Износ основных фондов
23 марта, 07:45

Регионам поручили увеличить производительность труда

К 2025 году производительность труда в России должна увеличиться с 25,4 ВВП за час работы до $ 31,3. Для достижения этого показателя минэкономразвития подготовило специальные рекомендации для регионов в дополнение к федеральной программе, пишут «Известия».

21 марта, 00:07

А кто нам будет чистить зубы? России угрожает технологическое отставание

Автор этих строк начинал свою трудовую жизнь токарем на заводе «Тизприбор». Хорошо помню мастера, который работал на станке отечественного производства под странным названием «ДиП». Значило это «Догнать и Перегнать».

28 февраля, 17:20

Зависима ли российская нефтехимия от государства?

Ключевой проблемой отрасли остается отсутствие инструментов дешевого долгосрочного финансирования.

28 февраля, 07:55

Минниханов – Шайхутдинову: «Вот человек, который не приложил достаточно усилий. Стыдно...»

«За счет повышения производительности труда мы можем вернуться в лидеры. В хоккее мы тоже когда-то были первыми и вот опять выиграли!» — воодушевляли вчера федеральные гости собравшихся в Деревне Универсиады на совместной коллегии минэкономики РТ и минпромторга РТ. Побывав на мероприятии, корреспондент «БИЗНЕС Online» выслушал второй за год итоговый доклад министра Фарида Абдулганиева (на этот раз в новой должности) и спич Альберта Каримова, помянувшего Карла Маркса.

06 февраля, 17:19

Коллекционер солдатиков: зачем Артема Здунова командировали в Дагестан?

Сегодня разрешилась подогреваемая несколько месяцев слухами интрига вокруг нового назначения министра экономики РТ Артема Здунова. Врио главы Дагестана Владимир Васильев внес его кандидатуру на пост премьер-министра республики. Предполагается, что назначение Здунова состоится уже завтра на сессии Народного Собрания Дагестана, которая откроется в 14:00. Эксперты «БИЗНЕС Online» рассуждают, сможет ли он внедрить на Кавказе лучшие практики, наработанные в Татарстане.

20 декабря 2017, 02:43

Почему на медицину в стране не хватает денег?

Глава Счётной палаты Т. Голикова заявила, что износ основных фондов в здравоохранении достиг 56%.

06 декабря 2017, 18:20

Электрички ставят на новые экономические рельсы

Доработка нормативно-правовой базы по организации пассажирского железнодорожного сообщения направлена на улучшение качества услуг для пассажиров и решение задач по мобильности населения

03 декабря 2017, 10:40

Яков Миркин: «Показатели хуже, чем в начале года»

Яков Миркин – заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН."Усилилось падение реальных доходов населения. По-прежнему ощутим инвестиционный кризис при низкой норме накопления: в районе 20 процентов. Минус в падении конструкционных строительных материалов. По-прежнему экономика существует в условиях финансового замораживания, в условиях умеренно-жесткой денежно-кредитной политики. Плюс к тому – дефицитный бюджет, где часть расходов находится в режиме жесткой экономии. По-прежнему съедает часть прибыли и экономической активности переоцененный рубль. И, как и в прошлые годы, продолжают расти регулятивные издержки. Острова роста создаются, конечно, но это так называемая «костыльная экономика», когда государство искусственно создает тепличные условия для выделенных отраслей в выделенных регионах. Высоки технологические риски, так как продолжает расти износ основных фондов".( Читать дальше... )Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

01 декабря 2017, 16:52

Пронько. Экономика: «Секвестр по живому» - 30% больниц России без канализации и водопровода!

Сегодня в 18:00 Юрий Пронько проведёт предметный анализ наиболее важных и острых тем в области экономики, финансах и политики. В этом выпуске: 1. Шок! 30% больниц России без канализации и водопровода! Шокирующие цифры на этой неделе были озвучены Счетной палатой России. Оказывается, в трети российских медицинских учреждений нет водопровода и канализации, в более чем в 40% — центрального отопления. Износ основных фондов по объектам здравоохранения составляет 56%. Об этом сообщила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова в интервью газете «Ведомости». По ее словам, последние три года коэффициент обновления лишь снижается, как и доля инвестиций в эти области. 2. Банкиры выдавливают бизнес «в тень»! Лишь 8% кредитных ресурсов банки направляют на кредитование реального сектора отечественной экономики. Как результат, во многих регионах России малый и средний бизнес, работающий в «белую», практически отсутствует. О том, как финансовые спекулянты уничтожают реальный сектор российской экономики, наш материал. 3. Афера десятилетия: вывод капитала из «Открытия» И в продолжение банковской темы. Вскрылись новые подробности финансовых афер, которые происходили в санируемом сейчас банке «Открытие». Сегодня стало известно, что Центробанк обратился в Генеральную прокуратуру России за помощью в расследовании крупнейшей махинации последнего десятилетия – выводу капитала из этого некогда крупнейшего частного кредитного учреждения. 4. Россия-ОПЕК+: гарантия высоких цен на нефть? Накануне в Вене было пролонгировано соглашение о сокращении объемов добычи нефти между странами, которые вошли в т. н. группу ОПЕК+. Положительный эффект от сделки с ОПЕК для России оценивается в 2,5 триллиона рублей или $43 миллиарда: рост цен на нефть должен был принести около 1,75 триллиона рублей бюджету, а оставшаяся сумма приходится на дополнительные доходы добывающих компаний. Для сбалансированного бюджета правительству нужна средняя цена нефти в $60 за баррель в этом году и $50 в 2018 году, что примерно вдвое ниже уровня 2012-2013 годов. На долю нефтяной отрасли приходится от 15 до 20 процентов ВВП, по оценке Goldman Sachs. 6. Деривативы – опасная игра с финансовым «шулером» И еще одно громкое дело. «Транснефть» и Сбербанк готовы заключить мировое соглашение по конфликту, который возник вокруг т. н. производных инструментов.

30 ноября 2017, 07:22

Татьяна Голикова: «Мы копим. Пока у нас есть резервы, нас в мире уважают»

Благополучие базируется на развитии экономики, констатирует Голикова. Нужно модернизировать производство — «у нас очень большой износ основных фондов, он растет даже в коммерческом секторе» — развивать высокотехнологичные конкурентные производства, создавать условия для инвестирования. Пока же капитал предпочитает сберегать, в частности, через высокие зарплаты руководству. «Компании должны ограничивать размер вознаграждений, но само руководство не всегда видит, что зарплаты растут», — отмечает Голикова.

26 ноября 2017, 18:50

Износ электросетевой инфраструктуры в России. Масштабы и перспективы

Отсутствие должных инвестиций привело к выработке нормативного срока магистральных сетей на 50% и распределительных сетей на 70%Проблема физического износа основных фондов практически во всех областях экономики последние два десятилетия стоит очень остро. Ведь со времен распада Советского Союза в обновление практически не вкладывались. Ситуация с износом электросетевого комплекса России особенно тревожит, так как она грозит возможными техногенными последствиями. Так или иначе, старение инфраструктуры электроснабжения может привести к катастрофическим последствиям.

16 ноября 2017, 09:31

В России введут налог на модернизацию

Правительство России подготовило поправки в Налоговый кодекс, которые заставят бизнес платить налог на новое оборудование.Как сообщают "Ведомости", законопроект уже одобрен комитетом Госдумы по бюджету и может вступить в силу в 2018 году.Речь идет о возрождении налога на движимое имущество. Он уплачивается с разницы между ценой, по которой имущество было куплено, и его фактической стоимостью на текущий момент (с учетом амортизации).По сути это "налог на модернизацию": чем больше у бизнеса нового оборудования - тем больше придется платить, объясняет партнер Dentons Василий Марков.В первую очередь, по его словам, пострадает промышленность, в том числе нефтегазовая, а также инфраструктурные и телекоммуникационные компании.Сейчас бизнес такой налог не платит: льгота по нему введена в конце 2012 года и касалась имущества, поставленного на баланс после 2013-го.Возвращая его, правительство намерено попытаться залатать бюджеты российских регионов, которые де-факто лишены нефтегазовой ренты, полностью (за исключением двух субъектов) уходящей в федеральную казну.Госдолг регионов в 2017 году превысил 2 триллиона рублей, а расходы на его обслуживание выросли в 3,6 раза. Сбор с оборудования мог бы дать субъектам 130-150 млрд рублей, если ставка будет максимальной - 2,2%, согласно налоговому кодексу.Рассматривается и компромиссный вариант - ставка в 1,1% и суммарные сборы в 70 млрд рублей.Отмена же льготы для отдельных компаний приведет к огромным расходам - цены на продукцию вырастут, а инвестиции сократятся, сказал "Ведомостям" председатель совета директоров крупного промышленного холдинга.Похоже, государство само не может решить, что делать - спасать регионы, или стимулировать инвестиции, отмечает Марков из Dentons.Без вложений в модернизацию вытащить экономику из стагнации невозможно, говорит директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович: мир вступает в эпоху четвертой технологической революции, а в России один промышленный робот на 10 тысяч работников (против 531 в Южной Корее и 176 - в США).Износ основных фондов в целом по стране превысил 50%; четверть всего оборудования на производстве было введено в строй до 2000-го года, а седьмая часть уже неспособна производить конкурентоспособную продукцию, показало исследование ЦСР.Пока бизнес, преимущественно частный, не определится какие будут налоги на труд, собственность и капитал, ждать от предпринимателей каких-либо серьезных инновационных, инвестиционных и модернизационных прорывов, не стоит, говорит Остапкович: пока правительство думает над тем, какие налоги повысить, бизнес взял «гроссмейстерскую паузу», сократив свое стратегическое планирование до одного-двух лет.

10 ноября 2017, 00:06

Блатная экономика. Почему частные предприятия в России неэффективны

Глава ЦБ Э. Набиуллина заявила о возможной приватизации Сбербанка. Экс-министр финансов А. Кудрин посетовал, что правительство ничего не делает для сокращения доли госсобственности в экономике, хотя, мол, для этого самое время...

03 ноября 2017, 17:30

Форпост русского мира

Причем эта артерия дважды пересекает границу ПМР с Украиной. И по этой причине Россия не может остаться в стороне при обострении как военно-политической ситуации в регионе, так и социально-экономической в самом Приднестровье. Это тоже было отмечено в ходе форума.

12 октября 2017, 19:40

Экономика: Совершить технологическую революцию своими силами России будет сложно

Мир стоит на пороге четвертой технологической революции. И хотя Россия технологически отстала от развитых стран, у нее все еще остается окно возможностей, чтобы догнать их, считают эксперты Центра стратегических разработок. Какие вызовы и риски стоят перед страной на пути к технологической революции? И главное – как на практике можно совершить этот технологический скачок? Россия все еще отстает от технологически развитых стран, где очередная технологическая революция может произойти уже в ближайшие 6–15 лет. Если за это время Россия их не догонит, то окно возможностей закроется, и отставание станет непреодолимым. Так считают эксперты Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина, которые опубликовали доклад, призывающий запустить в стране большой национальный проект «Российская технологическая революция». Реализация этой программы обеспечит экономический рост России не ниже 4% ВВП в год в долгосрочной перспективе, считают в ЦСР. Вызовы для России Главный вызов, который России надо преодолеть, чтобы перейти к четвертой промышленной революции, – обеспечить устойчивый рост уровня производительности труда. В 2015 году производительность труда в России была более чем в 2,5 раза ниже, чем в США. Если американский уровень производительности труда за один человеко-час составлял 68,3 доллара, то в России – 25,9 доллара. Средние показатели по ОЭСР – 50,8 доллара. Производительность труда в России не дотягивает даже до уровня США, Франции и Германии двадцатилетней давности. В России периоды роста производительности чередуются с периодами падения показателя. Для этого необходима технологическая модернизация производств за счет новой техники, оборудования и автоматизации. Надо увеличить инвестиции в основной капитал, чего пока не наблюдается. Степень износа основных фондов в обрабатывающей, в добывающей промышленности, в распределении электроэнергии, газа и воды велика. Плюс надо кардинально модернизировать всю экономику, используя передовые производственные технологии и компетенции работников. Для это нужно стимулировать внедрение инноваций – технологических, организационных, институциональных. Второй вызов – это низкие затраты промышленных компаний на НИОКР, которые в 2015 году составляли всего 0,3% ВВП. Для сравнения: в Китае этот показатель был равен 1,54% ВВП, в США – 1,79% ВВП, в Японии – 2,72%. В абсолютном измерении затраты на НИОКР промышленных предприятий в Китае и США почти в 30 раз превышают объем затрат в российской промышленности. Многие компании покупают готовые технологии и технологическое оборудование, и только 15% разрабатывают самостоятельно технологические решения. Третья задача – надо повысить «сложность» экспорта и экономики России в целом. Сейчас Россия мало экспортирует машин и оборудования, а также инновационных товаров промышленности. Структура экспорта России сильно смещена в сторону продуктов низкой сложности – 82% в структуре экспорта. В странах – лидерах инноваций (США, Германия, Южная Корея, Китай) продукты высокой сложности занимают 50% и более. Четвертая проблема – это критическое отставание России в части развития передовых технологий, лежащих в основе новой промышленной революции. Мы по-прежнему много импортируем машин и оборудования, то есть сохраняется высокая зависимость от иностранного оборудования и комплектующих. Мы производим недостаточно продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП – всего 22,4% от всего выпуска в стране по итогам 2016 года. Надо также сокращать разрыв в части зарегистрированных патентов в таких сферах, как робототехника, новые материалы, аддитивные технологии, индустриальный интернет и т. д. Пятый вызов – это необходимость повышать темпы цифровизации и платформизации экономики. Потенциал российских цифровых платформ сосредоточен в основном в сфере ИКТ, электронной торговли, услуг и финансов. В науке, телемедицине и промышленности российские цифровые платформы отсутствуют. Хотя по некоторым параметрам Россия даже опережает другие страны: в 2015 году на одного человека в России приходилось в среднем 2,8 подключенного к интернету устройства, в то время как во Франции и Германии аналогичный показатель находился на уровне 2,5 и 2,6 устройства на человека соответственно. И доля людей, ежедневно пользующихся интернетом, в России выше. Плюс именно в нашей стране появился практически самый дешевый высокоскоростной интернет. При этом в секторе услуг интернет проникает глубоко, а вот в реальной экономике – нет. Таким образом, делают вывод эксперты, в России сохраняется высокий потенциал для совершения технологического перехода в различных отраслях экономики, особенно в части цифровизации и платформизации экономических и социальных процессов. Но нужна осознанная и системная государственная политика в научно-технологической и промышленной сферах. При этом авторы доклада целый раздел посвящают тому, какие решения и программы уже приняты на государственном уровне, отмечая успехи по ряду направлений. Например, благодаря программам инновационного развития госкомпаний удалось достичь роста финансирования ПИР госкомпаниями с 560 млрд рублей в 2011 году до 1,346 трлн рублей в 2016 году. Риски для России Авторы доклада также указывают на риски, которые существуют при разворачивании технологической революции в России. Во-первых, это структурные риски. Сюда входят риски сохранения зависимости от нестабильных нефтегазовых доходов и высокой импортозависимости в ряде отраслей. Например, в автомобильной промышленности, судостроении, сельхозмашиностроении, нефтегазовом и тяжелом машиностроении, фармацевтической и медицинской промышленности, станкостроении и радиоэлектронике, а также в самолетостроении. Зависимость от импорта в этих отраслях варьируется от 44% до 92%. Россия также рискует столкнуться с дефицитом собственных ресурсов и технологий, необходимых для новой технологической революции. Вторая часть рисков связана с вызовами в сфере человеческого капитала и модернизации рынка труда. Основной риск связан с последствиями процесса старения населения, который ведет к кардинальным изменениям ситуации на рынке труда, в социальной сфере и в здравоохранении. Кроме того, есть риск, что Россия, которая имеет высокий по качеству человеческий капитал и исследовательский потенциал, может плохо конвертировать это все в технологические инновации. И, конечно, законодательство должно поспевать за технологическими изменениями, но справятся ли депутаты с этим? Наконец, получится ли у России эффективно управлять научно-технологическим развитием? «Доклад ЦСР дает общую картину разворачивания технологической революции, перечисляет вызовы для России, с которыми можно согласиться. Таких документов с широким горизонтом планирования было мало в России, поэтому он полезен и необходим. Однако подобные документы мало что решают, – комментирует первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. – Конкретные средства и методы достижения успеха авторы предложить не могут – это не в их компетенции, они предлагают лишь общие направления развития». А дальше на государственном уровне все опять упрется в вопросы, кто будет создавать и реализовывать новую научную и технологическую политику, кто будет отвечать головой за их выполнение, на какие средства будет это осуществляться, продолжает Андриевский. «Должны быть, прежде всего, интересанты для такого технологического рывка. А их нет. Вернее, они есть, но их плохо слышно, они где-то на вторых и третьих ролях, им не дают возможности развернуться в полную силу», – считает он. Пути развития России Эксперты ЦСР вкратце пишут о двух традиционных имеющихся путях развития для России. Либо она пойдет эволюционным путем – глубокая модернизация и технологическая оптимизация существующих отраслей и производств. Либо революционным путем – опережающее создание новых прорывных секторов. Однако оптимальным видится сочетание двух этих путей. С одной стороны, стоит сосредоточиться на развитии новейших технологий, которые в мире только разрабатываются, или на том, где компетенции имеют единицы и у России есть потенциал стать как минимум одним из лидеров. Хороший пример – это развитие композиционных материалов для авиационной промышленности, «черного крыла» для МС-21, или создание нанотехнологий. Однако в тех отраслях, в которых мир ушел далеко вперед, России лучше идти по пути сотрудничества с иностранными компаниями по примеру Китая. Не обязательно закрываться от мира и создавать абсолютно все технологии с нуля или с технологически слабой базы, имеющейся в распоряжении страны. Это потребует куда больше времени, чем одно десятилетие, не говоря уже о совершенно неподъемных средствах. К тому же это совершенно не станет гарантом того, что Россия неожиданно окажется впереди планеты всей там, где сейчас она сильно отстает в технологическом плане. Стоит активно привлекать иностранцев на российскую территорию для того, чтобы использовать их технологии и технологическое оборудование. Но не останавливаться на создании иностранного производства на российской территории, как это было популярно в 2000-е. Главная цель – перенять их опыт, научиться производить продукты на их уровне. Затем на основе полученных знаний и компетенций инвестировать в создание собственных технологий и оборудование с целью создать что-то свое, и лучше более высокого класса, то есть превзойти и обогнать. Старт не с нуля, а с изучения уже имеющегося высокотехнологичного опыта других стран способен дать куда более быстрый и дешевый способ и поднять производительность труда, и обновить основные фонды. Так считает и Анна Букринская, заместитель гендиректора по стратегическому развитию сети индустриальных парков Dega Development. «Наша промышленность требует больших вложений, и денежных, и кадровых, и технологических, чтобы сократить временной лаг отставания с европейскими и даже китайским государствами. К сожалению, после распада Советского Союза промышленность сильно пострадала. По нашим оценкам, сейчас 80% предприятий функционируют еще в прошлом веке. Это старое оборудование, старые технологии, это невозможность использовать на 100% ту сырьевую базу, которая имеется в стране», – говорит Анна Букринская. «У нас есть большое количество месторождений цветных и черных металлов, угля, золота и т. д. Но используется эта сырьевая база лишь на 20–30%. Во-первых, все это заброшено. Во-вторых, нет кадров. У нас же сейчас все – менеджеры и экономисты, а профессии геолога, технолога, инженера, к сожалению, забыты. Это коллапс научный в сочетании с нехваткой технологий и оборудования для добычи полезных ископаемых», – продолжает она. И без сотрудничества с иностранцами исправить это тяжело. «Россия остается сырьевой страной, но мы стремимся переломить ход игры. Это возможно, если мы сможем не только грамотно добывать сырье, но и грамотно его перерабатывать, и не где-нибудь в Китае, а у нас в стране. Понятно, что хотелось бы все производить в России в рамках политики импортозамещения. Но в цепочке от сырья до конечного продукта надо привлекать иностранные компании. Но чтобы они не просто приходили, а делились технологическим процессом и оборудованием. Нужна кооперация нашей страны, богатой сырьем и кадрами, а у нас умные люди, которых нужно просто направить в правильную профессию, с иностранными компаниями, имеющими новые технологии и оборудование. Это может быть контрактное производство, когда компания подыскивает существующий завод, модернизирует линию и выпускает новую продукцию. Это нам нужно и полезно, ровно как и создание новых производств в кооперации с иностранными технологиями, чтобы перенять передовой опыт», – рассуждает собеседник. Можно, конечно, пойти по пути наверстывания всего того, что мы упустили, и создавать что-то свое. Но что из этого выйдет? «Например, у нас есть свое оборудование для производства медицинских перчаток в фарминдустрии. К нам приходит компания, которая бы хотела закрыть нишу по расходным материалам, в частности перчаткам. Но она сталкивается с тем, что в России нет качественной полимерной продукции для этого, потому что нет специальных условий и оборудования для преобразования грубого полимера в тот полимер, который необходим для фармы. Мы можем начать сами это делать с нуля, но пройдет гораздо больше времени, чем если мы попробуем сочетать имеющийся иностранный опыт с тем, что мы можем дать сейчас», – говорит Анна Букринская. Не стоит забывать и о проблеме с кредитными деньгами. «Если в Германии на развитие производства дают кредит под 2–3%, то у нас озвучивают 10%, а по факту получается 16–17%. Экономика у предприятия стремится к нулю, потому что 10 лет оно должно отбивать кредиты, и только потом начать зарабатывать. Проще завезти б/у оборудование и наклепать тот продукт, который даст большую маржинальность, чем следовать технологическому прогрессу», – говорит Букринская. Если же российская компания находит иностранного партнера, то проект сможет найти иностранные кредиты под низкий процент, добавляет она. И успешный китайский опыт такого сотрудничества с иностранцами перед глазами. «В Китае благодаря этому совершили за 15 лет сумасшедшую технологическую революцию. Экономика позволяет китайцам зарабатывать больше, а начиналось все не с придумывания всего с нуля, а с заимствований», – заключает собеседник. Теги:  Экономика России, технологии, передовые технологии

02 октября 2017, 17:17

Голикова: износ основных фондов в РФ превысил 55%

Глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова, выступая в Совете Федерации в понедельник, предупредила об ускоренном износе основных фондов по всем видам экономической деятельности, кроме рыболовства и рыбоводства.

02 октября 2017, 17:17

Голикова: износ основных фондов в РФ превысил 55%

Глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова, выступая в Совете Федерации в понедельник, предупредила об ускоренном износе основных фондов по всем видам экономической деятельности, кроме рыболовства и рыбоводства.

29 сентября 2017, 13:23

Не-WEIRD Россия. Отечественный бизнес несет в себе черты национального характера

Россиянам свойственно умение выживать, приспосабливаться и в конечном счете побеждать

21 сентября 2017, 18:09

Разрушение экосистемы Донбасса – мина замедленного действия

Война несет не только человеческие жертвы и разрушение инфраструктуры, но и непоправимый ущерб экологии. В ходе так называемой АТО почти полностью вышел из-под контроля процесс выброса отравляющих веществ в атмосферу, утилизации твердых бытовых отходов, сброса сточных вод. В Донецкой области надлежащим образом не проводится захоронение животных, не утилизируются отходы жизнедеятельности скота, производится массовое уничтожение лесов. В связи с этим в Донецкой народной республике создана совместная инспекция по контролю за состоянием безопасности предприятий и объектов, расположенных на подконтрольной Украине территории и обеспечивающих жизнедеятельность населения. Она регулярно констатирует факты негативного воздействия украинских шахт, заводов и фабрик на окружающую среду и неспособность местных чиновников обеспечить выполнение санитарно-эпидемиологических норм.

24 июля 2017, 11:16

Выучиться на безработного: каждый четвертый выпускник российского вуза не трудоустроен

Этим летом миллион выпускников вузов, защитив дипломы, вышли на рынок труда. Как примет их отечественная экономика? Опросы показывают: трудоустройство выпускника вуза - головная боль для семьи и полагаться в ответственном деле приходится не на диплом, а в основном на связи и знакомства. Официальная статистика подтверждает: большинство молодых специалистов испытывают трудности с поиском работы. По данным Минобра, например, каждый четвертый выпускник вуза не трудоустроен, а тех, кому посчастливится найти работу, начальство старается вытолкнуть во фриланс, чтобы не платить налоги и пенсионные отчисления. Но и это еще не все: ведомственная отчетность не включает тех, кто прошел обучение на платной основе. А значит, безработных молодых специалистов на самом деле еще больше, и при всех разговорах о дефиците кадров родной экономике они просто не нужны. "Огонек" попытался разобраться в проблемеАлександр ТрушинНиколай М. в 2015 году окончил физфак МГУ по престижной современной специальности - "математическое моделирование и информатика" с высоким средним баллом. Месяца два отдыхал, потом начал устраиваться на работу. "Я хотел заниматься программированием,- говорит Николай,- и искал интересное дело. Ну и чтоб зарплата была 55-60 тысяч рублей". Для такой специальности это средний заработок. Коля - москвич. Три месяца хождений по собеседованиям результата не дали: на айтишников спрос большой, но работодателям нужен опыт работы, а не престижный диплом с хорошими оценками, на них, как правило, не обращают внимания. Сколько бы еще промаялся, неизвестно, но повезло: мамин знакомый предложил работу в своей фирме и по профилю - программирование интернет-сетей. Правда, через полтора года работу пришлось сменить.Выпускнику истфака МГУ 2015 года Алексею К. повезло меньше: он говорит, что по специальности (то есть исторической наукой) из его выпуска смогли найти работу процентов десять, остальные - как сумели. Кто-то зарабатывает репетиторством, кто-то ушел в риэлторы, есть девушки, которые подались в модельный бизнес. Самого Алексея, москвича, родственники устроили на телевидение в крупном областном центре. И он считает, что это удача...Ежегодный мониторинг трудоустройства выпускников вузов Минобрнауки проводит уже третий раз. В этом году обследовали выпускников 2015 года, которые устраивались на работу в течение года. Устроиться, выявил мониторинг, удалось примерно 74-75 процентам.Сколько получают выпускники вузовПри этом выяснилось, что работодатели охотнее всего принимали на работу выпускников научно-исследовательских университетов (НИУ) Бауманский, Губкинский, МИФИ - процент трудоустройства 81,54. Выпускники МГУ и СПбГУ, по данным ведомственного исследования, пользуются меньшим спросом на рынке - 74,58 процента. Удивляет результат МГИМО: трудоустроены всего 53,17 процента выпускников, их средний заработок - 47 760 рублей. Казалось бы, высочайшие требования к абитуриентам и дорогая подготовка к поступлению, заоблачная стоимость обучения - и это все ради средней зарплаты? Эксперты выдвигают версию: почти половина мгимошников сейчас уходит в силовые структуры, где отчетность не прозрачна, а заработки несравнимы с "гражданкой". И в текущей официальной статистике, скажем, Пенсионного фонда России эти люди не отражаются, пока не выйдут на пенсию (подробнее о том, как происходит учет работающих выпускников,- см. интервью).Забытые выпускникиИтак, как показывает мониторинг Минобрнауки, 75 процентов выпускников трудоустроены. Означает ли это, что остальные 25 процентов - в "пролете"?Росстат в прошлом году проводил выборочное наблюдение трудоустройства выпускников образовательных организаций. Вот его подсчеты: 139,6 тысячи молодых людей в возрасте 20-24 года (то есть только что окончившие вузы) не имеют работы. И получается, что безработица среди выпускников вузов 2015 года в 5 раз больше, чем в целом по стране (5 процентов). Есть и еще одна цифра: среди выпускников от 25 до 29 лет (то есть предыдущие выпуски) Росстат насчитал 152,1 тысячи безработных. Проблема, стало быть, не только со "свежим притоком", но и с тем, что до него - две выпускные "волны" дают в общем зачете 291,7 тысячи молодых людей с дипломами и без работы.Между тем наблюдение, как указывает Росстат, "выборочное". Стоит ли этим данным доверять? Эксперты утверждают: стоит, поскольку они коррелируются с другими.В кризис же работодатели сразу предлагают молодым неформальную занятость, выталкивают их во фриланс, на срочные договора, а то и вообще без договора, оплачивая налом подработку, без соцпакета, без страховых и пенсионных взносовИзвестно, например, число вакансий в реальном секторе экономики и бюджетной сфере на конец октября 2016 года: 173 984 места для специалистов высшего уровня квалификации (то есть с дипломами вузов и желательно с опытом работы, как уточнили во ВНИИ труда Министерства труда и социальной защиты населения РФ) на крупных и средних предприятиях всех форм собственности. Данные свежие (опубликованы Росстатом в апреле 2017-го, не включены вакансии в финансовом секторе и малом бизнесе), и цифру можно принять как достоверную - ее давали сами предприятия. Если на указанные Росстатом 173 984 места претендовали 139,6 тысячи безработных выпускников вузов 2015 года, то у нас вроде бы даже и дефицит кадров с высшим образованием. Однако, как мы уже выяснили, на самом деле нетрудоустроенных молодых соискателей больше, их как минимум 291,7 тысячи. И тогда рабочих мест уже явный недостаток, а на вакансии ведь претендует не только молодежь. Словом, и по этим показателям выходит, что нетрудоустроенных - 25 процентов, каждый четвертый выпускник вуза у нас оказывается без работы.Родина малая, большая или бывшая?Крымские выпускники стоят перед непростым выбором: в какой стране учитьсяЦифра пугающая, но реально дела обстоят еще хуже: все эти данные выводятся официальной статистикой только по выпускникам-бюджетникам. И за рамками отчетности остаются... еще 450 тысяч выпускников, учившихся в вузах на платной основе. А ведь они тоже претенденты на те самые 173 984 вакантных рабочих места для всех возрастных категорий.Это можно признать одним из парадоксов нынешней ситуации: выпускники, учившиеся на платных местах, оказываются в самом невыгодном положении. За этих студентов родители годами платили университетам немалые деньги (до 500 тысяч рублей в год), но их судьбы никого не интересуют, их нигде не учитывают, о них и вузы, и министерство забывают, как только подписывают им дипломы. Хотя высокие зарплаты преподавателей - это ведь как раз из дополнительных доходов от студентов "на договорной основе", и вузы должны бы их на руках носить: платники дают денег не меньше, чем бюджет...Склонные к позитивному восприятию мира могут возразить: стоит ли копаться в отчетности, ведь никто из молодых специалистов не нищенствует, большинство при деле, оставшиеся заняты в каком-нибудь малом или семейном бизнесе, да и вообще все зависит от методики подсчета. Так, например, 291,7 тысячи молодых неустроенных с дипломами в общей массе выявленных в стране 3 млн 845 тысяч безработных (те самые официальные 5 процентов) - это нестрашные 7,6 процента. А вовсе не 25 процентов, как следует из ведомственных документов.Так каким цифрам верить? Эксперты от жесткого ответа уходят, предлагая опираться еще и на "правду жизни", которая состоит в том, что многие недавние выпускники работают не по специальности, на случайных подработках, часто никак не оформленные работодателем. Кроме того, устроенными на работу считаются те, кто хоть раз (!) за год получил белую зарплату (см. интервью на с. 20). А долго ли длится это счастье - никаким инстанциям неизвестно, да и неинтересно.- На российском рынке труда нарастает конфликт между выпускниками и работодателями,- считает Елена Авраамова, заведующая лабораторией исследования социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.- Работодатели при первом трудоустройстве значительно занижают оплату труда. Поэтому среди молодежи велика текучка, мало кто остается на одном месте три года и больше. В кризис же работодатели сразу предлагают молодым неформальную занятость, я бы сказала, просто выталкивают их во фриланс, на срочные договора, а то и вообще без договора, оплачивая налом подработку, без соцпакета, без страховых и пенсионных взносов.Фактически многие ребята начинают профессиональную жизнь с заведомо худших условий, за рамками нормальных трудовых отношений.Парадоксы рынка трудаСоветская пропаганда не оставляла сомнений в том, что у выпускников учебных заведений - широчайшие возможности, и возможности действительно были. А вот безработицы среди молодых специалистов не было Опросы показывают: трудоустройство молодого специалиста - это большая проблема для семьи. А главным в поиске работы становятся нужные связи и знакомства. Елена Авраамова подтверждает: "Сегодня в России самый важный фактор при первом трудоустройстве - это полезные связи соискателя. Да, диплом важен, но на первом месте - знакомство. И не только при устройстве на „теплые" места - на любые: работодатель не любит брать молодого специалиста, если его не порекомендует кто-то из знакомых".Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, говорит, что на нашем рынке труда есть, по сути, "закрытые сектора, в которые случайным людям попасть крайне трудно". Прежде всего медицина: как правило, кто-то из родителей (или родственник из старшего поколения) выпускника медвуза в этой сфере работал. Далее - архитектура, творческие профессии: художники, артисты, музыканты. Очень специфичен нефтегазовый сектор. Скажем, Губкинский университет может похвалиться 80-процентным трудоустройством выпускников, но если не брать в расчет вахтовиков, то "чужие там не ходят". Похожая ситуация начинает складываться в строительной и металлообрабатывающей отраслях.Как меняются профессиональные предпочтения детей и родителейЗа рамками "закрытых периметров" разгуляться особо негде: инновационная сфера пока еще слишком узкая, отрасль IT всегда привлекала лучшие "мозги" и до сих пор такой остается, но там вакансий немного, и потому отбор при приеме на работу очень строгий. А традиционные сектора экономики новых рабочих мест не обещают, имеющиеся бы сберечь: степень износа основных фондов сегодня в стране - самая высокая с 1990 года.Рассказывают занятный сюжет. В передовом Курчатовском институте стоит установка "Токамак Т-10", на которой проводятся исследования управляемого термоядерного синтеза. Установке 45 лет, в институте ее зовут "кормилицей". Потому что новую установку Т-15 попытались было собрать вместо "десятки", но возникли проблемы, ее разобрали и увезли на завод в Брянск, а там работа остановилась - денег нет. Весной "кормилица" еще как-то пыхтела, а потом встала. Ее сейчас пытаются вновь оживить. Поэтому рассказы известного ведущего федерального телеканала о том, как "горят глаза у молодых ребят", работающих в Курчатовском институте, вызывают усмешку у сотрудников института. Большинство из них - пенсионного возраста, а их базовая зарплата сегодня - на уровне прожиточного минимума...Расшифровка сигналовИ как в такой ситуации определиться будущим студентам? Да никак. Потоки абитуриентов - это стихия, которую угадать трудно. В самом деле, еще недавно все ломились на государственное и муниципальное управление. Но в последние годы в чиновничьем аппарате произошли значительные сокращения, кадры обновились, сюда пришло много молодежи, а зарплаты... снизились. Стало ясно, что получить там "теплое местечко" теперь труднее. И конкурсы в вузы сократились.Теперь волна хлынула в военные вузы. В этом году конкурс вырос в 4 (!) раза - до 8 человек на место. Раньше туда шли в основном, чтобы избежать срочной службы в армии. Сегодня иное дело: военные и полицейские - главные герои новостей и телесериалов, зарплаты высокие, военные заказы оживляют экономику. Результат - народ двинулся туда. Хотя долго ли продлится золотой век "оборонки" - неизвестно.По семье и школа. Расслоение школ достигло небывалых масштабов. Эксперты отмечают: в лучших учебных заведениях учатся в основном дети высокопоставленных чиновников и состоятельных родителей. Кроме того, этим школам выделяется дополнительное финансирование, их поддерживают представители власти на местах. Фактически речь идет о создании системы элитарного образования за госсчет. Феномен исследовал "Огонек"Ирина Абанкина говорит: "Конечно, семьи стремятся уловить сигналы с рынка труда. Но они часто оказываются искаженными и вызывают большие сомнения. А достоверной информации по рынку труда у нас нет". Достоверность - ключевой параметр. Вот, например, в июне этого года SuperJob опубликовал рейтинг вузов по зарплатам айтишников: МФТИ - 136 тысяч рублей, МИФИ - 110 тысяч, Бауманка - 110 тысяч. Но при этом не было указано, что это не реальные зарплаты, а пожелания соискателей - сколько они хотели бы получать...Состояние нашего рынка труда, считает Ирина Абанкина, тревожное. Он развивается совсем не по тем моделям, которые наработаны в развитых экономиках. Там стоимость труда определяет уровень образования, а не только опыт работника. Там выпускники, имеющие высокие оценки, получают лучшие предложения от работодателей. Там конкурентоспособность кадров зависит от постоянного повышения квалификации, от способности работника адаптироваться к новым требованиям.У нас ничего этого нет - нашей экономикой такой тип работника не востребован. Хотя принцип "лучшие студенты выбирают лучшие места" когда-то действовал - в советской системе распределения выпускников: первыми на распределительную комиссию выходили отличники. Но старую систему отменили, а в новой имеем то, что имеем.Что посеешьВ конечном счете все это вопрос отношения к человеческому капиталу, о котором сегодня много говорят на разных официальных уровнях и много пишут в ведомственных и межведомственных бумагах. Но что помимо разговоров и упоминаний в служебных записках?На Западе подготовка и обучение кадров в расчете на будущее развитие производства - это специальная технология бизнеса. У нас же это экзотика, знакомая только наиболее продвинутым компаниям (вроде "Яндекса" или Сбербанка).Сколько России нужно инвестировать в человеческий капитал- Это разные понятия: обучение в вузе и развитие кадрового потенциала. Сколько стоит первое - известно. А сколько требует второе? На государственном уровне нет такой статьи расходов - инвестирование в человеческий капитал. И очень редко она встречается в бизнесе. У нас нет серьезной государственной кадровой политики, которая была бы заточена на профессиональное развитие людей, а не на зарплаты и налоги,- резюмирует Ирина Абанкина.Конечно, есть исключения, например РАНХиГС или НИТУ "МИСиС". Практически с первого курса Центр карьеры МИСиС готовит студентов к будущей работе, а на последних курсах они проходят практику там, где им предстоит трудиться. Как сообщает пресс-служба вуза, до 98 процентов выпускников находят работу.И последнее. Повышение сроков выхода на пенсию неизбежно: через год или два, но это произойдет. Однако у нас вопрос о пенсионном возрасте почему-то обсуждается только в техническом плане: сколько денег надо будет переводить в Пенсионный фонд. Это важный нюанс, конечно, но есть и другой, не менее значимый - трудовых вакансий станет еще меньше. А значит, "социальные лифты", которые и без того еле двигаются, попросту встанут. В Министерстве образования и науки на вопрос: "Как отразится на трудоустройстве будущих выпускников увеличение пенсионного возраста?" честно ответили: "Мы об этом еще не думали..."Работа как привилегия Цифры"Огонек" разбирался, как обстоят дела с трудоустройством молодежи за рубежомПо данным Европейского статистического агентства (Евростат), в 2016 году в Евросоюзе уровень занятости молодежи 20-34 лет в течение трех лет с момента получения высшего образования составил 80,8%. Причем выпускники мужского пола трудоустраиваются легче - среди них уровень занятости составляет 83,3%, тогда как среди женщин - 78,8%. Самая высокая доля трудоустроенных выпускников в ЕС была зафиксирована на Мальте (96%), в Германии (92,6%) и Нидерландах (92,3%), самая низкая - в Греции (53,6%), Италии (57,7%) и Испании (70,7%).По данным Евростата, в мае 2017 года в 28 странах Евросоюза насчитывалось 19,1 млн безработных (на 2,1 млн меньше, чем в мае 2016 года). Среди жителей ЕС младше 25 лет таковых нашлось 3,8 млн человек (на 585 тысяч меньше, чем годом ранее). Самая низкая доля безработной молодежи зафиксирована в Германии (6,7%), Нидерландах (9%) и Чехии (9,2%), в то время как самая высокая - в Греции (45,5%, данные за апрель), Испании (38,6%) и Италии (37%). Для сравнения, по данным ОЭСР, в Японии в 2016 году доля безработных среди жителей младше 25 лет равнялась 5,2%, в США - 10,4%, в Австралии - 12,7%, в Канаде - 13,1%.Самыми неблагоприятными регионами для трудоустройства молодежи в 2016 году оказались Ближний Восток и Северная Африка. Там, по данным Всемирного банка, безработица среди граждан 15-24 лет в среднем составила 29,7%. В странах Латинской Америки и Карибского бассейна оказалось в среднем по 16,9% безработных молодых людей, в Юго-Восточной Азии - по 10,5%. Среди стран-рекордсменов, в которых более половины молодежи - безработные, оказались Босния и Герцеговина (67,6%), Свазиленд (52,8%), ЮАР (52,3%), Французская Полинезия (50,8%) и Оман (50,8%).(https://www.kommersant.ru...)

16 июня 2016, 13:25

ЕАЭС и Шелковый путь: новый мировой порядок

В рамках ПМЭФ состоится презентация аналитического доклада "Экономический пояс евразийской интеграции" о путях реализации проекта сопряжения интеграции Евразийского экономического союза и "Экономического пояса Шелкового пути".

16 июня 2016, 13:25

ЕАЭС и Шелковый путь: новый мировой порядок

В рамках ПМЭФ состоится презентация аналитического доклада "Экономический пояс евразийской интеграции" о путях реализации проекта сопряжения интеграции Евразийского экономического союза и "Экономического пояса Шелкового пути".

24 июля 2015, 13:00

Как России выйти из хаоса по Глазьеву

Внешние и внутренние угрозы экономической безопасности России определяются сочетанием объективных и субъективных факторов. Первые связаны с эскалацией международной напряженности, обусловленной глобальными структурными сдвигами, которые опосредуют смену доминирующих технологических укладов. Вторые коренятся в стратегических ошибках проводимой в России макроэкономической политики, которые делают ее крайне зависимой от внешней конъюнктуры и обрекают на колонизацию американо-европейским капиталом. Далее следовать […]

10 февраля 2015, 08:10

Сколько нужно денег для модернизации

Лозунг модернизации останется очередным симулякром до тех пор, пока не будет установлено, сколько для нее нужно денег и откуда их можно взять. Эти вопросы руководители российского государства не ставят, и потому их многочисленные призывы к модернизации пока являются ничем иным, как в лучшем случае прекраснодушным мечтанием, а в худшем – демагогией и обманом. Когда–то Наполеон говорил, что для победы в войне нужны три вещи: деньги, деньги, и еще раз деньги. То же самое можно сказать и о модернизации. Для нее нужно очень много денег (последнее, конечно, не означает,  что дело ограничивается только деньгами – но об этом позже). Причин «странного» замалчивания российскими властями цены модернизации несколько. Они не знают, сколько денег необходимо, и ни одно из экономических ведомств им об этом не сообщает, поскольку те и сами живут в мире «лукавых» цифр. Совсем недавно журнал «Эксперт» обобщил данные официальных программ модернизации российской экономики и обнаружил, что они предусматривали на период до 2020 года вложение в модернизацию основных фондов лишь 112 трлн. рублей, чего, по мнению журнала, «хватит лишь на консервацию нынешнего уровня отставания»[1]. Не помогает и официальная экономическая наука: в многочисленных прогнозах и сценариях, составлявшихся академическим и ведомственными институтами, назывались примерно те же мизерные величины. Важнейшая причина беспомощности официальных структур в отношении цены модернизации состоит в том, что они не знают и не пытаются узнать реальной  стоимости имеющихся основных фондов, а без такой информации никакие расчеты не могут дать истинных результатов. Российское руководство, не имея доброкачественной официальной экономической информации о требуемых затратах на модернизацию, пренебрегает и неофициальной, к которой она изредка обращается – и этому тоже есть объяснение. Сообщаемые нами цифры настолько велики и требуют таких серьезных жертв от населения, особенно наиболее состоятельной его части, что сообщить их людям просто страшно. И как идти на выборы с такими цифрами? Непременно возникнет  вопрос и об ответственности и нынешней власти за требуемые жертвы. Нельзя же все валить на «лихие» 1990-е годы – тем более что и тогда многие представители нынешней элиты были не последними людьми во власти. Конечно, для более или менее полного ответа на вопрос о средствах, необходимых для модернизации, нужны усилия целых научных коллективов и ряда экономических ведомств, поскольку требуются сложные расчеты и детальные оценки по отдельным отраслям (а их у нас более 400 только в промышленности). Но для определения порядка цифр годятся и укрупненные расчеты. В полном размере Первая попытка определить цену модернизации была предпринята нами еще в 2002 году, когда необходимость нового «ускорения» стала совершенно очевидной[2]. Впоследствии для проведения этих расчетов (в нем помимо авторов активно участвовала и Н.В.Копылова) использовались проводившиеся с 2003 года оценкивосстановительной стоимости основных фондов в некоторых отраслях экономики. Для непосвященных в тонкости статистики и бухгалтерского учета напомним, что под восстановительной стоимостью понимается стоимость воспроизводства имеющихся основных фондов в текущих рыночных ценах. Совершенно очевидно, что при инфляции балансовая и восстановительная стоимость неизбежно расходятся – причем и тем сильнее, чем сильнее инфляция. К тому же, значительное расхождение между ними возникло еще в советский период, что тоже требовалось учесть. Не станем приводить методологию наших расчетов: желающие могут с ней ознакомиться в наших многочисленных статьях. Отметим лишь, что к началу XXI века расхождениe между восстановительной и балансовой стоимостью по ряду отраслей экономики составило 4-5 раз и более (близкие оценки делались тогда и другими авторами – например, C.Ю. Глазьевым и К.К. Вальтухом, но они не подкреплялись конкретными расчетами). Корректировка официальной  стоимости основных фондов на этот коэффициент позволило установить тогда, пусть и примерно, их реальную стоимость, что открывало путь к определению необходимых объемов инвестиций в модернизацию основных фондов для обеспечения быстрого экономического роста. Распределение расходов государственного бюджета 1. Развитие науки и технологий 2. Экономическое развитие и инновационная экономика 3. Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности 4. Развитие авиационной промышленности 5. Развитие судостроения 6. Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности 7. Развитие фармацевтическое и медицинской промышленности 8. Космическая деятельность 9. Развитие атомного энергопромышленного комплекса 10. Информационное общество 11. Развитие транспортной системы 12. Развитие сельского хозяйства 13. Развитие рыбохозяйственного комплекса 14. Развитие внешнеэкономической деятельности 15. Воспроизводство и использование природных ресурсов 16. Развитие лесного хозяйства 17. Энергоэффективность и развитие энергетики В течение 2003-2007 годов нами определялся  уровень недооцененности основных фондов в новых секторах экономики России; в частности, важное значение имела оценка состояния основных фондов в жилищно-коммунальном хозяйстве, которая выявила потребность в огромном (14 трлн. рублей) объеме капиталовложенмй, необходимом для недопущения краха этой жизненно важной отрасли. Прежде чем излагать наши расчеты нужных для модернизации средств, напомним, что они состоят из вложений в обновление физического капитала (в котором основную роль играют основные фонды – здания, сооружения, оборудование и некоторые другие менее крупные компоненты), оборотного капитала (запасов материалов, незавершенного производства, готовой продукции) и человеческого капитала (куда относятся текущие расходы на образование, здравоохранение и науку). В 2010 году нами тремя независимыми методами была определена восстановительная стоимость основных фондов промышленности России в 2005-2008 годы. В этот период она превысила их балансовую стоимость в 6,9 раза[3] – значительно больше, чем в конце 1990-х годов в индустриальном секторе. Тогда по другим отраслям экономики (кроме транспорта и строительства, расчеты по которым не производились) соотношения между восстановительной и балансовой стоимостью оказались в 2 и более раза выше, чем в промышленности[4] (4). Не имея возможности заново произвести расчеты восстановительной стоимости по всем отраслям, примем, что по всей экономике отношение восстановительной стоимости к балансовой составляет минимум 8:1. Доля занятых, которая приходится в 2013 году на компании с участием иностранного капитала В начале 2008 года объем основных фондов в России составил по балансовой полной стоимости 64,4 трлн. рублей, в начале 2009 года – 74,4 трлн. рублей[5] (5). Средняя величина – 69,4 трлн. рублей, что соответствует полной восстановительной стоимости в 555,2 трлн. рублей. Вследствие различной степени износа старых основных фондов в дорогих рублях и новых в дешевых рублях реальный износ основных фондов намного выше официального. В 2001 году нами был рассчитан реальный износ основных фондов для электроэнергетики, который превысл официальный на 22,1 процентных пункта – что, если экстраполировать эту разницу на всю экономику, указывало на реальный износ всех основных фондов  в размере 67,9%[6] (6). Вряд ли с тех пор он снизился. Исходя из этой величины остаточная восстановительная стоимость основных фондов составит 178,2 трлн. рублей. Полученные значения полной и остаточной восстановительной стоимости основных фондов в 2008 году позволяют рассчитать примерную потребность в инвестициях при различных гипотезах ежегодного роста ВВП за счет наращивания основных фондов при неизменной структуре экономики. Вклад отраслей производства в валовую добавленную стоимость При гипотезе о росте ВВП на 8% ежегодно потребуется 11,04 трлн. рублей для возмещения физического износа в размере 2% от полной восстановительной стоимости основных фондов и    еще 14,25 трлн. рублей для роста их остаточной восстановительной стоимости на 8% ежегодно – итого 25,29 трлн. рублей при реальном показателе инвестиций в экономику в размере 8,76 трлн. рублей. «Дефицит» в размере 16,53 трлн. рублей составляет более 80% от объема личного потребления населения в 2008 году[7] (7). Ввиду невозможности мобилизовать такие средства, снизим ежегодные темпы роста ВВП и основных фондов до 3%. Тогда потребность в капитальных вложениях составит те же 11,04 трлн. рублей для возмещения физического износа и 5,34 трлн. рублей для обеспечения прироста основных фондов – то есть 16,38 трлн. рублей, или на 7,62 трлн.  рублей больше, чем было реально инвестировано в 2008 году. Следует обратить внимание на то, что объем капвложений в 2008 году был  меньше физического износа основных фондов, что означало их ежегодное снижение на 2,28 трлн. рублей или на 1,3%. Следовательно, при выходе на максимум использования производственных мощностей (что как раз и произошло в 2008 году) Россию ожидает такое же примерное ежегодное сокращение ВВП вместо намечаемого правительством его роста на 3-4% ежегодно до 2013 года и чуть ли не на 7-8% после 2013 года… В полном размере: Структура собственности российских компаний по отраслям Начиная с 2005 года, потребность в средствах для модернизации определялась нами только по физическому капиталу. Для полного учета необходимых вложений нужно дополнить исчислявшиеся нами инвестиции в основные фонды вложениями в оборотные. В 2008 годы инвестиции в основные фонды составили по Российской Федерации 8,76 трлн. рублей[8](8). По данным статистики национальных счетов США (российским данными пользоваться невозможно ввиду их многочисленных искажений) на 1 рубль основных фондов в период экономического подъема приходилось примерно 6 копеек оборотных фондов[9] (9). Следовательно, при росте капитальных вложений на 7,62 трлн. рублей требуется ежегодный прирост оборотных фондов на 460 млрд. рублей , а всего дополнительные вложения в физический капитал составят 8,08 трлн. рублей. В случае данного увеличения доля фонда накопления в ВВП составила бы   41,6%. Этот показатель – один из самых высоких в мире и вряд ли можно его превысить (хотя такие примеры имеются, например, в КНР). При этом мы исходим из обоснованности оценки российского ВВП, в которой, однако, нет полной уверенности из-за неясности с обоснованностью учета официальной статистикой размера теневой экономики. В полном размере: Статьи расходов с наибольшим и наименьшим приростом в 2015 году Интересный (и интригующий ) вопрос состоит в том, почему практически во всех странах доля фонда накопления свыше 40% ВВП обеспечивала ежегодный рост ВВП на 7-8% и более, а в России – лишь на скромные 3%. Основная причина состоит в том, что Россия унаследовала огромный и устаревший физический капитал СССР, в связи с чем большая часть фонда накопления (26,5% ВВП или почти 2/3) тратится на возмещение его физического износа, в то время как другие страны проводили модернизацию, имея минимальный объем основных фондов. К тому же в России модернизации препятствует значительно более косный социальный и человеческий капитал. Он мешает осуществлять менее фондоемкие структурные сдвиги, играющие столь важную роль в ряде других стран. Немалую негативную роль играют и менее благоприятные климатические и транспортные условия, порождающие дополнительные капитальные затраты. Но есть в этом вопросе и статистическая проблема. По расчетам паритета покупательной способности валют, проводившихся в разные годы Евростатом в рамках программы международных сопоставлений ВВП в секторе фонда накопления, этот паритет для России на 7-8 процентных пункта ниже, чем по расчетам российской статистики национальных счетов. Результаты этих расчетов Евростата совпадают с проводившимися нами альтернативными расчетами динамики розничных цен и оптовых цен на инвестиционные товары с 1990 года. В полном размере: Отношение государственных расходов 2015 года к государственным расходам 2014 года по разделам бюджетной классификации Если следовать этой методике, то реальная доля фонда накопления после перераспределения доходов и сокращения отдельных статей бюджета составит не 41,6% ВВП, а 33-34%. Для того, чтобы поднять ее до 41,6%, придется дополнительно изыскать дополнительно еще около 3 трлн. рублей. Но тогда и ежегодные темпы роста ВВП могут возрасти до уже достаточно высоких 4% в год за пределами 2015 года. Это потребует сокращения фонда личного потребления домашних хозяйств еще на 15 процентных пунктов. Для определения полной величины вложений в модернизацию экономики надо учесть также дополнительные вложения в человеческий капитал. Методика их определения, как и исчисления величины человеческого капитала, в России отсутствует. Вполне очевидно лишь то, что в 1990-е годы произошло сокращение инвестиций в этот сектор, сходное по масштабам со снижением вложений в физический капитал. Лишь частично это сокращение было компенсировано ростом в 2000-е годы. Об убогости сферы человеческого капитала в России свидетельствуют  низкая оплата труда преподавателей, врачей и научных работников, бедность библиотек, учебного, научного и медицинского оборудования и многие другие хорошо известные факты. Поэтому мы исходим из необходимости увеличения вложений в эту сферу в те же 1,87 раза, что и по физическому капиталу. В полном размере: Доля импорта в потреблении страны В качестве текущих вложений мы приняли валовую добавленную стоимость, созданную в  данном секторе (в 2008 году она составила в сфере образования в 960 млрд. рублей, в здравоохранении – 1,19 трлн. рублей[10], (10) затраты на НИОКР – 430 млрд. рублей[11] (11), а всего по трем отраслям – 2,58 трлн. рублей (6). Их требуется увеличить до 4,82 трлн. рублей, т.е. на 2,24 трлн. рублей. Совокупные же вложения в физический и человеческий капитал в год требуется увеличить на 10,32 трлн.  рублей. Из этой суммы по самому оптимистическому сценарию за счет дополнительного притока иностранного капитала вряд ли может быть получено больше 10 млрд. долл., или 300 млрд. рублей. Таким образом, нужно найти 10,02 трлн. рублей, или 50,1% от объема личного потребления домашних хозяйств в 2008 году. Цифра сокращения уровня жизни населения, конечно, колоссальная. Есть от чего российским руководителям и всему населению России прийти в ужас. Но ясно, что за отсталость и ее преодоление приходится (и всегда приходилось) платить очень дорого. Не являлись ли ужасы петровской и сталинской модернизации такой дорогой платой за предыдущую многовековую отсталость и счет за них следует по справедливости предъявить предыдущим правителям России? И нынешний счет можно предъявить не только руководителям последних 20 лет, но и предыдущих 20 лет брежневского благополучия и популистских структурных  горбачевских реформ, подрывавших человеческий и физический капитал страны. В полном размере: Доля импорта в потреблении продукции сельского хозяйства Хочется обратить внимание на то, что ценой колоссальных усилий и материальных жертв удастся достигнуть весьма скромного результата в 3% ежегодного прироста ВВП. И то не сразу: потребуется несколько лет для выработки программы модернизации, необходимой законодательной базы, проектных и строительно-монтажных работ на новых или реконструируемых предприятиях, обучения для них кадров и освоения ими новой техники. Будет успехом, если в 2020 году Россия сумеет по объему ВВП достичь уровня 1987 года, от которого сейчас она отстает, по нашим подсчетам, примерно на 20%. Осуществить программу прорыва будет крайне сложно, поскольку за последние годы мы почти извели хороших экономистов, юристов, проектировщиков, строителей и квалифицированных рабочих и инженеров, погубили собственное инвестиционное машиностроение. Так что для модернизации нам не хватает не столько денег, сколько ума. К тому же очень серьезные проблемы возникнут в связи с сокращением трудовых ресурсов и необходимостью их грандиозного перераспределения между отраслями народного хозяйства. Существенные трудности связаны и с обеспечением такого роста энергетическими ресурсами. Скорее всего, потребуется заметно сократить их экспорт, что окажется затруднительно и с точки зрения выполнения принятых долгосрочных обязательств, и с точки зрения финансирования импорта и выплаты долгов. В полном размере: Структура экспорта по товарным группам Еще более сложные проблемы возникнут с двумя ключевыми инфраструктурными отраслями, которые работают на пределе своих производственных возможностей: электроэнергетикой и железнодорожным транспортом. Здесь не поможет внешнеэкономический маневр, а расширение их производственных возможностей требует длительного времени для проектирования и строительства новых объектов или их реконструкции. Нами специально для данной статьи  был произведен и более детальный расчет соотношения между восстановительной и балансовой стоимостью основных фондов. Средняя величина соотношения основана на отраслевой структуре балансовой стоимости основных фондов в 2008 году и охватывает 83,6% общего их объема в этом году. Cреди важнейшей неохваченной, по понятным причинам, части их стоимости укажем на стоимость военной техники и военных сооружений. Результаты представлены в Таблице 1. Таблица 1 Расчет соотношения между восстановительной и балансовой стоимостью основных фондов экономики РФ на основе отраслевых оценок Отрасли Соотношение Промышленность 6,9 Сельское хозяйство 11,1 Строительство 5,5 Розничная и оптовая торговля 8,8 Общественное питание 5,9 Жилищное хозяйство 3,5 Коммунальное хозяйство 30,9 Железнодорожный транспорт 25,6 В среднем 13,2 Низкая величина соотношения по жилищному хозяйству, скорее всего, объясняется неполным учетом размеров котеджного строительства в натуральном выражении. Как видим, полученная в результате детального расчета величина соотношения между восстановительной балансовой стоимостью в 13,2 раза значительно больше, чем принятая нами в основном расчете величина 8:1, которую мы определили как минимальную. Если опираться на величину 13,2:1 ,то потребность во вложениях в основные и оборотные фонды значительно вырастет по сравнению с нашим основным расчетом. Достаточно сказать, что при стоимости основных фондов по восстановительной стоимости в 983 трлн. рублей потребность в возмещении износа основных фондов составит 19,7 трлн.рублей вместо 11,04 трлн. рублей по основному расчету, а на рост их величины на 3% потребуется 9,7 трлн. рублей) вместо 5,34 трлн. рублей по основному расчету .По обоим компонентам почти в 2 раза больше основного расчета. Мы не меняем пока этого расчета, но хотим отметить, что кажущиеся огромными исчисленные нами необходимые жертвы населения могут оказаться даже сильно заниженными. Гипотетически возможны три социально-экономические системы, способные осуществить модернизацию российской экономики: 1) несколько модифицированная либеральная экономика, 2) модифицированная командная социалистического экономика неосталинского типа и 3) радикально модифицированная дирижистская рыночная экономика Российское руководство уже 20 лет идет по первому пути. Результаты налицо. Откуда уверенность, что они будут лучше в дальнейшем? Верно, что некоторые улучшения в хозяйственном механизме все же происходят. Он уже не так абсурден, как в 1990-е. Но кризис 2008 года показал, насколько он несовершенен. И дело тут не только во многих справедливо указываемых в экономической литературе изъянах, которые, кстати, очень нелегко устранить. Эти трудности носят фундаментальный характер. Накануне радикальных экономических реформ в Польше Лех Валенса сравнивал перевод польской экономики на капиталистические рельсы с попыткой из ухи сделать аквариум. Этой нереальной задачей в России и занимались многие годы по известному еще со времен застоя принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно. В результате получили компрадорскую буржуазию, которая еще как-то справляется с задачами выживания, проедая советский производственный и человеческий капитал, но неспособна на самомодернизацию. В подтверждение этой оценки сошлемся на мнение одного из самых успешных и информированных российских предпринимателей Рубена Варданяна, который недавно заявил: «Капитализма у нас нет!»[12]. Россия - долги банков и компаний иностранцам Наиболее естественным был бы второй путь. Он в свое время позволил осуществить гигантскую модернизацию советской экономики. Но нет уверенности, что он окажется столь же успешным в настоящее время, даже при всех возможных его модификациях с учетом изменившихся условий и имеющегося опыта. Для реализации этого пути нет пользующейся доверием значительной части населения и хорошо организованной партии, ни лидеров калибра Ленина, Сталина и Троцкого. К тому же попытка его реализации при колоссальной зависимости России от импорта множества самых необходимых изделий натолкнется на труднопреодолимые проблемы из-за сопротивления враждебного окружения. Коренная ломка общественного уклада окажется сопряжена с огромными общественными потрясениями, усугубляемыми настроениями социального реванша. Поэтому мы предлагаем более мягкий третий путь, хотя, признаемся честно, полной уверенности в его реализуемости у нас нет. Как можно при этом третьем пути обеспечить необходимые для модернизации средства? Россия - долги банков и компаний иностранцам по годам Для начала перечислим все возможные способы. Ограбить другие страны не удастся не только из-за аморальности этого способа, но и из-за отсутствия у России необходимых военных сил. Остаются внутренние ресурсы. Их три: ресурсы предприятий, расходы бюджета и траты населения. Когда речь идет о предприятиях, имеется в виду либо огромный рост их прибыли, либо рост ее изъятия в бюджет.  Возможно ли (и в каком объеме) значительно увеличить изъятие прибыли в бюджет и использование их для целей модернизации? Для ответа на этот вопрос надо знать реальное финансово-экономическое положение отраслей российской экономики. Официальная финансовая статистика не позволяет ответить на этот вопрос по двум главным причинам: она не учитывает доходы теневого сектора восстановительную стоимость основных фондов. В течение последних семи лет мы рассчитывали финансовые показатели большинства отраслей экономики с учетом этих двух факторов (не успели скорректировать только показатели по транспорту и строительству). Россия - Экспорт природного газа из России Проделанные расчеты приводят к следующим выводам. В промышленности прибыльными являются лишь добывающие отрасли, металлургия и пищевая промышленность. Остальные убыточны и, следовательно, их налогообложение неоправданно и только снижает их производственный потенциал. Но даже для прибыльных отраслей добывающей промышленности вряд ли имеются большие резервы изъятия их прибыли в бюджет в связи с потребностями в капиталовложениях в связи с переходом к эксплуатации менее эффективных месторождений. Еще более убыточно сельское хозяйство. Переходя к сфере рыночных услуг, отметим огромную убыточность жилищно-коммунального хозяйства. По-настоящему высокоприбыльными являются связь, розничная и особенно оптовая торговля, общественное питание, финансовое посредничество и, конечно, шоу-бизнес, не говоря уже о сфере торговли наркотиками, проституции и игорном бизнесе. Об относительной прибыльности отдельных отраслей , впрочем, можно довольно легко судить по тому, какие из них наиболее быстро росли в постсоветские годы и в каких сегодня сохраняются наиболее высокие заработки. Сколько средств можно дополнительно извлечь из этих отраслей в бюджет? С учетом неизбежного, как будет показано ниже, их сокращения совсем немного. Россия - Экспорт нефтепродуктов из России Есть, конечно, немалые резервы в сокращении отдельных статей бюджета. Но установление их величины – непосильная задача не только для двух, но и гораздо большего числа исследователей. Это требует оценки информации о их обосновании и методах расчета стоимости мероприятий. Здесь можно высказать сомнения в отношении отдельных наиболее известных и обсуждаемых статей федерального бюджета типа подготовки к Олимпиаде в Сочи или саммита стран АТЭС. Подобные статьи есть, конечно, и в местных бюджетах. Особенно большие резервы связаны с уменьшением «откатов». Но эти статьи, во-первых, по сумме не столь уж велики и, во-вторых, нередко «поезд уже ушел», так как вложены слишком большие средства, чтобы соответствующие проекты можно было бросить. Выскажем гипотезу, что возможность экономии нерациональных расходов в федеральном и местном бюджетах составит не более одного-полутора триллиона рублей. Вместе со средствами предприятий это дает не более двух триллионов рублей, или малую часть требующихся средств. Подавляющую их часть должно дать население. Россия - Экспорт нефти из России Изыскание средств у граждан производилось нами исходя из душевой величины доходов отдельных их групп. Мы исходили из того, что наибольшие жертвы должны нести те, кто больше имеет. Эта предпосылка основывалась на широко известной чудовищной социальной дифференциации в современной России. При этом и после перераспределения доходов обоснованная социальная дифференциация должна сохраниться. Первоначальный расчет перераспределяемых преимущественно в пользу модернизации физического капитала средств был проведен нами в 2002 году[13] (12). Уже тогда предусматривалось сокращение личных доходов населения на треть. Расчет был существенно уточнен в 2005 году[14] (13) с опорой на довольно детальное распределение личных доходов населения России по 11 доходным группам в 2002 году. Вряд ли оно с тех пор существенно о изменилось в относительном выражении. Поэтому для личных доходов населения в 2008 году мы сохранили те же относительные  соотношения. В целях экономии места мы сгрупппировали население в порядке убывания душевых доходов в 5 групп по степени изменения доходов. Размеры изменения доходов по каждой группе должны были обеспечить требуемое дополнительное получение средств на цели модернизации без учета экономии на расходах в связи с уменьшением  их расточительности. Сокращенные результаты нашего расчета представлены в Таблице 2. Таблица 2 Перераспределение личных доходов населения России в 2008 году Доходные группы Численность, млн. чел. Валовой располагаемый доход, трлн. Руб. в (%) кисходному уровню Валовой располагаемый доход после перераспределения 1 группа                0,4                      3,876                     16,6                          0,643 2 группа             14,54                    6,949                      33,3                          2,280 3 группа              98,84                    8,796                       70                           6,175 4 группа               7,3                        0,261                     100                          0,261 5 группа               21,4                        0,301                   150                          0,452 Итого                   142,5                   20,183                                                      9,811 Как видим, главным итогом предлагаемого перераспределения доходов является высвобождение 10,37 трлн. рублей для целей модернизации. Побочным ее результатом является резкое сокращение социальной дифференциации: децильный коэффицент снизится с 30:1 до перераспределения до 6:1 после него – то есть до показателя, существующего в большинстве западноевропейских стран и имевшего место в СССР до перестройки. Закономерен вопрос, сколь обоснованы и справедливы предлагаемые масштабы перераспределения, особенно по группам населения с наиболее высокими доходами. Полагаем, что достаточно обоснованны и справедливы. Нет нужды доказывать, что огромные среднедушевые доходы первой группы, за редкими исключениями, определяются грабительским характером проведенной в 1990-е годы приватизации и общим хаосом в экономике того периода, позволявшим наиболее ловким, близким к власти и зачастую преступным элементам российского общества получить по дешевке огромные богатства. Предлагаемая коррекция их доходов представляет собой изъятия части нелегитимных богатств в пользу всего общества в чрезвычайной ситуации общенационального кризиса, вызванного во многом как раз деятельностью этой группы. Частично сказанное относится и ко второй группе. Но здесь жертвами могут стать и действительно предприимчивые граждане. Им в утешение можно только сказать, что спасение экономики и общества требует жертв от всех граждан. Что касается четвертой и пятой групп, опять-таки нет нужды доказывать неоправданность нищенской оплаты труда большинства ее членов (только в качестве примера приведем библиотекарей и медсестер, играющих огромную роль в развитии человеческого капитала). Россия - Нефтегазовые доходы казны При проведении мер по экономии госрасходов удастся заметно сократить материальные жертвы основной части населения. Сокращение расходов на 2 трлн. рублей позволит уменьшить изъятия из доходов третьей группы с 30% до 7% и общую величину всех изъятий из доходов населения до 42% вместо 51,3%. После определения размеров изъятия личных доходов населения встает вопрос о методах этого изъятия. Человечеством тут накоплен огромный опыт, который надо не полениться изучить. Но многое определяется и конкретными особенностями данной страны и данного периода. Для России решающий вопрос – удобство администрирования налогов, невозможность или затруднительность  уклонения от них. С этой точки зрения наиболее удобным нам представляется налог на недвижимость. Именно в недвижимость вложена значительная часть средств наиболее состоятельных слоев населения. С другой стороны, недвижимость практически невозможно или очень трудно скрыть от налогообложения в отличие, например, от личных доходов. Предположим, что устанавливается налог на недвижимость(включая землю в составе загородного дома ) в размере 6% от ее рыночной стоимости для самых богатых, 3% для состоятельных, 2% для лиц со средними доходами. Сколько это принесет в бюджет? Для ответа на этот вопрос надо знать распределение жилищной площади между отдельными слоями населения. Российская  жилищная статиcтика ответа на этот вопрос не дает. Это, по-видимому, объясняется двумя причинами. Во-первых, текущая статистика жилищного фонда не предусматривает такого деления, что является, конечно, крупным ее недостатком. Распределение квартир по числу комнат для этого слишком груба. Во-вторых, есть достаточные основания полагать, что значительная часть загородного, а возможно, и городского жилья, приобретаемого состоятельными слоями населения, не учитывается в качестве жилого фонда. Возможно, формальным основанием для этого является то, что по существующей методологии не считаются жилым фондом дачи[15] (14). Кроме того, как нам удалось установить, значительная часть загородного жилья многими годами числится в незавершенном строительстве. Подтверждением тому, что значительная часть загородного жилья остается неучтенной, является не слишком отличный от среднего по России показатель роста средней жилой площади по Московской области (с 1990 по 2002 годы на 7,5 м2 при среднем для России показателе в 3,6 м2)[16] (15) (в Москве средняя обеспеченность одного жителя выросла в тот же период лишь на 4,5 м2)[17] (16). В качестве первого приближения к оценке возможных доходов бюджета от налога на недвижимость определим только по учтенному жилью его восстановительную стоимость. В 2008 году в России было введено в строй 64,1 млн. м2 жилой площади[18] (17) при среднем  объеме инвестиций в сферу недвижимости в этом году 1,23 трлн. рублей[19] (18). Восстановительная стоимость 1 м2 жилья получается равной 19,2 тыс. рублей, однако очевидно, что реальная восстановительная стоимость жилья намного больше. По данным Госкомстата России, которые подтверждаются многими другими источниками, в 2008 году средняя стоимость 1 м2 жилья на первичном рынке в России составила 52,5 тыс. рублей[20] (19). Такое расхождение между расчетной и реальной ценой жилья объясняется, тоже очевидно, занижением объема работ в жилищном строительстве в отчетности строительных организаций. В том же году весь жилой фонд РФ составил 3,11 млрд. м2 [21] (20), а его восстановительная стоимость – 163,3 трлн. рублей. Если исходить из распределения жилого фонда пропорционального доходам отдельных групп населения ,то в группу жилья для богатых войдет жилье с минимальным износом на 31,3 трлн. рублей, что при ставке налога в 6% дает 1,88 трлн. рублей. Для состоятельных людей стоимость жилого фонда составит 56,2 трлн. рублей, что при ставке в 3% дает 1,69 трлн. рублей. Для лиц со средними доходами стоимость жилья составит 71,2 трлн. рублей, что при ставке в 2% дает 1,42 трлн. рублей. Итого получаем 4,99 трлн. рублей. Таким образом, почти 50% необходимых для модернизации средств может поступить из налога на недвижимость. Недоучет в разнице качества старого и нового жилья уменьшит эту долю, но не изменит качественно значение данного налога. Посильна ли исчисленная нами сумма сокращения доходов вообще и от налога на недвижимость в частности, для отобранных нами групп населения? Особенно актуален этот вопрос для тех групп, доходы которых сократятся наиболее сильно. Если граждане из этих групп сумели накопить за несколько лет достаточно средств для приобретения недвижимости, не прибегая, как правило, к кредиту, то у них должны найтись средства и для уплаты налога. Если нет денег, следует реализовать другие активы или зарубежное имущество. Конечно, у какой-то части средств действительно не хватит, если они давно отошли от предпринимательской или чиновничьей деятельности. В этом случае им придется продать свою недвижимость и приобрести более дешевую. Неприятно, но не смертельно. Тяжело будет выплатить налог третьей, самой многочисленной группе. Но и после его уплаты у них останутся средства для удовлетворения насущных потребностей. В этом – коренное отличие нынешней ситуации от предыдущего модернизационного рывка 1930-1940 годов, когда из-за более опасной международной обстановки и меньшей социальной дифференциации пришлось урезать жизненно важные потребности. Следует отметить, что сокращение уровня жизни окажется меньше сокращения доходов, поскольку возрастут общественные фонды потребления. Что касается зарубежной недвижимости, то часть ее может быть передана в доход бюджета по «совету» властей, которыми нельзя будет пренебречь с риском судебных преследований или невозможности остаться в России, а за рубежом многим из ее владельцев ждет хотя и богатая, но бессодержательная жизнь. Отнюдь не безнадежны и судебные иски о ее возврате России как полученной от нелигитимных доходов. В сущности, иностранные государства ничего от этого не теряют в финансовом отношении. Свое они уже получили.. Недостающие после сбора налога недвижимость средства для модернизации можно привлечь высокими косвенными налогами на предметы роскоши и некоторые товары долговременного пользования (например, легковые автомашины); умеренными, но более высокими, чем сейчас косвенными налогами на многие товары и услуги повседневного спроса, а также прогрессивным подоходным налогом. Их возможную величину довольно легко исчислить, исходя из структуры розничного товарооборота, реального объема бытовых услуг и структуры потребительского импорта. При этом налоговые и таможенные ставки должны учитывать возможный недобор налогов и таможенных платежей и устанавливаться с резервом. Часть этих изъятий могут носить временный характер на первый период модернизации, до создания долгосрочного устойчивого источника налогов и уменьшения модернизационной мобилизации. Как показывает исторический опыт  СССР и некоторых других стран, осуществлявших ускоренную модернизацию, первый, самый тяжелый ее период, сопряженный со значительным снижением личного потребления домашних хозяйств, длится примерно 12-15 лет. В дальнейшем наступает стабилизация личного потребления домашних хозяйств, а затем быстрый его подъем с превышением доходов докризисного периода. Какие же условия необходимы для осуществления подобного плана в части налоговых реформ? Главное – твердая, честная  и компетентная власть, руководствующаяся общенациональными интересами, а не интересами одного класса или бюрократического аппарата. Такое пожелание может показаться утопией, но сколько таких «утопий» фактически реализовались в условиях общенациональных кризисов? Можно представить возникновение широкого движения в поддержку модернизации и социального равенства с новыми сильными и популярными лидерами во главе. Очень непростой, кажущийся неразрешимым вопрос: сможет ли новое движение сначала привлечь сочувствующих, а потом удержать их поддержку, требуя больших жертв от подавляющей части общества? Это тоже нельзя считать невозможным. Когда Уинстон Черчилль стал премьер-министром во время Второй мировой войны, он не мог предложить согражданам «ничего кроме крови, труда, слез и пота»[22] (21), но был поддержан парламентом и народом. Это вполне возможно и в России, имеющей большие традиции патриотизма, с популярным лидером и общественным движением, победившим на честных выборах. Можно убедить большую часть населения, что демодернизация является такой же угрозой национальному существованию, как и поражение в войне. Правительству или президенту на референдуме могут быть предоставлены чрезвычайные полномочия на ограниченный срок для проведения реформ, необходимых для осуществления модернизации, в том числе принятие соответствующих законов о налоговой реформе, если имеется сомнение в проведении их через парламент. Худшим сценарием было бы насильственное установление авторитарного режима, не опирающегося на результаты народного волеизъявления. К тому же силовики, как правило, плохие экономисты и склонны к примитивному решению хозяйственных проблем – что показала и их малоуспешная деятельность в России в течение последнего десятилетия, когда они играли важную роль в экономике. Ключевое значение в реализациии налоговой реформы имеет обоснованное определение рыночной стоимости недвижимости и четкое проведение в жизнь налоговой реформы. И то и другое непросто, но решаемо при наличии политической воли. Определение рыночной стоимости недвижимости потребует привлечения квалифицированных и объективных оценщиков, в том числе западных. Налоговая служба также может быть реорганизована. Высокооплачиваемый  ее персонал, подобранный на конкурсной основе, должен быть способен собрать налоги на недвижимость в полном объеме, не поддаваясь на попытки подкупа (с суровыми наказаниями при установлении факта подкупа). Конечно, сбор необходимой суммы средств для модернизации экономики есть  только часть проблемы модернизации. Их еще надо уметь использовать. В России имеется богатейший опыт того, как бездарно тратятся деньги, которые могли бы послужить модернизации экономики. Так, увеличение ассигнований на образование и науку в несколько раз в последние 5-6 лет, в сущности, не дало никакого положительного результата: позиционирование российских образования и науки на мировой арене, если судить по объективным показателям, даже ухудшилось в этот период. Причина – в неэффективной государственной власти, неспособной проконтролировать применение выделяемых средств и жестко спросить c исполнителей за их нецелевое использование. Неприспособлено к модернизации и образование, особенно высшее и среднее специальное, большая часть вузов и техникумов, академических и отраслевых институтов. Очевидно, что предлагаемое перераспределение доходов приведет к огромному изменению структуры экономики России – причем противоположному тому, что происходило в последние двадцать лет. Отметим важнейшие изменения. Резко уменьшится доля услуг, ориентированных преимущественно на спрос наиболее состоятельной части населения. Соответственно на порядок сократятся доходы и прибыль этих отраслей. Вырастет доля отраслей материального производства, особенно инвестиционного комплекса (производственное строительство, машиностроение), и отраслей, обеспечивающих их сырьем и полуфабрикатами. Производство все больше будет ориентировано вместо экспорта на внутренний рынок. Как следствие, экспорт сократится, как сократится и импорт за счет резкого уменьшения ввоза потребительских товаров при росте импорта продукции инвестиционного машиностроения, поскольку собственного их производства долго еще будет не хватать для удовлетворения возросшего спроса. Вырастет доля расходов на науку, образование и здравоохранение, культуру. В полном размере: Индекс деловой активности в России Рассмотрим возможные возражения в отношении осуществимости и эффективности наших предложений. Существуют опасения в отношении их влияния на трудовую и предпринимательскую активность населения. Не ответит ли на них население трудовой пассивностью по известной еще с советских времен поговорке: вы делаете вид, что платите, а мы делаем вид, что работаем? Не думаем. При наличии обоснованной дифференциации в оплате труда в зависимости от его результатов, заинтересованность в трудовой активности останется и даже усилится, поскольку позволит добиться более высокого, чем в среднем, уровня жизни. Не должна снизиться и частная предпринимательская инициатива. Даже при более высоких налогах на личные доходы предприниматели смогут зарабатывать намного больше, чем рядовые труженики. К тому же по завершении модернизационного периода налоги на личные доходы снизятся. Другое возражение связано с возможностью массовой эмиграции предпринимателей или переводом ими денежных средств за границу. Что касается перевода денежных средств за границу, то давно пора установить ограничения на экспорт капитала из страны, что практикуется многими странами, особенно находящимися в кризисном состоянии. Вряд ли случится массовая эмиграция активных предпринимателей. Кто их ждет за границей? Подавляющее большинство их не найдет там работы. Наиболее серьезное сомнение связано с нашей гипотезой о неизменной структуре экономики. Во многом она носит вынужденный недостатком информации характер. Но заметим, что технологические чудеса – а именно они и провоцируют изменения производственной структуры – рождались в странах с высокой технологической и общей культурой. Нынешняя Россия к ним не относится, и потому  для выхода на новый уровень потребуются затрата огромных средств, а также беспрецедентные интеллектуальные и организационные усилия. [1] А.Зайко. «Стратегия “малой России”» // Эксперт, 2010, № 39, стр. 12. [2] Г.И.Ханин. «Перераспределение доходов населения как фактор ускорения экономического развития и обеспечения социальной стабильности» // ЭКО, 2002, № 6. [3] Г.И.Ханин, Н.В.Копылова. «Альтернативная оценка восстановительной стоимости основных фондов промышленности в 2005-2008 годы» // ЭКО, 2011, № 1. [4] Г.И.Ханин, Д.А.Фомин «Цена торговли» // ЭКО, 2005, № 6; Г.И.Ханин, Д.А.Фомин. «Альтернативная оценка рентабельности сельского хозяйства в России в 2001 г.» // Вопросы статистики, 2004, №  2; Г.И.Ханин, Д.А.Фомин. «Соотношение балансовой и восстановительной стоимости основных фондов розничной торговли» // Вопросы статистики, 2005, № 12; Г.И.Ханин, Д.А.Фомин. «Оптовая торговля современной России» // Проблемы прогнозирования, 2007, № 5; Д.А.Фомин, Г.И.Ханин. «Коммунальная антиутопия» // ЭКО, 2007, № 7; Г.И.Ханин, Д.А.Фомин. «Общественное питание в России: характеристика, рентабельность, динамика» // Проблемы прогнозирования, 2008, №3. [5] Российский статистический ежегодник за 2009 год, Москва, 2009, стр. 326. [6] Г.И.Ханин, Д.А.Фомин. «Потребление и накопление основного капитала в экономике России: альтернативная оценка» // Проблемы прогнозирования, 2007, № 1. [7] Национальные счета России за 2005-2009 годы, Москва, 2010, стр. 22. [8] Российский статистический ежегодник за 2009 год, стр. 651. [9] Statistical Abstract of the United States 1989. Washington (DC), 1989, p. 435. [10] Национальные счета России за 2005-2009 годы, стр. 83. [11] Российский статистический ежегодник за 2009 год, стр. 354. [12] Р.Варданян. «Кризис показал, что капитализма у нас нет» // Ведомости, 2010, 30 сентября, № 184(2702). [13] Г.И.Ханин. «Перераспределение доходов как фактор ускорения экономического развития и обеспечения социальной стабильности» // ЭКО, 2002, № 6. [14] Г.И.Ханин. «Состояние и перспективы российской экономики в начале XXI века» // ЭКО, 2005, № 12, стр. 101 (с поправками в ЭКО, 2006, № 1, стр. 159). [15] Российский статистический ежегодник за 2003 год, Москва, 2003, стр. 206. [16] Российский статистический ежегодник за 2003 год, стр. 202. [17] Т а м    ж е. [18] Российский статистический ежегодник за 2009 год, стр. 454. [19] Т а м    ж е, стр. 652. [20] Т а м    ж е, стр. 688. [21] Т а м    ж е, стр. 652. [22] У.Черчилль. Вторая мировая война, том 1. Москва, 1991, стр. 318. Источник: http://hrazvedka.ru/guru/dengi-dlya-modernizacii-skolko-nuzhno-i-gde-ix-vzyat-2.html