• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1534
      • Показать ещё
      Разное656
      • Показать ещё
      Люди159
      • Показать ещё
      Издания59
      • Показать ещё
      Компании503
      • Показать ещё
      Формат40
      Показатели46
      • Показать ещё
      Международные организации82
      • Показать ещё
Индия
Индия
Индия (хинди भारत, англ. India), официальное название — Республика Индия (хинди भारत गणराज्य, англ. Republic of India) - государство в Южной Азии. Население - 1 282 526 тысяч человек, территория - 3 287 263 км², по обоим этим показателям является крупнейшей страной Южной Азии. Занимает вт ...

Индия (хинди भारत, англ. India), официальное название — Республика Индия (хинди भारत गणराज्य, англ. Republic of India) - государство в Южной Азии. Население - 1 282 526 тысяч человек, территория - 3 287 263 км², по обоим этим показателям является крупнейшей страной Южной Азии. Занимает второе место в мире по численности населения и седьмое по территории. Столица - Нью-Дели. Государственные языки - хинди и английский.

ГлавыНарендра Моди (Премьер-Министр), Пранаб Кумар Мукерджи (президент) Подробнее

 

фото danlux

100 фактов об Индии (2012)

masterok

Развернуть описание Свернуть описание
29 марта, 11:12

Типология цветных революций

Термин "цветные революции" относительно недавно вошёл в политологический лексикон, но уже прочно укрепился в нём. При этом само определение "цветные" не имеет никакой смысловой нагрузки и носит случайный характер — оно возникло как родовое обобщение "оранжевой революции" на Украине (2004-2005) и "розовой революции" в Грузии (2003). Другие аналогичные события обозначались без цветовой окраски: например, "кедровая революция" в Ливане и "тюльпановая революция" в Киргизии. Здесь характерна сама тенденция давать красивые, но бессмысленные названия таким судьбоносным явлениям как революция, вместо прежних типологических: "буржуазная", "социалистическая", "национально-осободительная" и т.д.Теперь смысл поставленных на конвейер "революций" скрывается за красивыми "кодовыми" названиями.Поэтому необходимо определиться с терминологией.На наш взгляд, "цветная революция" представляет собой инструмет внешнего вмешательства в общественно-политическую жизнь какого-либо государства с целью изменения режима и существенной коррекции его курса (в сторону, выгодную интервенту). При этом в качестве основной "ударной силы" используется часть общества и (или) элиты страны-жертвы.Внешние организаторы "цветной революции" используют как раскол элиты, так и реальные социальные противоречия в государстве-цели.В зависимости от формата "цветная революция" (в самом широком смысле) имеет 3 типа:1) цветной дворцовый переворот;2) собственно "цветная революция" с массовыми выступлениями улицы;3) "цветная революция" повстанческого типа, при которой организуется полноценная гражданская война на основе межрегиональных, межэтнических и межконфессиональных противоречий (условно "арабский сценарий").Нередко эти типы комбинируются в той или иной степени и дополняются внешней вооруженной интервенцией.Очевидно, что практика "цветных революция" стара как мир, но мы не будет углубляться в дебри Античности. Самым близким нам примером (даже не прообразом) настоящей "цветной революции" является...первая русская Смута.Тогда поляки при поддержке целого ряда европейских союзников блестяще разгрыли наметившийся глубокий кризис Московского царства. Они поддержали и вооружили "проевропейского оппозиционера" Гришку Отрепьева, который открыл им дорогу в Кремль. Надо признать, что это был гениальный ход! Зачем вести изнурительную войну с огромной державой, когда русские могут всё сделать сами?Как мы помним, воцарение в Москве первого "прозападного лидера" закончилось величайшей национальной Катастрофой, в которой были потеряны треть населения, важнейшие территории, а на какое-то время — и сама русская государственность.Тогда из-под руин первой "цветной революции" страна выкарабкалась только чудом, а на полное восстановление и возврат утраченных территорий ушло ещё несколько десятилетий.При этом, конечно, мало кто будет отрицать, что социальный протест различных слоёв русского общества (включая крестьянскую войну Болотникова) тогда был справедливым.Сценарий "цветного переворота" был реализован англичанами в 1801 г., когда за смешные деньги им удалось организовать убийство императора Павла I и остановить русский поход на Индию.Вообще, именно англо-саксы стали настоящими мастерами в организации "цветных революций", едва ли не монополизировав со временем это высокое искусство решения внешнеполитических задач за чужой счёт.Про последствия "цветной революции" февраля 1917 года, организаванной англо-французскими союзниками в России, все и так знают. Однако не всякая "цветная революция" заканчивается так, как планируют её заказчики.

Выбор редакции
29 марта, 09:49

Trade and technology trilateral cooperation

With Britain poised to negotiate its exit from the European Union, there are good prospects for it to cooperate with China and India in many fields, including advanced technology.

29 марта, 09:01

Шри-Ланка. Путевые заметки

Вопреки стереотипу, Шри-Ланка — это не только и не столько пляжи (хотя они там очень даже хороши). На острове множество культурных, исторических и природных достопримечательностей. Например, в городе Канди находится храм Зуба Будды, в котором хранится единственное оставшееся материальное свидетельство существования Гаутамы Будды. Об этом и многом другом под катом…Самым ярким впечатлением от Шри-Ланки стал, конечно, колониальный поезд. Если вы не проехали этот маршрут и не видели красот, которые открываются из окон вагона, считайте, не были на Цейлоне:3. Второе — это слоны. Конечно, их можно увидеть не только на Шри-Ланке, но для человека, который застал Советский Союз, это своего рода важный символ:4. И третье — цейлонский чай. О том, как его собирают, я рассказывал очень подробно в предыдущем посте:5. Что еще можно увидеть на этом острове? Например, храм Зуба Будды.Примерно в 540 году до нашей эры умершего Будду кремировали, из костра достали четыре зуба. Один из них был привезен на Цейлон в четвертом веке. Реликвию на остров переправила дочь правителя Калинги (древнее государство в Индии), спрятав ее в своей прическе:6. Есть легенда: достаточно зубу исчезнуть — и буддизм на Шри-Ланке умрет. В 1998 году исламисты попытались уничтожить зуб, заложив бомбу в храме, но реликвия осталась целой. Было время, когда доступ к золотой ступе имели только король и монахи. Сейчас храм открыт с рассвета до заката и ступу с зубом могут видеть все желающие, кто в состоянии отстоять длинную очередь:7. Разные цветы, уложенные перед Буддой, символизируют разных людей — зрелых, молодых, увядающих и т.д.:8. Основные туристические потоки Шри-Ланки — Россия, Китай и Украина. Потом идут Казахстан и Германия. Про гостиницы Шри-Ланки я рассказывал отдельно:9. Часто встречаются русские вывески. Кстати, тут безумно вкусные манго за 400 рублей кг:10. 11. Улицы узкие и движение жуткое. За городом, как правило, однополосное движение, где едут медленные тук-туки, грузовики, автобусы и быстрые машины. Все друг друга пытаются обогнать, и выходит черт-те что:12. На острове любопытная система образования. Дети учатся по три месяца (триместра) с месячными каникулами. Правда, первый триместр полностью отдан физкультуре, никаких интеллектуальных занятий. Поэтому, получается, учеба в нашем понимании занимает у них всего шесть месяцев в году:13. Дети купаются в одежде:14. Личи, рамбутаны, мангустины и всё, что только можно представить. Настоящий тропический рай:15. Овощной развал:16. Рыбный рыночек:17. 18. Всё свежее и вкусное. Вода рядом, на каждом шагу можно найти свежие морепродукты:19. Центр небольшого провинциального городка. Вечер. Гулять по улицам можно спокойно. Шри-Ланка — довольно безопасная страна:20. Stay Tuned!Удобный поисковик дешевых авиабилетов:Подписывайтесь на мой канал в YoutubeПодписывайтесь на обновления в ЖЖССЫЛКИ НА МОИ СОЦСЕТИ ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ✈ Лучшие цены на авиабилеты ✈ Лучшие цены на отели✈ Лучший подбор туров✈ Лучшие цены на ЖД билеты✈ Лучшая медстраховка✈ Необычные экскурсии от местных жителей✈ Лучшие цены на аренду авто ✈ Бесплатная поездка на Uber ✈ Лучшая симка для путешествий ✈ Лучший кэшбек ✈ Лучший интернет-магазин

29 марта, 08:38

Золото поднимается в цене на фоне ослабления доллара

Золотые фьючерсы выросли на 0,7 процента в ходе утренней торговой сессии в Азии в понедельник, а индекс доллара США упал ещё на 0,4 процента, остановившись на отметке 99,3. Доллар США долгое время пользовался преимуществами мировой валюты, но теперь его испытывают на прочность Китай и Россия, намереваясь диверсифицировать свои валютные резервы. Майк Мейер из EverBank World Markets пишет: «В последние годы страны БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка – постепенно ослабляют главенство доллара в международной торговле. Китай возглавляет эти действия в последние годы. Я недавно увидел заголовок статьи в South China Morning Post: «Москва и Пекин объединяются, чтобы вести торговлю на мировом рынке в обход доллара США». Как видно, Россия и Китай укрепляли экономические связи годами. Одним из недавних знаков этого сотрудничества стало открытие первого зарубежного представительства Центробанка РФ в Пекине. Местные СМИ назвали это событие маленьким шагом союза Пекина и Москвы навстречу мировой торговле без участия доллара США».

Выбор редакции
29 марта, 07:52

Дикая 13-килограммовая индейка врезалась в лобовое стекло авто в США

Огромная индейка протаранила автомобиль, влетев в лобовое стекло транспортного средства на северо-востоке США.

Выбор редакции
29 марта, 07:08

Российский кюрий-244 для индийского спутника

В 2018 году Индия запустит к Луне исследовательский автоматический зонд «Чандраян-2». Для работы рентгеновского спектрометра APXS на борту космического аппарата будут использованы российские источники излучения на основе уникального изотопа кюрий-244, произведенного в нашей стране.Как сообщают представители российского предприятия-производителя ГНЦ НИИАР, радионуклид кюрий-244 (Cm-244) является чистым альфа-излучателем, что позволяет источникам на его основе определять элементный состав любой породы.

Выбор редакции
29 марта, 04:41

В Индии женщина, мечтавшая о сыне, родила его только после 11 дочерей

40-летняя жительница Индии, отчаянно мечтавшая родить сына, наконец, после 11 дочерей, стала мамой мальчика, сообщает Mirror. Здоровый ребёнок появился на свет в деревне Куркенахалли, штат Карнатака. По словам мужа 40-летней Багьяммы, они с женой пытались родить наследника из-за социальной стигматизации, и вот наконец их попытки увенчались успехом. Две их взрослые дочери, 20 и 17 лет, уже работают, 15-летняя недавно получила образование. 11-летняя, девятилетняя и семилетняя девочки ещё ходят в школу, а самые младшие четырёхлетние сёстры посещают детский сад. Пятая и восьмая дочери пары скончались из-за осложнений при родах.

Выбор редакции
29 марта, 04:36

В "АЭМ-Технологии" изготовили колена для АЭС "Куданкулам"

В компании «АЭМ-технологии» (входит в машиностроительный дивизион Росатома – Атомэнергомаш) прошла штамповка трубных заготовок — крутоизогнутых колен для Главных циркуляционных насосов (ГЦН) АЭС Куданкулам (Индия). Работы прошли в два этапа на термо-прессовом участке Волгодонского филиала. Сначала провели овализацию изделий. Это процесс формирования из цилиндрических заготовок труб овальной формы. Цилиндрические обечайки...

Выбор редакции
29 марта, 04:21

В США 13-килограммовая индейка пробила лобовое стекло авто

В американском штате Индиана крупная дикая индейка влетела в лобовое стекло автомобиля и пробила его насквозь. Фотографии с места происшествия в своём "фейсбуке" выложили полицейские округа Лапорт. Как сообщается, находившаяся в машине семья отделалась лёгкими порезами от разбившегося стекла, чего не скажешь о самой индейке — она погибла от удара. Полицейские утверждают, что её вес превышал 13 килограммов.

Выбор редакции
29 марта, 02:55

«Рука мастера»: современное эротическое фото от Федора Шмидта

Молодой московский фотограф Федор Шмидт — мастер эротической фотографии (сильно обработанной, правда). Фото: Федор Шмид Он стал известен благодаря качественным снимкам стройных красивых девушек — в первую очередь их поп. Фишка Шмидта — появление в кадре его собственной татуированной руки. У страницы Федора «ВКонтакте» — почти 21 тысяч подписчиков, а в инстаграме — 450 тысяч. Читайте также: Пьянки, танцы голышом и аресты: как в США проводят весенние каникулы Шокирующая Индия из окна рейсового автобуса Клуб неверных жен: 10 звезд, которые изменяли своим мужьям Кто больше всех злоупотребляет алкоголем среди российских звезд Жуткие фигуры звезд на пляже ужаснули пользователей сети

Выбор редакции
29 марта, 02:44

Nigerian student beaten in India in alleged racist attack

Video footage shows Endurance Amalawa being attacked by a mob in India.

29 марта, 02:31

Ex-Obama team distressed as Trump guts climate regs

Hundreds of people in the Obama administration spent years building the climate change regulations that the president hoped would mark a lasting turning point in the nation’s response to global warming. But it took only a couple of months for President Donald Trump to start wiping them out. That stunning course shift has left former Obama environmental officials and diplomats frustrated and upset — if not surprised. "From the moment the election became clear, all of us had the months and years of work that we had done flash before our eyes," said Christy Goldfuss, who served as former President Barack Obama’s top environmental adviser as the leader of the White House Council on Environmental Quality. For Gina McCarthy, who led EPA when it issued its landmark greenhouse gas restrictions for power plants, it was no shock that Trump would seek to undo Obama’s climate regulations by using the same executive power that had gone into their creation. But she said she’s stunned at how fast Trump is moving. "The approach they’re taking is really a slash-and-burn approach,” she told POLITICO. “I really honestly don’t know what dragon they’re trying to slay here,” McCarthy added. “I really don’t. If they’re saying EPA has done something illegal, then let the courts decide that. If they think that EPA is anti-economy, then show me some data that shows that.” McCarthy, who returned to her native Boston after the White House handover, admitted that she has turned to one of her city's tried-and-true methods of coping with frustration: “We drink a lot of coffee during the day and other things at night. And night comes earlier and earlier.”Trump took the short drive to EPA headquarters on Tuesday to stand with a group of coal miners, his EPA chief Scott Pruitt, Energy Secretary Rick Perry and Interior Secretary Ryan Zinke, and sign an executive order that started the process to undo the power plant rule. The order also repeals directives aimed at reducing the federal government’s own carbon footprint, and it directs agencies to ferret out any additional policies “that potentially burden the development or use of” oil, natural gas, coal or nuclear energy. The president also told federal regulators to stop using the “social cost of carbon,” which attempts to quantify the effects of climate change, in economic analyses of future rules. For Brian Deese, who served as Obama's energy adviser, Trump's action hit close to home. "I was in charge of everything that's in this executive order," he said."Of course it’s frustrating," he added. "But this work and the efforts we put in place were never about us or about President Obama, and so I’m much more focused on the road ahead and less focused on the frustration about all of the effort that our teams put in — and much more focused now on what can be done to try to keep the momentum of the transition toward keeping cleaner energy sources in place." He noted that stock prices for coal-related companies are “down, underperforming the market by several percentage points” — which he sees as a sign that the U.S. economy’s transition to cleaner energy sources “is firmly enough under way that this administration cannot fundamentally change that dynamic.” And that, he argued, is partly because of the Obama team’s efforts, “not only on the regulatory side, but also with respect to research and commercialization, tax incentives and otherwise. I’ve got that big picture in perspective today." Trump’s assault in the climate regulations was hardly a surprise — he had promised as much during the campaigns, and news reports on the timing and content of the executive order had circulated for more than a month. But waiting didn't make the outcome any easier on the Obama alumni. "You know, we've been waiting for this thing to come out for weeks,” said Goldfuss, the former White House adviser. “On the one hand we’re ready for it, on the other hand it felt shittier every day that went past.” She said the EPA power plant regulation, whose final version she helped draft, “was the president’s signature climate action. The day he announced those regulations for us was as influential as the health care legislation as in that issue area. It was a big day, people were overwhelmed with emotion, people were doing not only what the president wanted us to do, but what was best for the American public."In June 2013, Obama, in short sleeves, addressed a crowd on a sweltering day Georgetown University, saying he would "refuse to condemn your generation and future generations to a planet that’s beyond fixing." He ordered the federal government to change how it dealt with climate change, and called on his EPA to draw up the power plant rules — which Obama and McCarthy did two years later, on August 3, 2015. Nancy Sutley, who headed the CEQ until 2014, pointed out that Trump's EPA is still required by law to address the carbon emissions blamed for climate change — thanks to the agency’s Obama-era scientific conclusion that greenhouse gas pollution threatens human welfare. "They’re going to have to figure out something to do instead. I don’t know that they’ll come up with anything that’s better or more thought through than what [Obama's] EPA put out."Tuesday's order came less than a month after Trump issued another directive putting on hold an EPA rule called Waters of the U.S., which a federal court had already frozen while it considered legal challenges from farmers, homebuilders and 31 states. The White House order on that rule left former EPA water chief Ken Kopocis and his agency colleagues “devastated,” he said. Kopocis, who had worked on the issue for years as a Capitol Hill staffer before heading to EPA, said he and his colleagues had a sense of accomplishment about creating the regulation, which aimed to untangle a decades of legal confusion and offer clearer federal protections for headwater streams and wetlands. “It’s hard enough that the work that they did has been challenged and is currently stayed by the courts. It’s quite another thing to have an administration who wants to undo all of your work for those many. many years,” he said. For one ex-Obama administration staffer, Tuesday contained at least some relief: Trump did not pull the U.S. out of the 2015 Paris climate agreement negotiated by the former president and ex- Secretary of State John Kerry. Under that pact, nearly 200 countries around the world agreed to set themselves targets to cut their greenhouse gas emissions — a major achievement after the United States’ abandonment of its 1997 predecessor, the Kyoto Protocol. "The tragedy would be if we stick our head in the sand for a few years, while the likes of China and the EU and India and Japan mobilize their industrial bases to try and dominate the global green energy market," said Paul Bodnar, who served as energy adviser on the National Security Council and helped negotiate the Paris agreement. For now, Bodnar said he's not distraught because the Paris deal has solid support from other nations, and "we have built a system that can resist what happens. A withdrawal [from Paris] would be damaging, but I don’t think we’re in a Kyoto situation, where Kyoto never recovered." But, he added: "Hypothetically, if they did withdraw, would I need a stiff drink? Yes, I would." For McCarthy, Trump's executive order was more than a disappointment. “This day is really embarrassing for the United States, not just dangerous for our kids and our future,” she said. “It’s embarrassing for us and our businesses who do global work to be actually be dismissing incredible opportunities for new technologies and economic growth and United States leadership.”

Выбор редакции
29 марта, 01:15

В Индии спасли закопанную заживо девочку ВИДЕО

Торчащую из земли детскую ножку случайно обнаружили местные жители. Как выяснила полиция, малышку сразу же после родов выбросили ее родители. Медики сообщили, что девочке было всего 6 часов от роду. Спасённого ребенка тут же доставили в больницу в критическом состоянии. Полиция занимается расследованием инцидента.

29 марта, 00:02

Гуру за неделю. Популярна ли йога в Индии и кого ей обучают?

Сколько стоит обучение йоге в Индии, чем настоящее обучение отличается от «филькиной грамоты» и как можно стать «учителем» всего за неделю занятий.

Выбор редакции
28 марта, 23:28

Взрыв прогремел на заводе в Рустави, есть раненые

Сегодня вечером на заводе Geo Steel, расположенном в Рустави, взорвалась одна из печей, ожоги получили два человека. Один из пострадавших - гражданин Грузии, второй - гражданин Индии. Оба с ожогами лица и конечностей доставлены в …

28 марта, 23:09

What's the BJP's agenda in Uttar Pradesh?

India's ruling party is cracking down on butchers and abattoirs in the country's most populous state.

28 марта, 22:33

What's the BJP's agenda in Uttar Pradesh? – Inside Story

India's most populous state is running out of meat. Police in Uttar Pradesh have been closing dozens of slaughterhouses, leading to a meat shortage in the state that is home to 200 million people. Politicians say the crackdown is about licenses, but government critics say it's about religion. Muslims say they are being targeted. But is it just about meat? Or an ominous indicator of rising Hindu nationalism? Presenter: Martine Dennis Guests: Nilanjan Mukhopadhyay, author of “Narandra Modi: The Man, the Times” Rana Ayyoub, journalist and author of “The Gujarat File” about Modi and the BJP. Subscribe to our channel http://bit.ly/AJSubscribe Follow us on Twitter https://twitter.com/AJEnglish Find us on Facebook https://www.facebook.com/aljazeera Check our website: http://www.aljazeera.com/

Выбор редакции
28 марта, 22:19

Беларусь депортирует двух задержанных на акциях протеста украинцев

Беларусь депортирует двух граждан Украины, ранее задержанных на акциях протеста. Об этом сообщил представитель Департамента консульской службы Министерства иностранных дел Украины Василий Кирилич, передает BBC Украина. По словам Кирилича, всего в Минске на акциях протеста задержали трех украинцев, одного из которых арестовали на 15 суток...

28 марта, 20:41

Бизнес сегодня, Америка ввела новые санкции против российских экспортеров оружия

Санкции в сфере экспорта оружия вряд ли коснуться российской экономики, так как основными закупщиками являются Индия, Вьетнам, Китай и Алжир...

Выбор редакции
28 марта, 20:05

Трамп пригласил премьер-министра Индии в Вашингтон

Президент США "поддержал проводимые премьер-министром экономические реформы, сообщили в Белом доме

21 февраля, 18:02

Д.Фирташ - обвиняемый или свидетель?

Высший земельный суд Вены удовлетворил апелляцию венской прокуратуры, которая оспорила прежнее решение земельного суда Вены, отказавшего в экстрадиции украинского предпринимателя Дмитрия Фирташа в США. Об этом сообщает корреспондент ТАСС из зала суда.На мой взгляд, Дмитрий Фирташ более полезен правосудию не как обвиняемый, а как свидетель по делу о классическом случае обмана акционеров Газпрома руководством компании. Американские фонды DFA, VanEck, Vanguard и другие владельцы крупных пакетов акций Газпрома тоже понесли ущерб от действий правления и совета директоров "нашего основного предприятия".Окончательное решение об экстрадиции теперь за министром юстиции Австрии.P.S. Интересно, что руководство Газпрома даже не пыталось объяснить замену "крупных инвестиций в расширение газотранспортных мощностей" на выплату наличных гг. Д.Фирташу и Д.Фурсину.

08 февраля, 02:21

"Новый Афганистан"

Касательно нового обострения слухов про "Афганистан 2.0", которые появились после этой статьи http://www.zeit.de/politik/ausland/2017-02/soeldner-russischНа текущем этапе, РФ сотрудничает с текущим правительством в Кабуле по линии военно-технического http://warfiles.ru/show-137516-zamir-kabulov-v-afganistane-poka-net-alternativy-russkomu-oruzhiyu.html и разведывательного взаимодействия https://ru.sputnik.kg/opinion/20170207/1031650088/o-chem-dogovorilis-rossiya-i-afganistan-v-voprosah-borby-s-terrorizmom.html. Группировка российских войск в Таджикистане на данном этапе призвана обеспечивать стабильность в этой стране, дабы не допустить распространения афганской войны на ее территорию с последующей радикальной исламизацией Таджикистана и распространением этого поветрия на сопредельные республики. На учениях вполне открыто отрабатывают борьбу с условными террористами на территории этой страны http://www.ntv.ru/novosti/1746180/ Задач по ведению войны на территории Афганистана разумеется нет (во всяком случае пока), так же как и признаков появления российских войск в Афганистане.Потери афганской армии и сил безопасности в людях и техникеБолее подробно о потерях за 2016-й год http://colonelcassad.livejournal.com/3232110.htmlИдея повоевать в Афганистане с Талибаном или Халифатом или же с Талибаном и Халифатом сразу, в общем то не обещает каких-либо реальных военных перспектив, так как Россия в любом случае не сможет там задействовать группировку адекватную задачам разгрома местных халифатчиков и тем более Талибана, который 16 лет воевал против объединенной группировки США и НАТО, насчитывавшей на пике от 150 до 180 тыс. солдат, не говоря уже о различных ЧВК и местной армии насчитывавшей от 200 до 300 тыс. человек. Как итог, Талибан сейчас доминирует и имеет хорошие перспективы на завершение войны в свою пользу. Открытое военное вмешательство РФ на стороне режима в Кабуле, вряд ли сможет переломить эту тенденцию.Учения в Таджикистане "Поиск-2016".На практике, у России там следующий выбор:1. Поддерживать статус-кво на таджико-афганской границе, ограничиваясь текущим уровнем сотрудничества и продолжать наблюдать за бесконечной войной в соседней стране, о которую обломали зубы американцы.2. Активно поддерживать существующий режим в Кабуле, втягиваясь с противостояние с Талибаном и вилаятом Хорасан, что вряд ли серьезно изменит баланс сил, но скорее активизирует заинтересованность оппонентов в подрыве Таджикистана.3. Договариваться с Талибаном, о чем в МИД РФ уже несколько раз намекали, апеллируя к очевидному факту, что и США и Китай вполне себе контактируют с талибами, которые заинтересованы в полном контроле над страной.4. Вписаться в символическую кампанию вместе с американцами против Халифата в провинции Нанганхар, в случае если вопрос взаимодействия в Афганистане всплывет в ходе обсуждения пакетной сделки между РФ и США.5. Выступать в роли миротворца, делая ставку на создание смешанного режима в Кабуле, куда войдут как представители текущего правительства, так и представители Талибана, с прицелом на вывод войск США и НАТО из страны.Нанганхар. Вилаят Хорасан.Как по мне, больше перспектив обещает невмешательство в идущую там войну и проработка вариантов связанных с признанием Талибана одной из сторон межафганского урегулирования (на что американцы, кстати, уже давно согласны), дабы в случае его прихода к власти, получить там не враждебное непризнанное правительство, которое будет продолжать гнать героин через Среднюю Азию в Россию и готовиться поджигать Таджикистан, а более-менее вменяемый режим, который сможет дать гарантии безопасности и сокращения производства героина на своей территории, а так же будет своими силами воевать с Халифатом. В принципе, то, что раньше уже высказывал Кабулов http://afghanistan.ru/doc/104549.html, вчера повторил и Лавров, что талибов, которые в РФ числятся террористической организацией, тоже надо привлекать к местному урегулированию, что калькирует американскую схему, в рамках которой Талибану предлагалось удовлетвориться частью власти и отказаться от попыток полностью прогнать американцев и их марионеток. Условия признания Талибана в ноябре озвучил все тот же Кабулов.«Если талибы признают конституцию Афганистана, прекратят вооруженную борьбу и прервут связи с международными террористическими группировками, то получат право стать политической силой в стране. В действительности это право не предоставляется ООН, а завоевывается, и движение «Талибан» добилось этого». (с) спецпредставитель президента РФ в Афгастане Замир КабуловТалибан в свою очередь, ведя переговоры с правительством в Кабуле, так же выдвигает свои условия, часть из которых Кабул готов принять.На минувшей неделе посол Афганистана в Пакистане Омар Захелвал заявил, что афганское правительство готовится к возобновлению переговоров с повстанческим движением Талибан. По его словам, «в настоящее время Кабул поддерживает контакты с талибским представительством в Катаре, несмотря на то, что в формальном отношении взаимодействие носит подготовительный характер»: «Также мы находимся на связи с рядом влиятельных лидеров и командиров Талибана». Как заметил Омар Захелвал, афганское правительство «поставило перед талибами четкие условия ведения переговоров, но открыто к диалогу и готово рассматривать предложения талибской стороны». По словам афганского дипломата, «талибы выражают заинтересованность в формальном возобновлении работы своего катарского офиса, выводе иностранных войск, исключении своих лидеров из санкционных списков ООН, а также освобождении членов движения, находящихся в местах лишения свободы». Омар Захелвал отметил, что одним из основных препятствий на пути переговоров с Талибаном является «внешнее воздействие на процесс»: «Мы сможем договориться с талибами, если будет прекращена их поддержка извне». Афганский посол также сказал, что в случае окончания боевых действий в стране отпадет необходимость в иностранном военном присутствии, «так что требование о выводе войск является выполнимым». «Заявление Омара Захелвала о подготовке нового раунда переговоров с Талибаном представляется весьма важным, так как сделано в канун весны, когда обычно противоборствующие стороны готовятся не к миру, а к активным боевым действиям, — прокомментировал ситуацию директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. – Если за этими заявлениями есть реальные основания, то этот шанс на перемирие не должен быть упущен. Примечательно, что Омар Захелвал в канун очередного весеннего боевого сезона послал сигнал талибам о возможности вывода иностранных войск из Афганистана в случае, если повстанцы со своей стороны объявят о прекращении боевых действий. Если руководство Талибана этот сигнал услышит, то в переговорном процессе может наступить перелом».http://afghanistan.ru/doc/107070.html - цинкНедавно почивший лидер Талибана Мулла Омар.В этой связи, крайне сомнительно, что Россия будет стремиться к срыву переговоров с Талибаном и войне с ним, во всяком случае в ближайшей перспективе. На мой взгляд, при должном подходе, нет никаких препятствий к постепенному налаживанию отношений с Талибаном при выполнении российских условий. Как показал наглядный пример с поворотом позиции Эрдогана по Сирии, вчерашний враг может оказаться как минимум удобным попутчиком. С точки зрения прагматизма, России важно недопустить возникновения еще одной войны в Средней Азии, снизить поток героина из Афганистана, иметь под боком в Кабуле более-менее адекватным режим, который борется с Исламским Государством на своей территории и не пытается нападать на соседей. Если талибы смогут все это гарантировать, то лучше с ними разговаривать, а не воевать, чтобы подобно американцам не увязнуть в афганском болоте. Если это может гарантировать текущий режим в Кабуле (в чем есть определенные сомнения), то выбор тоже очевиден .На данном этапе, вопрос признания Талибана уже вполне обсуждаем http://afghanistan.ru/doc/106032.html, но решения до сих пор не принято, поскольку нет никаких долгосрочных гарантий по послевоенному устройству Афганистана.Арабская карикатура на переговоры США и Талибана в Катаре.Ниже, две полярные позиции насчет потенциала российской политики в Афганистане, чтобы лучше была понятна реальная проблематика.С одной стороны, в Афганистане, активизацию российского интереса к этой стране рассматривают как часть продолжающегося разрушения существующего миропорядка и заигрывания с Талибаном, видят сквозь призму американо-российских противоречий.Озабоченность России американским присутствием в Афганистане не является новостью. Мы помним, что в 2012 году Замир Кабулов также говорил, что позиция американцев в отношении вывода их войск из ИРА является неоднозначной, поскольку, с одной стороны, они обещают вывести свои войска из страны в 2014 году, однако с другой – требуют подписания соглашения о безопасности с Афганистаном. Подобные противоречивые высказывания американских официальных лиц уже в то время вызывали беспокойство Москвы. В ответ на эту обеспокоенность некоторые лица в Афганистане через СМИ заявили, что их государство является независимым и имеет право подписывать соглашения с любой страной, исходя из собственных национальных интересов. Критики российской позиции подчеркнули, что несогласие любой страны с вышесказанным представляет собой вмешательство во внутренние дела Афганистана, покушение на национальный суверенитет. Предпосылкой подобных заявлений была уверенность в том, что США являются единственной сверхдержавой, и никакое иное государство на земном шаре не способно на противодействие этой стране, а такие понятия, как «биполярный» или «многополярный» мир, остались в прошлом.Люди, которые в это верили, сегодня должны признать, что нынешний мир уже не тот, каким был в последние годы XX века. Афганское правительство должно принять тот факт, что мир меняется, и если Афганистан не сможет гармонизироваться с этим процессом стремительных изменений и продолжит верить в то, что он сможет противостоять всем проблемам и вызовам только при поддержке США, это станет большой ошибкой.Идеология единоличного мирового лидерства Соединенных Штатов и новые войны, которые принесли США и их союзники в разные точки мира, стали результатом гордыни этой страны. Цель войн, осуществляемых американскими силами, состояла в том, чтобы заставить мир признать доминирование и глобальную гегемонию США и установить мировой порядок, который будет диктоваться Вашингтоном.С самого начала этих кампаний существовали убеждения в нежизнеспособности однополярного мира с единоличным лидерством Вашингтона. Разумеется, США также были в курсе этой позиции и использовали все свои возможности для того, чтобы противодействовать ей. К примеру, для борьбы с возрастающей день ото дня и распространяющейся на весь мир мощью Китая США сблизились с Индией. Во время своего визита в Нью-Дели президент Барак Обама недвусмысленно заявил, что Индия может стать близким союзником Америки в вопросе контроля над мощью Китая и США готовы оказать Индии любую помощь и содействие в этом вопросе.В борьбе с Россией, которая началась с момента распада Советского Союза в последние годы прошлого века, США вознамерились расширить НАТО на восток и взять Россию в осаду путем размещения своих ракет в Польше и Чехии. Однако русские своевременно отреагировали на эти попытки и дали отпор действиям американцев. Противостояние между США и Российской Федерацией на фоне украинского кризиса впервые поставило американский однополярный мир перед вызовом. Присоединив Крымский полуостров к своей территории и оказав поддержку своим сторонникам на Украине, Россия продемонстрировала, что времена нейтралитета Москвы в международных событиях прошли, и ради защиты собственных интересов в мире она готова оказать противодействие любой державе, даже Соединенным Штатам Америки."Старый знакомый". Гульбеддин Хекматияр.На данный момент Россия чрезвычайно чувствительна к ситуации в Афганистане. Москва придерживается позиции, согласно которой одной из причин нестабильной ситуации в Средней Азии является присутствие США в Афганистане и наличие американских военных баз на территории этой страны. Российская Федерация ясно дала понять, что она обеспокоена распространением зоны действия «Исламского государства» в Афганистане, и еще больше эту обеспокоенность усиливает тот факт, что в адрес правительства ИРА выдвигаются обвинения в причастности к этому процессу.В то время как афганские власти по согласованию с США и Западом стремится исключить имя Гульбеддина Хекматьяра из «черного списка» террористов, Российская Федерация объявляет о том, что ей потребуется больше времени для рассмотрения этого дела. Одна из причин такой задержки, вероятно, заключается в прежнем непостоянстве позиций Хекматьяра, что делает его непредсказуемой личностью при принятии политических решений. Помимо противоречивой позиции Хекматьяра в ходе гражданской войны, ранее он уже объявлял о своих симпатиях сначала к «Аль-Каиде», а затем и к «Исламскому государству», однако впоследствии отказывался от своих слов. Российские официальные лица с подозрением относятся к изменению позиции США в отношении Хекматьяра, учитывая прошлое лидера группировки «Хизб-и-Ислами» – его имя даже упоминали в связи со взрывом в Центре международной торговли в Нью-Йорке в феврале 1993 года, а сегодня пытаются исключить из «черного списка», не говоря уже о его многолетней борьбе с афганским правительством. Не исключено, что Москва может видеть в Хекматьяре агента, вновь засланного в Афганистан с антироссийским заданием.С другой стороны, Хекматьяр известен своей жесткой позицией в отношении Ирана – безусловно, эта страна также настроена против него. Поэтому возможно, что между Ираном и Российской Федерацией также ведется обмен мнениями по вопросу исключения или неисключения Хекматьяра из «черного списка». Однако с учетом того, что Россия все же выступает за исключение имен некоторых лидеров «Талибана» из «черного списка» ООН, то вероятно, что причиной затягивания решения по исключению из этого же списка имени Хекматьяра является желание Москвы одновременно исключить из санкционного списка имена некоторых талибских деятелей, заинтересованных в вопросе примирения.http://afghanistan.ru/doc/106344.html - цинкВпрочем, не стоит представлять Талибан безобидными умеренными боевиками. Они как и Халифат, так же совершили и совершают немало различных зверств, а часть их метода ведения войны является самым банальным терроризмом, который с морально-этических позиций оправдать крайне затруднительно. Ниже, позиция тех кругов афганского "истеблишмента", которые предлагают себя России и Китаю, вместо Талибана.Встреча Карзая с Обамой.Афганистан.Ру: Господин Мехди, недавно мы были свидетелями трехсторонних консультаций в Москве с участием России, Китая и Пакистана. Кабул был крайне недоволен проведением этой встречи. Действительно ли отсутствие представителей афганских властей могло стать причиной возмущения Кабула или причина кроется в другом?М.Мехди: Я полагаю, что в еще большей степени, чем правительство в Кабуле, этой встречей были встревожены люди в Афганистане. Особенно определенная часть афганского населения, а именно люди на севере страны, которые годами сражались с талибами и понесли значительные потери и жертвы. Нынешняя позиция России и Китая повергла всех в изумление. Разумеется, нам понятна обеспокоенность России и Китая. Мы осознаем, что именно их беспокоит. Но прибегать к столь ржавому и устаревшему оружию, каким является «Талибан», созданный Пакистаном в сотрудничестве с США и Саудовской Аравией, – это не конструктивно. Удивительно, что Россия отвечает на заговор, который, по ее мнению, США готовят против нее на севере Афганистана, используя старое оружие, которое было создано той самой Америкой. Мы не просто обеспокоены, мы еще и удивлены тем, что Москва и Пекин прибегли к подобному оружию. Афганистан практически находится в состоянии войны с «Талибаном» и ежедневно теряет в среднем по 50 своих сынов из числа сотрудников Сил безопасности. Правительство Афганистана, несмотря на всю его слабость, ошибки и то, что оно порой само не ведает, что творит, не может не испытывать беспокойства в такой ситуации. Афганистан.Ру: В заявлении, которое было опубликовано после трехстороннего заседания в Москве, была выражена озабоченность в связи с расширением влияния «ИГ» в Афганистане. Ранее в одной из своих статей Вы писали, что американцы перемещают «ИГ» на север Афганистана. Но в то же время имеется информация, указывающая на незначительное присутствие ИГ на севере страны. Как Вы считаете, насколько обоснованы опасения относительно проникновения ИГ на север Афганистана?М.М.: Да, план по перемещению «ИГ» существует. Говорят, что «ИГ» внедряется на север через Бадахшан. Вопрос в том, откуда «ИГ» проникает в Бадахшан, если не из Пакистана? Разве Бадахшан граничит с какими-то другими странами, помимо Китая, Таджикистана и Пакистана? Понятно, что игиловцы приходят из Пакистана. В то же время, я считаю, что некоторые страны уделяют «ИГ» преувеличенное внимание. Эта группировка в Афганистане не является местным явлением, и поэтому ей будет очень трудно развиться и распространиться в этой стране. Мировоззрение «ИГ» не ограничивается только исламистскими компонентами, как это происходит в «Талибане». Помимо религиозных вопросов, у «ИГ» имеются и другие вполне конкретные лозунги, в том числе, этнические аспекты, связанные с арабским самосознанием. Это прочтение ислама не приживется на севере Афганистана. Мы видели, как талибы подняли флаг «ИГ» во время первого нападения на Кундуз и после падения этой провинции. И они подняли свое знамя, как только поняли, что правительственные силы вновь возвращают себе Кундуз. То есть это было не более чем маскировкой, сменой флага и названия. Неужели можно допустить, что две столь великие державы, как Китай и Россия, не заметили и не разгадали эту игру?Карзай в Москве.Афганистан.Ру: Одним из вопросов, который более всего задавался в эти дни в афганских политических кругах, стал вопрос о том, каким образом две такие страны, как Пакистан и Россия, между которыми в прошлом существовали не слишком хорошие отношения, смогли сблизить свои позиции и довериться друг другу. Как случилось, что для решения афганского вопроса Москва прибегла к участию Пакистана?М.М.: Мне представляется, что этому поспособствовали определенные круги в Афганистане, которые приложили немало усилий. В частности, если хорошенько присмотреться к многочисленным поездкам господина Карзая в Среднюю Азию и Россию, то можно заметить, что все они преследовали цель оправдать талибов и усилить их роль. А иначе в чем заключался смысл этих постоянных визитов в Москву? С самого начала было ясно, что определенные круги, в том числе господин Карзай, пытаются обеспечить связь талибов с Москвой. Господин Карзай сыграл на стороне Пакистана, и при этом проиграло правительство Афганистана. Афганское правительство с удивлением заметило, что упустило свои шансы в игре с «Талибаном» и больше не участвует в этой игре. По моему мнению, роль связующего звена в этой игре играют люди из команды Карзая.Афганистан.Ру: Почему лидеры бывшего Северного альянса не смогли сохранить свои контакты и связи с региональными союзниками?М.М.: Я неоднократно говорил и продолжаю говорить о том, что остатки движения сопротивления или вчерашнего Северного альянса и оставшиеся в живых соратники национального героя Афганистана растеряли своих прежних союзников, во главе которых стояла Россия, в элементарной игре и совершили непоправимую ошибку, доверившись пришедшим в Афганистан американцам. Они забыли, что у США есть свои фишки и свои фигуры в этой игре. Таким образом, всеми победами и достижениями, которые были у нас за это время, и ради которых мы пожертвовали столькими людьми, в том числе Масудом, мы, как говорится, «лили воду на мельницу противоположной стороны». Сегодня они докатились до того, что ходят с протянутой рукой и выпрашивают подачки у этой противоположной стороны. Я считаю, что будущее Афганистана, в той интерпретации, как это видится нам, а не талибам, будет связано с Россией и Средней Азией, одним словом, с ШОС. Но для меня удивительно, что наши друзья избрали своими союзниками людей, которые являются нашими историческими противниками. Каким образом Россия могла забыть о том, что талибы официально признали чеченскую республику «Ичкерия» и первыми открыли там свое посольство! Я надеюсь, что высокопоставленные лица в Российской Федерации пересмотрят свое отношение к докладам по Афганистану, которые предоставляют им их представители.Встреча председателя КНР с президентом Афганистана.Афганистан.Ру: Какой, по Вашему мнению, будет окончательная судьба политики Пакистана в отношении «Талибана», а также России и Китая?М.М.: Мне представляется, что эта игра не будет длиться долго, поскольку Пакистан никогда не откажется от стратегии распространения своего влияния и планов по созданию обстановки нестабильности и кризиса в Средней Азии. Это часть стратегического курса Пакистана. Сегодня он играет в игру под названием «ИГ» и делает вид, что ему по пути с Россией и Китаем. Но реальность такова, что игиловцы проникают в Бадахшан и оттуда в Среднюю Азию через Пакистан. Вскоре Пакистан разожмет кулак, и правда выплывет наружу. Китай и Россия поймут, что они также оказались обманутыми в той же самой игре, в которой раньше были обмануты другие.http://afghanistan.ru/doc/106048.html - цинкСобственно, здесь мы уже видим критику линии на признание Талибана, так как Кабул оказался выведен за скобки контактов с этим движением со стороны США, Китая https://ria.ru/world/20160730/1473234819.html и РФ. В качестве альтернативы предлагается интеграция текущего режима в Кабуле в ШОС, что в свою очередь будет обострять конфликт РФ с Талибаном и Пакистаном. Так что тут присутствует своеобразный элемент выбора - с одной стороны можно проводить курс на легализацию Талибана в духе катарских переговоров США с талибами. С другой стороны, можно сделать ставку на режим в Кабуле. Разумеется, есть и третий вариант - не делать окончательного выбора и "продолжать вести наблюдение", поставив на победителя или же рассматривая его сквозь призму отношений с США, действуя по ситуации.Выгоды от прямого участия в этой войне на стороне Кабула представляются весьма абстрактными, так как военной победы тут не будет и близко. Американцы и их союзники, уже давно махнули рукой на идею победы над Талибаном,и ищут способ более-менее достойно свернуть эту незнаменитую войну. Даже военная победа над средним по силе вилаятом Хорасан, вряд ли возможна в разумные сроки, что наглядно показали последние 2 года кампании в горах силами афганских сил безопасности и американских военных. Отдельные группы российских ЧВК или даже силы ССО, вряд ли что-то там принципиально изменят в силу сложного характера ТВД и открытой границы с Пакистаном, через которую идет интенсивный трафик боевиков, оружия, наркотиков. С другой стороны, далеко не факт, что в нынешнем состоянии Талибан может и готов дать те гарантии, которые он давал в конце 90х, когда в обмен на частичное признание со стороны международного сообщества, он резко снизил производство героина в Афганистане и попытался хотя бы внешне облагородиться. Да и про определенную связь с Исламским Государством тоже забывать не следует, хотя они сейчас скорее больше воюют между собой, нежели союзничают.С учетом того, что Китай, Иран, Пакистан и США, так же имеют в Афганистане свои интересы, какие-то резкие шаги Москвы в Афганистане не согласованные с крупными игроками, представляются крайне маловероятными.Например, в той же Индии, крайне негативно смотрят http://indianexpress.com/article/opinion/columns/the-great-game-folio-chinas-taliban/ на процессы связанные с легализацией Талибана, опасаясь, что это приведет к усилению влияния Пакистана и Китая. Так что резкий выбор в пользу одной из сторон, может с одной стороны улучшить отношения с одними странами и соответственно, ухудшить с другими. Поэтому вопрос поддержки тех или иных инициатив требует определенной балансировки интересов РФ в отношениях с другими странами. Осторожная политика приводит к тому, что уже сами участники местной войны, понимая снижение роли США в регионе, начинают искать другие точки опоры, выходя за пределы парадигмы, где все зависело от США.. Поэтому афганские депутаты вместе песен про величие США, включили пластинку про величие России и Китая, а лоббисты примирения с Талибаном зачастили в Москву и Пекин. Мир действительно меняется на наших глазах и эхо этих изменений слышно даже в таком захолустье как Афганистан.

29 ноября 2016, 06:45

Денежная реформа в Индии. Технология, цели, последствия

В ночь с 8 на 9 ноября 2016 года в Индии началась денежная реформа. Суть её проста: выведение из обращения денежных купюр номиналом 500 рупий (примерно 7,5 долл. США) и 1000 рупий (примерно 15 долл. США). С 9 ноября 2016 года такие купюры недействительны и подлежат обмену на денежные знаки нового образца номиналом 500 и 2000 рупий либо зачислению на счета в банках.  Обменять старые купюры на новые или зачислить их на счета можно до 30 декабря 2016...

28 ноября 2016, 23:07

Экономика. Курс дня. Эфир от 28 ноября 2016 года

Кэштрация: так эксперты назвали индийскую финансовую реформу, в рамках которой резко снизится объем бумажных денег, а в итоге страна должна полностью отказаться от кэша. К чему приведет такая "экономическая революция"? Итальянский брекзит: Премьер Ренци хочет провести конституционную реформу. Любой исход референдума несет риски: один из вариантов - приход националистов и выход Италии из ЕС. Что заморозит ОПЕК: в среду может быть принято решение об ограничении объема добычи нефти, или же наоборот сама идея такого ограничения будет заморожена до лучших времен.

04 ноября 2016, 08:15

Китай силой остановил строительство канала в Индии

Военнослужащие Китая и Индии заняли позиции друг напротив друга, после того как китайские войска вчера остановили строительство оросительного канала на территории приграничной области Ладакх в северном индийском штате Джамму и Кашмир, сообщает NDTV.

26 октября 2016, 10:52

МЭА улучшило прогноз роста возобновляемой энергетики

Международное энергетическое агентство (МЭА) повысило на 13% прогноз роста возобновляемой энергетики на следующие пять лет, что стало, в том числе, следствием усиления государственной поддержки сектора в США, Китае, Индии и Мексике. В своем последнем отраслевом отчете Medium—Term Renewable Energy Market Report 2016, опубликованном во вторник, эта международная организация со штаб-квартирой в Париже заявила, что глобальная […]

09 октября 2016, 09:30

Андрей Кобяков. ДРАКОН, ОРЕЛ И МЕДВЕДЬ

Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы       Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы   Новый расклад сил в новом контексте Возвышение Востока на фоне заката Запада – чрезвычайно модная тема в СМИ, в научной, специальной и популярной литературе, в профессиональных дискуссиях и в телевизионных ток-шоу, вот уже два-три десятилетия непременно преподносимая как «горячая новость», интерес и внимание к которой не ослабевают, а только все более усиливаются. Почему со временем она лишь «горячее», становится понятным, если задаться вопросом, а что в этой «новости» действительно нового. Смещение центра тяжести в мировых процессах – постоянное явление в исторической жизни человечества. Сама история цивилизаций, параллельно с развивающимися или приходящими на смену друг другу, говорит об этом. Периоды, когда Восток по уровню экономической активности и богатству многократно превосходил Запад, не раз имели место и в глубокой древности, и в ещё сравнительно недавней истории человечества. Собственно, именной такой была историческая реальность как минимум до промышленной революции в Англии (которая впоследствии стала общезападным феноменом). Учёные, специализирующиеся на исторических экономических сопоставлениях, отмечают, что, основываясь на современных показателях, например, Индия того периода превосходила Англию на порядок, в частности, по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения. И даже ещё спустя 100 лет, то есть к моменту образования Британской империи, по уровню накопленного богатства Восток оставался далеко впереди Запада, хотя по показателям текущего производства и производительности труда Запад уже вырвался в лидеры. Таким образом, может представляться, что нынешнее, начавшееся несколько десятилетий назад возвышение Востока воспроизводит ситуации, которые уже не раз бывали в истории: ничто не ново... Однако это не так. Как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так же обстоят дела и с рекой Истории. Благодаря развитию транспортных, военных и коммуникационных технологий наш мир стал гораздо компактнее, а основанная на этих технологиях интенсивность торговых, финансовых, информационных, да и непосредственно физических взаимодействий стран, народов, экономических систем и отдельных людей вышла на уровень, не имеющий аналогов в мировой истории. Количественные изменения породили совершенно новое качество. Финансовые процессы, происходившие в древности в Индии или Персии, в Японии или Китае, были автономны и практически никак не отражались на других регионах мира. Более того, люди, в том числе и профессиональные финансисты, жившие в других регионах, могли об этих процессах просто вообще ничего не знать. Сегодня какой-нибудь обвал на бирже в Сингапуре или Гонконге мгновенно сказывается на поведении инвесторов и спекулянтов в Лондоне и Нью-Йорке. Торговля между отдаленными друг от друга регионами либо не существовала, либо имела эпизодический характер, осуществлялась в очень узком сегменте товаров, не приводя к сколь-нибудь существенной конкуренции для местных производителей и никак не сказываясь на ценах местных товаров. Сегодня уровень производственной, технологической и торговой конкуренции вырос настолько, что маленькая оплошность компании немедленно приводит к вытеснению её с рынка, география производства товаров все время меняется, а развитие специализации и кооперации привело к тому, что определение национальной идентичности того или иного конечного товара становится подчас нерешаемой юридической проблемой с учётом географического разнообразия составляющих его компонентов. Дальние военные походы и в древности, и в Средние века временами осуществлялись и даже были весьма масштабными, но с точки зрения современных военных реалий они долгое время оставались не столь уж и «дальними», и уж, во всяком случае, по понятным причинам их нельзя было отнести к мгновенным событиям: они требовали очень длительной подготовки, а сами военные кампании затягивались на многие десятилетия. Сегодня для подлёта межконтинентальных баллистических ракет требуются немногие часы, а для крылатых ракет средней дальности – иногда десятки минут. Разрушительная сила и современная точность даже неядерного вооружения таковы, что при массированном их применении последствия могут быть сопоставимыми с ограниченной ядерной войной. Мир стал иным. Мир стал больше – население земного шара только за последние 100 лет выросло на порядок и продолжает расти. В результате этого резко обостряется борьба за ресурсы экономического развития – энергию, минералы, лес, воду, землю, рынки, причём уже непосредственно в глобальном масштабе. Мир стал меньше – какое-то важное событие или изменение ситуации в одном конце земного шара почти мгновенно вызывает реакцию и приводит к изменениям в другом его конце. В этом контексте анализ расклада мировых экономических сил и среднесрочный прогноз его динамики позволяют не просто выделить господствующие количественные тенденции и тренды, но и дать основания для предвидения масштабных качественных метаморфоз в геополитике и геоэкономике. Для нас также принципиально важно, что этот анализ и прогноз задаёт объективные рамки для обсуждения вопроса о будущем месте Русской цивилизации в мире, о пресловутом «окне возможностей» – о том, что в силах изменить в свою пользу наша страна, а что нет и какими должны быть направления наших усилий. Без задания этих объективных рамок все рассуждения на данную тему имеют характер пустого фантазирования, произвольно варьирующего между крайностями «непременно светлого» или, напротив, «беспросветно мрачного» будущего, поскольку определяются не жёсткой реальностью, не «упрямыми фактами», а индивидуальными субъективными пристрастиями участников дискуссии. Пора снимать затемнённые очки – вне зависимости от того, в какой тон окрашены их стекла, – розовый или чёрный.     Методические замечания Для оценки расклада мировых экономических сил и его изменения во времени я пользовался данными всемирно известного независимого компаративиста (специалиста по межстрановым сопоставлениям) профессора Гронингенского университета Ангуса Маддисона (Angus Maddison), а именно его получившими популярность таблицами с данными по ВВП различных стран, регионов и мира в целом в неизменных ценах (в долларах 1990 года) с учётом паритета покупательной способности (ППС) валют с Рождества Христова и заканчивая 2008 годом (профессор А. Маддисон скончался в феврале 2010 года). На 2015 и 2030 годы в данном докладе сделана прогнозная экстраполяция на основе этих данных. Данные А. Маддисона представляются мне гораздо более репрезентативными и менее спорными по сравнению с соответствующими базами данных МВФ и Всемирного банка, в которых весьма заметна политическая ангажированность. В частности, обе эти базы были радикально пересмотрены после 2005 года, и пересмотр был осуществлён совершенно очевидно в угоду политической конъюнктуре, так как на основе старых баз данных Китай обгонял США уже около 2006-2007 годов, о чём я писал на сайте «Мировой кризис – хроника и комментарии» ещё в 2005 году. Позволю себе привести несколько цитат из той публикации. «К концу 2005 года Китай заготовил для мирового сообщества сенсацию. Сначала сведём информацию, изложенную в сообщениях агентства Reuters от 19, 20 и 22 декабря. Национальное бюро статистики Китая (НБС КНР) провело «первую экономическую перепись» страны, в которой было задействовано 13 млн человек – сборщиков информации. По результатам переписи НБС пересмотрело данные о ВВП Китая за 2004 год. Он оказался на 16,8% больше по сравнению с ранее публиковавшимися официальными данными и составил 15,99 трлн юаней. Пересмотрены также и данные ВВП Китая за 2004 год, выраженные в долларах – с 1,67 трлн долларов до 1,93 трлн долларов. При этом для пересчёта в доллары использовался официальный курс юаня на конец 2004 года (8,276 юаня за доллар). На основании этих данных делаются выводы, что экономика Китая в результате пересмотра переместилась якобы с шестого на четвёртое место – оттеснив Великобританию и Италию, но всё ещё уступая США, Японии и Германии. Также делается вывод о том, что ВВП на душу населения в результате пересмотра составил около 1500 долларов вместо 1272 долларов. Заявлено, что в ближайшее время будут произведены перерасчёты данных о ВВП в ретроспективе начиная с 1993 года. Эксперты отмечают, что уже сейчас понятно, что в результате пересчёта годовые темпы роста ВВП окажутся двузначными (в процентах) как минимум за весь последний десятилетний период. По оценкам главного экономиста НБС КНР Яо Цзинюаня, в 2005 году экономический рост в стране составит около 9,5% (не менее 9,3%). Уже на следующий день после сенсационного заявления Китай распространил 32-страничный документ под названием «Мирный путь развития Китая» (China's Peaceful Development Road), цель которого – успокоить международное сообщество (и, прежде всего, США), встревоженное угрозой, исходящей от стремительно растущей китайской мощи. В документе даже сменился лексикон: вместо ранее широко использовавшегося выражения «peaceful rise» (мирный подъём, восхождение, возвышение) применено «peaceful development» (мирное развитие). Видимо, в нынешних условиях (после пересмотра данных о ВВП) слова о восхождении и возвышении начинают звучать слишком вызывающе и амбициозно для западной публики, повергая её в шок. Главный тезис документа: не надо пугаться развития Китая – оно не несёт с собой угроз миру, а, напротив, представляет дополнительные возможности для роста мировой экономики». Однако «все растиражированные агентством Reuters расчёты необходимо «слегка» подправить – на величину разрыва официального курса и курса, рассчитанного на основе паритета покупательной способности. На этот счёет существуют различные оценки – особенно в отношении Китая. Обратимся к данным Всемирного банка (World Bank), ибо их расчёты показателей на основе PPP (Purchasing Power Parity – паритета покупательной способности) в глазах «экспертного сообщества» имеют, пожалуй, самое «респектабельное» реноме. Итак, World Development Indicators 2005. В 2003 году ВВП в Китае по официальному курсу – 1416,8 млрд долларов, а по курсу, рассчитанному на основе PPP, – 6410 млрд долларов (на душу, соответственно, 1100 и 4980 долларов). Таким образом, официальный курс юаня занижен по сравнению с паритетным, по данным Всемирного банка, чуть более чем в 4,5 раза (4,525 раза). В 2004 году это соотношение осталось примерно таким же. Проведём нехитрые подсчёты. 1,93 трлн долларов (новые данные о ВВП Китая в 2004 году по официальному курсу) умножаем на 4,525. Получаем 8,733 трлн долларов. Таким образом, Китай занимает уже второе место, а не четвёертое, уступая только США (около 11 трлн долларов). Заметим, что по размеру ВВП Китай превосходит Японию (3,629 трлн долларов), Германию (2,279 трлн долларов) и Великобританию (1,643 трлн долларов) вместе взятые и почти равен суммарному ВВП этой тройки плюс Франция (1,652 трлн долларов). Теперь учтём рост ВВП Китая в 2005 году ещё на 9,5%. Получим 9,563 трлн долларов. Что же получается? Если отнять из ВВП США приписную (или вменённую) ренту, то есть расчётную величину, применяемую в американской системе национальных счетов, равную условной арендной плате собственников жилья самим себе, а также сделать поправку на манипуляции с гедонистическими индексами цен, окажется, что китайская экономика больше американской (как, впрочем, и любой другой в мире). Но и этот результат, напомню, был получен лишь на основе весьма умеренных оценок паритетного курса юаня Всемирным банком. Между тем, по ряду других оценок, паритетный курс юаня занижен не в 4,5 раза, а в 6-8 раз. И это означает, что экономика Китая больше американской уже далеко не первый год, а так примерно уже годков с десять!!!» «Как всё, что делает Китай, нынешняя сенсация напоминает хорошо спланированную операцию. Данные опубликованы в тот момент, когда все аналитические службы – и частные, и государственные – находятся на рождественских каникулах. Таким образом, до общественного мнения (да и для лиц, принимающих решения) информация будет доходить так сказать «дозами» – такими, чтобы избежать слишком сильного шока публики, а также панических и истерических реакций политического истэблишмента Запада. Но час прозрения назначен, и результатом этого прозрения станет осознание абсолютно иной геополитической реальности – новой картины мира. Конец «Pax Americana», как и было сказано»[1]. Однако признавать новую реальность международные финансовые институты, контролируемые Соединёенными Штатами, очень не хотели, поэтому в угоду стремительно стареющему и теряющему былую мощь глобальному гегемону МВФ и Всемирный банк пошли на беспрецедентный и, без преувеличения, скандальный пересмотр своих баз данных, который коснулся только одной страны – Китая: в новых базах данных экономические показатели для Китая были уменьшены почти в два раза! Правда, скорость передвижения Китая в мировых табелях о рангах столь велика, что даже сильно отретушированная картина, получаемая на основе манипулятивно отредактированных данных международных сопоставлений МВФ – Всемирного банка, уже не позволяет замаскировать реальное положение дел. Согласно новым данным МВФ, Китай превзошел США по показателю ВВП с учетом ППС в апреле 2014 года. В соответствии с данными А. Маддисона, это произошло около 2010 года – то есть в промежутке между оценками, сделанными на основе «старой» и «новой» баз данных МВФ и Всемирного банка (так что данные сравнительной экономической статистики профессора Маддисона можно считать вполне умеренными).     Наша страна в мировой экономике: вниз по лестнице В послевоенный период и вплоть до начала 1980-х годов СССР стабильно удерживал долю в мировой экономике около 9,5%, при этом доля главного геополитического конкурента – США медленно, но неуклонно снижалась – с более чем 30% сразу после Второй мировой войны до примерно 20-21% в начале 1980-х (то есть разрыв сокращался в пользу СССР) (см. графики 1 и 2). Однако застойные явления в советской экономике в 1980-е годы одновременно с фактором ускоренного роста Китая и Японии (в Японии – вплоть до 1990 года; в 1991 году в этой стране начался кризис, после чего развитие практически остановилось и началась стагнация, длящаяся до сих пор) привели к тому, что к моменту развала СССР по своей доле в мировой экономике он опустился со 2-го на 4-е место (график 3). Отметим, что на момент окончания существования СССР как единого государства доля России (в составе СССР, то есть в нынешних границах, без учёта недавнего присоединения Крыма) в мировой экономике составляла более 4,2%, и по этому показателю РФ занимала 5-е место, уступая помимо первой «тройки» (США, Японии и Китаю) ещё и объединённой Германии, хотя и незначительно (у РФ – 4,2%, у Германии – 4,7%). Дальнейшие десять лет сложились для России трагично: страна в условиях мирного времени (1990-е) в результате «шоковой терапии» безграмотных (если не сказать вредительских) либеральных экспериментов, по недоразумению названных «реформами», испытала экономический обвал, сопоставимый с хозяйственными бедствиями Великой Отечественной войны. В результате в абсолютных показателях (в терминах ВВП по ППС в долларах 1990 года) российская экономика вернулась на уровень 1990 года лишь в 2006-2007 годах, то есть уже в «тучные нулевые годы», перед самым началом глобального финансового кризиса, при этом удельный вес России в мировой экономике снизился с 4,2% до 2,5%, и по этому показателю наша страна опустилась с 5-го на 8-е место (график 4). С учётом анемичного состояния экономики в 2012-2014 гг. (с затуханием темпов роста до практически полной его остановки), а также с учётом экономического спада в 2015 году более чем на 3%, по итогам 2015 года Россия опустилась на 10-е место с долей около 2,0%, пропустив вперёд себя Бразилию и Италию. Причём «снизу» (11-е и 12-е места) её подпирают быстроразвивающиеся экономики Индонезии и Южной Кореи, которые при сохранении нынешних тенденций имеют высокие шансы обойти Россию уже в ближайшие два-три года.     Сдвиги в соотношении экономических сил Для целей анализа расклада собственно мировых экономических сил мы сгруппировали некоторые страны и регионы следующим образом. До 1990 года мы рассматриваем в качестве самостоятельной, весьма высокоинтегрированной силы группу советского блока (СССР + страны СЭВ + Югославия + КНДР); также в качестве единой силы мы предлагаем рассматривать и Западную Европу (а не только страны ЕС). После 1990 года (и до 2030 года) в качестве самостоятельной силы мы выделяем всю Европу (Западную, Восточную и страны Прибалтики). Также в качестве самостоятельной единицы в раскладе мировых экономических сил мы выделили Северную Америку (США + Канада + Мексика) из-за высокой степени интеграции этих экономик и ведущего положения капитала США в них. В течение первых трёх послевоенных десятилетий расклад основных экономических сил на мировой арене сложился таким образом (см. графики 5 и 6). В основных чертах данный расклад характеризовался высокой степенью стабильности: наблюдалось незначительное снижение доли Северной Америки (с 30,5% в 1950 году до 25% в 1975-1980 гг.) в силу более быстрого (в том числе восстановительного послевоенного) роста в некоторых других регионах мира. В частности, существенно укрепила своё положение в мировой табели о рангах экономика Японии (с 3% до 7,6%). Доли «советского блока» (около 13,5%), Западной Европы (25-56%) и Китая (4,6-4,8%) практически не менялись. К 1990 году произошли более видимые изменения (график 7). Советский блок существенно снизил свою долю («эпоха застоя») – с 13,5% до 10,3%. Доля Японии достигла своего исторического максимума (8,6%). Китай начал проводить реформы (начало реформ Дэн Сяопина обычно датируется 1979 годом), которые привели к резкому экономическому ускорению, в результате доля Поднебесной выросла очень существенно – с 4,8% до 7,8%. Доля Северной Америки (около 25%) не изменилась: главная экономическая сила региона пережила серьёзный кризис во второй половине 1970-х, сменившийся весьма мощным подъёмом времён «рейганомики» в 1980-е. Доля Западной Европы снизилась с 25% до 22% – в отличие от США кризис 1970-х годов в этом регионе сменился не подъёмом, а весьма анемичным ростом. С началом нового тысячелетия и вплоть до периода активной фазы глобального финансового кризиса (2008-2009 гг.) расклад мировых геоэкономических потенциалов претерпел уже кардинальные изменения (график 8). Доля Европы снизилась ещё на 3 процентных пункта (до 19,3%), причём реальный масштаб падения удельного веса европейской экономики ещё более ярко выражен, если учесть, что состав региона в нашем сопоставлении количественно увеличился за счёт прибавления стран Восточной Европы и стран Прибалтики. Доля Северной Америки также снизилась на 3 процентных пункта (до 22%). Доля Японии снизилась в полтора раза – с 8,6% до 5,7%. Основной причиной снижения этих долей был уверенный ускоренный рост «новых» азиатских экономик, прежде всего Китая. Доля Китая в мировой экономике выросла радикально: к концу 2008 года она поднялась почти до 18% (!), вплотную приблизившись к США (исходя из данных А. Маддисона, заканчивающихся 2008 годом, и данных о темпах роста в последующие годы эти экономики сравнялись в районе 2009-2010 годов). Обращает на себя внимание и начало восхождения индийской экономики (с 4% в 1990 году до 6,7% в 2008 году; а по сравнению же с 1975 годом эта доля удвоилась). Среди главных факторов этого периода также был распад СССР, после чего экономика РФ погрузилась в тяжелый длительный кризис, лишь с 1999 года сменившийся относительно ускоренным ростом. Итогом этого стало то, что доля РФ, на момент распада СССР составлявшая 4,25% от мировой экономики, снизилась до 2,5%, и, таким образом, наша страна перестала играть сколь-нибудь существенную роль в глобальном раскладе экономических сил. По итогам 2015 года соотношение основных экономических сил в мире выглядит следующим образом (график 9). С учётом того, что за период с начала активной фазы глобального экономического кризиса в 2008-м и до конца 2015 года экономики Северной Америки, Европы и России (в последней – в том числе и из-за начавшейся в 2015 году открытой рецессии) в абсолютном измерении практически не изменились, это означает, что их доли в мировой экономике снизились, соответственно, до 18,5%, 15,5% и 2,0%. Доля Китая – самой крупной экономики мира – к окончанию 2015 года выросла до 23,8%, а доля Индии – до 7,3%.     Снова двухполюсный мир? Однако самые радикальные изменения произойдут, согласно нашему прогнозу, за следующие 15 лет. В предлагаемом прогнозе до 2030 года сделана попытка смоделировать расклад мировых экономических сил и определить место в нём России с учётом весьма оптимистических (с точки зрения нашей страны) предположений. В частности, среднегодовые темпы роста для российской экономики заложены на практически максимальном уровне (+5,5% в год). Предполагается также, что темпы роста китайской экономики должны замедлиться с 7,5% до 3,5% в конце периода, и, таким образом, среднегодовые темпы, заложенные в прогноз для этой страны, также составляют 5,5%. Аналогичные темпы роста (+5,5%) мы предполагаем и для Индии (потенциальные темпы для этой экономики выше, но, как показывает практика, они отличаются нестабильностью). Для остальных важных экономически сил заложены следующие прогнозные среднегодовые темпы роста на этот период: Европа (+1,5% в год), Северная Америка (+2,5%), Япония (+1,0%), вся мировая экономика (+3,25% в год). Тогда глобальный геоэкономический расклад будет выглядеть в 2030 году следующим образом (график 10). Как видим, к 2030 году расстановка экономических сил в мире примет качественно иной характер: в мире появится явно выраженный гегемон – Китай, доля которого в глобальной экономике превысит даже уровень, который имели США сразу после Второй мировой войны. С учётом этих обстоятельств становится понятным стратегический смысл стремления США к организации Трансатлантического партнерства с Европой. К 2030 году по объёму ВВП Китай превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятые. Даже если предположить, что затухание темпов роста в Китае пойдёт быстрее (и среднегодовые темпы за 2016-2030 гг. составят не 5,5%, а 5,0%), то и в этом случае доли в мировой экономике Китая и Трансатлантической зоны свободной торговли (Европа + США + Канада + Мексика) будут примерно равны. Таким образом, нынешняя стратегия США по созданию Трансатлантического партнёрства – это и есть, по сути, план образования двухполюсного мира, «мира на двоих», где одним из полюсов будет «объединённый Запад» (Северная Америка + Европа), а другим – Китай.     Третья сила Потеснить кого-то за геополитическим шахматным столом и стать полноценным игроком в предстоящей партии нашей стране уже никак не удастся. Тихо и незаметно отсидеться в сторонке – тоже. Стать, в зависимости от обстоятельств, пешкой, важной фигурой или главным трофеем в чужой шахматной партии – варианты для России совсем не подходящие. Во всех этих вариантах не просматривается не только намёка на восстановление собственной геоэкономической субъектности, но и на сохранение относительного суверенитета. Однако окончательный приговор истории ещё не вынесен. В этой на первый взгляд безысходной ситуации у России всё ещё сохраняется возможность организации асимметричной контригры, связанной с формированием некоей «третьей силы», пусть и не равной двум первым. Потенциал этой «третьей силы», с учётом прогнозных расчётов, может выглядеть таким образом (таблица 1). Первый вариант в качестве «третьей силы» (самостоятельного полюса, имеющего влияние на мировые процессы) несостоятелен: Россия со странами экс-СССР (без Прибалтики) в 2030 году будет иметь примерно такую же долю в мировой экономике, как Индия в 1990 году, и в два раза меньшую, чем у Японии в том же 1990 году. Эта доля даже меньше доли Российской Федерации на момент распада СССР. Второй вариант практически так же мало состоятелен, как и первый: интеграция постсоветского пространства с включением в это объединение Турции, Ирана и Сирии позволяет выйти только на долю примерно 6,5% в мировой экономике – это примерно столько же, сколько у Индии в 2008 году, и на треть меньше, чем у Японии в 1990 году. Правда, в такой конфигурации можно претендовать на относительную самодостаточность, то есть на формирование весьма автаркичного (относительно замкнутого в воспроизводственном отношении) «мира-экономики»: такое объединение будет в 2030 году располагать численностью населения 500-600 млн человек, что достаточно для организации оптимального по своим размерам рынка с учётом необходимого уровня концентрации промышленного производства (экономии на издержках с учётом масштабов производства). Правда, этот рынок (по общей численности потребителей) будет всё же существенно уступать объединённому рынку Европы и Северной Америки, не говоря о Китае. Только третий вариант – вариант интеграции вышеуказанных стран с Индией позволяет рассчитывать на формирование альтернативного глобального полюса силы, хотя даже он будет по объединённому экономическому потенциалу практически в два раза уступать Китаю. Четвёртый и пятый варианты не могут представлять собой интеграционные объединения – как в силу очень большого числа стран, так и в силу географической удалённости Латинской Америки. В то же время указанные страны и регионы могут в ряде вопросов, касающихся принципов будущего мироустройства, находить общий язык и выступать с единых согласованных позиций, тем самым позиционируя себя в качестве «третьей силы», способной изменить расклад сил в противостоянии первых двух полюсов силы. Однако следует иметь в виду, что геополитическая ориентация Латинской Америки или арабского мира и их согласованные позиции (действия) будут во много зависеть от того, состоится ли третий полюс (третий вариант), или мир будет иметь двухполюсную конфигурацию – в случае двухполюсного мира более вероятно отсутствие единства и лишь тактические и не очень устойчивые альянсы с одной из двух доминирующих сил в мире.     «Окно возможностей»: оптимизм, пессимизм и реализм Здесь следует сделать ряд важных оговорок. Задача, которая ставится в данном докладе, – оценить потенциал «окна возможностей» для России, в том числе с учётом собственных активных действий. Поэтому для нашей страны я вполне сознательно заложил темпы роста, по сути, максимально возможные исходя из предположения о позитивных сдвигах в экономической политике, которые только и смогут обеспечить указанные темпы роста (в «пассивном», инерционном варианте эти темпы окажутся гораздо ниже, поскольку нынешняя модель экономического развития в России себя полностью исчерпала). То есть в отношении России сделанная оценка имеет характер скорее даже нормативного (целевого), а не трендового (экстраполяционного) прогноза, а изложенный сценарий, несмотря на его жёсткость, следует рассматривать как построенный на основе «оптимистического реализма» (или «реалистического оптимизма»). Кроме того, следует иметь в виду, что темпы роста главного на данный момент мирового игрока – Китая, от которого радикальным образом будет зависеть расклад мировых сил, по оценкам ряда китайских экспертов, могут оказаться и существенно больше, чем в нашем прогнозе. Например, профессор Исследовательского института государственного развития при Пекинском университете Лу Фэн полагает, что Китай располагает потенциалом для сохранения «средневысокого темпа роста» ВВП (около 7%) в течение ещё 20 лет. Хотя китайский профессор говорит лишь о потенциале, который ещё надо суметь реализовать, мне данная оценка представляется всё же завышенной и скорее её следует рассматривать как благое пожелание. Тем не менее и игнорировать такие оценки не стоит. Таким образом, если усилия по перестройке российской хозяйственной модели окажутся недостаточными или неэффективными (что, должен признать, представляется весьма высоковероятным), а период сохранения экстенсивных факторов развития Китая и, соответственно, высоких темпов роста окажется более продолжительным (что теоретически возможно, хотя представляется мне менее вероятным), «окно возможностей» для России окажется ещё уже, чем в вышеприведённом анализе и прогнозе. Оценивая прочитанное, читатель также должен иметь в виду, что мы сознательно ограничили прогнозный горизонт 2030 годом, поскольку, чем длиннее период прогнозирования, тем менее надёжным становится применение экстраполяционного метода. Хотя применённый нами прогнозный подход основан не на чистой экстраполяции (мы закладываем сценарные гипотезы относительно изменения темпов роста), тем не менее указанная закономерность остаётся верной, так как на более длинных периодах прогнозирования возрастает вероятность нелинейных процессов, случайных событий, субъективных (политических) факторов, способных изменить логику не только экономических, но даже исторических процессов, поэтому и сами гипотезы относительно динамики темпов роста объективно становятся всё менее обоснованными и надёжными. В этой связи следует отметить ещё одно важное обстоятельство, которое позволяет сделать ряд принципиальных выводов на более отдалённую перспективу. Закладывая среднегодовые темпы роста ВВП Китая на период 2016-2030 гг. на уровне 5,5%, мы исходили из того, что в течение ближайших 15-20 лет у этой страны остаются ещё существенные резервы развития за счёт чисто экстенсивных факторов роста (например, за счёт миграции в города рабочей силы из сельской местности вплоть до достижения «нормального» – на уровне 70% – уровня урбанизации страны; такая миграция сопровождается значительным повышением производительности общественного труда в силу более эффективных – механизированных – видов деятельности, связанных с городским расселением). Однако наличие этих факторов постоянно сокращается, поэтому китайская экономика уже сталкивается (и данная тенденция будет продолжаться) со снижением темпов роста. Цифра 5,5% (среднегодовой темп роста на период 2016-2030 гг.), как уже было отмечено выше, получена как средняя между 7,5% (темпы роста ВВП Китая на уровне двух-трёх прошлых лет) и 3,5%, которые, как нам представляется, будут характерны для Китая уже около 2030 года. Это означает, что к 2030-2035 гг. темпы роста Китая не будут превышать среднемировые темпы экономического роста. Таким образом, доля Китая около 32-35% (третья часть мировой экономики), видимо, окажется максимумом, после чего она не будет больше увеличиваться – сначала стабилизируется на этом уровне, а затем, скорее всего, даже будет снижаться. В то же время некоторые страны и регионы (Индия, Южная Азия, некоторые страны Юго-Восточной Азии, возможно, Африка и пр.) после 2030 года будут сохранять немалые возможности для ускоренного развития за счёт наличия экстенсивных факторов и, соответственно, иметь темпы экономического роста существенно выше среднемировых. Это обстоятельство чрезвычайно важно для осознания потенциала «третьей силы» уже за пределами прогнозного горизонта 2030 года: этот потенциал будет возрастать. Иными словами, усилия по созданию третьего геоэкономического полюса, которые следует затратить в ближайшие 15 лет, впоследствии окупятся сторицей. Всё сказанное выше задаёт рамки того «окна возможностей», которое объективно существует для России, если она стремится сохранить роль самостоятельного субъекта, а не объекта геоэкономических отношений. Это окно, как вытекает из проведённого анализа, очевидно, отнюдь не столь широкое, как могут себе представлять некоторые «оптимисты», не очень осведомлённые в межстрановых экономических сопоставлениях, опирающиеся на ностальгические воспоминания о былой роли и возможностях СССР. Причём это окно возможностей действительно могло быть иным – даже с учётом распада СССР и советского блока. 25 лет российская экономика практически топчется на месте. Если бы вместо этого на вооружение в России была принята модель управляемого развития, аналогичная «азиатским» (японское, корейское, сингапурское, китайское «чудо»), и темпы роста весь 25-летний период «реформ» были бы ускоренными – на уровне 6-7% годовых, то есть примерно в два раза выше среднемировых, то доля России в мировой экономике по сравнению с 1990 годом могла бы увеличиться практически вдвое и составлять на данный момент 8-8,5% – такой удельный вес в глобальной экономике, несомненно, предполагал бы субъектность и совершенно другие возможности по организации третьего геоэкономического полюса. Однако история не знает сослагательного наклонения. И нужно понять, что такой уровень возможностей для России утрачен окончательно – и в силу этого необоснованный оптимизм совершенно не оправдан. Несмотря на это, не следует впадать и в другую крайность. Я не могу согласиться с утверждениями, что России уготован только подчинённый статус в международных экономических отношениях, что она может быть только частью какого-то другого полюса, региональной (или глобальной) системы более высокого уровня, не имея никаких шансов на собственную геоэкономическую субъектность. Шансы на это сохраняются, и в основном они будут связаны, как было сказано выше, с усилиями по созданию «третьей силы» совместно с другими амбициозными странами, которых также не устраивает статус сателлита или вассала при том или ином мировом гегемоне. Но шансы эти небезграничны, время объективно работает не на нас, и успех или неуспех будет прежде всего определяться активными действиями по реализации существующих возможностей. Приступать же к их реализации надо прямо сейчас, немедленно.     Сколачивание своей группировки В одной из своих статей я уже писал, что в условиях идущих в мире интеграционных процессов «геоэкономическое противостояние не исчезает, а всё явственнее переходит с межстранового уровня на уровень борьбы макрорегионов. Что в уличных драках, что в глобальных «разборках» бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплочённой группе – надо сколачивать собственную. Направление и характер современной интеграции позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества»[2]. В современном мире границы блоков определяются не столько военно-политическими соглашениями, сколько соглашениями о торговле, таможенной политикой и принципами валютного регулирования, принятыми в тех или иных странах. И в этом свете становится яснее значимость единого таможенного пространства и такого проекта, как ЕАЭС, для стран, которые он объединяет, при условии, конечно, что единые таможенные границы перерастут в границы финансовые, как это уже ранее произошло с ЕС. Речь идёт о том, чтобы объединить производительные силы в рамках единой системы тарифов и регулирования, что позволит создать более ёмкий рынок. Однако потенциал постсоветского пространства, в рамках которого пока реализуется проект евразийской интеграции, в первую очередь демографический, слишком мал для того, чтобы союз играл значимую роль в мире в своём нынешнем составе. Наше «окно возможностей» – альянс с «пограничными» в цивилизационном отношении странами. России следует собрать вокруг себя партнёров, которые объединились бы на принципах «неприсоединения», подобно тому, как в 1956-м на основе инициативы трёх стран – Индии, Египта и Югославии - зародилось существующее до сих пор «Движение неприсоединения» к военно-политическим блокам. Смысл такого объединения «неприсоединившихся» в ближайшем будущем будет заключаться в том, чтобы оказаться за пределами неизбежного противостояния Запада и Китая, предоставить миру третью точку опоры, сформировать гармонизирующую силу, не позволяющую ни одному из двух главных полюсов обрести абсолютное доминирование и обеспечивающую мировой системе баланс и устойчивость, о чём мы с моими коллегами по Фонду интеграционного развития Азиатско-Тихокеанского региона уже не раз писали[3]. Если ставить себе цель не быть раздавленными в среднесрочной исторической перспективе противостоянием Запада и Китая, между которыми наша страна, вероятно, окажется в скором будущем как между молотом и наковальней, у России нет альтернативы усилению сотрудничества с Индией и той частью исламского мира, которая стремится к независимому от США или Китая развитию. При опредёленных политических обстоятельствах в составе этой «третьей силы» могут оказаться даже такие страны как Япония, Южная Корея, Вьетнам и др.     Российско-индийский альянс как основа третьего полюса Но главным и очевидным партнером на этом пути является Индия. Индия – незаменимая сила, без которой невозможен баланс в любой конфигурации двухполярного мира. В прошлом раунде глобализации Индия успешно держала доброжелательный нейтралитет между Западным и Восточным блоками. В будущем мире противостояния китайского и атлантического полюсов ей предстоит та же роль. Индия – родоначальник «Движения неприсоединения», и идея участия в создании нейтрального международного экономического баланса ей, безусловно, будет близка. Индия – вторая по демографическому потенциалу держава в мире, её присоединение к любому общему рынку автоматически делает потенциальную ёмкость рынка сопоставимой с рынком ЕС, США или Китая. Индия – страна, прошедшая за полвека путь от отсталой британской колонии до космической и ракетно-ядерной державы, и, что немаловажно, значительную поддержку на этом пути Индии оказал СССР. Отношения нашей страны и Индии имеют выделенный, особый характер, по крайней мере со времен Индиры Ганди. Долгосрочные угрозы для России и Индии имеют однонаправленный характер, а долгосрочные интересы преимущественно совпадают, либо же взаимно дополняют друг друга. Трудно представить себе антагонизм интересов России и Индии на Ближнем Востоке или в Средней Азии – регионах, играющих ключевую роль в обеспечении евразийской стабильности. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Индии и бывший посол Индии в России (до начала 2016 года) П.Ш. Рагхаван в редакционной статье в The Asian Age подчёркивает, что в основе российско-индийских отношений лежит взаимно признаваемая геополитическая логика. У наших двух стран есть общие проблемы и сходные задачи в единой сфере интересов в более широком соседнем окружении в Западной и Центральной Азии. Причём если на нынешние отношения «стратегического партнёрства» России с Китаем всегда будет отбрасывать тень их былая конфронтация, российско-индийские отношения такая тень никогда не омрачала[4]. Сфер, где Россия и Индия выступают экономическими конкурентами, не так много; пожалуй, единственная такая крупная отрасль – металлургия. В будущем, по мере развития Индии, мы можем получить в лице этой страны конкурента и в сфере торговли оружием, но это не вопрос краткосрочной исторической перспективы. В случае общей гармонизации двусторонних отношений на долгосрочной основе такие сферы могут быть предметом взаимного согласования и регулирования, а в ряде случаев – превратиться в сферы сотрудничества. Индия – особая цивилизация, и мыслит она себя не столько в терминах региональной державы и уж тем более не в терминах концепции nation-state (нации-государства), а именно в качестве цивилизации. У России тоже присутствует подобное самоопределение в качестве особой цивилизации. В России, как и в любой стране, в которой существуют национальные автономии и религиозное разнообразие, с той или иной степенью остроты стоят проблемы сепаратизма и религиозного экстремизма. Для Индии проблемы сопряжения множества культур, религий, языков и национальностей потенциально являются ещё более острыми, чем для России. А как подобные проблемы могут быть использованы Западом для разрушения неугодных стран, мы много раз уже видели. Культурно-цивилизационные особенности предрасполагают и Россию, и Индию к непосредственно глобальному, а не региональному мышлению, к активной позиции в деле формулирования и продвижения глобальных инициатив и альтернативного мирового устройства. При этом колониальное прошлое и история национально-освободительной борьбы предопределяют склонность Индии к определённым глобальным альянсам, а именно – направленным против всех форм неоколониализма и имеющим своей целью построение более справедливого мирового устройства. Но именно в силу тех же особенностей своего прошлого Индия пойдёт на участие в этих альянсах только в том случае, если в них она будет выступать в качестве равноправного партнёра, а не зависимого от другой силы участника. В этом отношении Россия и Индия – идеально дополняющие друг друга партнёры. И Россия без Индии, и Индия без России резко сокращают свои шансы на отстаивание собственных интересов в средне- и долгосрочной перспективе. Особый фактор риска для Индии – состоявшийся и крепнущий альянс Китая с Пакистаном. Он развивается на фоне фундаментальной слабости индийской дипломатии в деле выстраивания плодотворных отношений с исламским миром. Сегодня индо-пакистанский конфликт заморожен, в том числе благодаря тому, что Индия и Пакистан обзавелись ядерным оружием. Тем дороже обеим сторонам может обойтись разморозка этого конфликта в будущем. Учитывая степень влияния США на исламский мир и глобальные процессы в целом, а Китая – на Пакистан, потенциальная угроза разморозки конфликта может исходить как от Китая, так и от Запада. Индо-пакистанский конфликт – лишь наиболее яркое проявление стратегической проблемы, стоящей перед Индией. Если мы предполагаем столкновение Запада и Китая в будущем, то оно будет развиваться в обоих измерениях геополитики – на море, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где уже сейчас обострились территориальные споры, и на суше, на территории, по которой будет проходить «Новый Шёлковый путь» – китайский проект континентальной глобализации. На суше росту торгового влияния Китая США противопоставят управляемый хаос радикального ислама. Эта стратегия представляет значительную угрозу России, но для Индии радикализация ядерного Пакистана представляет угрозу не просто значительную, но смертельную. С другой стороны, если Китай будет успешен в деле взятия под контроль Средней Азии и мирного продвижения своих интересов в исламском мире, что останется Индии в Евразии? Какие рынки и партнёры, с которыми она могла бы успешно сотрудничать и торговать? Нельзя не отметить растущую обеспокоенность Индии по поводу содержания инициативы создания Китаем «Нового Шёлкового пути». Например, индийский военный эксперт Анкита Датта в своей статье в Indian Defence News прямо указывает на то, что план Китая по созданию «Морского Шёлкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь» является вызовом для морской безопасности Индии[5]. Стабильность в Евразии – в интересах всех трёх основных континентальных держав: и России, и Китая, и Индии. Однако Индия, обладая значительным потенциалом экономического роста, не обладает достаточным политическим влиянием. России есть что предложить от себя: объединить экономический потенциал Индии с дипломатическим влиянием России. Помимо политических существует немало и чисто экономических аспектов взаимных интересов. Правда, на сегодняшний день Россия привыкла связывать развитие своего международного экономического сотрудничества, прежде всего, с нефтегазовой сферой. Как раз именно в этой сфере у России и Индии практически нет точек соприкосновения. Однако у обеих стран есть потенциал взаимодействия, выходящий далеко за рамки торговли нефтью или газом. Углубление сотрудничества с Индией с учётом перспектив бурного роста её экономики открывает целый пласт возможностей для России в плане возрождения и развития своей технологической базы. Индия, страна с более дешёвой рабочей силой, была бы заинтересована в России как в рынке сбыта своей недорогой конечной продукции, мы же могли бы использовать спрос индийского бизнеса на технологии для развития своего научно-технологического комплекса. В отличие от Китая экономический рост на основе форсированного создания современной инфраструктуры в Индии только начинается. Если мы умело воспользуемся будущим индийским спросом на технологии, связанные с созданием инфраструктуры, мы получим рынок сбыта для своих технологий и заказы для своих компаний. Кроме того, для модернизации старой инфраструктуры и создания новой нужна энергия. В сфере ядерной энергетики России есть что предложить Индии, и спрос со стороны Индии будет только расти. Уже цитировавшийся выше П.Ш. Рагхаван отмечает: «Около 60% нашего вооружения – советского или российского производства. Россия – единственное иностранное государство, участвующее в развитии индийской атомной промышленности. Сейчас реализуется амбициозная программа по строительству 12 атомных энергоблоков, нацеленная на производство более 13 тысяч МВт энергии к 2025 году. Россия – крупнейший экспортёр необработанных алмазов в мире, а Индия – крупнейший производитель обработанной алмазной продукции. Существуют и другие совместные проекты в сфере передачи промышленных технологий, инвестиций в добывающий сектор России, образования, науки и технологий, туризма и других; их слишком много, чтобы детально останавливаться на всех» [6]. Обстоятельством, до некоторой степени осложняющим сближение наших двух стран, является традиционное англосаксонское тяготение, характерное для ряда индийских элит. Однако его можно обратить и на пользу нашему взаимодействию – индийские связи с англосаксонским миром могут выступать в качестве балансирующего фактора, столь нужного для «третьей силы», чтобы не скатиться в отрытую конфронтацию с одной из двух сил, которые будут доминировать в середине XXI века. Кстати, такую же балансирующую роль для Индии в какой-то мере могут играть «теплеющие» отношения России с Китаем. В нынешних условиях форматирование двусторонних стратегических отношений между нашей страной и Индией, в том числе установление теснейших экономических связей – вплоть до создания зоны свободной торговли (а в будущем, возможно, и экономического союза) должно стать важнейшим приоритетом российской внешней политики. Логичным шагом на этом пути является подключение Индии к процессу евразийской интеграции. Со стороны Индии интерес к такому сближению подтверждён на официальном уровне. Так, бывший посол Индии в РФ Пунди Шринивасан Рагхаван заявил, что всеобъемлющее экономическое соглашение о сотрудничестве Индии с ЕАЭС может быть обоюдовыгодным и, возможно, распространится далеко за пределы зоны свободной торговли. Он считает, что сближение Индии и ЕАЭС позволит совершить «квантовый скачок в экономическом сотрудничестве»[7].     Перспективы валютного союза С раскладом мировых сил тесно связан вопрос о структуре будущей мировой валютно-финансовой системы. Вопрос этот ключевой, с учётом главенствующей роли международных финансовых отношений в современной экономической парадигме. Напомню также, что совсем недавно президент Путин давал поручение правительству и Центробанку форсировать разработку предложений по созданию валютного союза в связи с необходимостью углубления процесса евразийской интеграции. (Правда, затем, из-за случившейся обвальной девальвации и последовавшей курсовой нестабильности рубля, данная тема была несколько «подморожена», однако в стратегическом отношении поставленная задача имеет принципиальный характер.) Нам представляется важным в рамках нашего анализа попытаться уточнить, на чём может быть основана актуальность данного поручения Путина и каковы могут быть перспективы валютного союза исходя из его возможных конфигураций с учётом меняющегося глобального расклада экономических сил, а также – в зависимости от конфигураций – каковы должны быть задействованные механизмы, направления активности, как должны быть выстроены приоритеты. Итак, в первом из перечисленных выше вариантов евразийской интеграции – Россия + экс-СССР (без Прибалтики) – рубль может функционировать в качестве валюты весьма скромного в мировых масштабах регионального интеграционного объединения. Причем смысл создания специальной коллективной валюты в этом случае совершенно не очевиден: в силу доминирования экономики России в этом объединении с функцией коллективной валюты рубль справится лучше любой искусственно созданной наднациональной валюты (во всяком случае, издержки создания особой валюты в этом случае явно неоправданны). Валюта интеграционного объединения в рамках такой конфигурация сможет претендовать преимущественно на статус ведущей валюты межстрановых торговых и платежных расчётов внутри объединения, резервные же функции её (особенно за пределами объединения) будут крайне ограничены. Во втором варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция – рубль (или специально созданная коллективная валюта) может иметь значение региональной валюты и одной из мировых валют второго эшелона (подобно роли йены или фунта стерлингов в современной валютной системе). Только в третьем варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция + Индия – рубль (или даже скорее специальная коллективная валюта) может претендовать на одну из ведущих мировых ролей, войдя в четвёрку-пятёрку основных валют (наряду с долларом, юанем, евро), имея все шансы превзойти по своей роли йену. В этом варианте валютного союза его валюта имеет также все шансы обрести статус одной из мировых резервных валют. Таким образом, если исходить из провозглашенного президентом Путиным курса на построение валютного союза, нужно иметь в виду, что архитектура такого союза, цели, методы и инструменты его строительства будут зависеть от вариантов конфигурации будущих интеграционных процессов с участием России. Идея создания полноценной валюты мирового значения может быть реализована лишь при достижении практически максимально возможных рамок интеграционных процессов в Евразии – если принять во внимание (в качестве ограничения рамок такого интеграционного процесса) как самостоятельные амбиции Китая, так и твёрдое желание США воспрепятствовать сближению Европы с Россией. Учитывая стремительность происходящих геоэкономических процессов, Россия уже сейчас должна многократно нарастить свои дипломатические усилия на «восточном направлении» и соответствующим образом переориентировать свои внешнеэкономические приоритеты, имея в виду указанную выше третью конфигурацию.     Вертикальное измерение Евразийского проекта Таким образом, защитить свой суверенитет и вновь обрести активную роль в мировых делах Россия может только на путях создания союза или достаточно широкой и сплочённой коалиции стран, стремящихся сохранить свою самостоятельность в обостряющемся противостоянии Китая и объединённого Запада. Задача в том, чтобы сформировать силу, достаточно весомую как для защиты собственных интересов, так и для того, чтобы воспрепятствовать любому из двух основных полюсов занять абсолютно доминирующую позицию в мире. В свете этого принятое несколько лет назад президентами России, Казахстана и Белоруссии решение, касающееся общего вектора на евразийскую интеграцию, без всяких сомнений, является стратегически верным. Однако, как представляется, оно больше основано на некоем интуитивном ощущении его полезности, а не на бескомпромиссном осознании императивного характера требований времени. Отсюда, на наш взгляд, проистекает отсутствие понимания необходимой конфигурации будущего интеграционного объединения. И отсюда же ограниченность политических усилий чисто техническими процедурами и очевидный дисбаланс в пользу сугубо практицистских (с виду) подходов к интеграционным процессам в ущерб разработке базовых принципов более высокого порядка, только и способных выполнить задачу сплочения наций в рамках широкой коалиции и быть полноценной основой, цементирующей будущий союз. Процесс евразийской экономической интеграции нужно резко интенсифицировать, придать ему статус абсолютного политического приоритета. Это предполагает скоординированные усилия и комплексные действия в области экономики, торговли, финансов, права, политики, дипломатии, идеологии. Трезвая оценка перспектив требует резкого расширения рамок интеграционных процессов и создания такой конфигурации Евразийского союза, которая максимально комфортно и надёжно позволит России реализовать сохраняющийся у неё потенциал геоэкономической субъектности в рамках гармонизации интересов с возможными союзниками и их совместного продвижения и отстаивания. Следует отметить, что новые инициативы российского президента дают основание для надежд на переформатирование Евразийского интеграционного проекта с учётом необходимости вывода его за пределы постсоветского пространства и создания на его основе полноценного геоэкономического полюса. Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в этом году, Владимир Путин заявил: «Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура»[8]. Однако на сегодняшний день пока отсутствует видение комплексной модели интеграции – в существующем интеграционном проекте превалирует прагматическая экономическая идея. На фоне относительной разработанности экономической составляющей интеграционной инициативы зияющей лакуной остаётся её идеологическая компонента, в частности, не артикулированы социальная модель интеграции, ценностные установки, историко-культурная основа и пр. Сегодня Евразийский союз не предлагает идеологии, которая была бы привлекательна как мировоззренческая и ценностная модель. Однако проекту нужна сверхзадача, измерение «вверх», вдохновляющие идеи, способные создать новую идентичность. Если объединительные идеи не получат отклика в виде резонанса с ценностями, идеалами и чаяниями в душах людей и народов на евразийском пространстве, существует большой риск, что проект, основанный на голом прагматизме, потерпит фиаско. В целях успешного создания действительно прочного образования, обладающего привлекательностью и способного к расширению, на повестку дня следует срочно поставить вопрос о разработке проблемы евразийской идентичности. Необходимо, чтобы люди на евразийском пространстве ощущали свою принадлежность к чему-то общему, необходим единый мировоззренческий базис и единый общественный идеал, благодаря которым все они, несмотря на разные национальности и вероисповедание, стали бы общностью. Нужно сформулировать собственные идеологемы и устойчивые позитивные образы, соответствующие менталитету народов региона: «евразийскую мечту» (по аналогии с «американской мечтой»), «евразийские ценности» (в противовес нынешним «европейским ценностям» или «общечеловеческим ценностям» западного розлива), собственную идеальную модель общественных отношений и общественного устройства, основанную на правде и справедливости. От идеальной мировоззренческой стороны интеграционного проекта (измерения «вверх») во многом зависят и возможности его развития «вширь», в том числе перспектива включения в этот проект государств из-за пределов постсоветского пространства (Индия, Иран, Турция, Вьетнам и др.). Интеграционный проект может и должен позиционироваться не только как взаимовыгодная торгово-экономическая инициатива, но и как цивилизационная альтернатива, нацеленная на истинный прогресс человечества. Чисто «прагматичный» подход имеет тупиковый характер. История свидетельствует, что самую высокую практическую ценность и надежность демонстрируют как раз идеальные ценности, и только с опорой на них можно выстроить по-настоящему прагматический проект, рассчитанный на долгую жизнь.     [1] Андрей Кобяков. «Китай изменил конфигурацию геоэкономики», интернет-сайт «Мировой кризис – хроника и комментарии», 29.12.2005, http://worldcrisis.ru/crisis/178908 [2] Андрей Кобяков. «Стратегическая необходимость», журнал «Однако», № 169, август-сентябрь 2013 г. [3] См. в настоящем номере статью А. Отырбы «О месте России в формирующемся мироустройстве». См. также: Анатолий Отырба, Андрей Кобяков, Дмитрий Голубовский. «Формула третьей силы: хинди руси бхай-бхай», «Экономические стратегии», № 5, 2016; Анатолий Отырба. «Мир на трёх ногах», журнал «Однако», № 176, октябрь-ноябь 2014 г.; Дмитрий Голубовский. «Геостратегический джокер», журнал «Однако», № 174, июнь-июль 2014. [4] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [5] Анкита Дата. "Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", 16.05.2016, http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html [6] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [7] Сближение с ЕАЭС позволит Индии совершить квантовый скачок в экономическом сотрудничестве. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Индия в Российской Федерации Пунди Шринивасан Рагхаваном, «Экономические стратегии», № 7, 2015. [8] Стенограмма выступления Владимира Путина на ПМЭФ-2016, https://rg.ru/2016/06/17/reg-szfo/stenogramma-vystupleniia-vladimira-putina-na-pmef-2016.html     Дополнительно:

01 августа 2016, 07:00

OFW: Про пик угля в Китае

Если посмотреть на добычу и потребление угля в Китае (данные BP), то картинка выглядит следующим образом:На следующем графике показаны и другие виды энергоресурсов - их потребление растет, но не так чтобы очень сильно в сравнении с падением угля - особенно забавно выглядит распиаренная "зеленка", показанная оранжевым цветом.Почему Китай сокращает потребление топлива, которое и сделало возможным его "бум"? Уголь как правило дешевле других энергоресурсов. Тот факт, что Китай имеет уголь с низкой себестоимостью, и низкая стоимость труда, дали ему возможность производства товаров по очень невысокой себестоимости, сделав их очень конкурентоспособными.У него просто не было выбора - законы рынка толкают к сокращению выпуска товаров (примечание alexsword - не просто законы рынка, а обвал платежеспособного спроса, со стороны фактически обанкроченного Запада), что обвалило цены на ресурсы многих типов, нефть, газ, уголь, металлы.Китай почти самодостаточен в вопросах угольной добычи, но значимый импортер газа и нефти. Падение цен на нефть и газ сделали их импорт более доступным, что повлекло рост импортируемых объемов. По той же причине падение цен на уголь, сделало многие шахты убыточными, что повлекло сокращение (примечание alexsword - финансовые проблемы у добывающих компаний Китая начались раньше обвала цен, смотри Китай: Как выглядит пик угля в финансовой отчетности?). Поэтому и возник такой парадокс, что потребление самого дешевого энергоресурса сокращается в первую очередь.Дополним предыдущий график потребления различных видов энергоресурсов, графиком совокупного энергопотребления:Видно значительное замедление - 8.1% в 2011, 4.0% в 2012, 3.9% в 2013, 2.3% в 2014 и лишь 1.5% в 2015. Если не произойдет значительного смещения в "экономику услуг", следует ожидать и значительного замедления ВВП.Цены на уголь не вызывают большого внимания прессы, но в целом они повторяли паттерн цен на нефть:Цены на нефть имеют меньший разброс в разных регионах, чем уголь и газ, так как цена доставки у угля и газа относительно выше, что означает повышенные транспортные издержки при международной торговле. Вот для сравнения цены на нефть и газ:Как видно, единственное место, где цены на газ не следовали этим паттернам - это США. После 2008 сланцевые компании накачали рынок США большим количеством газа, чем он мог по быстрому засосать, что с учетом нехватки экспортных возможностей, обрушило цены в США.Ну а в 2014 и 2015 обвал цен на нефть, газ и уголь был повсеместным.Почему цены на топливные энергоресурсы двигаются синхронно? Спрос определяется комбинацией уровня зарплат/доходов и долгов. Когда зарплаты высокие - или долг можно легко наращивать - люди покупают больше недвижимости, автомобилей и других товаров, что означает рост спроса на ресурсы, из которых они производятся и которые потребляют при эксплуатации.Рост цен на топливные ресурсы зависит от роста спроса. Но доходы граждан не росли с такой скоростью, чтобы покрыть рост цен на топливные ресурсы в предыдущие годы, поэтому мир компенсировал нехватку доходов ростом долгов, чтобы закрыть разницу. Но у долгов возникает проблема "падающего возврата" - особенно хорошо заметная в Японии, где гигантский рост долгов теперь дает совершенно жалкий эффект на ВВП.Наращивание долга для подстегивания ВВП подобно растягиванию резинового жгута. Некоторое время это работает, пока экономика дает хороший возврат на возрастающий долг. Но потом, количество долга на единицу прироста становится слишком большим. Система начинает сжиматься, а цены на многие ресурсы падают одновременно. Именно это происходило в 2008, и именно это случилось в 2014-2015 (примечание alexsword - это правильное описание процесса, и с этой точки зрения, сейчас мы видим не новый кризис, а все тот же, начавшийся в 2007-2008 и отложенный на несколько лет печатными станками). В "нормальные" времена, небольшой рост спроса дает и рост добычи энергоресурсов на несколько процентов в год, причем без долгосрочного увеличения цен на них. Именно так все и происходило примерно до 1970.После 1970 ситуация изменилась - стало более сложно обеспечивать рост добычи энергоресурсов без роста цен. Нефтедобыча США в тот период стала падать, что запустило энергокризис, и он начал вариться на медленном огне под поверхностью все эти 45 лет. В США были испробованы самые разные обходные пути для решения энергодефицита - атомная энергия, подводное бурение и т.д. Другим подходом стало сокращение процентной ставки, чтобы дорогие дома и авто стали более "доступными".К концу 90-х, этих решений уже было недостаточно для решения проблемы. Запустили новую идею - нарастить международную торговлю. Это позволило активнее задействовать нетронутые энергоресурсы, включая уголь, в менее развитых странах, таких как Китай и Индия.Некоторое время это работало, но исчерпание ресурсов продолжало создавать давление на себестоимость добычи. Кроме того, конкуренция с низкооплачиваемыми рабочими Индии и Китая стало подавлять рост зарплат и в западных странах."Решением" тут стало - больше дешевого долга, еще больше долга, и еще больше долга. Схема накрылась в 2008, когда долги сабпрайм-сегмента стало невозможно обслуживать. Долговая схема сломалась, а цены на ресурсы обрушились. Для запуска "реинфляции", чтобы вернуть жизнь в долговые механизмы, были запущены программы QE. Цены на энергоресурсы снова воспряли, кроме того процессу помог быстрый рост китайского внутреннего долга. Эффект, однако, от этих программ стал со временем сокращаться.В 2014, когда США остановили QE, а Китай, поменяв руководство, замедлил накачку долгов, цены на энергоресурсы резко упали. С точки зрения добывающих компаний 'это стало очень разрушительным изменением.У Китая много угля, но далеко не весь он имеет низкую себестоимость. При падении цен наиболее бедные месторождения получают серьезный удар, а добывающие компании получают большие проблемы с обслуживанием ранее накопленных кредитов. Какие следствия можно ожидать для мировой добычи угля?Пик угля зафиксирован не только в Китае, его видно и в общемировой статистике:Много больших зон на планете прошли свой пик угля - США, Европа, бывший СССР, Канада. В США, кстати, пик угля был пройден в 1998, что стало еще одной причиной для того, чтобы форсировать глобализацию.Дополнительные проблема - добыча угля в Индии сильно отстает от потребления. Поэтому она становится значимым импортером угля. В 2015 потребление угля в Индии превысило потребление США, сделав ее вторым потребителем угля после Китая и первым импортером. Это означает, что если Китай захочет компенсировать падение своей угольной добычи импортом, ему придется бодаться с Индией.Кроме того, в Индии падает добыча своего газа, а с ней падает и потребление газа, что означает, что будущее экономики все сильнее будет завязано на уголь, хоть и импортный.С учетом приличных транспортных издержек у угля, индийские товары будут менее конкурентноспособными, хотя они стартовали с более низкого уровня зарплат, чем в Китае, что частично компенсирует этот эффект. Но рано или поздно, импорт вырастет до размера, когда сами рабочие не смогут позволить себе продукцию получаемую при помощи этого угля.Таким образом, Индия и Китай будут конкурировать за импортный уголь, одновременно конкурируя за одни рынки сбыта. Разрыв по объемам добычи угля у дефицитных "Китай + Индия" с теми странами, кто могут нарастить добычу выглядит тревожно:Видно, что компенсировать растущий дефицит у таких гигантов будет очень непросто.Будущие объемы угольной добычи это, очевидно, функция как от доступности ресурсов, так и от будущих цен на него.Но рост цен не может быть бесконечным - так как рабочие, особенно низкооплачиваемые, будут как с удавкой. Они не смогут покупать дома и машины и т.д.По моему мнению все три типа углеводородов (нефть, газ, уголь) будут проходит пик добычи более или менее одновременно. Пик будет выглядеть не как исчезновение ресурсов в месторождениях, а как финансовый коллапс и банкротства добывающих компаний. Это может повлечь значительно более резкий обвал объемов добычи, чем модель Хьюберта.Вполне похоже, что Китай прошел пик угля - особенно, если цены на энергоресурсы останутся низкими.Если мы проходим пик угля, даже перед пиком нефти, это будет неприятный сюрприз для многих, в том числе тех, кто смотрит на мир через модель Хьюберта. Вероятно нам нужна другая модель, которая учитывает цены, и зависимость этих цен от зарплат и растущих долгов.С этой точки зрения падение цен на ресурсы может оказаться для перспектив системы особенно плохим, так как форсирует волну дефолтов добывающих компаний.ИСТОЧНИК https://ourfiniteworld.com/2016/06/20/china-is-peak-coal-part-of-its-problem/https://aftershock.news/?q=node/411356

28 июля 2016, 21:10

These 3 Animated Charts Capture the Economic Rise of Asia

The rise of Asia has been swift. Here's three GIFs that show the speed of China in becoming an economic power house - and how India is hot on their tails. The post These 3 Animated Charts Capture the Economic Rise of Asia appeared first on Visual Capitalist.

08 июня 2016, 16:52

ГЕОэкономика. Россия поставит Индию во главу мировой экономики

Почти полтора миллиарда жителей и третье место в мире по паритету покупательной способности делают Индию очень заметным игроком на мировой арене. А если добавить сюда одни из самых высоких темпов экономического роста, то становится понятно, почему эксперты пророчат Индии роль главного локомотива глобальной экономики. Подробнее об этом - в программе "ГЕОэкономика" с Александром Кареевским.

03 июня 2016, 23:14

Туризм и терроризм

Рубрика: Мировые рынки, Добрый день. На минувшей неделе климатические пертурбации продолжали уносить множество жизней в разных частях света – а их сила и длительность наводнят синоптиков на мысль, что последствия будут схожи с экстремальными годами, по крайней мере, для Индии (жара, сушь) и Китая (ливни, оползни); если так и будет, то жертвы в каждой из этих стран будут исчисляться т

25 марта 2016, 18:48

Интервью генерала армии Вячеслава Трубникова журналу Moscow Defense Brief

Вячеслав Трубников, член дирекции Института мировой экономики и международных отношений РАН имени Е.М.Примакова, Чрезвычайный и Полномочный Посол, генерал армии. Окончил Московский государственный институт международных отношений, с 1967 г. в органах КГБ СССР, служил в Первом главном управлении (внешняя разведка). В 1996–2000 гг. директор Службы внешней разведки Российской Федерации. С 2000 г. первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации. В 2001 г. присвоен ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации. В 2004–2009 гг. Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Индии.

17 марта 2016, 08:29

Глобальные тенденции 2015 года и прогноз на 2016.

Исследовательский центр «Катехон» представляет Вашему вниманию геополитический анализ основных тенденций в мировой политике за 2015 год и прогноз на 2016 год. Доклад подготовлен группой экспертов «Катехона» на основании, как общедоступных данных, так и закрытой информации, находящейся в нашем распоряжении. Все выводы имеют вероятностный и прогностический характер.

07 марта 2016, 16:07

Бутон Лотоса: Индия в современном мире

Конец 2015 года ознаменовался официальным визитом премьер-министра Индии Нарендры Моди и его переговорами в Кремле с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Содержание и результаты этих переговоров, которые сопровождались встречей с представителями деловых кругов двух стран, пока остаются известными только в общем виде, без детализации, однако ясно, что сотрудничество между Москвой и Дели выходит на новый, гораздо более высокий уровень, который стороны официально определили как «специальное привилегированное стратегическое партнёрство». Учитывая наличие у России «стратегического союза» с КНР, а также активно идущий процесс нормализации индийско-китайских отношений, можно сказать, что «тройной союз» между Индией, Китаем и Россией, о возможности которого впервые заявил Евгений Примаков после его знаменитого «разворота над Атлантикой» в 1999 году, — состоялся. Надо сказать, что на тот момент идея Примакова выглядела утопичной — прежде всего, по причине несоответствия уровня индийско-китайских отношений ни уровню российско-китайских, ни уровню российско-индийских отношений. Однако все эти направления трёхстороннего сотрудничества за истекшие 15 лет получили мощную положительную динамику, и прежде всего это касается отношений между Пекином и Дели. Проблемные моменты никуда не исчезли, а их немало. Есть пограничный вопрос, взаимные территориальные претензии. Есть проблема далай-ламы и пребывания тибетских беженцев на территории Индии, хотя Индия безоговорочно признала китайский суверенитет над Тибетом. Наконец, есть проблема сотрудничества Пекина и Исламабада, для Индии чрезвычайно болезненная. Но и правительство Манмохана Сингха, и нынешнее правительство Нарендры Моди, невзирая на их различную партийную принадлежность, курс на всестороннее развитие отношений с КНР проводили весьма последовательно и успешно. Китай за эти годы стал крупнейшим внешнеторговым партнёром Индии, активно идёт политическое взаимодействие двух стран в рамках ШОС и БРИКС, и в этих условиях «слабой стороной» большого евроазиатского треугольника стали выглядеть уже российско-индийские отношения. Именно поэтому им был нужен новый импульс, которым и стали достигнутые на переговорах Путина и Моди соглашения. Один лишь перечень направлений сотрудничества, озвученный российским президентом, выглядит весьма впечатляюще. Здесь и атомная энергетика: «При содействии России возводится АЭС «Куданкулам»: первый энергоблок станции был введён в строй в июне 2014 года; считаные недели остаются до запуска второго энергоблока; намерены в ближайшее время приступить к сооружению третьего и четвёртого; идут переговоры по пятому и шестому энергоблокам. Достигнута договорённость о выделении индийской стороной ещё одной площадки под строительство энергоблоков… причём будут использоваться новейшие реакторы ВВЭР-1200 и поставки нефти для индийских нефтеперерабатывающих заводов: в объёме 10 миллионов тонн ежегодно в течение 10 лет; и другие энергетические проекты: «Газпром» в текущем году экспортировал в Индию пять крупных партий сжиженного природного газа, реализуются крупные проекты в тепло- и гидроэнергетике. Компания «Силовые машины» завершила поставки и ввела в эксплуатацию оборудование для гидроэлектростанций «Тери» и «Балимела», ТЭС «Конасима». Ведётся строительство «под ключ» трёх блоков ТЭС «Сипат». Специально было отмечено Путиным и такое специфическое направление, как добыча и обработка алмазов: «Россия — крупнейшая в мире алмазодобывающая страна, 27 % мировой добычи, а Индия — лидер в области изготовления бриллиантов, 65 % производства. Почти половина поставок российского сырья приходится как раз на Индию». В данной связи, наверное, стоит заметить, что в БРИКС помимо Индии и России входит также ЮАР, откуда ведёт свои корни бриллиантовая «империя» семейства Оппенгеймеров De Beers. «Мы также условились запускать новые совместные проекты в таких высокотехнологичных сферах, как авиастроение, автомобилестроение, металлургия, фармацевтика, химическая промышленность. Обсудили перспективы участия российского бизнеса в реализации индийской программы импортозамещения, она так и называется — «Делай в Индии». Видим в этом дополнительную возможность для создания совместных предприятий, передачи технологий, производства продукции с высокой добавленной стоимостью», — отметил российский президент, отдельно указав на важность сотрудничества двух государств в военной и военно-технической сферах: «Эталонным образцом такого взаимодействия является совместное создание ракетных комплексов «БраМос». Начато уже крупносерийное производство противокорабельных ракет в интересах индийских военно-морских сил. Не менее перспективным считаем обсуждение проектов разработки многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолёта». Также была отмечена важность регулярного проведения совместных сухопутных, военно-морских и военно-воздушных учений «Индра». Видимо, не исключается и взаимодействие в сфере космических технологий, где Индия обладает долгосрочной и весьма амбициозной программой развития, по вопросам информационной безопасности и т. д. Особого внимания заслуживает заявление российского лидера о том, что Индия является «одним из наиболее достойных кандидатов» на место еще одного постоянного члена Совета Безопасности ООН. То, что Владимир Путин заговорил о такой возможности впервые и применительно к Индии, означает лишь одно: реформа ООН уже стоит на повестке дня мировой политики, и она не за горами. Как известно, другими претендентами на аналогичный статус являются ФРГ и Япония — два финансово-экономических гиганта, потерпевших поражение во Второй мировой войне, чьи кандидатуры в Совет Безопасности поддерживают и продвигают — правда, очень осторожно — США, Великобритания и Франция. И публичное выдвижение президентом РФ «индийской альтернативы» является очень сильной политической инициативой. Прежде всего, это станет признанием той роли, которую Индия как часть Британской империи играла во Второй мировой войне, выступая на стороне Объединённых Наций. Во-вторых, это в полной мере отражает экономический вес современной Индии, который значительно превосходит показатели ФРГ и Японии, По итогам 2014 года, как следует из доклада Всемирного банка, Индия занимала третье место в мире по размеру своей экономики, рассчитанному исходя из паритета покупательной способности (7,4 трлн долл.), Япония — четвёртое (4,6 трлн долл.), а Германия — шестое (3,7 трлн долл.). Франция при этом была лишь девятой (2,57 трлн долл.), а Великобритания — десятой (2,56 трлн долл.). Для сравнения: Россия в списке Всемирного банка занимает пятое место с показателем 3,75 трлн долл. (при ВВП по обменному курсу 1,2 трлн долл.), а Китай вышел в лидеры с 18 трлн долл. Индийский ВВП на душу населения увеличился почти в 4 раза, с 452 долл. в 1991 году до 1608 долл. в 2014 году, при этом характеризующий степень социального неравенства коэффициент Джини тоже вырос, но незначительно — примерно с 31 до 35. В России данный показатель, кстати, больше 42, а в Китае он еще выше — около 47. Общий объём индийского экспорта в 2014 году составил 342,5 млрд долл., импорта — 508,1 млрд долл., при этом по итогам 2014 года лидером зарубежных поставок было топливо (19,6 %), Индия является 5-м в мире экспортёром нефтепродуктов. Следующие позиции занимают продукция лёгкой промышленности и сырьё для неё (13,9 %), химические товары (13,1 %), драгоценные металлы и камни (12,8 %), продовольствие (10,4 %), транспортные средства (8,2 %), металлопродукция (8,1 %) и продукция общего и специального машиностроения (7,9 %). Внешний долг, государственный и корпоративный, достаточно быстро растёт и достиг 3,8 трлн долл., или 51,3 % ВВП, общий государственный долг (включая и внутренний) — 3,9 трлн долл. Однако и эти показатели выглядят значительно лучше японских и немецких. Экономика Индии в 2014 году выросла на 7,3 %, в этом году ожидается рост на 6,8 %, что значительно превосходит показатели США, ЕЭС и Японии и лишь немного уступает Китаю. Сегодня Индия — это мощная ядерная (с 1975 года) и космическая (с 1980 года) держава, которая способна производить практически весь спектр товаров и услуг, необходимых для самодостаточной современной экономики. Разумеется, этот взлёт Индии, пока находящейся «в тени» китайского взлёта, не мог состояться «сам по себе». Он во многом был определён высочайшим качеством индийских политических, экономических и культурных элит, которые сформировались в противоборстве и взаимодействии с британской метрополией. Инфраструктуру современной Индии: железные и автомобильные дороги, порты, электроэнергетику и т. д., — создавали англичане, университеты создавали англичане, подготовка конституции независимой Индии началась ещё в 30-е годы, когда стало ясно, что ни в статусе колонии, ни в статусе доминиона Индию Лондону удержать не удастся. Английский язык является одним из государственных языков на территории Индии, которая продолжает оставаться членом Содружества Наций под эгидой британской королевы. Более того, главой Секретариата Содружества с 2008 года является представитель Индии Камалеш Шарма. Изображения Елизаветы II до сих пор можно встретить на индийских почтовых марках, канадцы строят в Индии АЭС, финансовые операции крупного индийского бизнеса традиционно ведутся через Лондон, а интересы государств, входящих в Содружество Наций, взаимно представляют не послы, а «High Commissioners». Но в декабре 1947 года, когда в результате реализации «плана Маунтбеттена», или «плана 3 июня», возникла современная Республика Индия, казалось, что это государственное образование является искусственным и в ближайшей перспективе может развалиться если не на 584 княжества, которые существовали на её территории до британского завоевания, то на 20–30 мелких и конфликтующих между собой государств. Однако этого не произошло. Более того, с каждым годом внутрииндийское единство становится всё более прочным, чему способствуют не только перечисленные выше социально-экономические достижения страны. Важнейшую роль в индийском «нацбилдинге» играют радио, телевидение, интернет и кино. Например, феномен Болливуда вообще не имеет прецедента в современном мире, а по уровню развития информационных технологий Индия является единственной страной, сопоставимой с США. Чрезвычайно важна также активная вовлечённость её жителей в политические процессы. Численность индийских избирателей превышает сегодня 600 миллионов человек, это больше всего населения Евросоюза. И явка на парламентских выборах 2014 года составила 66,4 % — то есть за кандидатов более чем десяти партий проголосовало около 400 миллионов индийцев. Несмотря на национальную электронную систему голосования, никаких бумажных бюллетеней в Индии, которую по праву именуют крупнейшей демократией современности, давно нет, — на избирательные участки выстраивались огромные очереди. Поскольку грамотны далеко не все, на мониторах, помимо названий партий, высвечивались и их символы. У Бхарата Джанатия Парти (БДП) это был лотос, у Партии Конгресса — ладонь, у коммунистов — серп и молот и так далее. И люди вполне осознанно голосовали за эти символы. Конечно, после победы БДП весьма сильны были опасения того, что возникнут сложности с мусульманским меньшинством, составляющим около 13 % населения Индии. Тем более что с именем Нарендры Моди связываются не только очень активные и успешные экономические реформы в штате Гуджарат, главой правительства которого он был начиная с 2001 года, но и грандиозные столкновения на конфессиональной почве, произошедшие там в 2002 году, когда погибло около двух тысяч человек. А Индия — это не только крупнейшая демократия мира, но и третье по численности живущих в нём мусульман государство мира, после Индонезии и Пакистана. В Индийском метарегионе, если считать только Индию, Пакистан и Бангладеш, проживает около 450 миллионов мусульман — почти треть мировой уммы. Так что игнорировать или приуменьшать значение «мусульманского фактора» для Индии категорически нельзя. Но Моди, став премьер-министром, постоянно подчёркивает свою лояльность к мусульманам внутри страны и пытается нормализовать отношения с Пакистаном. Так, он пригласил на свою инаугурацию премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа — и тот приехал в Дели наряду с другими лидерами Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК). Кстати, на обратном пути из Москвы индийский премьер сделал остановку не только запланированную — в Кабуле, но и неожиданную — заехав в Лахор к Навазу Шарифу. Надо сказать, это свидетельствует о том, что индийские элиты в настоящее время значительно изменились: на смену прежним лидерам, как правило, получавшим образование в Великобритании и в целом исповедовавшим «британский стиль» в политике, приходит новое поколение, ярким представителем которого является как раз Нарендра Моди. Конечно, Индия, в силу своего геополитического положения, активно наращивает свой оборонный потенциал, прежде всего — военно-морской (6000 км береговой линии заставляют обезопасить себя прежде всего от угроз с моря, которые, как показал теракт 2008 года в Мумбаи (Бомбей), вполне реальны). Однако за последние годы Индия всё менее склонна «проецировать» именно военную силу за пределы своих национальных границ, предпочитая использование политических, дипломатических, финансово-экономических и других «мягких» факторов влияния. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на список военных конфликтов, в которых принимала участие Индия с момента провозглашения независимости: 1947–1949 годы — первая «пограничная» война с Пакистаном, раздел Кашмира. 1950 год — индийские войска временно введены в Непал. 1961 год — освобождение Гоа. 1962 год — пограничная война с Китаем. 1965 год — вторая война с Пакистаном. 1971 год — третья война с Пакистаном. Образование государства Бангладеш на территории Восточного Пакистана. Индийские войска временно введены на территорию Бангладеш и Шри-Ланки. 1983 год — начало боевых столкновений с Пакистаном на леднике Сиачим (Сячэнь). 1984 год — операция «Голубая звезда» (против сикхских сепаратистов). 1987–1990 годы — миротворческие силы Индии направлены в Шри-Ланку. 1988 год — ввод военного контингента на Мальдивские острова. 1999 год — «Каргильский» конфликт в штате Джамму и Кашмир. Как можно видеть, нынешний «мирный» период в истории Индии стал уже более длительным, чем период 1971–1983 гг., «золотой эры» Индиры Ганди, в которую входит и первая победа Джаната Парти в 1977 году, прервавшая монопольное правление Индийского национального конгресса. Впрочем, речь идёт прежде всего о смене методов достижения целей, но не о смене самих целей. Как гласил размещенный на официальном сайте посольства Индии в России материал: «географические территориальные границы и стратегические рубежи Индии не совпадают». К категории «стратегических рубежей», по мнению автора данного текста, следовало относить Афганистан, Пакистан, Бангладеш, Мьянму (Бирму), Тибет и Непал. «Даже если Южная Азия имеет те (политические. — Т. Ш.) очертания, которые сложились сегодня,… её следует рассматривать как некое географически определённое и стратегическое единство». То есть эти государства рассматриваются не столько в качестве объектов для собственно индийской экспансии, сколько в качестве своеобразного «пояса безопасности», необходимого для эффективного нациестроительства, поскольку внутренние сепаратистские движения и социально-экономические проблемы представляют для Индии гораздо большую опасность, чем любая возможная внешняя агрессия. Приход к власти Норендры Моди, выходца из бедной семьи и низкой касты, который считает своей главной задачей решить проблему бедности, изменить в лучшую сторону экономическое положение в стране, — это свидетельство того, что нынешние индийские элиты следуют «золотому правилу» политики, согласно которому внешняя политика любой страны призвана обеспечивать прежде всего её внутреннее развитие. Несомненно, Индия видит своё будущее в расширении своего «neighborhood», то есть «соседства». Возможно — через мирное объединение с Бангладеш и Пакистаном. Но это — весьма отдалённая, хотя и вполне вероятная перспектива. Пока же геополитическая энергия Индии почти на сто процентов направлена не вовне, а внутрь собственной территории. И «тройной союз» с Россией и Китаем полностью отвечает её национальным интересам, а потому является долгосрочной и стабильной внешнеполитической программой. Сегодня трудно сказать, сколько ещё может продлиться подобное состояние вещей: 15, 25 или 50 лет, но совершенно очевидно, что бесконечным оно не будет. И не исключено, что миру уже к середине XXI века придётся столкнуться с ещё одним глобальным «центром силы» в лице Индии. Татьяна Шаумян, Журнал "Изборский клуб", 2016 № 1

20 февраля 2016, 19:05

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300.

22 января 2016, 16:23

Богатейший человек Китая инвестирует $10 млрд в строительство промзоны в Индии

Китайский конгломерат Dalian Wanda Group, принадлежащий самому богатому человеку Китая Ван Цзяньлиню, достиг предварительного соглашения с властями индийского штата Харьяна об инвестировании $10 млрд в строительство промышленной зоны в штате, сообщает агентство Bloomberg.

01 декабря 2015, 11:23

О тактике и стратегах

Возвращение РФ в мировые лидеры усугубляет внутренние проблемы страны.Еще в конце XII века, более восьмисот лет назад, великий грузинский поэт Шота Руставели написал: "Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны". Количество "стратегов", комментирующих те или иные действия сторон, вовлеченных в нынешний глобальный конфликт, намного превышает количество его непосредственных участников, а написанных и сказанных ими по данному поводу слов намного больше, чем выпущено ракет, снарядов, бомб и даже обычных пуль. Но таковы реалии нынешней "гибридной войны", "войны шестого поколения", в которой контроль за медиа-пространством оказывается даже более важен, чем контроль за другими театрами боевых действий как традиционными, "на суше и на море", так и возникшими уже в ХХ веке воздушным и космическим. Сегодня эта "война слов" уже не столько предваряет или сопровождает реальные боевые действия, сколько "заворачивает", "запелёнывает" их в свой кокон, который призван сломать и переформатировать психологию противника. И естественно "размотать" этот клубок не менее сложно, чем распутать легендарный гордиев узел.Однако совершенно очевидно, что, во-первых, события идут по нарастающей, конфликтный потенциал между основными "центрами силы" современного мира увеличивается едва ли не по экспоненте; во-вторых, кульминация конфликта еще не достигнута; и, в-третьих, остаётся невыясненным окончательный баланс сил. Даже в рамках текущего календарного года итоги подводить еще рано: буквально на днях должны состояться несколько важнейших событий: саммит по климатическим проблемам в Париже под эгидой ООН, куда прибудут практически все ведущие мировые лидеры; заседание МВФ, на котором будут решаться вопросы о включении китайского юаня в корзину резервных валют, а также о гарантиях украинского долга перед Россией в связке с определением объема финансовой помощи киевскому правительству, продолжающему пребывать на грани кросс-дефолта; плюс ожидается внеплановое решение ФРС о повышении ряда вторичных кредитных ставок.Тем не менее, основные тенденции уже вполне очевидны, и "сломать" их могут только "события непреодолимой силы", которые на горизонте пока не просматриваются.Соединенные Штаты практически весь этот год провели в состоянии, можно сказать, активной обороны. Правда, им удалось сохранить "единый фронт антироссийских санкций" своих союзников, равно как и не допустить краха "майданного" режима на Украине, усилив своё военное присутствие в Восточной Европе. Сохраняется, пусть и в режиме "активного тестирования", связанном с началом президентской гонки, и некий "консенсус элит" внутри США по всему спектру актуальных внутренних и внешних проблем, что нашло своё подтверждение в продлении "беспотолочного" режима по федеральному долгу до марта 2017 года, то есть на весь срок действия полномочий Барака Обамы и на первые два месяца легислатуры нового, 45-го президента США. Однако трудно считать серьёзным прорывом подписанное 5 октября в Атланте соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТР), куда должны войти 12 стран АТР, включая США, Японию, Австралию, Бруней, Вьетнам, Канаду, Малайзию, Мексику, Новую Зеландию, Перу, Сингапур и Чили. Это соглашение встречает нарастающее сопротивление как в конгрессе США, так и в парламенте Японии. Как определенные достижения нынешней администрации могут оцениваться сдвиги к нормализации отношений с Ираном и Кубой.Вместе с тем, американцы не смогли достичь существенного прогресса на переговорах с ЕС по Трансатлантическому партнерству (TTIP). И что самое главное Вашингтон не сумел добиться какой-либо существенной изоляции и ослабления России в связи с украинским кризисом, предотвратить военное вмешательство России на Ближнем Востоке, включая Сирию, а также воспрепятствовать укреплению российско-китайского стратегического союза, который стал выбором пекинского руководства вместо предложенного ему Вашингтоном формата G2 ("Большой двойки"). Более того, демонстрация возможностей вооруженных сил РФ в Сирии заставила США срочно пересматривать свою военную доктрину — прежде всего в связи с ролью авианосных ударных групп (АУГ), считавшихся до того главной опорой американской глобальной мощи, но, как выяснилось, критически уязвимых для новейших российских крылатых ракет. Свою роль сыграло и сохранение "нулевой" учетной ставки ФРС, и рост федерального долга до рекордной отметки в 18,6 трлн. долл.Китай продолжал политику "блестящего нейтралитета" на международной арене, тем не менее, заявив о своей поддержке российской позиции. Внутри страны была проведена девальвация юаня и "схлопывание" фондового пузыря, темпы роста ВВП остаются близкими к 7%, что на фоне общемировой стагнации/рецессии можно считать гигантским достижением. Китай пользуется низкими мировыми ценами на энергоносители, заниженным курсом юаня для наращивания торгового профицита в торговле с США и увеличения своих золотых запасов (по некоторым оценкам, уже достигших уровня в 40% от общемировых). Накопленные запасы долларовых инструментов массированно конвертируются в реальные активы по всему миру: от закрепления на островах Спратли в Южнокитайском море до закупок новейших образцов российского оружия, от реализации крупных инфраструктурных проектов в Азии в рамках нового "Великого Шелкового пути" до финансирования президентской кампании в США. На этой базе 8 октября Китай запустил собственную международную систему платежей Chinese International Payment System (CIPS), альтернативную до того монопольной SWIFT.Кульминацией нынешнего китайского могущества можно считать визит председателя КНР Си Цзиньпина в Лондон 19-23 октября, где ему был оказан просто небывалый в истории британской монархии приём. Так могли встречать разве что небожителя, а не главу другого государства: королевская карета, конный парад, Елизавета II лично подбирает блюда к праздничному столу и контролирует процесс его сервировки, на приёме в Букингемском дворце собираются все члены семьи Виндзоров, а герцогиня Кембриджская Кейт Миддлтон щеголяет в красном, цвета флага КНР, платье, которое леди может надеть разве что на свадьбу, и в свадебной же короне на голове по правую руку от дорогого гостя… Просто "мой дом — твой дом".Добавим к этому уже упомянутую выше возможность включения юаня в корзину резервных валют МВФ, готовность Лондона работать с китайской валютой и продвигать её на мировых рынках, а также весьма своеобразное давление Туманного Альбиона на Евросоюз с целью воспрепятствовать заключению соглашения о Трансатлантическом партнерстве — и мы получим серьезную картину нарастающего китайского доминирования, ползучего, но неуклонного продвижения вперёд по всем направлениям.Можно сказать, что китайцы стали главным бенефициаром развязанного "вашингтонским обкомом" американо-российского конфликта, в полном соответствии со стратагемой "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой двух тигров".Европа за 2015 год потеряла значительную часть своего геостратегического потенциала, и без того весьма ущербного. Греческий кризис, тесно связанный с долговыми проблемами целого ряда стран ЕС, ущерб от антироссийских санкций, украинский кризис, "кризис беженцев" плюс волна терактов практически свели к нулю "степени свободы" Брюсселя, Берлина и Парижа. Похоже, Ангела Меркель и Франсуа Олланд не только утратили контроль за ситуацией, но и даже не представляют себе, каким образом можно такой контроль восстановить. Европа движется к "великим потрясениям", к периоду социально-политической дестабилизации, которая камня на камне не оставит от недавней "зоны общеевропейского процветания".Япония, несмотря ни на что, продолжает стагнировать. "Абэномика" не привела к ощутимому экономическому росту, на внешнеполитической арене Страна Восходящего Солнца продолжает беспрекословно следовать в фарватере политики США, решаясь разве что на незначительные отклонения от курса, наподобие переговоров с Китаем по ACU. Но надо сказать, что эта "медитация самурая", хотя и затянувшаяся, весьма обманчива, и если баланс сил на международной арене начнет изменяться, мы можем вскоре увидеть совсем другую Японию, гораздо больше похожую на саму себя образца 1905-1945 годов.Весьма интересные процессы происходят в Индии, готовой вскоре отобрать у Китая статус самой населенной страны нашей планеты. Индийская экономика сегодня уверенно занимает третье место в мире (около 7,4 трлн. долл. по ППС), а Дели, сохраняя внешний нейтралитет и сотрудничая со всеми, активно наращивает свои вооруженные силы, в перспективе претендуя на создание собственной зоны влияния практически по всему периметру своих границ.Исламский мир, от Марокко до Индонезии, после "арабской весны" расколот, однако линии этого раскола прошли вовсе не там, где планировали их создатели из США и нефтяных монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. "Суннитский халифат" сегодня — еще более недостижимая мечта, чем в начале текущего года. Затраты Эр-Рияда на установление гегемонии во всем исламском мире, сокрушении Ирана и шиитов вообще, очевидным образом "не окупились". Более того, Вашингтон, пойдя на "атомную сделку" с Тегераном, обозначил, что его целью является не укрепление и расширение власти Саудидов, а сохранение собственного глобального лидерства, что для Ближнего Востока выливается в формулу "управляемого хаоса". Выступления хуситов в Йемене, а также "самоубийственные" теракты Исламского государства лишний раз свидетельствуют в пользу этого предположения.С той же самой проблемой столкнулась и Турция, инициировавшая по указанию США "кризис беженцев" в Европе. Все победы, одержанные Реджепом Эрдоганом за последнее время, судя по всему, являются пирровыми, и в ближайшее время ему придётся столкнуться не только с усилением курдского фактора и растущим внешнеполитическим давлением со стороны Ирана и России, но также с активизацией "кемалистской" оппозиции и собственной армии.Для России и её лидера Владимира Путина прошедшие 11 месяцев текущего года были периодом блестящих тактических успехов и одновременно — нарастания стратегической неопределённости. Искусственный, спровоцированный группой Шувалова—Набиуллиной, обвал национальной валюты в конце прошлого года и подписание вторых Минских соглашений 11-12 февраля сформировали серьезные долговременные и стратегические проблемы для Москвы: неуклонное ухудшение национальной экономики и усложняющуюся проблему изоляции Крыми, для решения которой потребуется все больши материальных усилий. Тем не менее, разворот сирийской кампании можно считать тем "низким стартом", с которого началось постепенное возвращение нашей страны в круг реальных акторов мировой политики. Сюда же надо причислить празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, когда председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что Китай и Россия будут выступать на мировой арене "рука об руку и плечом к плечу", обозначило крах американских надежд на международную изоляцию России в качестве "государства-агрессора" и "государства-изгоя". Прошедшие в июле в Уфе саммиты БРИКС и ШОС окончательно обозначили формирование нового глобального "центра силы" в виде стратегического союза Китая и России, причем не только военно-политического, но и финансово-экономического (банки БРИКС и АИИБ). Ответный визит Путина в Пекин на празднование 70-летия победы во Второй мировой войне в начале сентября окончательно закрепил эту ситуацию.28 сентября состоялись выступление президента РФ на юбилейной сессии Генеральной ассамблеи ООН и его встреча с президентом США Бараком Обамой, после чего даже говорить об изоляции России и её обязательном крахе под грузом внешних и внутренних проблем стало невозможно. Буквально через два дня, 30 сентября, началась операция Воздушно-космических сил РФ в Сирии, явно ставшая поворотным пунктом не только для развития внутрисирийского и ближневосточного конфликтов, но и для баланса сил на мировой арене.Не успели просохнуть чернила на подписанном в Атланте договоре ТТР, как уже 7 октября, в день рождения Путина, состоялся пуск российских крылатых ракет "Калибр" с акватории Каспийского моря, пролетевших около 1600 км и успешно поразивших цели на территории Сирии, а затем и облет европейского континента ракетоносными стратегическими бомбардировщиками. Что, несомненно, заставит очень многих союзников США задуматься о том, насколько реальны американские военно-политические возможности и "гарантии".Теракт 31 октября, унесший жизни 224 российских граждан в авиакатастрофе над Синаем, и последовавшая за ним цепь терактов во Франции и её "сфере влияния", при всей трагичности этих событий, создали объективные предпосылки для создания единой антитеррористической коалиции, которые наверняка не сбудутся, поскольку стратегические цели и устремления США в вопросе сокрушения Путина и путинского режима остаются неизменными, а после президентских выборов 2016 года лишь усилятся. Судя по всему, проект "Исламского государства" в его нынешнем виде, на суннитских территориях Ирака и Сирии, будет свёрнут, а открытый, наконец, США и их союзниками "второй фронт" против "салафитского интернационала" — использован для усиления позиций своих ставленников в процессе урегулирования сирийского конфликта.Впрочем, возвращение России в число государств-мировых лидеров ничуть не отменяет, а, напротив, усугубляет внутренние проблемы нашей страны, поскольку резко повышает требования к её глобальной конкурентоспособности. И если в сфере собственно военной многие вопросы сегодня практически сняты и особых претензий ни к ОПК, ни к Минобороны нет, то в сферах социальной, экономической и идеологической всё далеко не так гладко.Финансово-экономический блок правительства совместно с Центробанком, а также московским правительством, делают всё возможное, чтобы осложнить ситуацию и создать, вольно или невольно, все предпосылки для социального гнева населения. Действительно, с начала 90-х годов и вплоть до нынешнего времени, ведомства правительства, прежде всего финансового блока, работающие преимущественно по указке западных "консалтинговых" компаний, делают, кажется, всё возможное для того, чтобы "взорвать" Россию изнутри, ввергнуть её в новый период хаоса и распада. "Свободный курс" рубля при отсутствии ограничений на валютные операции и вывоз капитала, секвестр бюджетных расходов, непродуманные налоговые инновации, запредельные для реального сектора процентные ставки по кредитам, сжатие денежной базы экономики, поощрение "естественных монополий" за счёт госбюджета, "монетизация" сферы образования и здравоохранения, снижение реальных доходов населения, сокращение ВВП и производственного потенциала страны и, конечно же, гигантская коррупция чиновничьего аппарата — всё это, скорее всего, будет создавать в течение 2016 года реально предреволюционную ситуацию. Можно ожидать, что выход на пик этих процессов произойдет уже к моменту парламентских выборов, "благоразумно" перенесенных властью с декабря на сентябрь. А параллельно наши "заокеанские партнеры" создадут очаги "горячих конфликтов" на Кавказе, в Средней Азии, да и украинская армия будет готова к активным действиям. Со стороны "наших американских партнеров" будет отнюдь не глупо дать команду прозападной либеральной оппозиции максимально использовать левую и антиолигархическую фразеологию , что позволит активизировать ту часть своей агентуры влияния, которая будет использовать левые лозунги, традиционно находящие значительный отклик у населения нашей страны.Если добавить к этому, что давление на Россию со стороны "коллективного Запада" ослабевать не будет — наоборот, к "украинскому" фронту против нашей страны, судя по всему, добавятся и "кавказский", и "среднеазиатский", с использованием на них "освободившихся" из проекта Исламского государства боевиков, становится понятным, что "сконвертировать" любые достижения на мировой арене во внутриполитическую стабильность будет весьма сложной, если не абсолютно невыполнимой миссией.Любые тактические успехи не могут компенсировать фундаментального стратегического просчёта. А таким просчётом сегодня видится сохранение либерально-монетаристского "вашингтонского консенсуса" во внутренней политике руководства РФ.Между тем, и необходимость, и возможность перехода к "мобилизационному проекту" развития пока отвергается российской "властной вертикалью" категорически. Большинство её "кадрового состава", несмотря на все запреты продолжающего иметь движимые и недвижимые активы за рубежом, еще не утратило надежду (скорее иллюзию) "договориться по-хорошему" с "западными партнёрами".В условиях нарастающего глобального кризиса, когда общение идёт уже в "лагерных" категориях: "Умри ты сегодня, а я завтра", — подобные надежды и иллюзии становятся смертельно опасными не только для этих "винтиков" "властной вертикали", но и для страны в целом. Чем раньше и чем решительнее удастся от них избавиться — тем больше шансов у нашей страны не только сохранить свою целостность и единство в грядущих испытаниях, но и стать одним из "центров развития" в рамках новой, посткризисной модели человеческой цивилизации, вопрос о которой начинает решаться именно сегодня.Александр Нагорный

05 ноября 2015, 21:10

Индия запустила программы монетизации своего золота

Премьер-министр Индии Нарендра Моди объявил о запуске механизмов по монетизации золота в стране. По информации Минфина Индии, речь идет об эмиссии золотых государственных облигаций, самой программе монетизации золота, а также чеканке золотых монет в Индии.

05 октября 2015, 23:11

Путешествие принца Уэльского в Индию в 1875-76. Часть 1

01. Король Эдуард VII (1841-1910), тогда Принц Уэльский02. HMS «Серапис»03. Салон HMS «Сераписа»04. Обеденный салон HMS «Сераписа»05. Будуар принца Уэльского, HMS «Серапис»06. Спальня принца Уэльского, HMS «Серапис»07. HMS «Осборн»08. Собор Святого Павла , Калькутта09. Гостиница в Калькутте10. Ганг и лодочный мост. Калькутта11. Дом правительства , Калькутта12. Махараджа Бенареса (1822-89)13. Махараджа Визианагарама14. Мечеть Аурангзеба, Бенарес15. Сжигание Гат16. Вишнупад и другие храмы, Бенарес17. Мемориал в Канпуре18. Чаттар Манзил, Лакхнау19. Ла Мартиниере, Лакхнау20. Общий вид Лакхнау21. Хуссейнабад Имамбаре, Лакхнау22. Руины Резиденции и Дворцовой стражи. Лакхнау23. Вид с террасы Хуссейнабад Имамбаре, Лакхнау24. Вид лагеря в Дели25. Принц Уэльский со своими спутниками в лагере. Дели26. Дурбар при вице-короле Индии27. Слон принца Уэльского28. Ординарцы принца Уэльского на верблюдах29. Жемчужная мечеть в Дели30. Красный форт, ворота Лахор, Дели31. Интерьер Диван-и-Хас в Красном Форте, Дели32. Джама-Масджид, Дели