• Теги
    • избранные теги
    • Люди123
      • Показать ещё
      Страны / Регионы269
      • Показать ещё
      Разное361
      • Показать ещё
      Компании218
      • Показать ещё
      Формат8
      Издания19
      • Показать ещё
      Международные организации15
      • Показать ещё
      Сферы4
      Показатели8
      • Показать ещё
21 июля, 14:24

Госдума провела деанонимизацию

Пакет «мобильных и сетевых» законов, принятых в пятницу Госдумой – о регулировании мессенджеров, запрете анонимайзеров и об использовании SIM-карт – стал, по мнению экспертов, продуктом естественного развития событий. Более того, Россия в данном случае наверстывает отставание от европейских стран. Какие правила и ограничения устанавливают законы и как они скажутся на обычных пользователях Сети?

21 июля, 14:06

Политика: Госдума провела деанонимизацию

Пакет «мобильных и сетевых» законов, принятых в пятницу Госдумой – о регулировании мессенджеров, запрете анонимайзеров и об использовании сим-карт, стал, по мнению экспертов, продуктом естественного развития событий. Более того, Россия в данном случае наверстывает отставание от европейских стран. Какие правила и ограничения устанавливают законы и как они скажутся на обычных пользователях Сети? Госдума в пятницу в третьем, окончательном, чтении приняла сразу три закона: об ужесточении правил использования сим-карт, о регулировании работы мессенджеров, а также о запрете использования анонимайзеров. Что устанавливают законы Закон о борьбе с нелегальным распространением сим-карт предполагает, что обслуживаться будут лишь те абоненты, которые предоставили операторам достоверные сведения о себе, то есть паспортные данные. Если речь идет о корпоративных закупках, предоставляются данные сотрудников. Кроме того, операторы получают возможность проверять информацию об абонентах через единую систему идентификации и аутентификации, квалифицированную электронную подпись, единый портал госуслуг и другие системы госорганов. Также, согласно закону, физлица не смогут оплачивать счета за мобильную связь, если сим-карты оформлены на юрлиц. Для этого последним придется предоставить персональные данные физлица, пользующегося сим-картой. Эта мера поможет навести порядок в ситуации, когда фирмы-однодневки «закупают огромное количество – десятки, сотни, тысячи – симок, распространяют их физлицам», заявил ранее «Интерфаксу» глава профильного комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин. Закон о мессенджерах – организаторах обмена мгновенными сообщениями – обязывает идентифицировать пользователей по номеру телефона либо отказывать им в услугах, если пользователи не соблюдают эти условия. Идентификация пользователя будет осуществляться на основании договора, заключаемого мессенджерами с оператором связи.  При этом если учредители мессенджеров – российские юрлица или граждане, они могут проводить «идентификацию пользователей самостоятельно путем определения абонентского номера пользователя», подчеркивается в законе. Кроме того, мессенджеры обязаны предоставить пользователям возможность отказаться от получения сообщений других пользователей, а также обеспечить «возможности рассылки электронных сообщений по инициативе органов государственной власти». Также мессенджеры должны ограничить «рассылку и передачу сообщений, содержащих информацию, распространяемую с нарушением требований законодательства РФ». Если мессенджер не выполняет это условие, предусматривается возможность ограничения доступа к нему. Согласно закону о запрете так называемых анонимайзеров – информационных систем и программ для получения доступа к заблокированным Роскомнадзором интернет-ресурсам, поисковики больше не смогут показывать на них ссылки, в противном случае они сами будут заблокированы. В Госдуме предложили дать владельцам анонимайзеров и операторам поисковиков доступ к черному списку запрещенных Роскомнадзором ресурсов. При этом не исключено обжалование спорных решений в суде. Подобное ограничение необходимо для «предотвращения наступления вредных последствий» от использования «средств обхода блокировок», подчеркнули депутаты. Как ранее подчеркивал глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин, анонимайзеры «нивелируют российские законы». Новые меры не вводят никаких дополнительных запретов, а лишь ограничивают доступ к уже запрещенному контенту, подчеркивал он.  Эффективность будет зависеть от механизма исполнения «Это довольно естественное развитие событий», – заявил газете ВЗГЛЯД разработчик систем анализа соцсетей, директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов, добавив, что данные законы обсуждались уже долгое время. Он также указал, что Россия даже принимает подобные законы попозже, чем другие страны. Например, он напомнил, как российские законодатели пытаются скопировать у Германии закон по контролю информации в соцсетях. Ашманов считает сам по себе ход нормальным, однако подчеркивает, что его эффективность будет зависеть от исполнения. И именно здесь концентрируются основные сложности. «У нас в большинстве случае эти законы про айтишные всякие дела либо не предусматривают механизма реализации, либо имеют формулировку, которая очень затрудняет реализацию, либо вообще предлагают неверную реализацию», – подчеркнул он. В качестве примера эксперт напомнил о так называемом пакете Яровой, который был быстро принят, однако с реализацией возникают проблемы. Собеседник также отметил, что не все мессенджеры и анонимайзеры могут согласиться на условия новых законов. «Вот сидит создатель любого мессенджера где-то за рубежом. Россия у него рынок такой: пять процентов пользователей, в лучшем случае – десять», – указал Ашманов. «Достать их никак нельзя, можно только заблокировать или угрожать тем, что заблокируют», – подчеркнул эксперт. Поэтому, по его словам, непонятно, как их заставить сдавать данные своих пользователей. В мобильных делах все чуть более прозрачно, полагает Ашманов. Он отметил, что есть огромное количество способов мошенничества с анонимными или «левыми» сим-картами. В частности, с их помощью можно взорвать бомбу или позвонить из тюрьмы пенсионерке, сказать, что ее сын попал в аварию, и заставить ее снять все деньги, подчеркнул эксперт. Именно поэтому и ведется борьба с анонимными сим-картами. Ашманов указал, что зачастую сами операторы сотовой связи, хотя они это и не признают, связаны с разного рода мошенничеством, в том числе с распространением анонимных сим-карт. Кроме того, чтобы обойти закон о запрете продажи симок без паспорта, некоторые люди регистрируют, например, ИП или ООО, берут на это юрлицо тарифный план, а дальше раздают кому хотят, рассказал собеседник. Именно чтобы не было вот таких однодневок, и был принят новый закон, подчеркнул он. Оставаться анонимом для других, но быть известным провайдеру По мнению основателя группы компаний DZ Systems Дмитрия Завалишина, «наиболее вменяемый довод в пользу закона о регулировании мессенджеров звучал со стороны МВД». «Если преступниками используется мессенджер как инструмент согласования своих действий, то у МВД сейчас нет возможности вмешаться в этот процесс, – отмечает собеседник. – Из всего, что я слышал как мотивацию, это показалось мне наиболее разумным». Вопрос анонимности абонента внутри канала коммуникаций и вопрос анонимности абонентов по отношению к спецслужбам – это разные вещи, подчеркивает Завалишин. «Никто не мешает вам по-прежнему быть анонимным в чате для других пользователей этого чата, но при этом быть известным для провайдера, – поясняет собеседник. – И в случае, когда совершаются правонарушения, можно выяснить, кто именно скрывался под тем или иным ником. Так я понимаю инициативу». Завалишин надеется, что реализация будет достаточно безболезненной для пользователей. «Есть технологические инструменты, которые позволяют деанонимизировать людей, при этом не требуя дополнительных усилий, – подчеркивает Завалишин. – В частности, существует такой потенциальный инструмент деанонимизации, как доступ к мессенджерам по сим-картам». С другой стороны, отмечает собеседник, будут очевидные проблемы с деанонимизацией через онлайн-доступ. «Я не совсем понимаю, как реализовать этот закон достаточно удобным для пользователей способом. Мне кажется это потенциально проблемным», – подчеркивает основатель группы компаний DZ Systems. По мнению собеседника, заставить сами мессенджеры предоставлять данные о пользователях «будет нелегко». Предыдущие шаги по запрету анонимайзеров не увенчались успехом Что же касается анонимайзеров, то к этому «все шло», полагает Завалишин. «Все предыдущие попытки закрыть незаконные сайты типа RuTracker по большому счету провалились. Значит, должны были быть предприняты следующие шаги», – подчеркивает собеседник. «Мы с вами знаем, что существует вполне успешный китайский опыт – «Великий китайский файерволл», который так или иначе массово работает. Это вполне достижимо, а уж какими усилиями – это большой вопрос», – заключает Завалишин. Запрет анонимайзеров, по мнению собеседника, скорее всего, никак не скажется на положении рядовых пользователей Сети. «Использование таких инструментов – дело не рядовых посетителей интернета, а более продвинутых пользователей, которых по идее должно быть немного», – считает Завалишин. Зато деанонимизация в мессенджерах, как полагает эксперт, затронет простых пользователей. «И здесь, повторюсь, главное – как будет реализован этот закон», – подчеркивает Завалишин. Если формулировка закона достаточно обобщенная, то можно повернуть дело так, что любые инструменты анонимизации в интернете окажутся незаконными, заключает собеседник. «Вполне возможно, что сформулирован запрет, который нельзя обойти. Технологически, конечно, можно сделать все что угодно. Но если законодательно заявлено, что все инструменты анонимизации в интернете являются незаконными, то по большому счету «идти некуда», – резюмирует Дмитрий Завалишин. Теги:  интернет, Госдума, законодательство, мобильная связь, законы

Выбор редакции
12 июля, 18:16

Игорь Ашманов раскритиковал законопроект об огромных штрафах для блогеров

Эксперт назвал инициативу перекладыванием ответственности

29 июня, 06:00

Анонимность, терроризм и медийная путаница

Интернет-эксперт Игорь Ашманов — о неизбежности госрегулирования в Сети

24 июня, 15:00

Блокировка Telegram приведет к массовому оттоку пользователей

Позиция основателя «ВКонтакте» и Telegram Павла Дурова заметно изменилась. Если раньше он гордился тем, что не дает никаким властям «ни бита информации», то теперь в своем публичном споре с Роскомнадзором Дуров явно оправдывался, пытаясь перевести стрелки на конкурентов. Чьи аргументы выглядят убедительнее? 9

23 июня, 22:45

Политика: Блокировка Telegram приведет к массовому оттоку пользователей

Позиция основателя «ВКонтакте» и Telegram Павла Дурова заметно изменилась. Если раньше он гордился тем, что не дает никаким властям «ни бита информации», то теперь в своем публичном споре с Роскомнадзором Дуров явно оправдывался, пытаясь перевести стрелки на конкурентов. Чьи аргументы выглядят убедительнее? Весь день в пятницу российские интернет-пользователи наблюдали заочный спор главы Роскомнадзора Александра Жарова и основателя мессенджера Telegram Павла Дурова. Дискуссия вспыхнула утром, когда Жаров обнародовал письмо Дурову, пригрозив заблокировать Telegram, если детище Дурова откажется повиноваться российским законам. В середине дня Дуров нарушил молчание, назвав в ответ парадоксальной ситуацию, когда власти собираются блокировать «нейтральный к России» Telegram, тогда как пользователи перенесут свои данные на явно американские сервера WhatsApp или Facebook Messenger. Также Дуров заявил, что Жаров «не смог пояснить, почему проводит кампанию по переводу данных российских граждан на сервера американских сервисов». Жаров парировал тем, что Telegram не заботится о безопасности простых пользователей и дает возможность для общения экстремистам. «Эта позиция далека от реальности: только с начала этого месяца Telegram заблокировал более пяти тысяч публичных каналов и групп, связанных с пропагандой терроризма», – возразил на это Дуров в своем «ВКонтакте», ссылаясь на соответствующую статистику мессенджера. Дуров отметил, что Telegram обрабатывает требования об удалении экстремистских материалов со всего мира, при этом ни в одной стране мессенджер не был запрещен. В их полемику даже втянулся такой активный блогер, как глава Чечни Рамзан Кадыров, который высказался двояко. «Не хочется, чтобы «Телеграм» блокировали, но и соблюдать российское законодательство необходимо», – написал Кадыров, сделав это, кстати, в  собственном Telegram. Чеченский лидер даже предложил свои услуги в роли арбитра – позвал Дурова и Жарова к себе в гости, в Грозный, чтобы провести «переговоры». Впрочем, шансов на приезд основателя Telegram немного – известно, что Дуров в последние годы не бывает в России, а на международном уровне даже позиционирует себя как гражданина Финляндии, а не россиянина. На этом фоне в блогосфере развернулись споры о том, насколько вообще эффективной будет блокировка мессенджера. Все и так уже сидят в WhatsApp и Messenger Директор РАЭК Сергей Плуготаренко предполагает, что 10–15 процентов пользователей Telegram будут пытаться обходить блокировку – если она все-таки будет введена. «Остальные не будут утруждать себя, просто пересядут на другую платформу, благо их много и работать они будут очевидно стабильнее, чем решение «Telegram с обходом блокировки», – сказал он газете ВЗГЛЯД. Плуготаренко уверен, что большинство пользователей Telegram уже имеют аккаунты в WhatsApp, Facebook Messenger или других аналогичных приложениях. «Об их уходе не имеет смысла говорить – все они уже там», – пояснил эксперт. Разработчик систем анализа соцсетей, директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов предрекает, однако, что остаться в Telegram попытается не 15–20, а около 50 процентов нынешних пользователей. «Затруднить работу мессенджера можно. Мессенджер работает через определенные серверы. Адреса их известны. Павел сделал превентивный ход. Он объявил, что позволит клиентам Telegram соединяться через прокси-серверы. Условно говоря, в мире около восьми тысяч прокси-серверов. Их частично банят, но на их месте возникают новые. Возникнет борьба щита и меча. Тем не менее запретить доступ к серверам самого Telegram можно. Ушлые пользователи скачают версию программы с использованием прокси-северов, но таких будет меньше половины», – пояснил газете ВЗГЛЯД Ашманов. ФСБ и Дума взялись за мессенджеры Тема мессенджеров, блокировок и путей обхода этих блокировок звучала и в стенах Госдумы. Во-первых, там на закрытом совещании выступил шеф ФСБ Александр Бортников. Первый зампред комитета Госдумы по безопасности Дмитрий Савельев потом рассказал, что с Бортниковым обсуждалось создание отечественных мессенджеров. «Думаю, что в этом смысле потребуется изменение законодательства для внедрения в России своих мессенджеров и развития микросхем. Это очень важно», – цитирует депутата газета «Известия». По ее данным, Бортников высказался за регулирование отношений в интернете, поддержав законопроекты, которые как раз сейчас рассматривает палата. Напомним, в пятницу Госдума рассмотрела сразу два законопроекта, призванных регулировать Рунет. Еще утром, до выступления Бортникова, она приняла в окончательном, третьем, чтении закон на смежную тему – запретила «зеркала» запрещенных сайтов. А вечером, уже после отъезда шефа ФСБ, одобрила в первом чтении законопроект о запрете анонимайзеров (прокси-серверов), позволяющих обходить блокировки Роскомнадзора. На прошлой неделе Госдума одобрила в первом чтении еще два смежных законопроекта, направленных на предотвращение нелегального распространения сим-карт и запрет анонимности в мессенджерах. Дуров – то ли еще россиянин, то ли уже иностранец Один из инициаторов запрета анонимайзеров, зампред комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Ющенко (КПРФ) не согласился с утверждениями Дурова о том, что позиция Роскомнадзора деструктивна. «В любой стране есть законодательство, которое так или иначе прописывает подобное регулирование. Более того, в Европе оно более жесткое, а в Америке – еще жестче, чем в России. Российское законодательство отвечает практически всем демократическим принципам. Нет никакой цензуры», – сказал Ющенко газете ВЗГЛЯД. Депутат напомнил, что накануне за те же вопросы взялся и парламент Германии – и решил их, кстати, даже более жестко, чем в России. Бундестаг принял закон, разрешающий спецслужбам читать переписку интернет-пользователей. «Необходимо зарегистрироваться в реестре распространителя анонимных сообщений. Почему господин Дуров этого не делает, я, честно говоря, не понимаю. Мессенджер довольно популярный, порядка двух миллионов пользователей. Я не вижу никакого конструктива со стороны Дурова. Это как минимум невнимательное отношение к людям, которые используют его же продукт», – недоумевает депутат. «Надеюсь, что какой-то конструктив должен быть, в итоге здравый смысл возобладает. Но если упираться в бессмысленные принципы, то добра это никому не принесет. В первую очередь это почувствуют на себе пользователи», – подчеркнул он, напомнив, что в первом чтении был принят закон об анонимайзерах, и вскоре Роскомнадзор сможет пресекать анонимное распространение информации. Ашманов тоже счел аргументацию Дурова нерациональной – по его мнению, для того переписка с высокопоставленным чиновником стала еще одной возможностью «покуражиться на публику и перед теми, на кого он работает». «Все его аргументы – это всегда некий популизм. Он отвечает как бы Жарову, а в реальности говорит на публику. Отрабатывает свое позиционирование в очередной раз», – сказал Ашманов газете ВЗГЛЯД. Попытку Дурова сравнить Telegram с американскими мессенджерами эксперт тоже считает натяжкой – «Дуров сам неизвестно кто». «Он сидит где-то в Европе, не показывая своего местонахождения. То, что он не лоялен нашему государству – он сам декларировал неоднократно. Чем Telegram лучше WhatsApp? Это популистские аргументы... Он не объясняет, как с ним можно договориться, а фактически говорит: ничего меняться не будет», – считает Ашманов. Теги:  интернет, коммуникации, запрет, Павел Дуров, информационная безопасность, свобода слова, Роскомнадзор, борьба с терроризмом

23 июня, 17:45

"Цифровая бомба" в наследство от Обамы

О возможном уничтожении всей российской IT-инфраструктуры стало известно сегодня — после того, как в руки журналистов WP попали документы бывшей администрации Белого дома. Согласно данным репортёров, Обама был крайне обеспокоен якобы реальным влиянием российских хакеров на результаты выборов в США, в связи с чем поручил спецслужбам подготовить план атаки на нашу страну. Для того чтобы понимать, что именно имел в виду Обама и его спецслужбы, надо понимать, какие именно элементы IT-инфраструктуры могут быть подвержены атаке. Во-первых это hardware, или железо. Такие компании, как Cisco, HP, Dell и прочие, неоднократно уличали в интеграции жучков в обычные компьютеры или телекоммуникационное оборудование. Разумеется, делалось это производителями железа для промышленного шпионажа или для шпионажа в интересах государства (в случае с упомянутыми производителями — США). В ответ на выдвигаемые обвинения производитель обычно приносит извинения и в следующей линейке оборудования "закладки" и жучки находятся на новых местах, чтобы их не обнаружили там, где однажды уже был прокол. — Вариантов бесконечное множество. Наверное, без производителя такие "закладки" встроить будет сложновато, хотя, если верить Сноудену, АНБ и в этом плане имеет опыт. То есть рассказывали про то, что в маршрутизаторы CISCO АНБ встраивало "закладки" на этапе транспортировки. Когда их уже пересылали к заказчикам, отгружали — вот на этом этапе АНБ каким-то образом удавалось встраивать какие-то импланты. Но вообще, конечно, для программного обеспечения это будет довольно сложно сделать без участия производителя, — поясняет Лайфу генеральный директор компании Zecurion, специализирующейся на информационной безопасности, Алексей Раевский. Совершенно аналогичным образом — с поправкой на то, что "закладки" и жучки представляют из себя не железо и кремний, а программный код — действуют крупнейшие производители ПО. Например, Microsoft, Apple, Oracle, SAP и многие другие. Программный код является главной ценностью для каждой компании, создающей то или иное ПО или приложение, он защищён юридически, и его взлом в большинстве стран карается по закону как посягательство на авторские права. И там всегда присутствовал не только полезный и нужный нам с вами код, но и код-шпион или код способный удалённо отключить наш компьютер. Простой пример: если вы не оплатите продление лицензии на ту или иную программу, она может прекратить работать. Она же может прекратить работать, просто если вы не понравились владельцу программы. — Самый простейший вариант — это могут быть просто "закладки", которые делают компьютер неработоспособным. То есть, грубо говоря, либо компьютер, либо сетевое оборудование просто выключается и перестаёт работать. Понятно, какие последствия: парализована вся экономическая деятельность. Операционная система Windows — огромный по объёму программный продукт. Туда можно встроить любой код, который захочет производитель. Следовательно, запускаться этот код будет по какому-то сигналу. Например, появляется определённый сайт в Интернете, и наличие этого сайта уже может быть сигналом. Или посылает какой-то сигнал целенаправленно каким-то компьютерам или в какие-то сети, — говорит Раевский. Россию любят высмеивать — зачастую даже внутри страны — за желание создать инфраструктуру, независимую от внешнего воздействия. Приводятся аргументы про глобальный и свободный мир, это сдабривается доводами в стиле "да кому мы вообще нужны" и чем-то подобным. Однако, как показывает практика, Россия нужна очень многим. Вот план Обамы по уничтожению нашей инфраструктуры ярко это подтверждает. В этой связи уместно напомнить, что Минкомсвязь РФ продолжает работу над обеспечением автономности Рунета. То есть если нас по каким-то причинам отключат от мировой Сети, связность коммуникаций внутри страны нарушена не будет. Известный эксперт в области информационной безопасности, владелец компании "Ашманов и партнёры" Игорь Ашманов полагает, что полное прерывание контакта с Россией невыгодно в первую очередь самому Западу. "Если они прервут связь с нами, то как будут узнавать, что мы делаем? Сейчас для них выгоднее только говорить о возможном отключении, но продолжать шпионить, в том числе с помощью Интернета", — рассказывал Игорь Ашманов в одном из интервью. Однако иначе дело будет обстоять в случае если вялотекущий холодный конфликт перейдёт в горячую фазу. Тогда нанесение любого ущерба противнику является важной задачей — и до поры до времени "спящее" оружие может быть применено. Причём противодействовать такой атаке будет очень сложно. — Надо проводить специальные исследования на отсутствие недекларированных возможностей. Для критичных каких-то приложений такие исследования проводятся. Microsoft в этом плане сотрудничает с нашими соответствующими компетентными органами. Для этого предоставляются исходные коды, они изучаются в течение какого-то времени, анализируются. И если там не найдено никаких подозрительных вещей, то с какой-то вероятностью говорится, что в программном обеспечении отсутствуют недекларированные возможности, — поясняет Раевский. Причём США уже использовали кибероружие без объявления войны, хотя фактически атаковали инфраструктуру чужой страны с целью её уничтожения. Речь, разумеется, об атаке на атомную промышленность Ирана, после чего персы были вынуждены отказаться от масштабного обогащения ядерного топлива и пойти на уступки в переговорах. Ключевые элементы отечественной инфраструктуры (атомная промышленность, водоснабжение, энергогенерация, железнодорожное сообщение и другие важные элементы обеспечения жизнедеятельности России), разумеется, атаковать гораздо сложнее, чем иранские. Но это, однако, не помешало вирусу WannaCry внести сумятицу в деятельность ряда госструктур в России. Причём уже давно не секрет, что этот вирус был произведён именно в цифровых лабораториях американских спецслужб. Впрочем, не стоит также забывать, что в США существуют не только специалисты по кибератакам, но и эксперты в области информационных войн. То есть материал в Washington Post может являться просто элементом ведущейся против нас информационной войны, а целью публикации является запугивание России и подбадривание партнёров по НАТО, чтобы убедить их в собственной всесильности. — У меня нет комментариев по этому вопросу, здесь нечего комментировать. Какие-то нелепые предположения и нелепые слухи, — резюмирует новость ещё один эксперт в области инфобезопасности генеральный директор Digital Security Илья Медведовский.

21 июня, 17:50

Игорь АШМАНОВ: "История о "кибератаках русских" — чистая медийная фальшивка"

Евросоюз планирует в будущем вводить санкции за кибератаки. Такое заявление сделали в совете ЕС. Там уже готовят нормы для совместной дипломатической реакции на кибератаки. Это стало реакцией на увеличение подобных инцидентов в мире.

21 июня, 16:41

"Интервью года": соцсети отреагировали на агрессию Алексиевич

Интервью обозревателя ИА REGNUM Сергея Гуркина с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич вызвало широкий отклик в социальных сетях. Пока сама Алексиевич уверяла, что её обманули, и разбиралась со своим литературным агентом, сделавшие репосты пользователи благодарили Гуркина и поражались поведению Алексиевич."С чего взяли, что нобелиат должен быть умен? - пишет на своей странице в Facebook Максим Соколов. - Мы уже, кажется, дозрели до осознания того, что выдающийся певец, артист, живописец etc. может быть при этом дурак дураком (примеры каждый может вспомнить). Так почему же лауреат Нобелевской премии по литературе тоже не может быть крайне неумным человеком. "И средь детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он". Речь идёт уже не об Алексиевич, а в принципе: слагает вдохновенные строки, достойный высшей награды, а по жизни редкостный идиот".  "Данный разговор безусловно представляет общественный интерес - хотя бы как столкновение противоположных социально-политических клише. А журналист, мягко говоря, не обязан быть почтительной подставкой для микрофона - даже если перед ним нобелиат", - уверен Нахим Шифрин. Александр Дюков оценивает вышедший в ИА REGNUM материал как "реально гениальное интервью с нобелевским лауреатом":"Интеллектуальная нищета Алексиевич, её русофобия, её готовность публично оправдывать убийства и репрессивное подавление русских - всё как на ладони. Кто-то мне говорил, что Алексиевич - гуманист, что для неё важен простой человек. Но нет, прекрасно видно, что ей важны не люди, а идея "европейского выбора", во имя которой всё дозволено". Елена Андреева уверена, что в том, что русофобствующий нобелевский лауреат был и лауреатом премии Ленинского комсомола - как раз ничего удивительного. "Настоящий советский человек, достойный комсомольской премии, мог быть только мультикультурен, атеистичен и интернационален. Вылитый либерал, так что, чему удивляться... P. S. Многажды говорила, что "советскость" и "либеральность" - две стороны одной медали, имя которой - русофобия", - добавила она.Нелицеприятные высказывания позволила себе и Дарья Митина: "Oзнакoмилась с интервью, кoтoрoе Светлана Алексиевич дала Регнуму, а пoтoм oсерчала и пoтребoвала егo не публикoвать".Она возмущена и ей не верится, чтo именно Алексиевич мoгла написать неплoхую, в oбщем-тo, книжку "У вoйны не женскoе лицo"."Интересное интервью Нобелевского лауреата по литературе Алексиевич, - пишет пользователь Халатян Айк. - В котором "писатель-гуманист" понимает мотив убийц писателей за их взгляды, а также насильственные действия и ограничения права людей говорить на своём родном языке во имя неких целей. Вот такие интересные "писатели-гуманисты" в мире в XXI веке". Своё краткое резюме из интервью Алексиевич сделал и Артур Приймак: "Украинский национализм (включая донцовщину - бандеровщину) - это хорошо. Белорусский (мало отличающийся от бандеровщины) - тоже хорошо. Французский, немецкий - плохо. А русский - хуже гитлеровского нацизма".Ника Волина обратила внимание на ещё один аспект. "Надо же, сколько в ней нобелевской агрессии! ... Местами видно как её мысль безвыходно мечется и бьётся о берег крутой. Действительно, это каминг аут. Причем полный", - написала она в Facebook.А Игорь Ашманов нашёл объяснение тому, почему Алексиевич решила запретить интервью:"Был применён сократический метод: она сама приходит в результате расспросов к постоянным противоречиям в её же утверждениях. Она именно поэтому запретила - увидела, что постоянно проговаривается". Между тем, Светлана Алексиевич заявила, что давала согласие на беседу с представителем издания "Деловой Петербург". Гуркин брал интервью для ИА REGNUM, с которым сотрудничал в свободное от основной работы время. Стало известно: "После публикации интервью нобелевского лауреата С. Алексиевич в ИА REGNUM, 20 июня, руководство "ДП" потребовало от журналиста договориться с редакцией ИА REGNUM о снятии текста. Журналист отказался".Пользователи соцсетей отреагировали и на это."Вообще Гуркин достоин сбора денег на компенсацию и благодарственного адреса с подписями читателей", - пишет Алексей Архипов.  "А почему наша либеральная тусовочка не носится с воплями: "как это глупо - запрещать что-либо в Интернете?" - вопрошает Артур Гороховский. А Юрий Пущаев уверен, что "лицо потеряла сначала Алексиевич, потом это издание".Виктор Куллэ из Москвы подмечает "апофеоз европейского гуманизма":"Если СМИ учат "понимать мотивы" палестинских террористов, бросающихся с ножами на израильтян, "понимать мотивы" мигрантов, насилующих европейских женщин и детей, "понимать мотивы" сирийской "оппозиции", режущей людям головы и пожирающей ещё дымящиеся от крови внутренности на камеру - удивляться нечему". В группе "Мракобор" (Telegram) обозреватель Сергей Гуркин назван героем сегодняшнего информационного дня. "Это натурально интервью года. Получилась такая "Новая Газета" и Павел Каныгин, только наоборот - вопросы с патриотических позиций".Свою оценку интервью дала и пользователь соцсети Раиса Салантий-Карпинская:"Безумная... А журналист молодец) спокойно, по полочкам. Нет, правда, крайне любопытно наблюдать за человеческой изворотливостью и алогичностью, до полного бреда".  "Вот уж расчехлилась, так расчехлилась, лауреатка-то. Интервью просто адовое. Нет, я в её воззрениях и не сомневался - но тут такой дистиллированный сок мозга! Сохраню для памяти, пожалуй", - написал Сергей Сигачев. "Отличное интервью, сдержанное, корректное, высветило всю подноготную "нобелевской лауреатки", - пишет пользователь Ljuba Kaida. А Игорь Шнуренко уточняет - это блестящее интервью. "И уж конечно, интуиция подсказала правильное решение: публиковать. Потому что обсуждались важные, острые общественные темы, и высказывался о них откровенно человек, писательница, которая в силу статуса имеет огромное влияние на умы. А интервью и не должны быть подобострастными. Зато теперь всем видно, что Алексиевич берет свою точку зрения из телека) как обычная домохозяйка", - считает Игорь Шнуренко."Как же у человека "засран" мозг, просто удивительно... о Бог ты мой, дочитала до конца... одни истеричные взвизги, кликушество в чистом виде... интересно, в оппозиции еще нормальные люди остались или нам их не показывают?" - прокомментировала Вера Хрусталева. Справедливости ради стоит добавить, что редкие слова благодарности прозвучали в сети и в адрес Алексиевич."Дурам нобелевские премии не дают... Мой низкий поклон за каждое слово пани ..." - заявил Shota Starina Khajishvili. "Жаль, что Аликсиевич не может, как Веллер, швырнуть стакан в лицо, например. Я б швырнула", - написала Mary Bel. Отметим, что многие подняли вопрос о том, нужно ли было публиковать интервью, если интервьюируемый наложил на это запрет."МАДАМ ГОВОРИТ О СВОБОДЕ и пропаганде и запрещает публиковать интервью, вопросы которого ей не понравились. Двойная мораль. И какая она все-таки банальная, в том числе и по языку..." - отметил Влад Васюхин. Отметим, сам Сергей Гуркин на своей странице в Facebook объяснил, почему он проигнорировал запрет Алексиевич публиковать интервью: "Как более или менее все в этой ленте, я считаю себя демократом. Демократия одновременно предполагает свободу слова и ответственность за слово. Кроме того, я журналист. И если интервьюируемый а) знает, что говорит (в публичном месте при свидетелях) для интервью под запись и б) в начале разговора соглашается отвечать на вопросы в лоб, но после 35 минут разговора решает, что интервью ему не понравилось, то это его проблемы".Он также добавил, что это интервью "благодаря не мне, но ей - хорошо тем, что в нем, наконец, многое сказано прямо". "И поэтому - благодаря не мне, но ей - оно стоит сотни разговоров "мягко и ни о чем"."Но теперь мы выяснили: людям можно запрещать говорить на родном языке, если есть на то государственная необходимость (говорит писатель); тех, кто убил писателя за его взгляды, можно понять (говорит писатель, гуманист и демократ); русификация - плохо, украинизация - хорошо (говорит человек, думающий, говорящий и пишущий по-русски); и так далее, и тому подобное. Это - реальное, настоящее лицо. Это - честно", - отметил журналист."Прямые оскорбления в свой адрес я тоже не стал убирать. Это тоже важно. Это о способности к диалогу. Об уважении. Да вы и сами понимаете", - заключил обозреватель ИА REGNUM.Напомним, беседа с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич шла в форме интервью. Она была об этом уведомлена и согласилась. Но в ходе беседы, по лишь ей известной причине, запретила публиковать это интервью.Редакция ИА REGNUM опубликовала интервью полностью. Аудиозапись разговора со Светланой Алексиевич находится в редакции.  (https://regnum.ru/news/po...)

21 июня, 16:41

"Интервью года": соцсети отреагировали на агрессию Алексиевич

Интервью обозревателя ИА REGNUM Сергея Гуркина с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич вызвало широкий отклик в социальных сетях. Пока сама Алексиевич уверяла, что её обманули, и разбиралась со своим литературным агентом, сделавшие репосты пользователи благодарили Гуркина и поражались поведению Алексиевич."С чего взяли, что нобелиат должен быть умен? - пишет на своей странице в Facebook Максим Соколов. - Мы уже, кажется, дозрели до осознания того, что выдающийся певец, артист, живописец etc. может быть при этом дурак дураком (примеры каждый может вспомнить). Так почему же лауреат Нобелевской премии по литературе тоже не может быть крайне неумным человеком. "И средь детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он". Речь идёт уже не об Алексиевич, а в принципе: слагает вдохновенные строки, достойный высшей награды, а по жизни редкостный идиот".  "Данный разговор безусловно представляет общественный интерес - хотя бы как столкновение противоположных социально-политических клише. А журналист, мягко говоря, не обязан быть почтительной подставкой для микрофона - даже если перед ним нобелиат", - уверен Нахим Шифрин. Александр Дюков оценивает вышедший в ИА REGNUM материал как "реально гениальное интервью с нобелевским лауреатом":"Интеллектуальная нищета Алексиевич, её русофобия, её готовность публично оправдывать убийства и репрессивное подавление русских - всё как на ладони. Кто-то мне говорил, что Алексиевич - гуманист, что для неё важен простой человек. Но нет, прекрасно видно, что ей важны не люди, а идея "европейского выбора", во имя которой всё дозволено". Елена Андреева уверена, что в том, что русофобствующий нобелевский лауреат был и лауреатом премии Ленинского комсомола - как раз ничего удивительного. "Настоящий советский человек, достойный комсомольской премии, мог быть только мультикультурен, атеистичен и интернационален. Вылитый либерал, так что, чему удивляться... P. S. Многажды говорила, что "советскость" и "либеральность" - две стороны одной медали, имя которой - русофобия", - добавила она.Нелицеприятные высказывания позволила себе и Дарья Митина: "Oзнакoмилась с интервью, кoтoрoе Светлана Алексиевич дала Регнуму, а пoтoм oсерчала и пoтребoвала егo не публикoвать".Она возмущена и ей не верится, чтo именно Алексиевич мoгла написать неплoхую, в oбщем-тo, книжку "У вoйны не женскoе лицo"."Интересное интервью Нобелевского лауреата по литературе Алексиевич, - пишет пользователь Халатян Айк. - В котором "писатель-гуманист" понимает мотив убийц писателей за их взгляды, а также насильственные действия и ограничения права людей говорить на своём родном языке во имя неких целей. Вот такие интересные "писатели-гуманисты" в мире в XXI веке". Своё краткое резюме из интервью Алексиевич сделал и Артур Приймак: "Украинский национализм (включая донцовщину - бандеровщину) - это хорошо. Белорусский (мало отличающийся от бандеровщины) - тоже хорошо. Французский, немецкий - плохо. А русский - хуже гитлеровского нацизма".Ника Волина обратила внимание на ещё один аспект. "Надо же, сколько в ней нобелевской агрессии! ... Местами видно как её мысль безвыходно мечется и бьётся о берег крутой. Действительно, это каминг аут. Причем полный", - написала она в Facebook.А Игорь Ашманов нашёл объяснение тому, почему Алексиевич решила запретить интервью:"Был применён сократический метод: она сама приходит в результате расспросов к постоянным противоречиям в её же утверждениях. Она именно поэтому запретила - увидела, что постоянно проговаривается". Между тем, Светлана Алексиевич заявила, что давала согласие на беседу с представителем издания "Деловой Петербург". Гуркин брал интервью для ИА REGNUM, с которым сотрудничал в свободное от основной работы время. Стало известно: "После публикации интервью нобелевского лауреата С. Алексиевич в ИА REGNUM, 20 июня, руководство "ДП" потребовало от журналиста договориться с редакцией ИА REGNUM о снятии текста. Журналист отказался".Пользователи соцсетей отреагировали и на это."Вообще Гуркин достоин сбора денег на компенсацию и благодарственного адреса с подписями читателей", - пишет Алексей Архипов.  "А почему наша либеральная тусовочка не носится с воплями: "как это глупо - запрещать что-либо в Интернете?" - вопрошает Артур Гороховский. А Юрий Пущаев уверен, что "лицо потеряла сначала Алексиевич, потом это издание".Виктор Куллэ из Москвы подмечает "апофеоз европейского гуманизма":"Если СМИ учат "понимать мотивы" палестинских террористов, бросающихся с ножами на израильтян, "понимать мотивы" мигрантов, насилующих европейских женщин и детей, "понимать мотивы" сирийской "оппозиции", режущей людям головы и пожирающей ещё дымящиеся от крови внутренности на камеру - удивляться нечему". В группе "Мракобор" (Telegram) обозреватель Сергей Гуркин назван героем сегодняшнего информационного дня. "Это натурально интервью года. Получилась такая "Новая Газета" и Павел Каныгин, только наоборот - вопросы с патриотических позиций".Свою оценку интервью дала и пользователь соцсети Раиса Салантий-Карпинская:"Безумная... А журналист молодец) спокойно, по полочкам. Нет, правда, крайне любопытно наблюдать за человеческой изворотливостью и алогичностью, до полного бреда".  "Вот уж расчехлилась, так расчехлилась, лауреатка-то. Интервью просто адовое. Нет, я в её воззрениях и не сомневался - но тут такой дистиллированный сок мозга! Сохраню для памяти, пожалуй", - написал Сергей Сигачев. "Отличное интервью, сдержанное, корректное, высветило всю подноготную "нобелевской лауреатки", - пишет пользователь Ljuba Kaida. А Игорь Шнуренко уточняет - это блестящее интервью. "И уж конечно, интуиция подсказала правильное решение: публиковать. Потому что обсуждались важные, острые общественные темы, и высказывался о них откровенно человек, писательница, которая в силу статуса имеет огромное влияние на умы. А интервью и не должны быть подобострастными. Зато теперь всем видно, что Алексиевич берет свою точку зрения из телека) как обычная домохозяйка", - считает Игорь Шнуренко."Как же у человека "засран" мозг, просто удивительно... о Бог ты мой, дочитала до конца... одни истеричные взвизги, кликушество в чистом виде... интересно, в оппозиции еще нормальные люди остались или нам их не показывают?" - прокомментировала Вера Хрусталева. Справедливости ради стоит добавить, что редкие слова благодарности прозвучали в сети и в адрес Алексиевич."Дурам нобелевские премии не дают... Мой низкий поклон за каждое слово пани ..." - заявил Shota Starina Khajishvili. "Жаль, что Аликсиевич не может, как Веллер, швырнуть стакан в лицо, например. Я б швырнула", - написала Mary Bel. Отметим, что многие подняли вопрос о том, нужно ли было публиковать интервью, если интервьюируемый наложил на это запрет."МАДАМ ГОВОРИТ О СВОБОДЕ и пропаганде и запрещает публиковать интервью, вопросы которого ей не понравились. Двойная мораль. И какая она все-таки банальная, в том числе и по языку..." - отметил Влад Васюхин. Отметим, сам Сергей Гуркин на своей странице в Facebook объяснил, почему он проигнорировал запрет Алексиевич публиковать интервью: "Как более или менее все в этой ленте, я считаю себя демократом. Демократия одновременно предполагает свободу слова и ответственность за слово. Кроме того, я журналист. И если интервьюируемый а) знает, что говорит (в публичном месте при свидетелях) для интервью под запись и б) в начале разговора соглашается отвечать на вопросы в лоб, но после 35 минут разговора решает, что интервью ему не понравилось, то это его проблемы".Он также добавил, что это интервью "благодаря не мне, но ей - хорошо тем, что в нем, наконец, многое сказано прямо". "И поэтому - благодаря не мне, но ей - оно стоит сотни разговоров "мягко и ни о чем"."Но теперь мы выяснили: людям можно запрещать говорить на родном языке, если есть на то государственная необходимость (говорит писатель); тех, кто убил писателя за его взгляды, можно понять (говорит писатель, гуманист и демократ); русификация - плохо, украинизация - хорошо (говорит человек, думающий, говорящий и пишущий по-русски); и так далее, и тому подобное. Это - реальное, настоящее лицо. Это - честно", - отметил журналист."Прямые оскорбления в свой адрес я тоже не стал убирать. Это тоже важно. Это о способности к диалогу. Об уважении. Да вы и сами понимаете", - заключил обозреватель ИА REGNUM.Напомним, беседа с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич шла в форме интервью. Она была об этом уведомлена и согласилась. Но в ходе беседы, по лишь ей известной причине, запретила публиковать это интервью.Редакция ИА REGNUM опубликовала интервью полностью. Аудиозапись разговора со Светланой Алексиевич находится в редакции.  (https://regnum.ru/news/po...)

14 июня, 17:23

Госдума одобрила законопроекты по сим-картам и мессенджерам

Депутаты Госдумы одобрили в первом чтении сразу два законопроекта, направленных на предотвращение нелегального распространения сим-карт и на регулирование деятельности интернет-мессенджеров. Законопроектом предусматривается введение понятия «идентификационный модуль» – электронный носитель информации, с помощью которого осуществляется идентификация абонента и обеспечивается его доступ к сети оператора связи (то есть сим-карта), передает ТАСС. Также в документе прописан порядок заключения договоров при покупке сим-карт. Обязанности по проверке сведений об абоненте возлагаются на лиц, действующих от имени оператора связи. Операторы получают возможность безвозмездно проверять данные абонентов через единую систему идентификации и аутентификации, квалифицированную электронную подпись и единый портал госуслуг. Такой механизм поможет противодействовать использованию фиктивных паспортных данных при заключении договоров на предоставление услуг сотовой связи. Закон в случае принятия должен вступить в силу с 1 января 2018 года. Кроме того, Госдума в первом чтении приняла законопроект о регулировании мессенджеров в России, который обязывает идентифицировать пользователей по номеру телефона и отказывать им в обмене сообщениями при несоблюдении этого условия. Этот документ на рассмотрение Госдумы был внесен в конце мая, его авторами выступили уже не сенаторы, а депутаты Марина Мукабенова («Единая Россия»), Олег Николаев («Справедливая Россия») и Александр Ющенко (КПРФ). Председатель комитета по информационной политики Госдумы Леонид Левин ранее говорил, что именно в мессенджеры переместился основной массив запрещенной информации. Роскомнадзор поддержал законопроект о регулировании деятельности мессенджеров. Напомним, законопроект о продаже сим-карт направлен на исключение возможности их анонимных покупок. Уточняются правила идентификации и для корпоративных абонентов. Компании, закупающие сим-карты для своих сотрудников, обяжут передавать данные о работниках операторам. Сейчас для передачи таких сведений необходимо согласие абонентов. «Законопроект по сим-картам выравнивает отношения оператора связи с другими игроками, которые занимаются дистанционной торговлей», – заметил ранее в среду газете ВЗГЛЯД директор по связям с органами власти «МегаФона» Дмитрий Петров. Он пояснил, что теперь договор на оказание услуг связи можно заключить онлайн с использованием электронной подписи и сайта госуслуг. Кроме того, «операторы смогут уточнять данные об абонентах, используя государственные информационные системы.  Это также позволит повысить точность и прозрачность абонентов», – добавил собеседник. Напомним, согласно законопроекту идентификация будет осуществляться на основании договора об идентификации, заключаемого организатором обмена мгновенными сообщениями с оператором связи – эта мера призвана повысить безопасность граждан в случае возникновения угрозы теракта, для выявления предположительных террористов. Кроме того, в поправках к закону «О связи» впервые появилось понятие идентификационного модуля, которым и обозначают сим-карты. Операторы и их агенты должны будут проверять паспортные данные новых абонентов по ведомственным базам: через сайт госуслуг, электронную подпись, Единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА), Единую систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и другие информационные системы госорганов. Все это «позволяет сделать экономику по-настоящему цифровой», – подчеркнул Петров. Он пояснил, что благодаря законопроекту выигрывают все: операторы, потому что они более точно знают своего клиента, потребители, точные данные которых всегда будут находиться у оператора, и государство, поскольку производители не скрывают данные о себе.   С тем, что необходимость регулирования продаж сим-картам очевидна, подчеркнул и разработчик систем анализа социальных сетей, директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов. «Левые» сим-карты используются во всяких нехороших делах – и в мошеннических схемах, и при подготовке терактов. В бомбе, в которой заложен механизм с использованием телефонной трубки, находится «симка», купленная не по паспорту», – заметил собеседник. «Требование идентифицировать пользователя – нормальная тенденция. В очень многих странах нельзя просто так, без идентификации, купить сим-карту», – добавил он. «Сама по себе идентификация пользователей через год-два будет производиться просто по голосу и другим «большим данным» пользователя, – не исключил Ашманов. – Можно купить «левую» сим-карту, «левый» телефон, но если выйти в сеть поговорить, то, скажем, уже через 30 секунд система вас распознает». Такого рода системы распознавания разрабатываются и сейчас – в частности, по словам Ашманова, правоохранители использовали эту технологию при расследовании похищения его пасынка Ивана Касперского.  Регулирование мессенджеров предполагает «идентификацию пользователей с использованием абонентского номера». На мессенджеры законопроектом возлагается обязанность обеспечивать передачу электронных сообщений только идентифицированных пользователей Сети. Идентификацию по абонентскому номеру уже делают девять из десяти мессенджеров, напомнил Петров. Например, при входе в мессенджер Telegram с компьютера мы идентифицируем аккаунт с помощью телефона. «Закон предполагает, что будет заключаться некое соглашение между операторами и мессенджерами, это в первую очередь нужно для обеспечения конфиденциальности передаваемых сообщений, в том числе и впервые при авторизации», – подчеркнул собеседник. Польза для потребителя здесь очевидна, поскольку ему будет обеспечиваться конфиденциальность не только в сфере оператора, но и в отношениях оператор – мессенджер», – отметил Петров. Кроме того, «у операторов есть достаточно жесткие обязанности по недопущению распространения спама и других запрещенных сообщений. Законопроект предполагает, что теперь мессенджеры также должны бороться с ними», – указал директор по связям с органами власти «МегаФона». С тем, что необходимо «уравнять в правах мобильных операторов (которые идентифицируют пользователей, платят налоги, отвечают за то, кого они подписывают на свои услуги) и мессенджеры, которые ничего подобного не делают», – согласился и Ашманов. В принципе мессенджеры могут зарабатывать на тех же услугах расширенных смс-сообщений, но при этом они не платят налоги и они не подотчетны, – добавил он. Для операторов связи существуют ограничения на массовые рассылки без согласия получателя. Аналогичное требование будет введено и для мессенджеров. Многие пользователи уже жалуются на массовые бесконтрольные рассылки в мессенджерах. Теперь им будет предоставлена возможность отказаться от получения сообщений других пользователей. Кроме того, как известно, к мессенджерам прибегают при создании анонимных каналов террористических организаций, поэтому требование к ним ограничить либо запретить передачу информации, нарушающей российские законы, своевременно. Как напоминают эксперты, даже если вы не пользуетесь транспортом и вообще никогда не бываете в центре крупного города, который теоретически может оказаться мишенью для теракта, все равно вы не застрахованы, например, от звонков мошенников с требованиями перечислить денег за «родственников, попавших в беду», или сообщить пин-код от якобы заблокированной карточки. Также закон предусматривает рассылку сообщений по инициативе органов власти – это означает новый способ предупреждения о возможных стихийных бедствиях или опять же об угрозе террористического нападения. Как показали недавние события в Москве, рассылка через мессенджеры могла бы позволить повысить информированность граждан о надвигающейся угрозе.

14 июня, 15:14

Ашманов: Новые правила сделают использование мессенджеров более контролируемым

Следует уравнять в правах мобильных операторов, которые идентифицируют пользователей, и мессенджеры, которые ничего подобного не делают, - сказал газете ВЗГЛЯД IT-предприниматель Игорь Ашманов. В среду Госдума рассматривает в первом чтении законопроекты, регулирующие деятельность мессенджеров и продажу сим-карт.

14 июня, 13:26

Ашманов: Новые правила сделают использование мессенджеров более контролируемым

Следует уравнять в правах мобильных операторов, которые идентифицируют пользователей, и мессенджеры, которые ничего подобного не делают, - сказал газете ВЗГЛЯД IT-предприниматель Игорь Ашманов. В среду Госдума рассматривает в первом чтении законопроекты, регулирующие деятельность мессенджеров и продажу сим-карт. Госдума рассмотрит в первом чтении поправки в действующие законы «О связи» (касающиеся продажи сим-карт) и «О информации, информационных технологиях и защите информации» (поправки о сервисах обмена электронными сообщениями – мессенджерах). Законопроект о продаже сим-карт направлен на исключение возможности их анонимных покупок. Регулирование мессенджеров предполагает «идентификацию пользователей с использованием абонентского номера». На мессенджеры законопроектом возлагается обязанность обеспечивать передачу электронных сообщений только идентифицированных пользователей сети. «Хочется сделать ситуацию с использованием мессенджеров контролируемой, - поясняет разработчик систем анализа социальных сетей, директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов. Причем, добавляет он, речь не идет о шифровке или дешифровке сообщений, а о том, чтобы идентифицировать пользователя». Кроме того, подчеркивает собеседник, следует «уравнять в правах мобильных операторов (которые идентифицируют пользователей, платят налоги, отвечают за то, кого они подписывают на свои услуги) – и мессенджеры, которые ничего подобного не делают». В принципе, мессенджеры могут зарабатывать на тех же услугах расширенных смс-сообщений, но при этом они не платят налоги и они не подотчетны, - указал Ашманов. «Проблемы могут быть с техническим исполнением новых правил, с разного рода подзаконными актами, - предполагает Ашманов. – Технология новая, законы отстают от технических возможностей, так что законодательство приходится «рихтовать». С сим-картами ситуация также очевидна, подчеркивает собеседник. «Левые» сим-карты используются во всяких нехороших делах – и в мошеннических схемах, и при подготовке терактов. В бомбе, в которой заложен механизм с использованием телефонной трубки, находится «симка», купленная не по паспорту», - заметил Ашманов.  Теперь ситуацию с сим-картами «собираются привести в надлежащий вид, чтобы хоть как-то можно было идентифицировать пользователя», констатирует собеседник. «В принципе, на мой взгляд, такая тенденция нормальна. В очень многих странах нельзя просто так, без идентификации, купить сим-карту», - добавляет он. «Сама по себе идентификация пользователей через год-два будет производиться просто по голосу и другим «большим данным» пользователя, - полагает Ашманов. - Можно купить «левую» сим-карту, «левый» телефон, но, если выйти в сеть поговорить, то,  скажем, уже через 30 секунд система вас распознает». Такого рода системы распознавания разрабатываются и сейчас - в частности, по словам Ашманова, правоохранители использовали эту технологию при расследовании похищения сына его супруги Натальи Касперской, Ивана Касперского. 

29 мая, 19:45

Политика: "Измена" "Яндекса" Украине заложена в самой его технологии

СБУ заподозрила руководителей украинских филиалов «Яндекса» в измене, а именно – в передаче в Россию личных данных граждан страны, в том числе чиновников и военных из зоны АТО. Если следовать той логике, о которой заявляют украинские спецслужбы, компанию Google тоже можно обвинить в измене России. В понедельник утром в киевском и одесском офисах компании «Яндекс» СБУ начала обыски. Как сообщила пресс-секретарь ведомства Елена Гитлянская, обыски проходят в рамках расследования дела о государственной измене. Теоретически виновным по статье «госизмена» (ст. 111 УК Украины) грозит лишение свободы сроком на 12–15 лет с конфискацией имущества. Так, например, в Одессе, по данным издания «Таймер», сотрудники СБУ заблокировали офис компании «Яндекс.Украина» в бизнес-центре «Морской» в Одессе. Сообщается, что у сотрудников «Яндекса» изъяли мобильные телефоны. «Кроме того, у сотрудников потребовали передать представителям правоохранительных органов административные пароли и тому подобную информацию», – говорится в сообщении. В течение всего дня было неизвестно, в чем именно СБУ заподозрила измену, и только к вечеру претензии были конкретизированы. По версии украинских спецслужб, менеджмент компании незаконно «собирал, копил и передавал в Россию персональные данные украинских граждан», а именно: сведения о роде занятий, образе жизни, месте жительства, работы, досуга, источниках и размерах доходов, номерах телефонов, электронных адресах и аккаунтах в социальных сетях. СБУ утверждает, что эта информация «передавалась специальным службам России для планирования, организации и проведения разведывательных, диверсионных, информационно-подрывных операций» на Украине. Оперативники спецслужбы задокументировали, пишет УНИАН, что среди граждан, о которых в РФ передавалась информация, есть сотрудники правоохранительных и специальных органов, военнослужащие ВСУ, других подразделений, участвующих в АТО на востоке Украины, работники органов власти. В сообщении сказано, что во время обысков в офисах компании были изъяты для экспертизы серверное оборудование и документация. «Эксперты также проанализируют перенаправление трафика украинских пользователей на российские серверы, а также проверят координацию противоправной деятельности с территории РФ», – говорится в сообщении. Досудебное следствие проводится в рамках уголовного производства по ст. 111 УК Украины («государственная измена»). Разработчик систем анализа социальных сетей, директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов выразил недоумение претензиями СБУ. «Ерунда какая-то! Во-первых, «Яндекс» не индексирует социальные сети, за исключением того, что немножко берет из «ВКонтакте» и немного из Twitter. Но он работает исключительно с открытыми данными, и так доступными любому. Естественно, основные сервера «Яндекса» стоят в России, так что это индексирует русский «Яндекс». То есть технически эти сведения собираются прямо из России. Все эти данные и так здесь есть», – пояснил Ашманов газете ВЗГЛЯД. Команда была додавить Более того, еще три–четыре российских компании выкачивают данные из социальных сетей – с коммерческими целями, поскольку эти данные, как известно, необходимы для рекламного и пиар-бизнеса. «Есть множество сервисов, которые выкачивают данные с миллионов аккаунтов – там, где человек, например, оставил свой номер телефона, или адрес, или где учился. Может быть, СБУ хочет пришить индексоидам, что они что-то собирали?» – недоумевает эксперт. «Репрессивная машина Порошенко готова переехать права и свободы своих граждан вдоль и поперек в порыве бешеной русофобии. «Яндекс» встал на пути дезинформации идеологов Киева, и здесь уже возник чрезвычайный инцидент и прецедент для Европы и США. И где (представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ) Дуня Миятович? И где свобода слова?» – риторически спрашивает по поводу обысков вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. По ее словам, назрела острая необходимость в международных актах об информационной безопасности, о которых давно говорит Россия – ведь «мир все более погрязает в болоте двойных стандартов и провокаций», цитирует Яровую РИА «Новости». Впрочем, наблюдатели сомневаются в официальной версии СБУ. Похоже, украинские силовики на самом деле решили попросту расправиться с компанией после того, как 22 мая «Яндекс» опубликовал мобильное приложение, позволяющее украинским пользователям заходить в соцсети «ВКонтакте» и «Одноклассники», запрещенные указом Петра Порошенко. В санкционный список тогда в числе других попал и «Яндекс», и все его сервисы (а также разработчики антивирусного программного обеспечения «Лаборатория Касперского» и Dr.Web). Советник президента России по вопросам интернета Герман Клименко признался, что ему сложно себе представить уровень «истерии», которая царит в Киеве, весь контекст, в котором происходят обыски. «Там может быть все. Трудно понять подобные схемы действий, которые управляются идеологией, – заявил советник президента газете ВЗГЛЯД. – Была команда закрыть «Яндекс». Скорее всего, теперь пытаются любой ценой этой цели добиться, надавить с разных сторон. Сперва надавили на провайдеров, теперь вот на сами компании». Другая версия, которая есть у Клименко, подразумевает, что обыски используются как «схемы просто для внутреннего потребления». «Хотят добиться, чтобы никто там не общался с офисом «Яндекса». Этими обысками поставили на киевском и одесском офисах черную меточку с целью обрубить им коммерческие контакты, добить бизнес», – подытожил Клименко. «Миротворец» не дождется Клименко надеется, что в ходе обысков не возникнет, наоборот, риска копирования личных данных не украинских, а как раз российских граждан – подобных, например, тем, что регулярно появляются на скандально известном портале «Миротворец». «Насколько я понимаю, в «Яндексе» работают взрослые компетентные люди, и у них хорошая защита. Надеюсь, в этом смысле беспокоиться не о чем», – подытожил советник. Вообще-то, напоминает Игорь Ашманов, филиалы «Яндекса» на Украине – это в основном офисы продаж контекстной рекламы. «Ну, допустим, эти офисы заключали договоры на показ рекламы – и эти договоры пересылали в центральный офис в Москву. В договорах, как обычно, указываются личные данные генеральных директоров, которые их подписывают. Может, СБУ в этом видит передачу личных данных украинцев в Москву?» – спрашивает Ашманов и оговаривается: вряд ли эта информация интересует спецслужбы, поскольку она не имеет никакого отношения к военным вопросам. «В этом смысле – да, «Яндекс» собирает данные и отправляет их в Москву. Если ты хочешь сделать вид, что это преступление, то, например, и Google должен считаться точно таким же государственным изменником – как на Украине, так и в России. Ведь он тоже собирает здесь запросы пользователей и отправляет их в Америку. Кстати, Google уж совершенно точно – согласно закону «Пэтриот акт» – передает это все в АНБ», – отметил эксперт. «Видимо, какие-то люди в СБУ пытаются заработать себе звездочки на погонах, а заодно и продолжить «расчеловечивание оппонентов». Антирусская истерия приняла такие формы», – посетовал Ашманов. Теги:  интернет, обыски, Украина, Киев, Россия и Украина, Яндекс, Одесса, СБУ, Украина и Россия

27 мая, 09:11

И.С. Ашманов о шпионаже за нами через технологию БПД

Прорыв любителей собирать, хранить, обрабатывать, анализировать и использовать личные данные произошёл совсем незаметно для широкой публики, причём всего лишь за последние несколько лет. То, что беспокоит многих из нас, а Катасонов или Четверикова называют банковским или цифровым концлагерем - эта ситуация приблизилась, причём даже без принудительного чипирования. Последнее, кстати, уже вчерашний день! Мы ведь сами теперь носим свои персональные чипы: телефоны и подобные устройства. Или садимся в машину. Или, перемещаясь по городу, попадаем в объектив пару сотен раз в день. Или включаем телевизор (плиту, утюг, воду, зажигаем свет,..). Все эти данные о нас тщательно собираются и позволяют восстановить весь наш прошедший день. А то и ночь... Как этому противостоять? Развитие техники вот так запросто повернуть вспять непросто. Значит, остаётся ратовать за предложение Ашманова: установить государственный контроль за сбором, обработкой и использованием данных.

25 мая, 08:33

Мессенджеры очистят и от пропаганды террора, и от спама

Законопроект о мессенджерах станет мерой антитеррора и борьбы со спамом. В среду в Госдуму был внесен законопроект, запрещающий операторам мессенджеров работать с не идентифицированными пользователями. Личность предлагается устанавливать по номеру телефона.

24 мая, 20:30

Политика: Мессенджеры очистят и от пропаганды террора, и от спама

Законопроект о мессенджерах станет мерой антитеррора и борьбы со спамом. В среду в Госдуму был внесен законопроект, запрещающий операторам мессенджеров работать с не идентифицированными пользователями. Личность предлагается устанавливать по номеру телефона. В среду два зампреда Госдумы комитета по информполитике Марина Мукабенова («Единая Россия») и Александр Ющенко (КПРФ), а также член комитета по экономической политике Олег Николаев («Справедливая Россия») внесли законопроект о регулировании деятельности мессенджеров. Документ предлагает идентифицировать пользователей по абонентскому номеру и предусматривает возможность блокировки мессенджера по решению суда. Комментируя документ, спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил: Россия имеет право защищать свою безопасность в том числе таким образом. «Хорошо, что вы тему подняли в отношении закона о мессенджерах. Речь о чем идет? Не о диссонансе. Как раз речь идет о том, что мы с вами должны иметь одинаковые стандарты, и мы к этому готовы», – ответил Володин на заседании Госдумы, когда глава комитета по труду Ярослав Нилов (ЛДПР) спросил, нет ли диссонанса между проектом закона и выпущенным в среду Госдумой обращением к ПА ОБСЕ в связи с закрытыми на Украине российскими соцсетями. «Когда на Украине берут и закрывают соцсети, а реакция США, Госдепа, что это в целях безопасности, то в этой ситуации мы должны поступать симметрично – мы тоже должны вопросы рассматривать с позиции безопасности нашей страны», – отметил Володин. Он обратил внимание, что на Украине «увидели угрозу в «Одноклассниках», хотя «там политики никакой нет». В разговоре с газетой ВЗГЛЯД соавтор проекта Александр Ющенко тоже назвал одной из главных его задач «введение мер антитеррора». Депутат напомнил, что сейчас у мессенджеров нет никакого правового статуса. «Электронные сервисы используются для обмена сообщениями. При этом нет возможности взаимодействия государства и этого средства распространения информации. Как избежать распространения спама, тем более если этот спам связан с противоправными, террористическими действиями? – рассуждает Ющенко. – Государство должно получить возможность каким-то образом не допустить этого». Кроме того, в законопроекте, по его словам, «прописана возможность того, что органы власти могут распространять легальную информацию по взаимодействию с мессенджерами той или иной направленности». Депутат сообщил, что проект – это, по сути, инициатива Медиакоммуникационного союза, которая «назрела – и мы ее поддержали», однако проект еще будет дорабатываться. «В рамках обсуждения этого законопроекта мы хотели бы привлечь широкий спектр профессионального сообщества, возможно, провести круглый стол еще до первого чтения, чтобы обменяться мнениями», – сообщил Ющенко. С технической стороны депутат проблем не ожидает – можно будет идентифицировать всех пользователей мессенджеров по номеру телефона. «Мы же с вами привязаны так или иначе к нашему телефонному номеру. Мы же не переживаем по этому поводу, не боимся, поскольку наша тайна переписки сохраняется. При этом мы часто подвержены распространению несанкционированной информации с непонятных адресов. А если с непонятных адресов прозвучит призыв к правонарушению или даже преступлению? Такие вещи необходимо пресекать», – подчеркнул депутат. В профильном комитете Госдумы настроены на оперативное, но вместе с тем качественное рассмотрение законопроекта, заявил председатель комитета по информационной политике Леонид Левин. Он пообещал в ближайшее время расширенное заседание комитета для обсуждения данной инициативы с экспертным сообществом. Суть закона Законопроект вводит юридическое понятие организатора обмена мгновенными сообщениями и обязывает его обеспечивать передачу сообщений только пользователей, которые идентифицированы в порядке, устанавливаемом правительством. Документ предлагает идентифицировать пользователей по абонентскому номеру и предусматривает возможность блокировки мессенджера по решению профильного ведомства, принятому на основании решения суда, передает ТАСС. В то же время мессенджеры обяжут обеспечить пользователей технической возможностью отказаться от получения сообщений от других пользователей, обеспечить возможность рассылки сообщений по инициативе органов власти, а также ограничить передачу сообщений, содержащих данные, распространяемые с нарушением требований законодательства. За неисполнение возложенных на мессенджеры обязанностей предусматривается штраф до 1 млн рублей. Предполагается, что новые нормы вступят в силу с 1 января следующего года. Но уже до этого момента владельцы мессенджеров должны будут привести их работу в соответствие с устанавливаемыми требованиями. В случае принятия закона его действие будет касаться исключительно мессенджеров из формируемого Роскомнадзором реестра организаторов распространения информации (ОРИ). Сейчас в нем 81 ресурс, в том числе сервисы Mail.Ru, «Яндекс», «ВКонтакте» и другие. Но таких популярных в России мессенджеров, как Telegram, WhatsApp, Viber и Facebook Messenger, в этом реестре нет. Законопроект о мессенджерах касается проблемы идентификации пользователей и не затрагивает вопрос расшифровки переписки. Эта инициатива является шагом к обновлению правового регулирования в информационном пространстве, заявил предприниматель, эксперт в сфере информационных технологий Игорь Ашманов. Ашманов подчеркнул, что законопроект во многом уравнивает мессенджеры с операторами, которые идентифицируют пользователей, заключают с ними договор и платят налоги. В настоящее время мессенджеры этого не делают и могут быть зарегистрированы где угодно, передает ИА REGNUM слова эксперта. Он отметил, что экономическая составляющая законопроекта очевидна. «Скорее всего, (обмен информацией) будет действовать через понятие «распространитель информации», которое является наиболее общим. Своего рода выравнивание конкурентных условий», – отметил он. Китайско-британский опыт В том, что регулирование мессенджеров поможет в борьбе с террором и вообще с преступностью, уверен президент Фонда информационной демократии Илья Массух. Массух напомнил о произошедшем теракте в Великобритании. «Взаимодействие этих террористов шло через мессенджеры», – сказал он, добавив, что Россия идет в русле мировых тенденций в этом вопросе. Отметим, что в Великобритании на фоне последних террористических атак по-своему стремятся сделать работу мессенджеров более прозрачной. В частности, глава британского МВД Эмбер Радд заявила, что террористы могут использовать WhatsApp, сообщения в котором шифруются, для организации терактов, и призвала принять меры, чтобы подобные мессенджеры не стали тайными местами общения боевиков. По словам Радд, у разведслужб должна быть возможность считывать сообщения, передаваемые в зашифрованном виде внутри WhatsApp и через иные мессенджеры. В Китае еще в 2015 году приняли закон, согласно которому разработчики мессенджеров должны предоставлять правоохранителям ключи шифрования, в противном случае программу могут запретить на всей территории страны. Теги:  интернет, Госдума, коммуникации

24 мая, 17:40

Эксперт: Законопроект о мессенджерах - шаг к обновлению регулирования в информпространстве

Законопроект о мессенджерах касается проблемы идентификации пользователей и не затрагивает вопрос расшифровки переписки, эта инициатива является шагом к обновлению правового регулирования в информационном пространстве, заявил предприниматель, эксперт в сфере информационных технологий Игорь Ашманов. Ашманов подчеркнул, что этот законопроект во многом уравнивает мессенджеры с операторами, которые идентифицируют пользователей, заключают с ними договор и платят налоги. В настоящее время мессенджеры этого не делают и могут быть зарегистрированы где угодно, передает ИА REGNUM слова эксперта. Он отметил, что экономическая составляющая законопроекта достаточно очевидна. «Скорее всего (обмен информацией) будет действовать через понятие «распространитель информации», которое является наиболее общим. Своего рода выравнивание конкурентных условий», – отметил он. В среду в Госдуму был внесен законопроект о регулировании деятельности сервисов обмена электронными сообщениями. Как заявил газете ВЗГЛЯД депутат Госдумы Александр Ющенко (КПРФ), мессенджеры, электронные сервисы используются для обмена сообщениями и остаются очень популярными, при этом у них нет никакого правового статуса. В свою очередь президент Фонда информационной демократии Илья Массух заявил, что террористы и киберпреступники используют мессенджеры для осуществления противоправных действий, введение регулирование мессенджеров в части идентификации пользователей не является чрезмерным.

24 мая, 15:26

В Минкомсвязи не увидели предпосылок для блокировки мессенджеров в России

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров заявил, что предпосылки для блокировки в России каких-либо мессенджеров отсутствуют. Министр подчеркнул, что у российских властей нет каких-то целей блокировки тех или иных интернет-ресурсов или иных сервисов. Его слова передает РИА «Новости». Ранее в среду на рассмотрение российских парламентариев был внесен законопроект о регулировании деятельности сервисов обмена электронными сообщениями (мессенджеров). Как заявил предприниматель, эксперт в сфере информационных технологий Игорь Ашманов, законопроект о мессенджерах касается проблемы идентификации пользователей и не затрагивает вопрос расшифровки переписки, эта инициатива является шагом к обновлению правового регулирования в информационном пространстве.

21 мая, 17:44

Расстановка точек над вирусной атакой (pob_ol)

Игорь Ашманов Самая массовая вирусная атака в истории»! Вирус остановил компьютеры всего мира! Это атака спецслужб! Они хотят посеять хаос! А если они в метро или на АЭС!!! Это сейчас можно услышать по всем каналам, от Первого на центральном ТВ до самого последнего блога. На самом деле, конечно, как обычно, всё не совсем так или совсем не так. Для тех, кто привычно читает заголовок и первые шесть абзацев, сразу сообщу содержание и выводы. В сети такой спойлер называется TLDR (too long; didn’t read). Итак,  TLDR:56 комментариев

06 июля 2016, 13:17

Поисковые системы: Google vs Яндекс

Гости Игорь Ашманов, управляющий партнёр компании «Ашманов и партнёры», Сергей Панков, генеральный директор Ingate Digital Agency, Дмитрий Завалишин, основатель и генеральный директор DZ Systems Подпишитесь на канал РБК: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 ------------------------ Получайте новости РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbc.ru Twitter: https://twitter.com/ru_rbc ВКонтакте: https://vk.com/rbc Одноклассники: http://ok.ru/rbc

22 мая 2016, 12:53

Интересная беседа Гоблина с Ашмановым

Напомню, что анализ одной книжки Ашманова - важная вводная часть нашей книжки про власть: http://khazin.ru/khs/2345696 .

29 сентября 2015, 18:56

Игорь Ашманов: WIKILEAKS – это гигантская американская информационная пушка

Сопредседатель Партии Великое Отечество Игорь Ашманов продолжает знакомить общественность с технологиями ведения современной информационной войны. Игорь Станиславович ранее объяснил, как отличить реальную новость от искусственно раздутой, а также показал на примерах факты манипулирования общественным сознанием в интернете. В своём интервью порталу «Царьград» Сопредседатель ПВО, являющийся также одним из ведущих специалистов в области компьютерных технологий, рассказал о том, как изменилось цифровое и информационное пространство после терактов 2001 года. Предлагаем полный текст беседы вашему вниманию.Источник: http://tsargrad.tv/article/wikileaks-jeto-gigantskaja-amerikanskaja-informacionnaja-pushka.— Игорь Станиславович, приветствую! Поскольку грядет очередная годовщина 9/11, давайте поговорим об этом теракте. Но не о том, кто снес эти башни, а о том, что эти рухнувшие башни изменили в мире? Мы же в другом мире стали жить после 11 сентября 2001 года.Особенно и говорить не о чем. Все ведь известно. После того как взорвали эти башни, в Штатах был принят ряд законов, в первую очередь Патриотический акт, которые позволяют следить за своими гражданами (а эти законы, очевидно, имеют также секретные приложения и подзаконные акты). Кроме того, все спецслужбы США были объединены в огромного единого монстра Homeland Security. А еще «поставили под ружье» все крупные компании – Apple, Microsoft, Google,Twitter и так далее.— А что мешало государству взять контроль над Yahoo, Google и остальными без этого теракта?Google вырос как технологический стартап, изначально инициированный спецслужбами, поэтому, я думаю, с ним проблем и не было. Эрик Шмидт, по-моему, изначально был куратором, поставленным в Google от спецслужб: параллельно он был советником администрации по информационной безопасности.Но после 2001 года во все компании пришли кураторы из спецслужб и объяснили новые правила игры.Замечание в сторону: Вообще это видно и в массовом сознании, в литературе: я читаю немало американских триллеров (просто для поддержания уровня английского), и в них архетип о том, что с 2001 года все происходит по новым правилам, во всех повторяется. То есть там всегда появляются некие люди, которые следователям и адвокатам говорят: «Забудь про все, что ты знал о правах, адвокатуре, процессуальном кодексе – времена другие». Может быть, это преувеличение авторов, но эти авторы – американцы и пишут они для американцев. Все знают, что что-то необратимо изменилось.— И все-таки что мешало властям, которые в принципе не были замечены в какой-то этичности или соблюдении договоренностей, обойтись без теракта – просто прийти и приказать жить всем компаниям по новым правилам, взять над ними власть?Наверное, то же самое, что мешает и у нас, – сложное устройство жизни и общества.У нас, например, есть «Яндекс» – довольно независимый, кто бы что ни говорил: спецслужбы «Яндексом» не управляют. «Яндекс» – довольно либеральный; он чиновников к себе не пускает и так далее.В Штатах – огромный разрыв между декларируемой идеологией, свободой и реальным тоталитарным характером режима. Формально публичные интернет-сервисы – это коммерческие организации. Они как бы полностью независимы, и если их попытаться «нагнуть» без повода, то будет то же самое, как если бы вы попытались диктовать что-то «Яндексу». Поднимется крик, пойдут утечки в прессу – это никому не нужно.— То есть они нуждались в общественном одобрении вводимых изменений?Да. Надо понимать, что там множество игроков со своими интересами. У нас в стране мы видим, что у Кремля есть разные «башни», есть разные интересы. Несмотря на то, что наверху как бы «кровавый диктатор» Путин, который все решает, в реальности тут довольно много группировок, которые борются за влияние и интересы. И мы это осознаем, потому что нам это близко.А США для нас (поскольку мы не видим их изнутри и не политологи) – это некая общая, монолитная сила. Когда что-то Обама сказал – это «США считают», когда какой-то там сенатор еще что-то сказал – опять это «США считают». На самом деле там огромное количество группировок – гораздо больше, чем у нас.Они же изображают свою жизнь в своих фильмах и так далее. Если посмотреть их фильмы, да хотя бы «Звездные войны», то то, как они изображают там галактический парламент, – практически художественная калька с их Конгресса: все хитрят, все что-то выкраивают, договариваются, торгуются, ищут союзников.Кроме того, мне кажется, Америка – такая страна, где гораздо сильнее, чем у нас, действует правило, по которому за все надо платить. No free lunch in America. Вероятно, если ты хочешь зайти к Google за данными – заплати. Звонком, ответной услугой, угрозой: чем угодно, но заплати. Даже если ты очень важная шишка.Поэтому, я думаю, объединение всей разведки в единую пирамиду подчиненности в том числе и для этого кому-то потребовалось. Ведь раньше «крыша» у Google была в одной «башне», а с компании кто-то пытался получить информацию для другой «башни». Была же публичная история, когда в Google пришли из Министерства юстиции США и попытались что-то получить про логи пользователей, а Google начал отказывать и публично заявлять, что самое ценное для него – это свобода, прайвеси и так далее.На самом деле это означало, с моей точки зрения, что люди из Министерства юстиции должны идти и договариваться с «крышей» Google, которая гораздо круче этого министерства.И вот когда спецслужбы объединили, эта борьба частично прекратилась или упорядочилась, ситуацию упростили. Возможно, раньше было так, что спецслужбы контролируются одними людьми от власти, а интернет-компании – другими, и просто прийти и затребовать информацию было трудно – а теперь проще.— А что 11 сентября изменило для мирового интернета? То есть можно обвинять или не обвинять американцев в том, что они не отдают контроль над интернетом всему миру, но сейчас контроль по-прежнему у них. Соответственно, их информационная политика влияет на весь мир. Или, к примеру, в России ничего не изменилось, потому что мы очень свободные – у нас и «Яндекс», и свои социальные сети, и так далее, – а во всем мире изменилось?Да, у нас мало что изменилось. У нас сознание, скорее, изменилось.Вот мы приютили Сноудена и знаем, что американцы, все их ИТ-компании за всеми следят. Еще три-четыре года назад если сказать кому-то, что его айфон за ним следит, – следовала вспышка возмущения: «Что за чушь? Тут же цивилизованные люди! Apple же – публичная компания, она дорожит репутацией, она не может себе этого позволить!». Побег Сноудена и его рассказ очень сильно изменил сознание людей.У тех, кто занимается информационной безопасностью, оно изменилось раньше. Все специалисты и раньше понимали, что мы находимся на поле боя, а не на поле взаимовыгодного сотрудничества наций в розовом свете мирной глобализации.Первые боевые вирусы появились на несколько лет раньше побега и разоблачений Сноудена. Почему это важно? Надо понимать, что в принципе спам и вирусы – американское изобретение. Всем, кто занимается антиспамом и антивирусами, более-менее известно, что подавляющий объем вирусов и спама приходит из Штатов: там много денег и много людей с хорошими компьютерами и хорошими навыками программирования. Часто эти люди имеют досуг, им не надо крутиться-вертеться, чтобы выжить (как в Сомали или Мумбае), потому что вообще страна богатая.В общем, однажды появился Stuxnet (вирус, уничтожавший центрифуги в Иране. – Прим. ред.). Его проанализировали, в том числе в России, и пришли к выводу, что он создан именно в промышленной государственной лаборатории, поскольку ни у одной хакерской тусовки нет таких ресурсов: примерная стоимость разработки этого вируса – около 100 млн долларов. Таких денег у вирусописателей-одиночек и у хакерских групп просто нет. Потом американцы (и израильтяне) по поводу этого вируса все-таки сознались, что это именно их детище. Для них это было предметом гордости – отличная успешная операция.Затем эти вирусы пошли потоком – Duqu, Flame и тому подобные. Начались публичные нападки в американской и английской прессе на «Лабораторию Касперского», которые все видели, – она стала мешаться.Это говорит о том, что в определенный момент американское государство разрешило себе вести кибервойну практически в открытую. Для прикрытия в США сразу начали громко кричать про атаки китайских и российских хакеров, но это было просто завесой.После 2001 года в американских спецслужбах, натурально, стали работать миллионы человек. В том числе создаются и хакерские подразделения при Пентагоне.Ведущая роль спецслужб стала естественной. США публично признали работу этих спецслужб по всему миру. Недавно начальник американского Управления спецопераций докладывал об успехах – о том, что за последние пять лет им удалось увеличить число стран, в которых проводились спецоперации, до 150. Наверняка имеются в виду и кибероперации. Это значит, что они считают территорией своих интересов весь мир.А то, что они контроль над интернетом не отдают «мировому сообществу», – вообще не очень важно. Вот когда у нас говорят о цифровом суверенитете, может показаться, что главное тут – чтобы нам не выключили «рубильник»: то есть как бы нам сохранить «сигнал» в сети, чтобы его не отключили. Так вот, наличие сигнала в кабеле у нас в Рунете для США даже более важно, чем для нас.Поверх этого сигнала идет информационная война. Он нужен для этого.Его никто не отключит. Такое возможно разве что на «горячей» стадии настоящей войны, а до тех пор они будут использовать интернет (да и уже используют) как информационное оружие против нас. Им нужно видеть и влиять, поэтому отключать интернет никто не будет.— А может быть есть смысл бороться за независимость? В том смысле, чтобы мы могли сами дернуть «рубильник», отключиться и при этом имели бы свой независимый интернет? Жили бы как Китай, грубо говоря.Конечно, могли бы и так прожить. И плюсов было бы больше, чем минусов. Но если об этом написать – тут же поднимется крик: «Невозможно так жить в глобальном мире. Патриотические идиоты лишают нас мировой информации и интеграции в мировое сообщество. Интернет соединяет всех людей!».— При том, что 90-95% человек никогда за пределы Рунета не выходят?Разумеется. Я считаю, что ничего страшного в экономической изоляции нет. Китай жил в изоляции веками – не вымер же. СССР большую часть своей славной истории жил в экономической изоляции – и рухнул как раз тогда, когда начал «интегрироваться в мировую экономику», то есть сел в 1980-х на иглу экспорта нефти и импорта ширпотреба.Есть более прагматичные точки зрения. Например, что мы сейчас не сможем потянуть всю технологическую цепочку, а в результате у противника будут военные технологии лучше. Это отчасти верно.Но вообще есть известное утверждение Паршева, который написал книгу «Почему Россия не Америка», в которой он еще в середине 1990-х начал разоблачать либеральные мифы. Оно заключается в том, что исторически очевидно, что Россия достигала наибольших успехов и процветания именно во время экономической изоляции: как правило, во времена противостояний с Западом или просто ограничений на «интеграцию» в западную экономику. То есть когда у нас не конвертируется валюта, затруднен вывод капитала, затруднен приход капитал извне, нет бирж, доступных с Запада, и тому подобного – тогда нам хорошо, как ни странно это для западника. Потому что мы обычно доноры. Потому что иначе капитал из России просто высасывает, как пылесосом, туда, где возврат на инвестиции заведомо выше, а таких мест на планете много. Да, технологии заимствовать нужно, как мы всегда и делали, а делать прозрачной экономическую границу – нельзя.Поэтому, мне кажется, рассматривать возможность в той или иной степени экономически изолироваться – нужно: изоляция приводит к очищению экономики от «экспортеров капитала» и снижает риски манипуляции нашей экономикой, то есть возможность извне засунуть огромную экономическую кочергу и как следует пошуровать ею.Но в любом случае информационная война уже идет и на этом не закончится.У нас пока работают и Google, и Facebook, и Twitter. Они считают своей миссией «нести свободную информацию людям в странах с авторитарными режимами», как прямо сказал однажды Сергей Брин в своем интервью про ситуацию с Google в Китае. То есть их миссия – пропагандистская, а не коммерческая, и они это в Google, Twitter, Facebook отлично понимают.Поэтому они сейчас переходят (практически перешли уже) на шифрованный протокол соединения с браузером пользователя (то есть на https), когда никто «в середине пути» не может прочитать, что за «свободную информацию» они несут пользователям.— Вот Wikipedia тоже на https, и в результате ее чуть целиком не заблокировали.Это и было специально сделано владельцами интернет-проекта, чтобы невозможно было блокировать отдельные страницы. В результате и возникает вопрос блокировки целиком ресурса, который отказывается выполнять наши законы. Можно было бы закрыть только одну страницу – закрыли бы только ее.У нас есть законы, которые должны работать, и мы должны требовать у этих «западных монстров» исполнения этих законов. У нас работает Роскомнадзор, но пока не слишком эффективно (из-за боязни общественного резонанса, наличия у нас во власти довольно толстой прослойки «западников», из-за модели «черных списков», из-за https, из-за нехватки полномочий и тому подобного), и перед той же Wikipedia ему пришлось фактически отступить.С моей точки зрения, у западных ТНК просто опыт и возможности лоббирования – гораздо больше. Некоторые западные интернет-компании, по слухам, просто чемоданами деньги заносят туда, куда надо у нас тут.При этом они не считают нужным соблюдать наши законы: им достаточно соблюдения своих американских правил. Они не блокируют ни детское порно, ни торговлю наркотиками и уж тем более то, что у нас признано экстремизмом. Все эти запреты с точки зрения американских владельцев сервисов – не запреты, поскольку в США это можно.Я часто наблюдаю работу GR-специалистов западных компаний. Они везде, где есть какое-то движение. И их главная задача – не дать принять какие-то законы, которые могут изменить существующее положение с контролем контента в Рунете. Со 139-м федеральным законом о фильтрации они яростно боролись в 2013 году.Замечание в сторону. На одном из заседаний в Госдуме РФ представительница Google утверждала, что у них детского порно нет. Я прямо там нашел на телефоне это порно в выдаче Google, предъявил ей – она даже не стала как-то признавать ошибку, сказала: «Ну мало ли что бывает? Будем работать». Естественно, спустя несколько месяцев все было на том же месте в той же выдаче.При этом надо понимать, что в самих Штатах это все блокируется.— То есть законы делятся на те, что «для белых людей» и те, что для всех остальных?У себя все должно быть хорошо, а колониальным папуасам вроде нас нужно поставлять другое – то, что для них вредно, что позволяет ими манипулировать.В общем, мы говорили про влияние теракта 11.09.2001. Количество ИТ-опасностей с 2001 года, конечно, увеличилось, потому что сейчас все крупные интернет-компании США контролируются государством, все американские операторы связи контролируются, все производители оборудования контролируются, появились боевые вирусы, Wikileaks, анонимизаторы, биткоины и в интернете начались эти самые информационные войны.— Давайте еще немного поговорим о независимости нашего интернета от их влияния. Есть Россия, есть Китай – и пожалуй, все: весь остальной мир в области интернета и ИТ подконтролен западным компаниям, и независимых рынков нет. Так все выглядит?Почти. В Японии есть свой поисковик (не Google – японская версия Yahoo), но Япония – уже 70 лет сателлит США, фактически оккупированная страна. Есть Корея – там свой поисковик, но и она сателлит и, по сути, несамостоятельна. Есть Северная Корея, но про нее говорят, что там интернета вообще нет.— Вот Северная Корея, как там?Американцы и южные корейцы обычно пишут, что там вообще нет интернета, но потом затевают скандал насчет того, что-де северокорейские хакеры атаковали сервера Sony. Как они это сделали без интернета – неясно, но это пропагандистов не смущает.У нас есть мобильный стартап Osmino, который позволяет искать доступ с бесплатным точками Wi-Fi. Это международный проект, в нем участвуют миллионы пользователей. Северная Корея на карте бесплатного Wi-Fi есть. То есть у них имеется интернет, работает он там.С этой страной вообще все очень странно, потому что практически все новости о ней выдумываются в паре газет в Южной Корее (где, заметим, можно получить до семи лет тюрьмы за публичное позитивное высказывание о Северной Корее). То есть вот эти все «внучатого дядю Ким Ын Чуна расстреляли из боевых собак за чтение Библии во сне» производятся всего несколькими журналистами в Сеуле и потом бешено раскручиваются CNN, BBC и т.п., да и у нас. Потому что очень уж трафика они производят много.И они формируют дикие представления о Северной Корее у всего мира, который верит западной прессе. То есть у нас и у всего мира – внушенное представление: мы считаем, что в Северной Корее происходит то, что про нее пишут в Южной Корее, – то есть бред. А туда в день несколько рейсов из Владивостока отправляется – там есть жизнь, и она совсем не такая, какой ее представляют.— Выходит, больше никого нет? Только мы, Китай и Северная Корея?Еще немного есть Бразилия, они там также пытаются быть независимыми в области ИТ. То есть некоторые страны БРИКС действительно создают альтернативу существующему порядку в мире ИТ.— Это подводит нас ко второй части нашей беседы – новости. Новости, которые мы смотрим и слушаем каждый день. Тысячи информационных сообщений проходят через обычного человека, десятки тысяч – через журналистов. Все это переваривается и вываливается вFacebook, «ВКонтакте», «Одноклассники» и прочее. С 2001 года новости тоже изменились. Их подача, форма и использование вообще механизма новостей. Я помню сам 2001 год и то, как новость подавалась по-разному каждым телеканалом. До этого подобного не было ни после терактов в России, ни во время войны. Новости стали другими, новости стали оружием.Новости, конечно, и до этого были оружием, с наполеоновских времен, просто вид этого оружия изменился. Была создана такая гигантская информационная пушка как Wikileaks. Она сейчас практически не слышна: возможно, ее перестали активно применять. С моей точки зрения, Wikileaks – это американская информационная пушка, а Ассанж там – просто клоун, поставленный сверху, чтобы народ развлекать.Замечание в сторону. Как у Дугласа Адамса: единственное задание и цель, которую имеет президент Галактики – чтобы никто не задумывался о том, кто на самом деле управляет Галактикой. Поэтому чем больше он фрик, тем лучше – он всех отвлекает, все про него судачат. Ассанж – такой же фрик, который отвлекает от реального назначения Wikileaks.Почему именно Wikileaks – такая информационная пушка? Ее очень сильно раскрутили, вкладывали в это значительные усилия. Вот сейчас она стоит как бы в стороне, а напротив – СМИ. Она в них стреляет – и происходит мировой информационный взрыв.Все мировые СМИ стоят в низкой стойке, готовые к сливам из Wikileaks, и как только там что-то появляется, они с готовностью и массово перепечатывают – и не несут за это никакой ответственности. Потому что «ну это же Wikileaks, а мы просто пересказываем».Это как у нас «в интернете пишут». Если говорить об интернете, то его нельзя сам по себе считать источником – все равно кто-то спросит: «А откуда это?», «А что это?».А Wikileaks – это уже источник. Про Wikileaks есть раскрученная легенда – что ресурс создали какие-то хакеры, мотивов которых никто не знает, зато эти хакеры – гарантировано высоколобые, честные, справедливые. Зачем они это все делают, у кого они это все тащат – непонятно, и мы этого не спрашиваем – принимаем как должное.По России тоже из Wikileaks стреляли, но неудачно. То есть был какой-то компромат, но он «не зажег».А всю «арабскую весну» запалили при помощи Wikileaks. Мы просто не читаем арабских газет и журналов, не смотрим их ТВ, поэтому в России это мало кто заметил.Сделали целый ряд выстрелов про компромат, коррупцию властей, лидеров – дальше в обычных СМИ валом пошли публикации о том, какие власти коррумпированные в Египте, в Тунисе и так далее, призывы выходить на площадь за все хорошее… Далее – как обычно.Ранее такого не было. То есть, создать этакий «сливной бачок», абсолютно отмытый, с гигантским ресурсом цитируемости, безответственный, и сливать в него что нужно.И главное – никакой ответственности. Ты не обязан доказывать, подтверждать достоверность – ты только говоришь: «Ну, мы это просто украли». Это слишком изящная штука, чтобы она могла сама по себе появиться. Собственно, она так и была использована в интересах англосаксов – ни одного реального слива про американцев/англичан, который бы им хоть насколько-то серьезно повредил, не было. Хотя за Wikileaks как бы напоказ гонялись в духе комедийной погони в цирке: «А давайте Ассанжа посадим за проституток, которым он то ли не заплатил, то ли их не так использовал!» – «Ой, а он в посольстве спрятался!» – «Ну тогда не знаем, что делать…».В основном печатался Wikileaks в Guardian. Так же, как Google, когда он отказывался отдать данные по требованию Министерства юстиции США, Guardian таким образом имел вид некоторой фронды, хотя на самом деле просто работал на отмывку этих полезных викиликсовских сливов.Подобных механизмов было построено много. С 2001 года, заметьте, произошла еще одна очень интересная вещь в смысле распространения информации, отвязанной от ответственности за источник. Поисковые машины тогда уже были, интернет-СМИ были, но еще не появились социальные сети.— В 2001 году как раз Livejournal у нас появился.Да, появился, но ЖЖ мало кто считал и считает социальной сетью, хотя он ей, конечно, является. Сети тоже стали такой информационной пушкой. Появление и развитие Facebook и тому подобного, возможно, сделало ненужным Wikileaks. Сейчас все то же самое можно вбрасывать в социальные сети и потом «отмывать» в СМИ – совершенно не неся ответственности.Как выглядит классический информационный вброс? В мире СМИ есть так называемые «сливные бачки». Это такие недо-СМИ, где появляются новости, взявшиеся ниоткуда, – такие наезды, черный пиар, – типа нашего compromat.ru или moscow-post.com. Там происходит слив и легализация вброса. То есть вброс уже выглядит как «публикация в СМИ», на него уже может сослаться более приличное СМИ. А на того – и вовсе респектабельные «Коммерсант» или «Ведомости» могут сослаться.Ну а в мире соцсетей такими «сливными бачками», в первую очередь, служат аккаунты «квазипользователей».— Типа Мустафы Найема?Нет, этот хотя бы живой. Возможно, он делает не свое дело, а просто исполнитель, но он реальный человек. А есть фальшивые пользователи, одноразовые.Например, три года назад, в 2012-м, во время катастрофы в Крымске, когда после прорыва плотины снесло поселки и погибли 156 человек, мы наблюдали именно такую технику вбросов.Какой-то пользователь «ВКонтакте» – якобы девушка, которая публиковала до этого одних котиков и цветочки, – внезапно пишет длиннейший пост совершенно в другом стиле о том, что, мол, «у меня папа работает где-то в областном аппарате, и в Крымске тысячи трупов валяются на улице, ими забивают холодильники» и так далее. У нее до этого было три друга. И вдруг ее текст бешено начинают публиковать везде. Узнать о ней средствами самой социальной сети было бы нельзя, потому что у нее три друга, то есть у нее социальной видимости не было. Следовательно, текст раскручивался внешними для данной социальной сети средствами: кто-то звонил или присылал ссылку в электронной почте.Через четыре часа после того как текст все скопировали и опубликовали, аккаунт закрылся. И начался крик, что «ВКонтакте» – это «кровавая гэбня», которая душит правду и так далее. Администрация отвечает, что пользователь сам закрыл аккаунт, но ей уже никто не верит, слышатся лишь вопли: «Сатрапы!».Во время грузинской войны это имело вид «мой папа военный, он по радио слышал приказы вторгнуться в Грузию, а вот и аудиозапись этого приказа». Этакие «дочери кондиционера», хотя тогда их так еще не называли. Приказ в духе фэнтези Толкина: «Идите на грузинскую землю, убивайте всех без разбору, жгите, пытайте» и так далее. Это начальник дивизии дает такой приказ.— Ну да, обычно в такой форме приказы и отдаются.Конечно. Я же видел в фильмах по Толкину – там главные орки точно так и говорят. И руку так простирают вперед.Соответственно, теперь механизмом отвязывания ответственности от публикаций служат социальные сети.Боты вроде «девочки из Крымска» – уже не самая эффективная технология. Гораздо лучше, когда точкой вброса служит раскрученный живой пользователь, вокруг которого построена система усиления сигнала. У нас в России, в частности, такой механизм был построен вокруг Навального. На Украине – Мустафа Найем, а у нас есть Навальный.Как написал в свое время один наш общий знакомый в 2012 году: «За последний год у нас все СМИ выстроились «свиньей» за Навальным. Навальный у нас оказался ньюсмейкером, а «Коммерсант», «Ведомости» и кто поменьше – «Эхо», «Фонтанка» – просто раскрывают тему, которую он вбрасывает».Навальный сам по себе ответственности не несет, как мы видим. Возможно, обслуживанием этой безответственности занимается специальная команда юристов, которая борется в судах или «заносит куда надо». Это не столь важно.Важно, что есть механизм: Навальный эти темы вбрасывает, а все – разносят. Кроме безусловной, просто автоматической поддержки либеральных СМИ, в социальных сетях вокруг него сформирована группа поддержки из 30-40 тысяч человек. Есть ядро, потом есть стая, потом тусовка, потом стадо. На каждом звене увеличение – примерно на порядок. Условно, ядро – 40 человек, стая – 400, тусовка – 4000 и так далее.— Получается пирамида.— Да, пирамида – это самая эффективная форма управления людьми. Получается мощнейший усилитель сигнала, подобный Wikileaks. Надо построить такую структуру, натренировать ее, а дальше ты вбрасываешь любое сообщение, и оно за полдня разлетается на аудиторию из миллионов людей.— То есть, значит, у нас не сработал Wikileaks, но сработал Навальный?Да, потому что наличие или отсутствие интернет-сигнала в канале – это еще не все. Главное, кто этот сигнал эффективно эксплуатирует.У нас долгие годы с начала 1990-х работали сотни некоммерческих организаций, которые на западные деньги и по западной гуманитарной технологии строили эти структуры, пирамиды из людей.Как это делается? Во время еще первых выборов на Украине в 2004 году (а потом и на следующих) в стране работало более 1000 неправительственных организаций, которые занимались обслуживанием «майданов». Например, была создана организация «Избиратели Украины». В каждом занюханном городишке обязательно было представительство этой организации. Таких контор были тысячи.— Как это выглядело?Просто брались студенты из какого-нибудь Мукачево или Трускавца. Для украинского студента 100 долларов в месяц – это очень серьезные деньги. И вот он там у себя открывал контору, а сам назывался председателем или президентом представительства организации «Избиратели Украины» в этом городе. Дальше от него требовалось вбрасывать какие-то новости. «А у нас вот все против Януковича и за Ющенко» или «Нас преследуют!» или еще что-то. Дальше это поднималось по структуре поддержки, попадало в ангажированные газеты – местные, потом – в центральные, отмывалось там, попадало на Запад, оттуда журналисты центральных газет опять уже звонили этому студенту. А студент просто получал сверху указания, что ему нужно сказать, и отправлял опять наверх по той же цепочке.Таких систем вброса и отмывки сообщений было построено очень много.И у нас они построены. Тусовку вокруг Навального строили несколько лет. Это долгая работа по построению секты. Чем она отличается от какой-нибудь обычной компании или группы по интересам? Прежде всего, это многоуровневая фильтрация.Сперва захватываются самые широкие массы. Как я понимаю, американцы рассуждали в 1990-е так: «Так, у них нет женских организаций. Создаем женскую организацию», «Так, организации по защите животных тоже нет. Сейчас сделаем».В результате, как писали не раз, например, где-нибудь в Ярославле есть один дом, в котором на одном этаже зарегистрировано два-три десятка подобных некоммерческих «правозащитных» организаций. Тут и борьба за «планирование семьи» (то есть за аборты и сексуальное просвещение), и эмансипация женщины, и права животных, и контроль выборов – организаций двадцать, а начальников, лидеров в них может быть всего семь: они совмещают.И они в свою воронку начинают сначала затаскивать всех подряд (всех фриков, всех озабоченных правами женщин, тех, кому просто нечего делать вечером, и так далее) на ни к чему не обязывающие мероприятия. Поговорить, выслушать, выпустить некоторых фриков на сцену и посмотреть, как они реагируют на те или иные раздражители. Из нескольких сотен пришедших на следующие мероприятия отбираются десятки. Их уже отдельно собирают и на этот раз накачивают контентом гораздо более жестким, смотрят на реакцию. На кого не подействует или вызывает чувство отторжения – тем говорят: «Ну, извините».Замечание в сторону. Я видел, как работает многоуровневая фильтрация, например, на сеансах Кашпировского. Четырем сотням человек в зале заводят успокаивающую психоделическую музыку и просят соединить руки за головой; потом у полусотни эти руки в самом деле не разнимаются – впали в легкий транс, потому что внушаемые. Их просят пройти на сцену, они там стоят 5-10 минут под ту же музыку, потом сзади подходит ассистент и кладет руку на затылок. Испытуемые с грохотом падают на спину, как шкаф, не выставляя рук. Кто до или после падения испугался и пришел в себя – того отправляют в зал и так далее. Постепенно остается 15-20 человек, из которых можно просто вить веревки, заставлять видеть любые галлюцинации, лазить по воображаемому дереву и есть воображаемые фрукты – в результате этой многоуровневой фильтрации.А при втягивании в некоммерческие организации правозащитников, представителей «гражданского общества» тоже нужны внушаемость и желание участвовать в движухе, делать карьеру. На них и тестируют. Работа идет со стимулами, с комплексами, с карьеризмом. Испытанный способ сектантов для тестирования на управляемость – послать людей на улицу что-нибудь вытворить, к прохожим приставать.В некоторых бизнес-школах и на курсах бизнес-успеха делают то же самое. Ломают барьеры, дают странные задания и смотрят, у кого пойдет, а у кого не пойдет. Лишних выгоняют, чтобы они не портили картину, и оставляют самых подверженных внушению. Да, количество уменьшается. Но если много ресурсов (а у американцев их всегда много), то это не так важно. Главное – ширина начальной воронки и достаточный процент конверсии.На это в норме уходят годы, десятилетия. Вот, скажем, сайентологи в нашей стране существуют уже 25 лет. Да, остаются только люди совершенно «с головой не на месте», ну так им такие ведь и нужны. Они – готовые бойцы....Окончание статьи здесь: http://cont.ws/post/122929