• Теги
    • избранные теги
    • Компании454
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1854
      • Показать ещё
      Разное635
      • Показать ещё
      Международные организации227
      • Показать ещё
      Формат17
      Издания146
      • Показать ещё
      Люди401
      • Показать ещё
      Показатели10
      • Показать ещё
16 января, 22:34

В докладе об угрозах правам человека упомянули Трампа и Путина

"Опасаясь роста массового недовольства среди населения, которое вылилось в массовые протесты на улицах Москвы и других российских городов в 2011 году, Путин решился на драконовские меры, ограничив свободу самовыражения и собраний", - говорится в докладе Human Rights Watch.

16 января, 19:30

16.01.2017 19:30 : Human Rights Watch объявила Дональда Трампа угрозой правам человека

Human Rights Watch объявила избранного президента США Дональда Трампа угрозой правам человека. Как говорится в ежегодном докладе международной правозащитной организации, его победа стала результатом предвыборной кампании, которая стала ярким примером проявления политики нетерпимости. Это, по мнению авторов доклада, ставит под угрозу всю послевоенную систему прав человека.

Выбор редакции
16 января, 18:36

В Human Rights Watch посчитали Трампа угрозой правам человека

В американской правозащитной организации Human Rights Watch считают, что избрание на пост президента США Дональда Трампа создает угрозу правам человека. Такое мнение выразил исполнительный директор организации Кеннет Рот во вступительном слове к докладу о ситуации в мире к 2017 году. Доклад опубликован на сайте Human Rights Watch. Вступление Рота озаглавлено: «Популизм против прав человека: глобальное противостояние». В нем правозащитник отмечает, что Трамп во время выборов «апеллировал к недовольству многих американцев стагнацией в экономике и ростом многообразия культур в обществе, нарушая при этом элементарные принципы достоинства и равенства». По его словам, риторика Трампа изобиловала ксенофобскими и расистскими высказываниями. Дональд Трамп вступит в должность президента США 20 января.

16 января, 18:31

Правозащитники объявили Дональда Трампа ксенофобом и расистом

Правозащитная организация Human Rights Watch назвала избранного президента США «угрозой правам человека».

16 января, 18:23

Правозащитники назвали Трампа угрозой правам человека

Негосударственная правозащитная организация Human Rights Watch в своем ежегодном докладе назвала избранного президента США Дональда Трампа угрозой правам человека. Об этом сообщает издание The Independent. В организации отметили, что предвыборная риторика

16 января, 18:15

Human Rights Watch считает Трампа угрозой правам человека

Правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) считает, что избранный президент США Дональд Трамп угрожает правам человека.

Выбор редакции
16 января, 18:12

Human Rights Watch назвала Трампа «угрозой правам человека»

В организации заявили, что его кампания была наполнена ненавистью и нетолерантностью

16 января, 17:48

HRW объявила Дональда Трампа угрозой правам человека

Правозащитная организация Human Rights Watch объявила избранного президента США Дональда Трампа «угрозой правам человека». Как говорится в ежегодном докладе организации, победа Трампа стала результатом «предвыборной кампании, изобиловавшей мизогинной, ксенофобской и расистской риторикой».

14 января, 23:53

Правозащитники HRW назвали Трампа главной угрозой для прав человека

Международная правозащитная организация Human Rights Watch назвала избранного президента США Дональда Трампа главной угрозой для прав человека, подчеркнув, что предвыборная кампания миллиардера стала "яркой иллюстрацией политики нетерпимости". Соответствующие выводы содержатся в 687-страничном докладе HRW, что предлагает оценку произошедших в 2016 году событий, передает DW...

14 января, 22:09

Human Rights Watch назвала Трампа угрозой для прав человека

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) назвала избранного президента США Дональда Трампа главной угрозой для прав человека.

14 января, 05:20

14.01.2017 05:20 : Петиция о помиловании бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена набрала более 1 миллиона подписей

Это следует из сообщения инициативной группы под названием Pardon Snowden. В качестве организаторов выступили: американский союз гражданских свобод, Amnesty International, Human Rights Watch и другие. Среди подписавших – инвестор Джордж Сорос, соучредитель компании Apple Стив Возняк, гендиректор Twitter Джек Дорси, актер Марк Руффало. «Сноуден показал нам, что интернет на самом деле используется правительствами и компаниями, чтобы контролировать нас и вторгнуться в нашу частную жизнь. Сноуден отдал свою жизнь, чтобы восстать против тайного шпионажа и нарушений конституции. Вот почему он герой, и именно поэтому он заслуживает прощения», — говорится в сообщении. Ранее сообщалось, что Обама включил информатора WikiLeaks Брэдли Мэннинга (известного после смены пола как Челси), который отбывает 35-летний срок за публикацию секретных документов Пентагона, и Сноудена в список на возможное смягчение наказания.

14 января, 01:04

Weekend Roundup: Davos Elites Look To China’s Global Role As America Steps Back

A new rift in world affairs appears to be opening up: a division between pro-globalization Asia, with China in the lead, and the transatlantic nations that have turned against globalization. “President Xi’s appearance at the World Economic Forum in Davos next week,” I write in a blog post this week, “comes at both an auspicious and inauspicious moment. It is an auspicious moment because President-elect Donald Trump has all but announced America’s withdrawal from the world it has largely made over recent decades — and from which Asia has most benefited.” Since Europe has become inwardly absorbed with anxieties over terror attacks, immigration and failed integration, I continue, “that leaves China as the one major power with a global outlook. Ready or not, China has become the de facto world leader seeking to maintain an open global economy and battle climate change. In effect, President Xi has become the ‘core leader’ of globalization.” “The inauspicious aspect is the reverse,” I go on to say. “The general secretary of the Chinese Communist Party is speaking to the converted from the pulpit in the foremost church of the global elite that gathers annually in Davos. Aligning with the global business elites in such a high profile manner places China even more squarely in the negative sights of the populist wave sweeping the Western democracies. It affirms in their minds that China is the main enemy of the working and middle class in the West.” China’s increasing show of force in the South China Sea this week in response to what it sees as provocations by the incoming U.S. administration also does it little favor in Western eyes.  Alexis Crow makes the counter-case that globalization continues to be beneficial to the West, saying trade is closely correlated with economic growth. “Increased wages in Southeast Asia boost demand for goods from new economy sectors in the West,” she writes. She also notes, as a case in point, how Chinese investment is creating thousands of jobs in Ohio. Writing from Vladivostok, Artyom Lukin wonders how heightening conflict with China, as Trump tilts toward a closer embrace of Moscow, will play out. “Given Trump’s obvious hostility to China and his friendliness to Russia,” he writes, “Moscow may move into the apex spot of the triangle, having better relations with Beijing and Washington than they have with each other.” As Lukin sees it, Russian President Vladimir Putin may well seek to, “position himself as a sort of mediator between Trump and Chinese President Xi Jinping.” Based on his experiences with Putin, Alexey Kovalev offers some advice as a Russian journalist to his American colleagues who this week faced their first press conference with Donald Trump. “Facts don’t matter. You can’t hurt this man with facts or reason. He’ll always outmaneuver you. He’ll always wriggle out of whatever carefully crafted verbal trap you lay for him. Whatever he says, you won’t be able to challenge him.” He welcomes his American colleagues to “the era of bullshit.” Fearing this is only the beginning of what’s to come in the battle between Trump and the press, Howard Fineman writes, “It’s not a video game. It’s Washington in the Trump era, and we’ve just seen an unsettling preview.” Many Africans are also wondering how a Trump presidency that is hostile to China will unfold for them. As Eric Olander and Cobus van Staden report, while America’s role in the world is growing uncertain, China is becoming more predictably favorable. As the year opened, China outlawed its domestic ivory trade and Foreign Minister Wang Yi is making a visit to Africa his first overseas trip of the year. China has also committed $60 billion in financing for African projects. Writing from Singapore, Parag Khanna takes another tack entirely, suggesting that an America caught up in the turmoil of a populist backlash might learn a thing or two not only from other successful states like Germany, but from China as well. America, Khanna observes, “is caught in a hapless cycle of flip-flopping parties and policies while overall national welfare stagnates. Populism has prevailed over pragmatism.” He further remarks that, even in the West, there is grudging admiration for, “China’s ability to get things done without perpetual factionalism holding up national priorities, such as infrastructure.” The populist drift in both the U.S. and Europe deeply concerns the Human Rights Watch organization, Nick Visser reports. “They scapegoat refugees, immigrant communities, and minorities. Truth is a frequent casualty,” he cites the watchdog’s director, Kenneth Roth, as saying. Nick Robins-Early looks at the trend of populism in Europe, noting that this year will be a test for the far-right, specifically in France, Germany and The Netherlands. Writing from New Delhi, Swati Chaturvedi fears the consequences of the anti-Muslim and anti-woman hate speech that seems part and parcel of a Hindu brand of populism taking hold in India today. “Trolls,” she says, “are the goons of the online world. ... lies and violent words can have deadly consequences in the real world.”  In an interview, former Iranian President Abolhassan Bani-Sadr sees opportunity for the regime in a Trump presidency where others see only trouble. “Khamenei’s supporters believe not only that Trump will maintain the Vienna nuclear agreement,” he says, “but also that his policies in Syria and the Middle East will maintain the interests of the regime.” Tom Wheeler, chairman of the Federal Communications Commission, also has a positive spin on the negativity surrounding President-elect Trump. He thinks Americans are more than capable of rising to disruptive challenges of new technologies behind so much political anxiety today. Wheeler argues that the slogan “‘Make America Great Again’ became a surrogate for ‘Make me secure again amidst all this change.’ Great swaths of the electorate sought stability in a world where everything seemed to be changing.” Wheeler reminds his fellow Americans that they’ve been here before: “Like today,” he says, “the technology revolution of the 19th century produced a longing for stability. But instead of retreating, Americans pushed forward to build a new security around new concepts. Universal education, employee rights, governmental offsets to abusive market power and other initiatives targeted the new problems. The result was the good old days many now long for.” Writing from Geneva, Richard Baldwin sees a double blow to the labor market – in both rich and poor countries ― of both offshoring and robots. “Rapid advances in computing power and communication technology,” he contends, “will make it economical for many more people to work remotely across borders.” As medical costs rise in the rich countries, for example, Baldwin expects to see more and more “telesurgery” where the patient and doctor are divided by hundreds of miles. In this world so afflicted by hatred and violence, Turkish novelist Kaya Genc also sees a way to unite amidst division, finding beauty and peace in the quotidian event of a winter snowfall. “Snow saved Istanbul,” he writes this week from his beloved hometown on the shores of the Bosphorous. “As flakes fell from the sky, the city was relieved of its status as the new destination of international terror. … There was a hint of something chilling in the air, and I felt relieved that it was not man-made.”  Finally, our Singularity series this week looks at a new breakthrough: a nanoscale archive of 1,000 languages that you can now wear around your neck.  WHO WE ARE   EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at The Huffington Post, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. Rowaida Abdelaziz is World Social Media Editor.   EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera), Dileep Padgaonkar (Times of India) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khannaare Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

14 января, 01:04

Weekend Roundup: Davos Elites Look To China’s Global Role As America Steps Back

A new rift in world affairs appears to be opening up: a division between pro-globalization Asia, with China in the lead, and the transatlantic nations that have turned against globalization. “President Xi’s appearance at the World Economic Forum in Davos next week,” I write in a blog post this week, “comes at both an auspicious and inauspicious moment. It is an auspicious moment because President-elect Donald Trump has all but announced America’s withdrawal from the world it has largely made over recent decades — and from which Asia has most benefited.” Since Europe has become inwardly absorbed with anxieties over terror attacks, immigration and failed integration, I continue, “that leaves China as the one major power with a global outlook. Ready or not, China has become the de facto world leader seeking to maintain an open global economy and battle climate change. In effect, President Xi has become the ‘core leader’ of globalization.” “The inauspicious aspect is the reverse,” I go on to say. “The general secretary of the Chinese Communist Party is speaking to the converted from the pulpit in the foremost church of the global elite that gathers annually in Davos. Aligning with the global business elites in such a high profile manner places China even more squarely in the negative sights of the populist wave sweeping the Western democracies. It affirms in their minds that China is the main enemy of the working and middle class in the West.” China’s increasing show of force in the South China Sea this week in response to what it sees as provocations by the incoming U.S. administration also does it little favor in Western eyes.  Alexis Crow makes the counter-case that globalization continues to be beneficial to the West, saying trade is closely correlated with economic growth. “Increased wages in Southeast Asia boost demand for goods from new economy sectors in the West,” she writes. She also notes, as a case in point, how Chinese investment is creating thousands of jobs in Ohio. Writing from Vladivostok, Artyom Lukin wonders how heightening conflict with China, as Trump tilts toward a closer embrace of Moscow, will play out. “Given Trump’s obvious hostility to China and his friendliness to Russia,” he writes, “Moscow may move into the apex spot of the triangle, having better relations with Beijing and Washington than they have with each other.” As Lukin sees it, Russian President Vladimir Putin may well seek to, “position himself as a sort of mediator between Trump and Chinese President Xi Jinping.” Based on his experiences with Putin, Alexey Kovalev offers some advice as a Russian journalist to his American colleagues who this week faced their first press conference with Donald Trump. “Facts don’t matter. You can’t hurt this man with facts or reason. He’ll always outmaneuver you. He’ll always wriggle out of whatever carefully crafted verbal trap you lay for him. Whatever he says, you won’t be able to challenge him.” He welcomes his American colleagues to “the era of bullshit.” Fearing this is only the beginning of what’s to come in the battle between Trump and the press, Howard Fineman writes, “It’s not a video game. It’s Washington in the Trump era, and we’ve just seen an unsettling preview.” Many Africans are also wondering how a Trump presidency that is hostile to China will unfold for them. As Eric Olander and Cobus van Staden report, while America’s role in the world is growing uncertain, China is becoming more predictably favorable. As the year opened, China outlawed its domestic ivory trade and Foreign Minister Wang Yi is making a visit to Africa his first overseas trip of the year. China has also committed $60 billion in financing for African projects. Writing from Singapore, Parag Khanna takes another tack entirely, suggesting that an America caught up in the turmoil of a populist backlash might learn a thing or two not only from other successful states like Germany, but from China as well. America, Khanna observes, “is caught in a hapless cycle of flip-flopping parties and policies while overall national welfare stagnates. Populism has prevailed over pragmatism.” He further remarks that, even in the West, there is grudging admiration for, “China’s ability to get things done without perpetual factionalism holding up national priorities, such as infrastructure.” The populist drift in both the U.S. and Europe deeply concerns the Human Rights Watch organization, Nick Visser reports. “They scapegoat refugees, immigrant communities, and minorities. Truth is a frequent casualty,” he cites the watchdog’s director, Kenneth Roth, as saying. Nick Robins-Early looks at the trend of populism in Europe, noting that this year will be a test for the far-right, specifically in France, Germany and The Netherlands. Writing from New Delhi, Swati Chaturvedi fears the consequences of the anti-Muslim and anti-woman hate speech that seems part and parcel of a Hindu brand of populism taking hold in India today. “Trolls,” she says, “are the goons of the online world. ... lies and violent words can have deadly consequences in the real world.”  In an interview, former Iranian President Abolhassan Bani-Sadr sees opportunity for the regime in a Trump presidency where others see only trouble. “Khamenei’s supporters believe not only that Trump will maintain the Vienna nuclear agreement,” he says, “but also that his policies in Syria and the Middle East will maintain the interests of the regime.” Tom Wheeler, chairman of the Federal Communications Commission, also has a positive spin on the negativity surrounding President-elect Trump. He thinks Americans are more than capable of rising to disruptive challenges of new technologies behind so much political anxiety today. Wheeler argues that the slogan “‘Make America Great Again’ became a surrogate for ‘Make me secure again amidst all this change.’ Great swaths of the electorate sought stability in a world where everything seemed to be changing.” Wheeler reminds his fellow Americans that they’ve been here before: “Like today,” he says, “the technology revolution of the 19th century produced a longing for stability. But instead of retreating, Americans pushed forward to build a new security around new concepts. Universal education, employee rights, governmental offsets to abusive market power and other initiatives targeted the new problems. The result was the good old days many now long for.” Writing from Geneva, Richard Baldwin sees a double blow to the labor market – in both rich and poor countries ― of both offshoring and robots. “Rapid advances in computing power and communication technology,” he contends, “will make it economical for many more people to work remotely across borders.” As medical costs rise in the rich countries, for example, Baldwin expects to see more and more “telesurgery” where the patient and doctor are divided by hundreds of miles. In this world so afflicted by hatred and violence, Turkish novelist Kaya Genc also sees a way to unite amidst division, finding beauty and peace in the quotidian event of a winter snowfall. “Snow saved Istanbul,” he writes this week from his beloved hometown on the shores of the Bosphorous. “As flakes fell from the sky, the city was relieved of its status as the new destination of international terror. … There was a hint of something chilling in the air, and I felt relieved that it was not man-made.”  Finally, our Singularity series this week looks at a new breakthrough: a nanoscale archive of 1,000 languages that you can now wear around your neck.  WHO WE ARE   EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at The Huffington Post, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. Rowaida Abdelaziz is World Social Media Editor.   EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera), Dileep Padgaonkar (Times of India) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khannaare Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

13 января, 20:38

How Nigeria's Laws, Hatred Are Thwarting The Fight For LGBTQ Equality

LONDON (Thomson Reuters Foundation) - Habibah, a Nigerian lesbian, was forced by her family to marry a man, who raped her on their wedding night, while Somadina was told she would die early because she calls herself queer. Their experiences are documented in a new report by the Bisi Alimi Foundation, which promotes social acceptance of lesbian, gay, bisexual and transgender (LGBT) Nigerians. “The spectrum of hatred and discrimination against LGBT people is very wide in Nigeria, and forms part of deep-rooted cultural attitudes,” said Bisi Alimi, director and founder of the foundation. The 41-year-old was the first Nigerian to openly declare his sexuality on national television, coming out in 2004. Facing threats to his life thereafter, he moved to Britain where he now lives with his husband. The foundation surveyed almost 450 LGBT Nigerians, all of them aged over 18 and either still living in Nigeria or who had left the largely conservative country within the past decade. Violence and harassment is widespread in Nigeria where homosexuals can be imprisoned for up to 14 years for expressing their sexual orientation, according to the report, which is due out on Friday. Some 55 percent of respondents said they had been physically attacked or threatened with violence at home or work in the past decade, while 54 percent had experienced threats and harassment online. The survey found 71 percent of respondents believed this abuse was due to their gender identity or sexuality. Violence is widespread but victims often do not report it because of police discrimination, the report said. Stigma, family rejection, community exclusion and isolation are also common, adding to the mental stress of hiding their sexual orientation, the report found. With the highest HIV prevalence rate of any country in West and Central Africa, discrimination against gays in healthcare services can have serious consequences, the report said. Twelve percent of respondents said they were told by doctors or nurses their health problems were their own fault, and another 12 percent reported experiencing verbal abuse from doctors or nurses.   FAR-REACHING LAW Nigerians involved in a gay marriage or civil union face imprisonment for up to 14 years under a law introduced in 2014. Named the “Same Sex Marriage Prohibition Act,” it purports to legislate against people of the same sex marrying but it has far wider reaching implications, said Alimi. Dubbed “Jail the Gays” in the media, the law stipulates that anyone who registers, operates or takes part in gay organizations, or makes a public show of a same-sex relationship, will be punished with up to 10 years in prison. The implementation of the law prompted a crackdown on gays and increased violence despite international condemnation. While previous legislation already criminalized same-sex conduct, the 2014 law officially authorizes abuses against LGBT people, effectively making a bad situation worse, a report by Human Rights Watch said in October 2016. “When this law came into force, it opened a door of hate and legalized prejudice,” Alimi told the Thomson Reuters Foundation. “The main issue for LGBT people in Nigeria is not same-sex marriage - but being able to live a life free from rejection, assault and abuse.” Alimi said he hoped to change public perceptions by providing facts about the life of LGBT people in Nigeria. “There has never been data on homophobia in Nigeria,” he said. “We hope that by building a database that documents the discrimination, we can bring about change and galvanize a change in attitudes.”   (Reporting by Astrid Zweynert; Editing by Lyndsay Griffiths; Please credit the Thomson Reuters Foundation, the charitable arm of Thomson Reuters, which covers humanitarian news, women’s rights, trafficking, property rights and climate change. Visit news.trust.org to see more stories) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

13 января, 16:01

Emergence of populist leaders threatens democracy, says Human Rights Watch

Trump, Putin and Erdoğan among world leaders accused in HRW’s 2017 world report of usurping rule of law and fostering global culture of intolerance The rise of populist leaders such as Donald Trump and Vladimir Putin poses a “dangerous threat” to human rights that could encourage global abuses around the world, Human Rights Watch has warned in its annual report.Accusing the US president-elect of a campaign for office that fomented hatred and intolerance, the group also singled out “strongman” leaders in Russia, Turkey the Philippines and China, accusing them of substituting their own authority in place of rule of law and accountable government. Continue reading...

13 января, 14:42

До сих пор пропагандистской машине Кремля удается убеждать граждан в том, что нужно потерпеть

Организация Human Rights Watch опубликовала ежегодный доклад о положении с правами человека в мире В минувшем году российское государство усилило гонения на инакомыслящих и продолжило курс на ужесточение контроля над значительно сузившимся пространством реализации свободы выражения мнений, свободы ассоциации и свободы собраний. К такому выводу пришла организация Human Rights Watch, которая опубликовала ежегодный доклад о положении с правами человека в мире. В его разделе, посвященном России, говорится, что в российском парламенте принимались законы, расширяющие полномочия силовых структур, в том числе в части подавления свободного дискурса в интернете. далее ➤

13 января, 12:38

Human Rights Watch warns of Trump-style populism

Human Rights Watch is warning that the rise of politicians like US President-elect Donald Trump is increasing hate speech and putting fundamental rights at risk. In its annual report, the group also criticised political leaders in Europe, the Philippines and Russia. Al Jazeera's Daniel Lak reports from Washington DC. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

13 января, 11:38

Responsible Algorithms in Business: Robots, fake news, spyware, self-driving cars and corporate responsibility

Roel Nieuwenkamp, Chair of the OECD Working Party on Responsible Business Conduct (@nieuwenkamp_csr) Why is the topic of robots frequently being raised at recent conferences on responsible business conduct?  For example, October last year the Polish Deputy Prime Minister noted the connection between robotisation and corporate responsibility during the opening of the Conference in Warsaw […]

25 октября 2014, 16:00

США целится в Африку

Сахель – природная зона Африки, с юга примыкающая к Сахаре в виде полупустынь, плавно переходящих в полусаванны. Окраина ("сахель" по-арабски "край") величайшей пустыни мира протянулась полосой шириной в несколько сотен километров от побережья Атлантического океана на западе до Красного моря на востоке. На территории Сахеля, по площади сравнимой с Западной Европой, разместились Мавритания, Сенегал, Гамбия, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад и Кабо-Верде. Часто в состав Сахеля включаются некоторые области Судана, Нигерии, Эфиопии и Сомали. Специфика Сахеля в том, что пустыня нередко отделяет правительства этих африканских стран от своего населения, представляющего смесь из различных этнических группировок, говорящих на многочисленных языках и диалектах. Тяжелые природные условия, бедственное экономическое положение, политическая нестабильность являются предпосылкой государственных переворотов, сопровождающихся переориентацией национальных политик и сменой государственных приоритетов. Террор в Африке Не случайно специальный посланник ООН в Сахеле Романо Проди недавно предупредил "о высоком уровне хрупкости в регионе". ГНЕЗДО РАДИКАЛОВ И ТЕРРОРИСТОВ Огромные территории по периметру региона Сахель стали желанным прибежищем различных террористических организаций и джихадистских групп, сумевших образовать своего рода экстремистский альянс, в котором верховодят боевики "Аль-Каиды" исламского Магриба" (AQIM), ранее известной как алжирская группа джихадистов (GSPC), а также группировки "Ансар ад-дин" ("Защитники религии") и "Движения за единство и джихад в Западной Африке". Эта тройка поддерживает близкие отношения с повстанческой группировкой туарегов MNLA (National Movement for the Liberation of Azawad). По-прежнему представляет серьезную угрозу радикальная нигерийская исламистская секта "Общество приверженцев распространения учения Пророка и джихада" (Боко Харам), созданная Мохаммедом Юсуфом для введения шариата и искоренения западного образа жизни. Основанная бывшим региональным лидером "Аль-Каиды" в странах исламского Магриба Мокхтаром Бельмохтаром военизированная группировка, называющая себя "Mourabitounes", объявила войну Франции и французским интересам в регионе. Недавно информационное агентство Мавритании Nouakchott News сообщило о слиянии двух экстремистских групп в Сахаре и образовании новой джихадистской организации "al-Murabitun Brigade", провозгласившей своей целью объединение мусульман "от Нила до Атлантики под салафистским флагом". Силы командования АФРИКОМ в 2008 году Дислоцирующиеся в Сахеле экстремистские организации подтвердили свое умение быть так называемыми социальными операторами, которые, воздействуя на чувства родовой, семейной общности, играя на межплеменных противоречиях, используя политическую нестабильность и слабость экономик, подбирают, тренируют, экипируют, обеспечивают, дают кров и собирают в свои ряды новых бойцов. Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) и Африканский союз (AU) провели ряд конференций, посвященных проблемам Транс-Сахары. Председатель ЭКОВАС президент Кот-дИвуара Алассан Уаттара объявил север Мали "убежищем для террористических группировок" и принял решение о развертывании наземных сил для борьбы с ними согласно Резолюции 2085 Совета Безопасности ООН. Для операции ЭКОВАС выделил 3300 солдат. В распоряжении ЭКОВАС находятся межафриканские силы, созданные из подразделений девяти западноафриканских стран: Нигерии, Того, Бенина, Сенегала, Нигера, Гвинеи, Ганы, Буркина-Фасо и Чада. В их составе 5800 военнослужащих. Глава Африканского союза, президент Бенина Бони Яйи призвал НАТО направить воинский контингент для участия в санкционированной ООН военной операции. "Это… проблема не только Африки. Это мировая, международная проблема", – заявил Яйи. "Африка многому хотела бы научиться у НАТО", – заявил комиссар AU по вопросам мира и безопасности Рамтане Ламамра. Запад не замедлил откликнуться на призывы африканских политиков. Объем помощи Евросоюза странам Сахеля менее чем за три года увеличился более чем в шесть раз и превысил 280 млн евро. Постоянный представитель Франции в ООН Жерар Аро призвал ускорить размещение в Мали международного военного контингента без ограничения срока его пребывания. Соединенные Штаты обозначились в Сахеле дежурным утверждением Пентагона о возможности использования "Аль-Каидой" стран региона в качестве базы для размещения и подготовки террористов. Главное – "не допустить получения террористами безопасного пристанища в регионе", – подтвердил официальный представитель Совета национальной безопасности Белого дома Томми Витор. Такова внешняя сторона событий. ИНТЕРЕС ВАШИНГТОНА Однако периодически в прессу просачивались сведения, свидетельствующие о повышенном интересе США к Сахелю. То достоянием общественности стал факт обсуждения в кулуарах Генеральной Ассамблеи постоянным представителем США в ООН Самантой Пауэр с различными национальными лидерами судьбы более 700 млн долл., направленных Вашингтоном в регион в последние годы. То неожиданным откровением прозвучали слова военного научного сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики подполковника Джошуа Берджесса, прямо заявившего, что "нестабильность угрожает американским интересам в регионе и за его пределами". То вдруг о возможности военной операции на территории одного из государств Сахельской зоны поведал заместитель министра обороны США по специальным операциям Майкл Шихан. В полном размере На самом деле, внимание Соединенных Штатов к странам Сахеля, выражающееся в расширении Вашингтоном военно-политического влияния на национальные правительства, включая размещение воинского контингента, объясняется весьма обыденным образом – стремлением обеспечить надежный доступ к минеральным ресурсам региона. Американская военная промышленность заинтересована в импорте африканского кобальта, слюды, цинка, свинца, меди, титана, циркония, хрома и металлов платиновой группы, урана и бокситов. Почти 100% потребностей индустрии Соединенных Штатов в хроме обеспечивается поставками из стран Черного континента. Более двух третей потребляемого в Америке кобальта – африканского происхождения. Этот металл используется при производстве термостойких и особо прочных сплавов для авиационной промышленности и магнитосплавов для электронной отрасли. Аналогичная ситуация сложилась и с потреблением марганца, по запасам которого Африка занимает первое место в мире. По мнению специалистов, экономика США жизненно зависит от стабильности импорта из Африки. Альтернативы объемам африканского импорта стратегического сырья не существует. В то же время в США с большой тревогой относятся к уверенному продвижению в Африку вездесущих бизнесменов из Китая и Индии. Соединенные Штаты еще сохраняют первое место в торговле с африканскими странами, но присутствие азиатских конкурентов становится все ощутимее. Известный политолог и независимый журналист Ф. Уильям Энгдаль из канадского Центра исследования глобализации высказал предположение о скором превращении богатых природными ресурсами государств региона в театр стратегического соперничества между США и их реальным конкурентом на мировой арене Китаем. Ранее американский политолог Рик Розофф обратил внимание на репортаж в кенийском журнале Africa Review, увидевший в действиях Соединенных Штатов не только попытку противодействия экспансии Китая в Африке, но и стремление "блокировать крупных поставщиков оружия африканским странам – Китай и Россию". Сохранение существующего положения в потреблении африканских ресурсов требует от Вашингтона реализации системы мер для преодоления вызовов и конкретных угроз позициям США в регионе. Масштабы организованной преступности, контрабанда оружия и наркотиков, сосредоточие террористических группировок, слабость национальных правительств, неспособных эффективно контролировать территорию собственных стран, используются правящими кругами Соединенных Штатов в качестве гуманитарного обоснования интенсификации военно-политического и военно-экономического сотрудничества с лояльными режимами Сахельской зоны. В западной прессе высказываются предположения об умышленной дестабилизации американцами положения в регионе для того, чтобы обосновать военное присутствие США в странах Сахеля. С утверждением о преднамеренности создания зависимости региона Сахель от Соединенных Штатов выступил Эрик Драйцер, политолог из Нью-Йорка. В полном размере: Мавритания, Мали и Нигер - полезные ископаемые. Иными словами, наличие хотя бы гипотетического противника легитимизирует наращивание американского военного присутствия в глазах национальной и мировой общественности. В этой ситуации вполне логичным выглядело развертывание правительством США многолетней контртеррористической программы для Транс-Сахары (The Trans-Sahara Counterterrorism Partnership – TSCTP), включившей в орбиту американского военного присутствия Мали, Нигер, Чад, Мавританию, Алжир, Буркина-Фасо, Марокко, Нигерию, Сенегал и Тунис. При этом TSCTP имеет весьма узкую направленность – антитеррор, предполагая обучение африканских военнослужащих современным методам борьбы с терроризмом (Terrorist Interdiction Program – TIP). Любопытное признание сделал аналитик компании "CNA Corporation" Лесли Энн Уорнер в статье "Уловка-22 в Сахеле", опубликованной в журнале The National Interest в апреле 2014 года, обратив внимание на то, что программа TSCTP "не сосредоточена на построении демократических институтов, борьбе с государственной коррупцией, решении проблем социального неравенства в странах, которые в этом особенно нуждаются". Военная составляющая программы нацелена на расширение именно военного сотрудничества с вооруженными силами стран-партнеров. Финансирование программы осуществляется Министерством обороны США. При этом средства выделяются на проведение операции "Несокрушимая свобода Транс-Сахары" (OEF-TS). К числу программ военной помощи наряду с такой значительной, как "Военное финансирование иностранных государств", относится и программа "Международное военное образование и подготовка" (IMET), ставшая действенным инструментом американского пропагандистского воздействия и формирования приверженцев американизма в правящих кругах стран Сахельской зоны. ОТВЕТСТВЕННЫЕ ЗА АФРИКУ Программа IMET предполагает приглашение военнослужащих иностранных государств для обучения в таких военных учебных заведениях США, как Военный колледж ВС США и Американский университет национальной обороны. Это сотрудничество содействует военному взаимодействию, обмену информацией, планированию совместных учений, обеспечивающих совместимость национальных вооруженных сил с ВС США, НАТО и сил региональных коалиций. Американское военное ведомство потратило 125 млн долл. на реализацию программы помощи в подготовке и снабжении оружием вооруженных сил стран Сахельской зоны Чада, Мали, Мавритании и Нигера. Американцам удалось добиться публичного одобрения военного сотрудничества с ВС США со стороны дружественных им правительств стран Сахеля. Карта в полном размере: Базы США в Африке 2012 год. Для обеспечения надежной защиты в Африке интересов "национальной безопасности США путем укрепления обороноспособности государств-партнеров" было создано Африканское объединенное командование вооруженных сил (AFRICOM) с зоной ответственности, охватывающей территорию всего Африканского континента (за исключением Египта) с прилегающими островами – всего 53 страны общей площадью более 13 млн квадратных миль. Целевым назначением новой структуры стало осуществление охранительной функции, то есть присмотр за разработкой и транспортировкой извлекаемых из недр Африки природных ресурсов, а также организация противодействия конкурентам из Европы и Азии. Количество стран постоянного базирования американских частей в странах Африки к югу от Сахары, на Африканском Роге и в центре континента, согласно карте, приведенной изданием The Washington Post в номере от 21 мая 2014 года, достигло 12. Эффективное выполнение своей миссии в Африке командование ВС США связывает с широким использованием последних достижений науки. AFRICOM, в частности, спонсирует научно-практические конференции, посвященные проблемам Транс-Сахеля. О важности конференций свидетельствует присутствие на них высших чинов данного командования. Для еще большего повышения значимости этих мероприятий на конференции в итальянской Виченце, по словам представителя PR-службы командования Ричарда Бартелла, присутствовал лично военный представитель США при НАТО генерал-лейтенант Дэвид Р. Хогг и сопровождавшие его офицеры полковник Рэндалл Карлсон, полковник Боб Томасович, сержант-майор Ху Родос и другие. Тогда в центре внимания 120 присутствовавших военнослужащих и гражданских лиц находился известный специалист по проблемам Западной Африки профессор университета Флориды, редактор Journal of Modern African Studies Леонардо А. Виллалин, занимающийся изучением социальных преобразований и перспектив стабильности в шести франкоязычных странах Сахеля. В соответствии с программой TSCP личный состав AFRICOM при участии сотрудников Агентства США по международному развитию (USAID), занимающегося разработкой программы гражданского общества в странах региона, уделяет существенное внимание установлению непосредственных контактов с членами национальных правительств Сахеля. Помощник госсекретаря по делам Африки Линда Томас-Гринфилд в основном докладе в Национальном университете обороны на 8-й ежегодной конференции TSCP, проходившей осенью 2013 года, четко формулировала задачу: "Пора подумать о том, как мы можем поддержать мирные, успешные выборы в регионе, в частности в Буркина-Фасо, Нигере, Ливии, и, конечно, в Нигерии". Присутствовавшие на конференции высокопоставленные представители дипломатических кругов, генералитета и различных спецслужб с пониманием отнеслись к прозвучавшему с трибуны утверждению: "В долгосрочной перспективе стабильные, подотчетные и прозрачные правительства являются главными сдерживающими факторами насильственного экстремизма". Обеспечением означенных стабильности и подотчетности и занялись ВС США. ДИСТАНЦИОННАЯ ВОЙНА Произошедший в американской военной стратегии сдвиг от крупномасштабных и весьма затратных военных действий в пользу точечных, малоформатных операций отражает резкое снижение желания американского общества видеть своих солдат за рубежом. Невосполнимые потери американских ВС в ходе операций в Ираке и Афганистане составили почти 7 тыс. человек. Расходы на ведение военных действий в этих странах составили, по свидетельству журнала New York Times, от 4 до 6 трлн долл. Сегодня война в обычном понимании этого слова рассматривается многими американцами как дорогое и непозволительное удовольствие. Военные также в целом отходят от идеи развертывания большого количества войск и теперь предпочитают решать возникающие проблемы в конфликтах низкой интенсивности с помощью беспилотных летательных аппаратов, оборудованных средствами разведки и наблюдения и оснащенных современными авиационными средствами поражения, а также посредством проведения секретных спецопераций в виде тщательно подготовленных рейдов. Карта в полном размере: Ресурсы Африки и французские военные базы. Неудивительно, что важнейшим компонентом AFRICOM стало Командование специальных операций (SOCAFRICA), во главе с бригадным генералом Джеймсом Б. Линдером, магистром университета Вэбстера в области международных отношений и национальной безопасности. Еще недавно Линдер, выпускник Клемпсона, командовал Объединенной оперативной группой специальных операций на Филиппинах (Joint Special Operations Task Force – Philippines). Линдер принял командование 7 июня 2012 года от контр-адмирала Брайана Л. Лоузи. Во время торжественной церемонии смены командования в гимназии казарм Келли в Штутгарте (штаб-квартира AFRICOM) председательствовавший генерал Дэвид Родригес назвал Линдера "правильным человеком", достойным командиром американского спецназа в Африке. Генерал Дэвид М. Родригес любил на людях поговорить об ограниченности контингента инструкторов на базе в Джибути, где разместился американский антитеррористический центр с контингентом в 1,5 тыс. солдат и офицеров. В начале мая 2014 года Пентагон продлил на десять лет контракт с Республикой Джибути на использование базы Кэмп-Лемоньер. После дежурных призывов "работать вместе с нашими африканскими партнерами, чтобы дать им возможность" справиться с угрозой, исходящей от "жестокого врага, безжалостного в целях и коварного в методах", он по-военному четко, но просто и по свойски сформулировал напутствие Линдеру "не оставлять континент без присмотра". Генерал Линдер получил назначение в AFRICOM сразу после штурма дипломатической миссии в ливийском городе Бенгази в 2012 году. По его мнению, "нестабильность в Ливии ведет к нестабильности во всей Западной Африке". Летом 2014 года, беседуя с корреспондентом New York Times, Линдер уверенно заявил: "Моя работа заключается в том, чтобы посмотреть на Африку и сказать, где здесь таится угроза для Соединенных Штатов". Чуть позже он зловеще добавил: "Я вижу врага…" КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ИДЕОЛОГИЯ На передовой линии в местах развертывания американских контингентов находятся Команды военного информационного обеспечения (КВИО), осуществляющие для МО США, сотрудников других заинтересованных ведомств, партнеров принимающей стороны предметную оценку культурологических особенностей, необходимых при исследовании феномена роста влияния экстремистских организаций в Сахеле и разработке контрмер распространению идеологии радикального экстремизма. Команды оказывают содействие правительству принимающей стороны и посольству США в осуществлении операций военного информационного обеспечения (messaging operations), кампаний воздействия по убеждению в необходимости военного сотрудничества с целью вызвать необходимые поведенческие изменения в определенных целевых аудиториях. Команды ВИО формируются из специалистов, обладающих навыками работы в специфической оперативной обстановке. В целях оптимизации коммуникативных возможностей и повышения эффективности информационного воздействия сотрудники подразделений в операциях военно-информационного обеспечения координируют свою деятельность со структурными звеньями SOCAFRICA и представителями посольства США. На команды возлагается ответственность за координацию коммуникативной деятельности в период проведения многонациональных учений между вооруженными силами страны-хозяйки, зарубежными участниками и американским межведомственном сообществом. КВИО действует на протяжении всех учений как основное связующее звено между участвующими военными подразделениями и другими задействованными в маневрах акторами, а также жителями страны, на территории которой эти учения проходят. Капитаны Джон Боэнерт и Джейми Нази из состава 7-го регионального батальона 4-й группы ВИО Объединенной тактической группы сил специальных операций в Западной Африке недавно сообщили в журнале Special Warfire, что крупномасштабные многонациональные учения под кодовым наименованием Flintlock, ежегодно проводимые в Западной Африке, предоставляют сотрудникам КВИО исключительную возможность тесно взаимодействовать с военными партнерами принимающей страны, как с точки зрения обучения, так и "в контексте реализации плана стратегической коммуникации, интегрированного в общий план учений". Военными специалистами 4-я группа ВИО считается ядром сил и средств военного информационного обеспечения ВС США. Общая численность 4-й группы ВИО, возглавляемой легендарным полковником Реджинальдом Бостиком, по данным Линды Робинсон, составляет 729 человек. Команды ВИО содействуют организации специализированных тренировок с личным составом подразделений вооруженных сил принимающей стороны. Американцы консультируют и помогают африканским солдатам в овладении умениями, связанными с проведением военного информационного обеспечения. Иногда сотрудники команды задействуются и в других тренировочных мероприятиях, включая стрелковую подготовку. Инструкторы КВИО обучают африканских коллег приемам эффективного коммуникативного взаимодействия с гражданским населением своей страны, установлению доверительных ежедневных контактов, и в итоге созданию прочной системы отношений с целью обеспечения общественной поддержки дружественных США местных правящих элит. Проводимые сотрудниками КВИО региональные тренировки и учения играют важную роль в передаче эффективных методик информационно-пропагандистского воздействия (messaging tactics) военным специалистам стран-партнеров. Силы ВИО Соединенных Штатов не только следят за проведением операций региональными партнерами, но также содействуют процессу передачи и обмена информацией между ними. В конечном счете их деятельность направлена на упрочение сотрудничества и развитие более согласованных информационно-пропагандистских действий, дополняющих и усиливающих взаимодействие вооруженных сил стран региона Сахель. Соперничество стран за Африку Нередко военному руководству страны-хозяйки предоставляются возможности использования технических средств для создания более качественных продуктов информационно-пропагандистского воздействия на различные целевые аудитории. Особенно востребованной считается помощь в создании мультимедийной иллюстративной графики. Региональные команды ВИО разрабатывают варианты оказания поддержки агентам влияния на местах, учитывая потребности партнерских организаций и общую конечную цель осуществляемой кампании информационно-психологического воздействия. При этом активно используется потенциал Центра медийных операций в Форт-Брэгге по созданию и монтажу теле- и радиопередач, а также редактированию печатных СМИ. Полковник Кевин Лихи, американец ирландского происхождения из Нью-Джерси, осуществляет систему PR-акций, направленных на деморализацию террористических группировок, пытаясь вырвать из рядов экстремистов людей, попавших в сети джихадистской пропаганды вследствие крайней нищеты, голода, болезней и хронической безработицы. Искренне радуется достижению положительного результата: "Мы будем использовать все возможности, чтобы, никого не убивая, привлечь их к сотрудничеству". Старший военный чиновник из Нигера полковник Махамане Ламину Сани сказал позже: "Мы должны дать отпор социально". ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА Однажды при обыске лагеря террористов было обнаружено множество DVD-дисков с фильмами Чака Норриса. Вскоре тайный агент подтвердил мысль Кевина Лихи о наличии в банде большого числа поклонников американских боевиков 80-х годов. И кинозвезде было сделано неожиданное предложение создать видеообращение к экстремистам с призывом вернуться к мирной жизни. Кевин Лихи при поддержке руководства сумел осуществить качественную запись песни "Come Home" ("Вернись домой") с участием популярной угандийской поп-звезды по имени Хосе Хамелеон и организовать ее распространение среди местного населения. С удивительно добрым чувством, рассказывал офицер SOCAFRICA Майк, они смотрели, как люди выходят из кустов и капитулируют. Это было похоже на "освобождение людей из рабства". Для Лихи предпочтение имеют операции, которые он называет операциями влияния. По словам Линдера, они "устраняют комбатантов с поля боя", предоставляя боевикам возможность избежать печальной участи и вернуться к семье. Летом 2014 года в Диффе американские, канадские, французские и британские инструкторы обучали элитные подразделения вооруженных сил стран Сахеля премудростям ведения боевых действий с повстанцами, особенностям комплектования контрольно-пропускных пунктов, устройству засад и проведению рейдов, умению агрессивно подходить к вражескому лагерю. При подготовке квалифицированных специалистов в области операций военного информационного обеспечения инструкторы отрабатывали приемы взаимодействия с местной гражданской администрацией и населением. Один из африканских офицеров лично прикрепил к фюзеляжу легкомоторного самолета мощные динамики и, летая над местами расположения экстремистов, обращался к ним с призывами вернуться домой. После одного из таких полетов шестеро боевиков сложили оружие… Китай - Африка взаимная торговля Однако количество людей в повстанческих и экстремистских группах не сокращается. Причиной тому, по мнению, старшего научного сотрудника организации Human Rights Watch Коринн Дуфка, является "отсутствие обеспечения верховенства закона", вызванное "преступным поведением солдат, полицейских, политиков, имеющих мандат на защиту людей и их интересов". Африканские военные часто служат коррумпированным диктаторам и регулярно совершают грубые нарушения прав человека. В Нигерии, по данным Human Rights Watch, целевая группа нигерийской армии, призванная сражаться с террористами Боко Харам, была замечена в "чрезмерном применении силы, физического насилия, тайного содержания под стражей, вымогательстве, поджогах домов, краже денег во время рейдов и внесудебных казнях подозреваемых". Правительство Южного Судана было подвергнуто разоблачительной критике за привлечение Народно-освободительной армии, обученной и подготовленной США, к этническим убийствам. По словам Джона Райла, исполнительного директора независимого исследовательского института Рифта-Валли (Rift Valley Institute), "после того как жесткие навыки были переданы, уже трудно предсказать, как они будут использоваться". Американские военачальники хорошо осведомлены о положении дел. "Мы полны решимости научить африканские силы действовать в рамках законности, уважения прав человека, – заявлял генерал Картер Хэм, бывший командующий AFRICOM, – но миссия еще далека от завершения". Миссия продолжается. И "тихо движутся небольшие группы мужчин в флисовых куртках и кроссовках, веером по всему африканскому континенту". Точно и глубокомысленно подметил полковник Народной Армии обороны Уганды Майкл Кабанго: "Работа с американцами напоминает небольшую лошадь перед огромной телегой. Вы должны быть предельно осторожны, иначе телега раздавит вас". http://nvo.ng.ru/wars/2014-09-26/1_sahel.html

23 июля 2014, 18:41

Американские спецслужбы склоняли людей к совершению терактов

Организация Human Rights Watch обвиняет ФБР и Министерство юстиции США в том, что они превращают законопослушных граждан в террористов. Согласно исследованию правозащитников, спецслужбы прибегали к «подставным» операциям, в ходе которых людей склоняли к совершению терактов и предлагали финансовую помощь в их осуществлении. С подробностями — корреспондент RT Марина Портная. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

24 апреля 2014, 11:58

Почему Каир не поддержал про-киевскую резолюцию ООН

От редакции: 26 и 27 мая этого года в Египте состоятся президентские выборы. Нельзя сказать, что ситуация в стране пирамид напоминает ситуацию на Украине – все же государство не распадается на части… Но для выборов обстановка не самая подходящая. Репрессии против сторонников свергнутого президента Мурси не прекращаются, а те, в свою очередь, отвечают терактами и партизанской войной. Регистрация претендентов завершилась 20 апреля. В гонке участвуют всего два кандидата: фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси и левый популист Хамдин Сабахи. Тем временем, триумфаторов предыдущих выборов, «братьев-мусульман», продолжают «зачищать». Вашингтону сегодня сложно взаимодействовать с египетским правительством, и именно это открывает для России новые возможности на Ближнем Востоке. Подробнее рассказывает наш постоянный автор Станислав Хатунцев. * * * Обстановка в Египте остается взрывоопасной. Власть не меняет курса, взятого после смещения президента Мурси – курса на обнуление присутствия Ассоциации «братьев-мусульман» и связанных с нею организаций не только в политическом пространстве страны, но и во всей ее общественной жизни в целом. Жесткое противостояние ихванов[1]установившемуся в Египте политическому режиму, в сущности, не оставляет правительству иного выхода, кроме репрессий. Вопрос стоит «или–или». Или военный режим, подобный тому, который был свергнут в 2011 году[2], сломает яростное и беспрецедентное сопротивление «братьев-мусульман», или же последние взорвут Египет, причем взорвут не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова: ихваны и их помощники объявили «стране пирамид» самую настоящую террористическую войну. И война эта все более интернационализируется. Несмотря на то, что в начале марта каирский Суд по срочным делам запретил деятельность палестинской исламистской группировки ХАМАС на территории Египта и постановил закрыть там все представительства этого движения, страну продолжают наводнять группировки боевиков из других государств ближневосточного региона, прежде всего, из Сирии, что отчасти связано с особенностями складывающейся там обстановки. Так, на родине фараонов появились члены экстремистской организации «Исламское государство в Ираке и Леванте» (ИГИЛ, она же «Даиш»). Они помогают местной организации «Ансар Бейт ас-Макдис» осуществлять спецоперации против египетской армии на Синайском полуострове и против полиции в других областях Египта. С «Даиш» в Сирии воюют бывшие союзники – «Джебхат-ан-Нусра» и Сирийская Свободная армия. «Ас-Каида» руками «Ан-Нусры» стремится выдавить оттуда свое «мятежное» подразделение ИГИЛ – прежде всего в Ирак. Однако привлекает их, как мы видим, и такой «фронт джихада», как «страна пирамид», куда они попадают через ливийскую границу или через тоннели на Синае со стороны сектора Газа. В последнем случае возникают вопросы к спецслужбам Израиля, который, казалось бы, не должен быть заинтересован в дестабилизации новых властей в Каире. Присутствует на землях Египта и группировка «Ас-Фуркан». Египетская армия делает значительные успехи на Синае. Она наносит удары по террористам, взяла под контроль стратегические объекты и перекрыла многие каналы поставок оружия. За время, прошедшее после низложения Мурси, на севере Синайского полуострова ликвидировано более 350 боевиков, которые практически ежедневно атакуют армейские патрули и посты полиции. Задержаны сотни участников экстремистских группировок. С июля прошлого года военные уничтожили около 1500 тоннелей, связывающих Синай с сектором Газа. Разрушены десятки домов, в которых скрывались террористы. Найдены сотни схронов, изъято большое количество оружия и боеприпасов. Армейское командование заявляет, что инфраструктура местных боевиков уничтожена на 90%. Однако эти успехи терактов на полуострове не прекращают. Террористы смогли проникнуть оттуда в ключевые египетские города, в том числе в Каир. Их атаки становятся все более частыми. Так, вечером 2 апреля возле полицейского поста у здания инженерного факультета Каирского университета сработали два взрывных устройства. Погиб бригадный генерал, начальник отдела уголовного розыска полиции столичного района Гизы. Пострадали пять высокопоставленных офицеров, в числе которых советник министра внутренних дел и замначальника полицейского управления Гизы. Ответственность за произошедшее взяла на себя экстремистская группировка «Аджнад Миср» («Воинство Египта»). Есть данные, что непосредственное отношение к ее созданию имеют лидеры ихванов, прежде всего второй человек в организации Хейрат аш-Шатер. После этого теракта правительство Египта утвердило новый закон о борьбе с терроризмом. Он серьезно ужесточает наказания за причастность к террористической деятельности, ее моральную, финансовую и логистическую поддержку. Арестами и скорыми судами власти ослабляют мобилизационные ресурсы своих противников. Сужаются их возможности устраивать уличные войны. Об этом может свидетельствовать тот факт, что 4 апреля «братья-мусульмане» не сумели организовать «традиционные» пятничные манифестации, тогда как 28 марта и за неделю до этого они состоялись. Последние столкновения недовольных с полицией и с противниками из числа граждан закончились гибелью нескольких человек, множеством раненых и масштабными арестами. При этом в столичном районе Айн-Шамс развернулись настоящие уличные бои. Исламисты вели беспорядочный огонь по стражам порядка и местным жителям из различного стрелкового оружия. Неделей раньше в том же округе Айн-Шамс в ходе беспорядков были убиты 7 человек. Выступили «братья» не только в столице, но и в Александрии, Суэце, Исмаилии, Бухейре, Фаюме и других городах. Полиция задержала более 90 зачинщиков беспорядков, у которых изъято огнестрельное оружие, самодельные бомбы и «коктейли Молотова». Пожалуй, главный контингент недовольных – студенческая молодежь, особенно из мусульманских учебных заведений. Беспорядки в различных вузах АРЕ не стихают со времени отстранения военными от власти Мухаммеда Мурси. Пик этих выступлений пришелся на конец декабря, когда временные власти Египта объявили ассоциацию «Братьев-мусульман» террористической организацией. Ее сторонники-студенты неоднократно пытались спровоцировать столкновения, а наиболее ожесточенные стычки, с погибшими и с пострадавшими, шли в разбросанных по всей стране филиалах университета Ас-Азхар – самого крупного и самого авторитетного исламского университета в мире. В этой связи следует сказать о том, что в Каире во время беспорядков, устроенных исламистами, в Ас-Азхаре был арестован гражданин России, который там обучается. Его и нескольких египтян, также как и он провоцировавших беспорядки, прокуратура обвиняет в том, что они крушили витрины магазинов, разбили стекла в автобусе, сожгли полицейский автомобиль и машину «скорой помощи». Польза от такого выпускника Ас-Азхара на исторической родине более чем сомнительна. Приговоры участникам антиправительственных выступлений становятся все более жесткими. Еще 24 марта суд в городе Эль-Минья (250 километров к югу от Каира) приговорил к смертной казни 529 сторонников Мурси. Этот приговор еще должен быть утвержден верховным муфтием Египта, но уже вызвал возмущение на Западе, став самым массовым смертным приговором за все время, прошедшее после окончания Второй Мировой войны. Однако очень многие египтяне данное решение суда приветствуют, поскольку направлено оно на радикальную часть ихванов, которая принимала участие в насилии, убийствах и терактах. Ассоциация «братьев» в глазах основной части населения дискредитирована и уже не может рассчитывать на сочувствие со стороны большинства. Не факт, что все смертные приговоры будут приведены в исполнение. Они могут стать средством давления, своего рода предметом торга с теми, кто не сложил оружия. Таким образом может быть достигнута основная цель беспрецедентно суровых мер – очищение египетского общества от террористов, коими ихваны и были со времен основателя их организации Хасана ас-Банны. Необходимо отметить: Египет – одна из самых перенаселенных стран мира, и колоссальное демографическое давление отражается на психологии местного общества. Одна – меньшая – его часть, с легкостью идет на теракты, тогда как другая – бóльшая – весьма спокойно относится к возможным масштабным казням террористов. На завершившемся недавно в Кувейте 25-м саммите Лиги арабских государств Египет проводил ту же антиэкстремистскую политику, что и внутри страны. Он выступил с инициативой выработки стратегии стран ЛАГ по совместной борьбе с терроризмом, которую горячо поддержала Ливия, страдающая от этого зла после свержения режима Каддафи. В силу того, что происходит на родине фараонов, МИД РФ подтвердил свои рекомендации россиянам не покидать пределы курортных зон Египта. 3 мая начнется предвыборная кампания, которая завершится через 20 дней. Первый тур выборов главы государства намечен на 26–27 мая, то есть пройдет тогда же, когда аналогичное событие случится на Украине. Результаты голосования должны быть обнародованы к 5 июня. Если победитель не определится, то 16–17 июня состоится второй тур выборов, а его итоги должны быть известны к 26 июня. Первый зам премьер-министра, министр обороны и военной промышленности Египта фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси, ставший необычайно популярным после свержения президента-исламиста, уже 27 марта вышел из правительства и стал гражданским лицом. Это необходимо для того, чтобы получить возможность сесть в президентское кресло. Ас-Сиси оказался первым в истории египетской армии представителем высшего командования, который по собственному желанию подал в отставку и покинул ряды вооруженных сил. Его сейчас сравнивают с Гамалем Насером, самым любимым египтянами президентом, которого считают национальным героем. Экс-министр обороны, безусловный фаворит президентского марафона, обратился к народу со словами, что чуда он сотворить не может, но обещает трудиться с полной отдачей. Трудная работа ждет каждого египтянина, сказал он. На обращение Ас-Сиси отреагировали низложенные им ихваны, пригрозив, что если он станет президентом, то стабильности и безопасности в Египте не будет. Его стремление побороться за высший пост в государстве они назвали продолжением государственного переворота. Если бы президентские выборы состоялись в Египте 1 апреля, то, по данным статистического центра «Басыра», за фельдмаршала (это, кстати говоря, высшее звание в египетской армии) проголосовали бы 39% избирателей. Если сравнивать приведенные «Басырой» цифры с цифрами за предыдущие месяцы, то видно, что популярность ас-Сиси уменьшается. Однако вряд ли кто-либо из соперников сумеет переиграть ниспровергателя Мурси. Скорее всего, победителем станет именно он – пусть не в первом, а во втором туре. Выигрыш после второго круга, пожалуй, будет для него даже предпочтительней, поскольку мировому сообществу такой результат понравится больше. Как известно, отношения Каира и Вашингтона после ареста Мурси не складываются. США приостановили поставки в Египет тяжелых вооружений и истребителей, прекратила финансовую военную помощь, отменила ежегодные совместные военные учения. А 4 апреля правозащитники из Human Rights Watch обратились к Джону Керри с просьбой не возобновлять помощь каирскому режиму. И лишь недавно был разблокирован целый ряд американо-египетских контрактов, в том числе военных. Ослабление связей с заокеанской державой вынуждает Каир искать новых зарубежных партнеров, что открывает перед Россией в этой стране целую линейку возможностей. Египет может заключить соглашение о зоне свободной торговли со странами Таможенного союза, о чем 26 марта заявил министр сельского хозяйства РФ Федоров. Параметры соглашения о зоне свободной торговли Египта с ТС будут объявлены в июне 2014 года, после избрания нового президента страны. Любопытно, что российский министр говорил о создании специальных промзон для инвестиций российского бизнеса на территории Египта. На промышленных площадках совместно с Россией может производиться сельхозтехника, часть инициатив связана с участием РФ в модернизации египетских строек еще советского периода – Асуанской ГЭС, алюминиевого завода, металлического комбината, каирского метро. Может быть расширено присутствие российского автопрома, экспорт пиломатериалов и растительного масла. Перспективно расширение участия России в проектах, связанных с поставками и хранением в Египте зерна – страна пирамид является одним из его основных импортеров из РФ, и египетский министр промышленности, торговли и инвестиций Мунир Фархи Абденнур пожелал прежде всего увеличить поставки на египетский рынок российского зерна в обмен на местные овощи и фрукты. Общие проекты могут касаться не только строительства зернохранилищ и автомобильных производств, но и нефтехимии. Возможны также совместный проект по поставкам СПГ и участие Росатома в строительстве АЭС в Египте. Отметим, что в 2005 году Египет сам начал экспортировать СПГ, что позволило ему занять 6-е место в мире по экспорту газа. Благодаря подписанию этих соглашений объем взаимной торговли между Россией и Египтом, составляющий в настоящее время около 3 миллиардов долларов в год, в течение нескольких лет может удвоиться. Это пока немного, но если египетским властям удастся очистить страну от ихванов, то перспективы могут быть самыми многообещающими. [1]Ихваны ― исламское религиозное военное ополчение. В свое время именно ихваны были главной опорой первого правителя Саудовской Аравии Ибн Сауда. [2] Как выяснилось, рухнула только его верхушка, тогда как фундамент серьезно не пострадал. Впрочем, никто из серьезных экспертов в этом и не сомневался.  Хатунцев Станислав