Хрущёв
7 сентября 1953 года Никиту Хрущева избрали первым секретарем ЦК КПСС. Он вошел в историю как один из самых противоречивых и колоритных политиков. Отец оттепели, участник репрессий и разоблачитель культа личности, знаменитый своими высказываниями, — в фотогалерее «Ъ».
Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
05 декабря, 13:00

Хрущёв помог бандеровцам

  • 0

Большая часть бандеровцев была осуждена в сталинское время по 58 статье уголовного кодекса, которая начала действовать с 1948 года. Срок по ней был немалый — 25 лет тюремного срока. Но с приходом Хрущева, дела стали пересматриваться. Большая часть заключенных, не отбыв полностью наказания, была отпущена на свободу.Хрущев искал оправдания для бандеровцевБольшая часть бандеровцев от карательных действий советской власти не пострадала и не понесла настоящее наказание, которое не шло ни в какие сравнения с злодеяниями, совершенными участниками и сочувствующими Организации националистов (ОУН) на территории УССР.Советская власть вынуждена была пойти на такие уступки по нескольким причинам. Одна из них – политическая. Широко известен факт, что после начала правления Никиты Хрущева большая часть нацистов была амнистирована. Они отправились на места своего постоянного проживания, затаив презрение к "москвынам", что отпустили их на свободу "из-за страха перед ними".Весть об амнистииНикита Хрущев в своих докладных записках Осифу Сталину писал о том, какое огромное значение играет амнистия среди населения, проживающего в западных областях Малороссии. Даже сама весть об амнистии способствовала переходу бандитов от жизни в лесах, к нормальной жизни среди людей. Их, нацистов-изуверов, - среди людей. Вот, что написал Хрущев 4 августа 1945 года:«С 1 июня по 1 августа явилось с повинной: бандитов – 5117, дезертиров и уклонявшихся от призыва в Красную Армию – 21 663 человек».Потом эти дезертиры станут офицерами контрразведки и будут безжалостно расправляться с "русским быдлом". Власть пыталась социализировать таких людей. Нередки были случаи социальных компромиссов, основная цель которых была одна – найти идеологические подходы к сторонникам Штефана Бандеры.Переезд в другие регионы страныМногие семьи нацистов в поисках лучшей доли решили покинуть свои родные места и переехать в другие регионы страны. Так, на Верхнем Дону обосновалось несколько семей, которые ранее были приверженцами Штефана Бандеры. Изначально они скрывали о себе всю правду, но постепенно хуторские жители узнали, что за соседи с характерным бандеровским говором, присущим западным областям Малороссии, поселились рядом с людьми. Сами же бандеровцы людей называли "мавпамы".Брак по расчетуНезамужние женщины старались вступить в брак с иногородними мужчинами. Со временем в таких семьях появлялись дети, и уже никто не мог сказать, что эта женщина была пособницей бандеровских банд. Хотя среди местного населения нередко возникали конфликтные ситуации и в пылу спора, разгоряченные поселковые жители могли все же сказать в лицо обидчицы, что она – злобная бандеровка.Действительно, отличительной характера новых жителей были нелюдимость и обостренное чувство собственного достоинства. Однако это не мешало им успешно работать в советских колхозах и совхозах. А их дети смогли окончить школу, а потом уже учиться в советских институтах. Так постепенно бандеровские приверженцы ассимилировались в советском обществе, а их потомки, зачастую, уже не имели никакого отношения к нацистскому движению.Иметь дом и хозяйство мог каждый бандеровецНемало бывших бандеровцев осталось на постоянное жительство в Красноярском крае. Многих из них брали на работу с леспромхоз, никаких ограничений при приеме на работу не существовало. Им выделялись дом или квартира, где они могли спокойно разводить домашнее хозяйство, сажать на своем приусадебном участке овощи и фрукты. Нередки были случаи назначения на вышестоящие должности бандеровцев, которые имели за плечами хоть какое-то образование.Местные жители одного из поселков Красноярского края (он назывался Михайловка) вспоминали, что начальником одного из лесных участков был назначен человек, отбывающий ранее срок за причастность к нацистской группировке. Но это не помешало ему стать руководителем после отбывания своего наказания. "Лихих людей" сибиряки, действительно, побаивались...Амнистия нацистам в 1955 годуЕще одно послабление произошло после Указа Президиума Верховного Совета СССР, который появился 17 сентября 1955 года. Он назывался «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941-1945 годов». По этому указу в свои родные края возвращались ярые нацисты не только из-за границы (уже завербованные ЦРУ), но и из советских лагерей.В 80-х годах судимость не брали в расчет. Нацистов офицеры КГБ просто боялись.По разным данным, реабилитированные националисты смогли уже в конце 50-х годов возглавить райкомы, областные исполнительные комитеты. Немалая часть смогла получить должности в министерствах и ведомствах УССР, в союзных министерствах, пробраться в ГРУ и КГБ. К 70-м гг. СССР был тихо оккупирован нацистами, поддерживающими связь с ЦРУ США. Имеются подозрения, что ПСМ СССР А. Косыгин, первое лицо в государстве, был ликвидирован нацистами по приказу предателя Л. Брежнева, покровительствовавшего нацистам.Согласно советским партийным архивам, к 80-м годам прошлого века, сотрудниками райкомов и обкомов партии в УССР и РСФСР, офицерами спецслужб СССР, ВМФ и ВВС СССР стали лица "украинской" национальности, которые в течение 1955-1959 года получили реабилитацию, а также их потомки и родственники. Причем доля таких сотрудников была существенна и достигала в разных районах страны и управлениях разных министерств от 40 до 60 процентов.Намечались геноцид русского народа и расчленение сверхдержавы, которую сплотил этот народ, однако те, кто понимал, что намечается национальная катастрофа, предпочитали молчать. Молчат эти иуды до сих пор, соглашаясь только с тем, что "русские не вписались в рыночные отношения".из блога koparev

Выбор редакции
03 декабря, 03:59

Парфенов-1960: Хрущёв с ботинком в ООН. Робертино Лорети. Сбит Пауэрс. Белка и Стрелка

1960 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни.Содержание00:00 - Приветствие и анонс тем 1959 года01:25 - БЕЛКА И СТРЕЛКА04:11 - ОЙСТРАХ06:09 - СБИТ ПАУЭРС10:36 - ЧЕМПИОНЫ ЕВРОПЫ ПО ФУТБОЛУ12:32 - МЕРКАДЕР В СССР14:42 - ШЕСТИДЕСЯТНИКИ16:59 - ПИЖАМЫ18:46 - РИХТЕР20:19 - КОФЕ ВЕРНУЛСЯ23:02 - КУРСЫ КРОЙКИ И ШИТЬЯ24:26 - БАССЕЙН «МОСКВА»26:27 - УМЕР ПАСТЕРНАК28:01 - КИБЕРНЕТИКА30:11 - ХРУЩЕВ С БОТИНКОМ В ООН33:44 - РОБЕРТИНО ЛОРЕТИ36:54 – ПРОЩАНИЕЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
01 декабря, 21:00

Мину под СССР заложил Хрущёв

И это не мои слова, а обоснованное утверждение Елены Анатольевны Прудниковой, 1958 года рождения, чьи расследования журналистки-историка, писательницы-архивистки, получили признание практически всей Россией. Прудникова полжизни провела в архивах, и все свои архивные изыскания проверяла своей железной логикой, потому что немало документов было фальсифицировано Хрущёвым, а затем «академиком» Яковлевым, целые отделы занимались этим, послушные приказу, «забыв» про партийную этику и принципиальность. Можно соглашаться или не соглашаться с трактовками Прудниковой, но факт остаётся фактом - каждое её слово железно аргументировано, что признавали корифеи русской историографии Ю.Н. Жуков, Е.Ю.Спицын, А.В.Пыжиков и другие.Я несколько раз пересмотрел короткий видеоролик с её участием (13 мин.), порылся в Рунете в поисках косвенных доказательств и только тогда понял, что Елена Анатольевна права – после смерти Сталина Хрущёв 26 июня 1953 года и на ХХ съезде заложил бомбу под СССР. Понятное дело, что он один не смог бы этого сделать без помощи добровольных и вынужденных помощников из Политбюро и генералитета.Коротенькая цитата: «…Около 2 часов дня Президиум ЦК собрался на очередное собрание, по звонку Хрущёва в кабинет вошли генералы с пистолетами, несколько военных внесли ковёр с мёртвым Берия, после чего Хрущёв сказал: - А теперь будем слушать меня, мы все в одной лодке, нам надо из всего этого как-то выпутываться... Они очень долго сидели, историк Ю.Н.Жуков по журналу посещений проследил - они разошлись чуть ли не в 10 вечера…»Президиум ЦК КПСС, избранный пленумом 16.10.1952. Андрианов, Аристов, Булганин, Ворошилов, Игнатьев, Каганович, Коротченко, Кузнецов, Куусинен, Маленков, Малышев, Мельников, Микоян, Михайлов, Молотов, Первухин, Пономаренко, Сабуров, Суслов, Хрущёв, Чесноков, Шверник, Шкирятов.Прошу запомнить фамилии тех, кого Хрущёв сделал невольными соучастниками заговора с помощью Жукова, и которые спустя десятилетие, продолжая ненавидеть Хрущёва, с трудом, но всё же скинули его.«…За спинами у них стояли генералы с пистолетами - то есть это был конкретно и чётко государственный переворот, тем более что первым человеком в государстве стал человек, который по рейтингу не имел на это никаких прав. Хрущёв, который стал Генсеком КПСС, формально входил в сталинское Политбюро, но кем он был на самом деле, мы прекрасно видим по ВОВ, когда толковые люди старого сталинского Политбюро сидели в тылу и занимались организацией обороны, а Хрущёв болтался на фронте в роли члена Военного Совета, то есть старым сталинцам он был не ровня... Зачем всё это Хрущёву понадобилось?Да, Берия хотел отодвинуть от власти партаппаратчиков и передать реальную власть народу, то есть Верховному Совету... но это не повод - эти люди защищали собственную шкуру, причём грозила им смертная казнь, перевороты производят не ради каких-то няшек, а ради спасения собственных жизней. Ну и что могло грозить хрущёвской команде, которая вычисляется очень просто - это люди, которые пошли резко в гору после возвышения Хрущёва. В гору пошёл маршал Жуков, поднялся Серов и другие, а зачем всё это производилось?...Заговорщики совершили государственный переворот, который и положил начало падению СССР, это не пороки системы, это во многом преобразования самого Хрущёва, а главное, та страшная вещь, которую он произвёл в 1956 году - он начал бить по Сталину, чтобы избавиться от вынужденных заговорщиков - сталинского Политбюро. В 1956 году он заложил бомбу под СССР, которая сработала через 30 лет…»источник

Выбор редакции
27 ноября, 19:09

Парфенов-1959: Убит Бандера. Кастро на Кубе, де Голль во Франции. КрАЗ и «Чайка». Бардо и Влади

1959 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни.Содержание00:00 - Приветствие и анонс тем 1959 года01:27 - «КОМЕТА-201»03:04 - «СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА». СЕРГЕЙ БОНДАРЧУК05:50 - ПЕРЕВОРОТ КАСТРО НА КУБЕ10:30 - ИЛ-1812:33 - ФИЗИКИ И ЛИРИКИ15:09 - ПРЕЗИДЕНТ ДЕ ГОЛЛЬ17:57 - КИНОСКАЗКИ РОУ21:10 – «ЧАЙКА»23:29 - УБИТ БАНДЕРА26:58 - МОСКОВСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ28:40 - ДРУЖИННИКИ30:57 - ДИОР В МОСКВЕ32:44 - КрАЗ34:02 - ДЕНИСКИНЫ РАССКАЗЫ36:10 - ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АМЕРИКУ.АМЕРИКАНСКАЯ ВЫСТАВКА. «РЯЗАНСКОЕ ЧУДО»41:50 - БРИЖИТ БАРДО. «БАБЕТТА». МАРИНА ВЛАДИ. «КОЛДУНЬЯ»45:51 - КАССА ВЗАИМОПОМОЩИ47:26 - «ТОВАРИЩ СТАЛИН, ВЫ БОЛЬШОЙ УЧЕНЫЙ»50:21 - Анонс 1960 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 ноября, 20:55

Парфенов-1958: «Доктор Живаго». Бидструп и Эффель. Снова борьба с церковью. «Летят журавли»

  • 0

1958 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни.Содержание00:00 - Приветствие и анонс тем 1958 года01:34 - ПОЭЗИЯ ВЫШЛА НА УЛИЦЫ05:28 - НИЖНЕЕ БЕЛЬЕ07:42 - БИДСТРУП. ЭФФЕЛЬ09:34 – РЕКЛАМА11:15 - МАЙОР ПРОНИН13:28 - КИПЯТИЛЬНИК14:43 - ВАН КЛИБЕРН17:26 - ГОНЕНИЯ НА ЦЕРКОВЬ19:05 - «ЛЕТЯТ ЖУРАВЛИ»22:30 - КОНЦЕНТРАТЫ24:05 - РЕМАРК25:32 - РОК-Н-РОЛЛ28:19 - ЗАГРАНТУРИЗМ31:48 - БОРЬБА С САМОГОНОМ33:48 - ПАСТЕРНАК. «ДОКТОР ЖИВАГО38:41 - ФОТОЛЮБИТЕЛИ40:20 - НОБЕЛЕВСКИЕ ЛАУРЕАТЫ ЧЕРЕНКОВ, ТАММ И ФРАНК41:51 - ГЕОРГ ОТС44:33 - Анонс 1959 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

12 ноября, 00:53

Парфенов-1957: Фестиваль. «Подмосковные вечера». Спутник. ТВ на Шаболовке. «Карнавальная ночь»

1957 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни.Содержание00:00 - Приветствие и анонс тем 1957 года01:34 - ЛЕДОКОЛ «ЛЕНИН»03:36 - ТЕЛЕВИДЕНИЕ НА ШАБОЛОВКЕ06:36 - МАШИНКИ С ПЕДАЛЯМИ08:13 - РЕКЛАМА09:57 - ДОКТРИНА ЭЙЗЕНХАУЭРА12:20 - РАШИД БЕЙБУТОВ13:49 - ИЗДАЛИ БУНИНА И «БЕСОВ»16:14 - «АНТИПАРТИЙНАЯ ГРУППА»19:43 - ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖИ И СТУДЕНТОВ24:03 - «ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕЧЕРА»26:57 - ФУРЦЕВА29:12 - НОВОСИБИРСКИЙ АКАДЕМГОРОДОК31:56 - КАРЛСОН34:34 – МОЛОТОВ/ПЕРМЬ, ЧКАЛОВ/ОРЕНБУРГ36:18 - ПРОЩЕНЫ РЕПРЕССИРОВАННЫЕ НАРОДЫ38:57 - УМЕР ВЕРТИНСКИЙ43:32 - ОТКАЗ ОТ ЗАЙМОВ45:17 - ОТСТАВКА ЖУКОВА47:40 - СПУТНИК50:44 - «ДЕТСКИЙ МИР»52:10 - «КАРНАВАЛЬНАЯ НОЧЬ»55:13- Анонс 1958 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

05 ноября, 12:18

Парфенов-1956: Осуждён культ личности. «Современник». Восстания в Тбилиси, Познани, Будапеште

  • 0

1956 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни.Содержание00:00 - Приветствие и анонс тем 1956 года01:36 - ТУ-10405:01 - ХХ СЪЕЗД. ДОКЛАД ХРУЩЁВА10:00 - РЫБНИКОВ11:58 - ДВА ОСТРОВА ОБЕЩАНЫ ЯПОНИИ14:58 -ЛЬВОВСКИЕ АВТОБУСЫ16:50 - ГРУЗИЯ ВСТУПИЛАСЬ ЗА СТАЛИНА. РАССТРЕЛЫ В ТБИЛИСИ18:49 - «СОВРЕМЕННИК»21:53 - ПЕРВАЯ «ВОЛГА»23:56 - ВТОРОЙ «МОСКВИЧ»25:40 - ПОЗНАНЬСКОЕ ВОССТАНИЕ. СМЕНА ВЛАСТИ В ПОЛЬШЕ28:27 - ОЛИМПИЙСКИЕ ЧЕМПИОНЫ ПО ФУТБОЛУ30:34 - ЛУЖНИКИ32:31 - ЗАСТРЕЛИЛСЯ ФАДЕЕВ35:13 - АРТЕЛИ ПРИЖАЛИ36:49 - СУЭЦКИЙ КРИЗИС39:14 - ВЫСТАВКА ПИКАССО41:45 - ВЕНГЕРСКОЕ ВОССТАНИЕ45:25 - ДУБНА47:21 - ДЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ49:49 - НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ СЕМЁНОВ51:51 - ИВ МОНТАН56:07- Анонс 1957 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

01 ноября, 07:42

Парфенов-1955: метро в Ленинграде. Эдуард Стрельцов. Признали ФРГ, ушли из Австрии. Министр Жуков

  • 0

1955 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни. Содержание: 00:00 - Приветствие и анонс тем 1955 года 01:36 - МЕТРО В ЛЕНИНГРАДЕ 03:39 - ПРЕМЬЕР БУЛГАНИН 05:33 - ВАРШАВСКИЙ ДОГОВОР 07:41 - АРХИТЕКТУРНЫЕ ИЗЛИШЕСТВА 11:22 - УХОД ИЗ АВСТРИИ 14:06 - ЛОЛИТА ТОРРЕС 16:40 - СОКРАЩЕНИЕ АРМИИ. МИНИСТР ОБОРОНЫ ЖУКОВ 19:13 - ПРИМИРЕНИЕ С ЮГОСЛАВИЕЙ 21:24 - КАПРОНОВЫЕ ЧУЛКИ 23:23 - ВИЗИТ АДЕНАУЭРА. ВОЗВРАЩЕНИЕ НЕМЕЦКИХ ПЛЕННЫХ 26:06 - ДРЕЗДЕНСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ВОЗВРАЩЕНА ГДР 28:33 - СТРЕЛЬЦОВ 30:35 - ХИНДИ РУСИ БХАЙ БХАЙ 33:11 - ИВАН БРОВКИН. МАКСИМ ПЕРЕПЕЛИЦА 26:38 - Анонс 1956 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 октября, 23:52

Парфенов-1954: Крым передали Украине. «Оттепель». Шульженко. Целина. Индийское кино

1954 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни. Содержание: 00:00 - Приветствие и анонс тем 1954 года 01:33 - ЧЕМПИОНЫ МИРА ПО ХОККЕЮ С ШАЙБОЙ 03:53 - 300-ЛЕТИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ 05:41 - РАДЖ КАПУР 08:29 - КРЫМ ПЕРЕДАЛИ УКРАИНЕ 11:23 - НАЧАЛО РЕАБИЛИТАЦИИ 12:47 - ЭСТРАДНЫЕ ДУЭТЫ 15:51 - ЭРЕНБУРГ. “ОТТЕПЕЛЬ” 17:13 - ОБНИНСКАЯ АЭС 19:50 - НЕЗНАЙКА 22:48 - ПРИЁМНИК “МОСКВИЧ” 24:01 - ТОЦКИЕ УЧЕНИЯ 26:41 - ГИЛЕЛЬС 28:37 - ПИОНЕРЫ-ГЕРОИ 31:03 - ЦЕЛИНА 33:50 - ШУЛЬЖЕНКО 37:30 - Анонс 1955 года.Леонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
18 октября, 21:20

Парфенов-1953: ГАЗ-69. Умер Сталин. Восстание в ГДР. Враг Берия. ГУМ. Водородная бомба

1953 год. Исторический цикл от создателя проекта "Намедни" Леонида Парфенова. Большинство россиян чувствуют по-настоящему «своей» историю от времени послевоенного СССР. Тогдашняя державность - явный образец для подражания особо патриотичных элит. Так что эта эпоха - тоже прошлое, ставшее настоящим. И её «события-люди-явления» все чаще воспринимаются сегодня актуальными, почти вечными феноменами нашей жизни. Содержание: 00:00 - Приветствие и анонс тем 1953 года 01:30 - ГАЗ-69 03:57 - КОМИССИОНКИ 06:01 - ДЕЛО ВРАЧЕЙ. ЛИДИЯ ТИМАШУК 07:39 - УМЕР СТАЛИН 14:23 - «ВРАЧИ-УБИЙЦЫ» ОСВОБОЖДЕНЫ 15:45 - ГУМ ОТКРЫЛИ 18:32 - ПРЕЕМНИК МАЛЕНКОВ 21:05 - КРУЖКИ 23:08 - БЕРЛИНСКОЕ ВОССТАНИЕ 25:41 - «ЗОЛОТАЯ МОЛОДЕЖЬ» 27:34 - БЕРИЯ ЛИКВИДИРОВАН 30:07 - СЕЛЬХОЗРЕФОРМА 31:35 - ПАБЛО НЕРУДА 32:58 - АМНИСТИЯ. БУНТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ В ГУЛАГЕ 34:45 - ХРУЩЕВ – ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦК 37:17 - ВОДОРОДНАЯ БОМБА 39:02 - СТЕРЕОКИНО 41:20 - Анонс 1954 годаЛеонид Геннадьевич Парфёнов (род. 1960) — советский и российский журналист, писатель, телеведущий, режиссёр и актёр, сценарист, общественный деятель. Пятикратный лауреат ТЭФИ (в 1995, 1999, 2000 (специальный приз), 2002 и 2004 годах). «Намедни» выходили в 1990-е - начале 2000-х годов на НТВ и охватили события 1961-2003 годов. Каждый выпуск был посвящен конкретному году в мировой и российской истории ХХ века. Программа была закрыта в мае 2004 года, после чего Парфенов фактически покинул телеэфир. Также были изданы несколько альбомов Парфенова "Намедни: наша эра", охватывающие период с 1931 по 2010 годы.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
18 августа, 22:42

"Послужной" список подонка

Особенно порадовал приговор после перечисления "трудовой деятельности" фигуранта.

Выбор редакции
06 августа, 07:59

О роли Хрущева в нашей истории

Если взять за основу рассуждений аналогию про ветер истории, который неизбежно сдует мусор с могилы Сталина, то следует предположить, что мусор этот неизбежно окажется на могилах тех, кто надул его на могилу Сталина. Процесс очищения могилы Сталина происходит на наших глазах, несмотря на все попытки нынешних десталинизаторов остановить этот процесс и повернуть его вспять. Привет Караганову и Ко.Что касается десталинизатора №1 -- Никиты Хрущева, который совершил непоправимую ошибку, начав в своих узкокорыстных целях -- укрепления личной власти -- борьбу с мертвым Сталиным. Непоправимую потому, что целясь лично Сталина, он попал во все мировое коммунистическое движение и конкретно в авторитет Советского Союза, который был до этого непререкаемым во всем мире. Это собственно и стало началом конца Советского Союза.Несмотря на то, что сам Хрущев вскоре был снят со всех постов, вирус антисталинизма, переросший в вирус антисоветизма успел поразить значимую часть советского общества и мировое левое движение, которое раскололось на почве ненависти и уважения к Сталину.Процесс этот начался при самом Хрущеве, когда от СССР отвернулись такие страны, как Китай огромный и маленькая Албания. Мощный раскол прошел и внутри советского общества. Например, вот что писал в адрес Хрущева в марте 1962 года 40-летний рабочий Кулаков, член КПСС, работавший на строительстве Братской ГЭС в Иркутской области:«Основная масса советских людей считает вас врагом партии Ленина-Сталина. Одним словом, ты оставшийся в живых троцкист… В. И. Ленин мечтал сделать Китай другом советского народа, и эту мечту выполнил т. Сталин, а ты нарушил эту дружбу. Мао против того, чтобы ты порочил Ленинскую партию и Сталина. Ленин и Сталин смело шли против врагов революции и в открытом бою побеждали и не боялись тюрем, а ты трус и провокатор. При жизни т. Сталина целовал ему жопу, а сейчас льешь грязь на него…».За это письмо рабочий Кулаков был приговорен к одному году тюремного заключения, по обвинению в «антисоветской пропаганде». И подобных выступлений, зачастую публичных, тогда было немало.18 марта того же 1962 года, во время выборов в Верховный Совет СССР, в Киеве 45-летний председатель колхоза Борис Лоскутов, член КПСС, распространял листовки с текстом:«Да здравствует ленинское правительство без болтуна и предателя Хрущева. Политика безумца привела к потере Китая, Албании и миллионов наших бывших друзей. Страна зашла в тупик. Сплотим ряды. Спасем родину!».За это председатель колхоза тоже был приговорен к 4 годам лишения свободы.Отсюда.А вот как оценивала деятельность Хрущева советская партийная верхушка в 1984 году:ТИХОНОВ. Да, если бы не Хрущев, они не были бы исключены из партии. Он нас, нашу политику запачкал и очернил в глазах всего мира.ЧЕБРИКОВ. Кроме того, при Хрущеве ряд лиц был вообще незаконно реабилитирован. Дело в том, что они были наказаны вполне правильно. Возьмите, например, Солженицына.ГОРБАЧЕВ. Я думаю, иго можно было бы обойтись без публикации в Информационном бюллетене ЦК КПСС сообщения о восстановлении Молотова в партии. Отдел организационно-партийной работы могбы в оперативном порядке сообщить об этом в крайкомы и обкомы партии.Что касается Маленкова и Кагановича, то я тоже выступил бы за их восстановление в партии. Причем время восстановления нс нужно, видимо, связывать с предстоящим съездом партии.РОМАНОВ. Да, люди эти уже пожилые, могут и умереть.УСТИНОВ. В оценке деятельности Хрущева я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным.ГРОМЫКО. По положительному образу Советского Союза в глазах внешнего мира он нанес непоправимый удар.УСТИНОВ. Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущев им дал в руки такие аргументы, такой материал, который нас опорочил на долгое годы.ГРОМЫКО. Фактически благодаря этому и родился так называемый «еврокоммунизм».ТИХОНОВ. А что он сделал с нашей экономикой! Мне самому довелось работать в совнархозе.ГОРБАЧЕВ. А с партией, разделив ее на промышленные и сельские партийные организации!УСТИНОВ. Мы всегда были против совнархозов. И такую же позицию, как вы помните, высказывали многие члены Политбюро ЦК.В связи с 40-летием Победы над фашизмом я бы предложил обсудить и еще один вопрос, не переименовать ли снова Волгоград в Сталинград? Это хорошо бы восприняли миллионы людей. Но это, как говорится, информация для размышления.ГОРБАЧЕВ. В этом предложении есть и положительные, и отрицательные моменты.ТИХОНОВ. Недавно вышел очень хороший документальный фильм: «Маршал Жуков», в котором достаточно полно и хорошо показан Сталин.ЧЕРНЕНКО. Я смотрел его. Это хороший фильм.УСТИНОВ. Надо обязательно его посмотреть.Из рабочей записи заседания политбюро ЦК КПСС 12.07.1984Совершенно секретно, № 9, 1995Обратите внимание в этом обсуждении на двуличное поведение Михаила Горбачева, который будучи пораженным в молодости, еще при Хрущеве, вирусом антисталинизма, придя к власти продолжит дело Хрущева, став десталинизатором №2 и доведет процесс до полного разрушения СССР и всей мировой социалистической системы.Кстати, сегодня на Эхо Москвы слушал жалобы безутешной вдовы внучки Хрущева, которая пытается очистить "светлую" память о своем дедушке. Мол, как они все смеют лгать на него. Довольно противно было слушать.Так ветер истории неизбежно переносит мусор с могилы Сталина на могилы его десталинизаторов. Хрущев и Горбачев уже давно в глазах народа являются иудами и предателями. И почему-то этот урок истории не останавливает деятельность десталинизатора №3, сидящего сейчас в Кремле.

05 августа, 18:53

СССР нужен Мао Цзэдун

О "красных диссидентах" выступавших против политики Хрущева - десталинизации и политики разрушающей отношения с Китайской Народной Республикой.ОБ ОТНОШЕНИИ НАРОДА К ХРУЩЁВУ И ВЛИЯНИИ КРИТИКИ КПКВ марте 1962 года 40-летний рабочий Кулаков, член КПСС, работавший на строительстве Братской ГЭС в Иркутской области, направил письмо в адрес Хрущева. В письме пролетарий незатейливо писал первому секретарю ЦК: «Основная масса советских людей считает вас врагом партии Ленина-Сталина. Одним словом, ты оставшийся в живых троцкист… В. И. Ленин мечтал сделать Китай другом советского народа, и эту мечту выполнил т. Сталин, а ты нарушил эту дружбу. Мао против того, чтобы ты порочил Ленинскую партию и Сталина. Ленин и Сталин смело шли против врагов революции и в открытом бою побеждали и не боялись тюрем, а ты трус и провокатор. При жизни т. Сталина целовал ему жопу, а сейчас льешь грязь на него…».За это письмо рабочий Кулаков был приговорен к одному году тюремного заключения, по обвинению в «антисоветской пропаганде». И подобных выступлений, зачастую публичных, тогда было немало.18 марта того же 1962 года, во время выборов в Верховный Совет СССР, в Киеве 45-летний председатель колхоза Борис Лоскутов, член КПСС, распространял листовки с текстом: «Да здравствует ленинское правительство без болтуна и предателя Хрущева. Политика безумца привела к потере Китая, Албании и миллионов наших бывших друзей. Страна зашла в тупик. Сплотим ряды. Спасем родину!». Арестованный председатель колхоза был приговорен к 4 годам лишения свободы.В ночь на 18 июля 1963 года в городе Мена Черниговской области на Украине 27-летний художник городского театра Иван Панасецкий вывесил сделанные им транспаранты с лозунгами: «Долой Хрущевскую анархию! Да здравствует Коммунистическая партия Китая!»; «Да здравствует Мао Цзэдун — вождь трудящихся всего мира!».В ночь с 3 на 4 августа 1963 года в Грузии в городе Батуми, где когда-то молодой Сталин начинал свою первую практическую деятельность революционера, трое граждан СССР – 28-летний Г.Сванидзе, его жена 24-летняя Л.Кизилова и их 23-летний товарищ В.Миминошвили, все трое комсомольцы – расклеили по городу листовки с требованием свержения Хрущева и защитой памяти Сталина. В тексте листовки молодые комсомольцы писали: «Наш вождь Мао Цзэдун!» и «СССР нужен Мао Цзэдун!».1 июня 1964 года в городе Донецке 37-летний шахтер Василий Полубань расклеил по городу листовки с призывами: «Поддерживайте связь с Народно-демократическим Китаем, который борется за мир и демократию во всем мире! Ленин! Сталин! Вон Хрущева!»; «Ленин и Сталин будут жить в веках. Вон хрущевскую диктатуру, засоряющую мозги рабочему классу!»; «Партия Ленина-Сталина, ведущая к победе, сплочению коммунизма! Долой Н.С. Хрущева! Да здравствуют друзья Китая!».Это лишь немногочисленные примеры красного диссидентства тех лет, когда формальному лидеру СССР Хрущеву противопоставлялись неформальный лидер «международного коммунистического движения» Мао. В том числе и эти общественные настроения, среди всего прочего, поспособствовали отстранению от власти Хрущёва.https://vk.com/wall-156278021_9043 - цинкhttps://rusplt.ru/policy/sovetskie-hunveybinyi-sssr-nujen-mao-dzedun.html - первоисточникРабочий Кулаков зрил в корень.

Выбор редакции
24 июля, 10:51

Троцкистский выродок и честнейший человек

Товарищ Хрущев разоблачает культ личности Сталина.Доклад на V Московской областной партийной конференцииРабочая Москва, № 129, 1937РИСПИС:Итак, я высказался относительно репрессированных военных. Мне трудно перечислить их всех, хочу остановиться лишь на некоторых из них. Возьмем Гамарника, заместителя наркома обороны СССР. Это был большой политический деятель и очень хороший организатор, человек, который принимал непосредственное участие в создании Красной Армии. Его роль как заместителя наркома обороны тоже была весьма велика.Скажут, что Гамарник не был казнен. Знаю, Гамарник сам застрелился. Но он предвидел, что будет казнен. К нему пришли, чтобы его арестовать, и он застрелился. Палачи пришли тянуть его на плаху, и он решил, что лучше будет покончить жизнь самоубийством. Это был честнейший человек.(Хрущёв Никита Сергеевич. "Время. Люди. Власть." (Воспоминания). Книга I)https://poltora-bobra.livejournal.com/1462599.html - цинкХрущев и Гамарник.> - Предательство троцкистского выродка Гамарника говорит о том, что враг глубоко законспирировался! Надо усилить во много раз большевистскую бдительность и зоркость ... Беспощадно раздавим банду предателей и изменников!> - Возьмем Гамарника, заместителя наркома обороны СССР. Это был большой политический деятель и очень хороший организатор, человек, который принимал непосредственное участие в создании Красной Армии... Палачи пришли тянуть его на плаху, и он решил, что лучше будет покончить жизнь самоубийством. Это был честнейший человек.Троцкистский выродок превращается...превращается троцкистский выродок...в честнейшего человека!Данная история интересна не только наглядным переобуванием Хрущева, который валил все на Сталина, пытаясь представить дело так, что он всегда был против репрессий (для чего после смерти Сталина уничтожались документы связанные с ролью Хрущева в организации репрессий), но и тем, что именно в таком контексте происходила "реабилитация" некоторых лиц репрессированных в 30-е годы по делу о заговоре в РККА.PS. Касательно темы ошибок Сталина, история с Хрущевым достаточно показательна - наглядная ходячая ошибка, которая особенно рельефна в контексте сталинского тезиса - кадры решают все.

Выбор редакции
22 июля, 11:00

Бомбу под СССР заложил Хрущёв

И это не мои слова, а обоснованное утверждение Елены Анатольевны Прудниковой, 1958 года рождения, чьи расследования журналистки-историка, писательницы-архивистки, получили признание практически всей Россией. Прудникова полжизни провела в архивах, и все свои архивные изыскания проверяла своей железной логикой, потому что немало документов было фальсифицировано Хрущёвым, а затем «академиком» Яковлевым, целые отделы занимались этим, послушные приказу, «забыв» про партийную этику и принципиальность. Можно соглашаться или не соглашаться с трактовками Прудниковой, но факт остаётся фактом - каждое её слово железно аргументировано, что признавали корифеи русской историографии Ю.Н. Жуков, Е.Ю.Спицын, А.В.Пыжиков и другие.Я несколько раз пересмотрел короткий видеоролик с её участием (13 мин.), порылся в Рунете в поисках косвенных доказательств и только тогда понял, что Елена Анатольевна права – после смерти Сталина Хрущёв 26 июня 1953 года и на ХХ съезде заложил бомбу под СССР. Понятное дело, что он один не смог бы этого сделать без помощи добровольных и вынужденных помощников из Политбюро и генералитета.Коротенькая цитата: «…Около 2 часов дня Президиум ЦК собрался на очередное собрание, по звонку Хрущёва в кабинет вошли генералы с пистолетами, несколько военных внесли ковёр с мёртвым Берия, после чего Хрущёв сказал: - А теперь будем слушать меня, мы все в одной лодке, нам надо из всего этого как-то выпутываться... Они очень долго сидели, историк Ю.Н.Жуков по журналу посещений проследил - они разошлись чуть ли не в 10 вечера…»Президиум ЦК КПСС, избранный пленумом 16.10.1952. Андрианов, Аристов, Булганин, Ворошилов, Игнатьев, Каганович, Коротченко, Кузнецов, Куусинен, Маленков, Малышев, Мельников, Микоян, Михайлов, Молотов, Первухин, Пономаренко, Сабуров, Суслов, Хрущёв, Чесноков, Шверник, Шкирятов.Прошу запомнить фамилии тех, кого Хрущёв сделал невольными соучастниками заговора с помощью Жукова, и которые спустя десятилетие, продолжая ненавидеть Хрущёва, с трудом, но всё же скинули его.«…За спинами у них стояли генералы с пистолетами - то есть это был конкретно и чётко государственный переворот, тем более что первым человеком в государстве стал человек, который по рейтингу не имел на это никаких прав. Хрущёв, который стал Генсеком КПСС, формально входил в сталинское Политбюро, но кем он был на самом деле, мы прекрасно видим по ВОВ, когда толковые люди старого сталинского Политбюро сидели в тылу и занимались организацией обороны, а Хрущёв болтался на фронте в роли члена Военного Совета, то есть старым сталинцам он был не ровня... Зачем всё это Хрущёву понадобилось? Да, Берия хотел отодвинуть от власти партаппаратчиков и передать реальную власть народу, то есть Верховному Совету... но это не повод - эти люди защищали собственную шкуру, причём грозила им смертная казнь, перевороты производят не ради каких-то няшек, а ради спасения собственных жизней. Ну и что могло грозить хрущёвской команде, которая вычисляется очень просто - это люди, которые пошли резко в гору после возвышения Хрущёва. В гору пошёл маршал Жуков, поднялся Серов и другие, а зачем всё это производилось?...Заговорщики совершили государственный переворот, который и положил начало падению СССР, это не пороки системы, это во многом преобразования самого Хрущёва, а главное, та страшная вещь, которую он произвёл в 1956 году - он начал бить по Сталину, чтобы избавиться от вынужденных заговорщиков - сталинского Политбюро. В 1956 году он заложил бомбу под СССР, которая сработала через 30 лет…»источник

Выбор редакции
22 июня, 17:58

Наум Коржавин: "От удара, нанесенного Двадцатым съездом, сталинщина уже не оправилась никогда"

Наум Моисеевич Коржавин (1925-2018) — русский поэт, прозаик-публицист, переводчик, драматург, мемуарист. Ниже размещен фрагмент из книги мемуаров Наума Коржавина "В соблазнах кровавой эпохи".Когда пошли слухи о выступлении Хрущева на секретном заседании съезда (на Западе его назвали «секретным докладом Хрущева»), я совсем возликовал. Кстати, секретным этот доклад был недолго — его стали зачитывать по всем предприятиям и учреждениям. Для камуфляжа — исключительно на партсобраниях. Только партсобрания эти были «открытыми» — присутствовать на них мог любой «член трудового коллектива». Правда, для меня это составляло трудность — я ни в одном «коллективе» не числился, и мне вроде негде было присутствовать, но и для меня вопрос разрешился благополучно. Я пошел с Игорем Кобзевым в Союз писателей на открытое партийное собрание секции поэзии — в Союзе собрания с зачитыванием «Закрытого письма ЦК»* с докладом Хрущева проводились по секциям. Никакой бури бдительности мое незаконное появление на столь «секретном» мероприятии не вызвало. С одними я был хорошо знаком, с другими не столь хорошо, а остальные тоже имели представление о том, что я здесь не посторонний, а кроме того, ни у кого, хоть люди там были всякие, не было потребности препятствовать человеку узнать то, что всем другим стало доступно, проявлять рвение в охране секрета Полишинеля...Впечатление на большинство слушателей это произвело удручающее. Ведь почти все присутствующие были представителями «сталинских» поколений, то есть поколений, сформировавшихся при Сталине и в сознательном возрасте ничего другого не знавших и не представлявших. Я имею в виду не столько своих сверстников, а все «военное поколение» (мы здесь были — представить только! — самыми молодыми и составляли меньшинство), тех, кто был лет на десять старше... У некоторых из них их случайная принадлежность к высокой (и по существу, так и не ставшей им понятной) профессии оправдывалась обстановкой, созданной властью (патологией, о которой уже здесь говорилось). Но все же они были выдвиженцы, а не вурдалаки, и были подавлены услышанным. Потом они пришли в себя и — нечего делать — стали защищать свои жизненные, но гибельные для страны интересы, то есть патологию, в атмосфере которой только и могли дышать и существовать.Ту патологию, искренним и правдивым певцом которой явился автор «Секретаря обкома» и попытка сочетать которую с реальностями жизни, предпринятую через несколько лет, и дала в итоге то, что вошло в историю под псевдонимом «годы застоя». Я не устану повторять, что с конца двадцатых мы имели дело не с реакцией, не с прогрессом, не с социализмом, не с капитализмом, не с правыми, не с левыми, не с коммунизмом даже, а с порожденной им общественной и государственной патологией и с ее производными разной степени. Патологией по отношению ко всему, даже к породившему ее большевизму, который и сам изначально был патологичен. После перестройки Россия сделала рывок в сторону освобождения от патологии. Даст ли это результаты, не знаю: слишком все привыкли к патологии. Кроме того, за эти годы весь остальной цивилизованный мир под воздействием «развивающихся» (Куда? К чему? Неужто к торжеству подражательной ненависти и зависти?) стран и своего все более «облегчающегося» образования стал стремительно нас догонять. Может, эта патология станет лицом XXI века, может, «по грехам нашим» мы у Господа иного не заслужили, не знаю.Блестящие успехи таких последователей Сталина, как Саддам Хусейн, не говоря уже о прямых учениках типа северокорейских «любимых вождей» — папочки и сыночка — не располагают к оптимизму. А ведь когда президент Буш 19 февраля 2002 года прибыл в Сеул, его там встречала разъяренная толпа оскорбленных его непочтительными высказываниями о террористическом режиме Северной Кореи — ими он до сих пор воспринимается как гарант царства чистоты и справедливости. Это в двух шагах от беспримерного — даже по коммунистическим меркам — ада. И при общем языке, позволяющем понимать всю оскорбительность обращения этого режима с народом, и с ними самими, если Корея объединится на северных условиях (а на других для «любимого» режима — самоубийство).Однако такой очевидности ликующие манифестанты не верят, не верят буквально своим глазам. Отчасти, наверное, потому, что жизнь, любая жизнь слишком противоречива и негармонична, всегда в ней есть основания для недовольства или неудовлетворенности, а тоталитарная ложь противоречивости лишена вовсе и вещает как бы из глубины осуществившейся гармонии. Конечно, подобные манифестанты имеют возможность пользоваться и другой информацией, но и она часто противоречива и вообще ими не воспринимается, ибо она, по их мнению, изначально лжива, поскольку носители ее по определению продажны. Все это показывает эффективность абсолютного контроля над информацией — он сказывается и на тех, кто живет и за пределами его прямого действия. Все это надо учитывать, размышляя о впечатлении, которое произвел «секретный доклад Хрущева» на тех, кто слушал это вместе со мной... И чье становление прошло в искусственном мире, созданном дезинформацией, поддержанной террором.Точнее всех чувства многих выразил Игорь Кобзев. Он сказал (я уже приводил эти его слова, когда рассказывал о нем):— Чем же теперь жить?Это были не слова, а стон. Все, на чем строился внутренний мир многих людей, их примирения с совестью, оказалось, по меньшей мере, несостоятельным. Надежда на то, что великий Сталин о многих преступлениях своих подчиненных не знал, чем тешили себя многие, лопнула — стало ясно, что все они от него и исходили. Даже те, кто, не задумываясь и не мучаясь совестью, просто принимал происходящее как данность и надеялся на ее прочность, на то, что так оно и есть, и это навсегда (и соответственно себя вел), тоже оказались обманутыми, даже опрокинутыми. Еще бы! Первыми «предали» Сталина и его порядки именно те, на которых все держалось, на кого они больше всего имели право надеяться. Так что подавлены были все. Одних поразила страшная правда, других — что в ней признались.Конечно, люди, заинтересованные в патологии, как я уже говорил, скоро опомнились и стали ее защитниками, но от удара, нанесенного им Двадцатым съездом, сталинщина уже не оправилась никогда — фикция потеряла цельность. Сегодняшние разочарования приводят к началу сталинской легенды, как бы аналогу наполеоновской XIX века... Прежде всего это глупо. Как вообще глупо сравнивать Наполеона со Сталиным. Наполеона я тоже не люблю, но в его характере не было ни мелкой мстительности, ни подозрительности, ни зависти, ни потребности присваивать себе чужие деяния. Он не объявлял себя устами своих клевретов корифеем всех наук, но работу по баллистике, за которую его приняли в престижное научное сообщество, он написал сам, и она действительно представляла ценность.Утверждение же сталинской легенды не только глупо, но и очень опасно. Наполеон оставил после себя свой знаменитый кодекс («Кодекс Наполеона»), который не был отменен и способствовал организации общества и после его удаления и смерти; от Сталина только гибельная традиция решать любые, в том числе и локальные, проблемы «любой ценой» (правда, и эта традиция тоже им не создана, а унаследована от энтузиастов большевистской революции, им она «только» была превращена в повседневную бюрократическую рутину). Созданная им система стала разваливаться сразу после его смерти — несмотря на большое количество заинтересованных в ней или просто бескорыстно тоскующих о временах, когда от передового советского танка до Парижа было гораздо ближе, чем до Москвы (и так и не понявших, что в жертву этой амбиции была принесена вся жизнь страны, а может быть, и ее будущее). Я надеюсь, что эти гибельные «традиции» невосстановимы, что они, во всяком случае, не станут доминирующими, и Россия выживет.Но в любом случае, даже если они станут доминировать и Россия вновь вступит на дорогу гибели, им не удастся восстановить то, что было и чему был нанесен непоправимый удар в 1956 году... Но я рассказываю о себе, о своем восприятии атмосферы вокруг Двадцатого съезда, а не о его роли в истории, хотя и ее не смог обойти... Я не только был доволен, что. такое произошло, я был счастлив. И все же я не был удовлетворен. Нет, совсем не потому, что съезд в своем осмыслении событий ограничивался (в лучшем случае) идеалами «подлинного ленинизма», — мои ожидания и желания не шли дальше этого. Конечно, я еще не представлял, каковы были на самом деле эти «ленинские нормы», но просто дальше, по моим представлениям, была духовная пустота. Настораживала меня, наоборот, некоторая недосказанность и неполнота, а следовательно, неискренность в этом возвращении, в котором, как я полагал, я вместе со всем человечеством крайне нуждался.Смущала меня некая наглая, «совковая», как бы теперь сказали, инфантильность как в объяснениях, так и в обобщениях, прозвучавших на съезде. Я и теперь считаю, что личная патология Сталина — на ней в значительной степени и базировались официальные объяснения случившегося — имела место, но возникал вопрос: как такая хорошая партия могла позволить ему безнаказанно ее проявить, наложить отпечаток на созданный ею строй, а в конце концов и просто дать себя уничтожить? Я не имел ничего против идеологии, но ведь ее каждый раз приспосабливали к любым текущим потребностям власти или капризам вождя. Об этом не говорилось. И, наконец, меня не устраивало само понятие «культ личности» в применении к патологической тирании. Получается, что все дело в теоретической ошибке, между тем теория тут вообще была ни при чем.Марксистское отрицание культа личности сводится к тому, что никакая личность не может самовольно изменить ход истории. Не на каком-нибудь (пусть даже длительном) локальном отрезке времени, а в плане общего развития человечества. Все, что проделывал Сталин, не имело отношения ни к учету, ни к забвению этого положения. Применение этого термина означало, что мы остаемся в мире, где названия предметов заменены служебными псевдонимами. Не то чтобы я ясно тогда это сознавал, — вероятно, для этого надо было внутренне разделаться с коммунизмом, а этого тогда еще не произошло, — но ощущение такое было, и была неуверенность в неотвратимости изменений, вытекающих из решений съезда.И я решил внести свою лепту в этот необходимый процесс... В эти недели готовились к сдаче апрельские, сиречь ленинские, номера журналов, и я решил написать и напечатать стихотворение, в котором Ленин противопоставлялся бы Сталину. И я написал его. Полностью я его не помню — только восемь строк:О Ленине память не бронза,Не камень, что встал тяжело,Не пламень сияющий солнца,А просто людское тепло....И Ленин в истории мираЖивет, не меняясь никак.На нем не сиянье мундира,А будничный скромный пиджак.В человеческом плане эти строки были вполне честными, ибо соответствовали тогдашнему моему отношению к проблеме, но насчет их «высоких поэтических» качеств я никогда не питал иллюзий. Творчески это стихотворение было поделкой, ибо родилось не от внутренней потребности (о Сталине у меня к тому времени уже не такое было написано), было лишним... Но задача у меня была не творческая — я хотел легализовать тему, раздвинуть границы печатности, создать прецедент. И действительно, это было первое стихотворение в советской печати, которое противопоставляло Ленину его «верного ученика и соратника» и вообще замахивалось на «великого вождя». В либеральной «Юности» его «зарубил» Андроников. Почему? За качество?Какое? Эстетическое? Но с каких это пор к «юбилейным» стихам (а именно под этот жанр мой опус и был закамуфлирован) стали предъявлять слишком высокие эстетические критерии? Это бы значило ликвидировать этот необходимый партии жанр. Эстетически это стихотворение вообще не существовало, но профессионально оно вполне отвечало «кондиции». «Некондиционным» могло показаться только его содержание, его убогая «смелость». Я отнюдь не осуждаю Андроникова — рисковать, если он считал это риском, существованием едва ли не самого интересного в стране журнала ради такого опуса явно не стоило (как и поделки в «Соц. Караганде», этот опус и в моих глазах никогда не был ни достижением, ни неудачей — просто был фактом моей человеческой, а не творческой биографии), но делать что-то надо было. И я отнес свою поделку в отнюдь не передовой, но расположенный по соседству журнал «Дружба народов». Там она и была напечатана. Ее редактор Г. Корабельников принял ее без звука — понял, вероятно, что она соответствует конъюнктуре.Никаких громов и молний не последовало. Опус мой вообще мало кем был замечен. Только Расул Гамзатов при встрече хитро улыбнулся и шутливо стал меня упрекать:— Ты зачем, Эмка, в моем журнале, где я член редколлегии, антисоветские стихи напечатал? А? Оба мы рассмеялись, оба мы знали, что такие стихи теперь уже не антисоветские, а «соответствующие линии партии», хотя еще недавно, а тем более до пятьдесят третьего года противопоставление Сталина и Ленина было одним из самых жестоких криминалов, троцкизмом и Бог знает чем... Не знаю, имело ли мое стихотворение, точнее факт его публикации, хоть какое-либо значение для легализации темы. Думаю, что в лучшем случае незначительное. Может, один- два автора, увидев, что «теперь так можно», стали строчить «смелые» стихи — появился тогда в литературном обиходе такой термин.Но это произошло бы и без моего стихотворения — в ближайшие месяцы так стояли звезды (кремлевские тоже), — а потом уж этого было не остановить, хотя временами и пытались. Эта коллизия («противостояние патологии») наложила свой тяжелый отпечаток на жизни и облик нескольких поколений, задержало их развитие... Но это другая тема — тогда я еще не мог знать, как будет все это развиваться... То, что легализация темы обошлась, скорее всего, без меня, меня тоже вполне устраивало — мое творческое самолюбие на его судьбу не распространялось. Я вообще скоро о нем забыл. И сейчас я вспомнил о нем, точнее не о нем, а о причинах, побудивших меня его написать, только потому, что это свидетельство моего состояния и неуверенности в прочности обещанных перемен. Хотелось удостовериться.Но в целом Двадцатый съезд не произвел на меня такого грандиозного впечатления, как на многих, кого я встречал... Он ничего мне не открыл, не потряс. То, что с другими происходило теперь, со мной произошло в 1949 году, в чумаковской библиотеке. И хотя все происходящее теперь меня остро волновало, я сохранял способность анализировать происходящее и отмечать для себя этапы освобождения. «Освобождения чего от чего?» — спросит дотошный, а то и ехидный читатель. «Освобождения истинного большевизма от задушившей и подменившей его сталинщины, освобождение преступного заблуждения и соблазна от патологии», — нагло отвечу я. Только и всего. Как просто! Просто?Да, для меня в тот момент это было просто. Но семь лет назад, когда со мной это произошло, это было совсем не просто. Для многих это освобождение наступало только сейчас — не один Игорь Кобзев задавал себе вопрос: «Чем теперь жить?» Для многих оно наступило только в начале «перестройки» — ибо централизованная утайка правды о сталинщине продолжалась до Горбачева. Да и сейчас еще на всех уровнях власти продолжаются попытки смягчить впечатление от этого падения... «Объективно» отметить его положительные стороны. До сих пор это находит отклик.Сегодняшней слабости противопоставляется достигнутое при нем «любой ценой» величие, хотя сегодняшний беспредел — результат этой платы «любой ценой». Ничего не поделаешь, тут какое-то «влеченье — род недуга»: оно гибельно, от него, чтобы выжить, надо излечиться, но оно продолжается до сих пор. От чистого большевизма давно бы освободились, он был не менее преступен, но он был тем, чем он был и себя объявлял, а «идеология» сталинщины — это фата-моргана, не имеющая очертаний. Ей поэтому ничто не противоречит, чистая патология — дьявольщина. Так что не такой уж это лишний этап спасения — освобождение большевизма от сталинщины. Конечно, если на нем не остановиться. Но опыт потом показал, что остановиться невозможно.Патология сталинщины, как всякая патология, ближе к энтропии и чем даже самая воинственная утопия и потому более живуча. Если ее сопротивление так ощутимо еще и теперь, то как оно должно было ощущаться тогда? И оно ощущалось. Через несколько недель после съезда вышло специальное Постановление ЦК «О культе личности», пытавшееся совместить сказанное на съезде с привычной бессмыслицей. К этому толкало не только давление «кадров», но и то, что на многих партсобраниях разоблачителям Сталина задавался сакраментальный вопрос: «А вы где были?» Вопрос был справедлив, но я не убежден, что его следовало задавать. Он ослаблял позиции тех, кто все-таки выступил против Сталина и не мог укрепить позиций тех, кто стремился к большему.В своей политической активности либеральная интеллигенция была, как всегда, слепа — занимаясь самовыражением. Зная, пусть приблизительно, чего она хочет и не хочет, считая и сам разговор об этом политикой, она почти не задавалась вопросами собственно политическими — не думала о том, кто и как это может провести в жизнь, как его поддержать и не оттолкнуть. Впрочем, время было смутное, и это «похолодание», как оказалось, было ненадолго... Как многие последующие «похолодания» и «потепления». Но будущее было неизвестно. И всех эти колебания беспокоили.Освобождение от сталинщины было чревато и боковыми последствиями. В мае кончил самоубийством Александр Фадеев — «от алкоголизма», как гласило официальное сообщение (лживое, как я потом узнал)... Я ответил на это самоубийство недоброй эпиграммой:Проснулась совесть, и раздался выстрел:Естественный конец соцреалиста.— Да, но все же такой-то (фамилию я помню) самоубийством не кончит, — сказал мне в ответ на эпиграмму Виктор Ворошильский, когда мы с ним встретились в Алма-Ате, где он был в командировке, а я гостил у родственников.Он прав. Деятелей соцреализма хватало, но не все они были настоящими писателями и личностями, а Фадеев, несмотря на все извивы своей биографии, был. Я был на него зол за многое, особенно за Люду Вырикову из «Молодой гвардии», которой он испортил жизнь. Об этом я узнал потом. Он, поверив облыжной «информации» МГБ, объявил ее и в романе, и в кинофильме предательницей своих друзей. В Карлаге после демонстрации этого фильма надзиратели вытаскивали ее на авансцену: «Смотрите, это она всех предала!» В том, что она после этого поседела, виноваты были не надзиратели, а он, тонкий и талантливый интеллектуал, дезинформировавший их. А это не единственное, что он мог поставить себе в счет.С тех пор как он сам себя предал, облил ядом ненависти и презрения свои лучшие человеческие качества в первом и лучшем своем романе «Разгром» — в образе Мечика. О нем в романе не рассказывается ничего дурного, но о лучших его проявлениях говорится со скрежетом зубовным как о чем-то гнусном, почти с гадливостью. Все в романе правда и все неправедно. Прямая неправда только завершение романа, где Мечик цинично и грубо — по строю чувств — предает своих товарищей... Конец не вытекает из того, что мы знаем о герое, а только из предвзятого отношения автора к нему, а клевещет на него — уже не только псевдоэмоционально, но и фактически, не превращает тенденциозность в истинность, а фокусирует эту тенденциозность.Сегодня это видно невооруженным глазом, но в середине двадцатых это вовсе не было ясно — ни автору, ни его молодым интеллигентным читателям, как и он, стремившимся принять основы революционной жизни, приобщиться к тому, что противоречило их природе и воспитанию, искренне желавшим выжечь в себе все это «мелкобуржуазное» наследие. Теперь в этом склонны видеть одну низменность, приспособленчество, а то и просто страх. Но была в этом и идейность, то есть был в этом и страх духовный — боязнь поставить свои неудобства выше интересов рабочего класса, который творит историю, боязнь неучастия в этом привлекательном процессе. Но все равно такой отказ от себя, от лучшего в себе, а в конечном счете от доверия к себе, ни к чему хорошему не ведет. И не привел: ни их самих, ни возлюбленных рабочих и крестьян, ни общество, ради которого они и шли на такие жертвы...Беда Фадеева усугублялась тем, что он позволил себе втянуться (или, может, «партия велела»?) в такую фиктивную патологическую деятельность, как руководство литературой. А там пошли интриги, а там поддержка Сталина в борьбе (справедливой даже борьбе) с Авербахом, а там подневольное и пассивное, но участие в вакханалиях тридцать седьмого года и прочих веселых кампаниях (при привычном мечиковском недоверии к себе и потребности любить и оправдывать Сталина, и безграничном же умении убеждать себя в его весьма подвижной и меняющейся — правоте — это было почти естественно)... Мне известны случаи, когда он настраивал себя и на антисемитизм, в целом ему чуждый.Но, слава Богу, личных подвигов в этом направлении у него нет. Но позорные «Молодая гвардия» и «Черная металлургия», написанные с учетом подсказок (пардон, информации) МГБ, за ним, к сожалению, есть. У меня теперь нет никакого желания бросать в него камни. Отчасти и потому, что хоть это касается короткого периода моей жизни, кое в чем сходного, чувствую себя виновным и я. Конечно, не в его делах, но в помыслах — в его отношении к жизни и истине. Не хотел бы бросать в него камни и потому, что не знаю (не представляю!), как можно было вырваться из объятий той страшной эпохи, более простодушному началу которой Марина Цветаева произнесла свой страшный приговор: «Не человек — кто в наши дни — живет!» Мне просто больно за этого талантливого, тонкого, чуткого (вернувшись с первого исполнения Пятой симфонии Шостаковича, он записал в дневнике: «Все пропало». Что-то, значит, жило в его душе параллельно деятельности), по природе, видимо, благородного человека. Мне жаль, что после всего, в чем он вынужден был принимать участие, после того как это перестало морально покрываться «гениальностью» Сталина, Фадеев не увидел для себя иного выхода, чем тот, который он избрал.Как христианин я не вправе одобрить такой выбор, но страшно представить его встречи с уцелевшими писателями, на арест которых он в свое время дал «добро» (и даже постарался подвести под это базу). Все знали, что без этой формальности, без его подписи как руководителя Союза никакие действия в отношении писателей не производились, но не все — что он не мог не завизировать такой документ. Попробуй откажись, если «авторитетное» учреждение сообщает тебе, что в отношении такого-то точно установлено, что он занимается враждебной деятельностью. Попробуй посмотри в глаза людям, пусть несправедливо, но ведь и не совсем безосновательно уверенным в том, что «посадил» их именно ты и что, находясь на таком посту, палец о палец не ударил для выяснения их невиновности, в которой у тебя не могло быть сомнений.И как им объяснить, что не визировать их аресты ты не мог? Попробуй откажись, если компетентные органы конфиденциально сообщили тебе, что ими точно установлено, что такой-то занимается враждебной деятельностью. И по тем же причинам ты и потом не мог ударить палец о палец для спасения своих товарищей по партии. И потом столько пришлось затратить сил на то, чтобы примириться с их гибелью, а теперь они возвращаются, все прибывают и прибывают. И куда деваться? Начать объяснять себе и другим, как ты позволил превратить себя в высокопоставленного холопа при спятившем властелине? Зачем — ведь не примирит это их с тобой; ведь они тоже большевики, а большевики никому, кроме себя самих, слабости не прощают. А мне Фадеева все равно жаль. Я не знаю, как бы он мог жить, но мне жаль, что он застрелился. Еще и потому, что вместе с ним погибла та очень важная книга, которую он должен был написать о себе — о том, к чему приводит отказ от себя, какими бы высокими соображениями он ни оправдывался.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
15 июня, 22:27

Владимир Войнович: "Я за свободу не боролся, я ею пользовался" (1984)

Владимир Николаевич Войнович (1932-2018) — русский прозаик, поэт и драматург. Известен также как автор текстов песен и художник-живописец. Лауреат Государственной премии Российской Федерации (2000). Почётный член Российской академии художеств. В 1980 году был выслан из СССР и лишён советского гражданства; до середины 2000-х годов жил в Германии. Здесь текст приводится по изданию: Третья волна: русская литература в эмиграции. - Ardis Publishin, 1984.ВОЙНОВИЧ О СЕБЕЯ не очень представлял себе, что нужно говорить. Я приготовился рассказать вам свою биографию, когда родился, где учился, чему научился и чему недоучился. К сожалению, на выступление Синявского я опоздал, о чем он говорил, не знаю, а Аксенов сбил меня с толку, ничего не сказав о том, где он родился и где учился. Но я все-таки решил держаться прежнего плана и расскажу вам свою биографию, но не пугайтесь — не всю, а только ту ее часть, которая непосредственно связана с некоторыми событиями в нашей стране, в нашей литературе. Начну не с очень отдаленного времени, а именно с 1965 года. Я был более или менее благополучным (совсем благополучным я не был никогда) советским писателем, входил в так называемую „обойму”, то есть в список писателей, имена которых непременно упоминались чуть ли не всеми критиками, которые писали о достижениях современной литературы.К тому времени у меня была одна книжка, несколько рассказов напечатанных в журнале „Новый мир” и переведенных на разные языки. Во многих театрах страны с успехом шла одна моя пьеса, готовилась к постановке другая, две главные киностудии Советского Союза собирались ставить фильмы по моим сценариям, песни на мои слова исполнялись по радио, на эстрадных площадках, в ресторанах, в космосе, а однажды даже с трибуны Мавзолея, причем исполнителем был сам Хрущев. В газетах меня хвалили, ругали (иногда даже очень сильно), но в общем все шло своим чередом, когда разнесся слух об аресте двух писателей. Один из этих писаталей сидит сейчас здесь, это Синявский, другой — Даниэль — живет в Москве. Про арестованных говорили разное. Говорили, что они печатали за границей что-то антисоветское, что занимались контрабандой, что кто-то из них антисемит, а кто-то, наоборот, сионист, их, кажется, даже путали: Синявский, русский, был сионистом, а Даниэль, еврей, антисемитом. Что было на самом деле, никто толком не знал. О самих арестованных мне известно было немного. Синявского я никогда не видел, но читал одну его статью в „Новом мире”, с Даниэлем был мельком знаком, но запомнил не его, а его собаку, она была очень красивая.Тем не менее, мне, так же, как и многим другим, было совершенно ясно,что это не просто арест двух людей, которые в чем-то действительно провинились, это знак того, что теперь советские правители решили изменить политический, по крайней мере, внутриполитический курс от хрущевского либерализма к сталинскому завинчиванию гаек. Меня недавно во время лекции, когда я говорил о либеральных временах в Советском Союзе, кто-то довольно агрессивно спросил, а когда это в Советском Союзе были либеральные времена, и что это значит. Я ответил, что было время, когда советские руководители, партийные идеологи и даже сам Хрущев говорили (правда, не очень твердо), что литература и искусство — очень тонкая сфера человеческой деятельности, в которую нельзя вмешиваться грубо, нельзя администрировать, к талантам надо относиться бережно.Конечно, либерализм этот был весьма ограниченным и робким, но все-таки дышать стало немного легче. И литература заметно ожила, в ней появились новые имена: Аксенов, Балтер, Битов, Владимов, Гладилин, Максимов и многие другие, этот либерализм в литературе закончился появлением в ней Солженицына. Арестом Синявского и Даниэля советские правители хотели не столько наказать этих двух писателей, сколько показать всем остальным, что эпоха гнилого либерализма кончилась, литература дело не такое уж тонкое, мы руководим промышленностью, сельским хозяйством, мы руководим всем, будем руководить и литературой. А кому это не нравится, тех ждет судьба Синявского и Даниэля.Меня это событие взволновало. До этого я писал о советской жизни довольно критически, но был при этом вполне лояльным и аполитичным. Я старался писать по совести, но не вникал в то, что прямо не входило в круг моих интересов. Я настолько не интересовался политикой, что даже венгерские события (теперь мне это стыдно сказать) прошли мимо меня, я не проявил к ним ни малейшего интереса. Теперь я понял, что происходят события, которые касаются и меня лично. Сегодня судят Синявского и Даниэля, а завтра будут судить за что-нибудь или совсем ни за что и меня. Поскольку многие писатели были обеспокоены состоявшимся процессом, власти решили устроить встречу с судьей Смирновым. Выступая перед писателями, Смирнов старался выглядеть большим интеллигентом, пересыпал свою речь английскими фразами, объяснял, что Синявского и Даниэля судили, вроде бы, не за литературу, но в его объяснениях концы с концами не сходились и получалось, что все-таки за литературу.Я сидел в одном из задних рядов и думал, что власти совершили большую ошибку и, видимо, сами это сознают. Скандал получился огромный и в стране, и за границей. Может быть, они и хотели бы как-то этот скандал погасить, но не могут придумать ничего подходящего. А я, как мне показалось, придумал очень хитрый ход, при котором они могли бы отступить, не теряя лица. Я послал в президиум собрания записку с вопросом, не может ли писательская общественность взять осужденных на поруки. Тогда существовала практика воспитания не совсем закоренелых преступников: их приговаривали к заключению, а потом так называемый трудовой коллектив брал их на поруки. Относительно Синявского и Даниэля власти имели реальную возможность выпутаться, сказав: „Да, мы считаем их преступниками, но раз писатели берут их на поруки, пусть воспитывают, чтобы они больше нехороших книжек за рубежом не печатали!” Власти на эту удочку не клюнули и, по-моему, поступили в общем-то глупо.Записка попала к председательствовавшему на собрании Михалкову. Он прочел ее и воздел руки к потолку: „Какие поруки! Какая общественность! Слава богу, что у нас есть КГБ, который охраняет нас от таких Синявских и Даниэлей!” (Синявскому должно быть сейчас лестно, что Михалков его так боялся). Несколько дней спустя появилось письмо, к сочинению которого я никакого отношения не имел. Но в нем была использована идея, выраженная в моей записке: писатели предлагали правителям взять Синявского и Даниэля на поруки. Конечно, некоторые критики этого письма были правы, утверждая, что таким образом составители письма признают осужденных преступниками, но я все-таки думаю, что Синявскому и Даниэлю было бы лучше, если бы их признали преступниками и освободили, чем, как это и случилось на самом деле, признали преступниками и посадили. Это письмо, как известно, подписали 62 человека, и я был одним из них. Письмо на решение тех, кому было адресовано, никак не повлияло, но и для подписавших вначале не имело никаких последствий. И для меня тоже. Я напечатал новую повесть и по ней же сделал пьесу, которая вскоре, как и первая, была поставлена многими театрами, кинорежиссеры работали над моими сценариями.Письмо писателей в защиту Синявского и Даниэля, фигурально выражаясь, было тем самым камнем, после которого посыпалась лавина открытых писем. Это была очень странная и, я думаю даже, уникальная в истории нашей страны ситуация. Советские правители вопреки собственным доктринам, пытались повернуть колесо истории вспять (они всегда утверждают, что это невозможно). Партийные пропагандисты стали утверждать, что Сталин был не таким уж и злодеем, более того, он был выдающимся революционером, выдающимся марксистом-ленинцем, мудрым руководителем государства, гениальным полководцем, его преступления опять стали подаваться как необходимые издержки в суровой борьбе за светлое будущее. Рябое лицо вождя и учителя, как и в добрые старые времена, стало появляться на экранах московских кинотеатров. Свергнувшим Хрущева советским вождям, конечно, был дорог не Сталин сам по себе, а сталинский порядок, основанный на страхе одних, фанатизме других, на симбиозе страха и фанатизма третьих.Но, как говорил Хрущев, черного кобеля не отмоешь добела. Очнувшееся от летаргии общество не хотело ни Сталина, ни сталинизма. Правительство требовало одного, общество хотело другого, получалась полная несуразица. С одной стороны, официальная пропаганда говорит, что Сталин был мудрый вождь, с другой стороны, появляются открытые письма, в одном из которых говорится, что Сталина посмертно надо исключить из партии, а в другом, что его надо судить (к сожалению, тоже посмертно), как уголовного преступника. С одной стороны, утверждается, что партия под руководством товарища Сталина провела индустриализацию, коллективизацию, уничтожила оппозицию, с другой стороны, предлагается установить на Красной площади памятник жертвам культа личности, то есть именно жертвам индустриализации, коллективизации и всего остального. С одной стороны, появляются фильмы о славных чекистах, с другой стороны, сочиняется письмо о предании славных чекистов суду.Письма эти, внешне лояльные, адресовались правительству, попадали иностранным корреспондентам и затем передавались радиостанциями на Советский Союз. Я в сочинении этих писем участия не принимал, но, когда мне их приносили, подписывал. Иногда даже и в тех случаях, когда не был полностью согласен с их содержанием. Но потом мне надоело подписывать письма, потому что власти на них не отвечали никак. Поэтому, когда мне принесли письмо в защиту Гинзбурга и Галанскова, я сказал, что все это чепуха и бессмыслица, поскольку власти на эти письма не реагируют и реагировать не собираются. Но все-таки я это письмо подписал. И тут разразился первый гром. Правители, наконец, взбеленились, было издано специальное постановление ЦК КПСС, от всех, подписавших письмо, требовали покаяния, всех нераскаявшихся карали. Попало и мне. Союз писателей объявил мне строгий выговор.В издательстве у меня должна была выйти книга — не вышла. Пьесы, с успехом шедшие в пятидесяти театрах страны, сценарии, по которым должны были начаться съемки, были запрещены. Даже моя песня, ставшая чуть ли не официальным гимном космонавтов, которую трудно было вычеркнуть из советского репертуара, или не исполнялась, или исполнялась без указания имени автора. Партийные пропагандисты распространяли про меня всякую клевету вплоть до того, что я связался с иностранными разведками и занимаюсь контрабандой. Особенно злобствовала одна партийная дама — Шапошникова. Она обещала уморить меня голодом, лично следила, чтобы мне нигде не давали никакой работы, она говорила: „Мы знаем, что он пишет под чужими фамилиями, но мы и до этого доберемся”. Теперь это малообразованное существо занимает пост заместителя министра высшего образования СССР. Меня травили, лишали куска хлеба и предлагали легкий, с их точки зрения, выход из положения. Мне говорили: „Снимите свою подпись под письмом в защиту Гинзбурга и Галанскова, и все у вас будет прекрасно. Книги напечатаем, фильмы поставим, пьесы пойдут”.Тогда у меня возникла идея некоторого усовершенствования эпистолярного жанра. Я написал письмо в секретариат Союза писателей примерно такого содержания: „Я, имярек, вместе с другими писателями подписал письмо в защиту Гинзбурга и Галанскова, считая, что они осуждены неправильно. Различные официальные лица и организации, требуя, чтобы я снял свою подпись под этим письмом, запретили мои книги, пьесы, киносценарии, песни, разлучили меня с читателем, а меня, мою семью, моих детей морят голодом. Ну что же, этот довод кажется мне убедительным, и поэтому я снимаю свою подпись под письмом в защиту Гинзбурга и Галанскова. Но поскольку я не уверен,что это мое письмо не вызовет новых репрессий, я снимаю подпись свою и под ним.” Я поставил подпись и тут же ее перечеркнул. Должен признаться, что я это письмо не отправил, удовлетворился тем, что прочитал его близким друзьям. Говорят, „вологодский конвой шуток не понимает”. Секретариат Союза писателей СССР в понимании шуток вологодскому конвою не уступает.Потом в литературной жизни были приливы и отливы. Некоторым писателям власти позволили опять появиться на поверхности. В том числе и мне. Вдруг после года полного застоя что-то зашевелилось. В некоторых театрах опять пошли спектакли по моим пьесам. В одном из издательств опять стали готовить к печати мою книгу. В одном не очень заметном журнале я издал повесть. Мне стали иногда позванивать с киностудий, интересоваться моими сценариями. Но все это кончилось довольно быстро. На мой спектакль в театре Советской Армии явились два члена политбюро: то ли Подгорный с Косыгиным, то ли Косыгин с Полянским, сейчас уже точно не помню. Пришли вместе с женами, дочерьми, внуками и охраной. По словам наблюдавших за их реакцией артистов, важные зрители очень смеялись и много хлопали.А потом один из них сказал: „В театре Советской Армии не любят Советскую Армию”. Спектакль тут же был запрещен. А тут новая незадача: эмигрантский журнал „Грани” опубликовал первую часть моей первой книги о Чонкине. И опять все пошло прахом. Опять были запрещены книги, пьесы, сценарии, песни. Мадам Шапошникова опять стала обвинять меня во всех смертных грехах. „А вы знаете, — жаловалась она кому-то из моих заступников, — он говорит про нас ,они’ ”. Детский писатель Сергей Михалков на каком-то собрании назвал меня „специальным корреспондентом журнала ,Грани’”. А писатели Виктор Тельпугов и Михаил Брагин сказали, что меня за клевету на наших славных советских воинов не только исключить из Союза писателей, но и посадить в тюрьму мало.Видя, что события принимают грозный оборот, я написал журналу „Грани” протест, который „Литературная газета”, добавив кое-что от себя, напечатала. Меня тогда не посадили и даже не исключили из Союза писателей, но объявили еще один строгий выговор „с последним предупреждением”. Но опала снята не была, и все мои вещи были по-прежнему запрещены до конца 1972 года. Это было самое тяжелое для меня время. Для стороннего наблюдателя я был благополучный член Союза советских писателей. На самом деле имя мое стояло во всех черных списках, старые книги изымались из библиотек, новые не выходили, жить было не на что, это были невидимые миру слезы. Потом про меня говорили, что я озлобился. Это правда. Но если человека озлобляют, а он не озлобляется, ему следует подумать, не перестал ли он быть человеком.Во время моих бесчисленных разговоров с прорабатывавшими меня чиновниками партийными и литературными я понял, что эти люди только на словах защищают интересы государства или марксистскую идеологию (в которую я лично никогда не верил). На самом деле это злобные и коварные циники, которые руководствуются только своими шкурными интересами и ничем больше, а всякая демагогия, которую они при этом разводят, только ширма. Я решил вести себя более осмотрительно и три года молчал. Я вел себя лояльно и не подписывал никаких писем. Литературные начальники время от времени намекали, что опала может быть с меня снята, но я должен обратиться к ним с соответствующей просьбой. Я эти намеки пропускал мимо ушей. В это время я написал книгу о народоволке Вере Фигнер и продолжал работать над „Чонкиным”, уже не сомневаясь, что когда-нибудь я его напечатаю.Наконец, власти, которым показалось, что в результате долгой дрессировки они меня полностью приручили, протянули мне вместо кнута пряник. В конце 1972 года одна за другой вышли две мои книги: „Степень доверия” (о Вере Фигнер) в серии „Пламенные революционеры” и сборник из трех повестей, сборник, из которого две моих лучших вещи были выброшены. Мне предлагалось занять свое место в советской литературе, вести себя как все, то есть послушно, проявлять равнодушие к правам человека и писать что-нибудь, не имеющее никакого отношения к тому, что на самом деле волновало и меня, и читателей, ну, допустим, про тех же пламенных революционеров.Власти меня простили, но я их — нет. Перспектива быть послушным, равнодушным меня не устраивала. И писать я хотел не про пламенных революционеров, а про кривоногого солдата Чонкина. И в период моего молчания я писал не только о Фигнер, но и о Чонкине тоже. В октябре 1973 года я написал сатирическое письмо против создания Всесоюзного агентства по авторским правам (ВААП). Откровенно говоря, хотя ВААП и мерзкая организация и заслуживает презрения, я выступил не столько против нее, сколько против всех тех, кого (Шапошникова была права) я называл ОНИ. Кроме принципиальных вещей общего характера, я хотел наглядно ИМ показать, что ОН И во мне ошиблись: я не собака, и лизать бьющую меня руку не собираюсь. И в дальнейшем, участвуя в борьбе за права человека, я одновременно отстаивал и личное свое достоинство, и это второе дело считаю не менее важным, чем первое.После этого наступил, может быть, самый счастливый период в моей жизни. Да, меня преследовали, меня исключили из Союза писателей, мои книги опять были запрещены, меня травили разнообразными способами (иногда даже не совсем фигурально), мне угрожали всякими карами, мой телефон был отключен, за мной ходили толпы кагебешников, но я вел себя как хотел, писал что хотел. Меня иногда называли борцом за свободу, это неправильно. Я за свободу не боролся, я ею пользовался. А свобода — самый великий дар, которым может обладать человек, и променять его на ничтожные подачки, которые могут предложить начальники советской литературы, от путевки в дом творчества до какой-нибудь, в лучшем случае, ленинской премии, просто глупо и нерасчетливо. Некий партийный функционер сказал мне однажды, что он не понимает, как я живу и на что рассчитываю. Я ответил: „А я не понимаю, как вы живете. Неужели можно прожить всю жизнь, ни разу не почувствовав себя человеком. Ведь это ваша Долорес Ибаррури сказала: „Лучше умереть стоя, чем жить на коленях”. Меня вы не понимаете, так поймите хотя бы ее”.Таким образом я прожил семь лет. Мне было трудно, но я знал, что я живу по совести, и это важно не только для меня. Но силы всякого человека и мои тоже не безграничны. Я устал от ежедневного напряжения. И в конце концов решил уехать, чтобы в спокойной обстановке, которой у меня никогда не было, успеть осуществить хотя бы часть моих литературных планов. Меня часто спрашивают, что я думаю, как отразится эмиграция на моем творчестве, ведь писатель, оторванный от родной почвы, часто просто кончается как писатель. Приводят соответствующие примеры. Я думаю, примеры можно привести разные. Были писатели, которые писали в эмиграции хуже, были и другие, которые все лучшее написали именно в эмиграции. Надо сказать и то, что писатель часто попадает в эмиграцию, когда вообще лучшая его пора уже позади, когда и родная почва вряд ли ему помогла бы.Тем более, что почва эта не очень подходит для возделывания буйного сада. Короче говоря, эмиграция ставит всякого человека, а писателя особенно, в трудное положение. Перед ним встают проблемы, сложность которых он не всегда может реально оценить. Но если он не преуменьшает их значения, есть надежда, что он с ними справится. Такой надеждой тешу себя и я. Меня спрашивают, для какого читателя я собираюсь писать. А все для того же. Которого я знаю лучше всех. Становиться американским писателем мне уже поздно. Писать в американской манере я тоже не собираюсь. Я думаю, что если я начну подражать американским писателям, то я не буду интересен никому, в том числе и американцам. Если же я буду писать то, что я выстрадал, то, что я знаю и чувствую лучше американских писателей, тогда я буду интересен и американским читателям. Потому что боль всякого человека и всякого народа общечеловечна и доступна пониманию всех. Спасибо.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

18 мая, 20:54

Поэт Анатолий Найман - об особенности сталинского и путинского режимов

Анатолий Генрихович Найман (род. 1936) — русский поэт, переводчик, эссеист, прозаик, мемуарист. Найман никогда не был членом СП СССР. Член французского ПЕН-клуба с 1989 года. В 1959 году познакомился с Анной Ахматовой. С 1963 года — её соавтор по переводам Леопарди и литературный секретарь. Книга Наймана Рассказы о Анне Ахматовой (1989) стала событием позднесоветского времени. Ниже размещен фрагмент из книги Анатолия Наймана "«Еврейское слово»: колонки" (М.: АСТ, 2017).Я жил при шести режимах: Сталина; Хрущева; Брежнева; Горбачева; Ельцина; Путина. (Андропова и Черненко отбрасываем как невыразительные). Сталинский был, если не разводить турусы на колесах, беспримесно злодейский. Но затем власть – не знаю, как сказать: пришла, привела себя – в более пристойный, пусть хотя бы внешне, вид. Смыла с рук, что там у нее было на руках, подпилила клыки, когти. Не из благих намерений, а и над кем властвовать стало не хватать, и у самой уже тех сил не было. Распускаться, само собой, не давала, но, так сказать, необходимые ограничения на себя ввела.Сталинская власть была власть-насилие. Цветущее, роскошное, беспредельное. Выведенное почти в область мистики: не виноват – ищи себе вину. Разработанное с шиком, как религия: ради будущего блаженства и ради сегодняшнего счастья – которое если не видишь, то вот тебе и вина.Хрущевская была власть-угроза и потому власть-каприз. Что-то вроде «булыжник – оружие пролетариата». Есть камень, но нет улицы, чтобы им мостить, – значит, замахнуться. Есть ракета, но, если по-честному, нет реальной цели – значит, возить ее до Кубы и обратно.Брежневская – власть-начальство. Галерея лиц, вывешенных по городам на праздник. «Не надо нарушать». «Саша, Дубчек, как ты мог?! Мы же соцлагерь!» Никита по Венгрии стрелял потому, что а как не стрелять, – Леонид Ильич по Праге потому, что должен быть порядок. Отсюда, работа власти, почти целиком направленная на обеспечение самое себя собою.Власть Горбачева была демонстрацией своих размеров: сколько она может себя лишиться, продолжая оставаться властью. Нечто абсолютно новое. Неввод армии в Польшу, уход из Афгана, возвращение Сахарова… Освобождение политзаключенных, потеря Прибалтики (конечно, монтировкой отмахнулись, но ведь рефлекторно и ведь только до первой кровянки)… Оказалось, что власти полно: до бесконечности и все еще имеется.Ельцинская была единственная, учитывающая свободу как непреложную свою компоненту. Не уступающая ее гражданам вынужденно или по желанию, а заинтересованная в ней для собственной крепости. И крепости не накачанных мышц, а нормально здоровых и нормально сильных от обыденных нагрузок вроде прогулки и дачной грядки.Путинская – власть как власть. Претензия к ней одна: за образец политического и морального курса, ума, вообще всех установок и качеств, взяты те, что были выбраны и воспитаны в кабинетах и коридорах КГБ. То есть хочешь не хочешь ориентированные на насилие. В этом смысле психологически, а отчасти и метафизически, нынешний режим на тех же инструментах, что и сталинский, играет звонче, чем четыре предшествующие. Он не способен принять вызов Ходорковского, как принял американский президент вызов Рокфеллера: вступая в борьбу, но не сажая для достижения победы в железную клетку. Если он приструнивает кого-то, то непременно показывает, что приструненные унижены и напуганы (групповой портрет олигархов, согнанных за овальный стол), а он – тот, кто унижает и пугает. Уважительно, как какие-нибудь не менее властные Черчилль или Де Голль, он не умеет.Насилие – как постоянное устрашение и как практика – было объединяющим стержнем всех этих режимов. В плане личном их объединяет еще то, что конкретный человек умудряется жить как бы вне их. С начала мая по конец сентября – считай, вообще по своему усмотрению. При удобном случае сматывается из города, копается в земле, ходит по ягоды, топит баньку. Телевизор сам по себе, народ сам по себе. Это наводит на мысль, что так можно прожить и с конца сентября до начала мая. Прожить судьбу не навязываемую, а собственную – родную, единственную, не имеющую шансов повториться.Интересы власти могут быть самые разные, от шкурнических до идейных. Цель – одна: она сама, власть ради власти. И метод – все равно, через насилие или через демагогию и отдает она себе в том отчет или нет – один: отчуждение человека от судьбы. Но мы не космические орлы, не воры в законе, не головы на экране, на которых нас призывают равняться. Мы жильцы домов, едоки за столом, уличные прохожие, огородники, счетоводы. Мы восторгаемся или ужасаемся новостям реальным. Свадьбе, разводу, чьему-то рождению, болезни, удару по мячу, августовскому грибному буму. Только из этого, из того, как мы это проживаем, как переживаем, что обо всем этом думаем, и складывается наша судьба. Лишь это нас до самой смерти волнует, лишь этим мы перед немыслимым фактом нашего рождения отвечаем, лишь эту тайну разгадываем… А Дума – ну совсем чужая нам территория. Мне, во всяком случае.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

14 мая, 16:57

Элен Каррер д'Анкосс. "Генерал де Голль и Россия" (2019)

Каррер д'Анкосс Э. Генерал де Голль и Россия / Пер. с франц. А.А. Пешкова, О.А. Чувировой. - М.: Политическая энциклопедия, 2019. - 199 с. ISBN: 978-5-8243-2317-7.Россия и Франция, близкие друг другу страны, объединенные осознанием общности своих интересов и исторических судеб, это постоянные составляющие философии генерала де Голля, который лучше кого бы то ни было понимал значение для его родины этой союзницы в тылу. Неслучайно в 1965 году генерал констатировал: «Наш упадок начался с войны Наполеона с Россией». В новой книге известного французского историка Э. Каррер д’Анкосс повествуется о том, как де Голль реализовывал на практике свое видение России в различные периоды франко-советских отношений, взаимодействуя последовательно со Сталиным, Хрущевым и Брежневым. Накопленный генералом уникальный в этом отношении опыт может внести неоценимый вклад в современную геополитическую мысль. Книга предназначена для широкого круга читателей.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

05 мая, 15:11

Георгий Жуков: "Внезапность нападения гитлеровских войск на СССР была придумана Сталиным"

Проект выступления Георгия Жукова на Пленуме ЦК КПСС 1956 годаТоварищу ХРУЩЕВУ Н.С.Посылаю Вам проект моего выступления на предстоящем Пленуме ЦК КПСС.Прошу просмотреть и дать свои замечания. Г. Жуков 19 мая 1956 года Разослано: тов.тов.Булганину Н.А. и Шепилову Д.Т.СОСТОЯНИЕ И ЗАДАЧИ ВОЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫТоварищи! В своем выступлении я хочу доложить Пленуму ЦК о состоянии и задачах военно-идеологической работы. Главным недостатком во всей военно-идеологической работе у нас в стране до последнего времени являлось засилие в ней культа личности. Должен отметить, что у некоторых товарищей имеется мнение о нецелесообразности дальше и глубже ворошить вопросы, связанные с культом личности, так как по их мнению углубление критики в вопросах, связанных с культом личности, наносит вред делу партии, нашим Вооруженным Силам, принижает авторитет советского народа и тому подобное. Я считаю, что подобные настроения вытекают из несогласия с решением XX съезда партии, полностью одобрившего предложения, изложенные в докладе ЦК по ликвидации последствий культа личности. Если пойти по пути свертывания работы по ликвидации последствий культа личности, то мы не выполним тех решений, которые единодушно были приняты XX съездом партии. Мы не можем забывать, что культ личности и все то, что с ним было связано, принес нам много вреда и в деле обороны нашей страны. Мы обязаны из этого извлечь все необходимые уроки, продолжать настойчиво разъяснять антиленинскую сущность культа личности, преодолевая боязнь обнажения фактов, мешающих ликвидации культа личности.Как известно, особенно широкое распространение культ личности приобрел в вопросах, связанных с Великой Отечественной войной. Отдавая должное заслугам, энергии и организаторской деятельности Сталина, я должен сказать, что культ личности Сталина в освещении войны приводил к тому, что роль нашего народа, Партии и Правительства, наших Вооруженных Сил принижалась, а роль Сталина непомерно преувеличивалась. Во имя возвеличивания Сталина в нашей военно-идеологической работе было допущено грубое искажение ряда исторических фактов, замалчивание неудач, ошибок, недочетов и их причин, а достижение успехов приписывалось исключительно руководству Сталина. Все это создавало извращенное представление об исторических фактах и их оценке. Тем самым нарушалась основа партийности в нашей идеологической работе - ее историческая правдивость.На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору. На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне. Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны.Накануне войны организация и вооружение наших войск не были на должной высоте, а что касается противовоздушной обороны войск и страны, то она была на крайне низком уровне. До 1941 года у нас было очень мало механизированных соединений и только зимой 1941 года было принято решение о формировании 15-ти механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии, но это решение было крайне запоздалым. К моменту возникновения войны большинство наших механизированных корпусов и дивизий находилось еще в стадии формирования и обучения, в силу чего они вступили в бой не сколоченными и слабо вооруженными. Качество нашей авиации оказалось ниже немецкой, да и та из-за отсутствия аэродромов была крайне скученно расположена в приграничной зоне, где и попала под удар авиации противника. Артиллерия, особенно зенитная, была очень плохо обеспечена тягачами, вследствие чего не имела возможности передвигаться в какой-либо степени обеспечить маневр наших войск на поле боя. Очень много артиллерии из-за отсутствия артиллерийских тягачей было брошено при отходе наших войск. У Генерального штаба не было законченных и утвержденных Правительством оперативного и мобилизационного планов.Промышленности не были выданы конкретные мобзадания по подготовке мобилизационных мощностей и созданию соответствующих материальных резервов. Особенно плохо обстояло дело с руководящими военными кадрами, которые в период 1937-1939 гг., начиная от командующих войсками округов до командиров дивизий и полков включительно, не однократно сменялись в связи с арестами. Вновь назначенные к началу войны оказались слабо подготовленными по занимаемым должностям. Особенно плохо были подготовлены командующие фронтами и армиями. Огромный вред для Вооруженных Сил нанесла подозрительность Сталина по отношению к военным кадрам. На протяжении только четырех лет, с 1937 по 1941 гг., в наших Вооруженных Силах дважды упразднялось единоначалие и вводился институт военных комиссаров, что сеяло недоверие к командным кадрам, подрывало дисциплину в войсках и создавало неуверенность у командного состава.Слабые стороны в подготовке нашей страны и армии к войне, выявленные в ходе советско-финляндской войны и событий на Дальнем Востоке, не только не устранялись, но по-серьезному даже и не обсуждались ни в ЦК, ни в Совнаркоме, так как все эти вопросы находились в руках Сталина и без его указаний никто не мог принять какого-либо решения. Вследствие игнорирования со стороны Сталина явной угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши Вооруженные Силы не были своевременно приведены в боевую готовность, к моменту удара противника не были развернуты и им не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника, чтобы, как говорил Сталин, "не спровоцировать немцев на войну".Знал ли Сталин и Председатель Совнаркома В.М.Молотов о концентрации гитлеровских войск у наших границ? - Да, знали. Kpoме данных, о которых на XX съезде доложил тов. Н.С.Хрущев, Генеральный штаб систематически докладывал Правительству о сосредоточениях немецких войск вблизи наших границ, об их усиленной авиационой разведке на ряде участков нашей приграничной территории с проникновением ее вглубь нашей страны до 200 километров. За период январь-май 1941 г. было зафиксировано 157 разведывательных полетов немецкой авиации. Чтобы не быть голословным, я оглашу одно из донесений Начальника Генерального штаба Главе Правительства тов.В.М. Молотову... <...>Никаких реальных мер ни по этому донесению, ни по ряду других не последовало и должных выводов не было сделано. Примером полного игнорирования Сталиным сложившейся военно-политической обстановки и беспрецедентной в истории дезориентации нашего народа и армии является сообщение ТАСС, опубликованное в печати 14 июня 1941 г., т.е. за неделю до нападения фашистской Германии на Советский Союз. В этом сообщении указывалось, что "По данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям".Это заявление дезориентировало советский народ, партию и армию и притупляло их бдительность. Неудачи первого периода войны Сталин объяснял тем, что фашистская Германия напала на Советский Союз внезапно. Это исторически неверно. Никакой внезапности нападения гитлеровских войск не было. О готовящемся нападении было известно, а внезапность была придумана Сталиным, чтобы оправдать свои просчеты в подготовке страны к обороне. 22 июня в 3 ч. 15 мин. немцы начали боевые действия на всех фронтах, нанеся авиационные удары по аэродромам с целью уничтожения нашей авиации, по военно-морским базам и по ряду крупных городов в приграничной зоне. В 3 ч.25 м. Сталин был мною разбужен и ему было доложено о том, что немцы начали войну, бомбят наши аэродромы, города и открыли огонь по нашим войскам. Мы с тов. С.К. Тимошенко просили разрешения дать войскам приказ о соответствующих ответных действиях. Сталин, тяжело дыша в телефонную трубку, в течение нескольких минут ничего не мог сказать, а на повторные вопросы ответил: "Это провокация немецких военных. Огня не открывать, чтобы не развязать более широких действий. Передайте Поскребышеву, чтобы он вызвал к 5 часам Берия, Молотова, Маленкова, на совещание прибыть вам и Тимошенко".Свою мысль о провокации немцев Сталин вновь подтвердил, когда он прибыл в ЦК. Сообщение о том, что немецкие войска на ряде участков уже ворвались на нашу территорию не убедило его в том, что противник начал настоящую и заранее подготовленную войну. До 6 часов 8 мин. он не давал разрешения на ответные действия и на открытие огня, а фашистские войска тем временем, уничтожая героически сражавшиеся части пограничной охраны, вклинились в нашу территорию, ввели в дело свои танковые войска и начали стремительно развивать удары своих группировок.Как видите, кроме просчетов в оценке обстановки, неподготовленности к войне, с первых минут возникновения войны в Верховном руководстве страной в лице Сталина проявилась полная растерянность в управлении обороной страны, использовав которую противник прочно захватил инициативу в свои руки и диктовал свою волю на всех стратегических направлениях. Я не сомневаюсь в том, что если бы наши войска в западной приграничной зоне были приведены в полную боевую готовность, имели бы правильное построение и четкие задачи по отражению удара противника немедленно с началом его нападения, - характер борьбы в первые часы и дни войны был бы иным и это сказалось бы на всем ее последующем ходе. Соотношение сил на театре военных действий, при надлежащей организации действий наших войск, позволяло по меньшей мере надежно сдерживать наступление противника.Неправильным является утверждение о том, что Сталин, разгадав планы немецко-фашистского командования, решил активной обороной измотать и обескровить врага, выиграть время для сосредоточения резервов, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести сокрушительный удар и разгромить противника. В действительности такого решения не было, а "теория активной обороны" понадобилась для скрытия истинных причин наших неудач в начальном периоде войны. Что же произошло в действительности, почему наши войска понесли поражение на всех стратегических направлениях, отступали и оказывались в ряде районов окруженными? Кроме неподготовленности страны к обороне и неполной подготовленности Вооруженных Сил к организованному отражению нападения противника, - у нас не было полноценного Верховного командования. Был Сталин, без которого по существовавшим тогда порядкам никто не мог принять самостоятельного решения, и надо сказать правдиво, - в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах. Ставка Верховного Главнокомандования была создана с опозданием и не была подготовлена к тому, чтобы практически взять в свои руки и осуществить квалифицированное управление Вооруженными Силами.Генеральный штаб, Наркомат обороны с самого начала были дезорганизованы Сталиным и лишены его доверия. Вместо того, чтобы не медля организовать руководящую группу Верховного командования для управления войсками Сталиным было приказано: Начальника Генерального штаба на второй день войны отправить на Украину, в район Тернополя для помощи Командующему юго-западным фронтом в руководстве войсками в сражении в районе Сокаль, Броды; Маршала Б.М. Шапошникова послать на помощь командующему западным фронтом в район Минска, а несколько позже 1-го Заместителя начальника Генерального штаба генерала Н.Ф.Ватутина - на северо-западное направление,Сталину было доложено, что этого делать нельзя, так как подобная практика может привести к дезорганизации руководства войсками. Но от него последовал ответ: "Что вы понимаете в руководстве войсками, обойдемся без вас". Следствием этого решения Сталина было то, что он, не зная в деталях положения на фронтах, и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий, которые по сложившейся обстановке надо было проведать. Наши войска, не будучи развернутыми в правильных оперативных построениях, фактически дрались отдельными соединениями, отдельными группировками, проявляя при этом исключительное упорство, нанося тяжелые поражения противнику. Не получая своевременных приказов от высшего командования, они вынуждены были действовать изолированно, часто оказывались в тяжелом положении, а иногда и в окружении.Положение осложнялось тем, что с первых дней наша авиация, ввиду своей отсталости в техническом отношении, была подавлена авиацией противника и не могла успешно взаимодействовать с сухопутными войсками. Фронты, не имея хорошей разведывательной авиации, не знали истинного положения войск противника и своих войск, что имело решающее значение в деле управления войсками. Войска, не имея артиллерийских тягачей и автотранспорта, сразу же оказывались без запасов горючего и боеприпасов, без должной артиллерийской поддержки. В последующем, будут значительно ослаблены в вооружении, без поддержки авиации не имея танков и артиллерии, часто оказывались в тяжелом положении.Все это привело наши войска к тяжелым жертвам и неудачам в первый период войны и оставлению врагу громаднейшей территории нашей страны. И только величайшая патриотическая любовь советского народа и его Вооруженных Сил к своей Родине, преданность их Коммунистической партии и Советскому Правительству, дали возможность под руководством нашей партии преодолеть тяжелую обстановку, которая сложилась вследствие ошибок и промахов сталинского руководства в первый период войны, а затем вырвать у врага инициативу, добиться перелома в ходе войны в нашу пользу и завершить ее блестящей победой всемирно-исторического значения.Отношение Сталина к личному составу наших Вооруженных Сил. Я уже говорил о подозрительности и недоверии к военным кадрам, которое проявлялось у Сталина в предвоенные годы. Всю вину за наши неудачи в начальный период войны он постарался возложить на личный состав Вооруженных Сил. Был организован судебный процесс над командованием Западного фронта, по которому были расстреляны командующий войсками Павлов, начальник штаба Климовских, начальник связи Григорьев и ряд других генералов. Был обвинен в измене и переходе на сторону противника командующий армией Качалов, фактически погибший на поле боя при прорыве из окружения. Без всяких оснований были обвинены в измене и другие генералы, в силу сложившейся обстановки попавшие в плен, которые, возвратились из плена, и по сей день являются честнейшими патриотами нашей Родины.Был издан ряд приказов, в которых личный состав наших войск, особенно командиры и политработники, огульно обвинялся в малодушии и трусости. Уже после того, как наши войска показали себя способными не только обороняться, но и наносить серьезные удары по врагу, Сталин нашел нужным в одном из своих приказов написать: "Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток".Таким приказом Сталин незаслуженно опорочил боевые и моральные качества наших солдат, офицеров и генералов. Как показывают действительные факты, наши солдаты и офицеры, части и соединения дрались, как правило, с исключительным упорством, не щадя своей жизни, нанося большие потери противнику. Даже наши враги и те вынуждены были отметить боевую доблесть советских воинов в начальном периоде войны. Вот что писал в своем служебном дневнике начальник Генерального штаба германских сухопутных сил генерал-полковник Гальдер:24 июня - "Противник в приграничной полосе почти всюду оказывал сопротивление. Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны ДОТов взрывали себя вместе с ДОТами, не желая сдаваться в плен".27 июня - Он отмечает, что русские войска и командование на Украине "действует хорошо и энергично".29 июня - "Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов, что теперь уже недопустимо".6 июля - "На отдельных участках экипажи танков противника покидают свои машины, но в большинстве запираются в танках и дают себя сжечь с машинами".11 июля - "Противник сражается ожесточенно и фанатически".Даже в том случае, когда, наши войска попадали в окружение, они продолжали драться с противником.20 июля Гальдер записал в дневнике: "Отдельные группы противника, продолжая оставаться в нашем тылу, являются для нас настоящим бедствием".В том же дневнике Гальдером записаны потери за период с начала войны по 10 декабря 1941 года, т.е. еще до завершения битвы под Москвой и развертывания наших зимних наступательных операций. Немцами было потеряно убитыми, ранеными и без вести пропавшими 775.078 человек, что составляет 24,22% от численности боевых частей на Восточном фронте, общая численность которых составляла 3,2 миллиона человек. Эти факты и цифры, скорее преуменьшенные, чем преувеличенные убедительно свидетельствуют о том, что наши воины в тяжелейших условиях начального периода честно и доблестно выполняли свой боевой долг, защищая свою социалистическую Родину. Зачем понадобилось Сталину издавать приказы, позорящие нашу армию? Я считаю, что это сделано с целью отвести от себя вину и недовольство народа за неподготовленность страны к обороне, за допущенные лично им ошибки в руководстве войсками и те неудачи, которые явились их следствием.О так называемых "сталинских операциях", "сталинской военной науке" и задачах по ликвидации последствий культа личности. Многие здесь присутствующие знают, как возникали операции фронтов, как планировались, готовились и проводились наступательные операции наших войск, в последующем получившие название "Сталинские". Надо быть неграмотным в военном деле, чтобы поверить в то, что один человек мог обдумать, рассчитать, распланировать и подготовить современную фронтовую операцию или операцию группы фронтов, проводимых на громаднейшем пространстве, с участием всех видов Вооруженных Сил и родов войск.Был ли Сталин творцом вообще каких-либо операций? Да, к сожалению был. Об одной такой операции на XX съезде доложил тов. Н.С. Хрущев. По замыслу Сталина также планировалась и проводилась операция в Прибалтике в районе Либавы, которая безрезультатно повторялась несколько раз и, кроме тяжелых жертв, ничего не дала. За неудачи этой операции Сталин сменил трех командующих фронтами. Исключительно безграмотно проводились операции севернее Варшавы, в результате которых погибли многие десятки тысяч наших людей. Сталину неоднократно докладывали о том, что по условиям местности там нельзя проводить операцию, однако такие доводы отвергались как "незрелые”, и операция многократно повторялась с одними и теми же результатами.О непонимании Сталиным основ управления войсками можно многое рассказать из истории оборонительных сражений за Москву, но достаточно только небольшого факта, чтобы уяснить непонимание Сталиным способов управления войсками. В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и Н.А. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а Н.А. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта, были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с Н.А. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте - в районе Нарофоминска, ринулся к Москве и только наличие резерва фронта в этом районе спасло положение.Я не могу обойти молчанием и того, что Сталин принуждал представителей Ставки Верховного Главнокомандования и командующих фронтами без всякой к тому необходимости проводить наспех организованные операции, без достаточного материального и технического их обеспечения, что приводило к чрезмерно большим потерям. Во многих случаях наспех и плохо организованные операции не давали положительных результатов. Так было на Северо-западном, Западном, на Воронежском и других фронтах. Можно привести еще немало отрицательных фактов из оперативного творчества Сталина, чтобы оценить, чего стоят на самом деле его полководческие качества и "военный гений".Последствия культа личности до настоящего времени дают себя чувствовать во многих областях военного дела, особенно в вопросах военной теории и военной истории. В угоду культу личности у нас настойчиво прививалось неправильное представление о том, что Сталиным, якобы, заново разработана советская военная наука* Отдельные его высказывания по случайному поводу превращались в "энциклопедию военной науки". Старые, давно известные положения, вроде знаменитого суворовского афоризма - "готовить войска тому, что необходимо на войне" - расценивались, как новые гениальные открытия. Высказывание о постоянно действующих факторах, в котором новым была форма, а не существо вопроса, превратилось в основу основ всей советской военной науки, а такой важный и давно известный фактор, как внезапность стали рассматривать лишь как принадлежность авантюристической стратегии.Возводилось в культ контрнаступление, чем по существу оправдывались ошибки, допущенные в начальный период Отечественной войны, и неправильно ориентировались наши военные кадры о возможных способах ведения войны в будущем. В угоду культу личности замалчивался тот факт, что советская военная наука создавалась коллективным трудом руководящих партийных, государственных и военных деятелей, трудом многих военно-научных работников и наших ученых, выращенных партией. Культ личности в военной науке сковывал творческую мысль наших научных кадров и приучал их к тому, что их роль заключается не в самостоятельной разработке военной теории, а в умелом комментировании и популяризации сталинских положении.Мы должны ликвидировать эти серьезные недостатки и пробудить творческую мысль наших научных кадров, основанную не на рабском следовании цитате, а на научном, объективном и всестороннем анализе живой действительности и перспектив развития техники, способную к глубоким обобщениям в интересах дальнейшего укрепления оборонной мощи Советского государства. Надо повернуть нашу военную науку прежде всего к современным и перспективным задачам. Сейчас наука и техника выдвигают все новые и новые вопросы, на которые военная теория должна своевременно дать правильный ответ. Особенно это относится к средствам массового поражения, так как неосведомленность народа и личного состава Вооруженных Сил в этих вопросах может отрицательно сказаться при возникновении войны.Огромное значение для правильного воспитания не только Вооруженных Сил, но и всего советского народа имеет правдивое освещение военных событий и научное обобщение опыта войн. Однако, несмотря на то, что со времени окончания войны прошло 11 лет, у нас еще нет трудов, исторически правдиво освещающих события Отечественной войны, правильно раскрывающих роль советского народа, его Вооруженных Сил, организующую деятельность Коммунистической партии в завоевании исторических побед.В исследовании военных событий нет глубокого анализа явлений, научной критики фактов и действий. Неудачные операции наших войск, как правило, не исследовались, а если и описывались, то без соблюдения исторической правды. В описаниях военных событий почти нет имен коллектива военачальников, которые непосредственно планировали операции и руководили боевыми действиями войск. Культ личности бесцеремонно вычеркнул из истории имена действительных героев, а их коллективные заслуги беззастенчиво присваивались Сталину.Установившееся в периодизации Великой Отечественной войны наименование первого периода - "Активная оборона советских Вооруженных Сил" - не дает правильного представления о фактическом характере действий советских войск в 1941 году и противоречит принятому у нас понятию активной обороны. Исходя из фактической обстановки, первый период воины правильнее называть "Периодом отступления и срыва планов "молниеносной" войны фашистской Германии против Советского Союза", предоставив историкам научно установить хронологические рамки этого периода.При составлении истории Великой Отечественной войны и истории советского военного искусства нужно осветить нашу боевую дружбу с вооруженными силами стран народной демократии, строительство которых началось при помощи Советского Союза на полях сражений в борьбе с общим врагом - германским фашизмом. Одним из существенных недостатков военно-идеологической работы является недооценка буржуазной военной науки, выразившаяся в чванливом ее отрицании. Нами явно недостаточно изучаются формы и методы военно-идеологической работы в капиталистических странах, а также сильные и слабые стороны империалистических военных систем.В результате извращенного понимания задач борьбы против неоправданного преклонения перед заграницей отрицалась какая-либо ценность зарубежной военной мысли, военной техники, игнорировались ее достижения, а задачи в области военно-идеологической борьбы сводились к огульному охаиванию всего того, что находится за пределами наших границ. Надо улучшить дело научной информации о зарубежной военной литературе и военной технике, изучать сильные и слабые стороны империалистических военных систем и основные направления военно-идеологической работы в их армиях, вскрывать новые процессы, связанные с подготовкой их к будущей войне, разоблачать реакционную сущность буржуазной военной идеологии и военной науки.Говоря о нашей практике военно-идеологической работы в Армии и Флоте, необходимо отметить ее низкое качество, а порой и отрыв ее от задач воспитания войск, на что сейчас необходимо обратить серьезное внимание командиров, политорганов и партийных организации Вооруженных Сил. В системе идеологического воспитания наших военных кадров надо развернуть глубокое изучение марксистско-ленинского учения о войне и армии, тесно увязывая изучение теории с конкретными задачами подготовки войск, с их качественными и организационными изменениями. С этой целью надо подготовить и издать труд по основам марксистско-ленинского учения о войне и армии, в котором правильно отразить роль В.И. Ленина в развитии этого учения и обобщить опыт войн современной эпохи.Разоблачить неправильность и вредность утверждения о том, что В.И Ленин не являлся "знатоком военного дела", так как подобное утверждение не соответствует действительности и умаляет роль В.И Ленина, как организатора Вооруженных Сил, внесшего много новых принципиальных идей в советскую военную науку. В ближайшее время необходимо возобновить издание военно-теоретических трудов М.Фрунзе и других советских военных теоретиков. Необходимо также отметить явно недостаточное развертывание военно-идеологической работы в широких массах советского народа, особенно молодежи, направленной на воспитание советского патриотизма, национальной военной гордости, любви к своим Вооруженным Силам и готовности к сокрушительному разгрому любого агрессора, развязавшего войну.Чтобы устранить этот недочет, мы должны значительно улучшить военно-идеологическое воспитание широких масс советского народа, особенно молодежи в духе патриотизма, любви к своим Вооруженным Силам и постоянной готовности с честью и достоинством защищать свою Родину. Надо организовать выпуск правдивых кинофильмов и литературных произведений о патриотическом долге советских людей по защите своей Родины, постоянной их бдительности и активности в подготовке обороны страны. Это особенно важно в настоящее время, когда наше государство значительно сокращает численность Вооруженных Сил. Пассивное отношение к военно-идеологической работе может породить настроение пацифистского благодушия и беспечности.У нас мало уделяется внимания историческим памятникам военной славы нашего Отечества, на которых воспитывались бы патриотизм и военная гордость советского народа. У нас почти нет памятников в местах, где происходили важнейшие события гражданской и Отечественной войн. В Москве и городах-героях до сих пор нет монументальных памятников подвигу советского народа в Отечественной войне. В этом отношении мы серьезно отстаем от других государств. Это явно ненормальное положение необходимо устранить в ближайшее время. Об устранении неправильного отношения к бывшим военнопленным, возвратившимся на Родину из фашистского пленаВ идеологической работе нам нанесен большой морально-политический вред произволом бериевской шайки в отношении советских военнослужащих, которые в период Отечественной войны находились в плену у наших противников. В силу обстановки, сложившейся в начале войны на ряде фронтов, значительное число советских военнослужащих нередко попадало в составе целых подразделений и частей в окружение и, исчерпав все возможности к сопротивлению, вопреки своей воле, оказалось в плену. Многие попадали в плен ранеными и контуженными. Советские воины, попавшие в плен, как правило, сохраняли верность своей Родине, вели себя мужественно, стойко переносили лишения плена, издевательства гитлеровцев, нередко проявляли подлинный героизм. Многие советские военнослужащие, с риском для жизни бежали из гитлеровских лагерей и продолжали сражаться с врагом в его тылу, в партизанских отрядах, или пробивались через линию фронта к своим войскам.Однако, как во время войны, так и в послевоенный период в отношении бывших военнопленных были допущены грубейшие извращения советской законности, противоречащие ленинским принципам и самой природе советского строя. Эти извращения шли по линии создания по отношению к ним обстановки недоверия и подозрительности, а также ни на чем не основанных обвинений в тяжких преступлениях и массового применения репрессий. При решении вопроса о судьбе бывших военнопленных не принимались во внимание ни обстоятельства пленения и поведение в плену, ни факт бегства из плена, участие в партизанской борьбе и другое. Наши офицеры, попавшие в плен ранеными, мужественно державшиеся в плену, огульно лишались офицерского звания и без суда посылались в штрафные батальоны, наравне с лицами, совершившими преступления.Некоторые советские и партийные органы до сих пор продолжают проявлять неправильное отношение к бывшим военнопленным, ничем себя не запятнавшим, относятся к ним с недоверием, устанавливают незаконные ограничения в отношении продвижения по службе использования на ответственной работе, избрания депутатами в Советы депутатов трудящихся, поступления в высшие учебные заведения и другие, ущемляя их права и достоинство советских граждан.Наиболее грубые извращения нарушений законных прав военнопленных были связаны с необоснованным привлечением их к уголовной ответственности. Значительное количество военнопленных возвратившихся на Родину, было подвергнуто различным наказаниям, начиная со ссылки на спецпоселение и кончая высшей мерой наказания. Советское законодательство предусматривает суровую ответственность за преднамеренную сдачу в плен, за сотрудничество с врагом и за другие преступления, направленные против Советского государства. Однако, из советских законов не вытекает, чтобы военнослужащий, попавший в плен вследствие ранения, контузии, внезапного захвата и при других обстоятельствах, независящих лично от военнослужащего, должен нести уголовную ответственность.Незаконным репрессиям подвергались и те военнослужащие, которые помимо своей воли попав в плен, руководствуясь чувством воинского долга, бежали затем из плена и возвратились на Родину, проявляя при этом нередко личный героизм, подвергая свою жизнь опасности. <...>Нет необходимости доказывать, что с точки зрения подлинной советской законности, расценивать в подобных случаях советских военнослужащих, попавших в плен к врагу, как изменников Родины, не было абсолютно никаких оснований. Не было оснований и для применения к ним каких-либо репрессивных мер. Более того, советские военнослужащие, по независящим от них обстоятельствам попавшие в плен и затем бежавшие из плена на Родину, - достойны поощрения и правительственных наград.Такой порядок существовал даже при царском режиме и имел большое значение для воспитания народа, солдат и офицеров. Некоторая часть военнослужащих, попав в плен и зная о неизбежности для них репрессий на Родине, естественно не проявляли стремления к тому, чтобы бежать из плена. А по окончании войны угроза незаслуженных репрессий могла заставить некоторых военнослужащих отказаться от репатриации на Родину. Неправильные действия местных органов власти, создание по отношению к бывшим военнопленным атмосферы недоверия, порождает среди них, членов их семей справедливые настроения обиды, бесперспективности, ощущение неравноправия, отрицательно сказываются на их производственной, общественной деятельности.Воспитывая военнослужащих в духе высокой стойкости, ненависти к врагу и презрения к плену, мы недостаточно популяризируем примеры доблестного поведения советских воинов в плену, примеры смелых побегов наших людей из плена. Нужно снять с бывших военнопленных моральный гнет недоверия" реабилитировать незаконно осужденных, ликвидировать ограничения в отношении бывших военнопленных. Товарищи! Культ личности причинил большой ущерб нашей военно-идеологической работе. Наша задача заключается в том, чтобы решительно очистить от последствий этого культа всю работу по воспитанию советского народа и личного состава Вооруженных Сил, все виды и формы военно-идеологической работы в области военной науки, пропаганды, военно-художественной литературы, а также связанные с военной тематикой искусство и кино и прочно поставить их на марксистско-ленинскую основу.Читать полностью - на сайте "РГ"Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 июня 2017, 23:12

Великий фотопортретист Юсуф Карш (Yousuf Karsh 1908-2002)

Юсуф Карш был одним из самых известных и опытных фотографов-портретистов всех времён. Он родился 23 декабря 1908 года в армянской семье в городе Мардине (юго-восток Турции). Семье Юсуфа довелось пережить тяжёлые времена страшного голода. Сестра будущего фотографа не выжила. Когда начался геноцид, всей семье пришлось бежать в Сирию. Спустя ещё несколько лет родители отправили Юсуфа в Канаду, где проживал его дядя. Здесь начался профессиональный путь знаменитого портретиста. Сначала Карш работал в студии своего дяди, который, разглядев талант в племяннике, отправил его учиться в Бостон. Спустя четыре года Юсуф Карш вернулся, чтобы основать свою фотостудию в центре Оттавы. Этот человек жил и творил до 13 июля 2002 года. Армяно-канадский портретист Юсуф Карш создал свой собственный стиль в портретном искусстве. Он виртуозно использовал игру света. Этот человек сфотографировал огромное количество известных во всем мире людей. Все его фотографии передают сущность фотографируемого человека, показывают характер, который автор уловил и захватил своим объективом. Чтобы мы на протяжении многих десятков лет могли наслаждаться высоким мастерством высокого искусства.  Карш сделал карьеру, фотографируя наиболее выдающихся государственных деятелей, художников, литераторов, музыкантов, ученых, актеров и актрис. Путешествуя по миру, он получил доступ к практически каждым великим деятелем своего времени. Среди его знаковых образов являются те, что он сделал Уинстона Черчилля (1941), Альберт Эйнштейн (1948), Пабло Пикассо (1954), Джорджия О'Киф (1956), Эрнест Хемингуэй (1957), Жаклин Кеннеди (1957), Софи Лорен (1981), и Джесси Норман (1990). Великолепные портреты знаменитостей, сделанные Юсуфом Каршем: Альберт Эйнштейн (1948) Уинстон Черчилль 1941 Сомерсет Моэм 1950 Леонард Бернстайн 1985 Ман Рэй 1965 Клаудио Аррау 1980 Хамфри Богарт 1946 Джоан Кроуфорд (рука на бедре) 1948 Сесил Б. Демилль 1956 Гетти 1964 Огастес Джон 1954 Чарльз Лоутон 1958 Ле Корбюзье 1954 Братья Маркс 1946 Самуэль Барбер 1956 Жан-Луи Барро 1949 Пабло Казальс 1954 Альберто Джакометти 1965 Эрнест Хемингуэй 1957 Борис Карлофф 1946 Анна Маньяни 1958 Одри Хепберн 1956 Жаклин Кеннеди 1957 Софи Лорен 1981 Анита Экберг 1956 Кларк Гейбл 1948 Глен Гульд 1957 Никита Хрущев 1963 Питер Лорре 1946 Фотографии в альбоме «Юсуф Карш Канадский фотограф 1908-2002», автор lyuschina.natalya на Яндекс.Фотках  

01 апреля 2017, 14:23

Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии

Оригинал взят у durasik в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографииОригинал взят у ymorno_ru в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии«Перед зеркалом», 1971 годВиктор Васильевич Ахломов – один из самых известных советских и российских фотокорреспондентов. Родился 15 марта 1938 года. Окончив курсы фоторепортёров при ЦДТ, в 1960 году пришёл в газету «Известия», где проработал уже больше полувека.Виктор Ахломов – почётный член Союза фотохудожников России и обладатель многочисленных отечественных и международных наград, среди которых четыре премии всемирно известного конкурса «World Press Photo» (с 1973 по 1976) и награда «Золотой глаз России».Виктор Ахломов уверен, что среди всех жанров фотографии самый главный – фоторепортаж, отцом которого считают Анри Картье-Брессона. То есть не простой репортаж, а то, направление, что называется «Решающий момент», когда в кадре настолько жизненная картина, что она обобщает мировую ситуацию любви и ненависти, страдания и блаженства. И тогда неважно, где сделан снимок. Он потом живёт вечно.Ахломов – хроникер советской и постсоветской эпохи. В своих живых и искренних фотографиях он запечатлел уличные моменты, митинги, важные общественные события и многих известных личностей. Среди них: А. Ахматова, А. Вознесенский, Б. Ахмадуллина, Б. Окуджава, Ю. Гагарин, Ю. Никулин, Р. Рождественский, А. Солженицын, К. Чуковский и др.Каток в ЦПКиО им. Горького, 1950-еКомсомольская площадь, 1955 годЦПКиО (набережная), 1957 годКомсомольская площадь, 1957 годМотобол, 1959 г[i]од[/i]8 Марта 1959 годЛужники. Метромост. 1960 год«Белая ночь в Москве», 1960 - 1961Красная площадь утром, 1960 - 1962Здание Госплана. Охотный ряд, 1960 годВыходной, 1960 годЗима. Памятник Владимиру Ленину, 1960-еМужчина с девочкой на руках, 1960-еМальчики в буденовках, 1960-еМужчина на костылях и мальчик, 1960-еИван Козловский во время выступления, 1960-еВ магазине «Кинолюбитель», 1960 г[i]од[/i]Ленинские Горы, 1960 годСокольники, 1960 годВ секции абажуров ГУМа, 1960 годБолельщики на заборе, 1960-е«Грачи прилетели». Весна в парке МГУ, 1960-еЗастолье, 1961 годЮрий Гагарин и Никита Хрущев, 15 апреля 1961 годЛенинский проспект, 12 апреля 1961 годНикита Хрущев, Герман Титов, Юрий Гагарин, Михаил Суслов и Леонид Брежнев, 9 августа 1961 года«На высоте», 1962 - 1964«Осеннее солнце», 1962 - 1964На реке, 1962 - 1963В мастерской у Льва Кербеля, 1962 годЯрославские девчонки, 1962 годЮрий Никулин и Михаил Шуйдин, 1963 годЮрий Никулин, 1963 годОсенний мотив, 1963 - 1964Лев Яшин в воротах, 1963 годАндрей Громыко, Фидель Кастро, Никита Хрущев в ГАБТе, 1 мая 1963 годСибирь.Кондинский леспромхоз, 1964 годСибирь. Аэропорт Сургута, 1964 годМарлен Дитрих в Москве, 21 мая 1964 годЮрий Гагарин и Эрнесто Че Гевара, 11 ноября 1964 годГолуби. Продавщица семечек, 1965 годГимназисты, 1965 годСоловки. Семья Кучеровых, 1966 годРыбак дед Кучеров, 1966 годСоловки, 1966 годДедушка с картошкой, 1967 год«К Ленину», 1967 годУ Мавзолея, 1967 год«Любить иных - тяжелый крест!...» («Где только не ступала нога человека»), 1967 годВДНХ. Стрижка овец, 1968 годСибирь. Тарко-Сале. Улыбка Севера, 1968 годПожилой мужчина и трое подростков, 1970-еСолдат, 1970-еДвое, 1970 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годАнджела Дэвис в «Известиях», 1 ноября 1971 годБерегите природу - мать вашу, 1972 годИлья в бане. Из серии «Баня», 1972 годКомбайнеры на отдыхе. Из серии «Хлеб наш насущный», 1972 годАлексей Петренко, 1980-еУ воды, 1980 годБабушка Прасковья из деревни Станы, 1981 годПраздник семьи, 1981 годПраздник семьи, 1981 годИз серии «Дети Арбата», 1983 годКурский вокзал, 1989 годВернисаж, 1989 годЛариса Литичевская. Московская красавица - 89, 1989 годМитинг на Манежной площади, 23 февраля 1991 год50 лет Победы! 9 мая 1995 год

19 декабря 2016, 23:30

Евгений Спицын. "К юбилею дорогого Леонида Ильича"

В декабре исполнилось 110 лет со дня рождения Генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза с 1966 по 1982 год Леонида Ильича Брежнева. #ДеньТВ #Спицын #история #СССР #Брежнев #КПСС #генсек #застой #Афганистан #Олимпиада #юбилей #Андропов #Косыгин #Громыко

15 октября 2016, 15:01

Хрущёв отхлёбывает "пепси-колу" в Сокольниках... 25-е июля 1959-го года...

Данный факт уже подзабыт, но именно руководитель советского государства Никита Хрущёв первым на территории СССР официально отхлебнул из стаканчика ту самую газированную “пепси-колу”, которую странным образом выбрала чья-то молодёжь...Случилось это в московских Сокольниках 25 июля 1959 года. Именно в тот день открылась Американская национальная выставка, став первым международным мероприятием на территории парка и произведшая фурор в сознании советского человека. В первый же день выставку посетили 75 тысяч человек, и продлилась она шесть недель. За это время посмотрели её почти 3,5 млн человек...И именно тогда вице-президент США Ричард Никсон, ставший впоследствии президентом, крайне заинтересованно отнесся к тому, понравится ли “пепси-кола” Хрущёву. Судя по фото, произошло это весьма комичным образом. Зато какой рекламой потом стал этот снимок для производителей напитка. Причём, бесплатной...

03 августа 2016, 09:54

Евгений Спицын. "Первый председатель КГБ Иван Серов".

Историк, автор книг по истории России Евгений Спицын рассказывает о судьбе первого председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР в 1954—1958 годы, начальника Главного разведывательного управления Генштаба в 1958—1963 годах, генерала армии, Героя Советского Союза Ивана Александровича Серова. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/istorija-rossii-komplekt-iz-5-tomov #ДеньТВ #Спицын #история #Серов #КГБ #ГРУ #НКВД #Сталин #Берия #Хрущев #Брежнев #война #репрессии #Пеньковский #Булганин #Жуков #атомнаябомба #ракеты #Королев #Челомей #опала #Россия #ФСБ #архив #мемуары #СССР #холоднаявойна #агент #ЦРУ #исследования

06 мая 2016, 23:01

А.И. Фурсов - Правление Хрущёва

Хрущёвская эпоха. Лектор - Фурсов А.И.Оригинал взят у ss69100

06 мая 2016, 15:56

Личное дело маршала Жукова // Что нашли в рассекреченных документах на маршала Победы из архива ЦК КПСС

У историков и архивистов событие: наконец-то стал возможен доступ к личному делу маршала Жукова. То есть к «Личному делу» на работника, снятого с номенклатурного учета под шифром 45-Ж/4-а. Специалисты убеждены: это сродни чуду.

04 мая 2016, 20:29

Евгений Спицын. Украинский фактор: правда и вымысел

Историк Евгений Спицын комментирует 46 выпуск передачи "Слово и дело" с Александром Пыжиковым в гостях об украинизации советской номенклатуры, принципах "украинства" и весе украинского дворянства в Российской Империи. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

07 апреля 2016, 16:59

Туманности Андромеды — 60 лет

Оригинал взят у alex_anpilogov В этом году исполняется 60 лет роману «Туманность Андромеды», написанному Иваном Ефремовым в 1955-1956 годах. Удивительно, но многие забывают, что «Туманность» была задумана и написана ещё в до-космическое время, когда братья Стругацкие ещё писали лишь об испытаниях водородной бомбы на атолле Бикини («Пепел Бикини», 1956), а большая часть будущих писателей-фантастов 1960-х-1970-х годов ещё только задумывались о жанре своего будущего творчества.Роман Ефремова действительно стал пророческим. Задуманный автором как некая коммунистическая утопия, относящаяся к весьма далёкому будущему (и тут Ефремов был весьма далёк от хрущёвских лозунгов «коммунизма всем, даром, и к 1980-му году»), «Туманность» внезапно оказалась стержнем нового, космического представления о мире, которое принёс в жизнь СССР. Не какими-то отдалёнными мечтаниями, а зримым и конкретным образом — запустив в космос сначала первый искусственный спутник Земли, потом — первые автоматические аппараты к Луне, а затем — и первого человека в космос.А ровно перед всем этим и произошёл феномен «Туманности Андромеды» — роман Ефремова был закончен публикацией в журнале «Техника-молодёжи» в сентябре 1957 года. А 4 октября 1957 года мир проснулся иным. Уже не только земным, но и космическим.О творчестве и о мироощущении Ивана Ефремова я побеседовал с Николаем Смирновым, человеком, который, пожалуй, сегодня наиболее полно понимает жизнь и взгляды Ивана Ефремова. Николай, совместно со своей супругой, Ольгой Ерёминой, в 2013-м году опубликовал книгу «Иван Ефремов» в серии ЖЗЛ, а совсем недавно, в конце 2015-го года издал монументальный труд — практически полное собрание писем писателя.Беседовать с Николаем было легко и приятно, но, к сожалению, прокрустово ложе передачи «Новый День» на канале «День-ТВ» совершенно не позволяло втолочь в полчаса динамичного эфирного времени все вопросы и ответы, которые позволили бы полностью раскрыть моё и Николая отношение к идеям и наследию Ивана Антоновича:Поэтому — ещё несколько моих мыслей о «мире Ефремова», вдобавок к уже высказанным.Ефремов не писал о мире ближайшего будущего. Скорее наоборот — Иван Антонович пытался представить себе мир некоего идеального, весьма отдалённого от настоящего момента грядущего, в котором космическая неизбежность либо будет принята и понята человечеством — либо же раздавит его своей бесконечностью и бескрайностью.Самое простое (и, ёлки-палки, самое быстрое, всего на 2 минуты времени!) представление этой бесконечности есть и в вышеприведенном видео (с восьмой по десятую минуту). И даже в таком, сверхконцентрированном виде, межпланетные и, тем более, межзвёздные расстояния просто поглощают зрителя, заставляя его забыть о том, что в силу логарифмической шкалы расстояний в какой-то момент времени он начинает «улетать» из картинки с изначально сверхсветовыми скоростями.Мир Ефремова — это мир Великого Кольца, в котором разные цивилизации встречаются и общаются между собой.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»Ефремов понимает всю сложность этого «вызова пустого и бесконечного космоса», как осознаёт и данность знаменитого парадокса Ферми, который был сформулирован незадолго до написания «Туманности» — «почему, почему молчит большой и необъятный космос?». Почему мы не слышим голос других миров, населённых разумной жизнью? И, конечно же, Ефремов задаёт неявный, но неизбежный вопрос и своим читателям: «а не замолчим ли внезапно и мы сами, если откажемся от своего будущего в пользу удобного настоящего?»В «Туманности Андромеды» Ефремов даёт на этот вопрос первый, положительный ответ: по его мнению позитивная ветка истории, коммунистическая, даёт любой цивилизации возможность освоения космоса — сначала путём общения с другими братьям по разуму на иных планетах, а потом — и путём освоения иных миров в результате космических экспедиций. Мир «Туманности Андромеды» — это мир гармоничной, сильной Земли, которая, тем не менее, разительно отличается от мира настоящего — несмотря на то, что земляне по отдельности «горят» и увлечённо участвуют в освоении космоса, сам по себе этот процесс оказывается безумно комплексным и многосложным: межзвёздные экспедиции досветовых звездолётов на анамезоне длятся десятилетиями и планируются на полвека вперёд, а все прорывные технологии развиваются практически руками энтузиастов, которые проводят такие опыты по сути дела на свой страх и риск.Будущее Ефремова — это Галактика, соединённая информационной сетью и ищущая совместными усилиями новых братьев по разуму, которым можно помочь на их собственном пути к звёздам.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»В «Часе Быка» Ефремов продолжает анализ возможных путей развития человечества, по факту пойдя на художественную хитрость — отделив часть человечества от основной сюжетной линии коммунистической Земли и поместив этих людей в иные условия. В конце-концов, и в эпической «Туманности Андромеды», и в короткой повести «Сердце Змеи», повествующей о встрече землян с гипотетическими обитателями фторной планеты (с которыми можно общаться, но никогда нельзя будет пожать им руки — Ефремов говорит о «зеркале для человечества». Что было бы с нами, если...?Если бы мы, подобно человекоподобной цивилизации Эпсилона Тукана («Туманность Андромеды») оказались на окраине обитаемого мира, вдалеке от массы других обитаемых планет? Что, если бы наш метаболизм был уникальным, как у обитателей Кор Серпентис («Сердце Змеи») и исключал бы для нас возможность колонизации иных планет? Стоит ли отчаиваться и бояться своего неизбежного и негативно определённого будущего?В «Часе Быка» Ефремов создаёт для людей Земли именно такое кривое зеркало, описывая негативный сценарий развития человечества, которое погибает не от своего естества и не от своего одиночества, но от сознательного выбора негативного пути развития планетарного общества, которое автор называет «стрелой Аримана». В конце концов, процессы энтропии («Не спи! Равнодушье — победа энтропии черной!..») одинаковы для всей природы — и для неживой, и для живой, и для мира разума. И мировое планетарное правительство Торманса как-то неуловимо начинает напоминать нам худшие сюжеты нашего настоящего.Знакомьтесь, ZOG с планеты Торманс.Остановился, закуклился, проповедуешь жизнь в достатке и комфорте — получи ответный удар от самого мироздания. И никакой звездолёт прямого луча уже тебя не спасёт: люди, обитатели планеты Торманс в мире «Часа Быка» имеют технологии межзвёздных перелётов, но не используют их, постепенно прожирая ресурсы Торманса в замкнутом круге безнадёжной деградации.В общем-то, об этом непростом выборе и была наша беседа с Николаем. В каком мире живём мы с вами сегодня?В мире «Туманности Андромеды» — или же в мире уже наступившего «Часа Быка»?Отвечать на этот вопрос нам с вами. Марс, Юпитер, Альфа Центавра и Эпсилон Тукана, далёкая галактика Андромеды — ждут нашего ответа. У них времени достаточно.

07 апреля 2016, 16:59

Туманности Андромеды — 60 лет

Оригинал взят у alex_anpilogov В этом году исполняется 60 лет роману «Туманность Андромеды», написанному Иваном Ефремовым в 1955-1956 годах. Удивительно, но многие забывают, что «Туманность» была задумана и написана ещё в до-космическое время, когда братья Стругацкие ещё писали лишь об испытаниях водородной бомбы на атолле Бикини («Пепел Бикини», 1956), а большая часть будущих писателей-фантастов 1960-х-1970-х годов ещё только задумывались о жанре своего будущего творчества.Роман Ефремова действительно стал пророческим. Задуманный автором как некая коммунистическая утопия, относящаяся к весьма далёкому будущему (и тут Ефремов был весьма далёк от хрущёвских лозунгов «коммунизма всем, даром, и к 1980-му году»), «Туманность» внезапно оказалась стержнем нового, космического представления о мире, которое принёс в жизнь СССР. Не какими-то отдалёнными мечтаниями, а зримым и конкретным образом — запустив в космос сначала первый искусственный спутник Земли, потом — первые автоматические аппараты к Луне, а затем — и первого человека в космос.А ровно перед всем этим и произошёл феномен «Туманности Андромеды» — роман Ефремова был закончен публикацией в журнале «Техника-молодёжи» в сентябре 1957 года. А 4 октября 1957 года мир проснулся иным. Уже не только земным, но и космическим.О творчестве и о мироощущении Ивана Ефремова я побеседовал с Николаем Смирновым, человеком, который, пожалуй, сегодня наиболее полно понимает жизнь и взгляды Ивана Ефремова. Николай, совместно со своей супругой, Ольгой Ерёминой, в 2013-м году опубликовал книгу «Иван Ефремов» в серии ЖЗЛ, а совсем недавно, в конце 2015-го года издал монументальный труд — практически полное собрание писем писателя.Беседовать с Николаем было легко и приятно, но, к сожалению, прокрустово ложе передачи «Новый День» на канале «День-ТВ» совершенно не позволяло втолочь в полчаса динамичного эфирного времени все вопросы и ответы, которые позволили бы полностью раскрыть моё и Николая отношение к идеям и наследию Ивана Антоновича:Поэтому — ещё несколько моих мыслей о «мире Ефремова», вдобавок к уже высказанным.Ефремов не писал о мире ближайшего будущего. Скорее наоборот — Иван Антонович пытался представить себе мир некоего идеального, весьма отдалённого от настоящего момента грядущего, в котором космическая неизбежность либо будет принята и понята человечеством — либо же раздавит его своей бесконечностью и бескрайностью.Самое простое (и, ёлки-палки, самое быстрое, всего на 2 минуты времени!) представление этой бесконечности есть и в вышеприведенном видео (с восьмой по десятую минуту). И даже в таком, сверхконцентрированном виде, межпланетные и, тем более, межзвёздные расстояния просто поглощают зрителя, заставляя его забыть о том, что в силу логарифмической шкалы расстояний в какой-то момент времени он начинает «улетать» из картинки с изначально сверхсветовыми скоростями.Мир Ефремова — это мир Великого Кольца, в котором разные цивилизации встречаются и общаются между собой.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»Ефремов понимает всю сложность этого «вызова пустого и бесконечного космоса», как осознаёт и данность знаменитого парадокса Ферми, который был сформулирован незадолго до написания «Туманности» — «почему, почему молчит большой и необъятный космос?». Почему мы не слышим голос других миров, населённых разумной жизнью? И, конечно же, Ефремов задаёт неявный, но неизбежный вопрос и своим читателям: «а не замолчим ли внезапно и мы сами, если откажемся от своего будущего в пользу удобного настоящего?»В «Туманности Андромеды» Ефремов даёт на этот вопрос первый, положительный ответ: по его мнению позитивная ветка истории, коммунистическая, даёт любой цивилизации возможность освоения космоса — сначала путём общения с другими братьям по разуму на иных планетах, а потом — и путём освоения иных миров в результате космических экспедиций. Мир «Туманности Андромеды» — это мир гармоничной, сильной Земли, которая, тем не менее, разительно отличается от мира настоящего — несмотря на то, что земляне по отдельности «горят» и увлечённо участвуют в освоении космоса, сам по себе этот процесс оказывается безумно комплексным и многосложным: межзвёздные экспедиции досветовых звездолётов на анамезоне длятся десятилетиями и планируются на полвека вперёд, а все прорывные технологии развиваются практически руками энтузиастов, которые проводят такие опыты по сути дела на свой страх и риск.Будущее Ефремова — это Галактика, соединённая информационной сетью и ищущая совместными усилиями новых братьев по разуму, которым можно помочь на их собственном пути к звёздам.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»В «Часе Быка» Ефремов продолжает анализ возможных путей развития человечества, по факту пойдя на художественную хитрость — отделив часть человечества от основной сюжетной линии коммунистической Земли и поместив этих людей в иные условия. В конце-концов, и в эпической «Туманности Андромеды», и в короткой повести «Сердце Змеи», повествующей о встрече землян с гипотетическими обитателями фторной планеты (с которыми можно общаться, но никогда нельзя будет пожать им руки — Ефремов говорит о «зеркале для человечества». Что было бы с нами, если...?Если бы мы, подобно человекоподобной цивилизации Эпсилона Тукана («Туманность Андромеды») оказались на окраине обитаемого мира, вдалеке от массы других обитаемых планет? Что, если бы наш метаболизм был уникальным, как у обитателей Кор Серпентис («Сердце Змеи») и исключал бы для нас возможность колонизации иных планет? Стоит ли отчаиваться и бояться своего неизбежного и негативно определённого будущего?В «Часе Быка» Ефремов создаёт для людей Земли именно такое кривое зеркало, описывая негативный сценарий развития человечества, которое погибает не от своего естества и не от своего одиночества, но от сознательного выбора негативного пути развития планетарного общества, которое автор называет «стрелой Аримана». В конце концов, процессы энтропии («Не спи! Равнодушье — победа энтропии черной!..») одинаковы для всей природы — и для неживой, и для живой, и для мира разума. И мировое планетарное правительство Торманса как-то неуловимо начинает напоминать нам худшие сюжеты нашего настоящего.Знакомьтесь, ZOG с планеты Торманс.Остановился, закуклился, проповедуешь жизнь в достатке и комфорте — получи ответный удар от самого мироздания. И никакой звездолёт прямого луча уже тебя не спасёт: люди, обитатели планеты Торманс в мире «Часа Быка» имеют технологии межзвёздных перелётов, но не используют их, постепенно прожирая ресурсы Торманса в замкнутом круге безнадёжной деградации.В общем-то, об этом непростом выборе и была наша беседа с Николаем. В каком мире живём мы с вами сегодня?В мире «Туманности Андромеды» — или же в мире уже наступившего «Часа Быка»?Отвечать на этот вопрос нам с вами. Марс, Юпитер, Альфа Центавра и Эпсилон Тукана, далёкая галактика Андромеды — ждут нашего ответа. У них времени достаточно.

25 февраля 2016, 17:51

60 лет назад Никита Сергеевич Хрущев на закрытом заседании ХХ съезда КПСС зачитал свой доклад о культе личности и его последствиях

Ведущий программы "Наблюдатель" Андрей Максимов. Гости программы: Михаил Хазин, Андрей Сорокин, Виталий Афиани. Тема: "60 лет назад Никита Сергеевич Хрущев на закрытом заседании ХХ съезда КПСС зачитал свой доклад о культе личности и его последствиях".

21 ноября 2015, 00:00

Мемория. Михаил Суслов

21 ноября 1902 года родился Михаил Суслов, главный идеолог брежневской эпохи.   Личное дело Михаил Андреевич Суслов (1902 –1982), родился в селе Шаховское Хвалынского уезда Саратовской губернии (ныне Ульяновская область) в бедной крестьянской семье. Родители не имели для собственного маленького хозяйства даже собственной лошади, из-за чего его отец, Андрей Андреевич Суслов, подрабатывал на нефтепромыслах в Баку, а в 1916 году собрал артель плотников и отправился в Архангельск. В 1918 году Михаил Суслов вступил в ряды сельского Комитета бедноты, в 1920 году — в комсомол, а уже в 1921 году стал членом коммунистической партии и в том же году по путевке партийной организации приехал в Москву и поступил на Пречистенский рабфак, Окончив рабфак,  в 1924 поступил в Московский институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова, одновременно вел преподавательскую работу в столичных текстильном институте и химическом техникуме. Закончил институт в 1928 году, а с 1929 года был зачислен в аспирантуру Экономического института Коммунистической Академии. Тогда же начал читать курс политэкономии в Московском университете и в Промышленной академии. В 1931 году по окончании института постановлением ЦК ВКП(б) был «распределен» инспектором в аппарат Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, в 1933 выезжал в составе комиссий для проведения чисток (проверок лояльности коммунистов партийному руководству) Уральской и Черниговской партийных организаций. С 1934 по 1936 – член Комиссии советского контроля при СНК СССР. В 1936 году Суслов стал слушателем Экономического института Красной профессуры, который готовил новую «партийную интеллигенцию». В 1937 в составе группы партийных и советских работников был командирован в Ростовскую область для «укрепления» областной партийной организации, все руководство которой оказалось репрессировано, и проведения «очистительной работы» по «искоренению врагов народа». До февраля 1939 работал заведующим отделом, третьим, а затем вторым секретарем Ростовского обкома партии. В 1939–1944 первый секретарь Орджоникидзевского (Ставропольского) крайкома ВКП(б). Одновременно в 1941–1943 был  членов Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта и организатором партизанского движения во время оккупации Ставропольского края. За время руководства краем провел мобилизацию крестьян на ускоренное строительство Невинномысского оросительного канала, отдал приказ о взрыве Казанского кафедрального собора в Ставрополе, организовывал помощь органам НКВД в проведении в 1943 году депортации карачаевского народа. В  конце 1944 был переброшен в Литву. Стал председателем Бюро ЦК ВКП(б) по Литовской ССР, являвшегося фактически чрезвычайным и полновластным органом управления республикой. Бюро было уполномочено на ведение работы по ликвидации последствий войны и борьбу с многочисленными отрядами «лесных братьев» - противниками коммунизма. Проводил политику беспощадных чисток партийно-государственного аппарата от инакомыслящих, насильственной коллективизации сельского хозяйства, занимал жесткую позицию по отношению к местной интеллигенции, считая ее проповедником литовского национализма. В марте 1946 года Суслов был переведён в аппарат ЦК ВКП(б) и получил должность руководителя отдела внешней политики (внешних сношений) ЦК. По предложению Сталина, в 1947 на пленуме ЦК ВКП(б) был утвержден членом Оргбюро ЦК и секретарем ЦК партии, отвечавшим за работу средств массовой информации. Занимал должность начальника Управления пропаганды и агитации ЦК КПСС. В 1949–1951 годах был главным редактором газеты «Правда». В 1949 был одним из главных организаторов пышного празднования 70-летия Сталина. Принял активное участие в подготовке ХIХ съезда ВКП(б), разработав несколько вариантов речи Сталина на съезде (окончательную редакцию сделал сам вождь). Свидетельством укрепившегося доверия Сталина стало включение Суслова в 1952 в состав расширенного Президиума ЦК КПСС. После смерти Сталина и возвышения Маленкова, у которого с Сусловым отношения не сложились, он  был выведен из Президиума ЦК КПСС. В развернувшейся в середине 1950-х годов внутрипартийной борьбе за власть Суслов занял сторону Хрущева, выступив против сподвижников покойного вождя. При этом он руководствовался, в основном, карьерными мотивами. На июльском пленуме ЦК КПСС 1955 года Суслов был возвращен в состав Президиума ЦК. В Президиуме, а затем в Политбюро он по-прежнему отвечал за идеологию. В ходе Венгерского восстания 1956 года Суслов вместе с А.И.Микояном возглавил советскую делегацию, прибывшую в Будапешт для переговоров с венгерскими руководителями и после неудачи переговоров настоял на решении о вводе советских войск в Венгрию. По воспоминаниям Хрущева, Микоян противился вводу и использованию советских войск, а Суслов, напротив, придерживался жесткой позиции. В начале 1960-х годов Хрущев отстранил Суслова от непосредственного руководства идеологической работой в партии и государстве, доверив это дело Л.Ф.Ильичеву, назначенному председателем соответствующей Комиссии ЦК КПСС. Суслову было поручено заниматься вопросами связей КПСС с коммунистическими и рабочими партиями других стран.   Михаил Суслов В июле 1963 после  ухудшения советско-китайских отношений он возглавил советскую делегацию на переговорах с представителями компартии Китая, но не сумел добиться примирения. Результаты переговоров и суть разногласий с китайцами изложил в докладе на февральском (1964) пленуме ЦК КПСС. Как вспоминал один из авторов проекта доклада Ф.М.Бурлацкий, это выступление было личным поручением Н.С.Хрущева, потребовавшего «решительно осудить устами Суслова культ личности». А уже на октябрьском пленуме ЦК КПСС в том же 1964-м году Суслов выступал с докладом  об ошибках и необходимости замены Н.С.Хрущева. После смещения Н.С.Хрущева, Суслов фактически стал вторым после Брежнева человеком по влиянию в партии и государстве. Как член Политбюро и второй секретарь ЦК КПСС он вел заседания Секретариата ЦК партии, отвечал за все вопросы идеологической политики в стране, за руководство деятельностью средств массовой информации, цензуру, культуру и искусство, высшее образование и школу, отношения государства и религиозных организаций. Михаил Суслов скончался от инсульта 25 января 1982 года - за несколько месяцев до смерти Леонида Ильича Брежнева. Похоронен в Москве на Красной площади у Кремлевской стены.   Чем знаменит Михаила Суслова называют «серым кардиналом» советского строя и «Победоносцевым Советского Союза». Он играл огромную роль в руководстве КПСС и СССР со второй половины 1950-х годов до своей кончины, являлся главным идеологом коммунистической партии. Он стоял на позициях самого ортодоксального толкования марксизма, неприятия любого отклонения от него, беспощадной идеологической войны с буржуазной идеологией. Будучи ближайшим соратником Н.С. Хрущева, Суслов стал одним из организаторов заговора против него. Суслов принимал самое деятельное участие и в выработке внешнеполитического курса СССР. Он твердо стоял за введение войск Варшавского Договора в ЧССР во время «Пражской весны». Он был в числе узкого круга членов Политбюро ЦК КПСС, принявших в 1979 решение о вводе советских войск в Афганистан. Ему же в 1980–1981 было поручено возглавить комиссию ЦК КПСС по выработке политики по отношению к революционным событиям в Польше. В 1948 году Михаил Суслов стал главным идеологом и вдохновителем кампании борьбы «с безродным космополитизмом», «буржуазным низкопоклонством перед Западом». При Брежневе Суслов был инициатором гонений на интеллигенцию, поднявшуюся после хрущевской «оттепели», имел репутацию догматика и консерватора. С его именем связаны разгром редакции журнала «Новый мир», выдворение из СССР А.И.Солженицына, ссылка А.Д.Сахарова, застой в развитии общественных наук в стране. Несмотря на то, что о Суслове говорили и писали мало, и сам он старался держаться в тени, не занимая никаких высоких постов, он был похоронен с такими официальными почестями, с какими после марта 1953 года не хоронили в Москве ни одного из высших руководителей партии и государства. Он был удостоен (в ряду всего нескольких партийных деятелей, таких, как Калинин, Жданов, Сталин, Ворошилов) похорон в Некрополе у Кремлевской стены, в отдельной могиле, на которой вскоре был воздвигнут памятник. Церемония похорон транслировалась в прямом эфире по всей территории СССР, а в стране был объявлен трехдневный траур.   О чем надо знать Хотя Суслова и назвали в некрологе «крупным теоретиком партии», на самом деле он не внес в партийную теорию ничего нового. За свою 35-летнюю деятельность на ответственных постах в ЦК партии Суслов не написал ни одной книги, а собрание его «сочинений» в трех небольших томах представляет собой набор сплошных идеологических штампов. Речи, которые ему как члену Политбюро регулярно приходилось произносить, готовились сотрудниками аппарата. В докладах, которые Суслов делал регулярно на Всесоюзных совещаниях идеологических работников, он всегда обходил наиболее острые и злободневные вопросы. Редактируя свои выступления, он полностью убирал как восхваления, так и порицания Сталина или Хрущева, исключал примеры преступной деятельности Молотова и т.п. «Суслов как идеологический руководитель партии был воспитан и сложился именно в сталинский период и печать догматизма, боязнь самостоятельности и оригинальности сохранились у него на всю жизнь. Главным стремлением Суслова с первых же его шагов на поприще идеологии было не допустить какой-либо идеологической ошибки, то есть не вступить в противоречие с текущими политическими установками директивных инстанций. Он хорошо знал, что посредственность и серость идеологических выступлений никем не преследуется, тогда как одна лишь "идеологическая ошибка" может привести к концу всей политической карьеры», - так объясняет «бесцветность» текстов Суслова историк Рой Медведев. Неудивительно, что сборники речей и статей Суслова практически не пользовались спросом в книжных магазинах. Их первый тираж в 100 тысяч экземпляров не расходился более двух лет, несмотря на то, что в СССР было не менее миллиона работников, профессионально занимающихся проблемами идеологии и общественными науками. Любопытно, что один из главных помощников Суслова, Воронцов, - был собирателем поговорок и афоризмов. Но при подготовке речей Суслова ему не удалось ни разу вставить в его тексты что-нибудь интересное из своей коллекции.   Прямая речь Рой Медведев о Суслове: «Почти всю свою жизнь он проработал в аппарате партии. Он был, как и Маленков, прежде всего "аппаратчиком", но, пожалуй, еще более искусным. Суслов поднимался вверх по ступеням партийной иерархии медленнее других, 33-летний Молотов был уже одним из секретарей ЦК РКП(б), так же как и 33-летний Каганович. Микоян в 33 года был наркомом и кандидатом в члены Политбюро. Маленков в свои 33 года заведовал одним из самых важных отделов ЦК ВКП(б). Между тем как 33-летний Суслов был рядовым инспектором Центральной контрольной комиссии. Но Суслов закончил свою почти 80 - летнюю жизнь не скромным пенсионером и не почетным членом ЦК, а человеком, облеченным огромной властью и занимающим второе место в нашей партийной иерархии». Об аскетизме Суслова: «В личной жизни Суслов был подчеркнуто скромен и аскетичен. Не имел и не стремился получить ученые звания и степени, не выступал с собственными научными трудами. Как вспоминал бывший работник аппарата ЦК КПСС Ф.Ф.Петренко, "два раза в год Суслов имел обыкновение вызывать к себе главного бухгалтера ЦК, открывать перед ним ящик стола, где лежала зарплата за последние шесть месяцев, и большую часть ее отдавать в партийную кассу"». Об отношении к искусству: «Суслову явно не нравилось все то, что как-то поднималось над общим средним уровнем. Известно, например, что Суслову очень не пришелся по душе роман Вс. Кочетова "Чего же ты хочешь?". Слишком откровенный сталинизм Кочетова шокировал Суслова. Но Суслова крайне раздражали и песни В. Высоцкого, пьесы Театра на Таганке. Суслов долго не разрешал к прокату фильмы "Гараж" Э.Рязанова и "Калину красную" В.Шукшина». О смерти Суслова: «Смерть Суслова вызвала много толков и прогнозов, но было не так уж много людей, которые испытывали чувства горя и сожаления, проходя мимо гроба в Колонном зале Дома Союзов или наблюдая за торжественной процедурой похорон по телевизору. На небольшом кладбище у Кремлевской стены уже не так много свободных участков. Но для Суслова нашли место рядом с могилой Сталина».   6 фактов о Михаиле Суслове Суслов избирался депутатом Верховного Совета СССР всех созывов, начиная с 1937 года, был членом Президиума Верховного Совета СССР в 1950-1954 годах, а с 1954 года – председателем Комиссии по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР. Суслову дважды присваивалось звание Героя социалистического труда, он был награжден пятью орденами Ленина, а также орденами Октябрьской Революции и Отечественной войны 1 степени. В 1965 - 1966 годах в партии началась интенсивная кампания по реабилитации Сталина. Однако в конце 1969 года Суслов «зарубил» уже почти полностью подготовленный проект реабилитации Сталина в связи с его 90-летием. Своего сына Суслов назвал Револием, дочь - Майей. Большинство правительственных автомобилей двигались по отведенной для них полосе вместе с машинами сопровождения на скорости до 120 километров в час. Но Суслов не разрешал своему шоферу превышать скорость в 60 километров. В 1982 году в память о Михаиле Суслове в Москве были открыты мемориальные доски на здании Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова в Замоскворечье, на здании факультета журналистики МГУ на Моховой улице и на фасаде дома № 19 по улице Большая Бронная. Доска на здании МГУ была снята в 1989 году.   Материалы о Михаиле Суслове Михаил Андреевич Суслов. Р. А. Медведев Суслов в энциклопедии «Кругосвет» Статья о Михаиле Суслове в Википедии

30 августа 2015, 16:02

Как готовился советский дефолт 1957 года

  И я помню, как в детстве мне давали поиграться с пачкой вот таких вот бумажек. Отношение к ним было вроде бы как «не нужны», но то ли по привычке, то ли из за какой то надежды их все же берегли и не считали особо «игрушкой». Вот теперь я понимаю почему это так происходило. Читаем … На протяжении десятилетий обязательная покупка гражданами СССР облигаций государственных займов помогала пополнить бюджет и уменьшить неудовлетворенный платежеспособный спрос. Но к 1956 году долг государства перед населением достиг таких размеров, когда обслуживать его стало весьма и весьма затруднительно, и президиум ЦК КПСС, по сути, решил объявить в августе 1957 года дефолт по внутренним обязательствам. А МВД СССР подвело итоги операции против самых крупных держателей облигаций. Вот что оказалось …   «Этот долг также следует аннулировать»   Начавшаяся еще в конце 1920-х годов выплата негласного, но высокого и обязательного налога — подписка на очередные выпуски облигаций государственных займов — в послевоенное время стала обычной частью бытия советских людей. Каждого гражданина страны, исключая детей, как правило, обязывали приобретать облигации в размере, равном одному месячному окладу в год. Случались и исключения, когда наиболее нуждающимся сумму снижали до половины месячного заработка. Но иногда отдельных рабочих и служащих в добровольно-принудительном порядке подписывали и на два месячных оклада в год. Несколько по-другому подходили к колхозникам. Их заставляли платить дважды — сначала индивидуально каждого, а затем брали деньги еще и с колхоза в целом, не выдавая никаких облигаций. Точно так же поступали и с производственными кооперативами, которые в ту пору еще не начали ликвидировать. При этом власти старались соблюдать хотя бы внешние приличия. Так, в 1947 году ЦК ВКП(б) пресек инициативу партийных руководителей Кировской области, решивших усовершенствовать выбивание денег на займы с крестьян. Там в нескольких районах еще до официального объявления об очередной подписке организовали выезд колхозников на рынки для продажи продукции со своих подворий. Причем с каждой группой крестьян выезжал уполномоченный, которому они отдавали вырученные деньги на хранение до начала подписки на заем. Оргбюро ЦК в специальном постановлении сообщило обкомам и крайкомам, что подобная практика «дискредитирует советские займы», но никого при этом не наказало.   Как только Хрущев осознал, что затраты на обслуживание внутреннего госдолга скоро превысят поступления от займов, он предложил трудящимся проявить сознательность и простить долги государству   Чуть позже партия и правительство решили облегчить положение трудящихся и разрешили отдавать деньги за облигации частями — по 7-8% зарплаты в месяц. Что, правда, еще раз подчеркивало, что госзаймы не более чем дополнительный налог, который государство все-таки обещало когда-нибудь вернуть гражданам. Но в 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд руб. А на фоне борьбы с культом личности Сталина народ начал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. С завода п/я 329 писали:   «Партийным бюро ТБ завода п/я 329 был нарушен принцип добровольности при подписке на заем. Одному коммунисту дали выговор с занесением в личное дело, 2-х с 12-14-летним партийным стажем перевели в кандидаты. Убедительно прошу разъяснить мне правильность понимания мною принципа добровольности и могут ли быть какие-либо решения отдельных парторганизаций по вышеизложенному».     «Вчера, 18 мая, решением партбюро, а затем решением партийного собрания, меня перевели из членов КПСС в кандидаты: причиной к этому послужило то, что я подписался на заем на меньшую сумму, чем мне было предложено, а именно я подписался на 1500 руб. вместо предложенных 2200, при окладе 1400 руб. (не считая премиальных). На партийном бюро, а также и на партийном собрании я пояснил мое семейное положение, но это было бесполезно. Убедительно прошу вас оказать мне содействие, а если я не прав, то разъяснить, в чем именно».   Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд руб. в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично «дорогой Никита Сергеевич». 19 марта 1957 года на заседании президиума ЦК КПСС он объявил о принятом им решении: «Что если мы скажем народу: пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов». Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях — «Серп и молот», «Красный пролетарий», завод имени Лихачева, где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплаты по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции «не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма».   Розыгрыши выигрышей по облигациям осчастливливали такое мизерное количество граждан, что остальные обоснованно считали себя жертвами розыгрыша со стороны государства   Лишь Каганович осторожно выразил сомнение: «Есть минус — сам заем — государственный, гарантированный». Но тут же оговорился, что большинство народа это предложение поддержит. Хитроумный Микоян, который лучше остальных знал реальное положение дел с бюджетом, сказал, что надо бы заем заменить лотереей. Остальные члены президиума ЦК поддержали предложение Хрущева безоговорочно. Детали поручили проработать Минфину, глава которого Арсений Зверев всего через шесть дней представил в ЦК развернутый план дефолта. Министр финансов предлагал по-большевистски раз и навсегда аннулировать все долги государства народу:   «От прекращения выплат по займам и их аннулирования население понесет потери. Однако эти потери будут компенсироваться мероприятиями по систематическому повышению материального и культурного уровня жизни населения».   Особой заботы министра удостоились колхозы и потребкооперация:   «В общей сумме государственного долга — 2,4 млрд рублей составляет долг колхозам и кооперативным организациям, приобретавшим займы в основном в военные годы. Этот долг также следует аннулировать. Кроме того, в порядке займа в государственный бюджет в различные годы поступали свободные средства из фондов промысловой кооперации. Всего числится на балансе государственного долга таких средств 3,2 млрд рублей и средств переданных органами государственного страхования, как хозяйственными организациями — 3,8 млрд рублей. Эти суммы также целесообразно списать с баланса государственного долга».       Однако, по мнению Минфина, загвоздка была в том, что годовой план был уже сверстан. А в нем предусматривались доходы от нового займа в размере 19,2 млрд руб. Расходы на обслуживание госдолга в 1957 году равнялись 11,7 млрд. Так что в бюджете образовывалась дыра в 7,5 млрд. И закрыть ее предлагалось выпуском лотереи. Самым забавным в плане Зверева было то, что лотерейные билеты предлагалось распространять, как и госзаймы, в добровольно-принудительном порядке. Главный финансист страны провел расчет и представил на утверждение ЦК предварительные цифры:   «Для восполнения доходов государственного бюджета и предотвращения еще большего разрыва в балансе денежных доходов и расходов населения необходимо выпустить во втором квартале 1957 года денежно-вещевую лотерею на сумму 9 миллиардов рублей, имея в виду при этом, что 20 процентов этой суммы будет выплачено населению в виде денежных и вещевых выигрышей. План размещения лотерейных билетов имеется в виду установить среди рабочих, служащих и военнослужащих в размере 7500 млн рублей, а среди крестьян — 1500 млн рублей. По отношению к месячному фонду заработной платы намечаемая сумма размещения билетов среди рабочих, служащих и военнослужащих составит 13 процентов, а средняя сумма размещения билетов на селе составит 76 рублей на одно крестьянское хозяйство. В прошлом году подписка рабочих, служащих и военнослужащих на заем, выпущенный в 1956 году, составляла 76,6 процента месячного фонда их заработной платы, а подписка крестьян на заем — 214 рублей в среднем на одно хозяйство».   Но, как обычно, на пути грандиозных планов Минфина встали реалии социалистической экономики. Выпустить для лотереи 600 сверхплановых «Волг», 2100 «Москвичей», 9000 мотоциклов, десятки тысяч велосипедов, радиол, холодильников и стиральных машин советская промышленность оказалась не в состоянии. Получалось, что новой подписки на заем не избежать.     «Скупщики облигаций маскируются под нищих» С инициативой снизу тоже не все ладилось, хотя поддержать идею Хрущева могли бы миллионы советских трудящихся. Как не раз сообщали в правительство и ЦК сначала НКВД, а затем МГБ и МВД, у огромного числа трудящихся никаких облигаций уже давно не было. По данным милиции, практически на каждом рынке страны велась незаконная купля-продажа этих советских ценных бумаг. Обездоленные люди, у которых не оставалось ничего, кроме навязанных государством облигаций, приносили их торговцам и без проблем получали 5-7 руб. за сторублевую облигацию. Там, где спекулянты были добрее или население не настолько бедным, за сторублевую облигацию давали 8-10 руб. Причем сами торговцы не оставались внакладе. Они служили только посредниками и сами перепродавали облигации солидным скупщикам, которые действовали в крупных городах, но иногда выезжали в глубинку сами или отправляли для приобретения облигаций надежных помощников. Они скупали сторублевые ценные бумаги уже по 13-15 руб., и также при этом не несли убытков. Крупные дельцы теневого рынка расплачивались друг с другом облигациями как деньгами, за неимением во многих случаях лучшего, хранили в них свои накопления. Но, главное, облигации были выигрышными, а потому скупленные бумаги приносили доход. А что еще приятнее, получив крупный выигрыш, можно было купить официально и легально нечто дорогое — автомобиль или дачу. Да и потом тратить деньги широко, говоря, что это остатки выигрыша.     Еще во время войны и после ее окончания милицейское начальство множество раз настоятельно требовало от подчиненных всерьез заняться торговцами облигациями. Ведь скупка чего бы то ни было по пониженной цене с целью перепродажи — это спекуляция, за которую виновный должен нести наказание. Однако на протяжении длительного времени в руки милиции попадали исключительно мелкие скупщики. Но в 1954 году МВД СССР выпустило ориентировку, в которой обобщался весь опыт борьбы с перепродавцами облигаций:   «Во избежание разоблачения скупщики облигаций предпринимают различные ухищрения и меры предосторожности. Мелкие скупщики маскируются тем, что продают на рынках старые вещи. Заметив лиц, продающих облигации, они, как правило, не покупают у них облигации непосредственно на рынке, а уводят их с рынка в удобные места и там совершают сделки. Передачу скупленных облигаций оптовым скупщикам производят еще более скрытно, в заранее обусловленных местах: в парках, глухих переулках, подъездах домов и т. д. При этом они стараются не раскрывать своих домашних адресов и подлинных данных о себе, именуют друг друга по кличкам».       В ориентировке МВД приводились и случаи самой изощренной маскировки скупщиков:   «Бывают и такие случаи, когда скупщики облигаций маскируются под нищих. ОБХСС Управления милиции Свердловской области в результате реализации агентурного дела «Миллионер» был разоблачен в гор. Нижнем Тагиле Кравцов, который, выходя на рынок с целью скупки облигаций, одевался под нищего. На рынке он имел своих доверенных лиц, скупавших для него облигации… Обыском у Кравцова обнаружено и изъято на 1 314 000 рублей облигаций и на 133 000 рублей вкладов по сберегательным книжкам».   МВД разъясняло, где и как хранят свои ценные бумаги солидные спекулянты:   «Крупные скупщики хранят облигации в большинстве случаев в потайных местах: под полом, между чердачными перекрытиями, замурованными в стенах, в мусоре, закопанными в земле (в железных ящиках или стеклянных банках) и т. п., и прячут их не в одном, а во многих местах».   У арестованного скупщика Кедрова, как говорилось в ориентировке, облигации хранились зарытыми в землю в восьми тайниках в лесопарке. В связи с этим милицейское начальство обязывало подчиненных вести постоянную работу с сотрудниками сберкасс, выплачивавших выигрыши, и добиваться, чтобы они немедленно сообщали оперативникам о появлении выигрышных облигаций со следами гниения, порчи и другими признаками тайного хранения. А кроме того, вербовать пойманных мелких скупщиков, чтобы с их помощью выходить на оптовиков. Нужно признать, что избранная тактика вскоре принесла существенные результаты. Со всех концов страны в МВД стали поступать доклады об арестах крупных скупщиков облигаций. У каждого из них изымали облигации на довольно крупную сумму — от 300 тыс. руб. до 9-10 млн. В 1956 году, когда президиум ЦК КПСС озаботился проблемой облигаций, МВД СССР доложило об итогах операции по изъятию крупных спекулянтов:   «В 1955-1956 годах органами милиции за эти преступления привлечено к уголовной ответственности 250 человек. У преступников изъято облигаций Государственных займов на сумму 99 миллионов рублей, 3 миллиона 400 тысяч рублей наличных денег и на сумму более 5 миллионов рублей различных ценностей».   Сумма, конечно, впечатляла, но с такой скоростью милиция могла бы уменьшать долг государства перед населением еще не один десяток лет. Так что эта операция не повлияла ни на принятие решения о дефолте, ни на готовность граждан добровольно на него согласиться. «Не слышали ни одного голоса против»   Министр финансов СССР Зверев предлагал без всякой компенсации превратить советские ценные бумаги в ничего не стоящие бумажки   Вопреки ожиданиям ЦК прощать долг государству трудящиеся не торопились. И, по всей видимости, прощупав настроение рабочих, никто из руководителей партии и правительства на крупнейшие московские заводы не поехал. Так что за дело пришлось браться самому первому секретарю ЦК. Свою агиткампанию Хрущев начал в Горьковской области с выступлений на заводах и перед колхозным активом. В стенограмме одной из таких встреч говорилось:   «Мы в Центральном Комитете партии и в правительстве не раз обсуждали вопрос о том, как бы нам прекратить подписку на заем. Конечно, человек, который не совсем разбирается в делах государства, скажет: что ж, не выпускайте заем и не проводите подписки. Вот и все. (Смех.) На самом деле это не такой легкий вопрос. Мы два года, в 1953 и 1954 годах, выпускали заем наполовину меньше обычного, но из этого ничего не вышло. В 1955 году опять мы были вынуждены выпустить заем на сумму 32 миллиарда рублей, а в 1956 году подписка составила выше 34 миллиардов. В текущем году мы думаем о том, как бы хоть наполовину сократить сумму нового займа, но ничего не выходит… Сейчас нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 миллиардов, в будущем году — 18 миллиардов, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 миллиардов рублей, т. е. почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Выходит, что в один карман государство кладет деньги от займов, а из другого кармана выдает такое же количество денег на оплату выигрышей по займам. Как же быть?»   Далее Хрущев начал лгать со своей обычной самозабвенностью: «Мы решение еще не приняли, хотели посоветоваться с рабочими, колхозниками, служащими и интеллигенцией. И если они поддержат наше мероприятие, тогда можно принять соответствующее постановление».     А затем «дорогой Никита Сергеевич» начал заманивать народ мифической выгодой:   «Центральный Комитет партии и Советское правительство считал бы возможным поступить так. Начиная с 1958 года прекратить выпуск займов, кроме трехпроцентного, свободно обращающегося. В текущем году выпустить заем не на 26 миллиардов, как намечалось ранее, а на 12 миллиардов рублей. Теперь как лучше разместить заем? Тут надо тоже подумать. Есть такое предложение, чтобы люди, которые зарабатывают до 500 рублей в месяц, на этот заем не подписывались, а которые получают свыше 500 рублей, подписывались бы на заем, но не более как на двухнедельный заработок. Мы думаем, что это будет выгодно и для государства, и для народа. Для народа выгодно потому, что будет крепнуть наше социалистическое государство, в процветании которого заинтересован каждый советский человек. Кроме того, каждый трудящийся получит и чисто материальный выигрыш. (Аплодисменты.) Но мы не можем осуществить это мероприятие, не можем прекратить выпуск займов, если одновременно не прекратим выплату выигрышей и погашений по ранее выпущенным займам. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20-25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать. (Бурные аплодисменты.) А через 20-25 лет начнется выплата по облигациям, разумеется, не сразу, потому что сразу оплачивать 260 миллиардов рублей невозможно, а по частям — примерно по 13 миллионов рублей ежегодно. Конечно, следует оговориться, что начислять проценты за эти годы государство не будет. Одним словом, сделать замораживание тех займов, которые находятся у населения. Надо сказать, что при этом государство, не распространяя займа среди населения, получило бы заем на 20 лет, ибо те средства, которые надо было бы выплачивать по займам, останутся в распоряжении нашего государства, а это большие деньги. Мы в Центральном Комитете партии и правительстве советовались, куда направить эти деньги. Надо направить их на удовлетворение нужд народа, увеличить количество ассигнований на жилищное строительство, на строительство школ, больниц, родильных домов, детских яслей, детских садов и другие нужды, т. е. на то, что связано с улучшением жизни и быта советских людей. (Аплодисменты.) Мы ставили эти вопросы перед рабочими завода «Красное Сормово» и не слышали ни одного голоса против. А там было 20 тысяч рабочих, и предложение встретило полную поддержку. (Аплодисменты.) Потом был митинг на автомобильном заводе. Там присутствовало около 60 тысяч человек, и они одобрили мероприятие Центрального Комитета партии и Советского правительства по займу. Теперь и вы, участники совещания работников сельского хозяйства Горьковской, Арзамасской, Кировской областей, Чувашской, Марийской и Мордовской автономных республик, горячо поддерживаете эти мероприятия. (Продолжительные аплодисменты.)».   Теперь оставалось лишь показать кукиш Западу. Они ведь там не умеют настолько ловко выбираться из финансовых проблем:   «Товарищи! Капиталисту, этому торгашу, который отца родного за полпроцента зарежет, если ему это прибыльно, никогда не понять души нашего советского человека. Он никогда не поверит, что вы добровольно на это идете. Прочитает в газетах и скажет: запугали рабочих и крестьян, вот они и согласились. Капиталист не понимает нового человека, человека советского, который родился и воспитывался в наших условиях, когда человек живет не для того, чтобы накапливать и грабить другого. Наш человек работает, участвует в труде, он получает за свою работу в соответствии с вкладом, который вносит в общее дело. Но это оплата сегодняшнего дня. Вместе с тем он смотрит вперед, в будущее, работает для будущего. И это не далекое будущее, а завтрашний день — коммунистическое общество. (Аплодисменты.)».       «Резко повысилась покупка товаров» Иллюзию массовой поддержки создавал весь пропагандистский аппарат страны. В газетах начали печатать письма рабочих и даже домохозяек, горячо одобряющих решение партии и правительства не возвращать населению долги:   «В газете я прочитала речь товарища Н. С. Хрущева, в которой он говорит о займах, и вполне согласна с его предложением. Особенно понравилась мне мысль о том, что следует отсрочить платежи облигаций и обратить эти деньги на улучшение бытовых нужд трудящихся. Возьмем нашу семью: у нас имеется облигаций на сумму 12 740 рублей. За 1956 год мы получили по выигрышам и погашениям около трех тысяч рублей. На эти деньги приобрели телевизор, стиральную машину и пылесос. Это, конечно, неплохо для одной семьи. Но было бы куда лучше, если бы на деньги, выплачиваемые по выигрышам, была построена механизированная прачечная; хороший домоуправленческий клуб и т. д. А сколько будет сооружено новых жилых домов, детских садов, больниц на средства, которые останутся в распоряжении государства! Каждая семья получит и чисто материальный выигрыш, так как реально ощутит ежемесячную прибавку вначале от уменьшения удержаний по займам, а с будущего года — от полного прекращения их. Одним словом, партия и правительство предложили хорошее, полезное дело. Наверное, домохозяйки согласятся со мной. М. П. Гусева, домохозяйка».   Но в реальности произошло то, чего больше всего боялся министр финансов Зверев,— началась паника. Дисциплинированно подписавшись в середине мая 1957 года на последний принудительный заем, народ побежал в сберкассы снимать деньги. Люди не поверили в то, что партия и правительство удовлетворятся замораживанием облигаций. Министерство торговли СССР докладывало:   «В ряде городов (Курске, Смоленске, Рязани, Ереване, Одессе, Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане, Бухаре, Вильнюсе, Кирове, Костроме, Тбилиси) на основе ложных слухов о якобы предстоящей денежной реформе, в мае с. г. резко повысилась покупка товаров в магазинах. Скупались различные ювелирные изделия, преимущественно из золота, часы, стенные часы, хрусталь, меховые изделия, дорогие шелковые и шерстяные ткани, костюмы, пальто, радиоприемники, велосипеды, мебель и др. Оборот по скупаемым товарам увеличился против обычного примерно в два — два с половиной раза. С 14 мая резко повысился спрос на товары в некоторых городах Узбекистана, особенно в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане и Бухаре. Тортовая выручка в Ташкенте повысилась примерно в три раза. Такая вспышка произошла в середине мая в г. Вильнюсе. Если Вильнюсский универмаг в обычные дня продавал товаров на 580 тыс. рублей, то 14 мая его оборот составил 2,2 млн рублей. Один ювелирный магазин реализовал 12 мая товаров на 200 тыс. рублей при обычной дневной продаже 20 тыс. рублей. Промторг и универмаг г. Кострома 5 мая продали товаров на 1640 тыс. рублей, 7 мая на 1870 тыс. рублей, в то время как обычно их выручка составляла около 600 тыс. рублей».   Не поверили граждане и в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. А в 1974 году было объявлено, что государство погасит старые облигации, и о дефолте 1957 года стали забывать. Вот только кризисы на этом не прекратились. автор Евгений Жирнов   Еще что нибудь вспомним из времен СССР: вот например такая была Четвертая власть в СССР, а вот Moscow Music Peace Festival — такого в России больше не было. Вспомним еще про Эффект Полякова — как сбивали американцев, а так же кому интересна История легендарной «Звездочки» Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=74555

11 августа 2015, 18:10

Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть V, окончание

Оригинал взят у nickmix01 в Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть V, окончаниеВ прошлом году исполнилось 55 лет с Выставки в Сокольниках. Ее открывал вице-президент США Ричард Никсон, который в течении 11 дней путешествовал по Советскому Союзу. О своих впечатлениях он написал статью в журнале "National Geographic", ее опубликовали в декабре 1959 года.18,24 и 26 мая 2014 года я уже публиковал свой перевод частей статьи Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон, Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть II, Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть III и 7 марта 2015 года Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть IV, а сегодня закончим его историю, в которой он рассказывает о целине, Урале, выступлении по ТВ и визите в Польшу.ОСВОЕНИЕ ЦЕЛИНЫ – ЗНАЧИТ БОЛЬШЕ ЕДЫСибирь не только центр большого роста промышленности, как сказал мне сопровождающие нас сотрудники посольства, есть программа "освоения целинных земель", которая началась в 1954 году и была сосредоточена в Сибири и прилегающих районах Казахстана. За эти пять лет более чем на 90 миллионов акров были распаханы впервые распаханы и засажены пшеницей.Эта новая посевная площадь означает, что некоторые из чернозёмов Украины можно использовать для большего выращивания кукурузы на зерно, что, в свою очередь, добавит больше мяса в рацион советского человека, в котором преобладает хлеб, картофель и овощи. Район целинных земель по климату очень похож на Западную Канаду. Вегетационный период короткий, а количество осадков редко превышает 12-14 дюймов в год. К счастью, осадки выпадают, как правило, в нужное время.Новосибирцы рады встрече с НиксономТем не менее, сельское хозяйство на новых землях является рискованным, и результаты не были полностью успешными. В прошлом году, например, августовский снегопад испортил хороший урожай в некоторых областях.Людей стимулировали поехать на освоение новых земель, как мне сказали, предлагали бесплатный проезд и беспроцентные ссуды на покупку скота и строительство жилья. Многие из них были "добровольцами", направленными по путёвкам ВЛКСМ, также большое число студентов проводило летние каникулы, помогая осваивать новые земли.Успешен этот опыт или нет сложно сказать, но есть небольшой шанс, что эта программа может быть повторена. Хотя Советский Союз – это огромная страна, почти в три раза превышающая по площади Соединенные Штаты Америки, но лишь около 10 процентов её земель пахотные; остальные территории либо слишком холодны, либо слишком сухи для сельского хозяйства. Таким образом, увеличение пахотных земель в 1954-59 гг. привело к использованию почти всех доступных земель.Отметим, что часть выращенного урожая, была потеряна из-за административных ошибок. Существует нехватка элеваторов для хранения, и дорожная система не подходит для транспортировки. Это означает, что большая часть урожая в урожайные годы должна храниться на открытом грунте и теряется в плохую погоду. В 1958 году – году хорошего урожая, обычной среди колхозников была шутка: "Мы бы с удовольствием обменяли тонну пшеницы на одну бутылки водки. По крайней мере, от водки хоть какая-то польза была бы."ДВОЕ ИЗ ПЯТИ РАБОТАЮТ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕМы должны помнить, что 40 процентов всей рабочей силы Советского Союза работает в сельском хозяйстве, это означает, что один человек, работающий в сельском хозяйстве выращивает продуктов для четырех других советских граждан. Сравните это с американским средним показателем 1 к 22, и у вас появится некоторое представление о том, насколько Советский Союз отстал в аграрном хозяйстве до сих пор, и сколько ему ещё нужно сделать чтобы пойти по пути превращения себя в индустриальную страну (прим. - в плане сельскохозяйственного производства).СвердловчанкиСоветский Союз и Соединенные Штаты имеют сельскохозяйственные проблемы, наша, к счастью, в основном, проблема США - наличие излишков. Семь с половиной миллионов американских фермеров и сельскохозяйственных рабочих, против примерно сорок миллионов в Советском Союзе, но наш (прим. США) общий выход сельскохозяйственной продукции гораздо больше. Не только из-за мастерства наших фермеров, но и из-за нашей беспрецедентной технологии и высокотехнологичного оборудования мы превышаем советское производство на гораздо меньшей площади.Нам всем было жаль покидать Новосибирск. Это город, может быть «сырой» и «грубый» во многих отношениях, но это динамичное и захватывающее по силе место с чрезвычайно теплой сердечной атмосферой. Свердловск был нашей последней остановкой в Сибири. Он расположен почти точно на полпути между Москвой и Новосибирском и называется промышленной столицей Урала. Но это не город в горах. Урал напоминает наши Катскилл (прим. - Катскильские горы, отроги Аппалачей, находятся в штате Нью-Йорк, США, к северо-западу от Нью-Йорка и к юго-западу от Олбани. Они сформировались в результате разрушения плато. Являются излюбленным местом отдыха жителей Нью-Йорка и других городов.) гораздо больше, чем Скалистые горы, и Свердловск находится в районе, где ни одна из его из высот не превышает 1000 футов над уровнем моря.Свердловчанка встречает НиксонаМинеральные богатства, находящиеся в этих горах, дали Свердловску свое начало еще в 1723 году, в этом задымленном городе живет 800 000 человек. Это центр обработки железа, меди, вольфрама, платины, золота, асбеста и, и один из ведущих советских центров вооружений.Нас снова встретили восторженные толпы в аэропорту, и группы горожан аплодировали нам вдоль всего нашего девятимильного пути в город.Окно дома в СвердловскеБольшая часть местности покрыта ухоженными сосновыми лесами, а большинство полей засажено картофелем. Почти все дома построены из дерева, а почти на каждом окне жители выставляют свои горшки с геранью и настурции. Даже в самом городе большинство домов построены из бревен.Пассажиры троллейбуса в СвердловскеНаш первый полный день в Свердловске был, как обычно, занят поездками. Мы поехали по холмистой местности в Первоуральск, где мы посетили трубопрокатный завод, один из крупнейших в Советском Союзе. Там я снова обратил внимание на количество женщин на работе и на неизбежные плакаты, которыми покрыт почти каждый квадратный дюйм пространства заводских стен, призывающие рабочих производить больше, напоминающие им, что только коммунизм может привести их к лучшей жизни, убеждающих соблюдать технику безопасности.Плакаты на стенахЭто последнее предупреждение, конечно, необходимо. Стандарты безопасности в этом заводе, как и во всех я посетил, были гораздо ниже, чем на американских заводах. Литейщики не носили очки, ремни машины были незащищенными, и мужчины, занимающиеся переноской и укладкой тяжелых металлических отливок, не имели травмобезопасной обуви.Молодой директор, на мой взгляд, типичный представитель среднего звена советских руководителей он начал как рабочий, учился по ночам, и, наконец, стал инженером, а потом и руководителем. Он провел год в Америке 10 лет назад, осматривая материалы и тяжелое оборудование, которое позже приобрел Советский Союз.Отдыхающие свердловчане на берегу реки ИсетьБольшая часть оборудования была изготовлена по устаревшим уже американским стандартам, и было мало свидетельств автоматизации. Но одна сопровождающих нас девушек, переводчик из какой-то газеты, никогда не видела сталелитейных заводов и была убеждена, что это должно быть последнее слово техники."Я уверена, что у вас нет ничего подобного в Америке," сказала она с гордостью одному из американских журналистов."Нет больше", ответил он, и оставил ее очень озадаченной ответом.Но давайте не будем заблуждаться во всём этом. Мы можем гордится, что сегодня впереди Советского Союза в области автоматизации, мощности заводов и капитального оборудования, но они делают почти нечеловеческие усилия, чтобы догнать и даже перегнать нас. Они крайне серьезно относятся к своим целям. И поэтому есть только один способ для нас, чтобы остаться в авангарде - мы должны постоянно двигаться вперед.Женщин-рабочих везут домойПрежде, чем мы достигли трубопрокатного стана, мы посетили довольно интересный ориентир: границу между Европой и Азией. Бетонный обелиск отмечает это место. Там были установлены столы для пикника, в комплекте с запасом хорошо охлажденного шампанского, так что у нас был повод сделать несколько тостов. Я заметил, что я был точно на полпути от моего собственного дома в Калифорнии, и что кратчайший путь был бы прямо сквозь землю.Граница между Азией и ЕвропойШАХТЕРЫ СПРАШИВАЮТ О ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЯХМои хозяева, видимо, поймали меня на слове. Ибо, когда после обеда мы достигли медного рудника в Дегтярске, я обнаружил подготовленную рабочую одежду, шахтерские каски и лампы, и очутился на глубине 800 футов в шахте, а там говорил с двумя шахтерами о проблемах управления атомными испытаниями и введения всеобщего запрета на такого рода тестирование.Один из шахтеров очень серьезно поставить этот вопрос передо мной: "Вы говорите, что не хотите войны, но почему же тогда вы продолжаете ваши атомные испытания? Почему вы не остановили их?"Газированная вода за 3 цента (30 копеек)"Это лучшее место в мире для Вас, чтобы задать мне этот вопрос," ответил я. "То, что мы в Америке заинтересованы не просто в соглашении, а в том, чтобы остановить эти тесты, но соглашение, не может работать, пока обе стороны не будут его придерживаться. Знаете ли вы, что испытания в настоящее время могут быть проведены под землей, насколько ниже поверхности - как мы прямо сейчас, и которые не могут быть обнаружены, если у вас нет инспекторов прямо на месте? Вот почему мы настаиваем на инспекционной системе, что даст нам обоим уверенность, что любое соглашение, которое мы заключим, жизнеспособно".Я думаю, что этот аргумент он, в такой четко выраженной форме, никогда не слышал, действительно попал по адресу. В любом случае, я был под впечатлением от такого серьезного подхода горняков к этим проблемам.Пэт тем временем делала несколько посещение отдельно от нашей группы. Г-жа Валя Калягина, жена одного из шахтеров, попросил ее приехать к ней домой, где они провели приятный час вместе и развлекались, слушая её пение, под аккомпанемент аккордеона мистера Калягина. Пэт также была занят всё время в Свердловске, и я думаю, что наивысшего пика развлечения достигли, когда она посетила пионерский лагерь, в котором пионеры вовлекли её в танец – «польку»."Полька" в пионерлагере"Это было слишком быстро," как она позже сказала мне. "Я не могла идти в ногу с детьми." Но, по крайней мере, они имели счастье выбрать самого изящного члена семьи Никсонов, и того, кто что-то знает о танцах!Мы закончили наше путешествие в Сибири остановкой на Белоярской АЭС. Здесь, на берегу искусственного озера, полным ходом идет строительство установке, которая должна достигнуть мощности в 200 000 киловатт электроэнергии к 1961 году.Адмирал Риковер сказал г-н Николаю Куйбышеву, директору станции, что американские ученые предпочли бы работать на мирное использование атомной энергии, чем на военные проектов."Ваши слова дают мне уверенность в том, что мы, возможно, придем к сотрудничеству", ответил директор.От имени президента Эйзенхауэра я пригласил г-на Куйбышева и его сотрудников, посетить Соединенные Штаты, чтобы увидеть ядерные объекты и наше собственное мирное применение атомной энергии.Я надеюсь, что он сделает это, в самом деле, приедет и увидит, как мирный атом развивается в США.ТЕЛЕВИЗИОННОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ, ЗАКОНЧИВШЕЕ ВИЗИТ АВТОРА В СССРВернувшись в Москву, я закончил свою 11-дневную поездку часовой беседой с советским народом по государственной телевизионной и радио сети. Нью-Йорк Таймс назвала его "одним из самых прямых выступлений, которых когда-либо слышали советские слушатели от западного гостя."На самом деле, я собирался не столько сделать его прямым, как просто сделать это так просто, как я мог это сделать. Я чувствовал, что я не должен тратить время на дипломатические тонкости, но говорить о конкретных вещах.Торговка цветамиМоей главной задачей было сделать определенный вклад, по крайней мере, к началу откровенного обмена информацией и идеями между нашими двумя народами. Я не надеюсь, что всё измениться в одночасье – ту ужасающую ситуацию с дезинформацией и отсутствием взаимопонимания. Конечно, ни одна речь не может решить глубокие и существенные различия между Америкой и Советским Союзом, но представьте хоть на мгновение, что это возможно. Проблемы, столкновения основных принципов никогда не решить, делая вид, что они не существуют.У нас не должно быть никаких иллюзий, что взаимопонимание – это выражения дружбы и доброй воли. Озвучиваемое лидерами мирового коммунизма желание мира, даже обмен визитами между президентом и премьером Хрущёвым не решит вдруг все разногласия, которые разделяют Коммунистов и свободный мир.Но, в то же время, мы должны помнить об этом: В то время как понимание само по себе не будет создавать мир, непонимание может спровоцировать войну, войну из-за просчетов, или перехода на такие жесткие позиции, с которых применение силы может стать неизбежным. Чтобы избежать такой ситуации, мы должны держать открытыми все возможные каналы связи, мы должны войти в режим серьезных и последовательных переговоров, принципиальных переговоров.Так что я воспользовался случаем в течение часового своего выступления по советскому радио и телевидению, чтобы создать именно такую связь - сказать советским людям, вероятно, впервые, что каждый из них работает один день из четырех на вооружение, о международной напряженности, вызванной 15-ю годами советской агрессии и подрывной деятельности.НовостройкиЯ сказал им, что, конечно, Соединенные Штаты вооружены и сохраняют базы за рубежом, но не для целей агрессии против Советского Союза или любой другой страны. Мы имеем их только для того, чтобы защитить себя и своих союзников. Мы начали строить нашу оборону, на самом деле, только после того как Советский Союз приступил к всемирной кампании подрывной деятельности и агрессии - блокада Берлина и война в Корее являются двумя наиболее яркими примерами.И я сказал им об этом, тоже: то, что мы не возражаем, если премьер Хрущев выражает свое убеждение, что наши внуки будут жить при коммунизме. Мы только против того, если он попытается достичь этот результат вмешиваясь в наши внутренние дела.Что касается нас, мы не говорим, что его внуки будут или должны жить в соответствии с системой свободного предпринимательства. Сама суть нашей веры заключается в том, что каждый народ должен иметь право выбирать для себя, свободно от всякого принуждения, свободно от давления внешних сил, и с полным осознанием всех альтернатив, политической, экономической, и социальной системы, в которых он хочет жить. Мы хотим, чтобы для других народов только то, что мы хотим для себя – свободной жизни, материального изобилия, и, даже, более фундаментальных вещей - культурного и духовного богатства.Наконец, я сказал им, что американский народ хочет лучшего уровня жизни для народа Советского Союза; что если премьер Хрущев сосредоточит свои усилия на создании лучшей жизни для советских людей в Советском Союзе, эту задачу мы приветствуем и поддерживаем.Но если, с другой стороны, он направит советские силы и ресурсы на коммунизацию мира, этому мы должны сопротивляться.Я подчеркнул, что неизбежным результатом такой политики будет увеличена напряженности и роста страданий для русских и других народов в ближайшие годы.Я отклонил негативное понятие сосуществования, в советском стиле, означающее, два мира с враждебными лагерями, каждый пытается навязать свою систему на другой. Я представил концепцию одного мира, где разные народы живут в разных системах они выбирают ту, где есть свобода общения и обмена и сотрудничества в достижении общих целей.ПОЛЬСКОЕ «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ»: УЛЫБКИ, СЛЕЗЫ И ЦВЕТЫУ моей жены и у меня было много интересных впечатлений во время наших путешествий, не только в Советском Союзе, но и в 53 странах, где с 1953 года, мы, представляем президента Эйзенхауэра и американский народ. Было много драм во время этих путешествий, много отрадных случаев. Но никогда не было ничего такого, чтобы соответствовало опыту нашего приема в Варшаве.Мы прибыли в воскресенье днем, точное время не быдло оговорено, наш маршрут не был определен и распланирован правительством Польши. Тем не менее 10 миль от аэропорта до центра Варшавы были просто непрекращающейся линией из миллиона с четвертью человек.Встреча в ВаршавеЛюди стояли на каждом дюйме дороги, люди толпились на улицах города, люди, вставали на цыпочки, чтобы заглянуть через головы тех, кто стоял перед ними. Люди, высовывались из окон квартир, забирались на тележки и автобусы, прижималась к машинам, когда наш кортеж замедлял движение.Лица кругом улыбались. Каждый из встречающих улыбался, размахивая руками, крича на языке, который я не понимал, но смысл был понятен.Они приветствовали и выкрикивали свои пожелания в Америку, Эйзенхауэру и, даже, Никсону. Они буквально засыпали нас цветами. И я мог видеть слезы во многих глазах, я думаю, что это были слезы благодарности, что они, таким образом, показывали свою преданность принципам свободы и независимости. Я думаю, что они показывали, также как глубока дружба с Америкой, как с символом свободы и независимости в широком смысле.Это не было никакой личной данью признания. Это было гораздо больше, чем это, и гораздо важнее. Это было демонстрация целого народа, что, хотя они разделяют общую границу с грозной диктатурой из СССР, и, хотя советские войска размещены в стране, они осмелились показать свои чувства, свою преданность бессмертным принципам свободы.На следующий день один из членов делегации сказал мне, что он беседовал с польским знакомым вскоре после нашего приезда. Он отметил, что премьер-министра Хрущева тоже, во время его недавнего визита в Варшаву, несомненно, встречали потоком цветов. "Конечно," ответил его польский друг, - "Но для американцев мы купили наши собственные цветы!"Эта история, и весь наш польский опыт, просто указывает на тот факт, что никакое количество цензуры или искажение пропагандой не может ослабить традиционные узы дружбы и любви, что объединяют польской и американский народ вместе. Эта связь, которая идет ещё со времён нашей собственной революции. Очевидно, что польский народ не забыл это.И каждая миля пути вдоль нашего маршрута в воскресенье, в Варшаве служили мне напоминанием о том, что мы должны помнить о направлении нашей энергии и усилий задачам обеспечения мира. Мира, в котором люди могут быть свободными, народы независимыми, и народы могут жить вместе в мире, гармонии и дружбы.P.S. Вот и закончился мой многострадальный годичный перевод статьи Ричарда Никсона "Россия, какой я ее увидел", опубликованной в декабрьском номере 1959 года журнала National Geographic.Друзья мои, прочтите с особым вниманием последние два раздела, рассказывающие о его выступлении на советском ТВ и визите в Польшу.Надеюсь, что статья показалась вам такой же интересной и полезной, как и мне.

15 июля 2015, 18:39

Цензура |

Оригинал взят у vladimir_dianov в Цензура |На сайте сolta.ru опубликованы интересные воспоминания известного советского художника Павла Никонова о советской цензуре. Вот небольшая цитата:«Если взять и оценить сделанное в годы существования жесточайшего контроля и сравнить с тем, что сейчас, когда все можно, то мы сталкиваемся с тем, что качество культурной продукции на порядок упало. Если иметь в виду и приписать к достоинству соцсистемы, например, Фалька, «Бубновый валет», супрематизм, цикл послевоенных работ — много было ерунды, но и качества было невероятно много. Это сейчас потеряно. То есть этот профессиональный контроль оказался тем, что было крайне необходимо для нас. Вседозволенность привела к тому, что возник ширпотреб в культуре, и он невольно привел к общему культурному падению. Кроме этого, существовала профессиональная цензура, всюду были советы, они контролировали, и абсолютная халтура не могла пройти. При контроле идейном существовал профессиональный, он создавал систему повышенной творческой ответственности. Мера ответственности существует у каждого, но когда возникает необходимость профессионального контроля, человек собирается. Представь себе: ты пишешь, а тебе надо эту работу показать Кончаловскому или Пластову. Сознания, что это как-то необходимо народному движению, стремления привлечь внимание широкой общественности не было у нас. Позиция утверждения других идеалов, чистой пластики, свободы широкой поддержки не получила бы. Валили валом на выставки именно из-за рекламы, которую сделал Хрущев. Не было бы этого — не было бы движения. С каждым годом интерес к выставкам возрастал. В конце концов идеологический пресс страшный сталинских времен привел к тому, что эта культурная продукция насильственно над творческим началом обратилась к сознанию того, что нужно разговаривать на одном языке со зрителем. Потеря зрителя, которая бурно происходила в 1920-е годы, была приостановлена. А сейчас опять восстанавливается вот эта связь зрителя и художника в ущерб творчеству. Но в те годы сближение происходило на принципах более творческих, чем сейчас. Сейчас рынок диктует, и художник подчиняется. Плох был сталинский абсолютизм, но культура, как ни странно, процветала. 1960-е годы — уже не расцвет. При Сталине она процветала, потому что XIX век все еще работал — и работал на эту систему. Была неразрывная связь. Весь авангард совершенно разорвал всякую возможность контакта со зрителем. А современная культура уже полностью зависит от зрителя. Из интервью с Табаковым: вы поставили Уайльда как-то агрессивно — а он цинично так: ну и что, а зато у нас аншлаг, а театр без аншлага — ничто. Значит, главное — захватить зрителя, можно идти на что угодно.Мне кажется, мы придем к необходимости восстанавливать цензуру в какой-то форме. А к цензуре сразу примажутся циники, которые ею прикроются. Но цензура все-таки нужна. Скорее всего, морально-нравственная. Для нации есть вещи, необходимые для выживания».

31 января 2015, 21:47

Для прессы

Оригинал взят у 477768 в Для прессыСерия фотографий, сделанных во время пресс-конференции, проведённой представителями советского правительства по случаю сбития над Свердловском американского самолёта-разведчика U-2 под управлением Френсиса Пауэрса; Москва; 13.05.60                                   

25 сентября 2014, 12:50

Страна бункеров

В западной части Балканского полуострова находится небольшое государство — Албания. Для туриста страна будет интересна прежде всего не природными и архитектурными достопримечательностями, которых здесь практически нет, а историей. Дело в том, что после Второй мировой войны правящее на то время правительство во главе с Энвером Ходжа постепенно начало процесс изоляции Албании от внешнего мира. А все дело в том, что диктатор Ходжа панически боялся вымышленного нападения, и подобно Дон Кихоту боролся с ветряными мельницами. Давайте узнаем эту историю подробнее … Фото 2.    На государственных флагах некоторых стран присутствуют самые неожиданные символы. Например, полотнище Республики Мозамбик украшено родным для нас изображением автомата Калашникова. А на флаг Албании следовало бы поместить пулеметный бункер – маленький такой, в котором могла бы уместиться целая албанская семья из четырех человек. Папа стреляет, мама подает патроны, а дети собирают стреляные гильзы. Такими вот бункерами, напоминающими огромные бетонные грибы, нынче усеяна вся Албания – их насчитывается более 600 тыс. (а по некоторым сведениям и все 850 тыс)! При численности населения в 3 млн. получается по пять человек на бункер. Они встречают вас повсюду – на пограничном переходе, в поле и вокруг городов. Когда едешь по Албании, то возникает ощущение, что смотришь фантастический фильм. Причем не вполне ясно: то ли мы находимся на другой планете, то ли к нам прилетела армада огромных летающих грибов, из которых вот-вот вылезут трехглазые марсиане. Впрочем, албанцы к такой картине давно привыкли.   Фото 3.    Столь странное наследство осталось от прежнего режима Энвера Ходжи, жесткой рукой управлявшего Албанией 40 лет. Воинственный диктатор умудрился поссориться со всем миром: сначала с Югославией, затем с СССР (выставив из страны в 24 часа всех советских специалистов и военную базу) и, наконец, с Китаем. Албания, опираясь лишь на собственные силы, вооружилась против всего человечества, превратившись в полностью изолированную страну-бункер; только вот весь мир почему-то не спешил испытывать ее на прочность. Если советские граждане в выходные отправлялись на свои шесть соток, то в Албании каждая семья после работы строила себе убежище (как кум Тыква из «Чиполлино»), где на случай военного вторжения она могла бы укрыться и отстреливаться до последнего патрона. Сегодня бункеры – убежище для голубей и фон для фотографирующихся туристов. Правда, в Албании их немного, зато голубей достаточно┘ Непонятно, что делать с бункерами дальше, ведь на их ликвидацию нужно средств не меньше, чем на строительство. Правда, есть интересные предложения: превратить их в туалеты, магазины сувениров и даже в мини-отели. Но это, кажется, уже слишком. А лишних денег у Албании, беднейшей страны Европы и члена НАТО, как не было, так и нет. Фото 4.    Впрочем, бедность – не порок. Константин Леонтьев, живший в Албании, в 1869 году писал: «Албанец любит лишь войну, корысть и гостеприимство; еще недавно он одинаково был чужд и турку, и греку и одинаково друг им, когда ему это было выгодно. В личных делах албанский горец верен дружбе и слову; он любит кровь и месть и не боится смерти. Его одежда прекрасна даже и в бедности, и поступь его изящна и легка». Раньше албанские детишки воспринимали бутылки из-под колы, приплывавшие по реке Бояне из соседней Югославии, как послания из другого мира. А сегодня маленьким албанцам рассказывают страшную историю про то, как проверялся на прочность первый бункер: Ходжа приказал запереть инженера внутри, а затем ударить прямой наводкой из танка. Бункер выдержал, а инженер рехнулся.   Фото 5.        А вот и столица солнечной Албании – Тирана, весьма симпатичный город, где можно снимать кино о сталинской Москве 1930-х годов. Типичная для нас застройка. Но в центре уже появились небоскребы из стекла и бетона, а по краям – все та же разруха, как в среднестатистическом областном городе. На главной площади – конная статуя Скандербегу, воинственному витязю с козьими рогами на шлеме, который боролся за независимость Албании от турок в XV веке. Некоторые, правда, полагают, что это памятник коньяку. Действительно, так называется хороший албанский коньяк. Ну что же, каждый думает в меру своей испорченности. Когда-то очень давно по черно-белому телевизору показывали кино «Великий воин Албании Скандербег». Так вот фильм этот был снят Юткевичем в 1953 году совместно с «албанскими кинематографистами» и даже получил приз на Каннском кинофестивале. Непонятно лишь, где взяли «албанских кинематографистов», ведь это был первый в истории Албании фильм!   Фото 6.    Впрочем, кинотеатры в Тиране тоже есть. А дома, в которых живут простые тиранцы, как ульи, наполнены малюсенькими квартирками. Стенки между квартирами делались тонкие-претонкие, а все для того, чтобы была хорошая слышимость. Большой брат был в курсе всего. Даже для того чтобы посетить деревенскую родню, горожанин-албанец должен был взять разрешение в местной службе госбезопасности. В городе есть и мечети, и храмы. И это радует, ведь в 1967 году (когда у нас власти на крещение младенцев смотрели уже сквозь пальцы) Албания объявила себя первым в мире атеистическим государством. Мечети и церкви превратили в конюшни, а наиболее строптивых священников поставили к стенке. Но без Бога в голове албанцы не остались. Потому как главным идолом для Албании был Сталин, которого Ходжа просто боготворил. И потому назвал в честь него города и улицы, понаставил памятников. А в центре Тираны он задумал выстроить мавзолей Сталина – после того как Никита Хрущев в 1956 году разоблачил культ личности, махровый сталинист Ходжа потребовал передать Албании тело любимого Иосифа Виссарионовича. А когда в 1986 году в Москве умер Молотов, в Албании и вовсе объявили траур.   Фото 7.    Сегодня на улицах Тираны – сплошные «Мерседесы», ну очень подержанные. А когда-то албанцам не нужны были даже гаражи – в личной собственности разрешалось иметь лишь одно средство передвижения – велосипед. Обычный телефон был большим событием (хотя сегодня на улицах Тираны можно приобрести телефоны любой марки). Джинсы считались главным признаком врага. А еще на улицах Тираны – барахолки с кучами ношеной обуви, причем на одну ногу – левую или правую. А вот и маленькие ослики, окружившие помойку и чего-то в ней нашедшие. Вообще, ослы – основное транспортное средство для жителей сельской местности. На них еще и пашут. Передвигаясь по видавшему виды шоссе, то и дело обгоняешь такое вот ушастое «транспортное средство», запряженное в арбу с арбузами, кстати, очень дешевыми.   Фото 8.    Албанцы – большие патриоты, и потому на своих домах они вывешивают сразу два флага – своей страны и того государства, где в настоящее время работает трудолюбивый глава семьи. О том, как растет благосостояние албанцев, можно судить и по куче проводов, опоясывающих дома, – старая проводка уже не выдерживает нагрузки от современной бытовой техники. А памятников Сталину и Ходже в Тиране уже нет, зато появились скульптуры Матери Терезы (она, оказывается, была албанкой!). Ну, вот, собственно, и все. Да, совсем забыл, не забудьте привезти с собой самый лучший сувенир – албанский коньяк «Скандербег».   Фото 9.      Энвер Халил Ходжа (родился 16 октября 1908, Гирокастра, Османская империя — 11 апреля 1985, Тирана, Албания) — албанский политический деятель, фактический руководитель Народной Социалистической Республики Албания в 1944—1985 годах, 1-й секретарь ЦК Албанской партии труда (1941—1985), председатель Совета министров Албании (1946—1954), министр иностранных дел Албании (1946—1953) и главнокомандующий вооружёнными силами Албании (1944—1985). Создатель марксистского течения «ходжаизм» (антиревизионизм), характеризующаяся борьбой с советским ревизионизмом.   До прихода к власти Ходжа родился в городке Гирокастра на юге Албании, которая в то время входила в состав Османской империи. Отец его, торговец тканями, постоянно был в разъездах по Европе, поэтому воспитанием занимался в основном его дядя, Хисен Ходжа. Хисен Ходжа был сторонником независимости Албании (Энверу было четыре года, когда Албания получила независимость) и борцом против репрессивной политики правительств, которые правили страной после обретения самостоятельности. Энвер проникся идеями дяди, в особенности после того, как в 1928 году к власти в стране пришёл король Зогу. В 1926 году Ходжа окончил начальную школу в Гирокастре, затем лицей в городе Корче (летом 1930 года). Увлекался музыкой, писал стихи, организовывал диспуты и литературные вечера. К 25 годам Энвер, успевший овладеть французским и турецким языками, публиковался в прессе и начал знакомиться с трудами Маркса, Энгельса и Ленина. В октябре 1930 году Ходжа поступил в университет Монпелье во Франции на факультет естественных наук, где учился на государственную стипендию, но вскоре был отчислен. Партийная историография приводит причину — приверженность социалистическим идеям. С 1934 по 1936 год был секретарём консульства Албании в Брюсселе, а также изучал право в местном университете и входил в студенческий кружок под руководством Лазара Фундо. Ходжа познакомился с деятелями албанской секции Французской компартии, а также с такими видными коммунистическими деятелями, как М. Кашен, М. Торез, А. Барбюс, Л. Арагон. Ходжа сотрудничал в «Юманите», редактировал албанский коммунистический бюллетень. Он восхищался деятельностью Сталина и ВКП(б), считая, что Албании нужна именно такая партия. Энвер переводил на албанский важнейшие речи Сталина, постановления большевистской партии, выступления лидеров Коминтерна. Энвер Ходжа, будучи членом Французской компартии, в 1935—1936 годах побывал в Бельгии, где вступил в Бельгийскую компартию, публиковался в её печатных органах. В своих статьях Ходжа критиковал троцкистов, бухаринцев, «албанских монархо-фашистов» (режим А. Зогу). Греческая и итальянская секции Коминтерна помогли Ходже наладить связи с коммунистическим подпольем в Албании, которое стремилось сформировать свою коммунистическую партию.Весной 1936 года вернулся в Албанию и стал преподавать французский язык в Корче. Ходжу избрали в руководящий состав коммунистических групп в Корче и Тиране, а в своём родном городе Гирокастре он возглавил такую группу. В 1938 году в парижской больнице умер от чахотки лидер корчинских коммунистов А. Кельменди. Ходжа, поддержанный греческой и французской секциями Коминтерна и лично Г. Димитровым, возглавил эту группу.   Визит в Москву. Встреча со Сталиным Жизнь революционера — нелегальное положение, запрет на работу в Албании, аресты — создавала вокруг Ходжи ореол «борца за народное дело» и приносила ему известность в среде албанской оппозиции. По настоянию лидеров албанской секции Французской компартии и его собственной просьбе, содержащейся в письме на имя М. Кашена и Г. Димитрова, в марте 1938 года Ходжа был направлен в СССР, где он находился чуть больше года. В Москве Энвер учился в институте Маркса-Энгельса-Ленина и в Институте иностранных языков, продолжая заниматься переводами на албанский речей и книг Сталина, Молотова, Вышинского. В апреле 1938 года он впервые встретился со Сталиным и Молотовым. Эта встреча явилась важнейшим событием в жизни, способствовала идейной убеждённости Ходжи, пообещавшего своим собеседникам сплотить албанских коммунистов в единую большевистскую партию. Это обещание он впоследствии сдержал.   Борьба с оккупантами Ходжа лишился учительской работы, когда в апреле 1939 года Албанию оккупировали войска Муссолини, за то, что отказался вступать в Албанскую фашистскую партию. По решению Исполкома Коминтерна Ходжу переправили в Албанию вместе с двумя помощниками из ЦК ВКП(б), которые обеспечивали связь со Сталиным. Итальянский оккупационный суд заочно приговорил Ходжу к смерти. Но несмотря на это он активно занимался антифашистской деятельностью: писал прокламации и статьи, организовывал, работая на нефтепромыслах, лесоразработках, в морских портах, профсоюзах, участвовал в акциях протеста против итальянских оккупантов. Одновременно с этим он добивался руководящего положения в создававшейся тогда компартии Албании. В Албании участились диверсии и другие акты саботажа против итальянцев. Партизанские отряды всё чаще вступали в бои с оккупантами и коллаборационистами. Наиболее активным партизанское движение было в южной Албании, его руководителями являлись Ходжа, Шеху, Банлуку, Леши, Пеза. Он организовал табачную лавку в Тиране, которая вскоре стала местом встреч небольшой коммунистической группы. Подпольная конференция коммунистов Албании, созванная в Тиране 7 ноября 1941 года, провозгласила создание Компартии Албании. Её первым секретарём был избран соперник Ходжи К. Дзодзе. Заместителем Дзодзе стал Энвер. Он же был утверждён в качестве главнокомандующего партизанскими формированиями.В 1942 году Ходжа женился на 20-летней Неджимие Руфи, дочери рабочего нефтепромысла из города Кучова. Она стала единомышленником мужа во всех его начинаниях. Была членом политбюро, секретарём ЦК, председателем Демократического фронта Албании (так с 1946 года стал называться созданный в 1943 году Национально-освободительный фронт). Осенью 1942 года Ходжа приехал в Москву, где встретился со Сталиным, Молотовым, Ждановым, Маленковым, Микояном и Димитровым. Он заверил их в неотвратимости разгрома фашистов и их пособников, в намерении построить социализм в Албании на основе учения Ленина—Сталина. В конце пребывания Ходжи в Москве СССР выступил с заявлением (декабрь 1942 года), в котором подчёркивалась необходимость восстановления независимости Албании и отвергались территориальные претензии Италии и Греции к этой стране. Данное заявление явилось ударом по планам Черчилля, который не исключал возможности раздела после войны Албании между Италией, Грецией и Югославией. После разгрома нацистов под Сталинградом и Курском и успешных операций Албанской народно-освободительной армии (АНОА) стратегическая инициатива в Албании полностью перешла к коммунистам. В 1944 году немецкие войска в Албании были разгромлены, их остатки ушли в Югославию, АНОА участвовала в освобождении северо-западной Греции, а также Черногории, Македонии и Сербии (Косово). С октября 1944 года Э. Ходжа стал премьер-министром и одновременно министром иностранных дел во вновь сформированном правительстве. Верховным главнокомандующим Энвер Ходжа оставался вплоть до своей кончины. На Потсдамской конференции (1945) Сталин предостерёг Черчилля от реализации планов раздела Албании.   Социальные и экономические реформы Ходжа объявил себя убеждённым марксистом-ленинцем и восхищался личностью Сталина. О своей поддержке новой Албании Сталин заявил Ходже лично в период его визита в СССР в июне 1945 года. Ходжа присутствовал на Параде Победы, был в Сталинграде, получил заверения в советской технической и научной помощи. Уже в августе 1945 года в Албанию прибыли первые советские пароходы с продовольствием, оборудованием, машинами, медикаментами. В страну стали приезжать из СССР геологи, нефтяники, конструкторы, преподаватели, врачи. Сотни албанских студентов начали обучаться в советских вузах. Э. Ходжа сказал в том же году, что Албании предстоит индустриализация, коллективизация, «культурное перевоспитание народа» и она пойдёт по пути СССР. Сразу после войны возник конфликт между Ходжей и Тито. Тито, Джилас и Кардель уговаривали Энвера поддержать идею образования конфедерации и вхождения Албании в состав Югославии. Но Ходжа был непреклонен. Он убеждал Политбюро ЦК ВКП(б) в опасности политики Тито, предупреждал, что Белград обманывает сталинское руководство. Когда его бывшие союзники — югославские коммунисты — идеологически разошлись с Москвой в 1948 году, он порвал с ними отношения. Ходжа и его сторонники, поддерживаемые Москвой, в 1947 году совершили переворот в партии. Энвер стал первым секретарём ЦК, а М. Шеху — его первым заместителем. Позднее, в 1954 году, Шеху был назначен премьер-министром. Летом 1947 года Ходжа вновь приехал в СССР. Сталин вручил ему орден Суворова, который Энвер всегда надевал во время официальных церемоний. Албании был предоставлен льготный кредит на закупку разнообразных советских товаров. Ходжа заявил на обеде в Кремле, что «Сталин и Советский Союз — наши спасители и товарищи. Мы, албанцы, клянёмся вам в вечной дружбе и преданности». В 1950 году Албания вступила в СЭВ, а в 1955 году — в Варшавский договор. После того, как Ходжа стал лидером партии, его именем был назван первый в Албании автотракторный комбинат, построенный в Тиране в 1946 году с помощью СССР. Впоследствии имя Ходжи было присвоено многим заводам, колхозам, улицам, школам, горным вершинам, а также столичному университету. I съезд Албанской компартии (вскоре переименованной в партию труда), состоявшийся в 1948 году, декларировал приверженность опыту СССР и ВКП(б), солидаризировался с Коминформбюро и призвал албанцев выполнять «сталинские пятилетки». На этом съезде присутствовал и выступил Шепилов. В 1948—1951 годах в стране и партии развернулась кампания «борьбы с врагами народа и агентурой Тито». Согласно уголовному кодексу Албании (1948) максимальный срок ссылки или тюремного заключения составлял 30 лет. II съезд Албанской партии труда (1952) объявил о завершении восстановления страны и её планомерном развитии. Первый 5-летний план Албании был разработан в советском Госплане. Сталин и Ходжа внесли в этот план ряд корректив, после чего его направили в Албанию, где разворачивались коллективизация сельского хозяйства, строительство электростанций и предприятий, перерабатывавших разнообразное албанское сырьё. Начали развиваться связи Албании с Китаем, Вьетнамом, ГДР и другими странами народной демократии. В начале 50-х годов в Тиране и Дурресе были сооружены заводы-дубликаты ЗИС и ЗИМ— подарок Сталина Албании. С помощью СССР строились железные дороги и школы, новые города и посёлки, оснащалась албанская армия. В речи на XIX съезде КПСС Ходжа высказался о положительной роли Сталина, успехах СССР, критиковал США, Запад и Тито. Ещё будучи в Москве, Ходжа одобрил очередную «чистку» в Албании, которая продолжалась до 1955 года. Вернувшись в Тирану в январе 1953 года, он чуть позже узнал о кончине Сталина.Он стал более осторожным с новыми лидерами в Москве и более жёстким в своей собственной стране. 5 марта 1953 года он не поехал на похороны Сталина, сославшись на внезапную болезнь. Не присутствовал в те дни в Москве и Мао Цзэдун. И Ходжа, и Мао подозревали окружение Сталина в заговоре против него.   Внешняя политика Внешне ничего не менялось: Ходжу, как и прежде, в советской прессе называли другом и союзником, а Албанию — братской страной. Но подспудно противоречия нарастали. Ходжа был не согласен с политикой либерализации жизни СССР, проводимой Хрущёвым. На XX съезде КПСС, когда Хрущёв выступил с закрытым докладом о «культе личности» Сталина, Ходжа и Чжоу Эньлай в знак протеста покинули съезд, не дождавшись его закрытия. Вскоре состоялся III съезд АПТ (1956), на котором многие делегаты, под влиянием хрущёвского доклада в Москве, подвергли резкой критике Ходжу и Шеху. Предполагают, что эта акция была подготовлена с помощью хрущёвского Политбюро. Однако в том же году в Албании началась новая кампания борьбы с «реставраторами капитализма», в ходе которой были репрессированы сотни оппонентов Ходжи и члены их семей. Руководство Албании (вместе с лидерами КНР) отказалось от десталинизации географических названий и страны в целом. Более того, в канун 80-летия Сталина Э. Ходжа учредил орден Сталина. Советско-албанские отношения ухудшились и через несколько лет были прерваны на долгие годы. Разрыв с Албанией лишил СССР военно-морской базы на Балканах и способствовал падению авторитета Хрущёва. Одновременно с этим албанские лидеры сблизились с Китаем. Руководство КНР в 1957 году заверило Ходжу в политической и экономической поддержке. Летом 1959 года Хрущёв приехал в Албанию, надеясь заставить её лидеров изменить политику, и пригрозил прекратить помощь Тиране. Разногласия урегулировать не удалось. В 1962 году Албания вышла из СЭВ, а в 1963 году заявила, что не намерена выплачивать долги СССР и его союзникам. Ходжа переориентировался на Китай и «закрыл» страну для всего остального мира. В шестидесятые-семидесятые годы Албания сотрудничала с Китаем, его экономическая и техническая помощь была ей необходима. Располагая разнообразными природными ресурсами, страна остро нуждалась в перерабатывающих отраслях промышленности, коммуникациях, в инвестициях и квалифицированных кадрах. Оборонный потенциал Албании тоже поддерживался в те годы за счёт импорта. Поэтому Ходжа, несмотря на идеологическую «несовместимость» с маоистами, всячески содействовал албано-китайскому сотрудничеству. С 1962 по 1972 год Албания представляла интересы КНР в ООН, а с 1972 года китайцы и албанцы в ООН совместно критиковали руководство СССР и США, призывали развивающиеся страны объединиться в борьбе со сверхдержавами. Для КНР Албания долгое время оставалась единственным политическим союзником в Европе и мире, «глашатаем» в ООН и важным пропагандистским партнёром. В конце шестидесятых годов КНР пошла на примирение с Западом. Албано-китайские отношения резко ухудшились. В 1968 году Ходжа заявил о выходе из Варшавского договора в связи с вводом войск в Чехословакии. Единственной страной Варшавского блока, с которой поддерживались отношения, была Румыния, лидер которой, Чаушеску, осудил вторжение в Чехословакию. Ходжа продолжал оказывать помощь Индокитаю, арабским странам, жертвам «израильской агрессии» (а также Западносахарской республике, провозглашённой в 1967 году и боровшейся с марроканской интервенцией), активизировал отношения с Кубой. В связи с сокращением экономических контактов с Китаем Албания возобновила торговлю со странами СЭВ, кроме СССР. Продолжая критиковать Тито, Ходжа санкционировал торговый обмен и с Югославией. Но от сотрудничества с Западом Албания по-прежнему решительно отказывалась. Энвер Ходжа с уважением относился к де Голлю, который, в свою очередь, симпатизировал Ходже и Албании, не зависящей от США и СССР. Это способствовало развитию албано-французских связей, в том числе и в военной области. По многим проблемам (Палестина, Индокитай, Южная Африка, ядерные вооружения) де Голль и Ходжа имели сходные позиции. VIII съезд АНТ (1981) провозгласил победу социализма и начало строительства коммунизма в Албании. Одновременно Ходжа начал пробовать расширять внешнеэкономические связи. Экономические причины вынудили Албанию увеличить торговлю с Югославией, скандинавскими странами, со странами СЭВ (кроме СССР), Ираном и возобновить с 1984 года торговый обмен с Китаем. Ходжа не примирялся с руководством СССР. Советское руководство не отвечало на критику Тираны с 1965 года. Албанию замалчивали в средствах массовой информации. Советская пропаганда умалчивала о развитии Албании. В 1978 и 1983 годах ЦК КПСС предлагал Тиране нормализовать отношения, но в ответ получал критику и ультиматумы, которые игнорировались советскими лидерами[источник не указан 107 дней].   Внутренняя политика Внутренняя политика Ходжи соответствовала «сталинской модели», которую он признавал наиболее приемлемой, а культ личности Ходжи в Албании напоминал культ личности Сталина, которого он считал образцом руководителя. В частности, военная форма и знаки различия в Албании были скопированы с советских образцов сталинских времён. Внутри страны албанская тайная полиция «Сигурими» использовала репрессивные методы, позаимствованные у КГБ и восточногерманского министерства госбезопасности. Чтобы искоренить активность внутренней оппозиции, власти прибегали к систематическим «чисткам» — противников режима увольняли с работы, направляли на каторжные работы и даже казнили. До конца 1980-х годов в Албании сохранялся культ Сталина, его именем назывался современный город Кучова, произведения Сталина переиздавались (в том числе на русском языке), дни рождения и смерти Сталина официально широко отмечались (как и ленинские дни, и годовщина Октябрьской революции). Уже после смерти Ходжи, в 1986 году, по случаю кончины В. М. Молотова в Албании был объявлен национальный траур. Идеологические враги режима именовались «хрущёвцами» и «титовцами»; им приписывалась связь с властями СССР и граничившей с Албанией Югославии. Употребление этих ярлыков было аналогично «троцкистам» в СССР в 1930-е годы. В условиях конфронтации с другими соцстранами Восточной Европы Ходжа призывал «жить, работать и бороться как в окружении», исходя из тезиса «строительства коммунизма в окружении ревизионистов и империалистов». На вооружение были взяты советские лозунги и методы тридцатых-сороковых годов.В Албании всё было подчинено «блокадной» жизни. Проводились «антиревизионистские» кампании, «чистки» партгосаппарата. В стране ускоренно внедрялся продуктообмен, заменявший товарно-денежные отношения. Гражданам было запрещено иметь автомашину, дачу, слушать рок-музыку, джаз, носить джинсы, пользоваться «вражеской» косметикой и т. п. В 1967 году, по прошествии двух десятилетий, происходили всё более жёсткие гонения на церковь, Ходжа торжественно провозгласил свою страну первым атеистическим государством в истории. Вдохновляемый китайской культурной революцией, он подверг конфискации имущество и здания мечетей, церквей, монастырей и храмов. Многие из этих зданий были демонтированы, в других размещали мастерские, склады, конюшни и кинотеатры. Родителям запрещали давать детям церковные имена. Преследованиям подвергалось даже тайное соблюдение религиозных обрядов. Известен случай казни в Шкодре католического священника, крестившего ребёнка в домашних условиях. В Албании выросло целое поколение, не посещавшее церквей и мечетей. Ходжа говорил: «У албанцев нет идолов и богов, но есть идеалы — это имя и дело Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина». Ходжа считал, что если политические деятели, а тем более коммунисты имеют привилегии, то партия не может считаться коммунистической, а страна — социалистической. С середины восьмидесятых годов по его указанию снижалась заработная плата работников партийного и государственного аппарата. Это позволило сэкономить деньги на увеличение пенсий и пособий, оплаты труда в сельском хозяйстве,увеличение окладов рабочих и служащих. В 1960 году был отменён подоходный налог, а в 1985 году упразднён налог на холостяков и малосемейных. С середины семидесятых годов до 1990 года включительно в стране ежегодно снижались розничные цены на многие товары и услуги. Разрыв с Китаем. Полная изоляция После VII съезда АПТ (1976) в Албании был принят закон, запрещавший иностранные кредиты и займы. К тому времени в стране действовал социально-экономический механизм, являвшийся точной копией механизма, действовавшего в 1946—1953 годах в СССР. Албания перешла к полному самообеспечению продовольствием, медикаментами, промышленным и энергетическим оборудованием, стала экспортировать многие промышленные товары, сокращая вывоз сырья. Ходжа с этого времени мог позволить себе рассориться с Китаем, ещё более усилив централизацию всех ресурсов Албании и её внешнеполитическую изоляцию. Однако некоторые коллеги Ходжи (Баллуку, Келлези, Лубоня) пытались убедить его активизировать связи со странами СЭВ и с Югославией, не идти на «масштабный» разрыв с КНР. Он объявил колеблющихся врагами народа и партии. В стране вновь была развёрнута «чистка кадров всех уровней», продолжавшаяся вплоть до кончины Энвера.В 1978 году Китай прервал всякие отношения с Албанией. Бывшие «друзья» превратились в «банду оппортунистов и наймитов Запада». После ссоры с Китаем Албания стала ещё более закрытой, чем после её разрыва с СССР. Неосталинские кампании в стране стали ежегодными. При этом Ходжа обвинял в ревизионизме и Москву, и Пекин. В 1981 году Ходжа провёл новую чистку, предав казни нескольких партийных и государственных чиновников. В 1983—1985 годах здоровье Ходжи резко ухудшилось, он перенёс инфаркты, инсульты, у него обострился диабет. Он удалился от дел, передав большую их часть Рамизу Алии. В марте 1985 года врачи предписали Ходже длительный отдых ввиду нарастающей сердечной недостаточности.   Смерть Ночью 11 апреля 1985 года, после кровоизлияния в мозг, Энвер Ходжа скончался в возрасте 76 лет, спустя ровно месяц после прихода к власти Горбачёва в СССР.Траур в Албании длился 9 дней. Из-за рубежа в Тирану допустили только лидеров «истинных марксистско-ленинских партий» и эмиссаров из КНДР, Вьетнама, Кубы, Румынии, Лаоса, Кампучии, НДРЙ, Никарагуа, Ирана и Ирака. Телеграммы соболезнования, присланные из зарубежных стран, в том числе из СССР, Китая и Югославии, албанцы отправили обратно, кроме соболезнований от Ф. Кастро, Н. Чаушеску и Ким Ир Сена. Прощание с Ходжой происходило во дворце имени Сталина в Тиране. Итоги правления Энвер Ходжа пытался построить социалистическое государство по советской модели сталинского периода. Руководил страной в условиях практически полной международной изоляции. Албанская пропаганда заявляла, что коммунистическая Албания полностью обеспечила свои потребности в продовольствии, развивает промышленность, электрифицировала большинство сельских районов, искоренила неграмотность и болезни. С падением коммунистического режима железный занавес был снят. Албания отнюдь не была той индустриально развитой, передовой страной, как утверждала коммунистическая пропаганда. Фактически это была отсталая страна по меркам не только западных капиталистических стран, но и стран Восточного блока, таких как Болгария и Румыния. Индустрия Албании уступала в развитии, в сельском хозяйстве использовались устаревшие методы, а телефонная связь, уже давно вошедшая в обиход в соседних странах, оставалась недоступной для всех албанцев, исключая высших чиновников коммунистической партии. Зарплаты рабочих и уровень жизни были низкими по меркам любой европейской страны, что привело к массовой эмиграции албанских рабочих в соседние Грецию и Италию, где уровень жизни даже у незаконных иммигрантов был выше, чем в Албании.   Фото 10.  Фото 11.  Фото 12.  Фото 13.  Фото 14.  Фото 15.  Фото 16.  Фото 17.  Фото 18.  Фото 19.  Фото 20.  Фото 21.  Фото 22.  Фото 23.  Фото 24.  Фото 25.  Фото 26.  Фото 27.  Фото 28.      Фото 29. Фото 30.  Фото 31.  Фото 32.  Фото 33.  Фото 34.  Фото 35.  Фото 36.  Фото 37.  Фото 38.  Фото 39.  Фото 40.  Фото 41.  Фото 42.            источники http://www.azglobus.net/1914-enver-hodzha-betonnyy-bunker-albanii.html http://www.worlds.ru/europe/albania/history-strana_orlov_bunkerov_i_novostroek.shtml http://verainalbania.livejournal.com/11683.html https://saahov.com/post/albania-bunkers http://www.ng.ru/style/2011-09-22/8_albania.html    Вспомните еще Секретные бункеры Сталина, а вот еще интересное наследие войны - Флактурмы – хранители небес и знаменитые Морские форты Манселла (Maunsell Sea Forts) Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=53721

26 мая 2014, 01:57

"Что делать?" Хрущёв и Андропов: альтернативы развития советской истории.

Эфир: 25.05.2014 . Выпуск 384. Автор и ведущий - Виталий Третьяков Участники: Жуков Юрий Николаевич, историк Барсенков Александр Сергеевич, историк Зудин Алексей Юрьевич, историк Костырченко Геннадий Васильевич, историк Андреев Дмитрий Александрович, историк

03 марта 2014, 09:20

Подарок Хрущева: исторический трюк

Подарок Хрущева: исторический трюк  Зачем Хрущев ни с того ни с сего передал Крым - вопрос, который потом звучал всегда и везде - и в Севастополе, и в Киеве, и в Сибири, и в советской Прибалтик... From: Экономика ТВ Views: 2 0 ratingsTime: 08:35 More in News & Politics

03 марта 2014, 08:00

Вести недели с Дмитрием Киселевым (02.03.2014)

https://youtube.com/devicesupport http://m.youtube.com