• Теги
    • избранные теги
    • Люди96
      • Показать ещё
      Страны / Регионы230
      • Показать ещё
      Разное288
      • Показать ещё
      Компании169
      • Показать ещё
      Издания16
      • Показать ещё
      Формат4
      Международные организации12
      • Показать ещё
      Сферы4
      Показатели8
      • Показать ещё
01 февраля, 16:06

Текст: Разведка США уже сегодня охотится на будущих президентов ( Игорь АШМАНОВ )

Российские хакеры такой же миф, как «пробирка с белым порошком» Глава компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов на неделе российского интернета и Медиакоммуникационном форуме Russian Interactive Week. ФОТО Сергей Фадеичев/ТАСС ЗАКОН ЯРОВОЙ НЕ СТОИТ МИЛЛИАРДЫ - Мы записываем это интервью на диктофон в IPhone, сколько спецслужб могут слушать его прямо сейчас? - Наши, думаю, не могут. А не наши... Надо понимать, что этот телефон находится под полным управлением Apple, а с ними были скандалы ещё шесть-семь лет назад, когда в нем обнаружили программу Carrier IQ. Она вроде бы должна была помогать провайдеру, но выяснилось, что ...

01 февраля, 10:33

- Мессенджеров наши спецслужбы пока не видят, насколько я могу судить. Не наши, конечно, видят.

Разведка США уже сегодня охотится на будущих президентовРоссийские хакеры такой же миф, как «пробирка с белым порошком»Глава компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов на неделе российского интернета и Медиакоммуникационном форуме Russian Interactive Week. ФОТО Сергей Фадеичев/ТАССХакеры, спецслужбы, кибер-войска, тотальная прослушка, безопасные мессенджеры и коварные соцсети - в последние месяцы настолько заполонили медиа-пространство, что в этом просто необходимо было разобраться. Что происходит с нашими телефонами и компьютерами, чего в доме надо опасаться и чего стоит ожидать завтра - с этими вопросами «КП» обратилась к одному из самых компетентных специалистов в стране - Игорю АШМАНОВУ, человеку, сделавшему карьеру и состояние в IT-сфере.ЗАКОН ЯРОВОЙ НЕ СТОИТ МИЛЛИАРДЫПропустить рекламу: 5 секПерейти на сайт рекламодателяРеклама 00ПропуститьНаведите курсор,чтобы включить звук- Мы записываем это интервью на диктофон в IPhone, сколько спецслужб могут слушать его прямо сейчас?- Наши, думаю, не могут. А не наши... Надо понимать, что этот телефон находится под полным управлением Apple, а с ними были скандалы ещё шесть-семь лет назад, когда в нем обнаружили программу Carrier IQ. Она вроде бы должна была помогать провайдеру, но выяснилось, что довольно много пользовательских данных передавала неизвестно куда. Apple ее убирал, потом она снова появлялась, в Википедии это подробно описано в статье CarrierIQ.Но в реальности мы знаем, что в США действует USA PATRIOT Act 2001 года, который требует от интернет-компаний, провайдеров, производителей устройств все данные отдавать. Как нам рассказал Сноуден, по этому акту просто созданы каналы, чтобы непрерывно отдавать пользовательские данные без всяких формальностей.- То есть они все слышат.- С другой стороны, этот телефон всё-таки работает через нашего мобильного оператора, то есть ФСБ тоже может таким образом слушать разговоры. Вопрос в том, делают они это сейчас по постановлению суда или прокуратуры, или постоянно слушают всех. Мое мнение, что слушают всех. Мы лет семь назад для развлечения подсчитали, во что обойдётся запись всех разговоров в стране в одном из провайдеров, МТС или Билайне. Получались ничтожные деньги. Если посчитать ширину полосы, сколько байтов в минуту и сколько стоит записать это на диски (и это тогда, а сейчас терабайт стоит просто гроши) - выходило – максимум 20-30 миллионов долларов, чтобы записать все разговоры своих пользователей в стране за год. Записать и хранить. И это мы считали бытовые диски. А профессионалы возьмут ленточные накопители, которые гораздо дешевле в расчёте на терабайт.- Получается, закон Яровой не так уж и дорог?- Когда операторы и правозащитники стали рассказывать, что он обойдётся в многие триллионы рублей, это смешно было читать - потому что это неправда.- Этот Пакет Яровой кому-то кроме спецслужб кому-то что-то даст?- Только процентов десять от этого закона - про информационные-технологии. Остальное про борьбу с терроризмом. А те интернетчики, кто его бурно обсуждают в фейсбуке, про это даже и не знают. Конечно, его продвигали спецслужбы. Им надо ловить террористов, да и вообще хочется всё видеть.БЕЗОПАСНЫХ МЕССЕНДЖЕРОВ ПРОСТО НЕТ- Проблема в том, что сейчас же все ушло в мессенджеры.- Мессенджеров наши спецслужбы пока не видят, насколько я могу судить.- А не наши?- Не наши, конечно, видят.- Мессенджер "Телеграм" ведь считается российским.- Ну, это такая медийная иллюзия. С чего это он российский?История с «нашим» мессенджером "Телеграм" - непростая. Паша Дуров его позиционировал как ничей, «нейтральный». Несколько лет назад, при запуске проекта «Телеграм» у него там регистрировалось до 90 тысяч арабов в день. Потому что арабы были рады, что нашли штуку, которая точно не американская и не местная. А русские их до войны в Сирии не пугали.Но Паша при запуске Телеграма съехал куда-то на Запад (и не говорит, где он обретается). Но потом ему полтора года назад начали предъявлять претензии, что у него в "Телеграме" очень сильно развился ИГИЛ, наделал там каналов и использовал их для коммуникации и пропаганды. До терактов в Париже Дуров отбивался от претензий – мол, у меня свобода!А после терактов очень быстро начал избиение этих каналов, стал зачищать их. Можно сделать конспирологический вывод, что либо до него кто-то добрался, либо возникла зависимость от чьих-то властей или спецслужб, а значит, появился какой-то рычаг для влияния на него, то есть, скорее всего, кто-то на Западе «Телеграм» читает. Не говоря уж о том, что там были скандалы с тривиальными «дырками» - хранением паролей в текстовом виде и тому подобное.Ну и надо понимать, что платформа, операционка всегда может читать всё: то, что у вас есть на обычном десктопе – читает владелец Windows, а в телефоне - тот, кто владеет "андроидом" или iOs. То есть, кому принадлежит операционка, тот знает все. Телеграм там или Вотсап – неважно. И, увы, большинство этих владельцев платформ работают в юрисдикции PATRIOT Act.- Куда же бежать тем, кто хочет приватности? Китайские телефоны покупать?- Есть разные решения. Два телефона с зашифрованным поверх GSM каналом. Либо защищённый телефон, который контролирует, какой контент каким приложением или операционкой отправляется наружу. Мы сейчас делаем, например, такой "Тайгафон".АНБ СЛУШАЕТ ВЕСЬ МИР, ЧТОБЫ ВЛИЯТЬ НА БУДУЩИХ ЛИДЕРОВ- Стоит ли простым людям паниковать из-за тотальной мировой слежки?- Обычная формулировка - а мне чего скрывать, пусть АНБ слушает! Мол, ФСБ меня пугает здесь гораздо больше. Но надо понимать, так сказать, «бизнес-модель» современной прослушки. АНБ слушает всех. Зачем? Затем, что сейчас работают не точечные прослушки, а сбор больших данных, и каскады конверсий «сырых данных» в очень рафинированные точки влияния после очень умной обработки данных.Чтобы управлять страной или регионом, нужно всего несколько тысяч точек интереса и влияния: условно говоря, тысяча наших чиновников, три тысячи чиновников Евросоюза, включая Меркель, и так далее.У "больших данных" есть правило - они не забываются. Если ты их можешь собрать, ты их должен собрать. А зачем? Человек говорит: чем мне в Тюмени угрожает АНБ? Ему – возможно, ничем. А всем нам – угрожает.Мы живём в эпоху крупных рекламных систем, в Интернете работают монстры, которые видят все действия сотен миллионов пользователей. И могут догонять их по всей сети очень эффективной рекламой. Для которой главное – конверсия в покупки. И накопление историй пользователей, их транзакций, покупок, посещений.Так же и со спецслужбами - им важен процент конверсии. АНБ слушает всех, слушает студента, которому вроде бы нечего скрывать и который почти ничего не скрывает. Но оно слушает не только его, а и миллион студентов во всей России. И несколько десятков миллионов школьников, военных, мигрантов, рабочих, крестьян.Из них через 10-15 лет получатся депутаты, помощники депутатов, начальники, большие начальники. Некоторые вырастут как минимум до уровня среднего менеджмента. И за 15 лет слежки, удастся собрать множество "точек влияния". Кто-то жаден, кто-то тщеславен, кто-то падок на девок, кто-то запачкался в криминале, кто-то сплагиатил диссертацию, кто-то употреблял наркотики и т.п.То есть получится несколько процентов тех, на кого понятно, как можно влиять, и несколько процентов тех, на кого стоит влиять. Важно - пересечение, процент конверсии из массы в эти ценные единицы. В конце концов можно найти на страну несколько сотен или тысяч точек влияния в очень важных местах. Это будет как сейчас с Европой, которую американцы слушают лет 20. Почему Меркель утёрлась, когда стало известно, что ее слушали? Потому что, очевидно, она реально на крючке, о ней много знают. Поэтому она и делает, что ей говорят, подписывает все, что угодно, хотя вся страна против: трансатлантическое партнёрство, льготы для мигрантов и прочее. В таком же положении и все евробюрократы. Это очень выгодное дело, в которое можно вкладываться.- Насколько велик объем собираемых данных?- Обычные пользователи себе это плохо представляют. Только у Google 5-10 миллионов серверов! Сотни датацентров по всему миру. У АНБ примерно столько же. Вообще поисковики - Яндекс или Google – постоянно хранят четыре-пять копий всего Интернета, просто в силу технологии. А социальные сети хранят все комментарии и посты всех пользователей за все годы. Мобильные операторы хранят все СМС, перемещения, журналы звонков, а сейчас, я думаю – и запись разговоров. Вот примерно всё это вместе есть и у разведки.ХИЛЛАРИ ПРОИГРАЛА ИЗ-ЗА МЕДИА-ПУЗЫРЯ- Почему с таким ресурсом власти США проспали Трампа?- Потому что там было дело не в пропаганде или прослушке.Трамп реализует запрос на справедливость в американском обществе. Но предсказывали, что он или такой как он сможет победить через цикл - в следующие четыре года, а сейчас все договорились посадить на трон Клинтон. За Хиллари были все медиа, все политики, все финансисты, вся образовательная сфера.По соотношению СМИ - за Клинтон было 500 СМИ, за Трампа - 26. Понятен разрыв, в двадцать раз, но они сами для себя создали информационный пузырь, который описывается формулой "Никто из моих знакомых не голосовал за Путина". Этот антитрамповский истеблишмент сам себя полностью убедил, что у них все хорошо. И когда Трамп победил, у них случился когнитивный разрыв. У них - шок, они плачут, ходят на демонстрации, в университетах, например, создают специальные комнаты для плача (даже термин есть «cry-in sessions», то есть «поплачем вместе), собак туда приводят пушистых, чтобы гладить и успокаиваться. У меня знакомый профессор в американском университете, он с удивлением рассказывает, как у него на глазах все это происходит.И сейчас все американские медиа пытаются понять: какой же такой трюк применил Трамп, про который они не знали. Это такая рационализация (чтобы не признавать очевидного). А очевидное в том, что Трамп победил "в реальной реальности". Он сказал что-то такое, для чего не потребовались эти 500 СМИ. Оно пошло как пожар по соцсетям, а Хиллари и её команда это уже не видели из своего информационного пузыря.- В советское время это называлось "Скажи: кто такое Ленин? Я тихо ответил: «Он — вы».- Примерно так. Но СМИ теперь не могут понять, почему их пропаганда не сработала. Точно так же как американские СМИ сами себя обманывают, так же и американская разведка, которая в последнее время стала медийной. Они так привыкли работать по открытым источникам и прослушке, что по-другому не могут.Так они, например, полностью прозевали Крым. А почему? Они ничего такого не ждали, в прессе не писали, с телефонов ничего не снимешь. Те, кто брал Крым, не пользовались мобильниками, им спецсвязью возили пакеты с приказами, как в 1941 году. Россия сейчас для них - чёрная дыра, и многое, что в ней происходит, для них новость.НА «НИГЕРИЙСКИХ ПИСЬМАХ» ЗАРАБАТЫВАЮТ $2 МЛРД В ГОД- Расскажите же правду про русских хакеров.- Я 30 лет управляю программистами, иногда сталкиваюсь со связанными с хакерской активностью людьми, но изредка. У нас ни в штате их нет, ни заказов мы им не делаем, нет таких задач. У нас был один сотрудник, который неожиданно оказался бывшим хакером и которого несколько лет назад арестовали на Кипре «по факсу» от американцев. У нас он работал программистом, поехал в отпуск на Кипр и его там арестовали по запросу американцев по выдуманному обвинению. Я его даже не знал, людей много работает. Мы за него вписались, девять месяцев занимались и вытащили его оттуда. Американцы прямо приходили к нему в камеру, не договариваясь ни с адвокатом, ни с консулом, и говорили: "Чего ты тут ломаешься? Соглашайся на экстрадицию, посидишь годик, мы тебе выправим грин-карту, потому будешь работать на разведку, отличные деньги получать. И инструментарий свой не забывай, пригодится еще". Несколько раз в год арестовывают "русских хакеров" по всему миру, это рекрутинг такой пентагоновский или АНБшный.- Но с настоящими-то хакерами что?- Есть довольно толстый слой коммерческих хакеров. Это очень квалифицированные люди, ворующие кредитки, пишущие фальшивые банк-клиенты, которые выкачивают деньги, и так далее. За последние 25 лет возникла огромная индустрия с подробнейшим разделением труда. Есть люди, которые занимаются только рассылкой спама, есть те, которые занимаются сбором адресов, есть пишущие вирусы и ботнеты, захватывающие миллионы компьютеров и продающие потом доступ к управлению ими, есть те, кто делает DDoS-атаки на заказ, есть те, кто скликивает видео-рекламу ботнетами и т.п. Это теневой Интернет: закрытые форумы, где они общаются, биржи, где они продают друг другу эти услуги... Там миллионы людей задействованы.- Сколько же они зарабатывают?- Я думаю, там общий оборот по миру именно у хакеров – десятки миллиардов долларов в год, а если добавить порнушников, педофилов, сетевых наркоторговцев и прочий плохой контент, то сотни миллиардов.Самый простой пример. Я много занимался борьбой со спамом, мы за этим следили. Возьмём узкий случай – так называемое "нигерийское письмо 419". Ну, знаете: "Я вдова расстрелянного генерала Мбумба, но у нас 40 миллионов долларов в заначке, помогите обналичить". "Я красивая девушка, которая хочет выехать в цивилизованную страну, помогите, а я отблагодарю". Самая разная социотехника бывает, даже «бухгалтер Ходорковского» там в свое время появлялся. Так вот, для понимания масштаба, когда-то лет восемь назад в Лондоне арестовали 500 нигерийцев, который этим занимались. У них на счетах было 500 миллионов фунтов, а общий объем этого нигерийского бизнеса - 2 миллиарда в год.- А кто же на это ведется?- Они рассылают миллиарды писем, и работает та же конверсия. Они в конце концов попадают на одинокого не слишком умного мужчину, который думает, что что-то может тут выгадать, ведь предлагают 20% от 40 миллионов! Либо ему нравится фотка девушки, за которой с клавиатурой сидит толстый безобразный и хитрый нигериец.Девушка просит денег, а если втянулся, дал адрес, а денег не даёт, то в его стране тоже есть нигерийцы, которые приходят, как якобы братья той девушки и требуют деньги, потому что он уже обнадежил их сестру, она там собралась, на документы потратилась. Там дерево вариантов огромное, и если вас за что-то зацепили - жадность, секс, то просто ведут по этим вариантам и все равно доводят до конца.ПЕНТАГОН ВЕРБУЕТ В КИБЕРВОЙСКА ПРЯМО НА СВОЕМ САЙТЕ- В России это тоже большой пирог?- Это огромная индустрия. Я однажды сидел за столом с человеком, который заявлял, что он номер один в России по "win-lock". Это когда у вас на экране выскакивает табличка, что Windows заблокирован и требует перевести денег. Это было на дне рождения одного нашего известного интернет-деятеля. Этот кибер-преступник был пьян, очень хотел похвастаться. Он сидел за столом с шестью ещё такими же кибер-преступниками. Про одного из них, с очень старым и помятым уголовным лицом, он сказал: "поверь, у этого человека есть миллиард долларов". Это люди с преступным сознанием, с государством они не связаны (хотя часто хвалятся «ментовской или ФСБшной крышей»). И даже рекрутировать их сложно, если только поймать на чем-то, управлять преступниками сложно.- Общество же не так себе это представляет. "Путин приказал создать кибервойска, организовали шарашку, посадили пять "туполевых", десять "королевых" и велели ломать сервера Пентагона".- Это другая история. Кибервойска создавать, конечно, нужно, и среди коммерческих хакеров накоплен колоссальный опыт и огромная интеллектуальная собственность. Но брать это все трудно и неудобно, потому что это реальные преступники, с преступным сознанием, часто замешанные в ужасной грязи.- А выпускники Мехмата?- А их не так просто нанять. Как вы поймете, что он лоялен? Он вообще согласится? Квалифицированный человек с таким образованием будет в "Яндексе" или "Мail.ru" получать отличную зарплату. И без секретности и ограничений на выезд. Это сколько же ему надо платить? Не думаю, что у государства есть много таких шарашек, куда таких людей берут на очень большие деньги. Наверное, они есть, но скорее это те, кого готовят из военных, ещё начиная с курсантов.- Но кибервойска-то вообще существуют?- Существуют. У нас они, скорее всего, пока на порядок хуже, чем у США. Хотя бы потому что те начали заниматься этим на десять лет раньше, у них в руках все операционки, все "большие данные". Их разведка видит данные всех пользователей Гугла и всех пользователей ФБ, а у нас мировой поисковой машины и мировой социальной сети - нет.- А они где берут кибер-солдат?- Пентагон, например, прямо на сайте ещё семь-восемь назад публиковал объявления о найме хакеров, в новостях назывались размеры кибер-войск (в несколько тысяч хакеров, в том числе этнических русских). А лет пять-шесть назад они начали нанимать троллей. Прямо на сайте публиковались вакансии, я их читал сам: человек, который будет управлять виртуалами и проводить американскую точку зрения. И было написано какие языки - английский, арабский, русский и украинский.НАД «СЛЕДАМИ РУССКИХ ХАКЕРОВ» СМЕЕТСЯ ВЕСЬ МИР- Вся история с русскими хакерами - это медийный пузырь. Летом 2016 американцы объявили, что они собираются приравнять кибератаки к реальным военным действиями. То есть разрешили себе или НАТО отвечать обычной войной на кибератаки. Понятно, что атака на объекты критической инфраструктуры - это акт войны, за который придётся отвечать обычной войной. Там вычислят если не по следам, то по тому, кому выгодно.Но они приравнивают кибератаку к войне, чтобы снять с себя ответственность за доказательства. Чтобы иметь идеальный повод в любой нужный момент.- А доказательства вообще могут быть?- Никакие хакеры таких следов давно уже не оставляют. Это же нелепость. Есть даже ролик Джона Макафи, автора одного из первых антивирусов, который сейчас вышел из бизнеса, но все равно остается профессионалом. Он в этом ролике разбирает, что пишут про «русских хакеров» американские спецслужбы. "Они нашли кириллические символы в комментариях к коду". То есть комментарии по-русски в каких-то там вирусах. Вы, говорит, разумные люди? Русские будут писать комментарии на русском? Потом они нашли, что это было написано "на кириллической клавиатуре". Макафи стебется: "технологии дошли до того, что можно определить на какой клавиатуре писался код". Это глупость. Дальше говорит: "они утверждают, что компилятор, который использовали хакеры, оставляет временную метку, и она соответствует деловым часам в Москве (хакеры же работают не по ночам, в деловые часы!!!). И нашли IP-адреса, которые ведут в Россию!".И вот Джон Маккафи смеётся: "представьте себе, что кто-то у нас совершал атаку на русских. И русские нас вычислили. Потом они собираются в ЦРУ на разбор полётов. "Что же ты временную метку не поменял? - Ну забыл! - А чего ж ты IP-адрес не скрыл? - Ну у меня был день рождения жены, времени не было".Конечно, никаких следов такого рода быть не может. Но даже если бы они были, то как их публике предъявить? Это же какие-то длинные ленты каких-то цифр, логов каких-то анонимных серверов. Это никак никому не объяснишь. Это на уровне знаменитой пробирки с белым порошком.Я бы ещё поверил, что кто-то из наших по приказу Путина взломал WADA. Это был бы асиметричный ответ, показать, что на самом деле это свинская контора, которая торгует разрешениями на наркотики. Но и здесь не было никаких доказательств.РУКОВОДСТВО СТРАНЫ НЕ ДОЛЖНО НОСИТЬ АPPLE WATCH- Как с точки зрения безопасности видится тот факт, что половина правительства страны ходит с айфонами или носит Аpple Watch?- С моей точки зрения, это неправильно. Во-первых, не надо рекламировать вражеское железо. Во-вторых, гаджеты эти только малая часть того, что сейчас на наших глазах разворачивается. Машина Мерседес или БМВ имеет в себе 40-50 операционных систем, там сейчас все управляется цифровым способом. Кроме того, там встроена предоплаченная сим-карта, и вы даже не знаете, где она находится. Какой-нибудь Vodafone встроен навсегда - с роумингом, связью с Интернетом и всеми делами. Как минимум, машина знает, куда вы ездите, а вообще говоря, вам могут ее выключить в любой момент. В дорогих машинах есть камера, которая салон показывает. Они это объясняют пользой и безопасностью – мол, мы сможем распознать пьяного водителя. То есть эти все штуки потенциально опасны и в смысле слежки, и в смысле выключения извне.Аpple Watch знают всю биометрию хозяина: какое у него сердцебиение, часто ли он бегает прыгает, сколько он кофе пьет, сколько он сексом занимается. Это же всё разные паттерны пульса и дыхания. Нейронные сети можно легко обучить это понимать. То же самое - с умными телевизорами. Вы покупаете "Самсунг" последней серии, в него встроена камера распознавания жестов. Но если он жестами управляется, значит, он за вами все время смотрит. Он сразу просит подключиться к wifi, большинство людей подключает и огромный поток данных идёт куда-то в Интернет. Там есть галочка "не отправлять мои данные", но эксперименты показывают: если ты поставил эту галочку, тебе спокойней, но поток данных не уменьшается.- Но технику для первых лиц должны же проверять?- У меня был знакомый, который обеспечивал связь, когда Касьянов был премьером. Он возил ноутбук для него в лабораторию, его там разбирали до винтика, изучали, потом собирали снова. Возможно, с этим Аpple Watch делают то же самое, но сама идея, что они куда-то в облако отправляют данные о пульсе крупного чиновника, она безумная. СПРАВКА "КП"Игорь АШМАНОВ.Кандидат технических наук, специалист в области искусственного интеллекта, разработки программного обеспечения, управления проектами. Был генеральным директором компании «МедиаЛингва», исполнительным директором интернет-холдинга «Рамблер». Генеральный директор «Ашманов и партнеры»

26 января, 14:50

Замглавы Центра информационной безопасности ФСБ Сергей Михайлов может оказаться причастным к попытке завладеть информационной базой Сбербанка

Замглавы Центра информационной безопасности ФСБ Сергей Михайлов может оказаться причастным к попытке завладеть информационной базой Сбербанка

12 января, 08:00

Как цифровые мигранты и виртуальный суверенитет спасут евразийскую интеграцию

В конце декабря 2016 года на заседании рабочей группы "по использованию сети Интернет в отечественной экономике при формировании её новой технологической основы и социальной сфере" был представлен доклад, содержащий предложения "по формированию цифрового пространства Евразийского экономического союза (ЕАЭС)" (есть в распоряжении Лайфа), подготовленный членом Коллегии по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии Каринэ Минасян и директором Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ Анной Дупан. По мнению авторов доклада, "бездействие и несогласованная политика в цифровых преобразованиях стран — членов ЕАЭС способны отбросить союз и страны, входящие в него, в число аутсайдеров мирового экономического развития". Кроме того, как отмечается в документе, подобные действия могут привести к росту угроз безопасности стран и их суверенитету. В числе ключевых угроз для России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии разработчики выделяют риски, связанные с усилением влияния и контроля над цифровым пространством со стороны глобальных игроков и риск реализации разрушительных киберугроз. Подобные опасения авторов разделяет IT-эксперт и генеральный директор "Ашманов и партнёры" Игорь Ашманов. По его словам, в процессе формирования единого цифрового пространства следует сосредоточиться на управлении Интернетом и информационной безопасности. — Необходимо синхронизировать и обеспечить совместное управление интернет-именами и адресами (DNS), совместно поддерживать свои сегменты Интернета, чтобы, если кому-то в голову придёт выключить общую интернет-адресацию, у нас был независимый сегмент, который мог бы существовать и без этого, — отмечает эксперт. Следует, по мнению Ашманова, усиливать и координацию взаимодействия между странами — членами ЕАЭС, в частности необходимо наладить эффективный обмен сообщениями о том, где какие атаки происходят, оптимизировать обмен опытом и т.п. Второй блок угроз, по версии разработчиков доклада, относится к утрате Россией и странами-партнёрами экономической конкурентоспособности и риску поглощения экономик государств — членов союза экономиками других стран в результате перехода экономических процессов в иные цифровые пространства. Для реализации программы в этом направлении авторами предложен целый комплекс мер, предполагающий преобразования во всех сферах экономики, социальной сферы и государственного управления. Формирование цифрового пространства предлагается реализовывать по следующим основным направлениям: цифровая трансформация отраслей экономики и кросс-отраслевая трансформация в союзе; цифровая трансформация рынков товаров и услуг, финансового рынка и рынка труда; цифровая трансформация процессов управления и интеграционных процессов в союзе; развитие цифровой инфраструктуры союза. — Нам обязательно нужно находить общие точки соприкосновения, потому что в этом наша сила, — поясняет Лайфу советник президента России Герман Клименко. — У нас есть реестр разработчиков отечественного ПО, куда в настоящий момент не включены наши евразийские коллеги. Мы готовим поправки, чтобы их программисты могли в этом участвовать. Должно быть встречное движение, и понятно, что в современном мире хайтека объединение всегда приводит к кратному увеличению возможностей. Важными компонентами цифровой трансформации, как отмечают авторы доклада, должно стать внедрение целого ряда стандартов в таких сугубо технологичных областях, как "облачные" сервисы, "большие" данные, биометрия, 5G, пространственные данные и пр. Необходима и стандартизация нормативно-правовых актов. Ещё одной задачей формирования единого цифрового пространства авторы доклада считают "обеспечение свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы". Не исключено, что акцент на этой части доклада может стать ключевым для стран, входящих в ЕАЭС и в ежедневном режиме сталкивающихся с проблемами, вызванными трудовой миграцией низкоквалифицированной рабочей силы, влекущей за собой риски безопасности. Комплекс мер по вовлечению государств — членов организации в мировую высокотехнологичную экономику может оказаться тем инструментом, который позволит перенаправить потоки мигрантов и сделать экономики стран привлекательными для квалифицированной миграции. Серьёзные различия в законодательстве и подходах к формированию единого цифрового пространства могут стать большой проблемой при реализации задуманного. — По ряду позиций у нас разные юридические базы. В Казахстане огромная работа проведена по движению в сторону электронного государства. У них нет очень давно свидетельств о регистрации компаний: это всё решается электронными подписями, электронным документооборотом. И в каждой стране своя специфика, — отмечает Герман Клименко. — Не хотелось бы, чтобы всё это превратилось в историю Таможенного союза, где мы не можем до сих пор подписать Таможенный кодекс, потому что страны разные по структурам и некоторые противоречия возникают даже в таких элементарных вещах, как интернет-посылки. И на примере Таможенного кодекса видно, что эта история может затянуться на несколько лет. А в современном высокотехнологичном мире, несколько лет — это значит, что можно вообще не начинать. То есть мы либо быстро договоримся, либо нет. — Например, Казахстан довольно быстро фильтрует национальное интернет-пространство. Мы это делаем далеко не так энергично. Есть свои порядки и в Белоруссии, — разделяет опасения Игорь Ашманов. — Но самое сложное — это выработать единую политику в отношении того, что такое информационный суверенитет, что такое киберпреступление, что является правонарушением, что является безопасностью и т.д. Не исключают эксперты и серьёзного противодействия подобным интеграционным процессам. — Все наши партнёры будут использованы в качестве инструмента для нападения на Россию, как способ раскачать нас. То есть наши партнёры интересны даже не сами по себе, а как способ создать пожар на наших границах. Они будут целями в первую очередь, то есть им интеграция в единое пространство нужна даже быстрее и больше, чем нам. В том числе и потому, что большая часть попыток взлома суверенитета и раскачиваний сейчас происходит как раз через информационное и киберпространство, — подчёркивает Ашманов. Интеграционные процессы потребуют значительного времени и ресурсов, убеждён Сергей Шавкунов, исполнительный директор J’son & Partners Consulting. — За последние годы общие расходы государства на ИКТ на федеральном и региональных уровнях были достаточно стабильны и составляют около 100–110 млрд руб. в год. Формирование единого цифрового пространства в рамках Евразийского экономического союза потребует согласования единых подходов к формированию, сбору и обработке данных. Это коснётся широкого числа государственных органов, и в первую очередь унификации государственной статистики, процедур таможенного оформления и контроля транзита товаров, структуры и обмена данными между различными государственными органами и т.п. Это потребует разработки межгосударственных программ развития ИКТ и очевидно займёт значительное время. По оценкам экспертов, сегодня доходы от поставки товаров, выполненных работ и услуг, связанных с деятельностью в сфере ИКТ, составляют свыше 3 трлн руб., или около 4% от номинального ВВП России. — В рамках единого цифрового пространства (унифицированной законодательной базы и т.п.) российские ИКТ-компании смогут проще выходить на рынки стран данного союза, но, с другой стороны, могут столкнуться и с новыми конкурентами. Всё будет зависеть от того, насколько на межгосударственном уровне удастся снять барьеры для бизнеса, — отмечает Шавкунов. Немаловажно и то, что существенное повышение прозрачности финансовых операций с использованием новейших технологий, таких как блокчейн, может способствовать росту эффективности экономики. Как отмечается в докладе, цифровая трансформация приведёт к значительному сокращению издержек, связанных с функционированием финансовых систем и персонала, а за счёт использования передовых цифровых технологий становится возможным иметь полную историю финансовых транзакций, хранящуюся на едином общедоступном ресурсе, что позволит сократить число мошеннических практик.

09 января, 22:25

В мире: Литва напугана "хакерами ФСБ", тянущими шнур через ее границу

Спецслужбы Литвы требуют похоронить проект строительства одного из крупнейших в ЕС дата-центров. По мнению силовиков, если протянуть кабель до российской границы, центр может превратиться в филиал ФСБ. Руководство строящей дата-центр компании в интервью газете ВЗГЛЯД напомнило, что при желании передать в ФСБ любые данные можно через интернет, однако Вильнюс настроен решительно. Правительственная комиссия Литвы призвала остановить проект компании Arcus Novus по созданию недалеко от Вильнюса крупнейшего в стране центра данных AmberCore. Как стало известно в понедельник, такое решение было принято из опасений связи проекта с ФСБ России, заявил глава департамента госбезопасности (ДГБ) Литвы Дарюс Яунишкис. «По мнению ДГБ, развиваемый Arcus Novus проект центра данных AmberCore из-за связей с ФСБ России ставит под угрозу национальную безопасность Литвы», – цитирует Delfi Яунишкиса. Издание отмечает, что ДГБ предупредил литовское правительство о том, что в случае соединения центра оптоволоконными линиями с Россией AmberCore якобы может быть подключен к центру радиоэлектронной разведки ФСБ. В прошлогоднем отчете ДГБ Литвы также говорилось, что в республике в целом сложилась благоприятная ситуация для шпионажа – в силу широких возможностей инфраструктуры информационных технологий в Литве. 600 серверных шкафов Напомним, центр данных под Вильнюсом должен стать крупнейшим в Литве – сообщалось, что может быть 600 серверных шкафов. Инвестиции могут составить примерно 60 млн долларов. Для его создания AmberCore DC заключила партнерское соглашение с американской компанией IBM. Представители компаний ранее говорили о преимуществах Литвы для размещения дата-центров – это географическая близость от многих клиентов и политически безопасная среда. Однако, похоже, со «средой» они несколько ошиблись. Реализация проекта началась в 2012 году, ровно год назад предприятие получило разрешение на строительство, однако оно пока не начиналось. По словам директора Amber Core DC по маркетингу Гинтаутаса Мяжятиса, если будет обеспечено финансирование, то строительство начнут уже в этом году. «Мы провели конкурс подрядчика на строительство, но пока его не назначили. Мы сделаем это сразу, как только получим финансирование, – сказал BNS Мяжятис. – Строительство мы планируем начать в этом году, оно должно быть закончено в течение 12–15 месяцев». По его словам, кредитование под проект планируется получить в финансовых учреждениях Великобритании. По данным Центра регистров, 51% акций материнской компании Arcus Novus принадлежит зарегистрированной в Дании компании Satgate Holding, а 49% – калининградскому бизнесмену Валерию Аветисьянцу, который ранее работал в компаниях «Газинвест групп» и «Газпром комплектация». В приемной Аветисьянца не смогли предоставить газете ВЗГЛЯД оперативный комментарий. Москалюк напугал литовскую разведку Как пишет BNS, литовская разведка установила, что предприятия также контролируют другие россияне: Кирилл Лупандин, генеральный директор AmberCore DC, Виталий Малашевский, глава предприятия SatGate группы Arcus Novus, и Борис Москалюк. Сам Кирилл Лупандин заявил газете ВЗГЛЯД: «Акциями компаний, которые занимаются созданием центра, действительно владеют граждане России, но среди акционеров и руководителей также есть и граждане Литвы, у нас смешанное владение». По его словам, проект пока остается в силе, поскольку подана апелляция в административный суд. Выяснилось, что заключение комиссии появилось еще в прошлом году, и компания Arcus Novus, а также ее «дочка» AmberCore DC уже успели подать в суд, пытаясь оспорить заключение. Вильнюсский окружной административный суд в сентябре отказался принять эту жалобу. Однако главный административный суд Литвы 4 января вернул ему жалобу для нового рассмотрения. Компании в своем иске подчеркивают, что в решении комиссии приводятся оскорбительные для деловой репутации и ложные утверждения. Не подтверждают в компании и планы протянуть некий оптоволоконный кабель в Россию. Обвинения, по словам Лупандина, вообще сложно как-либо комментировать. «Если вы посмотрите на общую структуру интернета, на то, как она работает, то эта сеть соединяет каждого с каждым. Каких-то дополнительных действий для того, чтобы передать куда-то информацию, не требуется», – рассказал он. Лупандин добавил, что центр будет работать с коммерческими компаниями по всему миру, поскольку в этом заключается его предназначение. Смысл этого бизнеса, по его словам, не заключается в соединении – этим занимаются операторы связи. «Центр – всего лишь место, в котором размещаются серверы. Мы не являемся телекоммуникационным оператором, и никого ни с кем, в том числе и с ФСБ, соединять не собираемся. Думаю, суд разберется в этом вопросе», – надеется он. «Если к нам в качестве клиента обратится какая-то военная организация из любой страны, ее заявка будет рассмотрена на общих основаниях. Это чисто коммерческий бизнес, мы действуем в полном соответствии с законодательством страны пребывания, и никак иначе», – пояснил он. Все остальное, по мнению Лупандина, просто фантазии. «Мы находимся в правовом поле Литвы, и никаких секретов нет. Но мировая информационная обстановка влияет на всех», – резюмировал предприниматель. Большинство программистов «русскоязычные» Глава консультирующей строительство дата-центра компании Pact Consulting LLC Юлий Векслер также пояснил газете ВЗГЛЯД, что центр не планирует сотрудничество с военными или хранение данных оборонного характера. Вообще хранение данных будет зависеть только от клиентов. «Компании, приобретающие услуги центра, по сути, просто заказывают емкость. Это в целом может быть информация из любых стран и из любых отраслей», – сообщил он. По его словам, в центре планируется работать с компаниями по всему миру, в том числе и из России, без каких-либо ограничений. «Ограничить сотрудничество с центром может только платежеспособность», – сообщил Векслер. Лидер Социалистического народного фронта Литвы, бывший вице-мэр Вильнюса Альгирдас Палецкис, в свою очередь, сказал газете ВЗГЛЯД, что в Литве создалась такая атмосфера, когда везде все ищут внешних врагов, в первую очередь в России. «В Литве сейчас сложилась такая атмосфера, что сложно отличить, имеет ли та или иная новость, то или иное действие политика или чиновника реальное основание или является частью пропаганды. Отличить вымысел от реальности очень сложно. Особенно участились подобные антироссийские публикации в свете раздутого американцами скандала вокруг хакерских атак. Но мы как-то уже с этим свыклись», – посетовал литовский политик. Российский IT-специалист, управляющий партнер компании «Ашманов и Партнеры» Игорь Ашманов заметил: как американцы, ищущие везде российских хакеров, так, в данном случае, и литовцы живут исключительно в медийной реальности. «В Прибалтике это уже стало традицией: политики и военные порой вынуждены пугать возможным российским вторжением, а, видимо, ведомство, отвечающее за безопасность, – бороться с ФСБ», – сообщил эксперт. Ашманов отметил, что по той информации, которая доступна, строящийся дата-центр – это коммерческий центр, где будут хранить информацию частные компании. «Даже если акциями компании, занимающейся его созданием, владеют российские граждане, это не значит, что он будет подключен к центру радиоэлектронной разведки ФСБ», – пояснил он газете ВЗГЛЯД. Ашманов согласен, что в Литве действительно быстро развиваются информационные технологии. «Проникновение интернета, инфраструктура в Литве развиты хорошо, литовцы получали международные гранты на развитие интернета. Я сам ездил открывать один из стартапов в Литве. При этом создатели местных технологических площадок хотят, с одной стороны, привлекать русских программистов, а с другой стороны – западных инвесторов, поскольку сама Литва находится в Евросоюзе», – сообщил Ашманов. Однако, по мнению Ашманова, информационная безопасность зависит не от уровня прозрачности, а от уровня защиты. «Хакеру, конечно, удобнее что-либо взломать при более быстром интернете, но это не принципиально, даже если в стране возникла серьезная компьютерная зависимость государственных данных от интернета. Аналогичная ситуация сейчас и в России», – пояснил он. Защитить от хакеров, по мнению Ашманова, могут квалифицированные кадры. «В Литве их, кстати, достаточно. Правда, большинство программистов там русские или русскоязычные», – добавил эксперт. Теги:  интернет, Литва, ФСБ, безопасность, Прибалтика

31 декабря 2016, 16:28

Аналитическая группа Царьград // "Царьград", 25-26 декабря 2016 года

ОНЛАЙН-ГОЛОСОВАНИЕ: ЦАРЬГРАД ВМЕСТЕ С ЧИТАТЕЛЯМИ ВЫБИРАЕТ РУСОФОБА ГОДАУ каждого есть возможность проголосовать за своего антигероя в онлайн-проекте "Русофоб года - 2016".Царьград вместе с читателями и зрителями выбирает русофоба года. Среди потенциальных антигероев 100 человек. Прямо сейчас у каждого из нас есть возможность в режиме онлайн отдать голос за своего кандидата.Среди потенциальных лидеров рейтинга укронацист Арсен Аваков или, например, либерал Дмитрий Быков, кажется, всем сердцем ненавидящий Россию. Вы можете отдать свой голос за Марию Гайдар или Андрея Бильжо, а также Аркадия Дворковича, Виктора Ерофеева, Михаила Касьянова и других.Онлайн-голосование доступно по ссылке.Подробнее о каждом из участников рейтинга, в том числе об их "заслугах" перед страной, читайте в специальном материале Царьграда.Топ-100 русофобов 2016Царьград представляет список самых ярых ненавистников России по версии экспертов и читателей.Несколько недель мы опрашивали читателей и собирали мнения наиболее авторитетных экспертов в различных сферах. Итогом стал рейтинг 100 самых лютых русофобов, как из пятой колонны внутри страны, так и из числа зарубежных ненавистников.По списку открыто онлайн-голосование. Выбираем русофоба года.Промежуточные итоги будут подводиться каждый день. По результатам каждого дня будет объявляться "победитель".Окончательный итог будет подведен 1 февраля 2017 года, именно тогда узнаем, кого ждут печеньки от Нуланд, 30 серебренников от Госдепа и шоколадная медаль от Сороса.Рейтинг формировался на основе мнений читателей и экспертов. В составлении принимали участие: Александр Проханов, Игорь Ашманов, Анатолий Вассерман, Игорь Коротченко, Виталий Милонов, Михаил Делягин, Андрей Фурсов, Валерий Коровин, Аркадий Мамонтов, Захар Прилепин, Леонид Ивашов, Евгений Федоров, Михаил Елизаров, Леонид Решетников, Виталий Аверьянов.

26 декабря 2016, 15:47

Стратегия развития IT в России превратит миллиард лайков в экономику 2.0.

Окончательная редакция судьбоносного для цифровой политики России документа, "Стратегии развития информационного общества в РФ на 2017-2030 годы", отправлена на рассмотрение Совета Безопасности РФ, после чего будет утверждена президентом России. Как ранее писал "Ридус", ведущие специалисты российской IT-отрасли высоко оценили положения документа, назвав Стратегию краеугольным камнем "цифровой экономики" страны. Управляющий партнер и генеральный директор компании "Ашманов и партнеры", признанный эксперт в области информационных технологий и интернет-маркетинга Игорь Ашманов по просьбе "Ридуса" прокомментировал наиболее заметные положения Стратегии и поделился мыслями о том, что ждет российский интернет в ближайшем будущем. Больше никаких фейспалмов "Отрадно, что теперь представители индустрии, профессионалы в информационных технологиях и те, кто написали эту Стратегию, разговаривают на одном языке", - отмечает Игорь Ашманов, комментируя документ. По словам эксперта, у него впервые за долгое время нет абсолютно никаких замечаний к сказанному в Стратегии: "Раньше было как: вылезает депутат на трибуну, открывает рот поговорить - хватаешься за голову, даже если он говорит, по сути, правильные слова. Язык, уровень понимания такой, что попросту неловко за него. А в Стратегии употребляются правильные термины, более того, в конце сделана попытка создать глоссарий - к нему могут быть претензии у тех, кто много занимался лексикографией, как я, например, но это в принципе хорошо: он написан правильным для технологической отрасли языком." Раньше ни суды, ни следователи, ни законодатели не понимали в информационной сфере ровным счетом ничего, вспоминает Ашманов. "Мой партнер, профессиональный лондонский адвокат, говорил три года назад: „Можно считать, что никто не понимает в информационных технологиях - в вашу сферу никто не лезет". Сегодня это время кончилось. Следователи, дознаватели, судьи, чиновники - все все понимают, говорят на одном языке". Большой нации - большие данные В уходящем году очень активно обсуждалась концепция больших данных. По мнению Ашманова, очень важно, что эта тема попала в "Стратегию развития информационного общества в РФ на 2017-2030 годы". "Пользовательские данные должны быть собственностью нации. Это как нефть: она тоже не является собственностью государства, это собственность нации. Но кто может помешать, например, контрабанде полезных ископаемых? Только государство. С большими данными та же история - это те же полезные ископаемые, недра, которые лежат где-то внизу, а люди не контролируют, что с ними происходит. Сам по себе пользователь защитить свои данные не может, защищать их должно государство". "Дело не в том, что большие данные - это большие риски: это прежде всего большие возможности. Тот, кто научится их правильно обрабатывать, кто разовьет технологии анализа больших данных, тот и будет на коне", - продолжает Ашманов. "Во-первых, если мы этого не сделаем, нам придется импортировать чужие технологии Запада. Во-вторых, собрав медицинские данные граждан, мы будем в состоянии кардинально улучшить медицину в стране: мы поймем, сколько нужно оборудования, сколько необходимо больниц, какие лекарства закупать и производить, с какой скоростью нужно проводить профилактику и так далее. Если просто правильно проанализировать медицинские данные граждан, получится автоматически увеличить продолжительность жизни на пять-семь лет". "Та же история и с транспортом - эффективность повышается на десятки процентов только за счет учета и с электричеством: были эксперименты с системами управления мощностью при помощи искусственного интеллекта - тогда потребление падало процентов на 30", - отмечает эксперт. Аналоговые сигналы чиновникам В Стратегии есть очень интересная оговорка о сохранении традиционных форм доступа к информации и традиционных услуг, отмечает Ашманов. По его словам, сделана она для того, чтобы чиновники, которые прочтут этот документ, не решили, что теперь им нужно все оцифровать и перестать доставлять почту в условный "Усть-Урюпинск". "У нас эти традиционные формы обслуживания населения никуда не денутся еще лет 20: не сможет Ростелеком провести интернет туда, где мост в прошлом году смыло". "Эта оговорка определяет, почему нельзя приватизировать "Почту России": если ее отдать в частные руки, она начнет очень быстро доставлять посылки из Китая в большие города, все будут счастливы следить по трекеру за быстрым перемещением посылок, но в Верхнюю Пышму посылка просто не будет поставляться, потому что это не может окупаться, это исключительно социальная нагрузка", - напоминает эксперт. Борьба за суверенитет Среди способов защиты информационного пространства в Стратегии упомянута довольно интересная, по мнению Ашманова, вещь: равные условия для отечественных разработчиков. "Когда мы говорим о равных условиях конкуренции, это такое высказывание в русле общих либеральных ценностей, но по сути оно означает следующее: информационные гиганты в нашей стране имеют гораздо лучшие условия, чем отечественные. Наши подчиняются российским законам, хранят данные здесь, могут быть лишены лицензии, а западные просто не слушаются". ""Фейсбук" просто не имеет представительства и якобы не ведет здесь бизнес (хотя на самом деле ведет, конечно). "Гугл" имеет представительство, но, как мы видим, решение ФАС он просто не выполняет, а те штрафы, которые суд обязывает выплачивать, для "Гугла" - ничтожные деньги, просто ноль, ведь он зарабатывает сотни миллионов долларов в год в России. Да он может каждый месяц этот штраф платить, это ничего не изменит", - констатирует Ашманов. "Они в лучших условиях - об этом и идет речь, когда говорится о равных условиях конкуренции. Тем, кто не будет подчиняться российским законам, возможна блокировка и ущемление в коммерции". Стратегические цели "Прошлая программа была более конкретной, - напоминает Ашманов. - Она говорила о том, что нам нужно везде протянуть каналы и сделать информационную инфраструктуру. Но ничего не говорилось о том, какое содержание должно быть у этого информационного потока". "Инфраструктуру реально построили: интернет кардинально изменился. Вообразить, что в метро будет Wi-Fi, десять лет назад было нельзя. Ростелеком довольно сильно протянул каналы по стране - инфраструктура построена, госуслуги развились, их много. А рассуждений о том, зачем все это, что будет делаться поверх этой инфраструктуры, там не было". "Нынешняя Стратегия не о том, что нужно просто всем дать канал и необходимые устройства, а о смысле, о семантике поверх инфраструктуры. Да, она более расплывчата - семантику нельзя таким образом проектировать: через десять лет все были сознательные, вели себя хорошо в интернете и зарабатывали деньги в цифровой экономике. Ну как ты это спроектируешь? Как заставишь людей идти в эту экономику? Надо создавать условия", - отмечает эксперт. Практическое применение В Стратегии много сказано про институты развития. По мнению Ашманова, государство может помогать отрасли не только прямыми финансовыми вливаниями: "Например, необходимо строить data-центры и бесплатно или по академической лицензии предоставлять вычислительную мощность студентам и аспирантам, а бизнесменам - по дешевке". "Например, обработка больших данных кардинально отличается от работы с обычными данными: ты должен выявлять знания, глядя на всю совокупность, а не на отдельные кусочки. Для этого нужны сами данные, вычислительная мощь и правильные алгоритмы. Представим стартап с гениальной идеей по обработке больших данных. С алгоритмами все в порядке - у нас математиков много. Но маленькому стартапу нужно откуда-то взять сами данные и обзавестись вычислительной мощью". К примеру, такой стартап может договориться с лабораторией больших данных в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ), чтобы он сгрузил все данные о социальных сетях - это 60 миллионов сообщений в день, три миллиарда лайков. "Нам не жалко - эти данные уже спустя 20 минут никого на бирже не интересуют, наша задача - видеть сети в реальном времени, - отмечает Ашманов. - Но для работы их можно выгрузить, чтобы с ними экспериментировать. Подобный договор у нас с Томским университетом: там есть лаборатория больших данных, мы им отдаем данные, там пишут диссертации, анализируют, в частности, разные экстремистские группы". Кроме того, потребуется доступ к сырой вычислительной мощи, который государство вполне может предоставить значительно дешевле других игроков - или вообще бесплатно, продолжает эксперт: "Просто надо data-центр поставить у атомной электростанции, да еще на севере, провести туда канал средствами Ростелекома: там будет очень дешевое электричество и охлаждение, государство, конечно, сможет закупить железо очень дешево и давать доступ по академической лицензии, ведь в университетах и будут развиваться эти стартапы. А бизнесу - очень дешево". "Именно это даст необходимый отрасли скачок: кто-то начнет обсчитывать пролетание самолета или ракеты сквозь поток молекул, кто-то займется экономикой, финансами и так далее. Это условия не ограничения в использовании, а развития", - заключил Ашманов.(https://www.ridus.ru/news...)

14 декабря 2016, 21:17

Эксперт: для госинвестиций в IT-отрасль нужно определить приоритеты

Развитие цифровой экономики требует значительных госинвестиций, и их не способно заменить "венчурное казино" – модель, по которой сегодня работают институты развития, отметил управляющий партнер, генеральный директор компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов, в комментарии ТАСС по Стратегии развития информационного общества до 2030 года. Сегодня этот документ был обнародован Советом безопасности РФ. По словам Ашманова, стратегия должна определить платформу, "платформу, на

14 декабря 2016, 14:04

Политика: Опубликована Стратегия развития информационного общества в России

Развитие информационного общества и цифровых технологий в России является одним из ключевых направлений государственной политики. Совбезом РФ обнародован проект Стратегии развития информационного общества до 2030 года. Ее целью является выход России в мировой авангард современных электронных технологий. Совет безопасности РФ опубликовал проект Стратегии развития информационного общества в России на 2017–2030 годы. «Есть категория документов высшего разряда, которые относятся к национальной безопасности и которые подписывает президент. Это в том числе и данная стратегия. Перед этим, напомню, была опубликована доктрина информационной безопасности. В данном же документе вопросы безопасности затронуты, но косвенно», – отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД управляющий партнер и генеральный директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов. «Стратегия, в частности, результат работы восьми подгрупп рабочей группы, которая была создана при администрации президента, под руководством Игоря Щеголева (в 2008–2012 годах министр связи и массовых коммуникаций, с 2012-го – помощник президента – прим. ВЗГЛЯД) после форума «Интернет-экономика», прошедшего в декабре 2015 года,  – отмечает Игорь Ашманов. – Процесс этот – закономерный. Прошел форум «Интернет-экономика», по его итогам в январе 2016 года были даны поручения, была создана рабочая группа – и данная стратегия черпает мысли оттуда». Впервые сделана попытка договориться о терминах – в конце текста стратегии приведен соответствующий глоссарий. «Ранее термины употреблялись как бы как общепонятные, но на самом деле их все понимали по-разному», – поясняет Ашманов. Современные информационные технологии все глубже проникают в жизнь общества. Электронные государственные услуги, онлайн-медицина и онлайн-образование, электронные библиотеки и финансовые услуги в последние годы стали привычной частью жизни все большего количества людей. Адекватное и эффективное использование цифровых услуг в этой ситуации становится не просто желательным, а само собой разумеющимся, тем более учитывая возможности, которые они предоставляют. «То государство, которое научится обрабатывать эти знания, эти большие объемы данных о гражданах, о транспорте, медицине, образовании, коммерции – такое государство будет «на коне» и будет иметь все инструменты для развития и улучшения», – добавляет Ашманов. О значимости развития в России современных информационных технологий регулярно говорится на самом высоком уровне, а главной угрозой в этом процессе Владимир Путин видит опасность «не поймать технологическую волну». Именно достижению этой цели и посвящен подготовленный проект стратегии. Согласно ему, в России будут созданы национальные платформы онлайн-образования, онлайн-медицины, единая инфраструктура электронного правительства, национальная электронная библиотека и другие цифровые инфраструктурные платформы. Например, Федеральная налоговая служба намерена постепенно перевести все взаимодействие с налогоплательщиками в бесконтактную плоскость в рамках работы электронного правительства. Президент Фонда развития информационной демократии Илья Массух сделал акцент на переориентации основной задачи в новой редакции стратегии. «Это уже не инфраструктурное развитие. Если раньше мы проводили телефонные линии, осваивали мобильные телефоны, интернет, то в новом проекте стратегии мы уже развиваем направление использования этой информации – либо накопление знаний, либо использование в сфере экономики и социальной сфере (системы культурного развития, онлайн-медицина). Развитие цифровой экономики – это то, о чем говорил президент в своем свежем послании», – сказал Массух. Он также добавил, что в новой редакции стратегии уделено серьезное внимание безопасности коммуникаций. «Причем не только государственных. Важно, что уделяют внимание уже и гражданам. Они должны взаимодействовать на безопасном уровне, с безопасными устройствами. Стратегия отвечает на эти новые вызовы времени», – уточнил Массух. Благодаря развитию и распространению цифровых технологий современное общество нередко называют информационным. Однако информационное общество – это далеко не общество знаний. А формирование в России именно его – общества знаний – является важнейшим приоритетом для страны. Однако для этого нужны условия для воспроизводства и распространения знаний – от научных и изобретательских кружков для детей до поддержки одаренных студентов частными компаниями. Современные электронные технологии способны создать в данном направлении качественно новый прорыв. Другим приоритетным направлением, обозначенным в проекте стратегии, является создание цифровой экономики, которая в свою очередь позволит резко повысить производительность труда, эффективность производства, даст толчок росту во многих отраслях экономики и поможет привлечь инвестиции в сферу инновационных технологий. Для России крайне актуальным является формирование новых рынков, основанных на информационных и коммуникационных технологиях, и занятие на этих рынках лидирующих позиций, в том числе через развитие экосистемы отечественных компаний цифровой экономики. Это тем более значимо, поскольку задает России требование технологически соответствовать мировому уровню развития данных технологий, а еще лучше – задавать его. Соответственно, именно наша страна и отечественные организации должны создавать уникальные прорывные технологии, которые будут задавать тренды, а не гнаться за более успешными зарубежными конкурентами. В стратегии признается отставание России по ряду направлений и подчеркивается необходимость обеспечить суверенитет в том числе в области развития технологий, отмечает собеседник. «Дело в том, что раньше об этом прямо не говорилось. Но в нынешнем году, когда начали говорить об импортозамещении, такие идеи начали проникать и в документы высшего уровня», – указывает Ашманов. В этой ситуации крайне значимой становится роль государства, которое должно задать условия, выдержав баланс между протекционизмом и созданием условий для здоровой конкуренции. Россия по собственному печальному историческому опыту знает, чем оборачивается отсутствие в экономике и технологиях реальной конкуренции. Соответственно, безусловно, нужны преференции и поддержка для российских IT-компаний, но при этом нельзя создавать им «оранжерейные условия». У «Яндекс.Такси» будет куда больше стимулов развивать сервис, продукты и технологии при конкуренции с GetTaxi и другими аналогичными системами, нежели без оных. Государство заинтересовано в развитии и повышении уровня российских IT-компаний, чтобы они становились драйвером отечественной экономики. Но государство может только дать им «удочку», создав благоприятные условия для развития, а дальше решение должно быть за рынком. Отдельной темой, разумеется, являются те граждане, которые не хотят, не могут или просто боятся пользоваться современными электронными технологиями. В данном вопросе предлагаемая стратегия однозначна – при всем перестраивании система сохраняет и будет сохранять традиционные «аналоговые» схемы. Ашманов добавляет, что, по его оценке, предложенная стратегия адекватна текущему моменту. «Основное, хотя и не очевидное, «прозрачное как воздух» свойство этого документа заключается в том, что руководство страны  – правительство и администрация президента – говорят на языке, который не вызывает никакого отторжения у профессионалов в области IT-технологий,  – подчеркивает Ашманов. – Мы теперь говорим на одном языке. Это очень хорошо, поскольку многие годы во власти отставало понимание этой быстро меняющейся и высокотехнологичной отрасли. Понимание отставало и у спецслужб. Я уж не буду говорить о безумных высказываниях разных депутатов, как патриотического, так и либерального толка». Теперь понимание налицо – «специалисты-айтишники, люди, занимающиеся информационным бизнесом, и люди во власти все понимают на одном уровне», вновь подчеркивает собеседник. В свою очередь Илья Массух отметил: «Первый раз вижу в государственном документе, что по мере появления новых технологий перечень основных направлений может быть изменен. У нас интернет-технологии и информационная сфера динамичная, она требует постоянного обновления. Здесь это заложено». Он также добавил, что в целом стратегия соотносится с движением ООН по развитию информационного общества. До 25 декабря продлится общественное обсуждение подготовленного проекта стратегии, после чего он будет доработан и рассмотрен на заседании Совбеза в январе 2017 года. Теги:  IT, технологии, Совет безопасности, электронный документооборот, электронное правительство

Выбор редакции
13 декабря 2016, 22:32

Эксперт: "венчурное казино" в IT-отрасли не заменит государственных инвестиций

Генеральный директор компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов также отметил, что нынешние институты развития для цифровой экономики недостаточны, необходима реформа существующей системы

Выбор редакции
30 ноября 2016, 01:09

Наталья Касперская: big data россиян в интернете должны быть признаны собственностью государства

Собственностью пользователей они так и так уже не являются и контролируются исключительно такими компаниями, как Facebook или Google.

Выбор редакции
30 ноября 2016, 01:09

Наталья Касперская: big data россиян в интернете должны быть признаны собственностью государства

Собственностью пользователей они так и так уже не являются и контролируются исключительно такими компаниями, как Facebook или Google.

Выбор редакции
30 ноября 2016, 01:09

Наталья Касперская: big data россиян в интернете должны быть признаны собственностью государства

Собственностью пользователей они так и так уже не являются и контролируются исключительно такими компаниями, как Facebook или Google.

Выбор редакции
30 ноября 2016, 01:09

Наталья Касперская: big data россиян в интернете должны быть признаны собственностью государства

Собственностью пользователей они так и так уже не являются и контролируются исключительно такими компаниями, как Facebook или Google.

18 ноября 2016, 15:22

Игорь Ашманов: «Закон Яровой» спасёт нас от ЦРУ

Российский интернет - самый свободный в мире, а на Западе людей карают за перепосты. Смартфоны шпионят в пользу ЦРУ и не шпионят в пользу ФСБ. Этот перекос исправит «пакет Яровой» - считает IT-мультимиллионер Игорь Ашманов.

14 ноября 2016, 10:57

Калининградские ветераны спецподразделений готовы начать войну против осквернителей памятников

«Совершенно секретно»: В Калининградской области разразился громкий скандал, связанный с тем, что полиция уже больше месяца не может найти осквернителей памятников и братских могил воинов, павших в годы Великой Отечественной войны. Ветераны спецподразделений готовы сами начать поиски вандалов. С подробностями корреспондент «Совершенно секретно». Всё произошло месяц назад, когда в Калининграде неизвестными были расписаны экстремистскими лозунгами и свастикой памятник танкистам на ул. Генерала Соммера, памятник герою-подводнику Александру Маринеско на Нижнем озере, братская могила защитников Отечества около Макс-Ашманн парка и мемориал в честь воинов, погибших при штурме Кёнигсберга на улице Горной. Общественность была возмущена таким деянием. Правоохранительные органы по факту осквернения мемориалов и памятников возбудили уголовные дела по двум статьям Уголовного Кодекса РФ — «Вандализм» и «Надругательство над местами захоронений». Сразу найти варваров не удалось. Время шло, и полиция только заявляла, что ведутся следственно-оперативные мероприятия. Как сообщил ветеран войны в Афганистане Василий Кучер, такое положение дел не устроило калининградскую организацию ветеранов спецподразделений, и они написали обращение к руководителям региональных управлений федеральных силовых структур. Вот одно из ярких мест из него: «…Несмотря на то, что с момента варварской акции прошло много времени (что в значительной мере затруднит наши поиски), если в ближайшее время в расследовании компетентных органов не наметится положительной динамики, мы готовы, используя свой жизненный и боевой опыт, самостоятельно провести комплекс мероприятий, которые помогут установить исполнителей, а, возможно, и идеологов данного шабаша…» В свою очередь руководитель организации и лидер областного отделения «Единой России» Андрей Колесник заявил, что «прошло больше месяца, и волнение членов организации вполне обосновано». По его словам, «в ближайшее время будет обсуждён этот вопрос и с руководством УВД, и в правительстве региона». «Если понадобится, задействуем и потенциал «Единой России», — сообщил Андрей Колесник. Как считает Василий Кучер, эти люди должны быть найдены, и «общество должно знать их и по фамилиям и в лицо, чтобы они каждый день в этом городе чувствовали себя неудобно». Анатолий КНЯЗЕВ, специально для «Совершенно секретно»  

13 ноября 2016, 11:04

Россия бросила вызов западным IT-корпорациям

Огромный российский рынок IT-индустрии до недавнего времени успешно осваивали лишь зарубежные компании. Отечественные «айтишники», за исключением редких случаев, довольствовались крохами от большого пирога. Но, похоже, данная ситуация перестала устраивать Москву и российские IT-компании. Так, наши власти занялись здоровым протекционизмом, а коммерческие компании начали бороться за свою долю на родном рынке информационных технологий.

Выбор редакции
09 ноября 2016, 10:45

Наталья Касперская отрегулирует Big Data пользователей

Возглавляемая Игорем Щеголевым рабочая группа по вопросам развития интернета при администрации президента начала работу над новым законопроектом. Курирует направление Касперская.

Выбор редакции
09 ноября 2016, 10:45

Наталья Касперская отрегулирует Big Data пользователей

Возглавляемая Игорем Щеголевым рабочая группа по вопросам развития интернета при администрации президента начала работу над новым законопроектом. Курирует направление Касперская.

Выбор редакции
09 ноября 2016, 10:45

Наталья Касперская отрегулирует Big Data пользователей

Возглавляемая Игорем Щеголевым рабочая группа по вопросам развития интернета при администрации президента начала работу над новым законопроектом. Курирует направление Касперская.

06 июля 2016, 13:17

Поисковые системы: Google vs Яндекс

Гости Игорь Ашманов, управляющий партнёр компании «Ашманов и партнёры», Сергей Панков, генеральный директор Ingate Digital Agency, Дмитрий Завалишин, основатель и генеральный директор DZ Systems Подпишитесь на канал РБК: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 ------------------------ Получайте новости РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbc.ru Twitter: https://twitter.com/ru_rbc ВКонтакте: https://vk.com/rbc Одноклассники: http://ok.ru/rbc

22 мая 2016, 12:53

Интересная беседа Гоблина с Ашмановым

Напомню, что анализ одной книжки Ашманова - важная вводная часть нашей книжки про власть: http://khazin.ru/khs/2345696 .

29 сентября 2015, 18:56

Игорь Ашманов: WIKILEAKS – это гигантская американская информационная пушка

Сопредседатель Партии Великое Отечество Игорь Ашманов продолжает знакомить общественность с технологиями ведения современной информационной войны. Игорь Станиславович ранее объяснил, как отличить реальную новость от искусственно раздутой, а также показал на примерах факты манипулирования общественным сознанием в интернете. В своём интервью порталу «Царьград» Сопредседатель ПВО, являющийся также одним из ведущих специалистов в области компьютерных технологий, рассказал о том, как изменилось цифровое и информационное пространство после терактов 2001 года. Предлагаем полный текст беседы вашему вниманию.Источник: http://tsargrad.tv/article/wikileaks-jeto-gigantskaja-amerikanskaja-informacionnaja-pushka.— Игорь Станиславович, приветствую! Поскольку грядет очередная годовщина 9/11, давайте поговорим об этом теракте. Но не о том, кто снес эти башни, а о том, что эти рухнувшие башни изменили в мире? Мы же в другом мире стали жить после 11 сентября 2001 года.Особенно и говорить не о чем. Все ведь известно. После того как взорвали эти башни, в Штатах был принят ряд законов, в первую очередь Патриотический акт, которые позволяют следить за своими гражданами (а эти законы, очевидно, имеют также секретные приложения и подзаконные акты). Кроме того, все спецслужбы США были объединены в огромного единого монстра Homeland Security. А еще «поставили под ружье» все крупные компании – Apple, Microsoft, Google,Twitter и так далее.— А что мешало государству взять контроль над Yahoo, Google и остальными без этого теракта?Google вырос как технологический стартап, изначально инициированный спецслужбами, поэтому, я думаю, с ним проблем и не было. Эрик Шмидт, по-моему, изначально был куратором, поставленным в Google от спецслужб: параллельно он был советником администрации по информационной безопасности.Но после 2001 года во все компании пришли кураторы из спецслужб и объяснили новые правила игры.Замечание в сторону: Вообще это видно и в массовом сознании, в литературе: я читаю немало американских триллеров (просто для поддержания уровня английского), и в них архетип о том, что с 2001 года все происходит по новым правилам, во всех повторяется. То есть там всегда появляются некие люди, которые следователям и адвокатам говорят: «Забудь про все, что ты знал о правах, адвокатуре, процессуальном кодексе – времена другие». Может быть, это преувеличение авторов, но эти авторы – американцы и пишут они для американцев. Все знают, что что-то необратимо изменилось.— И все-таки что мешало властям, которые в принципе не были замечены в какой-то этичности или соблюдении договоренностей, обойтись без теракта – просто прийти и приказать жить всем компаниям по новым правилам, взять над ними власть?Наверное, то же самое, что мешает и у нас, – сложное устройство жизни и общества.У нас, например, есть «Яндекс» – довольно независимый, кто бы что ни говорил: спецслужбы «Яндексом» не управляют. «Яндекс» – довольно либеральный; он чиновников к себе не пускает и так далее.В Штатах – огромный разрыв между декларируемой идеологией, свободой и реальным тоталитарным характером режима. Формально публичные интернет-сервисы – это коммерческие организации. Они как бы полностью независимы, и если их попытаться «нагнуть» без повода, то будет то же самое, как если бы вы попытались диктовать что-то «Яндексу». Поднимется крик, пойдут утечки в прессу – это никому не нужно.— То есть они нуждались в общественном одобрении вводимых изменений?Да. Надо понимать, что там множество игроков со своими интересами. У нас в стране мы видим, что у Кремля есть разные «башни», есть разные интересы. Несмотря на то, что наверху как бы «кровавый диктатор» Путин, который все решает, в реальности тут довольно много группировок, которые борются за влияние и интересы. И мы это осознаем, потому что нам это близко.А США для нас (поскольку мы не видим их изнутри и не политологи) – это некая общая, монолитная сила. Когда что-то Обама сказал – это «США считают», когда какой-то там сенатор еще что-то сказал – опять это «США считают». На самом деле там огромное количество группировок – гораздо больше, чем у нас.Они же изображают свою жизнь в своих фильмах и так далее. Если посмотреть их фильмы, да хотя бы «Звездные войны», то то, как они изображают там галактический парламент, – практически художественная калька с их Конгресса: все хитрят, все что-то выкраивают, договариваются, торгуются, ищут союзников.Кроме того, мне кажется, Америка – такая страна, где гораздо сильнее, чем у нас, действует правило, по которому за все надо платить. No free lunch in America. Вероятно, если ты хочешь зайти к Google за данными – заплати. Звонком, ответной услугой, угрозой: чем угодно, но заплати. Даже если ты очень важная шишка.Поэтому, я думаю, объединение всей разведки в единую пирамиду подчиненности в том числе и для этого кому-то потребовалось. Ведь раньше «крыша» у Google была в одной «башне», а с компании кто-то пытался получить информацию для другой «башни». Была же публичная история, когда в Google пришли из Министерства юстиции США и попытались что-то получить про логи пользователей, а Google начал отказывать и публично заявлять, что самое ценное для него – это свобода, прайвеси и так далее.На самом деле это означало, с моей точки зрения, что люди из Министерства юстиции должны идти и договариваться с «крышей» Google, которая гораздо круче этого министерства.И вот когда спецслужбы объединили, эта борьба частично прекратилась или упорядочилась, ситуацию упростили. Возможно, раньше было так, что спецслужбы контролируются одними людьми от власти, а интернет-компании – другими, и просто прийти и затребовать информацию было трудно – а теперь проще.— А что 11 сентября изменило для мирового интернета? То есть можно обвинять или не обвинять американцев в том, что они не отдают контроль над интернетом всему миру, но сейчас контроль по-прежнему у них. Соответственно, их информационная политика влияет на весь мир. Или, к примеру, в России ничего не изменилось, потому что мы очень свободные – у нас и «Яндекс», и свои социальные сети, и так далее, – а во всем мире изменилось?Да, у нас мало что изменилось. У нас сознание, скорее, изменилось.Вот мы приютили Сноудена и знаем, что американцы, все их ИТ-компании за всеми следят. Еще три-четыре года назад если сказать кому-то, что его айфон за ним следит, – следовала вспышка возмущения: «Что за чушь? Тут же цивилизованные люди! Apple же – публичная компания, она дорожит репутацией, она не может себе этого позволить!». Побег Сноудена и его рассказ очень сильно изменил сознание людей.У тех, кто занимается информационной безопасностью, оно изменилось раньше. Все специалисты и раньше понимали, что мы находимся на поле боя, а не на поле взаимовыгодного сотрудничества наций в розовом свете мирной глобализации.Первые боевые вирусы появились на несколько лет раньше побега и разоблачений Сноудена. Почему это важно? Надо понимать, что в принципе спам и вирусы – американское изобретение. Всем, кто занимается антиспамом и антивирусами, более-менее известно, что подавляющий объем вирусов и спама приходит из Штатов: там много денег и много людей с хорошими компьютерами и хорошими навыками программирования. Часто эти люди имеют досуг, им не надо крутиться-вертеться, чтобы выжить (как в Сомали или Мумбае), потому что вообще страна богатая.В общем, однажды появился Stuxnet (вирус, уничтожавший центрифуги в Иране. – Прим. ред.). Его проанализировали, в том числе в России, и пришли к выводу, что он создан именно в промышленной государственной лаборатории, поскольку ни у одной хакерской тусовки нет таких ресурсов: примерная стоимость разработки этого вируса – около 100 млн долларов. Таких денег у вирусописателей-одиночек и у хакерских групп просто нет. Потом американцы (и израильтяне) по поводу этого вируса все-таки сознались, что это именно их детище. Для них это было предметом гордости – отличная успешная операция.Затем эти вирусы пошли потоком – Duqu, Flame и тому подобные. Начались публичные нападки в американской и английской прессе на «Лабораторию Касперского», которые все видели, – она стала мешаться.Это говорит о том, что в определенный момент американское государство разрешило себе вести кибервойну практически в открытую. Для прикрытия в США сразу начали громко кричать про атаки китайских и российских хакеров, но это было просто завесой.После 2001 года в американских спецслужбах, натурально, стали работать миллионы человек. В том числе создаются и хакерские подразделения при Пентагоне.Ведущая роль спецслужб стала естественной. США публично признали работу этих спецслужб по всему миру. Недавно начальник американского Управления спецопераций докладывал об успехах – о том, что за последние пять лет им удалось увеличить число стран, в которых проводились спецоперации, до 150. Наверняка имеются в виду и кибероперации. Это значит, что они считают территорией своих интересов весь мир.А то, что они контроль над интернетом не отдают «мировому сообществу», – вообще не очень важно. Вот когда у нас говорят о цифровом суверенитете, может показаться, что главное тут – чтобы нам не выключили «рубильник»: то есть как бы нам сохранить «сигнал» в сети, чтобы его не отключили. Так вот, наличие сигнала в кабеле у нас в Рунете для США даже более важно, чем для нас.Поверх этого сигнала идет информационная война. Он нужен для этого.Его никто не отключит. Такое возможно разве что на «горячей» стадии настоящей войны, а до тех пор они будут использовать интернет (да и уже используют) как информационное оружие против нас. Им нужно видеть и влиять, поэтому отключать интернет никто не будет.— А может быть есть смысл бороться за независимость? В том смысле, чтобы мы могли сами дернуть «рубильник», отключиться и при этом имели бы свой независимый интернет? Жили бы как Китай, грубо говоря.Конечно, могли бы и так прожить. И плюсов было бы больше, чем минусов. Но если об этом написать – тут же поднимется крик: «Невозможно так жить в глобальном мире. Патриотические идиоты лишают нас мировой информации и интеграции в мировое сообщество. Интернет соединяет всех людей!».— При том, что 90-95% человек никогда за пределы Рунета не выходят?Разумеется. Я считаю, что ничего страшного в экономической изоляции нет. Китай жил в изоляции веками – не вымер же. СССР большую часть своей славной истории жил в экономической изоляции – и рухнул как раз тогда, когда начал «интегрироваться в мировую экономику», то есть сел в 1980-х на иглу экспорта нефти и импорта ширпотреба.Есть более прагматичные точки зрения. Например, что мы сейчас не сможем потянуть всю технологическую цепочку, а в результате у противника будут военные технологии лучше. Это отчасти верно.Но вообще есть известное утверждение Паршева, который написал книгу «Почему Россия не Америка», в которой он еще в середине 1990-х начал разоблачать либеральные мифы. Оно заключается в том, что исторически очевидно, что Россия достигала наибольших успехов и процветания именно во время экономической изоляции: как правило, во времена противостояний с Западом или просто ограничений на «интеграцию» в западную экономику. То есть когда у нас не конвертируется валюта, затруднен вывод капитала, затруднен приход капитал извне, нет бирж, доступных с Запада, и тому подобного – тогда нам хорошо, как ни странно это для западника. Потому что мы обычно доноры. Потому что иначе капитал из России просто высасывает, как пылесосом, туда, где возврат на инвестиции заведомо выше, а таких мест на планете много. Да, технологии заимствовать нужно, как мы всегда и делали, а делать прозрачной экономическую границу – нельзя.Поэтому, мне кажется, рассматривать возможность в той или иной степени экономически изолироваться – нужно: изоляция приводит к очищению экономики от «экспортеров капитала» и снижает риски манипуляции нашей экономикой, то есть возможность извне засунуть огромную экономическую кочергу и как следует пошуровать ею.Но в любом случае информационная война уже идет и на этом не закончится.У нас пока работают и Google, и Facebook, и Twitter. Они считают своей миссией «нести свободную информацию людям в странах с авторитарными режимами», как прямо сказал однажды Сергей Брин в своем интервью про ситуацию с Google в Китае. То есть их миссия – пропагандистская, а не коммерческая, и они это в Google, Twitter, Facebook отлично понимают.Поэтому они сейчас переходят (практически перешли уже) на шифрованный протокол соединения с браузером пользователя (то есть на https), когда никто «в середине пути» не может прочитать, что за «свободную информацию» они несут пользователям.— Вот Wikipedia тоже на https, и в результате ее чуть целиком не заблокировали.Это и было специально сделано владельцами интернет-проекта, чтобы невозможно было блокировать отдельные страницы. В результате и возникает вопрос блокировки целиком ресурса, который отказывается выполнять наши законы. Можно было бы закрыть только одну страницу – закрыли бы только ее.У нас есть законы, которые должны работать, и мы должны требовать у этих «западных монстров» исполнения этих законов. У нас работает Роскомнадзор, но пока не слишком эффективно (из-за боязни общественного резонанса, наличия у нас во власти довольно толстой прослойки «западников», из-за модели «черных списков», из-за https, из-за нехватки полномочий и тому подобного), и перед той же Wikipedia ему пришлось фактически отступить.С моей точки зрения, у западных ТНК просто опыт и возможности лоббирования – гораздо больше. Некоторые западные интернет-компании, по слухам, просто чемоданами деньги заносят туда, куда надо у нас тут.При этом они не считают нужным соблюдать наши законы: им достаточно соблюдения своих американских правил. Они не блокируют ни детское порно, ни торговлю наркотиками и уж тем более то, что у нас признано экстремизмом. Все эти запреты с точки зрения американских владельцев сервисов – не запреты, поскольку в США это можно.Я часто наблюдаю работу GR-специалистов западных компаний. Они везде, где есть какое-то движение. И их главная задача – не дать принять какие-то законы, которые могут изменить существующее положение с контролем контента в Рунете. Со 139-м федеральным законом о фильтрации они яростно боролись в 2013 году.Замечание в сторону. На одном из заседаний в Госдуме РФ представительница Google утверждала, что у них детского порно нет. Я прямо там нашел на телефоне это порно в выдаче Google, предъявил ей – она даже не стала как-то признавать ошибку, сказала: «Ну мало ли что бывает? Будем работать». Естественно, спустя несколько месяцев все было на том же месте в той же выдаче.При этом надо понимать, что в самих Штатах это все блокируется.— То есть законы делятся на те, что «для белых людей» и те, что для всех остальных?У себя все должно быть хорошо, а колониальным папуасам вроде нас нужно поставлять другое – то, что для них вредно, что позволяет ими манипулировать.В общем, мы говорили про влияние теракта 11.09.2001. Количество ИТ-опасностей с 2001 года, конечно, увеличилось, потому что сейчас все крупные интернет-компании США контролируются государством, все американские операторы связи контролируются, все производители оборудования контролируются, появились боевые вирусы, Wikileaks, анонимизаторы, биткоины и в интернете начались эти самые информационные войны.— Давайте еще немного поговорим о независимости нашего интернета от их влияния. Есть Россия, есть Китай – и пожалуй, все: весь остальной мир в области интернета и ИТ подконтролен западным компаниям, и независимых рынков нет. Так все выглядит?Почти. В Японии есть свой поисковик (не Google – японская версия Yahoo), но Япония – уже 70 лет сателлит США, фактически оккупированная страна. Есть Корея – там свой поисковик, но и она сателлит и, по сути, несамостоятельна. Есть Северная Корея, но про нее говорят, что там интернета вообще нет.— Вот Северная Корея, как там?Американцы и южные корейцы обычно пишут, что там вообще нет интернета, но потом затевают скандал насчет того, что-де северокорейские хакеры атаковали сервера Sony. Как они это сделали без интернета – неясно, но это пропагандистов не смущает.У нас есть мобильный стартап Osmino, который позволяет искать доступ с бесплатным точками Wi-Fi. Это международный проект, в нем участвуют миллионы пользователей. Северная Корея на карте бесплатного Wi-Fi есть. То есть у них имеется интернет, работает он там.С этой страной вообще все очень странно, потому что практически все новости о ней выдумываются в паре газет в Южной Корее (где, заметим, можно получить до семи лет тюрьмы за публичное позитивное высказывание о Северной Корее). То есть вот эти все «внучатого дядю Ким Ын Чуна расстреляли из боевых собак за чтение Библии во сне» производятся всего несколькими журналистами в Сеуле и потом бешено раскручиваются CNN, BBC и т.п., да и у нас. Потому что очень уж трафика они производят много.И они формируют дикие представления о Северной Корее у всего мира, который верит западной прессе. То есть у нас и у всего мира – внушенное представление: мы считаем, что в Северной Корее происходит то, что про нее пишут в Южной Корее, – то есть бред. А туда в день несколько рейсов из Владивостока отправляется – там есть жизнь, и она совсем не такая, какой ее представляют.— Выходит, больше никого нет? Только мы, Китай и Северная Корея?Еще немного есть Бразилия, они там также пытаются быть независимыми в области ИТ. То есть некоторые страны БРИКС действительно создают альтернативу существующему порядку в мире ИТ.— Это подводит нас ко второй части нашей беседы – новости. Новости, которые мы смотрим и слушаем каждый день. Тысячи информационных сообщений проходят через обычного человека, десятки тысяч – через журналистов. Все это переваривается и вываливается вFacebook, «ВКонтакте», «Одноклассники» и прочее. С 2001 года новости тоже изменились. Их подача, форма и использование вообще механизма новостей. Я помню сам 2001 год и то, как новость подавалась по-разному каждым телеканалом. До этого подобного не было ни после терактов в России, ни во время войны. Новости стали другими, новости стали оружием.Новости, конечно, и до этого были оружием, с наполеоновских времен, просто вид этого оружия изменился. Была создана такая гигантская информационная пушка как Wikileaks. Она сейчас практически не слышна: возможно, ее перестали активно применять. С моей точки зрения, Wikileaks – это американская информационная пушка, а Ассанж там – просто клоун, поставленный сверху, чтобы народ развлекать.Замечание в сторону. Как у Дугласа Адамса: единственное задание и цель, которую имеет президент Галактики – чтобы никто не задумывался о том, кто на самом деле управляет Галактикой. Поэтому чем больше он фрик, тем лучше – он всех отвлекает, все про него судачат. Ассанж – такой же фрик, который отвлекает от реального назначения Wikileaks.Почему именно Wikileaks – такая информационная пушка? Ее очень сильно раскрутили, вкладывали в это значительные усилия. Вот сейчас она стоит как бы в стороне, а напротив – СМИ. Она в них стреляет – и происходит мировой информационный взрыв.Все мировые СМИ стоят в низкой стойке, готовые к сливам из Wikileaks, и как только там что-то появляется, они с готовностью и массово перепечатывают – и не несут за это никакой ответственности. Потому что «ну это же Wikileaks, а мы просто пересказываем».Это как у нас «в интернете пишут». Если говорить об интернете, то его нельзя сам по себе считать источником – все равно кто-то спросит: «А откуда это?», «А что это?».А Wikileaks – это уже источник. Про Wikileaks есть раскрученная легенда – что ресурс создали какие-то хакеры, мотивов которых никто не знает, зато эти хакеры – гарантировано высоколобые, честные, справедливые. Зачем они это все делают, у кого они это все тащат – непонятно, и мы этого не спрашиваем – принимаем как должное.По России тоже из Wikileaks стреляли, но неудачно. То есть был какой-то компромат, но он «не зажег».А всю «арабскую весну» запалили при помощи Wikileaks. Мы просто не читаем арабских газет и журналов, не смотрим их ТВ, поэтому в России это мало кто заметил.Сделали целый ряд выстрелов про компромат, коррупцию властей, лидеров – дальше в обычных СМИ валом пошли публикации о том, какие власти коррумпированные в Египте, в Тунисе и так далее, призывы выходить на площадь за все хорошее… Далее – как обычно.Ранее такого не было. То есть, создать этакий «сливной бачок», абсолютно отмытый, с гигантским ресурсом цитируемости, безответственный, и сливать в него что нужно.И главное – никакой ответственности. Ты не обязан доказывать, подтверждать достоверность – ты только говоришь: «Ну, мы это просто украли». Это слишком изящная штука, чтобы она могла сама по себе появиться. Собственно, она так и была использована в интересах англосаксов – ни одного реального слива про американцев/англичан, который бы им хоть насколько-то серьезно повредил, не было. Хотя за Wikileaks как бы напоказ гонялись в духе комедийной погони в цирке: «А давайте Ассанжа посадим за проституток, которым он то ли не заплатил, то ли их не так использовал!» – «Ой, а он в посольстве спрятался!» – «Ну тогда не знаем, что делать…».В основном печатался Wikileaks в Guardian. Так же, как Google, когда он отказывался отдать данные по требованию Министерства юстиции США, Guardian таким образом имел вид некоторой фронды, хотя на самом деле просто работал на отмывку этих полезных викиликсовских сливов.Подобных механизмов было построено много. С 2001 года, заметьте, произошла еще одна очень интересная вещь в смысле распространения информации, отвязанной от ответственности за источник. Поисковые машины тогда уже были, интернет-СМИ были, но еще не появились социальные сети.— В 2001 году как раз Livejournal у нас появился.Да, появился, но ЖЖ мало кто считал и считает социальной сетью, хотя он ей, конечно, является. Сети тоже стали такой информационной пушкой. Появление и развитие Facebook и тому подобного, возможно, сделало ненужным Wikileaks. Сейчас все то же самое можно вбрасывать в социальные сети и потом «отмывать» в СМИ – совершенно не неся ответственности.Как выглядит классический информационный вброс? В мире СМИ есть так называемые «сливные бачки». Это такие недо-СМИ, где появляются новости, взявшиеся ниоткуда, – такие наезды, черный пиар, – типа нашего compromat.ru или moscow-post.com. Там происходит слив и легализация вброса. То есть вброс уже выглядит как «публикация в СМИ», на него уже может сослаться более приличное СМИ. А на того – и вовсе респектабельные «Коммерсант» или «Ведомости» могут сослаться.Ну а в мире соцсетей такими «сливными бачками», в первую очередь, служат аккаунты «квазипользователей».— Типа Мустафы Найема?Нет, этот хотя бы живой. Возможно, он делает не свое дело, а просто исполнитель, но он реальный человек. А есть фальшивые пользователи, одноразовые.Например, три года назад, в 2012-м, во время катастрофы в Крымске, когда после прорыва плотины снесло поселки и погибли 156 человек, мы наблюдали именно такую технику вбросов.Какой-то пользователь «ВКонтакте» – якобы девушка, которая публиковала до этого одних котиков и цветочки, – внезапно пишет длиннейший пост совершенно в другом стиле о том, что, мол, «у меня папа работает где-то в областном аппарате, и в Крымске тысячи трупов валяются на улице, ими забивают холодильники» и так далее. У нее до этого было три друга. И вдруг ее текст бешено начинают публиковать везде. Узнать о ней средствами самой социальной сети было бы нельзя, потому что у нее три друга, то есть у нее социальной видимости не было. Следовательно, текст раскручивался внешними для данной социальной сети средствами: кто-то звонил или присылал ссылку в электронной почте.Через четыре часа после того как текст все скопировали и опубликовали, аккаунт закрылся. И начался крик, что «ВКонтакте» – это «кровавая гэбня», которая душит правду и так далее. Администрация отвечает, что пользователь сам закрыл аккаунт, но ей уже никто не верит, слышатся лишь вопли: «Сатрапы!».Во время грузинской войны это имело вид «мой папа военный, он по радио слышал приказы вторгнуться в Грузию, а вот и аудиозапись этого приказа». Этакие «дочери кондиционера», хотя тогда их так еще не называли. Приказ в духе фэнтези Толкина: «Идите на грузинскую землю, убивайте всех без разбору, жгите, пытайте» и так далее. Это начальник дивизии дает такой приказ.— Ну да, обычно в такой форме приказы и отдаются.Конечно. Я же видел в фильмах по Толкину – там главные орки точно так и говорят. И руку так простирают вперед.Соответственно, теперь механизмом отвязывания ответственности от публикаций служат социальные сети.Боты вроде «девочки из Крымска» – уже не самая эффективная технология. Гораздо лучше, когда точкой вброса служит раскрученный живой пользователь, вокруг которого построена система усиления сигнала. У нас в России, в частности, такой механизм был построен вокруг Навального. На Украине – Мустафа Найем, а у нас есть Навальный.Как написал в свое время один наш общий знакомый в 2012 году: «За последний год у нас все СМИ выстроились «свиньей» за Навальным. Навальный у нас оказался ньюсмейкером, а «Коммерсант», «Ведомости» и кто поменьше – «Эхо», «Фонтанка» – просто раскрывают тему, которую он вбрасывает».Навальный сам по себе ответственности не несет, как мы видим. Возможно, обслуживанием этой безответственности занимается специальная команда юристов, которая борется в судах или «заносит куда надо». Это не столь важно.Важно, что есть механизм: Навальный эти темы вбрасывает, а все – разносят. Кроме безусловной, просто автоматической поддержки либеральных СМИ, в социальных сетях вокруг него сформирована группа поддержки из 30-40 тысяч человек. Есть ядро, потом есть стая, потом тусовка, потом стадо. На каждом звене увеличение – примерно на порядок. Условно, ядро – 40 человек, стая – 400, тусовка – 4000 и так далее.— Получается пирамида.— Да, пирамида – это самая эффективная форма управления людьми. Получается мощнейший усилитель сигнала, подобный Wikileaks. Надо построить такую структуру, натренировать ее, а дальше ты вбрасываешь любое сообщение, и оно за полдня разлетается на аудиторию из миллионов людей.— То есть, значит, у нас не сработал Wikileaks, но сработал Навальный?Да, потому что наличие или отсутствие интернет-сигнала в канале – это еще не все. Главное, кто этот сигнал эффективно эксплуатирует.У нас долгие годы с начала 1990-х работали сотни некоммерческих организаций, которые на западные деньги и по западной гуманитарной технологии строили эти структуры, пирамиды из людей.Как это делается? Во время еще первых выборов на Украине в 2004 году (а потом и на следующих) в стране работало более 1000 неправительственных организаций, которые занимались обслуживанием «майданов». Например, была создана организация «Избиратели Украины». В каждом занюханном городишке обязательно было представительство этой организации. Таких контор были тысячи.— Как это выглядело?Просто брались студенты из какого-нибудь Мукачево или Трускавца. Для украинского студента 100 долларов в месяц – это очень серьезные деньги. И вот он там у себя открывал контору, а сам назывался председателем или президентом представительства организации «Избиратели Украины» в этом городе. Дальше от него требовалось вбрасывать какие-то новости. «А у нас вот все против Януковича и за Ющенко» или «Нас преследуют!» или еще что-то. Дальше это поднималось по структуре поддержки, попадало в ангажированные газеты – местные, потом – в центральные, отмывалось там, попадало на Запад, оттуда журналисты центральных газет опять уже звонили этому студенту. А студент просто получал сверху указания, что ему нужно сказать, и отправлял опять наверх по той же цепочке.Таких систем вброса и отмывки сообщений было построено очень много.И у нас они построены. Тусовку вокруг Навального строили несколько лет. Это долгая работа по построению секты. Чем она отличается от какой-нибудь обычной компании или группы по интересам? Прежде всего, это многоуровневая фильтрация.Сперва захватываются самые широкие массы. Как я понимаю, американцы рассуждали в 1990-е так: «Так, у них нет женских организаций. Создаем женскую организацию», «Так, организации по защите животных тоже нет. Сейчас сделаем».В результате, как писали не раз, например, где-нибудь в Ярославле есть один дом, в котором на одном этаже зарегистрировано два-три десятка подобных некоммерческих «правозащитных» организаций. Тут и борьба за «планирование семьи» (то есть за аборты и сексуальное просвещение), и эмансипация женщины, и права животных, и контроль выборов – организаций двадцать, а начальников, лидеров в них может быть всего семь: они совмещают.И они в свою воронку начинают сначала затаскивать всех подряд (всех фриков, всех озабоченных правами женщин, тех, кому просто нечего делать вечером, и так далее) на ни к чему не обязывающие мероприятия. Поговорить, выслушать, выпустить некоторых фриков на сцену и посмотреть, как они реагируют на те или иные раздражители. Из нескольких сотен пришедших на следующие мероприятия отбираются десятки. Их уже отдельно собирают и на этот раз накачивают контентом гораздо более жестким, смотрят на реакцию. На кого не подействует или вызывает чувство отторжения – тем говорят: «Ну, извините».Замечание в сторону. Я видел, как работает многоуровневая фильтрация, например, на сеансах Кашпировского. Четырем сотням человек в зале заводят успокаивающую психоделическую музыку и просят соединить руки за головой; потом у полусотни эти руки в самом деле не разнимаются – впали в легкий транс, потому что внушаемые. Их просят пройти на сцену, они там стоят 5-10 минут под ту же музыку, потом сзади подходит ассистент и кладет руку на затылок. Испытуемые с грохотом падают на спину, как шкаф, не выставляя рук. Кто до или после падения испугался и пришел в себя – того отправляют в зал и так далее. Постепенно остается 15-20 человек, из которых можно просто вить веревки, заставлять видеть любые галлюцинации, лазить по воображаемому дереву и есть воображаемые фрукты – в результате этой многоуровневой фильтрации.А при втягивании в некоммерческие организации правозащитников, представителей «гражданского общества» тоже нужны внушаемость и желание участвовать в движухе, делать карьеру. На них и тестируют. Работа идет со стимулами, с комплексами, с карьеризмом. Испытанный способ сектантов для тестирования на управляемость – послать людей на улицу что-нибудь вытворить, к прохожим приставать.В некоторых бизнес-школах и на курсах бизнес-успеха делают то же самое. Ломают барьеры, дают странные задания и смотрят, у кого пойдет, а у кого не пойдет. Лишних выгоняют, чтобы они не портили картину, и оставляют самых подверженных внушению. Да, количество уменьшается. Но если много ресурсов (а у американцев их всегда много), то это не так важно. Главное – ширина начальной воронки и достаточный процент конверсии.На это в норме уходят годы, десятилетия. Вот, скажем, сайентологи в нашей стране существуют уже 25 лет. Да, остаются только люди совершенно «с головой не на месте», ну так им такие ведь и нужны. Они – готовые бойцы....Окончание статьи здесь: http://cont.ws/post/122929