Изборский клуб
Изборский клуб
Экспертный «Изборский клуб» — сообщество известных экспертов (преимущественно консервативного толка), специализирующихся на изучении внешней и внутренней политики России.   ПРОХАНОВ Александр Андреевич, председатель клуба АВЕРЬЯНОВ Виталий Владимирович, исполните ...

Экспертный «Изборский клуб» — сообщество известных экспертов (преимущественно консервативного толка), специализирующихся на изучении внешней и внутренней политики России.

 

ПРОХАНОВ Александр Андреевич, председатель клуба

АВЕРЬЯНОВ Виталий Владимирович, исполнительный секретарь клуба

НАГОРНЫЙ Александр Алексеевич, исполнительный секретарь клуба

РОЗАНОВ Олег Васильевич, ответственный секретарь по регионам

АГЕЕВ Александр Иванович

АЛФЕРОВ Жорес Иванович

АЯЦКОВ Дмитрий Федорович

БАТЧИКОВ Сергей Анатольевич

БОРТКО Владимир Владимирович

ГЛАЗЬЕВ Сергей Юрьевич

ДЕЛЯГИН Михаил Геннадиевич

ДУГИН Александр Гельевич

ИВАШОВ Леонид Григорьевич

МАКСИМ КАЛАШНИКОВ (В.А.Кучеренко)

КОБЯКОВ Андрей Борисович

КОРОВИН Валерий Михайлович

ЛАСТОЧКИН Юрий Васильевич

ЛЕОНТЬЕВ Михаил Владимирович

МАЛИНЕЦКИЙ Георгий Геннадьевич

НАРОЧНИЦКАЯ Наталия Алексеевна

НОТИН Александр Иванович

ОВЧИНСКИЙ Владимир Семенович

ОХЛОБЫСТИН Иван Иванович

ПЛАТОНОВ Олег Анатольевич

ПОЛЯКОВ Юрий Михайлович

ЗАХАР ПРИЛЕПИН (Е. Н. Прилепин)

СИМЧЕРА Василий Михайлович

СТАРИКОВ Николай Викторович

СУЛТАНОВ Шамиль Загитович

ТАВРОВСКИЙ Юрий Вадимович

ФУРСОВ Андрей Ильич

ХАЗИН Михаил Леонидович

ЧЕРНЯХОВСКИЙ Сергей Феликсович

Архимандрит ТИХОН (ШЕВКУНОВ)

ШЕВЧЕНКО Максим Леонардович

ШУРЫГИН Владислав Владиславович

Изборский клуб экспертов – создан в сентябре 2012 года в городе Изборск Псковской области. Инициаторами клуба выступили известные политики, мыслители и общественные деятели государственно-патриотической направленности. Председателем клуба был избран А.А.Проханов, а исполнительными секретарями ‑ В.В.Аверьянов и А.А.Нагорный. Важную роль в создании клуба сыграл губернатор Псковской области А.А.Турчак.

К главным своим задачам Изборский клуб относит:

- создание и представление власти и обществу России аналитических докладов, направленных на формирование обновленной патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах национальной жизни;

- выезд в регионы России, постоянное взаимодействие с интеллектуальной элитой страны без замыкания на столичных экспертах, создание подразделений клуба во всех федеральных округах РФ;

- формирование новой повестки дня в российских медиа, завоевание информационных ниш, объективно возникающих в связи с идейным и моральным упадком либерального сообщества, стремившегося до последнего времени контролировать основные электронные, а также большую долю бумажных и сетевых СМИ федерального уровня;

- способствование формированию мощной политико-идеологической коалиции патриотов-государственников, имперского фронта, противостоящего манипуляциям, осуществляемым в российской политике зарубежными центрами влияния и «пятой колонной» изнутри страны.

Идеологическое направление Изборского клуба можно обозначить как социальный консерватизм, синтез в единую идейную платформу различных взглядов русских государственников (от социалистов и советских патриотов до монархистов и православных консерваторов). Изборский клуб нередко рассматривается как альтернатива многочисленным клубам и площадкам либеральной направленности, долгое время претендовавшим на выражение и интеллектуальное обслуживание официальной политики РФ. В то же время необходимо видеть, что Изборский клуб отражает не новоявленный, а зрелый и давно сложившийся политико-идеологический полюс, который долгое время не удавалось институционализировать в силу различных субъективных факторов и целенаправленного регулирования экспертного поля со стороны властей, курирующих внутреннюю политику. О зрелости и укорененности в российской почве данного направления свидетельствуют дела, труды и биографии основных участников Изборского клуба.

Содержание первых 24 журналов за 2013-2014 гг.

Развернуть описание Свернуть описание
30 декабря 2017, 12:46

«Цифровая экономика» и Россия

Доклад Изборскому клубу группы экспертов под руководством Александра Нагорного. https://izborsk-club.ru/14606

Выбор редакции
24 декабря 2017, 16:05

Югра вошла в Изборский клуб

Источник: myopenugra.ru В Югре создано региональное отделение Изборского клуба – собрания известных в России политиков, мыслителей и общественных деятелей. Председателем избран депутат Думы Югры, предприниматель Андрей Осадчук. Читать далее »Прочесть полный материал можно в моём блоге.

24 декабря 2017, 16:00

Югра вошла в Изборский клуб

Источник: myopenugra.ru В Югре создано региональное отделение Изборского клуба – собрания известных в России политиков, мыслителей и общественных деятелей. Председателем избран депутат Думы Югры, предприниматель Андрей Осадчук.

23 декабря 2017, 13:50

Это фиаско, господа. Движение русских националистов летом-осенью 2017 года

Мы публикуем доклад Информационно-аналитического центра «Сова» о праворадикальном движении в России. Резюме Лето и осень 2017 года для политических групп националистов стали, вероятно, одним из самых неудачных периодов за все последние годы. Не оправдались надежды, возлагавшиеся рядом ультраправых на «революцию» Вячеслава Мальцева; провалом закончился «Русский марш», и в целом акции националистов стали разнообразнее по формату, но еще скромнее и по географическому охвату, и по численности; никак не смогли националисты проявить себя на московских муниципальных выборах. Все это происходит отчасти из-за противодействия властей почти любой уличной активности ультраправых, а отчасти потому, что рядовые праворадикалы перестали откликаться на призывы политических групп. Продолжается процесс дробления ультраправого поля, что усугубляет и без того сложную ситуацию, сложившуюся после раскола по «украинскому вопросу» и арестов или эмиграции многих лидеров. В целом деятельность большинства политических групп националистов происходит по инерции, в то время как автономные праворадикалы заняли выжидательную позицию. «Автономы» все больше сворачивают свое участие в публичной активности, и их деятельность скрыта от глаз постороннего наблюдателя.   Традиционные акции Большинство традиционных акций ультраправых приходится на лето и осень, включая главное мероприятие года – «Русский марш». Череду мероприятий открывает отмечаемый ежегодно 25 июля «День правого политзаключенного». Пожалуй, единственным городом, где националистам удалось самостоятельно провести не одиночный пикет, посвященный этой дате, стал Калининград. Впрочем, несмотря на участие сразу трех местных движений – Балтийского авангарда русского сопротивления (БАРС), Комитета общественной самозащиты (КОС) и Российского общенародного союза (РОС), на него пришло только 8–10 человек. В остальных городах ультраправым пришлось либо довольствоваться одиночными пикетами, либо кооперироваться с представителями либеральных движений. В некоторых случаях акции и вовсе не удалось провести в задуманном формате. Например, в Самаре местные активисты «Новой оппозиции» и сторонники «Арподготовки» хотели пройти по городу шествием с портретами заключенных, но им помешала полиция – и все свелось к обычной прогулке без символики. Стоит добавить, что те ультраправые, кто принял участие в общеоппозиционном марше «За свободный интернет», прошедший в Москве 23 июля, или в акциях солидарности с ним в регионах, использовали марш как повод для защиты своих «политзаключенных», многие из которых действительно осуждены за публикации в интернете. Следующая традиционная акция, которую отмечают националисты, – «День памяти жертв этнопреступности», который проводится в выходные, ближайшие к 1 октября (день гибели Анны Бешновой). В этом году проведением «Дня памяти» занялся Комитет «Нация и свобода» (КНС). В Москве мероприятие прошло в районе Жулебино на месте гибели Николая Иванова (спортсмен, который был убит выходцем из Чечни). Около 20 активистов расставили портреты «жертв этнопреступности», положили цветы и зажгли свечи. В аналогичной акции в Санкт-Петербурге на станции метро «Технологический институт» (где 3 апреля произошел теракт) участвовало вдвое меньше активистов КНС. В других городах все свелось к одному одиночному пикету и распространению листовок. Остальные националисты, насколько можно судить, дату проигнорировали. Впрочем, с примерно таким же «размахом» этот день отмечается все последние годы. Уже начиная с конца лета – начала осени ультраправые начали готовиться к самому важному для них событию года – «Русскому маршу». Несколько последних лет в Москве главным шествием считался марш в Люблино, организация которого почти всегда проходила в атмосфере ругани и разладов. Этот год не просто не стал исключением, но и, вероятно, побил все предыдущие рекорды скандальности. Начало очередному витку внутренних конфликтов было положено еще до того, как началась подготовка к «Русскому маршу». В конце августа Партия националистов (ПН) обвинила лидера движения «Черный блок» Владимира (Ратникова) Комарницкого в том, что они являются провокаторами и работают на спецслужбы. Поводом послужил скандал, разгоревшийся после того, как на общеоппозиционной акции «За свободный интернет» активисты «Черного блока» выставили националистов в неприглядном свете: попытались напасть на двух активисток ЛГБТ-движения1. В интернете появились длинные посты и ролики с разного рода заверениями в правдивости выдвинутых против «Черного блока» обвинений, а также видео, в котором один из лидеров ПН Константин Филин публично «вызвал» Владимира Ратникова «поговорить» и «предъявил ему за кураторскую игру»2. Этот «вызов» в духе криминальных разборок получил соответствующее продолжение. Сначала, видимо, 8 сентября, группа молодых людей из «Черного блока» вместе со своим лидером напали на Филина и еще одного лидера движения ПН Илью Сотникова, которые вышли из офиса ПН. Как сообщалось, в завязавшейся драке В. Ратников получил ножевое ранение руки, а в сторону остальных участников был распылен слезоточивый газ3. Через несколько дней после этого в роли агрессора выступили лидеры ПН, а именно Филин, Сотников, Иван Новиопов и Андрей Петровский, которые явились во двор к Ратникову и потребовали, чтобы тот вышел из квартиры для выяснения отношений. Как это обычно бывает в подобных ситуациях, Ратников вызывал подмогу, и к месту встречи приехали активисты «Черного блока», вооруженные травматическими пистолетами. Из сильно разнящихся описаний происходящего4 достаточно сложно судить, что именно произошло, но дело кончилось дракой один на один между Петровским и Ратниковым без серьезных последствий5. К «Русскому маршу» этот конфликт имел опосредованное отношение – вплоть до момента, когда Комитет «Нация и свобода» публично пригласил целый ряд организаций вступить в созываемый им московский оргкомитет шествия. Помимо собственно Партии националистов, приглашение КНС, естественно, получило и близкое к нему движение «Черный блок». Лидеры ПН увидели в этом попытку перехвата инициативы и назвали создаваемый КНС оргкомитет «фейковым». Более того, ПН заявила, что оргкомитет московского марша уже существует много лет и с 2016 года его возглавляет лидер ПН Иван Белецкий, замещающий на этом посту Дмитрия Демушкина, который отбывает тюремное заключение. Результатом такого поворота событий стало появления двух центров по подготовке «Русского марша» – с КНС и ПН во главе соответственно. Каждый из них регулярно публиковал списки присоединившихся к ним движений и организаций, а также пытался опередить конкурента в согласовании акции. Вплоть до марша оба движения обличали друг друга в раскольнической деятельности, работе на спецслужбы и провокаторстве Таким образом, тлевший несколько лет конфликт конкурирующих организаций, возникших на обломках запрещенного Объединения «Русские», достиг апогея.   Неожиданно в этой ситуации возникла третья сторона – вышедший из Партии националистов Юрий Горский вместе со своим соратником по расколу в «Новой оппозиции» Романом Ковалевым (см. подробнее в нашем предыдущем докладе6). Ковалев тоже подал заявку на проведение шествия в Люблино (Горский не мог быть заявителем, так как находится в эмиграции и является фигурантом уголовного дела), которая, к всеобщему удивлению, 22 октября получила одобрение властей. КНС выразил готовность примкнуть к согласованной акции, а вот ПН, не готовая к примирению с Горским, начала пугать мэрию перспективой силового прорыва на марш. Белецкий даже пообещал, что его сторонники потом прорвутся и на Манежную площадь, куда он пригласил футбольных фанатов, скинхедов и «радикалов с Кавказа»7. Последнее заявление ему впоследствии неоднократно припоминали противники. За несколько дней до шествия власти преподнесли националистам еще один сюрприз: на совещании в мэрии 31 октября все заявки неожиданно были объединены в одну, причем сделано это было, насколько можно судить, вопреки воле заявителей. Кроме того, по неясным причинам все организационные вопросы были доверены более радикально настроенным лидерам Партии националистов. Склоки, противоречивые заявления, попытки выдавить конкурентов из числа соорганизаторов продолжались вплоть до самой акции. Возможно, это послужило одной из причин беспрецедентного снижения общего количества участников – 4 ноября в Люблино приехало всего около 300 человек. Такая численность стала абсолютным антирекордом за все годы, включая даже 2008-й, когда марш был запрещен и Дмитрий Демушкин с примерно 500 активистами устроили несогласованное шествие по Новому Арбату, закончившееся дракой с ОМОНом. В этом году также не обошлось без проблем с полицией. Еще до начала движения колонн несколько организаторов – Ковалев, Ратников и Владимир Бурмистров, представлявший КНС, – объявили, что шествие отменяется, так как полиция отказывается пропускать часть баннеров. Партия националистов и ее соратники к этому демаршу не присоединились и принялись строить своих сторонников в колонны. В возникшей неразберихе, где одни собираются уйти, другие – остаться, а полиция требует начинать шествие или покинуть огороженную территорию, начались задержания. Группа вытесненных за рамки активистов (около 30 человек) предприняла попытку провести шествие по перпендикулярной улице, но уже примерно через 10 минут ее догнал ОМОН. Большинство участников этой группы, а также несколько человек, просто оказавшихся рядом, были задержаны. Оставшиеся участники шествия – около 200 человек – прошли по традиционному маршруту. Во главе колонны шли православные хоругвеносцы и активисты Партии националистов. Кроме того, были замечены несколько флагов НСРД «Черное солнце», НРА, флаг КНС, флаг «Новой оппозиции» и несколько флагов «Непримиримой лиги» (автономные ультраправые). С флагом с лозунгом «Узники совести, вы не забыты» шел известный санкт-петербургский неонацист Андрей Линок, возглавлявший в прошлом банду «Линкольн-88». Во время движения был задержан лидер колонны Константин Филин, выкрикнувший лозунг «Мусора – позор России!». В остальном марш прошел без эксцессов и закончился традиционным митингом8. Явный провал марша вызвал критику всех его организаторов, но, пожалуй, наиболее драматически события вокруг шествия сказались на Партии националистов, против которой выступили не только оппоненты, но и бывшие соратники. Например, известный в ультраправых кругах неоязычник Дмитрий «Див» Мелаш, неоднократно выступавший в поддержку Дмитрия Демушкина, после «Русского марша» записал несколько видеороликов, в которых не только лично назвал лидера ПН Белецкого склочником и плохим организатором, но и обнародовал отречение от ПН троих бывших участников ее оргкомитета – Александра Грузинова, Дмитрия Шахина и Владимира Ростовцева (Глускина). Насколько можно понять, все трое уже достаточно давно отошли от деятельности партии, но теперь из-за несогласия с курсом Белецкого, ставшего, по их мнению, «могильщиком русского движения», планируют официально распустить оргкомитет и уведомить об этом Минюст9. Помимо шествия в Люблино, в Москве состоялся и альтернативный марш Русского национального фронта, который, как и в предыдущие годы, прошел в районе станции метро «Октябрьское поле». Эта акция прошла традиционно и без эксцессов: маршировали и выступали: Союз православных хоругвеносцев, партия «Великая Россия», Русское имперское движение, движение «За национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны» и т.д., а также «новички» – движение «Право на оружие» и противники абортов. После шествия состоялся митинг, неожиданным спикером которого стал протоирей Всеволод Чаплин. В акции участвовало около 370 человек. Примечательно, что за счет провала люблинской акции альтернативный марш впервые превзошел по численности основной, хотя количество его участников по сравнению с предыдущими годами почти не изменилось10. Стоит добавить, что СМИ до сих пор уделяют этому шествию в разы меньше внимания, хотя именно марш в Люблино теперь имеет все шансы стать даже более маргинальным. В регионах ситуация была не лучше. В городах, где традиционно проводили «Русские марши»,, таких как Волгоград, Краснодар, Курск, Мурманск, Петрозаводск, Тула, Ростов-на-Дону, даже не были сформатированы инициативные группы для подачи уведомлений, не были созданы группы или мероприятия в сети «ВКонтакте». Там же, где такие группы появились, акции в подавляющем большинстве случаев не были согласованы. Более или менее успешно 4 ноября националисты отметили в Екатеринбурге, Новосибирске и Твери, где их мероприятия посетило 100, 70 и 50 человек соответственно. Также в том или ином виде акции прошли еще в 5 городах: Санкт-Петербурге (суммарное количество участников около 35 человек), Вологде (около 10 человек), Пензе (около 20 человек), Пскове (около 10 человек) и Севастополе (около 30 человек), но, как видно из приведенных данных, желающих посетить «марш», набралось совсем немного11. Таким образом, в этом году акции, помимо Москвы, прошли только в 9 городах, что сделало этот «Русский марш» самым слабо представленным в географическом смысл. Год назад он в том или ином виде состоялся в 11 городах, два года назад – в 23, три года назад – в 36. Напомним, тенденция на сужение территориального охвата и сокращение численности обозначилась в 2014 году, после раскола по «украинскому вопросу» и резкого усиления давления на ультраправую среду. До 2014 года, напротив, география марша устойчиво расширялась год от года, росло и суммарное количество участников акции. Отчасти верно это и для всех остальных традиционных акций, которые, впрочем, начали терять популярность еще до разворачивания конфликта в Украине.   Иная публичная активность Помимо участия в традиционных ежегодных мероприятиях, летом и осенью националисты с разной степенью энтузиазма проявляли и ситуативную уличную активность. В прошлом подобные акции чаще всего носили ксенофобный характер и, так или иначе были направлены против мигрантов. Однако после того, как давление властей на ультраправую среду резко возросло, националисты вынуждены были отказаться от привычной повестки. Одни движения нашли решение проблемы в том, что пошли на сотрудничество с либеральной оппозицией и стали выходить на улицы под общегражданскими лозунгами, другие, в первую очередь те, кто поддержал в свое время «Русскую весну» и разошелся с либералами во взглядах на «украинский вопрос», и вовсе дистанцировались от митинговой активности. Эта тенденция четко обозначилась в 2016 году и сохранила свою актуальность до сих пор. Например, такие организации, как Национально-демократическая партия (НДП) Константина Крылова, Русское имперское движение (РИД) Станислава Воробьева, коалиция Русский национальный фронт (РНФ), группа «Русские СПб» Дины Гариной и Национально-консервативное движение (НКД), почти не выводили своих сторонников на улицы. Даже немногие попытки такого рода (кроме 4 ноября) зачастую встречали противодействие со стороны властей или просто оказывались совсем малочисленными. Например, РНФ 1 августа намеревался провести в Москве митинг «против репрессий», но не смог добиться согласования акции. По той же причине не состоялся запланированный в конце июля митинг НКД против фильма «Матильда». Несколько больше повезло РИД, которое в сентябре в Санкт-Петербурге смогло получить разрешение на акцию, также направленную против картины Алексея Учителя, но мероприятие получилось камерным: в глубине Удельного парка собралось только 12 человек. Помимо перечисленного, праворадикалы из этой части националистического спектра изредка проводили одиночные пикеты, раздавали листовки или присоединялись к локальным акциям с неполитической повесткой. Вся эта деятельность почти не привлекала внимания СМИ и проходила в узком кругу Таким образом, эти группы ультраправых занимают выжидательную позицию и вместо «проблемных» митингов все активнее вовлекаются в более безопасные форматы, такие как лекции, круглые столы, конференции и т.д.   В противоположность им те националисты, кто сделал ставку на кооперацию с либеральной оппозицией, летом и осенью были куда активнее. В ряде случаев они присоединялись к митингам, пикетам и сходам, организованным другими оппозиционерами, или же, гораздо реже, брали на себя проведение таких мероприятий в регионах. Представителей этой части националистов можно было увидеть и на акции Алексея Навального против коррупции 12 июня, и на обеих акциях ПАРНАС и «Демвыбора» «За свободный интернет» 23 июля и 26 августа, и на сходах 7 октября (в день рождения Владимира Путина), предложенных тем же Навальным. Особенно активно посещали перечисленные мероприятия сторонники «Артподготовки» Вячеслава Мальцева, Партия националистов, КНС, «Черный блок», группа «Национал-революционный авангард» (НРА), «Псковская русская республика» Георгия Павлова и другие. Как мы уже писали в предыдущих отчетах, эти группы не могут похвастаться массовостью: на согласованных акциях – суммарно присутствовало не более 50 их сторонников даже в Москве, на несогласованных численность не поддается подсчету ввиду отсутствия символики, но, скорее всего, порядок тот же. Самостоятельные же акции националистов обычно сводились к одиночным пикетам, раздаче листовок и т.п. Исключением стали общеоппозиционные акции, инициированные триумвиратом «Артподготовка», «Новая оппозиция» и Партия националистов, но, впрочем, успешными их тоже назвать сложно. Летом и осенью эти три организации продолжили свои «прогулки» во многих городах страны. Изначально, когда «прогулки» только появились, они привлекали большое внимание СМИ, так как быстро охватывали все большее число городов – от единиц осенью 2016 года до 100 в марте 2017 года, да и сам формат был в новинку. К лету интерес к «прогулкам» явно начал падать как у СМИ, так и у самих активистов. География акции перестала расширяться, количество участников в лучшем случае измерялось десятками (а чаще – единицами), а самые массовые московские и санкт-петербургские «прогулки» стали постепенно терять активистов. Низкая посещаемость подрывала основополагающую идею акции – служить рычагом давления на власти, отказывающие оппозиции в согласовании митингов. Кроме того, в разных регионах страны участников «прогулок» все чаще стали задерживать сотрудники полиции, против некоторых возбуждали административные и даже уголовные дела.   В условиях, когда массовая уличная активность превратилась для ультраправых в труднодоступное и опасное дело, многие движения стали искать иные форматы участия в общественной жизни. Например, во многом благодаря Мальцеву большую популярность набрал формат видеоблогерства, к нему подключились многие лидеры националистических движений. Нельзя назвать эту деятельность успешной, так как большинство их роликов в лучшем случае набирает несколько тысяч просмотров (чаще – несколько сотен), что не может сравниться с аудиторией того же Мальцева или тем более Навального. Националисты также посвящают много внимания проведению различных круглых столов, конференций и лекций. Как правило, на подобных мероприятиях собирается не больше 20–30 человек. Почти незаметной остается и рейдовая активность, которая, напомним, резко снизилась после того, как против лидеров наиболее крупных инициатив такого рода (Николая Бондарика, Дмитрия Боброва, Дмитрия Евтушенко, Алексея Колегова, Максима Марцинкевича и других) были возбуждены уголовные дела. На интернет-ресурсах политически активных групп националистов все реже можно увидеть рекламу клуба боевой или спортивной подготовки. Это не значит, что сами по себе тренировки стали менее популярными, просто такую деятельность теперь меньше рекламируют открыто. В целом, публичная составляющая жизни националистов постепенно сворачивается, так как ее основные участники – автономные ультраправые – все реже отзываются на призывы политических лидеров. Как было показано выше, в этой ситуации одни националисты ищут выходы на другую аудиторию (левых, либералов, гражданских активистов), а другие выжидают, коротая время в «междусобойчиках».   «Революция» 5 ноября Явным исключением стали события, связанные с «революцией 5 ноября 2017 года», давно, еще в 2013 году, назначенной Вячеславом Мальцевым. Касались эти события в первую очередь деятельности триумвирата «Артоподготовка» –ПН –«Новая оппозиция». Предполагалось, что 5 ноября, в день Порохового заговора Гая Фокса, получивший всенародную известность после комикса «V for vendetta», сторонники Мальцева, их союзники и представители других оппозиционных движений начнут «новую историческую эпоху» (с отсчета дней до ее наступления Мальцев начинал каждый выпуск своей передачи «Плохие новости»). Однако вместо того, чтобы повторить успех персонажа комикса, сторонники Мальцева скорее пошли по стопам настоящего Гая Фокса и его сообщников, которые ничего не добились, кроме собственной казни. Начало более или менее активным действия было положено 25 октября, когда на сайте «5.11.17» появился призыв от имени В. Мальцева на русском, английском и французском языках. В обнародованном тексте предлагалось 5 ноября выйти на улицы для проведения «народного референдума», где люди должны «голосовать руками» и требовать отставки Владимира Путина и правительства, а также роспуска Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного суда и так далее. Материал не содержал призывов к какому-либо насилию, не сообщал, куда людям выходить и что делать. В целом большая часть воззвания была посвящена критике действующего политического режима, а не плану действий активистов. Скорее всего, правоохранители и без этого воззвания готовились к 5 ноября, но, возможно, его появление форсировало события, так как в течение следующих нескольких дней против сторонников «Артподготовки» была развернута целая кампания: 27 октября в Красноярске суд признал «Артподготовку» экстремистской организацией; во многих городах прошли обыски и задержания активистов; задержанным в Москве в середине октября активистам движения, предположительно планировавшим поджечь сено на Манежной площади, предъявили беспрецедентно суровые обвинения в подготовке террористического акта; ресурсы «Артподготовки» были заблокированы вместе с ресурсами близкой к ней Партии националистов. Во многом благодаря активизации правоохранительных органов 5 ноября ничего, похожего на революцию, не состоялось. Это не помешало полицейским задержать более 400 человек по всей стране. Основная масса задержаний пришлась на Москву, где 5 ноября в центр города были стянуты полиция и Росгвардия, Манежная площадь была перекрыта, вдоль улицы Тверская дежурили правоохранительные органы, пространство перед вестибюлем станции метро «Площадь Революции» было заполнено автозаками. У людей на Тверской улице и вокруг Манежной площади проверяли документы, а все, кто был с рюкзаками, проходили процедуру досмотра.  Наблюдатели Центра «Сова» не заметили ни на Манежной и Пушкинской площадях, ни на Тверской никаких попыток демонстрировать символику «Артподготовки», скандировать лозунги или еще каким-либо образом выказывать «революционные» настроения. Не отмечалось даже больших скоплений людей, так что среди задержанных оказалась и просто гулявшая в центре молодежь. Скажем, по данным ОВД-Инфо, на Тверской были задержаны 22 человека, которые вышли с конференции «Чтения Адама Смита». Правоохранительные органы заявили, что эти люди оказались в автозаке, поскольку подходят под некую ориентировку. А на Пушкинской площади задержали несколько человек, игравших в Pokemon Go. По итогам задержаний было составлено 328 протоколов, из которых 182 — по ст. 19.3 КоАП («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»), 111 протоколов – по ст. 20.2 КоАП («Нарушение порядка проведения массовых акций»), 19 – по ст. 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»), 13 – по ст. 5.35 КоАП («Неисполнение родителями обязанностей по воспитанию несовершеннолетних»). Три случая касались нарушения правил въезда в Россию12. В регионах, если акции и состоялись, то по посещаемости были близки к «прогулкам». Например, в Санкт-Петербурге участвовало около 100 человек, в Волгограде – около 30, в Краснодаре – 10 и т.д. О беспорядках или столкновениях с полицией не сообщалось. По данным ОВД-Инфо, всего по стране задержалине менее 448 человек. Сколько из них являются активистами «Артподготовки» или союзных ей движений, сколько оказались на улице, поскольку действительно собирались принять участие в «революции», а сколькими двигало любопытство или они вообще были задержаны случайно, понять невозможно. По данным полиции, активисты «Артподготовки» во многих регионах готовили нападения на полицейских и подрывы зданий. Кроме того, правоохранители отрапортовали, что при обысках у задержанных регулярно изымали агитационные материалы, взрывчатые вещества, ножи и другие предметы, которые могут быть использованы как оружие. В течение первой половины ноября против сторонников «Артподготовки» было возбуждено как минимум 23 уголовных дела по различным статьям, включая подготовку к совершению террористических актов (ст. 30 УК и ст. 205 УК), участие в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК), приготовление к участию в массовых беспорядках (ст. 30 ч. 2 ст. 212 УК) и т.д. Сами же сторонники «Артподготовки», в свою очередь, уверяют, что полиция подбрасывала активистам оружие и компоненты взрывчатых веществ, пытаясь выдать мирную акцию за подготовку вооруженного восстания. Как бы то ни было, сразу после 5 ноября в интернете разошлась шутка, что главный лозунг сторонников «Артподготовки» – «Не ждем, а готовимся» – взяли на вооружение правоохранительные органы.   После 5 ноября на Мальцева обрушилась волна критики со стороны представителей многих политических групп, в том числе большинства националистов. Некоторые прямо назвали его «кремлевским провокатором», но в подавляющем большинстве случаев Мальцева обвиняли в том, что своими призывами он поставил под удар сторонников, в то время как сам находился в безопасности за границей. В целом, вряд ли кто-то ожидал, что 5 ноября действительно пройдут какие-то массовые акции. Триумвират подошел к этой дате обезглавленным, так как сам Мальцев еще в июле покинул Россию, еще раньше так же поступил лидер Партии националистов Белецкий, а основатель «Новой оппозиции» Марк Гальперин уже несколько месяцев как находился под арестом. Безусловно, свою роль сыграли и неожиданно, даже чрезмерно, активизировавшиеся правоохранительные органы, и пассивное отношение к акции представителей других оппозиционных групп. Вообще, интерес к этой теме постепенно снижается, а большинство групп националистов дистанцировалось от сторонников «Артподготовки» и даже не отслеживает возбужденные в связи с «5.11.17» уголовные дела.   Выборы Важным сюжетом, которому националисты уделяли летом большое внимание, стали московские муниципальные выборы, назначенные на 10 сентября. В этот раз в желающих получить депутатский мандат недостатка не было, однако многие, заявлявшие о намерении участвовать в выборах, отсеялись еще на этапе регистрации. К таковым относились все ультраправые, выдвигавшихся при поддержке «школы мундепов» Партии националистов (ПН), в том числе бывший пресс-секретарь движения Денис Романов-Русский, а также Константин Филин, Андрей Петровский, Александр Иванов и другие сторонники ПН. Не были зарегистрированы и кандидаты от группы «Честь и свобода» Александр Самохин и Павел Фоломкин, хотя, возможно, они сами отказались от выдвижения. Был зарегистрирован, но впоследствии снят с предвыборной гонки по решению суда один из лидеров партии «Родина» Михаил Бутримов. Впрочем, список тех, кто все же добился регистрации, не так уж короток. Например, в него вошли лидер московского отделения Комитета «Нация и свобода» Михаил Бурмистров (самовыдвижение), лидер «Черного блока» Владимир Ратников (выдвигался от партии ПАРНАС под настоящей фамилией Комарницкий), лидер движения РОНА Олег Филатчев (самовыдвижение), экс-член оргкомитета ПН Александр Грузинов (самовыдвижение) и одна из лидеров Национально-демократической партии (НДП) Надежда Шалимова (выдвигалась от коалиции «Москва и москвичи»). Например, Бурмистров, который баллотировался по Ломоносовскому району Москвы, для привлечения внимания к своей персоне организовал кампанию «Здоровый район», в рамках которой планировал проводить различные командные соревнования среди жителей районов Ломоносовский и Академический. Достаточно активным выдвиженцем была Шалимова, которая баллотировалась в Хорошевском районе. Примечательно, что в листовках Шалимовой ее деятельность в НДП не упоминалась, указывалось только, что она работала в Агентстве политических новостей (АПН). В ее агитационных материалах также отсутствовали традиционные для ультраправых тезисы, а ставка делалась на вопросы местного благоустройства и борьбу с «произволом» московских чиновников. То же можно сказать и о Филатчеве (Лосиноостровский район), и даже о неонаци Ратникове (Академический район), на странице которого в Facebook не содержалось информации о его лидерстве в НС-движении, зато было немало репостов материалов различных либеральных изданий, таких как РБК, телеканал «Дождь» и т.д. Однако пройти в муниципальные советы не смог никто из националистов. Более того, даже те двое ультраправых, кто вплоть до этих выборов имел депутатский статус, после 10 сентября его лишились: как уже говорилось, из выборной гонки выбыл один из лидеров «Родины» Бутримов, в результате чего он потерял свой пост в районе Вешняки, а еще один депутат, Грузинов, выборы проиграл и тоже вынужден был сдать свой мандат в районе Хорошово-Мневники. В целом, для ультраправого поля это достаточно типичная ситуация. Националисты крайне редко успешно выступают на выборах, так как не имеют в своем распоряжении ни ресурсов провластных кандидатов, ни даже тех преимуществ, которыми располагает левая и либеральная оппозиция. Впоследствии многие праворадикальные группы заявляли о поддержке таких получивших мандаты активистов, как Константин Янкаускас («Партия 5 декабря») и Владимир Залищак («Новая оппозиция»). Несмотря на то что оба упомянутых активиста сотрудничали с ультраправыми, националистами они не являются.   Некоторые группы националистов заинтересовались и будущими выборами, в том числе президентскими, которые должны пройти в марте 2018 года. Например, еще в июне ресурсы «Артподготовки» начали распространять ролик с предвыборной программой В. Мальцева, который еще зимой объявил о намерении баллотировать в президенты. Программа Мальцева включала в себя стандартные (для «технического» кандидата) пункты о борьбе с коррупцией, люстрации, роспуске и запреет спецслужб, сокращении сроков работы депутатов и президента. Но кроме них в программу вошел пункт, характерный для ультраправых – введение визового режима для граждан из стран Средней Азии. Были также упомянуты пересмотр результатов приватизации и частичная национализация промышленности. Однако в июле Мальцев покинул страну, поэтому вопрос о его выдвижении явно потерял актуальность. Собственную инициативу, связанную с будущими выборами, в конце июня представили Постоянно действующее совещание национально-патриотических сил России (ПДС НПСР) и РНФ. Коалиция объявила о начале формирования списка «народных лидеров», из числа которых будут выдвигаться кандидаты в губернаторы, мэры, главы местного самоуправления и главы районов. Кроме того, один из таких «народных лидеров» должен быть выдвинут и на президентских выборах в качестве единого кандидата от национально-патриотических сил. Напомним, в 2012 году та же группа национал-патриотов пыталась продвигать на пост президента страны генерала Леонида Ивашова, но Ивашов тогда не смог добиться регистрации. Осенью движение сформировало достаточно длинный список «народных лидеров», куда вошли более 20 человек: Виктор Алкснис (экс-член Российского общенационального союза Сергея Бабурина и движения «Отчизна» Альберта Макашова), Кирилл Барабаш (лидер движения Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), в заключении, Владимир Боглаев (директор Череповецкого литейно-механического завода), Юрий Болдырев (член ПДС НПСР, в 90-е входил в Совет Федерации, сооснователь «Яблока»), Игорь Гундаров (доктор медицинских наук, стал известен благодаря тому, что настаивал, что у президента Украины Ющенко была проказа), Павел Грудинин (директор ЗАО «Совхоз имени Ленина», в 2011 году выдвигался в Мособлдуму от КПРФ, но был снят с выборов за дискриминационные заявления), Юрий Екишев (лидер движения «Парабеллум», в заключении), Ирина Ермакова (движение «Народный собор»), Леонид Ивашов (член Изборского клуба, один из учредителей «Собора русского народа»), Владимир Квачков (экс-лидер движения Народного ополчения им. Минина и Пожарского, в заключении), Николай Коломейцев (член КПРФ), Виктор Кудрявый (заместитель министра энергетики России (1996–2003), бывший председатель Совета директоров РАО ЕЭС России), Валерий Парфёнов (ИГПР «ЗОВ», в заключении), Елена Рохлина (Фонд поддержки русских политзаключенных), Андрей Савельев (партия «Великая Россия»), Константин Сивков (член Движения за национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны), Василий Симчера (член Изборского клуба), Олег Смолин (член КПРФ), Виктор Соболев (генерал-лейтенант, член КПРФ), Александр Соколов (член ИГПР «ЗОВ», в заключении), Игорь Стрелков (глава фонда «Новороссия», сооснователь Комитета 25 января), Владимир Филин (лидер Движения за национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны). Из этого списка ПДС НПСР выбрало четверку кандидатов, достойных, с их точки зрения, занять президентский пост. Это Боглаев, Болдырев, Грудинин и Соболев. Позже список пополнил Квачков, чью фамилию добавили, видимо, для того, чтобы привлечь внимание к его уголовным делам. После этого движение начало переговоры с левыми организациями, в первую очередь с КПРФ, о выдвижении кого-то из фигурантов составленного ДДС НПСР списка в качестве единого кандидата на президентские выборы. Шансы на успех переговоров весьма повысили ноябрьские праймериз «Левого фронта». Для первого тура голосования был сформирован достаточно длинный список кандидатов, куда, помимо прочих, прошли четверо «народных лидеров» – Алкснис, Болдырев, Грудинин и Коломейцев. Большой неожиданностью стало то, что во второй тур, где требовалось сделать выбор между двумя кандидатурами, вышли двое из этой четверки – Болдырев и Грудинин13. Последний набрал большинство голосов, что повысило его шансы принять участие в президентской гонке. Самые большие надежды ПДС НПСР возлагает на КПРФ, которая могла бы выдвинуть Грудинина вместо Геннадия Зюганова и тем самым обеспечить кандидату известность и поддержку сторонников партии, хотя шансов на такое развитие событий мало. Примечательно, что члены РНФ и ПДС НПСР неоднократно публично осуждали сотрудничество ряда ультраправых групп с либеральной оппозицией. Теперь же многие националисты осуждают самих РФН и ПДС НПСР за сотрудничество с левыми, особенно с коммунистами.   Примечания РОО Центр "Сова" была 30.12.2016 принудительно внесена Минюстом в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента". Мы не согласны с этим решением и обжалуем его. 1 Националисты попытались напасть на ЛГБТ // Центр «Сова». 2017. 28 августа (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/08/d37758/). 2 В продолжение темы: «Кураторские пешки активизировались в националистической среде в преддверии ноября 2017 г.» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 4 сентября. 3 Развитие темы «Москва кураторская» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 9 сентября. ). 4 Тем временем очередной порожняк от «Партии Инвалидов» // Официальная страница движения «Автономные НС Москвы». 2017. 11 сентября. 5 Следующая глава к теме «Москва кураторская» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 13 сентября. 6 Ультраправые в протесте. Зима-весна 2016–2017 гг. // Центр «Сова». 2017. 11 августа (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2017/08/d37611/). 7 Призыв на Русский Марш // YouTube.com. 2017. 26 октября. 8 Подробнее об акции см.: «Русский марш-2017» в Москве // Центр «Сова». 2017. 5 ноября (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/11/d38205/). 9 Белецкий кто он такой? Просветительская беседа // YouTube.com. 2017. 12 ноября. 10 Напомним, в 2016 году марш РНФ привлек примерно 320 человек, а годом ранее – 360. 11 Подробнее об акции см.: «Русский марш-2017» в регионах // Центр «Сова». 2017. 13 ноября (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/11/d38253/). 12 Задержания сторонников Мальцева 05.11.17. Вся Россия // ОВД-Инфо. 2017. 5 ноября (https://ovdinfo.org/news/2017/11/05/zaderzhaniya-storonnikov-malceva-051117-vsya-rossiya). 13 Выборы кандидата в Президенты от левых сил // Левый фронт (https://www.leftfront.org/candidate2018/).

23 декабря 2017, 10:16

Рождественское перемирие: Когда раздастся первый выстрел

Путин и Меркель согласовали минский процесс на будущий год

Выбор редакции
18 декабря 2017, 20:00

Как создавалась "иммунная система" СССР

Заседание Изборского клуба, посвященное 100-летию создания Всероссийской чрезвычайной комиссии. Почему к приходу большевиков к власти государство фактически осталось без "иммунной системы" - как происходило её создание и налаживалась работа. На каких идеологических постулатах основывалась комиссия и какие коррективы внесла реальность. В честь 100-летия ВЧК редакция телеканала "День" планирует создать серию фильмов: «Первый год», «Савинков и ВЧК», «Командировка Кедрова», «ВЧК и интеллигенция», «Особая группа Яши Серебрянского». В данный период времени мы находимся в поисках средств для реализации этого проекта. Поддержать канал ДеньТВ https://goo.gl/r6omnC #ДеньТВ #Изборскийклуб #ВЧК #большевики #ОГПУ #Дзержинский #СССР #историяРоссии #Зданович #Фефелов #Сталин #орденскиеструктуры #Российскаяимперия #эсеры #Лубянка

Выбор редакции
18 декабря 2017, 18:41

Состоялась встреча митрополита Ханты-Мансийского и Сургутского Павла с Прохановым Александром Андреевичем и представителями Изборского клуба

В ходе встречи обсуждались вопросы взаимодействия Ханты-Мансийской митрополии с Изборским клубом. https://izborsk-club.ru/14505

18 декабря 2017, 18:34

Александр Проханов: В Югре можно создать идеальное общество

В Югре учредили отделение Изборского клуба. Это собрание известных политиков, мыслителей и общественных деятелей, объединённых патриотической идеей. Сегодня его единомышленники есть по всей России. Видео: https://izborsk-club.ru/14502

Выбор редакции
18 декабря 2017, 18:32

В Югре появилось отделение Изборского клуба

Члены Изборского клуба рассказали об дальнейших планах своего объединения, и о той роли, которую должен сыграть Ханты-Мансийский автономный округ в развитии арктического региона. https://izborsk-club.ru/14500

17 декабря 2017, 10:14

Донецк ответит Киеву «Дончанкой» и 3 тысячами партизан

Поставки оружия из-за океана больно ударят по самой Украине

Выбор редакции
15 декабря 2017, 16:06

Члены Изборского клуба хотят сформулировать «Югорскую мечту»

Источник: ugra-news.ru Рабочая встреча губернатора Югры Натальи Комаровой и экспертов Изборского клуба состоялась сегодня в Ханты-Мансийске, в здании правительства региона. А завтра в столице округа состоится учредительная конференция этого общественного объединения, а также круглый стол «Югра в контексте российской геополитики». Читать далее »Прочесть полный материал можно в моём блоге.

Выбор редакции
15 декабря 2017, 16:00

Члены Изборского клуба хотят сформулировать «Югорскую мечту»

Источник: ugra-news.ru Рабочая встреча губернатора Югры Натальи Комаровой и экспертов Изборского клуба состоялась сегодня в Ханты-Мансийске, в здании правительства региона. А завтра в столице округа состоится учредительная конференция этого общественного объединения, а также круглый стол «Югра в контексте российской геополитики».

Выбор редакции
15 декабря 2017, 10:31

Делегация Изборского клуба работает в Югре

На встрече с губернатором члены организации обсудили направления деятельности нового отделения с учетом специфики региона, а также реализацию патриотического проекта организации. https://izborsk-club.ru/14487

14 декабря 2017, 19:14

Госдеп – Москве: Хватит бомбить Донбасс!

США обвинили Россию в артналётах на мирные города и в создании гуманитарной катастрофы

Выбор редакции
14 декабря 2017, 08:31

Русская цивилизация против антисистем. Доклад Изборскому клубу под редакцией Виталия Аверьянова (кислая)

Россия, всегда укрощавшая системы со знаком минус, исторические «антимиры», на этот раз встает перед вызовом глобальной отрицательной цивилизации Бой идет святой и правый, Смертный бой не ради славы, Ради жизни на земле…А. Твардовский Введение 1. Типы Антисистем 2. Глобальная Антисистема: чем это нам грозит  3. Антисистема как образ врага  4. О "малом народе" Заключение Введение53 комментария

12 декабря 2017, 15:39

Александр Нагорный. Без идеологии не будет сильной экономики

Политолог, заместитель главного редактора газеты "Завтра" Александр Нагорный рассказывает о деятельности Изборского клуба, в частности о поездке в Китай. Как происходит налаживание диалога с КНР, на чём основаны потрясающие темпы роста китайского ВВП и можно ли перенять китайский опыт. Почему у либерально-монетаристского подхода правительства и Центробанка нет будущего. Каковы проблемные стороны китайской экономической модели и удастся ли руководству страны их преодолеть. Поддержать канал ДеньТВ https://goo.gl/r6omnC #ДеньТВ #Изборскийклуб #Китай #СССР #экономика #Глазьев #Центробанк #КПК #банки #кредиты #коммунизм #промышленность #ВВП #рост #Азия

12 декабря 2017, 07:55

ВЦИОМ: Мы видим, что языковую тему кто-то искусственно перекачивает

Банковский кризис переварили, «языковой вопрос» интересует людей куда меньше зарплат, ЖКХ и дорог, а реальные протестные настроения в Татарстане не внушают опасений — к таким успокоительным выводам пришли участники заседания экспертного совета по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам, который проходил накануне в КФУ. Корреспондент «БИЗНЕС Online» выслушал рассуждения о том, что слегка некомфортно в республике разве что атеистам.

11 декабря 2017, 14:27

Владислав Шурыгин: Борьба с террористами в Сирии еще не закончена

России предстоит еще много работы в этой ближневосточной стране.

09 октября 2016, 09:30

Андрей Кобяков. ДРАКОН, ОРЕЛ И МЕДВЕДЬ

Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы       Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы   Новый расклад сил в новом контексте Возвышение Востока на фоне заката Запада – чрезвычайно модная тема в СМИ, в научной, специальной и популярной литературе, в профессиональных дискуссиях и в телевизионных ток-шоу, вот уже два-три десятилетия непременно преподносимая как «горячая новость», интерес и внимание к которой не ослабевают, а только все более усиливаются. Почему со временем она лишь «горячее», становится понятным, если задаться вопросом, а что в этой «новости» действительно нового. Смещение центра тяжести в мировых процессах – постоянное явление в исторической жизни человечества. Сама история цивилизаций, параллельно с развивающимися или приходящими на смену друг другу, говорит об этом. Периоды, когда Восток по уровню экономической активности и богатству многократно превосходил Запад, не раз имели место и в глубокой древности, и в ещё сравнительно недавней истории человечества. Собственно, именной такой была историческая реальность как минимум до промышленной революции в Англии (которая впоследствии стала общезападным феноменом). Учёные, специализирующиеся на исторических экономических сопоставлениях, отмечают, что, основываясь на современных показателях, например, Индия того периода превосходила Англию на порядок, в частности, по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения. И даже ещё спустя 100 лет, то есть к моменту образования Британской империи, по уровню накопленного богатства Восток оставался далеко впереди Запада, хотя по показателям текущего производства и производительности труда Запад уже вырвался в лидеры. Таким образом, может представляться, что нынешнее, начавшееся несколько десятилетий назад возвышение Востока воспроизводит ситуации, которые уже не раз бывали в истории: ничто не ново... Однако это не так. Как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так же обстоят дела и с рекой Истории. Благодаря развитию транспортных, военных и коммуникационных технологий наш мир стал гораздо компактнее, а основанная на этих технологиях интенсивность торговых, финансовых, информационных, да и непосредственно физических взаимодействий стран, народов, экономических систем и отдельных людей вышла на уровень, не имеющий аналогов в мировой истории. Количественные изменения породили совершенно новое качество. Финансовые процессы, происходившие в древности в Индии или Персии, в Японии или Китае, были автономны и практически никак не отражались на других регионах мира. Более того, люди, в том числе и профессиональные финансисты, жившие в других регионах, могли об этих процессах просто вообще ничего не знать. Сегодня какой-нибудь обвал на бирже в Сингапуре или Гонконге мгновенно сказывается на поведении инвесторов и спекулянтов в Лондоне и Нью-Йорке. Торговля между отдаленными друг от друга регионами либо не существовала, либо имела эпизодический характер, осуществлялась в очень узком сегменте товаров, не приводя к сколь-нибудь существенной конкуренции для местных производителей и никак не сказываясь на ценах местных товаров. Сегодня уровень производственной, технологической и торговой конкуренции вырос настолько, что маленькая оплошность компании немедленно приводит к вытеснению её с рынка, география производства товаров все время меняется, а развитие специализации и кооперации привело к тому, что определение национальной идентичности того или иного конечного товара становится подчас нерешаемой юридической проблемой с учётом географического разнообразия составляющих его компонентов. Дальние военные походы и в древности, и в Средние века временами осуществлялись и даже были весьма масштабными, но с точки зрения современных военных реалий они долгое время оставались не столь уж и «дальними», и уж, во всяком случае, по понятным причинам их нельзя было отнести к мгновенным событиям: они требовали очень длительной подготовки, а сами военные кампании затягивались на многие десятилетия. Сегодня для подлёта межконтинентальных баллистических ракет требуются немногие часы, а для крылатых ракет средней дальности – иногда десятки минут. Разрушительная сила и современная точность даже неядерного вооружения таковы, что при массированном их применении последствия могут быть сопоставимыми с ограниченной ядерной войной. Мир стал иным. Мир стал больше – население земного шара только за последние 100 лет выросло на порядок и продолжает расти. В результате этого резко обостряется борьба за ресурсы экономического развития – энергию, минералы, лес, воду, землю, рынки, причём уже непосредственно в глобальном масштабе. Мир стал меньше – какое-то важное событие или изменение ситуации в одном конце земного шара почти мгновенно вызывает реакцию и приводит к изменениям в другом его конце. В этом контексте анализ расклада мировых экономических сил и среднесрочный прогноз его динамики позволяют не просто выделить господствующие количественные тенденции и тренды, но и дать основания для предвидения масштабных качественных метаморфоз в геополитике и геоэкономике. Для нас также принципиально важно, что этот анализ и прогноз задаёт объективные рамки для обсуждения вопроса о будущем месте Русской цивилизации в мире, о пресловутом «окне возможностей» – о том, что в силах изменить в свою пользу наша страна, а что нет и какими должны быть направления наших усилий. Без задания этих объективных рамок все рассуждения на данную тему имеют характер пустого фантазирования, произвольно варьирующего между крайностями «непременно светлого» или, напротив, «беспросветно мрачного» будущего, поскольку определяются не жёсткой реальностью, не «упрямыми фактами», а индивидуальными субъективными пристрастиями участников дискуссии. Пора снимать затемнённые очки – вне зависимости от того, в какой тон окрашены их стекла, – розовый или чёрный.     Методические замечания Для оценки расклада мировых экономических сил и его изменения во времени я пользовался данными всемирно известного независимого компаративиста (специалиста по межстрановым сопоставлениям) профессора Гронингенского университета Ангуса Маддисона (Angus Maddison), а именно его получившими популярность таблицами с данными по ВВП различных стран, регионов и мира в целом в неизменных ценах (в долларах 1990 года) с учётом паритета покупательной способности (ППС) валют с Рождества Христова и заканчивая 2008 годом (профессор А. Маддисон скончался в феврале 2010 года). На 2015 и 2030 годы в данном докладе сделана прогнозная экстраполяция на основе этих данных. Данные А. Маддисона представляются мне гораздо более репрезентативными и менее спорными по сравнению с соответствующими базами данных МВФ и Всемирного банка, в которых весьма заметна политическая ангажированность. В частности, обе эти базы были радикально пересмотрены после 2005 года, и пересмотр был осуществлён совершенно очевидно в угоду политической конъюнктуре, так как на основе старых баз данных Китай обгонял США уже около 2006-2007 годов, о чём я писал на сайте «Мировой кризис – хроника и комментарии» ещё в 2005 году. Позволю себе привести несколько цитат из той публикации. «К концу 2005 года Китай заготовил для мирового сообщества сенсацию. Сначала сведём информацию, изложенную в сообщениях агентства Reuters от 19, 20 и 22 декабря. Национальное бюро статистики Китая (НБС КНР) провело «первую экономическую перепись» страны, в которой было задействовано 13 млн человек – сборщиков информации. По результатам переписи НБС пересмотрело данные о ВВП Китая за 2004 год. Он оказался на 16,8% больше по сравнению с ранее публиковавшимися официальными данными и составил 15,99 трлн юаней. Пересмотрены также и данные ВВП Китая за 2004 год, выраженные в долларах – с 1,67 трлн долларов до 1,93 трлн долларов. При этом для пересчёта в доллары использовался официальный курс юаня на конец 2004 года (8,276 юаня за доллар). На основании этих данных делаются выводы, что экономика Китая в результате пересмотра переместилась якобы с шестого на четвёртое место – оттеснив Великобританию и Италию, но всё ещё уступая США, Японии и Германии. Также делается вывод о том, что ВВП на душу населения в результате пересмотра составил около 1500 долларов вместо 1272 долларов. Заявлено, что в ближайшее время будут произведены перерасчёты данных о ВВП в ретроспективе начиная с 1993 года. Эксперты отмечают, что уже сейчас понятно, что в результате пересчёта годовые темпы роста ВВП окажутся двузначными (в процентах) как минимум за весь последний десятилетний период. По оценкам главного экономиста НБС КНР Яо Цзинюаня, в 2005 году экономический рост в стране составит около 9,5% (не менее 9,3%). Уже на следующий день после сенсационного заявления Китай распространил 32-страничный документ под названием «Мирный путь развития Китая» (China's Peaceful Development Road), цель которого – успокоить международное сообщество (и, прежде всего, США), встревоженное угрозой, исходящей от стремительно растущей китайской мощи. В документе даже сменился лексикон: вместо ранее широко использовавшегося выражения «peaceful rise» (мирный подъём, восхождение, возвышение) применено «peaceful development» (мирное развитие). Видимо, в нынешних условиях (после пересмотра данных о ВВП) слова о восхождении и возвышении начинают звучать слишком вызывающе и амбициозно для западной публики, повергая её в шок. Главный тезис документа: не надо пугаться развития Китая – оно не несёт с собой угроз миру, а, напротив, представляет дополнительные возможности для роста мировой экономики». Однако «все растиражированные агентством Reuters расчёты необходимо «слегка» подправить – на величину разрыва официального курса и курса, рассчитанного на основе паритета покупательной способности. На этот счёет существуют различные оценки – особенно в отношении Китая. Обратимся к данным Всемирного банка (World Bank), ибо их расчёты показателей на основе PPP (Purchasing Power Parity – паритета покупательной способности) в глазах «экспертного сообщества» имеют, пожалуй, самое «респектабельное» реноме. Итак, World Development Indicators 2005. В 2003 году ВВП в Китае по официальному курсу – 1416,8 млрд долларов, а по курсу, рассчитанному на основе PPP, – 6410 млрд долларов (на душу, соответственно, 1100 и 4980 долларов). Таким образом, официальный курс юаня занижен по сравнению с паритетным, по данным Всемирного банка, чуть более чем в 4,5 раза (4,525 раза). В 2004 году это соотношение осталось примерно таким же. Проведём нехитрые подсчёты. 1,93 трлн долларов (новые данные о ВВП Китая в 2004 году по официальному курсу) умножаем на 4,525. Получаем 8,733 трлн долларов. Таким образом, Китай занимает уже второе место, а не четвёертое, уступая только США (около 11 трлн долларов). Заметим, что по размеру ВВП Китай превосходит Японию (3,629 трлн долларов), Германию (2,279 трлн долларов) и Великобританию (1,643 трлн долларов) вместе взятые и почти равен суммарному ВВП этой тройки плюс Франция (1,652 трлн долларов). Теперь учтём рост ВВП Китая в 2005 году ещё на 9,5%. Получим 9,563 трлн долларов. Что же получается? Если отнять из ВВП США приписную (или вменённую) ренту, то есть расчётную величину, применяемую в американской системе национальных счетов, равную условной арендной плате собственников жилья самим себе, а также сделать поправку на манипуляции с гедонистическими индексами цен, окажется, что китайская экономика больше американской (как, впрочем, и любой другой в мире). Но и этот результат, напомню, был получен лишь на основе весьма умеренных оценок паритетного курса юаня Всемирным банком. Между тем, по ряду других оценок, паритетный курс юаня занижен не в 4,5 раза, а в 6-8 раз. И это означает, что экономика Китая больше американской уже далеко не первый год, а так примерно уже годков с десять!!!» «Как всё, что делает Китай, нынешняя сенсация напоминает хорошо спланированную операцию. Данные опубликованы в тот момент, когда все аналитические службы – и частные, и государственные – находятся на рождественских каникулах. Таким образом, до общественного мнения (да и для лиц, принимающих решения) информация будет доходить так сказать «дозами» – такими, чтобы избежать слишком сильного шока публики, а также панических и истерических реакций политического истэблишмента Запада. Но час прозрения назначен, и результатом этого прозрения станет осознание абсолютно иной геополитической реальности – новой картины мира. Конец «Pax Americana», как и было сказано»[1]. Однако признавать новую реальность международные финансовые институты, контролируемые Соединёенными Штатами, очень не хотели, поэтому в угоду стремительно стареющему и теряющему былую мощь глобальному гегемону МВФ и Всемирный банк пошли на беспрецедентный и, без преувеличения, скандальный пересмотр своих баз данных, который коснулся только одной страны – Китая: в новых базах данных экономические показатели для Китая были уменьшены почти в два раза! Правда, скорость передвижения Китая в мировых табелях о рангах столь велика, что даже сильно отретушированная картина, получаемая на основе манипулятивно отредактированных данных международных сопоставлений МВФ – Всемирного банка, уже не позволяет замаскировать реальное положение дел. Согласно новым данным МВФ, Китай превзошел США по показателю ВВП с учетом ППС в апреле 2014 года. В соответствии с данными А. Маддисона, это произошло около 2010 года – то есть в промежутке между оценками, сделанными на основе «старой» и «новой» баз данных МВФ и Всемирного банка (так что данные сравнительной экономической статистики профессора Маддисона можно считать вполне умеренными).     Наша страна в мировой экономике: вниз по лестнице В послевоенный период и вплоть до начала 1980-х годов СССР стабильно удерживал долю в мировой экономике около 9,5%, при этом доля главного геополитического конкурента – США медленно, но неуклонно снижалась – с более чем 30% сразу после Второй мировой войны до примерно 20-21% в начале 1980-х (то есть разрыв сокращался в пользу СССР) (см. графики 1 и 2). Однако застойные явления в советской экономике в 1980-е годы одновременно с фактором ускоренного роста Китая и Японии (в Японии – вплоть до 1990 года; в 1991 году в этой стране начался кризис, после чего развитие практически остановилось и началась стагнация, длящаяся до сих пор) привели к тому, что к моменту развала СССР по своей доле в мировой экономике он опустился со 2-го на 4-е место (график 3). Отметим, что на момент окончания существования СССР как единого государства доля России (в составе СССР, то есть в нынешних границах, без учёта недавнего присоединения Крыма) в мировой экономике составляла более 4,2%, и по этому показателю РФ занимала 5-е место, уступая помимо первой «тройки» (США, Японии и Китаю) ещё и объединённой Германии, хотя и незначительно (у РФ – 4,2%, у Германии – 4,7%). Дальнейшие десять лет сложились для России трагично: страна в условиях мирного времени (1990-е) в результате «шоковой терапии» безграмотных (если не сказать вредительских) либеральных экспериментов, по недоразумению названных «реформами», испытала экономический обвал, сопоставимый с хозяйственными бедствиями Великой Отечественной войны. В результате в абсолютных показателях (в терминах ВВП по ППС в долларах 1990 года) российская экономика вернулась на уровень 1990 года лишь в 2006-2007 годах, то есть уже в «тучные нулевые годы», перед самым началом глобального финансового кризиса, при этом удельный вес России в мировой экономике снизился с 4,2% до 2,5%, и по этому показателю наша страна опустилась с 5-го на 8-е место (график 4). С учётом анемичного состояния экономики в 2012-2014 гг. (с затуханием темпов роста до практически полной его остановки), а также с учётом экономического спада в 2015 году более чем на 3%, по итогам 2015 года Россия опустилась на 10-е место с долей около 2,0%, пропустив вперёд себя Бразилию и Италию. Причём «снизу» (11-е и 12-е места) её подпирают быстроразвивающиеся экономики Индонезии и Южной Кореи, которые при сохранении нынешних тенденций имеют высокие шансы обойти Россию уже в ближайшие два-три года.     Сдвиги в соотношении экономических сил Для целей анализа расклада собственно мировых экономических сил мы сгруппировали некоторые страны и регионы следующим образом. До 1990 года мы рассматриваем в качестве самостоятельной, весьма высокоинтегрированной силы группу советского блока (СССР + страны СЭВ + Югославия + КНДР); также в качестве единой силы мы предлагаем рассматривать и Западную Европу (а не только страны ЕС). После 1990 года (и до 2030 года) в качестве самостоятельной силы мы выделяем всю Европу (Западную, Восточную и страны Прибалтики). Также в качестве самостоятельной единицы в раскладе мировых экономических сил мы выделили Северную Америку (США + Канада + Мексика) из-за высокой степени интеграции этих экономик и ведущего положения капитала США в них. В течение первых трёх послевоенных десятилетий расклад основных экономических сил на мировой арене сложился таким образом (см. графики 5 и 6). В основных чертах данный расклад характеризовался высокой степенью стабильности: наблюдалось незначительное снижение доли Северной Америки (с 30,5% в 1950 году до 25% в 1975-1980 гг.) в силу более быстрого (в том числе восстановительного послевоенного) роста в некоторых других регионах мира. В частности, существенно укрепила своё положение в мировой табели о рангах экономика Японии (с 3% до 7,6%). Доли «советского блока» (около 13,5%), Западной Европы (25-56%) и Китая (4,6-4,8%) практически не менялись. К 1990 году произошли более видимые изменения (график 7). Советский блок существенно снизил свою долю («эпоха застоя») – с 13,5% до 10,3%. Доля Японии достигла своего исторического максимума (8,6%). Китай начал проводить реформы (начало реформ Дэн Сяопина обычно датируется 1979 годом), которые привели к резкому экономическому ускорению, в результате доля Поднебесной выросла очень существенно – с 4,8% до 7,8%. Доля Северной Америки (около 25%) не изменилась: главная экономическая сила региона пережила серьёзный кризис во второй половине 1970-х, сменившийся весьма мощным подъёмом времён «рейганомики» в 1980-е. Доля Западной Европы снизилась с 25% до 22% – в отличие от США кризис 1970-х годов в этом регионе сменился не подъёмом, а весьма анемичным ростом. С началом нового тысячелетия и вплоть до периода активной фазы глобального финансового кризиса (2008-2009 гг.) расклад мировых геоэкономических потенциалов претерпел уже кардинальные изменения (график 8). Доля Европы снизилась ещё на 3 процентных пункта (до 19,3%), причём реальный масштаб падения удельного веса европейской экономики ещё более ярко выражен, если учесть, что состав региона в нашем сопоставлении количественно увеличился за счёт прибавления стран Восточной Европы и стран Прибалтики. Доля Северной Америки также снизилась на 3 процентных пункта (до 22%). Доля Японии снизилась в полтора раза – с 8,6% до 5,7%. Основной причиной снижения этих долей был уверенный ускоренный рост «новых» азиатских экономик, прежде всего Китая. Доля Китая в мировой экономике выросла радикально: к концу 2008 года она поднялась почти до 18% (!), вплотную приблизившись к США (исходя из данных А. Маддисона, заканчивающихся 2008 годом, и данных о темпах роста в последующие годы эти экономики сравнялись в районе 2009-2010 годов). Обращает на себя внимание и начало восхождения индийской экономики (с 4% в 1990 году до 6,7% в 2008 году; а по сравнению же с 1975 годом эта доля удвоилась). Среди главных факторов этого периода также был распад СССР, после чего экономика РФ погрузилась в тяжелый длительный кризис, лишь с 1999 года сменившийся относительно ускоренным ростом. Итогом этого стало то, что доля РФ, на момент распада СССР составлявшая 4,25% от мировой экономики, снизилась до 2,5%, и, таким образом, наша страна перестала играть сколь-нибудь существенную роль в глобальном раскладе экономических сил. По итогам 2015 года соотношение основных экономических сил в мире выглядит следующим образом (график 9). С учётом того, что за период с начала активной фазы глобального экономического кризиса в 2008-м и до конца 2015 года экономики Северной Америки, Европы и России (в последней – в том числе и из-за начавшейся в 2015 году открытой рецессии) в абсолютном измерении практически не изменились, это означает, что их доли в мировой экономике снизились, соответственно, до 18,5%, 15,5% и 2,0%. Доля Китая – самой крупной экономики мира – к окончанию 2015 года выросла до 23,8%, а доля Индии – до 7,3%.     Снова двухполюсный мир? Однако самые радикальные изменения произойдут, согласно нашему прогнозу, за следующие 15 лет. В предлагаемом прогнозе до 2030 года сделана попытка смоделировать расклад мировых экономических сил и определить место в нём России с учётом весьма оптимистических (с точки зрения нашей страны) предположений. В частности, среднегодовые темпы роста для российской экономики заложены на практически максимальном уровне (+5,5% в год). Предполагается также, что темпы роста китайской экономики должны замедлиться с 7,5% до 3,5% в конце периода, и, таким образом, среднегодовые темпы, заложенные в прогноз для этой страны, также составляют 5,5%. Аналогичные темпы роста (+5,5%) мы предполагаем и для Индии (потенциальные темпы для этой экономики выше, но, как показывает практика, они отличаются нестабильностью). Для остальных важных экономически сил заложены следующие прогнозные среднегодовые темпы роста на этот период: Европа (+1,5% в год), Северная Америка (+2,5%), Япония (+1,0%), вся мировая экономика (+3,25% в год). Тогда глобальный геоэкономический расклад будет выглядеть в 2030 году следующим образом (график 10). Как видим, к 2030 году расстановка экономических сил в мире примет качественно иной характер: в мире появится явно выраженный гегемон – Китай, доля которого в глобальной экономике превысит даже уровень, который имели США сразу после Второй мировой войны. С учётом этих обстоятельств становится понятным стратегический смысл стремления США к организации Трансатлантического партнерства с Европой. К 2030 году по объёму ВВП Китай превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятые. Даже если предположить, что затухание темпов роста в Китае пойдёт быстрее (и среднегодовые темпы за 2016-2030 гг. составят не 5,5%, а 5,0%), то и в этом случае доли в мировой экономике Китая и Трансатлантической зоны свободной торговли (Европа + США + Канада + Мексика) будут примерно равны. Таким образом, нынешняя стратегия США по созданию Трансатлантического партнёрства – это и есть, по сути, план образования двухполюсного мира, «мира на двоих», где одним из полюсов будет «объединённый Запад» (Северная Америка + Европа), а другим – Китай.     Третья сила Потеснить кого-то за геополитическим шахматным столом и стать полноценным игроком в предстоящей партии нашей стране уже никак не удастся. Тихо и незаметно отсидеться в сторонке – тоже. Стать, в зависимости от обстоятельств, пешкой, важной фигурой или главным трофеем в чужой шахматной партии – варианты для России совсем не подходящие. Во всех этих вариантах не просматривается не только намёка на восстановление собственной геоэкономической субъектности, но и на сохранение относительного суверенитета. Однако окончательный приговор истории ещё не вынесен. В этой на первый взгляд безысходной ситуации у России всё ещё сохраняется возможность организации асимметричной контригры, связанной с формированием некоей «третьей силы», пусть и не равной двум первым. Потенциал этой «третьей силы», с учётом прогнозных расчётов, может выглядеть таким образом (таблица 1). Первый вариант в качестве «третьей силы» (самостоятельного полюса, имеющего влияние на мировые процессы) несостоятелен: Россия со странами экс-СССР (без Прибалтики) в 2030 году будет иметь примерно такую же долю в мировой экономике, как Индия в 1990 году, и в два раза меньшую, чем у Японии в том же 1990 году. Эта доля даже меньше доли Российской Федерации на момент распада СССР. Второй вариант практически так же мало состоятелен, как и первый: интеграция постсоветского пространства с включением в это объединение Турции, Ирана и Сирии позволяет выйти только на долю примерно 6,5% в мировой экономике – это примерно столько же, сколько у Индии в 2008 году, и на треть меньше, чем у Японии в 1990 году. Правда, в такой конфигурации можно претендовать на относительную самодостаточность, то есть на формирование весьма автаркичного (относительно замкнутого в воспроизводственном отношении) «мира-экономики»: такое объединение будет в 2030 году располагать численностью населения 500-600 млн человек, что достаточно для организации оптимального по своим размерам рынка с учётом необходимого уровня концентрации промышленного производства (экономии на издержках с учётом масштабов производства). Правда, этот рынок (по общей численности потребителей) будет всё же существенно уступать объединённому рынку Европы и Северной Америки, не говоря о Китае. Только третий вариант – вариант интеграции вышеуказанных стран с Индией позволяет рассчитывать на формирование альтернативного глобального полюса силы, хотя даже он будет по объединённому экономическому потенциалу практически в два раза уступать Китаю. Четвёртый и пятый варианты не могут представлять собой интеграционные объединения – как в силу очень большого числа стран, так и в силу географической удалённости Латинской Америки. В то же время указанные страны и регионы могут в ряде вопросов, касающихся принципов будущего мироустройства, находить общий язык и выступать с единых согласованных позиций, тем самым позиционируя себя в качестве «третьей силы», способной изменить расклад сил в противостоянии первых двух полюсов силы. Однако следует иметь в виду, что геополитическая ориентация Латинской Америки или арабского мира и их согласованные позиции (действия) будут во много зависеть от того, состоится ли третий полюс (третий вариант), или мир будет иметь двухполюсную конфигурацию – в случае двухполюсного мира более вероятно отсутствие единства и лишь тактические и не очень устойчивые альянсы с одной из двух доминирующих сил в мире.     «Окно возможностей»: оптимизм, пессимизм и реализм Здесь следует сделать ряд важных оговорок. Задача, которая ставится в данном докладе, – оценить потенциал «окна возможностей» для России, в том числе с учётом собственных активных действий. Поэтому для нашей страны я вполне сознательно заложил темпы роста, по сути, максимально возможные исходя из предположения о позитивных сдвигах в экономической политике, которые только и смогут обеспечить указанные темпы роста (в «пассивном», инерционном варианте эти темпы окажутся гораздо ниже, поскольку нынешняя модель экономического развития в России себя полностью исчерпала). То есть в отношении России сделанная оценка имеет характер скорее даже нормативного (целевого), а не трендового (экстраполяционного) прогноза, а изложенный сценарий, несмотря на его жёсткость, следует рассматривать как построенный на основе «оптимистического реализма» (или «реалистического оптимизма»). Кроме того, следует иметь в виду, что темпы роста главного на данный момент мирового игрока – Китая, от которого радикальным образом будет зависеть расклад мировых сил, по оценкам ряда китайских экспертов, могут оказаться и существенно больше, чем в нашем прогнозе. Например, профессор Исследовательского института государственного развития при Пекинском университете Лу Фэн полагает, что Китай располагает потенциалом для сохранения «средневысокого темпа роста» ВВП (около 7%) в течение ещё 20 лет. Хотя китайский профессор говорит лишь о потенциале, который ещё надо суметь реализовать, мне данная оценка представляется всё же завышенной и скорее её следует рассматривать как благое пожелание. Тем не менее и игнорировать такие оценки не стоит. Таким образом, если усилия по перестройке российской хозяйственной модели окажутся недостаточными или неэффективными (что, должен признать, представляется весьма высоковероятным), а период сохранения экстенсивных факторов развития Китая и, соответственно, высоких темпов роста окажется более продолжительным (что теоретически возможно, хотя представляется мне менее вероятным), «окно возможностей» для России окажется ещё уже, чем в вышеприведённом анализе и прогнозе. Оценивая прочитанное, читатель также должен иметь в виду, что мы сознательно ограничили прогнозный горизонт 2030 годом, поскольку, чем длиннее период прогнозирования, тем менее надёжным становится применение экстраполяционного метода. Хотя применённый нами прогнозный подход основан не на чистой экстраполяции (мы закладываем сценарные гипотезы относительно изменения темпов роста), тем не менее указанная закономерность остаётся верной, так как на более длинных периодах прогнозирования возрастает вероятность нелинейных процессов, случайных событий, субъективных (политических) факторов, способных изменить логику не только экономических, но даже исторических процессов, поэтому и сами гипотезы относительно динамики темпов роста объективно становятся всё менее обоснованными и надёжными. В этой связи следует отметить ещё одно важное обстоятельство, которое позволяет сделать ряд принципиальных выводов на более отдалённую перспективу. Закладывая среднегодовые темпы роста ВВП Китая на период 2016-2030 гг. на уровне 5,5%, мы исходили из того, что в течение ближайших 15-20 лет у этой страны остаются ещё существенные резервы развития за счёт чисто экстенсивных факторов роста (например, за счёт миграции в города рабочей силы из сельской местности вплоть до достижения «нормального» – на уровне 70% – уровня урбанизации страны; такая миграция сопровождается значительным повышением производительности общественного труда в силу более эффективных – механизированных – видов деятельности, связанных с городским расселением). Однако наличие этих факторов постоянно сокращается, поэтому китайская экономика уже сталкивается (и данная тенденция будет продолжаться) со снижением темпов роста. Цифра 5,5% (среднегодовой темп роста на период 2016-2030 гг.), как уже было отмечено выше, получена как средняя между 7,5% (темпы роста ВВП Китая на уровне двух-трёх прошлых лет) и 3,5%, которые, как нам представляется, будут характерны для Китая уже около 2030 года. Это означает, что к 2030-2035 гг. темпы роста Китая не будут превышать среднемировые темпы экономического роста. Таким образом, доля Китая около 32-35% (третья часть мировой экономики), видимо, окажется максимумом, после чего она не будет больше увеличиваться – сначала стабилизируется на этом уровне, а затем, скорее всего, даже будет снижаться. В то же время некоторые страны и регионы (Индия, Южная Азия, некоторые страны Юго-Восточной Азии, возможно, Африка и пр.) после 2030 года будут сохранять немалые возможности для ускоренного развития за счёт наличия экстенсивных факторов и, соответственно, иметь темпы экономического роста существенно выше среднемировых. Это обстоятельство чрезвычайно важно для осознания потенциала «третьей силы» уже за пределами прогнозного горизонта 2030 года: этот потенциал будет возрастать. Иными словами, усилия по созданию третьего геоэкономического полюса, которые следует затратить в ближайшие 15 лет, впоследствии окупятся сторицей. Всё сказанное выше задаёт рамки того «окна возможностей», которое объективно существует для России, если она стремится сохранить роль самостоятельного субъекта, а не объекта геоэкономических отношений. Это окно, как вытекает из проведённого анализа, очевидно, отнюдь не столь широкое, как могут себе представлять некоторые «оптимисты», не очень осведомлённые в межстрановых экономических сопоставлениях, опирающиеся на ностальгические воспоминания о былой роли и возможностях СССР. Причём это окно возможностей действительно могло быть иным – даже с учётом распада СССР и советского блока. 25 лет российская экономика практически топчется на месте. Если бы вместо этого на вооружение в России была принята модель управляемого развития, аналогичная «азиатским» (японское, корейское, сингапурское, китайское «чудо»), и темпы роста весь 25-летний период «реформ» были бы ускоренными – на уровне 6-7% годовых, то есть примерно в два раза выше среднемировых, то доля России в мировой экономике по сравнению с 1990 годом могла бы увеличиться практически вдвое и составлять на данный момент 8-8,5% – такой удельный вес в глобальной экономике, несомненно, предполагал бы субъектность и совершенно другие возможности по организации третьего геоэкономического полюса. Однако история не знает сослагательного наклонения. И нужно понять, что такой уровень возможностей для России утрачен окончательно – и в силу этого необоснованный оптимизм совершенно не оправдан. Несмотря на это, не следует впадать и в другую крайность. Я не могу согласиться с утверждениями, что России уготован только подчинённый статус в международных экономических отношениях, что она может быть только частью какого-то другого полюса, региональной (или глобальной) системы более высокого уровня, не имея никаких шансов на собственную геоэкономическую субъектность. Шансы на это сохраняются, и в основном они будут связаны, как было сказано выше, с усилиями по созданию «третьей силы» совместно с другими амбициозными странами, которых также не устраивает статус сателлита или вассала при том или ином мировом гегемоне. Но шансы эти небезграничны, время объективно работает не на нас, и успех или неуспех будет прежде всего определяться активными действиями по реализации существующих возможностей. Приступать же к их реализации надо прямо сейчас, немедленно.     Сколачивание своей группировки В одной из своих статей я уже писал, что в условиях идущих в мире интеграционных процессов «геоэкономическое противостояние не исчезает, а всё явственнее переходит с межстранового уровня на уровень борьбы макрорегионов. Что в уличных драках, что в глобальных «разборках» бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплочённой группе – надо сколачивать собственную. Направление и характер современной интеграции позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества»[2]. В современном мире границы блоков определяются не столько военно-политическими соглашениями, сколько соглашениями о торговле, таможенной политикой и принципами валютного регулирования, принятыми в тех или иных странах. И в этом свете становится яснее значимость единого таможенного пространства и такого проекта, как ЕАЭС, для стран, которые он объединяет, при условии, конечно, что единые таможенные границы перерастут в границы финансовые, как это уже ранее произошло с ЕС. Речь идёт о том, чтобы объединить производительные силы в рамках единой системы тарифов и регулирования, что позволит создать более ёмкий рынок. Однако потенциал постсоветского пространства, в рамках которого пока реализуется проект евразийской интеграции, в первую очередь демографический, слишком мал для того, чтобы союз играл значимую роль в мире в своём нынешнем составе. Наше «окно возможностей» – альянс с «пограничными» в цивилизационном отношении странами. России следует собрать вокруг себя партнёров, которые объединились бы на принципах «неприсоединения», подобно тому, как в 1956-м на основе инициативы трёх стран – Индии, Египта и Югославии - зародилось существующее до сих пор «Движение неприсоединения» к военно-политическим блокам. Смысл такого объединения «неприсоединившихся» в ближайшем будущем будет заключаться в том, чтобы оказаться за пределами неизбежного противостояния Запада и Китая, предоставить миру третью точку опоры, сформировать гармонизирующую силу, не позволяющую ни одному из двух главных полюсов обрести абсолютное доминирование и обеспечивающую мировой системе баланс и устойчивость, о чём мы с моими коллегами по Фонду интеграционного развития Азиатско-Тихокеанского региона уже не раз писали[3]. Если ставить себе цель не быть раздавленными в среднесрочной исторической перспективе противостоянием Запада и Китая, между которыми наша страна, вероятно, окажется в скором будущем как между молотом и наковальней, у России нет альтернативы усилению сотрудничества с Индией и той частью исламского мира, которая стремится к независимому от США или Китая развитию. При опредёленных политических обстоятельствах в составе этой «третьей силы» могут оказаться даже такие страны как Япония, Южная Корея, Вьетнам и др.     Российско-индийский альянс как основа третьего полюса Но главным и очевидным партнером на этом пути является Индия. Индия – незаменимая сила, без которой невозможен баланс в любой конфигурации двухполярного мира. В прошлом раунде глобализации Индия успешно держала доброжелательный нейтралитет между Западным и Восточным блоками. В будущем мире противостояния китайского и атлантического полюсов ей предстоит та же роль. Индия – родоначальник «Движения неприсоединения», и идея участия в создании нейтрального международного экономического баланса ей, безусловно, будет близка. Индия – вторая по демографическому потенциалу держава в мире, её присоединение к любому общему рынку автоматически делает потенциальную ёмкость рынка сопоставимой с рынком ЕС, США или Китая. Индия – страна, прошедшая за полвека путь от отсталой британской колонии до космической и ракетно-ядерной державы, и, что немаловажно, значительную поддержку на этом пути Индии оказал СССР. Отношения нашей страны и Индии имеют выделенный, особый характер, по крайней мере со времен Индиры Ганди. Долгосрочные угрозы для России и Индии имеют однонаправленный характер, а долгосрочные интересы преимущественно совпадают, либо же взаимно дополняют друг друга. Трудно представить себе антагонизм интересов России и Индии на Ближнем Востоке или в Средней Азии – регионах, играющих ключевую роль в обеспечении евразийской стабильности. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Индии и бывший посол Индии в России (до начала 2016 года) П.Ш. Рагхаван в редакционной статье в The Asian Age подчёркивает, что в основе российско-индийских отношений лежит взаимно признаваемая геополитическая логика. У наших двух стран есть общие проблемы и сходные задачи в единой сфере интересов в более широком соседнем окружении в Западной и Центральной Азии. Причём если на нынешние отношения «стратегического партнёрства» России с Китаем всегда будет отбрасывать тень их былая конфронтация, российско-индийские отношения такая тень никогда не омрачала[4]. Сфер, где Россия и Индия выступают экономическими конкурентами, не так много; пожалуй, единственная такая крупная отрасль – металлургия. В будущем, по мере развития Индии, мы можем получить в лице этой страны конкурента и в сфере торговли оружием, но это не вопрос краткосрочной исторической перспективы. В случае общей гармонизации двусторонних отношений на долгосрочной основе такие сферы могут быть предметом взаимного согласования и регулирования, а в ряде случаев – превратиться в сферы сотрудничества. Индия – особая цивилизация, и мыслит она себя не столько в терминах региональной державы и уж тем более не в терминах концепции nation-state (нации-государства), а именно в качестве цивилизации. У России тоже присутствует подобное самоопределение в качестве особой цивилизации. В России, как и в любой стране, в которой существуют национальные автономии и религиозное разнообразие, с той или иной степенью остроты стоят проблемы сепаратизма и религиозного экстремизма. Для Индии проблемы сопряжения множества культур, религий, языков и национальностей потенциально являются ещё более острыми, чем для России. А как подобные проблемы могут быть использованы Западом для разрушения неугодных стран, мы много раз уже видели. Культурно-цивилизационные особенности предрасполагают и Россию, и Индию к непосредственно глобальному, а не региональному мышлению, к активной позиции в деле формулирования и продвижения глобальных инициатив и альтернативного мирового устройства. При этом колониальное прошлое и история национально-освободительной борьбы предопределяют склонность Индии к определённым глобальным альянсам, а именно – направленным против всех форм неоколониализма и имеющим своей целью построение более справедливого мирового устройства. Но именно в силу тех же особенностей своего прошлого Индия пойдёт на участие в этих альянсах только в том случае, если в них она будет выступать в качестве равноправного партнёра, а не зависимого от другой силы участника. В этом отношении Россия и Индия – идеально дополняющие друг друга партнёры. И Россия без Индии, и Индия без России резко сокращают свои шансы на отстаивание собственных интересов в средне- и долгосрочной перспективе. Особый фактор риска для Индии – состоявшийся и крепнущий альянс Китая с Пакистаном. Он развивается на фоне фундаментальной слабости индийской дипломатии в деле выстраивания плодотворных отношений с исламским миром. Сегодня индо-пакистанский конфликт заморожен, в том числе благодаря тому, что Индия и Пакистан обзавелись ядерным оружием. Тем дороже обеим сторонам может обойтись разморозка этого конфликта в будущем. Учитывая степень влияния США на исламский мир и глобальные процессы в целом, а Китая – на Пакистан, потенциальная угроза разморозки конфликта может исходить как от Китая, так и от Запада. Индо-пакистанский конфликт – лишь наиболее яркое проявление стратегической проблемы, стоящей перед Индией. Если мы предполагаем столкновение Запада и Китая в будущем, то оно будет развиваться в обоих измерениях геополитики – на море, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где уже сейчас обострились территориальные споры, и на суше, на территории, по которой будет проходить «Новый Шёлковый путь» – китайский проект континентальной глобализации. На суше росту торгового влияния Китая США противопоставят управляемый хаос радикального ислама. Эта стратегия представляет значительную угрозу России, но для Индии радикализация ядерного Пакистана представляет угрозу не просто значительную, но смертельную. С другой стороны, если Китай будет успешен в деле взятия под контроль Средней Азии и мирного продвижения своих интересов в исламском мире, что останется Индии в Евразии? Какие рынки и партнёры, с которыми она могла бы успешно сотрудничать и торговать? Нельзя не отметить растущую обеспокоенность Индии по поводу содержания инициативы создания Китаем «Нового Шёлкового пути». Например, индийский военный эксперт Анкита Датта в своей статье в Indian Defence News прямо указывает на то, что план Китая по созданию «Морского Шёлкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь» является вызовом для морской безопасности Индии[5]. Стабильность в Евразии – в интересах всех трёх основных континентальных держав: и России, и Китая, и Индии. Однако Индия, обладая значительным потенциалом экономического роста, не обладает достаточным политическим влиянием. России есть что предложить от себя: объединить экономический потенциал Индии с дипломатическим влиянием России. Помимо политических существует немало и чисто экономических аспектов взаимных интересов. Правда, на сегодняшний день Россия привыкла связывать развитие своего международного экономического сотрудничества, прежде всего, с нефтегазовой сферой. Как раз именно в этой сфере у России и Индии практически нет точек соприкосновения. Однако у обеих стран есть потенциал взаимодействия, выходящий далеко за рамки торговли нефтью или газом. Углубление сотрудничества с Индией с учётом перспектив бурного роста её экономики открывает целый пласт возможностей для России в плане возрождения и развития своей технологической базы. Индия, страна с более дешёвой рабочей силой, была бы заинтересована в России как в рынке сбыта своей недорогой конечной продукции, мы же могли бы использовать спрос индийского бизнеса на технологии для развития своего научно-технологического комплекса. В отличие от Китая экономический рост на основе форсированного создания современной инфраструктуры в Индии только начинается. Если мы умело воспользуемся будущим индийским спросом на технологии, связанные с созданием инфраструктуры, мы получим рынок сбыта для своих технологий и заказы для своих компаний. Кроме того, для модернизации старой инфраструктуры и создания новой нужна энергия. В сфере ядерной энергетики России есть что предложить Индии, и спрос со стороны Индии будет только расти. Уже цитировавшийся выше П.Ш. Рагхаван отмечает: «Около 60% нашего вооружения – советского или российского производства. Россия – единственное иностранное государство, участвующее в развитии индийской атомной промышленности. Сейчас реализуется амбициозная программа по строительству 12 атомных энергоблоков, нацеленная на производство более 13 тысяч МВт энергии к 2025 году. Россия – крупнейший экспортёр необработанных алмазов в мире, а Индия – крупнейший производитель обработанной алмазной продукции. Существуют и другие совместные проекты в сфере передачи промышленных технологий, инвестиций в добывающий сектор России, образования, науки и технологий, туризма и других; их слишком много, чтобы детально останавливаться на всех» [6]. Обстоятельством, до некоторой степени осложняющим сближение наших двух стран, является традиционное англосаксонское тяготение, характерное для ряда индийских элит. Однако его можно обратить и на пользу нашему взаимодействию – индийские связи с англосаксонским миром могут выступать в качестве балансирующего фактора, столь нужного для «третьей силы», чтобы не скатиться в отрытую конфронтацию с одной из двух сил, которые будут доминировать в середине XXI века. Кстати, такую же балансирующую роль для Индии в какой-то мере могут играть «теплеющие» отношения России с Китаем. В нынешних условиях форматирование двусторонних стратегических отношений между нашей страной и Индией, в том числе установление теснейших экономических связей – вплоть до создания зоны свободной торговли (а в будущем, возможно, и экономического союза) должно стать важнейшим приоритетом российской внешней политики. Логичным шагом на этом пути является подключение Индии к процессу евразийской интеграции. Со стороны Индии интерес к такому сближению подтверждён на официальном уровне. Так, бывший посол Индии в РФ Пунди Шринивасан Рагхаван заявил, что всеобъемлющее экономическое соглашение о сотрудничестве Индии с ЕАЭС может быть обоюдовыгодным и, возможно, распространится далеко за пределы зоны свободной торговли. Он считает, что сближение Индии и ЕАЭС позволит совершить «квантовый скачок в экономическом сотрудничестве»[7].     Перспективы валютного союза С раскладом мировых сил тесно связан вопрос о структуре будущей мировой валютно-финансовой системы. Вопрос этот ключевой, с учётом главенствующей роли международных финансовых отношений в современной экономической парадигме. Напомню также, что совсем недавно президент Путин давал поручение правительству и Центробанку форсировать разработку предложений по созданию валютного союза в связи с необходимостью углубления процесса евразийской интеграции. (Правда, затем, из-за случившейся обвальной девальвации и последовавшей курсовой нестабильности рубля, данная тема была несколько «подморожена», однако в стратегическом отношении поставленная задача имеет принципиальный характер.) Нам представляется важным в рамках нашего анализа попытаться уточнить, на чём может быть основана актуальность данного поручения Путина и каковы могут быть перспективы валютного союза исходя из его возможных конфигураций с учётом меняющегося глобального расклада экономических сил, а также – в зависимости от конфигураций – каковы должны быть задействованные механизмы, направления активности, как должны быть выстроены приоритеты. Итак, в первом из перечисленных выше вариантов евразийской интеграции – Россия + экс-СССР (без Прибалтики) – рубль может функционировать в качестве валюты весьма скромного в мировых масштабах регионального интеграционного объединения. Причем смысл создания специальной коллективной валюты в этом случае совершенно не очевиден: в силу доминирования экономики России в этом объединении с функцией коллективной валюты рубль справится лучше любой искусственно созданной наднациональной валюты (во всяком случае, издержки создания особой валюты в этом случае явно неоправданны). Валюта интеграционного объединения в рамках такой конфигурация сможет претендовать преимущественно на статус ведущей валюты межстрановых торговых и платежных расчётов внутри объединения, резервные же функции её (особенно за пределами объединения) будут крайне ограничены. Во втором варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция – рубль (или специально созданная коллективная валюта) может иметь значение региональной валюты и одной из мировых валют второго эшелона (подобно роли йены или фунта стерлингов в современной валютной системе). Только в третьем варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция + Индия – рубль (или даже скорее специальная коллективная валюта) может претендовать на одну из ведущих мировых ролей, войдя в четвёрку-пятёрку основных валют (наряду с долларом, юанем, евро), имея все шансы превзойти по своей роли йену. В этом варианте валютного союза его валюта имеет также все шансы обрести статус одной из мировых резервных валют. Таким образом, если исходить из провозглашенного президентом Путиным курса на построение валютного союза, нужно иметь в виду, что архитектура такого союза, цели, методы и инструменты его строительства будут зависеть от вариантов конфигурации будущих интеграционных процессов с участием России. Идея создания полноценной валюты мирового значения может быть реализована лишь при достижении практически максимально возможных рамок интеграционных процессов в Евразии – если принять во внимание (в качестве ограничения рамок такого интеграционного процесса) как самостоятельные амбиции Китая, так и твёрдое желание США воспрепятствовать сближению Европы с Россией. Учитывая стремительность происходящих геоэкономических процессов, Россия уже сейчас должна многократно нарастить свои дипломатические усилия на «восточном направлении» и соответствующим образом переориентировать свои внешнеэкономические приоритеты, имея в виду указанную выше третью конфигурацию.     Вертикальное измерение Евразийского проекта Таким образом, защитить свой суверенитет и вновь обрести активную роль в мировых делах Россия может только на путях создания союза или достаточно широкой и сплочённой коалиции стран, стремящихся сохранить свою самостоятельность в обостряющемся противостоянии Китая и объединённого Запада. Задача в том, чтобы сформировать силу, достаточно весомую как для защиты собственных интересов, так и для того, чтобы воспрепятствовать любому из двух основных полюсов занять абсолютно доминирующую позицию в мире. В свете этого принятое несколько лет назад президентами России, Казахстана и Белоруссии решение, касающееся общего вектора на евразийскую интеграцию, без всяких сомнений, является стратегически верным. Однако, как представляется, оно больше основано на некоем интуитивном ощущении его полезности, а не на бескомпромиссном осознании императивного характера требований времени. Отсюда, на наш взгляд, проистекает отсутствие понимания необходимой конфигурации будущего интеграционного объединения. И отсюда же ограниченность политических усилий чисто техническими процедурами и очевидный дисбаланс в пользу сугубо практицистских (с виду) подходов к интеграционным процессам в ущерб разработке базовых принципов более высокого порядка, только и способных выполнить задачу сплочения наций в рамках широкой коалиции и быть полноценной основой, цементирующей будущий союз. Процесс евразийской экономической интеграции нужно резко интенсифицировать, придать ему статус абсолютного политического приоритета. Это предполагает скоординированные усилия и комплексные действия в области экономики, торговли, финансов, права, политики, дипломатии, идеологии. Трезвая оценка перспектив требует резкого расширения рамок интеграционных процессов и создания такой конфигурации Евразийского союза, которая максимально комфортно и надёжно позволит России реализовать сохраняющийся у неё потенциал геоэкономической субъектности в рамках гармонизации интересов с возможными союзниками и их совместного продвижения и отстаивания. Следует отметить, что новые инициативы российского президента дают основание для надежд на переформатирование Евразийского интеграционного проекта с учётом необходимости вывода его за пределы постсоветского пространства и создания на его основе полноценного геоэкономического полюса. Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в этом году, Владимир Путин заявил: «Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура»[8]. Однако на сегодняшний день пока отсутствует видение комплексной модели интеграции – в существующем интеграционном проекте превалирует прагматическая экономическая идея. На фоне относительной разработанности экономической составляющей интеграционной инициативы зияющей лакуной остаётся её идеологическая компонента, в частности, не артикулированы социальная модель интеграции, ценностные установки, историко-культурная основа и пр. Сегодня Евразийский союз не предлагает идеологии, которая была бы привлекательна как мировоззренческая и ценностная модель. Однако проекту нужна сверхзадача, измерение «вверх», вдохновляющие идеи, способные создать новую идентичность. Если объединительные идеи не получат отклика в виде резонанса с ценностями, идеалами и чаяниями в душах людей и народов на евразийском пространстве, существует большой риск, что проект, основанный на голом прагматизме, потерпит фиаско. В целях успешного создания действительно прочного образования, обладающего привлекательностью и способного к расширению, на повестку дня следует срочно поставить вопрос о разработке проблемы евразийской идентичности. Необходимо, чтобы люди на евразийском пространстве ощущали свою принадлежность к чему-то общему, необходим единый мировоззренческий базис и единый общественный идеал, благодаря которым все они, несмотря на разные национальности и вероисповедание, стали бы общностью. Нужно сформулировать собственные идеологемы и устойчивые позитивные образы, соответствующие менталитету народов региона: «евразийскую мечту» (по аналогии с «американской мечтой»), «евразийские ценности» (в противовес нынешним «европейским ценностям» или «общечеловеческим ценностям» западного розлива), собственную идеальную модель общественных отношений и общественного устройства, основанную на правде и справедливости. От идеальной мировоззренческой стороны интеграционного проекта (измерения «вверх») во многом зависят и возможности его развития «вширь», в том числе перспектива включения в этот проект государств из-за пределов постсоветского пространства (Индия, Иран, Турция, Вьетнам и др.). Интеграционный проект может и должен позиционироваться не только как взаимовыгодная торгово-экономическая инициатива, но и как цивилизационная альтернатива, нацеленная на истинный прогресс человечества. Чисто «прагматичный» подход имеет тупиковый характер. История свидетельствует, что самую высокую практическую ценность и надежность демонстрируют как раз идеальные ценности, и только с опорой на них можно выстроить по-настоящему прагматический проект, рассчитанный на долгую жизнь.     [1] Андрей Кобяков. «Китай изменил конфигурацию геоэкономики», интернет-сайт «Мировой кризис – хроника и комментарии», 29.12.2005, http://worldcrisis.ru/crisis/178908 [2] Андрей Кобяков. «Стратегическая необходимость», журнал «Однако», № 169, август-сентябрь 2013 г. [3] См. в настоящем номере статью А. Отырбы «О месте России в формирующемся мироустройстве». См. также: Анатолий Отырба, Андрей Кобяков, Дмитрий Голубовский. «Формула третьей силы: хинди руси бхай-бхай», «Экономические стратегии», № 5, 2016; Анатолий Отырба. «Мир на трёх ногах», журнал «Однако», № 176, октябрь-ноябь 2014 г.; Дмитрий Голубовский. «Геостратегический джокер», журнал «Однако», № 174, июнь-июль 2014. [4] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [5] Анкита Дата. "Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", 16.05.2016, http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html [6] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [7] Сближение с ЕАЭС позволит Индии совершить квантовый скачок в экономическом сотрудничестве. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Индия в Российской Федерации Пунди Шринивасан Рагхаваном, «Экономические стратегии», № 7, 2015. [8] Стенограмма выступления Владимира Путина на ПМЭФ-2016, https://rg.ru/2016/06/17/reg-szfo/stenogramma-vystupleniia-vladimira-putina-na-pmef-2016.html     Дополнительно:

20 сентября 2016, 12:00

Культурная мощь Русского мира

«Круглый стол» Изборского клуба Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ, профессор, доктор политических наук.На мой взгляд, ментальность, родившая отечественную культуру как уникальное явление, сформирована тремя основными алгоритмами: это эгалитаризм, мессианство и радикализм. Причём радикализм выражается как в последовательности радикальных действий и целей, так и в нетерпимости к любым проявлениям зла.При работе над концепцией государственной культурной политики нам удалось несколько сдвинуть официальные основы в более правильном направлении. И мы там определяли понятие культурного суверенитета, которое, кстати, вошло в подписанную 31 декабря прошлого года президентом новую редакцию концепции "Стратегии национальной безопасности", где целый раздел посвящён культуре. Там говорится о защите культурного суверенитета от угроз со стороны внешней информационной агрессии и энтропии массового потребительского общества. Понятие "культурный суверенитет" подразумевает право каждого народа и страны руководствоваться образцами, ценностями и нормами поведения, выработанными в ходе их истории. У страны и народа есть право противодействовать распространению информационной продукции, угрожающей историко-культурной самоидентификации и разрушению значимых для народа образцов поведения, ценностей, этических, эстетических и бытовых норм.Основная уникальность и значимость русской культуры заключается в том, что это открытая интегративная система: всё время насыщая себя и принимая иные культурные образцы, русская культура преобразовывала их, предоставляя более высокие достижения. Когда дан старт европейского театра и привычного русского театра? В XVIII веке начинает развиваться почти с нулевой отметки, но через сто лет — это лучший театр в мире! Когда появились первые романы в Западной Европе? Это XIV-XVII века. В России принято считать первым романом "Евгений Онегин", но к концу XIX века у нас — лучшие романы в мире, как и балет, и живопись. В мире почти не сохранилось школы классической живописи, и изучать её едут сюда. На фоне неспособности Европы сопротивляться массовой культуре потребления наша страна сумела вместить в себя лучшие чужие образцы как мировую сокровищницу и одновременно капитал, способный к воспроизводству. Русская культура могла брать чужие сюжеты, чужие образы и создавать из них то, что отличало её в системе национальных ценностей и художественных приоритетов, и что было, по сути дела, принято другими народами — то есть она дарила это другим народам. Наша отечественная культура — это последнее, что осталось от культуры классики и модерна Западного мираМы шли в гору, и это было одно направление, одно знамя — сейчас мы покатились с горы. И в этом отношении лидером будет не тот, кто побежит быстрее всех с горы вниз, а тот, кто сможет поднять знамя сопротивления этому откату, сможет сохранить. В этом отношении прогрессом становится консерватизм.Виталий АВЕРЬЯНОВ, заместитель председателя Изборского клуба, доктор философских наук.Когда вы говорите про возможность обращения широкой аудитории к высшим культурным образцам, сразу возникает вопрос: как можно обеспечить донесение высоких культурных образцов и их усвоение на массовом уровне. Я склонен думать, что всё качественное, всё глубокое воспитывается в человеке только под большим давлением. Оно не будет усваиваться само по себе.Есть определённое недоумение, связанное с тем, что расслоение культуры зашло уже очень далеко. Что я имею в виду? В России с некоторым запозданием — и в этом наше историческое преимущество — наблюдается расслоение культуры, которое можно описать по трём линиям. Во-первых, это расслоение между культурными кодами поколений. Ещё есть вещи, объединяющие разные поколения, но языки культурного потребления уже в значительной степени разные. Во-вторых, это расслоение между классикой, фольклором, церковной, бытовой, экспериментальной ветвями культуры и т.д. Идёт разделение на мелкие субкультуры, возникает изоляционизм этих "мирков". Третий момент — это расслоение между так называемой элитарной, эксклюзивной культурой и тем, что называется многотиражной, массовой культурой. Формируются касты культурного потребления. Но элитарность сегодняшняя — ложная, потому что язык этой культуры не обеспечивает глубину понимания реальности — это, скорее, определённое зазеркалье символических решений и художественного языка.Сегодня упаднические образцы массовой культуры вытесняют высокие. Потому что сам процесс культурного выбора уже в значительной степени спонтанный. Но что в этой ситуации в принципе можно сделать? На мой взгляд, едва ли не единственный ответ: для остановки регресса и утверждения высоких культурных образцов необходим общественный класс — носитель высокой культуры. На сегодня такой класс в России есть — эта наша "постсоветская" интеллигенция, хотя на первый взгляд она разделяется на внутренние партии. Но как показывает опыт общения Изборского клуба в регионах, с местными интеллектуалами, в большинстве своём наша интеллигенция настроена на то, чтобы воспроизводить и транслировать культурную "контрреформацию". Проблема в том, что данный класс у нас никак в этом отношении не объединён.Что необходимо сделать, чтобы вдохновить и сплотить этот класс? Этого можно достичь через преодоление текущего распада культуры и идею нового Большого стиля. Большой стиль может быть реализован не на теоретическом уровне, а только на уровне конкретных символов, художественных и культурных решений — это конкретные фильмы, полотна, акции, выдающиеся произведения. Естественно, оружием нового класса высокой культуры будет и старая культура, и старые образцы, которые мы при всём нашем желании не сможем превзойти, и не надо их превосходить, они всегда стоят выше нас. Мы стоим на плечах великанов. Но мы тогда уже, в новом культурном контексте, сможем органично включать в него и высшие образцы прошлого.В значительной степени тема Русского мира в последние десять лет, когда она активно муссируется, построена на идее экспансии русского языка, проведения мероприятий лингвистов, филологов, тотальный диктант, ставка на русскоязычную диаспору и так далее. Первоначально концепция Русского мира родилась в конце 80-х — в 90-х годах у тех авторов, которые действовали на волне распада, разрушения всей национальной системы нашей жизни и предложили удовольствоваться определённым паллиативом, смириться с тем, что нет больше мощной русской цивилизации, но зато — странный обмен! — есть большая русскоязычная диаспора за рубежами территориально сжавшейся страны.Давайте сравним ситуацию, которая была в конце 80-х годов, с нынешней. Мы увидим, что русский язык при всей его огромной лингвистической мощи, при всём том, что он всё такой же великий и могучий, безусловно, утратил за эти 25 лет огромное пространство культурной и смысловой гегемонии. Почему он потерял его? Потому что в конце 80-х годов на русском языке можно было соприкоснуться практически со всей полнотой мирового культурно-научного тезауруса. Все последние изобретения, исследования — всё на русском языке можно было увидеть и почерпнуть. В этом смысле русский язык был передовым и адекватным инструментом овладения миром. Сегодня только английский претендует на такие возможности, и в какой-то второстепенной роли немецкий, французский подтягиваются к английскому. Русский язык очень сильно отстаёт — вместе с русскоязычной наукой, образованием, культурой в целом… Уже по этой одной причине русский язык не может считаться сегодня ключевым инструментом продвижения, в том числе и русской культуры. Ему нужно вместе с наукой, вместе с образованием, вместе с культурой и другими нашими сферами жизни возвращать этот потенциал, расти, подрастать до утраченного уровня, для того чтобы стать действительно конкурентным и чувствовать себя сильным.Владимир ЕЛИСТРАТОВ, доктор культурологии, профессор МГУ.Относительно Русского мира я и соглашусь, и не соглашусь. Действительно, паллиатив полный, и я как раз в конце 80-х впервые столкнулся с понятием Русского мира. Это была какая-то абсолютная абстракция, и было непонятно, что с ней делать. Я в течение уже почти десяти лет везде езжу с фондом "Русский мир" и вижу всё это изнутри. Пусть будет этот фонд "Русский мир", он делает немало полезного. При этом большие средства тратятся на представительские дела, на фуршеты. Когда мы приезжаем, например, куда-нибудь в Абхазию, приходят учителя, которые сходят с гор буквально, и у них учебники 60-х годов. Они говорят: "Дайте нам хотя бы учебники". А мы не можем их дать, мы обязаны их продавать.Безусловно, перед нами стоит вызов массовой культуры, которая страшна тем, что она разъединяет людей, создаёт всеобъемлющий супермаркет, и поэтому люди просто перестают общаться друг с другом. Фактически дело не в том, что все смотрят голливудские фильмы, а в том, что все расселись по полочкам, и уже нет такой консолидации, какая была в советское время. В этом смысле современные люди стали слабее.Русский язык — флективно-синтетический. Это тот язык, на котором лучше передавать аксиологические вещи, лучше передавать ценности. Другие языки, аналитические, более прагматичные, они больше левополушарные, наш же больше правополушарный. В этом смысле в порядке дискуссии определённый лингвоцентризм для продвижения ценностей и идей Русского мира необходим. И свой родной язык, так сказать, правополушарный, я всячески хочу возвысить.Что надо сделать в первую очередь? Нужно ввести один предмет — русский язык и литературу, или по крайней мере при двух предметах вернуться к форме сочинения как основного экзамена. Я убеждён, что это фундаментальный момент. Сегодня курс "Русская и всемирная литература" может занимать 8 часов на факультете иностранных языков в международном университете. За восемь часов я должен от Гомера до Бодлера всё рассказать!И для всех поступающих во все вузы на все факультеты этот экзамен должен быть обязательным. Все говорят — зачем физику Наташа Ростова? А вот пусть будет, и всё! И я с вами согласен, что здесь определённый элемент насилия есть. Все традиционалистские культуры — это культуры, которые не боятся насилия в хорошем смысле. Ведь толерантность доходит до того, что я не имею права, к примеру, американских студентов заставлять учить наизусть два четверостишия, потому что это, дескать, нарушение прав человека.По-моему, надо всячески лоббировать детские каналы и детскую литературу. У меня младший сын "Карусель" смотрит. В прайм-тайм по "Карусели" идут исключительно американские, английские, какие угодно мультфильмы. Какой язык-то там? Вот есть огромное число русских междометий — "Господи ты, Боже мой!", "ой", "аиньки" и так далее. Сейчас все междометья фактически заменяются одним — это междометье "О, нет!" Это какая-то чёрная дыра, а на деле это калька с английского "Oh, no!". У меня есть один акушер знакомый, у него уже рожающие девицы кричат во время родов: "О, нет!".Владимир БОРТКО, кинорежиссёр, депутат Госдумы.Меня в нашем разговоре интересуют прежде всего две вещи: что есть Русский мир и что такое сама культура. Ибо, насколько я знаю, культура — понятие изначально чисто агрономическое, то есть это возделывание растений, сельскохозяйственная деятельность. А что имеется в виду под культурой сейчас, и зачем она вообще? Культура есть, мне кажется, какой-то код, скрепляющий даже не жителей страны — скрепляющий племя. И поэтому меня очень беспокоит в последнее время существование русского народа не где-то там, а в самой России. Я спрашиваю себя: где я чаще всего вижу русские лица? И обнаруживаю их в охране. Это не шутка. Они ещё существуют и в армии, слава Богу. Здесь, очевидно, сказывается национальный менталитет.Что есть Русский мир? Русский мир — это пределы того сужающегося пространства, где ещё сохраняется русский народ. Тут было сказано, что культура наша чуть ли не является доминирующей в мире. Но это далеко не так! Если нас где-то похвалили за экранизацию западной классики — это подачка с царского плеча, и только. Мы же на задворках мировой истории сейчас находимся. И сегодня здесь было правильно сказано, что ареал Русского мира сузился очень сильно, в том числе и влияние нашего языка сузилось…Я бы сказал несколько слов по той тематике, в которой я специалист. Почему американское кино лучшее в мире? Оно, во-первых, профессиональное, чего в России нет. Во-вторых, оно дорогое, а это означает простую вещь: кино, да будет вам известно, посещают люди в возрасте от 12 до 36 лет. Дальше люди смотрят телевизор. Это совершенно два разных пласта, которые никак не связаны друг с другом — кинозритель и телевизионный зритель. Кинозритель вместе с современным дорогим кино вкушает плоды новейших достижений науки и техники. В кинотеатре скоро будет трястись пол и потолок, будет полное впечатление, что вы находитесь внутри этого фильма. Можем мы пытаться такое делать? Нет, не можем. По одной простой причине: один такой кинофильм стоит дороже, чем вся наша кинематография.Итак, на кино воспитывается молодое поколение. И дело не в том, что американский фильм плохой. Нет, он хороший, он всегда несёт только положительный заряд. Но — с американским флагом в конце, это обязательно, это стопроцентно. Когда говорят, что молодёжь ушла с телевидения в интернет — это не так. Какая-то часть и хотела бы уйти, но всё равно смотрит телевизор. А в телевизоре сегодняшнем абсолютно нет ничего общего с русской культурой.У нас есть несколько вещей, скрепляющих этот несчастный, уничтожающий себя Русский мир. Во-первых, это, конечно, язык. Во-вторых, как ни странно мне, коммунисту, говорить об этом, — Церковь. Это последняя скрепа, которая скрепляет народ. Почему? А что ещё у нас есть? Да ничего! В былые времена царь-батюшка был скрепляющим началом. Потому, когда начали выделяться национальные элиты, тогда и пришёл конец империи. И произошла при советской власти удивительная вещь — очень мощное скрепление страны на одной идее: нет ни эллина, ни иудея, и провозглашено строительство Нового Человека. Плохо это или хорошо, но это работало. И война доказала, что эта система работала: мы выдержали войну! Ибо Адольф Алоизович думал, что мы расколемся, разбежимся, но этого не произошло.А что сегодня скрепляет страну кроме языка и веры? Три вещи. Первая — Владимир Владимирович Путин, плох он или хорош, относиться к нему так или эдак, но он скрепляет страну. Второе — СОБР, ОМОН, а теперь вот Национальная гвардия. И третья — телевизор! Уберите любую из этих скреп, и от страны не останется ничего. А хотелось бы, чтобы осталось.Значит, нужна какая-то другая идея, объединяющая всех нас. И это никак не идея демократии, что я могу доказать наглядно. Допустим, я — татарин и хочу избираться, а у нас полная демократия, я прихожу к татарам и говорю: "Татары, угнетаемые пятьсот лет русским империализмом! Голосуйте за меня! Вот, текут наши сердца по Волге к нашим братьям!". Я выиграю выборы запросто. Что делают здесь, в Москве? Либералы, не либералы, не важно — сразу ОМОН вызывают! И правильно делают! И так происходит суверенная демократия. Наша страна устроена совершенно иначе, чем, например, Франция, Англия. У нас есть национальные территории, которые даже имеют гимн, имеют флаг, имеют президента, свою столицу.И по поводу скрепы телевидения. Как я уже сказал, телевидение такое же имеет отношение к Русскому миру, к России вообще, как я к китайскому императору… И непонятно, что с этим делать, потому что телевидение ничем и никем не управляется. А ведь оно при этом существует для того, чтобы скреплять страну… В отличие от него, кинематограф ещё как-то управляется министерством культуры.Самое главное, что я хотел сказать: фронт борьбы за Русский мир, за русскую культуру проходит не там, а здесь — в Москве! Вот здесь начинается Русский мир, вот здесь надо что-то делать и бить во все колокола! Потому что конец Русскому миру придёт не откуда-то оттуда, а отсюда.Римма СОКОЛОВА, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН.Давно назрела необходимость перейти от тревожных описаний проблем России к поиску глубинных потенций и возможностей её развития. И в этом отношении выдвижение культуры в центр общественного внимания, конечно, является очень актуальным и своевременным. В литературе существует около 300 определений культуры. Возникает вопрос, а в чём же различие культур? Казалось бы, все народы, все традиции занимаются преобразованием природы, и, тем не менее, такие разительные отличия. Убедительный ответ на этот вопрос дал Данилевский. Он показал, что определяющим фактором бытия любой культуры является память о предбытии культуры. То есть в любой цивилизации есть очень длительный подготовительный период, который может длиться тысячелетиями. Именно в этот период и закладывается тот тип людей со своим образом мышления, со своей волей, со своими особенностями — и в каждой стране он формируется по-разному.Данилевский говорил, что для западной культуры характерна насильственность, а для российской — терпимость. И сегодня в России также есть исследования, которые в качестве методики берут принцип цивилизационной антропологии. Известный филолог Татьяна Миронова в своей книге пишет о том, что язык-то у нас у всех разный, воспринимаются одни и те же понятия по-разному. Возьмём, к примеру, слово "война". В других языках это означает "хватать", "грабить", а у нас война в своём корне — это "вина". Когда уж русские поймут, кто виноват, тогда уж держитесь. То же самое относится и к понятию "раба", и к понятию "совести".Между тем в России сложилось представление, что мы — часть западной цивилизации. Это господствующее представление привело к заимствованию западных идей, ценностей, концепций, и в результате возникли даже настроения катастрофизма. В связи с этим возникает ассоциация с первородным грехом, если учитывать, что в Новом Завете грех переводится как "промахнуться", "не попасть" в свою цель, в своё предназначение. Вот таким первородным грехом и явилось утверждение о том, что Россия — часть западной цивилизации. Однако ещё в 1993 году было проведено научное исследование в 60 странах планеты. Это исследование основывалось на эмпирических данных с использованием специальной методики по так называемому проекту "GLOBE". В результате этих исследований выяснилось, что российская культура в высшей степени своеобразна и далека от западноевропейской и от североамериканской, англосаксонской культуры.Алексей БЕЛЯЕВ-ГИНТОВТ, художник.В моём представлении подразумеваемый "большой стиль" включает в первом приближении такую весьма очевидную вещь, как традиция. Традиция с большой буквы — православие и ислам в каких-то ситуациях, а в то же время и социализм не догматический, не марксистский, а народнический, идущий от общины. А отсюда и континентализм, евразийство, по отношению к которому на другом полюсе оказываются ценности англосаксонского мира с его индивидуализмом, позитивизмом, либерализмом и компьютером как производной этого мироощущения.Последние два года мы наблюдаем нечто невиданное, когда централизованное зрелище встречается с идеальными представлениями малых групп. Большой стиль присутствует, но он пока не явлен. Но встреченные мною в Донбассе вооружённые идеалисты говорят о том, что рано или поздно он должен состояться. И сам факт их существования убеждает меня в такой возможности. Я готов представить, что в самое ближайшее время мир изменится, и изменится до неузнаваемости. Это будут резкие лавинообразные перемены. На этом месте, на месте той жизни, которой мы сейчас здесь живём, должно быть что-то иное, а его всё нет и нет.Олег КАССИН, лидер движения "Народный собор".Задача культуры — это вести общество, человека по нравственному, духовному пути. Мы проанализировали Конституцию и пришли к выводу, что у нас, в отсутствие закреплённых Конституцией идеологий, де-факто господствует идеология рынка. Нас ведут обратно к обезьяне — к безнравственности, к аморальщине. Естественно, всё это отразилось на состоянии культуры и, в том числе, на деградации части культурной элиты. Мы с этим столкнулись, когда с большим трудом нам удалось добиться запрета нецензурной брани на телевидении, в кино. Мы написали заявление в Генпрокуратуру. Итог: по 147 фильмам, содержащим нецензурную брань, были отозваны прокатные удостоверения. Такой прецедент мы создали. И тут что произошло? Часть деятелей культуры во главе с Михалковым заявили о том, что нет, надо оставить право давать на всю страну этот мат — и на телевидении, и на радио.У нас рынок, к сожалению, определяет всё до сих пор. И мы видим итог этого навязывания современного искусства, современной постановки "Тангейзера", против которой мы выступали, "Винзавод" и все эти поганые выставки Марата Гельмана, на которые были потрачены миллионы долларов бюджетных денег. И нам говорят, что "вы ничего не понимаете, вы маргиналы, а это новые тренды такие". И ответить мы ничего не можем, потому что у общественности нет в команде мощного экспертного пула, который бы чётко дал аргументированный ответ.И буквально год назад наконец-то общество получило очень серьёзный рычаг воздействия. Я говорю о принятых Основах государственной культурной политики. Там есть приоритет и русской культуры, и традиционных духовно-нравственных ценностей. И когда мы приходили к чиновникам, которые поощряли разные похабные выставки, спектакли и прочее, и трясли перед носом этим документом, им ответить было просто нечего. И нам удавалось пресекать очень много подобных безобразий.Я предлагаю и призываю объединить усилия общества и деятелей культуры, экспертов, чтобы отстоять этот рычаг общественного воздействия, который у нас реально сейчас есть, добившись того, чтобы был сформирован общественный совет с нашим участием, который был бы наделён полномочиями отслеживать соответствие культурных явлений основам госполитики в области культуры, концепции и стратегии такой политики. У нас есть общественные организации, есть большое количество деятелей культуры, но не хватает экспертов, кандидатов, докторов наук, которых можно было бы использовать в качестве подкрепления здоровой позиции. Чтобы не происходило такого, как было во время пермского проекта Гельмана, когда для всех нас было очевидно, что инсталляция в виде буквы "П" из брёвен, на которую 20 миллионов рублей потратили, — это фактически хищение средств. Однако нам отвечали: "Нет, это гениальный шедевр, вы — никто, у вас нет степеней, вы ничего не понимаете в современном искусстве, мы так видим". И так они освоили несколько миллиардов рублей, потом, уйдя из этого региона, перебросили следующие проекты в другие регионы.Данная публикация осуществляется в рамках проекта Изборского клуба "Русский мир", в котором используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением президента Российской Федерации №79-рп от 01.04.2015 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией "Союз пенсионеров России".Источник

21 июля 2016, 20:59

Цепная реакция: началась эпоха глобальных трансформаций

Россия снова вернулась "на линию атаки", снова провозглашена "империей зла", снова подвергается ударам со стороны "коллективного Запада" во главе с США. Однако кризис такого масштаба не может быть полностью "экспортирован" из стран "первого мира", "золотого миллиарда" в остальное человечество. Мы видели, как попытки такого "экспорта" бумерангом возвращаются в государства "коллективного Запада", переживающие — за показательным исключением Японии — "миграционный кризис", удары террористов, а также — без всяких исключений — невиданную экономическую рецессию и долговой шок. Можно ли нам надеяться на то, что элиты "коллективного Запада" — в каком-то обозримом будущем — поймут, что они натворили, в какой тупик завели человечество и самих себя, перейдут от политики агрессии и конфронтации к политике сотрудничества перед лицом глобального системного кризиса?Подробнее...

06 июля 2016, 11:47

Глобальные элиты и Русский Мир в начале XXI века

Александр НагорныйЗа прошедшие три года Изборский клуб провёл серию исследований, посвящённых современным глобальным элитам: как важнейших метарегионов (США, Китай, Европа, Исламский мир, Индия, Россия, Латинская Америка), так и «отраслевым»: финансовым, военным, религиозным, медийным, криминальным и т.д. Результаты этой работы были представлены в материалах журнала «Изборский клуб», включая два тематических номера 2016 года (№ 1 и 4), в книжных изданиях, других публикациях. В ходе этого начинания была собрана группа наиболее ярких учёных-обществоведов, политологов, экономистов, страноведов и публицистов, которые ¾ каждый со своей спецификой, но чрезвычайно объективно, ¾ осуществили системно-динамическую оценку этой проблематики, приоритетно значимой для позиционирования Российской Федерации на международной арене, а также для её дальнейшего существования и развития в нынешних кризисных условиях. На основе полученного материала можно сделать следующие предварительные выводы:Первое. Глобальная элита как таковая ещё не представляет собой единый политико-идеологический и финансово-экономический комплекс с близкой перспективой формирования единого управляющего центра в виде «мирового правительства». В этой связи можно сделать заключение, что национально-государственный принцип всё ещё является главенствующим, хотя транснациональные факторы и общие финансовые активы сильно воздействуют на местные и региональные группировки, примером чего может служить проект Европейского союза.Второе. На формирование единой элитной системы главенствующее воздействие оказывают США, которые в результате двух мировых войн и трансформации противостоящих им элитных систем, включая советскую партийно-государственную элиту и элиты Старого Света, сумели вплотную подойти к рубежу руководства мировым сообществом через национальные элитные группировки, которые воспитываются под сильнейшим идеологическим влиянием Pax Americana.Третье. Сама политико-финансовая верхушка Америки, действующая с опорой на англо-саксонскую и еврейскую элитные группы, испытывает в начале XXI века нарастающие трудности в удержании своего «глобального лидерства» ¾ в результате как внутренней системной деградации, так и быстрого развития новых «центров силы», ¾ таких как Китай, Индия и Бразилия. Реальный геостратегический (идеологический, экономический, финансовый, военный, информационный и т.д.) потенциал США и их ближайших союзников в форматах «золотого миллиарда», «Большой семёрки», НАТО, «коллективного Запада» и т.д. стремительно сокращается и начал уступать геостратегическому потенциалу остального мира, что неизбежно ведёт к тектоническим потрясениям как внутри Pax Americana, так и во всём мире. В самих США уже налицо конфликт между тремя главными элитными группировками: финансовой, военно-энергетической и «неотехнологической», что находит яркое выражение в ходе кампании по выборам 45-го президента США.Четвёртое. Несмотря на внутренний системный конфликт, американские элитные группировки США сохраняют консенсус относительно «глобального лидерства США», подразумевающего, прежде всего, их привилегированный статус по сравнению с другими странами мира. «Величие Америки», «исключительная нация», «никто не должен диктовать правила игры, кроме нас» и тому подобные тезисы ¾ не просто коммуникативные аттракторы предвыборной борьбы. Это «целеуказатели» американской геостратегии, направленной на замедление развития всех своих конкурентов и даже союзников путём «экспорта хаоса», «экспорта инфляции» ¾ с тем, чтобы сконцентрировать у себя максимум финансового, ресурсного и креативного потенциала, тем самым обеспечив конкурентное преимущество в переходе на новый глобальный технологический уклад.Пятое. В настоящих условиях наиболее сильное противодействие американскому движению к формированию единого и подконтрольного им «глобального мира» оказывает, прежде всего, Китайская Народная Республика, которая сохраняет жёсткую комбинаторную коммунистическую идеологию, синтезированную с традиционными формами китайской цивилизации. Китай уже стал «экономикой номер один» современного мира и выполняет роль «аттрактора» для всех «неамериканских» и «антиамериканских» сил современного мира, включая Индию, Иран, часть государств АСЕАН и Латинской Америки, а также Россию.Шестое. Нейтрализация, ослабление или захват геостратегического потенциала России, стоящего на «трёх китах»: военного паритета, богатейших природных ресурсов и идеологии Русского мира, ¾ США и их союзники в нынешних условиях считают своей приоритетной задачей, поскольку Вооружённые силы РФ мешают им в полной мере использовать своё военное преимущество над остальным миром и проводить современный вариант «политики канонёрок», отсутствие «свободного доступа» западных ТНК к богатствам российских недр накладывает на их действия серьёзные ресурсные ограничения, а идеология Русского мира не позволяет установить полное доминирование в системе ценностей современного человечества. При этом в самой России на всех уровнях власти за истекшую четверть века сложилась и действует прозападная и проамериканская «агентура влияния», тесно завязанная на компрадорскую социально-экономическую модель и выступающая в качестве «пятой колонны» для США и их союзников.Поэтому,седьмое, перед всеми державно-патриотическими силами Российской Федерации как государственного объекта, российского общества как социального субъекта и Русского мира как цивилизационного проекта стоит задача сохранить свою общность, цельность и единство перед лицом агрессии «коллективного Запада».Характеризуя современную глобальную ситуацию, следует заметить, что в истории бывают вроде бы случайные, но странные, необъяснимые и, можно сказать, символические совпадения.Так, согласно записям арабских и китайских астрономов, 4 июля 1054 года до нашей планеты долетел свет от взрыва сверхновой звезды, на месте которой теперь располагается Крабовидная туманность. Вспышка была видна на протяжении 23 дней невооружённым глазом даже в дневное время.Судя по всему, это «ложное солнце» должно было сиять над Константинополем 16 июля 1054 года, когда в Софийском соборе Константинополя легаты римского папы Льва IX объявили константинопольского патриарха Керулария низложенным и отлученным от церкви, что положило начало «Великой Схизме» и формированию т.н. «западной цивилизации».Её «инкубационным периодом» можно считать эпоху Крестовых походов, начатую в 1095 году и ознаменованную первым падением Константинополя в 1204 году. Однако уже через сто лет стало ясно, что попытка западных «крестоносцев» утвердиться в Восточном Средиземноморье, бывшем тогда главным центром мировой торговли, привела к исламизации практически всех восточно-христианских государств, не поддержавших римский Святой престол. Точка в этом процессе была поставлена османским завоеванием Константинополя в 1453 году. После чего единственным некатолическим христианским государством (с учётом личной Кревской унии Королевства Польского и Великого княжества Литовского в 1385 году, а затем Виленско-Радомской унии 1401 года) оставалось только Великое княжество Московское.Поскольку «пробить» мусульманскую стену на Востоке «западной» цивилизации, несмотря на все усилия, не удалось, в чём особую роль сыграли три пандемии чумы, «чёрной смерти» 1346-13б9 годов, ставка была сделана на то, чтобы эту стену «обойти». Результаты оказались более чем впечатляющими и привели ¾ в результате эпохи великих географических открытий XV-XVII веков — к глобальному доминированию сначала «западноевропейской», а в XX столетии, после Первой мировой войны, ¾ «общезападной цивилизации», во многом на новом уровне воспроизводящей характерные черты цивилизации античной, греко-римской. Её Mare Nostrum вместо Средиземноморья стал весь Мировой океан, а границы «ойкумены» расширились на всю планету. Но с прекращением возможностей внешней экспансии «западной цивилизации» её глубинные идеологемы: «Быть или не быть?» (Гамлет у Шекспира) и «Остановись, мгновенье!» (Фауст у Гёте) явным образом перестали быть реально продуктивными, через деятельность транснациональных корпораций и ведущих государств «коллективного Запада» они превратились в паразитические и саморазрушительные.В этих условиях, как отмечалось нами в докладе «Элиты» и глобальный мир XXI века» («Изборский клуб», № 1, 2016): «Главные задачи, стоящие сегодня перед человечеством, можно сформулировать следующим образом:— предотвратить глобальную катастрофу;— минимизировать текущие потери в ходе глобального системного кризиса;— найти новую «траекторию развития» человеческой цивилизации.Вернее, это даже не три разные задачи, а одна триединая задача — проект, для реализации которого пока очевидно не существует адекватного субъекта, — ни в масштабе всей планеты, ни в масштабе каких-либо государств или межгосударственных объединений».Исходя из материалов проведённых исследований (которые далеко не закончены и будут продолжаться), можно выдвинуть предположение о том, что такой субъект сегодня формируется на основе двух взаимосвязанных процессов: формирования российско-китайского стратегического союза, дошедшего пока только до политического уровня, и противостояния двух «элитных» антикризисных сценариев на «коллективном Западе», вступивших между собой уже в открытый конфликт. Причём, как это почти всегда бывает в конфликтных взаимодействиях «больших систем», «пожар» идёт от их периферии к центрам, «пограничные бои» сменяются «захватами столиц». Данное положение можно проиллюстрировать на примере текущей президентской кампании в США.Исходные позицииПосле уничтожения в 1991 году Советского Союза «коллективный Запад» во главе с Соединёнными Штатами провозгласил победу «однополярного мира» и «конец истории», некогда предсказанный классиками марксизма, — правда, в «коммунистическом», а не в «либеральном», как получилось на деле, варианте. США утвердились в роли единоличного «глобального лидера», определяющего не просто «правила игры», но и «быть или не быть».Это «глобальное лидерство» означало формирование Pax Americana («американского мира», или «мира по-американски»), будучи реинкарнацией давнего Pax Romana («римского мира»). За прошедшую четверть века США нарастили свой долг с 3,2 трлн долл. в 1990 году до 19,2 трлн долл. в 2015 году. Суммарный накопленный торговый дефицит «глобального лидера» за этот же период приближается к 13 трлн долл. И если задаться вопросом о том, что же все эти годы «продавала» Америка внешнему миру, то самый общий и самый точный ответ на него прозвучит так: она продавала своё «глобальное лидерство», получая взамен реальные товары и услуги.К началу 2016 года полученный ранее запас «глобального лидерства» США, можно сказать, истрачен полностью: причём не только в «позитивном» аспекте, как было до 2001 года, но и в аспекте «негативном», когда «глобальное лидерство» сохранялось путём предложенного и осуществлённого «неоконскерваторами» («неоконами») экспорта «управляемого хаоса» в различные точки планеты.У любого лидера есть два пути: или расти и совершенствоваться самому, или унижать и ослаблять других. США в настоящее время уже не могут ни того, ни другого. Де-факто они уже перестали быть «глобальным лидером» и остаются таковыми разве что в речах американских политиков. Китай, несмотря на все ухищрения американской статистики, стал первой экономикой мира и крупнейшим держателем золотовалютных запасов. С военно-политической точки зрения Россия успешно противодействует американской стратегии «управляемого хаоса» как в Сирии, так и на Украине. Остальной же мир видит сегодня в «дяде Сэме» только глобального паразита и глобального агрессора, препятствующего нормальной жизни и развитию остального человечества. Пожалуй, это — основной и невосполнимый ущерб для США как государства.Конечно, формальных военно-политических союзников у Америки сегодня больше, чем у кого бы то ни было на планете, но эти союзники — союзники даже не «из интереса", а из страха, — выбирают этот статус прежде всего для того, чтобы самим не попасть под сокрушающий удар «американской дубинки»: о каком-либо совместном развитии или даже о надеждах что-то приобрести от новой добычи «белоголового орлана» для них после Ирака и Ливии даже речи не идёт: лишь бы ничего не потерять, и пусть «они» умрут сегодня, а «мы» — потом… Немногие, весьма малоприятные и весьма недолгие исключения типа ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в России. — «ИК»), украинских неонацистов-бандеровцев или Эрдогана лишь подтверждают это правило. «Еды» Америке уже «не хватает» самой.При этом не стоит забывать о неизбежной «инверсии» отношений патрон—клиент в рамках концепции «однополярного мира», когда различные группы американской «элиты» оказываются связаны с различными группами «элит» ближней и дальней периферии Pax Americana, что оказывается существенным фактором возникновения и углубления конфликта в самой метрополии. Так, в Древнем Риме гражданским войнам предшествовала Югуртинская война, а партии «оптиматов» и «популяров» при небольшой коррекции «исторической оптики» вполне могут быть соотнесены с республиканской («красные», «слоны») и демократической («синие», «ослы») партиями в современных США.Разумеется, все аналогии или проекции подобного рода не будут являться адекватной моделью действительности, но определённую «нить Ариадны» в лабиринте современного глобального системного кризиса они дают, а большего от них ждать и приходится.США: вниз по лестнице, ведущей внизОдним из признаков утраты Соединёнными Штатами позиции «глобального лидера» является углубляющийся после консенсуса 2001 года (события 9/11) раскол между американскими политическими элитами, который вылился в беспрецедентную по своему характеру президентскую кампанию 2016 года, главный водораздел которой пролегает вовсе не по партиям и штатам, а по приверженцам прежнего «статус-кво» и, условно говоря, «революционным популистам» — с нарастанием преимущества последних.Если ещё в начале 2016 года Дональд Трамп у республиканцев и Берни Сандерс у демократов выглядели типичными «спойлерами», функцией которых была концентрация и последующая канализация протестных настроений американского общества: как «правых», так и «левых», — в пользу «системных» кандидатов типа Джеба Буша и Хиллари Клинтон, то сегодня, когда избирательная компания 45-го президента США подходит к ключевому пункту партийных съездов, политический пейзаж выглядит совершенно иным, словно после тайфуна или землетрясения.Дональд Трамп, скандальный нью-йоркский мультимиллиардер, сделавший своё состояние на строительном бизнесе, азартных играх и шоу-бизнесе, уже к началу мая остался единственным кандидатом «красных», не только нокаутом «выбросив за канаты» всех своих многочисленных оппонентов, от Джеба Буша до Теда Круза, но и, несмотря на оголтелую диффамационную кампанию, преодолев сопротивление значительной части республиканской партийной машины, многие функционеры которой заявляли: «Кто угодно, только не Трамп!» ¾ вплоть до обещаний голосовать за Хиллари Клинтон. Это выдвижение означает прорыв в высшую политическую лигу США представителя дотоле «маргинальных» группировок американской «элиты» — судя по всему, при поддержке «периферийных» элит «коллективного Запада». От гарантированного выдвижения съездом «красных» в Кливленде, намеченного на 18 июля, отделяет меньше сотни депутатских позиций. Их он получит не позднее 7 июня, когда проголосуют Калифорния, Монтана, Нью-Мексико, Северная и Южная Дакота. Поскольку Трамп родился 14 июня 1946 года, это будет для него неплохим подарком к собственному юбилею…Конечно, нельзя исключить, что республиканские элиты попытаются каким-то образом саботировать на партийном съезде окончательную номинацию Трампа, но вряд ли эти попытки увенчаются успехом — остановить The Donald`а можно только неким физическим образом, как это уже не раз случалось в США в прошлом. Но надо ли реальным хозяевам политического и финансового мира Америки останавливать «выскочку» Трампа? Не является ли он всего-навсего подставной фигурой политического театра, где сценарий, режиссура и актёрская игра (не только главного героя, но и его соперников) направлены на успешное продвижение нового политического продукта как внутри американского общества, так и на внешних рынках? Ответ на эти вопросы нам ещё предстоит получить: как в ходе дальнейшей избирательной кампании, так и после выборов 8 ноября 2016 года.Стоит отметить, что в своей триумфальной кампании праймериз, то есть первичных выборов внутри партии, Трамп сыграл на серьёзнейшем недовольстве значительной части населения США, так называемого среднего класса, и WASP (белых англосаксов-протестантов), падением уровня жизни, который сейчас фактически вернулся к показателям 1958 года. Ещё одной составляющей протестного голосования широких масс американцев является неприятие ими идеологии «политкорректности и толерантности", под флагом которой осуществляется демонтаж привычного образа жизни.Восемь лет президентства Барака Обамы стали пиком внутриамериканской «цветной революции", с привилегиями «небелому» населению, беженцам-иммигрантам, сексуальным и конфессиональным меньшинствам, в первую очередь — мусульманам.Повторимся: все эти процессы шли на фоне падения реального уровня жизни, реальной занятости и реального уровня доходов большинства населения Соединённых Штатов. Прибавьте к этому гигантский рост задолженности всех структур американского государства и общества, от федерального бюджета до домохозяйств, — так что нет ничего удивительного в том, что самый откровенный и «неполиткорректный» критик нынешнего статус-кво, причем критик «справа», получил такую ошеломляющую поддержку избирателей.При этом не надо забывать, что сам Трамп — вовсе не плоть от плоти среднего класса и «васпов". Он — мультимиллиардер, сын мультимиллионера, а его давние и прочные связи с «несистемными элитами», контролирующими игорный бизнес в США (да и повсюду в мире), являются бесспорным фактом. Не учитывать эти моменты, оценивая успех Трампа и прогнозируя его дальнейшие действия, нельзя. Сейчас в России — прежде всего в околокремлёвских кругах — налицо некая «трампомания", поскольку Трамп, единственный из всех участников президентской гонки в США, достаточно позитивно отзывался о России и президенте Путине. А раз так, считают «трампоманы", с ним можно будет договориться «по понятиям", как некогда удалось договориться с Джорджем Бушем-младшим. Удивительная близорукость! Возможно, она усиливается тем фактом, что и российские, и европейские, и прочие либералы, и многие авторитетные американские республиканцы предпочитают демонстрировать своё неприятие Трампа как «расиста» и «непрогнозируемого» политика, высказываясь в пользу Хиллари Клинтон.Но Трамп даже против Клинтон выступает только до тех пор, пока их «спонсоры» не договорятся между собой. Трамп готов дружить с российскими элитами, чтобы оказывать совместное давление на «спонсоров» Клинтон, — то есть только до тех пор, пока те упрямятся и надеются или вообще не делиться с теми, кто стоит за Трампом, или же делиться какими-то второстепенными активами.Поэтому те пропагандистские схемы и обещания, которые сегодня можно слышать от Трампа, не стоит воспринимать всерьёз — делать он будет ровно то, что ему говорят его спонсоры.У Хиллари Клинтон, «победительницы Никсона и Каддафи», которую считают основным «системным» кандидатом крупного транснационального капитала, ситуация куда менее благоприятная. Её главный и единственный внутрипартийный конкурент, сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, несмотря на вроде бы катастрофическое отставание в депутатских позициях, продолжает выигрывать одни праймериз за другими.Да, до гарантированной победы на съезде «синих» (25 июля, Филадельфия) «миссис Вау» остаётся всего ничего: меньше сотни «уполномоченных», в то время как Сандерсу — более 800, а в оставшихся штатах будет «разыгрываться» чуть больше 700 «связанных» голосов. Но в этом-то и заключается главная интрига: свыше 600 «свободных» «суперделегатов» демократического съезда (у республиканцев такая привилегированная прослойка аппаратчиков с правом голоса отсутствует), 590 из которых пока числятся в сторонниках Хиллари Клинтон, вполне могут изменить свою позицию — сделать это им принципиально ничто не препятствует.Отмеченное выше противостояние «верхов» и «низов» в ходе демократических праймериз показало не только неожиданно широкую, но и постоянно растущую поддержку избирателями квазисоциалиста Берни Сандерса, который в своих заявлениях и документах бросал открытый вызов Уолл-стриту и его представителю Хиллари Клинтон. И надо сказать, что эта популярная демагогия (поскольку Сандерс тоже «играет роль") не только до сих пор сохраняет электоральную интригу внутри формально «правительственной» партии США, но и вполне может сказаться на формировании окончательной выборной платформы Хиллари Клинтон, потребовав от неё «дрейфа влево". Не исключено, что в её команду войдёт и сам Сандерс, который не только одержал победу более чем в половине проголосовавших штатов, но может стать своего рода «демократическим анти-Трампом", способным противопоставить зажигательной «правоконсервативной» риторике нью-йоркского миллиардера не менее яркую «левосоциалистическую» риторику, его среднему классу и «васпам» — своё «потерянное мясное поколение».Череда внутрипартийных поражений в штатах плюс явное неумение вести публичные дискуссии и «держать удар» делают супругу 43-го президента США аутсайдером в предполагаемой схватке с Трампом. И то, что, например, после поражения на праймериз в штате Вашингтон Клинтон отказалась от дебатов на Fox news с Сандерсом, мотивировав это тем, что не намерена терять время и хочет сосредоточиться на подготовке к «испытанию Трампом», по меркам американской политики вообще является если не проявлением высокомерия или банальной слабости и трусости, то плохим тоном, который для политика, претендующего на президентский пост, тем более недопустим.Так что если госпожа Клинтон намерена продолжать в том же духе, то Сандерсу остаётся с максимальным отрывом одержать победы в большинстве из оставшихся штатов, прежде всего в Калифорнии, где «на кону» стоят 475 депутатских мест, сократив или даже преодолев нынешнее, вовсе не катастрофическое отставание в «связанных» голосах (около 150). И тогда на съезде в Филадельфии будут не исключены, мягко говоря, неожиданности.При этом официальным кандидатом от «синих» может стать не только Берни Сандерс, но и некая третья сила, в качестве которой всё чаще называется нынешний вице-президент США Джозеф Байден. Конечно, «старина Джо» по уши завязан в делах «команды Обамы» и своих собственных (взять хотя бы нынешнюю украинскую эпопею или дела компании Halliburton — в Ираке, Сирии и на всем Ближнем Востоке). Конечно, он представляет штат Делавэр — негласную столицу американского офшорного бизнеса, через своего главного лоббиста ведущего жёсткую глобальную войну со всеми конкурентами: от швейцарских «гномов» и ватиканских кардиналов до британской королевы и китайских «мандаринов».Но выдвижение Байдена, по сути, единственный шанс «остановить Трампа», не прибегая к помощи леворадикального Сандерса, то есть сохранив статус-кво США от угроз любого резкого поворота: как «правого», так и «левого», как «белого», так и «цветного». Хиллари Клинтон, даже в неизбежной связке со своим супругом, который в случае избрания первой женщины-президента будет исполнять при ней роль «принца-консорта», на эту функцию просто не тянет — с каждым днём эта неприятная для олигархической Америки истина становится всё очевиднее. И какие-то меры по преодолению этого дисбаланса ей неизбежно придётся предпринимать.Если же, подобно сейсмологам, обращать внимание на «малые толчки» — «форшоки», как правило, предшествующие главному удару, то их совокупность: от передачи поста главнокомандующего силами НАТО в Европе от Филипа Бридлава Кертису Скаппаротти до смены посла в Киеве, где творец и куратор Евромайдана Джеффри Пайетт освобождает место для Мари Йованович, трудившейся здесь ещё при Джордже Буше-младшем, — свидетельствует скорее о том, что 8 ноября 2016 года победу на выборах отпразднует представитель не демократической, а республиканской партии.

01 марта 2016, 20:09

Китайские элиты вчера, сегодня и завтра Ч.2

ПОКОЛЕНИЯ ПОТЕРЯННЫЕ, ПОКОЛЕНИЯ НАЙДЕННЫЕ После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и разгрома «банды четырёх» перехватившие власть в партии ветераны вернули из ссылки Дэн Сяопина, который за годы вынужденного безделья обдумал возможные пути выхода из тупика. Первым делом он стал собирать под свои знамёна выживших за «потерянное десятилетие» ветеранов революционной борьбы и успешных деятелей первых лет строительства нового Китая. Пройдя через «критику и перевоспитание», неправедные судилища и пытки, «старые кадры» в большинстве своём не сломались. Многие из них были отправлены на самые трудные участки по прямому указанию Дэн Сяопина, официально ставшего на XI съезде КПК в августе 1977 года вершителем судеб Поднебесной. Северянин Си Чжунсюнь попал в неведомые ему жаркие южные края, жители которых говорят на непонятных остальному Китаю диалектах. В провинции Гуандун, соседствующей с Гонконгом и Макао, тогда сложилась критическая ситуация. Тысячи людей бежали через жёстко охраняемые границы в поисках лучшей жизни — зарплата в этих европейских колониях была примерно в 100 раз выше, чем в КНР! Начав знакомство с вверенной ему провинцией, Си Чжунсюнь, которого в поездках иногда сопровождал старшекурсник Университета Цинхуа Си Цзиньпин, разглядел не только накопившиеся колоссальные проблемы, но и огромные возможности промышленно развитой провинции, связанной множеством нитей с богатыми и влиятельными хуацяо, «заморскими китайцами». Си-старший отправился с докладом к Дэн Сяопину и предложил не ужесточать пограничный контроль, а сблизить условия жизни соседних территорий. На стол «архитектора реформ» лёг пакет мер по либерализации экономики Гуандуна, облегчению правил внешней торговли и привлечению капиталовложений. Этот документ встретил настороженную реакцию в Чжуннаньхае, однако Дэн позволил своему соратнику по яньаньским временам начать эксперимент, но только в районах, примыкающих к Гонконгу и Макао. «Давай назовем их «специальными районами», ведь так назывался и твой пограничный район Шэньси-Ганьсу», — сказал Дэн Сяопин. Он подчеркнул, что даст соответствующие указания, но денег на реализацию проекта выделить не сможет. Как и в годы войны, придётся «кровью прокладывать дорогу вперёд». В июле 1979 года ЦК КПК и Госсовет одобрили создание первых двух специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь и Чжухай (на границе с Гонконгом и Макао). Так началось «шэньчжэньское чудо», без которого, возможно, не состоялось бы и «китайское чудо» в целом. Власти СЭЗ Шэньчжэнь получили существенную автономию от Пекина, установили низкие ставки подоходного налога, упростили правила создания смешанных предприятий, получения виз, вывоза прибыли и обмена валюты. Сопротивление бюрократии и сторонников левацких методов было весьма ощутимо. Но Шэньчжэнь рос как на дрожжах, становясь зримым доказательством правильности избранного Дэн Сяопином курса «реформ и открытости». Накопленный опыт оказался настолько ценным для страны, что уже в 1981 году Си Чжунсюня возвратили в Пекин — на пост заместителя председателя Постоянного комитета ВСНП (парламента Китая). Он руководил работой по созданию новых законов, облегчающих экономическое развитие всего Китая. В июне 1981 года на пленуме ЦК КПК Си Чжунсюня назначали секретарем ЦК, год спустя избрали членом Политбюро и поручили руководить текущей работой секретариата ЦК. До своей кончины в 2002 году Си Чжунсюнь был воплощением лучших традиций первого поколения революционной элиты: стойкости, прагматизма, патриотизма, преданности идеалам коммунизма. КАК ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ. КАРЬЕРА СИ ЦЗИНЬПИНА Если Си Чжунсюня можно считать примером стойкости старой элиты, то его сын, Си Цзиньпин, продемонстрировал лучшие качества поколения, значительная часть которого оказалась в прямом и переносном смысле «потерянным». Окончив в 1979 году химфак Университета Цинхуа, молодой человек снова вернулся в Чжунаньхай. Он надел военную форму и стал сотрудником Военной комиссии ЦК, канцелярией которой руководил старый боевой товарищ отца. Лучшее начало карьеры трудно себе представить. Вскоре статный красавец в строгом оливковом френче покорил сердце дочери видного китайского дипломата, а затем женился на ней. Молодая супруга предложила мужу уехать в Лондон, где её отец стал послом КНР. Си Цзиньпин отказался, и после развода в 1982 году покинул аппаратную службу в столице, став замсекретаря комитета партии в уезде Чжэндин провинции Хэбэй — одном из беднейших уездов одной из беднейших провинций. Вместо комфортных лифтов военной, дипломатической или научной карьеры, какими любили пользоваться т. н. «принцы», он — возможно, по совету старших товарищей — выбрал узкую и крутую горную тропинку. Шесть лет его работы в Хэбэе пришлись на период, когда стратегия «реформ и открытости» давала возможность руководителям на местах смело экспериментировать. Ставший вскоре после приезда из Пекина секретарем уездного комитета, Си Цзиньпин не только испробовал новинки других уездов, куда ездил для изучения опыта, но изобрёл и внедрил собственную систему экономического стимулирования. Фантастические на первый взгляд идеи становились реальностью — вложив средства бюджета в сооружение необходимых построек и декораций для телесериала «Сон в красном тереме» по любимому китайцами одноименному роману, Си Цзиньпин создал «китайский Голливуд»: туристическую зону, где впоследствии было снято более 170 фильмов и сериалов. Её теперь ежегодно посещают около полутора миллиона туристов. Задумав учредить в своём отсталом уезде научно-производственный центр, Си Цзиньпин лично отыскал сотни инженеров и известных учёных и убедил их приехать «в глубинку». Об успехах Си Цзиньпина заговорила провинциальная пресса, один писатель даже вывел его в числе главных героев своего романа, хотя и под другим именем. Но, главное, перспективного кадрового работника сочли достойным повышения в орготделе ЦК. 15 июня 1985 года, в свой 32-й день рождения, Си Цзиньпин стал заместителем секретаря парткома города Сямэнь в провинции Фуцзянь. Обозначившаяся еще в Хэбэе склонность молодого руководителя к инновациям получила развитие именно в Сямэне. Под его руководством разрабатывается «Стратегия социально-экономического развития Сямэня на 1985–2000 годы». Фуцзянь и другие приморские провинции обгоняли в развитии провинции внутренние. Но и в самой Фуцзяни одни районы богатели, а другие так и оставались бедными. Наверное, поэтому Си Цзиньпина в 1988 году переводят из богатого Сямэня работать в довольно отсталый гористый городской округ Ниндэ на севере той же провинции. Возможны и другие толкования причин нового неожиданного перевода «на низовку». Например, желание старцев-«небожителей» из Пекина ещё раз проверить перспективного деятеля на прочность. Ниндэ оказался настоящей глубинкой. В некоторые сёла даже не были проложены дороги, и секретарь окружкома пробирался туда пешком. Осознав масштаб проблем, он взялся за дело. В сёлах Ниндэ были перестроены нескольких тысяч хижин, в которых прожило много поколений бедных крестьян. Рыбаки, с незапамятных времен обитавшие на лодках, тоже получили новые дома на земной тверди. Во время работы в Ниндэ Си Цзиньпин начал создавать новую систему взаимоотношений партийного аппарата с населением. Он требовал напрямую принимать от людей жалобы и предложения, постоянно отслеживать текущую политическую и экономическую ситуацию, проводить «мозговые штурмы» для выработки оптимальных решений. Там же он начал отрабатывать методологию борьбы с коррупцией и круговой порукой среди партийных кадров. За три года руководства Си Цзиньпина под суд отправились более 400 кадровых работников, были расследованы громкие дела о коррупции, получившие общекитайское звучание. Первые опыты стратегического планирования были продолжены после назначения Си Цзиньпина в 1990 году секретарём парткома города Фучжоу, административного центра провинции Фуцзянь, крупного центра химической, целлюлозно-бумажной, пищевой, полиграфической, текстильной промышленности. В 1992 году по его инициативе была принята программа, которая предусматривала стратегические цели развития на 3, 8 и 20 лет вперёд, причём практически все эти цели были достигнуты в срок. Было реализовано несколько сверхкрупных проектов с участием ведущих китайских производителей автомобилей, электроники, алюминия, позволивших создать новую, современную промышленную базу города. В Фучжоу был принят «Регламент ускоренного прохождения административных процедур», который упростил привлечение тайваньских инвестиций (они не считаются иностранными, поскольку Тайвань рассматривается как одна из провинций Китая в рамках политики «одна страна, две системы»). Затем было принято «Руководство к оформлению административных дел для населения Фучжоу», означавшее переход к модной у нас системе «одного окна». В это время Си Цзиньпин начинает привлекать пристальное внимание руководителей орготдела ЦК, ведающих перемещениями к высотам власти. Это видно из его участия в работе XIV съезда КПК в 1992 году, избрания тогда же кандидатом в члены ЦК КПК. К 1999 году он стал заместителем партсекретаря и заместителем губернатора Фуцзяни, а уже на следующий год — губернатором. Возглавив провинцию с населением в 37 миллионов человек, по западным меркам — целую страну, Си Цзиньпин сразу создал «руководящую группу по повышению эффективности органов власти» — ситуационный штаб, лишённый бюрократических ограничений и наделённый дополнительными полномочиями для решения конкретной проблемы. Подобные «руководящие группы» стали ещё одним «фирменным блюдом», которое в наши дни активно использует нынешний руководитель КНР. Среди других инноваций фуцзяньского периода стал первый в Китае «Порядок реализации мер по созданию открытого правительства», который включал центр сбора жалоб от населения, систему поощрения и наказания чиновников за неподчинение новым установкам. Впервые в Китае была начата работа по обеспечению безопасности продуктов питания, создана система маркировки «надёжная продукция». Воспользовавшись своим новым положением, Си Цзиньпин ускорил реализацию программы «цифровой Фуцзяни», и она стала единственной в стране провинцией, где, например, во всех больницах доступ к медицинскому обслуживанию обеспечивается одной картой. Среди достижений Фуцзяни непременно упоминается создание «экологического рая», где качество воды, воздуха и ситуация в целом оценивается на «отлично». Успехи Си Цзиньпина на посту руководителя очень важной провинцией были по достоинству оценены в Пекине. За месяц до начала XVI съезда КПК (ноябрь 2002-го) его назначили партийным и административным руководителем ещё более многолюдной и богатой приморской провинции Чжэцзян, четвёртой по объёму ВВП в стране. Си Цзиньпин приехал в Чжэцзян уже опытным руководителем. За спиной у него были почти все региональные уровни работы: деревня, уезд, округ, город, провинция, — и собственный стиль руководства. Уже в декабре 2002 года появилась «Программа создания могучей морской провинции Чжэцзян», началось освоение тысяч островов, десятков тысяч удобных для развития аквакультуры бухточек и отмелей. Темпы роста морского сектора экономики приблизились к 20 % в год, он стал давать до 8 % ВВП провинции. Пожалуй, самым видным — даже из космоса — проектом нового руководителя «страны Чжэцзян» стало строительство гигантского моста общей протяжённостью 35,7 км через Ханчжоусский залив. Мост сократил автомобилям расстояние между Шанхаем и портом Нинбо с 400 до 80 км, а время в пути — с четырёх часов до одного. Летящий над морем стальной мост сразу вошёл в «десятку» самых красивых в мире и несколько лет был самым длинным мостом через морское пространство. Но и на суше достижения нового губернатора были хорошо заметны. В 2003 году он начал реализацию программы «тысяча деревень образцовых, десять тысяч деревень упорядоченных». В сельской местности появились городские коммунальные службы, в двух третях сельских поселений была введена система раздельного сбора мусора и его переработки. Провинция в 2005 году заняла первое место в Китае по состоянию окружающей среды. Кроме того, Чжэцзян стал одним из самых безопасных регионов Китая, а по потенциалу устойчивого развития вышел на четвёртое место. Доходы на душу населения тогда же приблизились к отметке 4000 долларов в год. Словом, «чжэцзянский период» для Си Цзиньпина стал временем прорыва и завершился в марте 2007 года переводом в Шанхай. Во втором по значению городе Китая Си Цзиньпин появился в связи с чрезвычайными событиями. Член Политбюро ЦК, секретарь горкома Чэнь Лянъюй в сентябре 2006 года был отстранён от своих должностей и попал под расследование «партийной контрразведки», Центральной комиссии ЦК КПК по проверке партийной дисциплины. Этот деятель был типичным и весьма противоречивым продуктом сращивания норм рыночной экономики с системой партийной власти. С одной стороны, он умело руководил 25-миллионным мегаполисом, а с другой — «товарищ Чэнь», как говорится, ложку мимо рта не проносил. Поводом для снятия с работы послужила связь с организаторами схемы использования пенсионных фондов города ради личного обогащения. В числе причин для немилости называют и политические: Чэнь был близок к предыдущему генсеку Цзян Цзэминю и входил в так называемую «шанхайскую группировку», а потому позволял себе открытую полемику с премьером Вэнь Цзябао и другими членами Политбюро, которые требовали от процветающих городов и провинций делиться с внутренними, отстающими регионами. Выбор Си Цзиньпина на роль руководителя «партийной бригады скорой помощи» был не случайным. Его считали принципиальным, но не кровожадным борцом с коррупцией. Умелое использование преимуществ рыночной экономики на ранее подконтрольных территориях не сопровождалось обогащением его подчинённых и родственников. Си Цзиньпин, кроме того, дистанцировался от проблем в отношениях действующего и ушедшего верховных лидеров. За семь месяцев своего руководства Шанхаем Си Цзиньпин побывал во всех районах колоссального города и сделал всё возможное, чтобы скандал не отразился на подготовке к ЭКСПО-2010, — на карту была поставлена репутация Китая. Он не мешал партийному расследованию и работе прокуратуры, но в то же время не форсировал «охоту на ведьм», которая могла обострить конфликт разных группировок в Политбюро накануне очередного съезда партии. Безукоризненный послужной список Си Цзиньпина в северных бедных провинциях Шэньси и Хэбэй, впечатляющие успехи в приморских и богатых Фуцзяни и Чжэцзяне, проявленная в Шанхае сдержанность были высоко оценены в партийных «верхах». На проходившем в октябре 2007 года XVII съезде КПК он был не только избран в Политбюро, но и сразу стал одним из девяти членов Постоянного комитета Политбюро ЦК, коллективного верховного руководства партией и страной. Этот карьерный «большой скачок» Си Цзиньпин совершил в 54 года. Это обстоятельство автоматически делало его и 52-летнего Ли Кэцяна претендентами на руководство партией и правительством через пять лет, когда очередной съезд КПК должен был избрать нового генерального секретаря, а затем сессия ВСНП — назначить председателя КНР и премьера Госсовета. Правда, в списке нового состава высшего партийного руководства Си Цзиньпин стоял перед Ли Кэцяном, и это говорило о намеченном распределении ролей. После съезда начался интенсивный процесс проверки претендентов на пригодность к руководству Поднебесной, дополнительной подготовки в областях, где у них не хватало опыта. Си Цзиньпина сразу ввели в секретариат ЦК, ведающий подготовкой всех решений высших партийных органов, связью с общенациональной сетью партийных организаций, подбором кадров и многими другими текущими вопросами. Он стал ректором Партийной школы ЦК КПК, ответственным за состояние дел в специальных административных районах Сянган (Гонконг) и Аомэнь (Макао), за завершение подготовки и проведение пекинских Олимпийских игр 2008 года, за идеологическое и информационное обеспечение сразу нескольких важных для Китая годовщин, пришедшихся на 2009 год: 60-летия КНР и 20-летия событий на площади Тяньаньмэнь. В марте следующего года на сессии ВСНП Си Цзиньпин был назначен заместителем Председателя КНР. 18 октября 2010 года Пленум ЦК КПК избрал его заместителем председателя Центрального военного совета ЦК КПК… СИ ЦЗИНЬПИН — И ПРИНЦ, И НИЩИЙ Если причислять Си Цзиньпина к «принцам», т. е. к отпрыскам и близким родственникам пекинских «небожителей», то шестилетняя работа в Хэбэе (1982–1985) и последовавшие долгие периоды работы в других провинциях (Фуцзянь — 1985–2002, Чжэцзян — 2002–2007 и в городе центрального подчинения Шанхае — 2007) как-то мало похожи на череду восхождений от одной синекуры к другой. Тут, скорее, вспоминается повесть «Принц и нищий», в которой герои меняются местами. На несколько десятилетий Си Цзиньпин по существу стал «нищим», переносил лишения небогатой жизни в провинции. Даже с новой женой, уже знаменитой певицей Пэн Лиюань, он жил «вахтовым методом», встречался несколько раз в году. Отдалившись от Пекина с его концентрацией полезных связей, Си Цзиньпин постепенно лишился покровительства «небожителей», которые быстро уходили из власти и жизни. Нет документальных подтверждений также хоть каких-то его устойчивых связей с другими отпрысками революционеров старшего поколения, именуемых «принцами». Конечно, от следующего руководителя 90-миллионной партии и почти полуторамиллиардного народа Китая требовался безукоризненный послужной список постов разного уровня. Си Цзиньпин вполне удовлетворял всем этим требованиям. Но при принятии окончательного решения сыграли свою роль также другие факторы и соображения. За десятилетия «реформ и открытости» в китайской элите сложились довольно устойчивые группы интересов, отражавшие позиции и запросы влиятельных регионов, отраслей экономики, государственных компаний, армии и органов безопасности. Некоторые из этих групп не хотели видеть Си Цзиньпина новым лидером, и конфликтов по этому поводу было предостаточно. Наиболее ярким подтверждением тому стала задержка открытия XVIII съезда КПК осенью 2012 года. Скорее всего, это было связано с крупным скандалом вокруг члена Политбюро ЦК КПК Бо Силая, которого некоторые «группы интересов» видели чуть ли не альтернативой Си Цзиньпину. Бо Силай был сыном Бо Ибо, занимавшего в элите первого революционного поколения высокое место, соизмеримое с местом Си Чжунсюня или даже превосходящее его. Причисляемый к «принцам» Бо Силай, как и Си Цзиньпин, успел поруководить несколькими провинциями и городом центрального подчинения Чунцином. Вдобавок он несколько лет работал в Пекине в должности министра торговли. Но шансы Бо Силая составить конкуренцию Си Цзиньпину улетучились после того, как его жена была обвинена в убийстве своего английского любовника, а руководитель службы безопасности попросил убежища в американском генконсульстве. Сначала партийное, а затем и официальное расследование деятельности самого Бо Силая привели к суду и пожизненному осуждению. С недовольством «групп интересов» выводом Бо Силая из игры связывают странные учения внутренних войск в окрестностях Пекина. Случилось также неожиданное «исчезновение» Си Цзиньпина на несколько недель накануне XVIII съезда, которое затем объяснили «болями в спине из-за чрезмерных нагрузок в плавательном бассейне». Были и другие эпизоды, любопытные для профессиональных аналитиков. Но в конце концов консенсус был достигнут, и 15 ноября 2012 года I пленум ЦК КПК восемнадцатого созыва (то есть первый пленум после XVIII съезда) единодушно избрал Си Цзиньпина генеральным секретарем партии и председателем Центральной военной комиссии КПК. 14 марта 2013 года на сессии ВСНП (парламента КНР) он был избран председателем КНР и председателем военного совета КНР. Таким образом, Си Цзиньпин стал руководителем пятого поколения лидеров КНР, сосредоточив в своих руках всю полноту партийной, административной и военной власти. «МУХИ», «ТИГРЫ» И «ЛИСЫ» СПОСОБНЫ ПОГУБИТЬ ПОДНЕБЕСНУЮ В начале второго десятилетия ХХI века Китай стал напоминать огромный айсберг, внушительная надводная часть которого сверкала успехами, в то время как подводная часть начала подтаивать. Со времени начала «реформ и открытости» в конце 70-х годов ради достижения высоких темпов прироста ВВП допускалось непропорциональное развитие национальной и региональной экономики, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Ради завоевания внешних рынков и привлечения иностранных инвестиций Китай соглашался встраиваться в мировые производственные цепочки в качестве поставщика дешёвой рабочей силы, а немалую часть заработанных средств вкладывать в западные банки и фонды. Результатом накопления проблем стало не только обострение социальных, экологических и демографических проблем, но также замедление темпов роста ВВП. Если в 1990-е годы ВВП рос быстрее 10 % в год, то в 2014 г. он вырос «всего» на 7,4 %. Хотя такие показатели могут только сниться лидерам России, США, Японии или стран Западной Европы, для китайского руководства они стали поводом задуматься о корректировке экономической стратегии. Си Цзиньпин начал своё правление с оглашения долгосрочного плана «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Этот план, первая долгосрочная стратегия в истории Китая, был выдвинут спустя несколько дней после XVIII съезда партии. Сроком его реализации указан 2049 год — год столетия Китайской Народной Республики. Есть и контрольный срок выполнения первого этапа — к 2021 году, столетию создания компартии Китая. Практические шаги к достижению стратегических целей Си Цзиньпин изложил на III пленуме 18-го созыва в ноябре 2013 года. Он дал подробный диагноз: «В процессе развития наша страна сталкивается со значительными противоречиями и вызовами, на её пути встречаются немалые трудности и проблемы. Например, по-прежнему остро стоит вопрос неравномерного, негармоничного и непродолжительного развития. Китай недостаточно силён в области научно-технических инноваций, отраслевая структура характеризуется нерациональностью, во многих сферах до сих пор используется экстенсивная модель развития, разница между уровнями развития города и деревни, как и между уровнями доходов разных слоев населения, продолжает увеличиваться. Значительно обострились социальные противоречия, накопилось множество вопросов, тесно связанных с первоочередными интересами населения, в сферах просвещения, трудоустройства, социального обеспечения, медицины, жилья, экологии, безопасности продуктов питания и лекарственных препаратов, безопасности на производстве, общественного спокойствия, исполнения законов и т. п. Малозащищённая часть населения испытывает большие жизненные трудности. Также налицо проявления формализма, бюрократизма, гедонизма и расточительства. В некоторых наиболее уязвимых областях то и дело обнаруживаются случаи коррупции и другие негативные явления, ситуация с антикоррупционной борьбой по-прежнему остаётся весьма острой. Для урегулирования всех этих вопросов необходимо углубление реформ». Си Цзиньпин, конечно, не ограничился диагнозом. Он выписал рецепт, стержнем которого стало предложение уравнять две половины экономики, государственную и частную, облегчить доступ средних и малых предприятий к «длинным деньгам», налоговым льготам и другим благам. Вот тут-то он, похоже, и столкнулся с «непониманием» и скрытым сопротивлением той части партийно-государственной элиты, которая срослась с госбанками и «естественными монополиями». Пленум одобрил лишь часть из пакета радикальных реформ, разработанного «мозговым центром» и утверждённого Си Цзиньпином. Поэтому на IV пленуме ЦК КПК в 2014 году под лозунгом «управлять государством при помощи законов» Си Цзиньпин запустил общенациональную кампанию по искоренению коррупции. Это направление работы по линии «партийной контрразведки» возглавил один из семи членов президиума Политбюро и, по слухам, друг Си Цзиньпина Ван Цишань. Комиссия стала проводить расследования не только против «мух», сравнительно мелких коррупционеров, но и против крупных, властных «тигров». Её постоянные офисы открылись не только в провинциальных парткомах, но даже в отделах ЦК, министерствах, включая министерства обороны и безопасности… За время после IV пленума было выявлено около 100 тысяч «мух» и «тигров». А ведь есть еще и «лисы» — сбежавшие за границу коррупционеры. Масштабы трансграничного воровства колоссальны. Только экспертами Международного концерна журналистских расследований (ICIJ) в офшорах найдено 22 000 клиентов из КНР и Гонконга, которые, по их оценкам, нелегально вывели из КНР после 2000 года от 1 до 4 трлн долл. Западные эксперты убеждены, что общий объём взяток и откатов в Китае эквивалентен не менее чем 3 % ВВП (более 200 млрд долларов). «Лисы», «мухи» и «тигры»… Уже пойманные и всё ещё действующие в своих кабинетах, они составляют весьма влиятельную часть нынешней китайской элиты. Перейдя к системной, а не кампанейской борьбе с коррупцией, Си Цзиньпин рискует вызвать системное же сопротивление. Проявлений недовольства или, тем более, открытого противодействия его курсу пока не отмечено, хотя сквозь эту призму можно глянуть и на обвал фондового рынка, и на таинственные взрывы в Тяньцзине весной 2015 года. Но решения IV пленума обсуждены и одобрены на партийных собраниях всеми членами КПК, на страницах и сайтах партийной печати. Начатая Си Цзиньпином чистка элиты пользуется широкой и активной поддержкой населения. Самый большой вызов — это необходимость теоретически обосновать и практически обеспечить соединение таких лучших традиций коммунистической элиты 30–50-х годов, как патриотизм, жертвенность и скромность, с такими базовыми особенностями нынешней элиты, как прагматизм и предприимчивость. Вся нынешняя элита выросла в эпоху «реформ и открытости», вдохновлялась призывом Дэн Сяопина: «Обогащайтесь!» Даже признав необходимость «управлять государством при помощи закона», трудно в одночасье оборвать все нити «блата» и коррупции, которыми опутали себя кадровые работники. Оптимизм внушают примеры стран и регионов родственной конфуцианской цивилизации: Южной Кореи, Сингапура и Тайваня, так же страдавших от тотальной коррупции, но добившихся успехов в искоренении этого зла без массовых репрессий и смены правящих классов. Немало натерпевшиеся от режима Мао Цзэдуна Си Чжунсюнь и его сын Си Цзиньпин остались верны идее социализма и реализующей её в китайских условиях коммунистической партии. Очевидно, они представляют ту доминирующую часть китайской элиты, которая рассматривает КПК в качестве фундаментальной структуры управления, чья ликвидация может привести Китай к последствиям, соизмеримым с распадом Советского Союза. Мало кто сомневается, что именно компартия будет в обозримом будущем оставаться механизмом рекрутирования в национальную элиту, обеспечивать шанс на продвижения в высшие слои руководства. С учётом сопротивления региональных и отраслевых «групп влияния» Си Цзиньпин стал уделять ещё больше внимания плановой ротации руководящих кадров с одного направления на другое, из одной провинции в другую. Сходит на нет в значительной степени надуманное западными экспертами деление элиты на «принцев» и «комсомольцев», «шанхайцев» и «фуцзяньцев». Однако Си Цзиньпину ещё предстоит найти тонкую, но решающую грань между терапевтическими и хирургическими способами улучшения целого поколения нынешних кадровых работников. От этого во многом будет зависеть будущее китайской нации, костяком которой вот уже пять тысяч лет служит её элита. Журнал "Изборский клуб", 2016 № 1

01 марта 2016, 20:09

Китайские элиты вчера, сегодня и завтра Ч.2

ПОКОЛЕНИЯ ПОТЕРЯННЫЕ, ПОКОЛЕНИЯ НАЙДЕННЫЕ После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и разгрома «банды четырёх» перехватившие власть в партии ветераны вернули из ссылки Дэн Сяопина, который за годы вынужденного безделья обдумал возможные пути выхода из тупика. Первым делом он стал собирать под свои знамёна выживших за «потерянное десятилетие» ветеранов революционной борьбы и успешных деятелей первых лет строительства нового Китая. Пройдя через «критику и перевоспитание», неправедные судилища и пытки, «старые кадры» в большинстве своём не сломались. Многие из них были отправлены на самые трудные участки по прямому указанию Дэн Сяопина, официально ставшего на XI съезде КПК в августе 1977 года вершителем судеб Поднебесной. Северянин Си Чжунсюнь попал в неведомые ему жаркие южные края, жители которых говорят на непонятных остальному Китаю диалектах. В провинции Гуандун, соседствующей с Гонконгом и Макао, тогда сложилась критическая ситуация. Тысячи людей бежали через жёстко охраняемые границы в поисках лучшей жизни — зарплата в этих европейских колониях была примерно в 100 раз выше, чем в КНР! Начав знакомство с вверенной ему провинцией, Си Чжунсюнь, которого в поездках иногда сопровождал старшекурсник Университета Цинхуа Си Цзиньпин, разглядел не только накопившиеся колоссальные проблемы, но и огромные возможности промышленно развитой провинции, связанной множеством нитей с богатыми и влиятельными хуацяо, «заморскими китайцами». Си-старший отправился с докладом к Дэн Сяопину и предложил не ужесточать пограничный контроль, а сблизить условия жизни соседних территорий. На стол «архитектора реформ» лёг пакет мер по либерализации экономики Гуандуна, облегчению правил внешней торговли и привлечению капиталовложений. Этот документ встретил настороженную реакцию в Чжуннаньхае, однако Дэн позволил своему соратнику по яньаньским временам начать эксперимент, но только в районах, примыкающих к Гонконгу и Макао. «Давай назовем их «специальными районами», ведь так назывался и твой пограничный район Шэньси-Ганьсу», — сказал Дэн Сяопин. Он подчеркнул, что даст соответствующие указания, но денег на реализацию проекта выделить не сможет. Как и в годы войны, придётся «кровью прокладывать дорогу вперёд». В июле 1979 года ЦК КПК и Госсовет одобрили создание первых двух специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь и Чжухай (на границе с Гонконгом и Макао). Так началось «шэньчжэньское чудо», без которого, возможно, не состоялось бы и «китайское чудо» в целом. Власти СЭЗ Шэньчжэнь получили существенную автономию от Пекина, установили низкие ставки подоходного налога, упростили правила создания смешанных предприятий, получения виз, вывоза прибыли и обмена валюты. Сопротивление бюрократии и сторонников левацких методов было весьма ощутимо. Но Шэньчжэнь рос как на дрожжах, становясь зримым доказательством правильности избранного Дэн Сяопином курса «реформ и открытости». Накопленный опыт оказался настолько ценным для страны, что уже в 1981 году Си Чжунсюня возвратили в Пекин — на пост заместителя председателя Постоянного комитета ВСНП (парламента Китая). Он руководил работой по созданию новых законов, облегчающих экономическое развитие всего Китая. В июне 1981 года на пленуме ЦК КПК Си Чжунсюня назначали секретарем ЦК, год спустя избрали членом Политбюро и поручили руководить текущей работой секретариата ЦК. До своей кончины в 2002 году Си Чжунсюнь был воплощением лучших традиций первого поколения революционной элиты: стойкости, прагматизма, патриотизма, преданности идеалам коммунизма. КАК ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ. КАРЬЕРА СИ ЦЗИНЬПИНА Если Си Чжунсюня можно считать примером стойкости старой элиты, то его сын, Си Цзиньпин, продемонстрировал лучшие качества поколения, значительная часть которого оказалась в прямом и переносном смысле «потерянным». Окончив в 1979 году химфак Университета Цинхуа, молодой человек снова вернулся в Чжунаньхай. Он надел военную форму и стал сотрудником Военной комиссии ЦК, канцелярией которой руководил старый боевой товарищ отца. Лучшее начало карьеры трудно себе представить. Вскоре статный красавец в строгом оливковом френче покорил сердце дочери видного китайского дипломата, а затем женился на ней. Молодая супруга предложила мужу уехать в Лондон, где её отец стал послом КНР. Си Цзиньпин отказался, и после развода в 1982 году покинул аппаратную службу в столице, став замсекретаря комитета партии в уезде Чжэндин провинции Хэбэй — одном из беднейших уездов одной из беднейших провинций. Вместо комфортных лифтов военной, дипломатической или научной карьеры, какими любили пользоваться т. н. «принцы», он — возможно, по совету старших товарищей — выбрал узкую и крутую горную тропинку. Шесть лет его работы в Хэбэе пришлись на период, когда стратегия «реформ и открытости» давала возможность руководителям на местах смело экспериментировать. Ставший вскоре после приезда из Пекина секретарем уездного комитета, Си Цзиньпин не только испробовал новинки других уездов, куда ездил для изучения опыта, но изобрёл и внедрил собственную систему экономического стимулирования. Фантастические на первый взгляд идеи становились реальностью — вложив средства бюджета в сооружение необходимых построек и декораций для телесериала «Сон в красном тереме» по любимому китайцами одноименному роману, Си Цзиньпин создал «китайский Голливуд»: туристическую зону, где впоследствии было снято более 170 фильмов и сериалов. Её теперь ежегодно посещают около полутора миллиона туристов. Задумав учредить в своём отсталом уезде научно-производственный центр, Си Цзиньпин лично отыскал сотни инженеров и известных учёных и убедил их приехать «в глубинку». Об успехах Си Цзиньпина заговорила провинциальная пресса, один писатель даже вывел его в числе главных героев своего романа, хотя и под другим именем. Но, главное, перспективного кадрового работника сочли достойным повышения в орготделе ЦК. 15 июня 1985 года, в свой 32-й день рождения, Си Цзиньпин стал заместителем секретаря парткома города Сямэнь в провинции Фуцзянь. Обозначившаяся еще в Хэбэе склонность молодого руководителя к инновациям получила развитие именно в Сямэне. Под его руководством разрабатывается «Стратегия социально-экономического развития Сямэня на 1985–2000 годы». Фуцзянь и другие приморские провинции обгоняли в развитии провинции внутренние. Но и в самой Фуцзяни одни районы богатели, а другие так и оставались бедными. Наверное, поэтому Си Цзиньпина в 1988 году переводят из богатого Сямэня работать в довольно отсталый гористый городской округ Ниндэ на севере той же провинции. Возможны и другие толкования причин нового неожиданного перевода «на низовку». Например, желание старцев-«небожителей» из Пекина ещё раз проверить перспективного деятеля на прочность. Ниндэ оказался настоящей глубинкой. В некоторые сёла даже не были проложены дороги, и секретарь окружкома пробирался туда пешком. Осознав масштаб проблем, он взялся за дело. В сёлах Ниндэ были перестроены нескольких тысяч хижин, в которых прожило много поколений бедных крестьян. Рыбаки, с незапамятных времен обитавшие на лодках, тоже получили новые дома на земной тверди. Во время работы в Ниндэ Си Цзиньпин начал создавать новую систему взаимоотношений партийного аппарата с населением. Он требовал напрямую принимать от людей жалобы и предложения, постоянно отслеживать текущую политическую и экономическую ситуацию, проводить «мозговые штурмы» для выработки оптимальных решений. Там же он начал отрабатывать методологию борьбы с коррупцией и круговой порукой среди партийных кадров. За три года руководства Си Цзиньпина под суд отправились более 400 кадровых работников, были расследованы громкие дела о коррупции, получившие общекитайское звучание. Первые опыты стратегического планирования были продолжены после назначения Си Цзиньпина в 1990 году секретарём парткома города Фучжоу, административного центра провинции Фуцзянь, крупного центра химической, целлюлозно-бумажной, пищевой, полиграфической, текстильной промышленности. В 1992 году по его инициативе была принята программа, которая предусматривала стратегические цели развития на 3, 8 и 20 лет вперёд, причём практически все эти цели были достигнуты в срок. Было реализовано несколько сверхкрупных проектов с участием ведущих китайских производителей автомобилей, электроники, алюминия, позволивших создать новую, современную промышленную базу города. В Фучжоу был принят «Регламент ускоренного прохождения административных процедур», который упростил привлечение тайваньских инвестиций (они не считаются иностранными, поскольку Тайвань рассматривается как одна из провинций Китая в рамках политики «одна страна, две системы»). Затем было принято «Руководство к оформлению административных дел для населения Фучжоу», означавшее переход к модной у нас системе «одного окна». В это время Си Цзиньпин начинает привлекать пристальное внимание руководителей орготдела ЦК, ведающих перемещениями к высотам власти. Это видно из его участия в работе XIV съезда КПК в 1992 году, избрания тогда же кандидатом в члены ЦК КПК. К 1999 году он стал заместителем партсекретаря и заместителем губернатора Фуцзяни, а уже на следующий год — губернатором. Возглавив провинцию с населением в 37 миллионов человек, по западным меркам — целую страну, Си Цзиньпин сразу создал «руководящую группу по повышению эффективности органов власти» — ситуационный штаб, лишённый бюрократических ограничений и наделённый дополнительными полномочиями для решения конкретной проблемы. Подобные «руководящие группы» стали ещё одним «фирменным блюдом», которое в наши дни активно использует нынешний руководитель КНР. Среди других инноваций фуцзяньского периода стал первый в Китае «Порядок реализации мер по созданию открытого правительства», который включал центр сбора жалоб от населения, систему поощрения и наказания чиновников за неподчинение новым установкам. Впервые в Китае была начата работа по обеспечению безопасности продуктов питания, создана система маркировки «надёжная продукция». Воспользовавшись своим новым положением, Си Цзиньпин ускорил реализацию программы «цифровой Фуцзяни», и она стала единственной в стране провинцией, где, например, во всех больницах доступ к медицинскому обслуживанию обеспечивается одной картой. Среди достижений Фуцзяни непременно упоминается создание «экологического рая», где качество воды, воздуха и ситуация в целом оценивается на «отлично». Успехи Си Цзиньпина на посту руководителя очень важной провинцией были по достоинству оценены в Пекине. За месяц до начала XVI съезда КПК (ноябрь 2002-го) его назначили партийным и административным руководителем ещё более многолюдной и богатой приморской провинции Чжэцзян, четвёртой по объёму ВВП в стране. Си Цзиньпин приехал в Чжэцзян уже опытным руководителем. За спиной у него были почти все региональные уровни работы: деревня, уезд, округ, город, провинция, — и собственный стиль руководства. Уже в декабре 2002 года появилась «Программа создания могучей морской провинции Чжэцзян», началось освоение тысяч островов, десятков тысяч удобных для развития аквакультуры бухточек и отмелей. Темпы роста морского сектора экономики приблизились к 20 % в год, он стал давать до 8 % ВВП провинции. Пожалуй, самым видным — даже из космоса — проектом нового руководителя «страны Чжэцзян» стало строительство гигантского моста общей протяжённостью 35,7 км через Ханчжоусский залив. Мост сократил автомобилям расстояние между Шанхаем и портом Нинбо с 400 до 80 км, а время в пути — с четырёх часов до одного. Летящий над морем стальной мост сразу вошёл в «десятку» самых красивых в мире и несколько лет был самым длинным мостом через морское пространство. Но и на суше достижения нового губернатора были хорошо заметны. В 2003 году он начал реализацию программы «тысяча деревень образцовых, десять тысяч деревень упорядоченных». В сельской местности появились городские коммунальные службы, в двух третях сельских поселений была введена система раздельного сбора мусора и его переработки. Провинция в 2005 году заняла первое место в Китае по состоянию окружающей среды. Кроме того, Чжэцзян стал одним из самых безопасных регионов Китая, а по потенциалу устойчивого развития вышел на четвёртое место. Доходы на душу населения тогда же приблизились к отметке 4000 долларов в год. Словом, «чжэцзянский период» для Си Цзиньпина стал временем прорыва и завершился в марте 2007 года переводом в Шанхай. Во втором по значению городе Китая Си Цзиньпин появился в связи с чрезвычайными событиями. Член Политбюро ЦК, секретарь горкома Чэнь Лянъюй в сентябре 2006 года был отстранён от своих должностей и попал под расследование «партийной контрразведки», Центральной комиссии ЦК КПК по проверке партийной дисциплины. Этот деятель был типичным и весьма противоречивым продуктом сращивания норм рыночной экономики с системой партийной власти. С одной стороны, он умело руководил 25-миллионным мегаполисом, а с другой — «товарищ Чэнь», как говорится, ложку мимо рта не проносил. Поводом для снятия с работы послужила связь с организаторами схемы использования пенсионных фондов города ради личного обогащения. В числе причин для немилости называют и политические: Чэнь был близок к предыдущему генсеку Цзян Цзэминю и входил в так называемую «шанхайскую группировку», а потому позволял себе открытую полемику с премьером Вэнь Цзябао и другими членами Политбюро, которые требовали от процветающих городов и провинций делиться с внутренними, отстающими регионами. Выбор Си Цзиньпина на роль руководителя «партийной бригады скорой помощи» был не случайным. Его считали принципиальным, но не кровожадным борцом с коррупцией. Умелое использование преимуществ рыночной экономики на ранее подконтрольных территориях не сопровождалось обогащением его подчинённых и родственников. Си Цзиньпин, кроме того, дистанцировался от проблем в отношениях действующего и ушедшего верховных лидеров. За семь месяцев своего руководства Шанхаем Си Цзиньпин побывал во всех районах колоссального города и сделал всё возможное, чтобы скандал не отразился на подготовке к ЭКСПО-2010, — на карту была поставлена репутация Китая. Он не мешал партийному расследованию и работе прокуратуры, но в то же время не форсировал «охоту на ведьм», которая могла обострить конфликт разных группировок в Политбюро накануне очередного съезда партии. Безукоризненный послужной список Си Цзиньпина в северных бедных провинциях Шэньси и Хэбэй, впечатляющие успехи в приморских и богатых Фуцзяни и Чжэцзяне, проявленная в Шанхае сдержанность были высоко оценены в партийных «верхах». На проходившем в октябре 2007 года XVII съезде КПК он был не только избран в Политбюро, но и сразу стал одним из девяти членов Постоянного комитета Политбюро ЦК, коллективного верховного руководства партией и страной. Этот карьерный «большой скачок» Си Цзиньпин совершил в 54 года. Это обстоятельство автоматически делало его и 52-летнего Ли Кэцяна претендентами на руководство партией и правительством через пять лет, когда очередной съезд КПК должен был избрать нового генерального секретаря, а затем сессия ВСНП — назначить председателя КНР и премьера Госсовета. Правда, в списке нового состава высшего партийного руководства Си Цзиньпин стоял перед Ли Кэцяном, и это говорило о намеченном распределении ролей. После съезда начался интенсивный процесс проверки претендентов на пригодность к руководству Поднебесной, дополнительной подготовки в областях, где у них не хватало опыта. Си Цзиньпина сразу ввели в секретариат ЦК, ведающий подготовкой всех решений высших партийных органов, связью с общенациональной сетью партийных организаций, подбором кадров и многими другими текущими вопросами. Он стал ректором Партийной школы ЦК КПК, ответственным за состояние дел в специальных административных районах Сянган (Гонконг) и Аомэнь (Макао), за завершение подготовки и проведение пекинских Олимпийских игр 2008 года, за идеологическое и информационное обеспечение сразу нескольких важных для Китая годовщин, пришедшихся на 2009 год: 60-летия КНР и 20-летия событий на площади Тяньаньмэнь. В марте следующего года на сессии ВСНП Си Цзиньпин был назначен заместителем Председателя КНР. 18 октября 2010 года Пленум ЦК КПК избрал его заместителем председателя Центрального военного совета ЦК КПК… СИ ЦЗИНЬПИН — И ПРИНЦ, И НИЩИЙ Если причислять Си Цзиньпина к «принцам», т. е. к отпрыскам и близким родственникам пекинских «небожителей», то шестилетняя работа в Хэбэе (1982–1985) и последовавшие долгие периоды работы в других провинциях (Фуцзянь — 1985–2002, Чжэцзян — 2002–2007 и в городе центрального подчинения Шанхае — 2007) как-то мало похожи на череду восхождений от одной синекуры к другой. Тут, скорее, вспоминается повесть «Принц и нищий», в которой герои меняются местами. На несколько десятилетий Си Цзиньпин по существу стал «нищим», переносил лишения небогатой жизни в провинции. Даже с новой женой, уже знаменитой певицей Пэн Лиюань, он жил «вахтовым методом», встречался несколько раз в году. Отдалившись от Пекина с его концентрацией полезных связей, Си Цзиньпин постепенно лишился покровительства «небожителей», которые быстро уходили из власти и жизни. Нет документальных подтверждений также хоть каких-то его устойчивых связей с другими отпрысками революционеров старшего поколения, именуемых «принцами». Конечно, от следующего руководителя 90-миллионной партии и почти полуторамиллиардного народа Китая требовался безукоризненный послужной список постов разного уровня. Си Цзиньпин вполне удовлетворял всем этим требованиям. Но при принятии окончательного решения сыграли свою роль также другие факторы и соображения. За десятилетия «реформ и открытости» в китайской элите сложились довольно устойчивые группы интересов, отражавшие позиции и запросы влиятельных регионов, отраслей экономики, государственных компаний, армии и органов безопасности. Некоторые из этих групп не хотели видеть Си Цзиньпина новым лидером, и конфликтов по этому поводу было предостаточно. Наиболее ярким подтверждением тому стала задержка открытия XVIII съезда КПК осенью 2012 года. Скорее всего, это было связано с крупным скандалом вокруг члена Политбюро ЦК КПК Бо Силая, которого некоторые «группы интересов» видели чуть ли не альтернативой Си Цзиньпину. Бо Силай был сыном Бо Ибо, занимавшего в элите первого революционного поколения высокое место, соизмеримое с местом Си Чжунсюня или даже превосходящее его. Причисляемый к «принцам» Бо Силай, как и Си Цзиньпин, успел поруководить несколькими провинциями и городом центрального подчинения Чунцином. Вдобавок он несколько лет работал в Пекине в должности министра торговли. Но шансы Бо Силая составить конкуренцию Си Цзиньпину улетучились после того, как его жена была обвинена в убийстве своего английского любовника, а руководитель службы безопасности попросил убежища в американском генконсульстве. Сначала партийное, а затем и официальное расследование деятельности самого Бо Силая привели к суду и пожизненному осуждению. С недовольством «групп интересов» выводом Бо Силая из игры связывают странные учения внутренних войск в окрестностях Пекина. Случилось также неожиданное «исчезновение» Си Цзиньпина на несколько недель накануне XVIII съезда, которое затем объяснили «болями в спине из-за чрезмерных нагрузок в плавательном бассейне». Были и другие эпизоды, любопытные для профессиональных аналитиков. Но в конце концов консенсус был достигнут, и 15 ноября 2012 года I пленум ЦК КПК восемнадцатого созыва (то есть первый пленум после XVIII съезда) единодушно избрал Си Цзиньпина генеральным секретарем партии и председателем Центральной военной комиссии КПК. 14 марта 2013 года на сессии ВСНП (парламента КНР) он был избран председателем КНР и председателем военного совета КНР. Таким образом, Си Цзиньпин стал руководителем пятого поколения лидеров КНР, сосредоточив в своих руках всю полноту партийной, административной и военной власти. «МУХИ», «ТИГРЫ» И «ЛИСЫ» СПОСОБНЫ ПОГУБИТЬ ПОДНЕБЕСНУЮ В начале второго десятилетия ХХI века Китай стал напоминать огромный айсберг, внушительная надводная часть которого сверкала успехами, в то время как подводная часть начала подтаивать. Со времени начала «реформ и открытости» в конце 70-х годов ради достижения высоких темпов прироста ВВП допускалось непропорциональное развитие национальной и региональной экономики, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Ради завоевания внешних рынков и привлечения иностранных инвестиций Китай соглашался встраиваться в мировые производственные цепочки в качестве поставщика дешёвой рабочей силы, а немалую часть заработанных средств вкладывать в западные банки и фонды. Результатом накопления проблем стало не только обострение социальных, экологических и демографических проблем, но также замедление темпов роста ВВП. Если в 1990-е годы ВВП рос быстрее 10 % в год, то в 2014 г. он вырос «всего» на 7,4 %. Хотя такие показатели могут только сниться лидерам России, США, Японии или стран Западной Европы, для китайского руководства они стали поводом задуматься о корректировке экономической стратегии. Си Цзиньпин начал своё правление с оглашения долгосрочного плана «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Этот план, первая долгосрочная стратегия в истории Китая, был выдвинут спустя несколько дней после XVIII съезда партии. Сроком его реализации указан 2049 год — год столетия Китайской Народной Республики. Есть и контрольный срок выполнения первого этапа — к 2021 году, столетию создания компартии Китая. Практические шаги к достижению стратегических целей Си Цзиньпин изложил на III пленуме 18-го созыва в ноябре 2013 года. Он дал подробный диагноз: «В процессе развития наша страна сталкивается со значительными противоречиями и вызовами, на её пути встречаются немалые трудности и проблемы. Например, по-прежнему остро стоит вопрос неравномерного, негармоничного и непродолжительного развития. Китай недостаточно силён в области научно-технических инноваций, отраслевая структура характеризуется нерациональностью, во многих сферах до сих пор используется экстенсивная модель развития, разница между уровнями развития города и деревни, как и между уровнями доходов разных слоев населения, продолжает увеличиваться. Значительно обострились социальные противоречия, накопилось множество вопросов, тесно связанных с первоочередными интересами населения, в сферах просвещения, трудоустройства, социального обеспечения, медицины, жилья, экологии, безопасности продуктов питания и лекарственных препаратов, безопасности на производстве, общественного спокойствия, исполнения законов и т. п. Малозащищённая часть населения испытывает большие жизненные трудности. Также налицо проявления формализма, бюрократизма, гедонизма и расточительства. В некоторых наиболее уязвимых областях то и дело обнаруживаются случаи коррупции и другие негативные явления, ситуация с антикоррупционной борьбой по-прежнему остаётся весьма острой. Для урегулирования всех этих вопросов необходимо углубление реформ». Си Цзиньпин, конечно, не ограничился диагнозом. Он выписал рецепт, стержнем которого стало предложение уравнять две половины экономики, государственную и частную, облегчить доступ средних и малых предприятий к «длинным деньгам», налоговым льготам и другим благам. Вот тут-то он, похоже, и столкнулся с «непониманием» и скрытым сопротивлением той части партийно-государственной элиты, которая срослась с госбанками и «естественными монополиями». Пленум одобрил лишь часть из пакета радикальных реформ, разработанного «мозговым центром» и утверждённого Си Цзиньпином. Поэтому на IV пленуме ЦК КПК в 2014 году под лозунгом «управлять государством при помощи законов» Си Цзиньпин запустил общенациональную кампанию по искоренению коррупции. Это направление работы по линии «партийной контрразведки» возглавил один из семи членов президиума Политбюро и, по слухам, друг Си Цзиньпина Ван Цишань. Комиссия стала проводить расследования не только против «мух», сравнительно мелких коррупционеров, но и против крупных, властных «тигров». Её постоянные офисы открылись не только в провинциальных парткомах, но даже в отделах ЦК, министерствах, включая министерства обороны и безопасности… За время после IV пленума было выявлено около 100 тысяч «мух» и «тигров». А ведь есть еще и «лисы» — сбежавшие за границу коррупционеры. Масштабы трансграничного воровства колоссальны. Только экспертами Международного концерна журналистских расследований (ICIJ) в офшорах найдено 22 000 клиентов из КНР и Гонконга, которые, по их оценкам, нелегально вывели из КНР после 2000 года от 1 до 4 трлн долл. Западные эксперты убеждены, что общий объём взяток и откатов в Китае эквивалентен не менее чем 3 % ВВП (более 200 млрд долларов). «Лисы», «мухи» и «тигры»… Уже пойманные и всё ещё действующие в своих кабинетах, они составляют весьма влиятельную часть нынешней китайской элиты. Перейдя к системной, а не кампанейской борьбе с коррупцией, Си Цзиньпин рискует вызвать системное же сопротивление. Проявлений недовольства или, тем более, открытого противодействия его курсу пока не отмечено, хотя сквозь эту призму можно глянуть и на обвал фондового рынка, и на таинственные взрывы в Тяньцзине весной 2015 года. Но решения IV пленума обсуждены и одобрены на партийных собраниях всеми членами КПК, на страницах и сайтах партийной печати. Начатая Си Цзиньпином чистка элиты пользуется широкой и активной поддержкой населения. Самый большой вызов — это необходимость теоретически обосновать и практически обеспечить соединение таких лучших традиций коммунистической элиты 30–50-х годов, как патриотизм, жертвенность и скромность, с такими базовыми особенностями нынешней элиты, как прагматизм и предприимчивость. Вся нынешняя элита выросла в эпоху «реформ и открытости», вдохновлялась призывом Дэн Сяопина: «Обогащайтесь!» Даже признав необходимость «управлять государством при помощи закона», трудно в одночасье оборвать все нити «блата» и коррупции, которыми опутали себя кадровые работники. Оптимизм внушают примеры стран и регионов родственной конфуцианской цивилизации: Южной Кореи, Сингапура и Тайваня, так же страдавших от тотальной коррупции, но добившихся успехов в искоренении этого зла без массовых репрессий и смены правящих классов. Немало натерпевшиеся от режима Мао Цзэдуна Си Чжунсюнь и его сын Си Цзиньпин остались верны идее социализма и реализующей её в китайских условиях коммунистической партии. Очевидно, они представляют ту доминирующую часть китайской элиты, которая рассматривает КПК в качестве фундаментальной структуры управления, чья ликвидация может привести Китай к последствиям, соизмеримым с распадом Советского Союза. Мало кто сомневается, что именно компартия будет в обозримом будущем оставаться механизмом рекрутирования в национальную элиту, обеспечивать шанс на продвижения в высшие слои руководства. С учётом сопротивления региональных и отраслевых «групп влияния» Си Цзиньпин стал уделять ещё больше внимания плановой ротации руководящих кадров с одного направления на другое, из одной провинции в другую. Сходит на нет в значительной степени надуманное западными экспертами деление элиты на «принцев» и «комсомольцев», «шанхайцев» и «фуцзяньцев». Однако Си Цзиньпину ещё предстоит найти тонкую, но решающую грань между терапевтическими и хирургическими способами улучшения целого поколения нынешних кадровых работников. От этого во многом будет зависеть будущее китайской нации, костяком которой вот уже пять тысяч лет служит её элита. Журнал "Изборский клуб", 2016 № 1

11 декабря 2015, 17:31

В Изборском клубе прошла презентация книги Уильяма Энгдаля

Вчера в Изборском клубе прошла презентация книги Уильяма Энгдаля “Священные войны Западного мира” издательства Селадо.Во время своего выступления, автор отметил: когда он общается с европейцами, то на вопросы об истории, глобальной политике, они предпочитают отмалчиваться, чего не скажешь про русских. "Вы интересуетесь историей, помните и знаете, кто вы есть, это очень важно в современном, унифицировано-глобализированом мире".Священные войны Западного мира” является раскрытие широкой аудитории истинной природы современных исламских джихадистов. Чтобы понять безумный фанатизм наёмников ИГИЛ и других террористических группировок, необходимо обратиться к их историческим корням. Они ведут к временам Первой мировой войны, Египту 1920-х годов и основанию там секты “Братья-мусульмане”. Они ведут к союзам «Братьев-мусульман» с различными секретными службами немусульманских государств — от британской МИ-6 до Генриха Гимлера, нацистской СС и, наконец, ЦРУ в 1950-х. Автор тщательно отслеживает этапы формирования и развития сетей исламистских террористических группировок по всему миру, их непосредственное участие в боевых действиях в горячих точках планеты в течение последних 40 лет от Афганистана и Боснии до Ирака и Сирии. При помощи многочисленных иллюстраций и ссылок на первоисточники Уильям Энгдаль разоблачает прямую связь между спецслужбами и влиятельными кланами США с “борцами за всемирный Халифат”. В специальном вступлении к русскому изданию, написанном в ноябре 2015 года, Уильям Энгдаль акцентирует важность затрагиваемых в книге вопросов именно для России, напрямую вовлечённой в войну с Исламским Государством. Информация о книге взята с сайта издательства Селадо: https://celado.ru/catalog/william_engdahl_holy_war/

04 декабря 2015, 12:35

Сергей Глазьев. Экономика нарастающего хаоса

Выступление Сергея Глазьева на круглом столе Изборского клуба "Православный социализм".