• Теги
    • избранные теги
    • Люди104
      • Показать ещё
      Страны / Регионы261
      • Показать ещё
      Разное320
      • Показать ещё
      Компании188
      • Показать ещё
      Издания17
      • Показать ещё
      Формат6
      Международные организации14
      • Показать ещё
      Сферы4
      Показатели8
      • Показать ещё
27 апреля, 16:18

США ужасно боятся документов о причастности ЦРУ к революции в Иране

Иранское агентство Fars на днях поделилось интересной новостью. Оказалось, ЦРУ запретило обнародовать документы о том, как парни из Лэнгли устраивали госпереворот в Иране. Было это аж в 1953 году. Почти шесть с половиной десятков лет минуло. А все равно данные не рассекречивают: есть, видимо, пикант...

22 апреля, 18:40

США ведут кибервойну против России

Игорь Ашманов, 22 апреля 2017Кибервойна превратилась из чего-то фантастического в реальность. США уже активно ведут такую войну против России и других стран. И от того, насколько мы будем знать методы её ведения и противостоять им, зависит наше будущее...

22 апреля, 14:48

ИT-эксперт Игорь Ашманов: «Между странами идёт кибервойна»

О том, почему данные в интернете — это новая нефть и как компьютерные вирусы выводят из строя атомные реакторы, «АиФ» рассказал один из ИT-экспертов России Игорь Ашманов.

21 апреля, 17:41

Игорь Ашманов: "Между странами идёт кибервойна"

О том, почему данные в интернете - это новая нефть и как компьютерные вирусы выводят из строя атомные реакторы, "АиФ" рассказал один из ИT-экспертов России Игорь Ашманов.Разделяй и управляйИгорь Ашманов: Новое поколение избирателей - те, кто сейчас становится политически активен (а значит, интересен для управления), принципиально отличаются от прошлых поколений. Их называют "поколением больших пальцев" - они с рождения пользуются гаджетами и не застали кнопочных телефонов, 24 часа в сутки с ними рядом - смартфон, управление которым осуществляется большими пальцами.Под воздействием соцсетей и мессенджеров сформировался определенный тип мышления - мы воспринимаем все короткими интервалами. Средняя длина текста, который мы публикуем в соцсетях, за 10 лет сократилась в 6 раз: в 2007 г. все писали в Живой Журнал, где длина сообщения была несколько тысяч знаков, в 2017-м - в Фейсбук, где средняя длина поста - 600 знаков, включая заголовок и подписи к видео или фото. Длинные новости большинство людей не читают, они просто их не воспринимают: максимум - 6 абзацев. А главное, ни одна соцсеть не имеет удобного архива и поиска: люди участвуют в дискуссиях здесь и сейчас, а назавтра забывают, о чём там шла речь. Этой аудиторией легко управлять, она беспамятная, "ведется" на острые заголовки и почти не анализирует, правду им "вбросили" или нет. Срок жизни "новости" такой короткий, что проще "повестись" на нее, перепостить, обсудить и забыть, чем анализировать. Идеальная среда для манипуляций!- Этой особенностью в мышлении людей, очевидно, много кто захочет воспользоваться...- Конечно, от рекламистов до политиков. Ярчайший пример, как в политических интересах использовали "поколение больших пальцев" - выборы в США. Клинтон имела поддержку всего истеблишмента, 500 топовых СМИ были за нее, в то время как за Трампа - всего 25. Но сторонники Хиллари действовали старыми методами: агиткомпания, работа с газетами и ТВ, митинги на площадях. А зять Трампа, член еврейской общины Нью-Йорка, нанял парней, которые занимаются социальным маркетингом, и они проделали другую штуку. Разделили всех американцев на очень узкие группы - не по классическим социальным и демографическим показателям, а с точки зрения взглядов и отношения к жизни. И для каждой группы сформировали свой, очень конкретный и очень близкий людям посыл. Его и донесли через социальные сети и другие каналы.Скорее всего, это будущее электоральных и любых других политических технологий - мелко "шинковать" аудиторию и пытаться каждому доставить сообщение, которое относится именно к нему. До этого социология воспринимала общество как конгломерат больших групп.- Что мешало так работать раньше?- Отсутствие инновационных технологий. Сегодня благодаря всем устройствам, в каждом из которых GPS и социальные сети, про нас можно узнать все: что нам нравится, куда мы ежедневно ходим, с кем дружим, кому симпатизируем и пр. Это огромные массивы данных о пользователях.- И кто ими владеет?В том-то и фокус: сейчас эти данные может использовать кто угодно и как угодно. Но мы сами не догадываемся, какая за ними ценность и сила. Поэтому государство должно выработать правила оборота больших пользовательских данных. Сегодня максимальное количество данных о российских людях - у компаний с американским "гражданством" (Facebook и Google) - потому что у них самая большая линейка продуктов. Упрощая: в Интернете важно, сколько кусочков своего кода компания расставила на чужие сайты, и вот коды Google и Facebook в Рунете везде!И я надеюсь, что у нас будет принят закон, который будет регулировать оборот пользовательских данных. В частности, как-то запретит выкачивание их за границу. Потому что торговля большими массивами информации о пользователях - новый рынок, эти данные - новая нефть. Представьте: на рынке расширенный профиль пользователя может стоить 10-15 долларов при расчете между рекламными системами. И профили можно продавать многим и не по одному разу. То есть это рынок в десятки миллиардов долларов. Такой рынок надо использовать с умом, государству - быть его активным игроком, то есть не бездумно запрещать, а регулировать. Если "закрутить гайки", то первыми пострадают российские ресурсы - а гиганты вроде американских компаний (которые поддерживаются государством США) останутся монополистами.- Есть ли в других странах законы, регулирующие использование данных пользователей?- Нет. Если говорить о демократических странах, то Конгресс США только что в конце марта принял закон, разрешающий продавать данные пользователей без их согласия. Это риск для наших пользователей, поскольку США считаю своей юрисдикцией весь мир.У нас все движется к принятию адекватного закона уже в этом году.- То есть Россия может стать первой...? - Да, причем не только в госрегулировании профилей пользователей в соцсетях, но и вообще на рынке высоких технологий, работающих с большими массивами пользовательских данных. Цифровые технологии и анализ таких данных очень тесно связаны с математикой. У нас очень хорошая стартовая позиция - в России отличные математики. Поэтому грамотные законы государства и развитие рынка помогут нам выиграть цифровую битву стран-гигантов: США, Китай и РФ.- А государство в своих интересах эти данные как-то сможет использовать?- Конечно! Это куда более точная вещь, нежели соцопросы. Например, на основе действий в соцсетях можно объединить данные о здоровье людей - будет известно, где нужно открыть еще одну больницу, где добавить пункт быстрого реагирования, где нужна реанимация с дефибрилляторами, а где - нет. Какие лекарства требуются и сколько их нужно производить. Эти данные государством сейчас собираются очень разрозненно и с большим опозданием.- Российские хакеры, которые держат в страхе Америку и Европу, - это правда?- Это миф, который американцы сами же культивируют. Во всех историях, где упоминались "русские хакеры", на самом деле шла речь о "сливе" информации "инсайдером": это касается и секретных документов Хиллари Клинтон, и "Викиликс". В сверхсилу русских хакеров я не верю: у нас нет ни агентурной сети в США, ни интернет-продуктов международного уровня, которыми могли бы пользоваться американские граждане, а мы скрытно на них влиять. Куда проще американцам влиять на нас и нас контролировать.- Раз так - можем ли объявить бойкот и отказаться от всего американского в Интернете?- Нам не дадут этого сделать. Все разговоры о том, что Россию могут отключить от Сети в качестве санкций - миф. Интернет - это слежка, выкачивание данных, вбросы фейков. Идёт информационная война, и нашим противникам очень важно, чтоб все как раз хорошо работало.- Есть ли еще какие-то угрозы, которые могут "прийти" из Сети?- Вирусы и вирусные атаки. Я сейчас не говорю о тех, которые могут поразить компьютеры простых граждан. В день в мире создается 30-50 тыс. вирусов. 10 лет назад появились первые боевые вирусы, с помощью которых одно государство может воевать против другого. Яркий пример: вирус Styxnet, который в шутку называют "Стухнет". Его "подсадили" в контроллеры на заводе в Германии и через них заразили центрифуги в Иране, которые обогащали уран. Сожгли 30% центрифуг с помощью компьютерного вируса!- Кто пишет и распространяет такие вирусы?- Вирусы подобного уровня "готовят" спецслужбы.Кому нужен "биткоин"- Игорь Станиславович, истории, когда из России выводят преступные деньги за рубеж - не редкость. Правда ли, что в этом сильно помогает Интернет?- Обычные деньги, переведенные в электронные, очень легко отследить. Исключение - биткоин, а также остальные кибервалюты. Они были созданы для скрытого трансграничного перевода больших сумм денег, 90% всех трансакций в криптовалюте - нелегальные вещи: наркотики, проституция, оружие. Причём история появления биткоина "мутная": есть легенда, что его выдумал анонимный японец в свободное от работы время. На самом деле все специалисты понимают: это работа группы "асов" криптографии с американскими корнями. Поэтому когда говорят о том, что биткоин надо "легализовать" в России, я бы сильно подумал - надо ли?- В Евросоюзе приняли закон, который запрещает до 16 лет заходить в соцсети. Нам бы такой помог избавиться от угроз "групп смерти" и прочей заразы, которая цепляется к детям в Интернете?- Нет, этот закон так и не работает в ЕС. Сложно представить, как вообще он должен действовать. Но страшнее вот что: в социальных сетях сейчас можно найти множество сообществ (не только нашумевшие "группы смерти"), которые энергично организовывают подростков (например, в "фандомы" какой-нибудь игры), проводя многоуровневую фильтрацию среди них и заставляя выполнять те или иные задания. Поскольку они не ведут к смерти, их существование мало кого не тревожит. Я, например, обнаружил в подобном сообществе свою 11-летнюю дочь. Подростками явно манипулируют взрослые люди, знакомые с многоуровневым маркетингом (МЛМ). Для каких целей они делают наших детей практически ручными, готовыми подчиниться любому их требованию?- Вы как родитель каким образом решили защищать своего ребёнка?- Запрещать Интернет бесполезно. Родителям надо мониторить соцсети своих детей, быть с ними в контакте и честно рассказывать, чем опасно попадание под влияние чужих дядь и тёть, чем плохо, когда тобой манипулируют взрослые. Также я считаю, что нужно пользоваться фильтрами, да и вайфай во всех общественных местах должен фильтроваться, а на все устройства ребенку родители должны поставить систему родительского контроля/детского доступа. Интернет-среда должна быть по умолчанию безопасной - мы же не ожидаем яда или опасных бактерий в питьевой воде, государство следит за этим. Почему в Интернете мы должны ожидать какой угодно грязи и риска? Фильтрация интернета, его приведение в безопасное состояние "по умолчанию" - тоже функция государства.(http://www.aif.ru/society...)

Выбор редакции
21 апреля, 14:22

В калининградском Макс-Ашман парке вырубают деревья

В Калининграде на территории Макс-Ашманн-парка вырубают деревья

21 апреля, 13:12

Игорь Ашманов: «Между странами идёт кибервойна» (Лыков Олег)

О том, почему данные в интернете — это новая нефть и как компьютерные вирусы выводят из строя атомные реакторы, «АиФ» рассказал один из ИT-экспертов России Игорь Ашманов. Разделяй и управляй Дарья Буравчикова, «АиФ»: Знаю, что вы считаете: современными молодыми людьми, «сидящими» в соцсетях, очень легко управлять. Это почему?13 комментариев

21 апреля, 10:22

ИT-эксперт Игорь Ашманов: «Между странами идёт кибервойна»

Источник: http://www.aif.ru/ О том, почему данные в интернете — это новая нефть и как компьютерные вирусы выводят из строя атомные реакторы, «АиФ» рассказал один из ИT-экспертов России Игорь Ашманов.

20 апреля, 00:05

ИT-эксперт Игорь Ашманов: «Между странами идёт кибервойна»

О том, почему данные в интернете — это новая нефть и как компьютерные вирусы выводят из строя атомные реакторы, «АиФ» рассказал один из ИT-экспертов России Игорь Ашманов.

14 апреля, 09:30

Минфин США будет искать русских хакеров и экстремистов в Сети

Как следует из данных портала государственных закупок Правительства США, американский Минфин объявил конкурс для правительственных подрядчиков, которые должны на основе имеющихся наработок известной в сфере кибербезопасности компании Flashpoint мониторить русскоязычный сегмент так называемого теневого, или глубокого, Интернета в поисках джихадистов, экстремистов, а также, что самое важное, — хакеров и специалистов в сфере кибермошенничества. До апреля нынешнего года сбором информации для Минфина США в "теневой Сети" занималась частная компания Flashpoint, работающая с Правительством США, основной вид деятельности которой — предоставление данных мониторинга различных сегментов Интернета в рамках разработанных инструментов оценки рисков, а также решение вопросов так называемой бизнес-разведки — впрочем, не менее важной сферой работы Flashpoint является и сотрудничество с разведывательными структурами американского правительства, что, кстати, сама компания не скрывает. Следует отметить, что основной упор в компании делается на выявление киберпреступников, в связи с этим компанией мониторились не только хакерские интернет-форумы, но и социальные сети и веб-сайты, где "тусуются" компьютерные взломщики. Специфику компании Flashpoint по России отражает один из докладов организации, который стал результатом отслеживания хакеров в русскоязычной Сети. Акцент был сделан на финансовые схемы российских киберпреступников, которые, как сообщается в докладе, распространяли вирусы в корпоративных сетях западных компаний, специализирующихся в сфере здравоохранения, а также промышленного сектора. В итоге продуктивного сотрудничества Flashpoint и американского правительства была сформирована одна из крупнейших цифровых баз данных, которая наполнена информацией о хакерах, террористических организациях и связанных с ними людях — тех, кто спонсирует, и тех, кто вербует. Уже существующая картотека по объёму занимает 2 терабайта информации и увеличивается ежегодно на полтерабайта. База данных содержит обширную информацию о хакерах и террористах, их финансовых потоках, там же можно найти документы, касающиеся вербовки, списки спонсоров и исчерпывающую информацию о них. Особое внимание уделялось файлам, которые пересылаются в "теневой Сети" (так называемый Даркнет) хакерами и террористами. Система определяет местоположение, откуда хакер направляет файлы, дату отправки, источник, с которого отправили файл, и его содержание, что позволяет вычислить и местоположение самого киберпреступника. Но этим сбор информации не ограничивается. Новый подрядчик, как и раньше Flashpoint, должен будет, естественно в рамках контракта, добывать номера банковских счетов, IP-адреса "найденных целей", публикации с форумов, где могли быть замечены преступники. В реестр необходимой американскому Минфину информации входят и отчёты правоохранительных, разведывательных и законодательных органов других стран. С помощью технологий разведки в "теневой Сети" может осуществляться рекрутинг талантливых хакеров, считает глава Лаборатории поисковой аналитики Игорь Ашманов:— Я знаю два вида поиска русских хакеров — публичный, когда рассказывают: эти люди в "Твиттере" являются друзьями, значит, они связаны и это заговор. Второй вариант — это рекрутинг хакеров: происходит поиск русских программистов, замеченных, возможно, в "хакерских делах", потом идёт фабрикация обвинений и экстрадиция в США, а на месте ангажированный суд приговаривает его к 30 годам лишения свободы, дальше ему предлагают сделку — либо сидеть, либо через год выйти с грин-картой и работать на АНБ. До сих пор мы видели, что доказательства наличия русских хакеров базировались на разговорах в социальных сетях, причём самых невинных. Слава о русских хакерах гремит по всему миру — они считаются одними из самых эффективных киберпреступников, которые способны обойти сложные системы защиты и добыть ценные данные дистанционно и сравнительно быстро. Иметь такого человека у себя в распоряжении — желанная цель многих разведок мира. Известно о неоднократных случаях задержания российских хакеров и экстрадиции в США, после чего им выносили относительно мягкие приговоры — так было и с Антоном Юферицыным, которого приговорили сначала к 20 годам тюрьмы, а в итоге дали десять месяцев, и Александром Сорокиным, который получил шесть месяцев заключения. Игорь Ашманов рассказал об истории, которая случилась с его сотрудником — программистом Дмитрием Зубакой — на Кипре, где его пыталось завербовать Агентство нацбезопасности США: — Я с таким случаем имел дело лично, когда нашего программиста арестовали на Кипре и мы его вытаскивали девять месяцев и вытащили — не дали экстрадировать в США. На Дмитрия прислали факс правоохранительным органам Кипра: арестовать. Потом привезли бумаги, что он якобы совершал атаку на Amazon, но это деяние не является преступлением по законам Кипра. Тогда быстро бумаги подменили и написали, что он осуществлял взлом и несанкционированный доступ к компьютеру. Они пришли к нему в камеру вчетвером, причём пришли, не уведомив ни адвокатов, ни консула, — люди, которые числились как сотрудники Интерпола, но в реальности это были сотрудники АНБ. Дмитрию предложили быстро согласиться, отсидеть год в американской тюрьме, после чего для него будет сделана грин-карта и он должен будет работать на АНБ. Это такой способ рекрутинга русских хакеров. Начало рекрутинга начинается с поиска хакеров такими компаниями, как Flashpoint, в "теневой Сети". Происходит поиск давних и не очень сообщений на хакерских форумах и в сообществах, выявляются люди, которые могут стать полезны, после чего запускается процесс заведения уголовного дела, экстрадиция и вербовка. Но изначально необходимо обработать огромные объёмы данных, чтобы выявить именно тех, кто "может и умеет". Для такого поиска часто используется так называемая технология BigData, позволяющая "выкачивать" и обрабатывать значительные объёмы данных, не менее важен инструментарий, позволяющий составить алгоритм, отслеживающий "переговоры" киберпреступников. В разделе "спонсоры" на сайте компании Flashpoint большая часть инвесторов, среди которых и известные Cisco и Bloomberg Beta, специализируются на инвестициях в технологии "больших данных". Ещё одна компания-спонсор K2Intelligence специализируется на расследованиях, киберзащите и оценке киберугроз. К тому же сам глава Flashpoint Джош Лефковиц раньше работал консультантом ФБР. Лингвистические особенности русского языка также могут стать препятствием для поиска хакеров. На этот случай Flashpoint привлекла экспертов, которые могут прояснить культурные и лингвистические особенности киберпреступников, говорящих или пишущих на русском в Сети. Одним из таких специалистов по России и постсоветскому пространству является Люк Родеффер, туда же можно отнести специалиста по киберпреступлениям компании Виталия Кремеца, который перебрался в США из Белоруссии. Несмотря на то что в тендере заявляется о поиске хакеров в соцсетях, вряд ли это будет действительно так, просто потому, что обработка всей информации из соцсетей — чрезвычайно трудоёмкий процесс. Как отмечают эксперты, когда нужно найти секту, "группу смерти" или ваххабитов, ищут их "открытый периметр" в соцсетях, потому задача таких субъектов — набор новых членов. Хакеры же состоят в закрытых сообществах и публичности избегают.

13 апреля, 16:46

На eTarget рассказали, как управлять аудиторией в Интернете

30-31 марта в Москве прошла конференция «eTarget. Технологии управления аудиторией в Интернете». На ней выступили спикеры из таких компаний, как Яндекс, «ВКонтакте», Yota, Мегафон, Black Star, Maybelline NY, «Эконика» и другие. Они рассказали, как использовать новые рекламные возможности для увеличения продаж, повышать лояльность клиентов и управлять репутацией брендов в Сети. Конференцию посетило более 500 руководителей интернет-проектов, менеджеров и директоров по маркетингу, бренд-менеджеров. Представители крупнейших рекламных платформ рассказали про последние нововведения. MyTarget поделились информацией о своих новых форматах — мобильной карусели и кроссплатформенных видеопостах. По словам Дениса Елкина, в ближайшем будущем можно будет заполнять короткую форму заявки прямо в объявлении в социальной сети. Кроме того, продолжает развиваться локальная реклама, которую запустили в прошлом году. Яндекс предлагает рекламодателям перейти от разрозненных сообщений к единой рекламной стратегии. Александр Немировский рассказал, как с помощью Яндекс.Аудиторий можно работать с клиентами на разных этапах воронки продаж и тем самым увеличивать продажи, реактивировать клиентов и расширять аудиторию. Главная тема выступления Google — использование искусственного интеллекта для повышения эффективности рекламных кампаний и автоматизации рутины. Илья Сидоров рассказал о запуске второй версии динамических поисковых объявлений и поделился результатами их использования рекламодателями: в среднем такие объявления приносят на 15% больше кликов, при этом стоимость за клик ниже на 30%, а стоимость за действие — на 35%. Максим Федоров (Possible) рассказал, как для продвижения тарифа #можновсе компании Билайн их команда реализовала шоу на YouTube. Он объяснил, что главной задачей рекламной активности было привлечение молодой аудитории. Павел Таргашин (Fistashki) поделился кейсами BurgerKing, в том числе, знаменитой кампанией «Смотри, не обострись». Одной из центральных тем доклада стал ньсюджекинг: Павел объяснил, сколько живет новость, по каким принципам развивается, и как успеть воспользоваться информационным поводом, чтобы получить большой охват и увеличить узнаваемость. Игорь Ашманов («Ашманов и партнеры») рассказал, как меняется маркетинг благодаря большим данным. По его словам, уже накоплены крупные объемы данных, возникли новейшие технологии обработки и вместе с ними — новый рынок в условиях правового вакуума. Результат — большие риски и большие возможности. Презентации всех докладчиков опубликованы на сайте конференции в разделе «Программа».

13 апреля, 10:41

Надо ли подросткам ограничивать доступ в соцсети?

Депутаты предлагают закон, запрещающий детям до 14 лет пользоваться соцсетями. Поможет ли это не забивать им голову мусором?

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
29 марта, 17:45

Эксперт предсказал засилье рекламы и экспансию американских интернет-гигантов

Решение палаты представителей США об отмене запрета на продажу интернет-провайдерами личных данных пользователей приведет к засилью рекламы и дальнейшей экспансии крупных американских интернет-компаний на мировые рынки. Об этом в беседе с «Лентой.ру» заявил глава компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов.

15 марта, 09:00

Контроль за уровнем межнациональной опасности доверят нейросетям

Проект Положения о государственной системе мониторинга состояния межнациональных и межконфессиональных отношений подготовлен Агентством по делам национальностей и уже передан на согласование в профильные ведомства (есть в распоряжении Лайфа). В нём предполагается создание системы индикаторов состояния межнациональных отношений, которые будут оцениваться по трём уровням опасности. Отслеживать все конфликты на межнациональной почве будет система искусственного интеллекта, построенная на принципах нейросети. Также в рамках работы новой системы предполагается, что оценки, выдаваемые ею, будут прямо влиять и на оценку эффективности деятельности конкретных губернаторов. Автоматизированный мониторинг будет, по сути, базироваться на самообучающейся поисковой системе-"роботе", собирающей информацию в сети Интернет, на основе чего потом выносится решение относительно интенсивности межэтнических и межрелигиозных противоречий в том или ином регионе. Распределение потенциальной угрозы на три уровня определяет отдельный регламент на каждом из них. В соответствии с оценкой машины текущей ситуации в регионе будет определяться работа каждого отдельного губернатора России без исключения — почти во всех регионах РФ такая система уже запущена либо тестируется. Владимир Зорин, замдиректора Института этнологии и антропологии РАН и бывший министр, заявил, что система мониторинга предполагает около 30 индикаторов:  — Отслеживаются миграционные потоки, социально-экономическое состояние регионов, результаты соцопросов по межнациональным отношениям, например сколько процентов населения оценивают межнациональные отношения как спокойные. Система также в автоматическом режиме отслеживает публикации в СМИ, их направленность и реакцию соцсетей на важнейшие события — это позволяет составить полную картину в 3D, которая вовремя заметит трудности. Будут выявляться открытые призывы к беспорядкам, "язык вражды", есть индикаторы, которые позволяют выявить экстремистские публикации. Отслеживание напряжённости будет обеспечиваться в трёх сегментах — на федеральном уровне будет аккумулироваться информация обо всей ситуации в России, на региональном уровне будет формироваться отдельный кластер информации, характеризующий местные межэтнические и межрелигиозные проблемы и настроения, причём каждый регион будет настраивать систему мониторинга "под себя". Отдельным направлением мониторинга будет поиск террористических и экстремистских угроз — в Сети будет собираться вся информация, так или иначе связанная с пропагандой запрещённых символов и лозунгов. Цель мониторинга заключается в выявлении информационных угроз в Интернете и ключевых проблем в реальном времени. Известный специалист в области искусственного интеллекта — Игорь Ашманов — прояснил механизм действия подобных систем мониторинга: — Такая система имеет несколько основных точек, которые стоит обсудить. Первое — это охват: Facebook, Twitter, YouTube, Instagram, "Одноклассники", "Живой журнал" и несколько сотен тысяч блогов и форумов. Это пространство не полностью доступно из открытой сети. "Фейсбук", например, никому никаких данных не отдаёт. "Твиттер" отдаёт "со скрипом". Второе — это скорость. Выкачивать нужно быстро. Третье — уровень анализа информации о пользователях. Должна быть возможность анализа того, что пользователь пишет, его "социальной графы" — окружения человека, необходимо отслеживать его популярность, так называемую "медийную силу", — предсказание того, сколько человек увидят его пост. Нужно распознавать тематику, по которой человек пишет, для чего необходим автоматический классификатор постов по тематикам. Подобные системы могут вычислять группы, банды — людей, которые держатся вместе, определять, что обсуждают и кто среди них есть лидер мнений. Далее надо вычислять СМИ, которые для них авторитетны, — то, чем они обмениваются.  Помимо технических "вызовов" вызывает вопрос объективность робота, ведь на основе действий пользователей Сети и их активности будет выноситься решение об уровне интенсивности угрозы межнационального конфликта в регионе. Оценка активности пользователей будет различной — например, в Москве, где практически каждый ходит с гаджетом, и региона Сибири, численность которого будет в разы превышать количество пользователей Всемирной сети.  Специалисты, знакомые с ходом разработки автоматизированного "межнационального" поискового робота, отметили, что выгодность такой системы мониторинга в том, что она, по сравнению с коммерческими системами, будет опираться на мощь госаппарата иметь доступ к закрытым данным. Пять министерств (ФСО, Минюст, Росфинмониторинг, Минкульт и Минобрнауки) будут отправлять информацию в общую систему мониторинга, и каждый будет работать по своему направлению, что определит общий цикл сбора информации и низведёт к минимуму вероятность разрастания угрозы.  Советник президента по вопросам развития Интернета Герман Клименко, обсуждавший с руководителем ФАДН Игорем Бариновым систему мониторинга, внёс ясность в некоторые аспекты её функционирования:  — Дело в том, что распознавание смыслов в Интернете — задача сложная, и мы об этом говорили полгода назад, когда обсуждали искусственный интеллект. Систему мониторинга обучают эксперты, высказывающие своё мнение о контенте, которое и воспринимает система. Когда эксперт говорит, что это оскорбление чувств верующих или провокация в межнациональных отношениях, система это учитывает. Любые системы распознавания смыслов должны быть построены на нейросетях. В межнациональных отношениях к этой системе "прикручиваются" знания национальных особенностей, терминов. Безусловно, нужна "заточка" под каждый отдельный регион. В процессе необходимо учитывать ключевые слова и динамику распространения информации. Само по себе знание, что в данном регионе сложная обстановка, не так ценно, как сравнение с соседним регионом, тем более на протяжении какого-то времени — в динамике. Отдельным вопросом для системы мониторинга является вычисление ботов в соцсетях. По оценкам экспертов, в российских соцсетях примерно 15–20% ботов, а в "Твиттере" — около 80%.  Злоумышленники и недоброжелатели могут потенциально провоцировать "искусственную напряжённость" в регионе, используя ботов, для того чтобы "насолить" губернатору, пребывание на посту которого напрямую зависит от показателей уровня межнациональной напряжённости. Владимир Зорин подтвердил, что состояние межнациональных отношений в регионе является одним из критериев эффективности губернаторов, поэтому "в какой-то степени это будет сказываться на нём, но он же и будет первым потребителем этой информации". По мнению Игоря Ашманова, манипуляция общественным мнением возможна: — И в СМИ, и в соцсетях господствует ложная повестка. Можно цепляться за незначимое событие, но хорошее для раскрутки, а можно события и с нуля создавать, существуют вбросы, которые бурно раскручиваются. Система мониторинга может воспринимать ложную напряжённость. Поэтому аналитики будут это отсеивать. Попыток манипуляции общественным мнением будет много.  Ставку на аналитиков делает и Герман Клименко:  — Касаемо возможных манипуляций могу сказать, что эта аналитическая система проходит контроль и проверки. Никто же не будет по "красному цвету" сразу высылать десант.  Но есть оценка ряда IT-специалистов, близких к процессу разработки системы мониторинга ФАДН, которые отметили, что пока в нейросеть не обеспечивается поступление необходимого для полного анализа потока данных, что не позволит выявить все существующие угрозы. Ещё одной причиной недостаточной эффективности системы мониторинга называется "недостаток ресурсов и бюджета". На вопрос Лайфа относительно эффективности мониторинговых механизмов внедряемой системы Федеральное агентство по делам национальностей оказалось не готово предоставить оперативный комментарий.

09 марта, 19:13

Игорь Ашманов. Кибербезопасность обеспечат КБ сталинского образца

Организация WikiLeaks обнародовала почти девять тысяч документов, похищенных из офиса ЦРУ в Вирджинии. Это лишь первая часть (Year Zero) масштабной серии публикаций, которая содержит информацию о глобальной слежке со стороны американской разведки. Спецслужбы США шпионят с помощью выключенных телевизоров, телефонов, сетевых устройств и антивирусов, следует из утечки. Year Zero призвана показать истинный масштаб секретных хакерских программ Центра киберразведки ЦРУ в Лэнгли, направленных на взлом массовых устройств и продуктов. Среди них Apple iPhone, Google Android, устройства с Microsoft Windows, а также телевизоры Samsung, которые могут превращаться в устройства тотальной слежки. Комментирует кандидат технических наук, российский предприниматель в сфере информационных технологий, искусственного интеллекта, разработки программного обеспечения Игорь Ашманов. #ДеньТВ #WikiLeaks #Сноуден #слежка #гаджеты #информация #прослушка #ЦРУ #АНБ #Патриотическийакт #технологии #информационнаябезопасность #Ашманов #импортозамещение #Сколково

07 марта, 10:00

НАТО и ЕС будут "выращивать" кибервоинов для борьбы с Россией

На одном из последних заседаний Европарламента был представлен доклад об объединении НАТО и ЕС в борьбе с гибридными угрозами, где Россия указана как основной противник. Объединение "мягкой силы" ЕС и "жёсткой силы" НАТО предполагает подготовку специальных кадров по противоборству в Сети. Лайф разбирался, где "выращивают" будущих бойцов "гибридного фронта" и чем они могут быть опасны для России. Основной страх европарламентариев вызван высоким уровнем возможностей в киберпространстве потенциальных врагов США — Китая, Ирана и России, которые, как сообщается, способны вывести из строя компьютерные системы энергообеспечения финансовых институтов и аэропортов. А вбросы про участие России в выборах США и распространение российской пропаганды "подкинули масла в огонь". ЕС и НАТО решили объединиться и хорошенько подготовиться к потенциальной угрозе. Ключевой мерой, которая излагалась в Европарламенте, оказалось образование, но специализированное, направленное на создание высококвалифицированных специалистов в сфере кибербезопасности, которые и будут противостоять российской гибридной угрозе, использование целого ряда инструментов информационно-психологического противоборства на нескольких уровнях. Интеграция НАТО и ЕС в киберобразовании определяется внедрением образовательных программ по кибербезопасности в вузах стран НАТО, проведением специальных учений и упражнений, имитирующих нападение на ключевые инфраструктурные объекты, по примеру глобальных учений под названием "Кибер-Европа". В Европарламенте звучали и стратегические направления совместной деятельности, а именно "совместная координация киберопераций и миссий", планирование киберопераций, разработка защиты национальной инфраструктуры от кибератак. Объединение ЕС и НАТО в вопросе противодействия России в сфере кибербезопасности означает одно — активное вовлечение США на "поле боя Европы". Столь опасные угрозы ЕС определяют столь же большие потребности в специалистах, которые будут защищать Европу от нависшей угрозы, и тут им может помочь США, где введена специальная программа по "выращиванию" кибервоинов начиная с 11 лет.   Программа GenCyber, по которой и учатся кибервоины, напрямую финансируется ключевым подразделением разведки — Агентством национальной безопасности США. В рамках GenCyber в 36 штатах проводятся специальные курсы, где всем заинтересованным рассказывается об основах кибербезопасности и кибервойны, а в ряде вузов готовят непосредственно "кибервоинов". Известный специалист в области искусственного интеллекта и разработки программного обеспечения Игорь Ашманов определил возможные функции кибервоинов, которые готовятся по программе GenCyber.  — Функции таких специалистов делятся условно на "защиту" и "нападение" — на обычных специалистов по информационной безопасности и на "государственных хакеров", которые должны что-то взламывать. Если они будут готовить нападение, необходимо будет писать боевые вирусы и осуществлять целевые атаки, если обеспечивать безопасность, то это будет установка "закрытых периметров", установка антивирусов, слежение за атаками, установка средств борьбы с DDoS-атаками. Это будут специалисты по информационной безопасности, для которых открылось просто больше вакансий в НАТО или государственных органах. Цели таких программ ясны — поддержать мифологию о вмешательстве России и кибератаках.  Одно из детищ программы GenCyber — "Национальная академия кибервоина", которая работает в Университете Северной Джорджии и именно этим и занимается. Для обучения набирает студентов с целью подготовки для службы в федеральных и военных государственных учреждениях. Причём приоритет отдаётся американцам, которые изучают русский язык. Специализация будущих кибервоинов включает в себя подготовку по направлениям программирования дронов, взлома автомобилей и даже 3D-проектирования. По окончании обучения каждому выпускнику выдаётся документ — "сертификат хакера". И таких учебных заведений в США, которые под руководством АНБ обучают будущих кибервоинов со всевозможным спектром навыков, — 76, и это только начало. В 2017 году планируется проведение 120–150 таких курсов, а к 2020 году руководитель программы Стивен Ляфонтен хочет довести число таких курсов до 200 в год. Национальный научный фонд финансирует также программу "Киберкорпус", которая предназначена для набора специалистов по кибербезопасности, и, конечно же, всё это оплачивают американские налогоплательщики — гранты от 22 тыс. долл. до 34 тыс. долл. на человека. За столь щедрое вознаграждение каждый выпускник должен "отдать долг" — устроиться только в госорганы, список которых всё тот же — АНБ и Министерство внутренних дел, где они должны будут заниматься кибероперациями. Новоиспечённые кибервоины смогут найти себе место как минимум в двух учреждениях, которые воюют с Россией по Сети, — в Центре по киберобороне НАТО, который находится практически на границе с Россией — в Эстонии, а также будут места для кибервоинов в Европейском агентстве по обороне и Европейском центре по противодействию гибридным угрозам, причём о создании последнего договорились совсем недавно — в ноябре прошлого года. Конечной целью таких близких отношений ЕС и НАТО заявляется укрепление устойчивости взаимодействия посредством постоянного и своевременного обмена информацией, проведение анализа потенциальных угроз, проведение раннего предотвращения угроз.  По мнению политолога Дмитрия Евстафьева, подобные программы являются одним из источников весьма серьёзных доходов: — Кибербезопасность — это очень страшно и очень дорого. Это фиктивные мероприятия по вытягиванию и освоению государственных средств, нежели борьба за кибербезопасность. Я думаю, что на этой теме были освоены несколько десятков млрд долларов, и к 200 млрд долл. мы скоро подойдём.

03 марта, 14:44

В марте состоится конференция о технологиях управления аудиторией в Интернете

30-31 марта в Москве состоится конференция «eTarget. Технологии управления аудиторией в Интернете» для руководителей департаментов маркетинга и PR, бренд-менеджеров и специалистов по маркетингу. Ежегодно мероприятие собирает более 500 участников, в том числе представителей крупнейших рекламных платформ и специалистов из ведущих рекламных агентств. Организатор конференции — компания «Ашманов и партнеры», соорганизатор — группа компаний Rambler&Co, главные партнеры — Яндекс и Mail.ru Group. В рамках конференции Игорь Ашманов (управляющий партнер «Ашманов и партнеры») объяснит, какие пользовательские данные правильно называть большими, в чем специфика сбора и обработки этих данных, какую полезную информацию для бизнеса из них можно извлечь. Андрей Волков (Head of social media, Leroy Merlin Восток) и Всеволод Шеховцев (генеральный директор, «Апрель») расскажут, как генерировать отзывы о своей компании без дополнительного бюджета и контролировать качество товара благодаря мониторингу и агрегации отзывов о продукции, а также познакомят с технологиями и креативными механиками для управления репутацией. Инна Асаре (начальник отдела клиентского опыта в социальных сетях, Финансовая группа БКС) расскажет, как применение автоматизированной системы мониторинга клиентских мнений в Интернете помогло компании отслеживать динамику клиентской лояльности в реальном времени и своевременно реагировать на возникающие репутационные риски в социальных медиа. Основные темы конференции: - как отслеживать отзывы о компании в Интернете и как правильно реагировать на негатив в адрес компании; - что такое большие пользовательские данные и как их можно использовать для решения задач бизнеса; - как интегрировать онлайн с офлайном, выбрать каналы продвижения в Интернете и распределить рекламные бюджеты; - как разработать программу лояльности для повышения среднего чека и повторных продаж; - где можно применять новые возможности популярных рекламных систем; - как организовывать спецпроекты с онлайн-СМИ и блогерами и как измерять эффективность публикаций. Посмотреть программу мероприятия и условия участия можно на сайте конференции.

01 февраля, 16:06

Текст: Разведка США уже сегодня охотится на будущих президентов ( Игорь АШМАНОВ )

Российские хакеры такой же миф, как «пробирка с белым порошком» Глава компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов на неделе российского интернета и Медиакоммуникационном форуме Russian Interactive Week. ФОТО Сергей Фадеичев/ТАСС ЗАКОН ЯРОВОЙ НЕ СТОИТ МИЛЛИАРДЫ - Мы записываем это интервью на диктофон в IPhone, сколько спецслужб могут слушать его прямо сейчас? - Наши, думаю, не могут. А не наши... Надо понимать, что этот телефон находится под полным управлением Apple, а с ними были скандалы ещё шесть-семь лет назад, когда в нем обнаружили программу Carrier IQ. Она вроде бы должна была помогать провайдеру, но выяснилось, что ...

06 июля 2016, 13:17

Поисковые системы: Google vs Яндекс

Гости Игорь Ашманов, управляющий партнёр компании «Ашманов и партнёры», Сергей Панков, генеральный директор Ingate Digital Agency, Дмитрий Завалишин, основатель и генеральный директор DZ Systems Подпишитесь на канал РБК: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 ------------------------ Получайте новости РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbc.ru Twitter: https://twitter.com/ru_rbc ВКонтакте: https://vk.com/rbc Одноклассники: http://ok.ru/rbc

22 мая 2016, 12:53

Интересная беседа Гоблина с Ашмановым

Напомню, что анализ одной книжки Ашманова - важная вводная часть нашей книжки про власть: http://khazin.ru/khs/2345696 .

29 сентября 2015, 18:56

Игорь Ашманов: WIKILEAKS – это гигантская американская информационная пушка

Сопредседатель Партии Великое Отечество Игорь Ашманов продолжает знакомить общественность с технологиями ведения современной информационной войны. Игорь Станиславович ранее объяснил, как отличить реальную новость от искусственно раздутой, а также показал на примерах факты манипулирования общественным сознанием в интернете. В своём интервью порталу «Царьград» Сопредседатель ПВО, являющийся также одним из ведущих специалистов в области компьютерных технологий, рассказал о том, как изменилось цифровое и информационное пространство после терактов 2001 года. Предлагаем полный текст беседы вашему вниманию.Источник: http://tsargrad.tv/article/wikileaks-jeto-gigantskaja-amerikanskaja-informacionnaja-pushka.— Игорь Станиславович, приветствую! Поскольку грядет очередная годовщина 9/11, давайте поговорим об этом теракте. Но не о том, кто снес эти башни, а о том, что эти рухнувшие башни изменили в мире? Мы же в другом мире стали жить после 11 сентября 2001 года.Особенно и говорить не о чем. Все ведь известно. После того как взорвали эти башни, в Штатах был принят ряд законов, в первую очередь Патриотический акт, которые позволяют следить за своими гражданами (а эти законы, очевидно, имеют также секретные приложения и подзаконные акты). Кроме того, все спецслужбы США были объединены в огромного единого монстра Homeland Security. А еще «поставили под ружье» все крупные компании – Apple, Microsoft, Google,Twitter и так далее.— А что мешало государству взять контроль над Yahoo, Google и остальными без этого теракта?Google вырос как технологический стартап, изначально инициированный спецслужбами, поэтому, я думаю, с ним проблем и не было. Эрик Шмидт, по-моему, изначально был куратором, поставленным в Google от спецслужб: параллельно он был советником администрации по информационной безопасности.Но после 2001 года во все компании пришли кураторы из спецслужб и объяснили новые правила игры.Замечание в сторону: Вообще это видно и в массовом сознании, в литературе: я читаю немало американских триллеров (просто для поддержания уровня английского), и в них архетип о том, что с 2001 года все происходит по новым правилам, во всех повторяется. То есть там всегда появляются некие люди, которые следователям и адвокатам говорят: «Забудь про все, что ты знал о правах, адвокатуре, процессуальном кодексе – времена другие». Может быть, это преувеличение авторов, но эти авторы – американцы и пишут они для американцев. Все знают, что что-то необратимо изменилось.— И все-таки что мешало властям, которые в принципе не были замечены в какой-то этичности или соблюдении договоренностей, обойтись без теракта – просто прийти и приказать жить всем компаниям по новым правилам, взять над ними власть?Наверное, то же самое, что мешает и у нас, – сложное устройство жизни и общества.У нас, например, есть «Яндекс» – довольно независимый, кто бы что ни говорил: спецслужбы «Яндексом» не управляют. «Яндекс» – довольно либеральный; он чиновников к себе не пускает и так далее.В Штатах – огромный разрыв между декларируемой идеологией, свободой и реальным тоталитарным характером режима. Формально публичные интернет-сервисы – это коммерческие организации. Они как бы полностью независимы, и если их попытаться «нагнуть» без повода, то будет то же самое, как если бы вы попытались диктовать что-то «Яндексу». Поднимется крик, пойдут утечки в прессу – это никому не нужно.— То есть они нуждались в общественном одобрении вводимых изменений?Да. Надо понимать, что там множество игроков со своими интересами. У нас в стране мы видим, что у Кремля есть разные «башни», есть разные интересы. Несмотря на то, что наверху как бы «кровавый диктатор» Путин, который все решает, в реальности тут довольно много группировок, которые борются за влияние и интересы. И мы это осознаем, потому что нам это близко.А США для нас (поскольку мы не видим их изнутри и не политологи) – это некая общая, монолитная сила. Когда что-то Обама сказал – это «США считают», когда какой-то там сенатор еще что-то сказал – опять это «США считают». На самом деле там огромное количество группировок – гораздо больше, чем у нас.Они же изображают свою жизнь в своих фильмах и так далее. Если посмотреть их фильмы, да хотя бы «Звездные войны», то то, как они изображают там галактический парламент, – практически художественная калька с их Конгресса: все хитрят, все что-то выкраивают, договариваются, торгуются, ищут союзников.Кроме того, мне кажется, Америка – такая страна, где гораздо сильнее, чем у нас, действует правило, по которому за все надо платить. No free lunch in America. Вероятно, если ты хочешь зайти к Google за данными – заплати. Звонком, ответной услугой, угрозой: чем угодно, но заплати. Даже если ты очень важная шишка.Поэтому, я думаю, объединение всей разведки в единую пирамиду подчиненности в том числе и для этого кому-то потребовалось. Ведь раньше «крыша» у Google была в одной «башне», а с компании кто-то пытался получить информацию для другой «башни». Была же публичная история, когда в Google пришли из Министерства юстиции США и попытались что-то получить про логи пользователей, а Google начал отказывать и публично заявлять, что самое ценное для него – это свобода, прайвеси и так далее.На самом деле это означало, с моей точки зрения, что люди из Министерства юстиции должны идти и договариваться с «крышей» Google, которая гораздо круче этого министерства.И вот когда спецслужбы объединили, эта борьба частично прекратилась или упорядочилась, ситуацию упростили. Возможно, раньше было так, что спецслужбы контролируются одними людьми от власти, а интернет-компании – другими, и просто прийти и затребовать информацию было трудно – а теперь проще.— А что 11 сентября изменило для мирового интернета? То есть можно обвинять или не обвинять американцев в том, что они не отдают контроль над интернетом всему миру, но сейчас контроль по-прежнему у них. Соответственно, их информационная политика влияет на весь мир. Или, к примеру, в России ничего не изменилось, потому что мы очень свободные – у нас и «Яндекс», и свои социальные сети, и так далее, – а во всем мире изменилось?Да, у нас мало что изменилось. У нас сознание, скорее, изменилось.Вот мы приютили Сноудена и знаем, что американцы, все их ИТ-компании за всеми следят. Еще три-четыре года назад если сказать кому-то, что его айфон за ним следит, – следовала вспышка возмущения: «Что за чушь? Тут же цивилизованные люди! Apple же – публичная компания, она дорожит репутацией, она не может себе этого позволить!». Побег Сноудена и его рассказ очень сильно изменил сознание людей.У тех, кто занимается информационной безопасностью, оно изменилось раньше. Все специалисты и раньше понимали, что мы находимся на поле боя, а не на поле взаимовыгодного сотрудничества наций в розовом свете мирной глобализации.Первые боевые вирусы появились на несколько лет раньше побега и разоблачений Сноудена. Почему это важно? Надо понимать, что в принципе спам и вирусы – американское изобретение. Всем, кто занимается антиспамом и антивирусами, более-менее известно, что подавляющий объем вирусов и спама приходит из Штатов: там много денег и много людей с хорошими компьютерами и хорошими навыками программирования. Часто эти люди имеют досуг, им не надо крутиться-вертеться, чтобы выжить (как в Сомали или Мумбае), потому что вообще страна богатая.В общем, однажды появился Stuxnet (вирус, уничтожавший центрифуги в Иране. – Прим. ред.). Его проанализировали, в том числе в России, и пришли к выводу, что он создан именно в промышленной государственной лаборатории, поскольку ни у одной хакерской тусовки нет таких ресурсов: примерная стоимость разработки этого вируса – около 100 млн долларов. Таких денег у вирусописателей-одиночек и у хакерских групп просто нет. Потом американцы (и израильтяне) по поводу этого вируса все-таки сознались, что это именно их детище. Для них это было предметом гордости – отличная успешная операция.Затем эти вирусы пошли потоком – Duqu, Flame и тому подобные. Начались публичные нападки в американской и английской прессе на «Лабораторию Касперского», которые все видели, – она стала мешаться.Это говорит о том, что в определенный момент американское государство разрешило себе вести кибервойну практически в открытую. Для прикрытия в США сразу начали громко кричать про атаки китайских и российских хакеров, но это было просто завесой.После 2001 года в американских спецслужбах, натурально, стали работать миллионы человек. В том числе создаются и хакерские подразделения при Пентагоне.Ведущая роль спецслужб стала естественной. США публично признали работу этих спецслужб по всему миру. Недавно начальник американского Управления спецопераций докладывал об успехах – о том, что за последние пять лет им удалось увеличить число стран, в которых проводились спецоперации, до 150. Наверняка имеются в виду и кибероперации. Это значит, что они считают территорией своих интересов весь мир.А то, что они контроль над интернетом не отдают «мировому сообществу», – вообще не очень важно. Вот когда у нас говорят о цифровом суверенитете, может показаться, что главное тут – чтобы нам не выключили «рубильник»: то есть как бы нам сохранить «сигнал» в сети, чтобы его не отключили. Так вот, наличие сигнала в кабеле у нас в Рунете для США даже более важно, чем для нас.Поверх этого сигнала идет информационная война. Он нужен для этого.Его никто не отключит. Такое возможно разве что на «горячей» стадии настоящей войны, а до тех пор они будут использовать интернет (да и уже используют) как информационное оружие против нас. Им нужно видеть и влиять, поэтому отключать интернет никто не будет.— А может быть есть смысл бороться за независимость? В том смысле, чтобы мы могли сами дернуть «рубильник», отключиться и при этом имели бы свой независимый интернет? Жили бы как Китай, грубо говоря.Конечно, могли бы и так прожить. И плюсов было бы больше, чем минусов. Но если об этом написать – тут же поднимется крик: «Невозможно так жить в глобальном мире. Патриотические идиоты лишают нас мировой информации и интеграции в мировое сообщество. Интернет соединяет всех людей!».— При том, что 90-95% человек никогда за пределы Рунета не выходят?Разумеется. Я считаю, что ничего страшного в экономической изоляции нет. Китай жил в изоляции веками – не вымер же. СССР большую часть своей славной истории жил в экономической изоляции – и рухнул как раз тогда, когда начал «интегрироваться в мировую экономику», то есть сел в 1980-х на иглу экспорта нефти и импорта ширпотреба.Есть более прагматичные точки зрения. Например, что мы сейчас не сможем потянуть всю технологическую цепочку, а в результате у противника будут военные технологии лучше. Это отчасти верно.Но вообще есть известное утверждение Паршева, который написал книгу «Почему Россия не Америка», в которой он еще в середине 1990-х начал разоблачать либеральные мифы. Оно заключается в том, что исторически очевидно, что Россия достигала наибольших успехов и процветания именно во время экономической изоляции: как правило, во времена противостояний с Западом или просто ограничений на «интеграцию» в западную экономику. То есть когда у нас не конвертируется валюта, затруднен вывод капитала, затруднен приход капитал извне, нет бирж, доступных с Запада, и тому подобного – тогда нам хорошо, как ни странно это для западника. Потому что мы обычно доноры. Потому что иначе капитал из России просто высасывает, как пылесосом, туда, где возврат на инвестиции заведомо выше, а таких мест на планете много. Да, технологии заимствовать нужно, как мы всегда и делали, а делать прозрачной экономическую границу – нельзя.Поэтому, мне кажется, рассматривать возможность в той или иной степени экономически изолироваться – нужно: изоляция приводит к очищению экономики от «экспортеров капитала» и снижает риски манипуляции нашей экономикой, то есть возможность извне засунуть огромную экономическую кочергу и как следует пошуровать ею.Но в любом случае информационная война уже идет и на этом не закончится.У нас пока работают и Google, и Facebook, и Twitter. Они считают своей миссией «нести свободную информацию людям в странах с авторитарными режимами», как прямо сказал однажды Сергей Брин в своем интервью про ситуацию с Google в Китае. То есть их миссия – пропагандистская, а не коммерческая, и они это в Google, Twitter, Facebook отлично понимают.Поэтому они сейчас переходят (практически перешли уже) на шифрованный протокол соединения с браузером пользователя (то есть на https), когда никто «в середине пути» не может прочитать, что за «свободную информацию» они несут пользователям.— Вот Wikipedia тоже на https, и в результате ее чуть целиком не заблокировали.Это и было специально сделано владельцами интернет-проекта, чтобы невозможно было блокировать отдельные страницы. В результате и возникает вопрос блокировки целиком ресурса, который отказывается выполнять наши законы. Можно было бы закрыть только одну страницу – закрыли бы только ее.У нас есть законы, которые должны работать, и мы должны требовать у этих «западных монстров» исполнения этих законов. У нас работает Роскомнадзор, но пока не слишком эффективно (из-за боязни общественного резонанса, наличия у нас во власти довольно толстой прослойки «западников», из-за модели «черных списков», из-за https, из-за нехватки полномочий и тому подобного), и перед той же Wikipedia ему пришлось фактически отступить.С моей точки зрения, у западных ТНК просто опыт и возможности лоббирования – гораздо больше. Некоторые западные интернет-компании, по слухам, просто чемоданами деньги заносят туда, куда надо у нас тут.При этом они не считают нужным соблюдать наши законы: им достаточно соблюдения своих американских правил. Они не блокируют ни детское порно, ни торговлю наркотиками и уж тем более то, что у нас признано экстремизмом. Все эти запреты с точки зрения американских владельцев сервисов – не запреты, поскольку в США это можно.Я часто наблюдаю работу GR-специалистов западных компаний. Они везде, где есть какое-то движение. И их главная задача – не дать принять какие-то законы, которые могут изменить существующее положение с контролем контента в Рунете. Со 139-м федеральным законом о фильтрации они яростно боролись в 2013 году.Замечание в сторону. На одном из заседаний в Госдуме РФ представительница Google утверждала, что у них детского порно нет. Я прямо там нашел на телефоне это порно в выдаче Google, предъявил ей – она даже не стала как-то признавать ошибку, сказала: «Ну мало ли что бывает? Будем работать». Естественно, спустя несколько месяцев все было на том же месте в той же выдаче.При этом надо понимать, что в самих Штатах это все блокируется.— То есть законы делятся на те, что «для белых людей» и те, что для всех остальных?У себя все должно быть хорошо, а колониальным папуасам вроде нас нужно поставлять другое – то, что для них вредно, что позволяет ими манипулировать.В общем, мы говорили про влияние теракта 11.09.2001. Количество ИТ-опасностей с 2001 года, конечно, увеличилось, потому что сейчас все крупные интернет-компании США контролируются государством, все американские операторы связи контролируются, все производители оборудования контролируются, появились боевые вирусы, Wikileaks, анонимизаторы, биткоины и в интернете начались эти самые информационные войны.— Давайте еще немного поговорим о независимости нашего интернета от их влияния. Есть Россия, есть Китай – и пожалуй, все: весь остальной мир в области интернета и ИТ подконтролен западным компаниям, и независимых рынков нет. Так все выглядит?Почти. В Японии есть свой поисковик (не Google – японская версия Yahoo), но Япония – уже 70 лет сателлит США, фактически оккупированная страна. Есть Корея – там свой поисковик, но и она сателлит и, по сути, несамостоятельна. Есть Северная Корея, но про нее говорят, что там интернета вообще нет.— Вот Северная Корея, как там?Американцы и южные корейцы обычно пишут, что там вообще нет интернета, но потом затевают скандал насчет того, что-де северокорейские хакеры атаковали сервера Sony. Как они это сделали без интернета – неясно, но это пропагандистов не смущает.У нас есть мобильный стартап Osmino, который позволяет искать доступ с бесплатным точками Wi-Fi. Это международный проект, в нем участвуют миллионы пользователей. Северная Корея на карте бесплатного Wi-Fi есть. То есть у них имеется интернет, работает он там.С этой страной вообще все очень странно, потому что практически все новости о ней выдумываются в паре газет в Южной Корее (где, заметим, можно получить до семи лет тюрьмы за публичное позитивное высказывание о Северной Корее). То есть вот эти все «внучатого дядю Ким Ын Чуна расстреляли из боевых собак за чтение Библии во сне» производятся всего несколькими журналистами в Сеуле и потом бешено раскручиваются CNN, BBC и т.п., да и у нас. Потому что очень уж трафика они производят много.И они формируют дикие представления о Северной Корее у всего мира, который верит западной прессе. То есть у нас и у всего мира – внушенное представление: мы считаем, что в Северной Корее происходит то, что про нее пишут в Южной Корее, – то есть бред. А туда в день несколько рейсов из Владивостока отправляется – там есть жизнь, и она совсем не такая, какой ее представляют.— Выходит, больше никого нет? Только мы, Китай и Северная Корея?Еще немного есть Бразилия, они там также пытаются быть независимыми в области ИТ. То есть некоторые страны БРИКС действительно создают альтернативу существующему порядку в мире ИТ.— Это подводит нас ко второй части нашей беседы – новости. Новости, которые мы смотрим и слушаем каждый день. Тысячи информационных сообщений проходят через обычного человека, десятки тысяч – через журналистов. Все это переваривается и вываливается вFacebook, «ВКонтакте», «Одноклассники» и прочее. С 2001 года новости тоже изменились. Их подача, форма и использование вообще механизма новостей. Я помню сам 2001 год и то, как новость подавалась по-разному каждым телеканалом. До этого подобного не было ни после терактов в России, ни во время войны. Новости стали другими, новости стали оружием.Новости, конечно, и до этого были оружием, с наполеоновских времен, просто вид этого оружия изменился. Была создана такая гигантская информационная пушка как Wikileaks. Она сейчас практически не слышна: возможно, ее перестали активно применять. С моей точки зрения, Wikileaks – это американская информационная пушка, а Ассанж там – просто клоун, поставленный сверху, чтобы народ развлекать.Замечание в сторону. Как у Дугласа Адамса: единственное задание и цель, которую имеет президент Галактики – чтобы никто не задумывался о том, кто на самом деле управляет Галактикой. Поэтому чем больше он фрик, тем лучше – он всех отвлекает, все про него судачат. Ассанж – такой же фрик, который отвлекает от реального назначения Wikileaks.Почему именно Wikileaks – такая информационная пушка? Ее очень сильно раскрутили, вкладывали в это значительные усилия. Вот сейчас она стоит как бы в стороне, а напротив – СМИ. Она в них стреляет – и происходит мировой информационный взрыв.Все мировые СМИ стоят в низкой стойке, готовые к сливам из Wikileaks, и как только там что-то появляется, они с готовностью и массово перепечатывают – и не несут за это никакой ответственности. Потому что «ну это же Wikileaks, а мы просто пересказываем».Это как у нас «в интернете пишут». Если говорить об интернете, то его нельзя сам по себе считать источником – все равно кто-то спросит: «А откуда это?», «А что это?».А Wikileaks – это уже источник. Про Wikileaks есть раскрученная легенда – что ресурс создали какие-то хакеры, мотивов которых никто не знает, зато эти хакеры – гарантировано высоколобые, честные, справедливые. Зачем они это все делают, у кого они это все тащат – непонятно, и мы этого не спрашиваем – принимаем как должное.По России тоже из Wikileaks стреляли, но неудачно. То есть был какой-то компромат, но он «не зажег».А всю «арабскую весну» запалили при помощи Wikileaks. Мы просто не читаем арабских газет и журналов, не смотрим их ТВ, поэтому в России это мало кто заметил.Сделали целый ряд выстрелов про компромат, коррупцию властей, лидеров – дальше в обычных СМИ валом пошли публикации о том, какие власти коррумпированные в Египте, в Тунисе и так далее, призывы выходить на площадь за все хорошее… Далее – как обычно.Ранее такого не было. То есть, создать этакий «сливной бачок», абсолютно отмытый, с гигантским ресурсом цитируемости, безответственный, и сливать в него что нужно.И главное – никакой ответственности. Ты не обязан доказывать, подтверждать достоверность – ты только говоришь: «Ну, мы это просто украли». Это слишком изящная штука, чтобы она могла сама по себе появиться. Собственно, она так и была использована в интересах англосаксов – ни одного реального слива про американцев/англичан, который бы им хоть насколько-то серьезно повредил, не было. Хотя за Wikileaks как бы напоказ гонялись в духе комедийной погони в цирке: «А давайте Ассанжа посадим за проституток, которым он то ли не заплатил, то ли их не так использовал!» – «Ой, а он в посольстве спрятался!» – «Ну тогда не знаем, что делать…».В основном печатался Wikileaks в Guardian. Так же, как Google, когда он отказывался отдать данные по требованию Министерства юстиции США, Guardian таким образом имел вид некоторой фронды, хотя на самом деле просто работал на отмывку этих полезных викиликсовских сливов.Подобных механизмов было построено много. С 2001 года, заметьте, произошла еще одна очень интересная вещь в смысле распространения информации, отвязанной от ответственности за источник. Поисковые машины тогда уже были, интернет-СМИ были, но еще не появились социальные сети.— В 2001 году как раз Livejournal у нас появился.Да, появился, но ЖЖ мало кто считал и считает социальной сетью, хотя он ей, конечно, является. Сети тоже стали такой информационной пушкой. Появление и развитие Facebook и тому подобного, возможно, сделало ненужным Wikileaks. Сейчас все то же самое можно вбрасывать в социальные сети и потом «отмывать» в СМИ – совершенно не неся ответственности.Как выглядит классический информационный вброс? В мире СМИ есть так называемые «сливные бачки». Это такие недо-СМИ, где появляются новости, взявшиеся ниоткуда, – такие наезды, черный пиар, – типа нашего compromat.ru или moscow-post.com. Там происходит слив и легализация вброса. То есть вброс уже выглядит как «публикация в СМИ», на него уже может сослаться более приличное СМИ. А на того – и вовсе респектабельные «Коммерсант» или «Ведомости» могут сослаться.Ну а в мире соцсетей такими «сливными бачками», в первую очередь, служат аккаунты «квазипользователей».— Типа Мустафы Найема?Нет, этот хотя бы живой. Возможно, он делает не свое дело, а просто исполнитель, но он реальный человек. А есть фальшивые пользователи, одноразовые.Например, три года назад, в 2012-м, во время катастрофы в Крымске, когда после прорыва плотины снесло поселки и погибли 156 человек, мы наблюдали именно такую технику вбросов.Какой-то пользователь «ВКонтакте» – якобы девушка, которая публиковала до этого одних котиков и цветочки, – внезапно пишет длиннейший пост совершенно в другом стиле о том, что, мол, «у меня папа работает где-то в областном аппарате, и в Крымске тысячи трупов валяются на улице, ими забивают холодильники» и так далее. У нее до этого было три друга. И вдруг ее текст бешено начинают публиковать везде. Узнать о ней средствами самой социальной сети было бы нельзя, потому что у нее три друга, то есть у нее социальной видимости не было. Следовательно, текст раскручивался внешними для данной социальной сети средствами: кто-то звонил или присылал ссылку в электронной почте.Через четыре часа после того как текст все скопировали и опубликовали, аккаунт закрылся. И начался крик, что «ВКонтакте» – это «кровавая гэбня», которая душит правду и так далее. Администрация отвечает, что пользователь сам закрыл аккаунт, но ей уже никто не верит, слышатся лишь вопли: «Сатрапы!».Во время грузинской войны это имело вид «мой папа военный, он по радио слышал приказы вторгнуться в Грузию, а вот и аудиозапись этого приказа». Этакие «дочери кондиционера», хотя тогда их так еще не называли. Приказ в духе фэнтези Толкина: «Идите на грузинскую землю, убивайте всех без разбору, жгите, пытайте» и так далее. Это начальник дивизии дает такой приказ.— Ну да, обычно в такой форме приказы и отдаются.Конечно. Я же видел в фильмах по Толкину – там главные орки точно так и говорят. И руку так простирают вперед.Соответственно, теперь механизмом отвязывания ответственности от публикаций служат социальные сети.Боты вроде «девочки из Крымска» – уже не самая эффективная технология. Гораздо лучше, когда точкой вброса служит раскрученный живой пользователь, вокруг которого построена система усиления сигнала. У нас в России, в частности, такой механизм был построен вокруг Навального. На Украине – Мустафа Найем, а у нас есть Навальный.Как написал в свое время один наш общий знакомый в 2012 году: «За последний год у нас все СМИ выстроились «свиньей» за Навальным. Навальный у нас оказался ньюсмейкером, а «Коммерсант», «Ведомости» и кто поменьше – «Эхо», «Фонтанка» – просто раскрывают тему, которую он вбрасывает».Навальный сам по себе ответственности не несет, как мы видим. Возможно, обслуживанием этой безответственности занимается специальная команда юристов, которая борется в судах или «заносит куда надо». Это не столь важно.Важно, что есть механизм: Навальный эти темы вбрасывает, а все – разносят. Кроме безусловной, просто автоматической поддержки либеральных СМИ, в социальных сетях вокруг него сформирована группа поддержки из 30-40 тысяч человек. Есть ядро, потом есть стая, потом тусовка, потом стадо. На каждом звене увеличение – примерно на порядок. Условно, ядро – 40 человек, стая – 400, тусовка – 4000 и так далее.— Получается пирамида.— Да, пирамида – это самая эффективная форма управления людьми. Получается мощнейший усилитель сигнала, подобный Wikileaks. Надо построить такую структуру, натренировать ее, а дальше ты вбрасываешь любое сообщение, и оно за полдня разлетается на аудиторию из миллионов людей.— То есть, значит, у нас не сработал Wikileaks, но сработал Навальный?Да, потому что наличие или отсутствие интернет-сигнала в канале – это еще не все. Главное, кто этот сигнал эффективно эксплуатирует.У нас долгие годы с начала 1990-х работали сотни некоммерческих организаций, которые на западные деньги и по западной гуманитарной технологии строили эти структуры, пирамиды из людей.Как это делается? Во время еще первых выборов на Украине в 2004 году (а потом и на следующих) в стране работало более 1000 неправительственных организаций, которые занимались обслуживанием «майданов». Например, была создана организация «Избиратели Украины». В каждом занюханном городишке обязательно было представительство этой организации. Таких контор были тысячи.— Как это выглядело?Просто брались студенты из какого-нибудь Мукачево или Трускавца. Для украинского студента 100 долларов в месяц – это очень серьезные деньги. И вот он там у себя открывал контору, а сам назывался председателем или президентом представительства организации «Избиратели Украины» в этом городе. Дальше от него требовалось вбрасывать какие-то новости. «А у нас вот все против Януковича и за Ющенко» или «Нас преследуют!» или еще что-то. Дальше это поднималось по структуре поддержки, попадало в ангажированные газеты – местные, потом – в центральные, отмывалось там, попадало на Запад, оттуда журналисты центральных газет опять уже звонили этому студенту. А студент просто получал сверху указания, что ему нужно сказать, и отправлял опять наверх по той же цепочке.Таких систем вброса и отмывки сообщений было построено очень много.И у нас они построены. Тусовку вокруг Навального строили несколько лет. Это долгая работа по построению секты. Чем она отличается от какой-нибудь обычной компании или группы по интересам? Прежде всего, это многоуровневая фильтрация.Сперва захватываются самые широкие массы. Как я понимаю, американцы рассуждали в 1990-е так: «Так, у них нет женских организаций. Создаем женскую организацию», «Так, организации по защите животных тоже нет. Сейчас сделаем».В результате, как писали не раз, например, где-нибудь в Ярославле есть один дом, в котором на одном этаже зарегистрировано два-три десятка подобных некоммерческих «правозащитных» организаций. Тут и борьба за «планирование семьи» (то есть за аборты и сексуальное просвещение), и эмансипация женщины, и права животных, и контроль выборов – организаций двадцать, а начальников, лидеров в них может быть всего семь: они совмещают.И они в свою воронку начинают сначала затаскивать всех подряд (всех фриков, всех озабоченных правами женщин, тех, кому просто нечего делать вечером, и так далее) на ни к чему не обязывающие мероприятия. Поговорить, выслушать, выпустить некоторых фриков на сцену и посмотреть, как они реагируют на те или иные раздражители. Из нескольких сотен пришедших на следующие мероприятия отбираются десятки. Их уже отдельно собирают и на этот раз накачивают контентом гораздо более жестким, смотрят на реакцию. На кого не подействует или вызывает чувство отторжения – тем говорят: «Ну, извините».Замечание в сторону. Я видел, как работает многоуровневая фильтрация, например, на сеансах Кашпировского. Четырем сотням человек в зале заводят успокаивающую психоделическую музыку и просят соединить руки за головой; потом у полусотни эти руки в самом деле не разнимаются – впали в легкий транс, потому что внушаемые. Их просят пройти на сцену, они там стоят 5-10 минут под ту же музыку, потом сзади подходит ассистент и кладет руку на затылок. Испытуемые с грохотом падают на спину, как шкаф, не выставляя рук. Кто до или после падения испугался и пришел в себя – того отправляют в зал и так далее. Постепенно остается 15-20 человек, из которых можно просто вить веревки, заставлять видеть любые галлюцинации, лазить по воображаемому дереву и есть воображаемые фрукты – в результате этой многоуровневой фильтрации.А при втягивании в некоммерческие организации правозащитников, представителей «гражданского общества» тоже нужны внушаемость и желание участвовать в движухе, делать карьеру. На них и тестируют. Работа идет со стимулами, с комплексами, с карьеризмом. Испытанный способ сектантов для тестирования на управляемость – послать людей на улицу что-нибудь вытворить, к прохожим приставать.В некоторых бизнес-школах и на курсах бизнес-успеха делают то же самое. Ломают барьеры, дают странные задания и смотрят, у кого пойдет, а у кого не пойдет. Лишних выгоняют, чтобы они не портили картину, и оставляют самых подверженных внушению. Да, количество уменьшается. Но если много ресурсов (а у американцев их всегда много), то это не так важно. Главное – ширина начальной воронки и достаточный процент конверсии.На это в норме уходят годы, десятилетия. Вот, скажем, сайентологи в нашей стране существуют уже 25 лет. Да, остаются только люди совершенно «с головой не на месте», ну так им такие ведь и нужны. Они – готовые бойцы....Окончание статьи здесь: http://cont.ws/post/122929