• Теги
    • избранные теги
    • Люди6
      • Показать ещё
      Компании40
      • Показать ещё
      Международные организации2
      Разное17
      • Показать ещё
      Страны / Регионы7
      • Показать ещё
      Формат2
      Издания5
      Сферы2
      Показатели2
Кеннет Гриффин
Кеннет Гриффин (Kenneth Griffin), основатель и президент Citadel Investment Group, LLC.   2008: Основателю, президенту и главе хедж-фонда Citadel Investment Group Кеннету Гриффину (Kenneth Griffin) в этом году исполнится всего лишь сорок лет. Однако в финансовом мире он уже заслужил статус ...

Кеннет Гриффин (Kenneth Griffin), основатель и президент Citadel Investment Group, LLC.

 

2008:

Основателю, президенту и главе хедж-фонда Citadel Investment Group Кеннету Гриффину (Kenneth Griffin) в этом году исполнится всего лишь сорок лет. Однако в финансовом мире он уже заслужил статус легенды. Еще в 1986 году, будучи 18-летним первокурсником Гарварда, он прочитал статью в журнале Forbes о том, что акции компании Home Shopping Network Inc слишком дороги. Гриффин принял ее к сведению: свои сбережения он поставил то, что цена этих акций пойдет вниз. И получил прибыль.

Почувствовав вкус успеха, молодой человек немедленно решил, что отныне именно зарабатывание денег на бирже будет его судьбой. Через семнадцать лет, в 2003 году, Гриффин впервые появился в рейтинге самых богатых американцев в том самом журнале Forbes — с капиталом $650 млн. В свои 34 года он стал вторым самым молодым богачом в рейтинге. В 2006 году его состояние оценивалось уже в $1,7 млрд., а в 2007 году оно перевалило за $3 млрд.

При этом самые заметные черты характера молодого миллиардера — скрытность, доходящая до паранойи, нелюдимость, шокирующая окружающих, болезненное стремление к роскоши и мечты о построении новой великой финансовой корпорации, напоминающие манию величия.

 

 

 

Компьютерщик с идеями

Кеннет Гриффин родился и вырос во Флориде. Он рано заинтересовался компьютерами и математикой. Мать будущего миллиардера вспоминает, что когда Кен был подростком, он нередко просил отвезти его в магазин Computerland, где долго и занудно компостировал мозги продавцам компьютерного оборудования. В старших классах он уже работал тестером на IBM: очевидно, поиск ошибок доставлял ему особое удовольствие. «Кен не был типичным парнем, - вспоминает его тогдашний приятель. – Он и общаться предпочитал с теми, кто старше его, и всегда знал, чего хочет добиться в жизни. И еще у него постоянно возникали какие-то идеи». Одной из таких реализованных идей стало открытие компании Diskovery Educational Systems (именно так, с "ошибкой" в названии) по продаже школам образовательных компьютерных программ. Эта компания, основанная 17-летним Гриффином, до сих пор успешно работает.

Первый миллион

Инвестициями будущий миллиардер начал заниматься еще в Гарварде (который закончил всего за три года), в перерыве между занятиями. Для начала он выпросил $265 тыс. у своей матери, бабушки и еще двух знакомых «инвесторов» и открыл на эти деньги два инвестиционных фонда. Фондами он управлял в буквальном смысле из своей комнаты в общежитии Cabot House. Гриффин даже установил на окне спутниковую тарелку для того, чтобы получать на свой компьютер свежие данные о торгах. Через месяц, когда на рынке разразился кризис1987 года, успешно вставший в шорт Гриффин заработал первые серьезные деньги. А к выпускному курсу он уже сделал первый миллион – в основном работая с конвертируемыми облигациями (бумагами, которые можно конвертировать из облигаций в акции).

Вместе со степенью бакалавра по экономике Гриффин получил подарок. Работа его фонда привлекла внимание известного чикагского инвестора Франка Мейера (Frank C. Meyer), владельца фонда Glenwood Capital. Мейер выделил Гриффину $1 млн. и предложил попробовать повторить студенческие успехи в удвоении капитала, что тот достаточно быстро и сделал при помощи написанной им компьютерной программы для торговли на бирже.

Основание Цитадели

По мере того, как слава Гриффина распространялась, инвесторы десятками несли ему свои средства, также надеясь, что он увеличит их капиталы. В итоге, 1 ноября 1990 года Гриффин основал фонд, который его прославил в инвестиционном мире - Citadel («Цитадель») с капиталом $4,2 млн. Название он выбрал не случайно: оно должно было подчеркнуть силу компании в периоды кризисов.

В первые два года фонд полностью оправдывал свое название: в 1991 году он заработал 43% годовых, в 1992 году – 40,7%, в 1993 году – 23,5%. Однако в 1994 на рынке конвертируемых облигаций разразился кризис и фонд потерял 4,3%. Инвесторы начали забирать деньги, что для Гриффина стало тяжелейшим ударом по самолюбию. «Кен тогда сказал мне, что не допустит того, чтобы подобное снова повторилось», - вспоминает Мейер.

Поклонник Макиавелли и Коллинза

Со временем стремление Гриффина сделать Citadel по-настоящему несокрушимой только росло. Как не без ехидства констатирует один из бывших менеджеров фонда, «там наблюдается настоящая паранойя в том, что касается риск-менеджмента». Говорят, что Гриффин нередко запирается в своем кабинете за столом, на котором выгравирована цитата из книги Никколо Макиавелли «Государь» и дни напролет читает книги по менеджменту, пытаясь не допустить просчетов в управлении фондом, особенно миллиардер почитает работы Джима Коллинза ("Построенные навечно. Успех компаний, обладающих видением", "Больше, чем бизнес. Как преодолеть ограничения и построить великую компанию". Для минимизации рисков он постоянно нанимает в Citadel консультантов по управлению. На эти же цели работает и выстроенная Гриффином корпоративная структура, которую можно свести к принципу «незаменимых нет». В компании работает много людей с одинаковыми функциями, поэтому в случае ухода одного из них, это никак не отразится на бизнесе.

Несколько лет назад фонд обзавелся и осязаемым воплощением своего названия – 37-этажным зданием в Чикаго, которое действительно выглядит как несокрушимая крепость.

Как и чем торгует Citadel?

Как и другой известнейший американский инвестор, Джеймс Саймонс, Гриффин в работе Citadel придерживается математических методов – сказывается его любовь к цифрам и логике. Правда сам он уже несколько лет как не торгует на бирже, доверяя это делать тем, у кого это получается лучше – в основном компьютерам. Как и Саймонс, он активно привлекает к работе фонда математиков и физиков (их в компании работает 72 человека) и больше полагается на компьютерные модели, чем на живых трейдеров со всеми их ошибками и стрессами. Математический отдел компании сидит на 36-м этаже здания Citadel, и в этом помещении все стены покрыты специальным легкомоющимся материалом, позволяющим писать сложные формулы прямо на белых стенах. Подобная доска стоит и в кабинете самого Гриффина, и он нередко берется за старое и сам выводит сложные уравнения.

У Citadel - один из наиболее мощных по интеллектуальной силе аналитических отделов среди всех инвестиционных фондов, а также есть «запасная» компьютерная система, расположенная где-то за пределами Чикаго. Подобная организация работы характерна скорее для крупных банков, но не для «простых» хедж-фондов, однако вполне вписывается в общую картину «несокрушимой» кампании, которая есть в голове у Гриффина.

Два основных фонда, через которые Citadel торгует на биржах, называются Kensington Global и Wellington. Сейчас на Citadel приходится 2-3% дневного оборота торгов на Нью-Йоркской, Лондонской и Токийских биржах (около 70 млн. акций), почти 10% рынка казначейских облигаций и около 15% рынка опционов. На рынке опционов Citadel – единственный хедж-фонд, который может действительно серьезно на влиять на торги.

Риск окупается

Фонд не ограничивает свою торговлю перечисленными инструментами, а зарабатывает буквально на всем, что продается и покупается: от фьючерсов на газ до валюты. По словам Марка Юско (Mark Yusko), бывшего главы департамента инвестиций фонда Университа штата Северная Каролина, который был инвестором Citadel, «фонд нередко идет туда, куда другие люди не идут, и крупно на этом зарабатывает». Одним из таких крупных заработков для Citadel стал российский рынок. Гриффин одним из первых после кризиса 1998 года начал заявлять о том, что российский рынок уже снова «достаточно безопасен» для инвестора. В 2001 году, сразу после краха Enron, фонд снова пришел туда, откуда люди бежали и вложился в энергетический сектор, создав для работы на этом рынке целый отдел.

Расчет Гриффина на математические модели себя оправдывает. Kensington, самый крупный фонд Citadel, в течение последних девяти лет в среднем приносит инвесторам прибыль в 22% в год. И это - после вычета комиссионных, которые, как можно легко догадаться, значительно выше, чем в среднем по рынку. Если большинство фондов следуют правилу «2 и 20» - то есть 2% составляет плата за управление средствами и 20% фонд берет себе с заработанной прибыли, то инвесторы Citadel еще в 2005 году платили фонду за управление 8,75% от передаваемых средств. При этом следует учесть то, что Citadel – это именно хедж-фонд: он рассчитан на инвесторов, которые готовы вложить не менее $1 млн. и соглашаются с тем, что их деньги могут участвовать в достаточно рискованных (но приносящих высокий доход) операциях.

Потогонный конвейер для миллионеров

Сотрудникам фонда приходится отрабатывать свои большие комиссионные по полной программе: «Citadel – это настоящая потогонная структура, в которой руководство требует жертвовать многим ради работы», - жалуется один из бывших сотрудников. Но Гриффин всегда готов отплатить своим «звездам»: известны случаи, когда трейдеры получали по $5 млн. в год. Однако он платит им только деньгами и строго придерживается принципа «не делиться» компанией, как это нередко происходит в других фондах, где сотрудники со временем могут получить небольшие пакеты акций. Неудивительно, что когда контракты подходили к концу, никакие деньги не могли заставить высокооплачиваемых трейдеров остаться в компании. За последние пять лет из Citadel сбежали 15 топ-менеджеров.

Все покинувшие компанию безусловно ощущали, что Гриффин их недостаточно ценит или по крайней мере в недостаточной степени это показывает. Некоторым не нравился также стиль управления Гриффина, который предпочитает контролировать все в компании сам и терпеть не может делегировать полномочия или хотя бы доверять коллегам. Те, кто знает миллиардера лично, связывают это с особенностями его личности. «Кен необычайно одаренный трейдер и имеет прекрасные технические мозги, но ему категорически не хватает эмоциональной зрелости», - такой нелицеприятный вердикт выносят Гриффину те, кому приходилось с ним работать. Говорят, что он регулярно устраивает сотрудникам настоящие допросы (такие собеседования-экзамены могут продолжаться часами), и категорически отказывается от приглашения на различные конференции и семинары, не решаясь оставить бизнес даже на день.

Конкуренты высказываются о Гриффине еще более жестко. К примеру известно, что глава компании Third Point Partners Дэн Леб (Dan Loeb), отзывается о нем как о «песчаной крысе». Широко известен e-mail, которое Леб отправил Гриффину. В нем он проезжается и по установленным в Citadel порядкам, называя их «Гулагом», и раскрывает адресату глаза на то, что тот окружен сплошными подхалимами, и никто из сотрудников не говорит с ним откровенно.

Впрочем, Гриффин и сам не из тех, кто любит откровенное общение: по отзывам работавших с ним людей, он «интроверт из интровертов» (то есть очень закрытый для публики человек). Интересно, что хотя он делит кабинет со своим ассистентом Джоди Дейхмиллер (Jodi Deichmiller), она предпочитает общаться с боссом по e-mail - чтобы не мешать его концентрации.

Айсберг начал таять

Немного «оттаивать» Гриффин начал только в последние годы, когда и сам миллиардер-интроверт, и управляемая им Citadel несколько вышли из тени, а Гриффин даже стал членом оргкомитета Олимпийских игр Чикаго-2016.

Злые языки, правда, утверждали, что приоткрытие завесы связано исключительно с тем, что Citadel собиралась проводить IPO, и волей-неволей должна была рекламировать себя инвесторам, даже если владельцу открытость совершенно была не по душе. Сам Гриффин слухи об IPO пока официально не подтверждает, но деловая пресса не упускает случая об этом поспекулировать.

Однако весьма вероятно, что причина «оттепели», которая произошла с Гриффином – совершенно иная, гораздо более романтичная, и зовут ее Анна Диас (Anne Dias-Griffin). Именно на ней, 37-летней основательнице инвестиционного фонда Aragon Global Management с капиталом $100 млн. (это один из крупнейших частных инвестиционных фондов, управляемых женщинами), Гриффин женился в 2004 году. Говорят, что на свадьбе миллиардер даже прослезился от счастья. Это было настолько для него нехарактерно, что гости просто не могли в это поверить. Близкие к инвестиционному семейству люди говорят, что именно жена заставляет Гриффина чаще появляться на публике и вести себя более «человечно».

Мечта о величии

Такие усилия могут окупиться сторицей. Сам Гриффин говорит, что не хочет, чтобы Citadel оставался только хедж-фондом, даже таким, в котором работает порядка тысячи человек в шести офисах по всему миру, а активы под управлением составляют порядка $20 млрд. Он лелеет амбициозные планы построить на фундаменте Citadel мощный финансовый институт, такой как Goldman Sachs или Morgan Stanley, который бы занимался всеми видами инвестиций. Как заявил журналу Fortune один из бывших менеджеров Citadel, «В какой-то момент стало ясно, что Кен хочет быть кем-то вроде Моргана (J.P. Morgan) или Рокфеллера (John D. Rockefeller)». А между тем, превращение закрытого хедж-фонда в корпорацию означает и большую прозрачность – как для бизнеса, так и для его владельца.

Красиво жить не запретишь

В отличие от многих конкурентов по инвестиционному бизнесу, Кеннет Гриффин не отличается скромностью в быту. Свою свадьбу с Анн Диас в 2004 году он сыграл не где-нибудь, а во французском Версале, пригласив для развлечения гостей знаменитый цирк Cirque du Soleil и поп-диву Донну Саммер. Он любит дорогие спортивные машины, а его чикагский пентхаус на North Michigan Avenue, который он купил в 2000 году за $6,9 млн., расположен в одном из самых высоких и претенциозных зданий в городе. Стоимость принадлежащей Гриффину коллекции произведений искусства вообще сложно оценить. Однако ему не составило труда выложить $60,5 млн. за полотно Поля Сезанна «Натюрморт с драпировкой и кувшином» и $80 млн. за картину «False Start» («Фальстарт») американского поп-арт художника Джаспера Джонса (Jasper Johns). Последнюю он перекупил у одного из основателей киностудии Dreamworks Дэвида Геффена (David Geffen). Сумма, заплаченная Гриффином за Сезанна является самой высокой ценой, когда-либо заплаченной за работы французских импрессионистов. Правда, наряду с высоким искусством Гриффину нравятся и простые развлечения, вроде спортивных игр на Play Station и игры в футбол (что удивительно – европейский, а не американский). И лишь пять операций, которые были сделаны за последние семь лет на миллиардерском колене, заставили его окончательно распрощаться с футбольным полем.

Светлана Бороздина по материалам Википедии, Bloomberg, Fortune, Forbes, Chicago Business.

Развернуть описание Свернуть описание
21 июня, 01:07

Ohio Senate Race Attracts Highest Outside Spending In Congress, Big Share Of Dark Money

by Alec Goodwin GOP Sen. Rob Portman of Ohio is in a statistical dead heat with his Democratic rival, former Gov. Ted Strickland, but his outside spending advantage is substantial. (AP Photo/John Minchillo, File) Outside groups -- including politically active nonprofits like the Koch brothers' Americans for Prosperity -- have spent more money trying to influence the 2016 Ohio Senate race between Republican Sen. Rob Portman and his challenger, Democrat Ted Strickland, than any other congressional contest: $15.5 million so far. The RealClearPolitics polling average currently has the candidates in a statistical dead heat: 40 percent for Portman to 40.5 percent for Strickland, a former House member and onetime governor of the state. But in terms of outside spending, Portman's side has a formidable lead. Seven conservative groups have spent $11.5 million -- almost $1.3 million supporting Portman and $10.3 million attacking Strickland. On the other side, liberal groups have spent only $289,623 backing Strickland, and $3.65 million against Portman. And while they have spent three times as much attacking Portman as conservative groups have put into supporting him, conservative outside groups have laid out more than 35 times as much on anti-Strickland efforts as liberal groups have spent supporting him. Why is there so much cash sloshing around the Buckeye State? Partly because, as a perennial swing state, Ohio is critical territory for both parties. Furthermore, although incumbents like Portman have an (often financial) advantage in winning re-election, he's up against a tough competitor. Strickland already has name recognition from his term as governor; he lost his re-election bid to failed presidential candidate and current Ohio Gov. John Kasich by just 2 percent in 2010. In addition, conservative money could be flowing more freely because of fear on the part of the GOP establishment that the party's presumed presidential nominee, Donald Trump, will hurt the chances of down-ballot Republicans like Portman. If Trump loses to Democrat Hillary Clinton by a large margin in November, he will likely damage Republican chances of holding the Senate. According to the Brookings Institution, other races like the one in Ohio are heavily impacted by the outcome of the presidential race. Clinton is beating Trump by just 1.4 percent in Ohio, according to the RealClearPolitics average. But Trump's numbers have begun to slip, according to the Washington Post, and if they continue to do so, there may be very real consequences for Republicans like Portman who seek re-election. Dark money has played a much larger role in the Ohio Senate contest than average for the 2016 cycle. Across all races, dark money groups - 501(c)(4)s and (c)(6)s - have spent $37 million of the over $400 million spent so far, so about 9.2 percent of outside spending this cycle. Of the $15.5 million spent by outside groups in the Portman-Strickland faceoff, 23 percent has been spent by dark money 501(c) organizations -- two-and-a-half times the cycle's average. Most of that has come from the coffers of the U.S. Chamber of Commerce, the national business lobbying group, and from Americans for Prosperity (AFP), the 501(c)(4) controlled by the Koch brothers. Eighty-five percent of the $10.3 million that conservative groups have spent attacking Strickland has come from three groups: a super PAC, the Fighting for Ohio Fund; AFP; and another Koch-backed group, the super PAC Freedom Partners Action Fund. The Koch brothers, through AFP and Freedom Partners, have spent more money - $5.5 million - trying to sway voters in Ohio than they have in any other race this cycle. The billionaires have said that their network of nonprofits will spend $250 to $300 million on politics during the current election cycle, but pledged not to involve themselves in the fight for the Republican presidential nomination. Instead, expenditures on the Ohio Senate race account for 46 percent of the money spent by these two major Koch organizations this cycle. Like other 501(c) groups, AFP doesn't have to report its donors, making it a major source of dark money in the last two election cycles. In 2012, AFP spent $33.5 million on anti-Obama attack ads. So far this cycle, AFP has spent only $1.9 million to sway voters. About $1.7 million of that went for ads attacking Strickland. (The remaining $200,000 was spent on attacks against Trump-backed Rep. Renee Ellmers (R-N.C.), who lost her primary to fellow Republican Rep. George Holding.) Freedom Partners Action Fund, the only super PAC that's explicitly part of the Koch network, has spent $3.75 million attacking Strickland. The super PAC, which is connected to Freedom Partners Chamber of Commerce, a major dark money 501(c)(6) in the Koch network, has also used $30,000 to attack Clinton, and $2.9 million to go after Katie McGinty, the Democrat challenging Sen. Pat Toomey (R) of Pennsylvania. Another major anti-Strickland organization: the Fighting for Ohio Fund, which has spent $3.3 million against him. The super PAC has drawn $250,000 apiece from megadonors Paul Singer and Kenneth Griffin, and $400,000 from several members of the powerful Lindner family of Cincinnati. Fighting for Ohio has also received $500,000 from Freedom Vote, Inc., a 501(c)(4) outfit in Dayton, Ohio. Freedom Vote's executive director, James S. Nathanson, was linked to the 501(c)(4) Citizens for a Working America, which spent $2.4 million aiding conservatives during the 2012 cycle, including nearly $1 million benefiting GOP presidential nominee Mitt Romney. On top of all this, significant amounts of dark money are being spent to help Portman but aren't being reported to the FEC. For instance, the Karl Rove affiliated dark money (c)(4) One Nation announced earlier this month that it has spent $6 million aiding Portman so far; none of it has shown up in the FEC's database. That's possible when a group frames its ads as "issue ads" that don't explicitly ask the public to vote for or against a candidate. David Bergstein, communications director of the Strickland campaign, says that conservative groups are spending heavily because the rich donors who donate most to them have benefited from his policies. "Portman has been a consistent vote and voice for the rich and powerful, and they're spending a lot of money to try to keep him in Washington," Bergstein said in an interview with OpenSecrets Blog. Portman's campaign didn't respond to requests for comment. Strickland has also taken heavy fire from the gun lobby, which seems to view him as a sort of Benedict Arnold. In an ad for his 2010 gubernatorial re-election campaign, Strickland boasts of his "A+" rating from the National Rifle Association. But Strickland reversed his position on guns, either in 2012 after the Sandy Hook shootings or during his Senate primary, depending on whether you ask Strickland's aides or his Democratic primary challenger -- and the NRA has punished him for it. The group's PAC has spent $393,000 against Strickland and another $216,000 backing Portman, who has an "A" rating from the group. The NRA's Institute for Legislative Action, a 501(c) group, has spent another $87,797 boosting Portman. Most of the $3.9 million spent by liberal groups has come via a single super PAC, Senate Majority PAC. With over $2.5 million in spending, all directed against Rob Portman, the group accounts for about 65 percent of liberal outside spending in the general election for the Ohio Senate. Senate Majority PAC, organization, which has ties to Senate Minority Leader Harry Reid (D-Nev.) and other establishment Democrats, spent nearly $46.7 million during the 2014 cycle. This cycle, it has invested $7.6 million so far, almost all of which has been used to attack Republican candidates. It has spent the biggest chunk of its funds - about $2.75 million - on attacks against incumbent Sen. Kelly Ayotte (R-N.H). But Portman comes in at No. 2 among targets of the super PAC. Senate Majority PAC's largest donor is James Simons, former chairman of hedge fund Renaissance Technologies; he has given $1.6 million. Other major donors include Fred Eychaner and George Marcus, who each gave $1 million, as well as Family Guy's Seth MacFarlane and director Stephen Spielberg.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

20 июня, 14:21

В США может появиться новая фондовая биржа, замедляющая скорость торгов

Не исключено, что десятилетие под знаком высокочастотных торгов на Уолл-Стрит подходит к концу. Стартап IEX Group, позиционирующий себя как честная и открытая торговая платформа, предназначенная в первую очередь для защиты прав инвесторов, станет первой американской биржей, получившей разрешение на использование механизма, замедляющего прием заявок.

12 мая, 17:02

5 Guys Made More Than $1 Billion Last Year Doing This

Want to make some serious money? Hedge fund managers are among the highest-paid people in the world, but getting in is tough.

12 мая, 14:50

The Globe's Highest-Earning Hedge Fund Managers [Infographic]

Last year, the world's 25 highest-earninghedge fund managers made a combined $12.94 billion, with the top five taking home over $1 billion each. That's according to Institutional Invester's Alpha, who offered a rare insight into the remarkable earnings of the world's most successfulhedge fund executives. Citadel's Kenneth Griffin and James Simons [...]

Выбор редакции
19 февраля, 20:37

Ken Griffin buys two paintings from David Geffen for $500 million

Hedge fund investor Kenneth Griffin paid $500 million for two paintings by Willem de Kooning and Jackson Pollock from David Geffen, matching a record for high-priced art.

11 февраля, 08:58

Журнал Risk назвал лучших представителей биржевой индустрии

Авторитетный в трейдерском и брокерском сообществе журнал Risk недавно вручил премии по итогам 2015 года брокерам, трейдерам, риск-менеджерам. Награждение прошло по 32-м номинациям. Financial One знакомит своих читателей с элитой глобального биржевого мира.

07 октября 2015, 20:04

Citadel's Kenneth Griffin settles divorce case

BOSTON (Reuters) - Billionaire investor Kenneth Griffin, who oversees $26 billion at hedge fund Citadel LLC, has reached a divorce settlement with his former hedge fund manager wife, Anne Dias...

15 июня 2015, 11:57

Scofield: Бильдербергский клуб определил зоны интересов ВПК

В четверг открылась очередная ежегодная встреча членов Бильдербергского клуба. Среди 133 гостей, собравшихся на этой неделе в австрийском городке Тельфс-Бюхен, 21 политик. В их числе – министр финансов Великобритании Джордж Осборн...

05 мая 2015, 22:40

Равняться на США

Как известно, сегодня Роснефть опубликовала размер ежемесячных выплат президенту компании Игорю Сечину, которые вместе с премиальным фондом составляют около 1.5 млн. рублей в день.Между тем, Сечину, в условиях официального построения в России рынка и капитализма с империалистическим лицом есть куда расти и на кого равняться.Так, к примеру, главы американских хедж-фондов получили $ 11,6 млрд за 2014 год, в среднем по $400 млн. на голову.Лидером по зарплате является Кеннет Гриффин, основатель и главный исполнительный директор Citadel Group из Чикаго, который принес домой в прошлом году $1,3 млрд., или по 178 млн. руб. в деньУильям Экман из Pershing Square Capital Management занимает 4 место в списке самых высокооплачиваемых директоров хедж-фондов по итогам прошлого года с доходом в $950 млн.

16 апреля 2015, 17:05

Бернанке будет работать с торговыми роботами

Бывший глава Федеральной резервной системы США (ФРС) Бен Бернанке согласился стать старшим советником хедж-фонда Citadel Investment Group. Об этом сегодня сообщили крупнейшие СМИ.

15 июня 2015, 11:57

Scofield: Бильдербергский клуб определил зоны интересов ВПК

В четверг открылась очередная ежегодная встреча членов Бильдербергского клуба. Среди 133 гостей, собравшихся на этой неделе в австрийском городке Тельфс-Бюхен, 21 политик. В их числе – министр финансов Великобритании Джордж Осборн...

16 апреля 2015, 17:05

Бернанке будет работать с торговыми роботами

Бывший глава Федеральной резервной системы США (ФРС) Бен Бернанке согласился стать старшим советником хедж-фонда Citadel Investment Group. Об этом сегодня сообщили крупнейшие СМИ.