• Теги
    • избранные теги
    • Люди45
      • Показать ещё
      Страны / Регионы99
      • Показать ещё
      Разное125
      • Показать ещё
      Формат20
      Показатели31
      • Показать ещё
      Международные организации17
      • Показать ещё
      Издания6
      Компании31
      • Показать ещё
      Сферы1
Кайрат Келимбетов
23 декабря 2016, 00:00

Келимбетов: Я готов быть виноватым во всем, если это поможет

  Фото: Андрей ЛунинКайрат Келмбетов.Как сообщал Forbes.kz, председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова сделала прогноз по развитию банковского сектора Казахстана, сказав, что ожидает объединения банков различных уровней. — Я думаю, что будут происходить консолидации, покупки и объединения. Причем это ждет не только крупные банки, но и средние, и – особенно – маленькие банки, — заявила она.Обозреватель Forbes.kz встретилась с управляющим Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА) Кайратом Келимбетовым и задала ему вопросы о будущем банковского сектора Казахстана, альянсе Halyk Bank и Qazkom и о том, поможет ли приватизация «раскачать» МФЦА.Случившееся с БТА — это наша история болезни роста  Келимбетов: БВУ должны правильно использовать свой лоббистский опытОб этом и многом другом рассказал управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов на зас... →F: Кайрат Нематович, самой обсуждаемой темой последних двух месяцев стал вероятный альянс Qazkomи Halyk Bank. Действительно ли Казкоммерцбанк сегодня нуждается в объединении с Народным банком? — Мне трудно комментировать этот вопрос. Я уже год не работаю в Нацбанке. Регулятору виднее.F: Но при вас было совершено объединение БТА с Казкомом. Тогда многие говорили, что этого делать не стоит. — Очевидно, что эффективный банковский сектор – это немного крупных игроков. Мы видим это во всех странах. Это тенденция, и то, что наш банковский сектор сейчас оздоравливается, в том числе путем консолидации, это правильно …наверное. Но я не хотел бы комментировать конкретную сделку. Это очень деликатный вопрос.Я постараюсь дать ответ с точки зрения того, что мы предлагали, как команда Нацбанка того периода. Мы предлагали эволюционную консолидацию, когда регулятор должен был постепенно увеличивать требования к уставному капиталу. При этом мы имели в виду, что если у вас уставной капитал равен 30 млрд тенге, тогда не стоит рассчитывать от государства получить помощь в лице депозитов НУХ «Байтерек», ЕНПФ, фонда «Самрук-Казыны». Это разумно.Некоторые консолидации уж произошли (ForteBank с Альянс банком и Темирбанком, Казком с БТА. — F) это нормально. Люди просто должны для себя понять: того бума, который был в 2004-2007, уже не будет. Нужно понимать для чего ты в этом бизнесе, какие у тебя основания. Во многих странах есть топ 4 игрока, и это уже их споры, как они делят рынок.F: Оказался бы Казком в такой ситуации, если бы не объединился с БТА? Шаяхметова: Банки в РК будут закрываться и объединятьсяТакой прогноз озвучила председатель правления Народного банка на пресс-конф... → — Случившееся с БТА — это наша история болезни роста, который длился с 2004 по 2007. Государство пошло на встречу и поддержало банковскую систему, потому что для населения банки — это государство, несмотря на то, что они являются частными. Поэтому это было правильное решение. И с финансовой точки зрения это было вполне оправдано.F: Мы все еще ощущаем последствия болезни роста? — Мы выходим из кризиса 2008-2010. Все истории должны быть добровольными, и все они были добровольными. В целом все идет правильно, идет процесс очищения и оздоровления. Если им что-то не нравится, то они в этом просто не будут участвовать. Я за то, чтобы наш банковский сектор был эффективным и начал кредитовать экономику так, как он умеет это делать. О том, что будет происходить внутри, правильнее спрашивать самих игроков.F: Но именно вы возглавляли Нацбанк, когда произошло объединение некоторых из них. — Я готов быть виноватым во всем, если это как-то помогает решению проблемы. Но я считаю, что «Самрук-Казына», правительство, Нацбанк, когда его возглавлял Григорий Александрович (Марченко, занимавший кресло председателя правления центрального банка РК до Келимбетова. – F) в 2008-2010 сделали большую работу по спасению банковского сектора Казахстана. Мы все живем в стабильной экономике, со стабильным банковским сектором, где население хранит $53 млрд (совместно с юрлицами). Бывает разная волатильность – то тенговые депозиты преобладают над долларовыми, то наоборот, но в целом население доверят банковскому сектору. И это во многом благодаря тому, что правительство помогало тем банкам.Правительство взяло на себя часть нагрузки, мы ее разделили с иностранными инвесторами, которые вкладывали в эти банки. Все было сделано правильно. Потом начался процесс консолидации банков, деления на «хороших» и «плохих». Этот процесс продолжается, он не заканчивается какой-то одной сделкой. Нас впереди ожидает трансформация банковского сектора из нынешнего состояния в состояние новых информационных технологий. Меня это больше беспокоит, чем какие-либо сожаления о прошлом. Будущее банковского сектора РК – в цифровизации.Почему приватизация не помогла KASE, но поможет МФЦА  Алина Алдамберген – о будущем KASE, ЕНПФ и второй фондовой биржеКак будет развиваться отечественный рынок ценных бумаг →F: Вы упомянули, что банковский сектор должен быть эффективным и кредитовать экономику. Банкиры же говорят о том, что сейчас им выгоднее вкладываться в бумаги на бирже, чем выдавать кредиты. — В последнее время разница между депозитами и кредитами большая. Такова реальность. И это не только в Казахстане, но и в Европе. Это процесс реструктуризации и трансформации. Мы сейчас в целом перезапускаемся, как экономика. Мы адаптировались к новой реальности, новой цене на нефть, новому геополитическому окружению, темпам роста Китая и России. Это не так просто, как может показаться. Раньше через несколько месяцев после шока и все возвращались к нормальной жизни, а сейчас шок продолжается и продолжается, поэтому надо переформатировать бизнес-модели. С другой стороны, заемщики перегружены — слишком большие долги висят на очень маленьком equity (остаточная доля инвесторов в активах после выплаты всех задолженностей. – F). Нужны инвесторы, частные инвестиции, фондовый рынок, краудфандинг и другое. Во всем мире это есть и должно быть у нас. МФЦА создан для того, чтобы подтолкнуть развитие этого всего. МФЦА никого не замещает. Он – еще одна возможность дать альтернативной системе финансирования вырасти. Мы за то, чтобы банки свои лаборатории, свои новые платформы размещали у нас и получали нашу полную поддержку.F: Позволит ли ситуация, когда банкам выгоднее вкладывать в бумаги на бирже, выйти фондовому рынку на новый уровень? — Думаю, да.F: Вы считаете, что казахстанцы готовы идти на фондовый рынок? — Почему бы и нет, если это хороший инструмент? Это сработало во многих странах мира. Чем мы отличаемся от них?F: По каким причинам они тогда не принимают активного участия на торгах KASE? — Это был такой этап развития нашего финансового сектора, когда преобладание получил инструмент депозитов и кредитов.F: Но сейчас ситуация… — …она другая.F: Учитывая это, какое будущее ждет KASE? — Я считаю, что оно хорошее, но наряду с этим будет биржа в Астане.  Казахстан планирует вывести нацкомпании на биржи Лондона и ГонконгаОб этом рассказал министр нацэкономики Казахстана Куандык Бишимбаев на засе... →F: Я разговаривала с заместителем главного редактора российского телеканала РБК Даниилом Бабичем, который считает, что биржам необходимо объединяться и предполагает, что и в рамках ЕАЭС биржи консолидируются. При этом в РК создается вторая биржа. Мы идем наперекор мировым тенденциям? — На самом деле мы с нуля создаем новую, современную высокотехнологичную биржу. Я не комментирую вопрос, будет ли она консолидироваться, или это будет единый холдинг, или просто две отдельные биржи. Время покажет.F: А по планам, как все должно пройти? — По планам основная приватизация пройдет на МФЦА. Но это не значит, что какой-то другой бизнес надо закрывать. До недавнего времени в Японии была не одна биржа, Лондон с Франкфуртом решили объединится только недавно, но еще не сделали этого, и в Америке несколько бирж функционирует.F: На KASE удачно состоялись два размещения в рамках Народного IPO, а ощутимого толчка в развитии фондовый рынок РК не получил. Не кажется ли вам, что вы, как глава МФЦА, слишком большие надежды возлагаете на приватизацию? — Все, что было, это лишь подготовка к тому, что должно произойти. Реальной приватизации еще не было в Казахстане на этом этапе. Была та, начала 90-х. Сейчас она должна случиться в полном масштабе. Я не согласен с оценками о том, что приватизация ничего не даст. Приватизация — это то с чего любой фондовый рынок начинается. Зайдите в Google и посмотрите, что случилось с фондовой биржей в Варшаве и Лондоне в 90-х и 80-х годах соответственно.F: Почему нужно приостанавливать приватизацию на KASE, а не просто плавно перевести ее на базу МФЦА, когда финцентр будет запущен? — Специально никто ничего не останавливал. Есть две тенденции. Первая, это когда экономика растет, и все активно инвестируют. Вторая – при низких ценах на сырье государство начинает программу реформ, чтобы мотивировать инвесторов вкладывать средства. На сегодняшний день это воля государства: президента, правительства, «Самрук-Казыны». Это политическая воля, это программа.Ближайший коридор для нефти – не выше $69-70 за баррель, поэтому сейчас идеальное время провести реформы. Очень многие будут говорить: «Зачем сейчас продавать, когда позже можно будет продать дороже?». Но здесь вопрос не в деньгах, которые, скорее всего, уйдут в Нацфонд, здесь нет конфликта интересов с бюджетными потребностями. Вопрос в том, что надо привести правильных собственников.Каждая страна сама решает, когда наступает ее точка кипения. У нас она возникла в эти годы. Мы понимаем, что нужна существенная перестройка экономики, трансформация, поэтому были предложены все эти программы. Все, что произошло, — это этапы развития страны, которые сейчас переходят в дальний горизонт, и в этот горизонт мы попадаем с правильными рецептами и уроками из прошлого или с неправильными. Мое понимание: МФЦА – это правильный рецепт, который помогает в целом финансовому сектору. Мы – этакий запасной аэропорт для всего финансового сектора, который сейчас должен трансформироваться. http://forbes.kz/Венера Гайфутдинова обозреватель Forbes.kz

28 октября 2016, 00:00

Казахстан-2016: ..но оптимистом быть обязан. Ч.1

Казахстан-2016:… но оптимистом быть обязан. Ч.1Российскиеэксперты комментируют интервью Кайрата Келимебетова международному агентствуBloomberg.АндрейКарпов. Кайрат Келимбетов известен тем, что в любой ситуациисохраняет оптимизм и присутствие духа. Для международных инвесторов, которые сопаской наблюдают за ситуацией на рынках постсоветских стран, такой подход можетоказаться единственно правильным. Кто будет вкладывать деньги в страну, гдечиновники финансового и экономического блока вещают на картинку СМИ свыражением тоски на лице, плотно сжатыми губами и тщательно обдумывая каждуюфразу – как бы не сказать чего лишнего. Вряд ли в нынешних условиях можночего-то достичь, посыпая голову пеплом в ожидании очередных стресс-тестов длябанковской системы.Именно поэтому нелегкуюмиссию – очертить текущую экономическую ситуацию в РК «на внешний экспертныйрынок», как правило, поручают тем, кто не только прекрасно владеет английскимязыком, не лезет в карман за словом, но самое главное – разбирается в предмете,о котором рассуждает. Доверяют тем, кто разбирается  в психологии потенциальных потребителейинформации. Кто изучает материалы Bloomberg не только из чистого любопытства. Можно сказать, что поформе подобного рода интервью — это своеобразный сеанс «релаксации» дляинвесторов.Но для полного иокончательного убеждения инвесторов надо показать, что уроки кризиса учтены иусвоены. Есть ясная и понятная стратегия дальнейшего развития вне зависимостиот ситуации на мировых рынках. И в этом отношении интервью Кайрата Нематовичадает обширный материал для размышлений. Тут примечательны двамомента. Первый аспект сугубо ретроспективный – вспомним, как это было в началекризиса. В какой момент можно было предположить, что эпоха дорогой нефтизаканчивается? Можно ли было заранее подготовить подушку безопасности длянациональной экономики? Из текста интервью как бы следует, что этостратегическое понимание со стороны казахстанского руководства было скорее рефлекторным– «существенное падение цен на углеводороды стало для Казахстана звонком о том,что эра высоких цен на нефть закончилась». Но это первоевпечатление не вполне соответствует деййствительности. Еще в 2005-2007 годах,на фоне беспрецедентного углеводородного бума в Казахстане Карим Масимов, тотже Келимбетов, ряд экономистов в своих выступлениях и интервью, публичныхвыступлениях осторожно формировали тему для дискуссии – «что будет после»?Насколько длительной окажется игра на повышение на мировом нефтяном рынке?Готовы ли нефтяные постсоветские державы к игре по иным правилам?Именно тогда вКазахстане шла подготовка нескольких  программ развития несырьевого сектораэкономики. Дорогую нефть предлагалось рассматривать как временный ресурс,использование которого может создать новые точки роста, но не может обеспечитьбесконечное воспроизводство «потребительской модели» для национальной экономики.Нефтяной сектор до определенного момента мог выступать драйвером для экономики,но не с точки зрения «заливания бюджета» деньгами, а как сектор для аккумулированиявысоких технологий, инновационных разработок итд.Многие из этих идейбыли положены в программы, стратегии и прочие долгосрочные планы, которые, каки в России, кстати говоря, так и оказались планами, а не конкретными делами. Сыгратьна опережение не получилось – ни в Казахстане, ни в России, ни в Азербайджане.Хотя именно в Москве и Астане реально обсуждались идеи, которые в случае реализациимогли бы облегчить ситуацию для нынешнего поколения чиновников-управленцев.Поэтому сейчас, когда в ответ на интервью звучат реплики экспертов – «а где вывсе раньше были» вЂ” это не слишком справедливо. Инерция возникла тогда, когдадля большинства чиновников альтернатива была просто не нужна, зачем что-томенять, если Господь дал Казахстану или России, к примеру, всю таблицуМенделеева в недрах?Впрочем, есть еще однасторона проблемы – умение извлекать уроки из кризисных ситуаций, допускатьвозможность длительного спада, формирования принципиально иной экономическойреальности. На этом вопросе в 2010-2011 годах «прокололся» российскийэкономический гуру Алексей Кудрин. Вот его прогноз: «Тем не менее, к 2011-2012годам цена все равно начнет расти, а к 2014 году, когда мир, надеюсь, выйдет изкризиса, нефть вполне может достичь и пикового докризисного уровня в 150долларов за баррель». Иллюзию скорого возвращения нефти на круги своя, какоказывается, испытывал не только казахстанский политический класс.«Для нас падение цен нанефть было сигналом, чтобы мы сфокусировались на диверсификации экономики,развивали сектор услуг, производство, транспортную логистику, финансовыесервисы» — вновь возвращается к вопросу «альтернативы» — рассчитывает, теперьуже с прицелом на ближайшее будущее, Кайрат Келимбетов. Вопрос, однако, сновапереходит в иную плоскость – насколько четко и ясно просматривается новая модельразвития основных трендов на мировых рынках? Мы, простые граждане ЕАЭС, теперь уже очевидно не можем предугадать логику движения валютных, фондовых рынков — слишком много неэкономических, субъективных факторов, что резко увеличивает элемент случайности. А наши экономические власти — они владеют "рецептами счастья"?Продолжениеследует.  

19 октября 2016, 00:00

Айдархан Кусаинов: «Не все казахстанские банки пройдут стресс-тест, но это не катастрофа»

Казахстануснова пророчат масштабный банковский кризис. Агентство Bloomberg опубликовалостатью, в которой было заявлено, что казахстанские банки могут не пройтипредлагаемые Национальным банком РК стресс-тесты и оказаться под угрозойдефолта без господдержки.По мнению казахстанского эксперта в финансовой сфере, директораконсалтинговой компании «Алмагест» Айдархана Кусаинова, алармизм в данной случаене вполне оправдан: стресс-тесты – это штатная проверка финансовой системы напрочность, а не приговор системе.  Напомним, что в ноябре2015 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил Нацбанку провести стресс-тестбанковского сектора с тем, чтобы оценить реальный объем неработающих кредитов. Главагосударства заявил тогда, что банки, не способные решить проблемукапитализации, должны покинуть финансовую систему.Результаты проверкипока неизвестны, однако в распоряжении агентства Bloomberg якобы оказалсячерновик письма Ассоциации финансистов, объединяющей 42 казахстанские ииностранные финансовые организации, к Национальному банку. Авторы обращениявысказывают опасения, что стресс-тесты, проводимые с благой целью – проверитьспособность банков устоять в кризис – могут выявить целый букет проблем вфинансовой системе. В их числе невозвратные кредиты, неликвидные залоговыеактивы и нехватка капитала. Чтобы избежать краха, банкам придется обратиться кНацбанку с просьбой предоставить им ликвидность, излагает агентство информацию,полученную из инсайдерских источников.Зарубежные эксперты,прокомментировавшие агентству Bloomberg сложившуюся ситуацию, подтвердили, что«в Казахстане опасаются, что тесты выявят больше плохих кредитов, чем ожидалось»и высказали мнение, что казахстанское правительство предоставит поддержкусистемообразующим банкам, тогда как мелкие финансовые организации ожидаетдефолт.Агентство Bloombergпоспешил «успокоить» экс-глава Нацбанка, управляющий международного финансовогоцентра «Астана» Кайрат Келимбетов, заявивший,что ситуация в банковском секторе Казахстана не настолько критична и текущийуровень неработающих кредитов позволит казахстанским банкам преодолетьстресс-тестирование без значительных потерь. По словам Келимбетова, уровеньнеработающих кредитов в финансовом секторе республики сократился в три раза до8%.По мнению директораконсалтинговой компании «Алмагест»АйдарханаКусаинова, действительно, не все казахстанские банки в том числе синостранным участием, пройдут стресс-тест. Это и создает напряженность вбанковском секторе, отголоски которой слышны в публикации Bloomberg.«Другое дело, что этоне является приговором для финансовой системы. Стресс-тест призван выявитьпотенциальные проблемы банковского сектора. Ситуация, действительно, сложная,но в ней нет ничего катастрофического», — считает эксперт.Причин, которые довеликазахстанские банки до состояния, когда любая внешняя проверка способнапоставить их на грань дефолта, по словам Кусаинова, несколько.Первая – это большоеколичество проблемных кредитов. Bloomberg, в частности, приводит данные S&PGlobal Ratings, согласно которым почти каждый третий кредит, выданныйказахстанским банком, либо является неработающим, либо был реструктурирован.К этой уже ставшейтрадиционной проблеме казахстанского банковского сектора прибавились впоследнее время новые. «Две девальвациия, произошедшие в течение года, не моглине ударить по банкам, — констатирует Кусаинов. – Помимо этого, на финансовомсекторе отразился общий спад экономики республики».Заявление Bloombergэксперт предлагает оценивать не как признаки острой болезни, а как рецидивнедуга, давно перешедшего в стадию хронического.«Проблемы казахстанскойбанковской системы известны давно – про них много говорят, пытаются их решить,однако ничего дельного из этого пока не получилось. Так что все эти сообщения Bloomberg,да, соответствуют действительности, но это не катастрофа. Это простосвидетельство того, что у нас очень напряженная ситуация в банковской системе»,- поясняет эксперт.Не отрицает Кусаинов ивозможность того, что государство снова пойдет на то, чтобы предоставитьбанковскому сектору ликвидность, как это было во время кризиса 2008-2009 года,когда государство выделило для поддержки финансовой системы 10 млрд долларов изНационального фонда РК.«Вероятно, ряду банковтакая поддержка будет предоставлена. Стресс-тест для того и назначен, чтобывыявить: каким банком надо помочь, где расположены их самые уязвимые участки,какого рода помощь надо предоставить. Стресс-тест – это не приговор, это простотеоретическое испытание, чтобы оценить слабые места и масштаб помощи», — поясняет Айдархан Кусаинов.Совершенно другойвопрос, в какой форме будет предоставляться эта поддержка.«В принципе, к помощибанковскому сектору со стороны государства я отношусь позитивно. Однако в тойформе, в которой она предоставляется начиная с 2008 года, – крайне негативно.Просто накачивание банков ликвидностью без большой серьезной внутренней работы– это бессмысленная трата денег. Во время предыдущего кризиса мы накачалибанковскую систему, но не простимулировали работу банков, в том числе ирегулятивно, не давая им списывать плохие кредиты. В результате принятыхнепродуманных мер серьезного долгосрочного оздоровления сектора не произошло,что и демонстрируют результаты стресс-теста», — поясняет Кусаинов.Работа, по мнениюэксперта, должна осуществляться в двух направлениях.«Не просто дали денег –и продолжайте в том же духе, — комментирует директор «Алмагест». – Важно нетолько предоставить банкам ликвидность, но и принять регулятивные акты, которыебы позволили им самим выкарабкаться из кризиса. Таким образом, в спасениибанков раздача денег – это крайняя мера, которая к тому же должна идти вкомплекте – вместе и согласовано – с другими мерами. А у нас просто выдаютденьги – и все».В чем Айдархан Кусаиновне согласен с экспертами, опрошенными Bloomberg, так это в том, что небольшиебанки в результате стресс-теста и без поддержки государства ожидает крах.«Полагаю, что мелкие исредние банки как раз-таки устоят. Так всегда бывает: в любых кризисах обычнопервыми страдают крупные системообразующие банки. В любом случае в дефолтемелких финансовых организаций нет ничего катастрофического. В крайнем случае,они сольются с другими. К тому же они не оказывают существенного влияния наэкономику. Большие банки влияют на экономику и, как правило, здесь инакапливаются проблемы, присущие всей системе в целом», — комментирует эксперт.В любом случае, каких-либосерьезных последствий от стресс-теста банковского сектора для экономики страныне будет, заверил нас эксперт. Это штатная проверка, направленная на выявлениеслабых звеньев финансовой системы, чтобы в будущем, когда возникнетдействительно внештатная ситуация, – это не стало неприятной неожиданностью.ЖанарТулиндинова (Астана)

03 октября 2016, 14:55

Казахстан опередил Россию в привлечении исламского финансирования

Казахстанский Международный финансовый центр «Астана» стал первым в СНГ государственным инвестиционным институтом, который удостоился премии Global Islamic Finance Award за вклад в развитие исламских финансов в регионе.

26 апреля 2016, 21:37

Мост между нациями. В Астане прошел XIII Евразийский Медиафорум

На Евразийском Медиафоруме удалось открыто обсудить острые вопросы противостояния Запада и Востока.

24 марта 2016, 00:00

Кайрат Келимбетов: "Мы считаем себя "входными воротами" в Евразийский экономический союз"

 Беседовала Виктория ПанфиловаВ Казахстане 20 марта прошли досрочные парламентские выборы, в которых приняли участие шесть из семи зарегистрированных партий. Уверенную победу одержала партия президента Назарбаева "Нур Отан" получившая 82,15% голосов избирателей. В парламент прошли еще две партии – "Ак жол", набрав 7,18% голосов и Коммунистическая народная партия (КНПК) – 7,14%. Таким образом, основная задача власти – сохранение стабильности в стране – выполнена. Обновленный состав законодательного собрания будет  отражать внутриэлитный расклад и способствовать решению задач модернизации экономической и политической системы Казахстана. Управляющий Международного финансового центра "Астана" экс-вице-премьер правительства Казахстана Кайрат Келимбетов рассказал "Вестнику Кавказа", как будет жить страна дальше.– В мире идут процессы геоэкономического переформатирования рынков, цен. Какие реформы собирается проводить Казахстан, чтобы соответствовать вызовам времени?– Надо быть максимально готовыми и устойчивыми к этим вызовам. То, с чем президент Казахстана победил на выборах в прошлом году, с чем победила партия "Нур Отан" сегодня, демонстрирует — как подготовиться к тем структурным реформам, о которых во всем мире много говорят, но мало что делают. У Казахстана есть очень четкие программы "100 шагов", "Пять институциональных реформ". В числе других я занимаюсь, например, созданием Международного финансового центра "Астана". Недавно парламент Казахстана принял новый конституционный закон о международном финансовом центре, где впервые на постсоветском пространстве будет внедрено английское право. Будет создан независимый суд, где будут работать иностранцы. Будет создан регулятор, будет создана новая биржа. Все на английском языке. Это прообраз той новой государственной службы, которая будет лучше подготовленная к тем вызовам, которые уже не за горами. Это прообраз новой программы диверсификации экономики Казахстана. — Она будет способствовать привлечению инвестиций? — Мы надеемся, что станем региональным бизнес-хабом для Центральной Азии в расширенном смысле. То есть не только для стран, традиционно входящих в Среднюю Азию, но и для какой-то части России, Китая, Ирана. Речь идет о довольно большом географическом пространстве.– Вы не будете конкурировать с Москвой, Минском, Баку?– Есть такие большие центры как Лондон, Гонконг, Нью-Йорк, которые по-своему уже поделили мир финансовых услуг. Но это не означает отмену региональных финансовых центров. Тот же Дубай, Москва, Варшава или Астана — сообщество меньших по размеру, но не менее нужных финансовых хабов, которые поднимут уровень финансового сервиса для нашего бизнеса. Это самое главное. Нам нужно привлекать внутренние инвестиции, которые иногда утекают в другие страны, а также привлекать инвестиции из-за рубежа. Мы в этом смысле рассматриваем себя "входными воротами" в Евразийский экономический союз. Тем более, несмотря на все санкции, рынок России остается очень многообещающим. Впереди огромные инвестиции, огромная экономика, в которую все хотят зайти.– Но санкционный режим может продлиться еще какое-то время.– Да, но Казахстан — хорошая "база". Мы пытаемся создать преимущества, которые будут нравиться не только инвесторам, но и нашим коллегам по ЕАЭС.– Министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов на днях сказал, что республика была вынуждена искать обходные пути для движения товаров в обход России из-за санкций против Турции.– Наши лидеры (России и Казахстана – "ВК") договорились, что мы будем интегрировать два пространства – ЕАЭС и инициативу Китая "Экономический пояс Шелкового пути". Если вы посмотрите, какой масштаб экономики у этого пространства, и сколько людей проживает в этом пространстве, то увидите, что это многообещающий проект. И российский рынок огромный, и китайский рынок огромен. Китай сейчас ищет выход не только в направлении океана, но и в Центральную Азию. И Казахстан диверсифицирует свои маршруты. Традиционные наши маршруты на 80% проходят через Россию. Мы развиваем каспийское направление. Открылось иранское направление, после отмены санкций в отношении Тегерана. Если нормализуется ситуация в Пакистане, Афганистане, появятся новые интересные направления. Все эти маршруты свяжут мир в рамках экономических и бизнес коммуникаций, без геополитических трений. Поэтому то, что мы планируем, это большая работа в рамках коллективного сознания. ЕАЭС будет интегрироваться в европейском направлении, в азиатском направлении. Это большая интересная работа. И то, что успешно прошли выборы в парламент и получен новый мандат народного доверия к тем реформам, которые объявлены, это хороший знак.

22 марта 2016, 02:01

Кайрат Келимбетов: "Мы считаем себя "входными воротами" в Евразийский экономический союз"

Казахстан примеряется к роли регионального бизнес-хаба

Выбор редакции
28 ноября 2014, 13:31

Велокоманда "Астана" приостановила свою деятельность

Выступающая под флагом Казахстана профессиональная команда "Астана" приостановила свою деятельность. Причина – участившиеся случаи применения допинга велосипедистами команды. Команда приостановила деятельность на время проведения внутреннего расследования. "И федерация велоспорта, и менеджмент команды "Астана" заинтересованы в тщательном расследовании случаев употребления допинга гонщиками континентальной команды, — отметил глава Казахстанской федерации велоспорта Кайрат Келимбетов. — Наш стратегический курс — чистота казахстанского велоспорта. Могу уверить вас, что расследование будет проведено в полном соответствии с регламентом Международного союза велосипедистов (UCI) и его результаты будут обнародованы". Кроме того, от своей должности отстранен генеральный менеджер "Астаны" Дмитрий Седун. В ноябре UCI объявил о том, что в допинг-пробе велогонщика казахстанской команды Артур Фесеев были обнаружены следы анаболических стероидов. Спортсмен стал пятым гонщиком "Астаны", чья проба дала положительный результат на допинг в 2014 году. Ранее в 2014 году сообщалось о допинг-случаях братьев Максима и Валентина Иглинских, после чего еще два гонщика казахстанской команды Илья Давиденок и Виктор Окишев были уличены в применении допинга.  

15 ноября 2014, 08:15

Россия проигрывает Казахстан Америке?

Россия проигрывает Казахстан Америке? Противодействие США укреплению связей Китая с Россией и Европой, временные противоречия между последними – вот главный гордиев узел, ослабить который Казахстан намерен через усиление роли Центральной Азии в геополитике за счет логистики. Развитие подобного сценария может привести к существенным потерям России в доходах от транзитных грузоперевозок. «Великий шелковый путь», который зародился во II веке до нашей эры, в свое время играл едва ли не ключевую роль в мировой политике. Он способствовал не только обмену товарами между Азией и Европой, но и трансферту технологий и культурных ценностей. Главное же – это бурное развитие главных «логистов» Шелкового пути – стран Центральной Азии, о которых в то время знал весь мир и с которыми считались основные империи. Именно этого и именно сейчас намерены добиться главы стран Центральной Азии, которые при прямом содействии США и Евросоюза уже много лет продвигают идею воссоздания Юго-Западного транспортного коридора в виде «Нового шелкового пути». Казахстан, который является самым большим партнером России в Центральной Азии, планирует стать центром этой транспортной интеграции, что на первый взгляд кажется противоречием. Так угрожает ли усиление связей Китая и Европы через Центральную Азию и усиление влияния на них США интересам России, через которую тоже планируется провести часть пути в Европу, и самому ЕвразЭС? В том числе об этом шла речь на конференции по Евразийской транспортной интеграции, прошедшей в Астане. Великое возрождение или угроза соседям? Директор Института международной экономической политики Фонда первого президента Казахстана Султан Акимбеков согласен, что «Новый шелковый путь» - в первую очередь проект геополитический. «После исчезновения «Великого шелкового пути» с началом мореходства на территории Центральной Азии больше не стало великих государств. Наши страны превратились в регионы, которые долгое время оставались на задворках мировой политики. Сейчас вместе мы хотели бы вернуться в лидерство и в долгосрочной перспективе стать серьезными игроками на мировой политической арене», - говорит он. Этот комплексный мега-проект по строительству транспортной инфраструктуры свяжет коротким путем Китай, а также другие страны Юго-Восточной Азии с Европой, странами Африки и арабского мира. Основные его участки пролягут (а некоторые уже действуют) через Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизию, Азербайджан и Афганистан. Выход в Европу планируется организовать через Иран или Турцию. Одну из автомобильных веток планируется провести в Европу через Россию (при этом Казахстан свою часть пути с выходом на Саратов уже проложил, Россия медлит, ссылаясь на отсутствие средств). Вокруг идеи "Нового шелкового пути" пересеклись не только экономические, но и политические интересы Китая, России, США, Европы и арабских стран, между которыми и без того много противоречий. Сейчас следует ожидать либо новых обострений, либо новых компромиссов по этому вопросу, поскольку Казахстан начал форсировать строительство «Нового шелкового пути». «Да, есть риски для строительства «Нового шелкового пути», мы пока не знаем, как будут складываться дальше отношения Запада и России, Азии, - говорит Султан Акимбеков. – например, Китай и Россия не хотят, чтобы здесь были интересы третьей стороны вроде США. Ввиду таких противоречий Казахстан сейчас активно и выходит мировую арену, ускоряя строительство. Мы не хотим ждать, мы хотим стать активными участниками геополитики». Многовекторная политика Россия ввиду экономических причин со скепсисом смотрит на строительство газопровода Nabucco — это нереализованный магистральный проект протяженностью 3300 км из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию. Нервирует Россию и строительство газопровода ТАПИ из Туркменистана через Афганистан до границы Пакистана и Индии. Но если эти проекты лишь снизят поставки российского газа в страны АТР, то «Новый шелковый путь» - это скорее уже политические амбиции Китая, Европы и стран Центральной Азии. Тем временем уже с первого января вступит в силу трехстороннее соглашение России, Белоруссии и Казахстана об объединении в Евразийский экономический Союз. Это в свою очередь нервирует Европу и США. Но именно поэтому Казахстан и хочет вести свою игру. Нурсултан Назарбаев в такой ситуации, когда Казахстан оказался зажат между такими «жерновами» как Китай, США, Россия и Европа, выбрал тактику так называемой многовекторной политики. «Безусловно, ЕвразЭС открывает большие возможности для трех стран, - рассуждает председатель Найионального банка Республики Казахстан Кайрат Келимбетов. - Какой бы критике не подвергалась эта интеграция, она открывает и уже открыла большие экспортные возможности для участников Союза. Да, сейчас всем мешают санкционные войны, но ведь они пройдут и ставка Казахстана на многовекторную политику оправдается». По его словам, «Новый шелковый путь» главным образом обеспечит странам Центральной и средней Азии экономическую безопасность в будущем, когда нефть и газ перестанут быть основным предметом международной торговли в этом регионе. «В будущем усиление нашего прямого товарообмена с Евросоюзом не разрушит установившегося сейчас баланса сил в ЕвразЭС, напротив, расширит его возможности для всех», - говорит Келимбетов. К тому же новые проекты "Нового шелкового пути" будут дополнять как действующие маршруты через Россию, так и будущие. Например, для образования нового коридора Китай-Европа через Казахстан, Россиию и Белоруссиию планируется запустить высокосоростное движение, для чего уже создана совместная со странами Таможенного союза компания ТЛК. По словам заведующего лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Юрия Щербанина, ЕвразЭС вряд ли что сейчас угрожает, поскольку страны-участники уже получили ощутимый эффект от Таможенного союза. «В Новосибирске я лично убедился, например, что объем торговли между Казахстаном и этим регионом вырос до 80 процентов, в то время как был ранее заметно меньше. Туда везут лес, оттуда зерно и прочее-прочее. Причиной всему снятие таможенных ограничений, гармонизация законодательства. Даже пассажирские перевозки активизировались», - говорит Юрий Щербанин. Россия в свою очередь не исключает возможности присоединения к «Новому шелковому пути» и предлагает подключить к нему БАМ и Транссиб. «Если кто-то в России опасается, что часть грузопотока будут отняты у БАМа и Транссиба, то зря, - говорит Кайрат Келимбетов. - Мы предлагаем совместно зарабатывать на новых маршрутах, точки входа есть. Когда создавался Таможенный союз, многие тоже видели в этом геополитические риски. Но теперь и Китай, и Индия видят в этом и свои выгоды, что также укрепляет и их связи с Россией». С этим согласен и директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев. «Нам вообще пора давно отказываться от европейского подхода в политике: «или то, или другое». Можно и одно, и другое. "Новый шелковый путь" никак не угрожает ЕрвазЭС, к которому скорей всего даже подключатся Киргизия и Армения, поскольку проект не является институционально-правовым, а исключительно логистическо-коммерческим. То есть не предполагает изменение законодательства стран-участников кроме технических аспектов», - считает Тимофей Бордачев.  Новому пути мешают войны Когда еще год назад Нурсултан Назарбаев объявил, что страна «готовится расширить транзитный потенциал для грузов НАТО за счет каспийского порта Актау», это вызвало большой резонанс в том числе в России. Впрочем, тогда Россия сама использовала подобный шанс, договорившись с Вашингтоном о создании транзитного хаба в городе Ульяновске для снабжения войск коалиции. Однако Афганистан сейчас вновь вошел в геополитическую повестку после вывода оттуда НАТО основного контингента вооруженных сил. Дело в том, что наиболее приоритетные с точки зрения логистики проекты «Нового шелкового пути» завязаны на Афганистане. Узбекистан построил здесь от своего Харайтона до Афганского Мозари-Шарифа железную дорогу, которая охранялась в том числе силами коалиции. У Туркменистана ввиду изменения обстановки завис вопрос от строительстве газопровода TAPI в Индию и Пакистан. «Да, Афганистан сейчас большая геополитическая проблема, здесь есть риски радикального исламизма, наркотрафика, - говорит Султан Акимбеков. - Но опыт мировой показывает: если нет влияния деструктивных внешних сил, то нет и конфликтов. А при экономическом усилении стран Центральной Азии будут минимизированы риски марионеточного управления в Афганистане. Ведь Талибан – это зонтичный бренд, он объединяет очень разные кланы в Афганистане. Если они начнут зарабатывать на транзите, если Узбекистан и Туркменистан получат выходы к морю и увеличат экспорт/импорт за счет удешевления доставки, то и афганская проблема со временем сойдет на нет». США между тем продолжают поддерживать транспортные проекты стран Центральной Азии в Афганистане. И хотя не в их интересах усиление торговых связей Китая и Европы во всяком случае в этом направлении, они больше получат выгод, если Афганистан наконец-то успокоится, хотя бы на время. «Время как раз и следует выиграть, - говорит Фридерик Стар, профессор института Центральной Азии-Кавказа университета Джона Хопкинса США. – Железные дороги и новые промышленные объекты вокруг них помогут Афганистану укрепить экономику, что заставит различные группировки со временем больше обеспечиваться стабильность в регионе. В этом прямой интерес США и стран НАТО, которые сейчас вынуждены оказывать помощь Афганистану в размере до 20 млрд долларов ежегодно». Тимофей Бордачев считает, что реализация транспортных проектов в Афганистане именно сейчас маловероятно. США вряд ли полностью откажутся от контрольно-дестабилизирующей роли в это регионе, чтобы тем самым иметь косвенное влияние на Пакистан и страны Центральной Азии. «России же интересно максимально оградиться от Афганистана, равно как и Казахстану, поскольку в ином случае придется столкнуться с шантажом местных радикалов при строительстве объектов. А он будет, потому что все понимают, что с Талибаном не справится армия ни Туркмении, ни Узбекистана, ни вместе взятых». Понятно, что России подавно не нужна война в Афганистане, пока только хватает сил частично сдерживать потоки наркотрафика силами 201 мотострелковой дивизии на границе в Таджикистане. Иран и внутренние противоречия  Среди одной из точек оптимальной логистики для всех без исключения стран-участников проекта «Новый шелковый путь» является Иран, который сейчас под санкциями США и Евросоюза. «Это самый короткий путь в Европу, и все проекты предусматривают этот маршрут, - говорит Султан Акимбеков. – Но пока Иран под санкциями, мы рассматриваем маршрут через Грузию и Турцию». Наконец, в странах Центральной и Средней Азии есть и другая проблема – внутренние противоречия. «Армения и Азербайджан находятся в затяжном конфликте из-за Нагорного Карабаха и других территорий, ввиду чего Азербайджан не хочет прокладывать свою часть пути через Армению, что было бы короче, - говорит Виктор Продедович, директор программы по региональному экономическому сотрудничеству USAID. - У Таджикистана периодически возникают перестрелки с Киргизией. Добавьте к этим рискам и внутрирегиональную торговую политику. Например, в Узбекистане если повышаются цены на фрукты, власти попросту разворачивают фуры на границе и в стране начинается демпинг. Будет ли такое поведение позитивным сигналов для грузоотправителей? Вряд ли». Таким образом, политических проблем у «Нового шелкового пути» немало, даже при наличии прямой экономической заинтересованности Китая и Европы и политической у США. И чтобы его все-таки проложить, странам Центральной Азии потребуется немало усилий и дипломатической выдержки. Если же многовекторная политика Казахстана даст свой эффект и поможет заработать в полную силу «Новому шелковому пути», то страна по праву будет считаться одним из ведущих игроков геополитики в регионе. В том числе и за счет транзита через Россию, актуальность которого никто не отменяет.

10 ноября 2014, 23:00

Кайрат Келимбетов: Мы стали немножко умнее

 В пятницу, 7 ноября, в Алматы впервые прошел форум Financing Growth in Kazakhstan, посвященный инвестиционному потенциалу Алматы как финансовой столицы Центральной Азии и ЕАЭС. Организаторами выступили Казахстанско-Британская торгово-промышленная палата и международный медиа-холдинг Financial Times при поддержке Нацбанка РКСпикеры форума Financing Growth in Kazakhstan.Редактор The BankerБрайан Кэплен, который модерировал часть форума, сказал, что сейчас самое время проводить подобную встречу: прогноз по росту экономики Казахстана положительный — примерно  5%. Но сможет ли финансовый сектор обеспечить такой рост? Это и решили обсудить участники форума.Карим Масимов (на мониторе).Углеводороды – это хорошо, но… плохоПервым спикером форума был заявлен Карим Масимов. В кулуарах премьер замечен не был, но на конференции он все-таки материализовался – прочитал свой доклад по видеосвязи. Масимов напомнил, что страна сейчас живет по стратегии «Казахстан -2050» и стремится войти в число 30 развитых государств.– Алматы будет играть одну из ключевых ролей в процессе реализации этой смелой стратегии, – заверил премьер. – Правительство напряженно работает, чтобы развивать Алматы как региональный финансовый центр, занимается строительством инфраструктуры, развитием человеческого капитала и улучшает регуляторную среду. Всё это представляет собой положительную демонстрацию наших намерений, они обеспечивают более предсказуемый путь и способ инвестиций в регион. Наши усилия были признаны недавно в рамках Индекса глобальных финансовых центров. Алматы поднялся на 15 мест и является 43-м в мире по значимости финансовым центром. Мы обошли такие динамичные центры, как Милан, Москва и другие. Мы достигли прогресса, однако нужно сделать еще больше. Хочу вас заверить, что Казахстан будет делать все возможное для обеспечения того, чтобы Алматы оставался ведущим финансовым центром в регионе. Ахметжан Есимов.Аким Алматы Ахметжан Есимов тоже сослался на Индекс глобальных финансовых центров и добавил, что мы обошли Рим, Бангкок, Брюссель и Прагу.– Этот факт является стимулом для развития города в качестве хаба международного бизнеса и сотрудничества, – считает глава мегаполиса.Однако Джонатан Данн, заместитель директор департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ, отметил, что волатильность роста ВВП РК за последние 10 лет достаточно высокая. Это обусловлено тем, что финансовая база Казахстана очень узкая, экспорт страны составляют в основном углеводороды: в 2013 их доля в общем объеме экспорта была более 70%. Суженная база экспорта делает страну очень уязвимой к возможным шокам и потрясениям — в частности, изменение цен на нефть может повлиять на страну. В общем, стране нужны реформы.– Нефтяное богатство помогло Казахстану достичь статуса страны со средним доходом, уровень жизни серьезно увеличился – более $20 тыс. на душу населения. Краткосрочный экономический прогноз менее благоприятен, однако, если предполагать, что правительство будет продолжать свою политику, то среднесрочные перспективы достаточно хорошие. Увеличение роста на основе вклада частного сектора в рамках более диверсифицированной экономики является ключом для обеспечения устойчивого роста и благосостояния в Казахстане, – считает представитель МВФ.Кайрат Келимбетов.«Опять будет девальвация?» — «Конечно же, нет!»В своем выступлении председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов вспомнил, что в начале 2000-х Казахстан гордился своей финансовой системой, но, к сожалению, кризис пошатнул эту уверенность. — По сравнению с первым кризисом на сегодняшний день мы стали сильнее, богаче и немножко умнее, — подбодрил себя и всех собравшихся Келимбетов. — Мы переживали последствия [предыдущего] кризиса, потому что банки тогда были жадные, набрали фондирование от международных банков. После краха Lehman Brothers всё это превратилось в большие долги, мы предприняли антикризисную программу. Мы очень сильно пострадали: Казахстан потратил 6% ВВП, чтобы поддержать банковский сектор. Извлеченные уроки сейчас используются в Казахстане.Председатель НБРК затронул тему февральской девальвации – в этом году в своих публичных выступлениях он возвращается к ней вновь и вновь.– В феврале нам стало понятно, что отношения между Украиной и Россией продолжат обостряться. Также было ясно, что развитие отношений между Китаем и европейской экономикой замедлятся. Было понятно, что цены на нефть упадут. Нам понадобилось сделать «подушку» для себя. У нас был фиксированный режим валютного регулирования. Чтобы подготовиться к испытаниям, чтобы предупредить дальнейшие риски в перспективе трех лет, нам нужно было перейти к новой структуре. Это и было сделано в феврале (проведена девальвация тенге. – F). Когда эти риски, которые мы предвидели, начинают реализовываться, нам задают вопрос: «Опять будет девальвация?» Ответ: «Конечно же, нет»! Потому что наша фундаментальная база изменилась, то, что влияло на прогноз в феврале, сегодня под контролем, – заверил главный банкир страны.Келимбетов считает, что нужно отделять мух от котлет – российский рубль и казахстанский тенге. Почему? Потому что Россия подверглась санкциям, сама ввела санкции, осталась без финансирования со стороны международных рынков и переходит к инфляционному таргетированию.– Но в Казахстане другая картина. У нас есть полный доступ к международным рынкам. Недавно наше правительство выпустило суверенные бонды, правительство объявило программу помощи МСБ, на что был выделен 1 трлн тенге. Долг у страны — 2,5%, это самый низкий долг, если сравнивать с Европой, резервов – более $100 млрд. Проблема банковского сектора не такая уж и большая. Да, сложности есть, но Казахстан готов к тому, что будет происходить, готов справляться с испытаниями, – заверил глава финансового регулятора.По его мнению, сегодня главный вызов – нерешенная проблема плохих кредитов, которая свидетельствует о неработающей модели банковского сектора. Если у нас NPL составляют 33%, то в Сингапуре или Южной Корее их объем не превышает 1%. Очевидно, на какие рынки в такой ситуации потекут иностранные инвестиции. Чтобы решить проблему плохих кредитов, по словам спикера, даются беспрецедентные налоговые преференции, которые позволят большинству банков безболезненно списать неработающие кредиты и начать жизнь с нового листа.– Есть проблемы с банками, которые прошли через горнило реструктуризации. У нас есть проблема вовлеченности, когда не всё население имеет доступ к финансовым услугам — либо в виду дороговизны услуг, либо в виду отсутствия или ограничений, – перечислил Кайрат Келимбетов и предложил всем вместе обсудить, как же в такой ситуации развивать финансовый рынок.В какую сторону идти банкам?Миклош Дитц, управляющий директор McKinsey&Company, к озвученным проблемам добавил еще несколько: у населения мало сбережений, кредиты стоят дорого, страна страдает из-за долларизации. Ко всему прочему, по его прогнозам, банковская система вскоре переживет настоящую революцию: в ближайшие 10 лет изменений произойдет больше, чем в предыдущие 300 лет. Катализатором революции станут новые технологии. Но они как раз и дадут шанс Казахстану перепрыгнуть на новый уровень развития.– Это (проникновение интернета и цифровых технологий. – F) позволит каждому казахстанцу иметь немедленную идентификацию с доступом ко всем услугам, одним нажатием кнопки оплачивать всё, через телефон получать кредиты, скидки. Это обеспечит контроль сбережений, контроль финансов для каждой казахстанской семьи, поможет компаниям попадать на рынки не просто через фондирование, а иметь прямой доступ к клиентам. Наличие таких услуг даст очень быстрый, дешевый, эффективный способ финансирования при низкой стоимости финансового посредничества, что само по себе здорово, – сказал Дитц.Магжан Ауэзов, управляющий директор Казкоммерцбанка и председатель правления БТА, отметил такие тренды в финансовом секторе Казахстана: — завершился выход государства из капитала крупных банков, и, таким образом, впервые после 2009 почти все крупнейшие игроки имеют только частных акционеров; — правительством и Нацбанком решена одна из исторических ключевых проблем — нехватка тенге на внутреннем рынке; — 2014 станет поворотным для финансового сектора с точки зрения объема слияний и поглощений; — уменьшилась доля западных банков на рынке Казахстана.– Ключевые вопросы, которые стоят перед банками, – это не как бороться с внешними вызовами, не вопросы по своим обязательствам и т.д., которые были актуальны в 2009-2010. Сегодня ключевой вопрос — каким образом банковская система сможет сохранить клиентоориентированность? Несколько лет назад основным конкурентным инструментом было кредитование. С решением ключевой проблемы – доступом к тенге — этот продукт перестанет быть сильным конкурентным преимуществом. Основная задача банков – расширять продуктовую линейку и предоставлять клиентам некредитные продукты, которые позволят развивать бизнес. Те банки, которые это смогут внедрить, смогут обеспечить высокий уровень конкурентоспособности, – высказал свое мнение Ауэзов.Тестовой площадкой общего финрынка станут брокеры и дилерыТимур Сулейменов, член коллегии, министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии, остановился на финансовой стороне договора об ЕАЭС. По его словам, общий финансовый рынок – это рынок, на котором действуют унифицированные или гармонизированные нормы, это взаимное признание лицензий и других разрешительных документов, возможность осуществлять деятельность без необходимости учреждать юридическое лицо, это эффективное административное и информационное сотрудничество регуляторов.Он рассказал, что гармонизация законодательства союзных стран будет строиться на основе международных принципов. Инвесторам полезно знать, что правила игры, которые формируются в ЕАЭС, будут сильно напоминать правила игры в их странах. При этом Сулейменов отметил, что единый банковский кодекс или единый закон о банках никто создавать не собирается.– Стороны договорились создать наднациональный финансовый регулятор с расположением в Алматы. Произойдет это до 2025. Это здравые сроки. Если удастся сделать раньше, то нет никаких причин затягивать с этим, – считает спикер.Министр также рассказал о подготовленных соглашениях. Первое – соглашение о требованиях для осуществления деятельности на финансовых рынках, которое прописывает, каким образом будет проводиться гармонизация, кто будет принимать решение о гармонизации, какие аспекты должны быть гармонизированы в первую очередь.– Второе соглашение, которое будет подписано до конца года, – об обмене информацией. Если мы говорим о возможности осуществления деятельности без создания юрлица, то регулятор должен обладать всей полнотой информации, которой обладает регулятор материнской организации. Соглашение предусматривает обмен не только общедоступной информацией, но и конфиденциальной. Сейчас прорабатывается план по гармонизации, чтобы заработал общий финансовый рынок, – сказал Сулейменов и пригласил к работе над этим документом представителей финансового сектора.Член коллегии сообщил, что брокеры и дилеры станут своеобразной тестовой площадкой общего финансового рынка, потому что «это менее чувствительный сектор». Уже есть соглашение о прямом доступе лицензированных брокеров и дилеров на фондовые биржи других стран. Есть также соглашение о едином банке кредитных историй. Кроме того, готовится стратегия развития общего финансового рынка, которая «не призвана заменить существующие стратегии наших государств, она призвана их дополнить».– Мы говорили и говорим, что вопрос о единой валюте не стоит на повестке дня, но координация курсовой политики – это крайне важный аспект. В условиях отсутствия таможенных границ курс может быть значимым фактором конкурентоспособности того или иного государства. Поэтому координация курсовой политики проводится через специально созданный орган – Координационный совет по валютной политике. Та уверенность, с которой наш Национальный банк говорит о заложенных коридорах по тенге, произрастает из той работы, из близкой кооперации, которая происходит в рамках этого органа, – выказал надежду спикер.Какие банки будут проданы?Сколько банков нужно Казахстану? Этот вопрос, который значился в брифе выступления директора департамента методологии контроля и надзора НБРК Нурлана Абдрахманова, интриговал. Но Абдрахманов прямого ответа на этот вопрос не дал.– Мы хотели внедрить эффективные методики Базель IIи Базель III, также усовершенствовать структуру банков, в частности портфелей неблагополучных займов. Мы бы хотели улучшить конкурентоспособность банковской системы, в первую очередь наших 10 самых важных банков, мы будем оценивать их политики и давать свои рекомендации по поводу их планов развития. Мы хотим сформулировать более устойчивую модель развития банков и сформировать условия для международной интеграции. Мы бы хотели мобилизовать финансовые ресурсы, которые поддержат экономический рост. И еще один момент – это сокращение системных рисков и достижение равновесия, – рассказал о целях регулятора Абдрахманов.Он указал, что до 2019 требования к собственному капиталу банков увеличится с 30 млрд тенге до 100 млрд тенге. С 1 июня 2017 собственный капитал банков составит 50 млрд тенге. — Это не значит, что те банки, которые не будут достигать такого капитала, будут ликвидированы или станут банкротами. Это значит, что этому банку не разрешат привлекать депозиты физических лиц на сумму более 50 млрд. Если сумма собственного капитала будет больше 50 млрд, то тогда на него не будут накладываться ограничения по суммам привлекаемых депозитов, – указал директор департамента. – Уже 8 банков имеют капитал свыше 100 млрд. Мы ожидаем, что у нас будет 10-12 крупных банков, и это повысит конкурентоспособность и финансовую инклюзивность, повысит навыки банков по мобилизации пользователей. Это поможет сформировать основу для продолжения банковской деятельности, поможет поддержать уверенность населения в банках. Это улучшит конкурентоспособность банков Казахстана и позволит конкурировать с 50 крупными банками нашего соседа – России.Нурлан Абдрахманов несколько раз за время своего выступления сказал, что банки без капитала в 100 млрд будут жить дальше и, возможно, даже счастливо. Но все равно у участников форума возник вопрос: «Кто кого будет покупать?» Ответа на него не прозвучало. Но можно ожидать, что ближайшие годы станут так же, как и 2014, поворотными для финансового рынка с точки зрения объема слияний и поглощений. http://forbes.kz/finances/finance/kayrat_kelimbetov_myi_stali_nemnojko_umnee

Выбор редакции
30 октября 2014, 21:14

Без заголовка

"Никаких дополнительных причин для проведения каких-то валютных корректировок, девальвации мы не рассматриваем", - об этом сегодня заявил председатель Национального банка Казахстана Кайрат Келимбетов на брифинге в Службе центральных коммуникаций.

Выбор редакции
30 октября 2014, 08:41

Председатель Национального банка Казахстана считает, что в ближайшие 3 года цены на нефть продолжат падение

Председатель Национального банка Казахстана Кайрат Келимбетов считает, что в ближайшие 3 года цены на нефть продолжат падение. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
23 октября 2014, 09:48

Глава Нацбанка Казахстана: Cнижение среднегодовой цены до $60 за баррель нефти - не повод для девальвации

Астана. Наблюдаемое в настоящее время снижение мировых цен на нефть не является поводом для очередной корректировки курса тенге.   Национальная валюта Казахстана может выдержать и более существенное их снижение, сказал председатель Национального банка РК Кайрат Келимбетов. «Да, сегодня рубль - ...

Выбор редакции
23 октября 2014, 08:55

Cнижение среднегодовой цены до $60 за баррель нефти - не повод для девальвации, - глава Нацбанка Казахстана

Наблюдаемое в настоящее время снижение мировых цен на нефть не является поводом для очередной корректировки курса тенге, национальная валюта Казахстана может выдержать и более существенное их снижение, сказал 22 октября председатель Национального банка РК Кайрат Келимбетов. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
21 октября 2014, 23:50

Без заголовка

Глава Национального банка / Центрального банка/ Казахстана Кайрат Келимбетов сегодня исключил возможность девальвации национальной валюты тенге. Он заявил, что поводов для беспокойства нет, не нужно верить слухам о девальвации.

Выбор редакции
21 октября 2014, 20:29

Глава Нацбанка Казахстана уверен в устойчивости тенге

В настоящее время нет оснований сомневаться в устойчивости казахстанского тенге, заявил во вторник на пресс-конференции в Астане глава Национального банка республики Кайрат Келимбетов.

Выбор редакции
21 октября 2014, 19:10

Глава Нацбанка Казахстана уверен в устойчивости тенге

В настоящее время нет оснований сомневаться в устойчивости казахстанского тенге, заявил во вторник на пресс-конференции в Астане глава Национального банка республики Кайрат Келимбетов. "Я бы говорил о смещении коридора паритета ...

21 октября 2014, 18:18

Глава Нацбанка Казахстана ответил на вопрос о своей отставке в случае девальвации

Кайрат Келимбетов на брифинге в Службе центральных коммуникаций ответил на вопрос журналистов о том, готов ли он оставаться руководителем Нацбанка в случае еще одной девальвации в Казахстане, сообщают казахстанские сми. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

21 октября 2014, 14:42

Казахстан ждет замедления роста экономики в 2014 г. до 4-5%

Казахстан ждет замедления роста экономики в 2014 году до 4-5 процентов с 6 процентов в прошлом году на фоне низких цен на нефть и металлы, сказал во вторник глава Нацбанка Кайрат Келимбетов. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

21 октября 2014, 14:14

Казахстан ухудшил прогноз роста ВВП

Казахстан, экономика которого зависит от конъюнктуры на сырьевых рынках, прогнозирует охлаждения роста экономики в текущем году до 4%-5% с 6% в 2013 г. в условиях удешевления нефти и металлов, заявил глава Национального банка Кайрат Келимбетов.

03 июля 2014, 18:04

Глава Нацбанка Казахстана: Москва, Минск и Астана создадут единый регулятор

К 2025 году Россия, Казахстан и Белоруссия могут создать единого регулятора - Евразийский центральный банк. По решению лидеров государств, он будет расположен в Алма-Ате. Об этом, а также о состоянии казахстанской экономики рассказал глава Нацбанка Казахстана Кайрат Келимбетов.