David Moran) и др. Стоит отметить, что новыми руководителями европейского и американского подразделений станут Мэтт Хилл (Matt Hill), ранее контролировавший рынки Великобритании и Ирландии, и Брендан Фоули (Brendan Foley), возглавлявший направление потребительских продуктов в США, соответственно.

Выбор редакции
14 марта 2013, 20:21

Is Heinz’s Loan Sale Agreeable to These Top Institutional Shareholders?

HJ Heinz Co.'s Top Institutional Shareholders for Q4 2012.

11 марта 2013, 10:00

Австралия/США: компания Inghams согласилась продать контрольный пакет акций фирме TPG за $901 млн

По сведениям из осведомленного источника, крупнейший в Австралии производитель домашней птицы Inghams согласился продать контрольный пакет своих акций американской инвестиционной фирме TPG Capital примерно за A$880 млн ($901 млн). Следует отметить, что объем сделок по приобретениям в сфере производства продуктов питания в мире достиг в текущем квартале рекордного значения, зафиксированного за первые три месяца 2007 года, во многом благодаря согласованной в феврале сделке по покупке американского представителя отрасли HJ Heinz за $27,4 млрд.

27 февраля 2013, 18:23

Bill Gross Goes Searching For "Irrational Exuberance" Finds "Rational Temperance"

The underlying question in Bill Gross' latest monthly letter, built around Jeremy Stein's (in)famous speech earlier this month, is the following: "How do we know when irrational exuberance has unduly escalated asset values?" He then proceeds to provide a very politically correct answer, which is to be expected for the manager of the world's largest bond fund. Our answer is simpler: We know there is an irrational exuberance asset bubble, because the Fed is still in existence. Far simpler. From Pimco Rational Temperance But how do we know when irrational exuberance has unduly escalated asset values? – Alan Greenspan 1996 PIMCO’s dear friend and former counselor Alan Greenspan coined this now famous phrase in the midst of what turned out to be a fairly rationally priced stock market in late 1996. While the market was indeed moving in the direction of “dot-com” fever three to four years later, the Dow Jones Industrial Average at the time was a relatively anorexic 6,000, and the trailing P/E ratio was only 12x. For a central bank that was then more concerned about economic growth and inflation as opposed to stock prices, risk spreads, and artificially suppressed interest rates, the Chairman’s query made global headlines, became a book title for Professor Robert Shiller and a strategic beacon for portfolio managers thereafter. Having experienced two and perhaps three bouts of significant market irrationality since Greenspan’s speech (the 1998 Asian Crisis, 2000 Dot-Coms, and of course 2007’s subprime euphoria), investors these days have their ears pressed to the ground and eyes glued to the tape for any sign of renewed irrationality. If the game is now musical chairs as opposed to Chuck Prince’s marathon dancing, it pays to be close to a chair, even as the “can’t miss” euphoria mesmerizes 2013 asset managers worldwide. Into this academic but high-staked market fog has stepped another Fed official, this time not a Chairman but a relatively new yet similarly quizzical Governor. Jeremy Stein’s February 2013 speech has not gained the attention that Chairman Greenspan’s did, but it is remarkably similar in its intent and initial question: Governor Stein asks, “What factors lead to overheating episodes in credit markets?... Why is it that sometimes, things get out of balance?” Without mimicking Chairman Greenspan’s phrase, Governor Stein renews the quest, asking nearly a decade and a half later, “How do we know when irrational exuberance has unduly escalated asset values?” I suppose it’s fair to criticize both queries on two grounds: 1) Although asked by Chairman Greenspan, it was never really answered in the 1996 speech. 2) If the Fed’s so smart, why are some of us still poor? Why did our 401(k)s become 201(k)s in 2009 before recovering to near peak levels currently? If they’re so smart, why the roller coaster ride, the 30% decline in home prices since 2006, and our current 7.9% unemployment rate? Well to answer for the absent Chairman and the necessarily silent Governor Stein, the Fed incorrectly assumed that as long as inflation was benign, and future productivity prospects were near historical proportions, then asset price exuberance was an indirect and much less significant influence on economic growth. The Chairman admitted as much in a public “mea culpa” several years ago. We’re not that smart, he seemed to intone. Sometimes we make mistakes. I’m with you there, Mr. Chairman. Sometimes we all do. So let’s approach this new paper with eyes wide open and pant bottoms close to those mythical musical chairs. Governor Stein’s speech reflects importantly on the answer to the question asked by a recent Wall Street Journal headline: “Is (the) Bull Sprint Becoming a Marathon?” Is there indeed “A Boom Time” in markets as the Financial Times queried on the heels of Dell, Virgin Media, and then HJ Heinz? Governor Stein, as does PIMCO, suggests caution. On a scale of 1-10 measuring asset price “irrationality”, we are probably at a 6 and moving in an upward direction. Admittedly, Stein never ventures into the netherworld of stock market prices or leveraged buyouts. He appears to know better. What he does stake claim to however is a thesis for high yield spreads with the implication that other credit markets bear similar consequences. His initial starting point is that the pricing of credit is primarily an institutional as opposed to a household decision making process. Individuals may become unduly irrational when it comes to buying high yield ETFs or mutual funds, but it is the banks, insurance companies and pension funds, to name the most dominant, that influence the price of credit – high yield bonds – and by osmosis, investment grade corporates, municipals, and other non-Treasury risk credit assets. From this initial premise, he then points to recent research by Harvard’s Robin Greenwood and Samuel Hanson that suggests that while credit spreads are helpful future guides, that a non-price measure – the new issue volume (and perhaps quality) of high yield bonds – is a more trustworthy input. To quote: “When the high-yield share (of issuance) is elevated, future returns on corporate credit tend to be low.”  And because of financial innovation and easier regulatory changes, institutional buyers such as banks, insurance companies and pension funds tend to match the mountains of issuance with an exuberance that eventually can be labeled irrational. Stein’s bottomline is that recent evidence suggests that we are seeing a “fairly significant pattern of reaching-for-yield behavior emerging in corporate credit.” In fact, investors bought over $100 billion of high yield and levered loan paper last year, a record level even exceeding the ominous levels in 2006 and 2007. Shown below in Chart 1 is a history of CLO issuance, admittedly a subset of high yield, but one which illustrates the supply pattern Governor Stein is leery of.   Now at this point, I suppose readers expect yours truly to jump all over the Governor’s speech/premise and to advance my own more learned thesis. Not really. With previously expressed reservations about the prescience of the Fed (or any of us!) I applaud his attempt to answer the initial 1996 question. I think Governor Stein’s speech was a little uni-dimensional, and a little too supply and model driven as opposed to behaviorally influenced, but I liked it, and PIMCO agrees with its conclusion. Corporate credit and high yield bonds are somewhat exuberantly and irrationally priced. Spreads are tight, corporate profit margins are at record peaks with room to fall, and the economy is still fragile. Still that doesn’t mean you should vacate your portfolio of them. It just implies that recent double-digit returns are unlikely to be replicated and that when today’s 5-6% high yield interest rates are adjusted for future defaults and recovery values, that 3-4% realized returns are the likely outcome. Just this past week the Financial Times reported that global corporate default rates are inching higher just as companies with fragile balance sheets sell large amounts of debt. Don’t say Governor Stein didn’t warn you. But I would step now into the forbidden territory of equity pricing by presenting additional historical correlations compiled by Jim Bianco of Bianco Research – admittedly not a thickly populated academically staffed organization like the Fed, but a well-regarded one nonetheless. He points out in a recent daily release that high yield and corporate bonds are really just low beta equivalents of stocks. It appears that they are. The following charts show a rather commonsensical negative correlation of high yield spreads (and therefore future high yield returns) to stock prices.   The conclusion would be that where high yield prices go, stock markets follow, or vice versa. Narrow yield spreads in high yield credit markets appear to be accompanied by “narrow” equity risk premiums in the market for stocks, which is another way of saying that the course of future equity returns may not resemble its recent exuberant past. 3-4% high yield returns over the next few years? Why shouldn’t that logically lead to a generalized 5-6% return forecast for stocks? Admittedly, returns for both high yield and equity markets have been unduly influenced in the past few years by Quantitative Easing, the writing of trillions of dollars of Federal Reserve checks and the exuberant migration of institutions and households alike to the grassier plains of risk assets dependent on favorable economic outcomes. It is what central banks encourage and to date it has been successful. If and when that support dissipates or if the economy remains anemic, investors should be cautious and temper their enthusiasm. PIMCO’s and Governor Stein’s “rational temperance,” in contrast to excessive historical bouts of “irrational exuberance,” simply counsels to lower return expectations, not to abandon ship. PIMCO is a global investment manager – not one with a perpetual frown or even an ever-present half empty glass – but one which hopes to provide alpha and above market returns while still standing tall in the aftermath of future irrational bouts of exuberance. We join with Governor Stein and perhaps Alan Greenspan in encouraging not an exit but a reduced expectation. Credit spreads nor interest rates cannot be artificially compressed forever, nor can stock prices rise perpetually on their coattails. Be rational, be optimistic if so inclined, but temper it with a commonsensical conclusion that we have seen something similar to this before, and that previous outcomes seldom matched the exuberance.  IO Speed read:   1) Chairman Greenspan’s “irrational exuberance” speech in 1996 posed an excellent question, and history provided the answer. 2) Fed Governor Jeremy Stein asks the same question in 2013 with a uni-dimensional but useful model. 3) Stein’s paper, accompanied by correlations from Bianco Research, suggests caution in today’s high yield market. 4) High yield bonds, stock prices and other risk spreads move in relative tandem. 5) PIMCO cautions “rational temperance”: be bullish if you want, but lower return expectations on all asset classes.