16 ноября, 08:44

Seeing U.S. in Retreat Under Trump, Japan and China Move to Mend Ties

With President Trump creating unease in Asia, two longtime adversaries inch toward a possible rapprochement that reflects a shifting power balance.

15 ноября, 04:04

These 5 Things Could Challenge China's Rise

  • 0

Jonathan Ward, Reed Simmons Security, Asia China’s fear of domestic fracture persists even as Chinese focus on the outside world increases. During his presidency, George W. Bush famously asked Hu Jintao, then president of China, what kept him up at night. Hu replied that it was job creation: how would he be sure that he could provide employment for the twenty-five million people entering the workforce every year? Hu’s China was a different era. The “peaceful rise of China” has given way to the “great rejuvenation of the Chinese nation,” and, at the 19th Party Congress last month, Xi Jinping unequivocally stated that China will now be “moving closer to center stage.” Today, displays of Chinese confidence abound, from the South China Sea to its first overseas military base, from the Asian Infrastructure Investment Bank, to the Belt and Road initiative, the architecture of China’s global footprint is increasingly revealed. How much has changed for China’s leadership? Despite a climate of outward confidence, there is still much that troubles the minds of China’s highest governing circles. As the Chinese Communist Party (CCP) gets back to business following an illuminating Party Congress, we’ve picked five items that are keenly on their minds: geography, the United States, the rise and return of other powers, “separatism” and economic stability. Geography What motivates Chinese expansion and assertiveness? While much has been written on fishing rights, hydrocarbon resources, and historic territorial claims, less explored is a more comprehensive theme: unfavorable strategic geography. China is now world’s largest trading nation; its continued prosperity relies on open sea lines of communication. Yet China’s open-ocean access is remarkably limited. From the east, ships must pass through straits bordered by potentially hostile entities—Japan and Taiwan. From the west, access to the South China Sea is essentially restricted to the Strait of Malacca, Sunda Strait and Lombok Strait. Read full article

04 ноября, 00:06

Reporters see China trip as test of Trump’s media views

With Chinese officials expected to impose press restrictions, he will be called upon to defend the same journalists he often criticizes.

03 ноября, 17:05

Зачем имя Си Цзиньпина вписали в устав Компартии Китая?

На XIX съезде Компартии Китая нынешнего генсека переизбрали на второй срок, да ещё и вписали его имя в партийный устав. К чему бы это?

27 октября, 19:00

История и конспирология

Часть 1. Как американцы перехитрили всех, установили гегемонию, а бритиши закусили удила Коротко говоря – некий бабуин – который на всех Насер – произвел на свет некую загоголину, и за это его джентльмены на пару с мусью решили примерно и на площади - выпороть. Надо сказать, что в те дни – Герой Советского Союза – […]

26 октября, 22:07

China's Xi Jinping Era

The Chinese president has cemented his position as the most dominant leader since Mao Zedong.

26 октября, 08:06

Политика: Си Цзиньпин увидит, куда приводят китайские мечты

  • 0

Си Цзиньпин переизбран генеральным секретарем ЦК Компартии Китая. Это произошло на первом пленуме нового ЦК партии, состоявшемся после XIX съезда КПК. По его итогам, включая состав руководящего органа партии, можно сделать окончательный вывод о том, что товарищ Си будет возглавлять Китай еще долгие годы. Вопрос о смене первого лица не должен был решаться на этом съезде КПК, но от того, как он пройдет и какое руководство сформирует, ждали знаков о долгосрочных планах Си Цзиньпина. Будет ли он соблюдать неофициальную традицию смены лидера раз в десять лет, которая сложилась в этом веке, или нет? Теперь уже точно можно сказать – нет, не будет. Принцип смены верховного лидера раз в два съезда соблюдался только два раза – с предшественниками Си Цзян Цзэминем и Ху Цзиньтао (оба, кстати, присутствовали на съезде, занимая почетные места рядом с Си) – и теперь уходит в историю. Что позволяет судить об этом? Как идеологические, так и кадровые решения. Начнем с идеологических. На съезде в устав КПК были внесены изменения, среди которых есть и такое: «Под руководством идей Си Цзиньпина о новой эре социализма с китайской спецификой Компартия Китая ведет все нации китайского народа в великой борьбе, осуществлении великой цели и претворении в жизнь мечты (о возрождении Китая – ВЗГЛЯД), обеспечивая становление новой эры социализма с китайской спецификой». Кроме того, говорится о необходимости «претворять в жизнь идеи Си Цзиньпина об укреплении армии». Таким образом, фамилия Си стала третьей, упоминающейся в уставе партии – наряду с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином (был еще, впрочем, случай маршала Линь Бяо, официального преемника Мао, чью фамилию в этом качестве внесли в устав партии в 1969-м, чтобы вычеркнуть уже спустя несколько лет после его гибели). Но фамилия Дэна появилась в высшем партийном документе только после его смерти – на XV съезде партии в 1997 году. Так что до Си только один Мао удостаивался чести быть упомянутым в уставе партии при жизни. Конечно, «маоцзэдун-идеи» пронизывали не только устав партии, но и всю идеологию КПК – но и ситуация была другая, да и сложилась она лишь тогда, когда Мао уже три десятилетия возглавлял партию. А Си Цзиньпин руководит КПК всего пять лет – и такое публичное признание его теоретического вклада не может быть не чем иным, как сигналом о том, что в руководстве КПК решили, что Си – это всерьез и надолго. Да, несмотря ни на что, Китай остается страной коллективного руководства – и это совершенно нормально сочетается с властью сильного лидера (так, кстати, было в СССР при Брежневе). То есть переход к долговременному правлению Си не мог быть просто его волюнтаристским решением или следствием борьбы за власть – этому должен был способствовать некий консенсус в высших сферах, которые включают и двух бывших генсеков, Цзяна и Ху. И уж если такое решение было принято, оно будет соблюдаться всеми условными (то есть неофициальными) фракциями в партийной элите. Никакой борьбы за власть, то есть против продления полномочий Си, теперь не будет – вопрос решен. И это отразилось на составе высшего органа власти. Си Цзиньпин находится у власти с 2012 года – и если бы смена поколений продолжала работать и в отношении первого лица, на этом съезде в составе Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, куда входят семь человек, должен был бы появиться его потенциальный преемник. Тот, кто на XX съезде в 2022 году мог бы сменить его в качестве генсека. Так, как это было с самим Си: на XVII съезде в 2007 году он был избран сразу и в состав Политбюро, и в ПК. Си тогда было 54 года – и было понятно, что в 2012-м он сменит Ху Цзиньтао. А что мы видим сейчас? В составе «большой семерки» нет ни одного человека моложе 60 лет, то есть в 2022 году самому «юному» из членов ПК Политбюро будет 65. В таком возрасте генсеками не становятся – ведь Си не отменил неофициальное правило, что переизбираться в руководящие органы (ЦК, Политбюро и ПК Политбюро) может только тот, кому не больше 67 лет. Таким образом, ни один 68-летний не вошел в состав руководства КПК и на этом съезде. Понимающим – достаточно. А для китайцев все и так понятно. Теперь весь Китай знает, что Си никуда не уйдет в 2022 году. Просто не из кого будет подбирать ему преемника. В нынешней семерке целых пять новичков – но они все старые соратники Си. Сохранили свои посты только сам 64-летний генсек и глава правительства 62-летний Ли Кэцян. Все остальные были старше 68 – и вместо них появились те, кто чуть младше. Самым старшим (и самым влиятельным) является 67-летний начальник канцелярии ЦК КПК Ли Чжаньшу – он занимает пост, равнозначный главе администрации президента в России. Понятно, что сейчас Ли пересядет в другое кресло – скорее всего, главы парламента. В качестве главы канцелярии ЦК Ли приезжал в Москву – чтобы установить рабочие контакты с администрацией президента РФ, встречался с Путиным и Сергеем Ивановым. А 62-летний вице-премьер Госсовета Ван Ян вообще возглавляет китайскую часть двусторонней российско-китайской межправительственной комиссии – и недавно был награжден российским орденом Дружбы. Он станет первым вице-премьером. Новый пост ждет и заведующего Центром политических исследований при ЦК КПК 62-летнего профессора Ван Хунина – этот крупнейший китайский идеолог и аналитик тоже стал членом ПК Политбюро. Переедет в Пекин и 63-летний глава парткома Шанхая Хань Чжэн – это уникальный для Китая чиновник, всю жизнь проработавший в родном городе (обычно номенклатурные кадры переводятся из одного региона в другой). Он возглавит Народный политический консультативный совет Китая – консультативную организацию, в которой представлены все китайские партии и общественные движения, своеобразный широкий народный фронт. А вот 60-летний заведующий организационным отделом ЦК КПК Чжао Лэцзи уже получил новый пост – в среду он был избран секретарем Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, чрезвычайно влиятельного органа, особенно в период борьбы с коррупцией. Кроме «большой семерки» в Политбюро есть и обычные члены – еще 18. И, несмотря на укрепление власти Си, никаких «красных принцев» там не замечено – а ведь Си, являющегося сыном одного из близких соратников Мао, упорно называют представителем этой фракции в партийном руководстве. Эти фракционные гадания, которые так любят на Западе, часто имеют столько же отношения к реальности, как и кремлеведение американских советологов. В Политбюро есть только два представителя условно «золотой молодежи» (условно, потому что бурная китайская история 1960–1970-х привела к тому, что благодаря своему происхождению тот же Си несколько лет провел в ссылке) – это генералы НОАК, ставшие заместителями Си Цзиньпина на Центральном военном совете ЦК КПК. Отцы Сюй Циляна и Чжан Юся тоже были генералами – а у первого отец даже принадлежал к числу героев антияпонской войны, тех, кто в числе первых получил звание генерала армии. Но и обоим генералам по 67 лет, да и в целом в Политбюро молодежи не замечено. Самому младшему 54 года – и это как раз тот чиновник, которого раньше некоторые западные аналитики рассматривали как вероятного преемника Си. Это секретарь парткома Гуандун, крупнейшей провинции, Ху Чуньхуа. Он вошел в Политбюро на прошлом съезде в 2012 году и в этот раз сохранил свое место. Но не попал в состав Постоянного комитета, куда, впрочем, вполне может войти в 2022 году. На XX съезде партии – на котором, как уже понятно, Си Цзиньпин сохранит свой пост, китайский лидер говорил о планах по осуществлению «китайской мечты о великом возрождении китайской нации». Впервые этот план был сформулирован им в 2012 году и рассчитан до 2049-го, когда КНР исполнится 100 лет. Самому Си Цзиньпину в тот год, кстати, будет 96 – совершенно средний возраст для руководящих китайских кадров, особенно на пенсии. Да, Мао умер в 82, но Дэн в 92, а множество их соратников по гражданской и антияпонской войне дожили почти до ста лет. Так что Си вполне может и сам увидеть, куда приводят китайские мечты. Теги:  Китай, партии, съезд, власть, Си Цзиньпин

25 октября, 14:48

Жизнь Си (Главой Китая до 2023 года избран Си Цзиньпин)

В Китае завершился процесс передачи власти "пятому поколению" китайских руководителей. Парламент КНР избрал в четверг Си Цзиньпина главой государства, а также выбрал его заместителя и спикера парламента. Нового лидера называют умеренным реформатором, он уже объявил о намерении бороться с коррупцией и "отрывом от народа" в высших эшелонах Коммунистической партии Китая.   Делегаты первой сессии всекитайского собрания народных представителей 12-го созыва (ВСНП) в четверг избрали председателя КНР (главу государства), заместителя председателя страны (вице-президента) и председателя постоянного комитета ВСНП (спикера парламента). Таким образом, в стране завершилась передача власти "пятому поколению" вождей, ведущему отсчет от Мао Цзэдуна, провозгласившего в 1949 году образования Китайской Народной Республики.2-й созыв ВСНП, начавший работу еще во вторник, избрал главой Китая Си Цзиньпина. Из 3000 депутатов только один проголосовал против и трое воздержались, сообщает гонконгская газета South China Morning Post.Си Цзиньпин также утвержден председателем высшего государственного военного органа Китая - центрального военного совета КНР. Этот пост (третий в китайской властной иерархии) по традиции занимает глава страны.Процесс планового перехода власти от "четвертого поколения" вождей, лидером которого был Ху Цзиньтао, к "пятому" начался еще в ноябре прошлого года на XVIII съезде Коммунистической партии Китая (КПК). Тогда Ху Цзиньтао на посту генсека Компартии сменил Си Цзиньпин. Формат ротации партийной верхушки стал более или менее похожим на современный начиная с "третьего поколения", когда в конце 1980-х Цзян Цземинь по предложению Дэн Сяопина возглавил партию, а затем и страну. Поэтому избрание в марте Си Цзиньпина главой КНР было более чем ожидаемым назначением. Тем более что его имя эксперты уверено называли еще в 2007 году.Хотя официально председатель КНР избирается сроком на пять лет, плановая ротация верховных руководителей в Китае осуществляется раз в десять лет. То есть 59-летний Си Цзиньпин будет руководить страной до 2023 года.Си Цзиньпин родился в Пекине, хотя в его официальной биографии сказано, что он родом из центральной провинции Шаньси. На самом деле там родился его отец Си Чжунсюнь (1913-2002) - генерал революции, один из отцов-основателей Компартии Китая. Отпрысков представителей партийных номенклатуры "второго поколения" в Китае принято называть "наследными принцами".Однако многие "принцы" вместе со своими высокопоставленными родителями в 60-х годах прошлого столетия пережили ссылку. Так было и с Си Цзиньпином. В 1962 году его отец Си Чжунсюнь выступил с критикой Мао Цзэдуна за провал политики "большого скачка", поставившего страну на грань экономической катастрофы. В результате в 1962 году на него навесили ярлык "контрреволюционера" и "заговорщика" и репрессировали, несмотря на то что на тот момент он занимал пост вице-премьера госсовета КНР. Семья переехала в отсталую провинции Шэньси. На волне смягчения репрессий "культурной революции" в середине 70-х годов Си Цзиньпин вступил в ряды КПК и поступил на химико-технологический факультет университета Цинхуа. В 1978 году Си Чжунсюня полностью реабилитировали на волне прихода к власти в Китае реформаторов во главе с Дэн Сяопином и даже назначили на ответственный пост губернатора южной провинции Гуандун.Си Цзиньпин вступил в КПК в 1974 году. Закончил аспирантуру Института гуманитарных и социальных наук Университета Цинхуа по специальности "марксистская теория и идейно-политическое воспитание", доктор юридических наук.Во второй половине 1990-х и в 2000-е годы Си Цзиньпин занимал высокие партийные и руководящие посты (в том числе губернатора) в прибрежных провинциях Фуцзянь и Чжэцзян, считающиеся одними из наиболее экономически развитых. В 2007 году он возглавил шанхайское отделение КПК. Тогда же после съезда партии он вошел в постоянный комитет ЦК КПК. С 2008 года по 2013 год занимал пост заместителя председателя КНР. За время работы в партийном руководстве он выработал сдержанную манеру поведения, предпочитая длинным выступлениям и формулировкам спичрайтеров более простой подход к общению с публикой. Кандидатура Си стала компромиссной для различных кланов партийной верхушки, борьба между которыми обострилась в последнее время. По предположениям экспертов, среди нескольких сотен наиболее влиятельных членов КПК был проведен аналог праймериз, на которых Си Цзиньпин набрал больше всего голосов.Деятельность Си Цзиньпина во главе КПК называют в Китае "новым стилем" руководства. Он решительно развернул начиная с самых верхов борьбу с бюрократизмом и коррупцией. Си Цзиньпин потребовал от членов партии большей открытости, использования опыта масс, отказа от помпезности. Теперь в Китае запрещены пышные встречи, приемы, при поездках по стране руководителям не разрешается использовать кортежи, в выступлениях настоятельно рекомендовано избегать "пустословия и формализма".В своем первом официальном обращении в качестве президента Цзиньпин назвал в числе основных проблем, требующих решения, "коррупцию и взяточничество некоторых членов партии, отрыв от простого народа, ненужное акцентирование на формальностях и бюрократии".За Си Цзиньпином и вице-премьером Ли Кэцяном, который, как ожидается, в ближайшие дни будет избран ВСНП премьером госсовета, закрепилась репутация умеренных реформаторов.Новым заместителем председателя КНР депутаты в четверг избрали Ли Юаньчао. Он является членом политбюро ЦК КПК. К удивлению наблюдателей, на прошедшем в ноябре съезде Компартии КНР он не вошел в состав постоянного комитета политбюро ЦК КПК, хотя считался самым вероятным кандидатом на пост вице-председателя страны. Ли Юаньчао, которому 62 года, сменяет на этой должности избранного в четверг на пост председателя КНР генсека ЦК Компартии страны Си Цзиньпина.Председателем ПК ВСНП избран Чжан Дэцзян. Он вошел в высшее звено партийной иерархии - постоянный комитет политбюро ЦК КПК, избранный на XVIII съезде партии в ноябре прошлого года. До недавнего времени он занимал пост вице-премьера и по совместительству был партсекретарем города Чунцин. Этот пост он занял после снятия с него опального китайского политика Бо Силая, который до известного скандала, как полагали аналитики, претендовал на одно из кресел в ПК политбюро ЦК КПК. Чжан Дэцзян родился в 1946 году в северо-восточной провинции Ляонин. Образование получил в провинции Цзилинь, в Яньбянском университете на факультете корейского языка, а также в Университете имени Ким Ир Сена в КНДР, где он окончил экономический факультет. Он член КПК с 1971 года.(https://www.gazeta.ru/pol...)

25 октября, 08:52

China Enshrines ‘Xi Jinping Thought,’ Elevating Leader to Mao-Like Status

The Communist Party has added the president’s name and ideas to its constitution, solidifying his position as China’s most powerful leader in decades.

25 октября, 00:33

Ключевое китайское противоречие

Съезды Коммунистической партии, проходящие в Китае раз в пять лет, это редкое событие, где ритуал и догма сочетаются с самоанализом и стратегией. И XIX Всекитайский съезд КПК, начавшийся 18 октября, не стал исключением.

24 октября, 13:47

China Enshrines ‘Xi Jinping Thought.’ What Does That Mean?

The Communist Party has added the president’s name and ideas to its constitution. Here is what that means.

24 октября, 12:59

All Hail: Xi Jinping Confirmed As "Most Powerful Chinese Leader Since Mao"

  • 0

The phrase “Socialism with Chinese characteristics in a new era” is hardly catchy, but wields immense power. Xi Jinping became the first incumbent leader since Mao to have his name and thought added to the Party’ guiding principles, symbolising a major elevation in his power. Bloomberg reports “China’s ruling Communist Party approved a revised charter that enshrined President Xi Jinping’s name under its guiding principles, elevating him to a status that eluded his two immediate predecessors. The amended constitution voted on by the Communist Party in Beijing listed ‘Xi Jinping thought on socialism with Chinese characteristics for a new era’ alongside the theories of Mao Zedong and Deng Xiaoping. While presidents Jiang Zemin and Hu Jintao also secured contributions to the document, neither was featured by name. The revisions confirmed Xi’s rapid consolidation of power and will reinforce speculation that he might seek to stay on after his second term ends in 2022. No Chinese leader since Mao has managed to put his stamp on the party’s prevailing ideology in its foundational document before stepping down. ‘Enshrining ‘Xi Jinping thought’ in the Constitution will ensure that Xi Jinping is considered one of the great transformative leaders’ of China, said Elizabeth Economy, director of Asia Studies at the New York-based Council on Foreign Relations. The move ‘again puts him on par with Mao Zedong and Deng Xiaoping.” Chinese media and state officials had been signalling Xi’s elevation since his opening speech at the 19th Party Congress, as the BBC explains "The unanimous vote to write in ‘Xi Jinping Thought’ took place at the end of the Communist Party congress." The congress began last week with a three-hour speech by Mr Xi where he first introduced his philosophy called ‘socialism with Chinese characteristics in a new era’. Top officials and state media then began repeatedly mentioning this ideology, calling it ‘Xi Jinping Thought’, in a sign that Mr Xi had cemented his influence over the Party. The BBC's China editor Carrie Gracie says enshrining ‘Xi Jinping Thought’ in the party constitution means rivals cannot now challenge China's strongman without threatening Communist Party rule. Previous Chinese Communist Party leaders have had their ideologies incorporated into the party's constitution or thinking, but none, besides founder Mao Zedong, have had their philosophy described as "thought", which is at the top of the ideological hierarchy. Leading party bosses have been positively gushing in their praise of Xi during the congress. The party chief of Xinjiang, Chen Quanguo described Xi’s teachings as “intellectually incisive, visionary and magnificent”. Mr Bayangolu, who heads up Jilin province fawned “General Secretary Xi Jinping is the party’s helmsman”, using a term often used to describe Mao. The Guardian reports that Xi gave a short and glowingly optimistic address to delegates. “Our party shows strong, firm and vibrant leadership,’ Xi said in a brief address to more than 2,200 delegates. ‘Our socialist system demonstrates great strength and vitality. The Chinese people and the Chinese nation embrace brilliant prospects. Today we, more than 1.3bn China’s people, live in jubilation and dignity. Our land … radiates with enormous dynamism. Our Chinese civilisation… shines with lasting splendour and glamour.” The question now is whether this increased power is also a stepping stone to extending his reign beyond 2022. The Guardian delves into this question “Bill Bishop, the publisher of the Sinocism newsletter on Chinese politics, said the birth of ‘Xi Jinping Thought’ confirmed the rare levels of power and prestige enjoyed by its creator. ‘It means Xi is effectively unassailable … If you challenge Xi, you are challenging the party – and you never want to be against the party’. Jude Blanchette, an expert in Chinese politics from New York’s Conference Board research group, said: ‘This is about amassing power and credibility and legitimacy and authority within the system to drive through more effectively what he sees as the right path for China. If you tower above the party, then it is very difficult for anyone below you to decide they don’t want to implement your commands.’ Writing in the Financial Times, Australia’s former prime minister Kevin Rudd said the fanfare around China’s leader suggested Xi, who took power in 2012 and had been expected to step down in 2022, would in fact rule well into the next decade. ‘Five years ago I said he would be China’s most powerful leader since Deng Xiaoping. I was wrong. He is now China’s most powerful leader since Mao Zedong,’ Rudd wrote. Some commentators are reserving judgement on Xi’s leadership ambitions until the announcement of the all-powerful Politburo Standing Committee. It currently consists of seven people and meets weekly to set policy. “Susan Shirk, the head of the 21st Century China Centre at the University of California, San Diego, disputed the portrayal of Xi as an almighty Mao-like figure. ‘He’s ruling differently, for sure, and people are intimidated by him because of the anti-corruption campaign.’ But Shirk said she was reserving judgment on whether Xi was attempting ‘a real dictatorial play’ until the new line-up of China’s top ruling council, the politburo standing committee, was announced on Wednesday. If that committee included at least one of three possible successors – Hu Chunhua, Chen Min’er or Zhang Qingwei – that would signal Xi’s intention to step down in 2022, she said. If no clear successor emerged, however, it would fuel fears that Xi was ‘going for broke, all-out to be a dictator’ and planned to remain in power indefinitely. ‘I’m prepared to call him a dictator after that. But I am waiting to see,’ said Shirk, US deputy assistant secretary of state under Bill Clinton.” These were Bloomberg’s thoughts on the succession question: Here are the key scenarios to watch for on Wednesday: No Obvious Heir - Xi walks out with six other men who were born before 1960. That would leave nobody young enough to rule for 10 years after 2022, according to current retirement conventions that mandate stepping down at age 68. By not clearly signalling an heir apparent at the middle part of his term, Xi would be departing from party traditions in place since 1992. That would fuel speculation that Xi wants to stay on as party leader. ‘Most likely he won’t appoint clear successors at the party congress,’ said Minxin Pei, professor of government at Claremont McKenna College in California and author of the 2016 book ‘China’s Crony Capitalism: The Dynamics of Regime Decay.’ ‘The safest thing to say is Xi has a lot of flexibility.’ Successor Emerges - Xi walks out with two officials born in the 1960s, young enough to stay in power through 2032. Many analysts view the most likely successors as Chongqing’s new party chief Chen Miner, 57, and Guangdong party chief Hu Chunhua, 54. It’s important to see who walks out first, signaling a higher rank. Hu was appointed by Xi’s predecessor, former President Hu Jintao, while Chen once worked under Xi as a provincial propaganda chief. Hu is the leader of Guandong province, which has a population of 104 million people and an economy larger than Mexico’s. He’s an advocate of automation as a solution to slowing growth and rising wages, and has urged factories to ‘replace humans with robots.’ Standing Committee Shrinks - Xi walks out and only four people follow him on stage. Cutting the Standing Committee to five members from seven would put Xi in charge of China’s smallest leadership group in three decades. The move would continue a shift to smaller leadership bodies that began five years ago, when the committee was slashed from nine members. Another reduction would make it less likely that potential successors are among the new members. ‘A smaller Sanding Committee grants more power to the party chief because he can quickly convene a top meeting and needs fewer support votes to push through his agenda,’ said Gu Su, professor of Philosophy and Law at Nanjing University. ‘A bigger standing committee, like a nine-person committee, runs the risk of policy stagnation because the decision-making process is longer.” Retirement Norms Shattered - Xi walks on stage followed at some point by anti-corruption chief Wang Qishan, 69. Keeping the anti-corruption chief in the Standing Committee would remove an age limit in place since 2002, setting a precedent for Xi to do the same after he reaches the same retirement age in 2022.

24 октября, 08:32

КПК поставила Си Цзиньпина в один ряд с Мао Цзэдуном

Правящая Коммунистическая партия Китая утвердила пересмотренный устав, в который было включено имя Си Цзиньпина. Таким образом, Си встал в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.

24 октября, 08:32

КПК поставила Си Цзиньпина в один ряд с Мао Цзэдуном

Правящая Коммунистическая партия Китая утвердила пересмотренный устав, в который было включено имя Си Цзиньпина. Таким образом, Си встал в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.

27 сентября, 16:44

Will Facebook (FB) Succeed in Making a Comeback in China?

Since being banned in China in 2009, Facebook (FB) has continued its efforts to re-enter the world's most populous market.

25 июля, 09:50

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого - трудности и остракизм.Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему - система социального кредита (社会信用体系).Более точный по смыслу перевод этого термина - система социального доверия. О создании такой системы думали еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао (胡锦涛), руководившем страной с 2002 по 2012 год. В 2007 году были опубликованы "Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита"Уже после прихода к власти Си Цзиньпина (习近平) Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ - "Программу создания системы социального кредита (2014-2020)" (国务院关于印发社会信用体系建设规划纲要(2014-2020年)的通知). В ней система изменилась до неузнаваемости.Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту (身份证). Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать - на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в "Программе Госсовета", чтобы "оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу"Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн (荣成) в провинции Шаньдун (山东). Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами - на B. Если рейтинг упал ниже 849 - ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо - дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.Возникает вопрос: как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой - минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники - получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс "Хуаньцюван".Но проблема в том, что когда четко не оговорено, что можно, а что нельзя, то начинается административный произвол. Практически невинные люди могут пострадать. Представим себе ситуацию: человек поставил нестандартные колеса на машину и поехал из Жунчэна в теплый Гуанчжоу (广州). Показания спидометра слегка искажаются, и по дороге камеры сфотографировали номер раз пятнадцать за незначительное превышение скорости. А 75 баллов - минус из кармы. По возвращении из поездки расстроенный водитель идет в аптеку покупать успокоительное. Расплачивается с помощью мобильного приложения, которое передает куда следует данные о покупках. Система оценивает его как психически неуравновешенного и снова понижает рейтинг. В результате образцовый патриот и общественник уже даже в таксисты не годится.(http://carnegie.ru/commen...)

25 июля, 02:44

China's New Challenge: How to Win the Soft-Power War

Kyle Haddad-Fonda Security, Asia Can China woo Morocco and the Middle East with romantic comedies and action movies? I taught at a Moroccan university in the spring of 2013, a period of time that happened to coincide with the apex of popularity of the Korean rapper Psy. On Friday afternoons, after the prayer had let out of the campus mosque, students would sometimes blare music on the central quad to celebrate the beginning of the weekend. The song they chose was always “Gangnam Style.” My students often came to my office to discuss their plans to study abroad. Inevitably, the two most popular destinations were the United States and France. But the third choice surprised me: a remarkable number of my students hoped to spend a year in South Korea. Many of them, it turned out, liked to watch Korean television shows in their dormitories. And the university had recently concluded an agreement for a bilateral exchange program with Hannam University in Daejeon, which had simplified the process. Whenever students would gush about their dreams of living in South Korea, I would ask if they had considered going to China instead. None of them had considered that option. I mentioned that a town in rural Morocco—not far from the university—was the home of an ophthalmologist who had studied medicine in China. This revelation was not the least bit enticing. China, I quickly realized, was seen as a place where one might be able to learn practical skills such as ophthalmology, but this prospect did not resonate with my undergraduates. For a long time, the Chinese government put little initiative into enhancing its reputation. Even after then-president Hu Jintao publicly pledged in 2007 to build Chinese soft power around the world, those efforts were primarily directed at promoting either China’s media presence or its technological prowess rather than earning cultural cachet. The Chinese government’s January 2016 white paper outlining its policy toward the Arab world continued this trend; it promised to collaborate in scientific and technological research, but established no specific goals for cultural exchange. Read full article

Выбор редакции
22 июля, 19:06

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом […]

21 июля, 08:31

Как Китай строит цифровую диктатуру

За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Китай изобретает цифровую диктатуру

20 июля, 15:04

Неприкасаемых в Китае не осталось

Крупномасштабная кампания по борьбе с коррупцией в Китае усилилась в разы с приходом к власти в 2012 году Си Цзиньпина, продолжившего линию своего предшественника - Ху Цзиньтао

17 июня 2015, 06:21

Фактор Си Цзиньпина в проекте нового «Шелкового пути»

Идею создать «экономический пояс Шелкового пути» и «морской Шелковый путь» впервые выдвинул китайский лидер Си Цзиньпин в 2013 году. Этот проект сейчас связывают исключительно с личностью китайского руководителя Си Цзиньпина. Инициатива была нацелена на развитие более тесного и взаимовыгодного сотрудничества между странами Азии, Европы и Африки. В программе, выдвинутой Си Цзиньпином — нынешним председателем КНР, который сменил на этом посту Ху Цзиньтао — по-прежнему отдается приоритет экономическому развитию. Однако современную политическую элиту КНР отличает сильное стремление к сокрытию своих долгосрочных целей и задач.