• Теги
    • избранные теги
    • Компании42
      • Показать ещё
      Страны / Регионы29
      • Показать ещё
      Показатели9
      • Показать ещё
      Люди7
      • Показать ещё
      Разное14
      • Показать ещё
      Международные организации2
      Сферы1
      Формат1
Hypo Real Estate
05 июля 2017, 16:12

Когда финансовая система чуть не рухнула

Тем не менее тогда французские банки еще не подозревали, что их поджидает новая волна недоверия. Рынки не знают благодарности, и через три года после спасения мировой финансовой системы Европа столкнулась с кризисом еврозоны.

Выбор редакции
21 марта 2017, 11:22

В Германии судят крупных финансовых менеджеров

В земельном суде в Мюнхене в понедельник, 20 марта, начался процесс по делу бывшего председателя правления банка Hypo Real Estate (HRE) Георга Функе (Georg Funke). Во время мирового финансового кризиса 2008-2009 годов банк оказался на грани краха и был спасен лишь благодаря помощи государства. Кроме Функе, на скамье подсудимых оказался и член совета директоров HRE Маркус Фелль (Markus Fell). Прокуратура обвиняет их в том, что в разгар кризиса они приукрасили баланс финансового института. Прокуратура требует приговорить Функе к трем годам лишения свободы, адвокат настаивает на его полной невиновности. Маркуса Фелля обвиняют кроме того в рыночных манипуляциях. Hypo Real Estate ранее входил в число крупнейших акционерных компаний страны, стоимость его акций учитывалась при определении важнейшего фондового индекса Германии DAX. Для спасения HRE государство выделило в качестве финансовой помощи 10 млрд евро. Еще 124 млрд евро были представлены для обеспечения гарантий. Такое решение было принято, поскольку банк входил в число системообразующих финансовых институтов и его разорение могло вызвать на рынке эффект домино. Осенью 2008 года банк Hypo Real Estate был поэтапно переведен под контроль государства.   Источник: DW

27 февраля 2016, 09:12

Фарид Насыбуллин: «Благодаря гособлигациям США критиканы Путина и народа будут посрамлены»

Цены на нефть к концу года могут вырасти до $100 за баррель, а Запад вскоре снимет с России санкции и вновь распахнет для нее двери в «цивилизованный мир», считает кандидат наук, доцент ИСГЗ Фарид Насыбуллин. По его мнению, федеральные экономисты неправильно толкуют природу нынешнего кризиса, забывая о значении гособлигаций США. В интервью «БИЗНЕС Online» Насыбуллин предсказал, что РФ ждут новые «тучные годы», а позитивный перелом на нефтяном рынке случится уже в марте.

17 января 2015, 08:42

Греческая бомба под будущим еврозоны

  Что-то нехорошее происходит с единой Европой. Есть суммарный ВВП ЕС, который (за 2013 год) составил 17,335 трлн долларов. Первая экономика мира. У США лишь 16,8 трлн, у Китая — 9,2 трлн долларов (не по паритету покупательной способности). И есть, на этом фоне, крошечная Греция. Действительно крошечная, как ни считай: ВВП — 0,241 трлн долл. Всего 1,39% от суммарной европейской экономики. Но от результатов внеочередных парламентских выборов в этой стране сегодня реально зависит будущее всего Евросоюза. Как минимум — перспективы дальнейшей жизни зоны евро. Причем зависит не абстрактно, в каком-то далеком будущем, а вполне скоро. Выборы в Греции назначены на 25 января 2015 года. Если смотреть поверхностно, то вопрос выглядит сугубо политическим. По греческим законам, президента выбирает парламент, в котором представлены все основные политические силы и движения народа страны. Полномочия действующего президента — Карлоса Попульяса — истекают 13 марта 2015 года. Для избрания нового президента парламенту необходимо было собрать 180 голосов «за». Этого не удалось сделать ни в первом туре голосования 17 декабря 2014 года, ни во втором — 23 декабря, ни в третьем — 29 декабря. Вследствие чего не способный внутри себя договориться парламент был распущен, а выборы президента — приостановлены. Теперь страна 25 января 2015 года должна будет выбрать новый парламент, который потом продолжит выбирать нового президента. По итогам опросов общественного мнения на данный момент расклад политических сил в Греции таков: 32,9% греков поддерживают партию СИРИЗА; 26,1% намерены голосовать за партию НЕА ДЕМОКРАТИЯ; все прочие политические силы набирают от 8,5 до 2,8% каждая, т.е. серьезного влияния на результат не имеют. Перечисленные цифры так бы и остались просто политической арифметикой, если бы не ряд важных моментов. Именно СИРИЗА в значительной степени привела прежний парламент страны к падению. И именно она имеет все шансы получить 25 января не менее трети голосов в новом парламенте. Т.е. примерно 100 из 300 там имеющихся. Причем теперь для избрания нового президента надо будет набрать чисто техническое большинство в 151 голос. Теоретически им потребуется «где-то найти» еще 51 мандат, но практически, как полагают эксперты, им это удастся. Хотя бы потому, что главную цель СИРИЗА в значительной части поддерживают не только небольшие радикальные партии (вроде ЗОЛОТОЙ ЗАРИ — 5,9% голосов или левоцентристской ПАСОК — 4,6% голосов), но и основной конкурент в борьбе за парламентские кресла — партия НЕА ДЕМОКРАТИЯ. Это значит, что после 25 января 2015 года есть все шансы ожидать кардинальной смены политического курса Греции. Политика, как известно, всегда произрастает из экономики. Греческая экономика сейчас находится в глубоком кризисе (если не сказать грубее). А антикризисные меры Евросоюза приводят только к углублению проблем и нарастанию долгов. И грекам затягивать и без того уже на все дырки ужатые пояса надоело. Греков очень даже можно понять. До вступления в ЕС в 1980 году страна прошла ряд сложных политических и экономических этапов. Включая период «диктатуры черных полковников». Но потом ей удалось сконструировать собственную уникальную модель экономики. По данным на 1970 год она выглядела так: 12% — сельское хозяйство; 23% — промышленность; 9% — строительство; 20% — торговля; 5% — транспортные услуги; 31% — прочее (в подавляющем большинстве — иностранный туризм). Но это — если смотреть на картину в общем. Ибо детали в ней меняли многое. Из наиболее ключевых следует отметить: высокую, более 47%, долю государства в экономике; превалирование (около 80%) в промышленности предприятий с числом работников менее 10 человек и абсолютное большинство мелких, чаще всего семейных, предприятий в сельском хозяйстве. Что делало внедрение любых инноваций крайне проблемным. Плюс низкая собираемость налогов. По данным МБРР, доля теневого сектора греческой экономики превышала 23% от национального ВВП. До трети трудоспособного населения не декларировали свои доходы и, соответственно, не платили никаких налогов. Низкий уровень производительности труда относительно, скажем, той же Германии, и в особенности низкий технический уровень промышленности (кроме судостроения), приводил к тому, что основный объем греческого экспорта давали товары и продукция сельского хозяйства с низкой степенью переработки и, соответственно, малой прибавочной стоимостью. К тому же по продовольствию Греция обеспечивала собственные потребности лишь на 70-73%, что обуславливалось спецификой местных почв и малым размером с/х площадей. В результате сальдо внешнего торгового баланса складывалось отрицательным. В 1970 году экспорт Греции составлял 1,2 млрд долл., а импорт — 2,3 млрд. И так было всегда. 1973-й — 3,0/5,1 млрд, 1977 год — 5,8/8,4 млрд, 1980 (год вступления страны в ЕС) — 12,5/16,2 млрд долларов соответственно. Сегодня ту Грецию можно критиковать за многое. За высокий уровень коррупции. За нерасторопность и зарегулированность государственного управления. За низкую эффективность государственного сектора экономики, составлявшего более половины предприятий страны. За неоправданно высокие уровни доходов государственных работников, нередко в 3-4 раза превышавшие средние оклады в частном секторе по отраслям экономики. Однако следует признать, что до 1980 года Греция имела достаточно стабильную экономику, это во-первых, и вполне успешно ее модернизировала, это во-вторых. В частности, реформа промышленности сократила количество предприятий с числом работников до 10 человек более чем на 92%. Мелкие мастерские укрупнялись, тем самым становясь более привлекательными для внедрения новых промышленных технологий и оборудования. Кроме того, страна сделала ставку на развитие отрасли нефтепереработки из импортного сырья. Как так получилось, что Греция оказалась в Евросоюзе? Для этого стоит вспомнить ту волну безудержного оптимизма, которую источали в то время все евроинтеграторы. Общий рынок. Свободная торговля. Для страны, желающей улучшить свой внешнеторговый баланс, это казалось хорошей идеей. Это уже потом оказалось, что у медали есть оборотная сторона. Пока Греция жила с драхмой, посредством периодической девальвации которой правительство подправляло национальную экономику, греки не спешили брать кредиты в иностранных валютах. Да и зарубежные банки не горели желанием их раздавать. Потому уровень заимствований оставался низким и, как правило, сводился лишь к внутреннему долгу. Внешние кредиты оставались незначительными. Переход на единую европейскую валюту эту преграду снял. К тому же присоединение маленькой греческой экономики к огромным махинам Германии и Франции в значительной степени купировало инфляцию. Германские 2,2% в год сильно сдерживали былые (еще в эпоху драхмы) греческие 8-10%. На бумаге это привело к возникновению греческого экономического чуда. Такого очень своеобразного чуда. Такого же, приблизительно, как белорусское. После трех лет переходного периода ВВП на душу населения в стране начинает расти просто чудовищными темпами. 1980 год — 5200 долл. 1988 год — 7100 долл. 1992 год — 10000 долл. 1996 год — 13500 долл. 2004 год — 21000 долл. При этом сельское хозяйство тихо загибается, так как внутреннее квотирование в ЕС не открыло бездонных потребительских рынков. Да и мелкие греческие фермы оказались не в состоянии сколько-нибудь серьезно поднять объемы производства. В то же время конкуренция с импортным продовольствием значительно обострилась. В результате доля сельского хозяйства в ВВП Греции сократилась с 23% в 1970-м до 5% в 2010 году! И так почти везде. Строительство упало вдвое. Промышленность, даже с учетом перепрофилирования, — на четверть. Зато возросли торговля и туризм. Последний потянул за собой цены на недвижимость, так как у европейцев стало модным покупать в Греции дешевые дома. Но эти доходы уже не могли покрыть ни возрастающий дефицит внешнеторгового баланса, ни резкий рост объемов внутреннего потребления. Греция начала жить в долг. Пробалансировав около 20 лет на уровне 100% от ВВП, страна начиная с 2003 года начала активно наращивать размеры своей задолженности. Всякой. От кредитов частных лиц и домохозяйств до коммерческих кредитов под госгарантии и прямых бюджетных долгов. В 2006-м только официальный госдолг достиг 106% ВВП, а к 2008-му он вырос до 113%. При среднем уровне этого параметра по ЕС в 79%. Потом случился кризис, и пузырь лопнул. В 2008-м оказалось, что… если Греции срочно не предоставить 100 млрд долл. внешней финансовой помощи и не списать хотя бы 50% ее банковских долгов (заимствований у европейских коммерческих банков), она просто объявит дефолт. На счет списания кое-как договориться удалось. Хотя уже тогда это сильно ударило по европейским, прежде всего германским, французским и голландским частным банкам. А вот со 100 миллиардами вышла заминка. Пока ЕЦБ и МВФ ломали голову над выработкой планов, только в одном лишь 2009 году Греция на внешних рынках набрала кредитов на сумму 80 млрд долл. На треть от своего ВВП всего за один год! Летом 2011 года суммарные долги страны насчитывали уже 240 млрд. А дефицит национального бюджета достиг планки в 12,7% ВВП. Тут ловушка и захлопнулась. Одномоментное списание 240 млрд долл. сразу грозило обрушить всю европейскую экономику. Ради ее спасения Брюссель вынудил правительство Греции начать реализовывать широкую программу разнообразных преобразований. Прежде всего, связанных с урезанием социальных гарантий. Первыми под нож пошли традиционные для госсектора 13-я и 14-я зарплаты, а также практика финансовых бонусов к разного рода праздникам и юбилеям. Минимальный доход, с которого начинается взимание налогов, был снижен с 12 до 8 тыс. евро в год. Сказать, что затягивание поясов ударило по грекам больно, — значит не сказать ничего. Одна только безработица уже достигла более пятой части трудоспособного населения, а среди молодежи (т.е. лиц до 30 лет) превысила 52%. Но Брюссель за это разработал целую программу масштабной финансовой помощи. Сначала на 110 млрд. Потом еще на 120 млрд. Всего с 2010 года в греческую экономику уже влито 237 млрд долларов всяческих кредитов. Но вместо оздоровления к настоящему моменту все эти программы привели лишь к росту долгов. Если к государственным 360,8 млрд долл. (на III кв. 2013 год) прибавить 71,4 млрд долл. долга Государственного банка, 97,3 млрд долл. внешних кредитов коммерческих банков, 26,3 млрд долл. внешних долгов прочих секторов экономики и 9,8 млрд долл. прямых инвестиций в крупные проекты, то всего долг Греции достиг 565,7 млрд долл. США! Для справки: это примерно 18% ВВП Германии, или 24% ВВП Франции, или практически 100% ВВП Польши. Так вот, 25 января 2015 года к власти в Греции очень даже может прийти правительство, полагающее, что больше Греции в зоне евро делать нечего! Правительство, не без оснований убежденное в том, что от всех этих структурных преобразований и тотальных экономий страна не только ничего не выигрывает, но лишь еще больше погрязает в трясине неподъемных долгов. Правительство, полагающее наилучшим, даже единственным, путем спасения страны — выход из евро и возврат к собственной валюте — драхме. Правительство, имеющее все шансы эту свою программу реализовать. Чем такой вариант чреват для ЕС? Несмотря на то, что в тактических вопросах специалисты расходятся, в главных моментах они демонстрируют завидное единство. Уход Греции в драхму является совершенно неизбежным. Внутри единой европейской валюты ей в долг больше не даст никто. ЕЦБ и МВФ уже выразили сомнение в достоверности официальной греческой статистики и на этом основании отказали в очередном транше кредитов на 5 млрд евро. При том что греческой экономике даже для простого обслуживания долгов надо не меньше 32 млрд. «Реструктуризировать» греческие долги, а попросту говоря, хотя бы минимально частично их списать, тоже невозможно. Минфин ФРГ уже официально заявил, что для Германии это будет означать прямые потери в размере 17,5 млрд евро, что совершенно неприемлемо. Но и ничего не делать тоже нельзя. Долги нуждаются в обслуживании. Экономика — в деньгах. Население — в работе. А страна в целом — хотя бы в ощущении каких бы то ни было позитивных перемен. Единственным путем, позволяющим эти перспективы получить и не объявлять полного дефолта, является введение драхмы. Скорее всего, сопряженное с жестким закрытием банковских границ для переводов капитала. Ибо не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать массовые попытки греков либо перевести свои вклады в зарубежные банки, либо успеть снять деньги в виде наличных еще пока евро. А те, кто не успеют, наверняка попытаются обменять драхмы на иностранную валюту. Так как даже после официального объявления перехода на чисто технические мероприятия Греции понадобится от 2 до 4 месяцев, в течение которых драхма и евро будут ходить в стране параллельно. В любом случае это означает обвальное удешевление драхмы на 70-90% как минимум. При любых сдерживающих мерах греческого правительства. При такой разнице курсов у внутренней греческой экономики появится серьезный шанс к росту на импортозамещении. Плюс совершенно точно можно ожидать минимум полуторакратного роста туризма в страну с сервисом европейского уровня, а его стоимостью на уровне африканского бантустана. Но в целом… для Греции настанет минимум одно тяжелое десятилетие. По самым скромным оценкам. Не исключено, что и дольше. Но в любом случае Европе придется потерять деньги. Чтобы не доводить греков до суверенного дефолта (и тогда точно краха всей европейской финансовой системы), странам-донорам все равно придется согласиться с тремя принципиальными моментами. Во-первых, все деньги они не вернут уже никогда. От 20 до 40% их все равно придется списать, как говорят на фронте «в боевые потери». Во-вторых, еще до 15-18% они потеряют на обесценивании драхмы. В-третьих, оставшиеся 50-65%, т.е. примерно 367 млрд долл. зависнут примерно лет на 10-15 минимум. Если первое и второе еще как-то можно перетерпеть, то третье составляет наиболее серьезную угрозу. ЕС это, конечно, Единство, Равенство и Братство, но лишь на бумаге и с трибуны на телекамеру. Пример распределения финансовой компенсации для покрытия убытков от российских ответных санкций показал, что равны там они все, но более большие всегда оказываются равнее более маленьких. Буквально во всем. Потери Германии и Франции важнее потерь Литвы, Латвии или Финляндии. А потери крупных, системообразующих, банков, стало быть, наверняка окажутся важнее всех прочих. Следовательно, те 43 млрд евро «греческих долгов», держателями которых являются мелкие немецкие коммерческие банки, скорее всего, можно забыть. Совсем. В том числе 9,1 млрд у банка Hypo Real Estate, 4,6 млрд — у Commerzbank. И уж точно тяжелые времена ожидают немецкие земельные банки, и без того последние годы совсем не жирующие. Только LBBW греческих ценных бумаг накупил на 2,7 млрд евро. А земельный банк BayernLB — на 1,5 млрд. В качестве вишенки на торте. Кроме германских, в точно таком же положении находятся банки Франции, Бельгии и Нидерландов. Учитывая значительно меньшие масштабы экономик этих стран, последствия для них могут оказаться еще фатальнее, чем для немцев. Не сложно догадаться, что, «когда потянет дымом из-за Пинд», европейские банки «срочно вспомнят» о том, сколько миллиардов евро задолжали Испания, Португалия и… даже Италия. Их экономики тоже находятся в положении не сильно лучше, чем у греков. Да и на всякие дотации «младоевропейцам» в Брюсселе деньги, скорее всего, кончатся тоже. Словом, после 25 января 2015 года зону евро очень серьезно тряхнет. Это однозначно. Вопрос лишь в «силе трясения по шкале Рихтера». Александр Запольскис — независимый эксперт, специально для ИА REGNUM

16 января 2015, 22:09

Греческая бомба под будущим еврозоны

Что-то нехорошее происходит с единой Европой. Есть суммарный ВВП ЕС, который (за 2013 год) составил 17,335 трлн. долларов. Первая экономика мира. У США лишь 16,8 трлн., у Китая — 9,2 трлн. долларов (по номиналу). И есть, на этом фоне, крошечная Греция. Действительно крошечная, как ни считай: ВВП — 0,241 трлн. долл. Всего 1,39% от суммарной европейской экономики. Но от результатов внеочередных парламентских выборов в этой стране сегодня реально зависит будущее всего Евросоюза. Как минимум — перспективы дальнейшей жизни зоны евро. Причем, зависит не абстрактно, в каком-то далеком будущем, а вполне себе скоро. Выборы в Греции назначены на 25 января 2015 года. Если смотреть поверхностно, то вопрос выглядит сугубо политическим. По греческим законам, президента выбирает парламент, в котором представлены все основные политические силы и движения народа страны. Полномочия действующего президента — Карлоса Попульяса — истекают 13 марта 2015 года. Для избрания нового президента парламенту необходимо было собрать 180 голосов «за». Этого не удалось сделать ни в первом туре голосования 17 декабря 2014 года, ни во втором — 23 декабря, ни в третьем — 29 декабря. Вследствие чего не способный внутри себя договориться парламент был распущен, а выборы президента — приостановлены. Теперь страна 25 января 2015 года должна будет выбрать новый парламент, который потом продолжит выбирать нового президента. По итогам опросов общественного мнения, на данный момент расклад политических сил в Греции таков: 32,9% греков поддерживают партию СИРИЗА; 26,1% намерены голосовать за партию НЕА ДЕМОКРАТИЯ; все прочие политические силы набирают от 8,5 до 2,8% каждая, т.е. серьезного влияния на результат не имеют. Перечисленные цифры так бы и остались просто политической арифметикой, если бы не ряд важных моментов. Прибалтика покончит жизнь самоубийством? Никто и не заметит! Именно СИРИЗА в значительной степени привела прежний парламент страны к падению. И именно она имеет все шансы получить 25 января не менее трети голосов в новом парламенте. Т.е. примерно 100 из 300 там имеющихся. Причем теперь для избрания нового президента надо будет набрать чисто техническое большинство в 151 голос. Теоретически им потребуется «где-то найти» еще 51 мандат, но практически, как полагают эксперты, им это удастся. Хотя бы потому, что главную цель СИРИЗА в значительной части поддерживают не только небольшие радикальные партии (вроде ЗОЛОТОЙ ЗАРИ — 5,9% голосов или левоцентристской ПАСОК — 4,6% голосов), но и основной конкурент в борьбе за парламентские кресла — партия НЕА ДЕМОКРАТИЯ. Это значит, что после 25 января 2015 года есть все шансы ожидать кардинальной смены политического курса Греции. Политика, как известно, всегда произрастает из экономики. Греческая экономика сейчас находится в глубоком кризисе (если не сказать грубее). А антикризисные меры Евросоюза приводят только к углублению проблем и нарастанию долгов. И грекам затягивать и без того уже на все дырки ужатые пояса надоело. Греков очень даже можно понять. До вступления в ЕС в 1980 году, страна прошла ряд сложных политических и экономических этапов. Включая период «диктатуры черных полковников». Но потом ей удалось сконструировать собственную уникальную модель экономики. По данным на 1970 год она выглядела так: 12% — сельское хозяйство; 23% — промышленность; 9% — строительство; 20% — торговля; 5% — транспортные услуги; 31% — прочее (в подавляющем большинстве — иностранный туризм). Но это — если смотреть на картину, в общем. Ибо детали в ней меняли многое. Из наиболее ключевых следует отметить: высокую, более 47%, долю государства в экономике; превалирование (около 80%) в промышленности предприятий с числом работников менее 10 человек и абсолютное большинство мелких, чаще всего семейных, предприятий в сельском хозяйстве. Что делало внедрение любых инноваций крайне проблемным. Плюс низкая собираемость налогов. По данным МБРР доля теневого сектора греческой экономики превышала 23% от национального ВВП. До трети трудоспособного населения не декларировали свои доходы и, соответственно, не платили никаких налогов. Цивилизованная Европа и английское быдло Низкий уровень производительности труда, относительно, скажем, той же Германии, и, в особенности, низкий технический уровень промышленности (кроме судостроения) приводил к тому, что основный объем греческого экспорта давали товары и продукция сельского хозяйства с низкой степенью переработки и, соответственно, малой прибавочной стоимостью. К тому же по продовольствию Греция обеспечивала собственные потребности лишь на 70-73%, что обуславливалось спецификой местных почв и малым размером с/х площадей. В результате сальдо внешнего торгового баланса складывалось отрицательным. В 1970 году экспорт Греции составлял 1,2 млрд. долл., а импорт — 2,3 млрд. И так было всегда. 1973 — 3,0/5,1 млрд. 1977 — 5,8/8,4 млрд. 1980 (год вступления страны в ЕС) — 12,5/16,2 млрд. долларов соответственно. Сегодня ту Грецию можно критиковать за многое. За высокий уровень коррупции. За нерасторопность и зарегулированность государственного управления. За низкую эффективность государственного сектора экономики, составлявшего более половины предприятий страны. За неоправданно высокие уровни доходов государственных работников, не редко в 3-4 раза превышавшие средние оклады в частном секторе по отраслям экономики. Однако следует признать, что до 1980 года Греция имела достаточно стабильную экономику, это, во-первых, и вполне себе успешно ее модернизировала, это, во-вторых. В частности, реформа промышленности сократила количество предприятий с числом работников до 10 человек, более чем на 92%. Мелкие мастерские укрупнялись, тем самым становясь более привлекательными для внедрения новых промышленных технологий и оборудования. Кроме того, страна сделала ставку на развитие отрасли нефтепереработки из импортного сырья. Как так получилось, что Греция оказалась в Евросоюзе? Для этого стоит вспомнить ту волну безудержного оптимизма, которую источали в то время все евроинтеграторы. Общий рынок. Свободная торговля. Для страны, желающей улучшить свой внешнеторговый баланс, это казалось хорошей идеей. Страны Балтии стали абсолютными вассалами НАТО Это уже потом оказалось, что у медали есть оборотная сторона. Пока Греция жила с драхмой, посредством периодической девальвации которой правительство подправляло национальную экономику, греки не спешили брать кредиты в иностранных валютах. Да и зарубежные банки не горели желанием их раздавать. Потому уровень заимствований оставался низким и, как правило, сводился лишь к внутреннему долгу. Внешние кредиты оставались незначительными. Переход на единую европейскую валюту эту преграду снял. К тому же присоединение маленькой греческой экономики к огромным махинам Германии и Франции в значительной степени купировал инфляцию. Германские 2,2% в год сильно сдерживали былые (еще в эпоху драхмы) греческие 8-10%. На бумаге это привело к возникновению греческого экономического чуда. Такого, очень своеобразного чуда. Такого же, приблизительно, как белорусского. После трех лет переходного периода, ВВП на душу населения в стране начинает расти просто чудовищными темпами. 1980 год — 5200 долл. 1988 год — 7100 долл. 1992 год — 10000 долл. 1996 год — 13500 долл. 2004 год — 21000 долл. При этом сельское хозяйство тихо загибается, так как внутреннее квотирование в ЕС не открыло бездонных потребительских рынков. Да и мелкие греческие фермы оказались не в состоянии сколько-нибудь серьезно поднять объемы производства. В то же время конкуренция с импортным продовольствием значительно обострилась. В результате, доля сельского хозяйства в ВВП Греции сократилась с 23% в 1970 до 5% в 2010 году! И так почти везде. Строительство упало вдвое. Промышленность, даже с учетом перепрофилирования, — на четверть. Зато возросли торговля и туризм. Последний потянул за собой цены на недвижимость, так как у европейцев стало модным покупать в Греции дешевые дома. Но эти доходы уже не могли покрыть, ни возрастающий дефицит внешнеторгового баланса, ни резкий рост объемов внутреннего потребления. Греция начала жить в долг. Пробалансировав около 20 лет на уровне 100% от ВВП, страна, начиная с 2003 года, начала активно наращивать размеры своей задолженности. Всякой. От кредитов частных лиц и домохозяйств до коммерческих кредитов под госгарантии и прямых бюджетных долгов. В 2006-м только официальный госдолг достиг 106% ВВП, а к 2008-му он вырос до 113%. При среднем уровне этого параметра по ЕС в 79%. Потом случился кризис и пузырь лопнул. Битва за будущее Германии и Европы В 2008 оказалось, что… если Греции срочно не предоставить 100 млрд. долл. внешней финансовой помощи и не списать, хотя бы 50% ее банковских долгов (заимствований у европейских коммерческих банков), она просто объявит дефолт. На счет списания кое-как договориться удалось. Хотя уже тогда это сильно ударило по европейским, прежде всего германским, французским и голландским частным банкам. А вот со 100 миллиардами вышла заминка. Пока ЕЦБ и МВФ ломали голову над выработкой планов, только в одном лишь 2009 году Греция на внешних рынках набрала кредитов на сумму 80 млрд. долл. На треть от своего ВВП всего за один год! Летом 2011 года суммарные долги страны насчитывали уже 240 млрд. А дефицит национального бюджета достиг планки в 12,7% ВВП. Тут ловушка и захлопнулась. Одномоментное списание 240 млрд. долл. сразу грозило обрушить всю европейскую экономику. Ради ее спасения Брюссель вынудил правительство Греции начать реализовывать широкую программу разнообразных преобразований. Прежде всего, связанных с урезанием социальных гарантий. Первыми под нож пошли традиционные для госсектора 13-я и 14-я зарплаты, а также практика финансовых бонусов к разного рода праздникам и юбилеям. Минимальный доход, с которого начинается взимание налогов, был снижен с 12 до 8 тыс. евро в год. Сказать, что затягивание поясов ударило по грекам больно, — значит не сказать ничего. Одна только безработица уже достигла более пятой части трудоспособного населения, а среди молодежи (т.е. лиц до 30 лет) превысила 52%. Но Брюссель за это разработал целую программу масштабной финансовой помощи. Сначала на 110 млрд. Потом еще на 120 млрд. Всего с 2010 года в греческую экономику уже влито 237 млрд. долларов всяческих кредитов. Но вместо оздоровления к настоящему моменту все эти программы привели лишь к росту долгов. Если к государственным 360,8 млрд. долл. (на III кв. 2013 год), прибавить 71,4 млрд. долл. долга Государственного банка, 97,3 млрд. долл. внешних кредитов коммерческих банков, 26,3 млрд. долл. внешних долгов прочих секторов экономики и 9,8 млрд. долл. прямых инвестиций в крупные проекты, то всего долг Греции достиг 565,7 млрд. долл. США! Для справки, это примерно 18% ВВП Германии, или 24% ВВП Франции, или практически 100% ВВП Польши. Крах Англо-Сионистской Империи неизбежен Так вот, 25 января 2015 года к власти в Греции очень даже может прийти правительство полагающее, что больше Греции в зоне евро делать нечего! Правительство, не без оснований, убежденное в том, что от всех этих структурных преобразований и тотальных экономий страна не только ничего не выигрывает, но лишь еще больше погрязает в трясине неподъемных долгов. Правительство, полагающее наилучшим, даже единственным, путем спасения страны — выход из евро и возврат к собственной валюте — драхме. Правительство, имеющее все шансы эту свою программу реализовать. Чем такой вариант чреват для ЕС? Несмотря на то, что в тактических вопросах специалисты расходятся, в главных моментах они демонстрируют завидное единство. Уход Греции в драхму является совершенно неизбежным. Внутри единой европейской валюты ей в долг больше не даст никто. ЕЦБ и МВФ уже выразили сомнение в достоверности официальной греческой статистики и на этом основании отказали в очередном транше кредитов на 5 млрд. евро. При том, что греческой экономике даже для простого обслуживания долгов надо не меньше 32 млрд. «Реструктуризировать» греческие долги, а попросту говоря, хотя бы минимально частично их списать, тоже невозможно. Минфин ФРГ уже официально заявил, что для Германии это будет означать прямые потери в размере 17,5 млрд. евро, что совершенно неприемлемо. Но и ничего не делать тоже нельзя. Долги нуждаются в обслуживании. Экономика — в деньгах. Население — в работе. А страна в целом — хотя бы в ощущении каких бы то ни было позитивных перемен. Единственным путем, позволяющим эти перспективы получить и не объявлять полного дефолта, является введение драхмы. Скорее всего, сопряженного с жестким закрытием банковских границ для переводов капитала. Ибо не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать массовые попытки греков либо перевести свои вклады в зарубежные банки, либо успеть снять деньги в виде наличных еще пока евро. А те, кто не успеют, наверняка попытаются обменять драхмы на иностранную валюту. Так как даже после официального объявления перехода на чисто технические мероприятия Греции понадобится от 2 до 4 месяцев, в течение которых драхма и евро будут ходить в стране параллельно. В любом случае это означает обвальное удешевление драхмы на 70-90%, как минимум. При любых сдерживающих мерах греческого правительства. При такой разнице курсов у внутренней греческой экономики появится серьезный шанс к росту на импортозамещении. Плюс совершенно точно можно ожидать минимум полуторакратного роста туризма в страну с сервисом европейского уровня, а его стоимостью на уровне африканского бантустана. Но в целом… для Греции настанет минимум одно тяжелое десятилетие. По самым скромным оценкам. Не исключено, что и дольше. Евросоюз в эпицентре кризиса Но в любом случае Европе придется потерять деньги. Чтобы не доводить греков до суверенного дефолта (и тогда точно краха всей европейской финансовой системы), странам-донорам все равно придется согласиться с тремя принципиальными моментами. Во-первых, все деньги они не вернут уже никогда. От 20 до 40% их все равно придется списать, как говорят на фронте «в боевые потери». Во-вторых, еще до 15-18% они потеряют на обесценивании драхмы. В-третьих, оставшиеся 50-65%, т.е. примерно 367 млрд. долл., зависнут примерно лет на 10-15 минимум. Если первое и второе еще как-то можно перетерпеть, то третье составляет наиболее серьезную угрозу. ЕС это конечно Единство, Равенство и Братство, но лишь на бумаге и с трибуны на телекамеру. Пример распределения финансовой компенсации для покрытия убытков от российских ответных санкций показал, что равны там они все, но более большие всегда оказываются равнее более маленьких. Буквально во всем. Потери Германии и Франции важнее потерь Литвы, Латвии или Финляндии. А потери крупных, системообразующих, банков, стало быть, наверняка окажутся важнее всех прочих. Следовательно, те 43 млрд. евро «греческих долгов», держателями которых являются мелкие немецкие коммерческие банки, скорее всего можно забыть. Совсем. В том числе 9,1 млрд. у банка Hypo Real Estate, 4,6 млрд. — у Commerzbank. И уж точно тяжелые времена ожидают немецкие земельные банки, и без того последние годы совсем не жирующие. Только LBBW греческих ценных бумаг накупил на 2,7 млрд. евро. А земельный банк BayernLB — на 1,5 млрд. Греция может потребовать у Германии долг времен Второй мировой В качестве вишенки на торте. Кроме германских, в точно таком же положении находятся банки Франции, Бельгии и Нидерландов. Учитывая значительно меньшие масштабы экономик этих стран, последствия для них могут оказаться еще фатальнее, чем для немцев. Не сложно догадаться, что, «когда потянет дымом из-за Пинд», европейские банки «срочно вспомнят» о том, сколько миллиардов евро задолжали Испания, Португалия и…. даже Италия. Их экономики тоже находятся в положении не сильно лучше, чем у греков. Да и на всякие дотации «младоевропейцам» в Брюсселе деньги, скорее всего, кончатся тоже. Словом, после 25 января 2015 года зону евро очень серьезно тряхнет. Это однозначно. Вопрос лишь в «силе трясения по шкале Рихтера». Автор: Александр Запольскис

07 ноября 2014, 09:45

Налоговый скандал: секретные сделки в Люксембурге

По данным расследования Международного консорциума журналистов, более 300 крупных компаний, в том числе Apple, Deutsche Bank, Volkswagen, заключали с властями Люксембурга секретные договоренности по снижению налоговых сборов. Международный консорциум журналистов (International Consortium of Investigative Journalists, ICIJ) опубликовал результаты расследования, которое было проведено в течение 6 месяцев с участием 80 журналистов из таких СМИ, как Guardian, Süddeutsche Zeitung, Canadian Broadcasting Corporation, Le Monde, Asahi Shimbun, CNBC, El Confidencial, Le Soir, Folha de S. Paulo, и ряда других. В рамках проекта Luxembourg Leaks было проанализировано около 28 тыс. конфиденциальных документов, попавших в распоряжение журналистов. Часть документов была обнародована в 2012 г. благодаря французскому журналисту Эдуарду Перрену, работающему на телеканале France 2. Однако большая часть документов ранее не была изучена. В ICIJ заявили, что компании могли "провести" сотни миллиардов долларов через Люксембург и сохранить при этом миллиарды долларов налогов. По утверждению журналистов, в период 2002-2010 гг. консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers (PwC) помогла транснациональным корпорациям заключить 548 соглашений с властями Люксембурга. Так называемые Advance Tax Agreements устанавливали особые условия налогообложения подразделений различных корпораций, при этом некоторым из них удавалось добиваться договоренностей о налоговых выплатах в размере менее 1% от общей суммы прибылей. В компании PricewaterhouseCoopers (PwC) заявили, что документы, в которых описаны налоговые соглашения, были украдены из ее офиса. Leaked Documents Expose Global Companies’ Secret Tax Deals in Luxembourg "Компания Pepsi Bottling Group, нью-йоркское подразделение концерна PepsiCo, использовала свои филиалы в Люксембурге для привлечения займов своим дочерним подразделениям, что позволило снизить налоговые выплаты при покупке за $1,4 млрд контрольного пакета акций ОАО "Лебедянский", крупнейшего производителя соков в России. По крайней мере $750 млн в рамках данной сделки было проведено через люксембургское подразделение Tanglewood, перед тем как осесть в подразделении Pepsi, зарегистрированном на Бермудских островах. Американская компания FedEx создала два подразделения в Люксембурге с целью перевода прибылей от своей деятельности в Бразилии, Мексике и Франции. Прибыли из Мексики в Люксембург переводились в основном в виде необлагаемых налогом дивидендов. В рамках заключенных договоренностей власти Люксембурга соглашались брать налоги только с 0,25% от потока средств, переводившихся данным образом, оставшиеся 99,75% средств не облагались налогами. Во многих случаях подразделения корпораций, через которые переводились большие суммы денег, поддерживали минимальное присутствие в Люксембурге и не занимались реальной экономической активностью. По одному из адресов – 5, rue Guillaume Kroll,. L-1882 – зарегистрировано более 1 600 подразделений различных корпораций". Данные по компаниям, упомянутым в расследовании ICIJ, представлены в интерактивной базе данных. Как отмечается в расследовании, среди компаний, которые заключили договоренности с властями Люксембурга, представлены крупнейшие корпорации со всего мира. В частности, речь идет о таких компаниях, как Commerzbank, Hypo Real Estate, Volkswagen Group (Германия), Finmecсanica Group, Intesa Sanpaolo Group, UniCredit Group (Италия), China Metallurgical Group Corporation, CNPC (Китай), Сбербанк, "Газпром" (Россия), Apple, Amazon, Blackstone, FedEx, JP Morgan, Heinz, Office Depot, Pepsi Bottling Group, Verizon (США), Aviva, Axa Group, BNP Paribas (Франция), IKEA, SEB (Швеция), и многих других. Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH BRITISH VIRGIN ISLANDS Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH GERMANY Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH ITALY Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH CHINA Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH UNITED STATES Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH RUSSIA Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH FRANCE Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH SWEDEN В ICIJ отметили, что "консорциум не старается намекнуть или предположить, что компании, представленные в списках, нарушили закон или допустили какие-либо неправомерные действия". Стоит добавить, что консорциум ведет последовательное изучение темы об уклонении от уплаты налогов в глобальном масштабе. В апреле 2014 г. ICIJ инициировал самую масштабную утечку информации по офшорным компаниям, когда-либо попадавшую в СМИ. Журналисты опубликовали результаты изучения документов, которые касались более 120 тыс. компаний, зарегистрированных в офшорной зоне на Британских Виргинских островах. Документы затрагивали финансовые махинации, которые осуществлялись на протяжении последних 30 лет. В ответ на публикацию материалов Luxembourg Leaks в правительстве Люксембурга заявили, что система налогообложения государства конкурентоспособна и "в ней нет ничего несправедливого и аморального". Однако, будучи формально вполне законным, описываемый преференциальный налоговый режим при этом во многом схож с налоговой практикой, которую проводили в Люксембурге компании Amazon и Fiat. В отношении данных компаний власти ЕС вели собственное расследование еще до новых публикаций со стороны ICIJ. Стоит отметить, что в период, которого касаются опубликованные документы, пост премьер-министра Люксембурга занимал Жан-Клод Юнкер. 1 ноября 2014 г. он занял главный пост во властной иерархии ЕС, став председателем Еврокомиссии.

06 ноября 2014, 21:40

Налоговый скандал: секретные сделки в Люксембурге

  По данным расследования Международного консорциума журналистов, более 300 крупных компаний, в том числе Apple, Deutsche Bank, Volkswagen, заключали с властями Люксембурга секретные договоренности по снижению налоговых сборов. Международный консорциум журналистов (International Consortium of Investigative Journalists, ICIJ) опубликовал результаты расследования, которое было проведено в течение 6 месяцев с участием 80 журналистов из таких СМИ, как Guardian, Süddeutsche Zeitung, Canadian Broadcasting Corporation, Le Monde, Asahi Shimbun, CNBC, El Confidencial, Le Soir, Folha de S. Paulo, и ряда других. В рамках проекта Luxembourg Leaks было проанализировано около 28 тыс. конфиденциальных документов, попавших в распоряжение журналистов. Часть документов была обнародована в 2012 г. благодаря французскому журналисту Эдуарду Перрену, работающему на телеканале France 2. Однако большая часть документов ранее не была изучена. В ICIJ заявили, что компании могли "провести" сотни миллиардов долларов через Люксембург и сохранить при этом миллиарды долларов налогов. По утверждению журналистов, в период 2002-2010 гг. консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers (PwC) помогла транснациональным корпорациям заключить 548 соглашений с властями Люксембурга. Так называемые Advance Tax Agreements устанавливали особые условия налогообложения подразделений различных корпораций, при этом некоторым из них удавалось добиваться договоренностей о налоговых выплатах в размере менее 1% от общей суммы прибылей. В компании PricewaterhouseCoopers (PwC) заявили, что документы, в которых описаны налоговые соглашения, были украдены из ее офиса.  Leaked Documents Expose Global Companies’ Secret Tax Deals in Luxembourg   "Компания Pepsi Bottling Group, нью-йоркское подразделение концерна PepsiCo, использовала свои филиалы в Люксембурге для привлечения займов своим дочерним подразделениям, что позволило снизить налоговые выплаты при покупке за $1,4 млрд контрольного пакета акций ОАО "Лебедянский", крупнейшего производителя соков в России. По крайней мере $750 млн в рамках данной сделки было проведено через люксембургское подразделение Tanglewood, перед тем как осесть в подразделении Pepsi, зарегистрированном на Бермудских островах. Американская компания FedEx создала два подразделения в Люксембурге с целью перевода прибылей от своей деятельности в Бразилии, Мексике и Франции. Прибыли из Мексики в Люксембург переводились в основном в виде необлагаемых налогом дивидендов. В рамках заключенных договоренностей власти Люксембурга соглашались брать налоги только с 0,25% от потока средств, переводившихся данным образом, оставшиеся 99,75% средств не облагались налогами. Во многих случаях подразделения корпораций, через которые переводились большие суммы денег, поддерживали минимальное присутствие в Люксембурге и не занимались реальной экономической активностью. По одному из адресов – 5, rue Guillaume Kroll,. L-1882 – зарегистрировано более 1 600 подразделений различных корпораций".  Данные по компаниям, упомянутым в расследовании ICIJ, представлены в интерактивной базе данных. Как отмечается в расследовании, среди компаний, которые заключили договоренности с властями Люксембурга, представлены крупнейшие корпорации со всего мира. В частности, речь идет о таких компаниях, как Commerzbank, Hypo Real Estate, Volkswagen Group (Германия), Finmecсanica Group, Intesa Sanpaolo Group, UniCredit Group (Италия), China Metallurgical Group Corporation, CNPC (Китай), Сбербанк, "Газпром" (Россия), Apple, Amazon, Blackstone, FedEx, JP Morgan, Heinz, Office Depot, Pepsi Bottling Group, Verizon (США), Aviva, Axa Group, BNP Paribas (Франция), IKEA, SEB (Швеция), и многих других. Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH BRITISH VIRGIN ISLANDS Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH GERMANY Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH ITALY Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH CHINA Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH UNITED STATES Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH RUSSIA Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH FRANCE Данные: ICIJ, Luxembourg Leaks, COMPANIES ASSOCIATED WITH SWEDEN В ICIJ отметили, что "консорциум не старается намекнуть или предположить, что компании, представленные в списках, нарушили закон или допустили какие-либо неправомерные действия". Стоит добавить, что консорциум ведет последовательное изучение темы об уклонении от уплаты налогов в глобальном масштабе. В апреле 2014 г. ICIJ инициировал самую масштабную утечку информации по офшорным компаниям, когда-либо попадавшую в СМИ.  Огромная утечка данных по офшорам в Карибском море Журналисты опубликовали результаты изучения документов, которые касались более 120 тыс. компаний, зарегистрированных в офшорной зоне на Британских Виргинских островах. Документы затрагивали финансовые махинации, которые осуществлялись на протяжении последних 30 лет. В ответ на публикацию материалов Luxembourg Leaks в правительстве Люксембурга заявили, что система налогообложения государства конкурентоспособна и "в ней нет ничего несправедливого и аморального". Однако, будучи формально вполне законным, описываемый преференциальный налоговый режим при этом во многом схож с налоговой практикой, которую проводили в Люксембурге компании Amazon и Fiat. В отношении данных компаний власти ЕС вели собственное расследование еще до новых публикаций со стороны ICIJ. Стоит отметить, что в период, которого касаются опубликованные документы, пост премьер-министра Люксембурга занимал Жан-Клод Юнкер. 1 ноября 2014 г. он занял главный пост во властной иерархии ЕС, став председателем Еврокомиссии.

26 августа 2014, 21:37

Европейские банки продают "плохие" активы

Крупнейшие банки Европы наконец выводят сотни миллиардов "плохих" активов на продажу на фоне возрастающей конкуренции среди покупателей и давления со стороны регулирующих органов. Волна сделок может стать благом для экономики региона, если банки высвободят капитал, чтобы увеличить кредитование. Банки во главе с базирующимся в Лондоне Barclays, включая UniCredit SpA в Милане и Credit Suisse Group AG в Цюрихе, перенесли направления бизнеса, безнадежные кредиты и неэффективные инвестиции в подразделения, которые будут проданы или закрыты. Такие активы выросли на 65% с конца 2013 г. до суммы в более чем $1,72 трлн согласно данным Bloomberg. Более жесткие правила оценки капитала сделали когда-то привлекательный рынок менее привлекательным, в то время как под давлением со стороны регулирующих органов многим кредиторам пришлось согласиться, что просроченные кредиты не будут выплачены. Продажа просроченных долгов и убыточных операций высвобождает фонды, которые компании могут использовать для увеличения кредитования. Это важно для европейских экономик, которые находятся в депрессии шесть лет после ужесточения кредита и усиления финансовой помощи банкам, которые вылились в кризис государственного долга. "Сильные банки – это хорошо для кредита в Европе, – говорит Пол Такер, бывший заместитель управляющего в Bank of England. - Слабые банки не дают кредиты". Снизить ожидания В течение многих лет инвесторы хотели купить активы, которые банки не хотели продавать. Сейчас же частные инвестиционные фирмы и другие фонды готовы платить больше, чтобы выиграть аукцион на ипотечные ссуды, говорит Федерико Монтеро, партнер базирующейся в Нью-Йорке брокерской компании Cushman & Wakefield. "Два года назад все говорили о 20% начислениях на капитал, - говорит Монтеро. - В Великобритании и Ирландии 8-10 месяцев назад стало понятно, что необходимо уменьшить свои ожидания, чтобы получить такие показатели, так как конкуренция очень сильная. Начисления сократились до чуть более 10% и меньше". CarVal стало третьим крупнейшим покупателем ссуд по европейской коммерческой недвижимости в первой половине после Lone Star Funds и Cerberus Capital Management LP согласно данным Cushman & Wakefield. CarVal, подразделение компании Cargill, торгующей потребительскими товарами, приобрело ссуды с номинальной стоимостью около $12 млрд в Западной Европе и США с 2011 г., по данным компании. Больше поставок Банки продали европейские ссуды, привязанные к недвижимости, на сумму 40,9 млрд евро ($54 млрд), в первые 6 месяцев текущего года, что более чем в 7 раз превышает сумму за первую половину 2013 г. согласно отчету Cushman & Wakefield, опубликованному в прошлом месяце. Согласно Монтеро в следующем году продажи могут составить около 40 млрд евро. Barclays увеличил активы в своем ликвидируемом подразделении в мае, когда банк объявил о планах по выводу некоторых направлений бизнеса с высокими требованиями по достаточности капитала, а также ипотечные кредиты в Испании и Италии и долгосрочные корпоративные займы, которые дают несущественные возвраты. Банк являлся владельцем 468,6 млрд фунтов ($777 млрд) активов в этом подразделении в конце июня. Credit Suisse создал подразделения в октябре, чтобы избавиться от таких направлений, как инвестиции и банковские услуги частным клиентам, которые банк считает стратегически не выгодными, а в прошлом месяце банк заявил, что выведет большинство операций на бирже. Ранее компания объявляла о плане снизить количество активов, взвешенных по уровню риска, в своем инвестиционном банке. Проверки ЕЦБ UniCredit, крупнейший банк Италии, начал измерять просроченные ссуды, от которых он избавляется, в марте, в то время как его конкурент Intesa Sanpaolo SpA начал в том же месяце сворачивать ненужные активы. Другие банки могут последовать за ними, после того как Европейский центральный банк изучит отчетность банков еврозоны и проверит их возможность противостоять спаду экономики, говорит Ник Андерсон, аналитик в Berenberg Bank в Лондоне. Проверка ЕЦБ, которой предшествовала еще одна проверка банков региона в ноябре, является попыткой заново выстроить доверие к европейской финансовой системе, вынуждая кредиторов очистить свои балансовые отчеты. Bank of England проверяет возможности банков Великобритании, а Швейцария отбивает у кредиторов желание рисковать с помощью самых жестких в мире требований по достаточности капитала. Дешевая наличность Банки, которые держатся за свои проблемные активы, сталкиваются с более высокими затратами на консолидирование долга и начисляют за кредиты больше, заявил Бенуа Кюр, глава совета директоров ЕЦБ, в марте. Стремление ЕЦБ вернуть экономический рост Европе вдохновило его предложить банкам дешевую наличность на 4 года при условии, что они увеличат кредитование. Компании, которые хотят воспользоваться этими средствами через долгосрочные операции рефинансирования, должны предоставить данные по своим кредитам, выданным национальным центральным банком, к 28 августа. Средства будут отчислены 18 сентября. Программа начинается на фоне застоя экономики Европы. Во II квартале еврозона отметила нулевой рост, в то время как три ее крупнейшие экономики – Германия, Франция и Италия – не смогли добиться роста. Кредиты частным клиентам сократились на 1,7% в расчете на год в июне, что означает упадок вот уже 26-й месяц подряд, по данным ЕЦБ. Продать или свернуть Попытки Европы очистить и рекапитализировать крупнейшие банки отстают от США, где министерство финансов выпустило программу по спасению проблемных активов на $700 млрд в октябре 2008 г. сразу после обвала рынка жилья и банкротства компании Lehman Brothers Holdings. $1,72 трлн займов, пакетов акций и секьюритизированных продуктов будут проданы или свернуты в 23 европейских банках, при этом самые крупные из этих вкладов берут начало от $1,04 трлн вкладов в конце 2013 г., когда 21 компания обнародовала эту информацию. Эти активы составляют около 7,9 % от их общего баланса в $21,7 трлн. Эти цифры дополняются $817,6 трлн вкладов в организациях, которые поддерживают налогоплательщики в Испании, Ирландии, Бельгии, Франции, Германии, Австрии и Нидерландах, которые сворачивают банки, которые обанкротились после кризиса кредитования 2008 г. Избавиться от убытков Чем быстрее банки избавятся от ненужных активов, тем быстрее эти активы перестанут негативно влиять на их прибыль. Из 12 компаний, которые докладывают о доходах по тем активам, которые они планируют продать, включая франкфуртский Deutsche Bank AG и Danske Bank в Копенгагене, такие вклады принесли доналоговые убытки в сумме около $7 млрд в первой половине текущего года. В июне франкфуртский Commerzbank продал ссуды на коммерческую недвижимость в Испании и Португалии на сумму 4,4 млрд евро группе, состоящей из Lone Star Funds и JPMorgan Chase & Co., а также заем на недвижимость в Японии в размере 700 млн евро инвесторам во главе с частной инвестиционной компанией PAG. Commerzbank, второй крупнейший кредитор Германии, урезал размер своего подразделения с займами на коммерческую недвижимость на 41% до 92 млрд евро за два года, выполнив задачу, намеченную на конец 2016 г. Верное направление Федерико Гиццони, глава UniCredit, заявил аналитикам в этом месяце, что попытки банка избавиться от ненужных активов "идут в верном направлении". Инвесторы покупают долг со скидкой, так как центральные банки держат размер процентной ставки на рекордно низком уровне, чтобы стимулировать экономику. Возросший спрос инвесторов поможет Royal Bank of Scotland снизить расходы на сворачивание активов на почти 1,5 млрд фунтов, заявила компания в прошлом месяце. Это поможет высвободить около 1,5 млрд фунтов капитала, которые так необходимы базирующемуся в Эдинбурге банку. Отозванные продажи  "Люди нацелены на покупку этих активов, и это, несомненно, помогает нам, – заявил глава банка Росс Макэван в прошлом месяце. - У нас очень, очень опытная команда с отличным профессиональным опытом, и рынок сейчас очень благоприятен". Представители RBS, UniCredit, Commerzbank, Credit Suisse, Barclays, Intesa и Deutsche Bank от комментариев воздержались. Danske Bank не ответил на электронное письмо. Некоторые активы не соответствуют ценам, на которые рассчитывают продавцы. Banco Popolare , расположенный в Вероне, Италия, отозвал продажу мажоритарного пакета акций своего подразделения, созданного для ненужных активов, так как предложения оказались неудовлетворительными. Итальянское новостное агентство Radiocor приводит слова главы банка Пьера Франческо Савиотти, который заявил об этом в этом месяце. Немецкое правительство оставило планы по продаже дублинского подразделения Hypo Real Estate Holding - банк Depfa Bank – в мае текущего года, заявив, что сможет получить большую цену за свои активы. Новая волна Деньги, которые инвестиционные фонды должны потратить на все сделки, достигли рекордной суммы в $1,074 трлн в 2013 г. согласно данным Preqin Ltd. Инвестиционные средства превысили предыдущий рекорд в $1,067 трлн в 2008 г., заявила компания в декабре. Инвестиционные фонды берут деньги из пенсионных программ и вкладов на 10-летний период. Выкупленные фирмы сохраняют 20% прибыли от инвестиций. Давление на инвесторов ассигновать капитал подогревает конкуренцию за активы в Испании и Италии, говорит Рональд Ровальд, глава European real estate advisory. "Низкие процентные ставки подогревают спрос, – заявляет Майкл Хенселер, который помогает управлять 12,5 млрд евро, включая банковские облигации, в Assenagon Asset Management. - Цены на некоторые активы восстанавливаются, так что можно ожидать новую волну предложений".   Источник: VestiFinance.ru

26 августа 2014, 14:57

Европейские банки продают плохие активы

Крупнейшие банки Европы наконец выводят сотни миллиардов плохих активов на продажу на фоне возрастающей конкуренции среди покупателей и давления со стороны регулирующих органов. Волна сделок может стать благом для экономики региона, если банки высвободят капитал, чтобы увеличить кредитование.  Банки во главе с базирующимся в Лондоне Barclays, включая UniCredit SpA в Милане и Credit Suisse Group AG в Цюрихе, перенесли направления бизнеса, безнадежные кредиты и неэффективные инвестиции в подразделения, которые будут проданы или закрыты. Такие активы выросли на 65% с конца 2013 года до суммы в более чем $1,72 трлн, согласно данным Bloomberg. Более жесткие правила оценки капитала сделали когда-то привлекательный рынок менее привлекательным, в то время как под давлением со стороны регулирующих органов многим кредиторам пришлось согласиться, что просроченные кредиты не будут выплачены. Продажа просроченных долгов и убыточных операций высвобождает фонды, которые компании могут использовать для увеличения кредитования. Это важно для европейских экономик, которые находятся в депрессии шесть лет после ужесточения кредита и усиления финансовой помощи банкам, которые вылились в кризис государственного долга. “Сильные банки – это хорошо для кредита в Европе,” – говорит Пол Такер, бывший заместитель управляющего в Bank of England. “Слабые банки не дают кредиты.” Снизить ожидания Кредитные рейтинги стран ЕвропыВ течение многих лет инвесторы хотели купить активы, которые банки не хотели продавать. Сейчас же частные инвестиционные фирмы и другие фонды готовы платить больше, чтобы выиграть аукцион на ипотечные ссуды, говорит Федерико Монтеро, партнер базирующейся в Нью-Йорке брокерской компании Cushman & Wakefield. “Два года назад все говорили о 20% начислениях на капитал,”- говорит Монтеро. “В Великобритании и Ирландии 8-10 месяцев назад, стало понятно, что необходимо уменьшить свои ожидания, чтобы получить такие показатели, так как конкуренция очень сильная. Начисления сократились до чуть более 10% и меньше.” CarVal стал третьим крупнейшим покупателем ссуд по европейской коммерческой недвижимости в первой половине после Lone Star Funds и Cerberus Capital Management LP, согласно данным Cushman & Wakefield. CarVal, подразделение компании Cargill, торгующей потребительскими товарами, приобрел ссуды с номинальной стоимостью около $12 млрд в Западной Европе и США с 2011 года, по данным компании. Больше поставок Отношение капитала к активам у европейских банковБанки продали европейские ссуды, привязанные к недвижимости, на сумму 40,9 млрд евро ($54 млрд), в первые 6 месяцев текущего года, что более чем в 7 раз превышает сумму за первую половину 2013 года, согласно отчету Cushman & Wakefield, опубликованному в прошлом месяце. Согласно Монтеро, в следующем году продажи могут составить около 40 млрд евро. Barclays увеличил активы в своем ликвидируемом подразделении в мае, когда банк объявил о планах по выводу некоторых направлений бизнеса с высокими требованиями по достаточности капитала, а также ипотечные кредиты в Испании и Италии и долгосрочные корпоративные заемы, которые дают несущественные возвраты. Банк являлся владельцем 468,6 млрд фунтов ($777 млрд) активов в этом подразделении в конце июня. Credit Suisse создал подразделения в октябре, чтобы избавиться от таких направлений, как инвестиции и банковские услуги частным клиентам, которые банк считает стратегически не выгодными, а в прошлом месяце банк заявил, что выведет большинство операций на бирже. Ранее компания объявляла о плане снизить количество активов, взвешенных по уровню риска, в своем инвестиционном банке. Проверки ЕЦБ UniCredit, крупнейший банк Италии, начал измерять просроченные ссуды, от которых он избавляется, в марте, в то время как его конкурент Intesa Sanpaolo SpA начал в том же месяце сворачивать ненужные активы. Другие банки могут последовать за ними после того, как Европейский центральный банк изучит отчетность банков Еврозоны и проверит их возможность противостоять спаду экономики, говорит Ник Андерсон, аналитик в Berenberg Bank в Лондоне. Проверка ЕЦБ, которой предшествовала еще одна проверка банков региона в ноябре, является попыткой заново выстроить доверие к европейской финансовой системе, вынуждая кредиторов очистить свои балансовые отчеты. Bank of England проверяет возможности банков Великобритании, а Швейцария отбивает у кредиторов желание рисковать с помощью самых жестких в мире требований по достаточности капитала. Дешевая наличность Банки, которые держатся за свои проблемные активы, сталкиваются с более высокими затратами на консолидирование долга и начисляют за кредиты больше, заявил Бенуа Кюр, глава совета директоров ЕЦБ, в марте. Стремление ЕЦБ вернуть экономический рост Европе вдохновило его предложить банкам дешевую наличность на 4 года при условии, что они увеличат кредитование. Компании, которые хотят воспользоваться этими средствами через долгосрочные операции рефинансирования, должны предоставить данные по своим кредитам, выданным национальным центральным банкам к 28 августа. Средства будут отчислены 18 сентября. Программа начинается на фоне застоя экономики Европы. Во втором квартале Еврозона отметила нулевой рост, в то время как ее три крупнейшие экономики – Германия, Франция и Италия – не смогли добиться роста. Кредиты частным клиентам сократились на 1,7% в расчете на год в июне, что означает упадок вот уже 26-ой месяц подряд, по данным ЕЦБ. Продать или свернуть Попытки Европы очистить и рекапитализировать крупнейшие банки отстают от США, где Министерство финансов выпустило Программу по спасению проблемных активов на $700 млрд в октябре 2008 сразу после обвала рынка жилья и банкротства компании Lehman Brothers Holdings. $1,72 трлн заемов, пакетов акций и секьюритизированных продуктов будут проданы или свернуты в 23 европейских банках, при этом самые крупные из этих вкладов берут начало от $1,04 трлн вкладов в конце 2013 года, когда 21 компания обнародовала эту информацию. Эти активы составляют около 7,9 % от их общего баланса в $21,7 трлн. Эти цифры дополняются $817,6 трлн вкладов в организациях, которые поддерживают налогоплательщики в Испании, Ирландии, Бельгии, Франции, Германии, Австрии и Нидерландах, которые сворачивают банки, которые обанкротились после кризиса кредитования 2008 года. Избавиться от убытков Чем быстрее банки избавятся от ненужных активов, тем быстрее эти активы перестанут негативно влиять на их прибыль. Из 12 компаний, которые докладывают о доходах по тем активам, которые они планируют продать, включая франкфуртский Deutsche Bank AG и Danske Bank в Копенгагене, такие вклады принесли доналоговые убытки в сумме около $7 млрд в первой половине текущего года. В июне франкфуртский Commerzbank продал ссуды на коммерческую недвижимость в Испании и Португалии на сумму 4,4 млрд евро группе, состоящей из Lone Star Funds и JPMorgan Chase & Co., а также заем на недвижимость в Японии в размере 700 млн евро инвесторам во главе с частной инвестиционной компанией PAG. Commerzbank, второй крупнейший кредитор Германии, урезал размер своего подразделения с заемами на коммерческую недвижимость на 41% до 92 млрд евро за два года, выполнив задачу, намеченную на конец 2016 года. Верное направление Федерико Гиццони, глава UniCredit, заявил аналитикам в этом месяце, что попытки банка избавиться от ненужных активов «идут в верном направлении». Инвесторы покупают долг со скидкой, так как центральные банки держат размер процентной ставки на рекордно низком уровне, чтобы стимулировать экономику. Возросший спрос инвесторов поможет Royal Bank of Scotland снизить расходы на сворачивание активов на почти 1,5 млрд фунтов, заявила компания в прошлом месяце. Это поможет высвободить около 1,5 млрд фунтов капитала, которые так необходимы базирующемуся в Эдинбурге банку. Отозванные продажи “Люди нацелены на покупку этих активов, и это, несомненно, помогает нам,” – заявил глава банка Росс Макэван в прошлом месяце. “У нас очень, очень опытная команда с отличным профессиональным опытом, и рынок сейчас очень благоприятен.” Представители RBS, UniCredit, Commerzbank, Credit Suisse, Barclays, Intesa и Deutsche Bank от комментариев воздержались. Danske Bank не ответил на электронное письмо. Некоторые активы не соответствуют ценам, на которые рассчитывают продавцы. Banco Popolare , расположенный в Вероне, Италия, отозвал продажу мажоритарного пакета акций своего подразделения, созданного для ненужных активов, так как предложения оказались неудовлетворительными. Итальянское новостное агентство Radiocor приводит слова главы банка Пьера Франческо Савиотти, который заявил об этом в этом месяце. Немецкое правительство оставила планы по продаже дублинского подразделения Hypo Real Estate Holding - банк Depfa Bank – в мае текущего года, заявив, что сможет получить большую цену за свои активы. Новая волна Деньги, которые инвестиционные фонды должны потратить на все сделки, достигли рекордной суммы в $1,074 трлн в 2013 году, согласно данным Preqin Ltd. Инвестиционные средства превысили предыдущий рекорд в $1,067 трлн в 2008 года, заявила компания в декабре. Инвестиционные фонды берут деньги из пенсионных программ и вкладов на 10-летний период. Выкупленные фирмы сохраняют 20% прибыли от инвестиций. Давление на инвесторов ассигновать капитал подогревает конкуренцию за активы в Испании и Италии, говорит Рональд Ровальд, глава European real estate advisory. “Низкие процентные ставки подогревают спрос,” – заявляет Майкл Хенселер, который помогает управлять 12,5 млрд евро, включая банковские облигации, в Assenagon Asset Management. "Цены на некоторые активы восстанавливаются, так что можно ожидать новую волну предложений".