• Теги
    • избранные теги
    • Люди755
      • Показать ещё
      Страны / Регионы672
      • Показать ещё
      Разное480
      • Показать ещё
      Компании400
      • Показать ещё
      Международные организации73
      • Показать ещё
      Показатели42
      • Показать ещё
      Издания63
      • Показать ещё
      Сферы20
      • Показать ещё
      Формат11
13 февраля, 04:25

What Makes China's Fake Island Military Bases in the South China Sea So Dangerous

Kyle Mizokami Security, Asia Take them out, risk World War III? In recent years the People’s Republic of China has laid claim to ninety percent of the South China Sea, buttressing this claim by creating artificial islands with dredging equipment. These claims run roughshod over Beijing’s neighbors, which have competing claims. The discovery in 2016 that China had militarized these artificial islands was not exactly surprising, but just how useful are these islands in defense of China’s strategic goals? China’s campaign to militarize the South China Sea began in 2009, when it submitted a new map to the United Nations showing the now-infamous “Nine-Dash Line”—a series of boundary dashes over the South China Sea that it claimed demarcated Chinese territory. Since then, China has expanded at least seven reefs and islets in the sea with sand dredged from the ocean floor, including Subi Reef, Mischief Reef, Johnson Reef, Hughes Reef, Gaven Reef, Fiery Cross Reef and Cuarteron Reef. According to the Asia Maritime Transparency Initiative, Beijing has created more 3,200 acres of new land. China initially claimed its “territory” was being developed for peaceful purposes, from aid to mariners to scientific research, yet many of the islands now feature military-length airfields, antiaircraft and antimissile guns, and naval guns. Cuarteron Reef now has a new High Frequency early-warning radar facility for detecting incoming aircraft, a development difficult to square with a peaceful mission. Farther north, but still in disputed territory, China has installed HQ-9 long-range surface-to-air missiles on Woody Island. On the face of it, China’s territorial grab and apparent turn away from former leader Hu Jintao’s concept of “peaceful rise” is hard to understand. It has alienated China’s neighbors and drawn in other powers, including the United States, India and Japan. One theory is that the country’s leadership may have calculated that securing a bastion for China’s sea-based nuclear deterrent may be worth the diplomatic fallout it created. Read full article

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

09 февраля, 18:18

Китай, США и Россия: искусство любви

Соперничество между Россией и США было выгодно Китаю, но в условиях перспективного сотрудничества этих двух стран Поднебесная вынуждена разрабатывать новую дипломатическую стратегиюThe post Китай, США и Россия: искусство любви appeared first on MixedNews.

31 января, 08:51

Тяжелый год для Си: торговая война с США и борьба за власть в Поднебесной

Несмотря на фурор, произведенный Си Цзиньпином в Давосе, проблем у китайского лидера в этом году будет предостаточно. Их кульминацией станет съезд КПК, на котором будут проведены большие перестановки в высших эшелонах власти Поднебесной. Съезд покажет, насколько соответствуют действительности многочисленные сообщения о консолидации власти товарищем Си. Многие политологи считают, что списывать со счетов его противников рано.

24 января, 19:56

This Could Be Xi Jinping’s Year Of Living Dangerously

Project Syndicate ― It might seem ludicrous to suggest that Chinese President Xi Jinping, the country’s most powerful leader since Mao, will be in danger in 2017. But looks can be deceiving, and his consolidation of power may not be as unassailable as it seems. The test will come this year, when the Chinese Communist Party holds its 19th National Congress to select a new team of leaders to serve under Xi. To be sure, since becoming CCP general secretary in November 2012, Xi has made great strides in establishing his own authority. With a sustained anti-corruption campaign, Xi has jailed more than 200 senior officials and generals ― many of them members of rival factions. Unable to mount an effective counter-offensive, Xi’s rivals have watched him elevate his own supporters to key party posts. But that might change at 2017’s Party Congress. Though Xi is guaranteed a second five-year term, he could struggle to overcome opposition to a series of personnel decisions that he is expected to make ― or refuse to make. Xi has made great strides in establishing his own authority. In the post-Tiananmen era, the CCP has avoided destabilizing power struggles by designating the next president and prime minister years before power is actually handed over. In 1992, Deng Xiaoping picked Hu Jintao to take over in 2002. In 2007, the party’s top leaders agreed to anoint Xi as Hu’s successor, five years before the latter’s term expired. But the system is informal, and thus unenforceable. So while the CCP aims to choose in 2017 who will take over as president and prime minister in 2022, there is no guarantee that Xi will go along. After all, if a successor were not selected, Xi would have enormous flexibility in 2022, either to seek a third term or to appoint a loyalist to follow him. If, by contrast, a successor is selected ― an outcome that would be much better for the CCP’s reliability and legitimacy ― Xi will become a lame duck. Besides the expected showdown over the succession issue, Xi could also encounter resistance over two additional personnel matters. There is no guarantee that Xi will go along with the traditional presidential transition system. The first is the size of the Politburo Standing Committee, the party’s top decision-making body, which currently has seven members, five of whom are expected to retire this year, having reached the informal age limit. If Xi replaced just three, creating a compact five-person committee packed with his own loyalists, he would achieve total dominance at the top. But it will not be an easy maneuver, as Xi’s rivals will fiercely oppose it. The other issue is the fate of Wang Qishan, the head of the CCP’s discipline commission and the leader of Xi’s anti-corruption drive. If Wang retires this year, as party norms demand, Xi will lose his most dependable ally. But if Wang stays on, other members of the committee who have reached retirement age may also refuse to quit, effectively ending the age limit for CCP officials. Given Xi’s record of subduing his foes almost effortlessly in recent years, it is tempting to bet that he will prevail in this year’s showdown. But there is a catch: the CCP Central Committee must sign off on proposed key personnel changes and, despite the arrest of nine members, a substantial share of its 205 members remain loyal to Xi’s rivals. If they can act together and win the support of the CCP’s retired elders ― people like former President Jiang Zemin, who continue to wield substantial influence ― they might be able to sabotage Xi’s best-laid plans. 2017 will be a dangerous year for Xi. One political weapon Xi’s rivals can use is his record of policy failures since 2013, including a persistent economic slowdown, skyrocketing debt, slow progress on economic restructuring and a real-estate bubble. Even the much-touted “one belt, one road” initiative, which aims to connect Asia to Europe through a series of major infrastructure projects, could be a vulnerability for Xi, if CCP leaders decide it is too ambitious. Resistance to Xi’s agenda is all the more likely given that China’s economic woes seem set to intensify in 2017. As the impact of credit-fueled stimulus fades, growth will decelerate further. An external shock, such as a trade war initiated by U.S. President Donald Trump, or even the expected increase in U.S. interest rates, could cause the renminbi to depreciate, potentially precipitating a new round of capital flight. A crash in China’s red-hot real-estate market in first- and second-tier cities would intensify that capital flight by putting immense pressure on a financial system that is already overburdened by bad loans. It is impossible to know who will come out on top in this year’s power struggle in China. At the moment, Xi, who was just crowned the “core leader” of the party, appears to have the edge. But it would be a mistake to write off his adversaries, for whom the stakes could not be higher: the 19th Party Congress is, after all, their last chance to preserve the post-Tiananmen order. That means that 2017 will be a dangerous year for Xi. © Project Syndicate 2017 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

19 января, 00:47

A Communist Party Man at Davos

Xi Jinping tries to charm the capitalist elite.

27 декабря 2016, 16:51

MEET THE NEW MAO, SAME AS THE OLD MAO: Xi’s Power Play Foreshadows Historic Transformation of How …

MEET THE NEW MAO, SAME AS THE OLD MAO: Xi’s Power Play Foreshadows Historic Transformation of How China Is Ruled. China’s Communist Party elite was craving a firm hand on the tiller when it chose Xi Jinping for the nation’s top job in 2012. Over the previous decade, President Hu Jintao’s power-sharing approach had led […]

Выбор редакции
16 декабря 2016, 13:00

China jails brother of former aide to retired president for graft

BEIJING (Reuters) - A court in China on Friday jailed for 12-and-a-half years the brother of a disgraced one-time aide to former President Hu Jintao after finding him guilty of receiving bribes, state news agency Xinhua said.

04 декабря 2016, 13:33

Стороны Тайваньского пролива – время новогодних подарков

Считается, что к Новому году лучше сделать подарок, чем вручить конверт с деньгами, хотя современная молодёжь часто предпочитает второе. Звонок Дональду Трампу от госпожи Цай, руководителя администрации острова Тайвань, был, однако, воспринят многими комментаторами как сенсация политическая. Мне такой взгляд на вещи кажется излишне усложнённым. Давайте попробуем порассуждать об американо-китайских отношениях в денежном или...

25 ноября 2016, 04:45

Мама монархия: культ личности побеждает демократию

Новый четвертый срок Ангелы Меркель, президентство Эрдогана, продлеваемое до 2029 года, изменения конституции в Белоруссии. Демократический мир отказывается от "сменяемости" власти, предпочитая "избранную народом" монархию. Или диктатуру.

18 ноября 2016, 09:19

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

18 ноября 2016, 08:30

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

18 ноября 2016, 08:30

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть также важны как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову ∎хексин∎ или ∎главнейший∎.

11 ноября 2016, 16:57

Смешные курьёзы преследуют американских президентов

Предвыборная гонка в США обнажила немало неприятных фактов об обоих кандидатах на пост президента. Но давайте вспомним самых курьезных бывших президентов Соединенных Штатов и, соответственно, случаи, которые заставляли покраснеть если не их самих, то окружающих точно.

07 ноября 2016, 08:17

Новый министр финансов Китая Сяо Цзе - что о нем известно

В рамках кадровых перестановок 7 ноября 2016 года в Китае назначен новый министр финансов Китая Сяо Цзе (肖捷), сменив на этом посту «шанхайского» долгожителя Ло Цзивэя, возглавлявшего ведомство с 2008 года. Сяо Цзе (июль 1956), уроженец северо-китайской провинции Ляонин, перешел на пост министр финансов с позиции замглавы Секретариата Правительства КНР, то есть из непосредственного подчинения премьера КНР Ли Кэцяна, который в свое время начал политическую карьеру с поста руководителя провинции Ляонин. Сяо Цзе окончил Народный университет в Пекине, который также считается одной из кузниц кадров комсомольской группы в Компартии Китая. Ряд данных фактов указывает на переход Министерства финансов из под контроля «шанхайской группы» в КПК в руки «Комсомола», который также ранее, в 2015 году, привел ряд своих назначенцев в ведомства валютного контроля и налогового управления страны.  Сяо Цзе начал трудовую деятельность в 1976 году, год окончания Культурной революции, на Пекинском механическом заводе. В Компартию Китая будущий министр финансов вступил лишь в возрасте 29 лет (1985), уже находясь на руководящей позиции в Отделе планирвания Минфина КНР. С 1987 по 1989 годы Сяо Цзе проходит стажировку в ФРГ и возвращается на родину перед известными событиями на Тяньаньмэнь. Дальнейшая карьера министра связана с руководством отделами планирования и управления казначейства Минфина. После прихода к власти предыдущего генсека КНР Ху Цзиньтао, в 2001 году Сяо Цзе занимает позицию замминстра финансов, на которой находится до 2005 года. С 2005 по 2007 годы Сяо Цзе перемещается на региональную работу - на позицию замгубернатора провинции Хунань (пояс реки Янцзы). Последние годы правления Ху Цзиньтао чиновник возглавляет налоговое ведомство страны. С марта 2013 перемещен в «администрацию премьера» - Секретариат Госсовета КНР, где находился вплоть до назначения на пост министра финансов страны. Предшественник Сяо Цзе, уроженец провинции Чжэцзян (Шанхайский регион) Ло Цзивэй, переместился на пост главы Минфина из государственной Китайской инвестиционной компании, отвечавшей за контроль всех внешних вложений китайского государства. Ло Цзивэй сохранил за собой позицию партийного куратора ведомства, а также главы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. За последние несколько лет финансовый сектор КНР столкнулся с рядом проблем, в том числе избыточной долговой нагрузкой на экономику, падением экспорта и экспортных поступлений, началом девальвации юаня, а также обвалом на фондовых рынках страны в 2015 году. Одновременно с назначением нового министра финансов в Китае сменились главы Министерства государственной безопасности  и Министерства гражданской администрации. Ранее в октябре в Китае сменился руководитель Министерства транспорта. В конце августа 2016 года произошла масштабная ротация глав регионов КНР. Язык Русский

01 ноября 2016, 13:04

Операции «продление полномочий» в Северо-Восточной Азии

По стечению обстоятельств сразу в трех странах Северо-Восточной Азии — КНР, Южной Корее и Японии — текущая осень ознаменовалась попытками политических элит реформировать существующие нормы, регламентирующие сроки пребывания у власти представителей ее исполнительной ветви. Обзор происходящего — в колонке «Азиатская грамота».  Стоит начать в обратном алфавитном порядке, а также по убывающей степени достижений. На данный момент больше всего преуспел в рассматриваемом вопросе премьер-министр Японии Синдзо Абэ. В его случае речь шла о внесении поправок в правила правящей Либерально-демократической партии, которые позволили бы С. Абэ баллотироваться в третий раз на пост председателя в сентябре 2018 г. за счет ослабления соответствующих ограничений. Формальное одобрение еще должно быть окончательно закреплено на партийном съезде в марте 2017 г., однако можно теоретически утверждать, что принятые поправки включают С. Абэ «зеленый свет» для сохранения власти до 2021 г. REUTERS/Wally Santana/PoolС. Абэ, Пак Кын Хе, Си Цзиньпин и премьер-министр Малайзии Наджиб Разак  Продление полномочий председателя ЛДП не дает С. Абэ гарантий — японский политический класс традиционно отличается значительной фракционностью, — а скорее свидетельствует о временном равновесии сохранности его позиций в краткосрочной перспективе. Премьер заручился поддержкой генерального секретаря партии Тосихиро Никаи, двое потенциальных преемников — глава МИД Фумио Кисида и министр обороны Томоми Инада — входят в круг союзников С. Абэ, могут конкурировать между собой и оспаривать его лидерство пока не торопятся. Не бросают вызовы главе правительства и более отчетливые внутрипартийные соперники: одна бывшая министр обороны Юрико Коикэ активно входит в роль градоначальника Токио и занята подготовкой «Восточной столицы» к Олимпиаде-2020, а другой бывший министр обороны Сигэру Исиба в ходе обсуждения продления полномочий С. Абэ шума поднимать не стал.    Впрочем, в риторике Ю. Коикэ при всем сохранении ее пиетета к лидеру и соратнику по партии можно при желании усмотреть постепенное выстраивание платформы для его будущей критики. Мэр Токио недавно опубликовала программную статью, в которой сказала, что ее принципами при подготовке к Олимпийским играм будут «3R» (от англ. Reduce, Reuse, Recycle): сокращение (неэффективных затрат), повторное использование (уже имеющихся объектов вместо постройки новых) и переработка. С одной стороны, провозглашенные принципы вполне гармонируют со знаменитыми японскими контролем качества и эффективностью, а с другой — походят на камешек в огород премьера, известного своей поддержкой крупных инфраструктурных проектов и их операторов. Вместе с тем, если С. Абэ удержится у власти до 2021 г. и примет Олимпиаду в качестве главы правительства, он не только осуществит несбывшуюся мечту деда, тоже некогда премьера, Нобусукэ Киси, но и побьет рекорд пребывания у руля страны всех японских премьер-министров. Столь длительное, по японским меркам, пребывание будет выглядеть контрастом на фоне ежегодной чехарды кабминов в 1990-х и 2006–2012 гг.  В КНР тем временем, если верить экспертам, схожая стратагема занимает генерального секретаря КПК Си Цзиньпина, хотя в отношении ее практической реализации спекуляций пока не меньше, чем конкретики. Во главе повестки октябрьского пленума Компартии находились вопросы укрепления дисциплины и полномочий Си. Осенью же 2017 г. состоится XIX съезд Коммунистической партии, где, с одной стороны, ожидается подтверждение лидерства Си на второй пятилетний срок, а с другой стороны, прояснится подготовительная расстановка сил шестого поколения китайского руководства, рассчитывающего прийти к власти в 2022 г.  Хотя после Дэн Сяопина регулярность ротации высших управленческих кадров КНР соблюдалась и Цзян Цзэминем, и Ху Цзиньтао, Си Цзиньпин, если верить СМИ, рассматривает возможности сохранить свои позиции и после 2022 г., поступившись позицией председателя КНР, но сохранив партийные посты и должность председателя Центрального военного совета КНР. Жесткая борьба с коррупцией, развернутая Си, не только усилила его внутренние позиции за счет нейтрализации потенциальных соперников, но и ослабила механизмы сдержек и противовесов, способствовавшие сменяемости власти в Китае.  Южнокорейское руководство тоже высказало сходные идеи в октябре, однако внезапный коррупционный скандал вокруг президента Южной Кореи Пак Кын Хе омрачил обстановку. 24 октября Пак инициировала дискуссию, сделав программное заявление в отношении конституционных положений, ограничивающих время пребывания президента у власти одним пятилетним сроком. По стечению обстоятельств, буквально день спустя Пак публично признала наличие близких отношений с советником Чхве Сун Силь, формально не занимавшей правительственных постов, но оказывавшей влияние на Пак и получившей доступ к конфиденциальной информации государственной важности.  В итоге рейтинг действующего президента — в 2013–2014 гг. называвшейся журналом «Форбс» наиболее могущественной женщиной Восточной Азии — скатился до 17%. В минувшие выходные в стране прошли многотысячные демонстрации протеста против коррупции в известном своей корпоративностью государстве, и все громче стали звучать призывы к отставке Пак. Доработает ли глава южнокорейского государства после публичных извинений оставшийся срок в год с небольшим в статусе «очень хромой утки» или уйдет досрочно, вряд ли ей самой хватит сил на конституционную реформу, пусть формально на нее реформа бы и не распространялась. Тем не менее деликатный вопрос в повестку дня она внесла, а среди возможных преемников, которые могут подхватить инициативу, когда улягутся страсти, называется в том числе генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.  В отношении Москвы последствия турбулентности в Южной Корее оценивать рано, хотя для Пекина и Токио в этом плане многое стоит на кону в свете очередных угроз со стороны Пхеньяна, а также знакового соглашения между Абэ и Пак по урегулированию острой проблемы «женщин для утешения». В свою очередь, продолжение пребывания у власти Абэ и Си может означать для России возросшую вероятность сохранения имеющихся региональных тенденций и возможность расширения горизонтов долгосрочного внешнеполитического планирования.

27 октября 2016, 23:36

Компартия Китая поставила Си Цзиньпина в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином

Коммунистическая партия Китая объявила, что действующий глава страны Си Цзиньпин, как и Мао Цзэдун и Дэн Сяопин, является «стержневым» лидером. В длинном коммюнике, изданном ЦК партии в четверг после четырехдневного закрытого пленума, подчеркивается важность коллективного лидерства. Системе коллективного лидерства «нужно всегда следовать, нарушение этой системы любой организацией или лицом не допускается ни при каких обстоятельствах и ни под каким предлогом,» говорится в документе. Тем не менее, все члены партии должны «сплотиться вокруг Центрального комитета с товарищем Си Цзиньпином во главе», передает Reuters. Титул «стержневого» лидера свидетельствует о значительном укреплении позиций председателя КНР в преддверии важного съезда КПК в 2017 году, на котором будет утвержден состав нового Постоянного комитета Политбюро, высшего руководящего органа в Китае. С момента прихода к власти почти четыре года назад, Си Цзиньпин быстро консолидировал власть, возглавив группу апологетов экономических реформ и назначив себя верховным главнокомандующим вооруженными силами Китая, хотя в качестве главы Центрального военного совета он уже имеет контроль над армией. Возглавив Компартию, вооруженные силы и государство, Си Цзиньпин тем не менее до сих пор не был провозглашен «стержневым лидером». Термин был введен в обиход Дэн Сяопином, который назвал так Мао Цзэдуна, себя и Цзян Цзэминя, и подразумевает практически абсолютную власть, не подвергаемую сомнению. Съезд партии, который проводится каждые пять лет, состоится во втором полугодии 2017 года, и Си Цзиньпин будет стремиться составить Постоянный комитет из максимального числа приближенных. Предшественник Си Цзиньпина Ху Цзиньтао так и не был наделен титулом «стержневого» лидера. Неофициальная кампания по присвоению престижного наименования шла на протяжении 2016 года, при этом около двух третей руководителей китайских провинций уже величали так Си Цзиньпиня перед пленумом. По традиции, он обязан подать в отставку на съезде 2022 года после десятилетнего пребывания у власти. Однако в руководящих кругах говорят, что Си Цзиньпин может попытаться остаться в кресле лидера - возможно, уступив пост председателя КНР, но оставшись при этом главой партии. Это более высокая из двух должностей. По итогам пленума партия провозгласила изменения во внутрипартийной этике, правила которой вступили в силу в 1980 году для предупреждения повторения культа личности после того, как правление Мао Цзэдуна принесло анархию во время культурной революции 1966-1976 годов. Однако партия не пояснила, как изменятся правила. Си Цзиньпин предпринял меры в борьбе с собственным культ личности, положив конец прославляющим его песням в интернете и льстивым упоминаниям в государственных СМИ, сообщили близкие к партийной верхушке источники. В унисон этому звучит записанное в партийном документе требование. «Публичность в отношении лидеров должна быть основана исключительно на фактах, а хвастовство должно быть запрещено», - говорится в постановлении пленума. Партийная верхушка одобрила ужесточение борьбы с коррупцией и пообещала положить конец покупке и продаже должностей. Си объявил бой взяточничеству, назвав вызов ключевым для сохранения устойчивости власти коммунистической партии. За решетку в Китае отправились десятки высокопоставленных чиновников, обвиненных в коррумпированности. Согласно принятой практике, подробное сообщение об итогах пленума должно быть опубликовано в ближайшие две недели. На прошлой неделе Си Цзиньпин призвал Коммунистическую партию Китая ставить превыше всего интересы народа, образно сравнив его с «водой, которая может нести лодку, но в любой момент может и опрокинуть ее».

23 октября 2016, 16:58

Железные пальцы Си: кто держит за горло китайских коррупционеров

Антикоррупционная кампания в Китае отличается не только масштабом, но и управленческими решениями. Особую роль в зачистке партии от коррупционеров и нелояльных элементов играют инспекционные группы ЦК КПК - команды ревизоров, которые проводят тотальные проверки госкомпаний, министерств и провинций. Среди руководителей групп много силовиков, но немало и протеже Ван Цишаня - главного борца с коррупцией и правой руки Си Цзиньпина Ежегодный пленум ЦК Компартии Китая (КПК), который намечен на 24-27 октября, пройдет в беспрецедентных для партии условиях. Главным фактором политической жизни страны за последние три года стала масштабная антикоррупционная кампания, запущенная в январе 2013 года новым генсеком Си Цзиньпином. Объявляя о начале кампании, Си пообещал "бить как тигров, так и мух" (老虎苍蝇一起打), то есть бороться со злоупотреблениями чиновников на всех уровнях, невзирая на чины. С тех пор под каток кампании попало беспрецедентное количество чиновников, включая могущественных партийных руководителей. По данным портала Chinafile.com, сейчас к ответственности привлекли уже 182 "тигров" (всего были арестованы 1844 человека), самым высокопоставленным из которых стал бывший член Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкан (周永康). Его арест потряс основы политической жизни Китая: впервые со времен Культурной революции и ареста "банды четырех" в конце 1970-х в тюрьму отправили "неприкасаемого", члена Постоянного комитета политбюро ЦК КПК. После истории с Чжоу аресты многих других высокопоставленных партийцев уже не казались такими ошеломляющими. Последние значимые события антикоррупционной кампании Си Цзиньпина - расследования против второго человека в энергетическом гиганте Sinopec Ван Тяньпу (王天普) и руководителя China Southern Airlines Сы Сяньминя (司献民). Оба дела были заведены после проверок крупнейших госкомпаний страны инспекционными группами ЦК КПК (中央巡视组). Эти группы постепенно становятся самым заметным игроком антикоррупционной кампании, претендуя на открытый и публичный стиль мониторинга злоупотреблений в госучреждениях. На антикоррупционной передовой Инспекционные группы входят в структуру руководящей группы ЦК КПК по инспекционной работе (中共中央巡视工作领导组). Она объединяет организационный отдел ЦК КПК (中共中央组织部), который занимается кадровыми вопросами партии, и главный орган по борьбе со злоупотреблениями партийцев - Центральную комиссию по проверке дисциплины КПК (ЦКПД, 中国共产党中央纪律检查委员会). Комиссия по дисциплине обладает широкими и слабо регламентированными полномочиями по расследованию преступлений всех 88 млн членов КПК: начиная от низовых ячеек в деревнях и до высших руководителей КНР и топ-менеджеров госкомпаний. Хотя сама руководящая группа была создана еще в 2009 году при прежнем генсеке Ху Цзиньтао (胡锦涛), именно при Си она обрела небывалое могущество и стала главным инструментом в руках нового генсека при чистке партийных рядов. В 2015 году ЦК специально изменил партийный регламент и существенно расширил полномочия группы, разрешив заниматься делами более широкого круга партийцев. Дополнительный вес позициям группы придает фигура ее руководителя - у руля стоит первое лицо антикоррупционной кампании Ван Цишань (王岐山), который также возглавляет Комиссию по дисциплине. Хотя формально Ван - шестой человек в партийной иерархии Китая, его называют вторым человеком в стране после Си Цзиньпина - и, безусловно, самым близким к генсеку. Си и Ван знакомы с конца 1970-х, когда трудились в соседних уездах в годы Культурной революции и, по распространенной легенде, однажды даже ночевали на одной кровати. Инспекционные группы - самые гибкие и мобильные подразделения в руках Ван Цишаня. Несколько раз в год их засылают в самые разные учреждения: в министерства, в провинциальные администрации, в крупнейшие госкомпании, СМИ (в каждой организации КНР есть своя партийная ячейка, что позволяет контролерам КПК вмешиваться в ее дела). Эти антикоррупционные бригады занимаются исключительно проверками и мониторингом злоупотреблений: они не имеют права самостоятельно вести следствие, но доклад о результатах их работы позволяет Комиссии по дисциплине инициировать уголовное дело против того или иного чиновника. В этом смысле инспекционные группы в КНР похожи на российскую Счетную палату. Группы более публичны, чем Комиссия по дисциплине, стиль работы которой напоминает методы тайной полиции - с секретными тюрьмами и внесудебными задержаниями. На официальном сайте КПК в разделе о борьбе с коррупцией можно найти сведения, в каких организациях будет проводиться следующий раунд проверок, публикуется состав руководства инспекционных групп, контактные данные для связи. Группы работают "в поле", проводят анкетирование и беседы с сотрудниками проверяемых учреждений и призывают рядовых граждан уведомлять о случаях злоупотреблений в конкретной организации. За то время, что Китаем руководит Си Цзиньпин, интенсивность работы инспекционных групп значительно увеличилась. Количество этих команд последовательно росло с 10 в 2013 году до 15 в 2016 году. Загруженность групп тоже увеличилась - с 2015 года они стали проверять не по две, а по 4-6 организаций в год. С конца 2015 года начались повторные проверки учреждений, где уже работали инспекционные команды. Эту кампанию журналисты окрестили выражением 回头看 ("оглядываться через плечо"). Логику проводимых проверок отследить сложно, как и оценить эффективность работы инспекционных групп в целом. Также непросто найти информацию о биографии сотрудников инспекционных групп, хотя анализ доступных по открытым источникам сведений дает интересную пищу для размышлений о том, кто находится на острие развернутой Си Цзиньпином антикоррупционной кампании. Ветераны антикоррупционного фронта Состав инспекционных групп часто меняется: за последние три года на должностях руководителей этих команд поработало 47 человек. Среди начальников инспекционных групп можно проследить устойчивый кадровый костяк, который занимается этой работой с самого начала правления Си Цзиньпина. Многие из этих старожилов - профессиональные борцы с коррупцией, которые работали в Комиссии по дисциплине и Министерстве контроля (гражданское ведомство по борьбе со взяточничеством) еще до прихода Си к власти. В 2013 и 2014 годах они занимали должности заместителей руководителей проверяющих бригад, а с конца 2014 года стали выдвигаться на первые роли. Практически все они уже много лет проработали на разных должностях в разнообразных антикоррупционных ведомствах Китая, имеют опыт работы в крупных провинциях Аньхуэй, Сычуань или мегаполисах типа Пекина и Чунцина. Среди ветеранов инспекционной работы есть особо отличившиеся кадры, которые с конца 2014 года начали заниматься делами "тигров". Руководитель 13-й инспекционной группы Чжу Баочэн (朱保成), бывший военный и сотрудник Комиссии по дисциплине с 1990 года, инициировал расследование против вице-президента компании FAW, "китайского АвтоВАЗа", Сюй Цзяньи (徐建一). По утверждениям СМИ, Чжу запустил еще 15 коррупционных дел в отношении высокопоставленных руководителей китайского бизнеса. Показывая невиданную эффективность уже два года, в 2016 году он будет проверять Госкомитет по развитию и реформам, Госуправление продовольствия, а также Госуправление по делам энергетики. Благодаря команде под руководством Ли Хуна (李宏), который участвовал в работе инспекционных групп с самого начала антикоррупционной кампании Си, начато расследование против председателя совета директоров и генерального директора авиакомпании China Southern Airlines Сы Сяньминя. Дело запустили еще в 2014 году, а арест руководителя крупнейшего авиаперевозчика Азии случился совсем недавно. Тем временем сам Ли перешел на работу в специальное подразделение инспекционных групп, так называемые "локальные группы", которые занимаются в основном проверками городских и провинциальных администраций. Теперь он сосредоточился на ловле "мух", чиновников невысокого ранга. В 2015 году особую результативность показала инспекционная группа во главе с Ли Усы (李五四), который работал в антикоррупционных структурах с 1988 года. Благодаря ему в коррупции уличили президента крупнейшей нефтегазовой компании CNPC Ляо Юнюаня (廖永远), а также вице-президента еще одного энергетического гиганта CNOOC У Чжэньфана (吴振芳). В 2016 году Ли Усы получил повышение: он стал руководить специальной группой Комиссии по дисциплине в Госкомитете по делам здравоохранения и планового деторождения КНР (中央纪委驻国家卫生计生委纪检组). Люди великого Вана Если в рядах инспекционных групп появляются новички без опыта работы в антикоррупционных структурах, то это, скорее всего, люди всесильного Ван Цишаня. Так, пост главы аппарата руководящей группы по инспекционной работе с 2013 года занимает Лю Сяохун, который еще в 2007 году возглавлял секретариат Ван Цишаня во время его работы на посту мэра Пекина. Судя по трудовой биографии до службы в мэрии, Лю - настоящий профессионал фондового рынка. Он успел поработать на руководящих должностях в CITIC Securities (中信证券股份有限公司), крупнейшей инвестиционной и брокерской компании КНР (и стартовой площадке для карьеры многих детей высокопоставленных партийцев - как российские ВТБ или Газпромбанк), а до этого - в старейшей компании по работе с ценными бумагами China Securities (华夏证券股份有限公司). Учитывая, что Ван Цишань долгое время делал карьеру именно в финансовом секторе, скорее всего, их знакомство относится именно к тому периоду. В 2011 году, когда Ван находился на посту курирующего финансы вице-премьера, Лю Сяохуна перевели на работу в Комиссию по контролю за ценными бумагами (中国证券监督管理委员会), биржевой регулятор КНР. Через два года, сразу же после назначения в антикоррупционное ведомство, Лю отправили поработать "в поле": в начале 2013 года он был заместителем руководителя 7-й инспекционной группы, которая проверяла China Publishing Group (中国出版集团公司). В результате были арестованы три высокопоставленных руководителя крупнейшей издательской группы Китая. Впрочем, опыт работы Лю на фондовом рынке тоже пригодился в инспекционных структурах: в 2015 году, после обвала китайской биржи, антикоррупционная волна накрыла финансовый сектор, и за решетку отправились восемь сотрудников CITIC Securities. Другая знаковая фигура - это Дун Хун (董宏), который работал с Ван Цишанем еще с 1998 года, когда тот возглавлял провинцию Гуандун. СМИ называют Дуна "великим секретарем" (大秘) Ван Цишаня: из Гуанчжоу он последовал за начальником в Госсовет и в администрацию провинции Хайнань, а затем и в мэрию Пекина и все время был заместителем главы аппарата Вана. С 2013 года Дун попал в инспекционные группы и активно занимался проверками "в поле". В 2015 году ему удалось даже поймать крупного "тигра", вице-президента China Telecom Лэн Жунцюаня (冷荣泉). Два бывших подчиненных Ван Цишаня, выходцы из городского комитета Пекина Ду Дэинь (杜德印) и Цзи Линь (吉林) пробыли в инспекционных группах сравнительно недолго в 2013 и 2014 годах. Они оба работали в паре с опытными чиновниками из антикоррупционных ведомств, но не пошли заниматься инспекционной работой вплотную и вернулись в муниципальные структуры Пекина. Впрочем, многие другие чиновники, которые работали с Ван Цишанем в Госсовете, на местах или в финансовом секторе, сейчас возглавляют провинциальные отделения Комиссии по дисциплине. Желание заполнить инспекционные группы и Комиссию по дисциплине надежными людьми не случайно. Чем ближе съезд Компартии, намеченный на осень 2017 года, тем большую роль эти структуры играют во внутриполитической жизни Китая, являясь основным инструментом Си Цзиньпина для консолидации власти и борьбы с оппонентами. И именно члены инспекционных групп держат за горло весь госаппарат Китая вместе с системой государственных корпораций. Впрочем, удалось ли Си окончательно сместить баланс сил в свою сторону с помощью антикоррупционной чистки, станет известно только следующей осенью. И по мере приближения к съезду роль охотников за головами будет лишь возрастать. Другие материалы(http://carnegie.ru/commen...)

23 октября 2016, 16:58

Железные пальцы Си: кто держит за горло китайских коррупционеров

Антикоррупционная кампания в Китае отличается не только масштабом, но и управленческими решениями. Особую роль в зачистке партии от коррупционеров и нелояльных элементов играют инспекционные группы ЦК КПК - команды ревизоров, которые проводят тотальные проверки госкомпаний, министерств и провинций. Среди руководителей групп много силовиков, но немало и протеже Ван Цишаня - главного борца с коррупцией и правой руки Си Цзиньпина Ежегодный пленум ЦК Компартии Китая (КПК), который намечен на 24-27 октября, пройдет в беспрецедентных для партии условиях. Главным фактором политической жизни страны за последние три года стала масштабная антикоррупционная кампания, запущенная в январе 2013 года новым генсеком Си Цзиньпином. Объявляя о начале кампании, Си пообещал "бить как тигров, так и мух" (老虎苍蝇一起打), то есть бороться со злоупотреблениями чиновников на всех уровнях, невзирая на чины. С тех пор под каток кампании попало беспрецедентное количество чиновников, включая могущественных партийных руководителей. По данным портала Chinafile.com, сейчас к ответственности привлекли уже 182 "тигров" (всего были арестованы 1844 человека), самым высокопоставленным из которых стал бывший член Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкан (周永康). Его арест потряс основы политической жизни Китая: впервые со времен Культурной революции и ареста "банды четырех" в конце 1970-х в тюрьму отправили "неприкасаемого", члена Постоянного комитета политбюро ЦК КПК. После истории с Чжоу аресты многих других высокопоставленных партийцев уже не казались такими ошеломляющими. Последние значимые события антикоррупционной кампании Си Цзиньпина - расследования против второго человека в энергетическом гиганте Sinopec Ван Тяньпу (王天普) и руководителя China Southern Airlines Сы Сяньминя (司献民). Оба дела были заведены после проверок крупнейших госкомпаний страны инспекционными группами ЦК КПК (中央巡视组). Эти группы постепенно становятся самым заметным игроком антикоррупционной кампании, претендуя на открытый и публичный стиль мониторинга злоупотреблений в госучреждениях. На антикоррупционной передовой Инспекционные группы входят в структуру руководящей группы ЦК КПК по инспекционной работе (中共中央巡视工作领导组). Она объединяет организационный отдел ЦК КПК (中共中央组织部), который занимается кадровыми вопросами партии, и главный орган по борьбе со злоупотреблениями партийцев - Центральную комиссию по проверке дисциплины КПК (ЦКПД, 中国共产党中央纪律检查委员会). Комиссия по дисциплине обладает широкими и слабо регламентированными полномочиями по расследованию преступлений всех 88 млн членов КПК: начиная от низовых ячеек в деревнях и до высших руководителей КНР и топ-менеджеров госкомпаний. Хотя сама руководящая группа была создана еще в 2009 году при прежнем генсеке Ху Цзиньтао (胡锦涛), именно при Си она обрела небывалое могущество и стала главным инструментом в руках нового генсека при чистке партийных рядов. В 2015 году ЦК специально изменил партийный регламент и существенно расширил полномочия группы, разрешив заниматься делами более широкого круга партийцев. Дополнительный вес позициям группы придает фигура ее руководителя - у руля стоит первое лицо антикоррупционной кампании Ван Цишань (王岐山), который также возглавляет Комиссию по дисциплине. Хотя формально Ван - шестой человек в партийной иерархии Китая, его называют вторым человеком в стране после Си Цзиньпина - и, безусловно, самым близким к генсеку. Си и Ван знакомы с конца 1970-х, когда трудились в соседних уездах в годы Культурной революции и, по распространенной легенде, однажды даже ночевали на одной кровати. Инспекционные группы - самые гибкие и мобильные подразделения в руках Ван Цишаня. Несколько раз в год их засылают в самые разные учреждения: в министерства, в провинциальные администрации, в крупнейшие госкомпании, СМИ (в каждой организации КНР есть своя партийная ячейка, что позволяет контролерам КПК вмешиваться в ее дела). Эти антикоррупционные бригады занимаются исключительно проверками и мониторингом злоупотреблений: они не имеют права самостоятельно вести следствие, но доклад о результатах их работы позволяет Комиссии по дисциплине инициировать уголовное дело против того или иного чиновника. В этом смысле инспекционные группы в КНР похожи на российскую Счетную палату. Группы более публичны, чем Комиссия по дисциплине, стиль работы которой напоминает методы тайной полиции - с секретными тюрьмами и внесудебными задержаниями. На официальном сайте КПК в разделе о борьбе с коррупцией можно найти сведения, в каких организациях будет проводиться следующий раунд проверок, публикуется состав руководства инспекционных групп, контактные данные для связи. Группы работают "в поле", проводят анкетирование и беседы с сотрудниками проверяемых учреждений и призывают рядовых граждан уведомлять о случаях злоупотреблений в конкретной организации. За то время, что Китаем руководит Си Цзиньпин, интенсивность работы инспекционных групп значительно увеличилась. Количество этих команд последовательно росло с 10 в 2013 году до 15 в 2016 году. Загруженность групп тоже увеличилась - с 2015 года они стали проверять не по две, а по 4-6 организаций в год. С конца 2015 года начались повторные проверки учреждений, где уже работали инспекционные команды. Эту кампанию журналисты окрестили выражением 回头看 ("оглядываться через плечо"). Логику проводимых проверок отследить сложно, как и оценить эффективность работы инспекционных групп в целом. Также непросто найти информацию о биографии сотрудников инспекционных групп, хотя анализ доступных по открытым источникам сведений дает интересную пищу для размышлений о том, кто находится на острие развернутой Си Цзиньпином антикоррупционной кампании. Ветераны антикоррупционного фронта Состав инспекционных групп часто меняется: за последние три года на должностях руководителей этих команд поработало 47 человек. Среди начальников инспекционных групп можно проследить устойчивый кадровый костяк, который занимается этой работой с самого начала правления Си Цзиньпина. Многие из этих старожилов - профессиональные борцы с коррупцией, которые работали в Комиссии по дисциплине и Министерстве контроля (гражданское ведомство по борьбе со взяточничеством) еще до прихода Си к власти. В 2013 и 2014 годах они занимали должности заместителей руководителей проверяющих бригад, а с конца 2014 года стали выдвигаться на первые роли. Практически все они уже много лет проработали на разных должностях в разнообразных антикоррупционных ведомствах Китая, имеют опыт работы в крупных провинциях Аньхуэй, Сычуань или мегаполисах типа Пекина и Чунцина. Среди ветеранов инспекционной работы есть особо отличившиеся кадры, которые с конца 2014 года начали заниматься делами "тигров". Руководитель 13-й инспекционной группы Чжу Баочэн (朱保成), бывший военный и сотрудник Комиссии по дисциплине с 1990 года, инициировал расследование против вице-президента компании FAW, "китайского АвтоВАЗа", Сюй Цзяньи (徐建一). По утверждениям СМИ, Чжу запустил еще 15 коррупционных дел в отношении высокопоставленных руководителей китайского бизнеса. Показывая невиданную эффективность уже два года, в 2016 году он будет проверять Госкомитет по развитию и реформам, Госуправление продовольствия, а также Госуправление по делам энергетики. Благодаря команде под руководством Ли Хуна (李宏), который участвовал в работе инспекционных групп с самого начала антикоррупционной кампании Си, начато расследование против председателя совета директоров и генерального директора авиакомпании China Southern Airlines Сы Сяньминя. Дело запустили еще в 2014 году, а арест руководителя крупнейшего авиаперевозчика Азии случился совсем недавно. Тем временем сам Ли перешел на работу в специальное подразделение инспекционных групп, так называемые "локальные группы", которые занимаются в основном проверками городских и провинциальных администраций. Теперь он сосредоточился на ловле "мух", чиновников невысокого ранга. В 2015 году особую результативность показала инспекционная группа во главе с Ли Усы (李五四), который работал в антикоррупционных структурах с 1988 года. Благодаря ему в коррупции уличили президента крупнейшей нефтегазовой компании CNPC Ляо Юнюаня (廖永远), а также вице-президента еще одного энергетического гиганта CNOOC У Чжэньфана (吴振芳). В 2016 году Ли Усы получил повышение: он стал руководить специальной группой Комиссии по дисциплине в Госкомитете по делам здравоохранения и планового деторождения КНР (中央纪委驻国家卫生计生委纪检组). Люди великого Вана Если в рядах инспекционных групп появляются новички без опыта работы в антикоррупционных структурах, то это, скорее всего, люди всесильного Ван Цишаня. Так, пост главы аппарата руководящей группы по инспекционной работе с 2013 года занимает Лю Сяохун, который еще в 2007 году возглавлял секретариат Ван Цишаня во время его работы на посту мэра Пекина. Судя по трудовой биографии до службы в мэрии, Лю - настоящий профессионал фондового рынка. Он успел поработать на руководящих должностях в CITIC Securities (中信证券股份有限公司), крупнейшей инвестиционной и брокерской компании КНР (и стартовой площадке для карьеры многих детей высокопоставленных партийцев - как российские ВТБ или Газпромбанк), а до этого - в старейшей компании по работе с ценными бумагами China Securities (华夏证券股份有限公司). Учитывая, что Ван Цишань долгое время делал карьеру именно в финансовом секторе, скорее всего, их знакомство относится именно к тому периоду. В 2011 году, когда Ван находился на посту курирующего финансы вице-премьера, Лю Сяохуна перевели на работу в Комиссию по контролю за ценными бумагами (中国证券监督管理委员会), биржевой регулятор КНР. Через два года, сразу же после назначения в антикоррупционное ведомство, Лю отправили поработать "в поле": в начале 2013 года он был заместителем руководителя 7-й инспекционной группы, которая проверяла China Publishing Group (中国出版集团公司). В результате были арестованы три высокопоставленных руководителя крупнейшей издательской группы Китая. Впрочем, опыт работы Лю на фондовом рынке тоже пригодился в инспекционных структурах: в 2015 году, после обвала китайской биржи, антикоррупционная волна накрыла финансовый сектор, и за решетку отправились восемь сотрудников CITIC Securities. Другая знаковая фигура - это Дун Хун (董宏), который работал с Ван Цишанем еще с 1998 года, когда тот возглавлял провинцию Гуандун. СМИ называют Дуна "великим секретарем" (大秘) Ван Цишаня: из Гуанчжоу он последовал за начальником в Госсовет и в администрацию провинции Хайнань, а затем и в мэрию Пекина и все время был заместителем главы аппарата Вана. С 2013 года Дун попал в инспекционные группы и активно занимался проверками "в поле". В 2015 году ему удалось даже поймать крупного "тигра", вице-президента China Telecom Лэн Жунцюаня (冷荣泉). Два бывших подчиненных Ван Цишаня, выходцы из городского комитета Пекина Ду Дэинь (杜德印) и Цзи Линь (吉林) пробыли в инспекционных группах сравнительно недолго в 2013 и 2014 годах. Они оба работали в паре с опытными чиновниками из антикоррупционных ведомств, но не пошли заниматься инспекционной работой вплотную и вернулись в муниципальные структуры Пекина. Впрочем, многие другие чиновники, которые работали с Ван Цишанем в Госсовете, на местах или в финансовом секторе, сейчас возглавляют провинциальные отделения Комиссии по дисциплине. Желание заполнить инспекционные группы и Комиссию по дисциплине надежными людьми не случайно. Чем ближе съезд Компартии, намеченный на осень 2017 года, тем большую роль эти структуры играют во внутриполитической жизни Китая, являясь основным инструментом Си Цзиньпина для консолидации власти и борьбы с оппонентами. И именно члены инспекционных групп держат за горло весь госаппарат Китая вместе с системой государственных корпораций. Впрочем, удалось ли Си окончательно сместить баланс сил в свою сторону с помощью антикоррупционной чистки, станет известно только следующей осенью. И по мере приближения к съезду роль охотников за головами будет лишь возрастать. Другие материалы(http://carnegie.ru/commen...)

17 июня 2015, 06:21

Фактор Си Цзиньпина в проекте нового «Шелкового пути»

Идею создать «экономический пояс Шелкового пути» и «морской Шелковый путь» впервые выдвинул китайский лидер Си Цзиньпин в 2013 году. Этот проект сейчас связывают исключительно с личностью китайского руководителя Си Цзиньпина. Инициатива была нацелена на развитие более тесного и взаимовыгодного сотрудничества между странами Азии, Европы и Африки. В программе, выдвинутой Си Цзиньпином — нынешним председателем КНР, который сменил на этом посту Ху Цзиньтао — по-прежнему отдается приоритет экономическому развитию. Однако современную политическую элиту КНР отличает сильное стремление к сокрытию своих долгосрочных целей и задач.

12 февраля 2014, 15:30

О войне с коррупцией в Китае

 Переводная французская статья на тему активизации борьбы с коррупцией в Китае при новом руководстве. Статья примечательна как отражением текущих тенденций в антикоррупционной борьбе, так и наличием статистических данных отражающих ее ход. Си Цзиньпин объявил войну партийной коррупции ("Le Huffington Post", Франция) На протяжении почти всей истории Китая императоры пытались бороться с коррупцией тех, кому было поручено вести государственные дела в столице страны и провинциях. Обогатившиеся торговцы пытались снискать благоволение правителя и его окружения и тратили немалые средства на подарки и денежные дары для тех представителей власти, которые могли помочь им упрочить их положение или даже начать политическую карьеру. Си Цзиньпин оказался примерно в таком же положении. Резкий подъем китайской экономики стал залогом обогащения некоторых высокопоставленных членов его партии: операции с недвижимостью и землей — самый верный способ сколотить состояние в современном Китае. В 2004 году бывший лидер Ху Цзиньтао уже произносил громкие слова о необходимости бороться с коррупцией, однако никаких существенных подвижек так и не последовало. Вот почему, когда Си Цзиньпин вновь поднял этот вопрос по пришествии к власти в конце 2012 года, многие люди в Китае и других странах весьма скептически отнеслись к его стремлению побороть коррупцию «тигров» и «мух» (по его собственному выражению) и реальным перспективам новой кампании. Тем не менее, задержание бывшего секретаря парткома Чунцина Бо Силая (ему прочили высочайшие должности, однако его падение оказалось таким же быстрым, как и взлет) с последующим судебным разбирательством и обвинительным приговором стало настоящим поворотным моментом. С тех пор председатель КНР постоянно твердит об усилении борьбы с коррупцией и необходимости нравственного и умеренного поведения во властных кругах. На днях он снова подчеркнул категорическое неприятие коррупции и призвал избавиться от всех «паршивых овец». «Нам нужно активнее и решительнее взяться за дело, чтобы вымести коррупцию из политической и судебной системы, — заявил он 14 января на собрании в Пекине. — Каждый чиновник должен понимать, что закон — это красная черта, которую нельзя пересекать. Все те, кто пытается поставить собственную власть выше закона или извратить закон в личных эгоистических целях, совершают большую ошибку». Эти угрозы уже дали вполне конкретные результаты: с конца 2012 года под следствием оказались 18 высокопоставленных чиновников (как минимум министерского уровня). Самые известные из них принадлежали к так называемой «нефтяной группе»: бывший руководитель государственной нефтяной компании CNPC Чжоу Юнкан (на тот момент он возглавлял ни много ни мало китайский аппарат безопасности), его заместитель Ли Дуншэн и глава Комитета по контролю и управлению государственным имуществом Цзян Цземинь. Кроме того, в июле прошлого года бывшего министра железных дорог признали виновным в получении взятки в 10 миллионов долларов: в результате чиновника приговорили к смертной казни (с двумя годами отсрочки), а его ведомство расформировали. Недавно власти огласили несколько цифр, которые говорят сами за себя: за 2013 год были осуждены 180 000 партийных бюрократов, то есть на 13% больше чем в 2012 году. Правоохранительные органы получили 1,95 миллиона заявлений о фактах коррупции, по которым было возбуждено более 170 000 дел. Информацию озвучил замглавы Центральной комиссии по проверке дисциплины Хуан Шусянь. Что касается членов партии, под следствием оказался 31 представитель ее руководящих инстанций, а восемь дел были переданы в суд. В частности это коснулось бывшего замглавы Комиссии по развитию и реформам Лю Тенана. Кроме того, власти делают упор на соблюдении «восьми правил» хорошего поведения, который выпустил Центральный комитет в декабре 2012 года (к ним в частности относится прекращение таких «нежелательных» практик как формализм, бюрократия, «гедонизм и экстравагантность», дорогие подарки и роскошные банкеты). По словам все того же Хуан Шусяня, в прошлом году 30 000 партийных бюрократов были наказаны за несоблюдение этих правил. Следственные группы были направлены в два десятка министерств, правительственных комиссий, государственных предприятий, местных администраций и университетов. Им было поручено рассмотреть заявления о коррупции среди руководства, и их работа привела к задержанию нескольких видных деятелей, например, бывшего заместителя губернатора провинции Хэбэй Го Юмина. К тому же, 21 000 руководителей китайских предприятий были привлечены к ответственности за несоблюдение обязательств в области охраны труда и защиты окружающей среды. Прокуратура в свою очередь тоже обнародовала показатели по коррупционным разбирательствам против представителей партии: в общем сложности дела были возбуждены против 37 000 из них, и практически все они завершились обвинительными приговорами. Начатая китайским лидером беспрецедентная коррупционная кампания на самом деле преследует две цели. Во-первых, он хочет вернуть подвижность экономической жизни Китая и параллельно реализует для этого масштабную программу реформ, которые нацелены на развитие частного сектора, сокращение роли государства в экономике, возвращение веры среднего класса в «китайскую мечту» и борьбу с преступным поведением ответственных за государственные предприятия. Во-вторых, Си Цзиньпин стремится укрепить свою роль в партии, которая, по его словам, должна быть на острие копья борьбы с коррупцией. Отстранение тех, кто не вписывается в новую философию (даже если речь идет о потомках революционных героев), позволяет ему активно продвигать следующее поколение центрального и регионального руководства, критерии оценки работы которого зависят не только от показателей экономического развития, но и нравственности и внимания к улучшению качества жизни и труда вверенного ему населения. http://inosmi.ru/world/20140212/217454334.html?utm_source=tw1#ixzz2t60Z2LEc - цинк PS. В рамках существующей деформации китайской версии социализма, решительная борьба с коррупцией проходит на фоне идеологических уступок в экономических вопросах, при этом обе цели призваны по сути стимулировать экономический рост в рамках существующей экономической модели, в которую Китай жестко вписан и зависим от нее. По сути, проходящие реформы направлены как на очистку партии и повышение ее авторитета, так и на недопущение сваливание реформ в "перестройку", опыт который в Китае изучается на уровне специально созданных институтов. Разложение КПСС и ее роль в развале СССР, не на шутку пугает китайцев, которые открыто заявляют, что советских ошибок они не повторят. Что из всего этого выйдет, увидим в ближайшие годы, когда реформы Си Цзиньпина проводимые при полной монополии на власть и идеологию, дадут тот или иной результат.  Так же как будет видно, есть ли позитивные тенденции в борьбе с коррупцией. 

22 ноября 2012, 15:04

Россия и Китай продолжат военное сотрудничество

http://tvzvezda.ru Сергей Шойгу для своего первого зарубежного визита в качетве министра обороны РФ выбрал Китай. В ходе визита министр встретился с китайским коллегой Ляном Гуанле, принял поздравления с назначением и отметил, что в будущем году Россия и Китай отметят 20 лет с начала военно-технического сотрудничества. Сергея Шойгу принял также председатель КНР Ху Цзиньтао. Мы в социальных сетях: http://vk.com/tvzvezda http://facebook.com/tvzvezda http://twitter.com/zvezdanews

16 ноября 2012, 20:12

Китай готовится к войне

Неплохая статья, довольно подробно рассматривающая сегодняшнюю политику Китая в свете геополитических раскладов.Оригинал взят уkeyboard09в Китай готовится к войнеФОТО: AFPПриход к власти пятого поколения политического руководства, удвоение к 2020 г. ВВП и доходов граждан, переориентация на внутреннего потребителя, борьба с коррупцией, сохранение единства и прочие правильные слова – это только надводная часть проблем, которые решает руководство Китая. И дело тут не в идеологических и стратегических разногласиях внутри китайской элиты, не в том, что полгода назад эта борьба выплеснулась из-под ковра в скандал вокруг семейства Бо Силая. И не в попытках скомпрометировать отдельных представителей китайского руководства накануне судьбоносного съезда.Главное – это жесткая ясность китайской «оборонительной» доктрины, в рамках которой Пекин не только готовится поставить на вооружение стратегические ракеты, предназначенные для уничтожения авианосцев, но и ведет строительство шести собственных авианосных групп. Чтобы осознать, что это означает, в мировом, так сказать, масштабе, достаточно напомнить, что основной ударной силой авианосцев является палубная авиация, то есть они являются инструментом наступательных, а не оборонительных операций.На сегодняшний день на вооружении США имеется 12 авианосцев, у России один, а у Китая скоро будет семь: один, еще советский, купленный по дешевке у Украины, плюс шесть запланированных новых. Такое повышение качества военного потенциала одного из игроков существенно меняет всю диспозицию. Что ж, США можно поздравить с тем, что им удалось втянуть в гонку вооружений Китай, и теперь ситуация напоминает мировой расклад начала 80-х, когда нервом мировой политики тоже было противостояние двух великих держав.На путь милитаризации Пекин толкает тревога за безопасность своих торговых путей, которые в любой момент могут быть блокированы ВМФ США. Можно даже сказать, что Китай несколько запаздывает с созданием ударных группировок в Индийском и Тихом океанах, потому что ситуация, сложившаяся, например, в Ормузском проливе, где для устрашения Ирана собрана мощная группировка НАТО, может взорваться в любой момент.Отвечая на эти вызовы, китайскому руководству пришлось корректировать свой курс: на место мирной экспансии и постепенного развития приходит готовность «превратить военную силу в инструмент развития экономики». Из этого не следует, что в борьбе стратегий окончательно победили генералы-алармисты, еще пару лет назад предлагавшие вернуться к идее «новой демократии» Мао – усилить военную компоненту в политике и рассматривать войну как основу государственного строительства.Китай не может позволить себе столь однобокую политику. Ему приходится работать по многим направлениям. Отсюда раскол на условных западников, националистов и традиционалистов, к которым принадлежит новый китайский лидер Си Цзиньпин, связанный с частью генералитета.Звездный час западников, сделавших ставку на углубление торговых связей с США и Европой, уже прошел: модель переноса трудоемких и «грязных» производств в развивающиеся страны начинает изживать себя. Суть так называемого слияния американской и китайской экономик – это классическое распределение труда между метрополией и колонией: США занимались развитием высоких технологий, Китай превратился в сборочный и пошивочный цех. С другой стороны, он взял на себя еще и роль держателя просроченных векселей.Понятно, что это не могло продолжаться вечно. Такое распределение труда ставило Поднебесную в заведомо невыгодные условия, тормозя ее развитие и накапливая внутренние противоречия. Но пока эта схема работала и спрос на китайскую продукцию был гарантирован, а миф о китайском экономическом чуде рос, как на дрожжах, всех все устраивало. Задуматься о форсировании перемен заставил кризис.Уровень жизни американского и европейского населения снижается, вместе с ним падает спрос на любые, даже самые дешевые товары. Зарабатывать на обороте становится все труднее. По оценкам китайских экспертов, существующая модель обрушится через пять – десять лет. Отсюда установка китайского руководства на внутреннее развитие, повышение уровня жизни собственного населения и формирование внутреннего спроса.Именно этот курс на перемены спровоцировал жесткое противостояние кланов, возглавляемых председателем КНР Ху Цзиньтао и бывшим партийным лидером Цзян Цземинем. Судя по всему, конфликт начался еще в 2009 г., когда Китай отверг предложение США «поделить мир на двоих». Команда Ху уже меняла стратегию, а Цзян и его окружение, к которому принадлежал и оскандалившийся этой весной Бо Силай, ратовали за сохранение статус-кво. Оно и понятно, ведь именно в годы правления Цзян Цземиня мир заговорил о «китайском чуде», ставшем следствием сращивания китайской и американской экономик. Известную роль играли и личные связи с зарубежными партнерами.Серия операций по выдавливанию Китая из Африки, «арабская весна» и ничем не прикрытое стремление США остановить китайский рост путем блокирования доступа к энергетическим ресурсам потребовали ответных мер. Китай и раньше потихоньку сооружал глубоко эшелонированную защиту, строил базы в Юго-Восточной Азии, переманивал на свою сторону Пакистан, заигрывал с Ираном, возможно, надеясь, что достаточно будет просто продемонстрировать свои ресурсы.Теперь игра пошла по-крупному, и, судя по тому, какие тексты рождаются в недрах Китайской академии общественных наук, Пекин (в отличие от Москвы) прекрасно осознает, какое будущее определено Китаю и России планами США: «Цель США на данном этапе – нейтрализация возможности противостояния со стороны России и Китая, их задача максимум – разрушение этих двух стран. В этом стремлении американцы движимы наличием у России богатейших ресурсов и мощного ВПК, а также емким рынком и растущим экономическим потенциалом Китая».При этом прямо говорится и о том, чего больше всего боится Китай: «Необходимо не допустить ситуации, когда западный мир во главе с США вбил бы клин между Китаем и Россией, сформировав широчайший «единый международный фронт», сначала окружив и уничтожив Китай, а затем, двинувшись на север, расчленил бы Россию. В этом случае Западом была бы достигнута цель окончательного мирового доминирования».Китайские стратеги-теоретики говорят, что «мир находится на пороге больших потрясений и перемен», а китайские политики крепят единство партии, наращивают военный бюджет, строят авианосцы и используют любой повод, чтобы «показать зубы», намекая, что с ними лучше не связываться. К показательным выступлениям подобного рода относится серия территориальных конфликтов за острова в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, сопровождавшихся антияпонскими выступлениями в городах Китая.Американская пресса не без оснований видит в этом «жесткую руку» нового китайского лидера Си Цзиньпина, которого СМИ почему-то называют «миротворцем и прагматиком». Впрочем, если следовать поговорке «хочешь мира – готовься к войне», с этой характеристикой можно огласиться. Пока же о Си Цзиньпине известно, что он чаще других китайских руководителей наведывался в США и был принят там по первому разряду.При этом в ответ на попытки главы Пентагона Леона Паннеты обсудить конфликт Китая с Японией Си Цзиньпин в жесткой форме потребовал от США «не встревать в территориальные споры». Также известно, что злоключения Бо Силая начались сразу после появления доклада Си Цзиньпина с призывом «сознательно поддерживать единство партии, решительно бороться против всех действий, наносящих вред и раскалывающих партию».Возможно, коллективное китайское руководство и перемудрило с выбором преемника, но если принять как данность приближение времени больших перемен и катаклизмов, именно такой целеустремленный лидер и нужен стране, претендующей на ведущую роль в мире.Что касается России, на важность союза с которой постоянно намекает китайская пресса, она, как и накануне Первой мировой войны, оказалась между двух огней, в ситуации, когда каждый из потенциальных партнеров претендует на ее ресурсы: одним нужно «пушечное мясо», другим – углеводороды. При этом нельзя исключать, что они – в надежде перехитрить друг друга – не установят «водное перемирие» и не примутся дергать Россию с двух сторон.источник

05 октября 2012, 09:09

Китай устал от доллара

"Это наша валюта и ваши проблемы", - заявил министр финансов США Джон Коннели по поводу доллара в 1971 г. Более чем 40 лет спустя Китай намерен что-то с этим сделать. Сытый по горло тем, что Вашингтон никак не контролирует курс доллара, Китай активно способствует использованию своей собственной валюты, юаня, в торговле и инвестициях.О том, что европейский кризис влияет на экономику Поднебесной, становится ясно из слов председателя КНР Ху Цзиньтао. По его мнению, Китай продолжит стимулирование внутреннего спроса и искусственное ослабление национальной валюты Цель по росту влияния юаня ставится для получения как коммерческих выгод, то есть сокращения операционных издержек для китайских экспортеров и импортеров, так и стратегических. Пекин заявляет, что вытеснение доллара позволит снизить волатильность цен на нефть и сырьевые товары и с опозданием разрушить "непомерные привилегии", которыми США пользуется как эмитент резервной валюты в послевоенной международной финансовой системе, которая, как видно, безнадежно устарела, сообщает Reuters.Жа Сяоган, сотрудник Шанхайского института международных исследований, говорит, что Пекин хочет видеть более сбалансированную международной валютной систему, состоящую из, по меньшей мере, доллара, евро и юаня и, возможно, других валют, таких как иена и индийская рупия. Конкуренция среди крупнейших эмитентов валюты и более широкий набор инструментов для инвестирования, торговли или сбережений позволят мировой экономике добиться лучших результатов, считает Жа. "Недостатки существующей международной валютной системы представляют большую угрозу для экономики Китая, - сказал он. - При наличии больших альтернатив маржа для США будет значительно снижена, а это, несомненно, ослабит власть США". Комментарии Жа были представлены в документе, подготовленном для семинара в Бахрейне по геополитике, организованном Международным институтом стратегических исследований.Финансовый кризис наряду с подъемом в Китае и на других развивающихся рынках, а также с учетом экзистенциальной угрозы для евро, привел к тому, что политики на Западе тоже начали сомневаться в установленном порядке. Изменения витают в воздухе. Но, не имея очевидной альтернативы доллару сейчас, сроки и степень любых изменений непредсказуемы, как и сами обменные курсы.В то время как Пекин видит возможности в использовании юаня за пределами странами, другие видят риски не в последнюю очередь и для самого Китая, поскольку снизится контроль за капиталом, так как иностранцы смогут вложить свои накопления в юанях в рынок ценных бумаг Китая, а это является одной из предпосылок для получения статуса резервной валюты.Джон Уильямсон, один из ведущих ученых по обменному курсу, вернулся к истокам и поставил под сомнение предположение, что статус резервной валюты дает огромные преимущества. В то время как Китай, Бразилия и другие критикуют США за специальную девальвацию доллара в связи с мягкой денежно-кредитной политикой, Уильямсон считает, что США ограничены в регулировании обменного курса, так как доллар является якорем всей системы. Другие страны корректируют свои ставки, а доллар регулируется по "остаточному принципу". Ссылки по теме HSBC: у Китая есть много инструментов стимулирования Ху Цзиньтао: Китай продолжит занижать курс юаня QE3 может спровоцировать валютные войны Конечно, Соединенные Штаты получают средства для финансирования дефицита дешевле, но этого недостаточно, чтобы перевесить потери свободы по управлению обменным курсом. Уильямсон выделил только два пути, связанные тем, что сила США в мировой экономике будет усиливаться из-за доминирующего положения доллара, и он не ожидает, что это будет оспорено в ближайшие четверть века. Во-первых, $3,2 трлн официальных резервов, которые Китай накопил при сохранении условно-постоянной привязки юаня к доллару, связывают руки Пекину, поскольку любые враждебные намерения, такие как угроза выйти из долларов, уничтожат китайское богатство. Во-вторых, из-за обширного частного использования доллара в глобальном масштабе США имеют большие возможности по обеспечению финансовой блокады, которая, например, сейчас направлена против Ирана.Жа, исследователь из Шанхая, увидел расцвет юаня в качестве валюты, поскольку это эквивалент роста влияния Китая во внешней политике. Вскоре юань будет де-факто единой валютой более экономически и финансово интегрированной Восточной Азии, которая, таким образом, будет иметь более консолидированную региональную позицию в международных делах. Харш Вардана Сингх, заместитель генерального директора Всемирной торговой организации, сказал, что юань, скорее всего, приобретает статус резервной валюты в ближайшие годы. Но, в связи с изменением структуры торговли и увеличением длины цепочек поставок, другие валюты, необходимые в региональной торговле, также возьмут на себя гораздо большую роль на мировой арене, заявил он. "Эти различные события создадут гораздо более обширный многополярный мировой валютный рынок, чем это обычно предполагается", - заявил Сингх.Сурджит Бхала, индийский экономист, считает, что недооценка юаня было одной из главных причин стремительного взлета Китая и глубоких экономических дисбалансов, которые привели к финансовому кризису в Азии в 1997-1998 гг. и к кризису в 2008 г. Хо Бхалла, автор книги "Девальвация для процветания", не видит необходимости в международном использовании юаня, но ожидает, что Пекин будет увеличивать реальный обменный курс на 3-5% в год, чтобы поддержать потребление на уровне 50% от объема национального производства по сравнению с 35% сейчас. В результате можно будет забыть о валютных войнах, так как будет сильный рост мировой экономики за счет роста в развитых и развивающихся странах, таких как Китай. "Это будет одна из самых беспроигрышных ситуаций последнего времени, - сказал Бхалла, который также является председателем индийского хедж-фонда Oxus Investments. - Наступит валютный мир. Раньше были валютные войны, но теперь пришло время насладиться миром".

08 сентября 2012, 11:22

Ху Цзиньтао: Китай продолжит занижать курс юаня

Несмотря на давление со стороны мирового сообщества, Китай намерен и далее вести жесткую валютную политику, искусственно занижая курс юаня относительно основных мировых валют и таким образом удешевляя экспортные товары и делая более дорогим для китайцев импорт. "Китай продолжит проводить стабильную и последовательную валютную политику. Наш регулятор поставит перед собой более четкую цель. Чтобы добиться устойчивого роста, необходимо обеспечить баланс. Это нужно также для контроля инфляционных рисков. Мы намерены укреплять внутренний спрос и добиться стабильности цен", - сказал лидер КНР Ху Цзиньтао, выступая на деловом форуме АТЭС. В I полугодии инфляция в Китае составила 3,3%. Власти считают этот уровень слишком высоким для страны и ставят целью замедлить рост цен во втором полугодии до 2,2%. Инфляция действительно демонстрирует нисходящий тренд. В июле она составила 1,8% по сравнению с 2,2% в июне.Народный банк Китая собирается использовать для стимулирования экономики традиционные инструменты денежно-кредитной политики. Вероятно, будут снижаться резервные требования и ставки. В этом году резервные требования уже были снижены 2 раза по 0,5% и для большинства банков сейчас составляют 20%.