Выбор редакции
19 июля, 19:45

Пучдемон прокомментировал отзыв европейского ордера на его арест

Бывший глава каталонского правительства Карлес Пучдемон полагает, что решение Верховного суда (ВС) Испании отозвать европейский...

Выбор редакции
17 июля, 11:06

Пучдемон снова рвется в бой: в Каталонии создано новое движение

Карлес Пучдемон объявил о создании нового движения за независимость Каталонии под названием «Национальный призыв к...

12 июля, 14:10

Главное от News Front 12.07.2018. Новости часа 14.00

Самые актуальные новости на текущий момент от журналистов агентства. Экс-глава Каталонии Пучдемон может быть экстрадирован...

Выбор редакции
11 июля, 21:59

«Нам нечего терять»: Каталония о своей независимости

Встреча глав правительств Испании и Каталонии – ожидаемая, но бесполезная: обзор испанских СМИ Во дворце...

Выбор редакции
24 июня, 11:59

Каталония снова хочет независимости

Новое правительство Каталонии, которое было сформировано после очередных досрочных выборов в местный парламент (Женералитет), вновь заговорило о независимости. Оно требует от Испании извинений и уважения воли каталонцев, которые в 2017 году высказались за независимость от Испании. Каталонская власть в пятницу заявила, что разрывает протокольные отношения с королевским двором Испании ввиду того, что король до сих пор не извинился за "покрывание насилия" во время референдума за независимость региона в прошлом году.Об этом сообщает испанское издание El Mundo.Глава Женералитета (правительства) Каталонии Ким Торра сообщил, что никто из членов каталонского правительства больше не будет участвовать в мероприятиях, организованных испанским королевским двором.Кроме того, каталонское правительство не будет приглашать представителей королевского двора на организованные каталонскими властями мероприятия.Торра также решил оставить пост почетного вице-президента фонда принцессы Жиронской, одним из опекунов которого является король Испании.Как пояснил Торра, Каталония до последнего надеялась, что "король подумает и извинится за то, что покрывал жестокость" на референдуме о независимости Каталонии."27 сентября мы провозгласили независимость, мы хотим, чтобы волю людей уважали, мы не подданные", - сказал Торра.В то же время Торра все-таки примет участие в открытии Средиземноморских игр в каталонском городе Таррагоне с участием короля Фелипе VI. Во время мероприятия Торра передаст испанскому монарху отчет о "насилии на референдуме", подготовленный омбудсменом Каталонии.Источник: http://naspravdi.info/novosti/kataloniya-snova-hochet-nezavisimosti

Выбор редакции
22 июня, 23:07

Власти Каталонии объявили о разрыве протокольных отношений с испанским королевским двором

Члены правительства Каталонии отказываются от участия в мероприятиях, организуемых испанским королевским домом, заявил председатель женералитета...

Выбор редакции
Выбор редакции
20 июня, 21:53

Стала известна дата встречи премьера Испании и главы Каталонии

Премьер-министр Испании Педро Санчес 9 июля проведёт встречу с лидером Каталонии Кимом Торрой. Об этом...

18 июня, 14:37

Дмитрий Офицеров-Бельский: как Европе решить проблему мигрантов

Что происходит относительно политики мигрантов в Европе прокомментировал Дмитрий Офицеров-Бельский. «У нас принято жалеть европейцев,...

Выбор редакции
15 июня, 12:53

Каталония – первая тема нового испанского правительства

Глава правительства Испании заявил о необходимости начать диалог о Каталонии. Об этом Педро Санчес заявил...

Выбор редакции
11 июня, 14:09

Парад суверенитетов: Страна Басков отделилась от Испании «живой цепью» в 202 километра

Десятки тысяч жителей Страны Басков — автономного региона на севере Испании — выстроились живой цепью...

Выбор редакции
06 июня, 22:48

О перспективах каталонского сепаратизма

Неплохая обзорная статья профессора Хенкина о текущем состоянии и перспективах каталонского сепаратистского движения после падения правительства Рахоя и прихода к власти в Мадриде социалистов во главе с Педро Санчесом.Барселона — Мадрид: сценарий меняетсяВ политической жизни Испании произошло землетрясение. Впервые за годы испанской демократии вынесение вотума недоверия действующему премьер-министру оказалось успешным — кабинет министров М. Рахоя ушел в отставку. Голосование сплотило разнородные политические силы — социал-демократов, радикальных левых, националистов разных оттенков. Политика М. Рахоя, в последние годы самого непопулярного среди испанских политиков, вызывала массовое неприятие. Сразу несколько партий заявили, что голосуют не столько за П. Санчеса, лидера ИСРП, сколько против М. Рахоя. В результате П. Санчес стал премьер-министром, не выиграв парламентские выборы. Победа совершенно неожиданно «упала» в руки ИСРП, которая, по опросам последних месяцев, занимает третье или даже четвертое место в рейтинге ведущих партий Испании. Председателем нового правительства Каталонии стал Жоаким Торра, выдвинутый прежним главой женералитата К. Пучдемоном и стоящий на откровенно сепаратистских позициях. Ж. Торра входит в «ближний круг» доверенных лиц К. Пучдемона, при этом у него нет политического опыта. Он соглашается с отведенной ему ролью ведомого политика и называет свое правление «временным» и «чрезвычайным» — до возвращения К. Пучдемона в Каталонию.Ж. Торра предложил новому премьер-министру Испании вступить в диалог. Ж. Торра заявляет о продолжении борьбы за независимую каталонскую республику. В свою очередь, П. Санчес, ранее назвавший Ж. Торру «расистом и ксенофобом», говорит о готовности «нормализовать отношения» с новым правительством Каталонии и искать совместные политические решения по разрешению кризиса. После длительного периода отсутствия конструктивных контактов между Мадридом и Барселоной смена власти в Испании и приход к ней социалистов открывает возможность для разрядки напряженности и формирования иных, чем прежде, взаимоотношений. Выдвижение П. Санчесом, лидером ИСРП, конструктивных предложений по разрешению каталонской проблемы может расколоть сепаратизм, «оторвать» от него немалую часть людей, примкнувших к этому лагерю только из-за недовольства и обиды на отношение к ним правительства М. Рахоя.В политической жизни Испании произошло землетрясение. Оглашение приговора по громкому коррупционному скандалу с участием правящей Народной партии (НП) побудило лидера ведущей оппозиционной Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Педро Санчеса внести в конгресс депутатов вотум недоверия председателю правительства Мариано Рахою. Предложение П. Санчеса было одобрено большинством депутатов. В результате кабинет министров М. Рахоя ушел в отставку, и начался процесс формирования нового однопартийного правительства ИСРП. Чуть раньше было образовано правительство (женералитат) в Каталонии, где оно отсутствовало пять месяцев. Председателем правительства стал Жоаким Торра, выдвинутый прежним главой женералитата Карлесом Пучдемоном и стоящий на откровенно сепаратистских позициях. Между тем приход к власти социалистов создает определенные предпосылки для складывания нового формата отношений между Мадридом и Барселоной.Ж. Торра — четвертый по счету из выдвигавшихся кандидатов на пост главы женералитата. Кандидатуры трех предыдущих политиков — самого находящегося «в бегах» К. Пучдемона, а также известных в Каталонии Жорди Санчеса и Жорди Туруля, обвиняемых в совершенных преступлениях в связи с проведением незаконного референдума о независимости 1 октября 2017 г., были отвергнуты судебными инстанциями Испании. Стать избранным руководителем женералитата мог только политик, не обвиняемый по факту причастности к организации референдума. Выбор кандидата определялся волей К. Пучдемона. Именно он — экс-председатель женералитата, лидер партии «Вместе за Каталонию», ставшей первой среди завоевавших абсолютное большинство парламентских мандатов сепаратистских партий на выборах 21 декабря 2017г., — был и основным претендентом на пост главы женералитата, и тем политиком, который мог предложить другого кандидата на этот пост.Между тем в конце марта многим казалось, что политической карьере К. Пучдемона приходит конец. Он был задержан на севере Германии (когда возвращался в Бельгию после конференции в Финляндии) по запросу испанских властей, обвиняющих его и еще более двадцати каталонских политиков в подстрекательстве к мятежу и растрате госсредств. Однако Высший земельный суд федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, в котором рассматривался этот вопрос, вопреки ожиданиям политических противников К. Пучдемона, отклонил обвинение его в подстрекательстве к мятежу и отказался экстрадировать политика в Испанию. Он был освобожден из-под стражи под залог в 75 тыс. евро. Вместе с тем обвинение в растрате госсредств с него не было снято, и поэтому возможность экстрадиции сохраняется.Хотя К. Пучдемон пока не оправдан, сепаратисты расценили решение суда как победу своего лидера, а его авторитет укрепился. На состоявшейся в начале мая встрече нескольких лидеров сепаратистских движений в Берлине, где находится сейчас К. Пучдемон (ему запрещено покидать территорию ФРГ без разрешения прокуратуры, которая ведет дело), было принято решение вновь выдвинуть его кандидатуру на пост главы правительства. Юридическим основанием для этого стало реформирование сепаратистским большинством в парламенте 4 мая закона о председателе правительства Каталонии. В соответствии с внесенными изменениям президент мог теперь избираться, не присутствуя на заседании парламента, а дистанционно, посредством Интернета. К. Пучдемон и его команда прекрасно понимали, что правительство Народной партии опротестует реформу в Конституционном суде Испании, и закон не будет принят. Еще в январе 2018 г. Конституционный суд отверг возможность заочного утверждения в должности председателя правительства. И все-таки сепаратисты, пользуясь своим большинством в парламенте, приняли закон, который сразу же опротестовали власти. Цель маневра была очевидна — еще раз показать «антидемократизм» государства, не считающегося с результатами последних выборов, а самого К. Пучдемона представить в роли жертвы, добавив, таким образом, масла в огонь конфликта.В сложившейся ситуации 10 мая К. Пучдемон предложил кандидатуру Жоакима Торра на пост председателя правительства. Ж. Торра — 55-летний депутат парламента (независимый кандидат депутатской группы партии К. Пучдемона «Вместе за Каталонию»), журналист и издатель, в 2015 г. возглавлявший крупную организацию гражданского общества Omnium Cultural.Ж. Торра был избран на пост главы женералитата в результате двух туров голосования в парламенте Каталонии 12 и 14 мая. В ходе первого тура он не набрал необходимого, в соответствии с избирательным законодательством, абсолютного большинства депутатских мандатов. Голоса его сторонников и противников разделились практически поровну. За него проголосовали 66 депутатов партий «Вместе за Каталонию» и Левых республиканцев Каталонии, против — 65 депутатов партии «Cьюдаданос» («Граждане»), Социалистической партии Каталонии, Народной партии и объединения «Каталония сообща». Исход выборов определился во втором туре, когда для победы достаточно было набрать простое большинство голосов. При примерном равенстве сил двух противостоящих блоков успех Ж. Торре обеспечили голоса 4 депутатов партии Кандидатура народного единства (КНЕ). Эта антисистемная, антикапиталистическая партия разделяет ярко выраженную сепаратистскую позицию и заявляет, что если новое правительство не возьмет курс на разрыв с Испанией, а будет поддерживать «автономистские» принципы, то она перейдет во фронтальную оппозицию. Кроме того, КНЕ не согласна с социальными программами двух других сепаратистских партий, которые «не отвечают интересам трудящихся», что также используется ею как аргумент для возможного в дальнейшем перехода в активную оппозицию.Ж. Торра входит в «ближний круг» доверенных лиц К. Пучдемона. При этом у него нет политического опыта — до включения президентом женералитата его имени в избирательный список своего объединения он не занимал политических постов. Комментируя выдвижение преемника, К. Пучдемон заявил, что стремится «осуществлять опеку над деятельностью нового правительства».Решение по кандидатуре Ж. Торры К. Пучдемон принял в одиночку, не советуясь с союзниками и обнародовав его в форме видеообращения в Интернете. Представитель правительства Испании в Каталонии Энрик Мильо с иронией написал об «абсолютизме «императора Пучдемона», выдвинувшего единолично, в соответствии с собственными критериями, марионеточного президента, который будет подчиняться его указаниям в Барселоне.Ж. Торра зарекомендовал себя как радикальный, агрессивный националист, безоговорочно стремящийся к отделению Каталонии. Наследуя худшие политические традиции каталонского национализма, он выступает с позиций этнического превосходства каталонцев над испанцами, отторгает и с пренебрежением относится ко всему испанскому. В испанских СМИ приводились его высказывания в «Твиттере»: «испанцы могут только грабить», «очевидно, что мы с 1714 года (год, когда в ходе войны за испанское наследство Каталония, сражавшаяся на стороне Габсбургов, была завоевана Мадридом — авт.) живем в условиях испанской оккупации» и т. д. В одной из статей он назвал жителей Каталонии, говорящих на испанском (а не на каталанском) языке, «скотиной в человеческом обличии».Высказывания Ж. Торры об Испании и испанцах в «Твиттере» и многочисленных публикациях, растиражированные прессой, вызвали в стране мощную волну критики. Их называют расистскими и ксенофобскими. В самом сепаратистском лагере решение К. Пучдемона по кандидатуре Ж. Торры многими было встречено без энтузиазма. Его высказывания дискредитируют сепаратистский лагерь в Испании и за рубежом (в европейских СМИ уже появилось множество соответствующих откликов). Правда, после выдвижения на пост главы женералитата Ж. Торра извинился за свои высказывания в «Твиттере» и удалил соответствующие публикации, заявив, что они были сделаны давно и главное не слова, а дела. Во время акта принесения присяги как председателя женералитата Ж. Торра ограничился только заверением «в верности народу Каталонии», не упомянув конституцию Испании и короля. В зале, где происходила церемония, не было национального флага. Выступая в парламенте Каталонии во время утверждения его кандидатуры на пост главы женералитата и в ходе телеинтервью, Ж. Торра фактически объявил войну государству: «Мы верны мандату, полученному 1 октября, — превратить Каталонию в независимое государство».Ж. Торра намерен восстановить законы, создававшие юридическую основу для сецессии и принятые каталонским парламентом до референдума, и развивать конституционный процесс в направлении превращения Каталонии в республику. Он заявил также о намерении расследовать результаты действия 155 статьи конституции, ограничившей самоуправление автономии и введшей прямое управление ею из Мадрида. В планы Ж. Торры входит «восстановление и расширение» сети представительств Каталонии за рубежом, которые закрыло правительство Народной партии, уволив всех сотрудников Совета общественной дипломатии Каталонии (создан в 2012 г.). В период его правления, согласно его заявлениям, будут существовать три очага влияния: К. Пучдемон и бывшие министры, бежавшее за границу от испанского правосудия в Германию, Бельгию и Великобританию; каталонские институты, которые он возглавляет; а также мобилизованные граждане, поддержка которых необходима для продолжения борьбы за перемены.Ж. Торра соглашается с отведенной ему ролью ведомого политика и называет свое правление «временным» и «чрезвычайным» — до возвращения К. Пучдемона в Каталонию. «Я не должен быть здесь, — заявил он, выступая в парламенте, — поскольку наш президент — Пучдемон». По его словам, он принял поручение экс-главы Каталонии, потому что «лучший способ противостояния 155 статье — это формирование правительства».Если бы выборы в Каталонии проходили несколько недель назад, то расстановка политических сил не претерпела бы значительных изменений по сравнению с выборами в декабре 2017 г.Легислатура Ж. Торры может оказаться недолгой. По замыслу К. Пучдемона, если государство не прекратит преследования сепаратистов, в этом или следующем году его ставленник объявит о проведении новых выборов. Расчет делается на то, что продолжение давления со стороны властей укрепит представление о нем и его сторонниках как «жертвах несправедливых преследований» и расширит электоральную поддержку.Формируя новый состав женералитата, Ж. Торра проигнорировал предупреждения правительства Испании о недопустимости включения в его состав прежних министров, обвиняемых в преступлениях в связи с референдумом. В декрете о будущем составе женералитата были названы имена двух политиков, находящихся в предварительном заключении по обвинению в мятеже и растрате госсредств, и двух экс-министров, скрывающихся от правосудия в Брюсселе. Правительство Испании, расценив действия Ж. Торры как серьезную провокацию, не дало разрешения на обнародование декрета в бюллетене женералитата (без такого разрешения декрет не имеет юридической силы). Кабинет министров М. Рахоя при поддержке других унионистских партий — Испанской социалистической рабочей партии и «Граждане» (Ciudadanos) — заявил о продлении действия 155 статьи конституции.Вето унионистов, превратившее правительство Ж. Торры в нежизнеспособное, побудило последнего заменить потенциальных министров, причастных к организации референдума, политиками, не имеющими к этому отношения. Принятое решение позволило разблокировать ситуацию политического паралича, сохранявшуюся пять месяцев, и создать жизнеспособное правительство. Власти расценили уступку Ж. Торры как успех правового государства. «Пучдемон не будет президентом, а находящиеся в предварительном заключении и бежавшие из страны не будут министрами», — заявили источники в правительстве НП.Формирование нового регионального правительства стало основанием для прекращения действия 155 статьи конституции. Еще в октябре 2017 г., когда эта статья была активирована, появилось заявление о том, что ее действие носит временный характер — до тех пор, пока члены нового правительства не займут свои посты. Теперь правительство Каталонии обрело возможность действовать самостоятельно. Но расходование денежных средств женералитата остается под контролем министерства финансов Испании.Если бы выборы в Каталонии проходили несколько недель назад, то расстановка политических сил не претерпела бы значительных изменений по сравнению с выборами в декабре 2017 г. Опрос, проведенный социологической службой женералитата в конце апреля, свидетельствует, что победу вновь одержала бы партия «Сьюдаданос», которая получила бы 33-34 депутатских места (в нынешнем составе парламента у нее 36 мест). Следом за ней расположились бы ведущие сепаратистские объединения «Вместе за Каталонию» — 30-32 места (сейчас 34) и Левые республиканцы Каталонии — 29-32 (сейчас 32). Народная партия снова выступила бы очень неудачно — 3-4 места (сейчас 4). Самой большой переменой, согласно опросу, стал бы резкий скачок вперед антисистемной сепаратистской партии «Кандидатура народного единства», которая получила бы 11 депутатских мандатов (вместо нынешних 4). Таким образом, сепаратистское большинство в региональном парламенте могло бы составить 70-75 мест (сейчас 70).Что же касается соотношения сил в каталонском обществе, то в конце апреля доля сторонников независимости превысила долю унионистов (48% против 43,7%). Примерно такое же соотношение сил зафиксировал и предыдущий опрос в октябре 2017 г. (48,7% против 43,6%). Заметна разница с опросом в июне 2017 г., когда за независимость высказалась 41,1% опрошенных, а против нее — 49,4%.Но что бы ни говорили цифры, сотни тысяч каталонцев устали от «кошмара конфликта». Регион нуждается в разрядке напряженности и нормализации ситуации.Траекторию развития каталонского конфликта нельзя рассматривать отдельно от развития политической ситуации в Испании. В разгаре процесса формирования регионального правительства завершилось оглашение приговора по одному из крупнейших в истории Испании коррупционных скандалов — делу о коррупции при госзакупках в правящей Народной партии. Оно также широко известно как «дело Гюртель» и было открыто еще в 2009 г. В качестве фигурантов по делу проходили 37 членов НП. Они были обвинены во взяточничестве, отмывании денег и уклонении от уплаты налогов (оправданы были только 8 из них). Кроме того, НП обязали выплатить штраф в 240 тыс. евро за получение финансовой помощи на незаконных основаниях.Оглашение приговора круто изменило политическую ситуацию в стране. Лидер ИСРП П. Санчес внес в нижнюю палату парламента вотум недоверия правительству М. Рахоя, подчеркнув при этом необходимость избавления от коррупции в органах власти. Перед голосованием по вотуму недоверия у М. Рахоя оставался выбор — он мог заявить об отставке, тем самым признав ответственность за «дело Гюртель». В этом случае он оставался бы временно исполняющим обязанности премьера до формирования нового кабинета министров. М. Рахой мог также объявить о проведении досрочных парламентских выборов. Но ничего из этого он не стал делать, предпочтя бороться до конца. За вотум недоверия М. Рахою высказалось абсолютное большинство — 180 депутатов нижней палаты парламента; кроме представителей ИСРП (84 депутата), «Объединенных Подемос»» (71 депутат), Левых республиканцев Каталонии (9 депутатов), Демократической партии Каталонии (8 депутатов), Баскской националистической партии (5 депутатов) и Бильду (2 депутата). Против — 169 депутатов от Народной партии (134 депутата), «Сьюдаданос» (32 депутата) и других более мелких партий (3 депутата); 1 депутат от Коалиции Канарских островов воздержался. Как видно, большой вклад в победу П. Санчеса внесли сепаратистские и националистические партии Каталонии и Страны Басков.Впервые за годы испанской демократии вынесение вотума недоверия (такие попытки предпринимались в 1980, 1987 и 2017 гг.) действующему премьер-министру оказалось успешным. Голосование сплотило разнородные политические силы — социал-демократов, радикальных левых, националистов разных оттенков (радикальных и умеренных, левых и правых). Политика М. Рахоя, в последние годы самого непопулярного среди испанских политиков, вызывала массовое неприятие. Сразу несколько партий заявили, что голосуют не столько за П. Санчеса, сколько против М. Рахоя. В результате П. Санчес стал премьер-министром, не выиграв парламентские выборы. Победа совершенно неожиданно «упала» в руки ИСРП, которая, по опросам последних месяцев, занимает третье или даже четвертое место в рейтинге ведущих партий Испании. Правление ИСРП, пришедшей к власти необычным способом, не будет долгим (в лучшем случае — до очередных выборов в 2020 г.). Уже сейчас многие партии и политики, в частности «Cьюдаданос», настаивают на немедленном проведении парламентских выборов. Сам новый председатель правительства не уточняет сроки их проведения.46-летний П. Санчес, избранный на пост Генерального секретаря ИСРП партийными низами на праймериз в июле 2014 г., зарекомендовал себя как волевой и целеустремленный политик. Однако он не отличался политико-идеологическим постоянством, занимал и социал-реформистскую, и выраженную левоориентированную позицию. После парламентских выборов 2015 г. и досрочных выборов 2016 г. (на этих выборах ИСРП получила худшие результаты в эпоху демократии) П. Санчес и его сторонники отказались воздержаться при вынесении вотума доверия побеждавшей НП, не набиравшей при этом необходимого для формирования постоянного правительства числа голосов. Их позиция стала одной из причин того, что Испания 10 месяцев жила, по существу, без правительства. Позиция Генерального секретаря вызвала острый внутрипартийный кризис, в результате которого победили его критики — основная часть аппарата ИСРП и ее старая гвардия, включая бывших генеральных секретарей, а он был вынужден уйти в отставку, отказавшись при этом от парламентского мандата. Однако на праймериз в июне 2017 г. П. Санчес, заручившись поддержкой партийных низов, неожиданно для многих вновь одержал победу, обойдя по голосам кандидатуру представителя мощного партийного аппарата и доказав, что может выходить победителем из самых трудных ситуаций.Став председателем правительства, П. Санчес опять оказывается в очень сложном положении. Его твердая опора — 84 депутата собственной партии (из 350 депутатов парламента). Ни одна партия в истории испанской демократии не правила, опираясь на такую маленькую поддержку. Даже в коалиции партий, поддержавшей ИСРП и включающей 180 депутатов, ее парламентская фракция находится в меньшинстве. Вместе с тем П. Санчес не принял предложение своего основного союзника — лидера «Объединенных Подемос» Пабло Иглесиаса (объединения, воспринимающегося испанской общественностью как леворадикальное) о создании совместного коалиционного правительства.ИСРП противостоят серьезные соперники, прежде всего НП. Не исключено, что, неожиданно потеряв власть и испытывая чувство уязвленного самолюбия, эта партия может перейти во фронтальную оппозицию к правительству по многим вопросам. У НП самая крупная депутатская фракция в нижней палате парламента, а в сенате ей принадлежит абсолютное большинство мест. Еще один сильный конкурент — «Сьюдаданос», рейтинг которой в последние месяцы резко вырос (по результатам ряда опросов, она обогнала Народную партию и заняла первое место). НП и «Cьюдаданос» контролируют президиум парламента, который может заблокировать любой закон, внося в него поправки до бесконечности.Расстановка сил в конгрессе такова, что правительство меньшинства П. Санчеса может принимать многие законы и решения, опираясь только на поддержку «Объединенных Подемос», а также националистических и сепаратистских партий Каталонии и Страны Басков, которые, в свою очередь, добиваясь своих целей, будут оказывать давление на него. В лагере сепаратистов четкая позиция отсутствует, заметны расхождения. Более радикальная их часть придерживается принципа «чем хуже, тем лучше». При голосовании за вынесение вотума недоверия председателю правительства они выступали против поддержки П. Санчеса, считая, что между ним и М. Рахоем нет никакой разницы. Тем не менее эта точка зрения не прошла. Другая часть сепаратистов, не отказываясь от идеи независимости, считает главным сейчас защиту прав политиков, находящихся в заключении, и восстановление полного самоуправления Каталонии.Ж. Торра, высказав глубокое удовлетворение уходом в отставку правительства М. Рахоя, предложил П. Санчесу вступить в диалог. Вместе с тем он сказал: «Мы не должны забывать, что ИСРП была соучастницей репрессий и демократической инволюции, пережитой Каталонией в последние месяцы… Мы будем очень требовательны к Педро Санчесу». Ж. Торра заявляет о продолжении борьбы за независимую каталонскую республику. В свою очередь, П. Санчес, ранее назвавший Ж. Торру «расистом и ксенофобом», говорит о готовности «нормализовать отношения» с новым правительством Каталонии и искать совместные политические решения по разрешению кризиса.Безусловно, руководство ИСРП в большей степени готово к давно назревшему реформированию политико-территориальной организации Испании, чем прежний кабинет министров НП, ориентировавшийся на сохранение статус-кво. В 2017 г. П. Санчес, сторонник единой Испании, высказывался за превращение Испании в «нацию наций» (по конституции существует только испанская нация, признающая и гарантирующая права на автономию для национальностей и регионов). Исходя из этого, он считает Каталонию нацией. Своеобразие ситуации состоит в том, что в блок сил, поддержавших его, входят партии, у которых принципиально иной взгляд на территориальную модель Испании. Возникает вопрос, насколько велика будет способность П. Санчеса сопротивляться тем, кто уже обвиняет и будет обвинять его в сотрудничестве с «разрушителями государства»?После длительного периода отсутствия конструктивных контактов между Мадридом и Барселоной смена власти в Испании открывает возможность для разрядки напряженности и формирования иных, чем прежде, взаимоотношений. Отсутствие у ИСРП большинства в парламенте не помеха для шагов в этом направлении. Представляется, что выдвижение П. Санчесом конструктивных предложений по разрешению каталонской проблемы может расколоть сепаратизм, «оторвать» от него немалую часть людей, примкнувших к этому лагерю только из-за недовольства и обиды на отношение к ним правительства М. Рахоя.Но это только предположения. Пока же очевидно, что коридор возможностей правительства ИСРП на каталонском направлении так же, как и на всех остальных, очень узок. Есть все основания полагать, что Испанию в ближайшем будущем ожидает новый виток обострения ситуации и дестабилизации политической системы. И каталонский кризис снова окажется в эпицентре политической борьбы.Сергей Хенкинhttp://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/barselona-madrid-stsenariy-menyaetsya/ - цинк

Выбор редакции
03 июня, 00:11

Социалист-атеист возглавил правительство Испании

В Испании давеча погнали действующее правительство. Рахой и Ко пали жертвой вскрывшийся коррупции внутри действующего кабинета и в рядах околоправительственных лоббистов, в результате чего в парламенте правительство получило вотум недоверия, чего в Испании не было с 70х годов прошлого века.Расстроенный Рахой обвинил оппонентов в сведении политических счетов. И отчасти он прав - депутаты от Каталонии дружно топили за вотум, припоминая преследования Пучдемона и дубинки на улицах Барселоны. С учетом того, что перевес в пользу вотума был совсем небольшой - 180 за вотум, 169 против, можно говорить о том, что Каталония аукнулась Рахою в самый неподходящий момент, хотя конечно это скорее стало той соломинкой, которая переломила хребет коррупционному мадридскому верблюду. В результате, к власти снова вернулись испанские социалисты, а премьер-министром стал Педро Санчес, который помимо всего прочего является еще и атеистом, поэтому от присяги на Библии отказался, ввиду чего у испанских католиков знатно пригорело. Точно не скажу, но не исключено, что это первый атеист во главе испанского правительства со времен Республиканской Испании.Будет интересно посмотреть, поменяется ли политика официального Мадрида в отношении Каталонии и прекратятся ли преследования "неуловимого Пучдемона", так как социалисты не раз критиковали Рахоя за неадекватную и негибкую политику в отношении Каталонии.

Выбор редакции
01 июня, 16:31

Прокуратура ФРГ требует экстрадиции Пучдемона

Генпрокуратура ФРГ в очередной раз подала официальное прошение в высший земельный суд Германии об экстрадиции...

Выбор редакции
19 мая, 20:45

В состав нового кабмина Каталонии могут войти бывшие члены правительства Пучдемона

Глава каталонского правительства Ким Торра принял решение включить в состав нового кабинета министров бывших членов...

Выбор редакции
17 мая, 13:55

В Каталонии прошел митинг за освобождение политзаключенных политиков

Участники митинга выступили за права и свободы, за демократию и сплоченность, а также за то,...

Выбор редакции
Выбор редакции
15 мая, 20:57

Премьер Испании готов встретиться с новым главой Каталонии

Премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что готов встретиться для переговоров с новым главой Каталонии Жоакимом...

Выбор редакции
14 мая, 16:07

Парламент Каталонии утвердил главой правительства Кима Торру

Парламент Каталонии утвердил во втором туре голосования представителя партии «Вместе за Каталонию» Кима Торру главой...

Выбор редакции
02 октября 2017, 02:37

90% каталонцев пришедших на референдум сказали "Да".

Руководство Каталонии объявило референдум состоявшимся. Из тех, кто пробился через дубинки к избирательным урнам, более 90% (из 2,26 млн. пришедших) сказали "Да" отделению от Испании.Глава Каталонии Пучдемон объявил, что Каталония завоевала право стать независимым государством, с заменой монархии на республику.Правительство в Мадриде это проигнорировало и сделало вид, что ничего не произошло - мол, мы сказали, что референдум не действителен, значит не действителен.Вместе с тем, ЕС, насмотревшись на чад и угар испанской демократии, рекомендовал признать референдум и договариваться с каталонскими сепаратистами уже в их новом качестве, дабы не доводить ситуацию до совсем уж терминальной стадии.Пока не похоже, что кто-то готов уступить и сегодняшнее побоище на улицах каталонских городов, достаточно наглядно показало, что никаких иных аргументов у Испании просто не осталось. Причем. даже если Каталония не получит независимость прямо сейчас, действия испанцев, фактически привели к взрывному росту популярности каталонского сепаратизма, который теперь достаточно предметно может обыгрывать карту национального угнетения и тиранического режима в Мадриде. И самое неприятное для испанцев это то, что кроме избиения многочисленных недовольных, им нечего предложить каталонцам. Поэтому прошедший день - безусловная победа каталонских сепаратистов и серьезный удар по единству Испании, которая еще долго будет пожинать последствия избиения людей пришедших голосовать. Еще один тревожный для Мадрида симптом - часть местных органов власти, включая полицейские формирования, фактически либо уклонились от решения задач по срыву референдума, либо и вовсе тем или иным путем помогали сепаратистам.При невозможности опереться на местных силовиков, ввод новых полицейских и нацгвардейских формирований, будет делать ситуацию все более похожей на мягкую оккупацию. Именно так это и будут обыгрывать сепаратисты, демонстрируя простыми методами образы национального угнетения и подавления демократии, апеллируя к Европе. Как итог, достаточно мягкий каталонский сепаратизм, сегодня получил целебный пинок под зад, который будет толкать его к эволюционированию в более радикальное движение.Тут нельзя не вспомнить пример Шотландии, которую Британцы достаточно умело сохранили в своем составе. Как и в Каталонии (до недавних событий), расклад голосов за и против был примерно поровну. Обеспечив поддержку лоялистским силам в Шотландии и проведя грамотную информационную кампания, британцы пошли на референдум в условиях, когда шансы на победу противников ухода Шотландии были достаточно велики. Некоторый риск оправдался и шотландскому сепаратизму на время было нанесено тяжелое поражение.С учетом реальных раскладов предпочтений по Каталонии, испанское правительство могло бы действовать более умело, культивируя лоялистские силы в самой Каталонии, чтобы выйти на референдум в выгодных условиях, добиться там успеха и отложить вопрос на 10-20 лет. Но Мадрид сначала вяло смотрел, как сепаратизм в Каталонии набирает силу, потому допустил фактическую подготовку референдума, в последний момент бросился мешать процессу и в итоге остался у разбитого корыта.Само собой, теперь все сепаратисты Европы будут вдохновляться примером каталонцев, которые своей активностью выставили правительство Испании в крайне негативном свете, а ведь это еще далеко не конец, а тактика саботажа и ненасильственного сопротивления (в духе "цветных сценариев") вполне удачно сработала как в организационном, так и в информационном плане.

11 ноября 2015, 08:19

Испания раскалывается?

В понедельник парламент Каталонии утвердил резолюцию, одобряющую «процесс создания независимого государства». Каталонцы собрались стать независимыми от Испании уже к 2017 году. «Дорожная карта» сторонников независимости представляет собой чётко прописанные шаги: сформировать государственные структуры и разработать конституцию. Также указывается, что парламент Каталонии не станет подчиняться испанским государственным институтам. Парламентарии всерьёз говорят о скором создании «справедливой» каталонской республики.

13 июня 2015, 22:52

Оппозиция возглавила мэрии многих городов Испании

Испанская оппозиция по итогам выборов в муниципальных советах, прошедших в субботу, получила мэрские посты в таких крупных городах как Мадрид, Барселона, Валенсия, Севилья, Сантьяго-де-Компостела, Ла-Корунья, Кадис и других.

13 июня 2015, 22:52

Оппозиция возглавила мэрии многих городов Испании

Испанская оппозиция по итогам выборов в муниципальных советах, прошедших в субботу, получила мэрские посты в таких крупных городах как Мадрид, Барселона, Валенсия, Севилья, Сантьяго-де-Компостела, Ла-Корунья, Кадис и других.

15 января 2015, 13:10

К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006

Originally posted by ivanov_petrov at К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006История Ост-индской компании с основания её и до распада. Детальное изложение - раньше столь подробных не видел. Книга распадается на две части. Первая - деяния компании в Индии, постепенное становление торговой компании в качестве политии. Это череда уступок, захватов, интриг и завоеваний. Сначаал фактория и выпрошенный у падишаха фирман, потом - форт и прилежащая пара деревенек с правом сбора налога... Усилению влияния способствовал распал Могольской державы и война с французами - именно создание крупной сухопутной армии, необходимой для противодействия французам в Индии, и привело к появлению больших земель, княжеств в собственности (под властью) компании.То, что называется историей колониализма - хотя автор не согласен. Долгое время это, с его точки зрения, был не колониализм, а совершенно обычное вклинивание компании в Индию, наравне с местным купечеством. Колониализм проявляется позже - с середины 18-начала 19 века, когда компания чувствует себя всё хуже - проигрывая схватку со своим собственным государством. И об этом вторая часть книги. Внешне более "скучная", но - самая важная.Как мне кажется. основная мысль автора - история ТНК и их борьба с нацгосударствами. В этой книге он смотрит на одну из первых ТНК, в раннем новом времени - как она поднялась, как боролась с правительством, как стала полноправной политией...и как потерпела поражение. Причин поражения множество - действовали очень многие факторы. и индийской, и европейской политики, но основная - как я понял мысль автора - рост промышленного капитала в Англии. Торговая компания стала анахронизмом, промышленный капитал стал много сильнее - и, ратуя за свободу торговли, вышиб дух из Ост-индской компании. Руками государства - национальное государство как раз было на подъеме, Британия становилась всё сильнее - и смогла справиться с этим странным феноменом - частной компанией монополистов, ставшей сувереном.В книге нет "продолжения" - но по логике мысли оно должно появиться: история падения и нового восстановления силы ТНК. Примерно на сто лет смогли силы нац.государств справиться с транснациональными компаниями - к середине 19 века исчезла Ост-индская компания, а уже после середины ХХ века стали набирать силу новые организации подобного рода. И для суждений о их роли в истории. силе, значимости, о потенциях их роста, способности стать властными субъектами и основывать собственные политии - очень важно знать историю таких организаций.Ост-Индская компания. История великого олигарха (Кирилл Фурсов).Английская Ост-Индская компания (1600 – 1858) – ровесница английского капитализма и английского государства как государства-нации. Исторически она ненамного моложе Могольской империи. В этой компании и посредством нее соединяются истории Англии и Индии, а также многое внутри самих этих историй: в английской истории Компания как бы соединяет правление двух великих королев – Елизаветы и Виктории, а в индийской – две великие империи: Могольскую и Британскую. Компания "родилась" за три года до смерти Елизаветы I и при жизни Шекспира, а "скончалась" при Виктории и Диккенсе, пережив три с "половиной" династии (Тюдоров, Стюартов, ганноверцев и протекторат Кромвеля).Два с половиной столетия – это срок существования династии или даже государства. Собственно, длительное время Ост-Индская компания и была государством в государстве, даже в двух – Великобритании и Могольской Индии.Ост-Индская компания – уникальная организация в истории человечества. Такой вывод кажется преувеличением только на первый взгляд. История знает много разных торгово-политических форм. Это и "государство-купец" (Венеция), и "военно-торговые ассоциации" (так М. Н. Покровский называл княжества Киевской Руси), и союз торгующих городов (Ганза). История знает много могущественных государств и компаний (например, нынешние транснациональные корпорации). Но в истории есть только один случай существования торговой компании, которая в то же время является политическим организмом, государством-компанией в государстве, словно воплощая девиз "Наутилуса" капитана Немо – mobile in mobile ("подвижное в подвижном").Разумеется, компании такого типа существовали не только в Англии, но также, например, в Голландии (1602 – 1798), Франции (с реорганизациями и перерывами просуществовала с 1664 по 1794 год). Однако их история не идет в сравнение с английской. Голландская Ост-Индская компания – ее расцвет пришелся на середину XVII века – никогда не имела той силы и мощи, которой обладала ее английская "полная тезка", никогда не контролировала столь обширных территорий, равно как и Голландия никогда не занимала в мировой экономике такое место, как Англия. Что касается французской Ост-Индской компании, то, во-первых, она просуществовала в два раза меньше, а во-вторых, и это главное, она находилась под жестким контролем государства (что отражалось в ее постоянных реорганизациях и смене названий) и по сути не была самостоятельным агентом социально-экономического процесса. Ни одна из Ост-Индских компаний не занимала в своих колониальных империях такого места, как английская, и не играла такую роль, как эта последняя, в проникновении на Восток, а затем – в эксплуатации колоний. По-видимому, уникальность английской Ост-Индской компании соответствует уникальности как английской истории, так и того явления, которое специалисты по экономической истории именуют "англосаксонским капитализмом" (Дж. Грэй).Первые 150 летИтак, 31 декабря 1600 года группа лондонских купцов, получивших хартию от королевы Елизаветы I на монопольную торговлю с Востоком сроком на 15 лет, основала Ост-Индскую компанию. Первые два десятилетия Компания торговала с островной Юго-Восточной Азией, но затем ее вытеснил более сильный на тот момент конкурент – голландская Ост-Индская компания, и англичане переместили свою деятельность в Индию.Компания состояла из двух органов: собрания акционеров и совета директоров во главе с управляющим. Первые путешествия финансировались путем подписки: постоянного капитала не было. В 1609 году Яков I даровал Компании новую хартию, которая объявила срок монопольной торговли Компании неограниченным.Вытеснив из Индии слабеющих португальцев, англичане постепенно расширяли свою торговлю в Азии. Компания покупала малайский перец и индийские хлопчатобумажные ткани за серебро и продавала их в Европе (прежде всего континентальной), получая за них большее количество серебра (которое лилось в Европу из испанской Мексики).Отношения Компании и английской монархии были взаимовыгодными. Компании нужны были королевские хартии и дипломатическая поддержка на Востоке, а взамен она предоставляла крупные "займы" короне.В 1657 году в истории Компании произошло очень важное изменение. Кромвель дал Компании хартию, превратившую ее в организацию с постоянным капиталом. Смена власти не принесла Компании ничего плохого. Напротив, после реставрации она получила от короны остров св. Елены и Бомбей. В 1683 году государство предоставило Компании право адмиралтейской юрисдикции, а через три года разрешило чеканить в Индии монету. Успех Компании не мог не вызвать зависть и враждебные действия со стороны ее соперников в Англии – купцов, вывозивших английский текстиль. Последние подняли в парламенте вопрос об отмене монополии Компании и о регулировании ее деятельности государством. Ничего не добившись в 1698 году, они образовали альтернативную Ост-Индскую компанию, однако из-за слабости новой компании и французской угрозы на Востоке в 1702 – 1708 годах Компании объединились.К середине XVIII века, после победы Великобритании над Францией в Семилетней войне, Объединенная Компания превратилась в мощную военно-политическую силу в Индии, или, как назвал ее один английский исследователь, "компанию-государство" (company-state) по аналогии с "нацией-государством" (nation-state). В 1765 году Компания присвоила право сбора налогов в Бенгалии. Таким образом, торговая компания превратилась по сути в политическое государство. Налоги вытеснили коммерческую прибыль, а управление – торговлю.Пожалуй, это был апофеоз Компании, увенчавший первые полтора века ее истории, в течение которых поддержка со стороны английского государства шла по нарастающей. Однако к середине 1760-х годов отношения Компании и государства, а точнее государства и Компании, изменились: Компания стала слишком лакомым кусочком, к тому же менялась "добрая старая Англия", а государству нужны были деньги. Хотя Семилетняя война и окончилась победой англичан, она сильно истощила казну. Поиски средств заставили корону обратить внимание на Компанию. Пожалуй, не меньшую роль сыграло и то, что постепенно Компания начала превращаться в некое подобие государства на Востоке, в то состояние, которое известный английский историк Маколей охарактеризовал как "подданный в одном полушарии и суверен в другом"."Великий перелом"В 1767 году государство, как говорили у нас во времена Ивана Грозного и как заговорили опять в конце XX века, "наехало" на Компанию: парламент обязал ее ежегодно выплачивать министерству финансов 400 тысяч фунтов стерлингов в год. В начале 1770-х годов Компания оказалась на грани банкротства из-за разорения ею Бенгалии и была вынуждена просить правительство о займе. Однако ей пришлось дорого заплатить за финансовую помощь. В 1773 году парламент принял билль премьер-министра Норта, вошедший в историю как Акт о регулировании. Государство в числе прочих мер, направленных на установление контроля над Компанией, обязало ее совет директоров регулярно отчитываться о делах Компании перед министерствами финансов и иностранных дел. Система управления в Индии была централизована. На посты троих из четырех советников калькуттского генерал-губернатора были назначены государственные чиновники.Акт Норта стал компромиссом между государством и Компанией. Это ярко показала последовавшая за ним борьба генерал-губернатора Хейстингса и члена совета Фрэнсиса. Хотя Фрэнсис, отстаивавший внутри Компании интересы государства, потерпел в этой борьбе поражение, Компания в конце концов оказалась не в силах противиться давлению обеих партий парламента и потеряла свою политическую независимость. В 1784 году был принят акт Питта, учредивший правительственный контрольный совет по делам Индии и давший генерал-губернатору – теперь фактически ставленнику государства – полноту власти в Индии. Акт Питта оформил отношения английского государства и Ост-Индской компании как неравноправных партнеров по управлению Индией на период 70 с лишним лет. Компания сохранила самостоятельность лишь в сфере торговли.Конфликт в калькуттском советеВ истории нередко случается так, что частный конфликт, в котором большую роль играют личные амбиции, не только становится выражением противоборствующих социально-политических тенденций, но и определяет некие внеличностные тенденции порой весьма причудливым образом. Именно таким оказался в калькуттском совете 1774 года конфликт между бенгальским генерал-губернатором Хейстингсом и его советником Фрэнсисом, который был ставленником правительства.Одним из важнейших пунктов их разногласий был вопрос о политическом управлении Индией. Фрэнсис считал необходимым отменить политическую власть Компании и провозгласить суверенитет британской короны над английскими владениями в Индии (что и было сделано в 1858 году). Восстановленный у власти наваб Бенгалии теперь должен был бы управлять от имени английского короля. Хейстингс как представитель Компании выступал за сохранение власти Компании в Индии, и его позиция в конкретной ситуации конца XVIII века была более реалистичной, поскольку аннексия индийских территорий Британией могла привести ее к вооруженному конфликту с другими европейскими державами, имевшими интересы на Востоке.История показала, что с точки зрения краткосрочных последствий прав был Хейстингс, хотя в долгосрочной перспективе, в другую эпоху – в момент пика британской гегемонии в мире, была реализована "программа Фрэнсиса". Другим пунктом споров Хейстингса и Фрэнсиса был вопрос землеустройства и сбора налогов. По плану генерал-губернатора введенную им же откупную систему следовало заменить старой могольской системой. Однако исторически победил план Фрэнсиса, проведенный в 1793 году: заминдаров наделили правом частной собственности, лишив всех прежних прав крестьян и сведя их к положению арендаторов.Хейстингс и Фрэнсис спорили и по внешней политике Компании в Индии. Если Хейстингс выступал за активное участие Компании в политических событиях Индостана, заключая субсидиарные договоры с индийскими князьями, то Фрэнсис призывал к невмешательству, причем связывал это с планом расширения британской власти в Индии. По его мнению, Великобритании следовало аннексировать лишь Бенгалию, а остальную Индию контролировать через делийского Могола. Однако в то время такой план был нереален: англичане не являлись еще явно доминирующей силой в Индии.И эти противоречащие друг другу взгляды примирило дальнейшее развитие. Они легли в основу взаимодополняющих и чередующихся в зависимости от обстоятельств политических стратегий первой половины XIX века: завоевание и "политика невмешательства". Так в спорах и борьбе личностей, с одной стороны, государства и Компании – с другой, выковывались и отрабатывались стратегии будущего. Решающим периодом этой выработки стало десятилетие с небольшим между 1773 и 1784 годами. Это же время стало кульминацией в противостоянии Компании и государства; в нем было достигнуто равновесие сил: акт Норта уже положил начало подчинению Компании государству, но Фрэнсис потерпел поражение в борьбе с Хейстингсом, и понадобился еще один парламентский акт, чтобы чаша весов склонилась в пользу государства.Последний кругРазвитие Великобритании в ходе и после промышленного переворота вело к столкновению интересов Компании и формирующейся английской промышленной буржуазии, к дальнейшему наступлению на нее государства. Вехами этого наступления стали три Акта о хартии – 1793, 1813 и 1833 годов.Принятый в 1793 году Акт о хартии Ост-Индской компании стал очередным компромиссом между Компанией и ее противниками, причем роль арбитра в противостоянии играло, естественно, государство. Была установлена "регулируемая монополия": государство обязало Компанию предоставлять часть своих судов по умеренным ценам фрахта частным купцам для торговли с Индией.Актом о хартии 1813 года парламент под напором британских промышленников и судовладельцев вообще отменил монополию Компании на торговлю с Индией. Этой отмены требовали и логика промышленного развития "мастерской мира", и необходимость противостоять континентальной блокаде, организованной Наполеоном. Резко усилилось и вмешательство государства в административную сферу Компании: парламент четко предписал Компании, как ей следует распоряжаться государственными доходами азиатской страны, которой она управляет. Одобрение короной кандидатур высших чиновников Компании в Индии резко расширило зону власти государства за счет зоны Компании в их совместном управлении Индией.Акт о хартии 1833 года отменил последние монопольные права Компании на торговлю с Китаем. Логика развития отношений между государством и Компанией привела к запрету парламентом Компании заниматься в Индии торговлей, то есть тем, для чего Компания и была когда-то создана.К середине XIX века Ост-Индская компания была обречена. Она была политико-экономическим кентавром, а время этих "организационных существ" прошло – им не было места в мире промышленности и национальных государств.За три четверти столетия (без одного года), которые разделяют 1784 и 1858 годы, Англия из доиндустриальной страны превратилась в "мастерскую мира". Будучи формой организации торгового, доиндустриального капитализма, Компания была неадекватна промышленному капитализму, его эпохе, его политико-экономическим структурам. Вполне естественно, что институты и организации доиндустриальной эпохи должны были уйти вместе с ней, как это и произошло с Ост-Индской компанией. То, что в XVII – XVIII веках составляло силу и было основной победой Ост-Индской компании, а именно: довольно органичное (для того времени) единство, комбинация в ее деятельности политических и торгово-экономических функций, стало причиной ее ослабления и гибели.В известном смысле степень свободы и привилегии Ост-Индской компании можно считать мерой неразвитости английского капитала как, выражаясь марксистским языком, формационного, английского государства как буржуазного и английского общества как классового в капиталистическом смысле слова. Развитие буржуазного государства и общества в Англии, все большее обособление общества и государства, дивергенция административного управления и управления бизнесом ("закон Лэйна") – все это сокращало "жизненное пространство" Компании.Зачем компания-государство, если есть нация-государство? Будучи носителем административных функций, которые в зрелом капиталистическом обществе суть монополия государства как персонификатора функций капитала, Ост-Индская компания оказывалась чем-то вроде альтернативной или параллельной государственной структуры, что в середине XIX века, конечно же, было анахронизмом, подлежащим уничтожению.Coup de graceВ 1853 году широкие круги английской буржуазии потребовали ликвидации Компании как политического института – британского инструмента управления Индией – и аннексии Индии. Однако парламент ограничился лишь дальнейшим реформированием Компании. Акт о хартии 1853 года стал примером вмешательства государства во внутреннюю структуру Компании: было сокращено количество директоров. Более того, Компания (совет директоров) частично – на треть – перестала быть самой собою. На одну треть она стала министерством, так как теперь 6 из 18 директоров назначались короной.Трудно сказать, сколько бы еще протянула Компания-ветеран, если бы не обстоятельства – сипайское восстание 1857 – 1859 годов, одной из причин которого стала деятельность именно чиновников Компании.В 1858 году был принят Акт об управлении Индией, который завершил историю Ост-Индской компании как политического института. Этот акт провозгласил суверенитет британской короны над Индией. После этого Компания просуществовала еще до 1873 года, но лишь как чисто коммерческая организация. Вместе с Компанией (теперь уже – компанией) ушла целая эпоха, но современники почти не заметили этого: франко-прусская война, коммунары в Париже, отказ России соблюдать условия Парижского мира 1856 года, отречение испанского короля Амадея и объявление первой республики в Испании, крах на венской бирже и начало экономического кризиса США, открывшие Великую депрессию 1873 – 1896 годов – мировой экономический кризис, подорвавший гегемонию Великобритании.Короче, в начале 1870-х годов миру было не до Ост-Индской компании, этого реликта прошлого. Мир, сам не зная того, вступал в эпоху, которая закончится в 1914 году и станет водоразделом между двумя "короткими" веками – XIX (1815 – 1873) и XX (1914 – 1991). Эта эпоха начиналась как эпоха империализма, эпоха окончательного оформления национальными государствами колониальных империй. В этой эпохе национальные государства были главным действующим лицом, главным монополистом, в целом успешно боровшимся с частными монополиями.Ост-Индская компания – воспоминание о будущем?Однако так было до 1950-х годов, пока не стали набирать силу транснациональные корпорации (ТНК), которые начали постепенно теснить государство, в том числе и английское. Прошло всего лишь столетие с момента его победы над своим "транснациональным" подданным-конкурентом, и появились новые транснациональные конкуренты, пожалуй, более серьезные, чем Почтенная Компания.При всей поверхности аналогий можно сказать, что между Ост-Индской компанией и современными транснациональными корпорациями есть определенное сходство: так или иначе все они связаны с монополией, представляют собой вызов национальному государству и национальному суверенитету, комбинируют политические и экономические формы деятельности. В известном смысле можно сказать, что ТНК берут реванш у государства как института за Ост-Индскую компанию. ТНК не единственный конкурент государства в нынешнем "постсовременном" мире. Есть и другие. Это и надгосударственные объединения типа Европейского Союза и АСЕАН, это "регион-экономики" (К. Омаэ), то есть зоны, возникающие внутри одного государства (район Сан-Паулу в Бразилии, Ломбардия в Италии), на стыке двух (район Лангедок – Каталония) или даже трех (район Пинанг – Медан – Пхукет) государств и представляющие собой вполне интегрированные единицы производства и потребления с 20 – 30-миллионным населением. Это, наконец, так называемые "серые зоны", то есть районы, не контролируемые легальной властью (различные "наркотреугольники", зоны самовоспроизводящихся межплеменных конфликтов и т. п.).В мире, в котором государство все больше становится лишь картографической реальностью, все большую роль играют политико-экономические "кентавры", точнее – неокентавры, структуры того типа, которые более или менее успешно конкурировали с национальным государством в XVI – XVIII веках, на заре Современности, и проиграли ему в первой половине XIX века. Ныне они возникают словно тени из прошлого, но тени вполне материальные. С этой точки зрения феномен и история английской Ост-Индской компании получают вполне современное звучание, становятся актуальными. Почтенная Компания как воспоминание о будущем? А почему бы и нет. Ее четырехсотлетний юбилей, пришедшийся на последний день века и тысячелетия, – хороший повод поразмышлять об этом.

12 ноября 2014, 01:26

Правительство Испании отказало Каталонии в самоопределении

Испанское правительство отказывает Каталонии в праве на самоопределение. Оно считает это невозможным, несмотря на результаты воскресного голосования по вопросу о независимости. Мадрид назвал опрос "бесполезным и недемократичным упражнением, не имеющим никакой юридической силы". В этой связи заместитель председателя испанского правительства Сорайя Саенс де Сантамария, в частности, заявила: "Если вы хотите того, за что проголосовали, то есть, независимости Каталонии, то достичь каких-либо д… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/11/11/spain-no-negotiation-on-catalonia-independence euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 14 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews