Индекс потребительских цен
20 ноября, 05:15

Об оценке индекса потребительских цен (еженедельно)

  • 0

   Об оценке индекса потребительских цен с 8 по 13 ноября 2017 года

20 ноября, 05:15

Об индексе потребительских цен (ежемесячно)

  • 0

   Об индексе потребительских цен в октябре 2017 года 

20 ноября, 05:15

Справка об индексах потребительских цен в России и зарубежных странах

  • 0

  Справка об индексах потребительских цен в России и зарубежных странах в сентябре 2017 года  

19 ноября, 14:06

Форекс прогноз валют на неделю 19.11.2017 MaxiMarketsTV (евро EUR, доллар USD, фунт GBP)

Подписывайтесь на канал: http://goo.gl/Rpsm62 Смотрите видео по Форекс: https://goo.gl/SNF0Ho Информационный партнёр - Finversia-ТV: https://goo.gl/psct2M Европейская валюта выросла более чем на 250 пунктов по отношению к американскому доллару на прошлой неделе и завершила торги на подступах к уровню сопротивления 1.1800 на отметке 1.1790. Что интересно, прошедшая неделя не была отмечена интересными событиями в Еврозоне или резко позитивными важными экономическими публикациями. Европейская валюта росла буднично, используя слабость американского доллара и уверенность делового и политического мира в силе и стабильности собственной экономики. Основными новостями из Еврозоны на прошедшей неделе стали уточненные данные инфляции за октябрь и роста ВВП за третий квартал текущего года. Оба показателя вышли в полном соответствии с предварительными прогнозами, однако снижение базового индекса потребительских цен на 0.1% по сравнению с прошлым месяцем вызвало определенное разочарование рынков. И даже вопреки низкой инфляции европейская валюта продолжила расти. После того как ЕЦБ объявил о сворачивании программы количественного смягчения, запланированного до октября следующего года на фоне высокого экономического роста, рынки более спокойно относятся к сигналам низкой инфляции. Если регулятор приступил к ужесточению кредитно-денежной политики, значит ситуация в Еврозоне действительно улучшается. Нужно, однако, помнить, что представители ЕЦБ, включая Марио Драги, периодически упоминают в своих выступлениях, что регулятор готов включить обратно любые методы смягчения монетарной политики, если того потребует ситуация. Ситуация в данном случае потребует, если инфляция продолжит снижаться и далее. Торговый баланс, как и сальдо платежного баланса Еврозоны находится в профиците, который продолжает расти. Это говорит о том, что экспорт Евросоюза превышает импорт, что, в свою очередь, свидетельствует о здоровом состоянии экономики. В пятницу выступал глава ЕЦБ Марио Драги и в очередной раз заявил о росте экономики Еврозоны. Кроме этого, Драги отметил слабый рост заработной платы и сказал о необходимости сохранения либеральной кредитно-денежной политики и низких процентных ставок. Американский доллар на завершившейся неделе испытывал намного больше проблем, чем евро. Несмотря на увеличение объемов розничных продаж в октябре, рост индекса потребительских цен ожидаемо снизился до уровня 2%, то есть вновь достиг целевой границы ФРС. С большой вероятностью американский регулятор объявит о еще одном повышении процентных ставок в декабре, однако падающая инфляция вызывает все больше обеспокоенности у представителей ФРС и участников рынка. Очередные проблемы с принятием налоговой реформы в США продолжают оказывать серьезное давление на доллар, и не исключено, что решение не будет найдено в ближайшее время. На предстоящей неделе не состоится ключевых экономических публикаций в Еврозоне и США. Внимание инвесторов будет сосредоточено на дальнейшем развитии событий с реализацией налоговой реформы в США, а также к публикации индексов деловой активности в различных секторах. В нашем прогнозе на предстоящую неделю предполагаем дальнейший рост курса евро/доллар к уровням сопротивления 1.1815, 1.1830, 1.1865, 1.1900 и 1.1925.

18 ноября, 22:50

Is America In Terminal Decline?

  • 0

Authored by Raul Ilargi Meijer via The Automatic Earth blog, John Rubino recently posted a graph from Bob Prechter’s Elliot Wave that points to some ominous signs. It depicts the S&P 500, combined with consumer confidence and savings rate. As the accompanying video at Elliott Wave, What “Too Confident to Save” Means for Stocks, shows, when the gap between high confidence and low savings is at its widest, a market crash -often- follows. In 2000, the subsequent crash was 39%, in 2007 it was 54%. We are now again witnessing just such a gap, with the S&P 500 at record levels. Here’s the graph, with John’s comments: Consumers Are Both Confident And Broke Elliott Wave International recently put together a chart that illustrates a recurring theme of financial bubbles: When good times have gone on for a sufficiently long time, people forget that it can be any other way and start behaving as if they’re bulletproof. They stop saving, for instance, because they’ll always have their job and their stocks will always go up. Then comes the inevitable bust. On the following chart, this delusion and its aftermath are represented by the gap between consumer confidence (our sense of how good the next year is likely to be) and the saving rate (the portion of each paycheck we keep for a rainy day). The bigger the gap the less realistic we are and the more likely to pay dearly for our hubris. John is mostly right. But not entirely. Not that I don’t think he knows, he simply forgets to mention it. What I mean is his suggestion that people stop saving because they’re confident, bullish. To understand where and why he slightly misses, let’s turn to Lance Roberts. Before we get to the savings, Lance explains why the difference between the Producer Price Index (PPI) and Consumer Price Index (CPI) is important to note. Summarized, producer prices are rising, but consumer prices are not. You Have Been Warned There is an important picture that is currently developing which, if it continues, will impact earnings and ultimately the stock market. Let’s take a look at some interesting economic numbers out this past week. On Tuesday, we saw the release of the Producer Price Index (PPI) which ROSE 0.4% for the month following a similar rise of 0.4% last month. This surge in prices was NOT surprising given the recent devastation from 3-hurricanes and massive wildfires in California which led to a temporary surge in demand for products and services.   Then on Wednesday, the Consumer Price Index (CPI) was released which showed only a small 0.1% increase falling sharply from the 0.5% increase last month.   Such differences have real life consequences. In Lance’s words: This deflationary pressure further showed up on Thursday with a -0.3% decline in Export prices. (Exports make up about 40% of corporate profits) For all of you that continue to insist this is an “earnings-driven market,” you should pay very close attention to those three data points above. When companies have higher input costs in their production they have two choices: 1) “pass along” those price increase to their customers; or 2) absorb those costs internally.   If a company opts to “pass along” those costs then we should have seen CPI rise more strongly. Since that didn’t happen, it suggests companies are unable to “pass along” those costs which means a reduction in earnings. The other BIG report released on Wednesday tells you WHY companies have been unable to “pass along” those increased costs.   The “retail sales” report came in at just a 0.1% increase for the month. After a large jump in retail sales last month, as was expected following the hurricanes, there should have been some subsequent follow through last month. There simply wasn’t. More importantly, despite annual hopes by the National Retail Federation of surging holiday spending which is consistently over-estimated, the recent surge in consumer debt without a subsequent increase in consumer spending shows the financial distress faced by a vast majority of consumers. That already hints at what I said above about savings. But it’s Lance’s next graph, versions of which he uses regularly, that makes it even more obvious. (NOTE: I think he means to say 2009, not 2000 below) The first chart below shows a record gap between the standard cost of living and the debt required to finance that cost of living. Prior to 2000(?!), debt was able to support a rising standard of living, which is no longer the case currently. The cut-off point is 2009, unless I miss something in Lance’s comment. Before that, borrowing could create the illusion of a rising standard of living. Those days are gone. And it’s very hard to see, when you take a good look, what could make them come back. Not only are savings not down because people are too confident to save, they are down because people simply don’t have anything left to save. The American consumer is sliding ever deeper into debt. And as for the Holiday Season, we can confidently -there’s that word again- predict that spending will be disappointing, and that much of what is still spent will add to increasing Consumer Credit Per Capita, as well as the Gap Between Real Disposable Income (DPI) And Cost Of Living. The last graph, which shows Control Purchases, i.e. what people buy most, a large part of which will be basic needs, makes this even more clear. With a current shortfall of $18,176 between the standard of living and real disposable incomes, debt is only able to cover about 2/3rds of the difference with a net shortfall of $6,605. This explains the reason why “control purchases” by individuals (those items individuals buy most often) is running at levels more normally consistent with recessions rather than economic expansions. If companies are unable to pass along rising production costs to consumers, export prices are falling and consumer demand remains weak, be warned of continued weakness in earnings reports in the months ahead. As I stated earlier this year, the recovery in earnings this year was solely a function of the recovering energy sector due to higher oil prices. With that tailwind now firmly behind us, the risk to earnings in the year ahead is dangerous to a market basing its current “overvaluation” on the “strong earnings” story. “Prior to 2009, debt was able to support a rising standard of living..” Less than a decade later, it can’t even maintain the status quo. That’s what you call a breaking point. To put that in numbers, there’s a current shortfall of $18,176 between the standard of living and real disposable incomes. In other words, no matter how much people are borrowing, their standard of living is in decline. Something else we can glean from the graphs is that after the Great Recession (or GFC) of 2008-9, the economy never recovered. The S&P may have, and the banks are back to profitable ways and big bonuses, but that has nothing to do with real Americans in their own real economy. 2009 was a turning point and the crisis never looked back. Are the American people actually paying for the so-called recovery? One might be inclined to say so. There is no recovery, there’s whatever the opposite of that is, terminal decline?!. It’s just, where does that consumer confidence level come from? Is that the media? Is The Conference Board pulling our leg? Is it that people think things cannot possibly get worse? What is by now crystal clear is that Americans don’t choose to not save, they have nothing left to save. And that will have its own nasty consequences down the road. Let’s raise some rates, shall we? And see what happens?! One consolation: Europe, Japan, China are in the same debt-driven decline that Americans are. We’re all going down together. Or rather, the question is who’s going to go first. That is the only hard call left. America’s a prime candidate.

18 ноября, 13:38

Dominica CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket in Dominica decreased to 120.96 Index Points in October of 2017 from 121.61 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Dominica averaged 79.99 Index Points from 1999 until 2017, reaching an all time high of 126.63 Index Points in July of 2014 and a record low of 18.64 Index Points in February of 1999. This page provides - Dominica Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Luanda CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket in Angola increased to 164.73 Index Points in October of 2017 from 159.19 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Angola averaged 69.48 Index Points from 2002 until 2017, reaching an all time high of 164.73 Index Points in October of 2017 and a record low of 10.83 Index Points in January of 2002. This page provides - Angola Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Bangladesh CPI Transport & Communication

The transportation sub-index of the CPI basket in Bangladesh increased to 216.59 Index Points in October of 2017 from 216.44 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Bangladesh averaged 179.03 Index Points from 2011 until 2017, reaching an all time high of 216.59 Index Points in October of 2017 and a record low of 131.01 Index Points in May of 2011. This page provides - Bangladesh Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Euro Area CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket In the Euro Area decreased to 101.79 Index Points in October of 2017 from 101.84 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in the Euro Area averaged 85.63 Index Points from 1996 until 2017, reaching an all time high of 104.05 Index Points in August of 2014 and a record low of 66 Index Points in January of 1996. This page provides - Euro Area Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Israel CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket in Israel decreased to 98.20 Index Points in October of 2017 from 98.70 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Israel averaged 69.22 Index Points from 1983 until 2017, reaching an all time high of 111.31 Index Points in September of 2012 and a record low of 0.35 Index Points in January of 1983. This page provides - Israel Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Jordan CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket in Jordan increased to 126.76 Index Points in October of 2017 from 125.60 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Jordan averaged 107.53 Index Points from 2006 until 2017, reaching an all time high of 135.70 Index Points in July of 2014 and a record low of 79.10 Index Points in February of 2006. This page provides - Jordan Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:37

Panama CPI Transportation

The transportation sub-index of the CPI basket in Panama decreased to 104.70 Index Points in October of 2017 from 105.40 Index Points in September of 2017. CPI Transportation in Panama averaged 101.88 Index Points from 2014 until 2017, reaching an all time high of 108 Index Points in July of 2015 and a record low of 96 Index Points in January of 2015. This page provides - Panama Cpi Transportation- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:34

Jordan Inflation Rate MoM

The Consumer Price Index in Jordan increased 0.21 percent in October of 2017 over the previous month. Inflation Rate Mom in Jordan averaged 0.30 percent from 2006 until 2017, reaching an all time high of 6.04 percent in February of 2008 and a record low of -3.35 percent in December of 2008. This page provides - Jordan Inflation Rate MoM- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:34

Mali Consumer Price Index Cpi

Consumer Price Index Cpi in Mali decreased to 116.30 Index Points in October from 117 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index Cpi in Mali averaged 112.68 Index Points from 2011 until 2017, reaching an all time high of 117.60 Index Points in July of 2015 and a record low of 108.20 Index Points in October of 2011. This page provides - Mali Consumer Price Index Cpi- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:33

Burkina Faso Consumer Price Index Cpi

Consumer Price Index Cpi in Burkina Faso increased to 109.40 Index Points in September from 109 Index Points in August of 2017. Consumer Price Index Cpi in Burkina Faso averaged 105.56 Index Points from 2009 until 2017, reaching an all time high of 110.60 Index Points in June of 2015 and a record low of 99.30 Index Points in March of 2010. This page provides - Burkina Faso Consumer Price Index Cpi- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:25

Israel Consumer Price Index (CPI)

Consumer Price Index CPI in Israel increased to 100.60 Index Points in October from 100.30 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index CPI in Israel averaged 33.88 Index Points from 1951 until 2017, reaching an all time high of 101.71 Index Points in October of 2013 and a record low of 0 Index Points in October of 1951. In Israel, the Consumer Price Index or CPI measures changes in the prices paid by consumers for a basket of goods and services. This page provides the latest reported value for - Israel Consumer Price Index (CPI) - plus previous releases, historical high and low, short-term forecast and long-term prediction, economic calendar, survey consensus and news.

18 ноября, 13:24

Angola Consumer Price Index (CPI)

Consumer Price Index CPI in Angola increased to 200.45 Index Points in October from 194.65 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index CPI in Angola averaged 53.14 Index Points from 1997 until 2017, reaching an all time high of 200.45 Index Points in October of 2017 and a record low of 0.10 Index Points in February of 1997. In Angola, the Consumer Price Index or CPI measures changes in the prices paid by consumers for a basket of goods and services. This page provides - Angola Consumer Price Index (CPI) - actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:24

Poland Consumer Price Index (CPI)

Consumer Price Index CPI in Poland increased to 172.20 Index Points in October from 171.30 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index CPI in Poland averaged 69.13 Index Points from 1971 until 2017, reaching an all time high of 172.20 Index Points in October of 2017 and a record low of 0 Index Points in February of 1971. In Poland, the most important categories in the consumer price index are: Food and non-alcoholic beverages (24 percent of the total weight); Housing energy/maintenance (21 percent); Transport (9 percent); Recreation and Culture (7 percent). Alcohol and tobacco, Health, Other goods and services, and Clothing account for 6 percent each. Communication, Restaurants and Hotels, Household Equipment and Education account for the remaining 17 percent of total weight. This page provides - Poland Consumer Price Index (CPI) - actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:24

Sweden Consumer Price Index (CPI)

Consumer Price Index CPI in Sweden decreased to 323.38 Index Points in October from 323.62 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index CPI in Sweden averaged 174.75 Index Points from 1960 until 2017, reaching an all time high of 323.69 Index Points in July of 2017 and a record low of 27.70 Index Points in April of 1960. In Sweden, the Consumer Price Index or CPI measures changes in the prices paid by consumers for a basket of goods and services. This page provides - Sweden Consumer Price Index (CPI) - actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

18 ноября, 13:23

Benin Consumer Price Index (CPI)

Consumer Price Index CPI in Benin decreased to 110.50 Index Points in October from 110.70 Index Points in September of 2017. Consumer Price Index CPI in Benin averaged 109.76 Index Points from 2009 until 2017, reaching an all time high of 115.20 Index Points in May of 2015 and a record low of 99.40 Index Points in June of 2009. In Benin, the Consumer Price Index or CPI measures changes in the prices paid by consumers for a basket of goods and services. This page provides - Benin Consumer Price Index (CPI) - actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

28 мая, 13:59

"Русские министры" встали у руля китайской экономики - итоги I квартала от Сергея Цыплакова

Экономика Китая в первом квартале 2017 года Как говорит китайская пословица: «хорошее начало – половина дела». Это утверждение выглядит не бесспорным, но можно согласиться, что в экономической сфере первые месяцы года хотя и не предопределяют его конечных результатов, однако, вне сомнения, задают тон экономическому развитию и намечают основные вектора экономической политики. В Китае же степень внимания к началу нынешнего года была особенно высокой. Это – неудивительно. Ведь главным событием жизни страны должен стать 19 съезд КПК, так что экономическая обстановка постоянно рассматривается через съездовскую призму, поскольку любой провал в экономике чреват очень большими политическими издержками. Такой осторожный подход к политике вообще и экономической политике в частности, отчетливо проявился уже в прошлом году, когда руководство провозгласило поддержание стабильности, как «базовый принцип в управлении государством». Дополнительной причиной для осторожности стала неопределенность в отношениях с США, возникшая после победы Д. Трампа на президентских выборах. Заявления Трампа о возможности пересмотра им принципа «одного Китая», обвинения в манипулировании курсом юаня, в краже американских рабочих мест – все это таило в себе очень осязаемые угрозы резкого ухудшения двусторонних отношений и начала большой торговой войны, что совсем не отвечало интересам Китая. В этой обстановке сложного переплетения экономических и внешнеполитических проблем начался 2017 год. Первым крупным политическим событием 2017 года для Китая стало участие Си Цзиньпина в Экономическом форуме в Давосе в момент сумятицы, вызванной активизацией антиглобалистских сил, вдохновленных победой Трампа. На форуме китайский лидер четко отмежевался от изоляционистской философии новой американской администрации и декларировал поддержку экономической глобализации как объективного процесса, обусловленного развитием производительных сил и научно-техническим прогрессом. Признавая то, что глобализация не является идеально совершенной, что она породила ряд проблем, Си вместе с тем счел нужным заявить, что Китай является как ее бенефициаром, так и активным участником, и намерен сохранять за собой эту роль и впредь. Хотя содержание глобализации в Китае и на Западе понимается далеко не одинаково, за китайской активностью в Давосе стоял, как видится, не только очевидный тактический расчет сыграть на «межимпериалистических противоречиях», но и более долгосрочные соображения. Си Цзиньпин постарался дать влиятельным кругам западной элиты сигнал о том, что Китай остается ответственной страной с последовательной политикой, которая не подвержена резким конъюнктурным колебаниям, а определяется долгосрочными национальными интересами. Это была попытка позиционировать Китай в качестве надежного договороспособного партнера, а в более широком смысле, в качестве одной из важных опор стабильности в нынешнем неспокойном мире. "Русские министры" у руля китайской экономики Главным же внутриполитическим событием первого квартала были традиционно созываемые в начале марта так называемые "Две сессии": сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) и сессия Народного Политического Консультативного Совета Китая (НПКСК). На этих мероприятиях опять-таки по традиции много места отводится вопросам экономики, прежде всего утверждению индикативных показателей экономического развития на текущий год. Основным пунктом повестки дня «двух сессий» является доклад о работе правительства, с которым выступает премьер. В этом году по форме данный порядок тоже был сохранен. А вот, по сути, бросались в глаза значимые отличия. В самый канун начала работы «двух сессий» Си Цзиньпин выступил с большой речью на заседании руководящей группы ЦК КПК по финансам и экономике, в которой предвосхитил многие положения доклада о работе правительства, и тем самым как бы понизил значимость выступления премьера на сессии до уровня вторичного или «технического». В своем выступлении Си Цзиньпин акцентировал внимание на трех моментах: во-первых, он высказался за углубление процесса борьбы с избыточными мощностями, а также заявил о необходимости «неуклонно» решать вопросы, связанные с так называемыми «зомби» предприятиями. Решение этой проблемы видится ему в увязке с обеспечением занятости высвобождаемых работников, в том числе путем их переквалификации, а в отдельных случаях предоставления социальных пособий. Во-вторых, Си отметил важность предотвращения финансовых рисков и подчеркнул необходимость ускорить создание «скоординированного механизма» надзора за деятельностью на различных сегментах финансового рынка с целью «закрыть имеющиеся там дыры» и поднять критерии надзора до международных стандартов. Это высказывание было воспринято как сигнал к началу реформирования системы контроля на финансовом рынке, которая в настоящее время находится в руках нескольких ведомств: Народного Банка, Комитета по надзору за банковской деятельностью, Комиссии по ценным бумагам и рынку акций, Комиссии по надзору в области страхования. Данная система не показала своей эффективности. Участвующие в ней органы не всегда действуют согласовано, а сферы их компетенции недостаточно четко разграничены, что создает возможности для разного рода махинаций, регуляторы хронически не поспевают реагировать на быстрое развитие финансовых рынков. В-третьих, Си Цзиньпин повторил уже ранее выдвинутый им тезис о создании «эффективного механизма», стимулирующего стабильное и здоровое развитие рынка недвижимости, который должен базироваться на принципе – «дома для того, чтобы в них жить, а не предмет для спекуляций». Ничего особо принципиально нового Си Цзиньпин вроде бы не сказал, зато лишний раз четко обозначил, в чьих руках находится руководство экономикой. Такой же сигнал был дан и несколькими днями ранее, когда были произведены кадровые изменения в экономическом блоке правительства Китая. Вместо ушедших на пенсию руководителей Государственного Комитета по развитию и реформе Сюй Шаоши и Министерства коммерции Гао Хучэна были назначены соответственно Хэ Лифэн и Чжун Шань. У этих фигур есть много общего. Оба они до своих новых назначений занимали должности заместителей министра, оба в своих ведомствах курировали вопросы сотрудничества с Россией, а самое главное – оба на разных этапах своей карьеры работали с Си Цзиньпином. Хэ Лифэн – в провинции Фуцзянь, Чжун Шань – в провинции Чжэцзян, так что истоки их нынешнего карьерного взлета вполне объяснимы и понятны. Итоги "Двух сессий" Сессия ВСНП начала свою работу 5 марта. Особых сенсаций в ее ходе не было, все прошло достаточно рутинно. Доклад о работе правительства премьера Ли Кэцяна, как и ожидалось, имел преимущественно «технический» характер, в нем практически отсутствовали принципиально новые идеи. Позиция правительства по всем вопросам шла строго в русле одобренных и уже ранее озвученных партийных установок. Премьер предложил «консервативный» индикативный показатель экономического роста на 2017 год в размере 6,5% «или выше, если это будет практически достижимо». Таким образом, этот показатель был сформулирован как «нижняя черта» возможного замедления китайской экономики в текущем году с уровня 2016 года в размере 6,7%. Показатель потребительской инфляции в 2017 году было намечено удержать в пределах 3%, уровень зарегистрированной безработицы в городах - в пределах 4,5% (уровень безработицы в декабре 2016 – 4,05%). За год предполагается создать 11 млн. новых рабочих мест (в 2016 году -13,14 млн.). Рост доходов населения должен быть на примерно одинаковом уровне с темпами роста экономики (в прошлом году доходы населения росли медленнее, чем ВВП, соответственно 6,3% и 6,7%). В части внешней торговли каких-либо количественных ориентиров не было поставлено, единственной задачей остались «стабилизация и поворот к лучшему». В текущем году правительство намерено продолжить проведение активной финансовой политики, но сохранить нынешний уровень дефицита бюджета в размере 3%. При этом сами размеры дефицита должны увеличиться на 200 млрд. юаней до 2,38 трлн. юаней. Рост бюджетного дефицита объясняется необходимостью продолжить снижение налоговой нагрузки на предприятия, а также поддерживать достаточные объемы инвестиций в инфраструктуру. В 2017 году предполагается направить 800 млрд. юаней на финансирование строительства новых скоростных железных дорог, 1,8 трлн. юаней на строительство и реконструкцию автомобильных дорог, водных путей, а также строительство новых объектов гидроэнергетики. Кредитно-денежная политика должна иметь «умеренно-нейтральный характер». Индикативный показатель роста денежной массы М2 намечается в размере 12% (в 2016 - +11,3%). В части валютной политики правительством было декларировано намерение «придерживаться направления на рыночное реформирование системы валютного курса», а также «поддерживать стабильное место юаня в глобальной валютной системе». В докладе было заявлено о продолжении так называемой реформы «в области предложения», конкретизированы показатели сокращения избыточных мощностей. В частности в угольной промышленности планируется вывести избыточные мощности в размере 150 млн. тонн (в 2016 было выведено 290 млн. т). В сталелитейной промышленности – 50 млн. тонн (было выведено 45 млн. т). Впервые был обозначен показатель по выводу энергетических мощностей, работающих на угле, в размере 50 млн. Кв. В части излишков в секторе недвижимости премьер признал их значительное наличие в городах «третьей и четвертой линий» и повторил установку Центрального экономического совещания декабря 2016 года о необходимости ускорить создание и совершенствование «долгосрочного механизма развития рынка недвижимости», предусматривающего дифференцированные формы регулирования применительно к условиям в различных регионах. В крупных городах, где наблюдается резкое повышение цен, предусматривается «разумное увеличение» площадей земельных участков под жилищное строительство, упорядочение девелоперской деятельности, системы продаж и деятельности посредников. В число приоритетных направлений экономической политики были также включены проблемы снижения долговой нагрузки и в первую очередь долговой нагрузки на предприятия. Однако о каких-либо новых подходах к решению данной проблемы заявлено не было. Были повторены уже обозначавшиеся ранее такие меры, как обмен долгов на акции, ограничения на увеличение долгов государственных предприятий, расширение масштабов применения форм прямого финансирования, в том числе через акции. Премьер отметил важность сохранения бдительности к финансовым рискам росту объемов плохих долгов в банковской системе, деятельности теневого банковского сектора, проблемам в интернет-финансах и заявил о намерении «поставить заслон финансовым рискам». Реагируя на недовольство иностранных инвесторов, Ли Кэцян пообещал создать им более благоприятные условия для участия в выполнении программ «Сделано в Китае 2025» и «Интернет +» путем оптимизации делового климата, снижения барьеров по допуску в сферу услуг, производственные отрасли, добычу полезных ископаемых. Кроме того было обещано облегчить условия допуска действующих в Китае иностранных предприятий к фондовому и долговому рынкам. Американское направление - встреча Трампа и Си В целом итоги «двух сессий» подтвердили, что в нынешнем году в экономической сфере Китай намерен в основном продолжать политику, проводившуюся им в 2016 году, то есть по-прежнему балансировать между экономическими реформами и «стабильным ростом», дозировано применяя меры по стимулированию последнего. Однако для того чтобы укрепить эту позицию необходимо было, если не устранить полностью, то, во всяком случае, снизить вероятность торгово-экономического конфликта с США и попытаться выстроить каналы взаимодействия с новой американской администрацией. Поэтому первый квартал отличался повышенной активностью на американском направлении. Пауза, которая возникла в китайско-американских отношениях после прихода Д. Трампа в Белый дом, продлилась до конца новогодних праздников в Китае. 10 февраля состоялся телефонный разговор Си Цзиньпина и Трампа, в ходе которого последний признал принцип «одного Китая», что сразу открыло дверь для активизации контактов в сферах политики и экономики. Диалог пошел настолько интенсивно, что уже к началу «двух сессий» о личной встрече лидеров двух стран говорили как о деле в принципе решенном. 23 марта стороны объявили о том, что саммит состоится 6-7 апреля. Такие рекордно сжатые сроки подготовки предопределяли поверхностный характер предстоящих переговоров, в том смысле, что уменьшали вероятность достижения каких-либо качественных прорывов по существу имеющихся сложных проблем, хотя бы из-за недостатка времени на их детальную предварительную проработку. Впрочем, стороны это хорошо понимали и осознанно на это шли. Сама встреча Си Цзиньпина и Трампа, несмотря на длившиеся семь с половиной часов переговоры, глубоким прорывом в китайско-американских отношениях, конечно, не стала. По ее итогам не было принято никакого коммюнике, не было даже неподписного совместного заявления. По блоку торгово-экономических вопросов стороны, похоже, договорились осуществить «план ста дней», в течение которых они должны обсудить имеющиеся проблемы и найти пути к сокращению американского дефицита в торговле с Китаем. В вопросе «манипулирования валютным курсом» американцы «дали назад» еще до саммита. В апреле Минфин США опубликовал соответствующий доклад, в котором утверждений о том, что Китай манипулирует курсом своей валюты, не содержалось, и таким образом тема была, если не снята, то отодвинута на задний план. Хотя на китайско-американском саммите форма явно довлела над содержанием, тем не менее, его результаты для Китая, в общем, оказались позитивными. Диалог удалось формализовать, ввести в какие-то согласованные рамки. «Формы бывают сильнее людей», - как подчеркивалось в одном из комментариев в китайских СМИ, то есть, имея дело с таким непредсказуемым политиком как Трамп, Китай получил некоторую страховку на определенное время от его неожиданных действий. В этом плане итоги встречи в Мар-а-Лаго оказались даже лучше ожиданий. ВВП Таков был общий политический фон, на котором происходило экономическое развитие. Сама же экономика развивалась на основе, тех тенденций, которые сформировались в ней в конце прошлого года. Большинство китайских аналитиков в начале 2017 года исходили из того, что в нынешнем году экономика Китая будет продолжать замедляться. В тоже время, принимая во внимание некоторое ускорение экономического роста, которое произошло в 4 квартале 2016 года, они полагали, что темпы экономического роста в начале года будут относительно высокими, а потом начнут снижаться. В частности, такой прогноз давался Прогнозным центром Академии Наук Китая, специалисты которого прогнозировали рост ВВП в 1 квартале в размере 6,6% с последующим снижением до 6,4% во 2 и 3 кварталах и выходом в конце года на уровень 6,5%. Тот же уровень в 6,5% назывался в январе и экспертами МВФ. В целом отметку в 6,5% можно было рассматривать в качестве некоего консенсус прогноза. По-видимому, правительство также в значительной мере разделяло данную точку зрения, что и нашло свое выражение при определении индикативного показателя роста на текущий год на сессии ВСНП, о чем уже говорилось выше. Хотя возможность снижения темпов роста во второй половине года остается весьма вероятной, тем не менее, в 1 квартале они оказались лучше ожиданий. Экономический рост продолжал ускоряться второй квартал подряд. ПРИРОСТ ВВП составил 6,9%, выйдя, таким образом, на уровень 3 квартала 2015 года. Это стало возможным, как представляется, благодаря двум обстоятельствам: во-первых, положительной динамике экспорта и всей внешней торговли, во-вторых, сохранявшемуся оживлению на рынке недвижимости и продолжавшемуся росту инвестиций в нее. Рассмотрим их более подробно. Внешняя торговля Внешняя торговля первые за два последних года прекратила спад, ее стоимостные объемы начали увеличиваться. Рост экспорта наблюдался в январе (+11,2%) и в марте (+16,4%), при небольшом снижении (-1,3%) в феврале. Стоимостные показатели импорта стабильно росли все три месяца квартала соответственно на 16,7%, 38,1%, 20,3%. В целом за первый квартал объем внешней торговли увеличился на 15% (899,7 млрд. долларов), экспорта – на 8,2% (482,79 млрд. долларов), импорта – на 24% (417,18 млрд. долларов). Комментируя итоги квартала, в Китае отмечали две тенденции, повлиявшие на рост стоимостных показателей внешней торговли. Во-первых, постепенное восстановление мировой экономики, которое привело к укреплению спроса на китайские товары на рынках разных категорий стран. В частности экспорт Китая в ЕС в первом квартале увеличился на 7,4%, в США – на 10%, в страны АСЕАН – на 18%. Кроме того произошел восстановительный рост поставок в страны с растущими рынками. Темпы роста экспорта в Индию составили 14,2%, в Бразилию – 35,8%, в ЮАР – 16,5%. Во-вторых, рост цен на сырьевые и промышленные товары, который обозначился в последние месяцы прошлого года, сохранился, что привело к удорожанию импорта. Обращает на себя внимание, что Китай пока не прибегал к существенному сокращению физических объемов импорта указанных групп товаров. Например, импорт (в физических объемах) железной руды увеличился на 12,2% , угля - на 33,8%, нефти – на 15%, лесоматериалов – на 18,2%, в стоимостном же выражении ввоз указанных товаров возрос соответственно на 91,3%, 152,2%, 79%, 22,2%. Несмотря на положительную динамику внешней торговли, здесь не торопятся с выводом о том, что она преодолела длительную кризисную полосу, и отмечают, что нынешний подъем показателей нельзя пока рассматривать как долгосрочную тенденцию, поскольку сохраняется большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего порядков, в связи с чем вероятность нового замедления в течение нынешнего года нельзя преждевременно сбрасывать со счетов, так как она продолжает оставаться весьма высокой. Российское направление Торговля между Россий и Китаем вступила в период восстановительного роста, ее показатели оказались лучше, чем не только в первом квартале 2016 года, но и 2015 года. В целом в первом квартале объем двусторонней торговли увеличился на 29,3% (18,1 млрд. долл.). Рост цен на основные товары российского экспорта способствовал тому, что их поставки на китайский рынок в стоимостном выражении возросли на 36,1% (9,67 млрд. долл.). В этом плане Россия идет в одном ряду с такими странами, со схожей товарной структурой экспорта, как Австралия (+74,2%), Бразилия (+49,3%), Индонезия (+52%), ЮАР (+35,4%). Относительное укрепление курса рубля дало возможность увеличить китайский экспорт в Россию на 22,4% (8,44 млрд. долл.). Недвижимость Сектор недвижимсти оставался критически важным для экономики Китая. После того как осенью 2016 года власти возобновили действие ограничительных мер в ряде городов, многие ожидали, что объемы продаж, а также приросты инвестиций в недвижимость начнут ощутимо снижаться. Однако, в первые месяцы 2017 года эти ожидания оправдались только частично. Рынок недвижимости, действительно, охлаждался, но этот процесс протекал неравномерно и относительно медленно. В 1 квартале объем реализованной недвижимости в годовом исчислении увеличился на 19,5% (1 кв. 2016 – 33,1%, за весь 2016 – 22,5%) и составил 290,35 млн. кв. метров. Однако если брать помесячные показатели, то в январе-феврале прирост составлял 25,1%, в марте только 11,5%. В стоимостном выражении продажи за квартал возросли на 25,1% (2,3182 трлн. юаней) (1 кв. 2016 – 54,1%, за весь 2016 год – 34,8%). В месячной разбивке это выглядело следующим образом: в январе-феврале прирост был 26%, в марте – 24,4%. Произошло как бы разделение между регионами, которое было особенно хорошо видно в первые два месяца года, когда рост происходил преимущественно за счет регионов Центрального и Западного Китая. В марте показатели несколько подравнялись. В общем, радикально снизить уровень спекулятивной активности, взять под контроль рост цен в секторе недвижимости не удалось. Это в свою очередь предопределило введение новых ограничительных мер по трем направлениям: «ограничивать покупки» (речь идет о втором и третьем жилье), «ограничивать кредитование», «ограничивать перепродажи». Начиная с третьей декады марта, новые ограничительные меры были введены в 18 городах, при этом к ним прибегли не только города «первой и второй линий», но в отдельных случаях и средние города «третьей и даже четвертой линий». Процесс сокращения объемов нереализованной недвижимости идет туго. За квартал ее объемы уменьшились незначительно, на 7,29 млн. кв. метров (с 695,39 млн. кв. м в конце 2016 года до 688,1 млн. кв. м). Сокращение происходило только в марте, тогда как в январе-феврале нереализованные объемы наоборот увеличивались. На фоне активности рынка темпы роста ИНВЕСТИЦИЙ В НЕДВИЖИМОСТЬ не только не замедлились, но наоборот ускорились. За первый квартал их прирост составил 9,1%, что существенно выше, чем показатели 1 квартала 2016 года (+6,2%) и всего 2016 года (6,9%). Данный показатель превысил также уровень 1 квартала 2015 года (+8,5%), который является максимальным перед началом резкого спада инвестиционной активности в секторе недвижимости. Удельный вес инвестиций в недвижимость в общем объеме инвестиций в основной капитал по сравнению с 1 кварталом 2016 года не изменился, оставшись на уровне 20,6%. Таким образом, инвестиции в недвижимость (1929,2 млрд. юаней) пока продолжали толкать экономику вверх, оставаясь значимой силой экономического роста. Однако сила эта ненадежная, поскольку в нынешнем своем виде она неразрывно связана с дальнейшим нарастанием финансовых рисков, в то время как создание нового механизма «здорового развития» сектора недвижимости, совершенно очевидно, является делом не самого близкого будущего. Внутренние инвестиции Другие же движущие силы экономического роста по сравнению с прошлым годом изменились мало. Главной среди них была продолжающаяся инвестиционная подпитка экономики. ИНВЕСТИЦИИ В ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ (9377,7 млрд. юаней) в 1 квартале увеличились на 9,2%, что превышало показатели за 2016 год в целом (+8,1%). Как и в 2016 году наблюдался ускоренный прирост ИНВЕСТИЦИЙ В ОБЪЕКТЫ ИНФРАСТРУКТУРЫ. В первом квартале они возросли на 23,5% (в 1 квартале 2016 года – 19,6%). Доля инфраструктурных инвестиций (1899,7 млрд. юаней) в общем объеме капиталовложений по сравнению с 1 кварталом 2016 года (17,9%) повысилась и составила 20,3%. Фактически по своим стоимостным объемам они оказались равны инвестициям в сектор недвижимости. Продолжился постепенный и фрагментарный восстановительный рост ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ (5731,3 млрд. юаней). За 1 квартал в годовом исчислении они увеличились на 7,7%. Этот рост происходил неравномерно. Наиболее активны частные инвесторы были в Восточном Китае (+9,9%) и в Центральном Китае (+8,9%). Низкой была их активность в Западном Китае (+5%). По-прежнему наблюдалось бегство частного капитала из регионов Северо-Востока, где частные инвестиции сократились на 27,5%. Несмотря на то, что показатели приростов частных инвестиций превысили уровни 1 квартала 2016 года (+5,7%) и всего прошлого года (+3,2%), их доля в общем объеме капиталовложений (61,1%) еще полностью не восстановилась. Она все еще меньше, чем была в 1 квартале 2016 года (62%). Темпы роста частных инвестиций по-прежнему существенно ниже, чем в 2014-2015 годах, когда они соответственно составляли 18,1% и 10,1%. Потребление Потребление продолжало расти, но темпы его приростов медленно снижались. За 1 квартал объем розничных продаж потребительских товаров увеличился на 10% (1 кв. 2016 года – 10,3%, за весь 2016 год – 10,4%). По-прежнему опережающими темпами росла интернет торговля, ее общий объем увеличился на 32,1%, в том числе интернет торговля товарами возросла на 25,8%, ее удельный вес в общем объеме продаж товаров составил 12,4% (соответствующие показатели за 1 кв. 2016 были на уровнях: 27,8%, 25,9% и 10,6%). Темпы промышленного роста Темпы промышленного роста возросли. Добавленная стоимость в промышленности увеличилась за 1 квартал 2017 года на 6,8% (1 квартал 2016 – 5,8%), отдельно в марте показатель составил 7,6% (март 2016 – 6,8%). Опережающими темпами росли производство оборудования (+12%) и продукция высокотехнологичных отраслей (+13,4%). Обращает на себя внимание также значительное увеличение стоимостных объемов отгружаемой на экспорт продукции (2794,6 млрд. юаней), что составляет более 45% от всей добавленной стоимости промышленности. В 1 квартале в стоимостном выражении они увеличились на 10,3% (в 1 кв. 2016 сокращение на 3%), что является наилучшим показателем с 2012 года. В тоже время нельзя не отметить, что объемы производства отдельных отраслей с наибольшим наличием избыточных мощностей показали рост. В частности производство стали увеличилось на 2,1%, термически необработанной стали - на 4,6%, цветных металлов - на 9%, в том числе алюминия на 10,9%, соответствующие показатели за 1 квартал 2016 года были 0%, (-3,2%), (-0,4%), (-2%). Незначительно сократились добыча угля (-0,3%) и производство цемента (-0,3%). В 1 квартале 2016 года соответствующие показатели были на уровнях (-5,3%) и (+3,5%). Оживление в промышленности подтверждалось заметным ростом промышленного энергопотребления и объемов грузовых перевозок. За январь-март потребление электроэнергии в промышленности увеличилось на 7,7%, что намного выше показателей как 1 квартала прошлого года (+0,2%), так и за весь 2016 год (+2,9%). Объем грузовых перевозок железнодорожным транспортом в 1 квартале возрос на 15,3%, что является самым высоким показателем с весны 2010 года. Для сравнения в 1 квартале прошлого года перевозки по железной дороге сократились на 9,43%. Ускорился рост прибылей промышленных предприятий. За квартал их объем увеличился на 28,3%, тогда как в 1квартале 2016 года и за весь прошлый год этот показатель составлял 7,4% и 8,5%. В отраслевом разрезе среди 41 отрасли промышленности увеличение прибылей было зафиксировано в 38 отраслях, в 1 отрасли наблюдался нулевой рост, в 2 отраслях прибыли снижались. В тот же период прошлого года рост прибылей отмечался в 31 отрасли, снижение в 10 отраслях. Особенно быстро росли прибыли государственных предприятий (70,5%) и акционерных предприятий (30,2%). У предприятий с иностранными инвестициями и частных предприятий рост прибылей шел гораздо медленнее, они увеличились соответственно на 24,3% и 15,9%. Цены Рост цен мирового рынка, некоторое сокращение производственных мощностей, общее оживление промышленного производства и спроса способствовали продолжению ростаИНДЕКСА ОТПУСКНЫХ ЦЕН ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ (PPI). В целом за квартал PPIувеличился на 7,4%. В помесячной разбивке его значения составляли: январь – 6,9%, февраль – 7,8%, март – 7,6%. Как и осенью прошлого года, повышение индекса происходит в основном за счет повышения цен в ряде базовых отраслей, таких как черная металлургия, производство цветных металлов, нефтехимия. В добывающих отраслях в 1 квартале рост цен составил 33,7%, в отраслях по производству промышленного сырья 14,9%, в обрабатывающих отраслях – 6,5%. В тоже время в отраслях пищевой промышленности цены поднялись на 0,7%, в производстве одежды – на 1,3%, в производстве потребительских товаров длительного пользования цены снизились на 0,4%. В условиях, когда рост оптовых цен производителей как бы блокирован в базовых отраслях, его влияние на потребительскую инфляцию продолжало быть ограниченным. ИНДЕКС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН (CPI) оставался в конце первого квартала на вполне приемлемых уровнях, увеличившись за первые три месяца года на 1,4%. Кредитно-денежная политика В 1 квартале Народный банк Китая (НБК) стремился проводить «умеренно-нейтральную» кредитно-денежная политика. Она выразилась в относительном замедлении кредитной экспансии. Объем вновь выданных кредитов в национальной валюте в 1 квартале составил 4,22 трлн. юаней, что на 385,6 млрд. юаней меньше, чем в тот же период прошлого года. Сохранялась сформировавшаяся в прошлом году тенденция к увеличению объемов кредитов домохозяйствам. Объем выданных им кредитов в сравнении с 1 кварталом 2016 года увеличился с 1,24 трлн. юаней до 1,85 трлн. юаней, в том числе долгосрочных и среднесрочных с 1,1 трлн. юаней до 1,46 трлн. юаней. Сумма кредитов для нефинансовых предприятий и организаций, наоборот, сократилась с 3,42 трлн. юаней до 2,66 трлн. юаней, из-за уменьшения краткосрочного кредитования, в то время как объемы долгосрочных и среднесрочных кредитов увеличились с 2,07 трлн. юаней до 2,67 трлн. юаней. Одновременно произошло значительное увеличение использования такого рискованного инструмента, как трастовые кредиты, которые формально не отражаются на балансе банков. Их объем в 1 квартале составил 1,37 трлн. юаней, что почти в 2 раза больше, чем за тот же период прошлого года (708 млрд. юаней). НБК в 1 квартале постепенно сокращал темпы денежного предложения. Показатель М2 увеличился на 10,6% (159,96 трлн. юаней), что на 2,8 п. п. ниже, чем в тот же период 2016 года и 0.5 п. п. меньше, чем в феврале нынешнего. Показатель М1 увеличился на 18,8% (48,88 трлн. юаней), соответственно на 3 п. п. и 2,6 п. п. ниже, чем в марте 2016 года и феврале 2017 года. Валютная политика Валютная политика строилась с учетом наблюдавшегося в первом квартале снижения индекса доллара США, который уменьшился за квартал с уровня 103,5 до 99,01. НБК провел достаточно крупные валютные интервенции в январе, чтобы не допустить чрезмерного ослабления юаня, курс которого в декабре близко подходил к отметке 7 юаней за доллар. Когда эта цель была достигнута, регулятор начал корректировать текущий курс в зависимости от колебаний американской валюты и сумел избежать резких колебаний курса после повышения учетной ставки ФРС в марте. За первые три месяца года курс юаня к доллару США повысился на 0,5% и находился на уровнях около отметки 6,9 юаня за доллар. В тоже время курс юаня к другим резервным валютам, которые росли к доллару быстрее, несколько снизился. Снижение юаня к евро составило 0,9%, к японской иене - 3,5%, к британскому фунту – 1,2%. Валютный индекс юаня CFETS в 1 квартале уменьшился с 94,83 в конце декабря 2016 года до 92,93, то есть примерно на 2%. Девальвационные ожидания чуть-чуть ослабели, но отнюдь не исчезли полностью. Острота проблем ОТТОКА КАПИТАЛА и СОКРАЩЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ РЕЗЕРВОВнесколько смягчилась, но полностью они преодолены не были. Сохранялось отрицательное сальдо по банковским операциям с валютой. За 1 квартал оно составило 40,9 млрд. долларов, что меньше чем в любой из кварталов 2016 года. По сравнению с 4 кварталом прошлого года (94,3 млрд. долларов) сальдо уменьшилось на 56,6%. Расходы НБК на покупку валюты продолжали сокращаться на протяжении всего квартала (в общей сложности 17 месяцев подряд), но темпы сокращения заметно замедлились. Удалось приостановить процесс «таяния» валютных резервов, которые по итогам квартала продолжали быть чуть выше отметки в 3 трлн. долларов (3009,5 млрд. долларов). Валютные резервы сокращались в январе (-12,3 млрд. долларов), в феврале-марте они немного увеличивались соответственно на 6,9 млрд. долларов и 3,964 млрд. долларов. Таким образом, за квартал в целом резервы уменьшились только на 1,4 млрд. долларов. Зарубежные инвстиции Этот результат в значительной части был достигнут благодаря мерам по ужесточению правил валютного контроля и порядка осуществления зарубежных инвестиций. ПРЯМЫЕ КИТАЙСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ ЗА РУБЕЖ в 1 квартале в годовом исчислении сократились на 48,8% (20,54 млрд. долл.). Они оказались меньше, чем ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В КИТАЙ. Их сумма за январь-март составила 33,81 млрд. долларов, сократившись в годовом исчислении на 4,5%. Особенно заметным был спад притока иностранного капитала в отрасли обрабатывающей промышленности, который уменьшился на 17,5%, иностранные инвестиции в отрасли услуг увеличились на 1,2%. Итоги первого квартала Итоги 1 квартала в Китае и за рубежом были восприняты в целом позитивно. Например, МВФ и некоторые инвестиционные банки пересмотрели свои прогнозы годового роста китайской экономики в сторону повышения. В частности, МВФ повысил свой январский прогноз с 6,5% до 6,6%. Японский банк Nomura также поднял планку с 6,5% до 6,6%, а JP Morgan – с 6,6% до 6,7%. Вместе с тем эксперты МВФ отмечают, что рост продолжает опираться на долги, что является «опасным», так как это может привести к коррекции роста в среднесрочной перспективе. Фонд рекомендует китайскому руководству стремиться может быть к более медленному, но более устойчивому развитию экономики, сократить вливания в госсектор и одновременно увеличить инвестиции в социальную сферу. Китай призывают также расширить рыночный доступ к отраслям, контролируемым госпредприятиями, и усилить внимание к финансовым рискам на рынке капитала, прежде всего в отношении финансовых продуктов «теневых» банков. Основной темой дискуссий среди китайских экономистов является вопрос о том, насколько нынешнее улучшение состояния китайской экономики может быть прочным и длительным и можно ли его расценивать как начало нового этапа в ее развитии. Часть экономистов полагает, что ускорение темпов экономического развития в 4 квартале 2016 года и 1 квартале нынешнего года является свидетельством того, что экономика Китая одолела некоторую переломную точку и в рамках общего движения по траектории L перешла «с вертикали на горизонталь». Другая часть считает, что нынешняя стабилизация имеет временный характер, вызванный усилением государственного стимулирования экономики, а также благоприятным наложением ряда других факторов. Однако их действие может в течение года ослабнуть, поэтому нельзя исключать нового усиления давления нисходящего тренда на экономический рост. В частности такой точки зрения придерживается известный китайский экономист, руководитель Центра международных экономических исследований Университета Цинхуа Ли Даокуэй. По его мнению, у китайской экономики большой потенциал роста, но нынешний подъем показателей вызван «краткосрочными причинами», тогда как «коренные проблемы урегулирования экономической структуры, реформы предложения еще не получили своего разрешения», поэтому прежде чем говорить о достижении точки перелома, необходимо еще подождать и продолжить наблюдать за экономическими процессами. Весьма осторожно в своих оценках и китайское руководство. На состоявшемся 25 апреля заседании Политбюро ЦК КПК отмечалось, что в 1 квартале 2017 года китайская экономика «взяла хороший старт», но в тоже время подчеркивалось, что «путь к урегулированию экономической структуры будет долгим и тяжелым». По нашему мнению, утверждать о переходе китайской экономики «с вертикали на горизонталь» пока явно преждевременно. Даже при самых благоприятных обстоятельствах в нынешнем году можно ожидать не наступления нового цикла роста, но только постепенного назревания предпосылок для вступления в него. Но тот факт, что Китай сумел в значительной мере снизить угрозу «жесткой посадки» своей экономики, как минимум в перспективе одного-двух лет тоже особых сомнений не вызывает. Сумеет ли Китай закрепить наметившиеся положительные подвижки покажет уже самое близкое будущее, так что, как советует русская пословица: цыплят будем считать по осени. Сергей Цыплаков, Директор филиала "Сбербанк России" в Китае, Торговый представитель Российской Федерации в Китае с 2001 по 2014 годы. Специально для издания "Южный Китай" Язык Русский