• Теги
    • избранные теги
    • Люди780
      • Показать ещё
      Страны / Регионы686
      • Показать ещё
      Разное492
      • Показать ещё
      Компании397
      • Показать ещё
      Международные организации76
      • Показать ещё
      Показатели43
      • Показать ещё
      Издания65
      • Показать ещё
      Сферы21
      • Показать ещё
      Формат13
18 мая, 19:25

Праздник непослушания. Зачем подросткам-хунвейбинам разрешили бить учителей

16 мая 1966 года Политбюро китайской компартии издало директиву, предписывавшую начать наступление на буржуазию, ревизионистов и прочих противников Мао Цзэдуна, опутавших своими сетями партию, школы, университеты и культурные учреждения. Этот момент принято считать началом Китайской культурной революции. В СССР эти события имели очень большой отклик, а слово "хунвейбин" прочно вошло в современный фольклор. Про них сочиняли анекдоты и частушки. Лайф выяснил, как грандиозный китайский праздник непослушания превратился в общенациональный погром и зачем всё это понадобилось Мао Цзэдуну. Большой скачок После прихода к власти китайская компартия решила брать за образец советскую систему. Нельзя сказать, что после перманентной полувековой гражданской войны Китай лежал в руинах, поскольку и до революции и войны в стране практически отсутствовала промышленность. В отличие от российских коммунистов, которым достались более-менее развитая промышленность и пролетариат, китайским коммунистам достались только неграмотные крестьяне. Между тем по советской системе требовалось срочно проводить форсированную индустриализацию. Но как это сделать? СССР, конечно, взял Китай под крыло и помогал ему с индустриализацией, советские специалисты строили заводы, но темпы такой индустриализации Мао не устраивали. Ему хотелось поразить весь мир темпами китайского роста и попутно укрепить свою шаткую власть. Тогда ему в голову пришла блестящая идея: добавить крестьянам полезной нагрузки. Коммуны к тому времени уже были созданы по образцу советских колхозов, но Мао решил дополнить их полезной нагрузкой, так называемой малой металлургией. По его мысли, у крестьянина после работы в поле оставалось слишком много свободного времени, поэтому его надо было занять чем-нибудь полезным. Например, выплавкой стали в самодельных маленьких печах. Бесплатно. Это называлось "политикой Большого скачка". Предполагалось, что это даст невероятный рост производства — буквально в десять раз за какие-то несколько лет. На бумаге всё выглядело здорово: крестьянин работал 20 часов в сутки, взамен получал трудодень, за который ему полагалось немного риса. Затраты минимальны — доходы максимальны.  Но крестьянам не хватало сил, чтобы работать без отдыха, а начальство коммун по политическим причинам требовало в первую очередь выплавки стали. Поэтому крестьяне стали плавить сталь в ущерб работе в поле, что привело к снижению посевов. Одновременно была развязана борьба с воробьями-вредителями, благодаря чему расплодившиеся насекомые уничтожили часть и без того небольшого урожая. Поскольку коммуны обязаны были сдавать большую часть урожая государству, пришлось сдавать всё, что было, в результате чего крестьяне остались без еды. А поскольку для самодельных печей требовался уголь, очень быстро начался и его дефицит, из-за чего остановились некоторые крупные фабрики, производившие более-менее качественную продукцию. Итогом столь непродуманной кампании стала гибель от голода по различным оценкам от 20 до 40 миллионов человек. Это был оглушительный провал, который стоил Мао места во главе государства.   Борьба за власть Позиции Мао во главе партии всегда были непрочными. Если Ленин в партии большевиков был беспрекословной фигурой, чей авторитет не приходило в голову оспаривать никому, то Мао всегда был на вторых-третьих ролях. Китайская компартия создавалась при активной поддержке Москвы, в которой был открыт Коммунистический университет народов востока, где готовили специальных людей для руководства азиатскими партиями. Мао в эту обойму никогда не входил и всегда конфликтовал с той частью высокопоставленных партийных деятелей, которые учились в Москве и явно ориентировались на СССР. Только к 40-м годам, после полутора десятилетий сложных интриг и комбинаций, Мао удалось выдвинуться в лидеры партии. Порвать с СССР Мао не мог, поскольку на первом этапе существования объединённого после войны Китая ему оказывалась очень серьёзная поддержка: СССР давал оружие и присылал специалистов, строивших заводы. Но и внутри партии позиции Мао были ещё не крепки. В партии существовал сильный левый уклон, который предлагал простые решения, в духе Большого скачка, а также правый уклон, который был гораздо более умеренным. Фактически Мао был в ситуации Сталина в 20-е годы, когда тот выдвинулся из вторых рядов и лавировал между правыми и левыми.  Мао делал так же. После того как Хрущёв развенчал культ личности Сталина, Мао поддерживает правых. Он говорит о необходимости критики и признания ошибок и запускает кампанию "Пусть расцветают сто цветов", в рамках которой гражданам не просто рекомендовалось критиковать власть и даже самого товарища Мао, но и требовалось. Кампания начиналась очень осторожно, но вскоре всем понравилось, и Мао столкнулся с таким шквалом критики, что занервничал и свернул кампанию. Теперь он решает поддержать левых и инициирует политику Большого скачка, которая была полной противоположностью взглядам правых. Скачок завершается провалом и подлинной катастрофой, что сильно ударило по позициям Мао.  В Москве схватились за голову, увидев чудачества Мао. Хрущёв тоже любил эксперименты и простые решения, но не такой ценой. В ответ на недовольство Москвы и отзыв специалистов Мао решает порвать с ней все связи под предлогом хрущёвского ревизионизма. Но теперь он остаётся практически один. Его поддерживают только левые радикалы. Многие высшие партийные деятели, региональные руководители и военные выступают против него. Мао ничего не остаётся, кроме как покаяться в своих ошибках и покинуть пост руководителя страны, уступив его стороннику правых Лю Шаоци. Тем не менее Мао оставляет в своих руках пост председателя ЦК КПК и всё ещё остаётся главным человеком в стране. Он отходит в тень и начинает готовить реванш. Подготовка Культурной революции Хотя Мао остаётся главным человеком в государстве, он не мешает Лю Шаоци и Дэн Сяопину проводить явно противоречащую Большому скачку экономическую политику, которая фактически стала аналогом советского НЭПа 20-х, с частичным возвратом к капиталистическим отношениям. Он копит силы для реванша. Попутно он устраняет наиболее опасные фигуры, но делает это не по-сталински, а в более мягкой форме "отхода в сторону": человека не убивали и даже не сажали в тюрьму, но при этом он был надёжно лишён влияния и содержался под негласным домашним арестом.  Достаточно укрепившись, Мао нанёс удар в том направлении, где его оппоненты меньше всего ожидали. В партийной прессе весной 1966 года всё чаще начинают появляться ультралевые статьи о необходимости решительной борьбы со старой феодальной культурой, а также с контрреволюционными ревизионистами, засевшими в органах управления партией и учебных заведениях. Мао говорит о необходимости проведения Культурной революции. В мае 1966 года создаётся Группа по делам Культурной революции при ЦК КПК. В неё входят ближайшие соратники Мао. Теперь всё было готово к тому, чтобы нанести сокрушительный удар по противникам Мао в партии. Если Сталин в 20-е годы в рамках борьбы за власть инициировал "Ленинский призыв" в партию, то Мао решил устроить народный праздник непослушания и расправиться с противниками чужими руками. Бей коммунистов! В провинции начинают организовываться отряды революционной молодёжи. Наибольшую известность получили хунвейбины (дословно — "красногвардейцы"), состоявшие из школьников и студентов. В СССР они прочно вошли в фольклор благодаря звучному названию. Но помимо них были ещё цзаофани ("бунтари"), которые были чуть постарше и состояли из молодых неквалифицированных рабочих. Хунвейбины в основном состояли из подростков не старше 20 лет, цзаофани — из молодых людей от 20 до 30 лет. Дабы облегчить праздник подросткового непослушания, Мао закрыл все школы и университеты на несколько месяцев, чтобы молодые революционеры не отвлекались от насущных дел. Первоначально активность хунвейбинов была опробована на их собственных учителях и преподавателях. Инструкции по выявлению хрущёвских ревизионистов, буржуев и поклонников феодальных пережитков были чрезвычайно расплывчаты, поэтому в их роли обычно оказывались нелюбимые учителя и преподаватели. Подростковый бунт, санкционированный властями, ширился. Под определение хрущёвских ревизионистов и контрреволюционеров автоматически попадали вся интеллигенция и все религиозные люди. Но доставалось не только им. Поскольку революция была культурной, то бунтовать полагалось ещё и против старой культуры. Повсюду устраивались торжественные сожжения старых книг, картин, разбивались статуи, музеи громились. Поняв, что движение пошло очень хорошо, Мао решает нанести главный удар. В августе 1966 года он выдвигает лозунг "Огонь по штабам". В советских реалиях это было бы то же самое, как если бы Сталин закрыл школы и призвал молодёжь идти бить коммунистов и громить горкомы и обкомы партии. Мао считал региональные ячейки компартии нелояльными лично ему и призвал к расправе над "бюрократами и ревизионистами". Движение начинается с осторожной критики партийных комитетов в провинции, но быстро перерастает в погром. Хунвейбины захватывают административные учреждения партии, избивают и выбрасывают из окон партийных функционеров. Погромы хунвейбинов не всегда заканчивались убийствами. Первостепенной целью была деморализация оппонентов путём публичных издевательств. Подвернувшихся под руку "хрущёвцев" или "контрреволюционеров" водили по улицам в так называемых позорных колпаках с обидными надписями или разрисовывали им лица и выставляли на центральной площади, женщинам часто отрезали волосы — всё зависело от фантазии молодёжи. Жертв водили по улицам на поводке, иногда просто избивали и выбрасывали из окон. Разумеется, никем не ограничиваемая молодёжь очень часто выходила за все рамки — избиения заканчивались гибелью жертвы.  Поскольку движение хунвейбинов было весьма широким, среди них были и дети партийных чиновников, в том числе и становившихся жертвами Культурной революции. Порой случалось так, что хунвейбины, вернувшись с "митингов борьбы" (так назывались погромы), обнаруживали своего отца в шутовском колпаке, раскрашенного и избитого. Милиция не вмешивалась в эти погромы. На площади Тяньаньмэнь был устроен грандиозный митинг миллиона хунвейбинов с участием Мао. Главным было разбить внутрипартийную оппозицию. Практически все противники Мао стали жертвами Культурной революции. Бывший министр обороны Пэн Дэхуай, особенно громко критиковавший Мао за Большой скачок, после издевательств и избиений хунвейбинами был заключён в лагерь, где и умер через несколько лет. Лю Шаоци, сменивший Мао на посту председателя, несмотря на покаяние в ошибках и просьбу отправить его на перевоспитание в деревню, был снят со всех постов и заключён в тюрьму, где вскоре скончался. Дэн Сяопин, будущий отец китайского экономического чуда, также подвергся атакам хунвейбинов. Его сына избили и выбросили из окна. Сам он был снят со всех постов и отправлен простым рабочим на провинциальный завод. Кто тут самый главный хунвейбин? Как это часто случается в молодёжных бандах, очень быстро у хунвейбинов стала выстраиваться своя иерархия, между ними началась вражда. Дети партийных чиновников и полуграмотные провинциалы из крестьянских семей довольно быстро начали враждовать.  Все они считали только себя настоящими хунвейбинами и очень скоро начали выяснять отношения друг с другом. В провинции между ними разразилась настоящая война. С каждым днём хаос только нарастал. В 1967 году явное недовольство ситуацией стали высказывать даже ближайшие соратники Мао.  Мао решает понемногу сворачивать кампанию, но она уже зажила своей жизнью и не подчинялась ему. Хунвейбины уже не слышали никаких окриков начальства, увлёкшись революционным разгулом. Роспуск хунвейбинов проходил при участии армии, однако во многих регионах молодёжь отказалась подчиняться "контрреволюционным приказам". Начались бои между отрядами хунвейбинов, цзаофаней и армией. Сопротивление было сломлено только к началу 1968 года. Мао достиг своих целей, упрочив положение и разгромив оппозицию, и помощники ему были больше не нужны. Лидерам молодёжных организаций объявили, что они контрреволюционно истолковали волю товарища Мао, и публично расстреляли нескольких из них. Число погибших в разгар Культурной революции традиционно оценивается в миллион человек. Мао удалось упрочить своё положение в рядах власти, но вскоре он тяжело заболел. После смерти Мао оппозиция взяла реванш, разгромив соратников Мао и начав проводить свою политику, которая и привела к китайскому экономическому чуду. С тех пор у власти находится поколение, пережившее унижения хунвейбинов. Практически каждый китайский лидер, руководивший страной с момента смерти Мао, так или иначе пострадал от репрессий Культурной революции. Дэн Сяопин несколько лет пробыл в опале, работая рядовым рабочим на провинциальном заводе, а его сын после избиений хунвейбинов стал инвалидом. Цзян Цземинь, бывший руководителем крупного НИИ, был разжалован в рядовые сотрудники и смог возобновить карьеру только после смерти Мао. Ху Цзиньтао, аспирант, был отправлен в отдалённую деревню "на перевоспитание". Нынешний лидер Китая — Си Цзиньпин — в те времена был сыном очень высокопоставленного соратника Мао, который впал в немилость. 16-летнего Си отправили на перевоспитание в самую бедную и отсталую провинцию, где он, по собственным словам, семь лет прожил в пещере, полной блох, и занимался грубым и неквалифицированным трудом. 

07 апреля, 22:41

Про Китай и китайцев.

Те ещё пофигисты — китайцы...100 фактов о Китае глазами россиянинаНачнем, пожалуй, с того, что наиболее пугает людей при виде всего китайского — языка. Он действительно страшный… Но не так, как представляется на первый взгляд.1. Официальное название китайского языка — 中国话(zhōngguóhuà). Также называют его 汉语(hànyǔ или речь ханцев).2. Здесь бесчисленное количество диалектов. Но в последнее время наибольшее распространение (благодаря радио и телевидению) получил пекинский 普通话(pǔtōnghuà).3. Грамотность в Китае всегда была уделом знати. Для изучения традиционных иероглифов необходимо было затратить десяток лет жизни, чего крестьянин себе позволить никак не мог.4. С течением времени иероглифы упрощались все больше и больше, и соответственно грамотными становились все больше и больше людей.5. И в конце концов, благодаря Дэн Сяопину, в 1959 году был введен 拼音(pīnyīn) — фонетическая транскрипция иероглифов, благодаря чему китайский язык стало возможно изучать как обычный иностранный.6. Китайский язык — язык тональный, одна и та же гласная может произноситься пятью разными способами (без тона, ровный, восходящий, нисходяще-восходящий, нисходящий) — а, ā,á,ǎ, à7. На один и тот же слог в одном и том же тоне может приходится несколько разных иероглифов — 行(háng и xíng).8. Очень многие иероглифы безумно похожи друг на друга — 很 и 银 , 问 и 间, 足 и 是, 找 и 我.9. Все это происходит из-за того, что абсолютно все иероглифы состоят из ключей (радикалов). Как пример — 好 (hǎo — хорошо) — состоит из 女 (nǚ — женщина) и 子(zi — ребенок). Как объясняют это преподаватели — женщина и ребенок — всегда хорошо. Но понять эту логику мне лично не под силу. 10. Не присмотрев за тоном или не дописав лишнюю точку в иероглифе можно здорово нарваться. Как пример — фразы «я ее понюхал» и «я ее поцеловал» — один слог в разном тоне. Также, не поставив две палочки в иероглифе «продавать», можно написать «покупать».11. Но, что самое удивительное, сами китайцы прекрасно понимают друг друга без этих глоткораздирающих прыганий с тона на тон. Только нам, иностранцам, так мучаться…12. Пиньин здорово похож на английский, но на этом можно и погореть. Первое, что нам сказали — забудьте ваш английский. И то правда, так как в английском в пиньине читаются разве что «а» и «о».13. Обучение китайскому начинается с того, что стадо здоровых лбов сидит и на весь класс голосит слоги разными тонами. Жуткое зрелище.14. Но, видно в противовес всему вышесказанному, грамматика языка элементарна. Отсутствие падежей, склонений и родов, однотипное и всегда одинаковое построение фраз, минимальное количество предлогов. Если бы не иероглифы…15. В китайском языке нет иероглифа, который читается более, чем в один слог.16. Иностранные языки здесь абсолютно не в почете. В Пекинском аэропорту, где, по логике, все обязаны знать хоть минимум, его не знал никто (для сравнения, в Шарль де Голля, в Барахасе, в Хитроу, работники справочных знали необходимый минимум на 6–7 языках).17. Для иностранца логики в языке нет никакой. Приходится тупо зубрить, прописывая каждый иероглиф раз по 50 и повторяя каждое слово столько же раз. Единственное облегчение — после некоторого времени в незнакомых словах начинает встречаться все больше знакомых.18. Здесь нет практически ни одного слова, за которое можно зацепиться как за что-то знакомое (как примеры, слова «проблема», «интерес» и т. д., а также названия стран, городов в европейских языках очень схожи).19. Хотя имеется несколько слов, которые даже в русском звучат похоже. Это чай (chá), кофе (kāfēi), и мама и папа (māma и bàba). 20. Для каждого члена семьи имеется отдельное слово: для старшего и младшего брата, для старшей и младшей сестры, для дедушки и бабушки.21. А уж то, как они извращаются над названиями других стран и городов, над иностранными именами… Украина — 乌克兰 [wūkèlán], Россия — 俄罗斯 [éluósī] и т. д. Это те страны, для которых обозначения не нашлось, и подбирались иероглифы, максимально похожие по звучанию.22. Но есть и те страны, для которых нашлись обозначения: США — 美国 (měiguó), Англия — 英国 [yīngguó], Франция — 法国 [fǎguó]. Странность в том, что разбирая по иероглифам, Америка — прекрасная страна, Англия — героическая страна, Франция — законная страна, Китай — срединная страна (中国 [zhōngguó]).23. Не существует китайских клавиатур. Все они вводятся пиньином — вы набираете латиницу (как в примерах выше) и циферкой выбираете нужный иероглиф. Все очень просто.Теперь перейдем к более интересному — китайским людям. 24. Все знают, что население Китая — самое большое на Земле (более 1.3 млрд человек). Но распределено оно крайне неравномерно. Из территории Китая можно спокойно вывести 50–60 процентов территории, и население практически не изменится. Это Синьцзян-Уйгурский округ, Тибет и Внутренняя Монголия. 90% населения сосредоточено в прибрежной зоне.25. В Китае самое большое количество городов-миллионников на планете — более двадцати.26. В силу огромного населения масштабы в Китае сильно смещены. Например, Аньшань (город, где я сейчас учусь) в провинции Ляонин насчитывает 4 млн жителей. Но это жуткая деревня по их меркам. Для меня это дико: идёшь по центральной улице и не видишь солнца из-за небоскребов, а тебе говорят, что ты в деревне.27. Европейцы для китайцев — как приезд Скорпионс в деревню Гадюкино. Это больше, чем шок. Мне иногда страшно (а иногда приятно) гулять по городу и паркам, когда дети кричат «смотри, иностранец», тебя приглашают сфотографироваться, очень красивые девушки прямо глаз не сводят (хотя красавчиком я не являюсь, да и БМВ Х6 у меня нет). В последнее время в регионах, часто посещаемых иностранцами, все меняется, но в деревне (хоть и с небоскребами) остается по-прежнему.28. Люди здесь чрезвычайно нечистоплотны. Абсолютно нормальным является курение в столовых и в коридорах университета, бросание всего себе под ноги, плевание и харкание куда ни попадя. Но, что удивительно, везде чисто. Ибо гигантская армия дворников убирает всё.29. Плевать здесь хотели на все и вся. В смысле на все правила, в том числе и техники безопасности. Имея права и два года стажа за рулем, я в жизни не выеду на китайскую дорогу, ибо такого понятия как ПДД у них просто нет. Единственное, что более-менее соблюдают — не ехать на красный свет, но и то не всегда. Я инфаркты чуть не получаю при переходе улиц и езде в транспорте. Тем не менее, ДТП я не видел ни одного, так же, как и дорожной полиции. В общем, европейцу не понять.30. Наплевательство касается всего, кроме того, что регулируется государством. Ни один китаец не станет делать ничего противозаконного. Как-то так вышло, что «фиг с вами, делайте, что хотите, но сюда, сюда и сюда не вздумайте лезть». И что самое удивительное, получается.31. Наплевательски относится и правительство к собственным людям (правда не во всем). Чего стоит насильственное переселение в Синьцзян во времена Сяопина («территория должна быть освоена») более 10 млн человек. Да и других примеров хватает — к примеру, почти полное отсутствие контроля за качеством продуктов. Когда населения много, к нему, наверное, начинаешь относиться наплевательски.32. Внешний вид китайцев очень однообразен. Всегда черные волосы, всегда низкий рост, и (для девушек) всегда маленькая грудь. Тут я, как блондин и со своими 193 см очень выделяюсь…33. Людям законодательно запрещено иметь более, чем одного ребенка. Правда, касается это только крупных городов, в селах контроля никакого. Если у тебя один ребенок — все хорошо, два — плати налог. Три — налог прогрессирует. Доходило даже до принудительной стерилизации. 34. Более хамоватых людей я тоже не встречал. Пропустить пешехода на переходе, придержать дверь для идущего сзади, не курить кому-то в лицо — о чем вы…35. Это же касается и женщин. Настолько наглая эксплуатация мужчинами женщин и отсутствие джентльменства — это отвратительно.36. Из-за отсутствия контроля за продуктами очень много больных людей. Тех, кто не может позволить себе импортные продукты, всегда можно узнать по большой группе прыщей на щеках — из-за острой пищи, полной химикатов, начинаются проблемы с кожей.37. Соответственно, легко можно определить «элиту» — кожа не такая желтая (загар — удел плебеев), проблем с ней нет.38. Тут есть так называемые «девять волков» — самые уважаемые профессии. Всех я не помню, но среди них: военные, врачи, учителя, чиновники, полиция и т. д. У всех них очень высокие зарплаты и большое уважение в обществе.39. Наверное, именно из-за наличия смертной казни эти профессии так и ценятся (в основном, полиции и чиновников). За коррупцию, торговлю оружием и наркотиками — смертная казнь без обсуждений на городской площади — кладут на ковер и пускают пулю в затылок.40. Процент некрасивых людей просто огромен. Как-то по фильмам и клипам китаянок не так представляешь. Да и мужчины красотой не блещут. Может быть, поэтому спрос на иностранцев такой большой.41. Все часто жалуются на то, что китайцы заполонили их родную страну. А задумывались ли вы о том, что Китай тоже заполонили иностранцы. В ВУЗах учится большое количество русских, казахов, всех среднеазиатов и жителей Ближнего Востока. Также имеется значительное количество европейцев и американцев. Про корейцев и японцев я вообще молчу.42. Около половины населения Китая неграмотно. Это огромный успех. В середине ХХ века неграмотными были 90% населения.На этом закончим с людьми и перейдем к экономике и политике. 43. Китай находится на втором месте в мире (после США) по номинальной стоимости ВВП. Называть Китай слаборазвитой страной (как некоторые мои знакомые: «в Китай нужна виза? Ха-ха-ха») очень глупо.44. В Китае производят все, вся, везде и всегда. Практически любая международная корпорация имеет производство и сборочные цеха в Китае.45. Почет и большие зарплаты имеют только вышеназванные девять профессий. Технические профессии здесь совсем не в почете. Именно поэтому все стремятся уехать. Огромный рынок рабочей силы простаивает. Особенно — низкоквалифицированной. Поэтому люди рады любой работе.46. Китайцев можно назвать разгильдяями, но отнюдь не лентяями. Пашут они так, что будь здоров. Ни разу занятия в ВУЗе не заканчивались раньше времени, ни разу транспорт не опаздывал и т. д. и т. п.47. Но вот пашут они в меру своих сил, то есть халтурно. Это и есть та причина, по которой в Китае размещены производства, а не R&D. Достаточно посмотреть на прогнившие канализационные люки, ужасную тротуарную плитку, дымящие и коптящие автобусы, ломающиеся электроприборы.48. К продуктам питания отношение такое же халтурное. Я ни разу не видел фруктов с гнильцой или с червяками: не потому, что их тщательно отбирают, а потому что они нашпигованы таким, от чего любой уважающий себя червяк забьется под землю, вопя от ужаса. Яблоки реально пахнут ацетоном, хлеб не черствеет по 2–3 недели. Благодаря этому здоровье у китайцев слабоватое.49. Но! Существует группа отраслей, в которой все просто-таки идеально. Это то, что контролирует правительство: военная область, пути сообщения, строительство, образование, медицина и т. д. Это и порождает парадоксы — как раздолбанная тротуарная плитка и шикарный асфальт на дороге, который лежит лет 20 и еще столько же пролежит. Это одноразовые электронные приборы для анализа крови — круг, который выпускает иголку, шипит и сам наклеивает пластырь. Это военная техника, равная по силе американским и русским аналогам. И много еще чего. Но за пределами — ни-ни.50. Существуют так называемые «свободные экономические зоны», где производство почти не облагается налогами. В них все и сосредоточено. Вокруг того же Аньшаня — производство Сименса, Боша и еще куча всего. В других регионах производства практически нету.51. Китай — крайне энергозависимая страна. В связи с этим — никакого центрального горячего водоснабжения, отопления и т. д. Если есть деньги — ставь бойлер и обогреватель. Нет — обойдешься тем, что есть.52. Мы привыкли к трем уровням административно-территориального деления — область-район-населенный пункт. В Китае все гораздо сложнее — их 5 (перевод максимально адекватно подобран, в русском просто нет таких слов). Провинция — область-волость-уезд-населенный пункт. Помимо этого еще города специального подчинения, свободные экономические зоны и т. д. То есть черт ногу сломит. 53. Никакой демократии. Никаких игр в солидарность. Никаких выборов. Есть КПК (Коммунистическая партия Китая), есть ее Генеральный Секретарь (в настоящее время — Ху Цзиньтао) и все. Кому не нравится — на расстрел. Преступления против власти здесь караются максимально жестко. Как с танками, введенными в Урумчи недавно в ответ на выступление сепаратистов.54. Цензура. Когда я сюда приехал, то спросил — о чем говорить нельзя. Обсуждать политику — это раз, два и двадцать. Вполне можно нарваться на депортацию.55. Но китайцы довольны властью. Полностью.56. Идеология КПК — коммунизм. Но коммунизмом это назвать довольно сложно. Шикарные машины, айфоны и айпады, торговые центры с огромным выбором. Какой-то странный коммунизм.57. Из-за размеров населения — огромная этническая дифференциация. Выходец из Шеньяна не поймет гонконгца, а пекинец не договориться с Гуанчжоуцем (не идут все-таки русские окончания местным названиям).58. Тайвань. Тут кое-кто считает, что Китай и Тайвань — одна страна. Они и-де-юре и-де-факто независимы, между ними даже нет дипломатических отношений. Но на картах Китая Тайвань обозначен как его провинция, на Тайваньских картах — весь материковый Китай — часть Китайской Республики. Немного странно.59. Гонконг. Это уже часть Китая, но специальный автономный округ. Своя валюта, своя полиция и т. д. Все свое, кроме вопросов политики и обороны. Эдакое место, где все могут проворачивать дела, уходя от закона. Жуткое место, хотя и богатое. Очень.60. Китай — это единственная страна в мире, кроме России, оказывающая гуманитарную помощь Северной Корее.61. Социальное обеспечение здесь на высшем уровне. Работники госструктур получают отличную зарплату. Квартиры даются им в очень быстром темпе. Про цены и зарплаты — ниже.62. Валюта Китая — юань женьминьби (в переводе — народные деньги). Примерный курс — 6.2 юаня за доллар. 1 юань — 10 цзяо. Стабильность курса — потрясающая. 63. Про цены. Аренда трехкомнатной квартиры обходится в 1500 юаней в месяц. 3-килограммовая упаковка риса — 30. Килограмм картошки — 2. Бутылка пива — 3. Пачка сигарет — от 4 до 15.64. Про зарплаты. Средняя зарплата учителя в школе — 4000–5000 юаней. Зарплата полицейского — 6000–7000. Пенсия госслужащего — 100% от зарплаты.65. Многие преподаватели нашего ВУЗа ездят на своих машинах, честно купленных за зарплаты. Айфон здесь — у каждого третьего-четвертого. Так что соотношение зарплат и цен гораздо более привлекательное, чем на той же Украине.66. Тарифы за коммуналку, общежитие, и т. д. для китайцев мизерные до определенного уровня. Дальше они начинают очень быстро расти. Так сказать «довольствуешься малым — бери, хочешь большего — плати».67. Средняя площадь однокомнатной квартиры — 40–50 квадратных метров. Трешки — 100–120. Цена за квадратный метр в Аньшане — около 4000 юаней в нормальном районе.68. Вообще, несмотря на негатив, жить здесь (имхо), гораздо приятнее чем на родине.Быт и повседневная жизнь. 69. Одеваются все кто во что хочет. Нередко это кажется странным и даже диким.70. Секс и любые намеки на него запрещены. Я не видел ни одной целующейся парочки, максимум, что они себе позволяют — взяться за руки. Порнография — сразу тюремное заключение.71. Отапливать квартиры здесь привыкли кондиционерами, а воду греть бойлерами (вывешенными наружу). Немного странно.72. Интернет здесь тарифицируется не по траффику, а по времени. Скорость одна — 5 Мбит\с загрузка, 1 Мбит\с — отдача. 15 юаней — 120 часов интернета.73. Гугл здесь не запрещен. Правда, часто глючит. А вот Facebook, Twitter, Youtube, любые порносайты заблокированы так называемым «Great Chinese FireWALL». Но порнолаб работает:). Правда можно использовать прокси, можно ТОР.74. Китайский сегмент интернета практически изолирован от внешнего мира. Ибо у них все свое. Вместо гугла — baidu.com, вместо Контакта — renren.com, вместо Ибэя — taobao.com. Вообще, в Китае — самое большое количество пользователей Интернета на планете. Неудивительно.75. Алкоголь здесь практически не употребляют, хотя он есть в свободной продаже. На меня, берущего ящик пива, смотрели как на сумасшедшего.76. Местные девушки пугливы до не могу. Да и целомудренны тоже. То есть «секс на одну ночь», «снять девушку» и т. д. здесь не прокатывают. Долгие, только долгие отношения… Что, конечно, печально.77. Но есть тут и своя «золотая молодежь». В последнее время начинает появляться. Дурное влияние Запада, что ни говори-с. Европа — пример для подражания. Хотя идеология и не дает разврату распространяться далеко и глубоко.78. В местных клубах нам (иностранцам) большая скидка, ибо мы привлекаем в клуб посетителей (во как!).79. Основная еда — само собой рис. Но не просто. Самое распространенное блюдо — рис с огромным количеством всяких добавок. За 6 юаней можно взять себе порцию риса с мясом, курицей и салатом. Это в основном все и едят.80. Еда очень острая. Очень. После пары дней я всегда прошу специи не добавлять, ибо есть невыносимо. Это из-за того, что санитария на очень низком уровне.81. Про санитарию. Местная столовая — это нечто. Общая куча палочек для еды, куда все лезут грязными руками, повара с грязью под ногтями. Через некоторое время привыкаешь:)82. Далеко не все китайцы пользуются палочками для еды. Примерно половина ест ложками.83. А вот вилок нет. Вообще. Вся еда такая, что требует либо палочек (рассыпчатое и небольшими кусками), либо ложек (жидкое).84. Унитазов в квартирах тоже нет. Стандарт — это дырка в полу. Кто уже побогаче, тот ставит себе унитаз.85. Даже в «землянках» стоят стеклопакеты. Местного производства. Дико смотрится такой «дом», я вам скажу.86. Все бытовые товары местного производства — дрянь несусветная. Зубные щетки с выпадающей щетиной, мыло, которое пахнет скипидаром, сахар, который напоминает пластмассу, еда, про которую я уже говорил. Все лучшее — иностранное.87. Ритм жизни здесь очень быстрый. Все бегут и мчатся. Новые дома вырастают как грибы после дождя, новые дороги прокладыватся, все реконструируется.88. Очень распространено деление «город-деревня». Провинция, что с нее взять. Действительно, различия между городом и деревней огромные.89. Большое количество насекомых. Все летает, жужжит и вьется вокруг тебя. Комаров, на удивление, нет. 90. Культ чая. Это здесь больше, чем напиток. Некоторые сорта стоят до 10000 за килограмм. Пьют его из небольших чашечек, без сахара и теплый.91. Абсолютное незнание того, что происходит в мире. Касается как музыки, кино и книг, так и политики, географии, истории и т. д. Имена Ницше и Цезаря, Scorpions и Metallica, Москва и Берлин ни о чем не скажут среднему китайскому человеку.92. Полное наплевательство на авторское право. О чем говорить, если на zhidao.baidu.com (крупнейший китайский поисковик, сравним с гуглом) выложены e-mule ссылки на Офис, Виндовс и т. д. Это как, если бы Гугл выложил рекомендуемые ссылки на пиратский софт.93. Официальные печати здесь красного цвета. Как-то нелепо смотрится. Мы в школе такие же делали с динозавриками.94. Ленивых китайцев просто не существует. Вставать в 6 утра и пахать — это норма. За это их сильно уважаешь.95. Банковская система тоже практически целиком обособлена от внешнего мира. Для того, чтобы найти банкомат, принимающий Visa, пришлось изрядно попотеть. Здесь своя система — Unionpay. И банкоматы этой системы — на каждом углу.96. Очень распространен NFC — с карточек и телефонов, поддерживающих его, можно оплачивать проезд в автобусе, обеды в столовой и много чего. Очень удобно.97. Ни одной советской или русской машины на дорогах. Напополам отечественные и Германия/США/Япония.98. Привычка жить в больших группах. Норма в однокомнатной квартире — 3–5 человек. В комнате общежития — 8–10.99. Китаец может выглядеть бомжом, но иметь на сберкнижке пару сотен тысяч юаней. При этом жить в землянке (практически). Пофигисты те еще. В основном, это старшее поколение.100. Китай полон парадоксов. Узнать его нереально за всю жизнь. Это удивительная страна, страна больших возможностей и с большим будущим.

07 апреля, 11:50

What Are America's Options on North Korea?

At this point, there are only two ways to reverse its nuclear program, one expert says.

21 марта, 20:12

Украина продолжает разбазаривать советское

Украина продолжает охотно торговать военными технологиями. Новейшими кораблями, самолетами и ракетами Киеву обязаны как минимум Пекин, Иран. Что движет украинскими бизнесменами?

20 марта, 06:45

Хантсман: охотник за прибылью или…?

Недавно бывший губернатор американского штата Юта и бывший посол США в Китае, председатель совета директоров Atlantic Council – мозгового центра, обслуживающего идеологию «расширения» НАТО, 56-летний республиканец Джон Хантсман-младший (Jon Meade Huntsman, Jr) согласился на предложение Дональда Трампа стать новым послом США в России.  Впереди формальная процедура утверждения сенатом, но вряд ли она принесёт неожиданности. Американские...

14 марта, 20:15

В мире: Китай пытается оградить детей от культурных ценностей Запада

Рынок детской развлекательной продукции в КНР практически полностью оккупирован западными авторами. Сейчас Компартия борется за то, чтобы отвоевать там место для традиционных китайских ценностей. Однако средний класс по-прежнему покупает для своих детей импорт, а аналитики подчеркивают, что в победе всего западного виноваты как раз китайские консерваторы. Государственное управление по делам печати и издательств, кинематографии, радиовещания и телевидения КНР потребовало ограничить издательство иностранной детской литературы и ввести квоты для китайских авторов и художников (специально оговаривается, что это ограничение коснется только книжек с картинками). Одновременно интернет-гигант Taobao был вынужден запретить продажи всей иностранной литературы на своей платформе. А до того китайские вузы получили указание по мере возможности ограничить использование иностранных учебных пособий. Борьба, которую власти КНР ведут против культурной экспансии Запада, длится уже не одно десятилетие. В 1980-е это была официальная кампания против «духовного загрязнения». При генеральном секретаре Ху Цзиньтао это была борьба с «международным заговором по вестернизации и разделению Китая». «Идеология и культура – те области, которые прежде всего стремятся оккупировать враждебные нам силы», – напоминал китайцам товарищ Ху. Сегодня его преемник Си Цзиньпин пытается минимизировать западное влияние в китайском образовании. Комитет национальной безопасности прямо относит иностранное культурное засилье к «неконвенциональным угрозам безопасности государства». Если учесть, что честолюбивые китайские родители запускают процесс образования своих детей буквально с пеленок, в поле битвы с Западом превращается все – и мультфильмы, и игрушки, и книжки с картинками. Борьба за умы подрастающего поколения идет на первых полосах влиятельных изданий. Аналитики из газеты Китайской народно-освободительной армии на полном серьезе бранят мультфильм «Зверополис» за разлагающее воздействие на детей. Однако на дворе не 80-е. И чем громче идет кампания против неправильных западных книжек и фильмов, тем большее раздражение она вызывает у миллионов китайских родителей. Уже упомянутая рецензия армейской газеты вызвала бурю возмущения в социальных сетях. Милитаристскую риторику властей называют возвращением ко временам «культурной революции», этими же властями осуждаемой. И, что самое печальное для китайской компартии, родители голосуют за «неправильные» импортные книги и фильмы юанем. Идейно невыдержанный «Зверополис» обеспечил в КНР колоссальные сборы, тогда как сугубо патриотическая «Великая стена» Чжана Имоу с ее традиционными ценностями практически провалилась в местном прокате. Та же ситуация и на книжном рынке. Сегодня все топ-листы детских книжек с картинками возглавляют переводные издания – прежде всего американские и британские. Свинка Пеппа давно покорила китайских детей и их родителей. Напротив, произведения местных авторов спросом не пользуются. «В них слишком много слов и нравоучений», – объяснила жительница Гонконга изданию South China Morning Post.  Парадокс ситуации в том, что китайским авторам непросто написать для своих маленьких читателей что-нибудь поживее – их чересчур плотно опекают цензоры из все того же управления по делам печати. Зачастую китайские родители специально выбирают для детей переводные книжки, чтобы немного передохнуть от идеологической обработки сверху. Еще несколько лет назад на фоне фантастической популярности мультфильма «Кунг-фу панда» китайцы задавались вопросом – как так получилось, что подобного успеха добился продукт, построенный на сугубо китайских образах и темах, но произведенный американцами. Теперь ответ найден – американцы не делают скидку на требования китайских консерваторов от национальной культуры. Свою роль играет, разумеется, и культ импорта, с некоторых пор свойственный китайскому потребителю. Неустанно развивая экономику и борясь с бедностью, власти КНР действительно сумели вырастить в стране огромный средний класс. Теперь он чрезвычайно влиятелен и насчитывает почти 100 миллионов семей. И эти семьи наотрез отказываются выполнять задачу, поставленную перед ними партией и правительством – потреблять китайские товары и услуги. Мед тем переориентация собственной гигантской промышленности с внешнего потребления на внутреннее – главная задача китайской экономики. Иначе в «дивном новом мире» государственных границ и таможенных пошлин ей попросту не выжить. Но преодолеть предубеждение сытых семей против национальной продукции непросто. Из невероятного ассортимента товаров и услуг, производимых в Китае, местный средний класс с удовольствием приобретает разве что недвижимость (другое дело, что этот рынок перегрет и угрожает финансовой системе страны тяжелым кризисом). Все остальное – еда, одежда, машины, развлечения, гаджеты – должно быть импортным или хотя бы выглядеть как импортное. Потребление для среднего класса – это не просто удовлетворение насущных потребностей, чтобы дешево и сердито. Это во многом вопрос статуса. А в случае типовой для современного Китая ситуации с единственным наследником, на которого не может надышаться вся семья, вопрос статуса становится ребром. Как же не купить своему ребенку «Пеппу», если она есть у соседского мальчика? Рынок детских книг в Китае огромен: более 220 миллионов читателей до 14 лет, более 40 тысяч изданий, выходящих в год. Это 17% от всего книжного рынка с ежегодным доходом в 16 миллиардов долларов. Эти доходы постоянно растут, но с тем же постоянством доля китайских книг на нем снижается, а доля переводных возрастает. Издателям проще и выгоднее купить права на уже известную книгу, чем годами раскручивать собственного автора, и квоты для местных вряд ли позволят решить эту проблему в обозримой перспективе – в первую очередь из-за нехватки авторов. То же относится к мультфильмам. На местном телевидении существует требование отводить 60 тысяч минут эфира под отечественные мультфильмы и юмористические передачи ежегодно. Однако, согласно статистике, продукции китайских мультипликаторов едва набирается на треть от этого объема. Впрочем, есть и положительные тенденции. Долгосрочная стратегия по развитию местной анимации, включающая поддержку авторов и на государственном, и на местном уровне, в конце концов привела к успеху и соблазнила капризный средний класс. Так, в 2015 году существенных сборов в 50 миллионов долларов добился проект «Царь обезьян: Герой возвращается», а сейчас в китайских кинотеатрах с успехом идет местная мультипликационная франшиза «Счастливый папа и сын». Местные аналитики считают, что подобные перемены возможны и в случае с книгами: продуманная культурная политика действительно способна вернуть китайских авторов на рынок детской литературы и приучить капризных потребителей к национальной культурной продукции. А вот милитаристская риторика консерваторов выиграть эту битву не поможет и пока что лишь раздражает потребителей. Теги:  Китай, цензура, мультфильмы, отцы и дети, информационная безопасность, экономика Китая

09 марта, 10:42

США отправят в Россию оптимиста

Бывший губернатор штата Юта, республиканец и "технократ-оптимист" Джон Хантсман принял предложение президента США Дональда Трампа стать новым послом США в России. Об этом телеканалу NBC News рассказал источник, близкий к Хантсману. Ранее о кандидатуре сообщало издание Politico. Хантсман - опытный дипломат, на посту посла в Пекине отвечавший за налаживание связей между Бараком Обамой и Ху Цзиньтао.

13 февраля, 04:25

What Makes China's Fake Island Military Bases in the South China Sea So Dangerous

Kyle Mizokami Security, Asia Take them out, risk World War III? In recent years the People’s Republic of China has laid claim to ninety percent of the South China Sea, buttressing this claim by creating artificial islands with dredging equipment. These claims run roughshod over Beijing’s neighbors, which have competing claims. The discovery in 2016 that China had militarized these artificial islands was not exactly surprising, but just how useful are these islands in defense of China’s strategic goals? China’s campaign to militarize the South China Sea began in 2009, when it submitted a new map to the United Nations showing the now-infamous “Nine-Dash Line”—a series of boundary dashes over the South China Sea that it claimed demarcated Chinese territory. Since then, China has expanded at least seven reefs and islets in the sea with sand dredged from the ocean floor, including Subi Reef, Mischief Reef, Johnson Reef, Hughes Reef, Gaven Reef, Fiery Cross Reef and Cuarteron Reef. According to the Asia Maritime Transparency Initiative, Beijing has created more 3,200 acres of new land. China initially claimed its “territory” was being developed for peaceful purposes, from aid to mariners to scientific research, yet many of the islands now feature military-length airfields, antiaircraft and antimissile guns, and naval guns. Cuarteron Reef now has a new High Frequency early-warning radar facility for detecting incoming aircraft, a development difficult to square with a peaceful mission. Farther north, but still in disputed territory, China has installed HQ-9 long-range surface-to-air missiles on Woody Island. On the face of it, China’s territorial grab and apparent turn away from former leader Hu Jintao’s concept of “peaceful rise” is hard to understand. It has alienated China’s neighbors and drawn in other powers, including the United States, India and Japan. One theory is that the country’s leadership may have calculated that securing a bastion for China’s sea-based nuclear deterrent may be worth the diplomatic fallout it created. Read full article

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

31 января, 08:51

Тяжелый год для Си: торговая война с США и борьба за власть в Поднебесной

Несмотря на фурор, произведенный Си Цзиньпином в Давосе, проблем у китайского лидера в этом году будет предостаточно. Их кульминацией станет съезд КПК, на котором будут проведены большие перестановки в высших эшелонах власти Поднебесной. Съезд покажет, насколько соответствуют действительности многочисленные сообщения о консолидации власти товарищем Си. Многие политологи считают, что списывать со счетов его противников рано.

24 января, 19:56

This Could Be Xi Jinping’s Year Of Living Dangerously

Project Syndicate ― It might seem ludicrous to suggest that Chinese President Xi Jinping, the country’s most powerful leader since Mao, will be in danger in 2017. But looks can be deceiving, and his consolidation of power may not be as unassailable as it seems. The test will come this year, when the Chinese Communist Party holds its 19th National Congress to select a new team of leaders to serve under Xi. To be sure, since becoming CCP general secretary in November 2012, Xi has made great strides in establishing his own authority. With a sustained anti-corruption campaign, Xi has jailed more than 200 senior officials and generals ― many of them members of rival factions. Unable to mount an effective counter-offensive, Xi’s rivals have watched him elevate his own supporters to key party posts. But that might change at 2017’s Party Congress. Though Xi is guaranteed a second five-year term, he could struggle to overcome opposition to a series of personnel decisions that he is expected to make ― or refuse to make. Xi has made great strides in establishing his own authority. In the post-Tiananmen era, the CCP has avoided destabilizing power struggles by designating the next president and prime minister years before power is actually handed over. In 1992, Deng Xiaoping picked Hu Jintao to take over in 2002. In 2007, the party’s top leaders agreed to anoint Xi as Hu’s successor, five years before the latter’s term expired. But the system is informal, and thus unenforceable. So while the CCP aims to choose in 2017 who will take over as president and prime minister in 2022, there is no guarantee that Xi will go along. After all, if a successor were not selected, Xi would have enormous flexibility in 2022, either to seek a third term or to appoint a loyalist to follow him. If, by contrast, a successor is selected ― an outcome that would be much better for the CCP’s reliability and legitimacy ― Xi will become a lame duck. Besides the expected showdown over the succession issue, Xi could also encounter resistance over two additional personnel matters. There is no guarantee that Xi will go along with the traditional presidential transition system. The first is the size of the Politburo Standing Committee, the party’s top decision-making body, which currently has seven members, five of whom are expected to retire this year, having reached the informal age limit. If Xi replaced just three, creating a compact five-person committee packed with his own loyalists, he would achieve total dominance at the top. But it will not be an easy maneuver, as Xi’s rivals will fiercely oppose it. The other issue is the fate of Wang Qishan, the head of the CCP’s discipline commission and the leader of Xi’s anti-corruption drive. If Wang retires this year, as party norms demand, Xi will lose his most dependable ally. But if Wang stays on, other members of the committee who have reached retirement age may also refuse to quit, effectively ending the age limit for CCP officials. Given Xi’s record of subduing his foes almost effortlessly in recent years, it is tempting to bet that he will prevail in this year’s showdown. But there is a catch: the CCP Central Committee must sign off on proposed key personnel changes and, despite the arrest of nine members, a substantial share of its 205 members remain loyal to Xi’s rivals. If they can act together and win the support of the CCP’s retired elders ― people like former President Jiang Zemin, who continue to wield substantial influence ― they might be able to sabotage Xi’s best-laid plans. 2017 will be a dangerous year for Xi. One political weapon Xi’s rivals can use is his record of policy failures since 2013, including a persistent economic slowdown, skyrocketing debt, slow progress on economic restructuring and a real-estate bubble. Even the much-touted “one belt, one road” initiative, which aims to connect Asia to Europe through a series of major infrastructure projects, could be a vulnerability for Xi, if CCP leaders decide it is too ambitious. Resistance to Xi’s agenda is all the more likely given that China’s economic woes seem set to intensify in 2017. As the impact of credit-fueled stimulus fades, growth will decelerate further. An external shock, such as a trade war initiated by U.S. President Donald Trump, or even the expected increase in U.S. interest rates, could cause the renminbi to depreciate, potentially precipitating a new round of capital flight. A crash in China’s red-hot real-estate market in first- and second-tier cities would intensify that capital flight by putting immense pressure on a financial system that is already overburdened by bad loans. It is impossible to know who will come out on top in this year’s power struggle in China. At the moment, Xi, who was just crowned the “core leader” of the party, appears to have the edge. But it would be a mistake to write off his adversaries, for whom the stakes could not be higher: the 19th Party Congress is, after all, their last chance to preserve the post-Tiananmen order. That means that 2017 will be a dangerous year for Xi. © Project Syndicate 2017 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

19 января, 00:47

A Communist Party Man at Davos

Xi Jinping tries to charm the capitalist elite.

27 декабря 2016, 16:51

MEET THE NEW MAO, SAME AS THE OLD MAO: Xi’s Power Play Foreshadows Historic Transformation of How …

MEET THE NEW MAO, SAME AS THE OLD MAO: Xi’s Power Play Foreshadows Historic Transformation of How China Is Ruled. China’s Communist Party elite was craving a firm hand on the tiller when it chose Xi Jinping for the nation’s top job in 2012. Over the previous decade, President Hu Jintao’s power-sharing approach had led […]

Выбор редакции
16 декабря 2016, 13:00

China jails brother of former aide to retired president for graft

BEIJING (Reuters) - A court in China on Friday jailed for 12-and-a-half years the brother of a disgraced one-time aide to former President Hu Jintao after finding him guilty of receiving bribes, state news agency Xinhua said.

04 декабря 2016, 13:33

Стороны Тайваньского пролива – время новогодних подарков

Считается, что к Новому году лучше сделать подарок, чем вручить конверт с деньгами, хотя современная молодёжь часто предпочитает второе. Звонок Дональду Трампу от госпожи Цай, руководителя администрации острова Тайвань, был, однако, воспринят многими комментаторами как сенсация политическая. Мне такой взгляд на вещи кажется излишне усложнённым. Давайте попробуем порассуждать об американо-китайских отношениях в денежном или...

25 ноября 2016, 04:45

Мама монархия: культ личности побеждает демократию

Новый четвертый срок Ангелы Меркель, президентство Эрдогана, продлеваемое до 2029 года, изменения конституции в Белоруссии. Демократический мир отказывается от "сменяемости" власти, предпочитая "избранную народом" монархию. Или диктатуру.

18 ноября 2016, 09:19

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

18 ноября 2016, 08:30

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

17 июня 2015, 06:21

Фактор Си Цзиньпина в проекте нового «Шелкового пути»

Идею создать «экономический пояс Шелкового пути» и «морской Шелковый путь» впервые выдвинул китайский лидер Си Цзиньпин в 2013 году. Этот проект сейчас связывают исключительно с личностью китайского руководителя Си Цзиньпина. Инициатива была нацелена на развитие более тесного и взаимовыгодного сотрудничества между странами Азии, Европы и Африки. В программе, выдвинутой Си Цзиньпином — нынешним председателем КНР, который сменил на этом посту Ху Цзиньтао — по-прежнему отдается приоритет экономическому развитию. Однако современную политическую элиту КНР отличает сильное стремление к сокрытию своих долгосрочных целей и задач.

12 февраля 2014, 15:30

О войне с коррупцией в Китае

 Переводная французская статья на тему активизации борьбы с коррупцией в Китае при новом руководстве. Статья примечательна как отражением текущих тенденций в антикоррупционной борьбе, так и наличием статистических данных отражающих ее ход. Си Цзиньпин объявил войну партийной коррупции ("Le Huffington Post", Франция) На протяжении почти всей истории Китая императоры пытались бороться с коррупцией тех, кому было поручено вести государственные дела в столице страны и провинциях. Обогатившиеся торговцы пытались снискать благоволение правителя и его окружения и тратили немалые средства на подарки и денежные дары для тех представителей власти, которые могли помочь им упрочить их положение или даже начать политическую карьеру. Си Цзиньпин оказался примерно в таком же положении. Резкий подъем китайской экономики стал залогом обогащения некоторых высокопоставленных членов его партии: операции с недвижимостью и землей — самый верный способ сколотить состояние в современном Китае. В 2004 году бывший лидер Ху Цзиньтао уже произносил громкие слова о необходимости бороться с коррупцией, однако никаких существенных подвижек так и не последовало. Вот почему, когда Си Цзиньпин вновь поднял этот вопрос по пришествии к власти в конце 2012 года, многие люди в Китае и других странах весьма скептически отнеслись к его стремлению побороть коррупцию «тигров» и «мух» (по его собственному выражению) и реальным перспективам новой кампании. Тем не менее, задержание бывшего секретаря парткома Чунцина Бо Силая (ему прочили высочайшие должности, однако его падение оказалось таким же быстрым, как и взлет) с последующим судебным разбирательством и обвинительным приговором стало настоящим поворотным моментом. С тех пор председатель КНР постоянно твердит об усилении борьбы с коррупцией и необходимости нравственного и умеренного поведения во властных кругах. На днях он снова подчеркнул категорическое неприятие коррупции и призвал избавиться от всех «паршивых овец». «Нам нужно активнее и решительнее взяться за дело, чтобы вымести коррупцию из политической и судебной системы, — заявил он 14 января на собрании в Пекине. — Каждый чиновник должен понимать, что закон — это красная черта, которую нельзя пересекать. Все те, кто пытается поставить собственную власть выше закона или извратить закон в личных эгоистических целях, совершают большую ошибку». Эти угрозы уже дали вполне конкретные результаты: с конца 2012 года под следствием оказались 18 высокопоставленных чиновников (как минимум министерского уровня). Самые известные из них принадлежали к так называемой «нефтяной группе»: бывший руководитель государственной нефтяной компании CNPC Чжоу Юнкан (на тот момент он возглавлял ни много ни мало китайский аппарат безопасности), его заместитель Ли Дуншэн и глава Комитета по контролю и управлению государственным имуществом Цзян Цземинь. Кроме того, в июле прошлого года бывшего министра железных дорог признали виновным в получении взятки в 10 миллионов долларов: в результате чиновника приговорили к смертной казни (с двумя годами отсрочки), а его ведомство расформировали. Недавно власти огласили несколько цифр, которые говорят сами за себя: за 2013 год были осуждены 180 000 партийных бюрократов, то есть на 13% больше чем в 2012 году. Правоохранительные органы получили 1,95 миллиона заявлений о фактах коррупции, по которым было возбуждено более 170 000 дел. Информацию озвучил замглавы Центральной комиссии по проверке дисциплины Хуан Шусянь. Что касается членов партии, под следствием оказался 31 представитель ее руководящих инстанций, а восемь дел были переданы в суд. В частности это коснулось бывшего замглавы Комиссии по развитию и реформам Лю Тенана. Кроме того, власти делают упор на соблюдении «восьми правил» хорошего поведения, который выпустил Центральный комитет в декабре 2012 года (к ним в частности относится прекращение таких «нежелательных» практик как формализм, бюрократия, «гедонизм и экстравагантность», дорогие подарки и роскошные банкеты). По словам все того же Хуан Шусяня, в прошлом году 30 000 партийных бюрократов были наказаны за несоблюдение этих правил. Следственные группы были направлены в два десятка министерств, правительственных комиссий, государственных предприятий, местных администраций и университетов. Им было поручено рассмотреть заявления о коррупции среди руководства, и их работа привела к задержанию нескольких видных деятелей, например, бывшего заместителя губернатора провинции Хэбэй Го Юмина. К тому же, 21 000 руководителей китайских предприятий были привлечены к ответственности за несоблюдение обязательств в области охраны труда и защиты окружающей среды. Прокуратура в свою очередь тоже обнародовала показатели по коррупционным разбирательствам против представителей партии: в общем сложности дела были возбуждены против 37 000 из них, и практически все они завершились обвинительными приговорами. Начатая китайским лидером беспрецедентная коррупционная кампания на самом деле преследует две цели. Во-первых, он хочет вернуть подвижность экономической жизни Китая и параллельно реализует для этого масштабную программу реформ, которые нацелены на развитие частного сектора, сокращение роли государства в экономике, возвращение веры среднего класса в «китайскую мечту» и борьбу с преступным поведением ответственных за государственные предприятия. Во-вторых, Си Цзиньпин стремится укрепить свою роль в партии, которая, по его словам, должна быть на острие копья борьбы с коррупцией. Отстранение тех, кто не вписывается в новую философию (даже если речь идет о потомках революционных героев), позволяет ему активно продвигать следующее поколение центрального и регионального руководства, критерии оценки работы которого зависят не только от показателей экономического развития, но и нравственности и внимания к улучшению качества жизни и труда вверенного ему населения. http://inosmi.ru/world/20140212/217454334.html?utm_source=tw1#ixzz2t60Z2LEc - цинк PS. В рамках существующей деформации китайской версии социализма, решительная борьба с коррупцией проходит на фоне идеологических уступок в экономических вопросах, при этом обе цели призваны по сути стимулировать экономический рост в рамках существующей экономической модели, в которую Китай жестко вписан и зависим от нее. По сути, проходящие реформы направлены как на очистку партии и повышение ее авторитета, так и на недопущение сваливание реформ в "перестройку", опыт который в Китае изучается на уровне специально созданных институтов. Разложение КПСС и ее роль в развале СССР, не на шутку пугает китайцев, которые открыто заявляют, что советских ошибок они не повторят. Что из всего этого выйдет, увидим в ближайшие годы, когда реформы Си Цзиньпина проводимые при полной монополии на власть и идеологию, дадут тот или иной результат.  Так же как будет видно, есть ли позитивные тенденции в борьбе с коррупцией. 

22 ноября 2012, 15:04

Россия и Китай продолжат военное сотрудничество

http://tvzvezda.ru Сергей Шойгу для своего первого зарубежного визита в качетве министра обороны РФ выбрал Китай. В ходе визита министр встретился с китайским коллегой Ляном Гуанле, принял поздравления с назначением и отметил, что в будущем году Россия и Китай отметят 20 лет с начала военно-технического сотрудничества. Сергея Шойгу принял также председатель КНР Ху Цзиньтао. Мы в социальных сетях: http://vk.com/tvzvezda http://facebook.com/tvzvezda http://twitter.com/zvezdanews

16 ноября 2012, 20:12

Китай готовится к войне

Неплохая статья, довольно подробно рассматривающая сегодняшнюю политику Китая в свете геополитических раскладов.Оригинал взят уkeyboard09в Китай готовится к войнеФОТО: AFPПриход к власти пятого поколения политического руководства, удвоение к 2020 г. ВВП и доходов граждан, переориентация на внутреннего потребителя, борьба с коррупцией, сохранение единства и прочие правильные слова – это только надводная часть проблем, которые решает руководство Китая. И дело тут не в идеологических и стратегических разногласиях внутри китайской элиты, не в том, что полгода назад эта борьба выплеснулась из-под ковра в скандал вокруг семейства Бо Силая. И не в попытках скомпрометировать отдельных представителей китайского руководства накануне судьбоносного съезда.Главное – это жесткая ясность китайской «оборонительной» доктрины, в рамках которой Пекин не только готовится поставить на вооружение стратегические ракеты, предназначенные для уничтожения авианосцев, но и ведет строительство шести собственных авианосных групп. Чтобы осознать, что это означает, в мировом, так сказать, масштабе, достаточно напомнить, что основной ударной силой авианосцев является палубная авиация, то есть они являются инструментом наступательных, а не оборонительных операций.На сегодняшний день на вооружении США имеется 12 авианосцев, у России один, а у Китая скоро будет семь: один, еще советский, купленный по дешевке у Украины, плюс шесть запланированных новых. Такое повышение качества военного потенциала одного из игроков существенно меняет всю диспозицию. Что ж, США можно поздравить с тем, что им удалось втянуть в гонку вооружений Китай, и теперь ситуация напоминает мировой расклад начала 80-х, когда нервом мировой политики тоже было противостояние двух великих держав.На путь милитаризации Пекин толкает тревога за безопасность своих торговых путей, которые в любой момент могут быть блокированы ВМФ США. Можно даже сказать, что Китай несколько запаздывает с созданием ударных группировок в Индийском и Тихом океанах, потому что ситуация, сложившаяся, например, в Ормузском проливе, где для устрашения Ирана собрана мощная группировка НАТО, может взорваться в любой момент.Отвечая на эти вызовы, китайскому руководству пришлось корректировать свой курс: на место мирной экспансии и постепенного развития приходит готовность «превратить военную силу в инструмент развития экономики». Из этого не следует, что в борьбе стратегий окончательно победили генералы-алармисты, еще пару лет назад предлагавшие вернуться к идее «новой демократии» Мао – усилить военную компоненту в политике и рассматривать войну как основу государственного строительства.Китай не может позволить себе столь однобокую политику. Ему приходится работать по многим направлениям. Отсюда раскол на условных западников, националистов и традиционалистов, к которым принадлежит новый китайский лидер Си Цзиньпин, связанный с частью генералитета.Звездный час западников, сделавших ставку на углубление торговых связей с США и Европой, уже прошел: модель переноса трудоемких и «грязных» производств в развивающиеся страны начинает изживать себя. Суть так называемого слияния американской и китайской экономик – это классическое распределение труда между метрополией и колонией: США занимались развитием высоких технологий, Китай превратился в сборочный и пошивочный цех. С другой стороны, он взял на себя еще и роль держателя просроченных векселей.Понятно, что это не могло продолжаться вечно. Такое распределение труда ставило Поднебесную в заведомо невыгодные условия, тормозя ее развитие и накапливая внутренние противоречия. Но пока эта схема работала и спрос на китайскую продукцию был гарантирован, а миф о китайском экономическом чуде рос, как на дрожжах, всех все устраивало. Задуматься о форсировании перемен заставил кризис.Уровень жизни американского и европейского населения снижается, вместе с ним падает спрос на любые, даже самые дешевые товары. Зарабатывать на обороте становится все труднее. По оценкам китайских экспертов, существующая модель обрушится через пять – десять лет. Отсюда установка китайского руководства на внутреннее развитие, повышение уровня жизни собственного населения и формирование внутреннего спроса.Именно этот курс на перемены спровоцировал жесткое противостояние кланов, возглавляемых председателем КНР Ху Цзиньтао и бывшим партийным лидером Цзян Цземинем. Судя по всему, конфликт начался еще в 2009 г., когда Китай отверг предложение США «поделить мир на двоих». Команда Ху уже меняла стратегию, а Цзян и его окружение, к которому принадлежал и оскандалившийся этой весной Бо Силай, ратовали за сохранение статус-кво. Оно и понятно, ведь именно в годы правления Цзян Цземиня мир заговорил о «китайском чуде», ставшем следствием сращивания китайской и американской экономик. Известную роль играли и личные связи с зарубежными партнерами.Серия операций по выдавливанию Китая из Африки, «арабская весна» и ничем не прикрытое стремление США остановить китайский рост путем блокирования доступа к энергетическим ресурсам потребовали ответных мер. Китай и раньше потихоньку сооружал глубоко эшелонированную защиту, строил базы в Юго-Восточной Азии, переманивал на свою сторону Пакистан, заигрывал с Ираном, возможно, надеясь, что достаточно будет просто продемонстрировать свои ресурсы.Теперь игра пошла по-крупному, и, судя по тому, какие тексты рождаются в недрах Китайской академии общественных наук, Пекин (в отличие от Москвы) прекрасно осознает, какое будущее определено Китаю и России планами США: «Цель США на данном этапе – нейтрализация возможности противостояния со стороны России и Китая, их задача максимум – разрушение этих двух стран. В этом стремлении американцы движимы наличием у России богатейших ресурсов и мощного ВПК, а также емким рынком и растущим экономическим потенциалом Китая».При этом прямо говорится и о том, чего больше всего боится Китай: «Необходимо не допустить ситуации, когда западный мир во главе с США вбил бы клин между Китаем и Россией, сформировав широчайший «единый международный фронт», сначала окружив и уничтожив Китай, а затем, двинувшись на север, расчленил бы Россию. В этом случае Западом была бы достигнута цель окончательного мирового доминирования».Китайские стратеги-теоретики говорят, что «мир находится на пороге больших потрясений и перемен», а китайские политики крепят единство партии, наращивают военный бюджет, строят авианосцы и используют любой повод, чтобы «показать зубы», намекая, что с ними лучше не связываться. К показательным выступлениям подобного рода относится серия территориальных конфликтов за острова в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, сопровождавшихся антияпонскими выступлениями в городах Китая.Американская пресса не без оснований видит в этом «жесткую руку» нового китайского лидера Си Цзиньпина, которого СМИ почему-то называют «миротворцем и прагматиком». Впрочем, если следовать поговорке «хочешь мира – готовься к войне», с этой характеристикой можно огласиться. Пока же о Си Цзиньпине известно, что он чаще других китайских руководителей наведывался в США и был принят там по первому разряду.При этом в ответ на попытки главы Пентагона Леона Паннеты обсудить конфликт Китая с Японией Си Цзиньпин в жесткой форме потребовал от США «не встревать в территориальные споры». Также известно, что злоключения Бо Силая начались сразу после появления доклада Си Цзиньпина с призывом «сознательно поддерживать единство партии, решительно бороться против всех действий, наносящих вред и раскалывающих партию».Возможно, коллективное китайское руководство и перемудрило с выбором преемника, но если принять как данность приближение времени больших перемен и катаклизмов, именно такой целеустремленный лидер и нужен стране, претендующей на ведущую роль в мире.Что касается России, на важность союза с которой постоянно намекает китайская пресса, она, как и накануне Первой мировой войны, оказалась между двух огней, в ситуации, когда каждый из потенциальных партнеров претендует на ее ресурсы: одним нужно «пушечное мясо», другим – углеводороды. При этом нельзя исключать, что они – в надежде перехитрить друг друга – не установят «водное перемирие» и не примутся дергать Россию с двух сторон.источник

05 октября 2012, 09:09

Китай устал от доллара

"Это наша валюта и ваши проблемы", - заявил министр финансов США Джон Коннели по поводу доллара в 1971 г. Более чем 40 лет спустя Китай намерен что-то с этим сделать. Сытый по горло тем, что Вашингтон никак не контролирует курс доллара, Китай активно способствует использованию своей собственной валюты, юаня, в торговле и инвестициях.О том, что европейский кризис влияет на экономику Поднебесной, становится ясно из слов председателя КНР Ху Цзиньтао. По его мнению, Китай продолжит стимулирование внутреннего спроса и искусственное ослабление национальной валюты Цель по росту влияния юаня ставится для получения как коммерческих выгод, то есть сокращения операционных издержек для китайских экспортеров и импортеров, так и стратегических. Пекин заявляет, что вытеснение доллара позволит снизить волатильность цен на нефть и сырьевые товары и с опозданием разрушить "непомерные привилегии", которыми США пользуется как эмитент резервной валюты в послевоенной международной финансовой системе, которая, как видно, безнадежно устарела, сообщает Reuters.Жа Сяоган, сотрудник Шанхайского института международных исследований, говорит, что Пекин хочет видеть более сбалансированную международной валютной систему, состоящую из, по меньшей мере, доллара, евро и юаня и, возможно, других валют, таких как иена и индийская рупия. Конкуренция среди крупнейших эмитентов валюты и более широкий набор инструментов для инвестирования, торговли или сбережений позволят мировой экономике добиться лучших результатов, считает Жа. "Недостатки существующей международной валютной системы представляют большую угрозу для экономики Китая, - сказал он. - При наличии больших альтернатив маржа для США будет значительно снижена, а это, несомненно, ослабит власть США". Комментарии Жа были представлены в документе, подготовленном для семинара в Бахрейне по геополитике, организованном Международным институтом стратегических исследований.Финансовый кризис наряду с подъемом в Китае и на других развивающихся рынках, а также с учетом экзистенциальной угрозы для евро, привел к тому, что политики на Западе тоже начали сомневаться в установленном порядке. Изменения витают в воздухе. Но, не имея очевидной альтернативы доллару сейчас, сроки и степень любых изменений непредсказуемы, как и сами обменные курсы.В то время как Пекин видит возможности в использовании юаня за пределами странами, другие видят риски не в последнюю очередь и для самого Китая, поскольку снизится контроль за капиталом, так как иностранцы смогут вложить свои накопления в юанях в рынок ценных бумаг Китая, а это является одной из предпосылок для получения статуса резервной валюты.Джон Уильямсон, один из ведущих ученых по обменному курсу, вернулся к истокам и поставил под сомнение предположение, что статус резервной валюты дает огромные преимущества. В то время как Китай, Бразилия и другие критикуют США за специальную девальвацию доллара в связи с мягкой денежно-кредитной политикой, Уильямсон считает, что США ограничены в регулировании обменного курса, так как доллар является якорем всей системы. Другие страны корректируют свои ставки, а доллар регулируется по "остаточному принципу". Ссылки по теме HSBC: у Китая есть много инструментов стимулирования Ху Цзиньтао: Китай продолжит занижать курс юаня QE3 может спровоцировать валютные войны Конечно, Соединенные Штаты получают средства для финансирования дефицита дешевле, но этого недостаточно, чтобы перевесить потери свободы по управлению обменным курсом. Уильямсон выделил только два пути, связанные тем, что сила США в мировой экономике будет усиливаться из-за доминирующего положения доллара, и он не ожидает, что это будет оспорено в ближайшие четверть века. Во-первых, $3,2 трлн официальных резервов, которые Китай накопил при сохранении условно-постоянной привязки юаня к доллару, связывают руки Пекину, поскольку любые враждебные намерения, такие как угроза выйти из долларов, уничтожат китайское богатство. Во-вторых, из-за обширного частного использования доллара в глобальном масштабе США имеют большие возможности по обеспечению финансовой блокады, которая, например, сейчас направлена против Ирана.Жа, исследователь из Шанхая, увидел расцвет юаня в качестве валюты, поскольку это эквивалент роста влияния Китая во внешней политике. Вскоре юань будет де-факто единой валютой более экономически и финансово интегрированной Восточной Азии, которая, таким образом, будет иметь более консолидированную региональную позицию в международных делах. Харш Вардана Сингх, заместитель генерального директора Всемирной торговой организации, сказал, что юань, скорее всего, приобретает статус резервной валюты в ближайшие годы. Но, в связи с изменением структуры торговли и увеличением длины цепочек поставок, другие валюты, необходимые в региональной торговле, также возьмут на себя гораздо большую роль на мировой арене, заявил он. "Эти различные события создадут гораздо более обширный многополярный мировой валютный рынок, чем это обычно предполагается", - заявил Сингх.Сурджит Бхала, индийский экономист, считает, что недооценка юаня было одной из главных причин стремительного взлета Китая и глубоких экономических дисбалансов, которые привели к финансовому кризису в Азии в 1997-1998 гг. и к кризису в 2008 г. Хо Бхалла, автор книги "Девальвация для процветания", не видит необходимости в международном использовании юаня, но ожидает, что Пекин будет увеличивать реальный обменный курс на 3-5% в год, чтобы поддержать потребление на уровне 50% от объема национального производства по сравнению с 35% сейчас. В результате можно будет забыть о валютных войнах, так как будет сильный рост мировой экономики за счет роста в развитых и развивающихся странах, таких как Китай. "Это будет одна из самых беспроигрышных ситуаций последнего времени, - сказал Бхалла, который также является председателем индийского хедж-фонда Oxus Investments. - Наступит валютный мир. Раньше были валютные войны, но теперь пришло время насладиться миром".

08 сентября 2012, 11:22

Ху Цзиньтао: Китай продолжит занижать курс юаня

Несмотря на давление со стороны мирового сообщества, Китай намерен и далее вести жесткую валютную политику, искусственно занижая курс юаня относительно основных мировых валют и таким образом удешевляя экспортные товары и делая более дорогим для китайцев импорт. "Китай продолжит проводить стабильную и последовательную валютную политику. Наш регулятор поставит перед собой более четкую цель. Чтобы добиться устойчивого роста, необходимо обеспечить баланс. Это нужно также для контроля инфляционных рисков. Мы намерены укреплять внутренний спрос и добиться стабильности цен", - сказал лидер КНР Ху Цзиньтао, выступая на деловом форуме АТЭС. В I полугодии инфляция в Китае составила 3,3%. Власти считают этот уровень слишком высоким для страны и ставят целью замедлить рост цен во втором полугодии до 2,2%. Инфляция действительно демонстрирует нисходящий тренд. В июле она составила 1,8% по сравнению с 2,2% в июне.Народный банк Китая собирается использовать для стимулирования экономики традиционные инструменты денежно-кредитной политики. Вероятно, будут снижаться резервные требования и ставки. В этом году резервные требования уже были снижены 2 раза по 0,5% и для большинства банков сейчас составляют 20%.