Выбор редакции
03 ноября, 12:55

Митинг за независимость Шотландии

В Шотландии прошли очередные мероприятия местных сепаратистов с требованиями независимости от Британии.Как обычно, сепаратисты требуют проведения нового референдума, посредством которого Шотландия должна отделиться от Британии и остаться в составе Евросоюза как суверенное государство. Также собравшиеся выражали поддержку каталонским сепаратистам выступающим за отделение Каталонии от Испании.На последнем митинге в Глазго, в поддержку независимости высказалась и первый министр  Шотландии Никола Старджон.Но в целом, на фоне протестов в Бейруте, Кито, Багдаде и Сантьяго, шотландцы очень вяло борются за свои цели, надо усилить накал борьбы с британской оккупацией. Да здравствует Шотландская Народная Республика!

Выбор редакции
31 октября, 15:48

Эксперт РИСИ принял участие в программе «Открытый эфир»

Эксперт РИСИ Игорь Пшеничников в программе «Открытый эфир» прокомментировал беспорядки в Испании.

24 октября, 23:50

Глава парламента Каталонии обратился к мировым лидерам

  Председатель парламента Каталонии Рожер Торрен направил письмо 500 иностранным лидерам, в котором он лично доложил о судебном решении в отношении каталонцев и попросил «обратить внимание» на политический конфликт между Каталонией и правительством Испании. «Приговоры политическим и общественным лидерам, помимо того, что вызывают шок в нашем обществе, создают очень тревожный прецедент в государстве-члене Европейского Союза», […]

22 октября, 01:20

Каталония: политический кризис на новом витке

Каталония: политический кризис на новом виткеВ течение тридцати лет козырем всех ведущих политических партий Испании – от правой и централистской Народной партии до вписавшихся в нее Компартии Испании и правоцентристских регионалистов Демократической конвергенции Каталонии и Баскской националистической партии — были стабильность и компромиссный характер испанской политической системы.В отличие от соседней Португалии, для которой падение правой диктатуры означало потерю всех колоний, а затем эпоху жесткой борьбы с явной региональной спецификой (преобладание левых вплоть до коммунистов на юге страны, правых – на севере и на островных автономиях), в Испании при наличии весьма и весьма жестких противоречий (в политическом спектре страны были и коммунисты-антиревизионисты, и не желавшие ни в чем отказываться от порядков Франко фашисты) победил консенсус и поддерживавшие его партии – экс-франкисты без стремления сохранить однопартийный режим и подавления региональных языков, социалисты без социализма, коммунисты без революции, регионалисты, протянувшие руку тем, кто недавно их подавлял. Тех же, кто в консенсус не вписался, либо маргинализовали (как большинство левых отколов от КПИ), либо достаточно жестко подавили (вооруженный баскский сепаратизм).Если Португалия после свержения диктатуры в 1974 г. прошла свою высшую точку революционного развития – национализацию банков и т.д., то Испания после смерти Франко развивалась по-другому от компромисса к компромиссу, и главным воплощением этих компромиссов стала конституция 1978 г. При взгляде на список партий, агитировавших за ее принятие, создается впечатление, что у испанцев (кроме части населения окраин) просто не осталось выбора – за агитировали и реформированные наследники режима Франко из Союза демократического центра, и оппозиция справа (из рядов той же Фланги) Народный альянс, и Испанская социалистическая рабочая партия вместе со своим филиалом – Социалистической партией Каталонии, и КПИ с Объединенной социалистической партией Каталонии, и Демократическая конвергенция Каталонии, которая вскоре станет основой правящей коалиции Каталонии на два десятилетия, и даже маоистская Партия труда Испании. Среди призывавших голосовать против или бойкотировать голосования, значимыми политическими силами были лишь Баскская национальная партия, Республиканская левая Каталонии, Баскская левая (на тот момент связанная с ЭТА-военно-политической) и баскские партии, прямо связанные с ЭТА-военной. Разумеется, против выступили также оба края политического спектра – с одной стороны несколько фашиствующих групп, с другой – Испанская коммунистическая рабочая партия Энрике Листера, троцкистская Революционная коммунистическая лига, антиревизионистская Коммунистическая партия Испании (марксистско-ленинская), но никто из указанных уже не был массовой партией.Противоречия, при активном участии как правого крыла регионалистов, так и еврокоммунистического руководства КПИ, были заметены под ковер, и родился весьма любопытный документ. В конституции «демократия» воплощалась в форме парламентарной монархии (с монархом, непосредственно отобранным Франко в качестве наследника). Децентрализация действительно небывалой в истории Испании (не считая кратких федералистских опытов Первой Республики и усугубленной действиями анархистов раздробленности Второй Республики в Гражданскую войну – ни то, ни то не создавало устойчивого политического режима) - но единство государства не только объявлялось нерушимым, но и поручалось заботам Вооруженных сил – структуры, недавнее прошлое которой никак не заставляло заподозрить ее в приверженности демократическим ценностям. Даже герб времен Франко и содержащий его флаг (ныне известные под эвфемизмом «до-конституционные символы») не были отменены конституцией – орел, слегка поменявший вид в 1977 г., ушел в прошлое лишь три года спустя после ее принятия.Флаг Испании, 1977-81Понятно, что в условиях, когда образец полного конформизма показала даже КПИ (можно признать существование парламентарной монархии как факт – но зачем нести ее флаг на собственный съезд?), а формальные «социалисты», придя к власти, отказались от выхода из НАТО (их активист Хавьер Солана впоследствии возглавит альянс) и завели собственные эскадроны смерти для борьбы с баскским сепаратизмом - буржуазные партии тем более пустились во все тяжкие по части отказа от декларируемых принципов.Если политический строй Испании в целом олицетворял Хуан Карлос I, глава «демократического государства в форме парламентарной монархии» (он же, не перечисляя всех титулов, король Иерусалимский, Индий Западных и Восточных, островов и твердой земли Моря-Океана и прочая), то для Каталонии, после краткого президентства старого левого националиста (и какого-никакого республиканца) Таррадельяса, столь же значимой фигурой стал некоронованный, но обладавший не меньшей властью Жорди Пужоль.Отец Пужоля Флоренси в молодости состоял в той же республиканской левой Каталонии, что и президент времен Гражданской войны Компаньс, расстрелянный в 1940 году, и Таррадельяс, вернувшийся из из изнания спустя четыре десятилетия, но преследования республиканцев благополучной пережил и стал процветающим буржуа, оставив немалое состояние и своему потомству. Сам Жорди предусмотрительно не вступил к республиканцам, а создал собственную партию – Демократическую конвергенцию Каталонии (вскоре вобравшую в себя несколько мелких партий и вступившую в долговременную коалицию с Демократическим союзом Каталонии, пережившей изгнание клерикальной, хотя и антифранкистской, партией). Пока Испанией с 1982 года правили хотя бы формальные социалисты, Каталония получила правоцентристского политического долгожителя. При этом ни на одних выборах «Конвергенция и Союз» (СиУ) не получали абсолютного большинства голосов, а на многих и абсолютного числа мест в парламенте, но поддержку извне для правительства им удавалось получить справа и слева, пугая Народную партию республиканцами и социалистами, и наоборот. На общенациональном же уровне СиУ в 1993 году продлили еще на один срок власть «социалиста» (без кавычек не получается) Фелипе Гонсалеса, а в 1996 году помогли сформировать правительство меньшинства из Народной партии.Его политика заключалась в покровительстве крупному капиталу (в том числе фирмам, связанным с его многочисленной семьей), подчеркивании национальной и культурной специфики Каталонии (на каталанский язык обучения были переведены все государственные школы в автономии) и расширении полномочий автономного правительства путем договоренностей с центром (так, большинство полицейских полномочий, за исключением охраны границ и важных объектов, были на территории Каталонии переданы от Корпуса национальной полиции и Гражданской гвардии Испании местной полицейской службе – Моссос д’Эскуадра). Связи Пужоля с Народной партией, несмотря на идеологические противоречия между испанскими и каталонскими националистами (придя к власти в соседнем Валенсийском сообществе, исторически преимущество каталаноязычном, НП всячески подчеркивала различия между валенсийцами и каталонцами, а «ястребы», вроде ушедшего после пакта 1996 г. главы НП в Каталонии Видаля-Куадраса, выступали против любого расширения полномочий автономии) голосованиями в испанском и каталонском парламентах не ограничивались – его младший сын Олегер Пужоль также вел бизнес с неким Луисом Иглесиасом, зятем бывшего президента Валенсийского сообщества Эдуардо Сапланы).Всё это изрядно напоминало политику российских губернаторов и республиканских президентов 1990-х годов, только те «брали столько суверенитета, сколько могут переварить» в нищей России 1990-х, а Пужоль – в одном из самых благополучных регионов Испании времен экономического роста – как оказалось, во многом дутого.Монополия СиУ на власть в Каталонии закончилась лишь в 2003году, когда о коалиции удалось договориться СПК, РЛК (ныне этот альянс столь же немыслим, как и фактический союз НП с СиУ – но было, было) и «экосоциалистам» Союзу за зеленую Каталонию (ренегатам от коммунизма, у которых Партия коммунистов Каталонии и Живая объединенная социалистическая партия Каталонии были младшими партнерами в рамках Объединенной и альтернативной левой). В том же году закончилось и правое испанское правительство Аснара, с позором проигравшее выборы после попытки приписать теракт исламистов (сделавших Испанию своей мишенью после ее участия во вторжении в Ирак) ЭТА.И именно в тот момент, когда и в Испании, и в Каталонии одновременно в правительстве доминировали социалисты – разразился экономический кризис 2008 года, после которого национальное правительство Родригеса Сапатеро быстро перешло к неолиберальным рецептам, а в стране начались массовые протесты неопределенно-левой направленности.Пока новые проекты на левом фланге лишь создавались, а коммунисты наконец стряхивали старую монархическую политику, к власти и в Испании, и в Каталонии, вновь пришли правые, а голоса СПК стали перетекать РЛК.На всё это наложился и перманентный коррупционный скандал, затронувший буквально все партии вместе с королевской семьей (уже после того, как был осужден зять короля, Хуан Карлос отрекся в пользу сына Фелипе, коронация которого сопровождалась запретом и разгоном республиканских выступлений в Мадриде и покончивший с мечтами Пужоля создать устойчивую политическую династию – новый глава СиУ Артур Мас избавился от вредившего репутации коалиции Ориоля Пужоля (одного из семи детей старого Жорди) с должности второго человека в партии.В целом же, и в Испании и в Каталонии как ее части с 2010 г. (и, в ряде вопросов, до сих пор) явно наблюдается революционная ситуация по Ленину — «низы не могут жить по-старому, а верхи не могут править по-старому».Однако вместо настоящей радикализации испанской политики произошла скорее ее фрагментация — свежевозникший общенациональный проект «Подемос» изначально создавался в основном троцкистами и еще в 2014 г. доходил до требований национализации ряда банков и энергетики, но уже в 2016 г. спустя исключил даже требование выхода из НАТО; коалиция вокруг КПИ — Объединенная левая — вначале дошла до требований республики и избавилась от правого крыла Льямасареса, но затем примкнула к тем же «Подемос». В Каталонии — в автономный парламент в 2012 г. впервые попал Список народного единства, требующий не только отделения от Испании, но и выхода из еврозоны, ЕС и НАТО, но главным выгодополучателем стала РЛК, вобравшая в себя «каталанистское» крыло СПК и на волне взрывного роста сепаратистских настроений сравнявшаяся в популярности с Конвергенцией, тогда как Конвергенция переформировалась в Каталонскую демократическую европейскую партию, потеряв по пути распавшийся ДСК. СНЕ также вынудил (в качестве условия поддержки очередного правительства) заменить Маса на посту президента на его однопартийца Пучдемона.Наконец, на правом фланге сначала поднялись «Граждане» (рецепт: больше требований «порядка» в борьбе с сепаратистами, меньше национал-католицизма — чтобы увести избирателей не только у НП, но и у ИСРП), а затем «Вокс» (больше и требований репрессий, и религии/борьбы с миграцией/борьбы с абортами и т.д. — наконец-то самые правые из НП получили возможность не маскировать свои неофранкистские взгляды).Управлять столь фрагментированным по взглядам обществом через парламент невозможно (10 ноября пройдут четвёртые парламентские выборы за четыре года — избранные в декабре 2015 г. и апреле 2019 г. депутаты в отведенный срок не смогли сформировать правительство, а избранный в июне 2016 г. парламент породил два недолговечных правительства, сначала НП, затем и ИСРП). К 2019 году волна полевения затухла окончательно (от «Подемос», несмотря на их полный отказ от радикализма, откололось сильное в Мадриде правое крыло; СНЕ ослаблен; левое крыло КПИ недовольно союзом с «Подемос», но недостаточно сильно; в Каталонии «Коммунисты Каталонии» — бывшая ПКК — стали младшим партнером РЛК, тогда как ЖОСПК верна союзу с Инициативой и Подемос), но не хватило по итогам апреля и мест для опробованной в регионах и муниципалитетах правительственной коалиции НП-«Граждане»-«Вокс» (хотя «Вокс» в силу скандальности министерских постов не дают даже другие правые, к этой комбинации прочно прилипло прозвище «трифачито» — союз трех фашистских [сил]).Тем не менее — общеиспанские партии продолжили говорить за всю Испанию, каталонские — за всю Каталонию.Политические ставки повышались, но только на словах — хотя самым радикальным элементом системы казались каталонские сепаратисты.Запрещенный испанским правительством референдум 1 октября 2017 г. дал абсолютное большинство сторонников независимости от числа подсчитанных бюллетенней (90 %), но точная доля голосовавших неизвестна (43 % — без учета бюллетеней, отобранных срывавшей голосование Национальной полицией).Провозглашение же независимости и последующая приостановка каталонской автономии вышли фарсом, который описывал еще Маркс:«Редко какое-либо дело возвещалось с бо́льшим шумом чем предстоящий поход Горы; редко о каком-либо событии трубили с большей уверенностью и так заблаговременно, как в данном случае о неизбежной победе демократии. Нет сомнения, демократы верят в силу трубных звуков, от которых пали иерихонские стены. И каждый раз, когда они стоят перед стеной деспотизма, они стараются повторить это чудо. Если Гора хотела победить в парламенте, ей не следовало звать к оружию. Если она в парламенте звала к оружию, ей не следовало вести себя на улице по-парламентски. Если она серьёзно думала о мирной демонстрации, было глупо не предвидеть, что демонстрация будет встречена по-военному. Если она думала о действительной борьбе, было странно складывать оружие, необходимое для борьбы. Но дело в том, что революционные угрозы мелких буржуа и их демократических представителей — это не более чем попытка запугать противника. И если они попадают в тупик, если они так далеко заходят, что принуждены приступить к выполнению своих угроз, — то они это делают двусмысленно, избегая более всего средств, ведущих к цели, и гоняясь за предлогом к поражению. Оглушительная увертюра, возвещающая борьбу, превращается в робкое ворчание, лишь только дело доходит до самой борьбы; актёры перестают принимать себя всерьёз, и действие замирает, спадает, как надутый воздухом пузырь, который проткнули иголкой».(Маркс, Энгельс, Сочинения, т. 8, с. 150: https://www.marxists.org/russkij/marx/cw/t08.pdf )Победа НП была оглушительной, министры каталонского правительства бежали из страны или без сопротивления дали себя арестовать, чиновники поменьше освободили кабинеты.Новые выборы в Каталонии показали, что так не готовы к борьбе не только КДЕП и РЛК, но и их избиратели — результаты СНЕ стали хуже, а новое правительство тех же КДЕП и РЛК шагов к отделению не приняло.Унизили сепаратистов и на уровне ЕС — хотя убежище беглецам предоставили, но избранным в Европарламент от КДЕП Пучдемона и Комина не подтвердили полномочия, потребовав принести присягу в Мадриде (где бы их непременно арестовали), а уже находившемуся в испанском СИЗО лидеру РЛК и бывшему вице-президенту Жункерасу присягу принести не позволили.Испанским правым, однако, нужна была голова хотя бы символического врага — в итоге Жункерас получил 13 лет, а другие деятели правительства от 8 лет за символическое сопротивление (sedición — индивидуальное участие в мятеже, а не rebelión — вооруженное восстание).Полный контроль правых над силовыми и судебными органами проявил себя в очередной раз — если в 2017 г. на стороне централистов выступил Верховный суд Каталонии, то сейчас уже приговор Верховного суда Испании выглядел как продолжение политики НП, а не правящей ИСРП (за это воемя сделавшей ряд символических шагов по примирению с действующим правительством КДЕП и РЛК). Более того — в начале протестов в аэропорту Барселоны протестующих вместе с Национальной полицией разогнала полиция автономии, прямо подчиненная министру внутренних дел Каталонии Микелю Буку (КДЕП). При этом один из протестующих лишился глаза — предположительно, из-за резиновой пули испанских полицейских, поскольку парламент Каталонии ранее запретил использование резиновых пуль подчиненному автономии корпусу.Так, политическая система Испании продемонстрироваоа свою неустойчивость еще раз: «ястребы» не могут не обращаться с сепаратистами так, чтобы не вынудить на сопротивление даже самых спокойных, а сопротивление рассматривают как предлог для усиления репрессий. ИСРП не может договорится с сепаратистами (даже фактически смирившимися с поражением) о modus vivendi, но не тянет на полноценную «партию порядка» для правых. Для возможных союзов НП-«Граждане»-«Вокс» и ИСРП-«Подемос» (а после следующих выборов — вероятно ИСРП-«Подемос»-«Мас Паис» — к правым и левым социал-демократами присоединились центристы) не хватает голосов.Наконец, при испорченных отношениях с левыми и сепаратистами ИСРП рискует вызвать массовое недовольство осмелевших неофашистов, запланировав на 24 октября эксгумацию Франко и его перезахоронение без почестей главы государства — при том, что порядок, по которому нынешнее королевство считается преемником диктатуры, был принят в т.ч. социалистами.https://comprosvet.livejournal.com/1185817.html - цинк

Выбор редакции
21 октября, 11:00

Каталония

  • 0

В Каталонии избивают до смерти стариков и детей. И вся Европа молчит. Зато поддерживает Гонконг, где пацаны разносят страну в клочья. Позор Европе! Позор Испании!THIS VIDEOshows what has also happened in Catalonia.Many doesn't like to see it, because it doesn't match the reality they themselves believe in.But this video just shows what happened.You can tell me that I am an idiot because I share this with the world. But it doesn't change the fact, that this video is reality - and you maybe just discovered, that your reality isn't.The Catalan protesters are throwing things at the police... But is this reaction normal in a democratic country?Is this how the police should react?(Try to interact like a democratic citizen)Nils GísliДарья Асламова

Выбор редакции
20 октября, 11:59

Борьба с мародерами в Барселоне

Ответственные граждане мешают мародеру, который во время столкновений с полицией в Барселоне утащил из магазина телевизор.Граждане изъяли украденное и сожглиМежду тем столкновения в Каталонии продолжаются - на митинги ходят сотни тысяч жителей незалежного, но коварно угнетаемого Испанией региона. Кроме дубинок и слезоточивого газа у Испанского правительства иных аргументов удержания региона в составе Испании не прослеживается.

Выбор редакции
17 октября, 19:44

Почему Мадрид не усмирит Каталонию, даже вызвав Пучдемона

От автора блога. Каталонским "сепаратистам" на всех власти Испании дали 100 лет тюрьмы, что вызвало в Каталонии мощнейшие акции протеста. Причем, к уже стянутым 2 000 полицейским на днях из других райнов Испании были переброшены еще несколько сот спецназовцев, которые должны не только охранять правительственные здания, но и попытаться разблокировать авто и железнодорожные магистрали.Настоящие уличные бои сотрясали Барселону в ночь на 17 октября. Силовики задержали около двадцати человек, одиннадцать пострадали. Из-за горящих баррикад в полицейских летели камни и петарды, а те в свою очередь пытались усмирить бунтарей резиновыми пулями.Продолжение: https://polit.info/472919-pochemu-madrid-ne-usmirit-kataloniyu-dazhe-vyzvav-puchdemona

Выбор редакции
17 октября, 17:38

Экоактивизм в Лондоне и сепаратизм в Барселоне

Нецивилизованные граждане Лондона избивают эко-активистов, которые пытались препятствовать движению Лондонского метро. Греты Тунберг на них нет.Сначала над вами смеются.Потом вы побеждаете.Потом вас начинают бить.На улице с протестующими полиция разбиралась более цивилизованно.На фоне Каталонии в целом ни о чем. Там барселонские сепаратисты уже несколько дней махаются с полицией и требуют независимости, после того, как власти Испании посадили несколько организаторов референдума о независимости.Каталония будет свободной! И Шотландия тоже.

Выбор редакции
15 октября, 13:29

Испания вынесла политикам Каталонии суровые приговоры, вызвав массовые протесты

  Верховный суд Испании в понедельник объявил приговоры 12 политическим и общественным лидерам Каталонии, судебное преследование которых началось после их участия в организации референдума о независимости с последующим объявлением выходе Каталонии из Испанского королевства.   Суд приговорил девятерых обвиненных (в подстрекательстве к мятежу и растрате) к тюремному заключению на сроки от 9 до 13 лет. Самый […]

Выбор редакции
15 октября, 13:08

Приговор каталонским сепаратистам: решение с долгими последствиями

Обвинительный приговор, вынесенный Верховным судом Испании организаторам референдума о независимости Каталонии, несомненно, историческое решение, считает эксперт РИСИ Игорь Пшеничников. Он подчёркивает, что решение судей не умиротворило Каталонию, а привело к резкому обострению отношений Мадрида и Барселоны и будет определять положение во всей Испании на неопределенную перспективу. Девять из 12-ти подсудимых приговорены к тюремным срокам от […]

Выбор редакции
06 октября, 18:29

Возможна ли независимая Каталония?

Сторонники независимости отнюдь не сложили оружие, и проблема сепаратизма на Пиренеях отнюдь не решена Испания... Сообщение Возможна ли независимая Каталония? появились сначала на News Front - Новостной Фронт. Новости Мира России Украины.

02 октября, 10:30

Власти Каталонии: путь к независимости Республики неизбежен

    Во второй половине дня 1 октября в разных частях Каталонии тысячи людей вышли на демонстрации, чтобы отметить вторую годовщину своего референдума о самоопределении, состоявшегося 1 октября 2017 года.   Основные события происходили в Барселоне, где, по данным городской гвардии, около 18 000 человек собралось на шествие, организованное Национальным собранием Каталонии под лозунгом «Мы […]

27 сентября, 10:46

Испания начала сажать каталонских активистов

  Национальный суд Испании вынес постановление о безоговорочном заключении в тюрьму семи каталонских активистов, арестованных по обвинению в предполагаемом планировании террористических акций.   Ранее прокуратура потребовала взять их под стражу после дачи показаний перед судьей.   Согласно прокурорскому заявлению, задержанные планировали действия по «подрыву конституционного устройства и серьезному нарушению общественного порядка», могли совершить преступления террористического […]

10 сентября, 22:21

Ллуис Сальвадо: «Испанские левые делят портфели, а не готовят альтернативу»

Мы беседуем с заместителем Генерального секретаря РЛК и депутатом каталонского регионального парламента Ллуисом Сальвадо. Запись Ллуис Сальвадо: «Испанские левые делят портфели, а не готовят альтернативу» впервые появилась Рабкор.ру.

Выбор редакции
10 июля, 16:01

Жозеп Боррель: Недруг Москвы, плавающий в истории

Глава МИД Испании Жозеп Боррель, назвавший минимум дважды Россию «старым врагом» Европы, будет обязательно утверждён... Сообщение Жозеп Боррель: Недруг Москвы, плавающий в истории появились сначала на News Front - Новостной Фронт. Новости Мира России Украины.

Выбор редакции
Выбор редакции
16 марта, 21:53

«Самоопределение это не преступление»: в Мадриде прошел протест в поддержку независимости Каталонии

В субботу вечером в центре испанской столицы прошла акция сторонников независимости Каталонии, на митинг вышли...

Выбор редакции
10 марта, 21:19

«Настало время сделать еще один шаг»: Бывший глава правительства Каталонии намерен участвовать в выборах в Европарламент

Карлес Пучдемон, бывший глава правительства Каталонии возглавит список своей политической силы «Вместе за Каталонию» на...

Выбор редакции
26 февраля, 10:45

Сотни испанцев протестуют в Барселоне против визита короля в Каталонию

Сотни людей вышли на улицы Барселоны 24 февраля, чтобы выразить протест против визита испанского короля...

Выбор редакции
Выбор редакции
02 октября 2017, 02:37

90% каталонцев пришедших на референдум сказали "Да".

Руководство Каталонии объявило референдум состоявшимся. Из тех, кто пробился через дубинки к избирательным урнам, более 90% (из 2,26 млн. пришедших) сказали "Да" отделению от Испании.Глава Каталонии Пучдемон объявил, что Каталония завоевала право стать независимым государством, с заменой монархии на республику.Правительство в Мадриде это проигнорировало и сделало вид, что ничего не произошло - мол, мы сказали, что референдум не действителен, значит не действителен.Вместе с тем, ЕС, насмотревшись на чад и угар испанской демократии, рекомендовал признать референдум и договариваться с каталонскими сепаратистами уже в их новом качестве, дабы не доводить ситуацию до совсем уж терминальной стадии.Пока не похоже, что кто-то готов уступить и сегодняшнее побоище на улицах каталонских городов, достаточно наглядно показало, что никаких иных аргументов у Испании просто не осталось. Причем. даже если Каталония не получит независимость прямо сейчас, действия испанцев, фактически привели к взрывному росту популярности каталонского сепаратизма, который теперь достаточно предметно может обыгрывать карту национального угнетения и тиранического режима в Мадриде. И самое неприятное для испанцев это то, что кроме избиения многочисленных недовольных, им нечего предложить каталонцам. Поэтому прошедший день - безусловная победа каталонских сепаратистов и серьезный удар по единству Испании, которая еще долго будет пожинать последствия избиения людей пришедших голосовать. Еще один тревожный для Мадрида симптом - часть местных органов власти, включая полицейские формирования, фактически либо уклонились от решения задач по срыву референдума, либо и вовсе тем или иным путем помогали сепаратистам.При невозможности опереться на местных силовиков, ввод новых полицейских и нацгвардейских формирований, будет делать ситуацию все более похожей на мягкую оккупацию. Именно так это и будут обыгрывать сепаратисты, демонстрируя простыми методами образы национального угнетения и подавления демократии, апеллируя к Европе. Как итог, достаточно мягкий каталонский сепаратизм, сегодня получил целебный пинок под зад, который будет толкать его к эволюционированию в более радикальное движение.Тут нельзя не вспомнить пример Шотландии, которую Британцы достаточно умело сохранили в своем составе. Как и в Каталонии (до недавних событий), расклад голосов за и против был примерно поровну. Обеспечив поддержку лоялистским силам в Шотландии и проведя грамотную информационную кампания, британцы пошли на референдум в условиях, когда шансы на победу противников ухода Шотландии были достаточно велики. Некоторый риск оправдался и шотландскому сепаратизму на время было нанесено тяжелое поражение.С учетом реальных раскладов предпочтений по Каталонии, испанское правительство могло бы действовать более умело, культивируя лоялистские силы в самой Каталонии, чтобы выйти на референдум в выгодных условиях, добиться там успеха и отложить вопрос на 10-20 лет. Но Мадрид сначала вяло смотрел, как сепаратизм в Каталонии набирает силу, потому допустил фактическую подготовку референдума, в последний момент бросился мешать процессу и в итоге остался у разбитого корыта.Само собой, теперь все сепаратисты Европы будут вдохновляться примером каталонцев, которые своей активностью выставили правительство Испании в крайне негативном свете, а ведь это еще далеко не конец, а тактика саботажа и ненасильственного сопротивления (в духе "цветных сценариев") вполне удачно сработала как в организационном, так и в информационном плане.

11 ноября 2015, 08:19

Испания раскалывается?

В понедельник парламент Каталонии утвердил резолюцию, одобряющую «процесс создания независимого государства». Каталонцы собрались стать независимыми от Испании уже к 2017 году. «Дорожная карта» сторонников независимости представляет собой чётко прописанные шаги: сформировать государственные структуры и разработать конституцию. Также указывается, что парламент Каталонии не станет подчиняться испанским государственным институтам. Парламентарии всерьёз говорят о скором создании «справедливой» каталонской республики.

13 июня 2015, 22:52

Оппозиция возглавила мэрии многих городов Испании

Испанская оппозиция по итогам выборов в муниципальных советах, прошедших в субботу, получила мэрские посты в таких крупных городах как Мадрид, Барселона, Валенсия, Севилья, Сантьяго-де-Компостела, Ла-Корунья, Кадис и других.

13 июня 2015, 22:52

Оппозиция возглавила мэрии многих городов Испании

Испанская оппозиция по итогам выборов в муниципальных советах, прошедших в субботу, получила мэрские посты в таких крупных городах как Мадрид, Барселона, Валенсия, Севилья, Сантьяго-де-Компостела, Ла-Корунья, Кадис и других.

15 января 2015, 13:10

К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006

Originally posted by ivanov_petrov at К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006История Ост-индской компании с основания её и до распада. Детальное изложение - раньше столь подробных не видел. Книга распадается на две части. Первая - деяния компании в Индии, постепенное становление торговой компании в качестве политии. Это череда уступок, захватов, интриг и завоеваний. Сначаал фактория и выпрошенный у падишаха фирман, потом - форт и прилежащая пара деревенек с правом сбора налога... Усилению влияния способствовал распал Могольской державы и война с французами - именно создание крупной сухопутной армии, необходимой для противодействия французам в Индии, и привело к появлению больших земель, княжеств в собственности (под властью) компании.То, что называется историей колониализма - хотя автор не согласен. Долгое время это, с его точки зрения, был не колониализм, а совершенно обычное вклинивание компании в Индию, наравне с местным купечеством. Колониализм проявляется позже - с середины 18-начала 19 века, когда компания чувствует себя всё хуже - проигрывая схватку со своим собственным государством. И об этом вторая часть книги. Внешне более "скучная", но - самая важная.Как мне кажется. основная мысль автора - история ТНК и их борьба с нацгосударствами. В этой книге он смотрит на одну из первых ТНК, в раннем новом времени - как она поднялась, как боролась с правительством, как стала полноправной политией...и как потерпела поражение. Причин поражения множество - действовали очень многие факторы. и индийской, и европейской политики, но основная - как я понял мысль автора - рост промышленного капитала в Англии. Торговая компания стала анахронизмом, промышленный капитал стал много сильнее - и, ратуя за свободу торговли, вышиб дух из Ост-индской компании. Руками государства - национальное государство как раз было на подъеме, Британия становилась всё сильнее - и смогла справиться с этим странным феноменом - частной компанией монополистов, ставшей сувереном.В книге нет "продолжения" - но по логике мысли оно должно появиться: история падения и нового восстановления силы ТНК. Примерно на сто лет смогли силы нац.государств справиться с транснациональными компаниями - к середине 19 века исчезла Ост-индская компания, а уже после середины ХХ века стали набирать силу новые организации подобного рода. И для суждений о их роли в истории. силе, значимости, о потенциях их роста, способности стать властными субъектами и основывать собственные политии - очень важно знать историю таких организаций.Ост-Индская компания. История великого олигарха (Кирилл Фурсов).Английская Ост-Индская компания (1600 – 1858) – ровесница английского капитализма и английского государства как государства-нации. Исторически она ненамного моложе Могольской империи. В этой компании и посредством нее соединяются истории Англии и Индии, а также многое внутри самих этих историй: в английской истории Компания как бы соединяет правление двух великих королев – Елизаветы и Виктории, а в индийской – две великие империи: Могольскую и Британскую. Компания "родилась" за три года до смерти Елизаветы I и при жизни Шекспира, а "скончалась" при Виктории и Диккенсе, пережив три с "половиной" династии (Тюдоров, Стюартов, ганноверцев и протекторат Кромвеля).Два с половиной столетия – это срок существования династии или даже государства. Собственно, длительное время Ост-Индская компания и была государством в государстве, даже в двух – Великобритании и Могольской Индии.Ост-Индская компания – уникальная организация в истории человечества. Такой вывод кажется преувеличением только на первый взгляд. История знает много разных торгово-политических форм. Это и "государство-купец" (Венеция), и "военно-торговые ассоциации" (так М. Н. Покровский называл княжества Киевской Руси), и союз торгующих городов (Ганза). История знает много могущественных государств и компаний (например, нынешние транснациональные корпорации). Но в истории есть только один случай существования торговой компании, которая в то же время является политическим организмом, государством-компанией в государстве, словно воплощая девиз "Наутилуса" капитана Немо – mobile in mobile ("подвижное в подвижном").Разумеется, компании такого типа существовали не только в Англии, но также, например, в Голландии (1602 – 1798), Франции (с реорганизациями и перерывами просуществовала с 1664 по 1794 год). Однако их история не идет в сравнение с английской. Голландская Ост-Индская компания – ее расцвет пришелся на середину XVII века – никогда не имела той силы и мощи, которой обладала ее английская "полная тезка", никогда не контролировала столь обширных территорий, равно как и Голландия никогда не занимала в мировой экономике такое место, как Англия. Что касается французской Ост-Индской компании, то, во-первых, она просуществовала в два раза меньше, а во-вторых, и это главное, она находилась под жестким контролем государства (что отражалось в ее постоянных реорганизациях и смене названий) и по сути не была самостоятельным агентом социально-экономического процесса. Ни одна из Ост-Индских компаний не занимала в своих колониальных империях такого места, как английская, и не играла такую роль, как эта последняя, в проникновении на Восток, а затем – в эксплуатации колоний. По-видимому, уникальность английской Ост-Индской компании соответствует уникальности как английской истории, так и того явления, которое специалисты по экономической истории именуют "англосаксонским капитализмом" (Дж. Грэй).Первые 150 летИтак, 31 декабря 1600 года группа лондонских купцов, получивших хартию от королевы Елизаветы I на монопольную торговлю с Востоком сроком на 15 лет, основала Ост-Индскую компанию. Первые два десятилетия Компания торговала с островной Юго-Восточной Азией, но затем ее вытеснил более сильный на тот момент конкурент – голландская Ост-Индская компания, и англичане переместили свою деятельность в Индию.Компания состояла из двух органов: собрания акционеров и совета директоров во главе с управляющим. Первые путешествия финансировались путем подписки: постоянного капитала не было. В 1609 году Яков I даровал Компании новую хартию, которая объявила срок монопольной торговли Компании неограниченным.Вытеснив из Индии слабеющих португальцев, англичане постепенно расширяли свою торговлю в Азии. Компания покупала малайский перец и индийские хлопчатобумажные ткани за серебро и продавала их в Европе (прежде всего континентальной), получая за них большее количество серебра (которое лилось в Европу из испанской Мексики).Отношения Компании и английской монархии были взаимовыгодными. Компании нужны были королевские хартии и дипломатическая поддержка на Востоке, а взамен она предоставляла крупные "займы" короне.В 1657 году в истории Компании произошло очень важное изменение. Кромвель дал Компании хартию, превратившую ее в организацию с постоянным капиталом. Смена власти не принесла Компании ничего плохого. Напротив, после реставрации она получила от короны остров св. Елены и Бомбей. В 1683 году государство предоставило Компании право адмиралтейской юрисдикции, а через три года разрешило чеканить в Индии монету. Успех Компании не мог не вызвать зависть и враждебные действия со стороны ее соперников в Англии – купцов, вывозивших английский текстиль. Последние подняли в парламенте вопрос об отмене монополии Компании и о регулировании ее деятельности государством. Ничего не добившись в 1698 году, они образовали альтернативную Ост-Индскую компанию, однако из-за слабости новой компании и французской угрозы на Востоке в 1702 – 1708 годах Компании объединились.К середине XVIII века, после победы Великобритании над Францией в Семилетней войне, Объединенная Компания превратилась в мощную военно-политическую силу в Индии, или, как назвал ее один английский исследователь, "компанию-государство" (company-state) по аналогии с "нацией-государством" (nation-state). В 1765 году Компания присвоила право сбора налогов в Бенгалии. Таким образом, торговая компания превратилась по сути в политическое государство. Налоги вытеснили коммерческую прибыль, а управление – торговлю.Пожалуй, это был апофеоз Компании, увенчавший первые полтора века ее истории, в течение которых поддержка со стороны английского государства шла по нарастающей. Однако к середине 1760-х годов отношения Компании и государства, а точнее государства и Компании, изменились: Компания стала слишком лакомым кусочком, к тому же менялась "добрая старая Англия", а государству нужны были деньги. Хотя Семилетняя война и окончилась победой англичан, она сильно истощила казну. Поиски средств заставили корону обратить внимание на Компанию. Пожалуй, не меньшую роль сыграло и то, что постепенно Компания начала превращаться в некое подобие государства на Востоке, в то состояние, которое известный английский историк Маколей охарактеризовал как "подданный в одном полушарии и суверен в другом"."Великий перелом"В 1767 году государство, как говорили у нас во времена Ивана Грозного и как заговорили опять в конце XX века, "наехало" на Компанию: парламент обязал ее ежегодно выплачивать министерству финансов 400 тысяч фунтов стерлингов в год. В начале 1770-х годов Компания оказалась на грани банкротства из-за разорения ею Бенгалии и была вынуждена просить правительство о займе. Однако ей пришлось дорого заплатить за финансовую помощь. В 1773 году парламент принял билль премьер-министра Норта, вошедший в историю как Акт о регулировании. Государство в числе прочих мер, направленных на установление контроля над Компанией, обязало ее совет директоров регулярно отчитываться о делах Компании перед министерствами финансов и иностранных дел. Система управления в Индии была централизована. На посты троих из четырех советников калькуттского генерал-губернатора были назначены государственные чиновники.Акт Норта стал компромиссом между государством и Компанией. Это ярко показала последовавшая за ним борьба генерал-губернатора Хейстингса и члена совета Фрэнсиса. Хотя Фрэнсис, отстаивавший внутри Компании интересы государства, потерпел в этой борьбе поражение, Компания в конце концов оказалась не в силах противиться давлению обеих партий парламента и потеряла свою политическую независимость. В 1784 году был принят акт Питта, учредивший правительственный контрольный совет по делам Индии и давший генерал-губернатору – теперь фактически ставленнику государства – полноту власти в Индии. Акт Питта оформил отношения английского государства и Ост-Индской компании как неравноправных партнеров по управлению Индией на период 70 с лишним лет. Компания сохранила самостоятельность лишь в сфере торговли.Конфликт в калькуттском советеВ истории нередко случается так, что частный конфликт, в котором большую роль играют личные амбиции, не только становится выражением противоборствующих социально-политических тенденций, но и определяет некие внеличностные тенденции порой весьма причудливым образом. Именно таким оказался в калькуттском совете 1774 года конфликт между бенгальским генерал-губернатором Хейстингсом и его советником Фрэнсисом, который был ставленником правительства.Одним из важнейших пунктов их разногласий был вопрос о политическом управлении Индией. Фрэнсис считал необходимым отменить политическую власть Компании и провозгласить суверенитет британской короны над английскими владениями в Индии (что и было сделано в 1858 году). Восстановленный у власти наваб Бенгалии теперь должен был бы управлять от имени английского короля. Хейстингс как представитель Компании выступал за сохранение власти Компании в Индии, и его позиция в конкретной ситуации конца XVIII века была более реалистичной, поскольку аннексия индийских территорий Британией могла привести ее к вооруженному конфликту с другими европейскими державами, имевшими интересы на Востоке.История показала, что с точки зрения краткосрочных последствий прав был Хейстингс, хотя в долгосрочной перспективе, в другую эпоху – в момент пика британской гегемонии в мире, была реализована "программа Фрэнсиса". Другим пунктом споров Хейстингса и Фрэнсиса был вопрос землеустройства и сбора налогов. По плану генерал-губернатора введенную им же откупную систему следовало заменить старой могольской системой. Однако исторически победил план Фрэнсиса, проведенный в 1793 году: заминдаров наделили правом частной собственности, лишив всех прежних прав крестьян и сведя их к положению арендаторов.Хейстингс и Фрэнсис спорили и по внешней политике Компании в Индии. Если Хейстингс выступал за активное участие Компании в политических событиях Индостана, заключая субсидиарные договоры с индийскими князьями, то Фрэнсис призывал к невмешательству, причем связывал это с планом расширения британской власти в Индии. По его мнению, Великобритании следовало аннексировать лишь Бенгалию, а остальную Индию контролировать через делийского Могола. Однако в то время такой план был нереален: англичане не являлись еще явно доминирующей силой в Индии.И эти противоречащие друг другу взгляды примирило дальнейшее развитие. Они легли в основу взаимодополняющих и чередующихся в зависимости от обстоятельств политических стратегий первой половины XIX века: завоевание и "политика невмешательства". Так в спорах и борьбе личностей, с одной стороны, государства и Компании – с другой, выковывались и отрабатывались стратегии будущего. Решающим периодом этой выработки стало десятилетие с небольшим между 1773 и 1784 годами. Это же время стало кульминацией в противостоянии Компании и государства; в нем было достигнуто равновесие сил: акт Норта уже положил начало подчинению Компании государству, но Фрэнсис потерпел поражение в борьбе с Хейстингсом, и понадобился еще один парламентский акт, чтобы чаша весов склонилась в пользу государства.Последний кругРазвитие Великобритании в ходе и после промышленного переворота вело к столкновению интересов Компании и формирующейся английской промышленной буржуазии, к дальнейшему наступлению на нее государства. Вехами этого наступления стали три Акта о хартии – 1793, 1813 и 1833 годов.Принятый в 1793 году Акт о хартии Ост-Индской компании стал очередным компромиссом между Компанией и ее противниками, причем роль арбитра в противостоянии играло, естественно, государство. Была установлена "регулируемая монополия": государство обязало Компанию предоставлять часть своих судов по умеренным ценам фрахта частным купцам для торговли с Индией.Актом о хартии 1813 года парламент под напором британских промышленников и судовладельцев вообще отменил монополию Компании на торговлю с Индией. Этой отмены требовали и логика промышленного развития "мастерской мира", и необходимость противостоять континентальной блокаде, организованной Наполеоном. Резко усилилось и вмешательство государства в административную сферу Компании: парламент четко предписал Компании, как ей следует распоряжаться государственными доходами азиатской страны, которой она управляет. Одобрение короной кандидатур высших чиновников Компании в Индии резко расширило зону власти государства за счет зоны Компании в их совместном управлении Индией.Акт о хартии 1833 года отменил последние монопольные права Компании на торговлю с Китаем. Логика развития отношений между государством и Компанией привела к запрету парламентом Компании заниматься в Индии торговлей, то есть тем, для чего Компания и была когда-то создана.К середине XIX века Ост-Индская компания была обречена. Она была политико-экономическим кентавром, а время этих "организационных существ" прошло – им не было места в мире промышленности и национальных государств.За три четверти столетия (без одного года), которые разделяют 1784 и 1858 годы, Англия из доиндустриальной страны превратилась в "мастерскую мира". Будучи формой организации торгового, доиндустриального капитализма, Компания была неадекватна промышленному капитализму, его эпохе, его политико-экономическим структурам. Вполне естественно, что институты и организации доиндустриальной эпохи должны были уйти вместе с ней, как это и произошло с Ост-Индской компанией. То, что в XVII – XVIII веках составляло силу и было основной победой Ост-Индской компании, а именно: довольно органичное (для того времени) единство, комбинация в ее деятельности политических и торгово-экономических функций, стало причиной ее ослабления и гибели.В известном смысле степень свободы и привилегии Ост-Индской компании можно считать мерой неразвитости английского капитала как, выражаясь марксистским языком, формационного, английского государства как буржуазного и английского общества как классового в капиталистическом смысле слова. Развитие буржуазного государства и общества в Англии, все большее обособление общества и государства, дивергенция административного управления и управления бизнесом ("закон Лэйна") – все это сокращало "жизненное пространство" Компании.Зачем компания-государство, если есть нация-государство? Будучи носителем административных функций, которые в зрелом капиталистическом обществе суть монополия государства как персонификатора функций капитала, Ост-Индская компания оказывалась чем-то вроде альтернативной или параллельной государственной структуры, что в середине XIX века, конечно же, было анахронизмом, подлежащим уничтожению.Coup de graceВ 1853 году широкие круги английской буржуазии потребовали ликвидации Компании как политического института – британского инструмента управления Индией – и аннексии Индии. Однако парламент ограничился лишь дальнейшим реформированием Компании. Акт о хартии 1853 года стал примером вмешательства государства во внутреннюю структуру Компании: было сокращено количество директоров. Более того, Компания (совет директоров) частично – на треть – перестала быть самой собою. На одну треть она стала министерством, так как теперь 6 из 18 директоров назначались короной.Трудно сказать, сколько бы еще протянула Компания-ветеран, если бы не обстоятельства – сипайское восстание 1857 – 1859 годов, одной из причин которого стала деятельность именно чиновников Компании.В 1858 году был принят Акт об управлении Индией, который завершил историю Ост-Индской компании как политического института. Этот акт провозгласил суверенитет британской короны над Индией. После этого Компания просуществовала еще до 1873 года, но лишь как чисто коммерческая организация. Вместе с Компанией (теперь уже – компанией) ушла целая эпоха, но современники почти не заметили этого: франко-прусская война, коммунары в Париже, отказ России соблюдать условия Парижского мира 1856 года, отречение испанского короля Амадея и объявление первой республики в Испании, крах на венской бирже и начало экономического кризиса США, открывшие Великую депрессию 1873 – 1896 годов – мировой экономический кризис, подорвавший гегемонию Великобритании.Короче, в начале 1870-х годов миру было не до Ост-Индской компании, этого реликта прошлого. Мир, сам не зная того, вступал в эпоху, которая закончится в 1914 году и станет водоразделом между двумя "короткими" веками – XIX (1815 – 1873) и XX (1914 – 1991). Эта эпоха начиналась как эпоха империализма, эпоха окончательного оформления национальными государствами колониальных империй. В этой эпохе национальные государства были главным действующим лицом, главным монополистом, в целом успешно боровшимся с частными монополиями.Ост-Индская компания – воспоминание о будущем?Однако так было до 1950-х годов, пока не стали набирать силу транснациональные корпорации (ТНК), которые начали постепенно теснить государство, в том числе и английское. Прошло всего лишь столетие с момента его победы над своим "транснациональным" подданным-конкурентом, и появились новые транснациональные конкуренты, пожалуй, более серьезные, чем Почтенная Компания.При всей поверхности аналогий можно сказать, что между Ост-Индской компанией и современными транснациональными корпорациями есть определенное сходство: так или иначе все они связаны с монополией, представляют собой вызов национальному государству и национальному суверенитету, комбинируют политические и экономические формы деятельности. В известном смысле можно сказать, что ТНК берут реванш у государства как института за Ост-Индскую компанию. ТНК не единственный конкурент государства в нынешнем "постсовременном" мире. Есть и другие. Это и надгосударственные объединения типа Европейского Союза и АСЕАН, это "регион-экономики" (К. Омаэ), то есть зоны, возникающие внутри одного государства (район Сан-Паулу в Бразилии, Ломбардия в Италии), на стыке двух (район Лангедок – Каталония) или даже трех (район Пинанг – Медан – Пхукет) государств и представляющие собой вполне интегрированные единицы производства и потребления с 20 – 30-миллионным населением. Это, наконец, так называемые "серые зоны", то есть районы, не контролируемые легальной властью (различные "наркотреугольники", зоны самовоспроизводящихся межплеменных конфликтов и т. п.).В мире, в котором государство все больше становится лишь картографической реальностью, все большую роль играют политико-экономические "кентавры", точнее – неокентавры, структуры того типа, которые более или менее успешно конкурировали с национальным государством в XVI – XVIII веках, на заре Современности, и проиграли ему в первой половине XIX века. Ныне они возникают словно тени из прошлого, но тени вполне материальные. С этой точки зрения феномен и история английской Ост-Индской компании получают вполне современное звучание, становятся актуальными. Почтенная Компания как воспоминание о будущем? А почему бы и нет. Ее четырехсотлетний юбилей, пришедшийся на последний день века и тысячелетия, – хороший повод поразмышлять об этом.

12 ноября 2014, 01:26

Правительство Испании отказало Каталонии в самоопределении

Испанское правительство отказывает Каталонии в праве на самоопределение. Оно считает это невозможным, несмотря на результаты воскресного голосования по вопросу о независимости. Мадрид назвал опрос "бесполезным и недемократичным упражнением, не имеющим никакой юридической силы". В этой связи заместитель председателя испанского правительства Сорайя Саенс де Сантамария, в частности, заявила: "Если вы хотите того, за что проголосовали, то есть, независимости Каталонии, то достичь каких-либо д… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/11/11/spain-no-negotiation-on-catalonia-independence euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 14 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews