• Теги
    • избранные теги
    • Разное1440
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1070
      • Показать ещё
      Люди384
      • Показать ещё
      Формат50
      Издания37
      • Показать ещё
      Компании532
      • Показать ещё
      Показатели157
      • Показать ещё
      Международные организации64
      • Показать ещё
      Сферы1
Инвестиционные проекты
08 декабря, 19:15

Кабмин выделил 27,9 млн грн на реставрацию Мариинского дворца

Кабинет министров Украины принял решение выделить Государственному управлению делами 27,887 млн грн для проведения неотложных аварийно-восстановительных работ в Мариинском дворце в Киеве.

08 декабря, 18:41

Ильдар Халиков: «Хороший уровень: 365 демонтированных объектов – это 365 дней в году!..»

Не так уж и много «скальпов» — всего 365 снесенных объектов типа «забор» да три уголовных дела — оказалось в активе природоохранных прокуроров в Год водоохранных зон. Так что они не удержались от гневной критики в адрес исполнительной власти. Минэкологии РТ они заподозрили в бездействии, а Росрыболовство — и вовсе в подделке документов в угоду энергетикам Заинской ГРЭС. Впрочем, корреспондент «БИЗНЕС Online» стал свидетелем примирения всех ветвей власти во время новоселья на 20-градусном морозе.

08 декабря, 18:35

Chevron (CVX) урежет капитальные инвестиции в 2017 году чтобы поддержать дивидендную доходность

Вторая после Exxon Mobil интегрированная энергетическая компания США, одна из крупнейших корпораций в мире Chevron (CVX) сократила капитальные расходы четвертый год подряд, так как постоянно низкие цены на нефть заставляют нефтяные компании искать способы сохранения доходов акционеров. Вечером в среду, Chevron объявил озвучил размер капитальных инвестиций в 2017 году - $19,8 млрд, что на 42% меньше чем в 2015 году, и на 15% ниже чем в 2016 году. "Близятся к завершению несколько крупных инвестиционных проектов, которые сейчас находятся в стадии реализации", - цитируют генерального директора Джона Уотсона в пресс-релизе компании. "Такое сочетание сокращения расходов и роста доходов поддерживает нашу общую цель иметь сбалансированный денежный поток в 2017 году". Фил Флинн, старший рыночный аналитик Price Futures Group написал в своем докладе, что Chevron снова сократит свои расходы "отчасти для того, чтобы сохранить свою дивидендную доходность". "Но это не означает, что активность на энергетическом рынке снизится", - добавил он. Акции Chevron не демонстрируют определенной динамики в ходе сегодняшней регулярной сессии, новость не повлияла на настроения инвесторов.. На текущий момент дивидендная доходность Chevron составляет 3,77%, и является одной из наибольших среди больших компаний в секторе, и наибольшей среди американских компаний в секторе. На текущий момент акции Chevron (CVX) котируются по $114,59 (+0,13%)Источник: FxTeam

08 декабря, 16:52

Андрей Кобяков распорядился создать проектный офис для работы с банками группы ВЭБ

Новости Беларуси. Экспортные проекты Беларуси и России получат поддержку интеграционной платформы. 8 декабря в Доме Правительства меморандум о ее создании подписали вице-премьер Василий Матюшевский, а также представители группы банков ВЭБ. Такая форма сотрудничества позволит объединить усилия двух стран по продвижению совместных проектов, а также поможет нашим производителям выходить на третьи рынки.

08 декабря, 16:51

Новости компаний: компания Chevron Corp. (CVX) объявила бюджет капитальных вложений и инвестиций в разведочные работы на уровне $19.8 млрд. (-15% г/г) на 2017 год

Согласно сообщению, размещенному на сайте компании, программа на 2017 год включает также $4.7 млрд., которые планируется инвестировать в аффилированные компании. При этом, инвестиции в разведку и добычу составлять $17.3 млрд., тогда как лишь $2.2 млрд. будут направлены в сегмент переработки. "Наши вложения, запланированные на 2017 год, - это короткоцикловые, высокодоходные инвестиции, а также те, что помогут завершить крупные проекты, находящиеся в стадии строительства. Фактически свыше 70% инвестиций, которые будут направлены на разведку и добычу нефти, как ожидается, начнут генерировать производство в течение двух лет", - сказал председатель компании Джон Уотсон (John Watson). "Это уже четвертый год подряд сокращения расходов. Строительство близится к завершению на нескольких крупных инвестиционных проектах, которые сейчас уже работают, или как ожидается, начнут работать в ближайшие несколько кварталов. Такое сочетание сокращения расходов и увеличения выручки поддерживает нашу общую цель - добиться сбалансированности денежных средств в 2017 году". Оглашенный бюджет на 2017 год на 42% меньший по сравнению с капиталовложения 2015 года и, как ожидается, по крайней мере, на 15% ниже, чем объем капитальных вложений, запланированный на 2016 год. Акции CVX по итогам торгов среды закрылись на уровне $114.44 (+1.49%).Источник: FxTeam

08 декабря, 12:06

Эксперт: регионы РФ нуждаются в рекламе инвестиций

Об изменении мировой структуры рынка инвестиций, эффективности инвестиций и повышении инвестиционной привлекательности регионов рассказал в программе "Курс дня" Владислав Бутенко, старший партнер и управляющий директор Boston Consulting Group в России.

08 декабря, 12:06

Эксперт: регионы РФ нуждаются в рекламе инвестиций

Об изменении мировой структуры рынка инвестиций, эффективности инвестиций и повышении инвестиционной привлекательности регионов рассказа в программе "Курс дня" Владислав Бутенко, старший партнер и управляющий директор Boston Consulting Group в России.

08 декабря, 10:33

Квотопад для гастарбайтеров

Третью неделю подряд российские органы власти не радуют тех иностранных граждан, которые видят в России не только страну для возможности найти рабочее место с подходящим заработком, но и территорию «временного» проживания. Так, 15 ноября правительство Российской Федерации приняло постановление за номером 2428-р, устанавливающее квоту на выдачу иностранцам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание в РФ в 2017 году. Квота эта снижена почти на 12% в сравнении с текущим годом: почти 126 тысяч разрешений в 2016 году против 110 880, запланированных на следующий год.

08 декабря, 07:30

О внесении в Госдуму законопроекта о введении законодательного регулирования инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий

Распоряжение от 6 декабря 2016 года №2599-р. В соответствии с Планом действий в экономике в 2016 году. Законопроект направлен на введение законодательного регулирования инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий, включая урегулирование порядка формирования и контроля за реализацией их инвестиционных программ, и установление общих правил проведения технологического и ценового аудита инвестиционных проектов субъектов естественных монополий и регулируемых организаций в сфере электроэнергетики. Принятие законопроекта позволит повысить эффективность инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий и оптимизировать их расходы, учитываемые при установлении регулируемых государством цен (тарифов).

08 декабря, 06:09

Квотопад для гастарбайтеров

Третью неделю подряд российские органы власти не радуют тех иностранных граждан, которые видят в России не только страну для возможности найти рабочее место с подходящим заработком, но и территорию «временного» проживания. Так, 15 ноября правительство Российской Федерации приняло постановление за номером 2428-р, устанавливающее квоту на выдачу иностранцам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание в РФ в 2017 году. Квота эта снижена почти на 12% в сравнении с текущим годом: почти 126 тысяч разрешений в 2016 году против 110 880, запланированных на следующий год.

08 декабря, 06:00

Осенние подсчеты Агропрома

Агропромышленный комплекс РК находится под пристальным наблюдением Правительства и лично Главы государства, так как для многих регионов страны признан основным направлением по диверсификации экономики. Только в текущем году на развитие сельхозкоопераций министерство выделило совокупно 42 млрд. тенге, разработаны микрокредитные инструменты для поддержки малых хозяйств и фермеров. Выходят на плановую мощность международные инвестиционные проекты, так Глава государства в рамках рабочего визита в г. Кокшетау посетил товарищество с ограниченной ответственностью «Казахстанская Агро Инновационная Корпорация», где ознакомился с процессом сборки и образцами производимой техники. ТОО «Казахстанская Агро Инновационная Корпорация», входящее в состав холдинга «Вираж», приступило к реализации проекта индустриально-технологического парка в 2013 году. В том же году проект включили «Индустриальную карту», а в прошлом – в «Дорожную карту бизнеса 2020». Индустриально-технологический парк – это две производственные линии полного цикла (на данный момент функционирует первая линия, строительство второй начнется в 2017 году) по сборке прицепов, пресс-подборщиков, кормозаготовительных орудий, экскаваторов, снегоочистительной техники, погрузчиков, тракторов, навесного оборудования для сельскохозяйственной и городской коммунальной техники, надстроек на автомобили для нужд селян. Отдельные павильоны выделены под выставку-продажу производимой техники и обучающий центр по переподготовке эксплуатирующего и обслуживающего персонала. На сегодняшний день спрос на сельхозтехнику существенно превышает предложение. По словам Чегеева С.С., генерального директора ТОО «Казахстанская Агро Инновационная Корпорация», «в Казахстане более 650 000 субъектов задействовано в агропромышленном комплексе и порядка 1 000 000 единиц сельхозтехники, навесных и прицепных орудий, но почти 70 процентов этой техники эксплуатируется более 20 лет, она устарела и физически, и морально. Современные технологии позволят повысить производительность в 100 раз! Но чтобы обеспечить наших аграриев такой современной высокопроизводительной техникой, компаниям вроде ТОО «Казахстанская Агро Инновационная Корпорация» нужно работать десятки лет!». Технику можно приобрести в сети филиалов «Автосалоны «Вираж», расположенных в 17 городах Казахстана. Компания «Вираж», начинавшая свою деятельность в Казахстане с дилерских центров и автомастерских, теперь плотно вросла в промышленную структуру страны. Компания сделала большой вклад в индустриально-технологический парк ‒ важнейший проект региона, который даст 200 новых рабочих мест для области, минимум двукратное сокращение логистических затрат при покупке, ремонте и доукомплектации сельхозтехники, 5000 единиц новой техники и агрегатов ежегодно. *На правах PR

07 декабря, 20:59

Греческий бизнес предложил разводить в Крыму клубнику

Предприниматели из Греции предложили властям Крыма реализовать инвестиционный проект по промышленному выращиванию клубники, заявил в эфире радио «Спутник в Крыму» вице-премьер Совета министров Крыма – постпред республики при президенте России Георгий Мурадов. «Греки приехали к нам с проектом тепличного выращивания клубники. Сейчас они ездят по Крыму, рассматривают возможность обустройства теплиц и создания крупных хозяйств по выращиванию клубники. Это выгодно и им, и нам. Крыму нужно усиливать агропромышленный экспортный потенциал», – цитирует радиовыступление Мурадова «Российская газета». Напомним, с 14 по 16 апреля в отеле «Мрия Резорт» на южном берегу Крыма состоялся второй Ялтинский международный экономический форум, в работе которого приняли участие 1100 человек из 26 стран, в том числе Японии, Болгарии, Греции, Италии, Малайзии, Никарагуа, Польши, Ирландии, Швейцарии, Германии, Австрии, Великобритании, Казахстана, Белоруссии, Киргизии, Армении, сообщил один из организаторов форума, сопредседатель ООО «Деловая Россия» Андрей Назаров. По тогам форума подписано 12 инвестиционных соглашений на сумму более 70 млрд рублей. 15 апреля губернатор Севастополя Сергей Меняйло предложил вместо действующей Свободной экономической зоны (СЭЗ) организовать в Крыму подобие офшорной зоны. В феврале 2016 года Крым посетили представители Торгово-промышленной палаты греческого региона Эврос. В ходе визита было подписано соглашение между администрацией Симферополя и мэрией города Александруполиса, а также между Торгово-промышленной палатой региона Эврос и Советом по предпринимательству при мэре Симферополя. Оно предусматривает расширение экономических, торговых и научно-технических отношений между предприятиями, организациями и коммерческими структурами Александруполиса и Симферополя.

07 декабря, 20:05

Качество набсовета влияет на объемы и цену внешних займов – член набсовета ДТЭК

Качественно сформированный наблюдательный совет с включением в него независимых директоров с хорошей репутацией увеличивает доступ украинских компаний к рынку внешних заимствований и понижает стоимость таких заимствований, считает корпоративный секретарь, члена наблюдательных советов Группы ДТЭК Алексей Поволоцкий.

07 декабря, 17:21

Догнать и перегнать весь мир

Выполнимо ли поручение президента ускорить темпы роста экономики к 2019 году

07 декабря, 17:13

Путин обозначил стратегию экономической безопасности

Президент Российской Федерации Владимир Путин на заседании Совета Безопасности озвучил основные положения Стратегии экономической безопасности России. Проект был одобрен на заседании и вскоре будет подписан главой государства.

07 декабря, 17:13

Путин обозначил стратегию экономической безопасности

Президент Российской Федерации Владимир Путин на заседании Совета Безопасности озвучил основные положения "Стратегии экономической безопасности России". Проект был одобрен на заседании и вскоре будет подписан главой государства.

Выбор редакции
07 декабря, 16:03

В Кумторкалинском районе появится новый тепличный комплекс

В Кумторкалинском районе Дагестана в первом полугодии следующего года введут в эксплуатацию первый этап инвестиционного проекта по строительству тепличного комплекса КФХ "Урожай". Руководитель предприятия Ибрагим Ибрагимов …

07 декабря, 15:11

Глава "Укрэнерго" обсудил с представителями МФО реформу корпоративного управления и создание независимого совета

Глава НЭК "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук на встрече с представителями международных финансовых организаций (МФО) в Киеве во вторник обсудил создание в компании независимого наблюдательного совета и проведение реформы корпоративного управления.

07 декабря, 14:44

ФПУ заявляет о планах Северодонецкого объединения "Азот" уволить 1,7 тыс. сотрудников

Федерация профсоюзов Украины (ФПУ) заявляет о планах Северодонецкого объединения "Азот" (входит в холдинг Ostchem) одновременно уволить 1,7 тыс. сотрудников.

07 декабря, 14:42

Путин поручил вывести экономику России на темпы роста выше мирового уровня

Президент России Владимир Путин по итогам послания Федеральному собранию поручил кабмину подготовить план действий на 2017-2025 годы, по которому к 2019-2020 годам темпы роста экономики страны превысят рост мировой экономики.

25 мая 2015, 16:14

Выпущен первый российский многоядерный процессор

Российская компания "Байкал Электроникс" выпускает первые инженерные образцы многоядерного процессора Baikal-Т1, рассчитанного на использование в широком спектре промышленных и потребительских устройств на рынках коммуникационных решений

26 марта 2015, 16:24

От Лондона до Нью-Йорка: амбициозный проект Якунина

Один из самых влиятельных людей России, глава РЖД Владимир Якунин, представил проект железной дороги, которая будет соединять Великобританию с Аляской и проходить через территорию России.

17 декабря 2014, 00:00

О мерах Банка России по поддержанию устойчивости российского финансового сектора

1. Банк России введет временный мораторий на признание отрицательной переоценки по портфелям ценных бумаг кредитных организаций и некредитных финансовых организаций, что позволит снизить чувствительность участников рынка к рыночному риску. 2. Для ограничения влияния переоценки номинированных в иностранных валютах активов и обязательств на пруденциальные нормативы кредитных организаций Банк России планирует предоставить кредитным организациям временное право использовать при расчете пруденциальных требований по операциям в иностранной валюте курс, рассчитанный за предыдущий квартал. 3. Банк России усовершенствует механизм предоставления кредитным организациям средств в иностранной валюте. В рамках механизма валютного РЕПО планируется проведение дополнительных аукционов на разные сроки в случае необходимости. В рамках механизма предоставления кредитным организациям кредитов, обеспеченных нерыночными активами (согласно Положению № 312-П), планируется начать предоставление банкам кредитов в иностранной валюте, обеспеченных кредитными требованиями в иностранной валюте к нефинансовым организациям. 4. Банк России рассматривает центрального контрагента на Московской Бирже как важный институт централизованного распределения ликвидности среди всех участников финансового рынка — как кредитных, так и некредитных финансовых организаций. Для обеспечения устойчивого функционирования биржевого рынка Банк России при необходимости обеспечит поддержку центральному контрагенту на Московской Бирже, чтобы участники рынка были уверены в надежности централизованного клиринга и непрерывности выполнения его функций. 5. В целях расширения возможностей управления процентными рисками Банк России планирует: — временно (до 01.07.2015) не применять ограничение значения полной стоимости потребительского кредита (займа) при заключении кредитными и микрофинансовыми организациями договоров потребительского кредита (займа); — увеличить диапазон стандартного рыночного отклонения процентных ставок по вкладам населения в банках от расчетной средней рыночной максимальной процентной ставки до 3,5 процентного пункта (вместо 2 процентных пунктов в настоящее время). 6. Для расширения возможностей управления кредитными рисками Банк России намерен: — предоставить кредитным организациям возможность не ухудшать оценку качества обслуживания долга вне зависимости от оценки финансового положения заемщика по ссудам, реструктурированным, например, в случае изменения валюты, в которой номинирована ссуда, вне зависимости от изменения срока погашения ссуды (основного долга и (или) процентов), размера процентной ставки; — предоставить кредитным организациям возможность принимать решение о неухудшении оценки финансового положения заемщика для целей формирования резервов под потери, если изменения финансового положения обусловлены действием введенных отдельными зарубежными государствами ограничительных экономических и (или) политических мер (дополнение к письму Банка России от 21.10.2014 № 184-Т); — увеличить срок, в течение которого кредитная организация вправе не увеличивать размер фактически сформированного резерва по ссудам заемщикам, финансовое положение, и (или) качество обслуживания долга, и (или) качество обеспечения по ссудам которых ухудшилось вследствие возникновения чрезвычайной ситуации, с 1 года до 2 лет. — увеличить срок, в течение которого кредитная организация может не формировать резерв на возможные потери по кредитам на реализацию инвестиционных проектов, сохранив при этом иные существующие минимальные требования к размеру резерва, установленные в зависимости от количества лет, отсутствия платежей по инвестиционным кредитам либо поступающих в незначительных размерах; — отменить повышенный коэффициент риска в отношении ссуд, предоставленных лизинговым и факторинговым компаниям — участникам банковской группы, в состав которой входит банк-кредитор; — ввести пониженный коэффициент взвешивания по риску для номинированных в рублях кредитов российским экспортерам при наличии договора страхования ЭКСАР (Экспортное страховое агентство России). 7. В целях поддержания устойчивости банковского сектора в условиях возросших процентных и кредитных рисков на фоне замедления российской экономики Банк России и Правительство Российской Федерации готовят меры по докапитализации кредитных организаций в 2015 году.

16 декабря 2014, 09:50

Возвращаемся в 1998? Рубль упал в два раза - больше, чем гривна...

Масштаб девальвации рубля уже выше, чем у гривны. Абсолютный сюрреализм. Как мы докатились до всего этого? Как так получилось, что при идеальных входных условиях система летит в ад? Начинаются какие-то неуправляемые процессы демонтажа финансовой системы. На Украине гражданская война и страна на траектории распада, полностью разрушенная экономика, тотальная деэлектрификация (отключение от энергообеспечения по всей стране), неподъемный дефицит бюджета, неминуемый дефолт из-за невозможности платить ни по внешним, ни по внутренним обязательствам, социальная катастрофа и радикальное (на десятки процентов) падение уровня жизни. В России профицит по счету текущих операций (когда валюты больше, чем необходимо для обеспечения внешнетоговых операций и для выплаты процентов по финансовым обязательствам), отсутствует государственный внешний долг, а корпоративный внешний долг перекрывается ЗВР, у нас, профицит по государственному бюджету, полная энергонезависимость и несравненно более высокий военный и промышленный потенциал. Как так получились, что страны находящиеся в состоянии банкротства (Япония, США) и не имеющие никаких реалистичных возможностей по обслуживанию долга стоят, как скала, а мы с низким внешним чистым долгом, сбалансированной валютной позиции, накопленными ЗВР рушимся, черт знает куда? Т.е. если Россия имеет возможность в течение 4 лет полностью погасить все внешние долги за счет положительного счета текущих операций и ЗВР, то США и Япония не могут даже устоять в текущем положении без QE или угроз и шантажа инвесторов. Но они стоят, а мы летим. Не смотря на принципиально разные финансовые и экономические условия (с преимуществом у России по сравнению с Украиной), темпы деградация финансовой системы России зашкаливают. Рушится все: акции, облигации, валютный и денежный рынки. Ситуация несравнимо хуже, чем в 2008 с точки зрения масштабов падения. По концентрации деструктивных процессов единственное близкое сравнение - это кризис 1998. Ситуацию усугубляет наплевательское отношение ЦБ к контексту текущей ситуации. Весьма симптоматично, что сразу после роста ставок неделю назад и пресс конференции ЦБ, рубль полетел в пропасть с утроенной энергией, а хотя должно быть наоборот? Их дилерский отдел расходится по домам отдыхать к 7 вечера, хотя в текущих условиях должны работать 24 часа в сутки. Их интервенции полны бездарности и демонстрируют полное отсутствие понимания психологии толпы и особенностей манипулирования рынком. ЦБ, который должен в совершенстве владеть инструментарием по манипулированию рынком ведет себя, как неотёсанный, беспомощный дилетант – никчемно, глупо, бездарно. Удручает то, что ЦБ не готов к радикальным антикризисным действиям по стабилизации ситуации. Хотя кризисная ситуация, это еще мягко сказать. Они не готовы менять свою политику. Если кратко, то их позиция заключается в следующем: "нам плевать на вашу экономику, нам плевать на ваш рубль, нам плевать, что у компании существенные трудности в рефинансировании долгов и то, что дело идет к маржин коллу у крупнейших заемщиков. Мы как вели систему на убой, так и ведем." Прямым текстом они это не сказали. Но важно читать между строк и особо важен контекст ситуации. Инфляционное таргетирование в нынешних условиях – это тоже самое, как сказать: «наша цель задушить экономику любой ценой и мы предпримем для этого все необходимые средства». То, что приемлемо (с массой оговорок) в условиях устойчиво экономического роста, смертеподобно при кредитном и инвестиционном параличе. А сегодня ночью они повысили ставки с 10.5% до 17%. Эти меры не только уничтожат любую возможность за инвестиционное расширение в реальной экономике, но и могут привести к катастрофическим, необратимым последствиям на денежных и долговых рынках. Для того, чтобы эффект девальвации положительно сказался на экономике необходимы масштабные инвестиции, которые допустимы при условии, что деньги будут длинные, дешевые и доступные, а курс рубля стабильным. Чтобы формировались положительные ожидания условий рефинансирования долгов и условия для планирования инвестиционной деятельности с контролем издержек. Господи, о каких инвестициях они толкуют, когда курс гуляет в день по 10%, когда поставщики вынуждены ценник переписывать три раза в день, т.к. работают за 5% маржи, а 10% хождение рубля их убивает. Как можно контролировать издержки в таких условиях, как можно составлять инвестиционный план и развивать бизнес в такой волатильности и неопределенности?! Если в 2013 году у большинства средних российских компаний около 35-40% от операционной прибыли шло на проценты по долгам, то в 2015 при росте процентных ставок на фоне падения операционной прибыли, обслуживание долга может достигать 80%, что эквивалентно инвестиционному коллапсу, параличу. Нет ни денег, ни возможности производить инвестиции, да и перспектив никаких нет. Какой смысл работать на проценты? Добавить к этому валютные издержки, и мы получим обрушение инвестиционной активности компаний в 2015 году примерно также, как в 1998. Это, когда каждый день на счету. Чтобы внедрить производственные мощности (не самые крупные) необходимо минимум 2.5 года. Составление инвестиционного проекта, написание технической документации, поиск места под строительство завода, юридические процедуры, поиск подрядчиков (минимум пол года); строительство завода (1.5 года); отладка, калибровка оборудования, оптимизация производственного процесса, поиск и обучение рабочих, ввод в эксплуатацию (не менее 6 месяцев). Когда весь мир в условиях кризиса смягчает денежно-кредитную политику, то ЦБ ее ужесточает. В иерархии приоритетов у ЦБ экономический рост России вообще не стоит. Даже, если они повысят ставку до 30%, это вообще никак не отразится на разгоне инфляции, которая в нынешних обстоятельствах зависит не от макроструктурных внутренних факторов, а от внешних условий и курса рубля. А курс рубля к процентным ставкам либо нейтрален, либо наоборот – падает (рубль) тем сильнее, чем выше задирают ставки. ЦБ потерял контроль над всеми происходящими процессами в финансовой системе России. Это полное идеологическое банкротство. Они провали все, за что брались. Все их теории оказались ущербными, все их прогнозы лживыми и ошибочными, а действия деструктивные и губительные. Они не готовы не только отражать внешние атаки (а внешняя атака на рубль очевидна), но и даже с внутренними участниками разбираться. ЦБ в принципе потерял способность управлять психологией толпы, инвесторов, участников рынка. Хотя управление психологией и поддержания доверия к нац.валюте и нац.банковской системе – это едва не самые важные функции ЦБ. Запоздалые, неадекватные решения, нулевое воздействие на участников, неадекватное восприятие реальности, убийственная политика повышения ставок и как итог тотальная потеря доверия к ЦБ. Еще немного и начнутся неуправляемые необратимые последствия по причине массовой потери доверия к национальной валюте, т.е. массовое бегство из рубля и каскадное банкротство после массированных маржинколлов. Катастрофа не только в падении рубля, а в том, что ЦБ не контролирует ситуацию, имея несравнимо более лучшие входные параметры, чем на Украине.  Происки врагов (США) в виде целенаправленной атаки на рубль не могут быть оправданием падения рубля, тк. задачей ЦБ является как раз держать оборону и недопускать внешние и внутренние атаки на фин.систему России. Падение нефти не может быть оправданием падения нац.валюты, т.к. в других странах (крупнейшие экспортеры нефти) даже близкого падения нац.валюты нет. Ухудшение макроэкономических и финансовых перспектив России тоже не оправдание падения нац.валюты, а следствие валютной паники и политики ЦБ, который в условиях закрытия международных рынков капитала не создал инфраструктуру и инструменты мягкого рефинансирования долгов и не создал эффективную линию обороны для нейтрализации спекулятивной вахканалии на валютном рынке.  Учитывая провал по всем фронтам, какие могут быть сценарии развития событий? Руководство Цб собирает экстренное заседание, на котором говорит, что мы потеряли контроль над ситуацией, далее просит прощение, раскаивается и доблестно застреливается (в знак солидарности в полном составе). Рынок воспримет это положительно, т.к. это будет сигналом, что ЦБ осознал свои ошибки и будет надежда на исправление ситуации. Застрелившись, руководство ЦБ вместе Набиулиной дадут рынку надежду )) Руководство ЦБ тихо мирно складывает себя полномочия и уходит. Косвенное признание полного провала, но трусливая политика может быть неверно трактована, что не позволит вернуть доверие к ЦБ в полной мере. Руководство ЦБ продолжает разрушать фин.систему до приезда ударной группы. Далее наручники, арест. Руководство продолжит свою деструктивную политику, но без ареста. Система погружается в ад. Руководство исправляется, радикально меняет свою политику, очищает систему от кротов, предателей, подонков, отвязывается от ФРС США и далее по списку. Система стабилизуется, доверие возвращается, рынок растет, рубль укрепляется, экономика возвращает себе утраченные позиции. Это маловероятно.  View Poll: Действия руководства ЦБ View Poll: Повышение ставки до 17% поможет рублю и фин.системе России? Знаете, почему повышение ставок может не помочь? Т.к. в ЦБ сидят дураки, то не учли следующее. В ОФЗ сидит около 25-30% иностранных инвесторов. Повышение ставок приведет к коллапсу рынка ОФЗ и те начнут выходить. Продавать рублевые ОФЗ и скупать доллары. Чисто принудительно, по маржин коллам. Даже самые пророссийско-настроенные иностранные инвесторы вынуждены будут уйти прочь из ОФЗ. То, что допустимо на рынке акций (просадки) убивает на рынке облигаций, риск менеджмент там более жесткий, а запас прочности ниже. Какие же дураки в ЦБ, господи... 

26 ноября 2014, 18:18

ЕС анонсировал план стимулирования экономики объемом €315 млрд

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер Фото: REUTERS 2014 ЕС создает Европейский фонд стратегических инвестиций (European Fund for Strategic Investments). По замыслу Еврокомиссии, в течение ближайших трех лет он поможет профинансировать новые инфраструктурные проекты блока на €315 млрд и придаст импульс находящейся на грани стагнации экономике Старого Света Запуск программы намечен на середину 2015 года. Она не потребует выделения каких-либо дополнительных средств странами – членами ЕС или внесения поправок в уже принятые бюджеты. Вклад Еврокомиссии ограничится €5 млрд стартовых средств и финансовыми гарантиями на €16 млрд. Новую инициативу, направленную на создание рабочих мест, стимулирование роста и инвестиций, европарламентариям сегодня представил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. «Европе требовался импульс для роста, и сегодня Еврокомиссия его предоставила», – подчеркнул политик. Выступая перед законодателями, Юнкер заявил, что, по его мнению, Европа угодила в «инвестиционный капкан»: частные инвесторы неохотно вкладывают деньги в новые проекты, несмотря на очевидный избыток ликвидности, часть которой им выделяет ЕЦБ в рамках борьбы с дефляцией. Предоставление гарантий, страхующих от первичных рисков, по замыслу Еврокомиссии, должно послужить для инвесторов стимулом к более активному финансированию новых инфраструктурных проектов блока. Отвечая критикам, которые указывали на слишком незначительную долю собственных средств ЕС в новой структуре, Юнкер заявил, что у блока нет «печатного станка» и правительства применительно к тратам должны заниматься тем, что у них получается эффективнее всего, а именно: социальными проектами, а не «обслуживанием долгов». «Стареющие» экономики ЕС должны продолжить структурные реформы, а блок в целом – уменьшить долговую нагрузку и дефицит, разросшиеся за время финансового кризиса, отметил Юнкер. Новый фонд будет находиться под управлением Европейского инвестиционного банка (ЕИБ). Последний возьмет на себя обязательство по финансированию наиболее рискованных проектов в объеме €63 млрд. При этом ожидается, что к каждому вложенному евро частные инвесторы добавят свои пять. Таким образом, совокупный объем частных инвестиций оценивается в €252 млрд. Запланированный общий объем инвестиций – €315 млрд – не является предельным, уточнил Юнкер. Национальные правительства и иные структуры смогут при желании принять финансовое участие в новой программе. После выступления Юнкера к парламентариям обратился глава ЕИБ Вернер Хойер, заверив их в том, что его структура готова обеспечить оперативное выделение необходимых средств. При этом он отметил, что новый фонд не станет для Европы панацеей от существующих экономических проблем, хотя и сможет послужить важным дополнением к его антикризисной стратегии. «Эти меры – просто одно название, – говорит Димитрис Пападимулис, член парламента от Европейских объединенных левых. – В этом пакете нет ни единого евро новых денег». «Это просто фарс, это рециркуляция денег и навешивание новых ярлыков. В этом трюкачестве нет никакого смысла», – заявил Герольф Аннесанс, член бельгийской партии «Фламандский интерес».

12 ноября 2014, 01:35

РЖД просит у государства 1,4 трлн рублей на реализацию инвестпрограммы

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК Григорий Набережнов РЖД представила на рассмотрение правительства обновленную стратегию развития компании до 2030 года. Госмонополия попросила у государства на финансирование 1,4 трлн руб. Если этих денег не будет, то в железнодорожной сети появится больше «узких мест», встанет модернизация БАМа и Транссиба и ухудшится надежность и скорость доставки грузов, говорится в документе ОАО «Российские железные дороги» попросило у государства на финансирование инвестиционной программы до 2020 года 1,4 трлн руб. Это половина всех расходов – общий объем программы составит 2,89 трлн руб. Об этом сообщает газета «Ведомости» со ссылкой на обновленную стратегию развития компании до 2030 года. По данным издания, документ обсуждался в понедельник, 10 ноября, на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича, рассказал «Ведомостям» федеральный чиновник. Его коллеги из Министерства финансов и Министерства экономического развития на вопросы издания не ответили, а представитель РЖД отказался от комментариев. В стратегии говорится, что компании подтвердили пока финансирование только на 40% от объема, который она запрашивает – на 556 млрд руб. В документе говорится, что если государство сможет предоставить все необходимые средства, то выручка компании вырастет до 2,83 трлн руб. (на 60%) к 2020 году, а EBITDA – на 90% до 572 млрд руб. Самая большая расходная часть, согласно документу, должна уйти на капитальный ремонт железнодорожных путей – 516,7 млрд руб. 486,4 млрд руб. потребуется на реализацию проектов «связанных с поручением правительства», пишут «Ведомости». Основной проект РЖД – модернизация БАМа и Транссиба общей стоимость 562 млрд руб. до 2018 года. На субсидии для компенсации от перевозок пассажиров поездами дальнего следования РЖД планирует получить 218 млрд руб., на перевозки поездами пригородного сообщения – 97 млрд руб. В стратегии госкомпании говорится, что если государство не сможет профинансировать проекты, то РЖД придется отказаться от некоторых из них. В первую очередь могут отказаться от второго этапа модернизации БАМа и Транссиба и расширения подходов к порту Мурманска. В нынешних условиях компания «осуществляет деятельность в условиях недостатка инвестиций», цитируют «Ведомости» документ. При сохранении дефицита в компании ожидают увеличения протяженности «узких мест» железнодорожной сети до 15 тыс. км, снижения скорости перевозки и надежности доставки. В конце октября Минэкономразвития уже одобрило выдачу РЖД средств из Фонда национального благосостояния. 182,5 млрд руб. должны пойти на развитие железнодорожного сообщения между вокзалами и аэропортами Москвы. Однако в министерстве высказали замечания к проектам. В частности, в заявке РЖД доля средств ФНБ в проектах составляет более 99%, но по правилам выделения средств цифра не может превышать 40%, говорилось в оценке Минэкономразвития, с которой удалось ознакомиться РБК. В конце октября премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил паспорт модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. На эти цели будет выделено 560 млрд руб., а финансирование рассчитано до 2018 года. О выделении денег на строительство БАМа и Транссиба в начале октября в Госдуме заявлял и глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. По его словам, в ближайшем будущем из средств ФНБ планируется выделить до 800 млрд руб. При этом на проекты модернизации БАМа и Транссиба планировалось выделить 150 млрд руб. из средств фонда. В начале сентября глава компании Владимир Якунин также заявлял, что РЖД рассчитывают получить из ФНБ до 70 млрд руб. для выкупа у компании «Мечел» железнодорожной ветки, соединяющей Эльгинское угольное месторождение с Байкало-Амурской магистралью. РЖД представила на рассмотрение правительства обновленную стратегию развития компании до 2030 года. Госмонополия попросила у государства на финансирование 1,4 трлн рублей. Если этих денег не будет, то в железнодорожной сети появится больше «узких мест», встанет модернизация БАМа и Транссиба и ухудшится надежность и скорость доставки грузов, говорится в документе

10 ноября 2014, 21:29

Масштаб девальвация рубля и хронология критических ошибок ЦБ РФ

Масштаб девальвации рубля за последние 3-4 месяца чудовищен. От начала июля падение рубля более 36% по закрытию дня пятницы. Среди стран, ВВП которых выше 50 млрд долл (в совокупности образуют более 98% мирового ВВП) не ни одной страны с аналогичной девальвационной динамикой. Валюта Украины за это время упала на 23%, в Бразилии падение на 16%. По отношению к ноябрю 2013 девальвация рубля свыше 43% - примерно также, как в Аргентине (без учета черного рынка). Большее падение нац.валюты за год только на Украине (77%). За 2 года (к ноябрю 2012) список стран с наибольшей девальвацией: Сирия (138%), Иран (100%), Белоруссия (93%), Аргентина и Украина по 78%, Венесуэла и Россия по 48-50%, Япония (44%). Более подробный список изменения доллара США к валютам выбранных стран в % по состоянию на 7 ноября 2014. Список отсортирован по размеру экономики (от большей к меньшей)  Динамика курсов валют:  По остальным странам: Проблема не столько в девальвации, сколько в масштабах и форме этой девальвации. Определенное ослабление рубля выгодно, т.к. сдерживает импорт и помогает компенсировать выпадающие нефтегазовые доходы (рублевые) после снижения цен на товарных рынках. Т.е. меры, улучшающие сальдо торгового баланса. Что касается балансировки гос.бюджета (чтобы не было дефицита) при среднегодовых ценах на нефть в 87-90 долларов более, чем достаточен курса рубля на уровне 37 (среднегодовой курс). Девальвация нац.валюты должна быть в границах, позволяющих контрагентам адаптироваться под изменяющие условия рынка. Условия, когда: 1. Компании с валютными долгами имеют возможность сбалансировать собственные валютные позиции так, чтобы эффект от девальвации не отражался негативно на финансовой устойчивости бизнеса. 2. Компании имеют внятные ориентиры изменения предельных границ колебания валютного рынка, чтобы закладывать определенные параметры инвестиционной активности и контроля издержек. По анализу исторического опыта стремительных девальваций нац.валюты в крупных странах мною замечено, что масштабные и неожиданные девальвации подрывают инвестиционную активность бизнеса, что обуславливается в росте неопределенности и неспособности контролировать и оценивать издержки ведения бизнеса. Любая форма неопределенности сдерживает инвестиционную активность, а чрезмерные колебания процентных ставок и курса валют особенно подрывают устойчивость. В 9 из 10 случаев при масштабной девальвации компании сокращают, либо вовсе откладывают инвестиционные проекты (в странах с неразвитой внутренней промышленностью). Т.е. сокращение инвестиции идет по направлению, как удорожания импортных комплектующих и оборудования, так и из-за неопределенности. Невнятной курсовой политики и неспособности оценить параметры будущего спроса. Исключением могут быть страны с изначальное экспортной ориентацией. Но в случае с Россией это не так, т.к. экспорт у нас сырьевой, и величина экспорта зависит от внешних условий, а не внутренних. Т.е. перспективы импортозамещения не столь очевидны на фоне удорожания кредитных ресурсов, отсутствии длинных денег  и волатильности курса валют. 3. Темпы девальвации должны быть такими, чтобы не вовлекать спекулянтов в целенаправленную игру против нац.валюты и не повышать ажиотажный спрос. Либо медленная девальвация в рыночных условиях (в среднем не более 8-10% в год), либо одномоментная и быстрая по типу Казахстана, Белоруссии, Венесуэлы, когда контрагентам задаются вполне внятные ориентиры и ожидания. Однако, как принято у нашего ЦБ в последний год, политика настолько бездарная, что приводит к существенным диспропорциями и дисбалансам в финансовой системе. В первую очередь – это вовлечение спекулянтов в игру, что подрывает финансовую устойчивость системы. Чем масштабнее девальвация, то тем шире спектр вовлеченных участников. Если на начальном этапе это штатный набор проф.участников, то в дальнейшем этот процесс затрагивает бизнес и под конец население. Что особенно опасно? Если население будет конвертировать свои рублевые депозиты в иностранную валюту, то это может похоронить банковскую систему, т.к. создаст кассовые разрывы в банковских балансах. Обычно одномоментное изъятие всего 3% депозитов из банковской системы вызывает значительный дефицит ликвидности, а 5% может подорвать устойчивость банков. 7-10% считаются критическими. У населения более 14 трлн рублевых депозитов. В начале года наблюдалась очень опасная тенденция сокращения депозитов населения (впервые с 2009). К сентябрю восстановили потери, но бездарные и безответственные действия ЦБ РФ могут привести к неконтролируемому хаосу на рынке и потери доверия к валюте и банковской системе. Еще замечена такая особенность. В странах с ограниченной номенклатурой товаров длительного пользования собственного производства сверх.мощная девальвация обычно приводит не к ожидаемому снижению импорта, а как раз наоборот – стремительному всплеску спроса на импортные товары. Люди в зависимости от доступности средств (по мере своей возможности) покупают машины, мебель, технику, одежду и прочие товары, ожидая роста цен из-за переоценки товаров после падения нац.валюты и из-за общего снижения доверия к валюте. Покупают, опасаясь, что завтра просто не успеют. Как раз гиперинфляционные ожидания. В этом аспекте импорт может показать метаморфозы и даже вырасти, но краткосрочно, т.к. у людей нет денег для финансирования импорта. Учитывая, что ЦБ своими корявыми действиями вносит неопределенность на рынке, плюс повысил стоимость заимствования, то эффект девальвации, вероятно, не скажется положительно (в достаточной мере) на отечественном производстве, т.к. попросту нет необходимых условий под развитие отечественного производства. Для расширения производства нужны инвестиции, а как их производить, когда на траектории снижения рентабельности бизнеса растет стоимость обслуживания долга при существенных проблемах в рефинансировании долга и это на фоне общей неопределенности и негативной конъюнктуре? Уже много раз говорил, что для импортозамещения недостаточно одной лишь идеи, а необходимы длинные и дешевые деньги (на срок от 5 лет по ставкам ниже инфляции). Стоит отметить, что почти все действия и решения ЦБ в последний год отличаются запоздалыми, половинчатыми мерами и откровенной неадекватностью в принятии решений. Вот хронология. 1. Например, в июле стало известно, что США и ЕС перекрыли каналы средне и долгосрочного заимствования для банков и компаний. Зная, что неизбежно возникнет дефицит валюты (из-за необходимости погашать долги),  руководство ЦБ вплоть до октября не делало ничего, чтобы создать условия по насыщению рынка валютой. Годичные своп линии и расширенные РЕПО были внедрены буквально неделю назад, когда должны быть на рынке, по крайней мере, с августа. Какого черта руководство ЦБ проспало три месяца? Дождались проблем и паники и начали предпринимать меры тогда, когда пожар во всю полыхает. Только 16 сентября начали шевелиться.  Внедрение своп линий на короткий срок по высоким ставкам без консультаций с участниками рынка, что привело к предсказуемому эффекту. Инструмент не пошел.. 16 октября ввели валютное РЕПО на неделю и 28 дней с лимитами в 1.5 и 2 млрд долл.  Вновь по слишком высоким ставкам. Эффекта никого не было. ЦБ исправился только в начале ноября. Годичные РЕПО с лимитом в 10 млрд за каждый аукцион с общим лимитом в 50 млрд и по приемлемым ставкам. Все правильно, но поздно. 2. Валютный коридор и интервенции. Любому проф.участнику на рынке понятно, что когда ЦБ по заранее известным правилам выставляет офферы в рынок, то рынок рано или поздно начнет играть против ЦБ, особенно в текущей ситуации. Интервенции, если и должны быть, то внезапными, резкими и полностью неожиданными для участников торгов, чтобы не возникал соблазн подлезть под офферы ЦБ. Потребовалось не менее 3 месяцев после спекулятивных атак на ЦБ и рубль, чтобы ЦБ наконец-то отменил валютных коридор и регламентирующие интервенции (сегодня) . Правильно, но поздно. Ущерб России, который нанесли Набиуллинна и Юдаева составил минимум 30 млрд долларов бессмысленных и беспощадных интервенций в октябре, которые лишь усилили панику и спекулятивные атаки.  Исправились только сегодня. Величина ущерба и ошибок совершенно неприемлемы. 3. Общая неадекватность ЦБ заставляет крупнейших российских экспортеров удерживать валютную выручку. Это, прежде всего нефтегазовые компании. Зная, что рефинансироваться будет сложно, конъектура не улучшится в ближайшие год-два, а ЦБ РФ непредсказуемый, то компании, которые имеют возможность - запасаются валютой сверх.меры . Т.е. сверх своей потребности. Это создает хронический дефицит валюты в системе. Более того, скорость обращения валюты падает и недоверие возрастает. Это провоцирует кассовые разрывы и валютные дыры в банковских и корпоративных балансах. У одних избыток, у других чудовищный недостаток, а система в общем становится несбалансированной с значительными диспропорциями. Причиной такого хода развития событий является действия ЦБ и только ЦБ. В России в принципе достаточно валюты, даже при закрытых рынках капитала. Но валюта не циркулирует в системе в полной мере из-за кризиса доверия. Лимиты закрывают даже свои участники, при этом каждый старается запастить валютой по полной программе. 4. Осознавая еще в марте, что на рубль будет предпринята масштабная спекулятивная атака, в том числе со стороны иностранных счетов (в первую очередь провокации США), то вновь ничего не было сделано для выстраивания эффективной линии обороны с целью защиты от спекулятивных атак. По рынку деривативов. Самый эффективный и давно проверенный способ. Временное повышение ГО на фьючерсном рынке вплоть до 50% или даже 100% от стоимости базового контракта, чтобы сбить маржинальные позиции с рынка. В нормальной ситуации ГО колеблется от 4 до 6%, сейчас около 12% По спотовому рынку. Введение временных ограничений (в первую очередь для банков) на непокрытые валютные позиции:  Без хэджирования валютного риска Без обеспечения исполнения торговых контрактов Без обеспечения долговыми позициями (необходимости погашать долг) Без обеспечения инвестиционными контрактами Без обеспечения потребностями клиентов. Без обеспечения финансирования конкретных проектов Валютные ограничения  для блокировки спекулятивной игры наиболее сложный механизм, т.к. сложно создать понятные правила функционирования, которые можно эффективно контролировать. Сложно сепарировать спекулятивное наращивание позиций от обычного приращения. Здесь необходимы различные инструменты и механизмы тонкой настройки рынка. Но интервенции, даже внезапные не дадут эффекта, если весь рынок будет играть против ЦБ, а провоцировать игры «у кого больше денег» глупо и бессмысленно. Т.е. контроль за спекулятивными операциями в нынешних условиях крайне необходим, чтобы беспощадно карать любые структуры, подрывающие устойчивость системы. Спекулянты – они как акулы. Если чувствуют кровь, то раздерут в клочья. Это их работа. ЦБ РФ стал кровопусканьем заниматься в последнее время, показывая свои слабость, некомпетентность и не способность адекватно и быстро оценивать ситуацию. Т.е. условия под рост инфляции и неконтролируемый обвал рубля создал ЦБ. В полной мере, здесь нет никаких сомнений. Спекулянты лишь функционируют в той среде, в какой позволено функционировать.  Задачей ЦБ является контроль над условиями среды. Вот расплата, которую все несут после назначения дилетантов в финансовой сфере (Юдаева и Набиуллина), т.е. людей, не имеющих достаточного опыта функционирования в финансовой среде и управления денежными потоками. Я изначально с очень большим недоверием воспринимал назначение Нибиуллины, т.к. считал ее, как теоретика, а не практика. Т.е. следовать по инструкциям из книжек и методичек она может, а адекватным и быстрым решениям в условиях хаоса не приспособлена. Нет достаточной квалификации работы в условиях финансовой нестабильности, где нужны нестандартные решения, которых нет в книжках. Одно дело делать абстрактные макроэкономические прогнозы в МЭР, другое дело управлять ЦБ, где решения необходимо принимать за несколько секунд. Получается, что Набиуллина похожа на студентку, которая панически бегает по этажам ЦБ, спрашивая у коллег, что делать и как быть. Учится по ходу движения. По крайней мере, это следует из хронологии принятия решений, которые запоздалые, половинчатые и далеко не всегда адекватны рыночным реалиям. При этом цена учебы Набиулинны слишком высока для экономики и финансовой системы. Как минимум прямой ущерб на 30 млрд от бездарных интервенций в октябре получен. Что касается фундаментальной обоснованности курса рубля. То при текущих ценах на нефть, структуры платежного и валютного баланса, сбалансированный курс около 37-38. Все, что выше – вызвано шоком, паникой и спекулятивными атаками. Т.е. 37-38 – это уровень, где окажется рубль при ценах на нефть в 85-90 после балансировки валютных долгов и устранения дефицита валюты и ликвидности. Но обо всем этом в отдельных статьях. 

08 октября 2014, 14:20

Из Фонда национального благосостояния потратят 800 млрд руб.

По словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, средства будут выделены на реализацию инфраструктурных проектов. В ближайшем будущем из Фонда национального благосостояния планируется выделить до 800 млрд руб., заявил сегодня в Госдуме глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. По его словам, деньги пойдут на реализацию ранее одобренных инфраструктурных проектов, находящихся в высокой степени готовности, сообщает ТАСС. Министр упомянул проекты по строительству Центральной кольцевой автомобильной дороги вокруг Москвы, модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожной магистралей и развития инфраструктуры угольного бассейна Кызыл-Курагино. «Кроме того, в высокой степени готовности находятся проекты энергетического оформления БАМа и Транссиба, проект Московского авиаузла и проект по строительству АЭС в Финляндии», – сказал Улюкаев. Согласно опубликованному 16 июня 2014 года постановлению правительства, предельный объем средств ФНБ, направляемых на инфраструктурные проекты и размещаемые на депозитах и остатках на банковских счетах в банках, кредитных организациях и ВЭБе, не должен превышать 40% от общего объема средств ФНБ на 1 января 2014 года. Если речь идет о проектах, реализуемых с участием РФПИ и «Росатома», общий объем средств из ФНБ не должен превышать 10%. Всего до 60% ФНБ может быть направлено на поддержку инфраструктурных проектов. 1 января 2014 года объем ФНБ составлял 2,9 трлн руб. На инфраструктурные проекты с учетом общей квоты может быть потрачено более 1,740 трлн руб. В качестве крупнейших инфраструктурных проектов, которые получат финансирование из ФНБ, назывались проекты модернизации БАМа и Транссиба (150 млрд руб.) и строительства прилегающей к магистралям энергетической инфраструктуры (70 млрд руб.), строительства Центральной кольцевой автодороги в Московской области (150 млрд руб.), развития инфраструктуры угольного бассейна Кызыл-Курагино (86 млрд руб.), строительства интеллектуальных сетей и магистральных линий связи в малонаселенных пунктах (18 млрд руб.), внедрение систем учета, которые позволили бы сократить потери в энергосетях (12 млрд руб.), проект развития Московского авиаузла (165 млрд руб.). Кроме того, в начале сентября 2014 года глава ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин заявил, что РЖД рассчитывает получить из ФНБ до 70 млрд руб. для выкупа у компании «Мечел» железнодорожной ветки, соединяющей Эльгинское угольное месторождение с Байкало-Амурской магистралью. В середине января 2014 года Дмитрий Медведев в прямом эфире в студии РБК-ТВ на Гайдаровском форуме в Москве объяснил, почему средства Фонда национального благосостояния решено инвестировать именно в Центральную кольцевую автодорогу (ЦКАД) и развитие Московского транспортного узла. «Через этот узел проходит до 50% транспортных потоков нашей страны. У нас так страна устроена. Да, это нехорошо, но у нас в европейской части страны живет подавляющее большинство населения, поэтому туда деньги мы обязательно направим», – отметил он. По словам премьера, за счет реализации этих инфраструктурных проектов «определенный прирост» получит вся страна. Медведев заверил, что внимание будет уделено и проектам на Дальнем Востоке. «Это не значит, что мы не будем заниматься Сибирью и Дальним Востоком, в том числе за счет средств ФНБ. Из тех 450 млрд руб., которые мы планируем потратить на развитие инфраструктуры, значительная часть – 300 млрд руб. – пойдет именно на развитие «восточного полигона», то есть того, что находится на Дальнем Востоке, – это БАМ, Транссиб», – сказал он. По состоянию на 1 октября 2014 года совокупный объем средств ФНБ составлял 3,276 трлн руб. или $83,2 млрд, что соответствует 4,6% ВВП России.

06 августа 2014, 20:33

Денежно-кредитная политика РФ. Тенденции и изменения.

До кризиса денежная кредитная политика ЦБ РФ по сути и содержанию сводилась к простому обменному пункту. Эмиссия производилась под приток валюты (экспортного профита от нефти и газа) и на этой траектории формировались золотовалютные резервы. Например, в период от 2006 по сентябрь 2008 доля иностранных активов ЦБ РФ в общих активах ЦБ была 93-95% - беспрецедентный уровень. При этом доля фондирования российской банковской системы за счет рублевых центробанковских кредитов была нулевой!  С 2009 многое изменилось. Случился кризис, цены на нефть перестали расти, платежный баланс деформировался, усилился отток капитала, что напрямую ударило по ЗВР, также образовался дефицит ликвидности в банковской системе и началось фондирование за счет внутренних ресурсов. Причины дефицита ликвидности в 2008 отличаются от текущих. Тогда были кассовые разрывы и закрытия лимитов на международном межбанковском рынке. С 2011 дефицит ликвидности в российской банковской системе связан с тем, что темпы роста кредитования превышали темпы роста возврата средств в банковскую систему через депозиты. Причиной этому отчасти является то, что население и компании брали кредиты для покупки иностранной продукции (машины, оборудование, комплектующие и прочее). У банков есть несколько каналов фондирования своей деятельности: Депозиты населения Депозиты компаний Депозиты государственных и квазигосударственных структур Межбанковские кредиты (внешние и внутренние) Размещение векселей и облигаций Размещение акций Собственные средства (уставной капитал, прибыль) Кредиты от ЦБ.  Так вот. С 2011 года ЦБ начал фондировать банковскую систему за счет эмиссии по линии центробанковского кредитования в рублях. На текущий момент объем задолженности банков перед ЦБ превышает 5.4 трлн руб (!!).  Для сравнения, в июне 2011 около полу триллиона. Всего за 3 года обязательства перед ЦБ выросли более, чем на 5 трлн руб. От февраля 2014 рост обязательств на 1.4 трлн руб. Доля рублевых кредитов для банковской системы РФ в структуре активов ЦБ РФ составляет сейчас 25% (самая значительная доля за всю историю ЦБ), доля иностранных активов снизилась до 60%. 5.4 трлн руб. Насколько это много или мало? Доля центробанковских обязательствах российских банков сейчас 14% и стабильно увеличивается. В обязательствах банков я учел (кредиты от ЦБ, депозиты населений, компаний, государства, межбанк и выпущенные облигации и векселя).  Обратите внимание, как сквизануло банки в 2008 )) Структура обязательств сейчас следующая. Кредиты ЦБ – 14%, депозиты населения, компаний и государственных структур – 78.6%, межбанк – 3.8%, облигации и векселя – 3.5%. Сейчас депозитов банкам не хватает, в 2011 доля была под 93%.  Учитывая, что Россия находится в состоянии войны со странами G7, то вполне логичное развитие событий заключается в том, чтобы в течение 5 лет свести государственные активы в долларах, евро, фунтах, иенах, франках до нуля, чтобы снизить потенциальные рычаги давления на России и исключить риск принудительной экспроприации государственных средств, не смотря на все эти защитные конвенции (которые переписываются за пол часа задним числом). Плюс своеобразная санкционная дубина против враждебных западных стран. Не снижение активов в валютах враждебных стран может свидетельствовать о предательстве национальных интересов с соответствующими действиями и решениями в отношении лиц, ответственных за такую политику. Сценарии разные, но наиболее приемлемый может быть такой. Половину ЗВР продавать по рыночным ценам на открытом рынке в течение 3-5 лет, вторую половину при истечении срока обращения бумаг возвращать домой (т.е. не реинвестировать). Деньги от ЗВР направлять по трем векторам – Возвращаемые долгосрочные инфраструктурные облигации на крупные инвестиционные проекты, выдаваемые государству и стратегических российским предприятиям. Субсидирование системообразующих проектов и инновационного развития, в том числе деньги на покупку технологий и патентов (в частности по линии импортозамещения). Частичное консервативное вложение в надежные финансовые активы дружественных стран (Китай, Бразилия, Индия) на правах перекрестного финансирования, когда Россия вкладывается в эти страны, но и Китай, Индия, Бразилия также участвует в инвестиционной активности на территории России, замещая выпадающих инвестиционный спрос западных стран.  Очевидно, что ни один из этих векторов не приведет к инфляции, а снизит риски экспроприации со стороны западных гопников и подонков, также создаст базис под устойчивый экономический рост на фоне усиленной инвестиционной активности. Абсолютно исключено, чтобы ЗВР тратились на социальное обеспечение (пенсии, пособия, зарплаты), т.к. это не имеет никакого отношения к созданию условий под развитие общества и технологий. В прямом смысле слив денег в унитаз. Ресурсы должны тратиться на развитие человеческого потенциала (всякие образовательные проекты, научные и исследовательские центры), помогать бизнесу в развитии (субсидирование процентных ставок, льготные условия кредитования, отсрочка платежей, помощь в реализации масштабных проектов и так далее.) Государство должно играть роль парника (теплицы), создавая условия под рост и развитие общества. Поэтому образование, технологии и инвест.проекты, чтобы экономика сама в дальнейшем генерировала богатство. При этом инвестиционная активность не должна быть хаотичной, а идти только на те проекты, которые бизнес в принципе не способен осилить за собственные ресурсы, как в виду масштабности, так и из-за длительного срока окупаемости. Эти проекты должны повышать технологическую оснащенность, создавать устойчивые рабочие места (т.е. не только в момент реализации проектов, но и в дальнейшем) и генерировать денежный поток (быть окупаемые в перспективе). Так что доля иностранных активов должна снижаться в активах ЦБ (до 20-30% через 5 лет в идеале), расти доля рублевого фондирования с 25% текущих до 55-65%.

30 июля 2014, 06:56

О санкциях в отношении России

Последний раз я обсуждал санкции к России в марте, когда действительно были опасения нечто серьезного – принудительная блокировки или экспроприация государственных или коммерческих активов, размещенных в западной юрисдикции или торговый протекционизм – ограничения на импорт из России нефти и газа. Что изменилось за 4 месяца, ведь каждый день шоумены из США и ЕС вводят очередные санкции? Насколько все серьезно? Слежу за развитием событий, но за 4 месяца не нашел ни одной санкции, которые бы были вредны и деструктивны для России в долгосрочном периоде. Но все по порядку. Санкции в отношении физических лиц. Заморозка счетов, запрет на въезд в США и ЕС, запрет на бизнес и владение активов на западе. По состоянию на 30 июля затронули почти всех топ чиновников в России, за исключением Путина, Медведева, Лаврова, Шойгу и Чуркина (по понятным причинам для сохранения дипломатических каналов). Также коснулись нескольких ключевых олигархов и топ менеджеров гос.компаний. Санкции исключительно полезные и положительны, как для чиновников, так и для России. Если бы их не было, то стоило придумать аналогичные санкции самим. Не вижу никаких проблем. Потому, что представляя интересы страны, правильнее хранить деньги не в Европе или США, а в российских банках, покупать акции не Apple, а российских компаний, развивать собственные курорты и создавать условия для роста и прогресса российского бизнеса, а не иностранного. Это силовое принуждение к патриотизму. Не хочешь работать в интересах своей страны добровольно – получай принудительные ограничения. В принципе, аналогичные процессы в России были инициированы еще в 2012 году, так что они могут оказать только пользу. Если раньше у некоторых чиновников и бизнесменов сохранялась иллюзия, что при распаде режима в России они смогут сохранить свои капиталы и свободу на западе, то теперь стало очевидно, что все далеко не так. Опыт смены политического режима и перевороты в Югославии, Ираке, Египте, Ливии, Украине и многих других странах показывает, что правящей элите еще никогда не удалось сохранить свои капиталы. В лучшем случае теряли активы и садились за решетку, в худшем просто казнили. Удерживаться и балансировать получается только, если есть сильная поддержка от национального бизнеса и народа. Поэтому санкции такого рода консолидируют чиновников для работы в интересах страны, осознавая, что только в системе, которую ты контролируешь сможешь сохранить активы и свободу. А для этого необходимо работать в интересах народа и национального бизнеса. Санкции в отношении торговли. Эмбарго на поставки оружия в Россию, запрет на поставки в Россию товаров двойного назначения, предназначающихся для военного сектора, а также ограничение доступа России к технологиям в нефтегазе. Тоже исключительно положительный момент. Импортозамещение. Последние 20 лет Россия играла роль такого инертного кита, мирно слизывая нефтедоллары с трубы, забывая про диверсификацию экономики. На самом деле, если обратить внимание на структуру экономики стран, где высокую долю в экспорте занимает нефтегаз, то можно заметить, что в этих странах сильно депревированы и недоразвиты другие отрасли экономики. Не буду углубляться в детали, т.к. это отдельная и весьма обширна тема. Но это можно наблюдать почти по всех странах с выбранными критериями. Причина в том, что бизнес идет всегда по пути наименьшего сопротивления. В мире нет более маржинальной отрасли, чем нефтегаз. Просто не существует. Если бы не было налогов на нефтегаз и экспортных пошлин, то маржинальность компаний могла бы достигать фантастических 70-80%. На втором месте по маржинальности ИТ индустрия (преимущественно софт и интернет услуги) и фармацевтика (производство лекарств). Если бизнес дает маржу прибыли под 80% (без учета налогов на отрасль), то зачем развивать, например, тяжелую промышленность со средней нормой маржинальности в 5-7% (да и то, если повезет). Зачем брать на себя риски за столь скромное вознаграждение? Тяжелая промышленность еще может развиваться, обслуживая нефтегазовые компании, но не более. Аналогично с другими низкорентабельными секторами экономики. Деньги всегда идут туда, где наибольшая прибыль. Если в стране есть нефть и газ, то именно эта отрасль доминирует и все остальное подавлено. Если в стране отсутствует сырье, то люди, чтобы выживать и достойно жить вынуждены развивать другие сектора экономики (Япония, Германия, Швейцария, Швеция), даже если они дают существенно более низкое вознаграждение. Если взять тот же Китай. От хорошей жизни они чтоли понастроили столько фабрик и заводов, которые работают практически без прибыли? Если бы Китай был богат на сырье, то не стал бы мировым мега заводом. Но США и ЕС на самом деле очень помогли России со своими санкциями, ускоряя процесс импортозамещения. Этот тот мобилизационный триггер, которого стране не хватало. Просто так взять и начать работать, брать на себя риски в бизнесе никто не захочет. Но когда каналы отрубают, то хочешь – не хочешь, а обстоятельства заставляют действовать. США как бы намекают – вставайте ленивые жирные свиньи, начинайте развивать другие отрасли экономики. Не хотите сами, мы вас заставим. В принципе, известно, на что есть спрос в России, также известно, как и что нужно производить. Осталось купить, либо создать технологии самим и запустить процесс. Санкции в отношении торговли создают как раз те условия на положительные трансформации в экономике, которые бы привели к диверсификации отраслей в стране, снижению зависимости от импорта, повышению конкурентоспособности национальной промышленности. Эмбарго на оружие и комплектующие не вызовет критических сбоев, т.к. исторически так сложилось, что еще со времен СССР и холодной войны оборонка была отраслью, так называемого, замкнутого цикла, где почти все производилось внутри СССР. За исключением электронных компонентов, все остальное уже в ближайшие год-два можно развернуть в России. Что касается технологий в нефтедобыче (речь идет о технологиях для глубоководного бурения, добычи сланцевой нефти и освоения арктического шельфа), то необходимо иметь конкретное представление о текущих и потенциальных потребностях нефтегазовой индустрии. Около 25% комплектующих и оборудования иностранного. Однако, учитывая масштаб бизнеса и объем ресурсов не составит особого труда обойти ограничения. Нефтегаз - это же не какой то ранимый и беззащитный малый бизнес. Это целые империи по могуществу сравнимые с государствами. Так что найдут выход. Санкции такого рода вижу положительными для макроэкономического развития России в ближайшие 3-5 лет. Финансовые санкции. Запрет на фондирование со сроком обращения свыше 90 дней для российских банков и компаний. Запрет на размещение акций и облигаций российских банков и компаний в ЕС и США. Ну а здесь какие проблемы? Зачем размещать акции в США, когда можно размещать на Московской бирже? Аналогично с облигациями. Закрываете свой рынок капитала? Ну и замечательно, тогда будем развивать и использовать собственный рынок капитала. У Российских банков и компаний свыше 600 млрд долл внешних долгов + еще около 200 млрд, записанные на оффорные, но подконтрольные компании. Уже очевидно, что по мере истечения сроков займов, рефинансирование будет происходить в других валютах. Снижение внешних долгов практически автоматически будет повышать внутренние долги, тем самым российская финансовая система выиграет. Это вызовет дефицит ликвидности в российской банковской системе, повышая спрос на рубли (курс рубля вырастет), ЦБ может изменить денежно-кредитную политику, удовлетворяя избыточный спрос на рублевые кредиты в момент рефинансирования валютных. Ограничения за западные рынки капитала стимулирует развитие российской финансовой системы. Не сразу и не так просто. Но в долгосрочном плане изменения положительные. Негативный эффект для компаний из-за роста процентных ставок по сравнению с долларовыми и евро заимствованиями будет компенсирован в макроэкономическом плане за счет развития российских банков. Снижение прибыли компаний будет компенсировано ростом прибыли банков. Но не обязательно, что прибыль компаний упадет. Например, по нефтегазу эффективность капитальных инвестиций оставляет желать лучшего. Компании купаются в сверхприбылях и поэтому разбрасывают деньги куда попало. Далеко не все инвестиции используются на полную мощность и пространство для оптимизации инвест.активности имеется. Норма амортизации понижена. Ее можно увеличить без риска для стабильности и безопасности добывающих и производственных мощностей. Например, заменять оборудование не через 5 лет, а через 6 или 7 лет. Это не считая традиционных распилов, когда на тендерах участвуют аффилированные компании по завышенным ценам относительно рынка. В принципе, только на амортизационных вычетах можно как раз компенсировать эффект роста процентных ставок. Причем на эффективности бизнеса в худшую сторону это не скажется. Подводя итоги. Санкции положительны во всех отношениях и являются мощнейшей дозой стимуляторов для экономики. В краткосрочной перспективе пертурбации возможны, но в долгосрочной перспективе очевиден явно положительный эффект. В некотором роде США и ЕС в последние 4 месяца сделали для России больше полезного, чем российские чиновники за последние несколько лет. 1. Консолидация российских чиновников в интересах страны с полным разрушением иллюзий относительно безопасности западной юрисдикции для удержания активов. Будут теперь более активно работать во благо России, понимая, что только Россия сможет защитить их активы и свободу. 2. Сплочение народа перед внешней угрозой и агрессией запада. Мобилизационная экономика всегда намного эффективнее мирной. Рост патриотизма в обществе. 3. Импортозамещение и диверсификация экономики. Принудительная стимуляция развития других секторов экономики, когда ввели запрет на продажу некоторой категории продукции. Хочешь – не хочешь, но в связи с обстоятельствами придется вертеться и суетиться, развивая собственную промышленность. Очень положительный момент. 4. Развитие российской финансовой системы за счет роста спроса на рублевые займы из-за принудительного закрытия долгосрочных лимитов в евро, долларах, иенах и фунтах. Также же развитие за счет улучшения качества и спектра финансовых услуг, когда размещений акций и облигаций будет происходить не в Лондоне или Нью Йорке, а в Москве. 5. Наконец-то удастся полностью побороть отток капитала из РФ, когда произойдет массовая репатриация иностранных активов со стороны всех контрагентов. Чиновники и олигархи из-за опасения заморозки средств. Компании и банки на траектории сокращения долларовые и евродолгов и рефинансирования в рублях или другой валюте. ЦБ будет сокращать свои валютные резервы в долларах и евро. Вероятно будет создан пул долгосрочных инвестиционных гос.облигаций сроком на 10-15 лет для масштабных инвестиционных проектов в России. 6. Курс рубля на фоне всех этих событий через несколько лет может укрепиться. Хотя это плохо для экспорта, но обычно благоприятно воздействует на держателей активов и фин.систему. 7. При этом стоит отметить, что санкции приводят к снижению спроса на продукцию стран ЕС и США, как ответная реакция российских компаний и населения на политическую и экономическую травлю России. Большинство воздержутся от покупок европейских товаров, либо выберут аналоги, но произведенные в других странах. 8. Санкции серьезно ударяют по доверию к западной фин.системе, т.к. заморозка активов и закрытие лимитов теперь происходят в одностороннем порядке за пол часа. Фин.система по сути держится лишь на одном доверии. Когда имеет место быть столь экстремальный волюнтаризм, то позиции доллара начнут сдаваться. Никто не захочет иметь долгосрочных вложений в долларовых инструментах, т.к. не знаешь, что взбредёт в голову очередным сумасшедшим чиновникам. А эти процессы малопредсказуемы и скоротечны. Как вообще можно держать там активы, когда все так быстро меняется и не знаешь – заморозят у тебя завтра активы или нет? Это может быть началом краха долларовой империи. 9. В конечном итоге срыв пелены наивности с глаз относительно иллюзий, что на западе друзья и партнеры. Всякие эти бессмысленные "перезагрузки с США". Смертельно задушить Россию в дружеских объятиях у них теперь не получится. Теперь враг детектирован, методы воздействия понятны и дешифрованы. Как действовать тоже понятно. Как видно, санкции – это как доктор прописал. Хотя возникает такое ощущение, что американские и еврочиновники какие то дурные, либо завербованы российской контрразведкой. Санкции настолько удивительно вписываются в долгосрочную программу экономического развития России, при этом подавляя западную фин.систему и нанося урон экономике ЕС из-за снижения спроса на их продукцию. Вместо того, чтобы наоборот открывать границы для финансового капитала, они закрывают их. Обычно инвестбанки борются за каждого клиента за размещение акций и облигаций, а тут просто блокирует окно. А кто теперь будет удерживать активы на западе, если средства замораживаются, блокируются? Западная система страдает в условиях делевереджа и находится на грани коллапса. Россия направляла сотни миллиардов долларов в Еврозону и США. Теперь они сами закрыли эти каналы. Если не изменяет память, за 2010-2013 года Россия в Еврозону направила больше денег (в плане увеличения долговой нагрузки), чем все страны Еврозоны вместе взятые между собой. Т.е. страны Еврозоны в совокупности сокращали кредитование и Россия единственная в Евразии, кто могла на сверх большие суммы обеспечить спрос на кредиты, подправляя балансы европейских банков в условиях делевереджа. Еврочиновники решили теперь отсасывать у демократичной Украины, которая и 5 млрд евро спроса не сможет сгенировать по сравнению с сотнями миллиардов в России? Вместо того, чтобы открывать рынки сбыта для товаров, они закрывают их. Пострадает не только военная и аэрокосмическая отрасли в ЕС и США, но и другие, т.к. как уже говорил в ответ на травлю России население и компании просто откажутся от большинства европейских товаров и перестанут активно гонять на отдых в Европу. Ну не идиоты эти самодуры в США и ЕС? Какие санкции могли быть губительными для России? 1. Разрыв корреспондентских отношений, клиринговых и расчетно-кассовых операций, что могло бы вызвать кризис ликвидности и заблокировать деятельность экспортеров и компаний, завязанных на внешнем финансировании, заблокировать торговое финансирование. 2. Торговый протекционизм. Ограничения или запрет на импорт из России нефти, газа и другого сырья. 3. Принудительная экспроприация или заморозка активов компаний или государства. А пока очередное шоу, губительное для самих шоуменов. Риски для России ограничиваются краткосрочным периодом при переориентации бизнеса и государства на новую парадигму взаимоотношений с сумасбродами из США и ЕС. В долгосрочном плане тенденции очень даже положительные. Ирония в том, что чем дальше – тем больше урона для сумасбродов и больше пользы для России. View Poll: Санкции в отношении России

12 марта 2014, 13:21

Доклад в РАН

Вчера в Российской академии наук я выступил с докладом, подготовленным совместно с академиком Геннадием Осиповым и ректором МГУ Виктором Садовничим.Новость активно подхватили СМИ. Чтобы избежать неверных толкований и спекуляций, я хочу опубликовать здесь полный текст доклада, посвященного проекту «Трансевразийский пояс развития» (ТЕПР), направленного на объединение экономик и культур Евроазиатского континента.Отмечу, что президент РАН Владимир Фортов заявил, что Российская академия наук готова поддержать предложенную нами инициативу. В пользу необходимости реализации масштабных инфраструктурных проектов высказался и бывший Премьер-министр России Евгений Примаков. Благодарю коллег за поддержку.Полный текст доклада можно прочитать здесь:

05 марта 2014, 14:02

Строительство моста в Керчи обойдется в 50 млрд руб.

Строительство моста через Керченский пролив займет 3,5 года и обойдется минимум в 50 млрд руб., заявил министр транспорта Максим Соколов.  Строительство моста в Керчи обойдется в 50 млрд руб."Мы в соответствии с "дорожной картой" и поручениями президента планируем в этом году завершить технико-экономическое обоснование", - отметил Соколов. Затем начнется проектирование моста за счет внебюджетных источников или за счет бюджета, придется изменить и соответствующую госпрограмму. "Но в любом случае те варианты, а их сегодня основных четыре-пять, строительства мостового перехода даже без железнодорожной составляющей предполагают существенные финансовые ресурсы. Минимум 50 млрд руб.", - заявил Соколов и добавил, что железнодорожная составляющая увеличит эту стоимость. Срок строительства таких объектов составляет порядка 40 месяцев. "Хотя, конечно, мы показали ударные темпы строительства моста на остров Русский через Босфорский пролив. Но здесь мост не менее сложный", - пояснил министр. Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение правительства о передаче функции заказчика строительства транспортного коридора через Керченский пролив специальному акционерному обществу. "Это акционерное общество создается нашей госкомпанией "Автодор", - отметил Медведев. В надежном и недорогом транспортном сообщении между Таманским полуостровом и Крымом заинтересованы и в России, и на Украине, подчеркнул премьер-министр.

05 февраля 2014, 19:20

Fitch: Краснодар справится с долгами от Олимпиады

В рейтинговом агентстве Fitch отметили, что резкое увеличение долговой нагрузки Краснодарского края, связанное с затратами на зимние Олимпийские игры, не представляет угрозы для финансовой стабильности региона. Эксперты Fitch Ratings опубликовали пресс-релиз с оценкой влияния “олимпийских долгов” на финансы Краснодарского края.  “Russian Winter Olympics Debt Manageable for Region” "Уровень долгов Краснодарского края по отношению к собственным доходам региона вырос с 3% в 2009 г. до 47% в 2013 г. Увеличение долговой нагрузки в основном ассоциировано со строительством новой инфраструктуры в Сочи. Ранее уровень инвестиций из бюджета края был ограниченным. Несмотря на существенное увеличение объемов долга, соотношение прямого риска (долг, включая займы из федерального бюджета) к текущему уровню доходов находится в пределах диапазона, сопоставимого с другими российскими регионами с рейтингом "BB+". Мы ожидаем стабилизации соотношения прямого риска (долг, включая займы из федерального бюджета) региона к его доходам на уровне в 40-46% в 2014-2015 гг. Сильная, диверсифицированная экономика Краснодарского региона обладает широкой базой налогообложения и растущими потоками налоговых поступлений. Такие факторы, как сильная промышленная база, транспортный сектор и природные ресурсы, продолжат оказывать поддержку экономической стабильности региона. Инвестиции в инфраструктуру Олимпийских игр также должны улучшить доступ к морским и лыжным курортам региона. Финансирование региона поддерживается федеральным правительством, которое предоставило региону 58% от его займов. Продление сроков погашения данного долга с окончательным сроком погашения в 2032 г. вкупе со снижением процентных ставок до 0,5% годовых в прошлом году поможет сгладить долговой профиль региона и облегчит обслуживание долга. По нашим оценкам, эти факторы нейтрализуют риски, связанные с ростом долга в преддверии Олимпиады, за счет улучшения финансовой гибкости".

20 января 2014, 16:31

Киев и Москва готовят совместные проекты более чем на $55 млрд

Украина и Россия по итогам прошлогодних межгосударственных договоренностей разрабатывают ряд совместных проектов на общую сумму 56,4 миллиарда долларов, сообщил министр экономического развития и торговли Украины Игорь Прасолов украинскому телеканалу БТБ. "Проекты касаются разных отраслей. Самое главное — это высокотехнологичные отрасли, где есть высокая добавленная стоимость: космическая отрасль, авиастроение, судостроение, машиностроение, химическая промышленность, связь — всего около 23 проектов. По некоторым проектам уже закончено технико-экономическое обоснование, по некоторым — оно на завершающей стадии. В принципе определена стоимость каждого проекта. Если посчитать — в сумме это около 56,4 миллиарда долларов", — приводятся слова Прасолова в пресс-релизе телеканала. По словам министра, Украина рассчитывает на ежегодные инвестиции из РФ в сумме около 8 миллиардов долларов. В ходе заседания межгосударственной комиссии 17 декабря 2013 года под председательством президентов Украины и России Виктора Януковича и Владимира Путина были достигнуты договоренности по восстановлению производственной кооперации двух стран. Премьер-министр Украины Николай Азаров на заседании правительства 9 января 2014 года акцентировал внимание на необходимости уже с февраля текущего года запустить на полную мощность программы промышленной кооперации с Россией. Создана рабочая группа во главе с вице-премьером Юрием Бойко по вопросам реализации украинско-российских договоренностей.

16 января 2014, 09:26

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба»

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба» 13.01.2015 Президент Путин в своем Послании Федеральному Собранию показал объективную картину сегодняшней России. Характерно, что он сделал упор на сложившейся далеко не радужной ситуации и предложил набор мер по выходу из далеко не легкого положения, переживаемого страной. Чрезвычайно важен при этом вывод, что экономический спад в России в 2013 году обусловлен внутренними, а не внешними причинами. В этой связи особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России. Прежде всего, нужно отметить, что существует огромная разница между неолиберальной политикой, особенно в экономике, и истинно либеральными требованиями независимости суда, прекращения вседозволенности чиновничьего аппарата, борьбы с коррупцией, с фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения закону всех сверху донизу. Эти либеральные идеи выдвигаются и поддерживаются в нашей стране широкой общественностью, политическими партиями различных взглядов. Однако без четкого определения грани между либеральными идеями и принципами неолибералов, без противодействия неолиберальной политике возникает угроза серьезных негативных последствий для России. Если говорить о платформе российских неолибералов, то основная ее составляющая - это уход государства из экономики. Наши неолибералы не только исходят из универсальности западных экономических теорий, даже без учета их эволюции, но главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в России. Основоположник неолиберализма австрийский ученый Фридрих Хайек отмечал, что свобода в экономической деятельности создает главное условие быстрого экономического роста и его сбалансированного характера, а свободная конкуренция призвана обеспечить открытие новых продуктов и технологий. В абстрактной форме такая констатация не вызывает сомнений. Но можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм без государственного участия уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Однозначно нет. Конечно, это не означает навечного доминирования государства в экономике. Но это необходимо в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде. Помимо всего прочего наши неолибералы вообще не учитывают уроки кризиса 2008-2009 годов. Известно, что в США и в странах Евросоюза во время кризиса было усилено влияние государства на экономику. Такой тренд сохраняется. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в экономической политике, это – выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Еще один принцип неолиберализма в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость. Однако этот вывод не выдержал столкновений с действительностью и в капиталистических странах, где, в частности, государство ввело прогрессивную шкалу налогообложения, способствующую перераспределению доходов в пользу малоимущих. Что касается России, то без государственного индикативного планирования экономического роста (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание несомненно существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Эксперты этой международной корпорации заключили: "Во время переходного периода были надежды на то, что Россия будет преобразована в высокодоходную экономику с высококвалифицированными работниками и сильными программами социальной защиты, унаследованными от советских времен. На практике получилась почти пародия".  Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствует этому и распространение частнособственнической инициативы вширь - на здравоохранение, образовательные учреждения, науку. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России. Острые противоречия с российскими неолибералами сохраняются также в оценке взаимоотношений между отдельной личностью и обществом. Неолибералы по сути отрицают, что свобода, демократия совместимы с определенными самоограничениями в пользу общественных интересов. Естественно, границы этих самоограничений должны определяться в каждом конкретном случае в законодательном порядке. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в области экономической политики России, это - выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Конечно, стимулирование экономического роста и финансовая консолидация не должны исключать друг друга. Но найти оптимальное сочетание между ними в экономической политике и практике нашего государства необходимо. Особенно в условиях, когда в России резко снизились темпы экономического роста, да и не происходит ощутимого преодоления отставания в производительности труда, инновационном развитии. Один из наиболее приближенных к жизни российских экономистов Андрей Клепач писал: "Для российской экономической политики, особенно в последние годы, характерно доминирование бухгалтерского финансового подхода над политикой развития, доминирование поддержки банковского сектора над поддержкой реального". К слову, Андрей Клепач принадлежит к немногим в правительстве (он - заместитель главы минэкономразвития), которые открыто высказывают свое мнение, как правило, несовпадающее с неолибералами. Многие же предпочитают признавать ухудшающуюся обстановку, но и только. А теперь о конкретике, которая свидетельствует о том, что были предприняты усилия, подчас непоследовательные, но в целом немалые, чтобы не дать российской экономике в 2013 году соскользнуть на неолиберальную плоскость. Я далек от апологетики всего, что делалось в экономической политике России в 2013 г., от утверждений в безошибочности официальной линии, подчас отстраняющейся от решительных мер. Но полностью поддерживаю то, что было сделано с целью, чтобы не восторжествовали неолибералы в нашей экономике. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий. В качестве мотива выдвигается не только пополнение доходной части бюджета, но и недостатки в работе государственных компаний. Однако давайте говорить прямо: вместо того чтобы сосредоточиться на действительной необходимости устранить серьезные недостатки в работе государственных предприятий, сделать их более открытыми, неолибералы выдвигают курс на сплошную и быструю приватизацию. И что особенно важно подчеркнуть, до приватизации хотели бы вывести госпредприятия из процесса концентрации и централизации производства. На заседании правительства 25 октября 2012 года новый премьер-министр назвал "абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемых им структур приобретает профильные и непрофильные активы". Многими экспертами все это справедливо расценивалось как реальные ограничители для инвестиционной активности государственных компаний. Правда, от политики полного сдерживания деятельности госкомпаний в инвестиционной сфере в 2013 году пришлось отойти, но не полностью. Между тем в силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило, государственные компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост. Конечно, при этом нельзя не уделять должного внимания частным предприятиям, но разве не ясно, что без государственных крупных компаний мегапроекты неосуществимы. Это отнюдь не означает, что выбор мегапроектов возможен без предварительного тщательного анализа их многосторонней значимости и их окупаемости. Ставка на крупный бизнес не должна приводить также к ослаблению поддержки малых предприятий, которая весьма важна, особенно в решении задач инновационного развития, занятости, производства комплектующих изделий, товаров, необходимых населению. Но в условиях неразвитой свободной конкуренции не приходится рассчитывать на то, что малый и средний, а не крупный бизнес уже в настоящее время может стать локомотивом серьезного экономического роста в России. Противоборство с неолибералами по вопросам безграничной приватизации иллюстрирует хотя бы такой факт. Правительство первоначально намечало приватизировать к 2016 году 100% "Роснефти", "РусГидро", "Зарубежнефти", "Совкомфлота", ВТБ, "Росагролизинга", Россельхозбанка, а "Объединенной зерновой компании" даже к 2014 году. Стало необходимым принятие 27 июня 2013 года уже другого решения правительства, содержащего коррективы, по сути исключающие приватизационные аппетиты. Такое решение не было инициировано изнутри. Одним из аргументов российских неолибералов против сосредоточения усилий на экономическом росте служат рассуждения о неизбежности в таком случае инфляционной волны в экономике. При этом игнорируется тот факт, что основные причины инфляции в России - в "немонетарных факторах". В первую очередь к ним относится монополизация, распространенная во всей экономической структуре России. Кстати, неолибералы, как правило, подчеркивают монополизм, свойственный естественным монополиям, но не обращают должного внимания на "олигархический" монополизм частного бизнеса, который, например, приводит через торговлю к росту цен на продовольствие и другие товары потребления населения. Вот где одна из прямых причин инфляции в России. Опережающий рост тарифов также стал значимым фактором раскручивания инфляции, роста издержек и потери конкурентной способности наших производителей. Высокие и постоянно увеличивающиеся тарифы не только бьют по карману населения, особенно пенсионеров и низкооплачиваемых работников, но и являются серьезным препятствием экономического роста. Между тем позиция неолибералов заключалась в том, чтобы государство отказалось от фиксации уровня тарифов, предоставив эту функцию рыночному механизму. В виде противодействия этому служит решение президента привязать рост тарифов к уровню инфляции. Конечно, вопрос об уровне тарифов совсем непростой. Торможение их постоянного роста должно сочетаться с созданием условий для модернизации средств производства монополий, а в ряде случаев, особенно в отношении нефтяных, газовых компаний, РЖД, поощрением их развития и по вертикали и по горизонтали. Немаловажное значение для стимулирования экономического роста имеет смягчение кредитной политики финансовых властей, что призвано активизировать весь бизнес через повышение доступности кредитов, в том числе долгосрочных. Неолибералы часто распространяются на тему о создании условий, благоприятствующих бизнесу. Может ли соответствовать этому стремлению позиция неолибералов, прозвучавшая на Гайдаровском форуме в Москве в январе 2013 года: "Снижение процентных ставок - контрпродуктивная мера, которая приведет вовсе не к ускорению экономического роста, а к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики". Необходимость противоположных мер была высказана помощником президента Андреем Белоусовым, который задал отнюдь не риторический вопрос: "Почему у нас до кризиса процентные ставки были порядка 7%, а сейчас по кредитам больше года - 11% в среднем". Он подчеркнул, что высокие процентные ставки существенно тормозят инвестиционную активность в России.   В годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам инвестирования, особенно из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ. Даже когда цена на нефть перевалила за 100 долларов за баррель, они настаивали на том, чтобы держать все государственные "сверхприбыли" в резерве, точнее в иностранных ценных бумагах, а не вкладывать в экономику. Однако в этом вопросе для неолибералов намечается предел. В.В.Путин предложил часть средств Фонда национального благосостояния вкладывать в реализацию крупных инфраструктурных проектов - на реконструкцию Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожных магистралей, а также на строительство Центральной кольцевой автодороги в Московской области. И не только, но и на многостороннее развитие Дальнего Востока и Восточной Сибири, что особенно важно. Очевидно, надо вернуться и к масштабному проекту строительства высокоскоростной магистрали Москва-Казань. При всех своих рисках этот проект, о котором тоже говорил президент, сопоставим с реконструкцией Транссиба. Меняя логистику и скорость движения грузов и пассажиров, он может качественно изменить образ жизни центральных российских регионов. Но все-таки есть ли у нас финансовые средства кроме Резервного фонда и Фонда национального благосостояния для задействования в целях экономического роста?  Дело в том, что существуют крупные резервы, которые не используются главным образом из-за плохого администрирования. Приведу несколько примеров. Бюджет традиционно характеризуется крайней неравномерностью выполнения в течение года. Обычно в первом квартале финансируется лишь около 10-11% годового плана по Федеральным целевым программам (ФЦП), к середине года - 25% и только к концу года выполнение плана достигает 95 и более процентов. В первую половину года бюджетные средства оказываются замороженными, а предприятия, исполнители программ, вынуждены обращаться за дорогими банковскими кредитами. Не налажен в должной мере кадастровый учет объектов недвижимости. По информации Федеральной налоговой службы, в государственном кадастре недвижимости нет данных на владельцев примерно 40% объектов. По подсчетам ряда экономистов, из-за неучтенных собственников только региональные бюджеты недополучают около 45 млрд рублей ежегодно. О низкой эффективности управления инвестиционными проектами свидетельствует продолжающийся рост "незавершенки". В результате широко распространенной практики подписания фиктивных актов выполненных работ (особенно строительно-монтажных и ремонтно-строительных) бюджет теряет огромные суммы. Выплата значительным числом работодателей заработной платы работникам в конвертах приводит к неуплате налога на доходы физических лиц (особенно страдают при этом региональные бюджеты). Этим перечнем дело не ограничивается. Российские собственники выводят свои активы за рубеж, а затем возвращают часть из них, пользуясь офшорной юрисдикцией. В итоге этой схемы - а она далеко не единственная - прямые потери госбюджета страны. И далеко не малые. В Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент привел такие данные: через офшоры или полуофшоры прошли российские товары общей стоимостью 111 млрд долл., то есть пятая часть всего нашего экспорта. Половина из 50 млрд долл. российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры. При этом президент отметил, что в этой сфере ничего не сделано за год. Предложения на этот счет весьма конкретные: компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и государственные гарантии. Этим компаниям также должен быть закрыт доступ к использованию госконтрактов. Ряд российских компаний уже заявили о выходе из офшорных зон. А ведь не так все просто. В этих зонах под видом местных остаются структуры, принадлежащие российским компаниям. Серьезная проблема создается невыплатой налогов в полном объеме. В.В.Путин внес в Госдуму 11 октября 2013 года поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, подлежащие вернуть следователям право возбуждать дела по налоговым преступлениям, т.е. возращение к тому порядку, который в 2011 году был отменен - тогда возбуждение дел было передано исключительно налоговой службе. Эта поправка встретила сопротивление российских организаций, представляющих бизнес. Нужно сказать, что их позиция имеет свою логику. Проблема продолжает обсуждаться. Не исключено, что будет найдена формула, не передающая правоохранительным органам абсолютную власть при решении вопроса, призванного создать преграду для злостных неплательщиков налогов. В этом процессе должна быть активно задействована налоговая служба. Но здравые проявления по защите бизнеса, очевидно, не следует связывать с позицией неолибералов, которые провели в 2011 году решение по сути об ограничении штрафом наказаний злостных неплательщиков налогов. Это не только не уменьшило число тех, кто обманывает государство в налоговой сфере, но и позволило им обойти штрафы - казна получила минимум из начисленных сумм. Жесткое сокращение расходов бюджета - таково одно из основных правил, навязываемых неолибералами. Конечно, экономия средств, сосредоточение их на остро необходимых расходах, особенно в социальной области, действенный контроль за исполнением бюджетных расходов - все это крайне необходимо. Но в неолиберальных схемах такая экономия выражается в том, чтобы любым путем сжать расходы бюджета. Неолибералы, в частности, ратуют за сокращение бюджетных трат на военную промышленность. Не буду останавливаться на военно-политической стороне такого требования, которое игнорирует тот факт, что события на мировой арене далеко не располагают к пассивности в деле наращивания обороноспособности России как и ее роли в антикризисных, антитеррористических акциях, без чего она не может сохранить статус глобальной державы. Однако хотел бы подчеркнуть, что такие требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико-технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста. Это не означает милитаризацию экономики, возвращения к тем временам, когда военные расходы резко ограничивали производство товаров и услуг, необходимых населению. Сегодня картина совершенно иная, хотя неолибералы по сути игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-ые годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение. Отказ от реиндустриализации ими нередко рассматривается в виде задачи вхождения России в постиндустриальную стадию. Между тем переход в постиндустриальную экономику в сегодняшней практике отнюдь не предполагает отход от традиционных отраслей, которые в том числе решают и проблему занятости. Естественно, речь идет об оснащении их современной техникой. Именно на такой основе и должна решаться проблема занятости. Мы часто говорим о низкой безработице как о некоем достижении. Между тем в развитых странах более высокая, чем у нас безработица порождается главным образом инновационным развитием, внедрением технико-технологических достижений, сокращающих число занятых на производстве. Поэтому для России важно, чтобы низкая безработица была в условиях реиндустриализации страны. Хотелось бы, чтобы минобрнауки сосредоточилось и на переподготовке сокращающихся работников, а также на восстановлении профтехобразования в России. Постиндустриальное общество - это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны. Согласен с выводом, сделанным председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко: "Страна, претендующая на лидерство и обеспечивающая собственную безопасность, не может специализироваться всего лишь на 2-3 высокотехнологичных отраслях. Поэтому перед нами стоит наисложнейшая задача - занять достойное место в новом технологическом укладе при одновременном инновационном  восстановлении отраслей промышленности старого уклада". Необходимость реиндустриализации диктуется также тем, что у нас постоянно растет доля торговли в ВВП. Это отражает рост потребления, которое в весьма значительной степени покрывается импортом, а не отечественной продукцией. Каковы основные результаты противодействия неолиберальным идеям в российской экономике 2013 года? Прослеживаются "красные линии", которые вопреки активности неолибералов не были пересечены в России в минувшем году. Не произошло отказа от государственной собственности на те объекты промышленности, которые крайне необходимы не только для безопасности, но и жизнедеятельности России. Не произошел откат и от решения социальных вопросов, поставленных в майских указах президента, хотя не все так благополучно в этой области. В своем Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент подчеркнул необходимость не только увеличения бюджетного финансирования здравоохранения, образования, но и реформирования этих отраслей, а также ЖКХ. При этом было отмечено, что такие реформы не проводились должным образом. "То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленной цели", - заявил Путин. Можно прийти к общему выводу: правительство в 2013 году не сосредоточилось на системе мер, необходимых для экономического роста. Процитирую заявление 17 декабря 2013 года помощника президента Андрея Белоусова: "Был принят целый комплекс мер по ускорению экономического роста. Пока мы ускорения экономического роста не видим. Возникает вопрос: что происходит?". По его словам, одной из площадок, на которой могут быть рассмотрены вопросы, связанные с неэффективностью ранее предпринимавшихся мер по стимулированию экономического роста и исправлению ситуации, является президиум Экономического совета при президенте РФ. Произойдет ли перелом в 2014 году? Нужно сказать, что жизнь заставила ряд руководителей, придерживающихся неолиберальных взглядов, отступать от некоторых своих первоначальных представлений. Накануне Нового 2014 года в газете "Ведомости" была опубликована статья министра финансов Антона Силуанова. Он подчеркнул ряд моментов: во-первых, по его словам, дальнейшее сокращение государственных расходов может только усугублять кризисную ситуацию. Во-вторых, решение задачи стабильности государственных финансов "заключается в комбинировании мер среднесрочного и долгосрочного характера, обеспечивающих устойчивое развитие. В краткосрочном же периоде важно восстановление темпов экономического роста, поэтому фискальная консолидация, если она проводится, не должна быть слишком активной". Переход министерства финансов на такую позицию, если он состоится, безусловно, внушает оптимизм.Есть еще один важный итог 2013 года, на этот раз не относящийся к экономике: не удалось провести идею о демократизации нашего общества за счет ограничения государственной власти. Необходимость перевода ряда государственных функций на общественный уровень очевидна. Но этот процесс не может и не должен ассоциироваться с ослаблением властных структур. Если такое произойдет, то процесс демократизации в нашей стране захлебнется, перерастая в неуправляемую стихию. Такая постановка абсолютно не противоречит, а наоборот, подкрепляет те идеи, с которыми выступил президент Путин в ежегодном Послании Федеральному Собранию. Среди таких идей широкая общественная дискуссия с тем, чтобы общественные инициативы становились частью государственной политики, а общество контролировало бы их исполнение. Особое значение имеет предложение провести откровенный разговор в обществе на тему межэтнических отношений. "Здесь, - сказал президент, - фокусируются многие наши проблемы, многие трудности социально-экономического и территориального развития, и коррупция, и изъяны в работе государственных институтов, и, конечно же, провалы в образовательной и культурной политике, что зачастую приводит к искаженному пониманию истинных причин межэтнического напряжения". Межэтнические конфликты провоцируют выходцы из некоторых южных районов России и продажные сотрудники правоохранительных органов, которые "крышуют" этническую мафию, и "русские националисты", готовые бытовые трагедии сделать поводом для вандализма и кровавых разборок. Несколько слов о другой теме - о внешней политике России в минувшем году. Несомненно, нашим достижением является инициатива по выходу из опаснейшей ситуации, когда президент Обама заявил о неизбежности военного удара по Сирии. Если бы это произошло, то последствия не могли бы ограничиться дестабилизацией в регионе, ростом терроризма во всем мире. Нужно, как мне представляется, прямо сказать, что в таком случае перестала бы существовать Организации Объединенных Наций, функции которой были бы в лучшем случае ограничены лишь областью социальных проблем. Как известно, постоянные члены Совета Безопасности ООН, в состав которых входят и Россия, и Китай, имеют право "вето" на применение военной силы, за исключением самообороны от внешней агрессии. А в любом другом случае применение военной силы по Уставу ООН возможно только при соответствующем решении Совета Безопасности. То, к чему готовились США, было вооруженное вмешательство в дела Сирии при полном игнорировании Совета Безопасности ООН. Российская инициатива, предложившая ликвидацию сирийского химического оружия, политические меры по выходу из внутреннего кризиса в Сирии, сорвала реальную опасность военного удара Соединенных Штатов по суверенному государству. Вторым не менее значимым достижением российской дипломатии стало важнейшее участие нашей страны в процессе переговоров с Ираном об его отказе от действий, которые могли бы быть связаны с обретением ядерного оружия. И тем не менее скажем, что два этих весьма серьезных результата на острых направлениях международной жизни еще не означают радикальных перемен к лучшему в двусторонних отношениях России и США, в международной политике. Опять стали заявлять о себе прямые и косвенные признаки того, что нам еще предстоит много поработать. Тем не менее, можно констатировать, что Россия в 2013 году существенно укрепила свою роль великой державы, политика которой служит стабилизации обстановки в мире. Не могу не сказать и о тех экономических мерах, которые предприняла Россия для выхода из опаснейшего кризиса в нашей братской Украине. Здесь и снижение на 1/3 цены на поставляемый российский газ, и выделение 15 млрд долл. на скупку украинских ценных бумаг, и развитие кооперационных связей в промышленности, особенно в самолетостроении, атомной и космических областях. Считаю, что это абсолютно правильный отход от слов: либо Украина выбирает статус ассоциированного члена Евросоюза, либо она вступает в Таможенный союз. Таких категоричных "либо-либо" не должно быть в отношениях между нашими странами, что и было продемонстрировано во время переговоров президентов России и Украины 17 декабря минувшего года. Это отнюдь не означает отхода от нашей оценки того, что происходит на Украине, как организованную и беспрецедентно поддерживаемую США и их европейскими союзниками акцию, направленную на свержение режима, который, несмотря на ряд ошибок, законно представляет власть на Украине. * По материалам выступления на заседании "Меркурий-клуба" 13 января 2014 годаИсточник: "Российская газета" -----ОАО «Центр международной торговли» (ММВБ: WTCM, ЦМТ) – зарегистрировано 16 сентября 1992 года (до 2000 года ОАО «Совинцентр»). Компания является правопреемником «Центра международной торговли и научно-технических связей с зарубежными странами», открытого в 1980 году.Архитектурный ансамбль общей площадью 265,3 тыс. кв. расположен на территории 7 га в пределах третьего транспортного кольца. Он включает в себя: три офисных здания этажностью от 20 до 29 этажей; Конгресс-центр; отель Crowne Plaza, включая эксклюзивный Клубный корпус; апарт-отель «Международная-2»; автоматизированный многоуровневый паркинг; рестораны высшей категории.Доходы ОАО «ЦМТ» от продаж в 2012 году выросли на 13,5% до 5,76 млрд. рублей, чистая прибыль увеличилась на 8,7% до 1,347 млрд. руб. Уставный капитал компании разделен на 1,083 млрд. обыкновенных и 162 млн. привилегированных акций номиналом 1 руб. каждая. 

13 ноября 2013, 08:45

Строительство в Сочи и инвесторы

27.02.2012 На какую отдачу рассчитывают частные инвесторы Олимпиады в Сочи Превращение Сочи в олимпийский город-курорт оценивается уже в 1,4 трлн руб. Большую часть этих денег дает государство, которое, в принципе, не рассчитывает на прибыль. А на что рассчитывают частные инвесторы?  «Если Олимпиада состоится, горнолыжные вложения “Интеррос” планирует окупить за 4-5 лет, а если нет — готов подождать 10-12 лет», — рассуждала в 2006 г. представитель компании Нина Деменцова. Инвестиции в горнолыжный курорт «Роза хутор» компания оценивала тогда в $250 млн. За те же пять лет планировала окупить затраты и компания «Красная Поляна», которая предполагала вложить в курорт и деревню $400 млн. К 2011 г. олимпийские расходы выросли кратно: у «Интерроса» — до 69 млрд руб., у «Красной Поляны» — до 40 млрд руб. Частные инвесторы заговорили об убыточности проектов и о том, что государство должно компенсировать часть расходов, иначе олимпийские стройки и за 20 лет не окупятся. «Почему у нас такого чуда нет?» Сочинские стройки начинались задолго до того, как Россией овладела олимпийская лихорадка. «Откуда вообще взялась эта идея? В 2002 г. в Австрии проходил чемпионат мира по горнолыжному спорту. И так совпало, что в тот момент там с визитом был Владимир Путин. Австрийский президент и канцлер пригласили его покататься на лыжах, а он, в свою очередь, пригласил меня и еще нескольких людей с ним за компанию покататься, чтобы не скучно было. Разговор зашел: а почему у нас такого горного чуда нет? Хорошо… И мы начали прорабатывать идею создания курорта «Роза хутор» — так описывает на сайте «Интерроса» историю своего горнолыжного проекта в Сочи совладелец «Интерроса» Владимир Потанин. Бывший мэр Сочи Николай Карпов рассказывал газете «Новости Сочи» похожую историю: там тоже началось с Путина, только инвестор другой — «Газпром». В 2000 г., сразу после победы на президентских выборах, Путин приехал в Сочи. Путин, Карпов, тогдашний предправления «Газпрома» Рем Вяхирев и вице-президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев на вертолете облетели Красную Поляну и решили строить здесь горнолыжный курорт. В том же году «Газпром» начал строительство первой очереди собственного горно-туристического центра: отель, коттеджный поселок и горнолыжные трассы на склонах хребта Псехако. Потанин начал строить свой курорт позже: в 2004 г. «Интеррос» выиграл конкурс на аренду более 500 га на горе Аибга, инвестиции оценивались в $90-100 млн. О городах и деревнях в горах тогда никто не думал. «Курорт спроектирован так, что в зоне катания будет только горнолыжная инфраструктура: прокат, инструкторская школа, питание. Никаких отелей, никаких дополнительных дорог — ничего. Мы ведь помним, где строимся: на территории Сочинского национального парка«, — рассказывал «Советскому спорту» Потанин. В 2004 г. стартовал еще один проект горнолыжного курорта — «Красная Поляна». Владелец «Нортгаза» Фархад Ахмедов, которого краснодарский губернатор Александр Ткачев выдвинул сенатором, пообещал вложить в курорт около $30 млн. В 2006 г. Ахмедов в «Вестнике Совета Федерации» оценивал инвестиции уже в 12 млрд руб. и говорил, что недвижимость должна окупиться за 2-3 года, а спортивная часть — более 70 км горнолыжных трасс с подъемниками — через семь лет. Примерно через год Ахмедов продал «Красную Поляну» бывшему депутату законодательного собрания Краснодарского края Ахмеду Билалову. Последним в Сочи стартовал Олег Дерипаска. Зато он сразу заявил самый дорогой проект: в 2007 г. его компания «Альтиус девелопмент» собралась инвестировать $2 млрд в строительство курортного города в Имеретинской долине. На 220 га возле Сочи планировалось возвести более 1 млн кв. м жилья, отелей, деловых и торговых центров. Все эти проекты — «Газпрома», Потанина, Дерипаски и Билалова — включили в заявку на проведение Сочи-2014. В июле 2007 г. заявка была удовлетворена. Олимпийское беспокойство Победа Сочи в олимпийской гонке изменила всю экономику курортных проектов. Во-первых, приказала долго жить концепция «никаких отелей, никаких дополнительных дорог» — Олимпиада потребовала сооружения с коммерческой точки зрения малопривлекательных спортивных и инфраструктурных объектов. Во-вторых, Международный олимпийский комитет (МОК) предъявляет при приемке гораздо более строгие требования, чем российские чиновники. По словам сотрудника Счетной палаты, представители МОК инспектируют каждый строящийся объект, все внимательно изучают и составляют списки недостатков на три страницы там, где наши чиновники могут ограничиться одним-двумя общими пожеланиями. И к следующему их приезду надо все переделать. Для «Интерроса» участие в олимпийской стройке обернулось гигантским ростом затрат. Помимо почти готового горнолыжного курорта компании пришлось строить сноуборд-парк, фристайл-центр и горную олимпийскую деревню на 2600 мест. Плюс пресс-центр, вертолетные площадки, пункты медицинского обслуживания. «Стоимость проекта сразу увеличилась в 10 раз — со $140 млн до $1,375 млрд», — рассказывал в корпоративном издании «Интерроса» в 2009 г. тогдашний гендиректор «Розы хутор» Сергей Трубин. К концу 2011 г. «Интеррос» оценил затраты уже в 69 млрд руб. Представители компании объясняют, что МОК требует строить недвижимость для паралимпийцев, а она дороже обычной. Плюс затраты на обеспечение безопасности объектов, включая мачты с камерами слежения. А также дополнительные тренировочные лыжные трассы, объездные для судей и много еще чего, что не будет использоваться после Олимпиады. Требования МОК строить коттеджи и гостиницы под нужды паралимпийцев — с более широкими проемами, пандусами и другими приспособлениями — сильно удорожили проект, согласен представитель «Рогсибала» Виталий Королев. Это тоже компания Дерипаски, которая заменила «Альтиус девелопмент» и вместо изначально запланированной «Имеретинской ривьеры» на 1 млн кв. м строит теперь в долине основную олимпийскую деревню и комплекс для размещения олимпийской семьи и Международного паралимпийского комитета на 343 000 кв. м (инвестиции тоже сократились — до 25 млрд руб.). Другая компания Дерипаски строит грузовой порт, через который предполагалось завозить стройматериалы для олимпийских строек (еще 7 млрд руб.). Олимпийская программа «Газпрома» выросла с 40,5 млрд руб. в 2008 г. до более чем 100 млрд руб., следует из отчетов компании. Представитель «Газпрома» говорит, что сравнивать эти цифры вообще некорректно: изначально «Газпром» планировал построить только лыжный стадион с инфраструктурой для лыжных гонок. А после изменений, которые внесли в программу, «Газпрому» достались совмещенный комплекс для проведения соревнований по лыжным гонкам и биатлону, а также строительство горной олимпийской деревни на 1100 мест и автомобильной дороги на хребет Псехако. Новые олимпийские объекты потребовали строительства дополнительных электроподстанций, сетей водоснабжения и водоотведения, канатных дорог для доставки зрителей и т. д., перечисляет представитель. Инвестиции в «Красную Поляну» оцениваются уже в 40 млрд руб. Во-первых, потребовались дополнительные меры инженерной защиты трамплина; во-вторых, в проект были включены новые здания и сооружения; в-третьих, цены на стройматериалы растут, а доставлять их иногда приходится вертолетами, перечисляет представитель управляющей проектом компании «НББ-девелопмент». Кроме того, ход строительства контролируется специалистами ГК «Олимпстрой», Ростехнадзора, оргкомитета «Сочи-2014», МОК и других организаций, а исполнение их требований, предписаний, рекомендаций «также проект не удешевляет», признает он. Близкий к акционерам «Красной Поляны» источник не исключает, что стоимость проекта может вырасти еще на 20 млрд до 60 млрд руб. Подайте на прибыль Государство олимпийских инвесторов не обижает — вместе с инвестициями растут и выданные им кредиты ВЭБа. В сентябре 2011 г. зампред ВЭБа Михаил Полубояринов оценивал объем кредитных линий, открытых под олимпийскую стройку, в 132 млрд руб. при общей стоимости этих проектов 190 млрд руб. Например, «Рогсибалу» ВЭБ открыл кредит на 18 млрд руб., «Интерросу» — на 52 млрд руб. У «Красной Поляны» кредит ВЭБа на 18,5 млрд руб. и Сбербанка на 13 млрд руб., кроме того, «Сбербанк капитал» купил 25,1% «Красной Поляны» за 2,7 млрд руб. и сейчас может выкупить допэмиссию еще на 9 млрд руб., доведя долю до контрольной. Грубый расчет (делим себестоимость всех проектов на число квадратных метров недвижимости, которая имеет рыночную ценность) показывает, что олимпийские инвестиции могут окупиться. Так, себестоимость олимпийских апартаментов Дерипаски выходит менее 73 000 руб. за 1 кв. м (а гендиректор Penny Lane Realty Георгий Дзагуров говорил «Ведомостям», что средняя цена продажи составит 128 000 руб.). А себестоимость недвижимости в «Горки городе», который возводит «Красная Поляна», — менее 70 000 руб. за 1 кв. м. На какую прибыль рассчитывают инвесторы, они не говорят. Но жалуются, что она выходит слишком маленькая. Норма прибыльности снижается постоянно, хорошо бы срок окупаемости проекта был меньше срока кредита, передал «Ведомостям» Евгений Каплун, заместитель гендиректора «НББ-девелопмента». Из-за всех непредвиденных расходов сейчас речь идет не о прибыли, а о том, как бы выйти в ноль, говорит Королев. Инвесторы не прочь получить компенсацию «непрофильных» расходов. Гендиректор «Розы хутор» Сергей Бачин передал через представителя, что один из вариантов такой: государство субсидирует дополнительно потраченные 15 млрд руб. «Красная Поляна» предлагала государству купить ее спортивную инфраструктуру за 42 млрд руб., но эту заявку отклонили, рассказывает федеральный чиновник, занимающийся вопросами Олимпиады. Топ-менеджер одной из олимпийских компаний рассказывает еще об одной схеме, предлагаемой инвесторами: ВЭБу в счет погашения кредитов будут переданы подъемники и прочая спортивная инфраструктура. После чего ВЭБ полученное имущество может отдать в управление «Курортам Северного Кавказа» (их возглавляет Билалов). Источник в ВЭБе сказал, что этого не будет. По словам замминистра регионального развития Юрия Рейльяна, правительство готово помогать инвесторам, но не без разбору. «По поручению правительства мы сейчас изучаем, какие объекты строились именно для Олимпиады, а какие были начаты инвесторами по своей инициативе, — объясняет чиновник. — Поддержка будет оказана только в первом случае и лишь после изучения структуры затрат на олимпийские объекты. На первом этапе помощи речь идет о субсидировании процентной ставки по кредитам ВЭБа. На втором — обсуждается возможность создания открытой экономической зоны в Красной Поляне и Имеретинской долине». http://www.vedomosti.ru/sport/news/1514867/za_olimpijskim_rublem  01.11.2013 Инвесторы Олимпиады выставили властям ультиматум Олимпийские инвесторы не смогут вернуть кредиты Внешэкономбанку без реструктуризации и налоговых льгот. Выхода у правительства нет: дефолты инвесторов недопустимы   В ноябре председатель правительства Дмитрий Медведев проведет совещание о дополнительных мерах поддержки инвесторов, строивших в Сочи олимпийские объекты, рассказали два федеральных чиновника: речь пойдет о налоговых льготах и реструктуризации кредитов, которые инвесторы взяли во Внешэкономбанке. Пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова комментировать график премьера не стала. Внешэкономбанк выдал олимпийских кредитов на 241 млрд руб. (см. таблицу), из них 165 млрд обеспечено гарантиями «Олимпстроя». Инвесторы несколько раз устно и письменно обращались в правительство с просьбой о поддержке (см. врез): проекты убыточны, обслуживать кредиты они не могут. Гарантийный фонд «Олимпстроя» не превышает 30 млрд руб., и, если инвесторы объявят дефолт, убытки Внешэкономбанка придется покрывать из федерального бюджета — это предусмотрено распоряжением правительства 2012 г., подписанным Владимиром Путиным. Оценить расходы бюджета пока невозможно, говорит сотрудник аппарата правительства. Они будут меньше 135 млрд руб., некоторые кредиты обеспечены ликвидными активами, например, Владимир Потанин заложил под кредит на «Розу Хутор» свою компанию «Профэстейт», знает один из собеседников «Ведомостей»: «Плюс что-то, но вряд ли много Внешэкономбанк может выручить от продажи гостиниц и других объектов в Сочи, которые ему достанутся как залоги». Если Внешэкономбанк заберет залоги, а инвесторы уйдут из Сочи, будет хуже некуда, уверен федеральный чиновник: «Это крест на развитии Сочи. Внешэкономбанк управлять объектами не сможет, а найти новых инвесторов невозможно». Представитель вице-премьера Дмитрия Козака (отвечает за Олимпиаду) говорит, что правительство постарается не допустить банкротства инвесторов и смены собственников олимпийских объектов. Олимпийские проекты стали убыточными из-за дополнительных требований к ним государства, считает сотрудник «Интерроса». Изначально «Роза Хутор» оценивалась в $800 млн, но затем компанию обязали дополнительно построить горную олимпийскую деревню за $1 млрд, рассказывает он: «Плюс были дополнительные требования, например доступность для инвалидов, это стоило еще 14 млрд руб.». Количество номеров, которые «Красная Поляна» (92% — у Сбербанка) должна построить в горном медиацентре, выросло с 1780 до 2867, следует из программы олимпийского строительства. Две недели назад на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова обсуждались предложения инвесторов: субсидировать ставку кредитов Внешэкономбанка на 100% или около того, а также предоставить налоговые льготы, прежде всего по налогу на имущество, рассказывают сами инвесторы и федеральные чиновники. Человек, близкий к Шувалову, подтверждает это, но говорит, что решений не принято. Представитель Шувалова от комментариев отказался. Гасить кредиты инвесторам предстоит после Олимпиады; исключение — кредит в 3,8 млрд руб. ООО «Порт Сочи Имеретинский» (структура «Базэла»), Внеш­экономбанк уже подал иск о его взыскании к заемщику и «Олимпстрою». Обсуждается реструктуризация кредита, планируется перестройка порта в причал для яхт, передал заместитель гендиректора «Базэла» Андрей Елинсон. По его мнению, государству следует субсидировать ставки кредитов, а льготы, прежде всего по налогу на имущество, можно дать, присвоив Сочи статус туристско-рекреационной особой экономической зоны (ОЭЗ). Сбербанк также предлагает субсидировать ставку, присвоить территориям, где построены олимпийские объекты, статус ОЭЗ, говорится в ответе банка «Ведомостям». Сбербанк тоже просит продлить льготу по налогу на имущество — до погашения кредита «Красной Поляны» перед Внешэкономбанком. В «Интерросе» и «Газпроме» от комментариев отказались. Сотрудник «Газпрома» говорил, что монополия также нуждается в льготе по налогу на имущество для курортов в Сочи. http://www.vedomosti.ru/companies/news/18259081/ultimatum-iz-sochi

14 августа 2013, 15:04

Конец экономике "нефтяной трубы" - ФНБ потратит 1,3 трлн на инфраструктуру, курс на индустриализацию

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что правительство готово потратить половину Фонда национального благосостояния (ФНБ) на инфраструктурные проекты. Первыми проектами, на которые выделят 450 млрд руб., будут высокоскоростная магистраль Москва-Казань, пилотный участок между центром Поволжья и Уральским экономическим регионом, и Центральная кольцевая автодорога (ЦКАД) - она пройдет по Московской области и районам Новой Москвы на расстоянии 30-70 км от существующей МКАД. Также анонсирована модернизация и расширение Транссибирской железной дороги - пути к азиатским рынкам, президент Владимир Путин уже поручил Правительству сформировать механизмы реализации этих проектов. Выемка средств из резервных фондов, таких как ФНБ, и вложение их в инфраструктурные проекты повысит объём внутренних инвестиций, многие эксперты видят в этом давно ожидаемые признаки новой индустриализации. ФНБ был сформирован в 2008 г., когда Стабилизационный фонд разделился на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. ФНБ задумывался как "кубышка" для проведения пенсионной реформы, на 1 февраля 2008 г. там находилось 783,31 млрд руб. На сегодня сумма в ФНБ равна 2 трлн 86 млрд руб. Главное отличие ФНБ от Резервного фонда - это то, что его почти не использовали.    Наш эксперт, экономист Андрей Кобяков уверен, что если деньги "не потеряются" по пути, то вложения наконец-то принесут пользу, это коренной перелом в российской экономической политике: "Для меня здесь наиболее важным является этот рубеж – некое до сих пор существовавшее табу нарушено, и делается это сознательно, что говорит о ключевом повороте в понимании. И этот поворот к лучшему, так как все независимые экономисты давно критикуют Правительство и ЦБ за то, что резервы объективно избыточны, деньги лежат без движения. В то же время они могли бы приносить государству доход, они могли бы создавать базовую инфраструктуру, которая так нужна для развития и промышленности, и бизнеса, и для связности страны, если говорить про транспортные проекты – у нас огромная страна, транспортная обеспеченность явно недостаточная. Поэтому серьезные инвестиционные проекты, по большому счету, как показал опыт уже более 20 лет, у нас может осуществлять только государство, бизнес частный к этому практически не готов, поэтому – кому этим заниматься, как не государству? Деньги действительно лежали без движения, и я считаю, что в целом, надо идеологически и стратегически признать данный шаг совершенно правильным". Экономист считает, что это стратегическое решение является в некоторой степени и идеологическим поворотом. Андрей Кобяков не исключает, что изменения произошли благодаря приходу в советники президента академика Сергея Глазьева и переходу в Администрацию президента Андрея Белоусова. "Насколько я понимаю, это как раз были те силы в экономическом истеблишменте, которые ратовали за большее государственное финансирование инфраструктурных проектов, и по-моему, в равной мере могли повлиять на принятие этого решения на самом верху", - сказал Кобяков. Развилка в судьбе страны приходится именно на сегодня, так как страна в шаге от спада в рецессию во многом "благодаря" вступлению в ВТО - отечественные производители терпят убытки, помочь в поиске новых рынков, и внутренних в том числе, призваны инфраструктурные проекты. В промышленности уже наблюдается спад, и Андрей Кобяков не видит связи этого процесса с мировой конъюнктурой, потому что мировые цены на нефть остаются на высоком уровне, так же как и на газ, на основные экспортные товары России. Таким образом, экономист делает вывод, что вступление в ВТО повлияло на показатели внешней торговли. "Увеличился импорт, сократились возможности отечественных производителей, и это внесло свою лепту. В целом существующая ситуация указывает на то, что было принято называть в последние годы "экономикой трубы" - эта модель себя, по большому счету, исчерпала, изжила себя и рассчитывать, что она впредь будет тащить на себе благосостояние России, вообще оснований нет никаких. Дождались мы той ситуации, когда даже природные богатства перестают вытаскивать нас из всех провалов экономической политики", - отмечает эксперт. Решение "разбить копилку" несет стратегические изменения роли государства в экономике, экономист считает, что этому факту нужно дать положительную оценку, исходя из его символического значения.   Впервые о том, чтобы откупорить ФНБ, заговорил президент Путин на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в июне этого года, он поделился планами на то, что Правительство собирается вложить около 450 млрд руб. из Фонда национального благосостояния в реализацию трех крупнейших инфраструктурных проектов в стране. Заявление стало сенсацией, самые смелые эксперты даже заговорили о том, что Россия тем самым заявляет Западу, что больше не хочет вкладываться в их ценные бумаги, и что свои деньги Россия будет тратить на собственное развитие, а не платить за долги США. Возможно, это станет первым шагом на пути к "отвязыванию" нашей экономики от долларовой системы. А эксперт Накануне.RU депутат Евгений Федоров называет фонд не иначе как формой выплаты дани: "Фонд – это форма выплаты дани иностранным государствам, причем даже именно бюджетам, а не экономикам, и, естественно, я  одобряю, если мы уменьшим выплату этой дани, если нам удастся вернуть все, что мы дополнительно по их требованию, по требованию МВФ им дали или планируем дать - это будет вообще шикарно. Я за то, чтоб этого фонда вообще не было. Он появился по требованию МВФ и наших иностранных партнеров, задача этого фонда увеличить объемы выкупаемых в условиях мирового кризиса долларов, евро и английских фунтов. Для цели выкупа этих валют и поддержания баланса доллара и евро, которые печатаются сейчас в безумных количествах, Центральным банком, ФРС, наряду с другими мерами в других странах было продавлено МВФ и решено через Правительство Российской Федерации ввести это понятие. Я считаю, что это бюджетное правило – 10% от бюджета - это прикрытие дани".   Но почему именно в развитие инфраструктуры пойдут деньги, ведь в стране есть и другие более важные проблемы. Как рассказал в беседе с корреспондентом Накануне.RU профессор и ведущий научный сотрудник Института экономики Олег Сухарев, проблема реализации инфраструктурных проектов в экономике часто поднималась в Российской академии наук, в секции экономики, уже давно работы и публикации подчеркивали важность проектов для развития районов Сибири, Урала и вообще для развития экономики страны. Потому единственный минус в планах Правительства, который видит Сухарев – это концентрация вокруг Москвы, по его мнению, это может привести к "эффекту кобры": "Вообще я оцениваю это как правильную стратегическую ветвь развития российской экономики, к которой наконец-таки Правительство  приступает, потеряв много времени, потому что подобные возможности имелись и ранее. Осуществляя крупнейшие инфраструктурные проекты, как вчера по телевидению сказал президент и Сергей Собянин, они назвали этот проект транспортной инфраструктуры чуть ли не первым по значимости, по объему вложений, что возможно и правда так и есть. Но необходимо учитывать следующее – российская экономика, протяженная от Калининграда до Владивостока, она подвержена эффекту межрегионального расхождения в социально-экономическом развитии, и в последние годы, оно увеличивалось, как и интенсивность миграции из сибирских и северных территорий, эти тенденции опасны. Но если мы реализуем такой крупнейший инфраструктурный проект для московской агломерации, то фактически мы создаем своеобразный "эффект кобры", который связан с тем, что применяя какой-то инструмент, мы, вроде бы, решаем задачу, но в следующий момент времени мы обостряем значение этой проблемы. Московская агломерация задыхается в пробках и неоптимальности дорожно-транспортных коммуникаций, но отлаживая эту систему, фактически мы, вроде бы, снимаем проблему пробок, транспортных коммуникаций, но мы и облегчаем доставку трудового ресурса, и мы расширяем возможности, оперативность и скорость самой агломерации, а эта агломерация имеет и так притягательную силу для трудового ресурса, как миграционного с СНГ, так и для российского трудового ресурса". В любом случае если у государства на данный момент есть свободные средства, ими нужно пользоваться, не ждать пока эти деньги сгорят в глобальной гиперинфляции. Потому те 450 млрд будут первым вливанием. Как считает глава государства, многие частные инвесторы захотят поучаствовать в партнерстве с государством, возвратность которого гарантирована на федеральном уровне. Также 450 млрд - не последние деньги, которые изымут из "копилки", около половины средств Фонда национального благосостояния может быть вложено в инвестиционные проекты, об этом заявил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, речь идет о 1,3-1,4 трлн руб. "Я считаю, что это (450 млрд руб.) не предел. Мы можем без значительных макроэкономических рисков использовать на инвестиционные цели больше. При условии, конечно, что введем разумную пенсионную формулу, которая снизит требования по возможному использованию средств ФНБ для целей балансирования пенсионной системы", - сказал министр в интервью газете "Коммерсантъ", опубликованном в понедельник. Министр финансов Антон Силуанов заверил, что Минфину в ближайшие годы ФНБ не понадобится — на финансирование дефицита Пенсионного фонда пока хватает средств федерального бюджета. На фоне радужных перспектив остается одна опасность – инфляция.   Наш эксперт писатель, экономист Андрей Паршев видит в этом реальную угрозу: "С одной стороны, если деньги где-то лежат – это не очень хорошо, считается, что деньги должны работать, во что-то вкладываться, а проблема то в том, что нынешние вложения делаются в инфраструктурные проекты, которые прибыли-то не приносят в обозримом будущем. А что это значит? Это значит, что деньги в конечном итоге выйдут на рынок, и мы начнем это ощущать в виде некой инфляции. Существует подозрение, что у нас ситуация с бюджетом не такая благостная, как говорят. Здесь вопрос сложный - с одной стороны хорошо, что эти деньги будут истрачены не на английский футбольный клуб, но другой вопрос не является ли это сигналом того, что в бюджетной сфере неприятные моменты будут нарастать и все это может привести к масштабной инфляции и снижению уровня жизни". Герман Греф в СМИ выступил в поддержку решения президента - он заявил, что опасения Минфина в связи с тем, что использование резервов несет риски роста инфляции, беспочвенны. "Инфраструктурные проекты чрезвычайно важны. Мы говорим о высокой инфляции, а инфляция зависит не только от количества денег в обращении, но и от уровня монетизации экономики, то есть насколько экономика абсорбирует деньги. Инфраструктурные проекты являются катализатором абсорбции этих денег", - сказал Греф. Президент еще во время форума отмечал, что разговоры о правильном использовании финансовых резервов ФНБ идут давно, но, видимо, решились тратить собственные деньги мы только сейчас. Не смотря на опасность инфляции, большая часть экспертов согласна с президентом – деньги ФНБ нужно направить на развитие страны. "Эти средства должны работать на российскую экономику и на будущие поколения, - заявил президент Владимир Путин на экономическом форуме. - Их нельзя растрачивать по мелочам, разменивать на несущественные программы, а следует направлять на такие проекты, которые меняют облик страны, открывают новые перспективы для развития".

25 февраля 2013, 13:07

Что скрывается внутри американских банков? ("The Atlantic ", США)

Фрэнк Партной (FRANK PARTNOY) и Джесси Эйсингер (JESSE EISINGER) © Фото Fotolia, mrks_v Спустя четыре года после финансового кризиса доверие людей к банкам низко, как всегда. Умудренные опытом инвесторы называют крупные банки «черными ящиками», которые по-прежнему могут таить огромные риски, способные вновь потянуть экономику вниз. Детальное исследование финансовых отчетов банков, якобы консервативных в своих оценках, позволяет выявить причину подобных опасений и указать путь к неотложным реформам. Причин финансового кризиса множество – слишком большие займы, неразумное инвестирование, ошибки в регулировании. Однако главной причиной стала паника, вызванная недостаточной прозрачностью. Причина, по которой никто не хотел предоставлять займы и вести торговые операции с банками осенью 2008 года, когда рухнул Lehman Brothers, заключалась в непонимании банковских рисков. Глядя на отчетность какого-либо банка, было невозможно говорить о том, обанкротится он внезапно или нет. За последние четыре года американским руководством и банкирами были предприняты колоссальные, а в некоторых случаях беспрецедентные усилия по спасению финансовой отрасли, по наведению порядка в банках и по реформированию регулирующих механизмов. Все это было направлено на восстановление доверия к американской финансовой системе. Однако это не сработало. Сегодня банки стали еще крупнее и непрозрачнее. Во многом они ведут себя так же, как и до кризиса. Посмотрите, какими в минувшем году были потери JPMorgan, которые подверглись тщательному изучению. До известного эпизода инвесторы считали JPMorgan одной из самых надежных и грамотно управляемых корпораций в США. Харизматичный генеральный директор компании Джейми Даймон (Jamie Dimon) смог удержать JPMorgan на плаву во время финансового кризиса, а к началу 2012 года она казалась, как никогда, стабильной и здоровой. Одна из причин такой репутации заключалась в том, что крупный финансовый банк корпорации, отвечающий за онлайновые кредиты, выглядел надежным, безопасным и стабильно приносящим прибыль. Однако в мае в JPMorgan сделали объявление, от которого, наверное, возник не один инфаркт: небывалые потери, которые сперва оценивались в 2 миллиарда долларов, позднее были пересмотрены и составили 6 миллиардов долларов. Эта цифра может еще вырасти. На момент написания данной статьи следственные органы по-прежнему пытаются понять состояние банка. Источником потерь стала малоизвестная банковская структура под названием Главное инвестиционное управление. Это подразделение было рядовым и непримечательным. Его создали для снижения банковских рисков и управления резервными валютными активами. Как сообщают в JPMorgan, подразделение инвестировало средства в малодоходные ценные бумаги с низким риском, такие, как государственные облигации США. В банке заявляли, что в 95 процентах возможных сценариев максимальные потери Главного инвестиционного управления не должны были превысить 67 миллионов долларов США за один день. (Этот широко применяемый статистический метод называется рисковой стоимостью). Когда аналитики весной говорили Даймону о том, что по некоторым данным, корпорация понесла гораздо большие убытки, он отмахнулся от них, назвав их заявления «бурей в стакане воды». Эти данные появились до официального опубликования сведений о масштабах потерь. Шесть миллиардов долларов - не та сумма, которая способна сокрушить JPMorgan, но тем не менее, это большие потери. Акции банка за два месяца упали в цене на треть на фоне получаемой инвесторами информации о крахе на торговых площадках. Только за 11 мая 2012 года, на следующий день после того, как в JPMorgan подтвердили убытки, акции корпорации упали на 9 процентов. Данный инцидент затрагивал гораздо более широкую сферу, а не только денежные активы. Получается, что банк, считавшийся лучшим в области управления деловыми рисками, плохо управлял своими рисками. Когда банк начал наводить порядок, выяснилось, что он прибегал к махинациям в методах оценки собственной рисковой стоимости, не давая четкого объяснения причин. Более того, при подтверждении убытков в JPMorgan вынуждены были признать, что объявленные ими цифры не соответствовали действительности. Главный и якобы надежный источник доходов банка по сути был очень рискованной спекуляцией, информация по которой раскрывалась крайне скупо. Дело обстоит даже хуже. Сейчас федеральная прокуратура проводит расследование в отношении того, лгали ли трейдеры по поводу торговых позиций Главного инвестиционного управления, которые в действительности ухудшались. Акционеры JPMorgan выдвинули против компании многочисленные иски, обвиняя ее в искажении финансовой отчетности. Сам банк предъявил иск одному из своих бывших трейдеров, обвиняя его в убытках. Получается, что Джейми Даймон, имевший некогда репутацию самого надежного руководителя на Уолл-стрит, не понимал и не смог должным образом управлять этим гигантом. Теперь инвесторам приходится сомневаться, является ли банк таким стабильным, как казалось, и имеются ли неточности в других его отчетностях. Скандал с JPMorgan - не единственный за последние месяцы инцидент, поставивший под вопрос надежность крупных банков и доверие к ним. Теперь многим банкам предъявляются обвинения в манипуляциях с наиболее популярной в мире процентной ставкой ЛИБОР (Лондонские межбанковские ставки предложения), считающейся базовой для определения процентных ставок по займам и инвестициям на триллионы долларов. В июле банк Barclays выплатил крупный штраф, чтобы избежать уголовных и гражданских обвинений, которые могли быть выдвинуты властями США и Великобритании. Сообщается, что швейцарский гигант UBS находился в схожей ситуации на момент написания данной статьи. По другим банкам, включая JPMorgan, Bank of America и Deutsche Bank, идет расследование в рамках гражданских и уголовных исков, хотя обвинения пока не предъявлены. Ставка ЛИБОР отражает размер комиссии, которую получают банки при выдаче займов друг другу. Она является мерилом доверия банков друг к другу. Теперь эта ставка стала ассоциироваться с махинациями и сговором. Иными словами, никто не может доверять даже этой шкале, которая по идее должна отображать меру доверия внутри финансовой системы. Число обвинений в незаконной тайной банковской деятельности также cтало расти. Правительство США обвинило крупные мировые банки в содействии мексиканским наркодилерам в отмывании денег (HSBC) или в переводе денег в Иран (Standard Chartered). Прокуратура обвинила американские банки в подделке ипотечных записей путем «автоматического подписания» бумаг с целью ускорения процесса, и в незаконном истребовании с заемщиков платежей под угрозой лишения права выкупа заложенного имущества. И только после финансового кризиса люди узнали, что банки регулярно вводили клиентов в заблуждение, продавали им «мусорные» акции, а в некоторых случаях даже тайком заключали сделки в ущерб своим клиентам, наживаясь на их незнании. Оба эти инцидента еще больше снизили доверие населения к банкам. Как утверждают в консалтинговой компании Gallup, еще в 1970-х годах трое из пяти американцев говорили, что они «полностью» или «в значительной степени» доверяют крупным банкам. Затем доверие пошло на убыль. Начиная с финансового кризиса 2008 года, уровень доверия просто рухнул. В июне 2012 года меньше чем один из четырех респондентов по опросам Gallup доверяли крупным банкам. Это крайне низкий показатель. В октябре комиссар Комиссии США по ценным бумагам и биржам Луис Агилар (Luis Aguilar) привел данные, согласно которым «у 79 процентов вкладчиков нет доверия к финансовой системе». Когда мы спросили главу отдела по взаимодействию с вкладчиками компании Goldman Sachs Дэйна Холмса (Dane Holmes), почему так мало людей доверяют банкам, он сказал, что «люди не понимают банки» по причине «недостаточной прозрачности». (Позднее Холмс пояснил, что он говорил о среднестатистическом человеке, а не о грамотных вкладчиках, с которыми он имеет дело практически ежечасно). Он абсолютно прав в том, что мало кто из студентов, сантехников или пенсионеров понимает, что делают крупные банки. Обычные люди потеряли доверие к финансовым институтам. Сама по себе это уже весьма большая проблема. Однако возникла еще более серьезная проблема, которая в еще большей степени угрожает безопасности финансовой системы. Она как раз затрагивает преимущественно так называемых крупных вкладчиков — тех, на которых Холмс тратит значительную часть своего времени. Люди, сведущие в банковской сфере, также все меньше и меньше доверяют крупным банкам. Касалось, что после воздействия якобы «очищающего эффекта» паники мудрые инвесторы начнут хватать банковские акции, играя на нерешительности среднестатистического инвестора и покупая их по низкой цене. Банки списали безнадежные кредиты. Казначейство удостоверилось в состоянии банков после «проверки на прочность». Конгресс одобрил закон Додда - Франка, направленный на регулирование нечем не стесненных уголков финансовых рынков и минимизацию влияния кризисов в будущем. В ходе кризиса 2008 года многие ключевые вкладчики избавились от банковских акций. Этот закон был призван вернуть вкладчиков обратно. Поначалу они на самом деле вернулись. Многие вкладчики, включая Уоррена Баффета (Warren Buffett), говорят, что цена банковских акций после кризиса стала заниженной и продолжает оставаться такой же и сейчас. Многие крупные учреждения-вкладчики, такие как паевые фонды, пенсионные фонды и страховые компании по-прежнему держат значительные доли в основных банках. Федеральный резерв попытался помочь сделать кредиты и торговые операции банков более выгодными, удерживая процентные ставки на низком уровне и вкачивая в экономику страны триллионы долларов. Для инвесторов сочетание низких цен на акции, мягкой политики Федерального резерва с возможностью ограничить убытки (федеральные власти, разумеется, продемонстрировали готовность помочь банкам в трудные для них времена) может быть существенным стимулом. Тем не менее, предел оптимизма крупных вкладчиков можно заметить по статистическим данным. Через четыре года после кризиса акции крупных банков остаются слабыми. Даже после роста цен банковских акций минувшей осенью акции многих банков оставались ниже учетной стоимости, а это означало, что реальная стоимость банков ниже заявленного в отчетах банков объема капиталов. Это является показателем того, что вкладчики не верят показателю заявленной стоимости, либо не верят, что банки будут прибыльными в перспективе, или их тревожат обе эти причины. Некоторые представители финансовых кругов сказали нам, что рассматривают крупные банки как настоящие «черные ящики» и не заинтересованы в покупке их акций. Генеральный директор одной из крупнейших американских корпораций сообщил нам, что регулярно слышит от инвесторов о том, что банки являются «неинвестируемыми» (употребляемый на Уолл-стрит термин, являющийся неологизмом слова «неприкасаемый»). Этот подход становится все более распространенным среди самых продвинутых лидеров по вкладам. Пол Сингер (Paul Singer), возглавляющий влиятельный инвестиционный фонд Elliott Associates, этим летом писал своим партнерам следующее: «Сейчас нет ни одного финансового учреждения, чья финансовая отчетность позволяла бы получить содержательную информацию о его рисках». Бывший председатель Комиссии США по ценным бумагам и рынкам Артур Левитт (Arthur Levitt) в ноябре в общении с нами посетовал на то, что ни одно из опробованных после 2008 года средств «существенно не снизило вероятность финансовых кризисов». В недавнем интервью один известный в прошлом сотрудник регулирующих органов выразил опасение относительно скрытых рисков, которые могут нести банки, сравнив крупные банки с корпорацией Enron. Проведенный недавно компанией Barclays Capital опрос выявил, что более половины учреждений-вкладчиков испытывают недоверие к тому, как банки оценивают риски их активов. Когда менеджерам хедж-фондов был задан вопрос о том, насколько они доверяют этим «оценкам рисков» (показатель, используемый банками для определения объема капитала, который им следует хранить как подушку безопасности в случае снижения деловой активности), около 60 процентов опрошенных оценили уровень доверия на 1 или 2 бала из пяти, при том что 1 балл означает «совершенно не доверяю». Никто из них не дал оценку 5 баллов. Многие бывшие банкиры недавно объявили о том, что банковская сфера неисправна (со столь несвойственной четкостью они начинают говорить после того, как превращаются из финансовых гигантов в богатых пенсионеров). Бывший глава Merrill Lynch и экс-руководитель Программы спасения проблемных активов в администрации Обамы Герберт Эллисон (Herbert Allison) написал язвительную книгу о крахе крупных банков, где он разве что не назвал их кровососами. Целый ряд бывших высокопоставленных финансовых функционеров призвал к ликвидации банков, более жесткому регулированию и даже потребовал вернуться к Закону Гласса-Стиголла (Glass-Steagall) времен Великой депрессии. Этот закон отделил коммерческие банки от инвестиционных банков. В числе таких функционеров выступили бывший генеральный директор Morgan Stanley Дин Уиттер (Dean Witter), Филип Перселл (Philip J. Purcell), бывший финансовый директор Citigroup Салли Кравчек (Sallie Krawcheck), бывший генеральный директор Merrill Lynch Дэвид Комански (David Komansky) и бывший генеральный директор Citigroup Джон Рид (John Reed). Другой бывший генеральный директор Citigroup Сэнди Вэйл (Sandy Weill), сделавший карьеру на крупных финансовых поглощениях, этим летом невероятным образом поменял свою точку зрения, с ошеломляющей дерзостью утверждая, что банки должны вот-вот рухнуть. Об истории Билла Экмана (Bill Ackman) стоит рассказать отдельно. Экман, являющийся одним из самых авторитетных и успешных американских инвесторов, сперва относился скептически ко вкладам в крупные банки. Позднее он стал сторонником этого подхода, а потом вновь от него отказался, теряя на этом сотни миллионов. В 2010 году Экман купил долю в Citigroup стоимостью 1 миллиард долларов для возглавляемого им фонда Pershing Square, капитал которого составлял 11 миллиардов долларов. Эти действия он объяснил тем, что после кризиса крупные банки списали свои безнадежные кредиты и стали проводить более консервативную политику. Кроме того, снизился и уровень конкуренции. Как говорит Экман, это должно было создать прекрасный климат для инвестирования. Большую часть своей карьеры он избегал вкладов в крупные банки. Однако, как он сказал нам, «однажды я подумал, что все же можно доверять цифрам в банковских книгах». Весной прошлого года Pershing Square продал всю свою долю в Citigroup, поскольку стратегия банка буксовала, а объем потерь составил 400 миллионов долларов. Экман сказал следующее: «В течение первых семи лет работы Pershing Square я был уверен в том, что инвестор не будет вкладываться в гигантский банк. Позднее я почувствовал, что сам могу инвестировать в банк. Я так и сделал, на чем потерял огромные деньги». Кризис доверия среди вкладчиков заметен не столь явно. Он гораздо менее очевиден, нежели внезапная паника, однако со временем ущерб от него возрастает. Это не цунами, а плесень. Она поразила банки, иногда ее замечают, но потом забывают. Вскоре это становится повседневной действительностью. Даже если экономика начинает восстанавливаться, кризис доверия подрывает этот процесс. Банки не способны привлекать капитал. Они теряют клиентов, которые боятся быть обманутыми или обведенными вокруг пальца. Руководителям банков по очереди наносятся удары, выводящие их из строя. Нехватка уверенности в самих себе не позволяет им давать кредиты в тех объемах, в каких они могли бы это делать. Им приходится иметь дело с опасным наследием, ставшим результатом имевших ранее место переборов и ошибок. Без доверия к банкам экономика начинает буксовать и трещать по швам. Разумеется, при снижении уровня доверия вероятность наступления очередного кризиса увеличивается. Следующая серьезная буря может разрушить пошатнувшийся дом. Самые влиятельные инвесторы, определяющие движение рынка и контролирующие денежные потоки, уйдут, чтобы избежать обрушения крыши дома. Чем меньше они доверяют банкам, тем быстрее и решительнее будет шириться эта брешь. Это будет вести к выводу капиталовложений, заморозке банковских кредитов и еще большему ослаблению всей банковской структуры. В этом смысле опасения становятся реальностью, а беды, которые когда-то предвиделись, возникают на самом деле. В центре проблемы кроется озабоченность относительно точности финансовых отчетностей банков. Некоторые вопросы к банкам носят основополагающий характер: как банки отчитываются по кредитам; могут ли вкладчики точно определить объем этих кредитов. Другие вопросы более сложные: какие риски появляются вследствие применения комплексных финансовых инструментов, аналогичных тем, что привели к огромным потерям JPMorgan. Предполагается, что ответы на вопросы можно найти в ежеквартально и ежегодно публикуемых отчетах, которые хранятся в Комиссии США по ценным бумагам и биржам. Независимая частная организация, именуемая Советом по стандартам финансового учета, занимается этими отчетами. Занимающий сейчас должность менеджера по инвестициям Дон Янг (Don Young), в период с 2005 по 2008 гг. был членом правления этого совета. Недавно он сообщил нам, что поработав в правлении, он больше не доверяет банковским отчетностям. Правила отчетности расширились, как и сами банки, а активы и обязательства, о которых в них говорится, обрели более запутанный характер. Однако правила не успевали за изменениями в финансовой системе. Мудрые банкиры при содействии своих юристов и бухгалтеров могут найти множество способов обойти эти правила, действуя при этом в рамках закона. Более того, поскольку эти правила становились все более детальными и наполненными юридической спецификой, они имели неверный эффект и позволяли банкам избегать предоставления вкладчикам всей необходимой информации для определения объемов рисков и состояния банка. (Эти сведения маскировали за мелкими деталями и юридической терминологией). Даже этими правилами не могли быть учтены все возможные обстоятельства. Это применимо при поиске ответа как на сложные вопросы, касающиеся финансовых инноваций и торговых операций, так и на рядовые вопросы, связанные, например, с кредитами. С одной стороны, в период нахождения во главе Совета по стандартам финансового учета Янга некоторые члены совета хотели, чтобы банки отчитывались по кредитам так же, как и по ценным бумагам. Имелось в виду, что их надо обозначать в текущих рыночных ценах. Этот метод известен под названием «справедливая стоимость». Вместо этого банки указывали стоимость кредита на момент его выдачи, не оставляя запаса, исходя из собственного предположения о вероятности его возврата. Правилами допускалось также, чтобы банки использовали различные методы для оценки стоимости определенных категорий кредитов в зависимости от того, относятся они к долгосрочным или планируемым к продаже. Многие бухгалтеры считают, что приведенные в бумагах сведения не давали вкладчикам четкой и надежной информации о состоянии банка. После ожесточенных битв, перетасовок в правлениях, треволнений по поводу дальнейших шагов посреди кризиса, агрессивного лоббирования банков ведущие бухгалтеры оставили текущий метод вместо перехода с методу справедливой стоимости кредитов. Как считает Янг, в настоящее время показателям стоит верить еще меньше. Он говорит, что «все стало еще хуже». Когда мы спросили другого члена правления Эда Тротта (Ed Trott), доверяет ли он банковской отчетности, он ответил коротко: «Совершенно не доверяю». Проблема заключается не только в непрозрачности банковских кредитных портфелей. Она охватывает почти все направления современной банковской деятельности, включая комплексное инвестирование и торговые операции, а не только кредитование. Бывший член руководства Федерального резерва Кевин Уорш (Kevin Warsh), назначенный Джорджем Бушем, а затем работавший в Morgan Stanley, говорит, что главная проблема заключается в крайне слабом раскрытии информации. По его словам, если посмотреть на финансовую отчетность крупного банка, подаваемую в Комиссию по ценным бумагам и биржам, «вкладчики не могут в полном объеме понять характер и уровень активов и обязательств банка. Они не в состоянии оценить надежность капиталовложений, чтобы возместить реальные убытки. Они не могут определить основные источники доходов компаний. Раскрытие информации больше вводит в заблуждение, нежели предоставляет информацию, а государство не просто попустительствует этому, но, как кажется, поощряет такую практику». Считается, что правила отчетности должны помогать вкладчикам лучше изучить компанию, акции которой они покупают. Однако действующие требования по раскрытию информации не проливают свет на финансовую отчетность банков, позволяя им действовать в темную. В такой темноте могут практиковаться любые запрещенные приемы. Мы решили более пристально взглянуть на финансовую отчетность банков, изучив, что в них отражается, а что нет, и определить, можно ли сделать содержательные выводы о возможных банковских рисках. Мы выбрали банк, считающийся консервативным финансовым учреждением и образцом современного крупного банка. Банк Wells Fargo был основан на доверии. На их эмблеме изображена почтовая карета с шестеркой крепких скакунов. Такие кареты колесили по западу США, перевозя золото. Согласно официальной истории компании, «в экономике взлетов и падений 1850-х годов Wells Fargo обрел репутацию надежного банка, оперативно и ответственно оперирующего денежными средствами вкладчиков». Люди верили, что в Wells Fargo их деньги будут в сохранности, ведь бумажные векселя банка ценились так же высоко, как и золото, которое банк перевозил по всей стране. Полтора века акции Wells Fargo тоже ценились на вес золота. Именно поэтому Уоррен Баффет (Warren Buffett) приобрел акции банка в 1990 году. С этого момента Баффет и Wells Fargo стали неразрывно связаны. По состоянию на осень 2012 года, компания Баффета Berkshire Hathaway владела примерно 8 процентами акций Wells Fargo. Сегодня в филиалах банка Wells Fargo по-прежнему красуется эмблема с почтовой каретой. Она нарисована и на 12 тысячах его банкоматов по всей стране, и даже на этажах банковского музея. В этом музее можно купить различные полезные для быта вещи: ночник с эмблемой дилижанса, солонку и перечницу с дилижансом, керамическую коробочку ручной работы для хранения лекарств с дилижансом. Однако это – обычные безделушки. Они символизируют миссию банка, выполняемую с честью и достоинством. Безупречная репутация Баффета пошатнулась после его сотрудничества с банком. Многие считают Wells Fargo самым консервативным из крупных американских банков. Эксперты, регуляторы и аналитики по-прежнему считают, что финансовая отчетность банка со всей четкостью, полнотой и открытостью отражает реальное состояние его дел. Рыночная стоимость акций Wells Fargo сейчас выше всех остальных банков США. По состоянию на начало декабря 2012 года она составляла 173 миллиарда долларов. Такой энтузиазм в отношении Wells Fargo является следствием хорошей репутации банка и еще одного важного факта: в 2011 году чистая прибыль банка составила 16 миллиардов долларов, что на 28 процентов выше, чем в 2010 году. Для выяснения причин, кроющихся за этим фактом, следует обратиться к годовому отчету Wells Fargo. Именно с этого момента наше исследование превращается в приключение. Годовой отчет является специфическим документом: в нем банк раскрывает свою бухгалтерию. Хотя банк предоставляет в Центральную комиссию по ценным бумагам и биржам не подвергающиеся аудиторской проверки квартальные отчеты и иные документы, проводит видеоконференции с аналитиками и вкладчиками, именно годовой отчет дает инвесторам самое полное и, по всей видимости, надежное представление. (Сегодня крупным банкам приходится отвечать перед огромным множеством регуляторов, в число которых входит не только Комиссия по ценным бумагам и биржам, но и Федеральный резерв, Комиссия по регулированию деятельности коммерческих банков, Федеральная корпорация по страхованию депозитов, Комиссия по срочной биржевой торговле, недавно созданное Бюро по финансовой защите потребителей и так далее. Режимы предоставления информации у них разные, что вносит дополнительную путаницу. Банки конфиденциально предоставляют регуляторам дополнительную информацию, но у инвесторов нет доступа к этим деталям. То, что у регуляторов имеется эта дополнительная и конфиденциальная информация, не очень-то утешает: поскольку регуляторы в последние годы не в состоянии контролировать и поддерживать порядок в банках, инвесторы доверяют им даже меньше, чем банкирам.) Последний годовой отчет Wells Fargo за 2011 год составляет 236 страниц. Он начинается как книга, чтением которой может насладиться любой читатель: беззаботное путешествие по банковской жизни длиною в год. На обложке фигурирует почтовая карета. На первой странице трогательная история о клиенте. На следующих страницах картинки парней в ковбойских шляпах, парочки влюбленных, держащихся за руки на берегу океана, кексов и солнечных панелей. Крупным и жирным шрифтом Wells Fargo докладывает, что за год пожертвовал на нужды неправительственных организаций 213,5 миллиона долларов. Он даже проводит расчеты, дабы мы смогли в полной мере оценить его щедрость: «4,1 миллиона долларов каждую неделю, 585000 долларов каждый день или 24000 долларов каждый час». А кульминационным пунктов во введении является следующее заявление: «Мы не воспринимаем доверие как должное. Мы знаем, что должны зарабатывать его ежедневно в ходе общения и действий с нашими клиентами. Вот как мы пытаемся это делать». К счастью для Wells Fargo, большинство людей дальше введения не читают. А зря, ведь на следующих страницах счастливые лица удовлетворенных клиентов исчезают. Исчезают и счастливые истории. Начинается изложение подробностей о деятельности банка, и изложение это вызывает то недоумение, то тревогу. Wells Fargo рассказывал нам, что выделяет «значительные средства, дабы выполнять все требования по отчетности, предъявляемые различными регуляторами». Тем не менее, никакого доверия эта информация не завоевала. Там полно ничего не значащих, но длинных и витиеватых фраз. Весь отчет испещрен все более невразумительными сносками и примечаниями. Это такой финансовый эквивалент Данте, спускающегося в ад. На самом деле, после дружелюбного введения в отчете неплохо было бы разместить предостережение для пытливого читателя, вознамерившегося по-настоящему понять финансовое положение банка: «Оставь надежду, всяк сюда входящий». Первый круг ада в версии Wells Fargo, подобно Лимбу Данте, это лишь намек на то, что нас ожидает, однако он все равно вызывает тревогу. Одна из главных целей годового отчета – рассказать инвесторам, как компания делает деньги. Действуя в этом духе, Wells Fargo делит свой бизнес на две вроде бы простые и вполне определенные части - процентный доход и доход, не связанный с получением процентов. На первый взгляд, эти две категории соответствуют двум традиционным источникам банковского дохода – проценты от кредитов и плата, взимаемая с клиентов. Но здесь-то и начинается настоящий ад. Внезапно этот простонародный ипотечный банк начинает демонстрировать признаки раздвоения личности. Оказывается, трейдинговые операции, которые обычно ассоциируются с обосновавшимися на Уолл-Стрит компаниями типа Goldman Sachs и Morgan Stanley, составляют немалую часть каждой из двух категорий доходов Wells Fargo. Почти полтора миллиарда долларов в категории «процентный доход» поступает от «торговых активов». Еще 9,1 миллиарда поступает от «ценных бумаг, выставленных на продажу». Один миллиард долларов в категории «доход, не связанный с получением процентов» это «чистая выручка от трейдинговой деятельности». Еще полтора миллиарда это доход от «вложения в акции». И по всему гроссбуху появляются недоступные для понимания и всеохватывающие категории типа «прочие вознаграждения, полученные от соответствующей деятельности», «прочие процентные доходы» или просто и совершенно непонятное «прочее». В этой категории отчета «прочее» итоговая сумма доходов Wells Fargo за 2011 год составляет 6,6 миллиарда долларов. Самоотверженному читателю придется прочитать еще 50 страниц, прежде чем он выяснит, что значительную долю этого «прочего» дохода банк получает за счет … да, «трейдинговой деятельности». Огромный объем торговли ценными бумагами в Wells Fargo говорит о том, что банк не является тем, чем кажется. Некоторые банковские аналитики заявляют, что эти цифры по торговле ценными бумагами незначительны в сравнении с общими доходами банка (81 миллиард долларов в 2011 году) и его прибылью (16 миллиардов долларов в 2011 году). Другие специалисты даже не удосуживаются взглянуть на эти детали, так как полагают, что Wells Fargo защищен от торговых убытков своими мощными капитальными резервами в 148 миллиардов долларов. Эта цифра, если она соответствует действительности, любой конкретный убыток делает микроскопическим. Например, на странице 164 годового отчета Wells Fargo затаилось следующее заявление: «В 2011 году мы понесли убытки в размере 377 миллионов долларов от торговли вторичными ценными бумагами, относящимися к некоторым обеспеченным залогом долговым обязательствам (CDO)». Еще несколько лет тому назад о банковских убытках от таких сложных финансовых инструментов, выражаемых девятизначной цифрой, кричали бы все газеты. А эти ускользнули от внимания средств массовой информации, ведущих инвесторов, аналитиков и финансовых специалистов. Наверное, они не дочитали до страницы 164. А может, их настолько ошеломили более крупные банковские убытки, что эти потери показались им не заслуживающими внимания. Так или иначе, огромные убытки Wells Fargo от торговли деривативами и CDO стали деревом на сотни миллионов долларов, беззвучно упавшим в финансовом лесу. Говоря словами покойного сенатора Эверетта Дирксена (Everett Dirksen), 377 миллионов долларов туда, 377 миллионов сюда, и скоро мы уже начнем говорить о серьезных деньгах. Опасными могут оказаться даже банки с консервативными методами работы, о чем узнал Джордж Бэйли из фильма «Эта замечательная жизнь». Но компании Bailey Building и Loan Association не зарабатывали деньги на торговле ценными бумагами. Такая торговля это изначально непрозрачный и неустойчивый бизнес. Он подвержен капризам и превратностям рынка. Однако в последние двадцать лет банки все чаще обращаются к такому бизнесу, чтобы зарабатывать деньги, поскольку прибылей от традиционного кредитования и брокерской деятельности становится все меньше. Сегодня к трейдинговым операциям привлекается гораздо больше заемных средств, чем в прошлом. Банки также получают некую форму заемного капитала, обещая заплатить больше денег в будущем, если что-то пойдет не так (типа страховой компании, которая должна заплатить очень много денег, если сгорит застрахованный ею дом). Эти обещания обретают форму деривативов, или вторичных ценных бумаг. Данные финансовые инструменты можно использовать в качестве страховки от различных рисков (например, если поднимутся процентные ставки, или если компания окажется не в состоянии оплачивать свои долги), либо же просто делать ставки на такие возможности в надежде получить прибыль. А поскольку многие ставки такого рода очень крупные и сложные, в этой торговле таится потенциал катастрофических убытков. Та завеса таинственности, которой укрыты трейдинговые операции Wells Fargo, вызывает немало вопросов. Банк делит так называемую «чистую выручку от торговых операций» (это не все его доходы от торговли ценными бумагами, но все-таки значительная их часть) на три подкатегории, заставляя читателя годового отчета играть в лохотрон по типу наперстков. Сначала рассмотрим «фирменные» трейдинговые операции. Это когда фирма пытается сделать деньги за свой счет, покупая и продавая акции, облигации и более экзотические финансовые творения. Совершенно очевидно, что такая деятельность связана с крупными рисками. Когда поднимаешь такой наперсток, задолженность банка кажется несущественной, что очень успокаивает. Убытки, о которых сообщается в отчете, составляют всего 14 миллионов долларов. И тем не менее, под этим наперстком скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд: эти 14 миллионов необязательно показывают истинную сумму банковской задолженности. Может, Wells Fargo просто повезло, что она закончила этот похожий на американские горки год диких биржевых спекуляций с небольшими убытками? Сказать точно мы не можем, так как не имеем никакой дополнительной информации о размерах банковских ставок в этой азартной игре. Вторая подкатегория это «экономическое хеджирование». Слово «хеджирование» звучит успокаивающе. Wells Fargo сообщает, что в 2011 году ее убытки от экономического хеджирования составили ничтожный 1 миллион долларов. Так что и насчет этого наперстка можно особо не волноваться, правда ведь? В своем чистом виде хеджирование должно снижать риски. Человек покупает дом, а потом защищается от возможных рисков пожара, покупая к нему страховку. Однако в мире финансов хеджирование это более сложная операция. Она настолько сложна, что для ее осуществления нужно современное математическое и компьютерное моделирование. И даже после этого хеджирование все равно будет больше похоже на игру угадайку. Трудно спрогнозировать, как поведет себя портфель сложных финансовых инструментов при взлетах и падениях таких переменных величин как процентные ставки и курсы акций. В результате хеджи действуют не всегда так, как хочется. Они не могут полностью устранить крупные риски, хотя банки думают, что с ними вопрос решен. И они могут непреднамеренно создавать новые, скрытые риски – этакие «неизвестные неизвестные», если можно так выразиться. Из-за всей этой сложности некоторые трейдеры могут замаскировать спекулятивные позиции под «хеджи», заявив при этом, что их цель – снизить риски, хотя на самом деле эти трейдеры сознательно идут на больший риск в попытке получения прибыли. Похоже, именно этим занимались трейдеры из Главного инвестиционного управления JPMorgan. Чем было «экономическое хеджирование» компании Wells Fargo – покупкой обычной и всем понятной страховки? Или это было больше похоже на спекуляции, какими занимался банк JPMorgan? Неужели отчетные цифры говорят о снижении риска, когда на самом деле все наоборот? Банковская отчетность ответов на эти вопросы не дает. И наконец, мы подходим к третьему наперстку – и уж конечно, под ним-то что-то должно находиться. На нем безобидная надпись – «удовлетворение клиента». Wells Fargo на таких торговых операциях по удовлетворению клиента в 2011 году заработала более 1 миллиарда долларов. Как она могла получить так много денег, просто помогая своим клиентам? Ведь дело кажется простым, как медный пятак: между покупателем и продавцом сидит брокер и получает небольшую долю от сделки. Но во время финансового кризиса 2008 годы мы узнали, и продолжаем узнавать из таких инцидентов как скандал в JPMorgan, что эта кажущаяся безобидной высокодоходная деятельность на самом деле может оказаться опасной для здоровья банков – да и для всей нашей экономики. Не ищите ясности и четкости в годовых отчетах. Вот вам банковское определение: «Торговые операции по удовлетворению клиента состоят из сделок по основным или вторичным ценным бумагам, проводимых в попытке помочь клиенту в управлении его рисками рыночной цены. Осуществляются такие сделки от его имени, и определяются они инвестиционными потребностями». Казалось бы, все надежно и безопасно, но в отчете по какой-то причине не объясняется, почему такая деятельность настолько прибыльна. На самом деле, во многих крупных банках операции по удовлетворению клиента это эвфемизм, который переводится на нормальный финансовый язык как «крупная ставка по деривативам». У Wells Fargo в подкатегории «операции по удовлетворению клиента, трейдинговые операции и прочие отдельные деривативы» по состоянию на конец 2011 года «условная сумма» торговли деривативами составляла около 2,8 триллиона долларов. Это значит, что базовые позиции, к которым привязывались банковские деривативы, в то время были такими огромными. Небольшое пояснение: если бы мы хотели заключить с вами пари о том, как в этом году изменится цена акции Walmart, составляющая 70 долларов (мы платим вам разницу в плюс, вы платите нам разницу в минус), то в этом случае мы бы говорили, что «условная сумма» ставки равна 70 долларам. Wells Fargo не надеется получить 2,8 триллиона долларов на своих вторичных ценных бумагах, и терять эту сумму не собирается. Банкиры обычно исходят из того, что вероятный риск убытка или прибыли по деривативам гораздо меньше их «условной суммы». А Wells Fargo заявляет, что такая идея, если смотреть на нее отдельно, не является «значимым мерилом структуры риска по инструментам». Более того, Wells Fargo сообщает, что многие из его деривативов идут во взаимозачет друг друга. Такое могло быть с вашими ценными бумагами, если бы некоторые ваши акции в Walmart, пошли вверх, а другие ваши ставки двинулись вниз. Те, кто вкладывал в банковские акции, из опыта 2008 года поняли, что существует вероятность потерять значительную часть «условной суммы» вторичных ценных бумаг, если ставка будет полностью ошибочной. В перспективе в случае небывалого роста процентных ставок или обрушения евро Wells Fargo может выдержать крупные потери деривативов так же, как можно выдержать потерю всех 70 долларов, ставя на обанкротившийся Walmart. Wells Fargo не сообщает вкладчикам, какую часть от 2,8 триллиона долларов компания может потерять в случае развития ситуации по наихудшему сценарию. Однако от нее это и не требуется. Даже грамотный вкладчик, читающий все сноски, может только догадываться, какой потенциальный риск несут для банка его деривативы. Одна из причин того, почему Wells Fargo доверяют больше, чем любому другому крупному банку, заключается в том, что условный объем его деривативов является относительно малым. По состоянию на конец третьего квартала 2012 года, согласно отчетным документам JPMorgan, размер условной суммы составлял 72 триллиона долларов, что примерно в пять раз превышало объем всей американской экономики. Однако даже в случае с Wells Fargo цифры настолько огромны, что просто теряют всякий смысл. После этого кажущиеся гигантскими капитальные резервы Wells Fargo (напомним, они составляют 148 миллиардов долларов) предстают совершенно в ином свете. Какой же риск берет на себя банк, осуществляя подобные торговые операции? Для каких клиентов он размещает сделанные ими ставки, после чего отстраняется от рисков, занимая совершенно противоположную позицию на рынке? Получается, что банк по сути действует как обычный агент, берущий комиссию. Какой риск при всех этих торговых операциях приносит своим клиентам Wells Fargo? Многие такие ставки зависят от обещаний клиентов выплатить Wells Fargo причитающиеся суммы в зависимости от того, как изменятся в будущем конкретные финансовые показатели. Но что произойдет, если кто-то из клиентов окажется банкротом? Сколько денег потеряет Wells Fargo, содействуя клиентам, которые не могут расплатиться по счетам? Мы обратились с просьбой к сотрудникам Wells Fargo поговорить с кем-нибудь в банке насчет раскрываемой им информации, включая ту, что связана с торговыми операциями и деривативами. Они отказались. Вместо этого они попросили нас направить им вопросы в письменном виде, что мы и сделали. В своем ответе сотрудники отдела Wells Fargo по связям с клиентами написали следующее: «Мы считаем, что раскрываемая нами информация по затронутым вами вопросам является исчерпывающей и убедительной». Отвечая на наши письменные вопросы о годовом отчете, представители банка просто отослали нас к самому годовому отчету. Например, когда мы спросили о торговых операциях банка, ответ от Wells Fargo был следующим: «Вам следует изучить наше исследование «рыночных рисков при осуществлении торговых операций» на страницах 80-81 главы «Исследования и анализ управления» годового отчета Wells Fargo за 2011 год». Именно приведенные на этих страницах сведения вызвали у нас вопросы относительно различных категорий торговых операций банка. Когда мы предметно попросили Wells Fargo помочь нам определить объем рисков, связанных с торговыми операциями по содействию клиентам, представитель банка адресовал нас к тем же страницам отчета. Однако на этих страницах нет ответа на вопрос. Ниже приведена самая полезная информация о раскрываемой банком информации, связанной с торговыми операциями по содействию клиентам: Для большей части торговых операций по содействию клиентам мы выступаем в качестве промежуточного звена между покупателем и продавцом. Например, мы можем оперировать финансовыми инструментами с теми клиентами, которые используют подобные инструменты для управления рисками. Для возмещения наших затрат по таким контрактам мы можем оперировать отдельными инструментами. Торговые операции по содействию клиентам могут также включать чистую прибыль, полученную от поддержания котировок ценных бумаг, по которым мы намерены поддержать ожидаемые позиции нашего клиента. Банкиры и их юристы крайне осторожны в терминологии, используемой при написании годовых отчетов. Почему тогда они употребили слово «ожидаемые», говоря о позициях клиента в последнем предложении? Неужели Wells Fargo спекулируют, исходя из того, что их трейдеры «ожидают» от клиента вместо реагирования на уже совершенные клиентом действия? Используемый банком для ответа на наши вопросы жаргон лишь вызвал новые дополнительные вопросы. Годовой отчет Wells Fargo полон схожих зашифрованных заявлений, однако в нем нет важной информации, необходимой для вкладчиков. В нем не приведено сведений о содействии торговым операциям клиента в случае развития событий по наихудшему сценарию, нет даже примеров того, что может потребоваться для ведения таких операций. Когда мы задавали прямые вопросы, например, «сколько денег потеряет Wells Fargo от таких трейдеров при различных сценариях?», сотрудники банка отказывались давать ответ. Лишь небольшая группа людей публично выразила озабоченность торговыми операциями по содействию клиентам. Некоторые банковские эксперты скептически относятся с подобным торговым операциям, считая, что они скрывают огромные риски. Дэвид Стокман (David Stockman), который был главой федерального бюджета в администрации президента Рейгана, инвестбанкиром в Salomon Brothers и партнером частной фирмы Blackstone Group, называет большие банки «проводниками крупных торговых операций». Стокман настолько разочаровался в американской финансовой системе, что сейчас считается в некоторых кругах безумным еретиком. Однако он считается непревзойденным экспертом. Недавно в интервью корреспондентам онлайн-газеты The Gold Report он заявил: «Пусть они называют это содействием клиенту или собственнику, по сути это не имеет никакой разницы». Сейчас банкиры и регуляторы могут игнорировать предупреждения о том, что деривативы содействия клиенту могут потянуть финансовую систему вниз как несостоятельные. Еще несколько лет назад они говорили то же самое о свопах кредитного дефолта и обеспеченных долговых обязательствах. Предпоследняя остановка в нашем исследовании будет сделана на годовой раскрываемой отчетности Wells Fargo. Тут мы сталкиваемся с самым важным инструментом в банковской отчетности – справедливая стоимость. Этот вопрос вынудил Дона Янга (Don Young) после споров с Советом по стандартам финансового учета прийти к выводу о том, что банковской отчетности нельзя доверять. В банках остаются большие объемы активов и обязательств, включая деривативы, которые они должны учитывать в справедливой стоимости. Справедливо, не правда ли? Не стоит спешить с выводами. Как и другие банки, Wells Fargo использует трехуровневую иерархию для отчета по справедливой стоимости своих ценных бумаг. Первый уровень включает ценные бумаги, которыми торгуют на активных, открытых рынках. Такая торговля не несет особой опасности. Для первого уровня справедливая стоимость просто отображает заявленную стоимость ценных бумаг. Если Wells Fargo размещает акции или обязательства на Нью-Йоркской бирже, справедливая стоимость будет равна цене бумаг на каждый день закрытия торгов. Второй уровень вызывает большее опасение. Он включает более туманные понятия, такие как деривативы и обеспеченные закладными ценные бумаги. По таким бумагам открытые торги не ведутся, они продаются и покупаются скрыто, если продаются или покупаются вообще, и не указываются в рыночных операциях. По этой причине Wells Fargo используют иные методы для определения их стоимости, включая так называемые «методы оценки путем моделирования», такие как ценовая матрица. Справедливую стоимость на втором уровне бухгалтеры называют «приблизительным значением», определяемым компьютерными статистическими моделями и так называемыми доступными для наблюдения «параметрами». Так определяются цены схожих активов и иные рыночные сведения. Справедливая стоимость на втором уровне больше похожа на грамотную догадку. Третий уровень просто пугающий. Оценки банка по третьему уровню «базируются преимущественно на методе моделирования с использованием большого числа предположений, которые невозможно отследить на рынке». Иными словами, по активам такого типа не просто отсутствуют данные по ценам, по которым они недавно были проданы, но и в принципе нет отслеживаемых данных для составления предположений, исходя из которых может формироваться цена. На третьем уровне используются самые диковинные инструменты, включая свопы кредитного дефолта и синтетические обеспеченные долговые обязательства, ставшие весьма популярными и применяемыми в период бума жилищного строительства. Именно такие инструменты использовались в балансовых ведомостях Bear Stearns, Merrill Lynch, Citigroup и многих других банков. На третьем уровне справедливая стоимость определяется наугад, исходя из статистических моделей, исходные данные в которых «невозможно отследить». Вместо того, чтобы при определении приблизительной стоимости ориентироваться на данные рынка, банки ориентируются на собственные предположения и внутреннюю информацию. Справедливая стоимость на третьем уровне похожа на ничем не обоснованную догадку. Кто-то, наверное, считает, что активы Wells Fargo находятся преимущественно в рамках первого уровня и лишь небольшая часть во втором. Ведь это обычный ипотечный банк, не так ли? Маловероятным кажется тот факт, что Wells Fargo перегружен вкладами третьего уровня, ведь предполагается, что регуляторы избавили банки от токсичных активов и вновь вернули их к жизни. На самом деле лишь малая часть активов Wells Fargo находится на первом уровне. Большая их часть находится в рамках второго уровня, а умопомрачительная сумма в 53 миллиарда долларов (более трети капитальных резервов банка) относится к третьей группе. Все три категории включают и рисковые активы, которые в будущем могут потерять свою стоимость. Однако еще одна проблема, связанная с активами второго и третьего уровня, связана с тем, что банки могут наугад определять их стоимость, беря за основу исходную стоимость с учетом инфляции. Проверить точность объявленной стоимости не представляется возможным, и вкладчикам остается лишь доверять аудиторам и менеджерам банка. Тщательный анализ активов третьего уровня позволяет сказать о том, что погрешность при их определении может быть не более 15 процентов в любой конкретный момент, даже если рынок стабилен. Если подсчеты Wells Fargo настолько отличаются, по всей видимости, банк сидит на многомиллиардных скрытых убытках. Wells Fargo в маленькой сноске мелким шрифтом на 133 странице годового отчета раскрывает информацию о том, что их активы третьего уровня включают «залоговые кредитные обязательства, базисная стоимость и справедливая стоимость которых составляет 8,1 миллиардов долларов по состоянию на 31 декабря 2011 года». По-английски это означает, что банк в отчетности указывает стоимость одного из самых сложных видов инвестиций (включающих комплексные займы компаниям) равную той, которую он сам за них заплатил («базисная стоимость»). Может быть, эти активы были приобретены один год назад? Может два года назад? А может быть, до кризиса 2008 года? Дон Янг находит забавным тот факт, что справедливая стоимость и базисная стоимость представляют одну и ту же величину. Он задается вопросом: «С учетом того, что процентные ставки гораздо ниже, чем многие ожидали, почему залоговые кредитные обязательства не выросли в цене?». Однако ему первому следует признать, что уж он-то должен молчать. Без дополнительной информации о том, что входит в комплексные займы, и когда они были взяты, внешние вкладчики не смогут определить реальную стоимость таких активов. Бухгалтеры и регуляторы настаивают на том, что разделение вкладов на первый, второй и третий уровни лучше, чем просто обозначение исходной стоимости вклада. Используемая сейчас банкирами система позволяет использовать системы подсчета, разработанные ими внутри компании. Кто контролирует эти подсчеты? Аудиторы, которые зависят от банков, поскольку получают от них существенную прибыль и регуляторы, постоянно отстающие от реальности. Такой расклад подрывает доверие. А когда пропадает доверие, теряется и всякая уверенность в том, что банк говорит о перспективах для вкладчиков. Вопрос, связанный с активами третьего уровня, не просто теоретический. Одна из главных проблем в период кризиса 2008 года заключалась в том, что ни банки, ни вкладчики не знали, чему именно доверять на третьем уровне, из-за чего их охватывала паника. На протяжении всего кризиса мы страдали от активов третьего уровня. Еще раз такого мы себе позволить не можем. Имеется и еще один, более ужасный круг финансового ада. Он населен непонятными финансовыми монстрами, которые когда-то были известны как «структуры специального назначения». Они представляли собой получившие дурную славу структуры компании Enron, используемые ею для сокрытия долгов. С наступлением 21-го века техасская компания, специализирующаяся на торговле энергоресурсами, стала использовать эти недавно созданные структуры для получения займов и взятия на себя рисков, обязательства по которым не указывались в ее финансовых отчетах. Такие сделки получили название «внебалансовых» операций, поскольку сведения о них не указывались в отчетности Enron. Представьте, что у компании есть доля (небольшой процент) в другой компании, сильно погрязшей в долгах. Первая компания вправе отказаться включать все активы и обязательства второй компании в свою балансовую ведомость. Представим, что мы приобрели акции IBM. Это не означает, что мы попадаем в зависимость от обязательств компании. Однако если мы приобрели такое количество акций IBM, которое позволяет нам реально контролировать компанию, или если у нас есть дополнительное соглашение, по которому мы берем на себя долги IBM, здравый смысл подсказывает нам, что мы должны рассматривать обязательства IBM как свои собственные. Еще десять лет назад многие компании, включая Enron, использовали структуры специального назначения, чтобы не руководствоваться здравым смыслом: они не указывали обязательства в балансовой ведомости, даже если контролировали компанию или имели дополнительное соглашение. Структуры специального назначения были воскрешены как в фильме ужасов, только теперь они называются структурами с переменным долевым участием. Говоря на языке Уолл-стрит, сменилась только часть названия, тогда как идея осталась прежней. Крупные компании создают такие структуры для заема денег и покупки активов. Тем не менее, как и в случае с Enron, они не включают их в свои балансовые ведомости. Особенно остро эта проблема обстоит в банковской сфере: каждый крупный банк имеет существенные позиции в структурах с переменным долевым участием. В конце 2011 года в Wells Fargo заявили об «активном и продолжительном сотрудничестве» со структурами с переменным долевым участием, общая доля активов в которых составила 1,46 триллиона долларов. Объявленный банком «лимит убытков» оказался гораздо ниже, хотя все еще значительным – чуть более 60 миллиардов долларов, что превышает объем ее капитальных резервов на 40 процентов. В банке заверяют, что вероятность таких потерь «крайне низка». Хочется верить. Тем не менее, в Wells Fargo понимают, что даже эти невероятные цифры не отражают зависимость банка от структур с переменным долевым участием. В банке не берут во внимание некоторые структуры с переменным долевым участием. Во многом это объясняется теми же причинами, по которым Enron не учитывал свои структуры специального назначения: в банке заверяют, что его продолжающееся участие незначительно, что объем вкладов несущественен или мал, или что он не создавал либо не использовал такие сделки. (Wells Fargo не одинок: другие ключевые банки также избрали подход Enron по раскрытию отчетности). Мы попросили Wells Fargo прояснить ситуацию с раскрытием своих структур с переменным долевым участием, однако его представители в очередной раз просто отослали нас к годовому отчету. Отдельно мы спросили о корректировках этих цифр, о которых объявил сам банк (в одной из сносок отчета Wells Fargo скрыто сообщается следующее: «показатели переменного долевого участия, которые мы используем, были пересмотрены с тем, чтобы скорректировать ранее объявленные цифры»). Но в банке об этих корректировках нам ничего не скажут. Ориентируясь на годовой отчет, невозможно определить, какие структуры с переменным долевым участием были задействованы и насколько существенны были корректировки. Дон Янг называет структуры с переменным долевым участием «бухгалтерской уловкой, позволяющей избегать раскрытия информации и слияний». Совет по стандартам финансового учёта изменил правила отчетности, применявшиеся последние годы, однако новыми правилами, по словам Янга, стало легко манипулировать, так же как и старыми. Присутствие в балансовой отчетности Wells Fargo структур с переменным долевым участием «является сигналом о том, что 1,5 триллиона долларов ушли неизвестно куда». Подобное раскрытие информации превращает даже такой предельно просто банк как Wells Fargo в совершенно непонятный для вкладчика. В финансовой отчетности любого крупного банка можно обнаружить несколько или все эти изъяны. Во многих банках ситуация обстоит еще хуже. Это просто недопустимая ситуация. Бывший член Совета управляющих Федерального резерва Кевин Уорш (Kewin Warsh) считает, что Совету по стандартам финансового учёта следует сообщить банкам, насколько непрозрачна их отчетность. «Банки должны предоставлять полную, взвешенную и точную отчетность о своих финансовых операциях, - заявил Уорш, - однако они не справляются с этой задачей». После Великой депрессии 1929 года банки были прозрачны. Это было связано не с их простой финансовой структурой, а с тем, что отчетность банков была более откровенной и ясной. А ведь в ту эпоху были свои прототипы деривативов и структур специального назначения. Эта ясность объяснялась страхом перед последствиями. Как говорил Оливер Уэнделл Холмс-младший (Oliver Wendell Holmes Jr.), закон – это предупреждение о том, что будет сделано в суде. А законы широкой направленности тех времен давали судам полную свободу действий. Финансовые махинации в то время было очень рискованным делом – за них можно было попасть за решетку. Банковское руководство опасалось за свою репутацию, которая могла бы быть подорвана в случае обвинений со стороны судей за совершенные деяния. Брокер Ричард Уитни (Richard Whitney), возглашавший Нью-Йоркскую фондовую биржу, был отправлен в тюрьму Синг-Синг в 1938 году за хищение средств. Глава National City Bank (предшественника Citibank) Чарли Митчелл (Charlie Mitchell), носивший прозвище «Золотце», был обвинен в уклонении от уплаты налогов и после Великой депрессии 1929 года стал первым из большого числа банкиров, представших в 1933 году перед известным сенатским комитетом Пекоры. Расследование Пекоры привлекло внимание общественности и помогло разработать исторические законы о банках и рынках ценных бумаг 1933-1934 гг. Тщательные проверки и постоянный страх перед обвинениями убедил многих банковских руководителей в необходимости прозрачного и понятного ведения своих дел. Возможно, они опасались последствий отказа от следования этим правилам. С началом недавнего финансового кризиса государство дало новые дополнительные рычаги регуляторам, надзирающим за рынками. Некоторые эксперты говорят, что банковской системе нужно больше капитала. Другие призывают вернуться к закону Гласса-Стиголла или к дроблению крупных банков. Эти реформы могут помочь, однако ни одна из них не нацелена на решение проблемы отсутствия прозрачности или ее причин. Исходной точкой для решения любого вопроса, связанного с банками, является реконструкция двух основ регулирования, созданных конгрессом в 1933-1934 гг. после Великой депрессии 1929 года. Во-первых, должен существовать понятный стандарт раскрытия информации для Wells Fargo и других банков: описание рисков понятными для вкладчика словами. Во-вторых, банковское руководство должно чувствовать реальный риск наказания за обман вкладчиков или иной вид мошенничества и злоупотреблений. Обновление этих законов не требует свода сложных правил. Понятный режим раскрытия информации, существовавший с 1930-х годов, не требовал сложных правил. Не было таких правил и в системе правосудия. До 1980-х годов банковских правил было не так много, но они охватывали широкий спектр. Регулирование осуществлялось по понятным стандартам. Коммерческим банкам не разрешалось участвовать в инвестиционной деятельности, от них требовали оставлять нетронутой значительную часть своего капитала. Банкирам запрещалось идти на чрезмерный риск. Не все финансовые учреждения следовали этим правилам, однако многих банкиров за это осудили и отправили в тюрьму. С тех пор свод правил увеличился, споры о их соблюдении превратились в технический вопрос, а наказания стали незначительными и редкими. Ни один крупный банкир не оказался за решеткой по итогам кризиса 2008 года, лишь некоторые были оштрафованы. Выплаченные банками штрафы сопоставимы с размером их прибыли и бонусов. При анализе эффективности такой системы получается, что выгоднее действовать безрассудно с учетом сложной паутины регулирующих мер. С такой системой банкирам удобно оспаривать факт нарушения закона, даже если они не следуют духу этого закона. Прошлым летом исполнительный директор по вопросам финансовой стабильности Bank of England Эндрю Холдейн (Andrew Haldane) заявил о необходимости реформирования системы международного финансового регулирования. Он сказал, что «сейчас для вкладчиков банки являются самыми настоящими черными ящиками». Однако регуляторы упрощают их задачу. Холдейн отметил, что соглашение о регулировании в финансовой сфере от 1988 года (соглашение Базель-I) насчитывало 18 страниц в версии для США и 13 страниц в версии для Великобритании. Правила раскрытия информации регламентировались пунктом всего в одно предложение. Второе издание соглашение о регулировании банковской деятельности Базель-II, подписанное в 2004 году, насчитывало уже 347 страниц. Как сообщил Холдейн, проект нового соглашения Базель-III насчитывает 616 страниц. Положения американских законов о раскрытии банковской информации занимают еще больше страниц текста. В 1930-е годы банковские отчеты для Федерального резерва были объемом в 80 страниц. Все тот же Холдейн подчеркивает, что в 2011 году аналогичный квартальный отчет для Федерального резерва представлял собой крупноформатную таблицу с 2271 колонкой. В законе Гласса-Стиголла от 1933 года, который Холдейн называет «самым влиятельным финансовым законодательным актом в 20-м веке», было всего 37 страниц. В отличие от него, в законе Додда-Франка от 2010 года 848 страниц. Он требует от регуляторов создания такого огромного количества новых норм и правил (которые в самом законе до конца не определены), что после полной кодификации его объем может вырасти до 30000 страниц. «По сравнению с законом Додда-Франка закон Гласса-Стиголла это просто мелочь», - говорит Холдейн. А что если законодатели и регуляторы откажутся от попыток принятия подробных правил по факту, и вместо этого разработают общие нормы поведения до факта? Например, вспомните одну из самых острых баталий Додда-Франка из-за «правила Волкера», названного именем бывшего главы ФРС Пола Волкера (Paul Volcker). Это правило стало попыткой запретить банкам делать спекулятивные ставки, если они наряду с этим принимают застрахованные на федеральном уровне вклады. Идея проста: государство гарантирует безопасность вкладов, и поэтому банки не должны играть в азартные игры на деньги налогоплательщиков. Но испытывая постоянное давление со стороны банковского лобби, конгресс написал очень сложные и путаные правила. Затем регуляторы запутали их еще больше. Они попытались предусмотреть все до единой нештатные ситуации. Прошло уже два с половиной года с момента принятия закона Додда-Франка, а правило Волкера так пока и не доработано до конца. К тому времени, как его оформят окончательно, это правило будет понимать лишь небольшая кучка партнеров из крупнейших в мире юридических фирм. Конгресс и регуляторы могли написать простое правило: «Банкам не разрешается осуществлять «фирменные» трейдинговые операции на средства вкладчиков». И точка. А после этого регуляторы, прокуратура и суды могут заняться определением того, что означают такие «фирменные» трейдинговые операции. Они могут установить разумные и ограниченные исключения для отдельных случаев. Между тем, банкиры, думающие заняться практикой, которая может быть отнесена к этой категории «фирменных» трейдинговых операций, будут вынуждены рассматривать этот закон в том смысле, за который ратовал Оливер Уэнделл Холмс. Законодатели могли бы принять столь же общие правила раскрытия финансовой информации, как сделал изначально конгресс, когда принял в 1934 году закон о ценных бумагах и биржах. Это заставило бы банки раскрывать все существенные факты без указаний, как это делать. Банкирам было бы предельно ясно - какие бы цифры они ни решили вставить в годовой отчет, судья в будущем может задать один простой вопрос: отчет полный, понятный и точный? Стандарты доказательств для судебных преследований по мошенничеству с ценными бумагами можно и нужно перевести из категории умысла, что требует от обвинения пытаться залезть в головы банкиров, в категорию грубой неосторожности, поскольку это доказать проще, чем умысел, но труднее, чем халатность. Цель такого изменения состоит в следующем: надо лишить банкиров возможности прятаться за невразумительной юридической терминологией. Иными словами, даже если они нарушили закон не умышленно, и имеют некие технические оправдания своего поведения, их все равно можно привлечь к ответственности за действия, на которые здравый и рассудительный человек в их положении не пошел бы. Высокопоставленных банковских руководителей надо поставить перед угрозой судебного преследования точно так же, как это бывает с бизнесменами из других областей экономики. Когда генеральный или финансовый директор берет ручку, готовясь подписать акт о том, что финансовые отчеты и меры контроля его банка точны и адекватны, он должен сделать паузу и задуматься о том, что среди последствий может быть и тюремный срок. Когда директорам банков и другим руководителям придется продумывать риски своей организации, раскрывать их, а затем ждать сурового наказания, если финансовая отчетность не будет соответствовать действительности, у нас начнет зарождаться культура ответственности и подотчетности. Банку, стремящемуся соответствовать изложенным принципам, не надо будет публиковать отчет на 236 страницах, да еще и с приложениями. Вместо этого он сможет представить отчет раз в десять короче, чтобы читатель, прочитавший до конца годовой отчет Wells Fargo, мог продолжить чтение и дойти до конца. В идеале рядовой читатель должен понять из прочитанного, сколько его банк потеряет или приобретет при худшем сценарии развития событий, что произойдет, если цены на жилье упадут на 30%, или если правительство Испании объявит дефолт. А что касается деталей, банки смогут добровольно предоставлять информацию на своих вебсайтах, и у искушенного инвестора в таком случае на руках окажется достаточно конкретных фактов, чтобы решить, соответствуют ли действительности заявления и отчеты банка. Когда начинался финансовый кризис 2008 года, фонд Билла Экмана Pershing Square получил информацию о сложных ипотечных кредитах и создал в открытом доступе развернутую ведомость с таблицами, где наглядно показал риски различных продуктов и институтов. Банки, стремившиеся вернуть доверие инвесторов, тоже могли опубликовать данные, чтобы Экман и ему подобные руководители получили возможность проверить свои общие отчеты о рисках. Что это, просто фантазия? Те изменения, которые мы сегодня изложили, будут несомненно трудны с политической точки зрения. (А что сегодня просто?) Но перед лицом мощного давления банкиры с готовностью пойдут на важную сделку: если они согласятся на реальный принудительный контроль, правила будут проще, а нормы гибче. В конечном итоге эти изменения пойдут на пользу самим банкам. Им надо убедить самых искушенных участников рынка, таких как инвестор Билл Экман, что в них снова можно вкладывать деньги. Иначе им и дальше придется с тревогой думать о том, кто станет следующим JPMorgan или следующим Lehman Brothers. Банки предоставляют «тонны отчетности», отмечает Экман. В любом годовом банковском отчете множество страниц и деталей. Это относится и к Wells Fargo. Однако страшит то, «чего ты не в состоянии предусмотреть». В колоссальных трейдинговых позициях по деривативам, например, «невозможно понять, правильно все делает банк или нет», говорит Экман. «Это вопрос веры». Сочетание ясной и простой отчетности и более жесткого контроля поможет навести порядок в системе, как это было в 1930-е годы. Акционерам будет понятнее бизнес банков, а у менеджеров появится стимул заниматься своим делом более этично. Огромные нравственные провалы на Уолл-Стрит возникли отчасти из-за того, что правила отчетности помогали банкам сохранять свою непрозрачность. Сегодня их адвокаты говорят не о том, насколько ясны и содержательны банковские отчеты, а о том, не переступают ли они грань закона. Если банковские управляющие будут сталкиваться с реальными последствиями своих действий при предоставлении неполной и неточной информации, они будут стараться делать отчетность предельно ясной и простой. Наверное, в этом темном царстве, где утрачено доверие искушенных инвесторов, все-таки есть луч надежды. Разочарование элиты и возмущение народа может способствовать переменам. Без такого сплочения общества все мы останемся в темноте, не понимая банки и не доверяя им. И процесс гниения продолжится. Профессор Фрэнк Партной преподает право и финансы в Университете Сан-Диего. Он автор книги «Wait: The Art and Science of Delay» (В ожидании: полезное искусство промедления). Джесси Эйсингер – старший репортер ProPublica, обозреватель службы финансовых новостей Dealbook в редакции New York Times. Оригинал публикации: What’s Inside America’s Banks?

17 января 2013, 16:40

Китай вложит в железные дороги $104 млрд

Китайские власти планируют увеличить инвестиции в строительство железных дорог до 650 млрд юаней ($104 млрд) в 2013 г. Об этом сообщает информагентство "Синьхуа".Динамика ВВП Китая, кв/кв В течение года планируется ввести в эксплуатацию порядка 5,2 тыс. км железных дорог. Министерство железных дорог Китая намерено привлечь средства из различных источников, включая местные бюджеты, бизнес и частные железнодорожные компании.Ранее сообщалось, что власти Поднебесной планировали потратить на развитие железнодорожной сети 500 млрд юаней, при том, что в 2012 г. было вложено 630 млрд юаней.В 2010 г. страна произвела рекордные инвестиции в железнодорожную инфраструктуру. Тогда было выделено 800 млрд юаней. К 2015 г. в Китае будет эксплуатироваться порядка 120 тыс. км путей, включая 18 тыс. км высокоскоростных дорог, а также 40 тыс. км дорог для экспресс-поездов. Всего за 3 года планируется потратить 1,3 трлн юаней ($200 млрд).Инвестируя в инфраструктуру, власти надеются стимулировать экономический рост. В 2012 г. рост экономики составил 8%.