• Теги
    • избранные теги
    • Разное1153
      • Показать ещё
      Страны / Регионы905
      • Показать ещё
      Компании883
      • Показать ещё
      Люди302
      • Показать ещё
      Показатели199
      • Показать ещё
      Международные организации136
      • Показать ещё
      Формат49
      Издания66
      • Показать ещё
      Сферы1
18 января, 15:39

Frontrunning: January 18

Business euphoria over Trump gives way to caution, confusion (Reuters) Biden Lashes Out at Trump Over Comments on NATO (WSJ) Number of House Democrats Skipping Inauguration Grows (WSJ) Rising U.S. shale-oil output threatens OPEC’s production pact (MW) China urges U.S. to bar Taiwan delegation from Trump inauguration (Reuters) IEA Sees Significant Gains in U.S. Shale Oil as Prices Rise (BBG) Tom Price to Face Questions on Stock Trades, Obamacare (WSJ) Trump commerce nominee Ross to tell senators: 'I am not anti-trade' (Reuters) HSBC CEO Says Bankers Generating 20% of London Revenue May Move (BBG) FTC Sues Chip Maker Qualcomm (WSJ) As caliphate crumbles, Islamic State lashes out in Iraq (Reuters) ‘Clinton Cash’ Book Got Most of Its Funding From a Hedge Star (BBG) Whistleblower Snowden can apply for Russian passport next year (Reuters) How Obama Changed Investing Forever (BBG) F-35’s ‘Grotesque Overruns’ Now Past, Says Pentagon Chief (BBG) Potentially nasty fight looms over Trump U.S. Supreme Court pick (Reuters) Capital curbs push Chinese firms to risky, costly dollar bonds (Reuters) Elder ex-president Bush recovering in hospital after breathing problems (Reuters) Billionaire Steyer Says There’s ‘No Limit’ on His Spending Against Trump (BBG) Trump’s Options for Weakening Dollar Extend Beyond Tweets (BBG) This Team Runs Mark Zuckerberg’s Facebook Page (BBG)   Overnight Media Digest WSJ - President Barack Obama shortened Chelsea Manning's 35-year prison sentence Tuesday, setting a May release for the former Army intelligence analyst convicted of leaking government secrets. http://on.wsj.com/2jvewBH - As Donald Trump prepares to take the oath of office, a growing share of Americans disapprove of how he has handled his transition to the White House, a new Wall Street Journal/NBC News poll finds. http://on.wsj.com/2jv969N - The Federal Trade Commission on Tuesday sued Qualcomm Inc alleging the semiconductor company engaged in unlawful tactics to maintain a monopoly on a type of chip used in cellphones. http://on.wsj.com/2jvgIsP - Theranos failed a second major U.S. regulatory inspection of its laboratory facilities, people familiar with the situation said, a setback the Silicon Valley blood-testing firm hasn't disclosed to investors or patients. http://on.wsj.com/2jvbrkZ - British American Tobacco agreed to take full control of Reynolds in a $49.4 billion deal that marks renewed interest among international players in the U.S. tobacco market. http://on.wsj.com/2jv7L2T - Allergan PLC will pay $15 million in fines and admit to disclosure violations during a hostile takeover bid from Valeant Pharmaceuticals International Inc, the Securities and Exchange Commission said Tuesday. http://on.wsj.com/2jvaiKj - Deutsche Bank completed a $7.2 billion deal to resolve U.S. claims that it misled investors on mortgage securities it sold before the 2008 financial crisis, authorities said. http://on.wsj.com/2jvceCF - Prime Minister Theresa May said the U.K. intends to leave the EU's single market, outlining a plan for a clear break from the bloc and answering the biggest open question about her vision for Britain's future. http://on.wsj.com/2juYSpM   FT * Environmental group Greenpeace International on Tuesday slammed HSBC Holdings Plc for allegedly funding palm oil companies in Indonesia that it says have destroyed tropical rainforests. * British engineering group Rolls-Royce Plc's leadership was aware about its ongoing corruption in 2010 but chose not to inform the concerned authorities, according to a court ruling. * Britain will quit the EU single market when it leaves the European Union, Prime Minister Theresa May said on Tuesday in a decisive speech that set a course for a clean break with the world's largest trading bloc. * In his first remarks since being chosen as BBC chairman, David Clementi told a parliamentary committee that a 2015 deal with the government will be of "severe financial pressure" during the next five years.   Canada THE GLOBE AND MAIL ** AltaGas Ltd is gearing up for a C$500 million ($382.38 million) propane export project, hoping to breathe new life into a northern British Columbia port that has been hurt by sluggish coal shipments over the past three years. https://tgam.ca/2iPmrIP ** Billionaire investor Wilbur Ross, chosen by U.S. President-elect Donald Trump to reshape U.S. trade policy, has informed Canada that rules of origin and independent dispute tribunals will be central to talks aimed at resetting the North American free-trade agreement. https://tgam.ca/2iPivrs ** The Trudeau government is weeks away from an inaugural round of talks on a free-trade agreement with China as it presses ahead a central objective in its plan to deepen ties with the world's second-largest economy. https://tgam.ca/2iPfg3w NATIONAL POST ** Canada Mortgage and Housing Corp, the Crown corporation that controls the majority of the mortgage default insurance market in the country, is raising premiums for a third time in the last couple of years and says new regulations are forcing its hand. http://bit.ly/2jJwxts ** Bombardier Inc's new management team has given the head of the Toronto Transit Commission "much greater confidence" that the city's delay-plagued C$1.2 billion ($917.71 million) streetcar order will be completed by 2019 as originally planned, TTC Chief Executive Andy Byford said Tuesday. http://bit.ly/2jJzqu6 ** Canadian oil and gas producers happy to see the end of the Obama era are quickly coming to the realization that the imminent Trump presidency could be even more challenging if he moves forward with the adoption of a border adjustment tax. http://bit.ly/2jJqwNb   Britain The Times British American Tobacco agrees $49 bln deal to take over rival British American Tobacco Plc has agreed terms of a $49.4 billion recommended offer to take control of Reynolds American Inc, the second-largest seller of cigarettes in the United States. An earlier $47 billion offer to create the world's largest listed tobacco company by turnover was rejected in November as too low. http://bit.ly/2jWHmaB The Guardian Rolls-Royce apologises in court after settling bribery case The engineering giant Rolls-Royce Holdings Plc has apologised after it was found to have paid bribes including a luxury car and millions of pounds' worth of cash to middlemen to secure orders in six countries, including Indonesia, Russia and China. http://bit.ly/2jwo132 Southern rail strikes suspended as two sides agree to TUC talks A strike by train drivers on Southern rail planned for next week has been suspended and talks announced, raising fresh hopes of a resolution to the long-running dispute. http://bit.ly/2k0l9wG Apple increases App Store prices by 25 pct following Brexit vote Apple Inc is raising prices on its UK App Store by almost 25 percent to reflect the sharp depreciation of the pound following a vote in June to leave the European Union. http://bit.ly/2ix0rE8 The Telegraph Deliveroo to hire hundreds of engineers at London HQ The British food delivery company Deliveroo plans to hire 300 software and hardware engineers to work at its new London headquarters, trebling its current engineering headcount. http://bit.ly/2jWKxyX Micro Focus picks HP exec to lead software group after 7 bln stg deal One of HP Enterprise's most senior executives will take charge of Micro Focus International Plc after the FTSE 100 group completes its 7 billion pounds reverse-takeover of HPE's software business. Micro Focus announced on Tuesday that Chris Hsu will become chief executive of the enlarged group when the deal completes in the third quarter of this year. http://bit.ly/2jWIgEe Sky News Fintech giants have Motive to back Summers A group of leading financial technology executives will this week launch a next-generation vehicle that has identified a business backed by former U.S. Treasury Secretary Larry Summers as its first deal target. Motive Partners, whose founders include Rob Heyvaert, a former executive at the software company FIS, and the ex-Interactive Data Corporation chief executive Stephen Daffron, will be unveiled at the World Economic Forum in Davos. http://bit.ly/2jW0i9A  

18 января, 14:31

Floating Rate ETF (FLTR) Hits New 52-Week High

This floating rate bond ETF hits new 52-week high. Are more gains in store for this ETF?

18 января, 11:50

Overview of Vanguard Long-Term Investment-Grade Investor Fund (VWESX)

Vanguard Long-Term Investment-Grade Investor (VWESX) a Zacks Rank #1 (Strong Buy) invests in a widely diversified group of long-term bonds, most of them issued by corporations with strong credit ratings

18 января, 09:30

Ход конём. "Ростех" придумал, как обойти санкционные ловушки в Ираке

Что бы ни говорили топ-менеджеры российских госкорпораций о том, что санкции США не оказали на них никакого давления, это не совсем так. А, например, для "Ростеха" совсем не так. В декабре 2015 года одна из крупнейших российских госкорпораций вместе с чередой своих "дочек" вошла в блэк-лист Казначейства США. Попадание в этот "хит-парад" принесло компании запрет на привлечение американских кредитов на срок более чем в 30 дней, а также табу на различные финансовые операции с партнёрами из Штатов. Это привело к ухудшению финансового положения "Технопромэкспорта" (ТПЭ) — компании, которая занимается реконструкцией одной из крупнейших в Ираке ТЭС — "Харта", об этом рассказал Лайфу его представитель.  Хотя у компании заказов хватает (согласно её собственным сведениям, она сейчас строит 14 объектов в России и за её пределами), вероятно, дополнительные средства ей не помешали бы. Один из важнейших проектов ТПЭ за рубежом — реконструкция теплоэлектростанции "Харта" в Ираке — является для неё полностью убыточным. Ближневосточные партнёры вот уже год задерживают оплату проделанной работы, говорит знакомый с ходом реконструкции источник Лайфа. — В итоге проект фактически встал, и теперь непонятно, когда будет закончен, — утверждает он. Изначально восстановление под ключ двух энергоблоков (каждый по 200 МВт), которым там занимается ТПЭ, должно было завершиться через 30 месяцев после вступления контракта в силу, рапортовала сама компания накануне подписания злополучного соглашения в 2009 году. С учётом того что к работам "Технопромэкспорт" приступил в 2010-м, договор должен был быть выполнен ещё в 2012–2013 гг. — Если оплата будет задерживаться и дальше, то проект, вполне вероятно, не удастся завершить даже в 2017 году. Более того, компания элементарно может недотерпеть и закрыться, — жалуется источник. Несмотря на такие мрачные перспективы, "Ростех" не намерен уходить с иракского рынка. Выполнить свои обязательства перед "не платящим клиентом", да ещё и силами своей теперь уже не совсем финансово состоятельной дочки госкорпорация решила путём хитрости. Как выяснил Лайф, лицензию на ведение работ было решено просто переоформить на другое принадлежащее "Ростеху" юрлицо, которое не подпадает под американские санкции. Вероятнее всего, это будет ООО "Инжиниринговая компания Технопромэкспорт" (ИК ТПЭ). Как и ТПЭ, новая компания тоже "заточена" на продажу и установку энергооборудования, свидетельствует "СПАРК-Интерфакс". Но у неё, по планам боссов "Ростеха", должна появиться возможность привлекать выгодные западные кредиты. Руководство республики не против такой замены, утверждает близкий к ситуации собеседник Лайфа. Даже более того, Багдад предлагает "Ростеху" взяться ещё за несколько проектов реконструкции разрушенных войнами ТЭС "Юсифия" (находится недалеко от столицы. ТПЭ уже вёл её реконструкцию, но проект пришлось отложить в связи с американской кампанией 2004 года), ТЭС "Дибис"(недалеко от города Киркук, сейчас под контролем террористов) и ТЭС "Удхем". Но вряд ли "Ростех" заинтересуется предложением, пока не получит деньги по уже реализуемому проекту "Харты", считает источник Лайфа в корпорации. — Никакой гарантии, что долга не будет хотя бы по этим проектам, нет. По той же "Юсифии" иракцы до сих пор остаются нам должны $3,4 млн. Впрочем, мы от проектов не отказываемся и пока оставляем их "на потом", — заверил он Лайф. Огромную часть бюджета Ирака ещё с 2014 года съедает война с ИГИЛ (организация запрещена в России. — Прим.ред.), страна не в силах рассчитаться не то что со зарубежными, но даже со своими компаниями: её государственный бюджет на этот год запланирован с дефицитом в размере $17,7 млрд, ранее говорил Лайфу аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. Санкции вернутся к "Ростеху" Хитрость, на которую пошёл "Ростех" Сергея Чемезова, была вполне очевидным выходом из ситуации. — Вариант ненадёжный, но американцам не составит труда добавить компанию к уже существующему санкционному списку всего за пару-тройку дней, замечает в разговоре с Лайфом управляющий партнер юридической компании Law Office of Fedor Kozlov & Associates Федор Козлов. Приказ президента США наделяет местный Минфин максимально широкими полномочиями. К примеру, ведомство может применять санкции к юридическим лицам, не отвечающим формальным критериям причисления к компаниям-нарушителям. При этом решение о применении репрессивных мер может быть принято весьма оперативно: отвечающий за санкции Департамент по контролю за иностранными активами обязан согласовывать свои действия только с Минюстом США Управляющий партнёр юридической компании Law Office of Fedor Kozlov & Associates Федор Козлов Опыт прошлых лет указывает, что соответствующие решения могут быть приняты в течение всего нескольких суток, к примеру, вопрос об аресте активов Каддафи был решён в течение трёх дней, заметил Козлов. 

17 января, 23:24

U.S. imposes sanctions on Bosnian Serb nationalist leader Dodik

WASHINGTON (Reuters) - The United States imposed sanctions on Bosnian Serb nationalist leader Milorad Dodik on Tuesday for actively obstructing efforts to implement the 1995 Dayton Accords that ended the more than three-year war in Bosnia and Herzegovina.

Выбор редакции
17 января, 21:19

Результаты аукциона по продаже 4-недельных долговых обязательств США

Казначейство США разместило 4-недельные долговые обязательства на сумму 44,606 млрд. долларов Доходность 4-недельных долговых обязательств составила 0,520% против 0,500% на предыдущем аукционе. Отношение спроса и предложения составило 3,54 по сравнению с 3,46 за последнее размещение. Непрямые покупатели, в число которых входят иностранные центральные банки, выкупили 40,87% от объёма размещения по сравнению с 18,28% на предыдущем аукционе. Прямые покупатели (в основном национальные банки и инвестиционные фонды) выкупили 1,79% от объёма размещения по сравнению с 7,96% на предыдущем аукционе Первичные дилеры выкупили 57,34% от объёма размещения по сравнению с 73.76% на предыдущем аукционе. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

17 января, 20:49

Трамп снова заговорил о нежелательности сильного доллара

Трамп снова заговорил о нежелательности сильного доллараИтак, на паре евро-доллар продолжается восходящий тренд, во вторник показан новый максимум года на отметке 1.0719. Аналитические ленты говорят о том, что доллар падает из-за свежего высказывания Трампа о том, что доллар слишком крепок и это "убивает нас". На самом деле Трамп все время об этом говорил. В то же время Трамп все время говорил о том, что необходимо проводить стимулирование экономического роста с помощью госрасходов. После победы Трампа это было интерпретировано как фактор, играющий в пользу доллара. Однако эта интерпретация в корне не верна. Дело в том, что наращивание госрасходов имеет смысл проводить именно тогда, когда национальная валюта дешева. Иначе вторичные эффекты от стимулирования спроса во многом уйдут на покупку импортных товаров (это азы экономической теории). С другой стороны, для того, чтобы проводить стимулирование экономики за счет бюджетных средств, нужно иметь эти самые средства, а в условиях, когда США живут при хроническом дефиците бюджета (госдолг к ВВП составлял около 105% на 2 кв. 2016 года), взять эти средства можно только заняв их на рынке. А занимать США деньги на рынке могут только тогда, когда рынок готов заносить деньги в американские Treasuries. И это может происходить только при высокой уверенности инвесторов в том, что доллар будет стабилен или будет расти. И вот на дорогом долларе, против евро это был диапазон 1.05-1.15, Казначейство США и нарастило госдолг США почти на 2 трлн. долл. за полтора года, с момента повышения потолка госдолга в сентябре 2015 года, почти до 20 млрд. долл. (по данным на 30 декабря 2016 года госдолг вырос до новой рекордной отметки в 19.939 млрд. долл., хотя публичный/рыночный долг начал сокращаться уже в декабре, просто 30 декабря госдолг вырос одномоментно на 100 млрд. долл. за счет внутригосударственных закупок, госдолг США делится на debt held by public и intragovernmental debt). Теперь деньги есть, нужно их потратить на стимулирование экономики, и в этот момент доллар уже должен быть дешевым. Интересно, что весь этот план начал проводиться в действие задолго до победы Трампа. Так, дефицит в 2017 финансовом году прогнозируется на уроне 600 млрд. долл. против 587 млрд. долл. в 2016 финансовом году и 439 млрд. долл. в 2015 финансовом году. Фактически же дефицит в 2017 году может оказаться заметно больше чем 600 млрд. долл. (благо, деньги уже есть), так как изначально дефицит бюджета в 2016 финансовом году прогнозировался на уровне 454 млрд. долл., то есть на уровне 2015 фингода. Таким образом, США еще в 2016 году отказались от политики сокращения дефицита бюджета, которая проводилась ранее администрацией Обамы (от рекордного дефицита 1 трлн. 417 млрд. долл. в 2009 фингоду, тогда необходимость огромного дефицита бюджета была вызвана тем, что экономику надо было выводить из кризиса 2008 года). Таким образом, совместные действия Казначейства США и ФРС (ФРС обеспечила дорогой доллар, Казначейство разместило долг) заранее создали всю базу для будущей политики Трампа. Вообще такие циклы привлечения долга/стимулирования экономики – вещи достаточно долгие по срокам, соответственно, политики здесь мало на что могут повлиять. Все это было запланировано заранее, точно также как падение доллара было просто необходимо рано или поздно начинать делать вне зависимости от того, кто бы победил на выборах. А Трамп, говоря, что крепкий доллар “убивает нас”, просто констатирует очевидное. Промпроизводство США падает 15 месяцев подряд в годовом выражении, но почему-то это раньше замечать упорно не хотели (просто потому, что дорогой доллар еще был нужен для завершения цикла наращивания долга). Теперь масс-медиа вслед за Трампом вдруг осознали, что дорогой доллар – это негатив. Ведь надо же аналитическим лентам как-то объяснять, почему доллар вдруг начал падать, хотя после заседания ФРС 14 декабря казалось, что повышение ставки ФРС и обещание повысить ставку еще 3 раза в 2017 году должны загнать доллар на “паритет”. На самом деле доллар сейчас опускают крупнейшие мировые банки, которые выполняют заказ на его обесценение. Параллельно, естественно, не забывая о своих интересах, ведь покупать евро-доллар надо так, чтобы потом заработать на закрытии открытых позиций. Собственно именно по этой причине мы и увидели финальные заходы евро-доллара ниже отметки 1.05 в конце декабря-начале января. Пока рынок верил в ”паритет”, крупные игроки уже начали покупать евро, покупки будут продолжаться еще долго, но рыночные массы по инерции пока верят в сильный доллар. Потом, когда тренд на падение доллара будет уже очень сильным, скажем, после пробития 1.15, рынок уже будет просто хоронить доллар. К тому моменту на слуху появятся весомые объяснения, почему доллар так падает, и рыночные массы будут уже продавать доллар, а крупные игроки будут закрывать свои позиции об них. Скажем, осенью 2013 года, когда правительство США не работало полтора месяца и масс-медиа всерьез обсуждали тему “дефолта доллара”, курс евро был на максимумах в районе отметки 1.37. В общем, все будет как всегда.Источник: FxTeam

Выбор редакции
17 января, 20:25

Результаты аукциона по продаже 6-месячных долговых обязательств США

Казначейство США разместило 6-месячные долговые обязательства на сумму 27,326 млрд. долларов Доходность 6-месячных долговых обязательств составила 0,605% против 0,590% на предыдущем аукционе. Отношение спроса и предложения составило 3,35 по сравнению с 3,74 за последнее размещение. Непрямые покупатели, в число которых входят иностранные центральные банки, выкупили 35,23% от объёма размещения по сравнению с 42,10% на предыдущем аукционе. Прямые покупатели (в основном национальные банки и инвестиционные фонды) выкупили 2,73% от объёма размещения по сравнению с 2,26% на предыдущем аукционе. Первичные дилеры выкупили 62,04% от объёма размещения по сравнению с 55.64% на предыдущем аукционе. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

Выбор редакции
17 января, 20:21

Результаты аукциона по продаже 3-х месячных долговых обязательств США

Казначейство США разместило 3-месячные долговые обязательства на сумму 33,453 млрд. долларов Доходность 3-месячных долговых обязательств составила 0,530% против 0,510% на предыдущем аукционе. Отношение спроса и предложения составило 3,22 по сравнению с 3,64 за последнее размещение. Непрямые покупатели, в число которых входят иностранные центральные банки, выкупили 24,36% от объёма размещения по сравнению с 27,10% на предыдущем аукционе. Прямые покупатели (в основном национальные банки и инвестиционные фонды) выкупили 4,01% от объёма размещения по сравнению с 4,73% на предыдущем аукционе Первичные дилеры выкупили 71,63% от объёма размещения по сравнению с 68.17% на предыдущем аукционе. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

16 января, 16:11

Мстительный американец заставил чиновников считать пять тележек мелочи

В американском городе Лебанон Ник Стаффорд наказал нерадивых чиновников, привезя в местный Департамент транспорта пять тележек с мелочью в счет неуплаченных налогов, сообщает РИА Новости. Кадр видео TubeViral Дело в том, что американец долгое время пытался выяснить, каким налогом будут облагаться два новых автомобиля его семьи. Однако представители департамента не предоставили мужчине телефонные номера необходимых ему специалистов, что, по словам Стаффорда, противоречит федеральному Закону о свободе информации. Потратив несколько месяцев на споры с чиновниками, американец подал в суд на департамент транспорта. Однако в ходе судебного процесса помощник генерального прокурора штата Вирджиния передал истцу требуемый список телефонных номеров, и поэтому судья объявил о прекращении рассмотрения дела. Но Стаффорд не остановился на этом. «Они собираются и дальше причинять мне хлопоты, поэтому я позабочусь о том, чтобы им тоже было неудобно», — заявил он журналистам. Выяснив, что налог на новые автомобили составит 3 тысячи долларов, американец оформил в местном банке заказ на выдачу 300 тысяч одноцентовых монет, погрузил их в пять тележек и отвез в департамент. Вес монет составил 726 килограмм, а сотрудники департамента пересчитывали мелочь вручную на протяжении семи часов. «Я считаю, что прозрачность властных структур и их готовность помочь людям имеют большое значение для нашей страны, для нашей демократии», — сказал мужчина. При этом отмечается, что необычная «месть» Стаффорда не привела к нарушению закона. Так, согласно акту Казначейства США об обращении монет от 1965 года, все американские госслужбы обязаны принимать платежи в монетах. Читайте также: Депутата Карагусову возмутила работа налоговиков-«карателей»>> В Костанае ребенку оторвало пальцы петардой (фото)>> В известном алматинском ресторане произошел пожар>> В Атырау осудили группировку, отбиравшую выручку у проституток>> Как в кино: соцсети восхитила работа алматинских коммунальщиков (видео)>> Испанская чиновница вызвала переполох мини-юбкой в Саудовской Аравии (фото)>>

16 января, 15:52

Без заголовка

**Should-Read:** This first from Ken Rogoff is very sensible. But IMHO it fits awkwardly with the "debt supercycle" view. We are now, after all, a decade into repair of the debt supercycle after the crash. Why then is this still a big problem? It seems to me an implicit admission...

Выбор редакции
16 января, 14:30

Пара доллар-рубль может пройти отметку 59

Ждем продолжения падения доллара на этой неделе Итак, показав в четверг максимум на отметке 1.0685, пара евро-доллар приостановила рост, и уже совершила несколько колебаний в диапазоне 1.06-1.07. Нефть с четверга также колеблется между 55 и 56 долл. за баррель Brent, а рубль стоит около 59.50, нефть в рублях в моменте 3300, на средних уровнях. Впрочем, мы по-прежнему уверены в том, что доллар продолжит падать, конкретно на этой неделе есть все причины ждать его падения. Во-первых, на этой неделе, в отличие от прошлой, нет серии размещений нот/бондов Казначейства США, хотя в четверг размещается единичный выпуск 10-летних нот TIPS, но только на 13 млрд долл. Во-вторых, хотя по биллям (векселям), размещаемым на этой неделе, стоят те же объемы, что в предыдущие две недели, т.е. 34 и 28 млрд долл. по 3-мес. и 6-мес. биллям соответственно и 4

16 января, 13:53

Действия Казначейства США практически гарантируют падение доллара в перспективе ближайших месяцев - ВТБ 24

"Показав в четверг максимум на отметке 1.0685, пара евро-доллар приостановила рост, и уже совершила несколько колебаний в диапазоне 1.06-1.07, - комментирует аналитик ВТБ24 Алексей Михеев. - Нефть с четверга также колеблется между 55 и 56 долл. за баррель Brent, а рубль стоит около 59.50, нефть в рублях в моменте 3300, на средних уровнях. Впрочем, мы по-прежнему уверены в том, что доллар продолжит падать, конкретно на этой неделе есть все причины ждать его падения. Во-первых, на этой неделе, в отличие от прошлой, нет серии размещений нот/бондов Казначейства США, хотя в четверг размещается единичный выпуск 10-летних нот TIPS, но только на 13 млрд долл.. Во-вторых, хотя по биллям (векселям), размещаемым на этой неделе, стоят те же объемы, что в предыдущие две недели, т.е. 34 и 28 млрд долл. по 3-мес. и 6-мес. биллям соответственно и 45 млрд. по 4-недельным биллям, чистое погашение по биллям на этой неделе составляет почти 22 млрд долл.. В частности, по 4-недельным биллям 4 недели назад размещалось 55 млрд долл., а в этот раз 45 млрд долл., соответственно только здесь получается 10 млрд долл. чистого погашения. Датой расчета по биллям каждую неделю является четверг, соответственно 22 млрд долл. ликвидности в этот четверг выйдут на рынки. Много это или мало для рынков? Если экстраполировать такой объем, то за неделю 22 млрд долл. - это за месяц 88 млрд долл., а это больше, чем программа QE3 в США. Конечно, тут объемы чистого погашения не фиксированы, все зависит от поведения Казначейства США, если Казначейство заметно повысит в будущем объемы предложения по биллям, то и цикл погашения/сокращения короткого долга закончится. Но все говорит о том, что Казначейство совершенно осознанно идет на сокращение короткого долга, и это тенденция на несколько месяцев. Впрочем, в конце января Казначейство выпустит свой квартальный прогноз по привлечению, из которого его планы станут еще более ясны. Но и без этого понятно, что действия Казначейства практически гарантируют падение доллара на ближайшие месяцы. А на доллар-рубле на этой неделе мы ждем прорыва отметки 59".

16 января, 12:39

Ждем продолжения падения доллара на этой неделе

Ждем продолжения падения доллара на этой неделеИтак, показав в четверг максимум на отметке 1.0685, пара евро-доллар приостановила рост, и уже совершила несколько колебаний в диапазоне 1.06-1.07. Нефть с четверга также колеблется между 55 и 56 долл. за баррель Brent, а рубль стоит около 59.50, нефть в рублях в моменте 3300, на средних уровнях. Впрочем, мы по-прежнему уверены в том, что доллар продолжит падать, конкретно на этой неделе есть все причины ждать его падения. Во-первых, на этой неделе, в отличие от прошлой, нет серии размещений нот/бондов Казначейства США, хотя в четверг размещается единичный выпуск 10-летних нот TIPS, но только на 13 млрд. долл. (см. https://treasurydirect.gov/instit/instit.htm , вкладка Upcoming Auctions). Во-вторых, хотя по биллям (векселям), размещаемым на этой неделе, стоят те же объемы, что в предыдущие две недели (объемы см. также в предыдущей ссылке), т.е. 34 и 28 млрд. долл. по 3-мес. и 6-мес. биллям соответственно и 45 млрд. по 4-недельным биллям, чистое погашение по биллям на этой неделе составляет почти 22 млрд. долл. ( см. https://treasurydirect.gov/instit/annceresult/press/press_cashpydwn.htm ). В частности о 4-недельным биллям 4 недели назад размещалось 55 млрд. долл., а в этот раз 45 млрд. долл., соответственно только здесь получается 10 млрд. долл. чистого погашения. Датой расчета по биллям каждую неделю является четверг, соответственно 22 млрд. долл. ликвидности в этот четверг выйдут на рынки. Много это или мало для рынков? Если экстраполировать такой объем, то за неделю 22 млрд. долл. - это за месяц 88 млрд. долл., а это больше, чем программа QE3 в США. Конечно, тут объемы чистого погашения не фиксированы, все зависит от поведения Казначейства США, если Казначейство заметно повысит в будущем объемы предложения по биллям, то и цикл погашения/сокращения короткого долга закончится. Но все говорит о том, что Казначейство совершенно осознанно идет на сокращение короткого долга, и это тенденция на несколько месяцев. Впрочем, в конце января Казначейство выпустит свой квартальный прогноз по привлечению, из которого его планы станут еще более ясны. Но и без этого понятно, что действия Казначейства практически гарантируют падение доллара на ближайшие месяцы. А на доллар-рубле на этой неделе мы ждем прорыва отметки 59.Источник: FxTeam

14 января, 12:36

Бюджетный кризис в США: Первое падение сбора налогов с 2010 года на 12-ти месячном интервале

Поступления доходов в бюджет США в декабре составило 91.3% от декабря прошлого года - более худшего месячного падения в % не случалось с января 2010 года.  В баксах падение составило $30.4 ярда - после сентября 2009 хуже этого было лишь в прошлом апреле, когда и возобновился бюджетный кризис. 

Выбор редакции
13 января, 14:38

Futures Rise On Friday 13th Ahead Of Deluge Of Bank Earnings; Dollar Continues To Decline

European shares rose as Fiat rebounded on hopes concerns about parallel to Volkswagen are overblown, Asian stocks were little as Chinese shares fell to the lowest level of 2017 after poor export data, and U.S. equity-index futures rose ahead of a deluge of bank earnings. The dollar is headed for a weekly loss and gold trades at the highest price in almost two months. On this supposedly unlucky day it's US bank earnings that are going to be a big attraction with JPM, Wells Fargo and BofA reporting all prior to or at the open. As DB notes overnight, after the Trump trades disappointment this week - which continued yesterday - this will likely impact the overall direction of markets. The focus this morning however has been the gloomy December trade numbers out of China which were released overnight. In US Dollar terms exports dropped -6.1% yoy in December which is a fair bit more than expected (-4.0% consensus) and also down from -1.6% in the month prior. At the same time imports shrunk to +3.1% yoy (vs. +3.0% expected) from +4.7% and so had the effect of reducing the surplus. A weaker yuan did help to cushion the fall in exports in local currency terms (+0.6% yoy vs. -0.1% expected). The trade surplus was $40.82 billion for December, versus November's $44.61 billion. On an annual basis, 2016 exports fell 7.7% and imports down 5.5% . The export drop was the second annual decline in a row and the worst since the depths of the global crisis in 2009. It will be tough for foreign trade to improve this year, especially if the inauguration of Trump and other major political changes limit the growth of China's exports due to greater protectionist measures, the country's customs agency said on Friday. It will be tough for foreign trade to improve this year, especially if the inauguration of Trump and other major political changes limit the growth of China's exports due to greater protectionist measures, the country's customs agency said on Friday.  China's trade surplus with the United States was $366 billion in 2015, according to U.S. customs data, which Trump could seize on in a bid to bring Beijing to the negotiating table to press for concessions, economists at Bank of America Merrill Lynch said in a recent research note. "The trend of anti-globalization is becoming increasingly evident, and China is the biggest victim of this trend," customs spokesman Huang Songping told reporters. "We will pay close attention to foreign trade policy after Trump is inaugurated president,” Huang said. Trump will be sworn in on Jan. 20. As we have said for years, central bankers can print everything except trade, and that particular omission is starting to become particularly felt in a world which has grown so reliant on globally interconnected supply chains and logistics. Meanwhile in capital markets, the dollar headed for a weekly loss and gold traded at the highest price in almost two months as investors were concerned that market moves since the U.S. election have gone too far. European stocks and U.S. equity futures climbed and Chinese shares fell after data on exports. The USD was fractionally lower after touching the lowest point in almost a month on Thursday. The Stoxx Euro 600 Index rebounded from its biggest drop since the end of November as Federal Reserve Chair Janet Yellen reiterated that the U.S. economy is doing well. The Shanghai Composite Index fell to its lowest level of the year, while the Shenzhen Composite slide to the lowest level in 5 months after a crackdown on insurers and as trade data showed China’s overseas shipments remain subdued. In a week characterized by a reversal in many of the market moves seen since Donald Trump’s election, Friday will see the release of a report on U.S. holiday-season retail sales as well as earnings from Bank of America Corp., JPMorgan Chase & Co., and Wells Fargo & Co. Since Trump’s victory. The scheduled of financial earnings this morning is as follows: BlackRock (BLK) 6:30am, Exp. $5.02 Bank of America (BAC) 6:45am, Exp. $0.38 PNC Financial Services (PNC) 6:45am, Exp. $1.85 First Republic Bank (FRC) 8am, Exp. $1.03 JPMorgan Chase & Co (JPM) 8am, Exp. $1.43 Wells Fargo & Co (WFC) 8am, Exp. $1.00 "The banking sector will be the major focus," said Naeem Aslam, chief market analyst at Think Markets UK. "With rising interest rates and hopes of more friendly regulation, the shares of these banks have a lot of upside in the coming days." Overnight, in a town hall meeting, Janet Yellen said that the U.S. economy is doing well, with inflation now pretty close to the Fed’s 2 percent target. The central bank should begin discussing how to shrink its bloated balance sheet this year, according to three regional Fed presidents who stepped up pressure for a debate on when to unwind emergency-era measures that the Fed preferred to postpone. A snapshot of markets reveals that  the Stoxx Europe 600 Index climbed 0.6 percent at 10:55 a.m. London time, rebounding from a 0.7 percent drop on Thursday. Automakers rose 0.4 percent after tumbling the most since July following U.S. government accusations that Fiat Chrysler Automobiles NV violated pollution laws. Health-care shares rose for the first time in three days after sliding on concern over price pressures under Trump. The Shanghai Composite Index slid 0.2% in a fourth day of losses, the longest run since October. Overseas shipments dropped 6.1 percent from a year ago in December, China’s customs administration said. Futures on the S&P 500 Index added 0.2%, on course to erase Thursday’s decline. In rates, the benchmark 10-year Treasury yield fell one basis point to 2.35 percent, after touching the lowest level since Nov. 30 on Thursday. Bonds fell across Europe, with the yield on U.K. 10-year Gilts climbing two basis points to 1.32 percent and the yield on similar-maturity Greek debt climbing four basis point to 6.8 percent.  The symbiotic dance between the dollar and U.S. Treasury bond yields held firm on Friday. Both headed lower to end a week in which has seen the dollar fall almost 1 percent and yields extend their longest downturn since last summer. "Bond markets continue to retrace from the yield highs set in the middle of last month," RBC Capital markets rates strategists wrote in a note to clients on Friday. "The latest move (is) seen as a typical 'buy-the-rumor-sell-the-fact' reaction as Donald Trump's pre-inauguration press conference proved to be a disappointment in terms of forthcoming growth boosting policies," they said. * * * Market Snapshot S&P 500 futures up 0.2% to 2268 Stoxx 600 up 0.5% to 364 FTSE 100 up 0.4% to 7323 DAX up 0.5% to 11575 German 10Yr yield up less than 1bp to 0.32% Italian 10Yr yield up 2bps to 1.91% Spanish 10Yr yield up 2bps to 1.42% S&P GSCI Index down less than 0.1% to 400.3 MSCI Asia Pacific up less than 0.1% to 141 Nikkei 225 up 0.8% to 19287 Hang Seng up 0.5% to 22937 Shanghai Composite down 0.2% to 3113 S&P/ASX 200 down 0.8% to 5721 US 10-yr yield down 1bp to 2.35% Dollar Index down 0.2% to 101.15 WTI Crude futures down 0.4% to $52.79 Brent Futures down 0.4% to $55.80 Gold spot up 0.2% to $1,198 Silver spot up 0.1% to $16.80 Top News Boeing Wins $22 billion order from Indian carrier SpiceJet: order for 205 aircraft includes purchase rights for 50 Yellen Sees No Serious Short-Term Obstacles for U.S. Economy: says inflation “pretty close” to Fed’s 2% target, doesn’t want to see banking regulations rolled back AltaGas, WGL Said to Hold Talks on Merger Topping $5 Billion: WGL was said to be weighing a sale after Iberdrola interest; cos. supply natural gas to customers in North America Anadarko Sells Eagle Ford Assets to Focus on Permian, Rockies: Sanchez, Blackstone pay $2.3b for properties in Texas; deal to help Anadarko boost investment in Delaware Basin Fiat Rises as Investors Question VW Parallels in Cheating Charge: EPA says Fiat Chrysler used illegal software in 104,000 autos Paris Prosecutors Open Probe Into Renault Diesel Emissions Mnuchin Start Date Looks Iffy as Congress Scours Wall St. Past: Senate panel to provide seven-day notice for Mnuchin hearing KKR to Buy Hitachi Koki for $1.3 Billion as Group Sheds Unit: Japanese conglomerate selling non-core units as it reorganizes Pandora Media Rallies as Results Top Estimates, 7% Cut in Jobs Set: the world’s largest online radio service said 4Q results exceeded its forecast; co. eliminating jobs to boost efficiency Sirius Chairman Said to Say Still Keen on Buying Pandora: NYP Hon Hai, Sharp Considering LCD Plant in the U.S.: Nikkei Coty May Eliminate Up to 210 Jobs in Switzerland: Bilan Looking at regional markets, Asia stocks traded mixed following a negative lead from the US as participants continued to digest Trump's first press conference as President-elect. Nikkei 225 (+0.8%) outperformed to recoup some of yesterday's losses, as JPY-crosses saw upside higher with USD/JPY testing 115.00 to the upside, before dipping to the mid-114 range. ASX 200 (-0.8%) suffered amid underperformance in financials after some less hawkish comments from Fed's Bullard and Lockhart, as they indicated they are more in favour of less than 3 US rate hikes this year. Shanghai Comp (+0.2%) initially suffered from a reduced liquidity operation by the PBoC and uninspiring Chinese trade data, while Hang Seng (+0.4%) was lifted by energy names as oil markets rallied yesterday and also benefited from several Property names reporting positive earnings as well as. 10yr JGBs traded lower amid the risk-on tone in Japan and a disappointing auction for enhanced liquidity, while the curve flattened due to underperformance in the short end. Top Asia News PBOC Said to Boost Yuan Curbs as Banks Told to Balance Flows: lenders to stop transactions unless inflows match outflows Takata Said Near $1 Billion Air-Bag Settlement With U.S.: may announce a settlement as soon as Friday Nintendo Switch Off to Wobbly Start as Pricing, Timing Unveiled: Price of around $300 more than anticipated, higher than rivals Vietnam Recalibrates as Trump and Duterte Upset Strategy: setbacks include TPP trade deal, South China Sea disputes Chinese Paper Calls Tillerson’s South Sea Threat ‘Foolish’: editorials offer more pointed response than government European equities trade in the green (Euro Stoxx 50: +0.8%), with the move higher fuelled by Fiat Chrysler, who trade higher by 3%, with other Auto names initially trading higher in tandem before separate reports suggest the French prosecutor is looking into Renault's (-4.2%) role in the emission scandal. The FTSE MIB is the best performing index in the wake of Fiat's denial, while financials also outperform this morning ahead of a number of high profile US earnings including Wells Fargo, JP Morgan and Bank of America. Fixed income markets have seen the front end of core EGB markets slipping in yields as today is the first time the ECB are able to purchase securities with a yield below the -0.4% deposit rate, with the longer end suffering. Elsewhere, focus looks ahead to DBRS review of Italian sovereign debt after the close today, with some pricing in a downgrade already given the current state of Italian banks. If DBRS were to downgrade Italy, this could have a significant impact on the size of Italian collateral and could see significant flattening of the BTP curve. Top European News VW Pulled Out of Daimler Deal Before Embarking on Diesel Cheat: alliance talks involved discussions of cross shareholdings French M&A Fund Bets on Successful Deal in Syngenta Takeover: shares trade at 14% discount to ChemChina takeover offer Patek Philippe Chairman Tells Swiss Watch Industry to Slow Down: signs of revival after two years of job cuts on China slowing Bang & Olufsen Soars as Profits Are Buoyed by New $11,500 TVs: shares soar to highest level in more than six years after earnings that showed it’s getting better at squeezing profit out of its sales In currencies,  the Bloomberg Dollar Spot Index lost 0.1 percent after falling 0.5 percent on Thursday. The gauge is down 0.7 percent for the week. Turkey’s lira slipped 0.9 percent after surging 2.8 percent against the dollar on Thursday. The currency is down 4.2 percent this week after touching the lowest point on record. The central bank is implementing measures to force banks to borrow at a higher rate, according to a person with direct knowledge of the matter. The offshore yuan extended gains for a third day. China has asked some banks to stop processing cross-border yuan payments until they balance inflows and outflows, people familiar with the matter said, as authorities step up a campaign to curb a record amount of money leaving the nation in the local currency. The yen traded at 114.60, taking the week’s gain to 2.1 percent, the best performance since the end of July. In commodities, the diesel emissions scandal has been reignited and further fuelled by the possible involvement of Renault, so the commodity market is perhaps looking to the palladium vs platinum relationship for reaction. Otherwise, focus will be on Gold over the session ahead, which sees the key US retail sales release impacting on the USD to some degree. Prices have dipped back under USD1200 in the meantime, but with room for further USD correction, fresh upside in the yellow metal still possible. Oil held near $53 a barrel were pretty stable after a mid-morning dip; WTI dropping 50-60 cents, but still comfortably away from the USD50.00 mark — bolstered by last year's OPEC agreement on production - and after its biggest two-day gain in almost six weeks as Saudi Arabia said it cut output even more than required by an OPEC deal. Looking at the day ahead, the highlight is likely the December retail sales report where the market consensus for headline sales is running at +0.7% mom, while the core is expected to come in at +0.4% mom. Also due out is the December PPI report where the consensus there is for a +0.3% mom rise in the headline. Business inventories for November and  the preliminary University of Michigan consumer sentiment survey for this month follow later on. Meanwhile the Fed’s Harker is scheduled to speak again at 9.30pm ET. The other big focus is clearly those aforementioned US bank earnings reports. * * * US Event Calendar 8:30am: PPI Final Demand MoM, Dec., est. 0.3% (prior 0.4%) 8:30am: Retail Sales Advance MoM, Dec. est. 0.7% (prior 0.1%) 9:30am: Fed’s Harker Speaks on Economic Mobility in Philadelphia 10am: Business Inventories, Nov., est. 0.6% (prior -0.2%) 10am: U. of Mich. Sentiment, Jan. P, est. 98.5 (prior 98.2) 1pm: Baker Hughes rig count Bank Earnings: BlackRock (BLK) 6:30am, $5.02 First Horizon National (FHN) 6:37am, $0.25 Bank of America (BAC) 6:45am, $0.38 PNC Financial Services (PNC) 6:45am, $1.85 First Republic Bank (FRC) 8am, $1.03 JPMorgan Chase & Co (JPM) 8am, $1.43 Wells Fargo & Co (WFC) 8am, $1.00 DB's Jim reid concludes the overnight wrap On this supposedly unlucky day it's US bank earnings that are going to be a big attraction with JPM, Wells Fargo and BofA reporting all prior to or at the open. After the Trump trades disappointment this week - which continued yesterday - this will likely impact the overall direction of markets. The remainder of the US banks will report next week while the corporate calendar will also kick into gear which may all be a welcome distraction. In addition we also got an announcement yesterday that UK PM Theresa May will detail some of her Brexit plans at a long-awaited speech next Tuesday, so that should be something to look forward to as well. The focus this morning however has been the December trade numbers out of China which were released a few hours ago. In US Dollar terms exports dropped -6.1% yoy in December which is a fair bit more than expected (-4.0% consensus) and also down from -1.6% in the month prior. At the same time imports shrunk to +3.1% yoy (vs. +3.0% expected) from +4.7% and so had the effect of reducing the surplus. A weaker yuan did help to cushion the fall in exports in local currency terms (+0.6% yoy vs. -0.1% expected). Equity markets in China were initially weaker following the data but have since recovered with the Shanghai Comp currently +0.12%. The Nikkei (+0.85%) has rebounded while the Hang Seng is also +0.45% although there’s losses currently for the Kospi (-0.51%) and ASX (-0.95%). The other focus overnight has been on comments from Fed Chair Yellen. She was largely positive, saying that “unemployment has now reached a low level, the labour market is generally strong and wage growth is beginning to pick”. The Fed Chair also said that Dodd- Frank bank regulation made “important changes” and that she would not want to see it “rolled back”. There were no comments made around policy outlook. Back to yesterday. Perhaps the most interesting story to emerge was the balance sheet unwinding comments to come out of the Fed. Some of it came from Philadelphia Fed President Patrick Harker who said that the Fed can start  considering stopping balance sheet reinvestment and later start unwinding the balance sheet when the Fed funds rate gets to 100bps. In addition, St Louis Fed President James Bullard said that the “committee may be in a better position to allow reinvestment to end or to otherwise reduce the size of the balance sheet”. So if you share the FOMC median 3 rate hikes this year view then this could be a 2017 story although in reality the Fed talk probably won’t get serious until the Fed funds rate gets to 100bps. You’d imagine that this debate will also be greatly influenced by political pressures but it’s certainly one to keep an eye on. Speaking of tapering, the ECB minutes of the December meeting were released yesterday. The text suggested that there was a fair bit of debate and differing views amongst policy members. Indeed the debate was over continuing at the €80bn pace for an additional six months or extending the programme for nine months at a €60bn pace – which the Bank eventually settled on. It was revealed that a “few members voiced an initial preference for the first option....while expressing readiness to join a consensus forming on the second option”. At the same time while the text also revealed that “very broad support emerged  among members” for the second option, there were “arguments also put forward in support of a shorter purchase horizon, namely limited to six months, at a rescaled pace of purchases of €60bn”. Some members “could not support either of the two options....in view of their well known general scepticism regarding APP and public debt purchases in particular”. On a related noted, German Finance Minister Wolfgang Schaeuble also said yesterday that the ECB should start unwinding its ultra-loose monetary policy this year. Moving on. In terms of markets and as highlighted earlier, it was another day of generally unwinding Trump trades following the disappointment at the lack of substance in his press conference. The big mover gain was the Greenback with the Dollar index falling -0.37% to take it to -1.51% since Trump spoke on Wednesday although it has recovered modestly this morning. Emerging markets were the big beneficiaries of yesterday’s weakness with currencies in Turkey (+2.82%), South Africa (+1.79%), Colombia (+1.78%) and Chile (+1.26%) in particular standing out. EM equities (+1.12%) also had a decent day. Equity markets were weaker across the pond although in fairness did recover a bit into the close. The S&P 500 finished -0.21% after being down as much -0.93% while the Nasdaq Biotech index recovered similarly to finish +0.36% following that sell off on Wednesday. Markets in Europe did however come under more pressure however with the Stoxx 600 closing -0.65% although the FTSE 100 (+0.03%) managed to eke out a positive return and in doing so capped a fairly incredibly 13th consecutive daily gain – extending the record streak. There was a bit of corporate news too to digest. Fiat Chrysler shares fell steeply after the automaker became the latest to be accused by the EPA of violating pollution laws on diesel vehicles. According to the FT the group could face a fine of as much as $4.6bn. Meanwhile Amazon announced that they are to add 100k full time jobs in the US over the next 18 months which will likely put them in Trump’s good books ahead of his inauguration. There was, however, plenty of focus on the fact that the hires could come at the expense of the bricks and mortar retailers in the US. Elsewhere, in rates 10y Treasury yields touched an intraday low of 2.305% yesterday which is the lowest yield since the end of November, before paring much of that into the close to finish only a shade lower on the day at 2.363%. Sovereign bond markets in Europe also ended up on the firmer side (10y Bund yields falling 1.4bps to 0.307%). In the commodity complex Oil got another boost after Saudi Arabia announced that it had cut production even more than required by the OPEC deal. WTI edged back up to $53/bbl (+1.45%) after hitting as low as $50.71/bbl earlier in the week. Gold (+0.32%) also continued its urge to take the YTD move past +4% already. Before we wrap up, there wasn’t a huge amount to take away from yesterday’s economic data. In the US a boost from higher energy prices saw the import price index rise +0.4% mom in December and so putting the YoY rate at +1.8% which is the highest since March 2012. Initial jobless claims came in at 247k last week which is up from the very low 237k reading the week prior. Finally the December monthly budget statement revealed a slightly wider than expected $27.5bn deficit. Meanwhile in Germany we learned that Germany’s economy grew 1.9% in calendar year 2016 which is a little bit more than what the consensus expected (of 1.8%). Our economists in Europe noted that growth was strongly tilted towards consumption thanks to several tail winds (refugee crisis, low inflation, labour market strength), while slowing exports weighed on private equipment investment. They also note however that with several tail winds fading and a workday effect weighing, GDP growth looks set to slow in 2017 to 1.1%. In other news, Euro area industrial production was confirmed as rising a much better than expected +1.5% mom in November (vs. +0.6% mom expected). Looking at the day ahead, this morning in Europe it’s particularly quiet with no significant data due out although expect there to be some focus on the BoE’s credit conditions and bank liabilities survey, due out at 9.30am GMT. This afternoon in the US the calendar is a fair bit busier however. The highlight is likely the December retail sales report where the market consensus for headline sales is running at +0.7% mom, while the core is expected to come in at +0.4% mom. Also due out is the December PPI report where the consensus there is for a +0.3% mom rise in the headline. Business inventories for November and  the preliminary University of Michigan consumer sentiment survey for this month follow later on. Meanwhile the Fed’s Harker is scheduled to speak again at 2.30pm GMT. The other big focus is clearly those aforementioned US bank earnings reports.

13 января, 06:30

A Sobering Look at the Aftermath of Gettysburg (2000)

Hillyer was born in Athens, Georgia, one of eight children of Judge Junius Hillyer, a United States Congressman and solicitor of the U.S. Treasury. About the book: https://www.amazon.com/gp/product/1577470419/ref=as_li_tl?ie=UTF8&camp=1789&creative=9325&creativeASIN=1577470419&linkCode=as2&tag=mg03-20&linkId=262df17c5d0ef324e54a82b319dfbd05 He graduated from Mercer University in 1854, studied law, and, starting in 1857, served two years in the Georgia General Assembly. He was a delegate to the 1860 Democratic National Convention in Chicago, Illinois. He married Ellen Emily Cooley, and raised a family. With the outbreak of the Civil War, he raised a Walton County company known as the "Hillyer Rifles" in the late spring of 1861. The men were mustered into the Confederate Army on June 13, with Hillyer elected as the captain of Company C of the 9th Georgia Volunteer Infantry. He and the regiment were sent by train to Virginia and assigned to the newly created brigade of George "Tige" Anderson in what became the Army of Northern Virginia. Hillyer saw extensive fighting at Fredericksburg (briefly commanding the regiment) and Gettysburg, where he fought at the famed "Wheatfield" on July 2, 1863. The 9th Georgia lost half of its 340 men in the fight, and Hillyer's company suffered considerable losses. With all the senior officers wounded or killed, Hillyer assumed command of the regiment for the rest of the Gettysburg Campaign, and wrote the official report of the 9th Georgia's service in the battle. Hillyer resigned his captain's commission in November 1863 to become an auditor for the Western & Atlantic Railroad at the request of Governor Joseph E. Brown, who preferred a military man for the role as the railroad was the main supply route for General Joseph E. Johnston's Confederate army. Early in 1864, Hillyer organized the State Road Battalion (consisting mainly of railroad men) and he was placed in command of the defenses of the railroad with the rank of major. Seeing action against cavalry raiders during the Atlanta Campaign, Hillyer performed well, but the railroad eventually fell to the Union Army. He and his remaining men surrendered to Federal officers on May 10, 1865. Starting in 1870, he served four years as a Democrat in the Georgia Senate. He served as the Georgia delegate to the United States Centennial Commission that planned and organized the country's Centennial celebrations and the International Exhibition of 1876. He was Judge of the Superior Courts of the Atlanta Circuit for several years before resigning. In 1885 served one term as mayor of Atlanta, during which time he became an expert on municipal water services, publishing several related articles and serving on the Atlanta Water Commission for many years. For many years, he was on the board of trustees for Spelman Baptist Seminary, as well as Vice-Chairman for the Georgia Railroad Commission. He died at the age of 92 and was buried in Atlanta's Oakland Cemetery. https://en.wikipedia.org/wiki/George_Hillyer

12 января, 23:27

Four Reasons Why A $195Bn Bond Manager Believes Fiscal Policy Won't Restart The Business Cycle

The last time TCW's Ted Rivelle, whose firm at last checked managed roughly $195 billion, issued a warning was back in late September, when he cautioned that the "central banking Emperors have no clothes... when the supposed solutions to the Fed’s dilemma are merely new “problems,” you know you are approaching the cycle’s end... successful, long-term investing is predicated on not just knowing where the happening parties are during the reflationary parts of the cycle but, even more importantly, knowing when the time has come to leave the dance floor. In our view, that time has already come." He was both right and wrong: right in that the central banking emperors indeed are naked, and the era of monetary stimulus is ending; wrong in that the time to leave the dance floor had certainly not yet arrived. What Rivelle didn't anticipate is that a new "emperor" (one with clothes for now), emerged, and has vowed to pick up the baton of monetary policy, using it to create trillions in fiscal stimulus instead. His name was Donald Trump, and at least until now, the markets have been transfixed by his ability to promise broad generalities while delivering nothing in terms of actionable plans. Of course, he is not even a president yet, so one can't fault Trump, yet, and it is understandable why the honeymoon period has lasted as long as it has, but sooner or later, Trump will have to give the market something more. And since there is a rapidly rising risk that he won't, both Morgan Stanley and Jeff Gundlach have recently told traders to "sell the inauguration." They are not alone, because as TCW's Ted Rivelle writes in his latest letter "No Stagnation Without Representation", while there will be long-term consequences of Trump's policies, assuming they are implemented as expected, the costs will arrive long before the expected benefits - after all they are already being discounted by various assets classes such as rates and the dollar - and eventually have a spillover effect on equities. Among these are: i) higher Treasury rates, ii) stronger dollar, iii) the China economy and iv) undercapitalized continental European banks. Rivelle's bottom line: nothing has actually changed. "in our estimation the investment climate for risk assets after the election looks a lot like the environment before the election: risky. And while there are many valid reasons to cheer a change in tax policy, saving the U.S. and global economy from its past excesses is not one of them. Stay cautious, my friend." His full note is below. No Stagnation Without Representation, By Tad Rivelle Over the course of this asset price cycle, central banks have held the rate markets in thrall. Until now. Low for longer just slammed head-on into November’s altered political realities. While the detailed content of Trumponomics has yet to be revealed, the broad outlines are apparent: comprehensive tax cuts, regulatory roll-back, and, more speculatively, an infrastructure program. The rate market’s “first draft” reaction to a Fed that has had its low rate car keys taken away and a Federal government about to massively balloon its borrowing requirements has been predictable: higher Treasury rates. TOTAL FEDERAL DEFICITS/SURPLUS, As a percentage of GDPSources: Congressional Budget Office, Tax Policy Center, Cornerstone Macro Global Yields Rise After the Election Source: Bloomberg Higher rates have, in turn, made dollar assets look more attractive, promoting a sharp rise in the dollar’s exchange value: U.S. Dollar Appreciation Since The Election NightSource: Bloomberg So, are markets telling us that with the new year we augur in a new era of prosperity? Or, does the financial baggage carried along from the past six or seven Christmases mean that investors must still navigate an aging credit cycle, fraught with all manner of latecycle risks? Put differently, is it really feasible for fiscal policy to restart the cycle “anew” given years and years of financial excess? Well before tipping our hand, let’s acknowledge that cutting taxes and whittling down the regulatory state should lift productivity and enhance growth – over the long term. “Long-term” in this case likely means well after this current cycle has sung its swan song. But, there will be near-term benefits. If we think of the domestic economy as having three parts, ie. government, business, and the consumer, then, almost tautologically, the operating “deficits” of one become the combined “surpluses” of the others (see figure on following page). If government goes further into deficit, consumers and businesses see the benefit in the form of higher incomes and profitability. But, these are the most immediate and visible effects of the changing policy regime. Yet, the lowering of the Federal take from the economy is hardly costless and will have lagged consequences. Furthermore, the lagged consequences of today’s pending policy changes have already been at least partially discounted by forward looking markets into higher Treasury rates and a stronger dollar. And, even lagged consequences will, in turn, have their own lagged consequences. Consider: 1. Higher Treasury rates. Interest rates powerfully impact asset prices and the general economy. Notably: (1) rising capitalization rates pressure asset prices; (2) the already overgeared U.S. investment grade sector may find itself hard pressed to “maintain rating” as borrowing costs elevate; (3) higher home mortgage rates further stretch home affordability, potentially derailing one of the brighter spots in the U.S. economy; (4) a wider rate differential between the U.S. and Europe and between the U.S. and Japan may exacerbate an on-going flight of capital from overseas, placing upward pressure on euro and yen denominated rates. 2. Stronger dollar. The dollar holds a unique position in the global economy, and a rapidly rising dollar exchange rate has historically caused something, somewhere in the global economy to “break.” Those in the EM that have borrowed in dollars face the reality of a liability stream that has become more expensive to repay. Meanwhile, the second largest economy on the planet, China, has informally pegged the yuan to the dollar. A stronger dollar generally means a stronger yuan; a stronger yuan means a less competitive export sector for an economy whose “mother’s milk” is trade. 3. China economy. Many believe the China economy to be well managed and with $3 Trillion in FX reserves, who really wants to argue the point? Yet, large nations have a way of “exporting” their troubles, in the manner that was attributed (in the 1960s) to then U.S. Treasury Secretary John Connally when he quipped that the “dollar was our currency, but your problem.” Suppose China finds that its domestic growth continues to slow. What are its choices? China can “unpeg” the yuan and allow it to depreciate, so as to maintain Chinese export competitiveness. That’s good news for China, but might be a disaster for weaker links in the EM that are unable to adjust to a lower yuan. Or, China might sell-off some of its stockpile of Treasuries so as to finance domestic consumption at a time when its exports are weak. The likely ceteris paribus result would be higher dollar interest rates and, you guessed it, a still stronger dollar. Yep, the yuan is their currency, but it could be your problem. CHINA’S SUPPORT OF THE RMB REFLECTED IN DECLINING FX RESERVE BALANCE Source: Bloomberg 4. Undercapitalized continental European banks. Unlike the U.S., Europe barely recapitalized its banks after the 2008 crisis. Worse, with a negative rate environment and a slow growing economy, the European banks are accreting new capital at a snail’s pace. Some say that so long as the national governments have the back of the European money center banks that perhaps low capital ratios are irrelevant. Yet, let’s not forget that those who are not credit-worthy, don’t get credit. Inadequate capital levels raise the specter that European banks remain vulnerable to a “liquidity” crisis when times get tough. And, bereft of U.S. depository gathering facilities, the only way a European bank can get its hands on U.S. dollars is wholesale, likely via the capital markets. The ECB may be a European bank’s best friend in a crisis but that might be thin consolation if the bank is shut-out of the capital markets and in desperate need of dollars. And with problem loans running at an EU average of 20%, you don’t even have to be a bond guy to foresee trouble ahead. U.S. vs. European Tangible Common Equity Ratios (%)Source: SNL Financial Total problem loan ratio, by country Source: Deutsche Bank; *Includes Greece and Cyprus (not shown) with totals above 50%.So, in our estimation the investment climate for risk assets after the election looks a lot like the environment before the election: risky. And while there are many valid reasons to cheer a change in tax policy, saving the U.S. and global economy from its past excesses is not one of them. Stay cautious, my friend.

12 января, 23:24

Takata выплатит $1 млрд штрафа по делу о дефекте подушек безопасности

Японская компания Takata признала вину в установке дефектных подушек безопасности в автомобили. Как сообщает The Wall Street Journal, производитель выплатит в казначейство США штраф размером в $1 млрд для урегулирования претензий и прекращения расследования.По данным издания, в счет правительства США пойдут только $25 млн. Не менее $850 млн будут направлены на возмещение убытков производителей автомобилей, которые установили подушки безопасности Takata. $125 млн передадут в качестве компенсации пострадавшим владельцам дефектных машин и родственникам погибших.Скандал вокруг подушек безопасности Takata начался в 2014 году. В результате экспертизы было установлено, что во время аварии они могут лопнуть или выстрелить в находящихся в салоне автомобиля людей кусочками металла. Дефект подушек стал причиной гибели не менее 16 человек во всем мире, еще 180 получили ранения.Подробнее…

22 сентября 2016, 13:29

Конгресс США считает, что Президент Янукович отрекся от должности

Желающие могут еще раз полюбопытствовать, как плетется, шьется, орнаментируется... нормативная база нынешнего мирового порядкаМного раз упоминал здесь, что что бюрократическая машина США с нечеловеческой скоростью, усердием и скрупулезностью наращивает “мощь” нормативных документов.Процедура требует, чтобы в основе каждого последующего политического решения был как минимум документ.Изначально документ может быть принят с нарушением формальной логики и правовых норм, искажением фактов, но с соблюдением действующих процедур. В дальнейшем факты теряют своё обосновывающее значение. Основанием каждого нового круга политических действий и решений становится документ, который заменяет факт.Такая схема реализована в блоке “нормативных документов” по санкциям против России (Санкций против России не существует).В её основе свыше 10 законодательных актов США и примерно столько же подзаконников, включая уведомления Казначейства США.Примерно такая же схема формируется по “делу Магнитского”.Нормативный документ часто начиняется всевозможной “желтой требухой” -- как например, в случае, резолюций Конгресса США по "делу Немцова" -- в итоге "обосновывающая" "требуха" остаётся за кадром, а выводы из неё начинают жить самостоятельной жизнью.Общественность и политики начинают оперировать “обоснованными” требованиями Конгресса.Палата представителей Конгресса США единогласно одобрила закон "О поддержке стабильности и демократии на Украине", который предусматривает санкции в отношении России и предоставление Киеву летального оружия.Закон фиксирует сохранение американских санкций против РФ до своевременного, полного и окончательного выполнения ею Минских договоренностей.Согласно закону, который содержит запрет на признание США аннексии Крыма Россией, соответствующие санкции могут быть сняты с РФ только после того, как американский президент предоставит Конгрессу свидетельство о восстановлении суверенитета Украины над полуостровом.Вот этот документЕсть основания прочитать его внимательно, так как выражения и целые абзацы из него "двинутся дальше" в другие документы.Называется документ: ‘‘Stability and Democracy for Ukraine Act’’ [чем же еще как не оружием обеспечивать стабильность и демократию]По части санкций Акт отсылает к Приказу 13685, который отсылает к 13660 (расширенному Приказами 13661 и 13662), в котором (как упоминалось выше) ни слова о России вообще нет).Стратегия реагирования [отпора] на пророссийскую информацию и информацию, направленную на поддержку Российской Федерации, и пропагандистские усилия, направленные на русскоязычные общины в странах, граничащих с Российской Федерацией.in countries bordering the Russian FederationЛНР и ДНР Конгресс США упоминает как countries, а не territories?Дальше в документе много слов про санкции -- основной смысл эти положений можно понять так, что различные структуры администрации США должны придумать, как бы безболезненно сочинить новые санкции...============И еще один потрясающий по силе документ эпохи -- резолюция Конгресса "Признание 25-ой годовщины независимости от Советского Союза"Один из оборотов можно рассмотреть отдельно -- своего рода обоснование легитимности нынешнего режима на Украине.Вот чем он легитимизирован:abdication of President Yanukovychthe will of its people by strengthening rule of lawВполне себе юридическая формулировка abdication -- наверное, предполагает, что произошла какая-то процедура отказа Януковича от должности (по большому счету таким отказом в разные времена могли бы признаваться даже жесты правителя)) -- но в Конституции Украины черным по белому написано:Полномочия Президента Украины прекращаются досрочно в случае:1) отставки;2) невозможности исполнять свои полномочия по состоянию здоровья;3) смещения с поста в порядке импичмента;4) смерти.Отставка Президента Украины вступает в силу с момента оглашения имлично заявления об отставке на заседании Верховной Рады Украины.Невозможность исполнения Президентом Украины своих полномочий посостоянию здоровья должна быть установлена на заседании Верховной Рады Украины иподтверждена решением, принятым большинством от ее конституционного состава наосновании письменного представления Верховного Суда Украины — по обращениюВерховной Рады Украины, и медицинского заключения.Президент Украины может быть смещен с поста Верховной РадойУкраины в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены илииного преступления.... Для проведения расследования Верховная Рада Украины создает специальнуювременную следственную комиссию, в состав которой включаются специальный прокурори специальные следователи.Выводы и предложения временной следственной комиссии рассматриваются назаседании Верховной Рады Украины...Вопрос на троечку любому юристу -- может ли считаться abdication это постановление Верховной Рады Украины?Вот, братцы-украинцы, одна из основ уже теперь многолетнего бедлама на вашей территории, которую теперь приправят оружием."постановляет установить, что Президент Украины В. Янукович неконституционным [?] способом [???] самоустранился от осуществления конституционных полномочий таким образом, что не выполняет свои обязанности".ха-ха, конечно, нет -- первое основание неконституционно -- поэтому Конгресс США добавляет второе обстоятельство "воля людей, усиленная законом"Воля людей, усиленная законом, -- тоже самое произошло в Крыму, но только там will of people была выражено непосредственно, а не через Парламент.Вот и вся сказочка, но никто по-прежнему читать её не хочетШестое и седьмое доказательство порочности мировой цивилизации

05 февраля 2016, 20:58

О двух событиях, вызывающих вопросы

За последние полтора месяца произошло много интересного. При этом одно довольно странное событие прошло практически незамеченным, а второе происходит прямо сейчас на наших глазах. Начнем по порядку. 23 декабря 2015 года капитал Федерального резерва США внезапно сократился на 65% или на 19,4 миллиардов американских дензнаков, когда дополнительный капитал данной структуры сократился на эту сумму. Капитал Федерального резерва складывается из двух частей. Во-первых, оплаченный капитал, то есть средства, внесенные в капитал Федерального резерва, когда какой-либо банк становится его членом, и, во-вторых, дополнительный капитал, представляющий собой нераспределенную прибыль. Согласно действующим требованиям, дополнительный капитал используется для покрытия убытков и должен быть равен не менее чем оплаченному капиталу, а все, что превышает его, за вычетом расходов должно направляться в казначейство США в виде дивидендов. Поэтому столь резкое падение капитала Федерального резерва США является свидетельством того, что в финансовой системе США имел место серьезный локальный кризис, для предотвращения развития которого потребовалось позволить кому-то из банков-членов забрать часть дополнительного капитала Федерального резерва США в объемах, превышающих допустимую минимально разрешенную величину капитала федрезерва. Возможно, эти средства могли понадобиться, чтобы прикрыть разрастающуюся кредитную «дыру», связанную с американским энергетическим сектором, поскольку известно о серьезных проблемах в этой области у таких банков как Wells Fargo и Citibank. Но это могут и другие представители американского банковского сектора, поскольку вряд ли найдется крупный банк, который не предоставлял кредиты американским нефтяникам в период их недавнего роста. Вне зависимости от того, что именно послужило причиной подобного решения Федерального резерва США, ясно одно, что это уже не большие, а ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ проблемы, которые решить иным путем невозможно. Но это лишь часть гораздо более широкого спектра проблем. Еще большие проблемы могут стоять перед биржей COMEX. Текущий февраль – это месяц, когда продавцам фьючерсов на драгоценные металлы необходимо поставить этот самый металл в его физическом виде покупателям этих самых фьючерсов на него, если те потребуют такую поставку. Обычно ее не требовали, но на этот раз наблюдаются серьезные перемены. Если в последнее время, как предполагают некоторые наблюдатели, могли иметь место не поставки металла, а погашение обязательств в «денежном» выражении с определенной премией, то сейчас покупатели стали выстраиваться в очередь именно за физическим золотом, отказываясь принимать валюту. При 4,5 тоннах «зарегистрированного» на бирже и готового к поставке потребителям желтого металла уже выстроилась очередь желающих получить 13,3 тонны. Ситуация выглядит откровенно опасной, поскольку грозит вполне реальным дефолтом, которого до сих пор так или иначе удавалось избегать. Если бы это касалось только данной конкретной биржи, все не было бы так печально. В реальности же это может означать, что владельцы золота или те, кто декларирует, что оно у них есть, больше не готовы закрывать им текущий дефицит между существующим спросом и предложением. Поскольку крупнейший покупатель золота в мире - это Китай, а в качестве поставщика выступают США, довольно легко увидеть, кто кого «кинул». Именно в этот момент может проявиться та принципиальная разница, которая отличает золото, эти мировые деньги, от мировой резервной валюты. Последствия события могут быть катастрофическими, поскольку могут полностью парализовать всю мировую финансовую систему. Будет достаточно одного – двух дней, чтобы наступил полный паралич, когда невозможно будет ни купить металл, ни продать якобы ценные бумаги, ни сделать что-либо иное. Насколько тяжелыми могут быть последствия подобного развития событий, будет зависеть от того, насколько быстро власти различных стран смогут отреагировать на это. Как показывает исторический опыт, на это им требуется время, и чем больше, тем тяжелее кризис может сказаться на населении. К этому необходимо быть готовым, поскольку это может случиться буквально в любой момент. Кризисные явления нарастают и быстрыми темпами, и если крах не произошел сегодня, то это не значит, что он не может случиться уже этой ночью. И хотя все надеются на лучшее, в настоящее время не просто желательно, но необходимо учитывать такое возможное развитие событий в своих планах и действиях. Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

23 марта 2014, 00:05

Вашингтон колеблется в выборе приёмов экономической войны против России

Каждый день поступают новые сводки с фронта экономической войны, которую Запад развязал против России. Международные платежные системы Visa и MasterCard без всякого уведомления прекратили обслуживания карт, эмитированных банком «Россия» и СМП Банком. После того, как в ответ на вступление Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации власти США ввели санкции против группы российских граждан, официальный представитель системы Visa в России сделал заявление: «Казначейство США ввело санкции против некоторых российских физических лиц и организаций. В целях соответствия законодательству США компания Visa International Service Association обязана приостановить доступ к сети Visa для таких организаций». Он добавил, что по состоянию на 21 марта 2014 года список этих организаций, помимо банка "Россия" и СМП Банка, включает Собинбанк и Инвесткапиталбанк. Последние два входят в группу банка «Россия». Таким образом, санкции затронули четыре российских банка. А косвенно - семь банков. В СМИ появилось уже много комментариев по поводу начавшейся «карточной игры против России». Отмечу лишь некоторые дополнительные моменты. Во-первых, чёрный список Вашингтона с 20 марта перестал быть списком исключительно физических лиц. В нем появилось российское юридическое лицо – банк «Россия», который был создан в 1990 году и основным акционером которого является Юрий Ковальчук (28,57%). По итогам минувшего года этот банк занимает 15-е место по активам среди крупнейших российских банков. Если администрация США надумала «наказывать» не только особо не любимых ею граждан России, но и подконтрольные им компании, то американцам придётся включить в список, по крайней мере, ещё несколько десятков российских юридических лиц. Впрочем, многое говорит о том, что Вашингтон до сих пор не может выбрать стратегию и тактику экономической войны против России. Барак Обама сообщил, что подписал указ, дающий право ввести санкции в отношении основных секторов экономики России. Речь идет, прежде всего, о таких секторах, как финансовые услуги, энергетика, металлургическая и горнодобывающая промышленность, машиностроение. Вашингтон колеблется: либо наносить «точечные» удары по России (включение отдельных компаний и банков в чёрные списки), либо начать тотальную экономическую войну, предусматривающую санкции против целых отраслей российской экономики. Во-вторых, де-факто объектами экономических санкций Вашингтона оказываются те юридические лица Российской Федерации, которые в официальные чёрные списки Вашингтона не включены. Там фигурирует лишь один банк «Россия», а компании Visa и MasterCard заблокировали карты не только «России», а еще трех банков. Дополнительно пострадали еще три банка, связанные договорными отношениями с первыми четырьмя. Возникает вопрос: может быть, у Вашингтона в экономической войне против России используется двойная бухгалтерия? Может быть, Обама и вашингтонские чиновники подписывают одни чёрные списки (для публичного пользования), а параллельно - другие, более широкие (для служебного пользования)? В практике экономических санкций Вашингтона против многих стран это встречается нередко. Публичные чёрные списки – инструмент информационной войн, а инструментом экономической войны являются секретные черные списки. В-третьих, на примере начавшейся «карточной игры» Запада против России мы наглядно видим, что представляют собой некоторые компании, акционерами (владельцами, пайщиками) которых являются иностранные инвесторы. Visa и MasterCard – не только коммуникационные и технические системы, обеспечивающие проведение платежей с помощью пластиковых карт. Прежде всего, это международные компании, которые действуют в большинстве стран мира (их пластиковые карты используются в 200 странах). В начале нового века на долю Visa приходилось около 57 % платёжных карт в мире, главный конкурент MasterCard имел примерно 26 %, третья система American Express чуть более 13 %. Крупнейшая в мире платежная система Visa принадлежит американской транснациональной корпорации Visa Inc. Это гигант американского бизнеса. Достаточно сказать, что с 20 сентября 2013 г. цена её акций участвует в расчёте индекса Доу-Джонса. Во многих странах мира эта транснациональная компания действует напрямую, создавая на местах своих филиалы, которые подчиняются американской штаб-квартире и действуют согласно законам США. В России американская ТНК Visa Inc. создала дочернюю компанию ООО «Платежная система «Виза»», которая является российским юридическим лицом. То есть даже если 100% её капитала принадлежат иностранным юридическим и физическим лицам, данная компания обязана действовать исключительно в соответствии с законами и иными нормативными актами Российской Федерации. В случае с ООО «Платежная система «Виза»» мы видим грубое нарушение принципа национальной юрисдикции: российская «дочка» начинает исполнять указания администрации США… ООО «Платежная система «Виза»» располагает уникальной информацией о многих операциях российских банков и граждан РФ, ценность которой в момент обострения международных отношений нельзя недооценивать. По команде из американской штаб-квартиры российская «дочка» может заблокировать операции с картами не одного или нескольких банков, а всей банковской системы Российской Федерации. Это будут уже не точечные уколы, а масштабная операция экономической войны с расчётом на дестабилизацию положения в России. Об этом немало говорилось во время обсуждения и принятия Государственной Думой РФ в 2011 году закона «О национальной платежной системе». Тогда большинство законодателей не прислушались к предупреждениям некоторых депутатов и представителей российского банковского сообщества и не поддержали проект создания в стране независимой платежной системы. Сейчас пришло время вернуться к этому вопросу. Прецедент с картами Visa и MasterCard, показавший уязвимость платежной системы Российской Федерации, не может не стать моментом истины, обнажающим суть вопроса о том, что такое иностранный капитал в российской экономике. По данным Росстата, на конец 2011 года доля иностранных компаний (компаний, где нерезиденты являются мажоритарными акционерами) приходилось 27% общего объема уставных капиталов всех компаний российской экономики. В то же время эта доля выше среднего показателя в таких секторах, как добыча полезных ископаемых (43,7%), обрабатывающая промышленность (33,6%), оптовая и розничная торговля (89,6%). Доля иностранных компаний в оборотах (продажах) российской экономики еще больше. В конце 2011 г. она составила 33,9%. В отдельных секторах экономики этот показатель был выше среднего уровня: добыча полезных ископаемых (42,0%); обрабатывающая промышленность (49,6%); оптовая и розничная торговля (47,1%). То есть в российской обрабатывающей промышленности половина объемов продаж приходится на компании, находящиеся под контролем иностранного капитала. А ведь в этом секторе есть отрасли и производства, имеющие прямое отношение к российскому оборонно-промышленному комплексу. Последние события с картами Visa и MasterCard - серьёзное предупреждение на этот счёт.

11 февраля 2014, 19:59

Джанет Л. Йеллен_наследница Бернанке Бена встаёт за печатный станок)

Г-жа Йеллен также призвал не преувеличивать опасения по поводу турбулентности на развивающихся рынках, таких как Турция "Мы внимательно следим за неустойчивостью на глобальных финансовых рынках. Нам кажется, что на данном этапе эти события не представляют значительную опасность для экономических перспектив США. Работа, чтобы сделать финансовую систему более надежной, до сих пор не завершена." Значительная часть работы по увеличению надежности финансовой системы США заключается в том, что даже не печатать бумагу и называть её деньгами, а в том, чтобы производить изменения в Специальных Финансовых Программах, чтобы ежемесячно почти из ниоткуда в финансовых и кредитных учреждениях США на счетах обновлялись цифры (конечно, в сторону увеличения) Чистая магия! Кто не знает -- эта магия называется количественное смягчение QE (нетрадиционная монетарная политика). Поначалу волшебная сила ФРС (единовременно) напитала экономику США на общую сумму в районе 2 трлн. долларов (официально) -- QE1, QE2 (вертолеты Бени). Потом ФРС стала регулярно впрыскивать магию от 40 до 85 млрд.$ ежемесячно. Получалось обычно больше -- 85 да 85) В общем, ФРС каждый месяц добавляла экономике США по 70, 80 млрд. надежности -- т.е. впрыскивала сумма почти в 1,5 раза большую, чем России удалось освоить за 7 лет на строительстве Олимпийских объектов в Сочи (даже по самым нескромным расчетам Навального) -- только у нас появились олимпийские объекты, а в США удалось поддержать прежний уровень комфорта проживающих там граждан Единственный минус -- пока еще многие считают, что эта магия приводит к тому, что вырастает государственный долг США (в целом получилось более 4 трлн. S -- примерно на эту сумму Казначейство США приобрело ипотечные ценные бумаги -- дав свежие нолики, забрав заплесневевший финансовый мусор). Чтобы еще как-то помочь своей экономике Центральный банк США сохраняет краткосрочные процентные ставки около нуля. Бернанке и Йеллен солидарны в использовании экономических стимулов. Их два: -- снижать процентные ставки, чтобы снизить стоимость заимствований для бизнеса и потребителей -- поощрять принятие рисков инвесторами (в т.ч. в покупке инвестиционного мусора) К февралю 2014 года QE3 снизили до 65 миллиардов долларов -- но это всё равно больше стоимости семилетнего строительства олимпийских объектов в Сочи Г-жа Йеллен уже сказала о своих планах для краткосрочных процентных ставок -- они должны удерживаться около нуля. В прошлой серии изумительного американского сериала "Повысим потолог госдолга" республиканцы и демократы договорились до 7 февраля 2014 года вообще не париться по поводу того, что государственный долг растёт, а планы по его обслуживанию всё нереалистичнее (не исключаю, что американские политики где-то глубоко подозревали, что сюжет следующего сезона сериала "Повысим потолог госдолга" будет подсказан какими-то серьезными изменениями в политике и экономике и не придется играть так же как в прошлый раз -- в американских сериалах вообще очень хорошая тенденция от сезона к сезону накал страстей увеличивать)) В общем, 7 февраля наступило, а сюжет остаётся столь же скучным. Чтобы хоть как-то разнообразить, политики уже почти договорились связать увеличение потолка долга с планом полностью восстановить пенсии для некоторых военных ветеранов (видимо, какие-то пенсии урезали, теперь их опять поднимут -- слабый сюжетный ход). Свежая передовица в Вашингтон Пост успокаивает: "... появилась опция обратного хода, которая, по существу позволяет демократам утвердить предел долга без каких-либо условий, почти полностью самостоятельно" В общем, в прошлом сезоне, когда "выключали" Правительство и т.д., всё произошло гораздо драматичнее. Голливуд сдулся. Можно почитать эту передовицу -- не рекомендую, дичь полная: нашим фантазерам из Правительства и Министерства энергетики есть чему учиться. Как там любят завершать свои паранормальные расчеты критики реальности из виртуальности?: "каждый россиянин заплатил за эту стройку..." "на эту дорогу можно было намазать слой икры...")) здесь ситуация несколько похожая -- почти любой человек в мире, получающий зарплату, разговаривающий по айфону..., в нашем глобальном мире связан с Беном Бернанке-Вертолетом и его последователями, бросающими деньги американской экономике  АПД: Палата представителей конгресса США проголосовала за "чистый", без дополнительных условий, законопроект, позволяющий расширить лимит государственного долга, передает Reuters. Документ, подводящий черту под напряженным противостоянием демократов и республиканцев, был утвержден незначительным большинством голосов: за его принятие проголосовал 221 парламентарий, против - 201. После утверждения в палате представителей документ будет направлен в сенат для обсуждения с последующим голосованием. Дебаты в сенате могут начаться уже 12 февраля. Это первый с 2009г. законопроект о повышении "потолка" госдолга, не связанный с уступками республиканцам. Его утверждение положило конец трехлетнему периоду "парламентских войн", отягощенных угрозой дефолта, октябрьским коллапсом федеральных бюджетных учреждений и общей экономической нестабильностью.

29 января 2014, 18:39

Влияние QE на процентные ставки

В свете предстоящего заседания ФРС любопытно посмотреть чего они добились в макроэкономическом плане за это время. QE3 продвигался с легендой, что программа окажет понижающее воздействие на процентные ставки по трежерис, а учитывая, что трежерис являются бенчмарком для ценообразования на другие активы, то снизятся ставки на корпоративные облигации, на ипотечное и банковское кредитование. Что в конечном итоге увеличит кредитную активность и будет способствовать росту экономики. По макроэкономическим методичкам все неплохо. Действительно, ФРС выкупает трежерис, спрос значительно больше, чем предложение и ставки должны бы (по логике) уйти ниже 1.5% по 10 летним трежерис. Ведь избыточный спрос провоцирует рост цен (снижение процентных ставок). Это теория, а какая реальность? В реальности сразу, как только начался QE, то возросли ставки по трежерис, корп.облигациям, ипотечным кредитам. Ровно наоборот. Ожидали снижения, а получили рост.  Почему? В середине 2013 года (май 2013) возникла такая ситуация, что у первичных дилеров было недостаточно ресурсов, чтобы поставлять на открытом рынке более 45 млрд трежерис на выкуп ФРС и еще 40 млрд MBS. Этих бумаг просто не было на рынке в таком объеме с такой периодичностью, т.к. с апреля казначейство США перестало эмитировать долг. Если общее количество бумаг, доступных к продаже не меняется (нет роста долга), то надо вынудить держателей продать облигации, чтобы перераспределить их в ФРС. Это было сделано путем принудительно обвала на рынке гос.облигаций в июне с целенаправленной медийной кампанией по депревации долгового рынка. Примерно с июня резко возросло количество статей с заголовками «30 летний бычий рынок на долговом рынке закончен, все в акции».  Долговой рынок стал не в фаворе. А зачем? Если более 100% всего приращения долга скупает ФРС и Банк Японии. Это раньше, когда не было QE, то надо было привлекать лохов в гос.облигации, теперь это не нужно. С июня 2013 началась одна из самых масштабных за десятилетие процедур репатриации активов с долгового рынка в акции, в большей степени со стороны институциональных инвесторов, пенсионных и страховых фондов. Частные лица особый энтузиазм не проявляли. Недавно приводил данные по потокам во взаимных фондах. Эти данные отражают в большей степени динамику средств частных лиц в взаимных фондах без учета институциональных инвесторов. Видно, что выводят из облигаций и заводят в акции, хотя и не столь активно для частников.  Глобальные денежные потоки перекоммунитировались с облигаций в акции. Отмечу, что это не только в США. Упали облигаций многих других стран. Причем, это происходит в момент стремительно ухудшения макроэкономических показателей (см.обзор по Еврозоне) и при дефляционных рисках, так же на траектории стагнации в корп.отчетах (см.обзор по амер.рынку). Нет ничего, чтобы способствовало рациональному вложению в акции. Надо было бы искать "надежные" активы, но на деле все шли в рискованные?  Дилерам нужен был приток лоховских средств, чтобы отмывать деньги в рамках QE3. Они активно выкупали рынок акций с 2012 года, но чтобы позиции зафиксировать, то необходимо кому то продать. Для этого был необходим переток инвест.дуремаров из облигаций в акции. Для этого создавался соответствующей медийный фон с супер агрессивной пропагандой вложения в акции, что ни коем образом не соотносилось с действительностью, т.к. по отношению к 2011 году ничего не улучшилось, а только ухудшилось. Нет ни одной весомой причины, чтобы акции сейчас стоили больше, чем в 2011 году. Искусственное раллирование фондового рынка, искусственное очищение масс медия от «страшилок», искусственная перекоммутация средств из облигационного рынка в акции. Все ради небожителей, богоподобных существ под крылом ФРС. Однако, интересно, как монетарный разврат и произвол ФРС негативно отразились на реальной экономике? Здесь можно выделить несколько аспектов. Это динамика потребительного и ипотечного кредитования, объем покупок на рынке недвижимости, динамика и объем корпоративного кредитования и эмиссия корп.бондов. Остановлюсь пока на последнем. С июня 2013 года резко сократился объем эмиссий корпоративных облигаций. С июня 2013 по декабрь 2013 объем эмиссий составил 701.8 млрд против 795 млрд в 2012 (-12% к прошлому году). Это наиболее масштабное сокращение за 5 лет, т.е. после кризиса 2009 объем эмиссии медленно, но верно рос. В годовой динамике смотрится таким образом.  Это случилось в момент махинации ФРС и дилеров с долговым рынком в июне 2013. Тогда резко возросли ставки, но даже не это причина. Обеспечить bid to cover выше 1 стало сложно. Вообще, спрос выше предложения при эмиссии это роскошь и этим могут похвастаться только наиболее крутые эмитенты, типа правительства США, или компаний, как Ford, Apple, General Electric, но для более мелких разместиться на хороших условиях не так и просто. Когда инвесторы ушли на рынок акции, то … пустота образовалась. Ну и ставки сыграли определенную роль. Одно дело размещаться под 3.5%, другое дело под 4.5-5%, иногда 6%. Когда рентабельность бизнеса сокращается, то каждый процентный пункт имеет ключевое значение. С 2009 корпорации предпочитали занимать на открытом рынке по низким ставкам. Часть денег шла на байбек, часть на дивиденды, частично в капитальные инвестиции, но ФРС умерил их пыл )) Вот, в принципе, наглядная демонстрация, как QE остановил энтузиазм компаний в размещениях через рост ставок на бонды и через низкий спрос на долговом рынке. Все как бы в акции ушли ))

28 ноября 2013, 06:22

Монетарное бешенство : ФРС

До кризиса за почти столетнюю историю баланс ФРС вырос лишь до 910 млрд, с тех пор он увеличился в 4 раза всего за 5 лет, достигая почти 4 трлн долл в настоящий момент!  Столь агрессивное наращивание баланса кажется абсолютно невероятным, но эти деятели делают все возможное, чтобы это воспринималось, как норма. Это не так, далеко не так. Степень деградации системы столь велика, что есть все признаки выхода за точку невозврата. Это как локомотив с тормозным путем 1 км начинает тормозить за 700 метров до обрыва, но весь идиотизм заключается в том, что они даже не собираются останавливаться в разрушении финансовой системы. По историческим меркам темпы эмиссии возросли в 50 раз! Тот объем ликвидности, который ранее создавался за пол века теперь генерируется за год… Но, чтобы быть более корректным, даже если взять средний прирост баланса с 2000 по 2007 с коррекцией на рост активов фин.системы, то текущие темпы роста баланса примерно в 20 раз выше! Фантастический уровень разложения привычной архитектуры фин.системы. Структура выкупа активов за последние 60 лет выглядит устрашающе. На графике данные по 2 кв. 2013 из отчета Z1 ФРС, с тех пор объем выкупа стал больше почти на пол триллиона.  Ранее расширение денежной базы происходило на траектории покупки долговых бумаг казначейства США под реальные потребности экономики. Экономика росла, была потребность в наличности и резервных деньгах, а для расширения баланса ФРС скупал трежерис. Сейчас все иначе. Потребность в ликвидности нет никакой, т.е. абсолютно никакой. Есть проблема в точках приложения капитала – когда денег в системе много, а реальных проектов и идей в реальном мире мало. В итоге баланс стал расти не под экономику, а под потребности бангстеров в абсорбации избыточного капитала на финансовых рынках для повышения своей рентабельности и с целью монетизации гос.долга. Чтобы проверить тезиз о невосприятии дополнительной ликвидности реальным сектором достаточно посмотреть на соотношение баланса ФРС к номинальному ВВП.  Видно, что с 1982 по 2007 отношение было достаточно стабильным и держалось в диапазоне 5-6.5%. Это значит, что баланс ФРС рос на траектории потребности экономики в деньгах - ни больше, ни меньше. Теперь 21.2% на 2 квартал 2013 и около 25% в текущий момент. Аналогов в истории нет. Вполне очевидно, что прорыв пузыря монетарного безумия неизбежен – это вопрос времени. Чтобы окончательно убедиться в том, насколько все вышло из под контроля правильнее было бы обратиться к масштабам фин.системы. 4 трлн баланс ФРС – это много или мало? Как проверить, где точка отчета? Корректнее всего к активам коммерческих банков. В расчете ниже я взял все банки в США, в том числе филиалы иностранных банков. Итак, что получилось?  Активы всех банков в США 15.6 трлн на 2 кв 2013, а доля баланса ФРС в активах банков около 22% на тот момент и 26% сейчас. Сбалансированный исторический уровень 8.5-9%. Можно считать, что сейчас в 3 раза выше нормы. В плане проникновения резервных денег в балансы коммерческих банков сейчас условия экстремальные, запредельные. Куда идут деньги, спросите вы? Формально в кэш. И это будет видно на следующем графике. Активы банков (без филиалов ин.банков) почти 14 трлн, а кэш 2.5 трлн.  Там же я привел сравнение общего баланса комм.банков и за вычетом кэша. Весь рост баланса банков – это результат работы ФРС, а если вычесть кэш, то баланс с 2007 не вырос нисколько. Почему формально в кэш? Да потому, что банки не настолько дураки, чтобы держать кэш мертвым грузом и широко распространена практика всякого рода пирамид РЕПО. Банки закладывают кэш на выкуп активов (акций там всяких и прочего), отсюда рост рынков и отсюда, кстати, лютая ненависть банкиров к критикам политики ФРС и боязнь сокращения выкупа и не дай бог снижения баланса. Понятны риски? Если ситуация выйдет из под контроля и ФРС потребуется корректировать баланс, то начнется каскадное и лавинообразное обрушение активов. Дилеры под завязку, почти на 100% затарались активами и снижение баланса – это вынужденные продажи по рынку со всеми вытекающими последствиями в условиях отсутствия внешнего спроса. Сейчас покупателями на рынке более, чем на 90% выступают структуры связанные с центробанками – это значит, что реальных покупателей на акции нет. Так что, если такая лавина пойдет на выход, фондовый рынок может раза в два завернуться и здравствуй новый кризис. Более опасной и взрывоопасной ситуации, чем сейчас не было вообще никогда в истории. Монетарный бандитизм и мошенничество зашли так далеко, что единственной функцией ФРС стало поддержание условий для надувания пузыря. Хотя, логичнее было бы предположить, что после того бардака, который был в 2008 они сделают все возможное, чтобы исключить риски возникновения новых пузырей и появления дисбалансов. Но по факту мы видим, что события развиваются прямо противоположно. Все, что делает ФРС - это надувает пузыри везде, где это только возможно. НЕ купирует и не устраняет риски, а содействует росту дисбалансов. Чистая диверсионная, подрывная деятельность по уничтожению финансовой системы. Вот результат банковского лобби. Это как с наркоманами. Негативные последствия приема героина могут проявляться не сразу, так же, как и с ростом баланса ФРС. Но понятно, к чему это приведет и все зависит от иммунитета и объема дозы. Также, как с наркоманами они вполне понимают, к чему может все это привести, но слезть с иглы уже не могут. Слишком далеко зашли. Чем больше вкачивают, тем сложнее остановиться. ФРС и Бен Бернанке очень любят говорить про ценовую стабильность, занятости и прочий бред, который к сути дела не имеет отношение. Вообще логика управления процентными ставками следующая. Снижение ставок открывает доступ к кредитным ресурсам для низкорентабельного, низкомаржинального бизнеса или для проектов с длительным сроком окупаемость,, т.е. бизнес, который просто не мог существовать по более высоким ставкам. Компании берут кредит под капитальные инвестиции, расширение производства и так далее, а это новые сотрудники, тем самым занятость растет, безработица падает. А количественное ослабление, в теории увеличивает способность банков кредитовать, как бы денег больше, нет проблем с фондированием. Ну и что с этим? Да ничего хорошего. Вот объем кредитования по типам для комм.банков в США.  Рост потребительского кредитования в 2010 связан с бухгалтерскими нюансами – они просто трансформировали секьритизированные кредиты в потребительские и получился рост на 320 млрд, если его исключить, то не особо выросли с 2007. Ипотечный кредит сокращается, коммерческий восстановил потери, но темпы роста замедляются. Рост ипотечного кредитования в 2008 связан с тем, что многие фонды и холдинги преобразовались в банки, чтобы получать помощь от ФРС, тем самым их кредитный портфель стал отражается в балансах всех банков. Если скорректироваться на этот факт, то объем ипотечного кредитования на минимумах с 2006. Тоже, самое, но не в относительной динамике к 07 году.  Так вот, кредитный мультипликатор. Объем совокупного банковского кредитования к денежной базе.  Обновляем минимумы. Ситуация комичная. Они все говорят о том, что количественное ослабление ведет к улучшениям кредитных условий, но неужели еще остались дураки, которые ведутся на этот блеф? Сейчас проблемы не в предложении фин.ресурсов (денег завались, девать некуда, пузыри на рынке дуют), а в спросе на кредиты (экономика просто не нуждается в новых кредитах, нет необходимости). Поэтому, даже если они денежную базу еще в 5 раз увеличат – это не приведет к какому либо эффекту в кредитной активности. Кстати, мало кто говорит о том, что доля ФРС на рынке трежерис приближается к 20%.  На 2 кв 2013 MBS и трежерис на балансе ФРС к общей емкости этих рынков были примерно 17%. С тех пор прошли добрые 5 месяцев безумного выкупа и теперь по MBS к 21% подтягиваемся, а по трежерис к 20% (уже рекорды!) В итоге имеет следующее  QE не привел к росту кредитной активности QE не привел к росту экономики. В настоящий момент эффект QE На экономику нейтральный, но в долгосрочной перспективе сильно негативный из-за разрушительных последствий бандитизма и мошенничества дилеров и ФРС. Степень проникновения резервных денег ФРС в балансы банков рекордная за всю историю. Отношение баланса ФРС к номинальному ВВП бьет рекорды Доля ФРС на рынке трежерис и MBS обновляет рекорды Степень пузырения фондового рынка выходит из под контроля, находясь на финишной прямой По совокупности факторов точку невозврата прошли, и система на полном ходу идет к своему разрушению. Сам факт истеричного роста фондового рынка при агрессивной депревации рынка драг.металлов наиболее красноречивое свидетельство критического уровня дисбалансов в системе из-за избыточной ликвидности. Чем больше и дольше ФРС продолжает QE, тем сложнее остановиться. По всей видимости, следующей срок правления милой старушки Джаннет Йеллен станет последнем в современной истории ФРС. Шанс, что все пройдет спокойно в следующие 4 года есть, но относительно невелик. В завершение. Оперативные данные по структуре выкупа активов 

09 сентября 2013, 07:57

По следам финансового мошенничества...

На днях будет ровно 5 лет с момента коллапса Lehman Brothers. Краткий экскурс в хитрые переплетения монетарной политики и для осознания того – как мы пришли к тому, что имеем. История начала приобретать остроту в 3 квартале 2007, когда бангстерам стало очевидно, что с структурированным финансовыми продуктами риски перебрали, а процесс обесценения шел быстрее, чем они могли себе предположить. Стандартные приемы сдерживания и манипуляций перестали работать. Рынок ипотечных облигаций и с ним связанных инструментов стал медленно, но верно погружаться ко дну. Кроме того, уже не получалось приукрашать балансы и отчеты временным переводом позиций на дочерние структуры или нерыночными оценками – в 3 квартале 2007 пошли невероятные по своему масштабу для современной банковской системы списания и убытки. В 4 квартале 2007 после ряда закрытых внеочередных заседаний между CEO ведущих банков и главами ЦБ было принято принципиальное решение о создании целого пула экстренных кредитных программ. О них более подробного писал пол года назад. Кредитование банков с целью поддержания ликвидности начало работать с декабря 2007 и в расширенном формате с 1 квартала 2008, но … все еще впереди. Чтобы понять причины такого рода событий, то затрону тему кассовых разрывов для тех, кто по каким либо причинам не в курсе особенности работы банковской системы. Предположим, что доступная ликвидность у банка в момент времени T1 составляет 7 млрд долл и в это же время возникают обязательствам на 10 млрд, которые необходимо исполнить (негативный разрыв по ликвидности в 3 млрд), но это совершенно типичная и стандартная ситуация, в которой нет ничего страшного. Т.к. в нормальной обстановке денежный поток у банка может быть смещен ко времени T2 (пусть через 2 недели), где банк получит 5 млрд, что позволит легко закрыть этот разрыв. Но в момент T1 банк берет межбанковский кредит на сумму в 3 млрд на 2 недели, ожидания прихода денег к времени T2. Все замечательно, но что произошло тогда? 1.       Обесценение активов. В нормальной ситуации банк имел активов на 7 млрд, допуская ценовой рендж в 10%, но в условиях коллапса рынка активы просели на 50% и более. Банк стал иметь 3 млрд и менее, но кроме того продажа этих активов могла бы привести к падению цен еще больше, в итоге после реализации активов на счетах банка могла быть сумма в 1-2 млрд. Именно данное обстоятельство в условиях кассовых разрывов привело к тому, что в 2008 году падали абсолютно все активы, вне зависимости от их качества и географической аллокации. Вынужденная мера для того, чтобы банки имели способность исполнять свои обязательства перед контрагентами, опасаясь дальнейшего падения активов. 2.       Кризис доверия. В спокойной ситуации ваш контрагент предполагал или, по крайней мере, доверял вам, что к моменту времени T2 у вас будут деньги, чтобы расплатиться по обязательствам. Но в тот момент никто не знал, что будет не только через 2 недели, а даже через 2 часа. Вся система была парализована, межбанк практически полностью был деактивирован, заморожен. Банки не хотели кредитовать друг друга, т.к. опасались за финансовое состояние контрагентов. Банки банкротились один за другим от малых до великих и был риск того, что ваш контрагент тоже ляжет, а за ним аннигилируются ваши кредитные линии - и вы тоже пойдете ко дну. Нужен был кредитор последней инстанции- это роль стали выполнять ЦБ. Весной 2008 бангстеры провели рекогносцировку обстановки и пришли к выводу, что того формата программ стало недостаточно. Должна быть более усиленная огневая мощь. Проблема заключалась в том, что ФРС в период с декабря 2007 по сентябрь 2008 выдавал ликвидность под залоги, но кроме этого под продажи трежерис. Залоги обесценивались, да и прямо скажу – их стало тупо недостаточно для поддержания штанов. Та политика ФРС не приводила к увеличению ликвидности. Еще раз –выдали кредитов на 300 млрд и продали трежерис на 300 млрд = чистое приращение ликвидности ровно ноль и соответствующий эффект для банков. Поэтому активы продолжали падение.Банки продавали все больше для исполнения своих обязательств, а масштабные продажи приводили к еще большому снижению цен и дальнейшим проблемам у банков. Замкнутый круг, из которого самостоятельно выбраться было практически невозможно. Тот формат помощи ФРС, который был в начале 2008 уже не работал. Необходимо было нечто другое. Нужна была ликвидность без обеспечения. По моим источникам, уже в мае-июне 2008 стал готовиться план между группой топ менеджеров прайм дилеров, ФРС, Казначейством США и другими международными ЦБ для существенного расширения программ помощи. Но еще одна проблема. На тот момент ни общественность, ни законодатели и политики не были готовы к осознанию того факта, что бангстеры в полном дерьме, и теперь общество за свой счет должно исправлять ошибки алчных и наглых гопников, которые  по своей вине привели систему на грань полного краха. Даже 100 млрд дополнительной ликвидности могли бы привести к порицанию, публичному осуждению, да и просто грандиозному политическому скандалу. Сейчас это смотрится дико, когда в год дают за просто так по триллиону. Но тогда мир был совершенно другим, друзья мои. Нужен был громкий хлопок, прецедент, формальный повод, чтобы ни у кого не возникало сомнения в необходимости спасения системы через ряд нестандартных мер. Единственная реалистичная возможность – это содействие в коллапсе достаточно крупного банка, чтобы вызывать глобальную панику, но недостаточно крупного, чтобы привести к деструктивным и фатальным долгосрочным последствиям в фин.системе. Коммерческие банки не рассматривались – только инвест.банки.  Также было отброшено точечное спасение банков в виду осознания спектра проблем (слишком многие имели фатальные проблемы) – необходимы были централизованные меры. Должны были запустить бабломет и искали формальное прикрытие под эту операции. На тот момент бангстеры были достаточно пугливыми и менее циничными, чем сейчас. Летом 2008 готовился план по управляемому хаосу для спасения всей системы. Бесконечные звонки, совещания между ФРС и дилерами. Это можно считать масштабным сговором между ФРС, Казначейством США и прайм дилерами. Не буду заострять внимание на том, почему они выбрали Lehman, а не кого то еще, т.к. у меня не стоит цель схлестнуться с этими прохвостами, а задача, чтобы рассказать людям особенности конструкции фин.системы и логику принятия решений. Поэтому я намеренно не пишу здесь имен и более конкретной инфы, чтобы не вызвать гнев этих деятелей, а ведь так много мне еще предстоит людям рассказать )) Ок, в сторону лирику. Продолжим. Это как порой приходится жертвовать чем-то ценным, чтобы спасти функционирование всего организма. Так и здесь. Обстоятельства вынудили пойти на то, чтобы сознательно и искусственно завалить мега банк, чтобы вызвать масштабную панику и протолкнуть ряд антикризисных мер. Иначе меры бы не прошли. Ментальная подготовка общественности в тот момент была на другом уровне – не то, что сейчас. Никто бы без боли и хаоса не принял спасение бангстеров из своего кармана. Однако, на этом проблемы не заканчивались. Экстренное кредитование, конечно, неплохая идея при расширении баланса ЦБ, т.е. чистый впрыск ликвидности, но кредиты имеют ряд недостатков – залоги, процентные ставки и обязательства возврата в конкретный срок. Это не подходит, т.к. они понимали, что одной лишь ликвидностью систему не спасти. Должен быть гарант поддержки системы через выкуп всего дерьма – мусорный банк, каким стал ФРС и еще – нет залогов, нет процентных ставок и нет никаких обязательств возврата средств. И тут родился гениальный механизм – QE – нечто, что не имело недостатков и было похоже на само чудо. Помимо всего прочего банки имели возможность забирать профит через операции на вторичном рынке – покупать дешево, а продавать ФРС дорого. ФРС скупал MBS по ценам, близким к номиналу в момент, когда рыночная цена доходила до 10-60% от номинала. В идеале, прайм дилерами могли браться "безрисковые " до 1000% (купить на рынке по 10% от номинала, а продать ФРС по 100%). На весь объем QE, это не получилось, но деньги там рубили огромные. На правах инсайда о скором запуске QE, информированные группы лиц стали переводить MBS по бросовым ценам в самый разгар кризиса на клиентские счета и некоммерческие организации в период 2-3 квартала 2008, чтобы на случай разбирательства вывести из под удара сами банки и размазать зону ответственности. Речь шла о сумме в 400-500 млрд долл по номиналу, где профит от операции мог быть порядка 100 млрд баксов. Вот так и происходили события в 2008-2009 годах. Правильно ли, что спасли банки? Да, потому что от банкротства всей банковской системы последствия могли быть более драматическими. Не правильно другое. То, что подготовительный момент и сам процесс помощи чуть менее, чем полностью был окутан в ряд мошеннических и преступных приемов, но хуже даже другое. Что выводы не были сделаны и произвол продолжился в еще более циничном формате. Отдышавшись, оправившись от нокаута и позора, банки начали вставать с колен. И тут они осознали, что кризис не является циклическим и оказывается он вышел за пределы финансовых неурядиц, став более глобальным - структурным. Их бизнес начал усыхать, подобно обезвоженному организму в пустыне. Многие крупные контрагенты ушли, обанкротившись, либо серьезно пострадали и снизили активность – особенно среди тех, кто проводил операции на рынке MBS. Из крупных остались только те, кто прямо или косвенно имеет доступ к кормушке ФРС. Клиенты начали покидать поляну, разочаровавшись в вырождении рыночной формы ценообразования активов, обилия манипулятивных приемов, да и просто от нехватки денег и отсутствия доверия. Все это стало проявляться в падении объемов на финансовых рынках, в снижении кредитной, долговой эмиссии и в весьма чувствительном падении объемов IPO,SPO при сдержанной  бизнес активности и с в общим спадом спроса на услуги инвест.банков. Их бизнес вновь стал под серьезным вызовом. Если в 2008-2009 – это были убытки от активов и кассовые разрывы, то теперь нечто более сложное – усыхание системы, мощные трансформационные процессы по смене ландшафта в финансовой иерархии. Но никто не хотел идти на чрезмерное сокращение инвест.бизнеса с приведением его в формат новой реальности. Если на рынке вновь нет контрагентов? Что же, придется эту роль снова выполнять ФРС. В тот момент банки были в относительно стабильном состоянии с точки зрения рентабельности бизнеса, а вопрос монетизации гос.долга особо остро не стоял – покупатели были. QE2 – это не только операция помощи дилерам для выправления рентабельности бизнеса, но и во многом экспериментальная программа для оценки обратных связей, а именно влияние программы на Валютный рынок и устойчивость доллара. Падение индекса доллара во время QE2 составило немногим более 10% и носило в целом регулируемый характер. Долговой рынок и позиции трежерис. Средневзвешенные ставки по трежерис выросли, но оставались в приемлемых границах для обслуживания долга и размещения. Сырьевой рынок и драг.металлы. Рост сырьевых индексов превышал 30-40% на пике Волатильность и степень восприимчивости рынка акции. Исключительно благоприятное воздействие. Кредитная активность/ объемы кредитования. Не замечено никакого эффекта. Кредитование на тот момент продолжало сжиматься. Процентные ставки на денежном и кредитном рынках. Сохранялись в допустимых для стабильности границах. Уровень, масштаб критики и информационного противодействия QE2. В первые несколько месяцев давление на ФРС оказывалась, но жесткая цензура и операция промывки мозгов нейтрализовали любые критические порывы. Доверие к действиям и операциям ФРС, как со стороны участников рынка, так и со стороны общественности и политиков. Глобально ничего существенно не изменилось. Получилось, что издержки и негативные эффекты на ведение QE были в допустимых границах, а денежный профит достаточный, чтобы не отказываться от подобной практики. Замечательно, значит система жрет все и можно продолжать. Так и подошли к QE3 в наиболее зверском формате из когда либо виданном человечеством. Здесь еще важно проследить такую особенность. Фоном для запуска QE1 были риски коллапса фин.системы, фатальное падение активов, банки под угрозой банкротства и исключительная высокая концентрация апокалиптически настроенных персонажей. По мере эволюции поводом под запуск QE2 уже не должны быть коллапсы банков, а достаточно лишь информационного нагнетания по кризису европейского гос.долга, сдержанным падением активов, что мы видели в мае 2010 и дежурными тезисами по «слабым темпам экономического роста» и «высокую безработицу». В условиях минимальных издержек ведения QE, отсутствия раздражающих факторов и противодействия, то подготовительные процедуры под запуск QE3 трансформировались в практическое полное отсутствие этих процедур. Теперь для запуска QE не нужно ничего – ни дестабилизации фин.системы, ни падения рынков, ни информационного нагнетания и даже определенная экономическая конъюнктура не требуется. Все необходимое сделала эффективная стратегия промывки мозгов. Как видно по результатам  этой стратегии достаточно в течение продолжительного периода времени искажать картину действительности, навязывая ложные представления, то можно получить желаемый эффект. Например, если продолжительное время в головы общественности вдалбливать стереотип об острой необходимости QE в целях «содействия экономическому росту», то многие в это поверят и примут QE, как необходимый и даже больше можно сказать – как обязательный элемент системы, без которого немыслимо дальнейшее существование. Если подменять понятия, говоря на черное белое, то рано или поздно люди черное будут называть белым. Или например, если воспитывать людей в среде насилия и разврата, то по мере взросления именно эту среду люди будут воспринимать, как допустимую и естественную, даже не задумываясь об корректности моральных норм и принципов. С тем же успехом можно оправдать любое преступление. Если раньше QE воспринималось критично, то теперь это скорее, как игра «будет- не будет» и сколько «много – или мало» . Модель восприятия и контекст существования QE протерпели существенные изменения. Задача ФРС и дилеров состояла в том, чтобы люди приняли новый формат реальности, как адекватный, корректный и допустимый, а QE – как неотъемлемый и обязательный элемент системы. В принципе, это им удалось, т.к. в текущем формате QE воспринимается также обычно и типично, как воздух, которым мы дышим, а мир без QE – это как нечто странное и немыслимое. Ситуация достигла такого чудовищного абсурда, что не смотря на тотальный провал всех заявленных параметров воздействия количественного ослабления на реальный мир(снижение безработицы, рост экономики, снижение ставок по кредитованию), иммунитет людей на сопротивление пропаганде столь сильно ослаблен, что провал не воспринимается, как провал. Массовый идиотизм еще больше усугубляется тем, что масштаб и объем программы уже превышает QE1 (в настоящий момент в рамках QE3 было выдано 900 млрд и еще не менее 500 ожидается), но условия запуска и ведения программы не имеют ничего общего с тем, которые были в 2008 году. Если тогда это было для выживания, спасения всех и каждого, то теперь это в чистом виде монетарное преступление и вне всяких сомнений самая крупная афера, мошенническая схема в истории человечества, которая покрывается на самых верхах. Уровень коррупционной составляющей в ФРС столь велик, а внутренняя деградация настолько сильно затронула всю иерархию организации, что отныне главным приоритетом считается не поддержание долгосрочной стабильности фин.системы, а краткорочный профит для весьма узкой группы финансовых манипуляторов. Т.е. понимаете, чем все это грозит? Когда нет наказания и порицания, то люди с психологией преступников с каждым разом идут на все более масштабные аферы. Общество сожрало Q1, проглотило произвол QE2 и пропускает QE3, как новую норму, как новую реальность. Но уровень цинизма и безумия достиг столь значительных масштабов, что они даже не собираются останавливаться, хотя бангстеры прекрасно осознают, что QE никак положительно не воздействует на реальную экономику и также понимают риски, которые несет столь безумная политика. Но краткосрочное поддержание рентабельности инвест.бизнеса перевешивает все потенциально негативные стороны QE. Процесс отмывания денег в рамках QE выглядит примерно следующим образом. 1.       Прайм дилеры выкупают трежерис и MBS с открытого рынка или с первичного размещения бумаг. 2.       ФРС выкупает у дилеров MBS и трежерис, давая возможность банкам зарабатывать на курсовой разницей, как спрэд между покупкой на рынке и продажей в ФРС. 3.       Банки кладут деньги на счета ФРС, получая до 0.25% по избыточным резервам. 4.       В дальнейшем они могут использовать эти деньги, как залог в совершении операций на финансовом рынке, выстраивая пирамиды РЕПО, либо используя эти деньги с целью снижения рисков, плечей. Допустим, раньше имели резервов в 100 млрд под позиции в 1 трлн (плечо 10), а теперь имеют резервов в 500 млрд при тех же позициях (плечо 2), риски упали в 5 раз! Своеобразное бесплатное гарантийной обеспечение, созданное из воздуха. Как QE отразить в прибыли банков? Выдал Беня 1 трлн, из них на 600 млрд прайм дилеры купили акций на фондовом рынке по средней цене в 1550 пунктов S&P500 и реализовали (покрыли) позиций на 300 млрд по средней цене 1650 за полугодие. Доходность за полугодие 6.45% на сумму в 300 млрд (около 20 млрд реализованной прибыли), плюс еще столько же балансовой прибыли. Вот отсюда и рост прибылей по торговым подразделениям банков. Но поражает, что мошенничество в особо крупном размере в условиях массового сговора целых синдикатов покрывается на самом высоком уровне и обволакивается в тотальную ложь, подмену понятий и отключение обратных связей.

24 апреля 2013, 15:00

В 1973-1974 годах в США из Форта-Нокс было украдено 7 тысяч тонн золота

Почти 7 тысяч тонн золотых слитков было украдено из хранилища в Форте-Нокс в США за период с ноября 1973 года по апрель 1974 года – говорится в статье, опубликованной в издании Globe в 1981 году. Золото незаконно вывозилось различными спекулянтами, в том числе, и американскими банкирами.Доктор Питер Бетер (американский адвокат и финансист, издавал аудио-бюллетень, посвящённый заговорам в высших правительственных кругах США, скончался в 1987 году – прим.mixednews) вместе с предпринимателем Эдвардом Дюреллом утверждал, что золото было тайно вывезено на военных грузовиках под покровом ночи, переправлено сначала в Нью-Йорк, а оттуда в Швейцарию и Нидерланды.Вывезенное золото было продано неким покупателям в Европе по цене 42 доллара за унцию, что на четверть ниже тогдашних цен на золото. Ответственный в те времена за хранение золота в Форте-Нокс Виктор Харкин утверждал, что в 1971 году тридцать три 15-тонных грузовика вывезли из хранилища золота на сумму 500 млн.долларов.Далее Дюрелл заявлял, что в Форте-Нокс осталось золота всего на 6 миллиардов долларов, и что это золото самого низкого качества, а именно, переплавленные золотые монеты, которые не являются чистым золотом, так как в их состав входит медь. Качество этого золота было настолько низким, что продавать его на открытом рынке было бесполезно, так как ни одна нация никогда бы его не купила. По словам Бетера, сведения о незаконном вывозе золота он получил в 1974 году из официальных источников в американском и зарубежных правительствах.Информация о данном инциденте была доведена до сведения сотрудников Казначейства США, которые, в конце концов, согласились провести обследование хранилищ в присутствии группы журналистов и самого Эдварда Дюрелла. Однако, как утверждал Дюрелл, проведённое обследование носило исключительно показной характер: из 13 хранилищ было обследовано только 2, в качестве проб золота брали куски с поверхности слитков, вместо того, чтобы пробурить в них отверстие и убедиться, что слитки действительно золотые. Более того, присутствующим не позволяли дотрагиваться до золота, им разрешалось лишь смотреть на него в специальный глазок.Несмотря на заявления правительства США о том, что пропавшее золото вовсе не пропадало, а было отправлено в заграничные банки в рамках осуществления законных сделок, Бетер и Дюрелл уверены, что на самом деле золото было тайно похищено.Ссылка

05 марта 2013, 18:00

Золото и серебро сенатом штата Аризона одобрены как законное платёжное средство

Аризона может стать вторым штатом, вслед за штатом Юта, признающим золото и серебро как легальное платёжное средство, разрешённое для оплаты долгов и налогов.Сенат штата Аризона в четверг проголосовал за утверждение закона 1439, разрешающего предприятиям и правительству штата принимать платежи в золоте и серебре.Законопроект о законном средстве платежа определяет, что платёжным средством в Аризоне может быть следующее:1. Платёжное средство, разрешённое Конгрессом.2. Металлические монеты (содержащие золото и серебро), выпущенные в любое время правительством США.3. Любые другие монеты, по которым компетентный суд выносит окончательное,  не подлежащее апелляции решение о признании их законным платёжным средством в пределах юрисдикции штата.Сейчас все долги и налоги в Аризоне и в остальной части Соединённых Штатов либо оплачиваются векселями Федерального резерва (долларами), которые были одобрены Конгрессом как законное платёжное средство, либо монетами, выпущенными казначейством США — очень немногие из них содержат золото или серебро.Хотя статья 1, раздел 10 Конституции Соединённых Штатов гласит, что ни один штат не должен чеканить монеты, в этом же разделе говорится, что ни один штат не должен использовать ничего, кроме золота и серебра, для уплаты долгов. В этой связи авторы законопроекта считают, что будет просто соблюдением Конституции использование золота и серебра без «чеканки» собственных монет.Законопроект также предусматривает освобождение от налогов для обмена золота и серебра на любую другую валюту, и постулирует, что золото и серебро как законное платёжное средство «не подлежат налогообложению или регламентированию как имущество, не являющееся деньгами».Законопроект 1439 сделан по образцу аналогичного документа штата Юта, который первым был принят и утверждён как закон. Некоторые другие штаты также ввели подобные меры под влиянием нестабильности доллара, вызванной денежно-кредитной политикой Федерального резерва.Золото и серебро обладают исторически устоявшейся ценностью в сравнении с неустойчивым долларом. Стоимость доллара по отношению к золоту упала на 98% за последние  100 лет, с тех пор, как Федеральный резерв в 1913 году захватил власть как центральный банк США.Поскольку Федеральный резерв продолжает обесценивать валюту постоянными вливаниями бумажных денег, возможно, что многие другие штаты в ближайшем будущем пожелают застраховать себя от дальнейшего снижения, легализуя конкурирующие валюты, например, золото и серебро.Аризонскому законопроекту предстоит ещё пройти Палату представителей штата, после чего его должен подписать губернатор Ян Брюер, чтобы он стал законом.Ссылка

25 февраля 2013, 13:07

Что скрывается внутри американских банков? ("The Atlantic ", США)

Фрэнк Партной (FRANK PARTNOY) и Джесси Эйсингер (JESSE EISINGER) © Фото Fotolia, mrks_v Спустя четыре года после финансового кризиса доверие людей к банкам низко, как всегда. Умудренные опытом инвесторы называют крупные банки «черными ящиками», которые по-прежнему могут таить огромные риски, способные вновь потянуть экономику вниз. Детальное исследование финансовых отчетов банков, якобы консервативных в своих оценках, позволяет выявить причину подобных опасений и указать путь к неотложным реформам. Причин финансового кризиса множество – слишком большие займы, неразумное инвестирование, ошибки в регулировании. Однако главной причиной стала паника, вызванная недостаточной прозрачностью. Причина, по которой никто не хотел предоставлять займы и вести торговые операции с банками осенью 2008 года, когда рухнул Lehman Brothers, заключалась в непонимании банковских рисков. Глядя на отчетность какого-либо банка, было невозможно говорить о том, обанкротится он внезапно или нет. За последние четыре года американским руководством и банкирами были предприняты колоссальные, а в некоторых случаях беспрецедентные усилия по спасению финансовой отрасли, по наведению порядка в банках и по реформированию регулирующих механизмов. Все это было направлено на восстановление доверия к американской финансовой системе. Однако это не сработало. Сегодня банки стали еще крупнее и непрозрачнее. Во многом они ведут себя так же, как и до кризиса. Посмотрите, какими в минувшем году были потери JPMorgan, которые подверглись тщательному изучению. До известного эпизода инвесторы считали JPMorgan одной из самых надежных и грамотно управляемых корпораций в США. Харизматичный генеральный директор компании Джейми Даймон (Jamie Dimon) смог удержать JPMorgan на плаву во время финансового кризиса, а к началу 2012 года она казалась, как никогда, стабильной и здоровой. Одна из причин такой репутации заключалась в том, что крупный финансовый банк корпорации, отвечающий за онлайновые кредиты, выглядел надежным, безопасным и стабильно приносящим прибыль. Однако в мае в JPMorgan сделали объявление, от которого, наверное, возник не один инфаркт: небывалые потери, которые сперва оценивались в 2 миллиарда долларов, позднее были пересмотрены и составили 6 миллиардов долларов. Эта цифра может еще вырасти. На момент написания данной статьи следственные органы по-прежнему пытаются понять состояние банка. Источником потерь стала малоизвестная банковская структура под названием Главное инвестиционное управление. Это подразделение было рядовым и непримечательным. Его создали для снижения банковских рисков и управления резервными валютными активами. Как сообщают в JPMorgan, подразделение инвестировало средства в малодоходные ценные бумаги с низким риском, такие, как государственные облигации США. В банке заявляли, что в 95 процентах возможных сценариев максимальные потери Главного инвестиционного управления не должны были превысить 67 миллионов долларов США за один день. (Этот широко применяемый статистический метод называется рисковой стоимостью). Когда аналитики весной говорили Даймону о том, что по некоторым данным, корпорация понесла гораздо большие убытки, он отмахнулся от них, назвав их заявления «бурей в стакане воды». Эти данные появились до официального опубликования сведений о масштабах потерь. Шесть миллиардов долларов - не та сумма, которая способна сокрушить JPMorgan, но тем не менее, это большие потери. Акции банка за два месяца упали в цене на треть на фоне получаемой инвесторами информации о крахе на торговых площадках. Только за 11 мая 2012 года, на следующий день после того, как в JPMorgan подтвердили убытки, акции корпорации упали на 9 процентов. Данный инцидент затрагивал гораздо более широкую сферу, а не только денежные активы. Получается, что банк, считавшийся лучшим в области управления деловыми рисками, плохо управлял своими рисками. Когда банк начал наводить порядок, выяснилось, что он прибегал к махинациям в методах оценки собственной рисковой стоимости, не давая четкого объяснения причин. Более того, при подтверждении убытков в JPMorgan вынуждены были признать, что объявленные ими цифры не соответствовали действительности. Главный и якобы надежный источник доходов банка по сути был очень рискованной спекуляцией, информация по которой раскрывалась крайне скупо. Дело обстоит даже хуже. Сейчас федеральная прокуратура проводит расследование в отношении того, лгали ли трейдеры по поводу торговых позиций Главного инвестиционного управления, которые в действительности ухудшались. Акционеры JPMorgan выдвинули против компании многочисленные иски, обвиняя ее в искажении финансовой отчетности. Сам банк предъявил иск одному из своих бывших трейдеров, обвиняя его в убытках. Получается, что Джейми Даймон, имевший некогда репутацию самого надежного руководителя на Уолл-стрит, не понимал и не смог должным образом управлять этим гигантом. Теперь инвесторам приходится сомневаться, является ли банк таким стабильным, как казалось, и имеются ли неточности в других его отчетностях. Скандал с JPMorgan - не единственный за последние месяцы инцидент, поставивший под вопрос надежность крупных банков и доверие к ним. Теперь многим банкам предъявляются обвинения в манипуляциях с наиболее популярной в мире процентной ставкой ЛИБОР (Лондонские межбанковские ставки предложения), считающейся базовой для определения процентных ставок по займам и инвестициям на триллионы долларов. В июле банк Barclays выплатил крупный штраф, чтобы избежать уголовных и гражданских обвинений, которые могли быть выдвинуты властями США и Великобритании. Сообщается, что швейцарский гигант UBS находился в схожей ситуации на момент написания данной статьи. По другим банкам, включая JPMorgan, Bank of America и Deutsche Bank, идет расследование в рамках гражданских и уголовных исков, хотя обвинения пока не предъявлены. Ставка ЛИБОР отражает размер комиссии, которую получают банки при выдаче займов друг другу. Она является мерилом доверия банков друг к другу. Теперь эта ставка стала ассоциироваться с махинациями и сговором. Иными словами, никто не может доверять даже этой шкале, которая по идее должна отображать меру доверия внутри финансовой системы. Число обвинений в незаконной тайной банковской деятельности также cтало расти. Правительство США обвинило крупные мировые банки в содействии мексиканским наркодилерам в отмывании денег (HSBC) или в переводе денег в Иран (Standard Chartered). Прокуратура обвинила американские банки в подделке ипотечных записей путем «автоматического подписания» бумаг с целью ускорения процесса, и в незаконном истребовании с заемщиков платежей под угрозой лишения права выкупа заложенного имущества. И только после финансового кризиса люди узнали, что банки регулярно вводили клиентов в заблуждение, продавали им «мусорные» акции, а в некоторых случаях даже тайком заключали сделки в ущерб своим клиентам, наживаясь на их незнании. Оба эти инцидента еще больше снизили доверие населения к банкам. Как утверждают в консалтинговой компании Gallup, еще в 1970-х годах трое из пяти американцев говорили, что они «полностью» или «в значительной степени» доверяют крупным банкам. Затем доверие пошло на убыль. Начиная с финансового кризиса 2008 года, уровень доверия просто рухнул. В июне 2012 года меньше чем один из четырех респондентов по опросам Gallup доверяли крупным банкам. Это крайне низкий показатель. В октябре комиссар Комиссии США по ценным бумагам и биржам Луис Агилар (Luis Aguilar) привел данные, согласно которым «у 79 процентов вкладчиков нет доверия к финансовой системе». Когда мы спросили главу отдела по взаимодействию с вкладчиками компании Goldman Sachs Дэйна Холмса (Dane Holmes), почему так мало людей доверяют банкам, он сказал, что «люди не понимают банки» по причине «недостаточной прозрачности». (Позднее Холмс пояснил, что он говорил о среднестатистическом человеке, а не о грамотных вкладчиках, с которыми он имеет дело практически ежечасно). Он абсолютно прав в том, что мало кто из студентов, сантехников или пенсионеров понимает, что делают крупные банки. Обычные люди потеряли доверие к финансовым институтам. Сама по себе это уже весьма большая проблема. Однако возникла еще более серьезная проблема, которая в еще большей степени угрожает безопасности финансовой системы. Она как раз затрагивает преимущественно так называемых крупных вкладчиков — тех, на которых Холмс тратит значительную часть своего времени. Люди, сведущие в банковской сфере, также все меньше и меньше доверяют крупным банкам. Касалось, что после воздействия якобы «очищающего эффекта» паники мудрые инвесторы начнут хватать банковские акции, играя на нерешительности среднестатистического инвестора и покупая их по низкой цене. Банки списали безнадежные кредиты. Казначейство удостоверилось в состоянии банков после «проверки на прочность». Конгресс одобрил закон Додда - Франка, направленный на регулирование нечем не стесненных уголков финансовых рынков и минимизацию влияния кризисов в будущем. В ходе кризиса 2008 года многие ключевые вкладчики избавились от банковских акций. Этот закон был призван вернуть вкладчиков обратно. Поначалу они на самом деле вернулись. Многие вкладчики, включая Уоррена Баффета (Warren Buffett), говорят, что цена банковских акций после кризиса стала заниженной и продолжает оставаться такой же и сейчас. Многие крупные учреждения-вкладчики, такие как паевые фонды, пенсионные фонды и страховые компании по-прежнему держат значительные доли в основных банках. Федеральный резерв попытался помочь сделать кредиты и торговые операции банков более выгодными, удерживая процентные ставки на низком уровне и вкачивая в экономику страны триллионы долларов. Для инвесторов сочетание низких цен на акции, мягкой политики Федерального резерва с возможностью ограничить убытки (федеральные власти, разумеется, продемонстрировали готовность помочь банкам в трудные для них времена) может быть существенным стимулом. Тем не менее, предел оптимизма крупных вкладчиков можно заметить по статистическим данным. Через четыре года после кризиса акции крупных банков остаются слабыми. Даже после роста цен банковских акций минувшей осенью акции многих банков оставались ниже учетной стоимости, а это означало, что реальная стоимость банков ниже заявленного в отчетах банков объема капиталов. Это является показателем того, что вкладчики не верят показателю заявленной стоимости, либо не верят, что банки будут прибыльными в перспективе, или их тревожат обе эти причины. Некоторые представители финансовых кругов сказали нам, что рассматривают крупные банки как настоящие «черные ящики» и не заинтересованы в покупке их акций. Генеральный директор одной из крупнейших американских корпораций сообщил нам, что регулярно слышит от инвесторов о том, что банки являются «неинвестируемыми» (употребляемый на Уолл-стрит термин, являющийся неологизмом слова «неприкасаемый»). Этот подход становится все более распространенным среди самых продвинутых лидеров по вкладам. Пол Сингер (Paul Singer), возглавляющий влиятельный инвестиционный фонд Elliott Associates, этим летом писал своим партнерам следующее: «Сейчас нет ни одного финансового учреждения, чья финансовая отчетность позволяла бы получить содержательную информацию о его рисках». Бывший председатель Комиссии США по ценным бумагам и рынкам Артур Левитт (Arthur Levitt) в ноябре в общении с нами посетовал на то, что ни одно из опробованных после 2008 года средств «существенно не снизило вероятность финансовых кризисов». В недавнем интервью один известный в прошлом сотрудник регулирующих органов выразил опасение относительно скрытых рисков, которые могут нести банки, сравнив крупные банки с корпорацией Enron. Проведенный недавно компанией Barclays Capital опрос выявил, что более половины учреждений-вкладчиков испытывают недоверие к тому, как банки оценивают риски их активов. Когда менеджерам хедж-фондов был задан вопрос о том, насколько они доверяют этим «оценкам рисков» (показатель, используемый банками для определения объема капитала, который им следует хранить как подушку безопасности в случае снижения деловой активности), около 60 процентов опрошенных оценили уровень доверия на 1 или 2 бала из пяти, при том что 1 балл означает «совершенно не доверяю». Никто из них не дал оценку 5 баллов. Многие бывшие банкиры недавно объявили о том, что банковская сфера неисправна (со столь несвойственной четкостью они начинают говорить после того, как превращаются из финансовых гигантов в богатых пенсионеров). Бывший глава Merrill Lynch и экс-руководитель Программы спасения проблемных активов в администрации Обамы Герберт Эллисон (Herbert Allison) написал язвительную книгу о крахе крупных банков, где он разве что не назвал их кровососами. Целый ряд бывших высокопоставленных финансовых функционеров призвал к ликвидации банков, более жесткому регулированию и даже потребовал вернуться к Закону Гласса-Стиголла (Glass-Steagall) времен Великой депрессии. Этот закон отделил коммерческие банки от инвестиционных банков. В числе таких функционеров выступили бывший генеральный директор Morgan Stanley Дин Уиттер (Dean Witter), Филип Перселл (Philip J. Purcell), бывший финансовый директор Citigroup Салли Кравчек (Sallie Krawcheck), бывший генеральный директор Merrill Lynch Дэвид Комански (David Komansky) и бывший генеральный директор Citigroup Джон Рид (John Reed). Другой бывший генеральный директор Citigroup Сэнди Вэйл (Sandy Weill), сделавший карьеру на крупных финансовых поглощениях, этим летом невероятным образом поменял свою точку зрения, с ошеломляющей дерзостью утверждая, что банки должны вот-вот рухнуть. Об истории Билла Экмана (Bill Ackman) стоит рассказать отдельно. Экман, являющийся одним из самых авторитетных и успешных американских инвесторов, сперва относился скептически ко вкладам в крупные банки. Позднее он стал сторонником этого подхода, а потом вновь от него отказался, теряя на этом сотни миллионов. В 2010 году Экман купил долю в Citigroup стоимостью 1 миллиард долларов для возглавляемого им фонда Pershing Square, капитал которого составлял 11 миллиардов долларов. Эти действия он объяснил тем, что после кризиса крупные банки списали свои безнадежные кредиты и стали проводить более консервативную политику. Кроме того, снизился и уровень конкуренции. Как говорит Экман, это должно было создать прекрасный климат для инвестирования. Большую часть своей карьеры он избегал вкладов в крупные банки. Однако, как он сказал нам, «однажды я подумал, что все же можно доверять цифрам в банковских книгах». Весной прошлого года Pershing Square продал всю свою долю в Citigroup, поскольку стратегия банка буксовала, а объем потерь составил 400 миллионов долларов. Экман сказал следующее: «В течение первых семи лет работы Pershing Square я был уверен в том, что инвестор не будет вкладываться в гигантский банк. Позднее я почувствовал, что сам могу инвестировать в банк. Я так и сделал, на чем потерял огромные деньги». Кризис доверия среди вкладчиков заметен не столь явно. Он гораздо менее очевиден, нежели внезапная паника, однако со временем ущерб от него возрастает. Это не цунами, а плесень. Она поразила банки, иногда ее замечают, но потом забывают. Вскоре это становится повседневной действительностью. Даже если экономика начинает восстанавливаться, кризис доверия подрывает этот процесс. Банки не способны привлекать капитал. Они теряют клиентов, которые боятся быть обманутыми или обведенными вокруг пальца. Руководителям банков по очереди наносятся удары, выводящие их из строя. Нехватка уверенности в самих себе не позволяет им давать кредиты в тех объемах, в каких они могли бы это делать. Им приходится иметь дело с опасным наследием, ставшим результатом имевших ранее место переборов и ошибок. Без доверия к банкам экономика начинает буксовать и трещать по швам. Разумеется, при снижении уровня доверия вероятность наступления очередного кризиса увеличивается. Следующая серьезная буря может разрушить пошатнувшийся дом. Самые влиятельные инвесторы, определяющие движение рынка и контролирующие денежные потоки, уйдут, чтобы избежать обрушения крыши дома. Чем меньше они доверяют банкам, тем быстрее и решительнее будет шириться эта брешь. Это будет вести к выводу капиталовложений, заморозке банковских кредитов и еще большему ослаблению всей банковской структуры. В этом смысле опасения становятся реальностью, а беды, которые когда-то предвиделись, возникают на самом деле. В центре проблемы кроется озабоченность относительно точности финансовых отчетностей банков. Некоторые вопросы к банкам носят основополагающий характер: как банки отчитываются по кредитам; могут ли вкладчики точно определить объем этих кредитов. Другие вопросы более сложные: какие риски появляются вследствие применения комплексных финансовых инструментов, аналогичных тем, что привели к огромным потерям JPMorgan. Предполагается, что ответы на вопросы можно найти в ежеквартально и ежегодно публикуемых отчетах, которые хранятся в Комиссии США по ценным бумагам и биржам. Независимая частная организация, именуемая Советом по стандартам финансового учета, занимается этими отчетами. Занимающий сейчас должность менеджера по инвестициям Дон Янг (Don Young), в период с 2005 по 2008 гг. был членом правления этого совета. Недавно он сообщил нам, что поработав в правлении, он больше не доверяет банковским отчетностям. Правила отчетности расширились, как и сами банки, а активы и обязательства, о которых в них говорится, обрели более запутанный характер. Однако правила не успевали за изменениями в финансовой системе. Мудрые банкиры при содействии своих юристов и бухгалтеров могут найти множество способов обойти эти правила, действуя при этом в рамках закона. Более того, поскольку эти правила становились все более детальными и наполненными юридической спецификой, они имели неверный эффект и позволяли банкам избегать предоставления вкладчикам всей необходимой информации для определения объемов рисков и состояния банка. (Эти сведения маскировали за мелкими деталями и юридической терминологией). Даже этими правилами не могли быть учтены все возможные обстоятельства. Это применимо при поиске ответа как на сложные вопросы, касающиеся финансовых инноваций и торговых операций, так и на рядовые вопросы, связанные, например, с кредитами. С одной стороны, в период нахождения во главе Совета по стандартам финансового учета Янга некоторые члены совета хотели, чтобы банки отчитывались по кредитам так же, как и по ценным бумагам. Имелось в виду, что их надо обозначать в текущих рыночных ценах. Этот метод известен под названием «справедливая стоимость». Вместо этого банки указывали стоимость кредита на момент его выдачи, не оставляя запаса, исходя из собственного предположения о вероятности его возврата. Правилами допускалось также, чтобы банки использовали различные методы для оценки стоимости определенных категорий кредитов в зависимости от того, относятся они к долгосрочным или планируемым к продаже. Многие бухгалтеры считают, что приведенные в бумагах сведения не давали вкладчикам четкой и надежной информации о состоянии банка. После ожесточенных битв, перетасовок в правлениях, треволнений по поводу дальнейших шагов посреди кризиса, агрессивного лоббирования банков ведущие бухгалтеры оставили текущий метод вместо перехода с методу справедливой стоимости кредитов. Как считает Янг, в настоящее время показателям стоит верить еще меньше. Он говорит, что «все стало еще хуже». Когда мы спросили другого члена правления Эда Тротта (Ed Trott), доверяет ли он банковской отчетности, он ответил коротко: «Совершенно не доверяю». Проблема заключается не только в непрозрачности банковских кредитных портфелей. Она охватывает почти все направления современной банковской деятельности, включая комплексное инвестирование и торговые операции, а не только кредитование. Бывший член руководства Федерального резерва Кевин Уорш (Kevin Warsh), назначенный Джорджем Бушем, а затем работавший в Morgan Stanley, говорит, что главная проблема заключается в крайне слабом раскрытии информации. По его словам, если посмотреть на финансовую отчетность крупного банка, подаваемую в Комиссию по ценным бумагам и биржам, «вкладчики не могут в полном объеме понять характер и уровень активов и обязательств банка. Они не в состоянии оценить надежность капиталовложений, чтобы возместить реальные убытки. Они не могут определить основные источники доходов компаний. Раскрытие информации больше вводит в заблуждение, нежели предоставляет информацию, а государство не просто попустительствует этому, но, как кажется, поощряет такую практику». Считается, что правила отчетности должны помогать вкладчикам лучше изучить компанию, акции которой они покупают. Однако действующие требования по раскрытию информации не проливают свет на финансовую отчетность банков, позволяя им действовать в темную. В такой темноте могут практиковаться любые запрещенные приемы. Мы решили более пристально взглянуть на финансовую отчетность банков, изучив, что в них отражается, а что нет, и определить, можно ли сделать содержательные выводы о возможных банковских рисках. Мы выбрали банк, считающийся консервативным финансовым учреждением и образцом современного крупного банка. Банк Wells Fargo был основан на доверии. На их эмблеме изображена почтовая карета с шестеркой крепких скакунов. Такие кареты колесили по западу США, перевозя золото. Согласно официальной истории компании, «в экономике взлетов и падений 1850-х годов Wells Fargo обрел репутацию надежного банка, оперативно и ответственно оперирующего денежными средствами вкладчиков». Люди верили, что в Wells Fargo их деньги будут в сохранности, ведь бумажные векселя банка ценились так же высоко, как и золото, которое банк перевозил по всей стране. Полтора века акции Wells Fargo тоже ценились на вес золота. Именно поэтому Уоррен Баффет (Warren Buffett) приобрел акции банка в 1990 году. С этого момента Баффет и Wells Fargo стали неразрывно связаны. По состоянию на осень 2012 года, компания Баффета Berkshire Hathaway владела примерно 8 процентами акций Wells Fargo. Сегодня в филиалах банка Wells Fargo по-прежнему красуется эмблема с почтовой каретой. Она нарисована и на 12 тысячах его банкоматов по всей стране, и даже на этажах банковского музея. В этом музее можно купить различные полезные для быта вещи: ночник с эмблемой дилижанса, солонку и перечницу с дилижансом, керамическую коробочку ручной работы для хранения лекарств с дилижансом. Однако это – обычные безделушки. Они символизируют миссию банка, выполняемую с честью и достоинством. Безупречная репутация Баффета пошатнулась после его сотрудничества с банком. Многие считают Wells Fargo самым консервативным из крупных американских банков. Эксперты, регуляторы и аналитики по-прежнему считают, что финансовая отчетность банка со всей четкостью, полнотой и открытостью отражает реальное состояние его дел. Рыночная стоимость акций Wells Fargo сейчас выше всех остальных банков США. По состоянию на начало декабря 2012 года она составляла 173 миллиарда долларов. Такой энтузиазм в отношении Wells Fargo является следствием хорошей репутации банка и еще одного важного факта: в 2011 году чистая прибыль банка составила 16 миллиардов долларов, что на 28 процентов выше, чем в 2010 году. Для выяснения причин, кроющихся за этим фактом, следует обратиться к годовому отчету Wells Fargo. Именно с этого момента наше исследование превращается в приключение. Годовой отчет является специфическим документом: в нем банк раскрывает свою бухгалтерию. Хотя банк предоставляет в Центральную комиссию по ценным бумагам и биржам не подвергающиеся аудиторской проверки квартальные отчеты и иные документы, проводит видеоконференции с аналитиками и вкладчиками, именно годовой отчет дает инвесторам самое полное и, по всей видимости, надежное представление. (Сегодня крупным банкам приходится отвечать перед огромным множеством регуляторов, в число которых входит не только Комиссия по ценным бумагам и биржам, но и Федеральный резерв, Комиссия по регулированию деятельности коммерческих банков, Федеральная корпорация по страхованию депозитов, Комиссия по срочной биржевой торговле, недавно созданное Бюро по финансовой защите потребителей и так далее. Режимы предоставления информации у них разные, что вносит дополнительную путаницу. Банки конфиденциально предоставляют регуляторам дополнительную информацию, но у инвесторов нет доступа к этим деталям. То, что у регуляторов имеется эта дополнительная и конфиденциальная информация, не очень-то утешает: поскольку регуляторы в последние годы не в состоянии контролировать и поддерживать порядок в банках, инвесторы доверяют им даже меньше, чем банкирам.) Последний годовой отчет Wells Fargo за 2011 год составляет 236 страниц. Он начинается как книга, чтением которой может насладиться любой читатель: беззаботное путешествие по банковской жизни длиною в год. На обложке фигурирует почтовая карета. На первой странице трогательная история о клиенте. На следующих страницах картинки парней в ковбойских шляпах, парочки влюбленных, держащихся за руки на берегу океана, кексов и солнечных панелей. Крупным и жирным шрифтом Wells Fargo докладывает, что за год пожертвовал на нужды неправительственных организаций 213,5 миллиона долларов. Он даже проводит расчеты, дабы мы смогли в полной мере оценить его щедрость: «4,1 миллиона долларов каждую неделю, 585000 долларов каждый день или 24000 долларов каждый час». А кульминационным пунктов во введении является следующее заявление: «Мы не воспринимаем доверие как должное. Мы знаем, что должны зарабатывать его ежедневно в ходе общения и действий с нашими клиентами. Вот как мы пытаемся это делать». К счастью для Wells Fargo, большинство людей дальше введения не читают. А зря, ведь на следующих страницах счастливые лица удовлетворенных клиентов исчезают. Исчезают и счастливые истории. Начинается изложение подробностей о деятельности банка, и изложение это вызывает то недоумение, то тревогу. Wells Fargo рассказывал нам, что выделяет «значительные средства, дабы выполнять все требования по отчетности, предъявляемые различными регуляторами». Тем не менее, никакого доверия эта информация не завоевала. Там полно ничего не значащих, но длинных и витиеватых фраз. Весь отчет испещрен все более невразумительными сносками и примечаниями. Это такой финансовый эквивалент Данте, спускающегося в ад. На самом деле, после дружелюбного введения в отчете неплохо было бы разместить предостережение для пытливого читателя, вознамерившегося по-настоящему понять финансовое положение банка: «Оставь надежду, всяк сюда входящий». Первый круг ада в версии Wells Fargo, подобно Лимбу Данте, это лишь намек на то, что нас ожидает, однако он все равно вызывает тревогу. Одна из главных целей годового отчета – рассказать инвесторам, как компания делает деньги. Действуя в этом духе, Wells Fargo делит свой бизнес на две вроде бы простые и вполне определенные части - процентный доход и доход, не связанный с получением процентов. На первый взгляд, эти две категории соответствуют двум традиционным источникам банковского дохода – проценты от кредитов и плата, взимаемая с клиентов. Но здесь-то и начинается настоящий ад. Внезапно этот простонародный ипотечный банк начинает демонстрировать признаки раздвоения личности. Оказывается, трейдинговые операции, которые обычно ассоциируются с обосновавшимися на Уолл-Стрит компаниями типа Goldman Sachs и Morgan Stanley, составляют немалую часть каждой из двух категорий доходов Wells Fargo. Почти полтора миллиарда долларов в категории «процентный доход» поступает от «торговых активов». Еще 9,1 миллиарда поступает от «ценных бумаг, выставленных на продажу». Один миллиард долларов в категории «доход, не связанный с получением процентов» это «чистая выручка от трейдинговой деятельности». Еще полтора миллиарда это доход от «вложения в акции». И по всему гроссбуху появляются недоступные для понимания и всеохватывающие категории типа «прочие вознаграждения, полученные от соответствующей деятельности», «прочие процентные доходы» или просто и совершенно непонятное «прочее». В этой категории отчета «прочее» итоговая сумма доходов Wells Fargo за 2011 год составляет 6,6 миллиарда долларов. Самоотверженному читателю придется прочитать еще 50 страниц, прежде чем он выяснит, что значительную долю этого «прочего» дохода банк получает за счет … да, «трейдинговой деятельности». Огромный объем торговли ценными бумагами в Wells Fargo говорит о том, что банк не является тем, чем кажется. Некоторые банковские аналитики заявляют, что эти цифры по торговле ценными бумагами незначительны в сравнении с общими доходами банка (81 миллиард долларов в 2011 году) и его прибылью (16 миллиардов долларов в 2011 году). Другие специалисты даже не удосуживаются взглянуть на эти детали, так как полагают, что Wells Fargo защищен от торговых убытков своими мощными капитальными резервами в 148 миллиардов долларов. Эта цифра, если она соответствует действительности, любой конкретный убыток делает микроскопическим. Например, на странице 164 годового отчета Wells Fargo затаилось следующее заявление: «В 2011 году мы понесли убытки в размере 377 миллионов долларов от торговли вторичными ценными бумагами, относящимися к некоторым обеспеченным залогом долговым обязательствам (CDO)». Еще несколько лет тому назад о банковских убытках от таких сложных финансовых инструментов, выражаемых девятизначной цифрой, кричали бы все газеты. А эти ускользнули от внимания средств массовой информации, ведущих инвесторов, аналитиков и финансовых специалистов. Наверное, они не дочитали до страницы 164. А может, их настолько ошеломили более крупные банковские убытки, что эти потери показались им не заслуживающими внимания. Так или иначе, огромные убытки Wells Fargo от торговли деривативами и CDO стали деревом на сотни миллионов долларов, беззвучно упавшим в финансовом лесу. Говоря словами покойного сенатора Эверетта Дирксена (Everett Dirksen), 377 миллионов долларов туда, 377 миллионов сюда, и скоро мы уже начнем говорить о серьезных деньгах. Опасными могут оказаться даже банки с консервативными методами работы, о чем узнал Джордж Бэйли из фильма «Эта замечательная жизнь». Но компании Bailey Building и Loan Association не зарабатывали деньги на торговле ценными бумагами. Такая торговля это изначально непрозрачный и неустойчивый бизнес. Он подвержен капризам и превратностям рынка. Однако в последние двадцать лет банки все чаще обращаются к такому бизнесу, чтобы зарабатывать деньги, поскольку прибылей от традиционного кредитования и брокерской деятельности становится все меньше. Сегодня к трейдинговым операциям привлекается гораздо больше заемных средств, чем в прошлом. Банки также получают некую форму заемного капитала, обещая заплатить больше денег в будущем, если что-то пойдет не так (типа страховой компании, которая должна заплатить очень много денег, если сгорит застрахованный ею дом). Эти обещания обретают форму деривативов, или вторичных ценных бумаг. Данные финансовые инструменты можно использовать в качестве страховки от различных рисков (например, если поднимутся процентные ставки, или если компания окажется не в состоянии оплачивать свои долги), либо же просто делать ставки на такие возможности в надежде получить прибыль. А поскольку многие ставки такого рода очень крупные и сложные, в этой торговле таится потенциал катастрофических убытков. Та завеса таинственности, которой укрыты трейдинговые операции Wells Fargo, вызывает немало вопросов. Банк делит так называемую «чистую выручку от торговых операций» (это не все его доходы от торговли ценными бумагами, но все-таки значительная их часть) на три подкатегории, заставляя читателя годового отчета играть в лохотрон по типу наперстков. Сначала рассмотрим «фирменные» трейдинговые операции. Это когда фирма пытается сделать деньги за свой счет, покупая и продавая акции, облигации и более экзотические финансовые творения. Совершенно очевидно, что такая деятельность связана с крупными рисками. Когда поднимаешь такой наперсток, задолженность банка кажется несущественной, что очень успокаивает. Убытки, о которых сообщается в отчете, составляют всего 14 миллионов долларов. И тем не менее, под этим наперстком скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд: эти 14 миллионов необязательно показывают истинную сумму банковской задолженности. Может, Wells Fargo просто повезло, что она закончила этот похожий на американские горки год диких биржевых спекуляций с небольшими убытками? Сказать точно мы не можем, так как не имеем никакой дополнительной информации о размерах банковских ставок в этой азартной игре. Вторая подкатегория это «экономическое хеджирование». Слово «хеджирование» звучит успокаивающе. Wells Fargo сообщает, что в 2011 году ее убытки от экономического хеджирования составили ничтожный 1 миллион долларов. Так что и насчет этого наперстка можно особо не волноваться, правда ведь? В своем чистом виде хеджирование должно снижать риски. Человек покупает дом, а потом защищается от возможных рисков пожара, покупая к нему страховку. Однако в мире финансов хеджирование это более сложная операция. Она настолько сложна, что для ее осуществления нужно современное математическое и компьютерное моделирование. И даже после этого хеджирование все равно будет больше похоже на игру угадайку. Трудно спрогнозировать, как поведет себя портфель сложных финансовых инструментов при взлетах и падениях таких переменных величин как процентные ставки и курсы акций. В результате хеджи действуют не всегда так, как хочется. Они не могут полностью устранить крупные риски, хотя банки думают, что с ними вопрос решен. И они могут непреднамеренно создавать новые, скрытые риски – этакие «неизвестные неизвестные», если можно так выразиться. Из-за всей этой сложности некоторые трейдеры могут замаскировать спекулятивные позиции под «хеджи», заявив при этом, что их цель – снизить риски, хотя на самом деле эти трейдеры сознательно идут на больший риск в попытке получения прибыли. Похоже, именно этим занимались трейдеры из Главного инвестиционного управления JPMorgan. Чем было «экономическое хеджирование» компании Wells Fargo – покупкой обычной и всем понятной страховки? Или это было больше похоже на спекуляции, какими занимался банк JPMorgan? Неужели отчетные цифры говорят о снижении риска, когда на самом деле все наоборот? Банковская отчетность ответов на эти вопросы не дает. И наконец, мы подходим к третьему наперстку – и уж конечно, под ним-то что-то должно находиться. На нем безобидная надпись – «удовлетворение клиента». Wells Fargo на таких торговых операциях по удовлетворению клиента в 2011 году заработала более 1 миллиарда долларов. Как она могла получить так много денег, просто помогая своим клиентам? Ведь дело кажется простым, как медный пятак: между покупателем и продавцом сидит брокер и получает небольшую долю от сделки. Но во время финансового кризиса 2008 годы мы узнали, и продолжаем узнавать из таких инцидентов как скандал в JPMorgan, что эта кажущаяся безобидной высокодоходная деятельность на самом деле может оказаться опасной для здоровья банков – да и для всей нашей экономики. Не ищите ясности и четкости в годовых отчетах. Вот вам банковское определение: «Торговые операции по удовлетворению клиента состоят из сделок по основным или вторичным ценным бумагам, проводимых в попытке помочь клиенту в управлении его рисками рыночной цены. Осуществляются такие сделки от его имени, и определяются они инвестиционными потребностями». Казалось бы, все надежно и безопасно, но в отчете по какой-то причине не объясняется, почему такая деятельность настолько прибыльна. На самом деле, во многих крупных банках операции по удовлетворению клиента это эвфемизм, который переводится на нормальный финансовый язык как «крупная ставка по деривативам». У Wells Fargo в подкатегории «операции по удовлетворению клиента, трейдинговые операции и прочие отдельные деривативы» по состоянию на конец 2011 года «условная сумма» торговли деривативами составляла около 2,8 триллиона долларов. Это значит, что базовые позиции, к которым привязывались банковские деривативы, в то время были такими огромными. Небольшое пояснение: если бы мы хотели заключить с вами пари о том, как в этом году изменится цена акции Walmart, составляющая 70 долларов (мы платим вам разницу в плюс, вы платите нам разницу в минус), то в этом случае мы бы говорили, что «условная сумма» ставки равна 70 долларам. Wells Fargo не надеется получить 2,8 триллиона долларов на своих вторичных ценных бумагах, и терять эту сумму не собирается. Банкиры обычно исходят из того, что вероятный риск убытка или прибыли по деривативам гораздо меньше их «условной суммы». А Wells Fargo заявляет, что такая идея, если смотреть на нее отдельно, не является «значимым мерилом структуры риска по инструментам». Более того, Wells Fargo сообщает, что многие из его деривативов идут во взаимозачет друг друга. Такое могло быть с вашими ценными бумагами, если бы некоторые ваши акции в Walmart, пошли вверх, а другие ваши ставки двинулись вниз. Те, кто вкладывал в банковские акции, из опыта 2008 года поняли, что существует вероятность потерять значительную часть «условной суммы» вторичных ценных бумаг, если ставка будет полностью ошибочной. В перспективе в случае небывалого роста процентных ставок или обрушения евро Wells Fargo может выдержать крупные потери деривативов так же, как можно выдержать потерю всех 70 долларов, ставя на обанкротившийся Walmart. Wells Fargo не сообщает вкладчикам, какую часть от 2,8 триллиона долларов компания может потерять в случае развития ситуации по наихудшему сценарию. Однако от нее это и не требуется. Даже грамотный вкладчик, читающий все сноски, может только догадываться, какой потенциальный риск несут для банка его деривативы. Одна из причин того, почему Wells Fargo доверяют больше, чем любому другому крупному банку, заключается в том, что условный объем его деривативов является относительно малым. По состоянию на конец третьего квартала 2012 года, согласно отчетным документам JPMorgan, размер условной суммы составлял 72 триллиона долларов, что примерно в пять раз превышало объем всей американской экономики. Однако даже в случае с Wells Fargo цифры настолько огромны, что просто теряют всякий смысл. После этого кажущиеся гигантскими капитальные резервы Wells Fargo (напомним, они составляют 148 миллиардов долларов) предстают совершенно в ином свете. Какой же риск берет на себя банк, осуществляя подобные торговые операции? Для каких клиентов он размещает сделанные ими ставки, после чего отстраняется от рисков, занимая совершенно противоположную позицию на рынке? Получается, что банк по сути действует как обычный агент, берущий комиссию. Какой риск при всех этих торговых операциях приносит своим клиентам Wells Fargo? Многие такие ставки зависят от обещаний клиентов выплатить Wells Fargo причитающиеся суммы в зависимости от того, как изменятся в будущем конкретные финансовые показатели. Но что произойдет, если кто-то из клиентов окажется банкротом? Сколько денег потеряет Wells Fargo, содействуя клиентам, которые не могут расплатиться по счетам? Мы обратились с просьбой к сотрудникам Wells Fargo поговорить с кем-нибудь в банке насчет раскрываемой им информации, включая ту, что связана с торговыми операциями и деривативами. Они отказались. Вместо этого они попросили нас направить им вопросы в письменном виде, что мы и сделали. В своем ответе сотрудники отдела Wells Fargo по связям с клиентами написали следующее: «Мы считаем, что раскрываемая нами информация по затронутым вами вопросам является исчерпывающей и убедительной». Отвечая на наши письменные вопросы о годовом отчете, представители банка просто отослали нас к самому годовому отчету. Например, когда мы спросили о торговых операциях банка, ответ от Wells Fargo был следующим: «Вам следует изучить наше исследование «рыночных рисков при осуществлении торговых операций» на страницах 80-81 главы «Исследования и анализ управления» годового отчета Wells Fargo за 2011 год». Именно приведенные на этих страницах сведения вызвали у нас вопросы относительно различных категорий торговых операций банка. Когда мы предметно попросили Wells Fargo помочь нам определить объем рисков, связанных с торговыми операциями по содействию клиентам, представитель банка адресовал нас к тем же страницам отчета. Однако на этих страницах нет ответа на вопрос. Ниже приведена самая полезная информация о раскрываемой банком информации, связанной с торговыми операциями по содействию клиентам: Для большей части торговых операций по содействию клиентам мы выступаем в качестве промежуточного звена между покупателем и продавцом. Например, мы можем оперировать финансовыми инструментами с теми клиентами, которые используют подобные инструменты для управления рисками. Для возмещения наших затрат по таким контрактам мы можем оперировать отдельными инструментами. Торговые операции по содействию клиентам могут также включать чистую прибыль, полученную от поддержания котировок ценных бумаг, по которым мы намерены поддержать ожидаемые позиции нашего клиента. Банкиры и их юристы крайне осторожны в терминологии, используемой при написании годовых отчетов. Почему тогда они употребили слово «ожидаемые», говоря о позициях клиента в последнем предложении? Неужели Wells Fargo спекулируют, исходя из того, что их трейдеры «ожидают» от клиента вместо реагирования на уже совершенные клиентом действия? Используемый банком для ответа на наши вопросы жаргон лишь вызвал новые дополнительные вопросы. Годовой отчет Wells Fargo полон схожих зашифрованных заявлений, однако в нем нет важной информации, необходимой для вкладчиков. В нем не приведено сведений о содействии торговым операциям клиента в случае развития событий по наихудшему сценарию, нет даже примеров того, что может потребоваться для ведения таких операций. Когда мы задавали прямые вопросы, например, «сколько денег потеряет Wells Fargo от таких трейдеров при различных сценариях?», сотрудники банка отказывались давать ответ. Лишь небольшая группа людей публично выразила озабоченность торговыми операциями по содействию клиентам. Некоторые банковские эксперты скептически относятся с подобным торговым операциям, считая, что они скрывают огромные риски. Дэвид Стокман (David Stockman), который был главой федерального бюджета в администрации президента Рейгана, инвестбанкиром в Salomon Brothers и партнером частной фирмы Blackstone Group, называет большие банки «проводниками крупных торговых операций». Стокман настолько разочаровался в американской финансовой системе, что сейчас считается в некоторых кругах безумным еретиком. Однако он считается непревзойденным экспертом. Недавно в интервью корреспондентам онлайн-газеты The Gold Report он заявил: «Пусть они называют это содействием клиенту или собственнику, по сути это не имеет никакой разницы». Сейчас банкиры и регуляторы могут игнорировать предупреждения о том, что деривативы содействия клиенту могут потянуть финансовую систему вниз как несостоятельные. Еще несколько лет назад они говорили то же самое о свопах кредитного дефолта и обеспеченных долговых обязательствах. Предпоследняя остановка в нашем исследовании будет сделана на годовой раскрываемой отчетности Wells Fargo. Тут мы сталкиваемся с самым важным инструментом в банковской отчетности – справедливая стоимость. Этот вопрос вынудил Дона Янга (Don Young) после споров с Советом по стандартам финансового учета прийти к выводу о том, что банковской отчетности нельзя доверять. В банках остаются большие объемы активов и обязательств, включая деривативы, которые они должны учитывать в справедливой стоимости. Справедливо, не правда ли? Не стоит спешить с выводами. Как и другие банки, Wells Fargo использует трехуровневую иерархию для отчета по справедливой стоимости своих ценных бумаг. Первый уровень включает ценные бумаги, которыми торгуют на активных, открытых рынках. Такая торговля не несет особой опасности. Для первого уровня справедливая стоимость просто отображает заявленную стоимость ценных бумаг. Если Wells Fargo размещает акции или обязательства на Нью-Йоркской бирже, справедливая стоимость будет равна цене бумаг на каждый день закрытия торгов. Второй уровень вызывает большее опасение. Он включает более туманные понятия, такие как деривативы и обеспеченные закладными ценные бумаги. По таким бумагам открытые торги не ведутся, они продаются и покупаются скрыто, если продаются или покупаются вообще, и не указываются в рыночных операциях. По этой причине Wells Fargo используют иные методы для определения их стоимости, включая так называемые «методы оценки путем моделирования», такие как ценовая матрица. Справедливую стоимость на втором уровне бухгалтеры называют «приблизительным значением», определяемым компьютерными статистическими моделями и так называемыми доступными для наблюдения «параметрами». Так определяются цены схожих активов и иные рыночные сведения. Справедливая стоимость на втором уровне больше похожа на грамотную догадку. Третий уровень просто пугающий. Оценки банка по третьему уровню «базируются преимущественно на методе моделирования с использованием большого числа предположений, которые невозможно отследить на рынке». Иными словами, по активам такого типа не просто отсутствуют данные по ценам, по которым они недавно были проданы, но и в принципе нет отслеживаемых данных для составления предположений, исходя из которых может формироваться цена. На третьем уровне используются самые диковинные инструменты, включая свопы кредитного дефолта и синтетические обеспеченные долговые обязательства, ставшие весьма популярными и применяемыми в период бума жилищного строительства. Именно такие инструменты использовались в балансовых ведомостях Bear Stearns, Merrill Lynch, Citigroup и многих других банков. На третьем уровне справедливая стоимость определяется наугад, исходя из статистических моделей, исходные данные в которых «невозможно отследить». Вместо того, чтобы при определении приблизительной стоимости ориентироваться на данные рынка, банки ориентируются на собственные предположения и внутреннюю информацию. Справедливая стоимость на третьем уровне похожа на ничем не обоснованную догадку. Кто-то, наверное, считает, что активы Wells Fargo находятся преимущественно в рамках первого уровня и лишь небольшая часть во втором. Ведь это обычный ипотечный банк, не так ли? Маловероятным кажется тот факт, что Wells Fargo перегружен вкладами третьего уровня, ведь предполагается, что регуляторы избавили банки от токсичных активов и вновь вернули их к жизни. На самом деле лишь малая часть активов Wells Fargo находится на первом уровне. Большая их часть находится в рамках второго уровня, а умопомрачительная сумма в 53 миллиарда долларов (более трети капитальных резервов банка) относится к третьей группе. Все три категории включают и рисковые активы, которые в будущем могут потерять свою стоимость. Однако еще одна проблема, связанная с активами второго и третьего уровня, связана с тем, что банки могут наугад определять их стоимость, беря за основу исходную стоимость с учетом инфляции. Проверить точность объявленной стоимости не представляется возможным, и вкладчикам остается лишь доверять аудиторам и менеджерам банка. Тщательный анализ активов третьего уровня позволяет сказать о том, что погрешность при их определении может быть не более 15 процентов в любой конкретный момент, даже если рынок стабилен. Если подсчеты Wells Fargo настолько отличаются, по всей видимости, банк сидит на многомиллиардных скрытых убытках. Wells Fargo в маленькой сноске мелким шрифтом на 133 странице годового отчета раскрывает информацию о том, что их активы третьего уровня включают «залоговые кредитные обязательства, базисная стоимость и справедливая стоимость которых составляет 8,1 миллиардов долларов по состоянию на 31 декабря 2011 года». По-английски это означает, что банк в отчетности указывает стоимость одного из самых сложных видов инвестиций (включающих комплексные займы компаниям) равную той, которую он сам за них заплатил («базисная стоимость»). Может быть, эти активы были приобретены один год назад? Может два года назад? А может быть, до кризиса 2008 года? Дон Янг находит забавным тот факт, что справедливая стоимость и базисная стоимость представляют одну и ту же величину. Он задается вопросом: «С учетом того, что процентные ставки гораздо ниже, чем многие ожидали, почему залоговые кредитные обязательства не выросли в цене?». Однако ему первому следует признать, что уж он-то должен молчать. Без дополнительной информации о том, что входит в комплексные займы, и когда они были взяты, внешние вкладчики не смогут определить реальную стоимость таких активов. Бухгалтеры и регуляторы настаивают на том, что разделение вкладов на первый, второй и третий уровни лучше, чем просто обозначение исходной стоимости вклада. Используемая сейчас банкирами система позволяет использовать системы подсчета, разработанные ими внутри компании. Кто контролирует эти подсчеты? Аудиторы, которые зависят от банков, поскольку получают от них существенную прибыль и регуляторы, постоянно отстающие от реальности. Такой расклад подрывает доверие. А когда пропадает доверие, теряется и всякая уверенность в том, что банк говорит о перспективах для вкладчиков. Вопрос, связанный с активами третьего уровня, не просто теоретический. Одна из главных проблем в период кризиса 2008 года заключалась в том, что ни банки, ни вкладчики не знали, чему именно доверять на третьем уровне, из-за чего их охватывала паника. На протяжении всего кризиса мы страдали от активов третьего уровня. Еще раз такого мы себе позволить не можем. Имеется и еще один, более ужасный круг финансового ада. Он населен непонятными финансовыми монстрами, которые когда-то были известны как «структуры специального назначения». Они представляли собой получившие дурную славу структуры компании Enron, используемые ею для сокрытия долгов. С наступлением 21-го века техасская компания, специализирующаяся на торговле энергоресурсами, стала использовать эти недавно созданные структуры для получения займов и взятия на себя рисков, обязательства по которым не указывались в ее финансовых отчетах. Такие сделки получили название «внебалансовых» операций, поскольку сведения о них не указывались в отчетности Enron. Представьте, что у компании есть доля (небольшой процент) в другой компании, сильно погрязшей в долгах. Первая компания вправе отказаться включать все активы и обязательства второй компании в свою балансовую ведомость. Представим, что мы приобрели акции IBM. Это не означает, что мы попадаем в зависимость от обязательств компании. Однако если мы приобрели такое количество акций IBM, которое позволяет нам реально контролировать компанию, или если у нас есть дополнительное соглашение, по которому мы берем на себя долги IBM, здравый смысл подсказывает нам, что мы должны рассматривать обязательства IBM как свои собственные. Еще десять лет назад многие компании, включая Enron, использовали структуры специального назначения, чтобы не руководствоваться здравым смыслом: они не указывали обязательства в балансовой ведомости, даже если контролировали компанию или имели дополнительное соглашение. Структуры специального назначения были воскрешены как в фильме ужасов, только теперь они называются структурами с переменным долевым участием. Говоря на языке Уолл-стрит, сменилась только часть названия, тогда как идея осталась прежней. Крупные компании создают такие структуры для заема денег и покупки активов. Тем не менее, как и в случае с Enron, они не включают их в свои балансовые ведомости. Особенно остро эта проблема обстоит в банковской сфере: каждый крупный банк имеет существенные позиции в структурах с переменным долевым участием. В конце 2011 года в Wells Fargo заявили об «активном и продолжительном сотрудничестве» со структурами с переменным долевым участием, общая доля активов в которых составила 1,46 триллиона долларов. Объявленный банком «лимит убытков» оказался гораздо ниже, хотя все еще значительным – чуть более 60 миллиардов долларов, что превышает объем ее капитальных резервов на 40 процентов. В банке заверяют, что вероятность таких потерь «крайне низка». Хочется верить. Тем не менее, в Wells Fargo понимают, что даже эти невероятные цифры не отражают зависимость банка от структур с переменным долевым участием. В банке не берут во внимание некоторые структуры с переменным долевым участием. Во многом это объясняется теми же причинами, по которым Enron не учитывал свои структуры специального назначения: в банке заверяют, что его продолжающееся участие незначительно, что объем вкладов несущественен или мал, или что он не создавал либо не использовал такие сделки. (Wells Fargo не одинок: другие ключевые банки также избрали подход Enron по раскрытию отчетности). Мы попросили Wells Fargo прояснить ситуацию с раскрытием своих структур с переменным долевым участием, однако его представители в очередной раз просто отослали нас к годовому отчету. Отдельно мы спросили о корректировках этих цифр, о которых объявил сам банк (в одной из сносок отчета Wells Fargo скрыто сообщается следующее: «показатели переменного долевого участия, которые мы используем, были пересмотрены с тем, чтобы скорректировать ранее объявленные цифры»). Но в банке об этих корректировках нам ничего не скажут. Ориентируясь на годовой отчет, невозможно определить, какие структуры с переменным долевым участием были задействованы и насколько существенны были корректировки. Дон Янг называет структуры с переменным долевым участием «бухгалтерской уловкой, позволяющей избегать раскрытия информации и слияний». Совет по стандартам финансового учёта изменил правила отчетности, применявшиеся последние годы, однако новыми правилами, по словам Янга, стало легко манипулировать, так же как и старыми. Присутствие в балансовой отчетности Wells Fargo структур с переменным долевым участием «является сигналом о том, что 1,5 триллиона долларов ушли неизвестно куда». Подобное раскрытие информации превращает даже такой предельно просто банк как Wells Fargo в совершенно непонятный для вкладчика. В финансовой отчетности любого крупного банка можно обнаружить несколько или все эти изъяны. Во многих банках ситуация обстоит еще хуже. Это просто недопустимая ситуация. Бывший член Совета управляющих Федерального резерва Кевин Уорш (Kewin Warsh) считает, что Совету по стандартам финансового учёта следует сообщить банкам, насколько непрозрачна их отчетность. «Банки должны предоставлять полную, взвешенную и точную отчетность о своих финансовых операциях, - заявил Уорш, - однако они не справляются с этой задачей». После Великой депрессии 1929 года банки были прозрачны. Это было связано не с их простой финансовой структурой, а с тем, что отчетность банков была более откровенной и ясной. А ведь в ту эпоху были свои прототипы деривативов и структур специального назначения. Эта ясность объяснялась страхом перед последствиями. Как говорил Оливер Уэнделл Холмс-младший (Oliver Wendell Holmes Jr.), закон – это предупреждение о том, что будет сделано в суде. А законы широкой направленности тех времен давали судам полную свободу действий. Финансовые махинации в то время было очень рискованным делом – за них можно было попасть за решетку. Банковское руководство опасалось за свою репутацию, которая могла бы быть подорвана в случае обвинений со стороны судей за совершенные деяния. Брокер Ричард Уитни (Richard Whitney), возглашавший Нью-Йоркскую фондовую биржу, был отправлен в тюрьму Синг-Синг в 1938 году за хищение средств. Глава National City Bank (предшественника Citibank) Чарли Митчелл (Charlie Mitchell), носивший прозвище «Золотце», был обвинен в уклонении от уплаты налогов и после Великой депрессии 1929 года стал первым из большого числа банкиров, представших в 1933 году перед известным сенатским комитетом Пекоры. Расследование Пекоры привлекло внимание общественности и помогло разработать исторические законы о банках и рынках ценных бумаг 1933-1934 гг. Тщательные проверки и постоянный страх перед обвинениями убедил многих банковских руководителей в необходимости прозрачного и понятного ведения своих дел. Возможно, они опасались последствий отказа от следования этим правилам. С началом недавнего финансового кризиса государство дало новые дополнительные рычаги регуляторам, надзирающим за рынками. Некоторые эксперты говорят, что банковской системе нужно больше капитала. Другие призывают вернуться к закону Гласса-Стиголла или к дроблению крупных банков. Эти реформы могут помочь, однако ни одна из них не нацелена на решение проблемы отсутствия прозрачности или ее причин. Исходной точкой для решения любого вопроса, связанного с банками, является реконструкция двух основ регулирования, созданных конгрессом в 1933-1934 гг. после Великой депрессии 1929 года. Во-первых, должен существовать понятный стандарт раскрытия информации для Wells Fargo и других банков: описание рисков понятными для вкладчика словами. Во-вторых, банковское руководство должно чувствовать реальный риск наказания за обман вкладчиков или иной вид мошенничества и злоупотреблений. Обновление этих законов не требует свода сложных правил. Понятный режим раскрытия информации, существовавший с 1930-х годов, не требовал сложных правил. Не было таких правил и в системе правосудия. До 1980-х годов банковских правил было не так много, но они охватывали широкий спектр. Регулирование осуществлялось по понятным стандартам. Коммерческим банкам не разрешалось участвовать в инвестиционной деятельности, от них требовали оставлять нетронутой значительную часть своего капитала. Банкирам запрещалось идти на чрезмерный риск. Не все финансовые учреждения следовали этим правилам, однако многих банкиров за это осудили и отправили в тюрьму. С тех пор свод правил увеличился, споры о их соблюдении превратились в технический вопрос, а наказания стали незначительными и редкими. Ни один крупный банкир не оказался за решеткой по итогам кризиса 2008 года, лишь некоторые были оштрафованы. Выплаченные банками штрафы сопоставимы с размером их прибыли и бонусов. При анализе эффективности такой системы получается, что выгоднее действовать безрассудно с учетом сложной паутины регулирующих мер. С такой системой банкирам удобно оспаривать факт нарушения закона, даже если они не следуют духу этого закона. Прошлым летом исполнительный директор по вопросам финансовой стабильности Bank of England Эндрю Холдейн (Andrew Haldane) заявил о необходимости реформирования системы международного финансового регулирования. Он сказал, что «сейчас для вкладчиков банки являются самыми настоящими черными ящиками». Однако регуляторы упрощают их задачу. Холдейн отметил, что соглашение о регулировании в финансовой сфере от 1988 года (соглашение Базель-I) насчитывало 18 страниц в версии для США и 13 страниц в версии для Великобритании. Правила раскрытия информации регламентировались пунктом всего в одно предложение. Второе издание соглашение о регулировании банковской деятельности Базель-II, подписанное в 2004 году, насчитывало уже 347 страниц. Как сообщил Холдейн, проект нового соглашения Базель-III насчитывает 616 страниц. Положения американских законов о раскрытии банковской информации занимают еще больше страниц текста. В 1930-е годы банковские отчеты для Федерального резерва были объемом в 80 страниц. Все тот же Холдейн подчеркивает, что в 2011 году аналогичный квартальный отчет для Федерального резерва представлял собой крупноформатную таблицу с 2271 колонкой. В законе Гласса-Стиголла от 1933 года, который Холдейн называет «самым влиятельным финансовым законодательным актом в 20-м веке», было всего 37 страниц. В отличие от него, в законе Додда-Франка от 2010 года 848 страниц. Он требует от регуляторов создания такого огромного количества новых норм и правил (которые в самом законе до конца не определены), что после полной кодификации его объем может вырасти до 30000 страниц. «По сравнению с законом Додда-Франка закон Гласса-Стиголла это просто мелочь», - говорит Холдейн. А что если законодатели и регуляторы откажутся от попыток принятия подробных правил по факту, и вместо этого разработают общие нормы поведения до факта? Например, вспомните одну из самых острых баталий Додда-Франка из-за «правила Волкера», названного именем бывшего главы ФРС Пола Волкера (Paul Volcker). Это правило стало попыткой запретить банкам делать спекулятивные ставки, если они наряду с этим принимают застрахованные на федеральном уровне вклады. Идея проста: государство гарантирует безопасность вкладов, и поэтому банки не должны играть в азартные игры на деньги налогоплательщиков. Но испытывая постоянное давление со стороны банковского лобби, конгресс написал очень сложные и путаные правила. Затем регуляторы запутали их еще больше. Они попытались предусмотреть все до единой нештатные ситуации. Прошло уже два с половиной года с момента принятия закона Додда-Франка, а правило Волкера так пока и не доработано до конца. К тому времени, как его оформят окончательно, это правило будет понимать лишь небольшая кучка партнеров из крупнейших в мире юридических фирм. Конгресс и регуляторы могли написать простое правило: «Банкам не разрешается осуществлять «фирменные» трейдинговые операции на средства вкладчиков». И точка. А после этого регуляторы, прокуратура и суды могут заняться определением того, что означают такие «фирменные» трейдинговые операции. Они могут установить разумные и ограниченные исключения для отдельных случаев. Между тем, банкиры, думающие заняться практикой, которая может быть отнесена к этой категории «фирменных» трейдинговых операций, будут вынуждены рассматривать этот закон в том смысле, за который ратовал Оливер Уэнделл Холмс. Законодатели могли бы принять столь же общие правила раскрытия финансовой информации, как сделал изначально конгресс, когда принял в 1934 году закон о ценных бумагах и биржах. Это заставило бы банки раскрывать все существенные факты без указаний, как это делать. Банкирам было бы предельно ясно - какие бы цифры они ни решили вставить в годовой отчет, судья в будущем может задать один простой вопрос: отчет полный, понятный и точный? Стандарты доказательств для судебных преследований по мошенничеству с ценными бумагами можно и нужно перевести из категории умысла, что требует от обвинения пытаться залезть в головы банкиров, в категорию грубой неосторожности, поскольку это доказать проще, чем умысел, но труднее, чем халатность. Цель такого изменения состоит в следующем: надо лишить банкиров возможности прятаться за невразумительной юридической терминологией. Иными словами, даже если они нарушили закон не умышленно, и имеют некие технические оправдания своего поведения, их все равно можно привлечь к ответственности за действия, на которые здравый и рассудительный человек в их положении не пошел бы. Высокопоставленных банковских руководителей надо поставить перед угрозой судебного преследования точно так же, как это бывает с бизнесменами из других областей экономики. Когда генеральный или финансовый директор берет ручку, готовясь подписать акт о том, что финансовые отчеты и меры контроля его банка точны и адекватны, он должен сделать паузу и задуматься о том, что среди последствий может быть и тюремный срок. Когда директорам банков и другим руководителям придется продумывать риски своей организации, раскрывать их, а затем ждать сурового наказания, если финансовая отчетность не будет соответствовать действительности, у нас начнет зарождаться культура ответственности и подотчетности. Банку, стремящемуся соответствовать изложенным принципам, не надо будет публиковать отчет на 236 страницах, да еще и с приложениями. Вместо этого он сможет представить отчет раз в десять короче, чтобы читатель, прочитавший до конца годовой отчет Wells Fargo, мог продолжить чтение и дойти до конца. В идеале рядовой читатель должен понять из прочитанного, сколько его банк потеряет или приобретет при худшем сценарии развития событий, что произойдет, если цены на жилье упадут на 30%, или если правительство Испании объявит дефолт. А что касается деталей, банки смогут добровольно предоставлять информацию на своих вебсайтах, и у искушенного инвестора в таком случае на руках окажется достаточно конкретных фактов, чтобы решить, соответствуют ли действительности заявления и отчеты банка. Когда начинался финансовый кризис 2008 года, фонд Билла Экмана Pershing Square получил информацию о сложных ипотечных кредитах и создал в открытом доступе развернутую ведомость с таблицами, где наглядно показал риски различных продуктов и институтов. Банки, стремившиеся вернуть доверие инвесторов, тоже могли опубликовать данные, чтобы Экман и ему подобные руководители получили возможность проверить свои общие отчеты о рисках. Что это, просто фантазия? Те изменения, которые мы сегодня изложили, будут несомненно трудны с политической точки зрения. (А что сегодня просто?) Но перед лицом мощного давления банкиры с готовностью пойдут на важную сделку: если они согласятся на реальный принудительный контроль, правила будут проще, а нормы гибче. В конечном итоге эти изменения пойдут на пользу самим банкам. Им надо убедить самых искушенных участников рынка, таких как инвестор Билл Экман, что в них снова можно вкладывать деньги. Иначе им и дальше придется с тревогой думать о том, кто станет следующим JPMorgan или следующим Lehman Brothers. Банки предоставляют «тонны отчетности», отмечает Экман. В любом годовом банковском отчете множество страниц и деталей. Это относится и к Wells Fargo. Однако страшит то, «чего ты не в состоянии предусмотреть». В колоссальных трейдинговых позициях по деривативам, например, «невозможно понять, правильно все делает банк или нет», говорит Экман. «Это вопрос веры». Сочетание ясной и простой отчетности и более жесткого контроля поможет навести порядок в системе, как это было в 1930-е годы. Акционерам будет понятнее бизнес банков, а у менеджеров появится стимул заниматься своим делом более этично. Огромные нравственные провалы на Уолл-Стрит возникли отчасти из-за того, что правила отчетности помогали банкам сохранять свою непрозрачность. Сегодня их адвокаты говорят не о том, насколько ясны и содержательны банковские отчеты, а о том, не переступают ли они грань закона. Если банковские управляющие будут сталкиваться с реальными последствиями своих действий при предоставлении неполной и неточной информации, они будут стараться делать отчетность предельно ясной и простой. Наверное, в этом темном царстве, где утрачено доверие искушенных инвесторов, все-таки есть луч надежды. Разочарование элиты и возмущение народа может способствовать переменам. Без такого сплочения общества все мы останемся в темноте, не понимая банки и не доверяя им. И процесс гниения продолжится. Профессор Фрэнк Партной преподает право и финансы в Университете Сан-Диего. Он автор книги «Wait: The Art and Science of Delay» (В ожидании: полезное искусство промедления). Джесси Эйсингер – старший репортер ProPublica, обозреватель службы финансовых новостей Dealbook в редакции New York Times. Оригинал публикации: What’s Inside America’s Banks?

19 февраля 2013, 18:23

Золото и отрицательные реальные процентные ставки

Времена отрицательных реальных процентных ставокПосмотрим, как отрицательные реальные процентные ставки влияют на предпочтения инвесторов. К  примеру, покупка 10-летних облигаций Казначейства США в начале 2012 г. позволила бы зарабатывать 1,9% годовых до погашения. Годовая потребительская инфляция в США на тот момент составляла 2,9%. Таким образом, вложившись в UST10YR в начале 2012 г., инвесторы потеряли бы 1% покупательной способности за один год, несмотря на пресловутый статус “защитного актива” американских долговых бумаг. Такие моменты очень выгодны для золота.Отрицательные реальные процентные ставки являются прямым результатом политики Федрезерва в поддержании минимальной стоимости госзаимствований. Монетизация госдолга через покупки трежериз с минимальными доходностями и подогрев инфляционных ожиданий позволяет США выплачивать долги в подешевевших долларах. При такой политике проигрывают те, кто сберегает, а выигрывают те, кто занимает. Подобная политика получила название “финансовые репрессии”.Финансовые репрессии – критический аспект современной экономической средыМонетарные регуляторы в условиях финансового кризиса и тотального спада экономической активности понизили процентные ставки практически к нулю и обратились к инструментам нетрадиционной монетарной политики - программам quantitative easing (QE). Центробанки делали все возможное для предотвращения дефляционного сценария в экономике через кратное расширение денежной базы. Масштабный выкуп государственных облигаций в рамках программ QE раздул избыточные резервы ФРС, составляющие на данный момент более 50% всей денежной базы. Под тяжестью массы избыточных резервов ставки на межбанковском рынке прижались к нулю. В условиях делевериджа частного сектора, государство начало раздувать госрасходы в условиях дефицита бюджета. Высокий спрос на долговый бумаги со стороны регулятора в процессе монетизации распухающего госдолга опустил доходности трежериз к минимальным историческим отметкам.Запуск очередной программы выкупа активов подогревал инфляционные ожидания. Дефляции удалось избежать, но финансовые репрессии ФРС (и других регуляторов) стали причиной явления под названием отрицательные реальные процентные ставки. В данном обзоре уровень реальных процентных ставок считается как разность между доходностью 10-летних трежериз (UST 10YR) и потребительской инфляцией в США (CPI).С объявлением QE3, не имеющего в отличие от предыдущих программ ограничений по срокам и объемам выкупа активов, ФРС США дал понять, что период околонулевых процентных ставок может сохраниться как минимум до середины 2015 г. Мы видим аналогичную картину по всему миру, особенно в Европе, Японии и Великобритании.На следующем графике представлена динамика реальных процентных ставок в США с 1965 г.Выделенные области соответствуют периодам околонулевых или отрицательных реальных процентных ставок. На это же время приходится наибольший рост котировок золота.Исторически сложилось, что падение реальных процентных ставок ниже 2% знаменуется началом сильного бычьего рынка в золоте.Современный этап истории золота берет начало в 1970-х после краха Бреттон-вудской валютной системы. До этого момента значительных колебаний стоимости золота не наблюдалось.Четырехкратное повышение цен на нефть со стороны ОПЕК в 1973 г. спровоцировало резкое повышение инфляции в США и загнало экономику в непродолжительную рецессию (из-за инфляции издержек). К концу 1974 г. реальные процентные ставки в США составили -4,8%. За эти два года цены на золото взлетели на 185% с $65 до $180 за тройскую унцию. Инфляция вновь дала о себе знать в 1977 г. Глава ФРС Волкер инициировал процесс беспрецедентного повышения уровня процентных ставок (доходили до 15%) для защиты доллара и борьбы с инфляцией. Реальные ставки вновь опустились ниже 2%. Начался четырехлетний период бычьего ралли в золоте. С 1977 г. по 1981 г. металл прибавил в цене на 375%.В целом, с января 1970 г. по январь 1980 г. золото выросло в цене на 1 832,6%.  Инфляция за этот период увеличилась “всего” на 105,8%.Длительный медвежий рынок в золоте продолжился в течение 1980-х и 1990-х на фоне положительных и стабильных процентных ставок. Американское кредитное безумие набирало обороты. США начали активно наращивать госдолг. В 2001 г. реальные ставки вновь просели ниже 2%-ого рубежа, а золото начало свой новый длительный цикл роста после 60% падения с пиков 1980 г.Во время острой фазы финансового кризиса 2008 г. реальные ставки ушли в отрицательную область. Инфляция оставалась высокой, а спрос на “защитные” трежериз давил на доходности. Совокупность факторов вызвала взрывной спрос на желтый металл. Инвесторы хеджировали риски.Запуск первых масштабных программ количественного смягчения в 2009 г. и восстановление мировой экономики достаточно быстро вывели США из дефляции. Но процесс монетизации госдолга набирал силу. Высокий спрос на трежериз со стороны ФРС давил на доходности. Реальные ставки вновь ушли в глубокий минус, золото росло по экспоненте. Минимум в дифференциале между доходностью трежериз (1,9%) и инфляцией (3,9%) зафиксирован в сентябре 2011 г. В том месяце золото переписало исторический максимум в $1900 за тройскую унцию. Это период глобальная экономика заканчивала цикл поскризисного восстановления. Под тяжестью продолжающегося делевериджа частного сектора и обострения европейского долгового кризиса начался болезненный цикл охлаждения. С конца 2011 г. инфляция пошла на спад, при этом доходности трежериз держались относительно стабильно – реальные процентные ставки начали  выходить из отрицательной области. К январю 2013 г. они вышли в плюс. Естественно, золото стало неинтересным. Это видно на графике.Итак, золото растет, когда реальные процентные ставки ниже 2% или отрицательные, в то время как растущие или высокие реальные процентные ставки приводят к падению цены золота. Этот паттерн работал в 1970-х, точно также работает и сегодня. Уроки историиИстория имеет свойство повторяться. Кризисы вечными не бывают. Ценовые флуктуации 2012 г. очень похожи на ситуацию конца 1980-х. Выразим динамику золота в ценах января 2013 г. и получим самый красивый график этого обзора. В январе 1980 г. золото стоило чуть дороже $1960 за тройскую унцию. Это совпало с максимумом сентября 2011 г.Что это значит для текущего длительного периода бычьего рынка в золоте? Придет день, когда рынок быков в золоте закончится, но с учетом сегодняшних реалий экономические перспективы остаются неоднозначными, процентные ставки – волатильными. Главное, что был снят так называемый tail risk. Косвенные признаки и исторические аналогии говорят нам о том, что этот день, так или иначе, наступит в будущем. Это подтверждается отсутствием интереса к инвестициям в золото с конца 2011 г.Ожидания и прогнозы Согласно ожиданиям экономистов и аналитиков, опрошенных Bloomberg, к 2016 г. цена золота останется в районе текущих $1 600 за тройскую унцию.Отсутствие повышенного интереса к золоту на ближайшие нескольких лет также выражается в позитивных ожиданиях относительно перспектив роста экономики США и глобальной экономики.Более того, золото становится неинтересным на фоне завершения глобального цикла ослабления доллара США.Центральные банки – нетто-покупатели золотаВ 2009 г. впервые за многие годы центральные банки стали нетто-покупателями золота. Основной спрос на желтый металл обеспечивают развивающиеся рынки, что частично является следствием роста резервов в центробанках этих стран. С учетом того, что львиную долю официальных резервов этих стран составляют активы, номинированные в долларах США и евро, диверсификация золотом выглядит вполне нормальным явлением.To be continued…

06 февраля 2013, 00:00

Утечка информации из МВФ: «золотое» мошенничество центральных банков

О GATA и «золотом картеле» Еще в конце ХХ века наиболее въедливые эксперты стали подозревать, что на рынке золота происходит что-то неладное. А именно: даже если жёлтый металл не дешевеет, то цены на него всё равно отстают по темпам роста от динамики цен на многие другие товары мирового рынка. Золото дешевело также на фоне индексов фондовых рынков, цен на недвижимость и т.п. Никаких крупных месторождений золота в это время не было открыто, золотые метеориты на Землю не падали. Заниженные цены на желтый металл больно били по компаниям золотодобывающей промышленности. Представители нескольких компаний этой отрасли решили разобраться в загадке, для чего и создали организацию под названием GATA (Gold Anti-Trust Action). В буквальном переводе - «Действие против Золотого Треста». Как следует из названия, учредители GATA подозревали, что на мировом рынке золота действует группа злоумышленников, объединенных в трест, который манипулирует ценами на золото в сторону их занижения. В своих публикациях GATA чаще использовала термин «золотой картель». Постепенно удалось вычислить основных участников этого картеля. Среди них - Казначейство США, Федеральный резервный банк Нью-Йорка (главный из 12 федеральных банков, составляющих ФРС США), Банк Англии, ряд крупнейших коммерческих и инвестиционных банков США и Западной Европы (здесь особо выделяется «Голдман Сакс» - инвестиционный банк с Уолл-стрит). Это – ядро картеля. Время от времени в поле зрения GATA попадали и другие организации, участвовавшие в операциях картеля. В том числе центральные банки некоторых стран.  1990-е годы были периодом наибольшей активности США на мировых рынках активов. Проще говоря, американцы организовывали приватизации государственных предприятий по всему миру (в том числе в России), а для таких операций нужен был сильный доллар. Финансовые аналитики и спекулянты прекрасно знают простое правило: чем ниже цена на золото, тем крепче доллар. Самый простой и дешевый способ укрепить доллар – «прижать» цену на «желтый металл», который явно и неявно выступает конкурентом этой резервной валюты. Однако чтобы «прижать» цену, надо обеспечить повышенное предложение этого металла на мировом рынке. У тех, кто хотел сыграть на «понижение» золота, взоры обратились к несметным запасам золота, сосредоточенным в подвалах казначейств и центральных банков. Эти запасы лежали там без движения с тех пор, как в 1970-е гг. рухнула Бреттон-Вудская валютно-финансовая система. В новой Ямайской валютно-финансовой системе золото перестало быть деньгами, оно было объявлено одним из биржевых товаров – таким как нефть, пшеница или бананы. Версия о золотых манипуляциях центральных банков Как можно использовать это золото для манипуляций ценами?  Первое и главное условие сводится к тому, чтобы полностью засекретить официальные запасы желтого металла и все операции денежных властей с ними. Еще более повысить независимый статус центральных банков, для того чтобы «народные избранники», органы финансового контроля и прочие любопытствующие элементы не совали свои носы в дела этих институтов. Не допускать государственных аудиторов до «золотых закромов». В США, например, Главное контрольное управление (Счётная палата Конгресса) последний раз посещало главное хранилище официального золотого запаса США Форт Ноксболее 60 лет назад.  Далее под завесой секретности можно начинать операции с золотом. Однако не продавать его, а передавать разным частным структурам «на время», оформляя эти операции как кредиты или лизинг желтого металла. А вместо золотых слитков оставлять в хранилищах бумажки, которые являются с бухгалтерско-юридической точки зрения «требованиями», «расписками», «сертификатами» и т.п. То есть золото на балансе центрального банка сохраняется, только оно имеет не металлическую, а виртуально-бумажную (или даже электронную) форму. А «народу» это знать не обязательно. Если в эти «золотые аферы» втянуть десяток-другой центральных банков, то каждый год на рынок можно выкидывать не одну сотню тонн драгоценного металла и сбивать на него цену.  Эксперты (в том числе эксперты GATA) находили многочисленные подтверждения тому, что все это не вымысел, а результат преступного сговора центральных банков с частными банкирами и спекулянтами. И тут сразу возникают вопросы: кому центральные банки передавали золото? Было ли это золото возвращено назад в сейфы центральных банков? Известны ли эти махинации законодателям? Сколько на сегодняшний день реально осталось физического золота в хранилищах центральных банков (и государственных казначейств)? Отметим, что отдельные попытки разобраться в том, что представляют собой официальные золотые запасы, насколько официальная статистика золота отражает истинное положение дел, кто и как управляет официальным золотым запасом, предпринимались парламентариями, политиками, общественными активистами в разных странах. Например, в США такие попытки регулярно предпринимал член Конгресса США Рон Пол. Регулярные запросы в разные инстанции делала также GATA.  Денежные власти предпочитали отмалчиваться. Или же ответы были крайне лаконичными и сводились к тому, что «золотой запас страны находится в неприкосновенности». Такую же позицию занимали на протяжении последних 15 лет (с тех пор, как начались разговоры о «золотом картеле») и международные финансовые организации: Банк международных расчетов (который, кстати, активно занимается операциями с желтым металлом и был заподозрен в участии в «золотом картеле»), Всемирный банк, Международный валютный фонд (1).  Утечка информации из МВФ И вот последняя новость в этой области. Речь идет о материале, размещенном на сайте GATA в декабре 2012 года (2). Это полученное одним из экспертов GATA секретное исследование Международного валютного фонда 13-летней давности. Оно касается мирового рынка золота и роли центральных банков в операциях на этом рынке в 1999 году. Поскольку оно секретное, то его автор позволяет себе писать полную правду об операциях центральных банков.  «Информация о рынке золота неоднородна», – говорится в исследовании. «Для транзакций характерна высокая степень секретности. Наряду с относительно небольшим количеством открытых торгов на биржах, продажи золота представляют собой приватные внебиржевые сделки, о таких операциях сообщается скупо. … Официальные данные о ссудах в золоте практически отсутствуют». Вот ключевые факты и цифры из этого материала МВФ. В 1999 годуболее 80 центральных банков ссудили 15 процентов официальных золотых запасов рынку (имеется в виду величина непогашенных обязательств по золотым кредитам). В числе центральных банков, предоставлявших ссуды в золоте, были Бундесбанк Германии, Швейцарский национальный банк, Банк Англии, Резервный банк Австралии и центральные банки Австрии, Португалии и Венесуэлы. В исследовании подтверждается, что центральные банки играли на рынке золота на «понижение»: «…высокая степень мобилизации резервов центробанка через кредитные операции в золоте оказала понижающее влияние на наличную цену золота, поскольку перекредитуемое золото обычно связано с продажами золота на наличном рынке». Далее в исследовании МВФ говорится, что «кредитование в золоте заставило центробанки проявлять активность на рынке производных финансовых инструментов золота, где участвуют банки по операциям с драгоценными металлами и производители золота, продавая золото через форвардные сделки и опционы. В свою очередь, банки по операциям с драгоценными металлами приложили все усилия для защиты и укрепления долгосрочных отношений с центральными банками». Вот еще выдержка из документа МВФ: «Доля промышленно развитых стран на всём рынке официального кредитования в золоте выросла с 33 процентов в конце 1995 года до 46 процентов к концу 1998 года, поскольку некоторые центральные банки промышленных стран повысили уровень кредитования; в то же время на рынке появились новые кредиторы, в частности Бундесбанк и Швейцарский национальный банк». А вот комментарий эксперта GATA, разместившего данный материал:«При столь значительном количестве центральных банков, секретно предоставляющих ссуды в золоте тем финансовым организациям, чей основной талант, как можно было видеть в последнее время, состоит в рыночных махинациях, кто станет отрицать, кроме обычных агентов дезинформации, что рынком золота манипулируют именно для того, чтобы не позволить всему миру пользоваться свободными рынками?» 2013 год: ждём новых «золотых» скандалов и «золотых» сенсаций Раскрытия страшной тайны золота ждут уже много лет. Ещё в 2004 году Лондонский банк Ротшильдов заявил о своем выходе из «золотого фиксинга» - процедуры ежедневного определения в узком кругу цены на жёлтый металл в лондонском Сити. Тем самым Ротшильды заявили миру, что они выходят из золотого бизнеса, которым занимались на протяжении двух столетий. Однако это – всего лишь эффектный жест. Из золотого бизнеса они не ушли, а продолжили заниматься им через структуры с другими вывесками. Чувствуя угрозу надвигающегося скандала с разоблачениями «золотого картеля», эти олигархические круги решили своевременно отойти от эпицентра возможного взрыва…  Возбуждение общественности и политиков по поводу официальных запасов золота резко обострилось в 2012 году. Выяснилось, что на мировом рынке активно идет торговля фальшивым золотом в виде вольфрамовых позолоченных слитков (хотя специалистам об этом стало известно еще в 2004 году, трубить об этом мошенничестве мировые СМИ начали только в 2012 году). Возникли подозрения, что в подвалах центральных банков и казначейств находятся груды вольфрама. Рон Пол добился проведения выборочной проверки брусков металла в подвалах Форт-Нокс и Федерального резервного банка Нью-Йорка. Германия потребовала от США вернуть золото из своего официального запаса (Бундесбанк), которое хранилось в подвалах ФРБ Нью-Йорка, но встретила глухое сопротивление со стороны казначейства и ФРС США. Кончилось это тем, что председатель Федерального резерва Бен Бернанке заявил, что недавний ураган Сэнди… «уничтожил» немецкое золото. Ничего лучшего он придумать не смог. Все это лишь подкрепило мнение тех, кто давно обвиняет ФРС и другие центральные банки в мошенничестве с золотом.  Думаю, что в 2013 г. тема золота центральных банков станет еще более горячей. Например, все с нетерпением ждут обнародования результатов выборочной физической проверки слитков золота из закромов Казначейства США. Власти обещали сообщить об этом в начале 2013 года. От Германии все напряженно ожидают реакции на заявление Бернанке о таинственном исчезновении немецкого золота.  Появились вопросы и к Банку международных расчетов (БМР), активно практикующему коммерческие операции с желтым металлом - и собственным, и тем, который центральные банки предоставляют БМР в виде депозитов или кредитов. Отчётность БМР об этих операциях крайне лаконична и не даёт представления о деталях сделок, их контрагентах и конечных бенефициарах.  Международный валютный фонд будет продолжать настойчиво требовать от Китая раскрытия истинной информации об официальном золотом запасе. В 2009 г. Народный банк Китая (НБК) сообщил, что его золотые запасы увеличились сразу на 76% и составили 1054 тонны. С тех пор официальные цифры золотого запаса НБК не менялись. Мало кто верит в то, что эти цифры отражают реальное положение дел. Считается, что денежные власти Китая сильно занижают цифры, тайно переводя часть своих несметных валютных резервов в желтый металл. В Конгрессе США ожидается окончательное решение вопроса о том, будет ли ФРС подвергнута серьезному аудиту - впервые за век ее существования. Если такой аудит всё-таки состоится, то полной проверке должны подвергнуться все операции Федерального резерва с золотом. Почти все серьезные эксперты ждут от этой проверки сенсационных разоблачений.  (1) Подробнее о манипуляциях «золотого картеля» см.: В.Ю. Катасонов. Золото в экономике и политике России. – М.: Анкил, 2009, с. 57-63.  (2) «IMF study in 1999 found 80 central banks lending 15% of official gold reserves». December 9, 2012 (http://www.gata.org/files/IMFGoldLendingFullStudy1999.pdf)