• Теги
    • избранные теги
    • Разное1255
      • Показать ещё
      Страны / Регионы704
      • Показать ещё
      Компании343
      • Показать ещё
      Формат51
      Люди221
      • Показать ещё
      Сферы26
      • Показать ещё
      Издания30
      • Показать ещё
      Показатели27
      • Показать ещё
      Международные организации56
      • Показать ещё
Выбор редакции
24 апреля, 12:19

Текст: Профессии будущего - на что делают ставки ведущие отраслевые эксперты ( gorodrabot.ru )

Наша повседневная жизнь претерпела изменения глобальных масштабов. Когда-то футуристичные идеи о летающих автомобилях и голограммах казались  бесстыжей выдумкой   писателей. На сегодняшний день  мы прочно срослись с технологиями и не можем представить свою жизнь без Интернета или микроволновой печи. Многие будут утверждать, что профессиональное будущее остаётся за специалистами сферы информационных технологий, кибернетиками и прочими «компьютерными гениями». Однако ведущие аналитики пришли к другим выводам. Наблюдая за мировыми процессами они нарисовали довольно постапокалиптичное будущее и предположили несколько профессии, которые станут востребованными в ближайшие десятилетия. Итак, краткое описание профориентации будущего от gor...

23 апреля, 09:04

Где место разуму?

Люди как вид чрезвычайно озабочены своим будущим. Мы любим строить догадки о том, куда нас приведет эволюция. Мы пытаемся представить, какими будут наша техника и технологии через десятилетия и столетия. И мы фантазируем о том, как встретимся с разумными инопланетными существами, которые продвинулись гораздо дальше нас. В последнее время происходит нечто вроде слияния этих размышлений и фантазий. Говоря об эволюции, многие футурологи предсказывают сингулярность (единичность, неповторимость). Они заявляют: скоро наступит время, когда компьютеры станут настолько мощными, что смогут воспроизводить человеческое сознание, либо полностью поглощать его. Параллельно некоторые провидцы полагают, что разумная жизнь, которую мы встретим во вселенной, будет машинной, а не существующей в гуманоидных мешках с мясом, какими являемся мы с вами.

23 апреля, 07:42

Искусственный интеллект сможет испытывать эмоции

В последние годы, по мере стремительного развития области искусственного интеллекта (ИИ), многие ученые, включая Стивена Хокинга, неоднократно выражали беспокойство по поводу потенциальных рисков, связанных с ИИ. В связи с этим, наделение ИИ богатой палитрой эмоций, по всей видимости, довольно опасная затея. Однако по мнению профессора кафедры «Кибернетика» НИЯУ МИФИ, все эти риски являются полностью контролируемыми и в будущем «эмоциональные» работы станут надежными помощниками человека. Самсонович говорит, что человек давным-давно изобрел всевозможные приспособления: фотоаппарат, видеокамеру, калькулятор, телефон, на сегодняшний день все эти функции интегрированы в одном маленьком смартфоне. В настоящее время в развитии компьютерных программ наступила новая эра, необходима комплексная программа, которая сможет независимо выполнять практически всю работу, а также эффективно общаться с человеком и точно понимать наши требования. Для реализации этой цели, нужно создать «эмоциональный» ИИ.

14 апреля, 09:30

Самые важные идеи биологии XXI века

Еще не так давно мы считали практически все объекты Солнечной системы безжизненными кусками камня. Теперь выясняется, что это не совсем так. Открытие метода генетического редактирования CRISPR полностью изменило будущее медицины, генетики и биологии, и теперь уже понятно, что XXI век пройдет не под знаменем развития кибернетики и компьютеризации, а скорее он станет веком революционного развития биологии и генетики. Так каковы же базовые идеи биологии XXI века?

13 апреля, 13:58

Мнения: Владимир Можегов: Как вернуться в страну гениев?

В начале 90-х годов популярный певец мечтал вернуться «в страну не дураков, а гениев»… В рефрене этой песни слышалась вековечная русская мечта о потерянном Китеж-граде. Поистине это была дерзкая историческая задача, которая почти удалась большевикам. В начале 90-х годов популярный певец мечтал вернуться «в страну не дураков, а гениев»… В рефрене этой песни слышалась вековечная русская мечта о потерянном Китеж-граде. И не только он, многие тогда пели поминки по канувшей в Лету стране. А всего несколько поколений ранее немало таких же мечтателей приняло участие в Русской революции (вспомним хотя бы Платонова, Циолковского). Реальность обошлась с ними довольно жестоко. Тем не менее их мечты не остались вовсе бесследны. И русская ракета действительно первая поднялась в космос, а СССР стал второй мировой сверхдержавой. Эти достижения Советского проекта до сих пор вдохновляют массы людей, а сам СССР до сих пор остается некой загадкой. Действительно, как кучке радикалов, мечтающих о мировой революции и относящихся к России, ее народу и традиционной культуре как к «вязанке хвороста», который следует поджечь и бросить в топку, удалось в конце концов построить почти традиционную державу с чисто имперской миссией «просвещения окраин» и проповеди социализма «до края вселенной» (своего рода кальки с идеи Христианской Римской Империи: «и проповедано будет Евангелие всем народам»). При том, что и сама социалистическая идея претерпела со временем серьезную трансформацию и в принятом при Брежневе «Кодексе строителя коммунизма» уже отчетливо просматривались следы христианских ценностей и заповедей Моисея. В своем зрелом воплощении Советский Союз представлял собой довольно гуманизированное общество с твердым приоритетом традиции и классической культуры, из пор которого почти выветрился революционный марксизм. Но, несмотря на это, советские вожди с упорством висельника продолжали цепляться за отжившие догмы. В итоге же, устав бороться с фасадом капиталистического «рая», просто сдались на милость победителя. Настоящая трагедия СССР (до сих пор мало исследованная), кажется, именно в этом. Сделаем еще одну небольшую попытку в ней разобраться.  Правый поворот   Традиционно считается, что поворот от революционного к имперскому вектору развития Красного проекта осуществил Сталин. Это справедливо. Однако, чтобы совершить «правый поворот» и перейти к построению «социализма в отдельно взятой стране», Сталин нуждался в теоретических основаниях. Этих теоретических оснований ортодоксальный марксизм не давал. На вопрос «как строить социализм?» теоретические труды «классиков» не отвечают. На что же, в таком случае, опирался Сталин? Следуя каким теоретическим основаниям он совершал модернизацию, индустриализацию, вводил плановую экономику, жесткую централизацию всех сфер жизни страны, одним словом, строил новый мир на руинах старого? Верно, что зачастую ему просто приходилось восстанавливать ранее разрушенное (например, структуру царской армии, отчасти дореволюционного образования и др.). Но «реконструкцией Российской империи» дело явно не ограничивалось. Своеобразие и уникальность советской системы очевидны. Каково же, в таком случае, ее происхождение? Программа строительства социализма нуждается в расшифровке (фото: Наталья Гарнелис/ТАСС) Ответ на этот вопрос будет, вероятно, таким. Русская реальность того времени была гораздо более сложной, нежели марксистская теория. Настолько сложной, что даже сама партия большевиков представляла собой довольно неоднозначное цветение различных идей. И если мы внимательно вглядимся в окружение Ленина, перед нами начнет открываться малоизученный мир «другого большевизма» (как называют его некоторые исследователи), далеко отстоящий от ортодоксального. Прежде всего, наше внимание должна будет привлечь «еретическая» фракция большевиков, выросшая под крылом А. Богданова (Горький, Луначарский, Покровский, Базаров и др.), более известная под именем «эмпириомонистов» и «богостроителей». От ортодоксальной линии Ленина эта группа отличалась гораздо менее революционными и гораздо более эволюционистскими взглядами на настоящее и будущее социализма. Если для Ленина Революция была неким высшим императивом, которому должно быть подчинено все, то Богданов и Луначарский ставили в центр своего мировоззрения прежде всего культуру. С их точки зрения, прежде чем совершать революцию, пролетариат должен культурно созреть, иначе как же, не преобразив себя, ему удастся преобразить мир? Понятно, что у Ленина, относившегося к пресловутой «диалектике» как к некой волшебной палочке, которая сама собой преобразует мир, стоит лишь совершить революцию, мысли «эмпириомонистов» вызывали лишь приступы ярости. В 1910 г. фракция Богданова была подвергнута сокрушительному разгрому. Вышвырнутый из партии, к большевикам Богданов уже не вернулся. Однако до начала 20-х он оставался главным идеологом Пролеткульта, внепартийной организации, оформившейся в 1917 г., еще до октябрьского переворота. А его идеи продолжали оказывать большое влияние на советскую действительность, прежде всего, через деятельность Луначарского. Именно Луначарскому удалось совершить на посту наркома просвещения огромную работу с тем, чтобы имплицитно провести в советскую реальность взгляды «эмпириомонистов» на социалистическое строительство и культуру. Сохранение русской и древнерусской культуры, идеалы советского образования (воспитание нового человека будущего), общая гуманизация советской идеологии и строя – всем этим мы в большой степени обязаны именно Луначарскому. Что же касается программ социалистического строительства, плановой экономики, пятилетних планов, централизации социалистического хозяйства – то эти и другие идеи, взятые Сталиным на вооружение, впервые были высказаны и изложены в трудах Богданова по социалистической экономике. Во многом именно благодаря Богданову и Луначарскому культура (вопреки всем догмам марксизма) утвердилась в центре социалистических преобразований, и на огромном, погруженном в хаос пространстве революционной утопии в течение 1920–1930 гг. возникло и получило «путевку в жизнь» почти традиционное государство имперского типа. А это значит, что, внимательнее взглянув на мировоззрение Богданова, мы сможем не только понять суть советского мифа, но и вычленить из него то рациональное зерно, которое могло бы лечь в основание нашего будущего осмысленного и гуманного общества, способного преодолеть все грехи и опасности как либерализма, так и социализма. Государство-Университет под звездой бессмертия Создавая на 3-м съезде РСДРП в Лондоне (1905 г.) свою большевистскую фракцию, Ленин остро ощущал культурный вакуум. В отличие от плехановцев, изобилующих философскими талантами, секта большевиков интеллектуализмом не отличалась. Поэтому Ленин жадно хватался за людей с литературным талантом, готовых к нему примкнуть. Так, он долго обхаживал сочувствующего большевикам Горького. Так же среди большевиков оказалась и такая крайне незаурядная личность, как Александр Богданов (1873–1928). Ученый, философ, врач, создатель науки тектологии, предвосхитившей идеи кибернетики, синергизма и общей теории систем (что признано сегодня во всем научном мире), автор терминов «военный коммунизм», «научно-техническая революция», «техническая интеллигенция», человек, чей незаурядный потенциал был очевиден с первого взгляда, примкнув к большевикам, Богданов сразу стал фактически вторым человеком в партии. По-видимому, Ленин желал сделать Богданова (и Луначарского, которого Богданов скоро привел к Ленину) партийными теоретиками и идеологами, сосредоточившись на непосредственном руководстве своим «боевым отрядом». Однако очень скоро стало ясно, насколько глубоки расхождения между ними. В отличие от Ленина, типичного революционного фанатика, Богданов был ученый-универсалист, которого вела мечта о едином человечестве как некоем самосовершенствующемся сверхорганизме, эволюционно растущем к эмпирею духовной свободы. Человечество, по мысли Богданова, развивается по пути бесконечной гармонизации. Однако идти по ступеням гармонизации можно лишь постепенно, путем культурного созревания (то есть путем не столько революции, сколько эволюции). Отсюда задача Партии – воспитать верхушку рабочего класса – элиту «лучших людей», «сословие вождей», ту «закваску», от которой должен «вскиснуть» весь рабочий класс. Лишь после этого, став авангардом человечества, рабочий класс сможет преобразить весь мир. Согласно Богданову, программа строительства социализма складывалась из трех задач: создание Пролетарской культуры, учреждение Пролетарского университета и написание «Пролетарской энциклопедии». Эта программа нуждается в расшифровке. Под «пролетарской культурой» Богданов понимал новую универсальную культуру человечества, которая абсорбировала бы в себя все лучшее из прежних национальных культур. «Пролетарская энциклопедия» – это, по сути, священный текст новой эры, «Библия» нового мира, «сумма знаний» и программа жизни Нового Человечества. Шагом к созданию ПЭ был и трехтомник «Тектологии», новой универсальной науки, созданной Богдановым. Но полноценная выработка ПЭ – задача, которая ставилась перед Пролетарским университетом. Центральным пунктом программы Богданова становилась, таким образом, именно организация Пролетарского университета. Что же такое Пролетарский университет? Это, по сути, проект построения колоссальной пирамиды всеобщего обучения. В своем проекте Богданов рисует широчайшую разветвленную систему обучающих ячеек разного уровня, покрывающих (и организующих в единую сеть) весь городской пролетариат, все «новое общество». ПУ имеет пирамидальную трехуровневую структуру от низшего, начального (через который в идеале должен проходить весь пролетариат, в особенности же пролетарская молодежь, ощущающая в себе потенциал развития), до высшего, на котором наиболее развитая рабочая элита, усвоив универсальное знание всего человечества (причем упор делался именно на универсализм и единство знания), могла приступить к непосредственному социальному и научному творчеству по всем возможным направлениям человеческого знания. Именно так, по мысли Богданова, должно воспитываться «сословие вождей», призванное двигать человечество по дороге социалистических преобразований. Какова же конечная цель нового общества? Эта цель – преображение человечества и вселенной. Не случайно свою программную статью 1904 г. «О собирании человека» Богданов предварял цитатой из Ницше: «Человек – мост к сверхчеловеку». Через двадцать лет в статье «Законы новой совести» Богданов (по необходимости меняя терминологию, но не суть своих идей) будет говорить о той же цели, указывая на некую далекую точку, в которой человечество постигнет все тайны «жизненной организации», где «разорвутся» все границы между живым и неживым и где «ничто в природе уже не будет чуждым человечеству», а «нити коллективной воли и мысли свяжут воедино весь мир». Эти «нити коллективной воли», сложившись в единый пучок энергии, способны будут в конце концов преодолеть и законы природы, гравитации и проч. и, наконец, даровать человечеству бессмертие – такова была последняя мысль Богданова. Идеи Богданова производили большое впечатление на его современников. «Мироощущение, коим Вы насыщены, на мой взгляд, самое мощное и самое удачное усилие понять и победить противоречие между человеком и космосом – выше, красивее и победоноснее этого еще не было на земле...» – писал Богданову Горький в 1907 г. А Луначарский, отталкиваясь от этой мечты, делал последний решительный шаг и основывал на фундаменте идей Богданова собственную «религию богостроительства». Грядущий всечеловеческий «Коллектив» представлялся Луначарскому неким утысячеренным сверхчеловеком-богом, делающим решительный шаг из ветхой вселенной, живущей законом необходимости, в новую вселенную, живущую законом свободы... Вот этот комплекс идей и был сутью движения Пролеткульта и программы построения Государства-Университета. Иными словами – программы культурного созревания нового человечества, которое ступень за ступенью должно преодолеть свою ветхую природу и обратиться в сверхчеловечество. В 1918 г. Богданов становится сооснователем Социалистической академии, задуманной как головной центр ПУ, а сам Пролеткульт начинает обращаться во всесоюзную систему обучения пролетариата. К концу 1920 г. Пролеткульты объединяли в своих организациях уже до полумиллиона рабочих и тысячи преподавателей, обратившись в мощное самостоятельное рабочее движение, не подчиненное государству и уже готовое выйти на международную арену. В августе 1920-го, по окончании II Конгресса Коминтерна в Петрограде создается «Международное бюро Пролеткульта» под председательством Луначарского. В его Декларации (в которой сразу угадывается слог Богданова) говорится, что цель власти Пролетариата – не устройство экономической жизни (которая очень скоро «будет низведена в подвальные этажи культуры»), но достижение идеала свободного «научного, художественного и морального творчества» всего человечества. Разумеется, Ленин своим безошибочным чутьем сразу почуял в этой новой необычной силе, готовой самостоятельно и широко развернуться, опасность для своей власти. И незамедлительно принял меры. Повторилось то, что случилось десять лет назад. Первого декабря 1920 года в «Правде» появилось письмо ЦК РКП(б) «О Пролеткультах», давшее старт кампании разгрома. Богданов был изгнан со всех постов, руководящие органы Пролеткульта ликвидированы как «антипартийная автономия», а сама организация переподчинена Наркомпросу. К 1924 г. число пролеткультов сократилось с 300 до 77, к 1927 г. их осталось всего шесть. Великая Мечта потерпела фиаско. Однако невозможно, конечно, не оценить грандиозность этого замысла и его перспектив. Представим себе Государство, обращенное, по сути, в один огромный Университет, в котором происходит таинственный процесс претворения ветхой человеческой природы в природу новую... Величественную пирамиду всеобщего познания, всецелого совершенства, устремленную туда, где «не будет больше ни преклонения, ни служения, но лишь сознание великого всепобеждающего целого» (Богданов), и где на вершине познания для всего человечества загорится ослепительная звезда бессмертия... Поистине это была дерзкая историческая задача, решимость сформулировать и взять на себя дело выполнения которой сразу выдает русского человека. И, разумеется, во всем этом почти нет и следа марксизма. В проекте Богданова–Луначарского можно увидеть, скорее, продолжение идей традиционного русского космизма и всеединства, вековечной русской мечты от «Слова о Законе и Благодати» и «Троицы» Рублева до «Памятника» Пушкина включительно. Возможно ли возрождение? Хотя Великий Миф потерпел фиаско, усилия Богданова–Луначарского не пропали даром. Последовательно строя Советскую империю, Сталин использовал остов их идей, пусть и до крайности упрощенный. Сталин понял и принял главное в идеях эмпириомонистов: необходимость реабилитации культуры и постановки ее в центр социалистического строительства. И, в конечном счете, построенный им Храм Социализма увенчал купол культуры. Думается, что именно реабилитация Русской культуры и «прославление» Пушкина, подготовленное Луначарским и осуществленное Сталиным в сотую годовщину со дня смерти поэта в 1937 году, сыграли решающую роль в превращении советского большевизма из проекта революционного-разрушительного в имперско-созидательный. А также и в том, что сам советский миф оказался в конце концов сформулирован совсем не в марксистском духе. Нашему поколению, заставшему СССР на излете 80-х, миф этот запомнился, скорее, таким: Человечество – это не «бессмысленное стадо» капитализма, всех этих «последних людей», одиночек, обуреваемых корыстью и потребительским отношением к ближнему (из формулы Бена Франклина: «ближний» – это тот, на ком нужно делать деньги); человечество – это великий Коллектив, связанный единой волей, великое общество, в котором все поддерживают друг друга, создавая единый замкнутый электрический контур, в котором «один за всех и все за одного». Это «Великое кольцо цивилизаций» из утопической научной фантастики, остающейся, наверное, лучшим памятником советской цивилизации... Конечно, советскому мифу многого недоставало и, прежде всего, осознания понятия Личности, слишком нивелированной в социалистическом коллективе. Но настоящее понимание личности столь же мало известно и либерализму (обращающему ее в эгоистичную, замкнутую саму на себя, атомизированную индивидуальность). Обнаружить подлинное достоинство Личности можно только в христианстве (которое и открыло само понятие личности). Для нахождения же точных отношений между Личностью и Общностью необходимо возвращение к глубинам христианской мистики. Это не могло, разумеется, удаться советскому проекту, и это, наверное, дело будущего. Что ж, вероятно, Провидением установлено так, что найти единственно верный путь можно, лишь пройдя все иные и разочаровавшись в них. Но сегодня, когда все возможные пути исхожены, а либеральный проект в России провалился так же, как и проект коммунистический, не могут ли наши поиски наконец увенчаться успехом? Теги:  социализм, Владимир Ленин, образование, СССР, Иосиф Сталин, идеология

Выбор редакции
13 апреля, 07:43

Антон Носик, Полёт Гагарина — заслуга Хрущёва

Первого человека в космос запустила вовсе не та страна, где Королёва, Туполева, Вавилова, Жирмунского и Юдина гноили по тюрьмам, разоблачали врачей-убийц, отрицали генетику с кибернетикой и славили академика Лысенко...

12 апреля, 17:48

Текст: Полёт Гагарина — заслуга Хрущёва ( Антон Носик )

В связи с сегодняшней датой хочется кое-что важное напомнить всем нашим сталинистам, неосталинистам, криптосталинистам, государственникам и прочим говноедам. Первого человека в космос запустила вовсе не та страна, где Королёва, Туполева, Вавилова, Жирмунского и Юдина гноили по тюрьмам, разоблачали врачей-убийц, отрицали генетику с кибернетикой и славили академика Лысенко. Не Сталин и Берия и не Ежов с Абакумовым готовили первый в истории человечества космический полёт.  Почему сталинский СССР не мог оказаться первым в космосе — совершенно ясно хотя бы из истории советского ядерного проекта. Благодаря довоенным работам советских физиков — академика Абрама Иоффе и таких его учеников, как Курчатов, Харитон, Семёнов, Кикоин, Тамм, Ландау — к&...

Выбор редакции
12 апреля, 11:46

Эксперты рассказали, как разгадать пин-код смартфона с одной попытки

Большинство современных смартфонов имеют на борту порядка двадцати пяти различных датчиков, и только небольшое их число — например, камера и GPS — запрашивают у пользователя разрешение на доступ к устройству. Эксперты в области кибернетики из британского Университета Ньюкасла уверены, что хакеры могут использовать информацию с этих датчиков для взлома вашего устройства.Вредоносные программы могут скрытно «прослушивать» данные ваших сенсоров и использовать их для обнаружения широкого спектра конфиденциальной информации о вас Исследование показало, что каждое действие пользователя с телефоном — нажатие, прокрутка, удерживание и прикосновение  — вызывает уникальную ориентацию устройства и микроскопический «след» его движения. И хотя все крупные игроки отрасли знают об этой проблеме, пока никто не смог найти решение. Насколько реальна угроза? Анализируя изменения положения устройства при вводе информации, эксперты доказали, что можно взломать четырехзначные PIN-коды с 70-процентной вероятностью уже при первой попытке (и со 100-процентной — с пятой), используя только данные, собранные с помощью многочисленных датчиков телефона. В некоторых случаях, если вы не закрываете некоторые вкладки или приложения полностью, они могут даже шпионить за вами, когда ваш телефон заблокирован.

11 апреля, 18:01

В Великобритании создали скрипт для кражи PIN-кодов с помощью смартфона

Исследователям удалось с первого раза взломать PIN-коды с 70%-ой точностью, и с пяти попыток — почти со 100%-ой точностью. В этом им помогли специальный скрипт и нейросеть

Выбор редакции
11 апреля, 17:00

Нейросеть учится отличать львов от слонов

Кибернетик из университета Вайоминга Джефф Клюн (Jeff Clune) учит нейронную сеть отличать слонов от антилоп, а антилоп от львов. Сейчас алгоритм в 92% случаев правильно определяет 48 видов африканских животных на фотографиях из национального парка Серенгети.

11 апреля, 07:50

Антон Гайдук, «Инновационные технологии»: «Американцы из NASA нас вдохновили... Но и художники копируют друг друга»

«Мы не представлены только в Австралии», — рассказывает владелец компании «Инновационные технологии» Антон Гайдук. Будучи прорабом одной из строительных компаний Казани, он открыл бизнес по продаже инновационной теплоизоляционной краски, разработанной в NASA. Затем выяснилось, что казанские ученые могут разработать материал не хуже. О том, коррумпированные ли в России проектировщики и как бороться с опозданиями, скупая в Metro будильники, предприниматель рассказал «БИЗНЕС Online».

10 апреля, 11:30

Адаптируйся или умри

Нам всем конец. Именно такой вывод приходит в голову, если почитать прогнозы учёных на ближайшее будущее. Уже к 2047 году ожидается повышение средней температуры, участятся смерчи, ураганы и прочие атмосферные бедствия, а времена года канут в Лету. У нас будут только ледяная зима и адское лето. Но у человечества есть шанс — кибернетические импланты.  Эволюция человека не успевает за окружающими нас опасностями. Отрастить жабры мы не успеем, рога и копыта вряд ли пригодятся. Человечеству срочно нужно адаптироваться, ведь враг уже не просто стоит на пороге — он ломится в дверь, и имя ему — окружающая среда. Если мы не начнём готовиться сейчас, всему конец — адаптируйся или умри.   Искусственные лёгкие Прогноз Если климатические условия начнут меняться с повышенной скоростью, мы можем столкнуться с тем, что температура воздуха будет непригодна для наших лёгких. Но самое страшное, что количество вредных испарений повысится в разы. Поверьте, химический ожог лёгких — одна из самых жутких смертей, которая может вас настигнуть. Одного глотка отравленного пара будет достаточно, чтобы отправить вас на тот свет. Не сомневайтесь, противогазов на всех не хватит.  Суровая реальность В данный момент учёные работают над созданием портативного искусственного лёгкого. Люди, пережившие инфекции дыхательных путей, навсегда остаются прикованными к аппаратам искусственного дыхания, размеры которых оставляют желать лучшего. Но американские биотехнологи нашли выход. Существует прототип устройства, которое насыщает кровь кислородом и помещается в рюкзак. Портативные лёгкие — реальность. Киберруки Прогноз Кибернетические руки — один из самых желанных предметов для любого бодибилдера. Только задумайтесь, вы тратите десятки часов на тренировки, держите строгую диету, но ради чего? Поднимать тяжести и быть красивым? Имплант ничем не хуже. Штанга покажется вам пушинкой, а кибернетическая хромированная рука заставит вашу девушку трепетать при одном её виде. К тому же, если вы окажетесь в эпицентре урагана, киберрука поможет вам удержаться на земле или прикрыть голову от летящих осколков — вероятность выживания, конечно, всё равно мала, но у вас хотя бы будет шанс. Суровая реальность Если 30 лет назад кибернетические конечности можно было увидеть лишь в фантастических фильмах, то сейчас это реальность. Первые прототипы позволяли человеку создавать видимость руки. Сейчас ими можно управлять, как обычной рукой. Несмотря на это, все прототипы далеки от идеала, но самое главное, что курс верный. Суперзрение  Прогноз Климатические изменения рано или поздно приведут к апокалипсису. Ресурсов мало, людей много, скорее всего, самые слабые отсеются ещё в самом начале. Но самые хитрые и изворотливые будут представлять для вас настоящую опасность. Если, разумеется, у вас не будет киберглаз, которые позволят видеть врага издалека, а если столкновение произошло — просканировать его мозг и попробовать разойтись с миром. Суровая реальность Потеря зрения — невероятная трагедия для человека. С недавних пор исправимая. Искусственные глаза позволяют человеку различать свет и темноту, а также очертания предметов. Говорить о полном восстановлении зрения ещё рано, но шанс видеть снова бесценен. Однако отказываться от собственных глаз пока не стоит. Киберноги Прогноз Если вы думаете, что от торнадо не убежать, то вы молодец, правильно думаете. Хотя, будь у вас киберноги, вероятность смотаться от вихря смерти стала бы больше. Просто представьте: пока коровы, машины и прочий мусор кружатся в воздушном танце, вы спокойно улепётываете от всего этого кошмара, попивая апельсиновый сок. Главное, сделать это красиво.   Суровая реальность Человеческие кости очень хрупкие — неудачный перелом может навсегда оставить вас в компании с тростью. Протезирование ног достигло невероятного прогресса. Спортсмены, потерявшие конечность, без проблем могут возвращаться к своей карьере, но, самое главное, получают возможность ходить самостоятельно. Все вышеперечисленные чудеса кибернетики уже существуют, но они настолько несовершенны, что отказываться от собственных конечностей в пользу кусков металла сейчас абсолютно бессмысленно. Однако они являются настоящим спасением для людей с ограниченными возможностями.  Но если вспомнить серию игр Deus Ex, где кибернетические улучшения тела стоят баснословных денег, то у меня для вас плохие новости: учитывая среднюю зарплату, вы не сможете заработать на билет в новый мир. Даже график двадцать четыре на семь вряд ли покроет хотя бы кибернетическую почку. А если на вас повис кредит за машину и ипотека, смиритесь, вам конец.

08 апреля, 23:56

Космонавт Георгий Гречко: "Образование и наука не должны зависеть от коммерции"

Георгий Михайлович Гречко (1931-2017) — советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. Лётчик-космонавт СССР (1975). Ниже размещен текст его интервью, первоначально опубликованный в журнале "Культура и время", №2 за 2014 г., пишет Николай Подсокорский (philologist ).Космонавт Георгий Гречко: «Бога надо искать не в космосе, а в душе»Георгий Михайлович Гречко – знаковая фигура в отечественной космонавтике. Он трижды летал в космос и каждый раз добивался уникальных научных результатов. Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, доктор физико-математических наук, он работал с Королевым, тренировался с Гагариным, в свое время побил рекорды длительности полета. Свой третий, последний орбитальный полет он совершил в 1985-м. Тогда ему было 54 года, и потом в течение тринадцати лет Георгий Гречко оставался самым старшим побывавшим на орбите космонавтом. Одним из первых среди космонавтов он поставил свою подпись на знаменитом рериховском Знамени Мира, а под петицией в защиту МЦР расписался, не задавая никаких вопросов. Немногие знают, что этот веселый, неунывающий человек, известный друзьям и коллегам как шутник и балагур, один из самых романтичных космонавтов: в звездных далях он ищет возможность не только осуществить очередной научный эксперимент, но и узнать что-то новое, необычное, а возможно, даже встретиться с братьями по разуму. Это его главная сегодняшняя мечта.–Георгий Михайлович, вы упорно называете себя ленинградцем, хотя города такого уже давно нет. Почему?– Да, я из Ленинграда. Просто была такая интеллектуальная столица, и называлась она Ленинград. Потом уже появился «бандитский Петербург». Поэтому уж лучше я останусь ленинградцем, каким и родился. В 1978 году мне понадобилась выписка из ЗАГСа о моем рождении, и мне довольно быстро нашли запись, согласно которой я появился на свет 25 мая 1931 года. Родители – студенты, а поэтому за регистрацию младенца с них денег не взяли. В Ленинграде мы жили в огромной коммунальной квартире. Родителям дали очень просторную комнату – аж пятьдесят метров! И высоченные потолки – метра три с половиной, лепнина. Они пришли со мной на руках, увидели эту роскошь и сказали: «Дайте нам меньше!» Им искренне казалось, что нельзя жить в такой большой комнате. Им ответили, что меньше нет. Тогда они потребовали разгородить комнату. Им отказали. Пришлось разгораживать за свой счет. Для современного человека это кажется безумием. Кто сейчас будет просить, чтобы ему дали жилье поменьше? Дерутся за каждый метр. А тогда квартирный вопрос, видимо, не испортил еще ленинградцев.Получилось две комнаты – одна 28, другая 22 метра. В первой поселились мы, а во вторую вселили другую семью. Прошло семь лет, и я заболел малярией. Лечили меня лекарством, которое называлось акрихин. Завод, который его выпускал, до сих пор существует под Москвой, он так и называется – «Акрихин». Это были мерзкие, безумно горькие таблетки. Достаточно лизнуть – и тебя уже рвало. Родители заворачивали таблетку в размоченный хлеб, сверху мазали маслом, чтобы эта конструкция скорее проскочила. Лучшего средства от малярии в нашей стране не было, однако оно мне не помогало. В некоторые дни я чувствовал себя практически здоровым, а потом вдруг – бац! – температура сорок, тяжелейшее, опасное для жизни состояние. И так месяцами. И вдруг выясняется, что наш сосед, который получил выгороженную нами вторую комнату, – моряк дальнего плавания. Из плавания он привез нам самое лучшее в мире средство от малярии, которого у нас в стране тогда не было, – хинин. Это капсула, которая растворялась в желудке. Всего два-три раза я принял хинин, и страшной болезни как не бывало. А что, если бы мы тогда не разгородили комнату и в ней не поселился бы моряк? Иногда твоя жизнь зависит от того, кто твой сосед. Но почему именно он оказался нашим соседом?– Вы ведь не из семьи ученых или ракетчиков. Как вышло, что попали в ракетно-космическую отрасль?– Я обожал книги. Собирал сначала фантастику и приключения, потом научно-популярные книги – Циолковского, Перельмана, академика Крылова... Однажды отец нашел у меня на столе книгу «Луна», и на первой странице там стояла надпись: «НИИМС». Он удивился: «Как тебе удалось взять книгу в нашей библиотеке?» Он работал в НИИ метрологии и стандартизации. «Папа, – воскликнул я, – да это же НИИ межпланетных сообщений!» Эту аббревиатуру я придумал сам. Особенно меня интересовали книги по астрофизике, про планеты и полеты. Мне даже удалось раздобыть два тома из знаменитой энциклопедии «Межпланетные сообщения» под редакцией профессора Николая Рынина. Эти тома выходили мизерным тиражом и были библиографической редкостью. Я знал, что Рынин жил в Ленинграде. На последней странице книги было написано: «Отзывы направлять по адресу: Ленинград, улица Жуковского, дом... квартира...» Я пошел.Георгий Гречко в молодостиМне очень нужно было спросить его, в какой институт надо поступать, чтобы выучиться на ракетостроителя. Это было в 1947 году. Дошел до дома, поднялся, у двери стушевался, спустился вниз, снова поднялся. Наконец позвонил в дверь. Тихий женский голос ответил, что Николай Алексеевич умер в блокаду. Я ушел растерянным и потрясенным. Сам я выжил благодаря эвакуации в Чернигов, хотя и попал там в оккупацию. Очень увлекался фантастикой, она и позвала меня в космос.– Довелось ли вам общаться с «живыми» фантастами?– Да, мне посчастливилось общаться с братьями Стругацкими и Станиславом Лемом. С ним мы встретились на конференции в Варшаве. Я считаю его одним из лучших фантастов мира. Мы говорили о «Солярисе» – фильме, который снял Тарковский. Лему фильм категорически не нравился. Я возразил: «Если снять роман с буквальной точностью, получится подстрочник. А зачем он нужен, если можно прочесть вашу замечательную книжку?» Я признался Лему, что очень люблю его рассказ «Нашествие с Альдебарана» – о том, как польские крестьяне победили представителей высшей агрессивной цивилизации. А пилот Пиркс вообще мой любимый персонаж... Вопросы, кто мы и откуда, меня волнуют не меньше, чем полеты в космос. Хочется понять логику нашего существования. Действительно ли мы произошли от обезьян, эволюция которых заняла миллионы лет? Вмешался ли кто-то в этот процесс и его ускорил? Или обезьяны – это предыдущая цивилизация и раньше они тоже были людьми, но деградировали оттого, что стали потребителями?– А что обсуждали со Стругацкими?– Мы много говорили о системе образования. Стругацкие пишут, что в будущем самой престижной будет профессия воспитателя. Вот бы эта мечта осуществилась! Когда мы обогнали в космической гонке американцев, всегда считавших себя лидерами, когда мы запустили первый спутник и первого космонавта, американцы изменили свою систему образования под нашу. Они поняли, что все их богатства не дали им технического превосходства. Наша система образования была очень правильной. Сейчас множество лучших специалистов во всех отраслях за рубежом, особенно в математике, кибернетике, информационных технологиях, – русские. И наши хакеры, что уж скрывать, самые лучшие. Советские мозги, получившие советское образование, всюду ценятся не зря. Нынешнее изменение нашей системы под американскую – это не шаг в российское будущее, а возврат в американское прошлое.Получается, мы выполняем задачу, поставленную бывшим премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер, видевшей Россию поставщиком нефти и газа. Ныне внедряемая система образования хороша лишь для того, чтобы обслуживать трубы. Я считаю, что образование и наука не должны зависеть от коммерции. В конечном счете это коммерчески невыгодно. Стругацкие, Лем всегда воспитывали своим творчеством. А мой первый воспитатель в литературе – блестящий фантаст Казанцев. Мне очень нравится его идея о летающих тарелках и снежном человеке. Он предлагает гипотезу, что есть настоящее, будущее и прошлое и что все это существует параллельно. И тогда случайно на параллельных курсах из будущего вываливаются тарелки, а из прошлого снежный человек, возможно родственник неандертальца. Парадоксальная идея! В ней острота ума, неординарность мышления. Эти качества всегда восхищали меня в людях. Они присущи и Святославу Рериху...– Как вы с ним познакомились?– К моменту нашего знакомства я уже неплохо знал его художественное творчество и восхищался им. Мне импонировали многие идеи Рерихов, и когда возникла мысль отправить на орбиту Знамя Мира, я был двумя руками за. На Знамени Мира среди подписей шестнадцати космонавтов стоит и моя. Примерно в это же время, в конце восьмидесятых, я познакомился с Джангаром Пюрвеевым, человеком необыкновенно разносторонним – специалистом по проектированию и строительству в экстремальных природно-климатических условиях, художником, поэтом, философом... Он задумал по примеру Рериха собрать подписи известных людей на символическом знамени и с ним объехать всю планету. Замысел состоял в том, чтобы, проходя по различным странам Евразийского и Американского континентов, знамя оказывалось у руководителей государств, глав конфессий, выдающихся деятелей планеты и каждый из них ставил бы свою подпись.Тем самым они соглашались с этой акцией, несущей в том числе и космические идеи. Побывали мы, конечно, и в Индии, где на знамени расписался индийский космонавт, а потом направились в имение Святослава Рериха. Было это незадолго до его смерти. Святослав Николаевич уже неважно себя чувствовал, говорил очень тихо. При нем все время находилась девушка, которая держалась весьма уверенно, раскованно, – это была секретарь Мэри Пунача, которая, как сама утверждала, хорошо его слышала, понимала и транслировала все, что он говорит, окружающим. У меня осталось тягостное впечатление, что многое из того, что она выдавала за слова мыслителя, было просто-напросто ее выдумкой. Я знаю, она сыграла в судьбе Святослава Николаевича нехорошую роль. Как он, насквозь видевший людей, мог так ошибиться? Вероятно, сказались возраст и плохое самочувствие...С. Рерих (слева), В. Казначеев, Г. Гречко, Д. Пюрвеев (справа) после подписания «Благопожелания людям Земли»Святослав Николаевич расписался на нашем знамени, сказал добрые слова, и мы распрощались. Уезжали из Бангалора с грустью. Для меня его образ остался живым и светлым. Многие космонавты, знакомые с творчеством Николая Рериха, не раз отмечали, что его картины напоминают вид Земли из космоса. Это чистая правда. Как это объяснить, я не знаю. То ли он был, как говорят, видящий, то ли, находясь высоко в горах, поневоле оказываешься ближе к космосу и получаешь иное зрение... Так или иначе, его художественное творчество для меня не просто полно своеобразия – оно удивительно, загадочно, необъяснимо. Кроме того, Рерих был великим путешественником, он побывал во многих малодоступных районах Земли и, как мне кажется, познал тайны бытия, неведомые простым смертным.Он невероятно интересен для меня и как художник, и как мыслитель, и вообще как личность совершенно уникальная. Мы его любим именно за его творчество и, конечно, за идеи мира, которые сейчас необычайно актуальны. Всем разумным людям ясно, что война не решает никаких серьезных вопросов, тем не менее войны продолжаются. Рерих учил, что все проблемы надо решать лишь путем мирных переговоров. Так, может быть, надо, наконец, послушать Рериха и начинать мирные переговоры, минуя этап войны?– Правда ли, что Сергей Павлович Королев направлял вас на Подкаменную Тунгуску искать обломки инопланетного корабля?– Тунгусская тайна манит меня много лет. Еще в юности, в 1946 году, я прочитал рассказ Александра Казанцева «Взрыв» – о том, что Тунгусским телом на самом деле был межпланетный марсианский космолет, потерпевший катастрофу. Эта увлекательная историческая загадка засела во мне на долгие годы. Ария Штернфельд, известный исследователь межпланетных полетов, рассчитал, что на Землю космолет летел не прямо с Марса, а сначала посетил Венеру. Оптимальная дата такого прилета совпадает с падением так называемого Тунгусского метеорита. Интересно, что мы тоже так летели к комете Галлея: сначала к Венере, воспользовались ее гравитационным полем, а потом с его помощью добрались до кометы. Это называется пертурбационный маневр. Сейчас гипотез, пытающихся пролить свет на Тунгусскую тайну, существует множество. А тогда, прочитав Казанцева, я решил во что бы то ни стало побывать на месте аварии инопланетного корабля, найти его обломки, а возможно, и другие вещественные доказательства существования братьев по разуму.Тогда у меня не было денег, но я твердо решил, что буду там обязательно. Дал себе слово. И его сдержал. Уже работая у Королева, я заразил товарищей своим интересом к Тунгусской тайне. Оставалось заинтересовать Королева. Для этого мы использовали военную хитрость: привлекли отчет Золотова, из которого следовало, что это был мощный, порядка пяти мегатонн, взрыв марсианского космического корабля, который произошел на высоте пять километров. Хитрость состояла в том, что мы понимали несостоятельность этого отчета. Золотов прибыл туда на пару дней – и накатал отчет на пятьсот страниц. Однако в главном мы были честны: загадка существует и это загадка мирового значения. В этом я и сегодня не сомневаюсь.Конечно, весь отчет Королев читать не стал. Но в предисловии и заключении говорилось о том, что это космический корабль, и он проявил интерес к остаткам, которые можно найти. Дал нам денег из своего фонда материальной помощи – пятьсот рублей на авиабилеты, вертолет, двух солдат с рацией и сухой паек. Сказал: «Поезжайте и разберитесь на месте!» Мы вложили в экспедицию свои деньги и за несколько месяцев провели очень серьезную работу. Например, определили точку, над которой произошел взрыв. Мы присоединились к научной экспедиции Г.Ф. Плеханова, состоявшей из сибирских ученых и студентов. Нашу «королёвскую» группу возглавил В.А. Кошелев. Нас встретили с восторгом. Особенно всех впечатлил вертолет, который кружил над сопками в поисках источников радиации. В бассейне Подкаменной Тунгуски мы искали все, что напоминало части звездолета. Ничего не нашли.Отдельная история – мой звонок Королеву из Красноярска. Звонить решил из местного КГБ. Толстенные двери, за которыми находится пункт правительственной связи. Начальник спросил, кому я собираюсь звонить. Я назвал фамилию. Он сверился с какой-то книжечкой, посмотрел наменя, набрал номер и молча вышел. Я стал рассказывать СП, что мы взяли несколько тысяч проб, нашли радиоактивную зону, изучили падение деревьев... Он слушал, потом спрашивает: «А обломок корабля нашли?» Говорю, что нет. «Продолжайте искать, я вам продлеваю отпуск». Но я должен был возвращаться в КБ: дал честное слово своему начальнику, что вернусь в срок. А Кошелев остался еще на месяц, погружался на дно озера Чеко, искал останки корабля там. И хотя мы так ничего и не нашли, я уверен: над Тунгуской взорвалось нечто необычайное. Мне нравится такая версия: братья по разуму, зная, что мы не можем защитить себя от крупных метеоритов, установили в окрестностях нашей планеты «антиракеты». Тунгусский метеорит летел прямо на Петербург, но они его сбили и перенаправили в безлюдную тайгу. С тех далеких пор во мне живет мечта вернуться и продолжить поиски. Ведь тайна Тунгусского метеорита не разгадана.Юрий Романенко и Георгий Гречко– Вы трижды летали в космос. Удалось ли увидеть что-то необычное?– Когда отправляешься в космос, всегда надеешься на встречу с неведомым. И это ощущение усиливается, когда с Земли тебе говорят: «Этого не может быть!» Такое у нас было, когда удалось увидеть второй эмиссионный слой в ночной атмосфере. О его существовании на высоте около 350 километров ученые догадывались, но не предполагали, что его можно наблюдать невооруженным глазом. А мы увидели! Романенко запросил особо чувствительную пленку, и Джанибеков с Макаровым нам ее доставили. Мы отсняли этот слой и доставили на Землю с новой оказией – Губаревым и Ремеком. Наше открытие помогло разработать другие методы изучения верхнего эмиссионного слоя.Вообще у нас было много экспериментов, и биологических, и технических, и в открытом космосе довелось поработать. Интересный научный результат мы получили, занимаясь фотографией. Мы разработали систему гравитационной стабилизации станции без расхода топлива – заставили станцию стоять вертикально и не кувыркаться в гравитационном поле Земли. Сначала в КБ нашим экспериментом не заинтересовались, а потом он нашел свое теоретическое обоснование, мы подготовили на эту тему доклад. Правда, на научной конференции в Лондоне его сделал человек, который поначалу идею категорически не принял.А однажды я взглянул в иллюминатор и обомлел: нас преследовала целая эскадрилья НЛО! Причем идут четким зловещим строем, как будто собираются атаковать! Я испугался не на шутку, позвал Романенко, но он меня успокоил: это просто пылинки, которые отделились от обшивки станции во время коррекции орбиты. В космосе невозможно определить расстояние, и нам кажется, что объекты находятся далеко, хотя на самом деле они у самого иллюминатора. Когда к нам прилетели Макаров и Джанибеков, я сразу начал их готовить: «Ребята, если увидите, что за нами летят НЛО, не пугайтесь: они просто летят, не атакуют».Конечно, они мне не поверили: мол, знаем, что ты известный любитель розыгрышей! Но я не унимался, каждый день их предупреждал. И однажды зову: «Вот, смотрите!» Они припали к иллюминатору – и сразу смеяться перестали. Восемь тарелок летят, сверкая огнями! Джанибеков говорит: «Пойду возьму бинокль, рассмотрю хотя бы одну из них!» Я отвечаю: «Иди, иди, только они улетают со сверхсветовой скоростью!» И точно: он возвращается, а тарелок уже и след простыл! На самом деле перед выходом станции на солнечный свет я стучал по корпусу так, чтобы от него отделились пылинки. Фокус состоял в том, чтобы они были достаточно крупными. Севастьянов рассказывал, что видел семь НЛО, и мне надо было побить его рекорд.Обычно я раскрываю тайну своих розыгрышей быстро – через час, ну два. А тут молчал до самого расставания с ребятами. Сказал: «Севастьянов вам все объяснит!» Но, когда они вернулись на Землю, Севастьянов был в какой-то дальней поездке, и они не выдержали, начали по большому секрету рассказывать друзьям о тарелках в космосе. Дело дошло до генерального конструктора Глушко, потом пошло еще выше – в КГБ и ЦК, следом все газеты начали писать об этой якобы сенсации... Когда я вернулся на Землю и рассказал, как все было на самом деле, никто мне не поверил. Оказывается, летающие тарелки всем интереснее, чем мои пылинки. Тем не менее в существование братьев по разуму я верю и думаю, наступит день, когда мы встретимся!А что касается необычного в космосе, то его очень много. Например, когда я увидел Камчатку в иллюминатор, мир в моей голове просто перевернулся. Нет ничего более фантастического, чем это зрелище. Оно у меня в глазах до сих пор. Горы, покрытые снегом, море создают ощущение, будто на бескрайнем синем бархате блистают бриллианты. Вообще в космосе все воспринимаешь по-другому. Скажем, был у нас эксперимент по выращиванию гороха. Никогда на Земле я не чувствовал трепета перед миром растений. Когда отец звал на дачу, всегда старался найти повод не ехать. Скукота, заняться нечем. Меня привлекала техника, а не тычинки и пестики. Но в космосе к нашей крошечной оранжерее меня тянуло как магнитом, я мог часами чинить систему подачи воды, чтобы крошечные хилые стебелечки не загнулись от переизбытка или недостатка влаги. И когда ростки выжили, ощутил небывалый восторг. Такого вос- торга перед самим фактом жизни я не испытывал больше нигде и никогда.– Как вы думаете, представители иных цивилизаций бывали на Земле?– Раньше я не верил в НЛО, полностью отвергал их существование. Объяснял все исключительно земными причинами: запуск ракет, самолеты, кусок ракетоносителя... Но однажды в Лондонской национальной галерее увидел картину: ярко-желтая тарелка в небе и от нее исходит луч к Деве Марии. Что за ерунда? Смотрю – а там подпись: Карло Кривелли, 1484 год. Ничего себе! Такого «Благовещенья» я не видел еще никогда. Здесь весть о том, что Мария станет матерью Христа, приходит не просто с неба – из летающей тарелки с помощью луча, похожего на лазерный! Причем тарелка не просто круглая – с окошками, с несколькими уровнями... Почему автор изобразил все так, а не иначе? Ответ кажется однозначным: он сам видел нечто подобное или ему рассказали. Карло Кривелли вообще отличается внимательностью к деталям, тщательностью в их написании. И одна из таких деталей – летающая тарелка. С годами я пришел к выводу: инопланетяне бывали на Земле, но очень давно. Надеюсь, они еще вернутся.Карло Кривелли. Благовещение со Святым Эмидием. Лондон, Национальная галерея. 1486– Отсюда и ваше увлечение историей древних цивилизаций?– Меня в свое время поразило, почему «вентиляционные каналы» пирамид устроены таким образом, что они всегда смотрят на звезды. У нас в полетах были свои опорные звезды. Но зачем они древним? И я заинтересовался сначала пирамидами, потом Стоунхенджем, Аркаимом, другими загадочными сооружениями. Кто и зачем все это строил? Сделано ли все это под руководством инопланетян и с какой целью, этого я не знаю, но верю, что существует какая-то таинственная, глубокая связь между событиями далекого прошлого и еще неизвестного нам будущего...– Значит, в инопланетян вы верите. А в Бога?– Бога в космосе видели только в анекдотах. Скажем, такой. Хрущев в Кремле отозвал Гагарина в сторонку: «Юра, ты Бога видел?» – «Да, видел. Есть Бог». – «Так я и знал. Только никому больше не говори». Потом Гагарин оказался на приеме у Папы Римского, и тот тоже спрашивает: «Юрий Алексеевич, вы видели Бога?» – «Нет, не видел. Нет никакого Бога». – «Так я и знал. Но только никому об этом не рассказывайте!» Но в Бога я верю. В своей жизни я не раз бывал не просто в опасных – в смертельно опасных ситуациях. Пять раз тонул, у меня в руке взрывался охотничий патрон, а в нескольких сантиметрах от меня – боевой снаряд, терял след в глухой тайге, попадал в аварийные ситуации в космосе, даже пожар на станции был... И всякий раз оставался жив и невредим. Не могу сказать, что спасала только смекалка. Иногда это было то, что принято называть чудом. Хотя должна была сработать теория вероятности, и в половине этих несчастных случаев я должен был погибнуть или остаться калекой.Почему этого не произошло? Ответ у меня такой: если этот закон не соблюдается, значит, ось, делящая судьбу ровно посередине, кем-то сдвинута. Поскольку, кроме Бога, сдвинуть ее некому, я верю, что был рожден, чтобы стать космонавтом. Я космонавт, ученый, доктор наук. Но это нисколько не противоречит моей вере в Бога, как и то, что мои любимые родители были убежденными атеистами. Наука должна познавать мир, а религия – воспитывать сердце человека так, чтобы он не делал никаких гнусностей. Я считаю, что любая традиционная религия лучше, чем безверие, которое опустошает сердце человека. Бездушный, неверующий ученый может изобрести не только средство для повышения урожайности, но и химическое оружие, способное отравить все живое. А мораль, которую несет религия, призвана это предотвратить. Не важно, что никто из нас в космосе не видел Бога. Бог не в космосе, а в каждом из нас, где бы мы ни были. Вот в это в свои восемьдесят с лишним я верю...Беседу вела Наталия Лескова

08 апреля, 18:30

Космонавт Георгий Гречко: "Образование и наука не должны зависеть от коммерции"

Георгий Михайлович Гречко (1931-2017) — советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. Лётчик-космонавт СССР (1975). Ниже размещен текст его интервью, первоначально опубликованный в журнале "Культура и время", №2 за 2014 г.Космонавт Георгий Гречко: «Бога надо искать не в космосе, а в душе»Георгий Михайлович Гречко – знаковая фигура в отечественной космонавтике. Он трижды летал в космос и каждый раз добивался уникальных научных результатов. Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, доктор физико-математических наук, он работал с Королевым, тренировался с Гагариным, в свое время побил рекорды длительности полета. Свой третий, последний орбитальный полет он совершил в 1985-м. Тогда ему было 54 года, и потом в течение тринадцати лет Георгий Гречко оставался самым старшим побывавшим на орбите космонавтом. Одним из первых среди космонавтов он поставил свою подпись на знаменитом рериховском Знамени Мира, а под петицией в защиту МЦР расписался, не задавая никаких вопросов. Немногие знают, что этот веселый, неунывающий человек, известный друзьям и коллегам как шутник и балагур, один из самых романтичных космонавтов: в звездных далях он ищет возможность не только осуществить очередной научный эксперимент, но и узнать что-то новое, необычное, а возможно, даже встретиться с братьями по разуму. Это его главная сегодняшняя мечта.–Георгий Михайлович, вы упорно называете себя ленинградцем, хотя города такого уже давно нет. Почему?– Да, я из Ленинграда. Просто была такая интеллектуальная столица, и называлась она Ленинград. Потом уже появился «бандитский Петербург». Поэтому уж лучше я останусь ленинградцем, каким и родился. В 1978 году мне понадобилась выписка из ЗАГСа о моем рождении, и мне довольно быстро нашли запись, согласно которой я появился на свет 25 мая 1931 года. Родители – студенты, а поэтому за регистрацию младенца с них денег не взяли. В Ленинграде мы жили в огромной коммунальной квартире. Родителям дали очень просторную комнату – аж пятьдесят метров! И высоченные потолки – метра три с половиной, лепнина. Они пришли со мной на руках, увидели эту роскошь и сказали: «Дайте нам меньше!» Им искренне казалось, что нельзя жить в такой большой комнате. Им ответили, что меньше нет. Тогда они потребовали разгородить комнату. Им отказали. Пришлось разгораживать за свой счет. Для современного человека это кажется безумием. Кто сейчас будет просить, чтобы ему дали жилье поменьше? Дерутся за каждый метр. А тогда квартирный вопрос, видимо, не испортил еще ленинградцев.Получилось две комнаты – одна 28, другая 22 метра. В первой поселились мы, а во вторую вселили другую семью. Прошло семь лет, и я заболел малярией. Лечили меня лекарством, которое называлось акрихин. Завод, который его выпускал, до сих пор существует под Москвой, он так и называется – «Акрихин». Это были мерзкие, безумно горькие таблетки. Достаточно лизнуть – и тебя уже рвало. Родители заворачивали таблетку в размоченный хлеб, сверху мазали маслом, чтобы эта конструкция скорее проскочила. Лучшего средства от малярии в нашей стране не было, однако оно мне не помогало. В некоторые дни я чувствовал себя практически здоровым, а потом вдруг – бац! – температура сорок, тяжелейшее, опасное для жизни состояние. И так месяцами. И вдруг выясняется, что наш сосед, который получил выгороженную нами вторую комнату, – моряк дальнего плавания. Из плавания он привез нам самое лучшее в мире средство от малярии, которого у нас в стране тогда не было, – хинин. Это капсула, которая растворялась в желудке. Всего два-три раза я принял хинин, и страшной болезни как не бывало. А что, если бы мы тогда не разгородили комнату и в ней не поселился бы моряк? Иногда твоя жизнь зависит от того, кто твой сосед. Но почему именно он оказался нашим соседом?– Вы ведь не из семьи ученых или ракетчиков. Как вышло, что попали в ракетно-космическую отрасль?– Я обожал книги. Собирал сначала фантастику и приключения, потом научно-популярные книги – Циолковского, Перельмана, академика Крылова... Однажды отец нашел у меня на столе книгу «Луна», и на первой странице там стояла надпись: «НИИМС». Он удивился: «Как тебе удалось взять книгу в нашей библиотеке?» Он работал в НИИ метрологии и стандартизации. «Папа, – воскликнул я, – да это же НИИ межпланетных сообщений!» Эту аббревиатуру я придумал сам. Особенно меня интересовали книги по астрофизике, про планеты и полеты. Мне даже удалось раздобыть два тома из знаменитой энциклопедии «Межпланетные сообщения» под редакцией профессора Николая Рынина. Эти тома выходили мизерным тиражом и были библиографической редкостью. Я знал, что Рынин жил в Ленинграде. На последней странице книги было написано: «Отзывы направлять по адресу: Ленинград, улица Жуковского, дом... квартира...» Я пошел.Георгий Гречко в молодостиМне очень нужно было спросить его, в какой институт надо поступать, чтобы выучиться на ракетостроителя. Это было в 1947 году. Дошел до дома, поднялся, у двери стушевался, спустился вниз, снова поднялся. Наконец позвонил в дверь. Тихий женский голос ответил, что Николай Алексеевич умер в блокаду. Я ушел растерянным и потрясенным. Сам я выжил благодаря эвакуации в Чернигов, хотя и попал там в оккупацию. Очень увлекался фантастикой, она и позвала меня в космос.– Довелось ли вам общаться с «живыми» фантастами?– Да, мне посчастливилось общаться с братьями Стругацкими и Станиславом Лемом. С ним мы встретились на конференции в Варшаве. Я считаю его одним из лучших фантастов мира. Мы говорили о «Солярисе» – фильме, который снял Тарковский. Лему фильм категорически не нравился. Я возразил: «Если снять роман с буквальной точностью, получится подстрочник. А зачем он нужен, если можно прочесть вашу замечательную книжку?» Я признался Лему, что очень люблю его рассказ «Нашествие с Альдебарана» – о том, как польские крестьяне победили представителей высшей агрессивной цивилизации. А пилот Пиркс вообще мой любимый персонаж... Вопросы, кто мы и откуда, меня волнуют не меньше, чем полеты в космос. Хочется понять логику нашего существования. Действительно ли мы произошли от обезьян, эволюция которых заняла миллионы лет? Вмешался ли кто-то в этот процесс и его ускорил? Или обезьяны – это предыдущая цивилизация и раньше они тоже были людьми, но деградировали оттого, что стали потребителями?– А что обсуждали со Стругацкими?– Мы много говорили о системе образования. Стругацкие пишут, что в будущем самой престижной будет профессия воспитателя. Вот бы эта мечта осуществилась! Когда мы обогнали в космической гонке американцев, всегда считавших себя лидерами, когда мы запустили первый спутник и первого космонавта, американцы изменили свою систему образования под нашу. Они поняли, что все их богатства не дали им технического превосходства. Наша система образования была очень правильной. Сейчас множество лучших специалистов во всех отраслях за рубежом, особенно в математике, кибернетике, информационных технологиях, – русские. И наши хакеры, что уж скрывать, самые лучшие. Советские мозги, получившие советское образование, всюду ценятся не зря. Нынешнее изменение нашей системы под американскую – это не шаг в российское будущее, а возврат в американское прошлое.Получается, мы выполняем задачу, поставленную бывшим премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер, видевшей Россию поставщиком нефти и газа. Ныне внедряемая система образования хороша лишь для того, чтобы обслуживать трубы. Я считаю, что образование и наука не должны зависеть от коммерции. В конечном счете это коммерчески невыгодно. Стругацкие, Лем всегда воспитывали своим творчеством. А мой первый воспитатель в литературе – блестящий фантаст Казанцев. Мне очень нравится его идея о летающих тарелках и снежном человеке. Он предлагает гипотезу, что есть настоящее, будущее и прошлое и что все это существует параллельно. И тогда случайно на параллельных курсах из будущего вываливаются тарелки, а из прошлого снежный человек, возможно родственник неандертальца. Парадоксальная идея! В ней острота ума, неординарность мышления. Эти качества всегда восхищали меня в людях. Они присущи и Святославу Рериху...– Как вы с ним познакомились?– К моменту нашего знакомства я уже неплохо знал его художественное творчество и восхищался им. Мне импонировали многие идеи Рерихов, и когда возникла мысль отправить на орбиту Знамя Мира, я был двумя руками за. На Знамени Мира среди подписей шестнадцати космонавтов стоит и моя. Примерно в это же время, в конце восьмидесятых, я познакомился с Джангаром Пюрвеевым, человеком необыкновенно разносторонним – специалистом по проектированию и строительству в экстремальных природно-климатических условиях, художником, поэтом, философом... Он задумал по примеру Рериха собрать подписи известных людей на символическом знамени и с ним объехать всю планету. Замысел состоял в том, чтобы, проходя по различным странам Евразийского и Американского континентов, знамя оказывалось у руководителей государств, глав конфессий, выдающихся деятелей планеты и каждый из них ставил бы свою подпись.Тем самым они соглашались с этой акцией, несущей в том числе и космические идеи. Побывали мы, конечно, и в Индии, где на знамени расписался индийский космонавт, а потом направились в имение Святослава Рериха. Было это незадолго до его смерти. Святослав Николаевич уже неважно себя чувствовал, говорил очень тихо. При нем все время находилась девушка, которая держалась весьма уверенно, раскованно, – это была секретарь Мэри Пунача, которая, как сама утверждала, хорошо его слышала, понимала и транслировала все, что он говорит, окружающим. У меня осталось тягостное впечатление, что многое из того, что она выдавала за слова мыслителя, было просто-напросто ее выдумкой. Я знаю, она сыграла в судьбе Святослава Николаевича нехорошую роль. Как он, насквозь видевший людей, мог так ошибиться? Вероятно, сказались возраст и плохое самочувствие...С. Рерих (слева), В. Казначеев, Г. Гречко, Д. Пюрвеев (справа) после подписания «Благопожелания людям Земли»Святослав Николаевич расписался на нашем знамени, сказал добрые слова, и мы распрощались. Уезжали из Бангалора с грустью. Для меня его образ остался живым и светлым. Многие космонавты, знакомые с творчеством Николая Рериха, не раз отмечали, что его картины напоминают вид Земли из космоса. Это чистая правда. Как это объяснить, я не знаю. То ли он был, как говорят, видящий, то ли, находясь высоко в горах, поневоле оказываешься ближе к космосу и получаешь иное зрение... Так или иначе, его художественное творчество для меня не просто полно своеобразия – оно удивительно, загадочно, необъяснимо. Кроме того, Рерих был великим путешественником, он побывал во многих малодоступных районах Земли и, как мне кажется, познал тайны бытия, неведомые простым смертным.Он невероятно интересен для меня и как художник, и как мыслитель, и вообще как личность совершенно уникальная. Мы его любим именно за его творчество и, конечно, за идеи мира, которые сейчас необычайно актуальны. Всем разумным людям ясно, что война не решает никаких серьезных вопросов, тем не менее войны продолжаются. Рерих учил, что все проблемы надо решать лишь путем мирных переговоров. Так, может быть, надо, наконец, послушать Рериха и начинать мирные переговоры, минуя этап войны?– Правда ли, что Сергей Павлович Королев направлял вас на Подкаменную Тунгуску искать обломки инопланетного корабля?– Тунгусская тайна манит меня много лет. Еще в юности, в 1946 году, я прочитал рассказ Александра Казанцева «Взрыв» – о том, что Тунгусским телом на самом деле был межпланетный марсианский космолет, потерпевший катастрофу. Эта увлекательная историческая загадка засела во мне на долгие годы. Ария Штернфельд, известный исследователь межпланетных полетов, рассчитал, что на Землю космолет летел не прямо с Марса, а сначала посетил Венеру. Оптимальная дата такого прилета совпадает с падением так называемого Тунгусского метеорита. Интересно, что мы тоже так летели к комете Галлея: сначала к Венере, воспользовались ее гравитационным полем, а потом с его помощью добрались до кометы. Это называется пертурбационный маневр. Сейчас гипотез, пытающихся пролить свет на Тунгусскую тайну, существует множество. А тогда, прочитав Казанцева, я решил во что бы то ни стало побывать на месте аварии инопланетного корабля, найти его обломки, а возможно, и другие вещественные доказательства существования братьев по разуму.Тогда у меня не было денег, но я твердо решил, что буду там обязательно. Дал себе слово. И его сдержал. Уже работая у Королева, я заразил товарищей своим интересом к Тунгусской тайне. Оставалось заинтересовать Королева. Для этого мы использовали военную хитрость: привлекли отчет Золотова, из которого следовало, что это был мощный, порядка пяти мегатонн, взрыв марсианского космического корабля, который произошел на высоте пять километров. Хитрость состояла в том, что мы понимали несостоятельность этого отчета. Золотов прибыл туда на пару дней – и накатал отчет на пятьсот страниц. Однако в главном мы были честны: загадка существует и это загадка мирового значения. В этом я и сегодня не сомневаюсь.Конечно, весь отчет Королев читать не стал. Но в предисловии и заключении говорилось о том, что это космический корабль, и он проявил интерес к остаткам, которые можно найти. Дал нам денег из своего фонда материальной помощи – пятьсот рублей на авиабилеты, вертолет, двух солдат с рацией и сухой паек. Сказал: «Поезжайте и разберитесь на месте!» Мы вложили в экспедицию свои деньги и за несколько месяцев провели очень серьезную работу. Например, определили точку, над которой произошел взрыв. Мы присоединились к научной экспедиции Г.Ф. Плеханова, состоявшей из сибирских ученых и студентов. Нашу «королёвскую» группу возглавил В.А. Кошелев. Нас встретили с восторгом. Особенно всех впечатлил вертолет, который кружил над сопками в поисках источников радиации. В бассейне Подкаменной Тунгуски мы искали все, что напоминало части звездолета. Ничего не нашли.Отдельная история – мой звонок Королеву из Красноярска. Звонить решил из местного КГБ. Толстенные двери, за которыми находится пункт правительственной связи. Начальник спросил, кому я собираюсь звонить. Я назвал фамилию. Он сверился с какой-то книжечкой, посмотрел наменя, набрал номер и молча вышел. Я стал рассказывать СП, что мы взяли несколько тысяч проб, нашли радиоактивную зону, изучили падение деревьев... Он слушал, потом спрашивает: «А обломок корабля нашли?» Говорю, что нет. «Продолжайте искать, я вам продлеваю отпуск». Но я должен был возвращаться в КБ: дал честное слово своему начальнику, что вернусь в срок. А Кошелев остался еще на месяц, погружался на дно озера Чеко, искал останки корабля там. И хотя мы так ничего и не нашли, я уверен: над Тунгуской взорвалось нечто необычайное. Мне нравится такая версия: братья по разуму, зная, что мы не можем защитить себя от крупных метеоритов, установили в окрестностях нашей планеты «антиракеты». Тунгусский метеорит летел прямо на Петербург, но они его сбили и перенаправили в безлюдную тайгу. С тех далеких пор во мне живет мечта вернуться и продолжить поиски. Ведь тайна Тунгусского метеорита не разгадана.Юрий Романенко и Георгий Гречко– Вы трижды летали в космос. Удалось ли увидеть что-то необычное?– Когда отправляешься в космос, всегда надеешься на встречу с неведомым. И это ощущение усиливается, когда с Земли тебе говорят: «Этого не может быть!» Такое у нас было, когда удалось увидеть второй эмиссионный слой в ночной атмосфере. О его существовании на высоте около 350 километров ученые догадывались, но не предполагали, что его можно наблюдать невооруженным глазом. А мы увидели! Романенко запросил особо чувствительную пленку, и Джанибеков с Макаровым нам ее доставили. Мы отсняли этот слой и доставили на Землю с новой оказией – Губаревым и Ремеком. Наше открытие помогло разработать другие методы изучения верхнего эмиссионного слоя.Вообще у нас было много экспериментов, и биологических, и технических, и в открытом космосе довелось поработать. Интересный научный результат мы получили, занимаясь фотографией. Мы разработали систему гравитационной стабилизации станции без расхода топлива – заставили станцию стоять вертикально и не кувыркаться в гравитационном поле Земли. Сначала в КБ нашим экспериментом не заинтересовались, а потом он нашел свое теоретическое обоснование, мы подготовили на эту тему доклад. Правда, на научной конференции в Лондоне его сделал человек, который поначалу идею категорически не принял.А однажды я взглянул в иллюминатор и обомлел: нас преследовала целая эскадрилья НЛО! Причем идут четким зловещим строем, как будто собираются атаковать! Я испугался не на шутку, позвал Романенко, но он меня успокоил: это просто пылинки, которые отделились от обшивки станции во время коррекции орбиты. В космосе невозможно определить расстояние, и нам кажется, что объекты находятся далеко, хотя на самом деле они у самого иллюминатора. Когда к нам прилетели Макаров и Джанибеков, я сразу начал их готовить: «Ребята, если увидите, что за нами летят НЛО, не пугайтесь: они просто летят, не атакуют».Конечно, они мне не поверили: мол, знаем, что ты известный любитель розыгрышей! Но я не унимался, каждый день их предупреждал. И однажды зову: «Вот, смотрите!» Они припали к иллюминатору – и сразу смеяться перестали. Восемь тарелок летят, сверкая огнями! Джанибеков говорит: «Пойду возьму бинокль, рассмотрю хотя бы одну из них!» Я отвечаю: «Иди, иди, только они улетают со сверхсветовой скоростью!» И точно: он возвращается, а тарелок уже и след простыл! На самом деле перед выходом станции на солнечный свет я стучал по корпусу так, чтобы от него отделились пылинки. Фокус состоял в том, чтобы они были достаточно крупными. Севастьянов рассказывал, что видел семь НЛО, и мне надо было побить его рекорд.Обычно я раскрываю тайну своих розыгрышей быстро – через час, ну два. А тут молчал до самого расставания с ребятами. Сказал: «Севастьянов вам все объяснит!» Но, когда они вернулись на Землю, Севастьянов был в какой-то дальней поездке, и они не выдержали, начали по большому секрету рассказывать друзьям о тарелках в космосе. Дело дошло до генерального конструктора Глушко, потом пошло еще выше – в КГБ и ЦК, следом все газеты начали писать об этой якобы сенсации... Когда я вернулся на Землю и рассказал, как все было на самом деле, никто мне не поверил. Оказывается, летающие тарелки всем интереснее, чем мои пылинки. Тем не менее в существование братьев по разуму я верю и думаю, наступит день, когда мы встретимся!А что касается необычного в космосе, то его очень много. Например, когда я увидел Камчатку в иллюминатор, мир в моей голове просто перевернулся. Нет ничего более фантастического, чем это зрелище. Оно у меня в глазах до сих пор. Горы, покрытые снегом, море создают ощущение, будто на бескрайнем синем бархате блистают бриллианты. Вообще в космосе все воспринимаешь по-другому. Скажем, был у нас эксперимент по выращиванию гороха. Никогда на Земле я не чувствовал трепета перед миром растений. Когда отец звал на дачу, всегда старался найти повод не ехать. Скукота, заняться нечем. Меня привлекала техника, а не тычинки и пестики. Но в космосе к нашей крошечной оранжерее меня тянуло как магнитом, я мог часами чинить систему подачи воды, чтобы крошечные хилые стебелечки не загнулись от переизбытка или недостатка влаги. И когда ростки выжили, ощутил небывалый восторг. Такого вос- торга перед самим фактом жизни я не испытывал больше нигде и никогда.– Как вы думаете, представители иных цивилизаций бывали на Земле?– Раньше я не верил в НЛО, полностью отвергал их существование. Объяснял все исключительно земными причинами: запуск ракет, самолеты, кусок ракетоносителя... Но однажды в Лондонской национальной галерее увидел картину: ярко-желтая тарелка в небе и от нее исходит луч к Деве Марии. Что за ерунда? Смотрю – а там подпись: Карло Кривелли, 1484 год. Ничего себе! Такого «Благовещенья» я не видел еще никогда. Здесь весть о том, что Мария станет матерью Христа, приходит не просто с неба – из летающей тарелки с помощью луча, похожего на лазерный! Причем тарелка не просто круглая – с окошками, с несколькими уровнями... Почему автор изобразил все так, а не иначе? Ответ кажется однозначным: он сам видел нечто подобное или ему рассказали. Карло Кривелли вообще отличается внимательностью к деталям, тщательностью в их написании. И одна из таких деталей – летающая тарелка. С годами я пришел к выводу: инопланетяне бывали на Земле, но очень давно. Надеюсь, они еще вернутся.Карло Кривелли. Благовещение со Святым Эмидием. Лондон, Национальная галерея. 1486– Отсюда и ваше увлечение историей древних цивилизаций?– Меня в свое время поразило, почему «вентиляционные каналы» пирамид устроены таким образом, что они всегда смотрят на звезды. У нас в полетах были свои опорные звезды. Но зачем они древним? И я заинтересовался сначала пирамидами, потом Стоунхенджем, Аркаимом, другими загадочными сооружениями. Кто и зачем все это строил? Сделано ли все это под руководством инопланетян и с какой целью, этого я не знаю, но верю, что существует какая-то таинственная, глубокая связь между событиями далекого прошлого и еще неизвестного нам будущего...– Значит, в инопланетян вы верите. А в Бога?– Бога в космосе видели только в анекдотах. Скажем, такой. Хрущев в Кремле отозвал Гагарина в сторонку: «Юра, ты Бога видел?» – «Да, видел. Есть Бог». – «Так я и знал. Только никому больше не говори». Потом Гагарин оказался на приеме у Папы Римского, и тот тоже спрашивает: «Юрий Алексеевич, вы видели Бога?» – «Нет, не видел. Нет никакого Бога». – «Так я и знал. Но только никому об этом не рассказывайте!» Но в Бога я верю. В своей жизни я не раз бывал не просто в опасных – в смертельно опасных ситуациях. Пять раз тонул, у меня в руке взрывался охотничий патрон, а в нескольких сантиметрах от меня – боевой снаряд, терял след в глухой тайге, попадал в аварийные ситуации в космосе, даже пожар на станции был... И всякий раз оставался жив и невредим. Не могу сказать, что спасала только смекалка. Иногда это было то, что принято называть чудом. Хотя должна была сработать теория вероятности, и в половине этих несчастных случаев я должен был погибнуть или остаться калекой.Почему этого не произошло? Ответ у меня такой: если этот закон не соблюдается, значит, ось, делящая судьбу ровно посередине, кем-то сдвинута. Поскольку, кроме Бога, сдвинуть ее некому, я верю, что был рожден, чтобы стать космонавтом. Я космонавт, ученый, доктор наук. Но это нисколько не противоречит моей вере в Бога, как и то, что мои любимые родители были убежденными атеистами. Наука должна познавать мир, а религия – воспитывать сердце человека так, чтобы он не делал никаких гнусностей. Я считаю, что любая традиционная религия лучше, чем безверие, которое опустошает сердце человека. Бездушный, неверующий ученый может изобрести не только средство для повышения урожайности, но и химическое оружие, способное отравить все живое. А мораль, которую несет религия, призвана это предотвратить. Не важно, что никто из нас в космосе не видел Бога. Бог не в космосе, а в каждом из нас, где бы мы ни были. Вот в это в свои восемьдесят с лишним я верю...Беседу вела Наталия ЛесковаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

05 апреля, 15:32

Для чиновников России создадут закрытый мессенжер (обновлено)

Закрытая госсеть получила название RSnet. В ней уже есть система электронной почты, но планируется вписать туда и собственный мессенджер. Сейчас тестируются несколько систем обмена сообщениями от разных компаний.Глава Ассоциации Интернета вещей Андрей Колесников рассказал, что есть два варианта создания мессенджеров. При первом применяется особая система шифрования. При втором серверы устанавливаются внутри закрытого сегмента. Какой способ будет выбран, пока неизвестно. Институт развития интернета (ИРИ) уже отобрал 13 мессенджеров, которые тестируют чиновники. Это «Сибрус» («Киберника»), Staply («Примавера»), «Ответ» (УКТ), Actor («Актор»), eMotion («МегаФон»), «Кубик» («Платформа кубик»), Flodium («Оммджи технолоджи»), Titanium (Nexters), ICQ2016 (Mail.Ru), Dialog («Диалог»), Bellchat (ФГУП «ГлавНИВЦ» Управления делами президента РФ), B2G Messenger («Ростелеком») и RTIMS («РТ-Информ»). В мессенджер, который успешно пройдет тестирование, интегрируют защитную систему от «Лаборатории Касперского». Hi-Tech Mail.ru уточнил у «Лаборатории Касперского», какое программное обеспечение установят в новом мессенджере.

Выбор редакции
03 апреля, 12:30

ICTF 2017. Как команда Bushwhackers из МГУ выиграла международное хакерское соревнование

Для подписчиков3–4 марта 2017 года проходили ежегодные соревнования по информационной безопасности iCTF, которые организует команда Shellphish из университета Санта-Барбары (UCSB). Второй год подряд эти соревнования выигрывает наша команда Bushwhackers — команда, из студентов и выпускников факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ. Сегодня мы расскажем о том, как это было :).

03 апреля, 07:02

Женский космический десант в Австралию?

Несмотря на все достижения в области коммуникации, до сих пор личная встреча и личное присутствие позволяют лучше установить контакт и сделать больше, чем на расстоянии. Кроме того, непосредственное присутствие позволяет увидеть больше, чем напишут другие люди в коротких заметках о событии. К чему это я? В конце сентября в Аделаиде (Австралия) пройдет шестьдесят восьмой международный астронавтический конгресс (IAC). От России на нем будет официальная делегация, которая для нас, обычных людей, репортаж точно вести не станет. Но сейчас собираются средства на то, чтобы отправить в Аделаиду еще четырех девушек из России. Я поговорил с Антоном Громовым (редактор паблика SpaceX ВКонтакте и ведущий трансляций запусков SpaceX), который был на прошлом конгрессе в Мексике, девушками и главным организатором сбора средств, инженером, журналистом и популяризатором космонавтики Александром Хохловым.Антон ГромовАнтон ездил на прошлый конгресс в Гвадалахару (Мексика) и вел оттуда репортаж. Именно на этом мероприятии Маск показал свою презентацию марсианской ракеты ITS, чему Антон стал непосредственным свидетелем. Вместо единой трансляции он записывал короткие ролики: впечатления от общения с астронавтом Баззом Олдрином, перед презентацией Маска, впечатления сразу после.Я задал Антону несколько вопросов.Что это за конгресс, и чем он крут?Конгресс крут тем, что это самое большое космическое мероприятие в мире. На его уровне только американский Space Symposium. Соответственно, там можно встретить представителей практически любых организаций. Там присутствуют все главные мировые космические агентства. В 2016 были делегации с высшими руководителями из США, России, Китая, Европы, Японии, Индии, Эмиратов, из других стран тоже. Это на главном конгрессе. Но это, наверное, не так важно для конкретно наших девушек, вряд ли им есть что предложить Чарльзу Болдену. Важнее, что там много самых разных организаций, которые занимаются какими-то новыми разработками и образовательными программами. Я уже всех и не вспомню. Но ещё больше их должно быть на молодёжном конгрессе, на котором я не был.Что получилось сделать конкретно у тебя, а что нет, результаты твоей поездки?Изначально у меня появилась мысль поехать из-за Маска. Конечно, если бы это было однодневное мероприятие, я бы не поехал в Мексику ради него. А в итоге впечатления остались такие, что теперь поеду и без подобного "завлекалова". Никогда не видел такой атмосферы, что разговоры о космосе сливаются в шум из-за их количества вокруг. Я не работаю в космической отрасли, поэтому у меня не было целей завести какие-то деловые контакты, но тем не менее я познакомился со многими интересными людьми, в том числе из Космического поколения [SGAC, международная молодежная космическая организация при ООН]. Много общался с единомышленниками с реддита spacex. Даже немного попил пива с человеком из NASA, который давал первые контракты SpaceX, имел довольно долгий разговор с Зубриным и был "послан" Олдрином. Так что получилось насыщенно, несмотря на то, что я, признаться, немного робел из-за того, что все вокруг вели деловые разговоры, договаривались о сделках, а я просто популяризатор) ещё я много времени проводил на технических сессиях, которые тоже были познавательны, несмотря на то, что понятно было не всё. Помимо чисто прагматических вещей лично у меня остались просто очень сильные впечатления. примерно как с выходом Уайта в открытый космос: самый грустный момент в мире был, когда в последний день разбирали выставку. для меня это были 5 дней счастья)Даст ли какую-то выгоду отправка делегации от России, могут ли они там что-то сделать, завязать контакты и прочее?Какая-то выгода, конечно, будет. Это зависит от предприимчивости девушек, я думаю. Помимо репортажей и рассказов о том, что там и как, они могут организовать в России какую-нибудь международную образовательную программу, сделать представительство какой-нибудь клёвой организации или в чём-то начать сотрудничать с иностранными коллегами. Они очень много нового узнают о том, кто в целом в мире чем занимается, какие есть организации, много с кем познакомятся, узнают и расскажут всем о последних разработках разных агентств. На конгрессе делают относительно много анонсов. в 2016 году рассказывали новости про европейскую миссию доставки грунта с фобоса, если не ошибаюсь, подробности про ровер 2020, анонсировали покупку морского старта и так далее. Я помню, как накануне этого объявления шёл рядом с девушкой из S7, и она звала нас завтра утром на их анонс, не говоря, что это будет). Сложно предсказать исход, но потенциал, безусловно, есть.ДевушкиКраткая биографическая справка:Анастасия Степанова.Журналист, студент факультета «Мехатроника и робототехника» МГТУ им. Н. Э. Баумана, участница эксперимента Марс-160 (ее репортаж) на земных аналогах марсианских станций в Юте и в Арктике. Также она участвовала в отборе Mars One (интервью).Валерия Скуратова.Студентка БГТУ «Военмех» им. Д. Ф. Устинова (факультет ракетно-космической техники), член молодёжной секции Северо-Западной организации Федерации космонавтики РФ, член «Космического поколения». Участница «Летней космической школы», преподаватель «Университета детей», участник лектория «Парсек», администратор «Курсов по основам космонавтики» в Петербурге. Проходила практику в ракетной компании «Лин Индастриал».Дарья Немирич.Студентка биологического факультета СПбГУ, альпинист, член молодёжной секции Северо-Западной организации Федерации космонавтики РФ, член «Космического поколения», участница команды Team Russia, занявшей 4 место в финале международного студенческого конкурса Gemini Mars Design Competition.Ксения Лисицына.Выпускница БГТУ «Военмех» им. Д. Ф. Устинова и Universitetet i Nordland (Норвегия), веб-мастер, скалолаз, член Северо-Западной организации Федерации космонавтики РФ, член «Космического поколения». Участница «Летней космической школы».Всем девушкам я задал одинаковые вопросы.В чем будет заключаться твоя задача на конгрессе? Есть ли у тебя конкретный план, что делать каждый день?Анастасия: Мы полетим на оба конгресса чтобы познакомиться с новыми людьми, которых интересует космонавтика. На большом астронавтическом конгрессе мы поделим между собой технические и научные секции, чтобы максимально охватить программу. Я, как участница изоляционных экспериментов, в первую очередь отвечаю за них в тех коротких репортажах, что мы будем вести с конгресса. Конечно, я постараюсь найти множество личных контактов, которые мне пригодятся в будущем. По возвращении в Россию мы будем на лекциях рассказывать о том, что видели и слышали, по итогам смонтируем видео нашей поездки. Конгресс настолько большой, что один человек не сможет охватить и малую толику происходящего. Знаю точно, что планирую встретиться с Марсианским Обществом Австралии, обсудить сотрудничество между нашими странами. А планировать саму поездку мы будем летом, когда наступит ясность с самим фактом участия и наличием билетов/виз. Летом опубликуют программу большого и молодёжного конгрессов. Тогда можно будет определяться точнее.Валерия: Моя задача будет заключаться в подготовке коротких, но интересных репортажей с секций по архитектуре космических миссий и созданию ракетно-космической техники, а также общение со специалистами космической отрасли. Я, как студентка выпускного курса факультета ракетно-космической техники, смогу правильно передать то, чем с нами поделятся участники конгресса.Дарья: На данный момент одной из моих основных задач на предстоящем конгрессе является устное выступление с докладом на студенческой сессии. Доклад будет посвящён миссии, которую мы с командой ребят под руководством Александра Хохлова проектировали для конкурса Gemini Mars Competition (подробнее)Конкретно для доклада мы заявили тезис под названием "The trajectory analysis and possible architecture of manned Venus and Mars flyby mission in 2021-2023 years", что дословно переводится как "Анализ траектории и возможное строение пилотируемой облетной миссии Венеры и Марса в 2021-2023 годах". Тезис был подан ещё в начале марта, организаторы обещают провести отбор работ до 23 апреля. Помимо этого на конгрессе я буду посещать доклады на медицинскую и биологическую тематику и вести о них короткие репортажи.А уже по возвращении в Россию буду выступать с более подробными лекциями о прошедшем мероприятии. Конкретно по дням плана нет, так как ещё неизвестны все докладчики. Ксения: Я вхожу в ряды Консультативного совета космического поколения. Моя задача - наладить связи с представителями космической отрасли. Я с удовольствием привожу пачки визиток из поездок и знакомлю оставшихся в России коллег с зарубежными специалистами, рассказываю о возможностях, грантах и идеях. Как студент, занимающийся разработкой ПО, в Аделаиде я сконцентрируюсь на софте, используемом для работы в космосе, космических и околокосмических исследований. Над планом по дням пока работают организаторы. Пока известно только о датах проведения молодежной конференции и ежегодного конгресса.Как ты готовишься к поездке? Анастасия: Как только будет ясность, я начну связываться с людьми по всему миру из аэрокосмической индустрии и договариваться о встречах на конгрессе. Активную подготовку мы начнём после успешного завершения проекта.Валерия: Сейчас мы занимаемся соц. сетями и интервью, посвящёнными проекту. Потом мы определимся, в какой форме лучше делать репортажи с конгресса. Дарья: В начале марта я написала и отправила тезис на эту конференцию. Пока мы только начали этот проект, поэтому очень активные действия ещё не успели предпринять.Ксения: Я постоянно слежу за новостями, знакомлюсь с людьми, поддерживаю отношения с коллегами. Чтобы результативно участвовать в таких мероприятиях нужно быть в курсе дел. Основная подготовка начнется за полтора-два месяца перед поездкой, когда станет известен список участников.Чем ты жертвуешь ради поездки?Анастасия: Если честно….ничем! Немного пропущу учёбу и все. Валерия: Чем мы все жертвуем - это временем, на учебу или работу, но, действительно, сложно назвать это жертвой, скорее это отличная возможность для нас и для людей, которым интересно будет узнать, что будет происходить на астронавтическом конгрессе, плюс мы развиваем у себя полезные навыки, а сам наш проект играет важную роль в популяризации космонавтики. Дарья: Если смотреть формально, то я пропущу пару недель учебы в университете и музыкальной школе, а также несколько занятий по альпинизму и скалолазанию. Но если смотреть с точки зрения пользы, то говорить, что я чем-то жертвую не совсем корректно. Поездка очень важна для всех нас (и для меня в частности), потому что позволит приобрести новые навыки, опыт и знакомства, которые в дальнейшем пригодятся уже дома, в той же самой учебе, к примеру, или популяризации космической биологии.Ксения: Жертвы нет никакой. Конечно, на поездку уйдет время, будут потрачены силы, но я воспринимаю это как работу. А работа - это не жертва, а использование твоих лучших навыков для решения проблем.Какими словами ты думаешь убедить читающих эти строки, что надо вас поддержать?Анастасия: Большая вероятность того, что это поездка построит долгожданный мост между Российской молодежью и всем миром. Знакомства и полезные контакты помогут в дальнейшем отправлять все больше и больше выдающихся ребят из России и организовывать здесь у нас подобные конгрессы. Самое главное понять, что многое зависит только от нас, и только мы создаем свое космическое будущее!Валерия: Я не думаю, что нужно именно убеждать нас поддерживать. Мы будем делать репортаж для всех, кто будет следить за нашей деятельностью. Те люди, которые понимают ценность нашей идеи и затраченных усилий, поддержат нас, и именно благодаря таким, как они, меняется наш мир. Я надеюсь, что такой формат финансирования поддержат, и мы станем проводниками новых идей, расскажем о проблемах и проектах, актуальных на данный момент. Ведь даже если вы попадёте на конференцию, вы сможете послушать только часть докладов, так как часто есть много параллельных секций, и всё, конечно, не успеть.Дарья: Обычная молодёжь в нашей стране, как бы ни было печально, надо признать, находится в отрыве от науки, в отрыве от космонавтики и астрономии. Большинство не знает ни имён современных космонавтов, ни текущих интересных космических экспериментов и проектов, ни даже названия российских ракет-носителей и кораблей. Все это свидетельствует не только о том, что нынешних российских популяризаторов космонавтики катастрофически не хватает, но и о слабой поддержке со стороны государства образовательной сферы по этой тематике (да и по многим другим, что уж греха таить).Вот и получается, что все надо брать в свои руки (в данном случае в руки народа), если хочешь изменить подобный порядок вещей. Наша задача (помимо всех прочих) - послужить вдохновением для таких же молодых людей, как и мы сами. Дать понять, что молодёжь не только хочет и может заниматься популяризацией науки, но и способна делать это хорошо.Своим примером мы покажем, что российское молодое поколение может быть частью космической мировой науки на достойном уровне. А ещё мы надеемся в очередной раз сломать гендерный стереотип о том, что девушки - это слабый пол, который ничего не может в космонавтике.Ксения: Прямо сейчас я участвую в заседании подкомитета ООН по мирному освоению космоса. Каждый день общения и обмена опытом здесь приносит больше знаний и навыков, чем месяц работы дома. Мне хочется, чтобы у молодых специалистов из России хватило сил и вдохновения, чтобы развивать отрасль в будущем. Но без помощи со стороны государственных систем не обойтись. Нашей поездкой я хочу обратить внимание Роскосмоса на необходимость развития доступных грантов для студентов и специалистов.Александр ХохловЕще несколько вопросов я задал главному организатору поездки, инженеру-конструктору космического приборостроения в Центральном научно-исследовательском и опытно-конструкторском институте робототехники и технической кибернетики (ЦНИИ РТК) в г. Санкт-Петербурге, журналисту и популяризатору космонавтики.Наверное, самый главный вопрос - зачем целых четыре? Не много ли?При изначальном планировании рассматривался только вариант максимальной пользы, то есть как сейчас в 2017 году получить максимальный эффект от организации поездки делегации на такое мероприятие. При этом даже краудфандинг выбран не случайно, если человек тратит свои средства, он смотрит, на что он их тратит, возникает личная заинтересованность. Поэтому мы не просто отправляем девушек в Аделаиду, мы рассказываем, что в принципе есть такая возможность – и призываем Роскосмос последовать примеру других национальных космических агентств и начать наконец-то делать грантовые программы для молодёжи. Пока только есть многолетняя предыстория, как Роскосмос игнорировал подобные вопросы. Делегацией из 4 человек мы решаем несколько задач. Для спонсоров важнейшим будет возможность из первых рук узнать, что происходит на этих конгрессах. Девушки поделят между собой программу большого конгресса, согласно своей квалификации. Ориентировочно Валерия будет писать короткие обзоры с секций по архитектуре космических миссий, создания ракетно-космической техники. Даша о биологических и медицинских экспериментах. Настя о проектах полётов на Марс и об изоляционных экспериментах. Ксения о разработке программного обеспечения для космических миссий и о подготовке астронавтов. Есть целевые задачи: Даша, как участник команды Team Russia, занявшей 4 место в финале международного студенческого конкурса Gemini Mars Design Competition, выступит на студенческой секции с докладом о проекте пилотируемого облёта Венеры и Марса. Ксения в тот момент уже будет представителем SGAC, поэтому ей нужно будет лично познакомиться с представителями организации из других стран.Настя Степанова, как участник изоляционных экспериментов и журналист, сделает обзор получаемых результатов этих работ, которые будут представлены на конгрессе. Отдельным моментом стоит то, что все четыре девушки сторонницы пилотируемого освоения космоса и космической экспансии. Поэтому на конгрессе их акцент будет на пилотируемой космонавтике, на вопросах будущего развития программ полётов людей в космос. Важно понимать, что узнать лично можно намного больше, чем из новостей и слайдов. Не говоря уже о личных связях. Отмечу, что девушки неплохо знают английский язык и обладают высокой коммуникативностью.Есть ли у вас какое-то взаимодействие с Роскосмосом? Понятно, что на этот год поддержку они просто не успеют оказать, а потом?В фейсбуке в обсуждении нашего проекта возник диалог с Дмитрием Пайсоном (ОРКК). На днях они вместе с Сергеем Крикалёвым (Роскосмос) были в Париже на встрече, посвящённой подготовке 68-ого международного астронавтического конгресса (IAC). Обсуждался и вопрос поддержки студентов космическими агентствами, которые дают на конкурсной основе гранты на поездку для участия в конгрессе. Дмитрий Пайсон отметил, что гранты на конгресс - это известная, популярная тема, и надо ей системно заниматься.Цитирую:Это направление, по которому нужно работать. Необходимость такого подхода многими осознаётся. Но никто никому не будет выдавать гранты «в пространство». Нам всем нужно понять, какая должна сложиться структура и по каким критериям могут отбираться счастливцы. В принципе - В ПРИНЦИПЕ, я тут не лицо, принимающее решение - возможно, такой вопрос можно поднять уже применительно к Аделаиде, и точно - применительно к Бремену и Вашингтону.Я же ответил Дмитрию, что пока «люди принимающие решения» будут придумывать структуру, я пытаюсь начать «внесистемно». И буду рад поддержке, репостам и т.д. И Дмитрий поддержал наш проект. Спасибо ему и всем остальным спонсорам!Я очень надеюсь, что наш проект и успешная поездка девушек покажут Роскосмосу, что нужно ввести практику конкурсного отбора и отправлять студентов и молодых специалистов с интересными научными и техническими проектами для выступления на международный астронавтический конгресс. И при этом нужно выделять отдельные гранты молодым популяризаторам космонавтики.Поддержать проект.Я в социальных сетях:Вконтакте, Facebook, Twitter, Instagram, YouTube

02 апреля, 19:01

Квантовая когнитивистика позволит прогнозировать социальные процессы с помощью принципов квантовой механики

Ученые смогут моделировать и прогнозировать социальные процессы при помощи квантового формализма, который описывает работу индивидуального и общественного сознания точнее, чем психология и социология.Фонд перспективных исследований и Университет ИТМО подписали рамочное соглашение о сотрудничестве, в рамках которого будет создана целевая поисковая лаборатория в сфере информационных технологий для развития новых научных областей. В лаборатории будут работать интегрированные группы, в которые войдут физиологи, социологи, нейрофизиологи и психологи: они будут объединять методы перечисленных наук и создавать междисциплинарные научные инструменты.Одно из направлений деятельности лаборатории - исследования в сфере квантовой когнитивистики. Эта новая научная область позволит создавать интеллектуальные информационные системы, основанные на квантово-механических аналогиях с работой человеческого мозга, а также с социальными процессами. По мнению ученых, новые технологии позволяют использовать квантово-механические модели распространения информации для моделирования и прогнозирования социальных процессов. В квантовой когнитивистике мозг и социум рассматриваются как неравновесные квантовые системы, где роль элементарных объектов выполняют нейроны или отдельные личности, поведение которых описывается при помощи квантового формализма."Развитие средств картирования головного мозга и изучение происходящих в нём физиологических процессов дали новый толчок развитию методов когнитивной психологии. Появилась принципиальная возможность построения структурно-функциональных моделей головного мозга, в той или иной степени проясняющих природу человеческого интеллекта, - комментирует Сергей Гарбук, заместитель генерального директора - руководитель направления информационных исследований Фонда перспективных исследований.- Такие модели позволяют значительно глубже понять принципы восприятия человеком окружающей действительности, в том числе, особенности обработки человеком информации при решении различных интеллектуальных задач, имеющих важное прикладное значение".По словам Сергея Гарбука, исследования в области социальной психологии, например, психологии толпы, проводились и ранее, однако известные социометрические методы не позволяют с достаточной точностью описать поведение больших групп людей, находящихся под воздействием различных экономических, информационных, природно-климатических и других факторов. Квантовый формализм позволит описать эти процессы с более высокой точностью: благодаря новому подходу будет сокращен разрыв между гуманитарными и точными науками и даст социологам, психологам, а также психотерапевтам и педагогам новые инструменты для исследования человеческого поведения. Принципы квантового формализма смогут использоваться, например, в психотерапии и восстановлении после травм, а также в сфере образования - для повышения эффективности усвоения новой информации."Благодаря реализации "Дорожной карты" по созданию в РФ технологий квантовой обработки информации, России за короткое время удалось добиться существенного прогресса в развитии квантовых технологий - в частности, разработке элементной базы квантовых компьютеров и квантовой криптографии, - комментирует Сергей Хмелевский, Директор проектного офиса Университета ИТМО, координатор программ Квантового консорциума. - Однако несмотря на то, что российские ученые имеют в мире большой авторитет в области развития квантовых технологий в социогуманитарных, когнитивных, экономических и биологических науках, и вовлечены в международные исследования, в самой России до сих пор не велось широкомасштабных поисковых исследований, всестороннего анализа и мониторинга передовых зарубежных разработок с целью их возможной реализации в нашей стране. Более того, по некоторым позициям - как например, исследование квантовоподобных эффектов при оценке процессов в социологии, психологии, политологии и экономических науках, в России исследования не проводятся вообще. Исследование обозначенных выше вопросов позволит создать принципиально новые информационные продукты, перспективные прорывные технологии, связанные с квантовыми интеллектуальными системами и не имеющие аналогов в мире. Фактически, речь идет о формировании нового направления - квантовой кибернетики и машинного обучения, в рамках которого России чрезвычайно важно занять достойное место на мировом уровне и обозначить новый сегмент рынка в сфере интеллектуальных информационных технологий".Справочно:Когнитивистика - междисциплинарная область научного знания, сложившаяся на пересечении разных наук: нейрофизиологии, наук об искусственном интеллекте, психологии, лингвистики, антропологии и философии. В процессе формирования этой области знаний перечисленные науки в разной степени влияли на развитие научной мысли: сначала большее значение имели науки о мышлении и антропология, но сегодня это прежде всего нейрофизиология: ученые обладают большим количеством методов и инструментов для получения данных об активности мозга и наблюдения за нейронной активностью в динамике. Квантовая когнитивистика использует эти данные для построения моделей поведения человека (или социума) в соответствии с законами квантовой механики. Кроме того, квантовые аналогии проводятся в социологии, объединяя научные изыскания в физике, нейронауках и науках об обществе: считается, что индивидуальный процесс принятия решений лучше описывается принципами квантового формализма, чем с помощью булевой логики, так как психологические методы, основанные на рационалистическом подходе, не учитывают многих факторов, сомнений, эмоций.(http://fpi.gov.ru/press/n...)

27 марта, 21:01

Россия "перестроит" интернет?

В правительстве России считают действующую систему управления интернетом "нелегитимной" и собираются настаивать на её изменении в сторону увеличения роли правительства.Такое заявление сделал в интеврью РБК помощник президента Игорь Щёголев (в 2008-2012 годах — глава Минкомсвязи). По его словам, Россия будет добиваться изменения системы принятия решений в Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами (ICANN): "Мы настаиваем на том, что роль правительств должна быть чётко прописана и что она не может быть просто совещательной."РБК напоминает, что до недавнего времени деятельность ICANN контролировала структура, принадлежащая Минторговли США — Национальная администрация по телекоммуникациям и информации США (NTIA). Она выступала своего рода "главным администратором" интернета, утверждая запросы ICANN на внесение изменений в файл корневой зоны DNS, в котором хранятся данные обо всех доменных именах верхнего уровня. Именно от этого зависит работа системы доменных имён, в т.ч. российских доменов .RU и .РФ. С 1 октября права администратора перешли к дочерней компании ICANN — некоммерческой корпорации по обеспечению общественных интересов Public Technical Identifiers (PTI), зарегистрированной в штате Калифорния. Как заявил тогда глава совета директоров ICANN Стивен Крокер, новая схема позволяет учитывать мнения всех заинтересованных сторон — бизнеса, учёных, правительств, гражданского общества, экспертов и т.д.По мнению Щёголева, эти перемены не сняли вопрос о нелегитимности системы принятия решений и даже усугубили ситуацию: "До этого хотя бы можно было предъявить претензии правительству США, если что-то происходило. А сейчас это некая автономная или некоммерческая организация, которая просто работает по американскому праву. И американские чиновники могут сказать: "Мы здесь ни при чём. Идите в суд в Калифорнии и судитесь с этими ребятами. Всё время будут возникать вопросы, как управляется интернет, что с ним происходит. Страны будут вынуждены искать технические и юридические решения, которые их в этой ситуации защищают."Помощник президента уточнил, что в качестве инструмента давления на международное сообщество со стороны России может рассматриваться законопроект о российском сегменте интернета, который разработали в Минкомсвязи: "Зарубежные коллеги будут понимать, что в мире идут процессы, которые, может быть, заставят их задуматься над тем, чтобы всё-таки провести настоящую реформу международного управления интернетом."Имеется в виду законопроект о внесении поправок в закон "О связи". Документ вводит в законодательство понятие критической инфраструктуры Рунета и предполагает создание "Государственной информационной системы обеспечения целостности, устойчивости и безопасности функционирования российского национального сегмента сети "Интернет"" (ГИС "Интернет"), куда все собственники и пользователи IP-адресов, автономных систем и других объектов критической инфраструктуры, в том числе операторы связи, должны передавать данные об этих объектах. Участники рынка неоднократно высказывались против этих поправок, заявляя, что предлагаемые меры неминуемо повлекут рост расходов операторов и создадут возможность вмешательства государства в их деятельность вплоть до частичной или полной блокировки внешнего (поступающего из-за границы) интернет-трафика.Политолог, публицист, политконсультант, президент Института развития и модернизации общественных связей Фёдор Крашенинников считает, что озвученное Щёголевым намерение не даст никакого эффекта: "Ничего абсолютно из этой идеи не получится. Россия никогда не будет руководить интернетом, потому что его развитием занимаются самые умные люди нашей планеты, живущие в Силиконовой долине, а борьбой с интернетом занимаются технически безграмотные "специалисты", которые сформировались вокруг нашего президента в виде его советников. То, что Россия намерена продолжить добиваться изменений системы принятая решений в Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами — это полная ерунда. Самое главное, в мировом масштабе никто мнение России о том, как надо устраивать интернет, слушать не собирается. Это самообман для внутреннего потребления. Чего ради в мировом масштабе, где Россия занимает не самое большое место в пользовании интернета, её мнение вдруг станет определяющим? Я думаю, что все предложения, связанные с интернет-темой — это попытка в очередной раз вытрясти из бюджета РФ деньги и заработать на пиаре: "Как мы защищаем суверенитет России в интернете". С технической точки зрения все попытки бессмысленны, они ни к чему не приведут."Политолог Дмитрий Лобойко рассуждает о причинах инициативы российских властей, о которой рассказал экс-министр: "Причины здесь политические и связаны с тем, что власть и правящий класс пытаются обезопасить себя от угрозы "славянской весны" и мобилизации несогласных. Увы, как это часто бывает, элита готовится к прошедшей войне. Инициатива Игоря Щёголева понятна с точки зрения представления властной элиты о возможностях её свержения, но... не думаю, что эти тяжеловесные и дорогие механизмы подарят им крепкий и здоровый сон.Очевидно, что данная позиция России, если она действительно будет озвучена, услышана не будет, так как в основе её — чрезмерный контроль и упрощение запретительных процедур со стороны госорганов. Это не путь цивилизованного мира. Открытость и саморегулирование — это тренд последних десятилетий. Попытка изменить этот тренд аналогична запретам генетики и кибернетики — ни к чему, кроме как к отставанию и деградации, это привести не может.А поскольку на международном уровне фантазии Игоря Щёголева и его сподвижников восприняты быть не могут и все это понимают, то подобные заявления — подготовка к построению анонсированного ранее Чебурнета."Доктор философских наук, профессор кафедры теории политики и коммуникации ННГУ им. Н.И.Лобачевского, заместитель председателя Наблюдательного совета Общественного телевидения России Антон Фортунатов обращает внимание на возможные последствия для интернета и общества, которые может повлечь реализация намерений российского правительства: "Это вечная тема — обеспечение независимости информации. Однако то, что вся структура управления интернетом уже давно переросла свои функциональные границы и превратилась в тонкий инструмент политического, социального и бизнес-влияния, уже ни для кого не является секретом, и обращение Щёголева это лишний раз подтвердило. На мой взгляд, если этот диалог начнётся, то он будет иметь гораздо более важные и масштабные последствия, чем просто формализация права отдельных субъектов (даже если это целые государства) влиять на политику ICANN. Речь, по сути, идёт о выработке фундаментальных принципов общественного развития в эпоху "виртуальной демократии"."Ну, как-то так.Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале «Давыдов.Индекс».Источник: Россия будет добиваться изменения системы управления интернетом в мире

11 марта, 19:06

Шедевр советской инженерии - компьютер на воде

Буквально только сейчас узнал о совершенно потрясающем устройстве – водяном компьютере. Гидравлический интегратор Лукьянова - первая в мире вычислительная машина для решения дифференциальных уравнений в частных производных - на протяжении полувека был единственным средством вычислений, связанных с широким кругом задач математической физики.В 1936 году он создал вычислительную машину, все математические операции в которой выполняла текущая вода. Слышали ли вы о таком?Первый гидроинтегратор ИГ-1 был предназначен для решения наиболее простых – одномерных задач. В 1941 году сконструирован двухмерный гидравлический интегратор в виде отдельных секций. В последствии интегратор был модифицирован для решения трехмерных задач.После организации серийного производства интеграторы стали экспортироваться за границу: в Чехословакию, Польшу, Болгарию и Китай. Но самое большое распространение они получили в нашей стране. С их помощью провели научные исследования в поселке "Мирный", расчеты проекта Каракумского канала и Байкало-Амурской магистрали. Гидроинтеграторы успешно использовались в шахтостроении, геологии, строительной теплофизике, металлургии, ракетостроении и во многих других областях.Появившиеся в начале 50-х годов первые цифровые электронно-вычислительные машины (ЦЭВМ) не могли составить конкуренции "водяной" машине. Основные преимущества гидроинтегратора - наглядность процесса расчета, простота конструкции и программирования. ЭВМ первого и второго поколений были дороги, имели невысокую производительность, малый объем памяти, ограниченный набор периферийного оборудования, слабо развитое программное обеспечение, требовали квалифицированного обслуживания. В частности, задачи мерзлотоведения легко и быстро решались на гидроинтеграторе, а на ЭВМ - с большими сложностями. В середине 1970-х годов гидравлические интеграторы применялись в 115 производственных, научных и учебных организациях, расположенных в 40 городах нашей страны. Только в начале 80-х годов появились малогабаритные, дешевые, с большим быстродействием и объемом памяти цифровые ЭВМ, полностью перекрывающие возможности гидроинтегратора.И еще немного для тех, кому интересны подробности.Создание гидроинтегратора продиктовано сложной инженерной задачей, с которой молодой специалист В. Лукьянов столкнулся в первый же год работы.После окончания Московского института инженеров путей сообщения (МИИТ) Лукьянов был направлен на постройку железных дорог Троицк-Орск и Карталы-Магнитная (ныне Магнитогорск).В 20-30-е годы строительство железных дорог велось медленно. Основными рабочими инструментами были лопата, кирка и тачка, а земляные работы и бетонирование производились только летом. Но качество работ все равно оставалось невысоким, появлялись трещины - бич железобетонных конструкций.Лукьянов заинтересовался причинами образования трещин в бетоне. Его предположение об их температурном происхождении сталкивается со скептическим отношением специалистов. Молодой инженер начинает исследования температурных режимов в бетонных кладках в зависимости от состава бетона, используемого цемента, технологии проведения работ и внешних условий. Распределение тепловых потоков описывается сложными соотношениями между температурой и меняющимися со временем свойствами бетона. Эти соотношения выражаются так называемыми уравнениями в частных производных. Однако существовавшие в то время (1928 год) методы расчетов не смогли дать быстрого и точного их решения.В поисках путей решения проблемы Лукьянов обращается к трудам математиков и инженеров. Верное направление он находит в трудах выдающихся российских ученых - академиков А. Н. Крылова, Н. Н. Павловского и М. В. Кирпичева.Инженер-кораблестроитель, механик, физик и математик академик Алексей Николаевич Крылов (1863-1945) в конце 1910 года построил уникальную механическую аналоговую вычислительную машину - дифференциальный интегратор для решения обыкновенных дифференциальных уравнений 4-го порядка.Академик Николай Николаевич Павловский (1884-1937) занимался вопросами гидравлики. В 1918 году доказал возможность замены одного физического процесса другим, если они описываются одним и тем же уравнением (принцип аналогии при моделировании).Академик Михаил Викторович Кирпичев (1879-1955) - специалист в области теплотехники, разработал теорию моделирования процессов в промышленных установках - метод локального теплового моделирования. Метод позволял в лабораторных условиях воспроизводить явления, наблюдаемые на больших промышленных объектах.Лукьянов сумел обобщить идеи великих ученых: модель - вот высшая степень наглядности математической истины. Проведя исследования и убедившись, что законы течения воды и распространения тепла во многом сходны, он сделал вывод - вода может выступать в роли модели теплового процесса. В 1934 году Лукьянов предложил принципиально новый способ механизации расчетов неустановившихся процессов - метод гидравлических аналогий и спустя год создал тепловую гидромодель для демонстрации метода. Это примитивное устройство, сделанное из кровельного железа, жести и стеклянных трубок, успешно разрешило задачу исследования температурных режимов бетона.Главным его узлом стали вертикальные основные сосуды определенной емкости, соединенные между собой трубками с изменяемыми гидравлическими сопротивлениями и подключенные к подвижным сосудам. Поднимая и опуская их, меняли напор воды в основных сосудах. Пуск или остановка процесса расчета производились кранами с общим управлением.В 1936 году заработала первая в мире вычислительная машина для решения уравнений в частных производных - гидравлический интегратор Лукьянова.Для решения задачи на гидроинтеграторе необходимо было:1) составить расчетную схему исследуемого процесса;2) на основании этой схемы произвести соединение сосудов, определить и подобрать величины гидравлических сопротивлений трубок;3) рассчитать начальные значения искомой величины;4) начертить график изменения внешних условий моделируемого процесса.После этого задавали начальные значения: основные и подвижные сосуды при закрытых кранах наполняли водой до рассчитанных уровней и отмечали их на миллиметровой бумаге, прикрепленной за пьезометрами (измерительными трубками) - получалась своеобразная кривая. Затем все краны одновременно открывали, и исследователь менял высоту подвижных сосудов в соответствии с графиком изменения внешних условий моделируемого процесса. При этом напор воды в основных сосудах менялся по тому же закону, что и температура. Уровни жидкости в пьезометрах менялись, в нужные моменты времени краны закрывали, останавливая процесс, и на миллиметровой бумаге отмечали новые положения уровней. По этим отметкам строили график, который и был решением задачи.Возможности гидроинтегратора оказались необычайно широки и перспективны. В 1938 году В. С. Лукьяновым была основана лаборатория гидравлических аналогий, которая вскоре превратилась в базовую организацию для внедрения метода в народное хозяйство страны. Руководителем этой лаборатории он оставался в течение сорока лет.Главным условием широкого распространения метода гидравлической аналогии стало совершенствование гидроинтегратора. Создание конструкции, удобной в практическом применении, позволило решать задачи различных типов - одномерные, двухмерные и трехмерные. Например, течение воды в прямолинейных границах - одномерный поток. Двумерное движение наблюдается в районах крупных излучин рек, вблизи островов и полуостровов, а грунтовые воды растекаются в трех измерениях.Первый гидроинтегратор ИГ-1 был предназначен для решения наиболее простых - одномерных - задач. В 1941 году сконструирован двухмерный гидравлический интегратор в виде отдельных секций.В 1949 году постановлением Совета Министров СССР в Москве создан специальный институт "НИИСЧЕТМАШ", которому были получены отбор и подготовка к серийному производству новых образцов вычислительной техники. Одной из первых таких машин стал гидроинтегратор. За шесть лет в институте разработана новая его конструкция из стандартных унифицированных блоков, и на Рязанском заводе счетно-аналитических машин начался их серийный выпуск с заводской маркой ИГЛ (интегратор гидравлический системы Лукьянова). Ранее единичные гидравлические интеграторы строились на Московском заводе счетно-аналитических машин (САМ). В процессе производства секции были модифицированы для решения трехмерных задач.В 1951 году за создание семейства гидроинтеграторов В. С. Лукьянову присуждена Государственная премия.После организации серийного производства интеграторы стали экспортироваться за границу: в Чехословакию, Польшу, Болгарию и Китай. Но самое большое распространение они получили в нашей стране. С их помощью провели научные исследования в поселке "Мирный", расчеты проекта Каракумского канала и Байкало-Амурской магистрали. Гидроинтеграторы успешно использовались в шахтостроении, геологии, строительной теплофизике, металлургии, ракетостроении и во многих других областях.Особенно наглядно проявилась эффективность метода гидравлических аналогий при изготовлении железобетонных блоков первой в мире гидроэлектростанции из сборного железобетона - Саратовской ГЭС им. Ленинского комсомола (1956-1970). Требовалось разработать технологию изготовления около трех тысяч огромных блоков весом до 200 тонн. Блоки должны были быстро вызревать без трещин на поточной линии во все времена года и сразу устанавливаться на место. Очень сложные расчеты температурного режима с учетом непрерывного изменения свойств твердеющего бетона и условий электропрогрева произвели своевременно и в нужном объеме только благодаря гидроинтеграторам Лукьянова. Теоретические расчеты в сочетании с испытаниями на опытном полигоне и на производстве позволили отработать технологию изготовления блоков безукоризненного качества.Появившиеся в начале 50-х годов первые цифровые электронно-вычислительные машины (ЦЭВМ) не могли составить конкуренции "водяной" машине. Основные преимущества гидроинтегратора - наглядность процесса расчета, простота конструкции и программирования. ЭВМ первого и второго поколений были дороги, имели невысокую производительность, малый объем памяти, ограниченный набор периферийного оборудования, слабо развитое программное обеспечение, требовали квалифицированного обслуживания. В частности, задачи мерзлотоведения легко и быстро решались на гидроинтеграторе, а на ЭВМ - с большими сложностями. Более того, предварительное применение метода гидравлических аналогий помогало поставить задачу, подсказать путь программирования ЭВМ и даже проконтролировать ее во избежание грубых ошибок. В середине 1970-х годов гидравлические интеграторы применялись в 115 производственных, научных и учебных организациях, расположенных в 40 городах нашей страны. Только в начале 80-х годов появились малогабаритные, дешевые, с большим быстродействием и объемом памяти цифровые ЭВМ, полностью перекрывающие возможности гидроинтегратора.Два гидроинтегратора Лукьянова представлены в коллекции аналоговых машин Политехнического музея в Москве. Это редкие экспонаты, имеющие большую историческую ценность, памятники науки и техники. Оригинальные вычислительные устройства вызывают неизменный интерес посетителей и входят в число самых ценных экспонатов отдела вычислительной техники.источникиhttp://www.nkj.ru/archive/articles/7033/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D0%B4%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80http://www.newsinfo.ru/news/2017-03-10/item/781009/https://geektimes.ru/post/228283/Я еще хотел бы вам напомнить про Секретного предка компьютеров, а так же что это за "Сетунь" - единственный серийный троичный компьютер из СССР ну и вспомним немного про Советские корни процессора Intel Pentium. Вот кстати, еще "Минск" против IBM, а так же Неформальная история разработки ПК “Истра-4816”

14 декабря 2016, 11:30

Информация и цивилизационный вызов России

Георгий Малинецкий: чтобы быть, мы должны найти свою систему ценностей, отличающую нас от других цивилизаций Клод Шеннон, впервые употребивший термин «бит информации» считал, что нельзя решить всех нерешенных проблем лишь с помощью понятий «информация», «энтропия» и «избыточность». Отталкиваясь от этого утверждения, Дмитрий Перетолчин побеседовал с Георгием Геннадьевичем Малинецким, профессором, заведующим отделом Института прикладной математики имени В.П. Келдыша. Основной темой этой беседы стало рассмотрение информации как важного вызова цивилизации.«ЗАВТРА». Не кажется ли вам необычным факт нахождения в одном ряду терминов «информация», «избыточность» и «энтропия»?Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. До середины ХХ века науки развивались следующим образом: каждая отрасль имела свой предмет, условно говоря, биологи занимались исключительно биологией. Однако позже стало очевидно, что многие методы одних наук будут действенны и для других (представьте, что некоторые математические модели могут быть применимы при изучении болезней иммунной системы) Отныне ученые должны были стараться видеть единое во многом. Так родилась кибернетика как первый междисциплинарный подход. Конечно, схожие ситуации можно наблюдать и в смене философских течений, однако диалектическая философия, отрицая предшествующие этапы, дает нам лишь представление о сути законов природы, но не о конкретных их реализациях.Кибернетика же вводит вполне четкие законы: к примеру, понятия обратной связи и непосредственно информации. Последнее можно считать относительно простой для понимания вещью – двоичное кодирование всегда предполагает только два исхода: «1» или «0», «да» или «нет». Каждый такой исход – это и есть бит информации, который позволяет передавать сведения об объекте или ситуации. Иными словами, чем больше вопросов с однозначным ответом, тем точнее информация. Когда возникает необходимость информацию передавать, линии связи могут привести к ее искажению. На бытовом уровне это можно проиллюстрировать через понимание людьми друг друга. Возвращаясь к исходному посылу, отметим, что для максимально точной передачи сама информация должна быть избыточной. Это исключит моменты непонимания или ложных трактовок.«ЗАВТРА». Полностью соглашусь с вами. Ведь мы не можем судить об информативности фразы, вырванной из контекста.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Именно поэтому люди, подхватившие данную мысль Шеннона о том, что информация находится абсолютно везде, стали считать кибернетику не столько наукой, сколько состоянием ума. Это неминуемо привело к гибели кибернетики вследствие ее дробления на частности. Но, согласитесь, в момент передачи информации мы не можем понять содержание битов – истинно оно или ложно, то есть нужно оно для нас или нет. А в рамках теории Шеннона это выглядит как простой факт передачи «нулей» и «единиц». Так и появляется один из основных вопросов: можно ли внести в понятие информации некий смысл.«ЗАВТРА». Но ведь изначально кибернетика – это социальная наука. Информация мыслилась лишь как способ управления обществом. Минимальная возможность вероятности любого события – «1» или «0», больше может быть, конечно, но меньше – никогда.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. На эту тему есть анекдот. Студентка спрашивает у преподавателя: «Какова вероятность того, что вы выйдете на улицу и встретите динозавра?» Профессор отвечает: «½. Либо встречу, либо нет». Иными словами, для успешного восприятия информации нужны какие-то до-знания, предшествующие самому получению информации. К примеру, если для кода гораздо чаще встречаются «1», то именно «0» становятся информативными и значимыми. Это касается исключительно технических систем, но в тех областях, где смысловой компонент важен (а общество – именно такая область!) идеи кибернетики оказываются не до конца успешными.«ЗАВТРА». Но ведь кибернетика только начиналась как социальная, но таковой не сложилась.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Именно так!«ЗАВТРА». Продолжу мысль. Специалист Коннектикутского университета Петр Турчин, занимавшийся социальными вопросами, говорил, что именно в социальной среде революция пройдет в рамках междисциплинарных подходов. Это довольно сильно путает нас, потому что для нас социология ограничивается изучением гражданского общества и политической системы. А реальные принципы управления обществом, построенные, например, на идентификациях, нашими учеными оставлены в стороне. На личном примере – я изучаю историю Германии времен Второй Мировой войны и могу заявить, что основной социальной единицей, двигающей историю, является клан, то есть связанные родством люди. Однако ни в одном учебнике по социологии клан как социальная единица не выделяется (хотя и по сей день не только для Третьего Рейха он является основополагающим), более того – он даже не изучается. Да, социология в Америке имеет исключительно прикладной характер, но есть ли ценность в этом для нас?Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Полагаю, что да. ХХ век для нашей страны – век физики, химии и математики. И, отчасти, биологии. Щит и меч – создание бомбы, противоракетного оборудования… Интерес к биологии объясняется простым желанием жить долго и счастливо, и стоит отметить, что продолжительность жизни увеличилась в среднем на 6,5 лет. Теперь настало время подумать об обществе. И это логично: представим себе автоматизированный роботами мир будущего. А чем будем заниматься мы? Вспомните эксперимент с крысами, которым созданы были райские условия для жизни: идеальное питание, достаток территории… Быстро отойдя от размножения как основного рода деятельности, они создали ад – некоторые особи перестали обращать внимания на других, некоторые стали буквально «маньяками», убивая сородичей. Праздный мозг – мастерская дьявола. Психология, социология и науки, связанные с сущностью человека и общества – вот что станет главным в будущем.Современная социология задает вопросы несведущим в той или иной области людям! Нас интересуют выборы в США, но мы не понимаем, какие команды или кланы стоят за спинами каждого из кандидатов. Информационный хаос – много слов, картинок, мнений, но нет непосредственно информации. Это сродни журчанию ручья, создающему настроение, – но не более того.Социология, основанная на опросах, не имеет связи с реальностью, но лишь с индивидуальным мнением. Любой опрос слишком субъективен, и это ставит социологию в разряд лишь рождающейся науки. Потому и вопрос о том, что истинно для нас ценно, совершенно нетривиален. «ЗАВТРА». С учетом огромного количества информации делить ее на «ценную» и «неценную» просто обязательно. Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Нам повезло, что эти вопросы в 1985 задавал физик, экономист, биолог, профессор Дмитрий Сергеевич Чернавский, к сожалению, ушедший в этом году из жизни. Он говорил, что информация – это случайный запомненный выбор. Выбирая один вариант из нескольких предложенных, мы меняем реальность. Например, почему стрелки на часах движутся по часовой? Ведь были же такие модели, стрелка которых крутилась в обратную сторону. Так и всегда, мы находимся в постоянной ситуации выбора, но возьмем в качестве примера еще кое-что.Ученые говорят, что Земля возможна в двух вариантах – полностью покрытая льдом (и отражающая солнечные лучи) или такая, какую имеем сейчас. И вот когда-то давно и произошел такой случайный выбор. Именно поэтому существенной информацией можно считать ту, которая помогает нам выжить, по мысли Дмитрия Сергеевича.Еще ценность информации зависит от ее получателя. Книга, подаренная ее автору, как и данная для прочтения неосведомленному человеку, имеет нулевую ценность. В одном случае – нет открытия чего-то нового принципиально, в другом случае нет открытия вообще. Это порождает массу интересных вопросов: и как меняется ценность информации, и как мы ею пользуемся.Люди являются носителями разных типов ценной информации, которая в определенных условиях помогает выжить, будь то владение иностранным языком или компьютером, вероисповедание и тому подобное. Дмитрий Сергеевич написал уравнения, показывающие, как меняется концентрация определенных типов информации, в которых есть два определяющих параметра. Первый из них – носители одной и той же информации могут либо конкурировать, либо поддерживать друг друга. Второй – степень отторжения чуждой нам информации. В рамках этой модели можно описать, например, языковые войны. Люди в большей степени учат языки, максимально распространенные в мире (китайский, испанский и английский). Если язык ограничен в сфере употребления в мире, то его изучение постепенно сокращается. Удивительно, но те или иные политические решения оказываются в куда меньшей степени значимы, чем, скажем, география или естественный процесс самоорганизации. В качестве примера можно сказать о языке науки: сперва все писали на латыни, потом – на немецком, сейчас основным языком научных статей, согласно индексу цитирования, является английский. Языковые войны в действии!«ЗАВТРА». Да, с этим сопряжен и вопрос понятийного перевода, что до сих пор очень сложно для современного человека.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Да, языки – это важно, но ведь ценной информацией может быть цивилизационный выбор, проект будущего. Артемий Малков, аспирант нашего института, представил путь развития России – 2030, посчитав решения уравнения не для языков, а для смыслов и ценностей. Мы увидим (при отсутствии военного вмешательства на территории России), что Россия разбивается на несколько зон влияния. Японская (Курильские острова и Сахалин), китайская и англо-саксонская (зона влияния США). Если ничего не делать, то по данной математической модели мы видим, каким будет наше будущее. Вспомним Исламское Государство, отсылающее нас к Средневековью, деля людей на «верных» и «неверных». Оружием против такой идеологии может быть лишь другая идеология. А что мы можем противопоставить? Либерализм оказался несостоятельным. И мы сталкиваемся с тем, что представить в плане идеологии нам нечего.«ЗАВТРА». Могу подтвердить это. Когда разница в имущественном положении 10% самых богатых и самых бедных людей страны достигает миллионов раз, то выясняется, что у них нет одинаковых целей, что ведет к развалу общества. И естественным образом мы придем к такому же логичному итогу.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Давайте обратимся к логике России. Мы удерживали 1/6 часть суши не военной силой. Мы предлагали свое видение будущего («Москва – третий Рим»), свой, более высокий стандарт отношений относительно шариата, более высокий уровень образования. Это позволяло говорить о единстве. Наши ценности отличались от ценностей других регионов, например, Западная Европа – каждый за себя, один Бог за всех; а у нас – идеалы соборности.«ЗАВТРА». Есть статистическая выкладка. 88% активов находится в руках 127 000 человек в России, а это меньше 1%. Из этого следует, что, как только имущество концентрируется в руках очень маленькой группы людей, держать остальных можно только за счет диктатуры, и это становится естественным шагом развития. Экономическая платформа никогда не объединит общество, особенно капиталистическое.Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Мы всегда были цивилизацией будущего. Даже при коммунизме люди знали, какое общество они хотят построить. А чего хотим мы сейчас, например, на Ближнем Востоке или на Донбассе? Советский Союз поддерживал развивающиеся страны в экономической борьбе, и это было правильно, сообразно с нашими смыслами и ценностями. Если мы примем западные ценности, то нас, скорее всего, не будет. Чтобы быть, мы должны найти свою систему ценностей, свою ценную информацию, отличающую нас от других цивилизаций.«ЗАВТРА». А у вас есть хоть одно направление, которое бы формировало образ будущего для нас?Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Такой признак есть. Наше будущее рождается. С одной стороны – антикопирайт. Экономика дарения, иными словами. С другой – наше будущее определится последующим поколением, насколько оно будет лучше нас. Это и волонтёрское движение, и «прозрачный» мир. Последнее – практика критерия истины.Беседовал Дмитрий ПЕРЕТОЛЧИН

15 июля 2016, 16:45

Ольга Четверикова. "Нейрорабство - реальность ХХI века".

"Те из нас, кто способствовал развитию новой науки — кибернетики, находятся, мягко говоря, не в очень-то утешительном моральном положении. Эта новая наука, которой мы помогли возникнуть, ведет к техническим достижениям, создающим, как я сказал, огромные возможности для добра и для зла. Мы можем передать наши знания только в окружающий нас мир, а это – мир Бельзена и Хиросимы. Мы даже не имеем возможности задержать новые технические достижения. Они носятся в воздухе, и самое большее, чего добился бы кто-либо из нас своим отказом от исследований по кибернетике, был бы переход всего дела в руки самых безответственных и самых корыстных из наших инженеров". - эта фраза Норберта Винера очень точно описывает ситуацию, в которой оказалось современное человечество в своей зависимости от новых технологий. Диалог ведущего "День-ТВ" Дмитрия Перетолчина и доцента МГИМО, кандидата исторических наук Ольги Четвериковой о перспективах развития кибернетики. #ДеньТВ #Четверикова #Перетолчин #нейрорабство #кибернетика #Винер #религия #Фромм #организм #механизм #общество #машина #технология #техногнозис #информация #гностика #Вселенная #наука #генетика #человек #днк #власть #роботы #мозг #клон #душа #Бог #православие #этика #трансгуманизм

14 апреля 2016, 18:01

Старцев пугали роботы

Интернет мог появиться в СССР ещё полвека назадФото: РИА Новости«Перфокарта управляет Кремлём» – под такой «шапкой» полвека назад в The Washington Post вышла одна из передовиц. Статья была направлена на дискредитацию советского учёного Виктора Глушкова, сумевшего создать аналог сегодняшнего «электронного правительства» ещё в 1961 году. Говорят, что заокеанская газетная «страшилка» возымела серьёзное действие на Никиту Хрущёва, испугавшегося, что «кремлёвских старцев» и правда вскоре заменят роботами. Именно по указке главы советского государства работу Глушкова приостановили, дав тем самым фору американцам.Именно Глушков, и никто другой, разработал и создал первую в мире персональную ЭВМ, названную «машиной для инженерных расчётов», сокращённо – МИР. Американцы зазывали Глушкова к себе, обещая заплатить за чтение курса из 12 лекций миллион долларов, – учёный наотрез отказался. Дважды на жизнь Глушкова организовывали покушения – то ли иностранные спецслужбы, то ли отечественные, поди разберись. А когда министр обороны Дмитрий Устинов поинтересовался у смертельно больного академика, нельзя ли ему чем-то помочь, Глушков нашёл в себе силы отшутиться: «Пришлите танк!»В 1967 году на выставке в Лондоне Советский Союз впервые продемонстрировал миру персональную электронно-вычислительную машину. До того как усилиями Глушкова на свет появился МИР, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие в помещении несколько комнат. А МИР умещался на обычном письменном столе. Мало того, в представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного персонального компьютера, так что МИР с полным правом можно назвать его первым прообразом. Диковинную машину там же, на выставке, купили представители компании IBM – до сих пор не вполне понятно, как советское руководство вообще решилось вывезти за рубеж для широкого показа столь передовую разработку, а уж тем паче её продать. Тем не менее факт остаётся фактом: американцам компьютер продали. Якобы только для того, чтобы дать возможность представителям IBM доказать в суде, что их конкуренты использовали принцип программирования, уже изобретённый советскими инженерами. В результате Глушкову выдали международный сертификат, подтверждающий, что первый в мире персональный компьютер создал именно он, а заокеанские специалисты получили в свои руки новейшую советскую разработку. И вскоре у них появился аналог, ещё более компактный и функциональный.Кто покушался на жизнь гениального изобретателя А у Глушкова тем временем начались серьёзные проблемы. «В 1970-м я летел из Монреаля в Москву, – вспоминал академик. – Опытный лётчик почувствовал неладное уже над Атлантикой и возвратился назад. Оказалось, в горючее что-то подсыпали». А во время поездки в Югославию на машину, в которой ехал Глушков, налетел грузовик, – на следующий день его водителя обнаружили мёртвым. Но это было только началом неприятностей – в газете «Известия» вышла статья «Уроки электронного бума». В ней сообщалось, что работа над портативными ЭВМ признана за океаном бессмысленной, слишком дорогостоящей и неэффективной.«В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись, – вспоминал Глушков. – Мол, капиталисты покупают электронно-вычислительные машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными. Это дезориентировало наше руководство».Ещё больше руководство страны было «дезориентировано» ценой вопроса. Запуск информационной системы из сотен устройств типа МИР, соединённых в одну сеть – по тому же принципу, по которому сегодня действует .Работа над МИРом находилась в финальной стадии, и Глушков предложил задействовать передовую разработку в работе общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой, к которой крайне трепетно относился Косыгин. «К этому времени у нас уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации, – вспоминал Глушков. – Мы разработали первый эскизный проект единой государственной сети, включавший около 100 центров в крупных промышленных городах и районах, объединённых широкополосными каналами связи». Год-два – и в СССР можно было бы отправлять электронные письма.Плановой экономикой управлял бы «Интернет Глушкова» Советский прообраз Интернета был готов к осени 1963 года. Но в Кремле произошла внезапная смена власти, и новому руководителю – Леониду Брежневу было не до передовых разработок. «Начиная с 1964 года против меня стали открыто выступать учёные-экономисты, многие из которых потом уехали в США и Израиль, – писал Глушков в своих воспоминаниях. – Ориентировочно стоимость проекта оценивалась в 20 млрд рублей. Мы предусмотрели самоокупаемость затрат. За три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 млрд рублей. Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку. Нас отставили в сторону, стали относиться с настороженностью».А в Америке времени зря не теряли. В середине 1964 года учёный Джозеф Ликлайдер, работавший в области информационных технологий, впервые обнародовал идею создания разветвлённой компьютерной сети. Считается, что это было первым шагом к проектированию прообраза современного Интернета – системы ARPANET. Выходит, идеи Глушкова значительно опередили своё время. И при этом были заимствованы его критически настроенными коллегами из Москвы и Киева, оказавшимися впоследствии за океаном в команде того же Ликлайдера.Кстати, свой проект информационной сети Глушков представил Хрущёву ещё в феврале 1964 года – за несколько месяцев до того, как за океаном аналогичную систему продемонстрировал Ликлайдер. На тот момент в СССР производилось порядка 20 тыс. наименований товаров, а экономика была плановой. Но уследить за выпуском продукции было сложно – то тут, то там создавался дефицит того или иного товара.«Поскольку в СССР действовала централизованная система управления, можно было поставить ЭВМ на все предприятия и из единого центра следить за их работой, – пояснила дочь академика Вера Глушкова, старший научный сотрудник Института кибернетики НАН Украины. – Сегодняшняя база данных банков, работа с карточками клиентов – это фрагмент той системы, которую предлагал внедрить мой отец. Она включала и банки, и бухгалтерский учёт, в том числе и безналичную выдачу зарплаты, и производство, и транспорт, и армию… Это ноу-хау уже тогда опережало сегодняшний Интернет. По замыслу отца объединение вычислительных центров и автоматизированных систем управления предприятиями в одной структуре позволяло бы получать чёткую картину происходящего в народном хозяйстве и выбирать самый оптимальный вариант управления каждым предприятием, каждой отраслью».Кибернетик собирался автоматизировать работу правительстваОстаётся гадать, что послужило причиной того, что запуск советского Интернета постоянно затягивали – то ли косность высшего партийного и советского руководства, то ли происки зарубежных конкурентов. «Папа постоянно находился под пристальным вниманием Запада, – вспоминала Вера Глушкова. – Малейший его отрыв вперёд в работе над автоматизированной системой управления экономикой страны – и тут же западные газеты выходили с негативными статьями о Глушкове. Мол, кибернетик собирается автоматизировать Кремль и заменить людей роботами».В 1966 году американцы запустили эскизный проект информационной сети – на два года позже, чем в СССР. «В отличие от нас они не спорили, а делали, – писал в своих мемуарах Глушков. – Тогда забеспокоились и у нас». Академик передал в ЦК докладную записку, в которой предлагал немедленно вернуться к отложенному до лучших времён проекту информационной сети. И что же? «Была создана комиссия, но лучше бы её не создавали».В руководстве страны забеспокоились не напрасно: с внедрением автоматизированной системы управления – практически «электронного правительства» – всем станет понятна громоздкость советского управленческого аппарата. «Липовые» отчёты легко будет проверить, а их авторов – вывести на чистую воду. Да и громадная управленческая вертикаль едва ли станет нужна… А куда девать всех этих высвободившихся партийных и советских работников? В общем, работу Глушкова признали чуть ли не угрозой для безопасности страны. Выручил академика министр обороны Дмитрий Устинов: он дал добро на внедрение автоматизированных систем управления на оборонных предприятиях.Следует признать, что Глушков отнюдь не был гонимым всеми диссидентом. Он стал Героем Социалистического Труда, в течение нескольких созывов избирался депутатом Верховного Совета СССР, входил в состав Центрального комитета Компартии Украины, наконец, на протяжении 20 лет был бессменным вице-президентом украинской Академии наук. И тем не менее «пробить» главное изобретение своей жизни он так и не смог.Георгий Филин

28 декабря 2015, 10:02

Мифы Перестройки. Кибернетика

Виктор Глушков - пионер советской кибернетикиПомимо генетики, еще одной "жертвой сталинизма" в науке принято считать кибернетику. 9 сентября 1985 г. в "Правде" было опубликовано очередное конъюнктурное стихотворение Евгения Евтушенко:«В лопающемся френчеКабычегоневышлистенко,сограждан своих охраняяот якобы вредных затей,видел во всей кибернетикелишь мракобесье и мистикуи отнимал компьютерыу будущих наших детей»С этих "стихов", как и с "Белых одежд" Дудинцева ("о генетике", 1986), начиналась перестройка.Еще одно характерное высказывание: Ордена Трудового Красного Знамени Н.П. Бехтерева в книге «Магия мозга и лабиринты жизни» свою гипотезу о «геноциде» генетиков («А за «продажную девку империализма» шли на костер – в его современном варианте – расстрел, лагерь, дальнее голодное выселение.») она приправила гонениями на кибернетику: «И еще. Не привозили и не покупали бы мы сейчас «персоналок» (персональных компьютеров), если бы другой придворный острослов и иже с ним не остановили на годы технологию и методологию вычислительной техники, утверждая, что кибернетика – лженаука. (ссылка)» (Манипулируя при этом своим доверчивым читателем через отождествлением разработки и строительства вычислительной техники с кибернетикой) Что же было на самом деле?Заметим, что Сталин по теме кибернетики не высказывался, не было никаких постановлений ЦК или "общесоюзных дискуссий".  Все «гонения» на кибернетику вылились в несколько критических статьи в прессе, две из которых вышли после смерти Сталина.4 мая 1950 г. в "Литературной газете" вышла статья Бориса Агапова "Марк III, калькулятор". Далее появились "Кибернетика — "наука" мракобесов" Михаила Ярошевского ("Литературная газета", 5 апреля 1952 г.) и "Кибернетика или тоска по механическим солдатам" К.Гладкова ("Техника — молодёжи", 1952, №8).Затем, уже после смерти Сталина, в журнале "Вопросы философии" (1953, № 5) за подписью "Материалист" выходит статья "Кому служит кибернетика", посвященная, главным образом, критике взглядов Норберта Винера, разрекламированного на Западе ("Доктор Винер сделал для познания человеческого мозга то, что Эйнштейн сделал для познания Вселенной", — писала, в частности, американская газета "N.-Y. World Telegramm").Еще через год, в "Кратком философском словаре" за 1954 год, было сказано: "Кибернетика (от др.-греч. слова, означающего рулевой, управляющий) — реакционная лженаука… форма современного механицизма". И опять — никаких "оргвыводов". В вышедшем в 1955 году дополнительном тираже 4-го издания «Краткого философского словаря» критическая статья про кибернетику уже отсутствует. Кстати, не было её и в предыдущем, 3-м издании, увидевшем свет за год до смерти Сталина.При этом за 1950-1954 гг. были завершены испытания и начата регулярная эксплуатация первой в континентальной Европе вычислительной машины МЭСМ (начало разработки -1948 год, под началом д.ф-м.наук С.А. Лебедева), начата опытная эксплуатация ЭВМ М-1 и работы по проектированию машины M-2, завершена разработка и начата опытная эксплуатация БЭСМ-1, на тот момент — самой быстродействующей ЭВМ в Европе, начат серийный выпуск ЭВМ "Стрела" (1953-1956 г), начата разработка ЭВМ "Урал-1"Вопросами развития новой отрасли интересовался лично И. В. Сталин. Например, когда вице-президент Академии Наук Украинской ССР М. А. Лаврентьев написал Сталину о необходимости ускорения исследований в области вычислительной техники и перспективах использования ЭВМ, то он был вскоре назначен директором созданного летом 1948 года в Москве Института точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) АН СССР.Развивались и фундаментальные исследования. А.А. Ляпуновым был предложен операторный метод, позволивший создать теорию синтаксических структур программ. В 1953 году А.А. Ляпунов сформулировал постановку задачи автоматизации программирования. Она была успешно использована в первых отечественных трансляторах. Летом 1954 года появилась программирующая программа ПП-1 (отдел прикладной математики Института математики АН СССР), а в 1955 году — ее улучшенный вариант ПП-2.В СССР, как указывает А.Трубицын, МЭСМ была запущена в то время, когда в Европе была только одна ЭВМ, — английская ЭДСАК, запущенная на год раньше. Но процессор МЭСМ был намного мощнее за счет распараллеливания вычислительного процесса.Аналогичная ЭДСАК машина, ЦЭМ-1, была принята в эксплуатацию в Институте атомной энергии в 1953 году, но также превосходила ЭДСАК по ряду параметров.Разработанный лауреатом Сталинской премии С.А. Лебедевым принцип конвейерной обработки, когда потоки команд и операндов обрабатываются параллельно, применяется сейчас во всех ЭВМ.Новая ЭВМ БЭСМ в 1956 году была лучшей в Европе и использовалась в Европейском центре ядерных исследований (ЦЕРН).В феврале 1964 г. сам Н.Винер дал интервью журналу "U.S. News & World Report":Вопрос. Вы нашли во время вашей последней поездки в Россию, что Советы придают большое значение вычислительной машине?Ответ. Я скажу вам, насколько большое. У них есть институт в Москве. У них есть институт в Киеве. У них есть институт в Ленинграде. У них есть институт в Ереване, в Армении, в Тбилиси, в Самарканде, в Ташкенте и Новосибирске. У них могут быть и другиеВопрос. Используют ли они эту область науки полностью, если сравнить с нами?Ответ. Общее мнение — и оно идет от самых разных лиц — таково, что они отстают от нас в аппаратуре: не безнадежно, а немного. Они впереди нас в разработке теории автоматизации…"(Обратим внимание, что институты не оладьи, их быстро не напечёшь. Их сначала надо задумать, найти специалистов, определить задачи, выделить средства, построить и т.д.)Однако в 1967 году ЦК КПСС принял решение копировать американскую машину IBM-360 под названием Единая Система "Ряд". Именно тогда "у будущих наших детей" и были "отняты компьютеры" отечественного производства. Хотя во время космических полетов по программе "Союз—Аполлон" советские ученые, используя БЭСМ-6, получали обработанные результаты телеметрической информации за минуту — на полчаса раньше, чем их американские коллеги. Эти мифы продолжают повторять и сейчас, в стремлении путём лжи представить СССР «чёрной дырой», «Мордором», память о котором надо стереть и благодарить организаторов Перестройки за дарованные нам по их мнению, «свет и свободу». Но мы ничего не забываем.Источники: I, II, IIIОригинал взят у arctus

12 ноября 2013, 16:01

Советские корни процессора Intel Pentium

Мало кто знает, но у истоков создания самого известного в мире процессора Intel Pentium были и советские специалисты и инженеры. В свое время СССР добился достаточно серьезных достижений в создании компьютерной техники. Примером этому может служить серия советских суперкомпьютеров «Эльбрус», которые были созданы в Институте точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) в 1970-1990-х годах прошлого века, это же название носит серия микропроцессоров и систем, созданных на их основе и выпускаемых сегодня ЗАО МЦСТ (Московский центр SPARC-технологий). История компании «Эльбрус МСЦТ» началась в 1992 году, когда Бабаян со своими коллегами и при участии Дэвида Дицеля, в то время работавшего в компании Sun Microsystems, организовали «Московский центр SPARC-технологий». Позднее при участии Бабаяна были созданы еще несколько компаний: «Эльбрус 2000″, «Эльбрус Интернейшнл», которые и образуют «Эльбрус МЦСТ». Компания работала как по заказам зарубежных компаний: Sun, Transmeta (именно в эту компанию перебрался со временем Дэвид Дицель), а также выполняла работы по заказам правительства России. Прежде всего, это используемые в российской армии вычислительные комплексы «Эльбрус 90-микро» на базе собственных процессоров серии МЦСТ R. За их создание Бабаян и его коллеги в своё время получили государственные награды. Однако история самого »Эльбруса»куда длиннее. Первый компьютер с таким названием был создан еще в 1978 году в ИТМиВТ им. С.А. Лебедева АН СССР под руководством Б.С. Бурцева и при участии Бориса Бабаяна, который был одним из заместителей главного конструктора. Основными заказчиками компьютеров «Эльбрус»были, конечно, военные. Первый компьютер «Эльбрус» обладал модульной архитектурой и мог включать в себя от 1 до 10 процессоров на базе схем средней интеграции. Быстродействие данной машины достигало 15 миллионов операций в секунду. Объем оперативной памяти, которая была общей для всех 10 процессоров, составлял до 2 в 20 степени машинных слов или, если применять принятые сейчас обозначения, 64 Мб. Однако самым интересным в «Эльбрусе-1» была именно его архитектура. Созданный в СССР суперкомпьютер стал первой в мире коммерческой ЭВМ, которая применяла суперскалярную архитектуру. Ее массовое применение за рубежом началось только в 90-х годах прошлого века с появлением на рынке доступных процессоров Intel Pentium. Как выяснилось позднее, подобные разработки существовали и до «Эльбруса» в корпорации IBM, однако работы эти были закрытыми и так и не привели к созданию коммерческого продукта. Правда, в ряде публикаций появлялись сведения, что при проектировании «Эльбруса» в основу были положены разработки зарубежных фирм. Однако участники создания советского суперкомпьютера с такой позицией не согласны. В одном из интервью В.С. Бурцев, главный конструктор «Эльбруса», отметил, что при создании компьютера конструкторы старались использовать передовой опыт как отечественных, так и зарубежных разработчиков. И на архитектуру «Эльбрусов» оказали влияние не только компьютеры фирмы Burroughs, но и разработки таких фирм, как Hewlett-Packard, а также опыт создателей БЭСМ-6. При этом немалая часть разработок была оригинальной, к ним относится и суперскалярная архитектура. Кроме этого для организации передачи потоков данных между периферийными устройствами и оперативной памятью в компьютере могли применяться специальные процессоры ввода-вывода. Таких процессоров в составе системы могло быть до 4-х штук, они работали параллельно с центральным процессором и обладали своей собственной памятью. Следующим этапом работ явилось создание компьютера «Эльбрус-2». Эти ЭВМ отправились в серийное производство в 1985 году. По своей внутренней архитектуре они не сильно отличались от «Эльбрус-1», но применяли новую элементную базу, что позволило увеличить максимальную производительность до 125 млн. операций в секунду. Объем оперативной памяти компьютера увеличился до 16 млн. 72-разрядных слов или 144 Мб. Максимальная пропускная способность каналов ввода-вывода «Эльбруса-2» составляла 120 Мбайт/с. [Читать далее] Данные компьютеры активно применялись в СССР в областях, которые требовали большого количества вычислений, в первую очередь в оборонной отрасли. ЭВМ «Эльбрус-2» эксплуатировались в ядерных исследовательских центрах в Челябинске-70 и в Арзамасе-16 в ЦУПе, наконец, именно этот комплекс, начиная с 1991 года, применялся в системе ПРО А-135, а также на других военных объектах страны. Помимо двух перечисленных выше компьютеров, также выпускался ЭВМ общего назначения «Эльбрус 1-КБ», создание данного компьютера было окончено в 1988 году. До 1992 года было произведено 60 таких ЭВМ. Они были основаны на технологиях «Эльбруса-2» и применялись для замены устаревших машин БЭСМ-6. При этом между «Эльбрус 1-КБ» и БЭСМ-6 существовала полная обратная программная совместимость, которая была дополнена новыми режимами работы с увеличенной разрядностью чисел и адресов. Создание компьютеров «Эльбрус» было по достоинству оценено руководством Советского Союза. За разработку «Эльбруса-1» многие инженеры были награждены орденами и медалями. Борис Бабаян был награжден Орденом Октябрьской революции, его коллега В.В. Бардиж – орденом Ленина. За разработку «Эльбруса-2» Бабаян с рядом своих коллег был удостоен Ленинской премии, а генеральный конструктор В.С. Бурцев и ряд других специалистов – Государственной премии. После завершения работ над ЭВМ «Эльбрус-2» в ИТМиВТ взялись за разработку ЭВМ на базе принципиально новой процессорной архитектуры. Проект, который был назван достаточно просто – «Эльбрус-3», также значительно опередил аналогичные разработки на Западе. В «Эльбрусе-3» впервые был реализован подход, который Борис Бабаян называет «постсуперскалярным». Именно такой архитектурой в будущем обладали процессоры Intel Itanium, а также чипы компании Transmeta. Стоит отметить, что в СССР работы над данной технологией были начаты в 1986 году, а Intel, Transmeta и HP приступили к реализации работ в этом направлении лишь в середине 1990-х годов. К сожалению, «Эльбрус-3» так никогда и не был запущен в серийное производство. Его единственный работающий экземпляр был построен в 1994 году, но в это время он был никому не нужен. Логическим продолжением работ над данным компьютером стало появление процессора «Эльбрус-2000», известного также как E2K. По словам Бориса Арташесовича Бабаяна, главного архитектора суперкомпьютеров линии Эльбрус, суперскалярная архитектура была изобретена в России: «В 1978-ом году мы сделали первую суперскалярную машину, Эльбрус-1. Сейчас на Западе делают суперскаляры только такой архитектуры. Первый суперскаляр на Западе появился в 92-ом году, наш в 78-ом. Причем тот вариант суперскаляра, который сделали мы, аналогичен Pentium Pro, который Intel сделал в 95-ом году«. Подтверждают историческое первенство Эльбрус и в Америке. В той же статье из Microprocessor Report Кит Дифендорфф, разработчик Motorola 88110, одного из первых западных суперскалярных процессоров, пишет: «В 1978 году, почти на 15 лет раньше, чем появились первые западные суперскалярные процессоры, в Эльбрус-1 использовался процессор, с выдачей двух команд за один такт, изменением порядка исполнения команд, переименованием регистров и исполнением по предположению«. В 1991г в Эльбрус (тогда еще ИТМиВТ) побывал г-н Розенбладт (Peter Rosenbladt) из фирмы Hewlett-Packard, и получил исчерпывающую документацию на Эльбрус-3. Позже выяснилось, что именно тогда HP начала проект, приведший к совместной с Intel разработке EPIC-процессора Merced. Его архитектура очень схожа с Эльбрус-3, а отличия в основном связаны с упрощениями сделанными в микропроцессоре от Intel. По словам Б.А. Бабаяна, Петер Розенбладт предлагал сотрудничество с HP. Но Бабаян выбрал Sun (первая встреча с руководством Sun состоялась еще в 1989г). И в 1991г с Sun был заключен контракт. От официальных представителей Sun известно, что Эльбрус принимал участие в разработке микропроцессора UltraSPARC, оптимизирующих компиляторов, операционных систем (в том числе Solaris), инструментария Java, библиотек мультимедиа. Первоначально проект E2k финансировался фирмой Sun. Сейчас проект полностью независим, вся интеллектуальная собственность на него принадлежит Эльбрус и защищена примерно 70-ю патентами США. Б.А. Бабаян поясняет «Если бы мы и дальше работали с Sun в этой области, то все принадлежало бы Sun. Хотя 90% работы было выполнено еще до появления Sun«. В Sun с 1992 по 1995 Эльбрус работал вместе с известным микропроцессорным архитектором Дэйвом Дитцелом. Как рассказывает Б.А. Бабаян, «Потом Дэйв образовал собственную фирму — Transmeta и начал работать над машиной, очень похожей на нашу. Мы по-прежнему поддерживаем с Дитцелом тесные контакты. Да и он очень хочет с нами сотрудничать«. Про будущий продукт Transmeta пока известно мало. Известно, что это VLIW/EPIC микропроцессор с низким энергопотреблением, двоичная совместимость с x86 обеспечивается динамической трансляцией объектного кода. Е2К против Itanium 64-битный процессор Intel Itanium не оправдал надежд и на бумаге сильно уступал «Эльбрус-2000». С 1994 по 1998 годы о работе команды Бориса Бабаяна ничего не было слышно — русские готовили сенсацию. В 1998 году без особой шумихи Бабаян и Ко (порядка 400 сотрудников) переименовались в компанию «Эльбрус». Тем временем зарубежные конкуренты не спали. В 1989 году Intel и Hewlett-Packard объединили свои силы для создания процессора нового поколения — Itanium (кодовое имя — Merced). Itanium должен был вобрать в себя все самые современные наработки и стать венцом процессоростроения. Многие ожидали, что новый процессор будет доминировать на рынке серверов, рабочих станций и, возможно, настольных компьютеров, вытеснив все остальные. Проектная частота Merced равнялась 800 МГц, уровень тепловыделения — 60 Вт, а объем кэш-памяти третьего уровня — от 2 до 4 Мбайт. При этом процессор должен был стать 64-битным. Совершенно реальный процессор R500 от МЦСТ был блеклым отголоском многообещающего «Эльбрус-2000». День Х настал 25 февраля 1999 года, когда на конференции Microprocessor Forum к трибуне поднялся лично Борис Бабаян и громко заявил, что его компания разработала микропроцессор «Эльбрус-2000» (Е2К), сильно опережающий хваленый Merced по всем характеристикам. Вся компьютерная общественность застыла в ожидании. Вместо запланированных двух часов Бабаян выступал четыре часа. Прозвучали ответы на вопросы относительно конкуренции со стороны западных компаний и перспектив выхода на рынок микропроцессора и компьютеров на его основе. В какой-то момент Борис Бабаян шокировал публику, заявив, что сумма для выпуска пробной партии процессоров «Эльбрус-2000» нужно $60 млн. Такая цифра отпугнула всех потенциальных инвесторов. Еще бы, ведь все обещания Бабаяна были чистой теорией — никаких инженерных сэмплов и прототипов показано не было. Легенда компьютерного мира Гордон Бэлл (Gordon Bell), который, работая в DEC, создавал компьютеры линий PDP и VAX, а сейчас возглавляет исследовательское подразделение Microsoft (Telepresence Research Group), популяризирует проект Эльбрус E2k на международных конференциях. Его лекция с названием «Следующее десятилетие супервычислений» (The Next Ten Years in Supercomputing) 26 мая 1999 г открывала Международный Симпозиум по Высокопроизводительным Вычислениям (International Symposium on High Performance Computing) в Японии, а 10 июня — четырнадцатую Манхеймовскую Конференцию по Суперкомпьютерам (Mannheim Supercomputer Conference) в Германии. Оба раза доктор Бэлл часть лекции посвятил рассказу о E2k. В слайде под названием «Russian Elbrus E2K» он приводит таблицу, где оценивает E2k и Merced. Причем сравнение свидетельствует явно не в пользу детища Intel. Ниже приведена таблица из доклада Гордона Бэлла.  Гордон Бэлл (www.research.microsoft.com/users/gbell/bio.htm) является не только высокопоставленным сотрудником Microsoft, но и влиятельным в компьютерном мире консультантом и предпринимателем. Он создал несколько частных фирм, занимающихся разработкой перспективных технологий. Заявленные характеристики, меж тем, впечатляли. Компания «Эльбрус» обещала процессор с частотой 1,2 ГГц, производительность которого равнялась 8,9 млрд операций в секунду. Кроме того, разработчики рассчитали, что Е2К должен втрое превзойти Merced в тестах SPECint95/fp95. При этом площадь кристалла составляла всего 126 мм2 при тепловыделении 35 Вт, тогда как Merced занимал 300 мм2, а тепловыделение у него было 60 Вт. У российской компании имелись большие планы по серийному производству данного процессора, который должен был пойти в серию одновременно или даже еще раньше, чем Itanium. Но из-за отсутствия необходимого объема инвестиций, все данные планы не были реализованы и так и остались на бумаге. Российский след в процессорах компании Intel Владимир Пентковский – является выдающимся российско-американским ученым, доктором технических наук, который окончил факультет ФРТК МФТИ. Он принимал непосредственное участие в разработке процессоров Pentium III, Core 2 Duo, HAL9000, Matrix, является разработчиком высокоуровневого языка программирования Эль-76, который использовался в компьютерах «Эльбрус». С 1970 года он работал в Институте точной механики и вычислительной техники, где успел принять участие в создании суперкомпьютеров «Эльбрус-1» и «Эльбрус-2». В 1986 году Пентковский возглавил работы по созданию 32-разрядного процессора Эль-90 для «Эльбруса-3». К 1987 году работы над созданием архитектуры нового микропроцессора были закончены, в 1990 году были выпущены первые его прототипы. В 1991 году он приступил к работам над разработкой Эль-91С, взяв за основу предыдущую версию процессора, однако финансирование данного проект было остановлено из-за развала страны. Естественно, специалист такого уровня не мог пропасть. В 1989 году Владимир Пентковский уже ездил в США в исследовательский центр компании Intel в рамках программы по обмену опытом. С 1993 года он начинает работать в компании Intel, став одним из ведущих ее инженеров, разработка знаменитых процессоров Pentium происходила при его непосредственном участии. Презентация процессора Pentium состоялась 22 марта 1993 года, примерно через несколько месяцев начали появляться первые компьютеры, построенные на их основе. Владимир Пентковский является одним из авторов векторного (SIMD) расширения команд SSE, которое впервые было использовано в процессорах Pentium-III. Является автором более чем 50 различных патентов, многие из которых до сих пор используются в современных процессорах. В процессорах Intel Владимир Пентковский воплощал на практике знания, которые им были получены в России, многое он додумывал уже непосредственно во время разработки моделей. В 1995 году американская компания представила более совершенный продукт Pentium Pro, который по своим характеристикам напоминал процессор Эль-90. Главным архитектором данного процессора считается именно Владимир Пентковский. В настоящее время Пентковский продолжает работать в компании Intel. Так что процессор, на котором, возможно, работает ваш персональный компьютер или ноутбук вполне может иметь российские корни и мог бы быть даже произведен в нашей стране, если бы не печально известные события 1991 года и их последствия. «Эльбрус» жив Хотя СССР развалился, бренд «Эльбрус» все еще жив. Процессоры и готовые решения на их базе сегодня продвигает на рынке компания МЦСТ. На сегодняшний день компьютеры компании МЦСТ в основном предназначены для: военных ведомств России, стран СНГ и БРИК; индустрии гражданского производства; РЛС гражданского назначения (наземного, морского и воздушного транспорта). Для бизнеса и гражданских лиц, которым необходимы особо надежные и защищенные компьютеры. Компьютеры компании обладают различным конструкторским исполнением, разным классом защиты в зависимости от требований. Все они обладают поддержкой или возможностью работы с GPS и ГЛОНАСС в зависимости от потребностей покупателя устройства. В настоящее время компания продвигает на рынке 2 своих основных микропроцессора и устройства на их базе. Первый из них – это Эльбрус-2С+, который является первым гибридным высокопроизводительным процессором компании МЦСТ. Процессор содержит в себе два ядра архитектуры Эльбрус и четыре ядра цифровых сигнальных процессоров (DSP) компании Элвис. Основной сферой его использования являются системы цифровой интеллектуальной обработки сигнала, к которым относят анализаторы изображений, радары и другие подобные устройства. Вторым продуктом является микропроцессор МЦСТ R1000 (проектное название МЦСТ-4R) – четырехядерная модель, построенная на кристалле с 64-битной архитектурой SPARC v.9. Процессор работает на частоте 1 ГГц при технологических нормах выпуска 90 нм. Каждое из его ядер в состоянии декодировать и отправлять на выполнение до 2-х команд за такт. Процессор поддерживает дополнительные инструкции для выполнения упакованных и комбинированных операций, а также векторные расширения VIS1 и VIS2. В декабре 2012 года были выпущены первые российские процессоры, которые вошли в пробную партию моноблоков Kraftway. Процессоры в данных моноблоках называются «Эльбрус», ну такое, чисто российское название. Об этом рассказывал изданию CNews генеральный директор предприятия МЦСТ, которое разрабатывает процессоры, Александр Ким. О планах по выпуску таких персональных компьютеров, с российскими процессорами, было известно еще в июле 2012 года. Тогда рассказывали на предприятиях МЦСТ и Kraftway о том, что за основу планировалось взять уже полностью готовый моноблок Kraftway Studio, который содержит сенсорный дисплей и собирались его оснастить малогабаритной материнской платой, которая называется «Монокуб», которая является разработкой предприятия МЦСТ и содержит встроенный процессор «Эльбрус-2С+». Данный процессор два ядра, которые построены на базе архитектуры «Эльбрус» и имеют частоту 500 МГц, а также содержит 4 DSP-ядра, разработанные НЦП «Элвис», которые обладают производительностью в 28 ГФлопс.  По словами генерального директора, Александра Кима, объем первой такой серийной партии, таких персональных компьютеров, составит 50 штук. А сами модули, предприятие МЦСТ заказало в производственной компании «Альтоника», что находится в Зеленограде. Также генеральный директор сообщает о том, что будут производиться испытание данных модулей, на протяжении 1-2 месяцев, для того, чтобы выявить их качество производства. Если испытания данных модулей пройдет успешно, то предприятия МЦСТ, планирует сделать свой следующий заказ, на производство материнских плат, с процессорами «Эльбрус», в размере 1000. Александр Ким утверждает, что интерес к данным компьютерам идет большой и данная партия в 1000 устройств, должна разойтись довольно быстро. Интерес, к компьютерам российского производства, с российскими процессорами, проявляют в основном организации оборонного сектора. Какие именно организации, генеральный директор предприятия МЦСТ, не сообщает. Также хочется отметить то, что процессоры «Эльбрус» ранее никогда не использовались в компьютерах для обычных пользователей. Основным рынком продаж, данных процессоры, как говорилось ранее, являлся сектор оборонного плана. Они поставляют данным секторам, так называемые индустриальные вычислительные системы. Данные системы хорошо используются в противовоздушной обороне. Также у предприятия МЦСТ имеется в наличии защищенный ноутбук, который может быть использован в «жестких» условиях. В компании МЦСТ сообщается, что совместно с компанией Kraftway, производство таких компьютеров, хотят продемонстрировать и для обычных граждан.   Источники информации:old.computerra.ru/hitech/34475 koshcheev.ru/2012/08/27/int… cnews.ru/news/top/index.sht… sdelanounas.ru/blogs/9078 mcst.ru , http://pressdev.ru/pervyj-rossijskij-processor-vyshel-v-proizvodstvo-foto/ , http://www.isramir.com/content/view/5234/95/  Вот кто не помнит, почитайте Советская история тетрисаили например «Сетунь» — единственный серийный троичный компьютер. А может кто то не знает, как складывалась История манипулятора типа МЫШЬ ?

18 октября 2013, 05:41

Теория пассионарности Гумилева Л.Н.

Зашла дискуссия в коментариях о теории пассионарности Льва Николаевича Гумилева. Попытался обяснить своими словами, получилось плохо. Так что приведу здесь главу из книги  "Этногенез и биосфера Земли" с собственным описанием теории сделаным ее автором.Статья для ознакомления и ссылок в дискуссиях.XXVIII. Природа пассионарности Учение В. И. Вернадского о биосфере Поставив вопрос об энергетической сущности этногенеза, мы должны показать, какая форма энергии создает эти процессы. Но для этого необходимо отрешиться от некоторых обывательских представлений и заменить их научными. Вместо привычного отношения к себе как к независимому организму, пусть даже постоянно взаимодействующему с другими организмами, «мы должны выразить живые организмы, как нечто целое и единое, ибо все они являются функцией биосферы… и огромной геологической силой, се определяющей».[1] Организмы, населяющие Землю, – не только совокупность индивидуальностей, но и «живое вещество», которое «связано с окружающей средой биогенным током атомов: своим дыханием, питанием и размножением».Биосфера, согласно учению В. И. Вернадского, – это не только пленка «живого вещества» на поверхности планеты, но и все продукты ее жизнедеятельности за геологическое время: почвы, осадочные и метаморфические породы и свободный кислород воздуха. Мы ходим по трупам наших предков; мы дышим жизнью тех, кто давным-давно умер, и мы сами войдем в эту стихию, чтобы нами дышали наши потомки. «Все живое представляет непрерывно изменяющуюся совокупность организмов, между собою связанных и подверженных эволюционному процессу в течение геологического времени. Это динамическое равновесие, стремящееся с ходом времени перейти в статическое равновесие… Чем более длительно существование, если нет никаких равноценных явлений, действующих в противоположную сторону, тем ближе к нулю будет свободная энергия».Для того чтобы понять этот принцип, надо усвоить еще одно обстоятельство. Косное вещество планеты подчинено закону возрастания энтропии. А живое вещество, наоборот, обладает антиэнтропийными свойствами. И все это многообразие живого и косного связано «биогенной миграцией атомов» или «биохимической энергией живого вещества биосферы».Эта форма энергии столь же реальна и действенна, как и прочие, изученные физиками. И она, подобно им, подчиняется закону сохранения энергии, т. е. может быть выражена в калориях или килограммометрах. За геологическое время наша планета обогащалась энергией, поглощая: 1) лучистую энергию Солнца; 2) атомную энергию радиоактивного распада внутри Земли; 3) космическую энергию рассеянных элементов, исходящую из нашей галактики.[2]И эта форма энергии заставляет организмы размножаться до возможных пределов, подобно тому как достаточно одного лепестка ряски, появившегося в пруду весной, чтобы к осени затянуло всю его поверхность до естественной границы – берегов. Тот же закон предельного распространения действителен для всех живых существ биосферы, а значит, и для людей.Однако сама биосфера ставит границы организмам, ее составляющим. Биосфера мозаична: одни виды животных или растений ограничивают другие, и возникает гармония жизни – динамическое равновесие биоценозов большего и меньшего масштаба. Климатические условия на Земле разнообразны. Они определяются зональностью, удаленностью от океанов, сменами характеристик атмосферного давления – происхождения циклонов и другими причинами. А коль скоро так, то для организмов возникает потребность в адаптациях, что ограничивает возможности распространения уже территориально. Поэтому геобиоценозы, которые можно интерпретировать как сложные системы из живых и косных элементов, устойчивы. В них идут постоянные процессы, обеспечивающие циркуляцию энергии среди растений и животных Одного местообитания, т. е. конверсия биоценоза.Но ведь и люди входят в биоценозы. На преодоление постоянно возникающих трудностей уходят силы этнического сообщества, венчающего биоценоз. В спокойном состоянии оно лишено агрессивности по отношению к соседям и неспособно к активному изменению природы, что способствует увеличению числа его членов за счет интенсивного размножения. Так создается этнос как система, где соподчиненность особей является условием существования. Но та же самая пассионарность толкает людей на взаимоистребление ради преобладания в системе; и тогда пассионарное напряжение уменьшается, пока не дойдет до нуля. После этого инерция движения, коренящаяся в социальных институтах и традициях, поддерживает существование системы, но она обречена и переходит в гомеостаз. Значит, все «застойные» этносы некогда были развивающимися, и те этносы, которые развиваются теперь, если не исчезнут, то станут «стабильными» когда-нибудь.Подавляющее большинство этносов, без учета их численности, обитает или обитало на определенных территориях, входя в биоценоз данного ландшафта и составляя вместе с ним своего рода «замкнутую систему». Другие, развиваясь и размножаясь, распространяются за пределы своего биохора, но это расширение оканчивается тем, что они превращаются в этносы первого типа на вновь освоенной, но стабилизированной области приспособления. Наблюдается полная аналогия с космическими процессами термодинамики: «В замкнутой системе энтропия непрерывно увеличивается. Следовательно, организм (или система организмов – этнос. – Л. Г. ) должен систематически удалять накапливающуюся энтропию. Поэтому живое вещество должно постоянно обмениваться с окружающей средой энергией и энтропией. Этот обмен регулируется управляющими системами, использующими для этого запасы информации. Совершенно невероятно, чтобы запасы информации возникали в организме или системе самопроизвольно. Следовательно, они передаются по наследству».[3]Как было показано выше, отмеченная физиками передача информации по наследству на языке историков называется «традицией», а на языке биологов – «сигнальной наследственностью». Исходя из всего, что было отмечено выше, этногенез – это процесс энергетический, а пассионарность – это эффект той формы энергии, которая питает этногенез. Мутации – пассионарные толчки Но спокойные состояния геобиценозов не вечны. Они прерываются спазмами странной активности, губительной для ее носителей. Кузнечики, мирно скачущие по лугу, внезапно превращаются в саранчу, которая летит навстречу гибели, уничтожая все на своем пути. Тропические муравьи покидают свои благоустроенные жилища и движутся, истребляя все, что находят… для того чтобы погибнуть по дороге. Лемминги проходят сотни верст, чтобы броситься в волны океана. Микроорганизмы… и те поступают так же, порождая губительные эпидемии. Как объяснить эти странные явления? Видимо, нам следует снова обратиться к трудам В. И. Вернадского по биогеохимии.Первый биогеохимический принцип гласит: «Биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимальному своему проявлению. Все живое вещество планеты является источником свободной энергии, может производить работу», разумеется, в физическом смысле, а под «свободной энергией» В. И. Вернадский понимает «энергию живого вещества, которая проявляется в сторону, обратную энтропии. Ибо действием живого вещества создается развитие свободной энергии, способной производить работу». Следовательно, наша планета получает из космоса больше энергии, нежели необходимо для поддержания равновесия биосферы, что ведет к эксцессам, порождающим среди животных явления, подобные описанным выше, а среди людей – пассионарные толчки, или взрывы этногенеза.Обязательным условием возникновения и течения процесса этногенеза (вплоть до затухания его, после чего этнос превращается в реликт) является пассионарность, т. е. способность к целенаправленным сверхнапряжением. Объяснить ее мы пока можем, лишь приняв гипотезу, т. е. суждение, объясняющее отмеченные факты, но не исключающее возможности появления других объяснений: пассионарность – это врожденная способность организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде работы. У людей эта способность колеблется настолько сильно, что иногда ее импульсы ломают инстинкт самосохранения, как индивидуального, так и видового, вследствие чего некоторые люд и, по нашей терминологии, – пассионарии, совершают и не могут не совершать поступки, ведущие к изменению их окружения. Это изменение касается в равной степени природной среды и отношений внутри человеческих сообществ, т. е. этносов. Следовательно, пассионарность имеет энергетическую природу, а психика особи лишь трансформирует на своем уровне импульсы, стимулирующие повышенную активность носителей пассионарности, создающей и разрушающей ландшафты, народы и культуры.Наше утверждение отнюдь не парадоксально. Оно опирается на бесспорные положения физиологии. Еще И. М. Сеченов определил роль среды как физиологического фактора: «Организм без внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен, поэтому в научное определение организма должна входить среда, влияющая на него».[4] А если так, то не может быть исключен из рассмотрения и энергетический баланс среды.Разумеется, необходимую для жизнедеятельности энергию организм получает не только путем питания, которое поддерживает температуру тела и восстанавливает отмирающие клетки. Ведь и дыхание, т. е. окислительные процессы в легких, не менее необходимо для жизни организма. То же самое следует сказать про взаимодействие с другими формами энергии: электрической (ионизация покровов), световой, радиационной, гравитационной. Все они по-разному влияют на организм, но без любой из них жить нельзя. Поэтому механизм переработки энергии внешней среды в энергию организма – это предмет физиологии. Для этнологии важно другое: почему у человека в отличие от животных колебания степени активности столь велики?Тут можно предложить две равноправных гипотезы. Либо пассионарная особь захватывает больше энергии, нежели нормальная, либо она при равном захвате направляет энергию концентрированно (разумеется, бессознательно) на достижение той или иной цели. В обоих случаях результат будет тот же: высшая нервная деятельность особи будет более активной, нежели это характерно для нормальной, свойственной виду как таковому.Таким образом, если социальные условия определяют направленность поступков человека, то энергетическое их напряжение зависит от состояния организма, в том числе генетически обусловленных признаков. Здесь мы соприкасаемся с некоторыми явлениями биологии: возникновением нового признака, появившегося внезапно не вследствие смешения. Это значит, что взрыву пассионарности (или пассионарному толчку) сопутствует мутагенный сдвиг, порождающий разнообразные отклонения от нормы. Однако большая часть физических и психических уродов гибнет без последствий, пассионарность же, являясь также продуктом мутации, в этом смысле – исключение.Я. Я. Рогинский и М. Г. Левин, отмечая малую пластичность расовых признаков сравнительно с нерасовыми, тем не менее указывают на наличие даже расовых соматических изменений, возникших помимо метисации за исторический период.[5] Изменения признаков идут либо вследствие адаптации к новым условиям, либо вследствие мутаций.В последнем случае полезный признак сохраняется, а вредный – удаляется естественным отбором. Пассионарность – признак нерасовый и вредный, если не сказать губительный, и для самого носителя, и для его близких. И вот почему. Если войны происходят за пределами страны, то пассионарии отправляются в далекие походы, покидая свои семьи, хозяйство которых приходит в упадок. Так было в Испании в XVI в., когда конкистадоры сражались в Анауаке, Перу, на Филиппинах, а регулярные войска – в Нидерландах и во Франции. Нехватка умелых работников ощущалась столь остро, что даже гвозди дня строительства кораблей приходилось закупать в Нидерландах и Германии. А ведь за сто лет до того толедские брони считались лучшими в Европе.Но это еще не самое плохое. При пассионарных перегревах часто возникают кровавые усобицы, жертвами которых становятся не только соперники, но и их семьи. Таковы войны гвельфов и гибеллинов в Европе и эпоха «войны царств» (403–221 гг. до н. э.) в Китае.[6] В этих и аналогичных войнах уцелели не те, кто воевал, а те, кто умел искусно прятаться. Однако особенности пассионарности как признака состоят, кроме прочего, в том, что она задерживается в популяции благодаря наличию так называемых «незаконных детей», наследующих биологические, а не социальные особенности родителей. Наличие же системных стезей, как жестких (социальных), так и корпускулярных (этнических), повышает значение признака для системы в целом, будь то «социальный организм»,[7] или суперэтнос. Ведь степень воздействия на природную среду и этническое окружение зависит не только от уровня техники, но и от пассионарной напряженности этноса как целостности, проходящей ту или иную фазу этногенеза. Но, мало того, Г. Ф. Дебец[8] И. А. и Н. Н. Чебоксаровы указывают, что мутации охватывают не всю Ойкумену, а определенные географические регионы: «Наши предки имели коричневую кожу, черные волосы, карие глаза, а блондины со светлыми глазами появились путем мутаций, сосредоточившихся главным образом в Северной Европе у берегов Балтийского и Северного морей».[9]Но разве эта мутация отличается от пассионарных толчков чем-либо, кроме того, что они возникают несколько чаще?Можно было бы запросто отмахнуться от ответа на вопрос о происхождении мутаций и причине мутагенеза. Сами биологи на этот вопрос ответа не дают, справедливо ссылаясь на то, что данные, получаемые ими в эксперименте, т. е. артефакт, и механическое перенесение закономерностей, прослеженных в лаборатории, на то, что мы видим в природе, неоправданны. Но наша наука – этнология располагает абсолютной хронологией, а с помощью такого инструмента можно достичь некоторых полезных результатов.Поскольку мы приравняли пассионарный толчок к микромутации, то, исследуя историческим путем даты и ареалы толчков, мы можем обогатить биологию данными, которые биологи смогут интерпретировать со своих позиций. Выше было наглядно показано, что биологические микромутации, а на языке этнологии – образование суперэтносов, связанное с пассионарными толчками,[10] всегда захватывает зону земной поверхности, вытянутую в меридиональном или широтном направлении под каким-либо углом к меридиану и широте. Но какие бы ландшафтные зоны ни находились на этой территории: горы, пустыни, морские заливы и т. п., она остается монолитной. Ландшафты и этнические субстраты обуславливают только то, что на охваченной взрывом пассионарности территории могут возникнуть два, три, четыре разных суперэтноса в одну и ту же эпоху. Заведомо исключен перенос признака пассионарности путем гибридизации, так как последняя непременно отразилась бы на антропологическом типе метисов. Наземные барьеры исключают также культурный обмен и заимствование путем подражания. То и другое легко было бы проследить на произведениях искусства и материальной культуры.Очевидно, мы встречаем особое явление, требующее специального описания. Напомним, что новый суперэтнос (или этнос) возникает из обязательного смешения нескольких этнических субстратов. Но не напоминает ли это простую электрическую батарею, для получения тока в которой должны присутствовать цинк, медь и кислота? Это, конечно, метафора, но ведь она иллюстрирует энергетический процесс, постепенно затухающий вследствие сопротивления среды. Но если так, те импульс тоже должен быть энергетическим, а поскольку он, по-видимому, не связан с наземными природными и социальными условиями, то происхождение его может быть только внепланетарным.[11]Когда рассматриваешь ареалы пассионарных взрывов, то создается впечатление, будто земной шар исполосован неким лучом, причем – с одной лишь стороны, а распространение пассионарного толчка ограничивалось кривизной планеты. На месте «удара» появляются разнообразные мутанты, бо+льшая часть которых не жизнеспособна и исчезает в первом же поколении. Пассионарии также находятся вне нормы, но особенности пассионарности таковы, что, прежде чем ее устранит естественный отбор, она оставляет след в этнической истории и в истории искусства и литературы, поскольку то и другое – продукт жизнедеятельности этноса.Можно выдвинуть и другие гипотезы происхождения пассионарных взрывов или толчков: случайные флуктуации, наличие блуждающего гена, реакция на экзогенный возбудитель. Однако всему перечисленному противоречат факты. Не исключено, что и изложенная здесь гипотеза не подтвердится, но это никак не повлияет на применение концепции энергетической природы этногенеза к насущным проблемам географии и истории. «Стыки» ландшафтов Вернемся к проблеме соотношения этноса с ландшафтом и ответим на вопрос, поставленный нашими читателями:[12] почему для возникновения нового этноса обязательно сочетание двух и более ландшафтов, двух и более этносов, двух и более «социальных организмов»? Что это: ряд случайностей или закономерность?Анализ взаимодействия этноса как самостоятельного явления с ландшафтом показал, что оба они связаны обратной зависимостью, но ни этнос не является постоянно действующим ландшафтообразующим фактором, ни ландшафт без постороннего воздействия не может быть причиной этногенеза. Соотношение же этнических и социальных закономерностей исключает даже обратную связь, потому что этносфера Земли для социального развития является только фоном, а не фактором.В отличие от закономерностей социальных для этногенеза решающим является территориальный момент, но в каждом новом случае – это новый регион, лишь бы он отвечал отмеченным выше условиям. Образование народов полицентрично; вспышки этногенеза связаны не с культурой и бытом народов, находящихся в развитии или застое, не с их расовым составом, не с уровнем экономики и техники, а со специальными условиями пространства и времени. Сам по себе ландшафт не порождает новых этносов, потому что они иногда не возникают на том или ином, пусть очень удобном месте целые тысячелетия. Регионы этногенеза все время меняются. То тут, то там начинается интересующий нас процесс, значит, его вызывают не наземные силы. Следовательно, мы должны искать источник этногенеза в окружении планеты Земля и снова обратиться к биогеохимии.Исходя из нашего тезиса о природе этноса как системы, порождаемой взрывом пассионарности, мы имеем право определить этнос как явление энергетическое. Так как начинающийся энергетический процесс всегда преодолевает инерцию процессов предшествовавших, то естественно, что чем меньше инерция, тем легче ее нарушить неожиданным толчком.Монотонные ландшафты с однородным этническим заполнением и объединяющей людей традицией, воплощенной в формы политических институтов, – это массивы, которые на относительно слабые толчки реагируют очень мало. Зато при сочетании ландшафтов неизбежно и сочетание разных способов хозяйства. Одни люди ловят рыбу на море, другие пасут скот в горах, третьи сеют хлеб на полях, четвертые возделывают виноградники в долинах. Даже если все они имеют одних предков, необходимость адаптироваться к различным условиям среды через несколько поколений сделает их мало похожими друг на друга. И эта несхожесть будет увеличиваться до тех пор, пока системные связи между ними не ослабнут вследствие того, что одновременно идет поступательное движение общества на основе развития производительных сил и производственных отношений, что со своей стороны неизбежно влечет обновление устаревающей общественной системы. Если же вследствие превратностей исторической судьбы у данного этноса возникало два-три государства или племенных союза, то устойчивость системы будет еще меньше. Итак, социальные и этнические линии развития переплетены в системе.Такие системы благодаря разделению труда и специализации весьма продуктивны в смысле развития экономики: у них неплохая сопротивляемость этническому окружению, т. е. соседям, пытающимся их завоевать, потому что привычка к взаимообмену продуктами распространяется и на взаимопомощь, но пассионарный толчок, как правило, опрокидывает их с потрясающей легкостью. Равно благоприятствует пусковым моментам этногенеза сочетание разных культурных уровней, типов хозяйства, несходных традиций. Общим моментом тут является принцип разнообразия, который можно интерпретировать в интересующем нас аспекте.Представим себе этносферу как сочетание нескольких широких плит, соприкасающихся друг с другом. По этой конструкции наносится удар по вертикали. Естественно, разрушаются прежде всего не плиты, а контакты между ними, а затем идет цепная реакция, деформирующая сами плиты. Пример: Византия и Иран в VI–VII вв. были устойчивыми системами, а пограничная область между ними, заселенная арабами, испытывала их воздействие. Пассионарный толчок перетасовал арабов так, что выделилась группа (консорция) сторонников Мухаммеда. За четыре поколения создался сначала этнос, а потом суперэтнос от Эбро до Памира.Так как особи нового настроя взаимодействуют друг с другом, то немедленно возникает целостность, однонастроенная эмоционально, психологически и поведенчески, в основании чего, очевидно, лежит биофизический феномен. Скорее всего, здесь мы имеем дело со своеобразным единым ритмом. Именно он воспринимается наблюдателями как нечто новое, непривычное, не свое. Завоевание – не единственная форма этнического распространения и приобщения к своей системе иноплеменников. Известна трансплантация культуры в форме проповеди религии и как внедрение предметов быта или искусства, что изменяет систему, являющуюся объектом воздействия. Крещение славян в 988 г. повело к расширению этнокультурного ареала Византии; продажа опиума и керосиновых ламп в Китае сделала его зависимым от Англии и Америки, расшатала быт, затем государственную власть и, наконец, суперэническую систему империи Цин, что повлекло за собой не только политические и социальные перемены, но и этнические, например ассимиляцию маньчжуров китайцами.Итак, пассионарный импульс для возникновения этногенеза обязателен, а разнообразие, наблюдаемое в действительности, определяется ландшафтными, климатическими условиями, этническим соседством, культурными традициями, а также силой самого толчка, т. е. импульса. Вот почему все этносы оригинальны и неповторимы, хотя процессы этногенеза по характеру и направлению сходны. Мысли по поводу ноосферы Как уже неоднократно отмечалось, сознательная деятельность людей играет не меньшую роль в исторических процессах, чем эмоциональная, но характер их различен принципиально. Бескорыстное стремление к истине порождает научные открытия, которые определяют возможность технических усовершенствований и тем самым создают предпосылки для роста производительных сил. Увлечение красотой формирует психику и художника, и зрителя. Жажда справедливости стимулирует социальные переустройства. Короче говоря, «человеческий разум, который не является формой энергии, а производит действия, как будто ей отвечающие»,[13] становится импульсом явления, именуемого прогрессом, и, следовательно, связан с общественной формой движения материи. Связь этих двух форм движения материи, которые соприсутствуют в каждом историческом событии, большом или малом, очевидна. Согласно В. И. Вернадскому, именно эволюция видов приводит к созданию форм жизни, устойчивых в биосфере (второй биохимический принцип), и, следовательно, направленное (прогрессивное) развитие – это явление планетарное. Ю. П. Трусов уточняет это положение, утверждая, что «по отношению к породившему его ограниченному миру общество имеет не только черты преемственности, но и глубокие принципиально новые черты, которые выделяют его из всего биологического мира… Эти черты связаны прежде всего с разумом, познанием мира и социально организованным трудом».[14] Это различие заставляет его выделить из биосферы особую область – ноосферу, т. е. сферу разума, продуктом которой является техника в самом широком смысле, включающем искусство, науку и литературу как кристаллизацию деятельности разума.Но плоды рук человеческих имеют изначальное отличие от творений природы. Они выпадают из конверсии биоценозов, где идет постоянный обмен веществом и энергией, поддерживающий биоценозы как системные целостности. Человеческое творчество вырывает из природы частицы вещества и ввергает их в оковы форм. Камни превращаются в пирамиды или Парфенон, шерсть – в пиджаки, металл – в сабли и танки. А эти предметы лишены саморазвития; они могут только разрушаться. На это принципиальное различие природы и техники в Широком смысле обратил внимание С. В. Калесник, указавший также, что не все создания человека таковы.[15] Поле пшеницы, арык, стадо коров или домашняя кошка остаются в составе географической среды, несмотря на воздействие человека.Итак, антропосфера занимает промежуточное положение между мертвой техносферой и живой природой. Но коль скоро так, то они находятся в оппозиции. И тут уместно ввести поправку Ю. К. Ефремова к оценке «ноосферы», которую он назвал «социосферой»: «Так ли уж разумна «сфера разума»? Ведь ее развитие ведет к замене живых процессов, обогативших нашу планету запасами конденсированной энергии, укрытой в почвах и осадочных породах, в каменном угле и нефти. Былая жизнь микроорганизмов подарила нам кислородную атмосферу и озоновый слой, спасающий нас от убийственных космических излучений. Растения, покрывающие землю, – это фабрики фотосинтеза, перерабатывающие свет в живую материю. Животные – наши меньшие братья регулируют биоценозы и сообщают им устойчивость».[16]А что дала нам ноосфера, даже если она действительно существует? От палеолита остались многочисленные кремневые отщепы и случайно оброненные скребки да рубила; от неолита – мусорные кучи на местах поселений. Античность подарила нам развалины городов, а Средневековье – руины замков. Даже тогда, когда древние сооружения доживали до нашего времени, как, например, пирамиды или Акрополь, это всегда инертные структуры, разрушающиеся относительно медленно. И вряд ли в наше время найдется человек, который предпочел бы видеть на месте лесов и степей груды отходов и бетонированные площадки. А ведь техника и ее продукты – это овеществление разума.Короче говоря, как бы мы ни относились к идее существования ноосферы, полярность техники и жизни неоспорима. И тут перед нами встает задача определить соотношение пассионарности, инициирующей создание этносов, и сферы сознания, порождающего культуру и технику. XXIX. Пассионарность и сфера сознания Система отсчета Если мы примем за эталон импульс врожденного инстинкта самосохранения (1), индивидуального и видимого, то импульс пассионарности (Р) будет иметь обратный знак. Величина импульса пассионарности, соответственно, может быть либо больше, либо меньше, либо равна импульсу инстинкта самосохранения. Следовательно, правомочно классифицировать особей: на пассионариев (Р>1), гармоничных (P=l) и субпассионариев (Р

02 сентября 2013, 02:33

Юбилей академика Глушкова - пионера советской кибернетики

24 августа незаметно для Украины, озабоченной самоубийственной жаждой евроинтеграции и свидомизации, быда круглая дата - 90 лет со дня рождения человека, которым может гордиться не только Украина или СССР, но и весь мир - пионера кибернетики академика Виктора Михайловича Глушкова.Глушков стоял у истоков кибернетический науки и внес неоценимый вклад в ее становление и развитие. Его работы которые актуальны и сегодня. Но не только кибернетика... В  последние годы все больше возрастает интерес к идеям академика Глушкова,   и в первую очередь к той, которую он называл делом всей своей жизни - то есть, к идее Общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой (ОГАС), намного опередившей свое время - создании единой системы управления народным хозяйством на базе вычислительной техники.Уже к началу 60-х годов стало очевидно, что планировать советскую экономику и эффективно контролировать исполнение планов из единого центра становится все труднее и труднее по причине катастрофического увеличения количества экономической информации, которую необходимо при этом обрабатывать. В 1962 году Глушков подсчитал, что при сохранении неизменным уровня технической оснащенности сферы планирования, управления и учета (а он был и для того времени совершенно недостаточным) уже в 1980 году потребовалось бы занять в этой сфере все взрослое население Советского Союза.Подавляющее большинство экономистов в это время склоняется к мысли о необходимости дальнейшей децентрализации управления, что неизбежно вело к необходимости усиления роли рыночных рычагов для управления хозяйством, то есть к возврату назад, к господству товарного хозяйства. В принципе, экономистов можно при желании понять. Ведь политическая экономия сама по себе не обладала средствами борьбы с назревающим кризисом управления. Выход мог быть найден исключительно на путях изменения технической базы управления.Глушков был не первым в СССР, кто обратил внимание на необходимость применения вычислительной техники в управлении народным хозяйством. Еще в 50-х годах подобные идеи выдвигались некоторыми специалистами в области вычислительной техники, а также экономистами, в частности академиком Немчиновым и его учениками. Но именно В.М. Глушков оказался самым горячим энтузиастом этого дела.Глушкова в вопросе об ОГАС не очень понимали не только бюрократы, но даже ближайшие соратники, не говоря уже о так называемых «хозяйственниках» и экономистах. Его охотно признавали как крупнейшего организатора науки, как гениального ученого, но к тому, что сам Глушков считал главным – ОГАС, многие относились как к не очень серьезному увлечению, а, так сказать, как к блажи гения.Глушков мечтал о том, чтобы ОГАС получила такую же поддержку, как и ядерная и ракетная программа. Только усилий она бы потребовала побольше, поскольку затрагивала все отрасли хозяйства и общественной жизни вообще. Но и эффект от внедрения этой системы обещал быть небывалым. Здесь мы бы не просто оборонялись и догоняли США. ОГАС – это было оружие экономического и социального наступления, применение которого не оставляло капитализму никаких шансов в экономической борьбе с нами. Обгонять не догоняя – такой принцип предложил Глушков. Выставить какие-либо принципиальные возражения против ОГАС никто не мог. Но идею автоматизированного управления экономикой и не пытались рассмотреть с точки зрения принципов. Ее рассматривали в первую очередь с точки зрения выгоды. Она, конечно, обещала быть выгодной, но нескоро, да и неизвестно – получится или нет. Типичная точка зрения мелких лавочников.Эффективность ОГАС должна была измеряться совершенно не теми масштабами, которыми мыслили тогдашние экономисты-рыночники и управленцы послесталинской эпохи.К слову сказать, Сталин в «Экономических проблемах социализма в СССР», говоря о рентабельности тогдашней социалистической экономики, писал, что рентабельность с точки зрения отдельных предприятий и отраслей производства не идет ни в какое сравнение с той высшей рентабельностью, которую дает социалистическое производство, избавляя нас от кризисов перепроизводства и обеспечивая нам непрерывный рост народного хозяйства с его высокими темпами.Но идеи Сталина к тому времени уже были не в почете. Среди экономистов Глушкова полностью поддержал академик Немчинов, который сам раньше высказывал сходную идею. Но верх взяли экономисты-рыночники. Собственно, экономическая реформа 1965 года означала не что иное, как официальное принятие рыночной ориентации в политической экономии. Противники усиления рыночных методов в экономике, те, кто старался усовершенствовать централизованное управление экономикой за счет внедрения современной техники и новых методов планирования, были вытеснены из сферы управления экономикой и фактически лишены влияния на политику партии и государства.Несмотря на то, что тогда, в 1965 году, восторжествовало экономическое невежество, которое спустя два десятка лет и привело страну к катастрофе, Виктор Михайлович Глушков ни на минуту не прекращал борьбу за свою идею. До последнего дыхания он оставался страстным пропагандистом ОГАС и делал все, чтобы внедрить ее в жизнь. Уже будучи смертельно больным, зная, что развязка наступит в течение нескольких дней, он надиктовал на магнитофон свои соображения, в которых как бы подвел итог своей жизни, деятельности коллективов, которые он возглавлял, высказал свои оценки тех или иных решений партии и правительства в области развития вычислительной техники и управления хозяйством. Эти заметки опубликованы под названием «Заветные мысли для тех, кто остается» в вышедшей к 80-летию со дня рождения ученого книге «Академик Глушков – пионер кибернетики».Здесь размышления академика Глушкова об ОГАС.

18 августа 2013, 21:53

Советские компьютеры: преданные и забытые

Сколько критических стрел было выпущено за последние годы по поводу состояния нашей вычислительной техники! И что была она безнадежно отсталой (при этом обязательно ввернут про "органические пороки социализма и плановой экономики"), и что сейчас развивать ее бессмысленно, потому что "мы отстали навсегда". И почти в каждом случае рассуждения будут сопровождаться выводом, что "западная техника всегда была лучше", что "русские компьютеры делать не умеют"...Обычно, критикуя советские компьютеры, акцентируется внимание на их ненадежности, трудности в эксплуатации, малых возможностях. Да, многие программисты "со стажем" наверняка помнят те "зависающие" без конца "Е-Эс-ки" 70-80-х годов, могут рассказать о том, как выглядели "Искры", "Агаты", "Роботроны", "Электроники" на фоне только начавших появляться в Союзе IBM PC (даже и не последних моделей) в конце 80-х — начале 90-х, упомянув о том, что такое сравнение оканчивается отнюдь не в пользу отечественных компьютеров. И это так — указанные модели действительно уступали западным аналогам по своим характеристикам.Но эти перечисленные марки компьютеров отнюдь не являлись лучшими отечественными разработками, — несмотря на то, что были наиболее распространенными. И на самом деле советская электроника не только развивалась на мировом уровне, но и иной раз опережала аналогичную западную отрасль промышленности!Но почему же тогда сейчас мы используем исключительно иностранное "железо", а в советское время даже с трудом "добытый" отечественный компьютер казался грудой металла по сравнению с западным аналогом? Не является ли утверждение о превосходстве советской электроники голословным?Нет, не является! Почему? Ответ — в этой статье.Слава наших отцовОфициальной "датой рождения" советской вычислительной техники следует считать, видимо, конец 1948 года. Именно тогда в секретной лаборатории в местечке Феофания под Киевом под руководством Сергея Александровича Лебедева (в то время — директора Института электротехники АН Украины и по совместительству руководителя лаборатории Института точной механики и вычислительной техники АН СССР) начались работы по созданию Малой Электронной Счетной Машины (МЭСМ).Лебедевым были выдвинуты, обоснованы и реализованы (независимо от Джона фон Неймана) принципы ЭВМ с хранимой в памяти программой.В своей первой машине Лебедев реализовал основополагающие принципы построения компьютеров, такие как:наличие арифметических устройств, памяти, устройств ввода/вывода и управления;кодирование и хранение программы в памяти, подобно числам;двоичная система счисления для кодирования чисел и команд;автоматическое выполнение вычислений на основе хранимой программы;наличие как арифметических, так и логических операций;иерархический принцип построения памяти;использование численных методов для реализации вычислений.Проектирование, монтаж и отладка МЭСМ были выполнены в рекордно короткие сроки (примерно 2 года) и проведены силами всего 17 человек (12 научных сотрудников и 5 техников). Пробный пуск машины МЭСМ состоялся 6 ноября 1950 года, а регулярная эксплуатация — 25 декабря 1951 года.В 1953 году коллективом, возглавляемым С.А.Лебедевым, была создана первая большая ЭВМ — БЭСМ-1 (от Большая Электронная Счетная Машина), выпущенная в одном экземпляре. Она создавалась уже в Москве, в Институте точной механики (сокращенно — ИТМ) и Вычислительном центре АН СССР, директором которого и стал С.А.Лебедев, а собрана была на Московском заводе счетно-аналитических машин (сокращенно — САМ). После комплектации оперативной памяти БЭСМ-1 усовершенствованной элементной базой ее быстродействие достигло 10000 операций в секунду — на уровне лучших в США и лучшее в Европе. В 1958 году после еще одной модернизации оперативной памяти БЭСМ, уже получившая название БЭСМ-2, была подготовлена к серийному производству на одном из заводов Союза, которое и было осуществлено в количестве нескольких десятков.Параллельно шла работа в подмосковном Специальном конструкторском бюро № 245, которым руководил М.А.Лесечко, основанном также в декабре 1948 года приказом И.В.Сталина. В 1950-1953 гг. коллектив этого конструкторского бюро, но уже под руководством Базилевского Ю.Я. разработал цифровую вычислительную машину общего назначения "Стрела" с быстродействием в 2 тысячи операций в секунду. Эта машина выпускалась до 1956 года, а всего было сделано 7 экземпляров. Таким образом, "Стрела" была первой промышленной ЭВМ, — МЭСМ, БЭСМ существовали в то время всего в одном экземпляре.Вообще, конец 1948 года был крайне продуктивным временем для создателей первых советских компьютеров. Несмотря на то, что обе упомянутые выше ЭВМ были одними из лучших в мире, опять-таки параллельно с ними развивалась еще одна ветвь советского компьютеростроения — М-1, "Автоматическая цифровая вычислительная машина", которой руководил И.С.Брук.М-1 была запущена в декабре 1951 года — одновременно с МЭСМ и почти два года была единственной в СССР действующей ЭВМ (МЭСМ территориально располагалась на Украине, под Киевом).Однако быстродействие М-1 оказалось крайне низким — всего 20 операций в секунду, что, впрочем, не помешало решать на ней задачи ядерных исследований в институте И. В. Курчатова. Вместе с тем М-1 занимала довольно мало места — всего 9 квадратных метров (сравните со 100 кв.м. у БЭСМ-1) и потребляла значительно меньше энергии, чем детище Лебедева. М-1 стала родоначальником целого класса "малых ЭВМ", сторонником которых был ее создатель И.С.Брук. Такие машины, по мысли Брука, должны были предназначаться для небольших конструкторских бюро и научных организаций, не имеющих средств и помещений для приобретения машин типа БЭСМ.В скором времени М-1 была серьезно усовершенствована, и ее быстродействие достигло уровня "Стрелы" — 2 тысячи операций в секунду, в то же время размеры и энергопотребление выросли незначительно. Новая машина получила закономерное название М-2 и введена в эксплуатацию в 1953 году. По соотношению стоимости, размеров и производительности М-2 стала наилучшим компьютером Союза. Именно М-2 победила в первом международном шахматном турнире между компьютерами.В результате в 1953 году серьезные вычислительные задачи для нужд обороны страны, науки и народного хозяйства можно было решать на трех типах вычислительных машин — БЭСМ, "Стрела" и М-2. Все эти ЭВМ — это вычислительная техника первого поколения. Элементная база — электронные лампы — определяла их большие габариты, значительное энергопотребление, низкую надежность и, как следствие, небольшие объемы производства и узкий круг пользователей, главным образом, из мира науки. В таких машинах практически не было средств совмещения операций выполняемой программы и распараллеливания работы различных устройств; команды выполнялись одна за другой, АЛУ ("арифметико-логическое устройство", блок, непосредственно выполняющий преобразования данных) простаивало в процессе обмена данными с внешними устройствами, набор которых был очень ограниченным. Объем оперативной памяти БЭСМ-2, например, составлял 2048 39-разрядных слов, в качестве внешней памяти использовались магнитные барабаны и накопители на магнитной ленте.На Западе дело в то время обстояло не слишком лучше. Вот пример из воспоминаний академика Н.Н.Моисеева, ознакомившегося с опытом своих коллег из США: "Я увидел, что в технике мы практически не проигрываем: те же самые ламповые вычислительные монстры, те же бесконечные сбои, те же маги-инженеры в белых халатах, которые исправляют поломки, и мудрые математики, которые пытаются выйти из трудных положений." Напомним, что в 1953 г. в США был выпущен компьютер IBM 701 с быстродействием до 15 тысяч операций в секунду, построенный на электронно-вакуумных лампах, бывший наиболее производительным в мире.Но более производительной была следующая разработка Лебедева — ЭВМ М-20, серийный выпуск которой начался в 1959 году.Число 20 в названии означает быстродействие — 20 тысяч операций в секунду, объем оперативной памяти в два раза превышал ОП БЭСМ, предусматривалось также некоторое совмещение выполняемых команд. В то время это была одна из наиболее мощных и надежных машин в мире, и на ней решалось немало важнейших теоретических и прикладных задач науки и техники того времени. В машине М20 были реализованы возможности написания программ в мнемокодах. Это значительно расширило круг специалистов, которые смогли воспользоваться преимуществами вычислительной техники. По иронии судьбы компьютеров М-20 было выпущено ровно 20 штук.ЭВМ первого поколения выпускались в СССР довольно долго. Даже в 1964 году в Пензе еще продолжала производиться ЭВМ "Урал-4", служившая для экономических расчетов.Победной поступью.В 1948 году в США был изобретен полупроводниковый транзистор, который стал использоваться в качестве элементной базы ЭВМ. Это позволило разработать ЭВМ с существенно меньших габаритов, энергопотребления, при существенно более высокой (по сравнению с ламповыми компьютерами) надежности и производительности. Чрезвычайно актуальной стала задача автоматизации программирования, так как разрыв между временем на разработку программ и временем собственно расчета увеличивался.Второй этап развития вычислительной техники конца 50-х — начала 60-х годов характеризуется созданием развитых языков программирования (Алгол, Фортран, Кобол) и освоением процесса автоматизации управления потоком задач с помощью самой ЭВМ, то есть разработкой операционных систем. Первые ОС автоматизировали работу пользователя по выполнению задания, а затем были созданы средства ввода нескольких заданий сразу (пакета заданий) и распределения между ними вычислительных ресурсов. Появился мультипрограммный режим обработки данных. Наиболее характерные черты этих ЭВМ, обычно называемых "ЭВМ второго поколения":совмещение операций ввода/вывода с вычислениями в центральном процессоре;увеличение объема оперативной и внешней памяти;использование алфавитно-цифровых устройств для ввода/вывода данных;"закрытый" режим для пользователей: программист уже не допускался в машинный зал, а сдавал программу на алгоритмическом языке (языке высокого уровня) оператору для ее дальнейшего пропуска на машине.В конце 50-х годов в СССР было также налажено серийное производство транзисторов. Это позволило приступить к созданию ЭВМ второго поколения с большей производительностью, но меньшими занимаемой площадью и энергопотреблением. Развитие вычислительной техники в Союзе пошло едва ли не "взрывными" темпами: в короткий срок число различных моделей ЭВМ, пущенных в разработку, стало исчисляться десятками: это и М-220 — наследница лебедевской М-20, и "Минск-2" с последующими версиями, и ереванская "Наири", и множество ЭВМ военного назначения — М-40 с быстродействием 40 тысяч операций в секунду и М-50 (еще имевшие в себе ламповые компоненты). Именно благодаря последним в 1961 году удалось создать полностью работоспособную систему противоракетной обороны (во время испытаний неоднократно удалось сбить реальные баллистические ракеты прямым попаданием в боеголовку обьемом в половину кубического метра). Но в первую очередь хотелось бы упомянуть серию "БЭСМ", разрабатываемую коллективом разработчиков ИТМ и ВТ АН СССР под общим руководством С.А.Лебедева, вершиной труда которых стала ЭВМ БЭСМ-6 созданная в 1967 году. Это была первая советская ЭВМ, достигшая быстродействия в 1 миллион операций в секунду (показатель, превзойденный отечественными ЭВМ последующих выпусков только в начале 80-х годов при значительно более низкой, чем у БЭСМ-6, надежности в эксплуатации).БЭСМ-6.Кроме высокого быстродействия (лучший показатель в Европе и один из лучших в мире), структурная организация БЭСМ-6 отличалась целым рядом особенностей, революционных для своего времени и предвосхитивших архитектурные особенности ЭВМ следующего поколения (элементную базу которых составляли интегральные схемы). Так, впервые в отечественной практике и полностью независимо от зарубежных ЭВМ был широко использован принцип совмещения выполнения команд (до 14 машинных команд могли одновременно находиться в процессоре на разных стадиях выполнения). Этот принцип, названный главным конструктором БЭСМ-6 академиком С.А.Лебедевым принципом "водопровода", стал впоследствии широко использоваться для повышения производительности универсальных ЭВМ, получив в современной терминологии название "конвейера команд".БЭСМ-6 выпускалась серийно на московском заводе САМ с 1968 по 1987 год (всего было выпущено 355 машин) — своего рода рекорд! Последняя БЭСМ-6 была демонтирована уже в наши дни — в 1995 году на московском вертолетном заводе Миля. БЭСМ-6 были оснащены крупнейшие академические (например, Вычислительный Центр АН СССР, Обьединенный Институт Ядерных Исследований) и отраслевые (Центральный Институт Авиационного Машиностроения — ЦИАМ) научно-исследовательские институты, заводы и конструкторские бюро.Интересна в этой связи статья куратора Музея вычислительной техники в Великобритании Дорона Свейда о том, как он покупал в Новосибирске одну из последних работающих БЭСМ-6. Заголовок статьи говорит сам за себя: "Российская серия суперкомпьютеров БЭСМ, разрабатывавшаяся более чем 40 лет тому назад, может свидетельствовать о лжи Соединенных Штатов, объявлявших технологическое превосходство в течение лет холодной войны". Информация для специалистовРабота модулей оперативной памяти, устройства управления и арифметико-логического устройства в БЭСМ-6 осуществлялась параллельно и асинхронно, благодаря наличию буферных устройств промежуточного хранения команд и данных. Для ускорения конвейерного выполнения команд в устройстве управления были предусмотрены отдельная регистровая память хранения индексов, отдельный модуль адресной арифметики, обеспечивающий быструю модификацию адресов с помощью индекс-регистров, включая режим стекового обращения.Ассоциативная память на быстрых регистрах (типа cache) позволяла автоматически сохранять в ней наиболее часто используемые операнды и тем самым сократить число обращений к оперативной памяти. "Расслоение" оперативной памяти обеспечивало возможность одновременного обращения к разным ее модулям из разных устройств машины. Механизмы прерывания, защиты памяти, преобразования виртуальных адресов в физические и привилегированный режим работы для ОС позволили использовать БЭСМ-6 в мультипрограммном режиме и режиме разделения времени. В арифметико-логическом устройстве были реализованы ускоренные алгоритмы умножения и деления (умножение на четыре цифры множителя, вычисление четырех цифр частного за один такт синхронизации), а также сумматор без цепей сквозного переноса, представляющий результат операции в виде двухрядного кода (поразрядных сумм и переносов) и оперирующий с входным трехрядным кодом (новый операнд и двухрядный результат предыдущей операции).ЭВМ БЭСМ-6 имела оперативную память на ферритовых сердечниках — 32 Кб 50-разрядных слов, объем оперативной памяти увеличивался при последующих модификациях до 128 Кб.Обмен данными с внешней памятью на магнитных барабанах (в дальнейшем и на магнитных дисках) и магнитных лентах осуществлялся параллельно по семи высокоскоростным каналам (прообраз будущих селекторных каналов). Работа с остальными периферийными устройствами (поэлементный ввод/вывод данных) осуществлялась программами-драйверами операционной системы при возникновении соответствующих прерываний от устройств.Технико-эксплуатационные характеристики:Среднее быстродействие — до 1 млн. одноадресных команд/сДлина слова — 48 двоичных разрядов и два контрольных разряда (четность всего слова должна была быть "нечет". Таким образом, можно было отличать команды от данных — у одних четность полуслов была "чет-нечет", а у других — "нечет-чет". Переход на данные или затирание кода ловилось элементарно, как только происходила попытка выполнить слово с данными)Представление чисел — с плавающей запятойРабочая частота — 10 МГцЗанимаемая площадь — 150-200 кв. мПотребляемая мощность от сети 220 В/50Гц — 30 КВт (без системы воздушного охлаждения)БЭСМ-6 имела оригинальную систему элементов с парафазной синхронизацией. Высокая тактовая частота элементов потребовала от разработчиков новых оригинальных конструктивных решений для сокращения длин соединений элементов и уменьшения паразитных емкостей.Использование этих элементов в сочетании с оригинальными структурными решениями позволило обеспечить уровень производительности до 1 млн. операций в секудну при работе в 48-разрядном режиме с плавающей запятой, что является рекордным по отношению к сравнительно небольшому количеству полупроводниковых элементов и их быстродействию (около 60 тыс. транзисторов и 180 тыс. диодов и частоте 10 МГц ).Архитектура БЭСМ-6 характеризуется оптимальным набором арифметических и логических операций, быстрой модификацией адресов с помощью индекс-регистров (включая режим стекового обращения), механизмом расширения кода операций (экстракоды).При создании БЭСМ-6 были заложены основные принципы системы автоматизации проектирования ЭВМ (САПР). Компактная запись схем машины формулами булевой алгебры явилась основой ее эксплуатационной и наладочной документации. Документация для монтажа выдавалась на завод в виде таблиц, полученных на инструментальной ЭВМ.В 1966 году над Москвой была развернута система противоракетной обороны на базе созданной группами С.А.Лебедева и его коллеги В.С.Бурцева ЭВМ 5Э92б с производительностью 500 тысяч операций в секунду, просуществовавшая до настоящего времени (в 2002 году должна быть демонтирована в связи с сокращением РВСН).Была также создана материальная база для развертывания ПРО над всей территорией Советского Союза, однако впоследствии согласно условиям договора ПРО-1 работы в этом направлении были свернуты. Группа В.С.Бурцева приняла активное участие в разработке легендарного противосамолетного зенитного комплекса С-300, создав в 1968 году для нее ЭВМ 5Э26, отличавшуюся малыми размерами (2 кубических метра) и тщательнейшим аппаратным контролем, отслеживавшим любую неверную информацию. Производительность ЭВМ 5Э26 была равна аналогичной у БЭСМ-6 — 1 миллион операций в секунду.5Э261 — первая в СССР мобильная многопроцессорная высокопроизводительная управляющая система.ПредательствоВероятно, самым звездным периодом в истории советской вычислительной техники была середина шестидесятых годов. В СССР тогда действовало множество творческих коллективов. Институты С.А.Лебедева, И.С.Брука, В.М.Глушкова — только крупнейшие из них. Иногда они конкурировали, иногда дополняли друг друга. Одновременно выпускалось множество различных типов машин, чаще всего несовместимых друг с другом (разве что за исключением машин, разработанных в одном и том же институте), самого разнообразного назначения. Все они были спроектированы и сделаны на мировом уровне и не уступали своим западным конкурентам.Многообразие выпускавшихся ЭВМ и их несовместимость друг с другом на программном и аппаратном уровнях не удовлетворяло их создателей. Необходимо было навести мало-мальский порядок во всем множестве производимых компьютеров, например, взяв какой-либо из них за некий стандарт. Но...В конце 60-х руководством страны было принято решение, имевшее, как показал ход дальнейших событий, катастрофические последствия: о замене всех разнокалиберных отечественных разработок среднего класса (их насчитывалось с полдесятка — "Мински", "Уралы", разные варианты архитектуры М-20 и пр.) — на Единое Семейство ЭВМ на базе архитектуры IBM 360, — американского аналога. На уровне Минприбора не так громко было принято аналогичное решение в отношении мини-ЭВМ. Потом, во второй половине 70-х годов, в качестве генеральной линии для мини- и микро-ЭВМ была утверждена архитектура PDP-11 также иностранной фирмы DEC. В результате производители отечественных ЭВМ были принуждены копировать устаревшие образцы IBM-вской вычислительной техники. Это было начало конца.Вот оценка члена-корреспондента РАН Бориса Арташесовича Бабаяна:"Потом наступил второй период, когда был организован ВНИИЦЭВТ. Я считаю, что это критический этап развития отечественной вычислительной техники. Были расформированы все творческие коллективы, закрыты конкурентные разработки и принято решение всех загнать в одно "стойло". Отныне все должны были копировать американскую технику, причем отнюдь не самую совершенную. Гигантский коллектив ВНИИЦЭВТ копировал IBM, а коллектив ИНЭУМ — DEC."Никоим образом не стоит думать, что коллективы разработчиков ЕС ЭВМ выполняли свою работу плохо. Напротив, создавая вполне работоспособные компьютеры (хоть и не очень надежные и мощные), подобные западным аналогам, они справились с этой задачей блестяще, — учитывая то, что производственная база в СССР отставала от западной. Ошибочной была именно ориентация всей отрасли на "подражание Западу", а не на развитие оригинальных технологий.К сожалению, сейчас неизвестно, кто конкретно в руководстве страны принял преступное решение о сворачивании оригинальных отечественных разработок и развитии электроники в направлении копирования западных аналогов. Обьективных причин для такого решения не было никаких.Так или иначе, но с начала 70-х годов разработка малых и средних средств вычислительной техники в СССР начала деградировать. Вместо дальнейшего развития проработанных и испытанных концепций компьютеростроения огромные силы институтов вычислительной техники страны стали заниматься "тупым", да к тому же еще и полузаконным копированием западных компьютеров. Впрочем, законным оно быть не могло — шла "холодная война", и экспорт современных технологий "компьютеростроения" в СССР в большинстве западных стран был попросту законодательно запрещен.Вот еще одно свидетельство Б.А.Бабаяна :"Расчет был на то, что можно будет наворовать много матобеспечения — и наступит расцвет вычислительной техники. Этого, конечно, не произошло. Потому что после того, как все были согнаны в одно место, творчество кончилось. Образно говоря, мозги начали сохнуть от совершенно нетворческой работы. Нужно было просто угадать, как сделаны западные, в действительности устаревшие, вычислительные машины. Передовой уровень известен не был, передовыми разработками не занимались, была надежда на то, что хлынет матобеспечение… Вскоре стало ясно, что матобеспечение не хлынуло, уворованные куски не подходили друг к другу, программы не работали. Все приходилось переписывать, а то, что доставали, было древнее, плохо работало. Это был оглушительный провал. Машины, которые делались в этот период, были хуже, чем машины, разрабатывавшиеся до организации ВНИИЦЭВТа..."Cамое главное — путь копирования заокеанских решений оказался гораздо сложнее, чем это предполагалось ранее. Для совместимости архитектур требовалась совместимость на уровне элементной базы, а ее-то у нас и не было. В те времена отечественная электронная промышленность также вынужденно встала на путь клонирования американских компонентов, — для обеспечения возможности создания аналогов западных ЭВМ. Но это было очень непросто.Можно было достать и скопировать топологию микросхем, узнать все параметры электронных схем. Однако это не давало ответа на главный вопрос — как их сделать. По сведениям одного из экспертов российского МЭП, работавшего в свое время генеральным директором крупного НПО, преимущество американцев всегда заключалось в огромных инвестициях в электронное машиностроение. В США были и остаются совершенно секретными не столько технологические линии производства электронных компонентов, сколько оборудование по созданию этих самых линий. Результатом такой ситуации стало то, что созданные в начале 70-х годов советские микросхемы — аналоги западных были похожи на американо-японские в функциональном плане, но не дотягивали до них по техническим параметрам. Поэтому платы, собранные по американским топологиям, но с нашими компонентами, оказывались неработоспособными. Приходилось разрабатывать собственные схемные решения.В цитированной выше статье Свейда делается вывод: "БЭСМ-6 была, по общему мнению, последним оригинальным русским компьютером, что был спроектирован наравне со своим западным аналогом". Это не совсем верно: после БЭСМ-6 была серия "Эльбрус": первая из машин этой серии "Эльбрус-Б" была микроэлектронной копией БЭСМ-6, предоставляла возможность работать в системе команд БЭСМ-6 и использовать программное обеспечение, написанное для нее.Однако общий смысл вывода верен: из-за приказа некомпетентных или сознательно вредящих деятелей правящей верхушки Советского Союза того времени советской вычислительной технике был закрыт путь на вершину мирового Олимпа. Которой она вполне могла достичь — научный, творческий и материальный потенциал вполне позволяли это сделать.Вот, к примеру, немного из личных впечатлений одного из авторов статьи:"В период моей работы в ЦИАМ (1983 — 1986 гг.) уже происходил переход смежников — заводов и КБ авиапрома — на ЕС-овскую технику. В связи с этим руководство института начало заставлять руководителей подразделений переходить на только что установленную в институте ЕС-1060 — клон западного IBM PC. Разработчики устроили саботаж этого решения, пассивный, а кое-кто и активный, предпочитая использовать старую добрую БЭСМ-6 пятнадцатилетней давности. Дело в том, что работать на ЕС-1060 в дневное время было практически невозможно — постоянные "зависы", скорость прохождения заданий крайне медленная; в то же время любое зависание БЭСМ-6 рассматривалось как ЧП, настолько они были редки."Однако отнюдь не все оригинальные отечественные разработки были свернуты. Как уже говорилось, коллектив В.С.Бурцева продолжал работу над серией ЭВМ "Эльбрус", и в 1980 году ЭВМ "Эльбрус-1" с быстродействием до 15 миллионов операций в секунду был запущен в серийное производство. Симметричная многопроцессорная архитектура с общей памятью, реализация защищенного программирования с аппаратными типами данных, суперскалярность процессорной обработки, единая операционная система для многопроцессорных комплексов — все эти возможности, реализованные в серии "Эльбрус", появились раньше, чем на Западе. В 1985 году следующая модель этой серии, "Эльбрус-2", выполнял уже 125 миллионов операций в секунду. "Эльбрусы" работали в целом ряде важных систем, связанных с обработкой радиолокационной информации, на них считали в номерных Арзамасе и Челябинске, а многие компьютеры этой модели до сих пор обеспечивают функционирование систем противоракетной обороны и космических войск.Весьма интересной особенностью "Эльбрусов" являлся тот факт, что системное программное обеспечение для них создавалось на языке высокого уровня — Эль-76, а не традиционном ассемблере. Перед исполнением код на языке Эль-76 переводился в машинные команды с помощью аппаратного, а не программного обеспечения.Большие советские компьютеры, вроде того же ПС-2000, во многом даже превосходили своих зарубежных конкурентов, но стоили гораздо дешевле — так, на разработку ПС-2000 было затрачено всего 10 миллионов рублей (а его использование позволило получить прибыль в 200 миллионов рублей). Однако их сферой применения были "крупномасштабные" задачи — та же противоракетная оборона или обработка космических данных. Развитие средних и малых ЭВМ в Союзе предательством кремлевской верхушки было заторможено всерьез и надолго. И именно поэтому тот прибор, что стоит у вас на столе и о котором рассказывается в нашем журнале, сделан в Юго-Восточной Азии, а не в России.КатастрофаС 1991 года для российской науки настали тяжелые времена. Новая власть России взяла курс на уничтожение российской науки и оригинальных технологий. Прекратилось финансирование подавляющего большинства научных проектов, вследствие разрушения Союза прервались взаимосвязи заводов-производителей ЭВМ, оказавшихся в разных государствах, и эффективное производство стало невозможным. Многие разработчики отечественной вычислительной техники были вынуждены работать не по специальности, теряя квалификацию и время. Единственный экземпляр разработанного еще в советское время компьютера "Эльбрус-3", в два раза более быстрого, чем самая производительная американская супермашина того времени Cray Y-MP, в 1994 году был разобран и пущен под пресс."Эльбрус-3".Некоторые их создателей советских компьютеров уехали за границу. Так, в настоящее время ведущим разработчиком микропроцессоров фирмы Intel является Владимир Пентковский, получивший образование в СССР и работавший в ИТМиВТ — Институте Точной Механики и Вычислительной Техники имени С.А.Лебедева. Пентковский принимал участие в разработке упоминавшихся выше компьютеров "Эльбрус-1" и "Эльбрус-2", а затем возглавил разработку процессора для "Эльбруса-3" — Эль-90. Вследствие целенаправленной политики уничтожения российской науки, ведущейся правящими кругами РФ под влиянием Запада, финансирование проекта "Эльбрус" прекратилось, и Владимир Пентковский был вынужден эмигрировать в США и устроиться на работу в корпорацию Intel. Вскоре он стал ведущим инженером корпорации и под его руководством в 1993 году в Intel разработали процессор Pentium, по слухам, названный так именно в честь Пентковского.Пентковский воплощал в Intel'овских процессорах те советские ноу-хау, которые знал сам, многое додумывая в процессе разработки, и к 1995 году фирма Intel выпустила более совершенный процессор Pentium Pro, который уже вплотную приблизился по своим возможностям к российскому микропроцессору 1990 года Эль-90, хоть и не догнал его. В настоящее время Пентковский разрабатывает следующие поколения процессоров Intel. Так что процессор, на котором, возможно, работает ваш компьютер, сделан именно нашим соотечественником и мог бы быть российского производства, если бы не события после 1991 года.Многие НИИ переключились на создание крупных вычислительных систем на основе импортных компонентов. Так, в НИИ “Квант” под руководством В.К.Левина ведется раззработка вычислительных системы МВС-100 и МВС-1000, основанных на процессорах Alpha 21164 (производства DEC-Compaq). Однако приобретение такого оборудования затруднено действующим эмбарго на экспорт в Россию высоких технологий, возможность же применения подобных комплексов в оборонных системах крайне сомнительна, — никто не знает, сколько в них можно найти "жучков", активирующихся по сигналу и выводящих систему из строя.На рынке же персональных ЭВМ отечественные компьютеры отсутствуют полностью. Максимум, на что идут российские разработчики — это сборка компьютеров из комплектующих и создание отдельных устройств, например, материнских плат, — опять-таки из готовых компонентов, при этом размещая заказы на производство на заводах Юго-Восточной Азии. Однако и таких разработок весьма мало (можно назвать фирмы "Аквариус", "Формоза"). Развитие же линии "ЕС" практически остановилось, — зачем создавать свои аналоги, когда проще и дешевле купить оригиналы? Разумеется, не все еще потеряно. Остались и описания технологий, иной раз даже попрошествии десяти лет превосходящих западные, и действующие образцы. К счастью, не все разработчики отечественной вычислительной техники уехали за границу или умерли. Так что шанс еще есть.А будет ли он реализован — зависит уже от нас.Владимир Сосновский, Антон ОрловДобавление1) "К сожалению, сейчас неизвестно, кто конкретно в руководстве страны принял преступное решение о сворачивании оригинальных отечественных разработок" - почему - НЕИЗВЕСТНО? Очень даже хорошо - известно! Это решение было принято на совместном заседании Политбюро ЦК КПСС и СовМина СССР. Цитирую : "30 декабря 1967 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О развитии производства средств вычислительной техники» (#1180-420). Этим указом Министерству радиопромышленности поручалось разработать комплекс информационно-вычислительных машин «Ряд» и организовать его серийное производство. Много позже гуру программирования Эдсгер Дейкстра (Edsger Dijkstra) скажет, что постановление #1180-420 стало «величайшей победой Запада в холодной войне».2) По поводу "творческой переработки" лучших зарубежных аналогов. тут возникали забавные проблемы... Например : "Дело в том, что существующие ГОСТЫ ориентированы на метрическую систему, а среди компьютерных комплектующих доминирует дюймовый масштаб. Эта проблема касается не только корпусов и плат, но и микросхем, включая расстояние между контактами. В результате инженерам даже при наличии образцов приходилось заново проектировать свои изделия." Проще говоря - 1 дюйм это НЕ точно 2.5 см... А с "хвостиком"... На м/с серий к155, с 14 ногами это не приводило к особым проблемам, но вот когда пошли БИСы с десятками и сотнями ног, в процессе "творческой переработки" приходилось попотеть ! :-)3) Жаль, что автор не подчеркнул уникальную разработку Глушкова - "Мир-2". Это действительно выдающяяся разработка, в которой язык программирования высокого уровня был реализован аппаратно. Без компиллятора..4) По поводу "отечественной" ЭВМ "Эльбрус"... :-) Недаром, специалисты в области ЭВМ называли ее "ЭльБарроуз"... :-) Была такая фирма... Основные идеи Эльбруса были цельнотянуты у Барроуза и Крея.5) И наоборот, автором совершенно не отражена история действительно отечественной разработки системы ПС. ПС-2000 была разработана по заказу нефтяников, которые в 70-е годы имели влияние на принятие решений даже большее, чем МО. В отличии от генералов, среди них нашлись вменяемые люди, которые наплевав на постановление ЦК КПСС профинансировали эту интереснейшую разработку. Для неспециалистов, могу пояснить так - это была попытка сделать истребитель на паровом двигателе. Фокус в том. что она удалась ! :-) ЭВМ ПС-200 работали в полутора сотнях геофизических экспедиций и честно обрабатывали данные сейсморазведки. Немного похуже, чем Cyber-174, но в десятки раз дешевле... :-) Последней разработкой этой линии была ЭВМ ПС-3000. Я лично участвовал в приемо-сдаточных испытаниях экземпляра № 2. По тем временам - это было нечто удивительное! Хотя вся элементная база была "цельнотянутой" и устаревшей, благодаря оригинальным конструкторским решениям эта ЭВМ могла конкурировать с западными моделями. Но это уже был конец 80-х и правительство СССР волновали совсем другие проблемы... ПС-3000 был разобран на металолом спустя несколько лет.От РП: человеком, продавившим преступное решение в Политбюро был А.Н. Косыгин - председатель СовМина СССР, тесть некоего Гвишини, через институт которого шли неформальные контакты с Западом и готовилась Перестройка. «Величайшая победаЗапада в холодной войне», почти наверняка, пришла оттуда. За Косыгиным и "крылом конвергенции", проведшим операцию "Перестройка" стояли переродившиеся номенклатурные круги партийно-советского аппарата и спецслужб, в первую очередь - внешней разведки. Окончательный удар по советским ЭВМ и Автоматизированным Системам Управления нанёс Горбачёв.Операция по уничтожению сети советских ЭВМ для управления экономикой по предложению Глушкова проводилась под прикрытием экспертов из ЦК и активной помощи Запада, в первую очередь, спецслужб США. Косыгину и не особо грамотному, хотя и честному и сообразительному Брежневу группы референтов из ЦК и СовМина потоком шли сообщения такого типа: "В США спрос на вычислительные машины упал." В докладных записках в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США, в основном через контакты Гвишиани, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись, вроде как это чисто мода - капиталисты покупают ЭВМ только чтобы казаться современными". В тоже время через окружение Брежнева и ПБ альтернативная информация от Глушкова и других специалстов мирового уровня не допускалась до руководства, а контакты академиков-технократов с высшим руководством были в значительной мере блокированы. "Перестройка" уже начиналась.Источник.

07 июля 2013, 18:21

Сталин и кибернетика

Originally posted by lenin_kerrigan at Сталин и кибернетикаРазвенчание очередного либерального мифа о том, что Сталин уничтожал кибернетику, в связи с чем СССР сильно отставал от передовых демократий в компьютерной и технической отраслях.. Едва ли сотая часть дураков, рыдающих о «преследовании кибернетики», хотя бы смутно догадывается о том, что же такое кибернетика и уверена, что это если не система бухгалтерского учета в кибуцах, то наверняка супруга невинно репрессированного выдающегося еврейского профессора Кибера, которого уже нет - из-за преследования Сталиным, конечно. Сотая от сотой части, доползшая до диплома о высшем образовании, уверена, что научным «отцом кибернетики» является американец Винер. Извините, ошибочка вышла. От отношений Винера с наукой она ничего не родила, а если родила, то нечто совершенно иное. Потому что кибернетика, как открытие, научная идея, родилась за две тысячи лет до рождения Винера.  Термин «кибернетика» ввел древнегреческий ученый Платон как науку управления особыми объектами, имеющими в своем составе людей – эти объекты он называл «гиберно». Это могла быть и административная единица – земля, заселенная людьми, и корабль. По Платону, построенный и снаряженный корабль – это просто вещь, а вот корабль с экипажем – это уже «гиберно», которым должен управлять специалист – «кибернет», кормчий, по-русски. Если исходить из того, что человек – биологически по крайней мере, то же животное, то становится ясным, откуда взялось название книги Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». Новое, как говорится, это хорошо забытое старое. Кстати, обрусевшие слова «губернатор», «губерния», «гувернер» – все происходят от термина, который ввел Платон. Да и английское government – правительство, имеет тот же генезис. Напомним, что кибернетикой – в исходном, платоновском смысле, в начале XIX века занимался Ампер, поместивший ее на третье место в своей классификации наук, а чуть позже него – блестящий польский ученый Болеслав Трентовский. И если мы говорим о Сталине, то надо помнить, что он был совершенный, полный, идеальный кибернет – в платоновской формулировке. Потому что еще в те времена шел спор между Платоном и Аристотелем о форме правления: Аристотель считал, что управление государством должно строиться на основе законов, Платон оптимальным считал управление на основе решений кибернета (правителя). И теория, и опыт показали, кстати, что платоновский подход более эффективен. Сталин был энциклопедически образованным человеком, работы Платона (в отличие от нынешних полуграмотных демиков), изучал, систему управления строил как кибернетическую, поэтому говорить о «преследовании Сталиным кибернетики» – просто абсурд. Определяясь в том, что же такое кибернетика, хотелось бы сослаться на мнение академика Глушкова, блестящего ученого, математика, инженера, эрудита и интеллектуала, глубочайшего знатока не только технических и математических дисциплин, но трудов Гегеля и Ленина. Он не выдавал себя за «отца кибернетики», но его вклад в кибернетику – не винеровская медная лепта, а полновесная золотая литра. Так вот, Глушков трактовал кибернетику, как науку об общих закономерностях, принципах и методах обработки информации и управления сложными системами, при этом ЭВМ трактовалась как основное техническое средство кибернетики. На определении Глушкова и остановимся. Напомню только, что созданное им семейство ЭВМ «МИР» опередило на двадцать лет американцев – это были прообразы персональных компьютеров. В 1967 году фирма IBM купила «МИР-1» на выставке в Лондоне: у IBM был спор о приоритете с конкурентами, и машина была куплена для того, чтобы доказать, что принцип ступенчатого микропрограммирования, запатентованный конкурентами в 1963 году, давным-давно известен русским и применяется в серийных машинах. Кто понимает кибернетику лучше Глушкова и сделал для кибернетики больше – пусть дает свое определение этой науке. Как Сталин «преследовал» кибернетикуЕсли проехать от метро «Ленинский проспект» несколько остановок на троллейбусе, то по адресу Ленинский проспект, 51 можно увидеть утопающий в зелени деревьев типичный сталинский «дворец науки» – огромное здание с колоннами на фасаде. Это ИТМВТ, Институт точной механики и вычислительной техники имени С.А. Лебедева. Он создан в 1948 году для разработки электронных вычислительных машин – основного технического средства кибернетики, по определению Глушкова.  М.А. Лаврентьев Директор Института математики и, по совместительству, вице-президент АН УССР Лаврентьев написал товарищу Сталину письмо о необходимости ускорения исследований в области вычислительной техники, о перспективах использования ЭВМ. Сталин, прекрасно ориентирующийся в перспективных направлениях науки, отреагировал немедленно: по его распоряжению был создан ИТМВТ и его директором был назначен М.А. Лаврентьев. Кстати, вот эту, сталинскую школу воспитания кадров широко использовал Королев. У него была чеканная, воистину сталинская формула: «Не согласен – критикуй, критикуешь – предлагай, предлагаешь – делай, делаешь – отвечай!». Так формировались кадры. Такое вот было «преследование кибернетики». А ведь страна еще не оправилась от тяжелейшей войны. В том же 1948 году под началом доктора физико-математических наук С.А. Лебедева начинаются работы по созданию МЭСМ (малой электронной счетной машины) в Киеве. В конце 1948 года сотрудники Энергетического института им. Крижижановского Брук и Рамеев получают авторское свидетельство на ЭВМ с общей шиной, а в 1950-1951 гг. создают ее. В этой машине впервые в мире вместо электронных ламп используются полупроводниковые (купроксные) диоды. В начале 1949 года в Москве на базе завода САМ были созданы СКБ-245 и НИИ Счетмаш. В начале 50-х в Алма-Ате была создана лаборатория машинной и вычислительной математики. Можно не сомневаться, что на самом деле делалось Сталиным для развития кибернетики намного больше – многое было засекречено, многое было забыто с годами и в соответствии указаниями «кукурузника» Хрущева, но и по этим фрагментам можно понять, что был запущен единый мощный кибернетический проект, охватывающий различные республики и научные учреждения. И это речь идет только о цифровых ЭВМ – а ведь работа над аналоговыми машинами была начата еще до войны и в 1945 году первая в СССР аналоговая машина уже работала. До войны же были начаты исследования и разработки быстродействующих триггеров – основных элементов цифровых ЭВМ. Для русофобов и антисоветчиков с особым удовольствием сообщаю, что триггер в 1918 году изобрел советский ученый М.А. Бонч-Бруевич. Тот самый Михаил Александрович Бонч-Бруевич, который возглавил созданную по указанию В.И. Ленина Нижегородскую радиолабораторию (НРЛ). Это Бонч-Бруевичу направил В.И. Ленин свою знаменитую телеграмму: «Пользуюсь случаем, чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретений, которую Вы делаете. Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю вам оказывать этой и подобным работам. С лучшими пожеланиями В. Ульянов (Ленин)». Всяческое и всемерное содействие было оказано, и в условиях экономической и информационной блокады, которую организовали капиталисты, в Нижегородской радиолаборатории создавались приборы, опережавшие на годы западную техническую мысль. Кстати, именно там, в НРЛ, в самом начале 20-х годов советским специалистом Олегом Владимировичем Лосевым был создан «кристадин» – прообраз современного транзистора и открыто свечение полупроводниковых кристаллов – светодиодов.  П.И. Паршин Возвращаясь к теме «преследования Сталиным кибернетики» хотелось бы привести еще пару примеров. Министром машиностроения и приборостроения СССР Сталин назначил П.И. Паршина, прекрасного специалиста и знатока своего дела. И вот, когда на совещании в ИТМВТ один из руководителей лабораторий, Л.И. Гутенмахер, предложил строить ЭВМ на электромагнитных бесконтактных реле (они намного надежнее электронных ламп, хотя работают медленнее), Паршин тут же придумал увеличить силу тока в питающей обмотке реле – а это позволило сократить число витков в обмотке до одного, значит, сделать реле технологичным, приспособленным для массового производства. Вот так, в процессе совещания, делается важнейшее, принципиальное изобретение. Вот какие кадры занимались у Сталина кибернетикой. Можно ли вообразить, что какой-нибудь путинский министр настолько знает свое дело, что способен предложить революционное техническое решение? А у Сталина министры дело знали. А второй пример – из секретного протокола закрытого ученого совета института электротехники и теплоэнергетики АН УССР от 8 января 1950 года, где с докладом о ходе работ над ЭВМ выступил создатель МЭСМ С.А. Лебедев. Доклад был встречен с интересом, доброжелательно, вопросы задавались толковые, все старались помочь и поддержать. Но среди присутствующих был и некий бдительный академик Швец. По сути проекта он не высказался – наверное, так ничего и не понял. Но «со всей остротой» поставил вопросы о том, Лебедев «не борется за приоритет АН УССР по этой работе», «комплексирование работы проводится недостаточно». А самое главное, указал, что «не следует использовать в применении к машине термин «логические операции», машина не может производить логических операций; лучше заменить этот термин другим». Вот и вся история «преследования кибернетики». Обычные склоки и интриги среди ученой братии. Технари делали машины, двигали прогресс, а «философы», которые ничего не умели делать, бдительно бдили, чтобы кто не подумал, что машина может думать или хотя бы производить логические операции. Результаты «преследования» кибернетики В результате «преследования кибернетики», в котором обвиняют Сталина, в СССР была создана новая мощная отрасль науки и техники, созданы научно-исследовательские институты и заводы, производящие кибернетические устройства. Созданы научные школы, подготовлены кадры, написаны учебники, в вузах начали читать новые дисциплины, готовить специалистов по кибернетике. В СССР МЭСМ была запущена в то время, когда в Европе была только одна ЭВМ – английская ЭДСАК, запущенная на год раньше. Но процессор МЭСМ был намного мощнее за счет распараллеливания вычислительного процесса. Аналогичная ЭДСАК машина – ЦЭМ-1 – была принята в эксплуатацию в Институте атомной энергии в 1953 году – но также превосходила ЭДСАК по ряду параметров. Разработанный лауреатом Сталинской премии, Героем социалистического труда С.А. Лебедевым принцип конвейерной обработки, когда потоки команд и операндов обрабатываются параллельно, применяется сейчас во всех ЭВМ в мире. Построенная, как развитие МЭСМ новая ЭВМ БЭСМ в 1956 году стала лучшей в Европе. Созданный в Швейцарии Международный центр ядерных исследований пользовался для расчетов машинами БЭСМ. Во время советско-американского космического полета «Союз-Аполлон» советская сторона, пользующаяся БЭСМ-6, получала обработанные результаты телеметрической информации за минуту – на полчаса раньше, чем американская сторона. В 1958 году была запущена в серию машина М-20, которая стала самой быстродействующей ЭВМ в мире, а также М-40 и М-50, ставшие «кибернетическим мозгом» советской противоракетной системы, созданной под руководством В.Г. Кисунько и сбившей в 1961 году реальную ракету – американцы смогли повторить это только через 23 года. Специалисты-кибернетики сталинского призыва создавали мощнейшую вычислительную технику, все высшие достижения СССР в этой области связаны с их именами. Работали они по сталинским идеям – с опорой на собственные силы, свои идеи, свои ресурсы. Катастрофой стало принятое в 1967 году решение руководства СССР перейти на «обезьянью политику» – копировать американскую вычислительную технику, запустить в производство машины IBM-360 под названием Единая Система «Ряд».  Памятник Лебедеву в Киевском Политехническом А мы сделаем что-нибудь из «Ряда» вон выходящее!» – горько шутил С.А. Лебедев, один из первых руководителей сталинского ИТМВТ. И как он ни боролся за самобытный, лучший путь развития нашей вычислительной техники, то самое низкопоклонство перед западом, с которым упорно боролся Сталин одержало верх. Это подорвало силы ученого, в 1974 году он умер. А ИТМВТ было присвоено его имя, имя лауреата Сталинской премии Сергея Алексеевича Лебедева. Автор: Александр Трубицын