• Теги
    • избранные теги
    • Компании617
      • Показать ещё
      Страны / Регионы599
      • Показать ещё
      Издания113
      • Показать ещё
      Разное436
      • Показать ещё
      Международные организации15
      • Показать ещё
      Люди134
      • Показать ещё
      Формат25
      Показатели30
      • Показать ещё
24 марта, 23:21

Mom Organizes 'Nurse-In' At IKEA After Negative Breastfeeding Experience

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); A Florida mom organized a “nurse-in” at her local IKEA after a negative breastfeeding experience highlighted some flaws in the store’s offerings for families. Amanda McLaughlin has a 5-year-old son and 5-month-old daughter. While shopping at the IKEA in Sunrise on March 14, she paused to nurse her baby. As she fed her, the mom heard an announcement over the speaker: “Did you know IKEA has a baby care room located in the lobby on the first floor? There is a changing table with a comfortable sitting area, a perfect place for that feeding.” McLaughlin was confused. Though she knew the message was automated, the timing was so sudden and the volume was so low that she felt it might be directed at her.  “I had never heard something like that anywhere before,” she told The Huffington Post. “I really thought someone complained as I just started to nurse my daughter and instead of an employee asking me to move to somewhere private, they hit the play button somewhere in the loss prevention room with watching cameras.” As she continued shopping at the store, McLaughlin posted about this experience and her sense of confusion on Facebook.  The mom told HuffPost she also felt a sense of shame. “Thankfully, there were no customers directly next to me at the moment, but imagine if everyone heard it around me while nursing her,” she explained. “What if my baby was crying, trying to latch and everyone heard the automated message? It draws unnecessary attention to the mother. What if it was the mother’s first time in public nursing?” The experience brought the mom back to the first time she nursed in public six years ago. She was three months postpartum at a Macy’s department store and sat on a bench by the dressing room. Her baby struggled with tongue tie issues, so breastfeeding could be a challenge. “The other people sitting there stared at me as my baby fought to latch on with a cover,” McLaughlin recalled. “Within a couple of minutes, they got up, gave me dirty looks and walked away,” she added. “Had an announcement for feeding babies come on in Macy’s in that exact moment, I would have been mortified and cried. I would have left feeling terrible and probably would have never said anything.” Several people responded to McLaughlin’s Facebook post with the suggestion that she speak to IKEA management. When she did, she says a manager explained that the announcement was not targeted and that IKEA simply wants all customers to feel comfortable. “But I got the impression IKEA Sunrise prefers their nursing moms to be private about it from the message audio as well as from the employee,” the mom wrote on Facebook. McLaughlin was also struck to find that the “baby care room” mentioned in the announcement was simply a family bathroom.  “It was very clear it’s a bathroom with a toilet and sink and baby changing table,” she said. “There were also no signs that said ‘baby care room’ as the automated message suggested. It clearly said ‘family bathroom’ outside the door.” The mom returned to the IKEA store the following day with friends to examine the baby care room more closely. They found that the leather chair for nursing moms to sit was located underneath a biohazard box for insulin needles. “When the changing table comes down, it does so right over the arm of the leather chair,” McLaughlin said. “Who wants to nurse in a smelly bathroom and inhale that for approximately 20 minutes of feeding time or more in an enclosed area?” she said. After sharing her Facebook post, McLaughlin received a message from another mom who said her husband once heard the same announcement while she was breastfeeding. He had a similar reaction and became upset, believing the store was targeting his wife for nursing their child.  A representative for IKEA told The Huffington Post that the message plays in two areas of the store that have baby care rooms ― the lobby and near the restaurant. The spokesperson issued the following statement:  “At IKEA, we support breastfeeding moms in all store locations, with private areas to nurse their babies, if that is what they prefer. Note that IKEA supports mothers’ rights to breastfeed openly. We are a family friendly company who strives to provide a comfortable environment for all of our customers. The announcement that was heard in our Sunrise store was a pre-recorded, general message that’s regularly played to make customers aware of our baby changing areas with soft seating and a sink. Of course, it’s a nursing mother’s choice as to where she feels comfortable breastfeeding. Women are always welcome to breastfeed anywhere in our stores. We love mothers!” The IKEA rep also touted some of the company’s family friendly features, like the “Småland” play area for kids, in-store strollers, changing tables, family restrooms, a cafeteria offering baby food and kids’ meals with healthy options and parking for expectant mothers and families. McLaughlin is glad to see IKEA’s pledged dedication to the cause but believes some of its approaches fall short of the promise. Seeing the overwhelming response to her Facebook post and the state of the room designated for nursing moms, she decided to take action to make the concerns of breastfeeding mothers heard.  The mom joined forces with other parents to organize a “nurse-in” on March 15. About 50 breastfeeding mothers showed up to the event, with many traveling from places over an hour away like South Miami and West Palm Beach. At least four local news stations arrived to cover the nurse-in. McLaughlin and her friends met with the acting general manager, and he offered free breakfast for the women attending the nurse-in. A manager from the IKEA in Miami also came to the event to talk about the company’s policies. “They said they would listen to our suggestion and take it to corporate, but that they couldn’t promise any change,” McLaughlin told HuffPost, adding that one suggestion under consideration involved putting up signs in support of public breastfeeding around the store. McLaughlin felt a sense of awe at the event. “My voice was heard. Our cry was heard and people were listening,” she said. “It was a proud moment for me to be standing there tall and proud almost six years later after once feeling intimidated nursing in Macy’s that day. It was a wonderful support system of women coming together for a greater cause.” The mom and other nurse-in participants plan to visit the store again soon to check in with management. McLaughlin is also writing a long letter to IKEA corporate. Ultimately, she hopes that the company lives up to its messaging about breastfeeding by creative an inclusive and inviting environment for mothers in all of its stores. “Feeding rooms are not bathrooms,” McLaughlin told HuffPost. “Everyone has the right to feed their babies and take care of their children how they deem fit. If companies are going to make a statement in their stores advocating that, it should be done correctly. Otherwise, why even announce it?” Just as people don’t eat in bathrooms, neither should babies. This is a message McLaughlin believes everyone can get behind. Said the mom, “I hope other parents see that I am speaking up for them and for others who might not have had the courage to do so and may have just walked away without saying anything at all.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 марта, 21:27

Starbucks Gives Corporate Employees 3 Times More Maternity Leave Than Baristas

Starbucks grabbed headlines and accolades earlier this year for giving its hourly workers parental leave, but few people paid attention to the inequality baked into the fine print: The coffee giant is providing vastly better benefits to its already well-paid, white-collar corporate employees. Under the new policy, which takes effect in October, Starbucks white-collar employees who give birth to a baby are eligible for up to 18 weeks paid time off. That’s three times as much as the six weeks a woman working in a Starbucks store would get if she has a baby. All other corporate employees can take 12 weeks paid time off after the arrival of a child, including fathers, adoptive and foster parents. Hourly workers? They get 12 weeks, too. Unpaid. Known for giving generous benefits to the hourly workers that comprise the vast majority of its 180,000 employees in the U.S., Starbucks called this new policy “exceptional” in a press release in January. Now some Starbucks workers are protesting the policy, decrying the unfairness of giving one class of workers more time to spend with their children than another and shining light on a problem that plagues Americans across the country. This week a few Starbucks employees traveled to the company’s annual shareholder meeting in Seattle to deliver three petitions, with more than 80,000 signatures from employees and others, demanding equal parental leave benefits.    “I think my baby is just as important as the babies of the parents in the corporate office,” said Kristin Picciolo, who works part-time at a Starbucks in Medina, Ohio, and traveled to Seattle this week to deliver the petition.  “We should have equal benefits and time to spend with them.” This is not about Starbucks, this is about people who have more actually noticing and placing value on the people that have less. Jess Svabinek, Starbucks employee Just four months ago, while she was in labor at the hospital, Picciolo got the surprising news that she fell slightly short of Starbucks’ hourly work requirements to qualify for paid maternity leave. (The current policy allows for six weeks paid leave at 67 percent pay for those that work 20 hours a week or more.) Since then, her partner’s picked up double-shifts for his job as a server in a restaurant. She went back to work last month ― sooner than she would’ve liked. “We’re stressed out,” the 22-year-old new mom says of her current situation, laughing when this reporter asked about their savings. If she worked in corporate, she’d still be home with her son, she said. And that would be better for everyone. Few would argue that big companies like Starbucks should practice equality when it comes to pay. Employees get paid different salaries and that’s how it works. A cashier probably shouldn’t make the same salary as the CEO. But parental leave is a different ballgame. And, as Starbucks is finding out, it’s hard to justify why some types of workers “deserve” more time with their children than others. Netflix ran into a similar issue a few years ago, after the Huffington Post reported that its hourly workers weren’t eligible for the same amount of parental leave benefits as its salaried workers. When asked to explain the discrepancy, a Starbucks spokesperson reiterated phrasing from its January press release, saying the expanded benefits for corporate employees were intended to “seek and retain non-store talent.” In other words, the company is competing more fiercely for these workers and needs to do more to attract them.  When Picciolo asked Starbucks president Kevin Johnson if there were any plans to equalize the benefit at the shareholder meeting on Wednesday, he skirted the question, noting that the company also raised hourly pay last year and expanded health benefits. He said that the benefits conversation is ongoing. (You can watch the video below.) Johnson, who is slated to take the reins as CEO in April, said the parental leave policy was what they were able to offer at this time. The more generous non-store worker policy actually applies to very few Starbucks employees. Of its 170,000 U.S. workers, all but 8,000 work in its stores, according to company data. And that handful of workers makes lots more money. While store workers at the company make around $10 or so an hour; pay at corporate headquarters ― for roles like systems analyst, human resource manager or IT manager ―  can run into the six-figures, according to data on Glassdoor. Starbucks is hardly the only retailer to give better benefits to its white-collar workers. Walmart gives women in its corporate office 12 weeks of paid maternity leave and its hourly workers get none, according to data compiled by Paid Leave U.S., a nonprofit advocacy group. Yum Brands only gives paid leave to corporate full-timers; not to workers in its fast-food restaurants, according to PLUS’s data. The group is planning on releasing its analysis later this year.   A handful of big companies have decided to buck the trend and offer all of its workers ― hourly or salaried ― equal benefits, including Ikea, Nordstrom and Levi’s. But they’re unusual. Paid leave inequality is something that labor groups are starting to pay more attention to, said Brianna Cayo Cotter, chief of staff at Paid Leave U.S. “The people that most need paid leave benefits are the ones being left out of these policies,” said Cotter. Her nonprofit is working alongside Working Washington, a local labor group, to push Starbucks to further improve its policy. The rub is that a typical low-wage worker is in far greater need of paid time off than her higher-paid counterpart. Nearly half of low-income workers who take unpaid or partially paid leave turn to government benefits to get by, according to a Pew study released Thursday afternoon. An even larger percentage take on debt. One in four women are back to work less than two weeks after they give birth, that’s not enough time to even physically recover from labor. The United States is one of only a handful of countries that doesn’t offer new mothers paid maternity leave. It’s the only advanced economy with no mandated sick time. That means that it’s left to the private sector to dole out what is essentially a public benefit. And of course that leads to inequality. The most competitive, highest paying jobs are the ones that offer paid leave.   And Americans apparently want to leave this policy in the private sector’s hands, the Pew study found. While the majority of survey respondents said they support paid parental leave, respondents also said that companies should be the ones to offer it. Americans were split on whether the government should require employers to offer the benefit. Most Democrats said yes; while Republican respondents disagreed. Jess Svabinek is a 37-year-old barista at a Starbucks about 40 miles outside of Seattle. She makes $11 an hour and is expecting baby this summer ― her fourth. She’ll have her baby before the benefits go into effect and she’s not sure if she is up to 20 hours a week, so she’s been tucking away her tips to save up for diapers. Her husband earns $21.50 an hour at Trader Joe’s. “We’re lucky,” Svabinek says, noting that last year they made slightly more than $50,000. He works days; she works nights; handing off the kids, an 11-year-old and six-year-old twins, in a tag team parenting style that carries a lot of hourly workers through their days. She was at the shareholder meeting Wednesday and had time to visit the Starbucks store at corporate headquarters. She said she watched the store workers smiling and serving their corporate employee counterparts coffees. “This is not about Starbucks, this is about people who have more actually noticing and placing value on the people that have less,” she told HuffPost in an email. “There is not a difference between [a corporate worker’s] baby and the barista’s baby. The only difference is that she sits upstairs in a building and the barista works down below in an apron. The time for this kind of class discrimination is over.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 марта, 21:27

Starbucks Gives Corporate Employees 3 Times More Maternity Leave Than Baristas

Starbucks grabbed headlines and accolades earlier this year for giving its hourly workers parental leave, but few people paid attention to the inequality baked into the fine print: The coffee giant is providing vastly better benefits to its already well-paid, white-collar corporate employees. Under the new policy, which takes effect in October, Starbucks white-collar employees who give birth to a baby are eligible for up to 18 weeks paid time off. That’s three times as much as the six weeks a woman working in a Starbucks store would get if she has a baby. All other corporate employees can take 12 weeks paid time off after the arrival of a child, including fathers, adoptive and foster parents. Hourly workers? They get 12 weeks, too. Unpaid. Known for giving generous benefits to the hourly workers that comprise the vast majority of its 180,000 employees in the U.S., Starbucks called this new policy “exceptional” in a press release in January. Now some Starbucks workers are protesting the policy, decrying the unfairness of giving one class of workers more time to spend with their children than another and shining light on a problem that plagues Americans across the country. This week a few Starbucks employees traveled to the company’s annual shareholder meeting in Seattle to deliver three petitions, with more than 80,000 signatures from employees and others, demanding equal parental leave benefits.    “I think my baby is just as important as the babies of the parents in the corporate office,” said Kristin Picciolo, who works part-time at a Starbucks in Medina, Ohio, and traveled to Seattle this week to deliver the petition.  “We should have equal benefits and time to spend with them.” This is not about Starbucks, this is about people who have more actually noticing and placing value on the people that have less. Jess Svabinek, Starbucks employee Just four months ago, while she was in labor at the hospital, Picciolo got the surprising news that she fell slightly short of Starbucks’ hourly work requirements to qualify for paid maternity leave. (The current policy allows for six weeks paid leave at 67 percent pay for those that work 20 hours a week or more.) Since then, her partner’s picked up double-shifts for his job as a server in a restaurant. She went back to work last month ― sooner than she would’ve liked. “We’re stressed out,” the 22-year-old new mom says of her current situation, laughing when this reporter asked about their savings. If she worked in corporate, she’d still be home with her son, she said. And that would be better for everyone. Few would argue that big companies like Starbucks should practice equality when it comes to pay. Employees get paid different salaries and that’s how it works. A cashier probably shouldn’t make the same salary as the CEO. But parental leave is a different ballgame. And, as Starbucks is finding out, it’s hard to justify why some types of workers “deserve” more time with their children than others. Netflix ran into a similar issue a few years ago, after the Huffington Post reported that its hourly workers weren’t eligible for the same amount of parental leave benefits as its salaried workers. When asked to explain the discrepancy, a Starbucks spokesperson reiterated phrasing from its January press release, saying the expanded benefits for corporate employees were intended to “seek and retain non-store talent.” In other words, the company is competing more fiercely for these workers and needs to do more to attract them.  When Picciolo asked Starbucks president Kevin Johnson if there were any plans to equalize the benefit at the shareholder meeting on Wednesday, he skirted the question, noting that the company also raised hourly pay last year and expanded health benefits. He said that the benefits conversation is ongoing. (You can watch the video below.) Johnson, who is slated to take the reins as CEO in April, said the parental leave policy was what they were able to offer at this time. The more generous non-store worker policy actually applies to very few Starbucks employees. Of its 170,000 U.S. workers, all but 8,000 work in its stores, according to company data. And that handful of workers makes lots more money. While store workers at the company make around $10 or so an hour; pay at corporate headquarters ― for roles like systems analyst, human resource manager or IT manager ―  can run into the six-figures, according to data on Glassdoor. Starbucks is hardly the only retailer to give better benefits to its white-collar workers. Walmart gives women in its corporate office 12 weeks of paid maternity leave and its hourly workers get none, according to data compiled by Paid Leave U.S., a nonprofit advocacy group. Yum Brands only gives paid leave to corporate full-timers; not to workers in its fast-food restaurants, according to PLUS’s data. The group is planning on releasing its analysis later this year.   A handful of big companies have decided to buck the trend and offer all of its workers ― hourly or salaried ― equal benefits, including Ikea, Nordstrom and Levi’s. But they’re unusual. Paid leave inequality is something that labor groups are starting to pay more attention to, said Brianna Cayo Cotter, chief of staff at Paid Leave U.S. “The people that most need paid leave benefits are the ones being left out of these policies,” said Cotter. Her nonprofit is working alongside Working Washington, a local labor group, to push Starbucks to further improve its policy. The rub is that a typical low-wage worker is in far greater need of paid time off than her higher-paid counterpart. Nearly half of low-income workers who take unpaid or partially paid leave turn to government benefits to get by, according to a Pew study released Thursday afternoon. An even larger percentage take on debt. One in four women are back to work less than two weeks after they give birth, that’s not enough time to even physically recover from labor. The United States is one of only a handful of countries that doesn’t offer new mothers paid maternity leave. It’s the only advanced economy with no mandated sick time. That means that it’s left to the private sector to dole out what is essentially a public benefit. And of course that leads to inequality. The most competitive, highest paying jobs are the ones that offer paid leave.   And Americans apparently want to leave this policy in the private sector’s hands, the Pew study found. While the majority of survey respondents said they support paid parental leave, respondents also said that companies should be the ones to offer it. Americans were split on whether the government should require employers to offer the benefit. Most Democrats said yes; while Republican respondents disagreed. Jess Svabinek is a 37-year-old barista at a Starbucks about 40 miles outside of Seattle. She makes $11 an hour and is expecting baby this summer ― her fourth. She’ll have her baby before the benefits go into effect and she’s not sure if she is up to 20 hours a week, so she’s been tucking away her tips to save up for diapers. Her husband earns $21.50 an hour at Trader Joe’s. “We’re lucky,” Svabinek says, noting that last year they made slightly more than $50,000. He works days; she works nights; handing off the kids, an 11-year-old and six-year-old twins, in a tag team parenting style that carries a lot of hourly workers through their days. She was at the shareholder meeting Wednesday and had time to visit the Starbucks store at corporate headquarters. She said she watched the store workers smiling and serving their corporate employee counterparts coffees. “This is not about Starbucks, this is about people who have more actually noticing and placing value on the people that have less,” she told HuffPost in an email. “There is not a difference between [a corporate worker’s] baby and the barista’s baby. The only difference is that she sits upstairs in a building and the barista works down below in an apron. The time for this kind of class discrimination is over.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 марта, 17:31

Массовая кулинария: как организовать кулинарную студию для корпоративных клиентов

Основатель проекта кулинарной студии FoodLoft собирает на своей кухне топ-менеджеров Газпрома и Сбербанка

Выбор редакции
20 марта, 13:46

Квартиру известного российского рекламщика ограбили в Москве на 4000 евро

Воры проникли в квартиру разработчика предвыборной рекламной кампании Бориса Ельцина в центре Москвы и вынесли два ноутбука и 4000 евро. Амплинский пропажу обнаружил поздно вечером 19 марта и сообщил в полицию о краже. Мужчина заявил, что воры в этот же день в течение четырёх часов — с пяти до десяти вечера — обчистили квартиру.Сотрудники полиции использовали служебную собаку в розыске злоумышленников, однако преступников задержать по горячим следам не удалось. Андрей Амлинский — основатель крупной рекламной компании "Amlinsky — креативные стратегии". Начинал карьеру копирайтером в агентстве "Бегемот", где разработал концепцию предвыборной рекламной кампании Бориса Ельцина "Верю, люблю, надеюсь". Впоследствии был создателем рекламы для крупных брендов, таких как Pepsi, Snickers, M&M's, IKEA и других.

Выбор редакции
17 марта, 18:30

Самострел, стреляющий карандашами IKEA: необычное оружие

Даже самые терпеливые из нас в какой-то момент начинают испытывать ярость и раздражение, блуждая по обширным складам IKEA с толпами таких же любителей дешевой шведской мебели, как они сами. Можно попытаться снять напряжение с помощью лотков с мороженным или горячими сосисками, а можно использовать фирменные бесплатные карандаши как болты для самодельного арбалета. И нет, «Популярная механика» ни в коем случае не призывает делать это!

16 марта, 22:39

Extra Cash? 11 Smart Purchases You Can Make With $400 or Less

Here are a few smart purchases you should invest in to stay financially responsible -- and still have enough left over for the fun stuff.

Выбор редакции
16 марта, 17:37

BBC рассказало о европейских водителях IKEA, живущих в грузовиках из-за низкой зарплаты

Водители, занимающиеся доставкой товаров для IKEA и других торговых компаний в Западной Европе, месяцами вынуждены жить в кабинах своих грузовиков из-за низкой зарплаты. Получаемых денег не достаточно для проживания в странах, в которых работают водители, пишет BBC. 

16 марта, 16:41

Some Links

(Don Boudreaux) TweetSteve Chapman busts the myth that immigrants pose a threat to the American way of life. George Selgin warns against drawing mistaken lessons from Canada’s experience with private currency. Shikha Dalmia reflects on Trump’s unfortunate transformation of the GOP. Jeff Tucker points out left-wing economics is neither the only nor the best alternative to the […]

Выбор редакции
16 марта, 10:00

Argument with Ikea about its strange logistics come to a head

All I wanted was to cancel an orderI went to Ikea’s Croydon store in December to buy a £20 shower head.I ordered it, paid for it at the check-out, then went to collections – but was told there that the order is only activated when paid for, so I had to wait 20 minutes for it to be brought out. I then found there would be a further delay. Continue reading...

Выбор редакции
15 марта, 20:36

Ikea Drivers Eat, Sleep And Live In Their Trucks Because They Can't Afford To Stay Anywhere Else

Recent investigations by the BBC have uncovered evidence in Ikea’s supply chain of lowly paid drivers working in high-cost states. Journalists found that truck drivers were living months at a time within their cabs and they could not afford to pay for accommodation under meager expenses.

Выбор редакции
15 марта, 18:35

Ikea gives India employees six months paid parental leave

Read full story for latest details.

Выбор редакции
15 марта, 13:45

The Bit Missing From The BBC's Ikea Truck Driver Story

There's rather less scandal to this story than is being made out if we're honest about it.

Выбор редакции
15 марта, 12:08

Outlets at Shanghai airports, Disneyland move to fair pricing

MORE than 60 chain stores and restaurants in Shanghai's two airports and Disneyland on Wednesday vowed to keep prices on par with those in their other outlets in the city, following pressure from Shanghai's

15 марта, 08:03

Возможности привлечения передовых шведских технологий для перевооружения российской промышленности обсудили в Стокгольме

Перспективы взаимодействия в области деревянного домостроения и использования технологий переработки бытовых отходов, других шведских лучших практик и технологий обсуждались на переговорах первого заместителя Министра промышленности и торговли Российской Федерации Глеба Никитина со статс-секретарем, заместителем Министра торговли Швеции Оскаром Стенстрёмом и с сопредседателем Российско-Шведского Наблюдательного комитета по торговле и экономическому сотрудничеству, Министром по делам ЕС и торговли Швеции Анн Линде, которые состоялись при поддержке Торгового представительства России в Швеции. Стороны обсудили перспективы проведения заседания российско-шведского Делового Совета в рамках международной промышленной выставки «Иннопром 2017» 10-13 июля 2017 года в г. Екатеринбурге. Они подтвердили заинтересованность в том, чтобы встреча сопредседателей Российско-Шведского Наблюдательного комитета по торговле и экономическому развитию состоялась в текущем году. Кроме того, стороны договорились обсудить вопросы и проблемы, возникающие как у российских, так и у шведских компаний, осуществляющих свою деятельность на территории стран в рамках очередного заседания рабочей группы по инвестиционному сотрудничеству в Стокгольме 30 марта 2017 года. Глава российской делегации вручил Анн Линде приглашение провести встречу сопредседателей Наблюдательного комитета на полях Петербургского международного экономического форума в июне 2017 г. Кроме того, состоялась встреча с представителями крупных шведских компаний, работающих на российском рынке и заинтересованных в дальнейшем расширении своей деятельности (Volvo Trucks, Scania, AstraZeneca, ABB, SCA, IKEA, DeLaval), а также посещение производственной площадки компании Ericsson.

Выбор редакции
15 марта, 03:00

Ikea drivers living in trucks for months

Some drivers say their wage is less than three pounds an hour. One feels "like a prisoner" in his cab.

Выбор редакции
15 марта, 03:00

Ikea drivers living in trucks for months

Some drivers say their wage is less than three pounds an hour. One feels "like a prisoner" in his cab.

Выбор редакции
13 марта, 21:59

Заблокировавшие счет IKEA судьи привлечены к дисциплинарному взысканию

Данные судьи на разных стадиях разбирательства рассматривали вопрос о взыскании 507 млн руб. в пользу бизнесмена Константина Пономарева, который более 8 лет судится с сомпанией

Выбор редакции
13 марта, 18:13

Анна Меликян сняла любовную историю для IKEA

Режиссер фильмов «Про любовь» и «Звезда» Анна Меликян стала автором рекламного клипа для IKEA. Ролик, запущенный в рамках рекламной кампании «Теперь цены ниже», создан совместно с креативным агентством Instinct и рассказывает о том, как мебель от шведского производителя облегчает устройство личной жизни.

13 марта, 16:42

Nordstrom (JWN) to Expand in Oregon with 5th Rack Store

Nordstrom Inc. (JWN) is well on track with its store expansion initiative in a bid to improve customer experience, along with enhancing overall performance.

17 июля 2014, 08:36

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД: ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ В РОССИИ: ВСЕГДА ЛИ НА ПОЛЬЗУ? ПРИМЕР IKEA.

Под редакцией М.Г.Делягина СОДЕРЖАНИЕ Введение. Икона российского либерализма. 1. Всегда ли иностранные инвесторы приводят деньги в страну? 2. Добросовестная конкуренция или подавление отечественного     производителя? 3. Иностранные: инвесторы или мошенники? 3.1. Строительство без разрешения, а то и без проекта 3.2. Аренда земли в Московской области: Теплый Стан 3.3. Аренда земли в Московской области: Химки 3.4. Самое громкое дело: гипермаркеты без электросетей 4. IKEA: поддержка нацизма российскими деньгами? Заключение. Иностранный капитал должен служить развитию России, а не подавлять его.   Москва, 2014 Введение. ИКОНА РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА            Российские либералы с самого начала проведения радикальных реформ сделали привлечение иностранных инвестиций одной из своих абсолютных ценностей – наравне с приватизацией, подавлением инфляции и сокращением бюджетных расходов за счет экономики, армии, науки и социальной сферы. Поскольку современные либералы (не только в России, но и во всем современном мире) последовательно и целенаправленно обслуживают интересы глобального бизнеса, такая ориентация (так как ключевая часть иностранных инвесторов как раз и представляет глобальный бизнес) вполне естественна. Однако открытым остается вопрос о соответствии этой ориентации интересам стран и народов, которыми управляют либералы, в том числе интересам России. Ведь иностранный капитал преследует свои собственные интересы, - которые могут не совпадать, а то и противоречить интересам нашей страны. Подчинение государства идее привлечения иностранных инвестиций любой ценой может превратить его в антиобщественную, антинародную силу, разрушающую национальную экономику. Классическим примером подобной метаморфозы стало подчинение государств Восточной Европы и Прибалтики (а ранее Греции) интересам крупного бизнеса «старых» членов Евросоюза, обернувшееся в ходе евроинтеграции их деиндустриализацией, глубокими социально-экономическими проблемами, превращением в поставщиков дешевой рабочей силы для стран «старой» Европы и в финансовых доноров европейского капитала. При этом классическая аргументация либералов о пользе иностранного капитала, как правило, рассыпается в прах при столкновении с реальностью. Как правило, современные иностранные инвесторы: не передают принимающей стороне современные технологии (по крайней мере, без ее специальных усилий, - справедливо рассматривая их как источник своего конкурентного преимущества); не столько создают справедливую конкуренцию, сколько подавляют местных производителей, не способных выстоять против них (в том числе против демпинга, часто организуемого ими при вхождении в рынок – с последующим повышением цен), что ведет к общему сокращению, а не увеличению рабочих мест и снижению налоговых поступлений; не стремятся к оцивилизовыванию местных обществ, спокойно принимая существующие в них «правила игры» и работая по ним, рассматривая их несовершенства как свои конкурентные преимущества на глобальных рынках (это касается и политических прав, и деятельности профсоюзов, и уровня оплаты, социальной защиты работников, и экологических стандартов); не привлекают капитал в страну, принимающую их, а используют первоначальные капиталовложения для создания механизма выкачивания из страны ее финансовых ресурсов, в том числе при помощи трансфертного ценообразования; минимизируют налоговые платежи, в том числе создавая (при помощи кредитования своими оффшорными компаниями по завышенным ставкам) искусственную убыточность своих предприятий. Рассмотрение практического значения иностранного капитала для России разумно осуществлять на конкретном примере. Разумеется, правомерен вопрос, почему в качестве рассмотрения избрана именно IKEA.          Весьма существенной причиной стало знакомство редактора данного доклада в начале 2000-х с книгой Бертила Торекуля «Сага об ИКЕА», в которой подробно рассказывалось о создании бизнеса этой компании, основанного на добросовестности, инновациях и кропотливом честном труде.          Но главное, конечно, - в самой IKEA. Она не обвинялась в коррупции на территории России в своей стране, в отличие от, например, Siemens. Она не обвиняла своих российских партнеров в бандитизме, в отличие от, например, Telenor, и не вступала с ними в громкие публичные конфликты, в отличие от, например, ВР. В адрес ее руководителей и владельца никогда не выдвигались серьезные обвинения со стороны российских властей, - как, например, в адрес Браудера, возглавлявшего Hermitage Capital Management (его инвестиционный фонд, в котором работал покойный С.Магницкий). На ее предприятиях в России не происходило забастовок, в отличие от, например, Ford, - и она никогда не обвинялась в нашей стране в ущемлении профсоюзного движения или создании «ручного профсоюза». Она никогда не обвинялась и даже не подозревалась в нанесении вреда здоровью потребителям, в отличие от, например, Pepsi Co, Mars и всех фаст-фудов, начиная с McDonalds. В отличие от последнего, она никогда не обвинялась в чрезмерно жестком отношении к своим сотрудникам. Ее деятельность не приводила к преследованию граждан России – ее потенциальных потребителей в судебном порядке с вынесением приговоров, представлявшихся общественному мнению абсурдно жестокими, в отличие от, например, Microsoft. Она не ассоциируется с военно-промышленным комплексом агрессивных стран НАТО, в отличие от, например, Boeing. Напротив: IKEA ассоциируется с высокой культурой повседневного быта, добросовестностью и надежностью, которые символизирует в России страна ее происхождения – Щвеция. IKEA является подлинным представительством Швеции в России, и ее стремление продвигать шведскую культуру, равно как и приверженность экологическим нормам, вызывает огромное уважение, даже когда над ними посмеиваются, и даже когда они создают трудности для покупателя (даже самые простые названия моделей мебели IKEA трудно запомнить, а часто – и произнести, так как они называются только шведскими словами). Ее продукция пользуется огромной популярностью (доходит до организации российскими предпринимателями шоп-туров в ее магазины из регионов, где их нет) и вызывает у граждан нашей страны почти исключительно положительные эмоции, а ее деятельность в России – почти исключительно чувство благодарности. IKEA – крайне доброжелательная к потребителю компания. Список этих причин можно продолжать, но суть проста: IKEA избрана предметом рассмотрения данного доклада именно потому, что в определенной степени она представляется подлинным идеалом иностранного инвестора, - тем, чем он должен быть с точки зрения общества, в которое он приходит. 1. ВСЕГДА ЛИ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТОРЫ ПРИВОДЯТ ДЕНЬГИ В СТРАНУ?          Первый торговый центр IKEA был открыт 23 марта 2000 года в Химках, и к настоящему времени в России действует 14 ее торговых центров, включая три в Москве и два в Санкт-Петербурге. Последний торговый центр IKEA был открыт 29 сентября 2011 года в Самаре; после этого в 2012 году компания объявила о замораживании экспансии в Россию на 3-5 лет, но, несмотря на прекращение прироста торговых площадей (экспансия в нашей стране в ближайшие годы перенесена в Интернет-сферу), остается крупнейшим в России владельцем торговой недвижимости. В 2013 году ее торговые центры посетили 63,9 млн.чел.. Принадлежащие IKEA гипермаркеты «Мега» (IKEA является «якорным», ключевым арендатором в каждом из них) в 2013 году посетил 261 млн.чел. (1,8 населения России!), продажи арендаторов выросли на 10%. В России интересы группы IKEA представляют её дочерние компании, среди которых наиболее значимы ООО «ИКЕА Дом», управляющая ее торговыми центрами, ООО «ИКЕА Мос», развивающая сеть гипермаркетов «Мега», и занимающаяся продажами ООО «ИКЕА Торг». Оборот этого крупнейшего в мире ритейлера мебели и товаров для дома в России в 2013 году (финансовый год компании заканчивается в августе) подскочил на 18% - до 76,4 млрд.руб. (для сравнения: рост оборотов компании в мире в целом составил в 2013 году лишь 3,2%). Хронология открытия 14-ти магазинов[1]: 11 Химки (Мск) 23.03.2000 22 Теплый Стан (Мск) 12.12.2001 33 Дыбенко (СПб) 12.12.2003 44 Казань 23.03.2004 55 Белая Дача (Мск) 15.09.2005 66 Екатеринбург 07.10.2006 87 Нижний Новгород 19.10.2006 88 Парнас (СПб) 01.12.2006 99 Новосибирск 20.11.2007 110 Ростов-на-Дону 22.11.2007 111 Адыгея-Кубань 30.05.2008 112 Омск 14.07.2009 113 Уфа 25.08.2011 114 Самара 29.09.2011 Значение нашей страны для IKEA весьма велико: по ее собственным данным, в 2013 году Россия заняла четвертое место по объему продаж, опередив в том числе и родную для компании Швецию: 14% мировых продаж приходится на Германию, 12% - на США, 9% - на Францию, 7% - на Россию, 5% - на Швецию. Несмотря на стагнацию российской экономики, компания намерена продолжать уверенно наращивать оборот, удвоив его к 2020 году за счет вложения 2 млрд.евро (к настоящему времени в экономику России ею вложено, по официальным заявлениям, около 4 млрд.евро).          Вместе с тем весьма существенным представляется то, что, насколько можно судить, значительная часть средств на открытие торговых центров представляет собой не введенные в Россию инвестиции собственно IKEA, а заранее полученные от российских арендаторов платежи.          Строго говоря, сдача торговых помещений в аренду до их строительства - распространенная практика. Если девелопер обладает хорошей репутацией, и арендаторы верят в реализацию проекта, они заключают соответствующие соглашения до их начала. Уже в середине 2000-х годов это было свойственно торговым центрам не только IKEA, но и, например, «Золотого Вавилона-2», «Мосмарта» и «Рамстора» и выгодно не только владельцу торговых центров (который получает загрузку площадей сразу после их открытия), но и наиболее крупным арендаторам, которые планируют свою деятельность часто на годы вперед и нуждаются в предсказуемости и стабильности.          Однако называть привлеченные на строительство таким образом средства «иностранными инвестициями» некорректно: это средства, привлеченные в пределах Российской Федерации. Данные, позволяющие оценить, какая часть средств, направленных на строительство торговых центров IKEA, действительно является иностранными инвестициями, а какая – досрочными платежами арендаторов, компания не предоставляет.          Возможно, это связано с незначительной долей собственных вложенных средств, что разрушает легенду о добросовестном «иностранном» инвесторе: ведь IKEA, по имеющимся данным, является одним из наиболее дорогих арендодателей.          Еще в 2005 году аналитики отмечали: «В «Меге» установлены непривычно жесткие для московского рынка правила. Средняя ставка аренды… — почти как в центре Москвы. Помимо арендной платы существуют плата «за вход», то есть за право начать торговлю, сервисный сбор (за уборку, охрану), плата за коммунальные услуги. Ремонт выделенной площади арендатор должен произвести за свой счет. С теми, кто пытается роптать против установленного порядка, «ИКЕА Мос» не церемонится. Но арендаторы готовы терпеть: … другого столь же привлекательного для розничной торговли места в столице нет. Поэтому торговцы в большинстве своем безропотно принимают правила и платят сколько велено.»[2] В конце 2012 года отмечались, например, такие особенности IKEA: «Они первыми на рынке перешли на рублевые контракты и первыми — на процент от оборота [в качестве платы за аренду], при этом жестко прописали в контракте, что арендатор обязан раскрывать им свои продажи.»[3] Досрочное заключение контрактов на аренду торговых площадей привело даже к претензиям налоговых органов, но IKEA, как и положено «добросовестному иностранному инвестору», выиграла судебный процесс. Налоговики сочли отделочные и ремонтные доходы, выполненные арендаторами в строящихся ритейлером торговых центрах «Мега», доходом компании, - просто потому, что эти торговые центры принадлежали ей со всеми конструкциями и элементами дизайна, в том числе и произведенными арендаторами за свой счет «неотделимыми улучшениями помещений». Тем самым, по мнению налоговиков, IKEA занизила базу налога на прибыль на 3,15 млрд.руб., а среднегодовую стоимость имущества (с которой исчисляется налог на имущество) – на 1,93 млрд.руб. Общая сумма претензий достигала 1 млрд.руб.. Три судебные инстанции подряд приняли решения в пользу налоговиков, сочтя, что, поскольку арендаторы производили ремонт и отделку за свой счет до введения торговых центров в эксплуатацию и до регистрации прав собственности и аренды, соответствующие улучшения увеличивали собственность IKEA, которая и должна учитывать соответствующие затраты в качестве капитальных вложений. Однако Высший арбитражный суд (ВАС) в 2013 году принял противоположное решение, сочтя, что улучшения, вносимые арендатором в арендуемое имущество, не являются доходом владельца этого имущества, и потому IKEA не должна платить с их стоимости налоги на прибыль и имущество. Основной причиной такого решения представляется то, что осуществляемая арендатором для достижения своих целей отделка, как правило, не имеет для IKEA никакой ценности и нужна лишь самому арендатору. Вместе с тем ситуация, когда решение Верховного Арбитражного Суда перечеркивает решения всех предыдущих инстанций, представляется весьма знаменательной и свидетельствует, как минимум, о влиятельности ответчика; возможно, именно поэтому в IKEA предпочли не комментировать данное решение.[4]          Другое возможное объяснение отсутствия комментариев даже бесспорного успеха в судебном процессе – специфическая финансовая политика, производящая впечатление как минимум систематического уклонения от налогов.          Потрясающее впечатление произвела сделка по продаже в 2011 году «ИКЕА Мос» немецкой фирмой «ИКЕА Айнрихтунгс Гмбх» голландской фирме «Фуприн Холдинг VI Б.В.» (скорее всего, это реструктуризация активов внутри группы IKEA), проведенной в России и оформленной российским нотариусом. Насколько можно понять, «ИКЕА Мос» владеет (помимо иных активов) около 2,5 млн.кв.м. торговой недвижимости с практически гарантированной 100-процентной сдачей в аренду. Рыночная стоимость их оценивается не менее чем в 10 млрд.долл., - но проданы они были за сумму, на порядок меньшую: 35 млрд.руб.![5]          Согласно п. 5 ст. 309 НК РФ, если активы продаваемого российского юридического лица более чем наполовину представляет собой недвижимое имущество (а это как раз такой случай), сделка по продаже иностранной компанией своей доли в таком российском юридическом лице должна облагаться налогом с прибыли в России, - и занижение ее стоимости является уклонением от уплаты налогов!          Однако при проведении этой сделки российский бюджет, по-видимому, не получил вообще ничего: операции в российской юрисдикции между фирмами, зарегистрированными за ее пределами и не имеющими в ней даже представительств, являются безусловной новацией. Похоже, налоговые органы не просто не знают, как собирать налоги в такой ситуации, но и имеют весьма серьезную, хотя и никак не проявляющуюся мотивацию к тому, чтобы не проявлять никакой активности в данном направлении.          Другая особенность налоговой политики IKEA заключается в том, что упомянутая «ИКЕА Мос», сверхуспешная корпорация, стремительно расширяющая свое присутствие в России и ставшая одним из символов коммерческого успеха, оказывается, длительное время работала себе в убыток! По крайней мере, это следует из бухгалтерского баланса. По состоянию на 1 октября 2010 года (дата специально взята до масштабных выплат по просроченным и длительное время игнорируемым компанией долгам) «ИКЕА Мос (торговля и недвижимость)», на которую приходится основная часть деятельности группы в России, имела непокрытый убыток в размере более 15 млрд. руб.[6]. За первые три квартала 2010 года чистый убыток составил 529 млн. руб., и это было большим прогрессом по сравнению с аналогичным периодом прошлого, 2009 года, когда он превысил 1,5 млрд.руб..          Как может безысходно убыточная компания уверенно развиваться и быть символом успеха? При этом речь не идет о фазе завоевания рынка: в 2010 году IKEA работала в России уже долгие годы и построила все свои 14 торговых центров[7].          Возникает ощущение, что компания просто выводила из России заработанную в ней прибыль и показывала убыток, чтобы не платить налог с прибыли. Как говорили в «лихие 90-е», «высокая прибыль – это плохой бухгалтер»[8].          При этом не вполне понятно, куда делись официально декларируемые на то время инвестиции IKEA в Россию в размере 3,5 млрд. долл. (сейчас называют уже 4 млрд. евро): по бухгалтерскому балансу уставной капитал составлял лишь 867,6 млн. руб., а добавочный капитал – еще 2,25 млрд. руб., что в 60 раз ниже заявляемой суммы. Символично, что стоимость чистых активов «крупнейшего иностранного инвестора в России» в тот момент - МИНУС 12 млрд. рублей.          Вместе с тем обвинять уважаемых иностранных инвесторов не стоит: скорее всего, речь идет о специфически либеральном понимании самого термина «инвестиции», отражаемом даже в официальной статистике.          Обыденное сознание понимает под инвестициями капитальные вложения, увеличивающие стоимость основного капитала. Однако либеральные реформаторы включают в «иностранные инвестиции» вообще все средства, приходящие из-за границы российским юридическим лицам, включая и заведомо спекулятивные вложения (например, в операции на фондовом рынке), и предоставляемые российским предприятиям кредиты (и даже краткосрочные).          Доля, например, кредитов в «иностранных инвестициях» в Россию, по официальным данным Росстата, с 2008 по 2013 год колебалась в пределах 87-93%; при этом понятно, что эти кредиты затем выводились из страны с процентами.          Весьма вероятно, что IKEA применяет ту же методику, провозглашая инвестициями кредиты, предоставляемые ею (или связанным с нею компаниями) своим российским «дочкам». Это объясняет регулярные бухгалтерские убытки при всех внешних признаках процветания, но представляется не столько инвестициями, сколько инструментом выкачивания финансовых ресурсов из России.          Таким образом, IKEA, похоже, не столько вводит в Россию капиталы, сколько выводит средства из нашей страны; в этом случае ее работа наносит отечественным финансам (да и экономике в целом) ощутимый вред, - но все равно приветствуется либералами, полностью контролирующими, как в начале 90-х, всю социально-экономическую политику России.          Невольно возникает вопрос, о каком суверенитете нашей страны вообще может идти речь; ситуация больше напоминает колонию, в которой представители «хозяев», то есть «иностранных инвесторов», пользуются правами экстерриториальности, как в порабощенном и растоптанном Китае сто лет назад. 2. ДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ ИЛИ ПОДАВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО БИЗНЕСА?          Сетевая торговля в силу своей сверхэффективности жестко подавляет обычную: как правило, «при прочих равных условиях» конкуренция с ее стороны носит для деловой среды не столько созидательный, сколько разрушительный характер. Не случайно, скажем, в Италии – европейском заповеднике малого бизнеса - длительное время, несмотря на либерализацию европейского законодательства, действовало правило, по которому крупные сетевые торговые центры могли открываться лишь в тех местах, для которых была доказана невозможность функционирования там обычных магазинов. И сейчас не только в Италии, но и во Франции большинство сетевых гипермаркетов и просто крупных торговых центров располагаются либо в промышленных зонах, либо на окраинах: чтобы не подавляли конкуренцию и не разрушали нормальное экономическое пространство.          В России подобных правил нет, - как нет, строго говоря, и полноценной антимонопольной политики. Федеральная антимонопольная служба до сих пор не имеет права не только обеспечивать финансово-экономическую прозрачность компаний, заподозренных ею в злоупотреблении монопольным положением, или (по примеру Германии) до проведения антимонопольного расследования возвращать «на место» резко изменившиеся цены, но даже проводить расследования по степени обоснованности тарифов естественных монополий – этим занимается специально выделенная Федеральная служба по тарифам.          Обвинения в злоупотреблении монопольным положением в адрес торговых сетей, как правило, с гневом отвергаются крупными ритейлерами или вовсе остаются без ответа.          Однако российская практика IKEA, если верить специалистам, далеко выходит за рамки обычной деятельности владельцев торговых площадей. Так, сообщается о том, что «компания… жестко запрещает своим арендаторам открывать аналогичный магазин в радиусе 5 км от “Меги”»[9]. Строго говоря, это представляется грубейшим нарушением нормальной конкуренции и уже не злоупотреблением объективно существующим монопольным положением, но целенаправленным созданием искусственной монополии при помощи административных мер. Насколько можно судить, Федеральная антимонопольная служба России никак не отреагировала на сообщения об этой практике. Еще бы! – как можно обижать иностранного инвестора и стеснять его свободу извлечения из России прибыли антимонопольным расследованием?          Характерная ситуация сложилась при попытке IKEA открыть свой торговый центр в Томске: после подписания рамочного соглашения с инвестором (в строительство центра предполагалось вложить 4 млрд.руб.) тогдашний и.о. мэра Томска Николайчук пообещал депутатам городской думы обязательное привлечение в город крупных сетевых компаний, «чтобы разрушить существующий… монополизм». Однако местные предприниматели выразили протест, категорически заявив, что появление в городе «МЕГАи», напротив, создаст монополию, как минимум, в сфере продажи мебели и товаров для дома.          В защиту своей позиции городские чиновники смогли лишь робко предположить, что, «возможно», IKEA будет сотрудничать с томскими товаропроизводителями. Однако ни одного примера подобного сотрудничества в других регионах России они, что характерно, привести не смогли. (В конечном итоге гипермаркет «МЕГА» в Томске так и не появился – насколько можно судить, из-за того, что менеджеры компании, настоявшие на выборе земли для торгового центра без участия местных властей, стали категорически требовать для себя совершенно не те места, которые был готов предоставить им город)[10].          Основная часть продаваемой IKEA в России продукции и сегодня, несмотря на создаваемые в нашей стране мощности, производится за ее пределами, что создает серьезные проблемы для российских производителей и, строго говоря, оборачивается их систематическим подавлением.          Разумеется, выдвигать в адрес IKEA какие-либо обвинения (и даже подозрения) в связи с этим представляется совершенно недопустимым: это коммерческая структура, не просто заинтересованная, но и прямо обязанная перед своими владельцами получать максимально возможную прибыль любыми средствами.          В частности, сама логика масштабного ритейла требует массового использования импорта – помимо конкурентоспособности продукции из стран с предельной дешевизной рабочей силы и отсутствием реальных экологических ограничений, его централизованную логистику значительно легче организовывать, чем поставки от многих разрозненных местных производителей.          Претензии следует предъявлять прежде всего к российским государственным регуляторам, недопустимой мягкостью своих норм (насколько можно судить, не используются даже меры, разрешенные в рамках ВТО) и фактической необязательностью их исполнения для авторитетных «иностранных инвесторов» превращающих даже вполне добросовестные по исходным намерениям корпорации в подлинных истребителей российского бизнеса.          Но и совсем забывать об этой роли иностранного капитала тоже не следует. 3. ИНОСТРАННЫЕ: ИНВЕСТОРЫ ИЛИ МОШЕННИКИ?          В американских учебниках по ведению бизнеса указывается, что главной проблемой малого бизнеса в США является не поиск заказчика и не выполнение сложной работы, а… получение денег за уже выполненную и принятую заказчиком работу.          Причину этого объясняет популярный совет пособий «как стать миллионером» - не платить по долгам до последней возможности: это считается весьма эффективным и совершенно приемлемым средством, с одной стороны, экономить оборотные средства, а с другой – держать себя в тонусе.          Подобное отношение к своим обязательствам – норма для американской культуры, которую воспринял и Запад в целом, весьма трудно воспринимаемая носителями русской культуры. Именно в этом отношении к своим обязательствам заключается одно из фундаментальных отличий России от Запада, - однако непонимание этого до сих пор весьма распространено в нашей стране и все еще ведет к многочисленным проблемам и даже потерям, в том числе и во взаимодействии с иностранными инвесторами.          С другой стороны, заметная часть как иностранцев-экспатов, так и иностранных юридических лиц, действующих в нашей стране, с большим удовольствием используют слабости российского регулирования (как мягкость норм, так и относительную по сравнению с развитыми странами Запада необязательность их соблюдения) для того, чтобы «пускаться во все тяжкие».          Классический пример этого, насколько можно судить, дает нам и деятельность IKEA. Достаточно вспомнить, как в 2010 году российские налоговики потребовали от ООО «ИКЕА Мос» доплатить в бюджет свыше 1 млрд руб.. Налоговые претензии – дело обыденное, и далеко не всегда они оказываются справедливыми. Однако данный случай оказался особенным: «как выяснилось в суде, ряд контрагентов компании имеют признаки фирм-однодневок, а вызванные в суд их руководители и учредители заявили, что эти компании не учреждали и договоры с "ИКЕА" не подписывали»[11]. 3.1. Строительство без разрешения, а то и без проекта          Первый директор «ИКЕА Мос» Дальгрен (работал в России до 2006 года) весьма откровенно рассказывал «Ведомостям», что строительство крупного торгового центра в России требует большого числа разрешений; поэтому, чтобы сэкономить время, компания привыкла начинать строительство без них, рассчитывая получить их «задним числом», - насколько можно судить, путем прямого шантажа региональных властей и выкручивания им рук.          Понятно, что подобные принципы работы объективно, вне зависимости от желания тех, кто их исповедует, создают исключительно благоприятную почву для коррупции.          На их фоне уже не кажется совершенно случайным тот факт, что «ведущие руководители IKEA по Восточной Европе и России были уволены за дачу взятки энергетической компании Петербурга, отвечающей за подключение к энергосетям города. Также были выявлены факты дачи взятки и при открытии филиалов в других городах России. Например, в Ростове-на-Дону разрешение на строительство было получено после того, как компания IKEA согласилась построить мост и расширить участок автомобильной магистрали. А открытие торгового центра в Химках состоялось лишь после того, как IKEA выделила $1млн. на развитие детского спорта.»[12]          Впрочем, ситуация в России, насколько можно судить, отнюдь не является для IKEA исключением. «В октябре 2007 года двое менеджеров офиса в Англии и сотрудник компании-поставщика были отправлены за решетку по обвинению во взяточничестве на срок от 13 месяцев до трех лет соответственно... В августе 2006 года прокуратура Франкфурта провела расследование в отношении 51 человека, в том числе семи бывших сотрудников IKEA, по подозрению во взяточничестве. Бывшие сотрудники компании подозревались в том, что на протяжении многих лет получали взятки, принимали дорогие подарки и услуги от германских строительных компаний в обмен на строительные контракты. В ходе расследования один из арестованных повесился в камере предварительного заключения»[13]. Правда, деловой прессой описанное по не вполне понятным причинам трактуется не как подверженность IKEA коррупции, а, напротив, как доказательство непримиримой борьбы компании с этим явлением.          Тем не менее естественным результатом ведения строительства (и даже длительного функционирования объектов) без необходимых разрешений представляется большое количество скандалов, в том числе и публичных: из 14 моллов «МЕГА» лишь два открылись в срок и без явных затруднений.          Первый дистрибуторский центр в подмосковном Солнечногорске строился в 2003 году, по признанию Дальгрена, вообще исключительно на основании устной договоренности с главой района (хотя масштаб проекта – инвестиции составляли 40 млн.долл., – в то время, насколько можно судить, автоматически выводили его как минимум на областной уровень). В результате стройка была заблокирована, пока IKEA не перечислила 30 млн.руб. в благотворительный фонд (на дома престарелых; правда, контроль за деятельностью благотворительных фондов со стороны жертвователей в России представляется достаточно слабым). Такое перечисление, по ее стандартам, не может быть признано взяткой. В ноябре того же 2003 года Минприроды предписывало IKEA остановить строительство почти готового объекта под Санкт-Петербургом из-за отсутствия экологической экспертизы; в 2004 и 2005 годах по тем же причинам приостанавливалось строительство гипермаркета в Екатеринбурге. В декабре 2004 года открытие «МЕГА-Химки» дважды откладывалось из-за протестов химкинской администрации, указывавшей на то, что парковка гипермаркета находилась слишком близко к газопроводу, - и это при том, что, как будет показано ниже, эта же администрация проявила верх уступчивости и покладистости (чтобы не сказать «сильно напоминающей криминал инициативы») при выделении IKEA земельного участка для строительства торгового центра[14].          Строительство «МЕГА Ростов-на-Дону» велось вообще без разрешения и утвержденного проекта; в результате в сентябре 2006 года оно было приостановлено регулирующими органами на два месяца. На месяц, до октября 2006 года пришлось отложить ввод в строй «МЕГА» в Нижнем Новгороде – «МЧС посчитало, что шведы нарушили правила пожарной безопасности.»[15]          Строительство «МЕГА Адыгея» велось без утвержденного проекта, в результате чего в мае 2008 года суд оштрафовал за это «ИКЕА Мос», а открытие менее чем за две недели до объявленной даты перенесли на месяц.          Через полгода после начала строительства «МЕГА Уфа», в мае 2008 года оказалось, что часть работ выполнена без необходимых разрешений; в результате торговый центр был введен в строй лишь в августе 2011 года.          При открытии «МЕГА Новосибирск» в ноябре 2007 года Госархстройнадзор с изумлением обнаружил отсутствие системы теплоснабжения (это в Сибири!) и транспортной развязки, предусмотренной техническими условиями, из-за чего две трети комплекса были открыты лишь через год, а открытие оставшейся трети пришлось отложить на две недели. При этом «власти заставили шведов расширить проезд на участке в 2,6 км возле центра и построить мост длиной 300 м (инвестиции оценивались в $3 млн)»[16].          В 2009 году Госстройнадзор Татарии с не меньшим изумлениям выяснил, что торговый центр «МЕГА Казань» функционирует без разрешения на эксплуатацию на протяжении четырех лет. (При том, что в 2005 году инспекция Госстройнадзора уже приостанавливала его строительство - из-за использования недостаточно прочного бетона)[17].          А в Самаре торговый центр был построен IKEA в ноябре 2007 года вообще без каких бы то ни было разрешений. При этом ни на какие предупреждения во время строительства руководство IKEA не реагировало в принципе, - вероятно, полагая, что «туземцы» никуда не денутся. В результате гипермаркет был введен в строй лишь в сентябре 2011 года, с почти четырехлетним опозданием, после серии громких скандалов и вполне голословных обвинений в адрес российских властей, - при том, что ввод его в строй даже в этот срок стал возможен лишь исключительно благодаря крайне доброжелательному отношению одновременно Минэкономразвития и администрации Самарской области[18]. Изложенное позволяет наблюдателям делать заключение о том, что «российские моллы, которые строят шведы, …опасны, так как нередко возводятся с нарушениями и противоречат даже очень либеральным техническим условиям»[19].          Как минимум, нельзя не обратить внимание на регулярность скандалов, а также на, по-видимому, имеющее место вполне откровенное и открытое пренебрежение руководством IKEA нормативными актами, действующими в России, и даже собственными соглашениями, достигнутыми компанией с региональными и местными властями.          Весьма характерно, что, по данным источника «Ведомостей» в IKEA, сотрудники компании пытались раскрывать руководству глаза на факты нарушений при строительстве объектов, но их практически сразу увольняли за эти наивные попытки[20].          Официальная же реакция компании на попытки принудить ее к минимальной проектной, строительной и технологической дисциплине, насколько можно судить, сводится к одной фразе: «Все это проявление российской коррупции».          В 2008 году Пер Кауфман, генеральный директор IKEA в России, он же «директор региона Центральная и Восточная Европа» (что еще раз наглядно свидетельствует о значимости России для компании), впоследствии уволенный в связи с коррупционным скандалом, грозно и (тогда) авторитетно заявил: «Совет директоров группы компаний ИКЕА по России ставит под сомнение возможность продолжения инвестиционной программы ИКЕА в России в связи с непредсказуемым характером административных процедур в ряде регионов. Компания не находит понимания у стройнадзора – после выполнения одних требований мы получаем новые списки замечаний».          Главным же в приведенном выше громком заявлении представляется не его содержание, а дата: оно было опубликовано медиа 2 сентября 2008 года и отражает, насколько можно судить, не столько реальные проблемы IKEA в России, сколько прозорливую реакцию ее руководства на неизбежное в тот момент резкое ухудшение экономической конъюнктуры в нашей стране из-за нового витка глобального кризиса.          Похоже, компания не предъявляла российским властям ультиматума, требуя изменить неудобные для себя нормы регулирования, а просто решила приостановить свою активность в России из-за пугающей в то время неопределенности, - но предпочла не назвать реальную причину, а использовать в качестве благовидного предлога назвать фольклорную коррумпированность российских властей. Когда же Россия преодолела кризис, коррупция, так мешавшая IKEA на его начальной стадии, куда-то волшебным образом рассосалась, и компания, как ни в чем не бывало, продолжила свое победное шествие по регионам, торжественно открыв и вполне успешно эксплуатируя еще три торговых центра.          Тем не менее скандалы продолжались; рассмотрим лишь наиболее громкие из «посткризисных».   3.2. Аренда земли в Московской области: Теплый Стан Земля под строительство «Мега Теплый Стан» была передана компании IKEA в аренду властями Московской области еще весной 1999 года. Владелец земли - ЗАО «Масштаб-сервис» и ООО «ИКЕА МОС (торговля и недвижимость)» 25 августа 1999 года заключили соответствующий договор аренды на 49 лет, причем IKEA могла рассчитывать на его пролонгацию еще на 49 лет. Однако при этом она брала на себя обязательства произвести все необходимые землеустроительные мероприятия, - которые, как установил впоследствии арбитраж Московской области, не выполнила: границы земельных участков в установленном порядке на время проведения суда так и не были определены. На этом основании арендодатель просил признать договор аренды незаключенным в соответствии с Земельным кодексом России. Характерно, что IKEA, насколько можно судить, даже не пыталась отрицать факта неисполнения взятых на себя обязательств, а просто требовала от суда отклонить иск на основании истечения срока давности. Однако Арбитражный суд Московской области в августе 2010 года счел, что срок исковой давности не может быть применен к данному спору, так как предметом его является договор аренды, который не закончился за 10 лет до подачи иска, в момент своего заключения, а длился и в момент подачи иска.[21] Содержательной стороной конфликта, как сообщалось, было не нарушение IKEA своих формальных обязательств, а крайне невыгодные условия арендного договора, заключенного предыдущим владельцем земли. Спор возник, когда оказалось, что арендная плата, выплачиваемая IKEA за 2010 год, даже не покрывает земельный налог в 70 млн.руб., который должен был выплатить за нее собственник земли. Причины, по которым предыдущий собственник пошел на заключение заведомо невыгодного для себя договора с иностранным инвестором, остаются скрытыми. Однако, когда «Масштаб» предложил IKEA выкупить занимаемый ею земельный участок по рыночной цене (около 138 млн.долл.), он получил решительный отказ.[22] После того, как IKEA потерпела поражение с попыткой не допустить рассмотрения дела, оно перешло в апелляционный арбитражный суд, - но конфликтующие стороны пришли к соглашению, которое не было оглашено публично, и иски были отозваны; вероятно, существенная часть требований истца была в связи с их очевидной справедливостью удовлетворена иностранным инвестором «без шума и пыли». 3.3. Аренда земли в Московской области: Химки В ноябре 1991 года решением химкинского горсовета участок земли в 20,8 га районе 23-го километра шоссе Москва-Санкт-Петербург, - тогда в основном пашни и сенокосы, - был вполне законно (что впоследствии признал арбитражный суд) передан КСП «Химки» в коллективно-долевую собственность и в бессрочное пользование. Однако через несколько лет глава администрации Химкинского района внезапно своим решением отобрал эти пашни и сенокосы у дачников и в тот же день передал их в аренду фирме «ИКЕА Ханим Лтд». Регистрация перехода прав в районном комитете по земельным ресурсам и землеустройству осуществлялась в тот же день, с невероятной спешкой: даже номера постановлений об изъятии земли и ее передаче IKEA, на что позднее обратил снимание арбитражный суд, идут друг за другом — первое имеет №2835, а второе №2836. Еще через несколько лет, заключив договор с той же «ИКЕА Ханим Лтд», химкинская администрация продала ей этот земельный участок за 105,5 млн.руб. для ведения предпринимательской деятельности. Оценка стоимости участка, на котором в настоящее время расположен гипермаркет IKEA, представляет значительный интерес: стоимость сотки земли в двух километрах от МКАД достигает десятков тысяч долларов, - а в данном случае она была оценена в 50,7 тыс.руб.. Мотивы подобного коммерческого мастерства бывшего мэра Химок Стрельченко (вошедшего в историю скандалом с Химкинским лесом, борьбой с экологами-активистами и уничтожением критиковавших его местных независимых СМИ так и не установленными преступниками) остаются загадкой: арбитражный суд их не рассматривал, а правоохранительные органы так и не проявили никакого интереса. «Коллективное сельскохозяйственное предприятие "Химки"» пыталось восстановить свои права на данный земельный участок, признав незаконным его передачу и последующую продажу «ИКЕА Ханим Лтд». И в 2012 году арбитражный суд в конце концов зафиксировал: поскольку отказ КСП от прав на землю произошел без согласия его общего собрания (которое является высшим органом управления и правомочно принимать подобные решения), то есть, по сути, без ведома КСП, этот отказ является незаконным, и земельный участок должен быть возвращен прежнему владельцу. При этом решением суда от 5 июня 2012 года химкинская администрация, совершившая незаконное действие, была обязана еще и вернуть IKEA уплаченные ею деньги. Возникла угрожающая ситуация, так как восстановленный судом в своих правах владелец земли не скрывал намерения снести «самовольные постройки» в лице торгового центра IKEA. Та мобилизовала свои возможности в России, - и в результате титанических усилий нанятых компанией юристов (а возможно, и лоббистов, и высокопоставленных чиновников) 18 декабря 2012 года Федеральный арбитражный суд Московского округа принял решение в пользу иностранного инвестора. При этом, как отмечается российскими СМИ, «едва ли главный довод, на основании которого был отклонен иск, сводится к тому, что в случае признания правоты "Коллективного сельскохозяйственного предприятия Химки" бюджету придется возвратить очень большую сумму шведам, а так как истец не был участником сделки купли-продажи, то в иске лучше отказать.»[23] Понятно, что подобного рода «победа правосудия» вызывает серьезные вопросы не только в отношении российской судебной системы, репутация которой общеизвестна, но и, прежде всего, в отношении самой иностранной компании, приобретающей участки под строительство, как минимум, весьма сомнительными методами. 3.4. Самое громкое дело: гипермаркеты без электросетей К концу 2006 года, когда под Санкт-Петербургом должны были быть открыты два гипермаркета, подключить их к электросетям не удалось: отреформированная «по Чубайсу, а не по уму» электроэнергетика России билась в судорогах. По «МЕГА-Парнасу» не удалось даже заключить договор на присоединение к сетям, по «МЕГА-Дыбенко» соглашение было достигнуто, но достроить необходимую подстанцию катастрофически не успевали. Правда, разрушительная реформа электроэнергетики, дезорганизовавшая отрасль, нанесшая ей невосполнимый ущерб и превратившая ее из локомотива в тормоз развития российской экономики, оказалась не единственной причиной длительного затягивания подключения гипермаркетов IKEA к электрическим сетям. Другой причиной, на которую через несколько лет указал вице-губернатор Ленинградской области Г.В.Двас в своем ответе (за № 3-3073/09-0-1 от 26 мая 2009 года) на жалобу руководства IKEA в адрес вице-премьера российского правительства А.Д.Жукова, заключалось в откровенном неисполнении компанией своих обязательств по договору с «Ленэнерго»: задолженность перед последним, по данным вице-губернатора, составляла 168,4 млн.руб. Как там советуют американские учебники, – пока можно не платить, надо не платить? Жалуясь при этом на своих жертв вице-премьеру? Чтобы открыть гипермаркеты, IKEA пошла на временное электроснабжение от взятых в аренду промышленных дизель-генераторов. Тендер выиграла фирма Константина Пономарева. В свете последующих событий представители IKEA (точнее, «ИКЕА Мос»; в дальнейшем, за исключением прямого цитирования, для упрощения картины будет использоваться название группы компаний без внутренней детализации) сочли нечестным тендер, проведенный их компанией. В качестве компромата на Пономарева используется даже факт увольнения проводивших их сотрудников. Дошло до того, что руководство IKEA жаловалось вице-премьеру правительства А.Д.Жукову на то, что заключило невыгодные соглашения, настаивая на личной встрече по этому поводу! Но выбор в ходе объявленного и проведенного ею тендера сделала сама компания: никто из конкурентов не брался поставить требуемое количество дизель-генераторов. IKEA обязалась платить за любой взятый в аренду генератор вне зависимости от того, работает он или нет (строго говоря, резервный генератор и не должен работать все время; более того, без возникновения аварийных ситуаций он может так ни разу и не быть включен за все время своего использования). По имеющимся данным, соглашения не регламентировали число генераторов, оговаривая лишь их минимальную мощность – около 30 000 КВА, в то время как передано в аренду было около 100 000 КВА. 15 октября 2009 года представители IKEA прямо указывали Пономареву: «…мощность ДЭС [дизельных электростанций], предоставленных в аренду в 2006-2007 годах, на обоих объектах была существенно меньше проектных требований». В марте 2007 года представители IKEA подписали новое соглашение, по которому стоимость дизельного топлива для генераторов снижалась на 11%, но зато топливо, аренда и техобслуживание включались в единый тариф за их использование. Затем они протестовали против этого соглашения, указывая на завышение цен, но по данным проверки, проведенной Управлением по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, цены Пономарева оказались на 8% ниже, чем у других поставщиков генераторов в IKEA. Но факт подписания договора IKEA не оспаривал никто; получалось, что, подписав договор, иностранный инвестор затем счел его исполнение необязательным для себя и начал его оспаривать. Оплата за 112 промышленных генераторов частично осуществлялась авансовым платежом (в 2007 г. -  140 млн. рублей в месяц, а в 2008 г. – 55 млн. рублей в месяц), а на остальное, по договору, подписанному IKEA, предоставлялась отсрочка на условиях коммерческого кредита, на который исправно начислялось 36% годовых[24]. На середину 2008 года долг составлял 5 млрд. руб., но полное игнорирование IKEA своих обязательств привело, в полном соответствии с подписанными ею договорами, к кратному росту долга. Поразительно, но представители IKEA «на голубом глазу» заявляли впоследствии, что ничего не знали об этих долгах вплоть до 2010 года, - хотя они возникли из-за подписанных компанией соглашений. Со второй половины 2008 года IKEA прекратила платить авансы. Но это прямо противоречило заключенным ею же соглашениям, по которым одностороннее расторжение договоров до полного подключения обеих торговых центров к электросетям было невозможным, - и Пономарев, разумеется, не согласился на это. По словам представителей IKEA, к 1 июля 2008 года все генераторы, поставленные компаниями Пономарева, были отключены и более не использовались. Но резервные генераторы, как указывалось выше, могут и не использоваться на постоянной основе.  Кроме того, неиспользование арендованного имущества арендатором не является основанием для освобождения его от внесения арендной платы по договору аренды. Пономарев указывал на то, что использование его генераторов продолжалось, так как мощностей другой компании, привлеченной IKEA, не хватало для энергоснабжения моллов. Подтверждением его слов служит указание на изгнание его техников с территории моллов и имеющиеся у него письменные запреты на доступ к объекту (что производит впечатление простого захвата чужого оборудования). Кроме того, Пономарев ссылается на материалы суда IKEA с налоговой инспекцией, отказавшей ей в возмещении НДС почти на 1 млрд. руб.: представители IKEA настаивали, что его генераторы отнюдь не простаивали, а активно использовались[25]. Но вне зависимости от того, работали эти генераторы или нет, главное в другом: IKEA обязалась платить за их аренду (они должны были выполнять в том числе резервные функции) вне зависимости от того, как они используются и используются ли вообще. Представляется, что отношение к этому взятому на себя обязательству внятно характеризует отношение компании к своим обязательствам как таковым. Компания Пономарева потребовала от IKEA возврата имущества и выиграла дело в суде, но та не спешила возвращать его, всеми силами затягивая время. Указывалось даже, что «ее юристы постоянно требуют разъяснений в суде: например, что именно означает формулировка о возврате имущества “в надлежащем виде”»[26]. В 2009 году, похоже, IKEA объявила Пономареву войну: «как выяснилось из шведской прессы, 20 января 2009 года главный юрист IKEA Кристер Турдсон встретился … с представителями детективного агентства Diligence International, которые должны были собрать любой компромат на российского бизнесмена, подавшего в суд на шведский концерн».[27] Британское детективное агентство «сделало вывод, что претензии Пономарева законны, поэтому детективы разработали для IKEA «криминальную стратегию» против владельца САЭ, предложив переквалифицировать дело в уголовное»[28]. Результаты реализации стратегии по дискредитации Пономарева известны: в российские СМИ выплеснулся целый вал компромата, обвиняющего его в гибели Магницкого и изгнании из России Браудера, в создании фирм-однодневок, в передаче себе на «хранение» безналичных сумм и уклонению от уплаты налогов… Но, даже если очередной материал будет посвящен подготовке Пономаревым госпереворота, и даже если в это поверят «компетентные органы»[29], - это не изменит отношения IKEA к своим обязательствам. Фактическое объявление войны Пономареву не помешало IKEA подписать с ним 26 октября 2009 года дополнительное соглашение, по которому IKEA признавала пользование генераторами в 2009 – 2010 гг. и обязанность по внесению арендной платы за них, отказывалась от всех претензий и обязалась выкупить генераторы у Пономарева до 30.03.2010 г. (что служит доказательством необходимости всех 112 генераторов для ИКЕА в 2009 – 2010 гг.). А через год с небольшим после обращения IKEA в агентство Diligence International, в феврале 2010 года, шведская газета Expressen, ссылаясь на переписку сотрудников российской «дочки» IKEA, заявила, что ее менеджмент одобрил взятку для подключения торгового центра «МЕГА-Парнас» к электросетям. По мнению Expressen, «дочка» IKEA взяток не давала, но еще в августе 2009 года менеджер среднего звена IKEA предупреждал свое руководство - гендиректора «ИКЕА Мос» Стефана Гросса и председателя ее совета директоров Пера Кауфмана: «фирма Renaissance Construction [генподрядчик «МЕГА-Парнас» и еще семи центров «МЕГА»], которая за это [подключение] отвечает, постарается получить разрешение… нелегальным путем, с помощью взяток». Пер Кауфман, годом ранее публично метавший громы и молнии в адрес «непредсказуемого характера административных процедур в ряде регионов» и отсутствия у стройнадзора «понимания» нужд IKEA, во внутрикорпоративной переписке был толерантен к коррупции: «Мы одобряем произведенную установку электрооборудования в соответствии с нашими планами». После оглашения данной переписки IKEA объявила о внутреннем расследовании (итоги которого остались скрытыми от общественности), немедленно уволив Кауфмана и Гросса. Единственный содержательный комментарий, который удалось получить «Ведомостям» (меланхолично констатировавшим, что «шведская компания часто оказывается в России во взяткоемких ситуациях»), - категорическое заявление представителя Renaissance Construction С.Ярошевского о том, что эта компания не занималась подключением электричества (и, соответственно, не могла организовывать получение за это взяток).[30] Поэтому имеет право на существование и другая оценка деятельности уволенных: «Оба были уволены за взятки, которые получали при строительстве "Мега Парнас" и "Мега Дыбенко"... В июле прошлого (2012) года Дорогомиловский райсуд Москвы приговорил к 5 годам колонии сотрудника концерна Окана Юналана. Он признан виновным в покушении на коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством в особо крупном размере. Вместе с ним на скамье подсудимых должен был находиться и бывший руководитель "ИКЕА Мос (Торговля и недвижимость)" Карл Ингвалдссон, который и руководил вымогательством 6,5 млн.руб. за продление договора аренды двух помещений в … ТРЦ "Мега Теплый стан". Причем вымогатели требовали у арендатора изначально 11 млн.руб., но после переговоров с россиянами, просившими снизить сумму, Карл Ингвалдссон по телефону приказал своим посредникам согласиться... Бывший руководитель ИКЕА был объявлен в международный розыск, так как ему удалось скрыться — не исключено, …благодаря… покровителям из Белого дома.»[31] После объявлений подписей своих сотрудников фальшивыми (ложность чего разоблачалась экспертизой) и громогласных обвинений в мошенничестве[32] 22 ноября 2010 года IKEA сдалась: подписала договор с компанией Пономарева и выплатила ей 25 млрд.руб. – долг за аренду 2007 – 2008 гг., проценты, пени и пр. платежи. Но в 2012 году его фирма «Рукон» подала к IKEA новый иск, требуя взыскать с нее 33 млрд.руб. в качестве платы за 2009-2010 годы, когда генераторы находились на территории IKEA. С ведома ИКЕА Пономарев переуступил эти требования «Рукону», и в соглашение 2010 года они не вошли, - по желанию менеджмента IKEA, который для улучшения имиджа просил Пономарева не упоминать о спорах, оставшихся неурегулированными.»[33] При этом предложение оплатить долг за 2009 – 2010 гг. с 70-процентным дисконтом (то есть менее трети от его суммы) руководство IKEA проигнорировало. Это подтверждено письмом, которое 1 ноября 2010 года, перед подписанием соглашения и выплатой 25 млрд.руб., Пономарев отправил генеральному директору «ИКЕА Мос» с подробным описанием своих договоренностей с представителем IKEA Расмуссеном. Письмо четко указывало на изъятие долгов за 2009-2010 годы из договора в связи с переуступкой обязательств по ним, на необходимость их отдельного урегулирования и на согласие на отказ от оглашения данной ситуации для улучшения имиджа IKEA. Более того: по данным правительственной «Российской газеты», руководство IKEA разными способами оповещалось об этой ситуации аж 7 раз[34]! Однако в 2013 году арбитражный суд отказал Пономареву, сославшись на то, что вывоз своих дизель-генераторов в 2009-2010 годах он затягивал сам. При этом, похоже, представленные им аргументы и документы не рассматривались вообще: так, например, 15 октября 2009 года руководство IKEA писало ему, что в 2009 году эти генераторы используются в качестве резервных, и возврат их возможен лишь после подключения гипермаркетов к сетям «Ленэнерго» по постоянной схеме, не ранее первого квартала 2010 года. Насколько можно судить, отношение к российским партнерам как к «недочеловекам» было поддержано российским судом, что вызывает ощущение колониальной зависимости современной России. Затем против Пономарева было возбуждено уголовное дело, в мае 2014 года его счета были арестованы судом, но, насколько можно расценивать эти события, «ответный удар» IKEA сорвался: прокуратура разблокировала счета, и дело было прекращено.[35] В июне же 2014 года Федеральный арбитражный суд Московской области принял парадоксальное решение. С одной стороны, он отказал «Рукону» Пономарева в его иске к IKEA, - но, с другой, в том же решении подтвердил подлинность документов, представленных Пономаревым и легших в основу иска. Логическая противоречивость этого решения, по которому IKEA должна компании Пономарева деньги, но взыскивать их с нее не следует, открывает крайне неприятную для этой компании судебную перспективу. Главное же заключается в том, что руководство IKEA, длительное время настаивавшее на фальсификации документов, подтверждающих ее задолженность, насколько можно понять, официально и публично поймано на открытой, сознательной и многолетней лжи[36]. Таким образом, IKEA заняла в отношении своего партнера позицию, напоминающую уже не только полное пренебрежение собственными обязательствами, но и (что, похоже, весьма существенно характеризует весь феномен «иностранных инвесторов в Россию») откровенное и вполне сознательное мошенничество. В связи с этим невольно возникает вопрос о том, является ли иным отношение концерна к своим потребителям. Или заверения в высоком качестве, удобстве и безопасности товаров имеют такое же отношение к действительности, что и заверения российскому бизнесмену в использовании его генераторов? 4. IKEA: ПОДДЕРЖКА НАЦИЗМА РОССИЙСКИМИ ДЕНЬГАМИ?            5 июня 2014 года украинские СМИ распространили информацию о том, что на севере Донецкой области представитель компании IKEA торжественно передал действующим там нацистским карателям спальные мешки, водонепроницаемые фонарики, мебель и предметы быта, а также значительный объем дизельного топлива[37]. Медиа наперебой цитировали «сотника Андрея Петрушака»: «Мы благодарны ИKEA за поддержку – в условиях продолжающейся антитеррористической операции против пророссийских сепаратистов такая помощь сейчас крайне важна. Приятно, что не только простые граждане перечисляют средства на нужды армии, но уже и представители транснациональных компаний оказывают реальную помощь в борьбе за европейское будущее Украины»[38].          Как с восторгом сообщалось при этом украинскими источниками, «представитель IKEA заявил, что компания продолжит передачу всего необходимого снаряжения подразделениям украинской армии, «Правого сектора» и Национальной гвардии. «Мы знаем, что некоторые палатки нашего производства хорошо себя зарекомендовали во время Майдана в Киеве. Теперь продукция сможет доказать свое качество в чрезвычайных условиях», - отметил Александр Савченко»[39].          Отмечая абсурдность ситуации, при которой IKEA, длительное время зарабатывая критически значимые для себя средства в России, демонстративно поддерживает русофобов-нацистов на Украине (хотя это вполне логично с административной точки зрения – в силу наличия в организационной структуре компании единого подразделения «Центральная и Восточная Европа»), СМИ подчеркивали логичность такой позиции. То, что компания уже много лет безуспешно пыталась открыть свои магазины под Киевом и Одессой, делала правдоподобной поддержку ею наиболее действенной из украинских политических сил. Недаром при этом уточнялось: «представитель IKEA выразил надежду, что ситуация изменится после того, как на Украине к власти пришли проевропейские политики»[40].          ИА «Новый регион» напомнил (а для многих и раскрыл) весьма пикантную историю IKEA, в свете которой возможная поддержка ею нацистов на Украине представляется вполне естественной и органичной для этой компании и с идеологической точки зрения: «Приверженность основателя ИКЕА идеям национал-социализма известна всему миру. В 2011 году были рассекречены списки шведской нацистской партии SSS…, где Ингвар Кампрад числился одним из… руководителей. В зону его ответственности входило ведение агитации и привлечение новых членов партии... Кампрад в конце войны… сосредоточился на ведении бизнеса, с помощью которого можно было выстраивать сеть по сбору информации и вербовке сторонников в Европе. ИКЕА… до сих пор остается одной из самых закрытых для сотрудничества компаний[41] с солдатской дисциплиной. Название группы компаний, распределяющей все финансовые потоки, IKANO говорит само за себя – Ingvar Campard And No Others. …Создать совместное предприятие и получить хоть частичный доступ к информационным и финансовым потокам семьи практически невозможно. И это не удивительно, весь бизнес Кампрадов строился с 1943 года при организационной и финансовой поддержке шведской нацистской партии SSS, преемнице шведского филиала НСДАП. Реальные цели его развития никогда и нигде не публиковались. Кампрад… преуспел и смог создать себе имидж уважаемого человека… Дмитрий Медведев вручил ему орден Дружбы. Израиль в этом вопросе оказался более щепетилен – он потребовал и получил от Ингвара компенсации в несколько сот миллионов долларов за издевательства и смерть евреев. И только после этого там появились магазины ИКЕА. …Теперь ИКЕА с ее сверхзадачей по созданию сети, способной влиять на политиков первого эшелона, выстраивает свою «паутину» и на Украине. …Судя по всему, компания вышла на тот уровень, когда деньги из Европы уже не нужны: достаточно, когда на деньги ИКЕА, полученные от российских покупателей, совершаются массовые убийства в Одессе, Донецке, Луганске и других украинских городах. Сейчас концерн ИKEA принадлежит голландскому благотворительному фонду, созданному Кампрадом. Однако некоторые, в том числе и шведская деловая газета Veckans Affarer, считают…, что настоящим хозяином по сей день является Кампрад[42].»          История фирмы, возможно, объясняет странную политику IKEA в отношении платежных карт. В ее свете уже не выглядят бредовыми заявление, что «ИКЕА вынуждает покупателей открывать карты платежных систем в самих магазинах, получая таким образом доступ к личной информации покупателей, вся информация анализируется и передается в online режиме шведской, а через нее и американской разведкам. А чтобы об этом не было известно сотрудникам компании, местонахождение ее настоящих серверов строго засекречено и известно лишь небольшому числу специалистов головного офиса компании. В России у ИКЕА нет даже сервера электронной почты.»[43]          В связи со столь примечательной историей фирмы (включая выплату громадных компенсаций Израилю, хотя владелец фирмы был гражданином нейтральной страны) заслуживает внимания и неизбежное опровержение сообщения о финансировании украинских нацистов, опубликованное «по горячим следам», уже на следующий день, 6 июня 2014 года. Оно потрясает своей лапидарностью: «Появившаяся в прессе информация о том, что ИКЕА оказала материальную поддержку подразделениям украинской армии, «Правого сектора» и Национальной Гвардии, действующим на востоке Украины, не соответствует действительности.»          И все: ни слова больше.          Правда, 9 июня последовал новый, чуть более подробный пресс-релиз: «ИКЕА не поддерживала национальную гвардию и Правый сектор в Донецке. «Слухи о том, что компания ИКЕА оказала материальную поддержку вооруженным формированиям, действующим на востоке Украины, являются ложью. Мы не оказывали и не планируем поддерживать вооруженный конфликт, поскольку это противоречит корпоративной политике компании», — Илва Магнуссон, пресс-секретарь штаб-квартиры Группы компаний ИКЕА.          Компания ИКЕА рассматривает сложившуюся ситуацию как провокацию, ставящую своей целью подрыв репутации ИКЕА и нанесение ущерба бизнесу компании в России. ИКЕА в настоящее время взаимодействует со средствами массовой информации с целью публикации опровержений. ИКЕА намерена обратиться в судебные органы за защитой своих прав с исками к СМИ, продолжающим публиковать заведомо ложную информацию, наносящую вред репутации компании.»          Устно делались, насколько можно судить по сообщениям СМИ, странные заявления об отсутствии у компании «филиалов» на Украине как доказательстве ложности информации о ее помощи нацистам[44] (при том, что в опровергаемых сообщениях цитируется лишь «представитель» компании Савченко, который, судя по отсутствии опровержений, не нарушал корпоративных норм поведения).          Не менее знаменательно в устах представителей крупного международного бизнеса, взвешивающих каждое слово, категорическое заявление о нежелании «поддерживать вооруженный конфликт»: оно бессодержательно, так как помощь вооруженным силам нацистов вполне может трактоваться как стремление к скорейшему завершению «вооруженного конфликта» (путем истребления «ватников»-«колорадов»), а отнюдь не к его «поддержанию».          Эта краткость, отсутствие содержательной информации и частичность (так, не опровергается приписываемая представителю компании оценка нацистской хунты в Киеве как «проевропейских политиков») в ситуации, когда против компании осуществлена (если предположить, что сообщения не соответствуют действительности) масштабная провокация, способная подорвать тщательно выстраиваемый имидж и нанести ущерб ее работе в одной из ключевых для нее стран, вызывает не только недоумение, но и воспоминание о фундаментальном правиле public relations: «говори правду, только правду, ничего кроме правды, - но ни в коем случае не всю правду».          Поэтому нельзя исключить, что материальную поддержку нацистским карателям оказывала не «головная» IKEA, а какая-либо компания ее группы, или выступающий от ее имени благотворительный фонд, или иная заботливо подготовленная «прокладка».          Или же еще проще: текст опровержения позволяет предположить, что IKEA-таки оказывала помощь и карателям «украинской армии», и нацистам из «Правого сектора» и «Национальной гвардии», - но вот только не в Донецке (что было бы затруднительно в связи с его освобождением), как было сказано во втором пресс-релизе, и не «действующим на востоке Украины» (как было сказано в первом). А, например, в конкретный момент передачи материальных ресурсов «бездействовавших» там – или же в ином месте, не относимом компанией к «востоку Украины». Имеют же право, в конце концов, бизнесмены из Стокгольма не разбираться в географии охваченной гражданской войной страны?          Ведь бизнес, заинтересованных в захвате новых пространств, есть бизнес, а история – в том числе и история уважаемой компании - есть история.          А Россия должна более внимательно относиться к истории даже самых почтенных «иностранных инвесторов».          Нацистское прошлое Кампрада позволяет нашей стране «в связи со вновь открывшимися обстоятельствами» последовать примеру Израиля и под страхом прекращения деятельности IKEA в России потребовать компенсации за зверства, которые преступные единомышленники ее основателя творили на нашей земле и с нашим народом.          Одновременно надо тщательно проверить сообщения о помощи IKEA украинским нацистам. Если эти сообщения подтвердятся, а опровержения компании окажутся наглой циничной ложью, она должна быть изгнана из России с наложением штрафов за введение общественного мнения в заблуждение и финансирование терроризма, а ее представители, непосредственно участвующие в поддержке нацистов, то есть совершающие преступление против человечества без срока давности, должны быть отданы под суд и понести соответствующее наказание.          Разумеется, любой здравомыслящий человек хочет, чтобы перечисленных в предыдущем абзаце мер удалось избежать, - но это возможно, лишь если возникшие в отношении IKEA подозрения, усиленные странными опровержениями, будут развеяны авторитетным расследованием. Заключение. ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ ДОЛЖЕН СЛУЖИТЬ РАЗВИТИЮ РОССИИ, А НЕ ПОДАВЛЯТЬ ЕГО            Российское государство должно решительно отказаться от порочной доктрины привлечения иностранного капитала любой ценой и на любых условиях. Такой подход естественен для либералов, в соответствии с отжившими догмами Вашингтонского консенсуса обслуживающих интересы глобального бизнеса, в том числе и против собственных народов, - но абсолютно неприемлем для порожденных этими народами и обязанных служить им государств, в том числе и нынешней Российской Федерации.          Иностранный капитал так же необходим нашей стране, как и национальный, - но, как и национальный, он должен служить развитию России. Представляется полезным взять на вооружение положение Конституции безукоризненно рыночной и отнюдь не социалистической Германии, по которому священной является далеко не всякая частная собственность, а лишь та, которая служит обществу. Логично, что собственность, наносящая обществу ущерб, не имеет права на существование и не должна признаваться ни им, ни созданным им государством.          Необходимо сознавать, что иностранный капитал преследует свои собственные цели, которые далеко не всегда совместимы с интересами российского общества. В отношениях с ним наиболее рациональным представляется китайский подход, жестко принуждающий иностранный капитал к передаче современных технологий (чего вообще не происходит в современной России) и решению других насущных задач Китая, и без колебаний ограничивающий (пусть и не всегда формально) присутствие иностранного капитала во всех сферах, где Китай уже способен обойтись без него, обеспечивая свое развитие самостоятельно.          Скажем, поставка энергетического оборудования на рынок Китая после создания им собственного энергетического машиностроения стала возможна только для тех компаний, которые уже создали в нем свои производства, причем в форме совместных предприятий, объективно принуждающей инвестора к передаче используемых технологий.          России следует четко и ясно выявить сферы, в которых привлечение иностранного капитала необходимо для ее развития, и куда он должен привлекаться при помощи разнообразных льгот, но на время (в течение которого мы сможем научиться и создать аналогичные производства) и с обязательным условием передачи технологий и обучения кадров (напрямую этого требовать нельзя, но использование китайского опыта в части «совместных предприятий» представляется вполне рациональным).          Необходимо выделить также сферы, участие иностранного капитала в которых недопустимо с точки зрения как национальной (это стратегически значимые отрасли, включая не только производство шифровальной техники и вооружений, но и, например, электроэнергетику и другие инфраструктурные отрасли), так и экономической безопасности (например, представляется совершенно недопустимым развертывание сборочных производств на основе импортируемых комплектов деталей, уничтожающих отечественную промышленность комплектующих).          Иностранный капитал в принципе не должен допускаться в те сферы, в которых он вольно или невольно оказывается могильщиком российской экономики. При этом необходимо развивать собственные производства с высокой степенью добавленной стоимости, ограничивая импорт соответствующих товаров и услуг для обеспечения растущего сбыта российских производителей (как это, например, было сделано в отношении производства в России мяса птицы и как делалось в отношении производства свинины вплоть до преступного присоединения к ВТО на заведомо кабальных условиях).          В тех сферах, где иностранный капитал уже присутствует, он должен либо вытесняться, либо принуждаться к неуклонному увеличению уровня локализации и инвестирования в России всей получаемой в ней прибыли.          Иностранные предприятия, вывозящие больше капитала, чем они ввезли в Россию (насколько можно судить, это случай в том числе и IKEA), представляют собой просто насосы, выкачивающие из нас деньги, и потому не только не нужны, но и прямо вредны нам. Их нельзя признавать инвесторами, их существование недопустимо, и они должны вытесняться из России в рамках политики импортозамещения, на которой последовательно настаивает президент Путин.          Наконец, иностранный капитал, рассматривающий Россию как колонию, в которой не действуют правила цивилизованного мира, занимающийся мошенничеством и обманом (вроде публичного отрицания подписей своих руководителей на финансовых документах), равно как и капитал, осуществляющий враждебную России политическую деятельность (вроде финансирования нацизма), должен изгоняться из нашей страны безо всяких сантиментов.           Предоставление подобного рода иностранным инвесторам каких-либо преимуществ перед российским бизнесом просто недопустимо и является прямым предательством интересов России. [1] Расположение магазинов, официальный сайт IKEA, 2014г. http://www.ikea.com/ms/ru_RU/about_ikea/facts_and_figures/store_openings.html [2] Моллы. Мария Абакумова, Александр Малютин, Алексей Аметов, Михаил Козырев, Forbes 03.02.2005 http://www.forbes.ru/forbes/issue/2005-02/19959-molly?page=22 [3] IKEA оказалась крупнейшим владельцем торговой недвижимости в России. Александра Крекнина, Елизавета Никитина, inr.ru (оригинал - Ведомости) 24.12.12 http://www.irn.ru/articles/34268.html [4] ИКЕА отбила налоги на ремонт. Анна Занина, Коммерсант 09.10.2013 http://www.kommersant.ru/doc/2315153 [5] ИКЕА вывела из России 350 млрд рублей. Николай Стасов. MoscowPost. 03.07.2014. http://www.moscow-post.com/economics/ikea_vyvela_iz_rossii_350_mlrd_rublej14720/ [6] ИКЕА вывела из России 350 млрд рублей. Николай Стасов. MoscowPost. 03.07.2014. http://www.moscow-post.com/economics/ikea_vyvela_iz_rossii_350_mlrd_rublej14720/ [7] Правда, два из них – в Уфе и Самаре - в тот момент еще не были введены в строй. [8] Правда, в последующие годы компания «исправилась», - возможно, в том числе и под влиянием критики, - и начала показывать в своих отчетах прибыль. В 2011 году чистая прибыль составила 761,5 млн.руб., в 2012 – уже 7,92 млрд.руб.. http://www.k-agent.ru/?mod=obj&id=919619. [9] IKEA оказалась крупнейшим владельцем торговой недвижимости в России. Александра Крекнина, Елизавета Никитина, inr.ru (оригинал - Ведомости) 24.12.12 http://www.irn.ru/articles/34268.html [10] IKEA в Томске: в ожидании конфликта. Мария Митренина. «Честное слово» (Томск) http://www.chslovo.com/articles/6122812/ [11] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [12] Хочешь работать? Плати отступные. Ксения Малая, newsland 16.05.2010 http://newsland.com/news/detail/id/503088/ [13] Шведов поборола коррупция. Ирина Парфентьева; Анастасия Гордеева, Алена Миклашевская. «Коммерсант», 15.02.2010. http://www.kommersant.ru/doc/1322849 [14] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [15] Мегаоткрытие IKEA. Фёдор Григорьев, Понедельник.info 2.09.2011 http://ponedelnik.info/money/megaotkrytie-kompanii-ikea [16] Там же. [17] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [18] Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса. Ринат Сагдиев, Анастасия Попова, «Ведомости» 11.05.2010. Цит. по: http://www.abireg.ru/n_9173_addnews.html [19] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [20] Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса. Ринат Сагдиев, Анастасия Попова, «Ведомости» 11.05.2010. Цит. по: http://www.abireg.ru/n_9173_addnews.html [21] О договоре на аренду земли под ТК Мега Теплый Стан, B&Q 2010 г. http://www.bandq.ru/?PressaID=1160 [22] Сенатор Мошкович передумал забирать у IKEA землю под ТЦ "Мега Теплый Стан", NEWSru.com Новости недвижимости 14.12.2010 http://realty.newsru.ru/article/14dec2010/ikea [23] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [24] Мегадолг может еще вырасти. Ирина Пирогова. Российская газета. 01.07.2014. http://www.rg.ru/2013/07/01/ikea.html [25] Гнутся шведы: как русский бизнесмен выбил из IKEA 25 млрд рублей. Мария Абакумова, Forbes 26.02.2014 http://nnm.me/blogs/Anatolyas/gnutsya-shvedy-kak-russkiy-biznesmen-vybil-iz-ikea-25-mlrd-rubley/page2/ [26] Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса. Ринат Сагдиев, Анастасия Попова, «Ведомости» 11.05.2010. Цит. по: http://www.abireg.ru/n_9173_addnews.html [27] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [28] Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса. Ринат Сагдиев, Анастасия Попова, «Ведомости» 11.05.2010. Цит. по: http://www.abireg.ru/n_9173_addnews.html [29] См., например, Жадность губит флибустьера. Петр Сергиенко. MoscowPost, 03.06.2014. http://www.moscow-post.com/economics/zhadnost_gubit_flibustjera14461/ [30] Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса. Ринат Сагдиев, Анастасия Попова, «Ведомости» 11.05.2010. Цит. по: http://www.abireg.ru/n_9173_addnews.html [31] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [32] Мегадолг может еще вырасти. Ирина Пирогова. Российская газета. 01.07.2014. http://www.rg.ru/2013/07/01/ikea.html [33] Гнутся шведы: как русский бизнесмен выбил из IKEA 25 млрд рублей. Мария Абакумова, Forbes 26.02.2014 http://nnm.me/blogs/Anatolyas/gnutsya-shvedy-kak-russkiy-biznesmen-vybil-iz-ikea-25-mlrd-rubley/page2/ [34] Мегадолг может еще вырасти. Ирина Пирогова. Российская газета. 01.07.2014. http://www.rg.ru/2013/07/01/ikea.html [35] Разорительное партнерство. Борис Лойман, "Российская газета" - Федеральный выпуск №6391 (119) 29.05.2014 http://www.rg.ru/2014/05/29/ikea.html [36] Документы, подтверждающие задолженность ИКЕА перед российским предпринимателем, оказались подлинными. ИА «Регнум». 01.07.2014. http://www.regnum.ru/news/economy/1820260.html [37] См., например, Качество и надежность IKEA проверят в «боевых условиях». Рупор.инфо, 05.06.2014. http://www.rupor.info/news-ekonomika/2014/06/05/kachestvo-i-nadezhnost-ikea-proveryat-v-boevyh-usl/ [38] См., например, здесь: IKEA оказала поддержку украинским патриотам на Донбассе. From-ua.com, 05.06.2014. http://from-ua.com/news/7eaab3a5485fb.html [39] Качество и надежность IKEA проверят в «боевых условиях». Рупор.инфо, 05.06.2014. http://www.rupor.info/news-ekonomika/2014/06/05/kachestvo-i-nadezhnost-ikea-proveryat-v-boevyh-usl/ [40] IKEA оказала поддержку украинским патриотам на Донбассе. From-ua.com, 05.06.2014. http://from-ua.com/news/7eaab3a5485fb.html [41] Характерно, что даже оценки состояния Ингвара Кампрад различаются почти втрое; перед кризисом 2008 года высказывались предположения, что он богаче Билла Гейтса. [42] «Правый сектор» действует на деньги ИКЕА. Стал известен еще один спонсор украинской «революции». РИА «Новый регион», 05.06.2014. http://www.urfo.org/moskow/500828.html [43] Грязные методы ИКЕА в России. Александр Трушков, Компромат.Ru (оригинал ИА "Паритет-Медиа") 30.12.2013 http://www.compromat.ru/page_34115.htm [44] Поддерживает ли компания IKEA украинский «Правый сектор». «Infox.ru» 06.06.2014. http://www.infox.ru/business/company/2014/06/06/Poddyerzhivayet_li_k.phtml http://worldcrisis.ru/crisis/1576308