• Теги
    • избранные теги
    • Люди87
      • Показать ещё
      Компании70
      • Показать ещё
      Страны / Регионы59
      • Показать ещё
      Международные организации10
      • Показать ещё
      Разное77
      • Показать ещё
      Формат2
      Показатели2
      Издания16
      • Показать ещё
      Сферы2
Кит Александер
21 июня, 20:01

Readout of President Donald J. Trump’s Meeting with Cybersecurity and Energy Sector Representatives

President Donald J. Trump met with Mayor Rudy Giuliani, General Keith Alexander, Thomas P. Bossert, and energy sector leaders today to address energy sector resilience and cybersecurity. President Trump thanked the participants in the meeting for their efforts and underscored the importance of a continuing public and private partnership to effectively combat threats against the energy sector, particularly the power grid. In the meeting, the leaders discussed unique challenges the sector faces and strategic initiatives, both underway and proposed, to address the evolution of malicious cyber activity. The President stated his continued commitment to enhancing electric grid security and resilience, noting that his Executive Order “Strengthening the Cybersecurity of Federal Networks and Critical Infrastructure” is an important step towards that goal. The President made clear that his Administration is committed to working closely with infrastructure providers, improving the existing public and private partnership framework, and fostering collaborative relationships for effective risk management.

30 марта, 22:39

В США призвали вести диалог с Россией и противостоять ей

Экс-глава Киберкомандования вооруженных сил США, генерал в отставке Кит Александер призвал на слушаниях по «российскому вмешательству в выборы» в сенате одновременно вести диалог с Россией по кибербезопасности и противостоять Москве, если это необходимо. «Я думаю, что мы должны вести диалог и противостоять – вести диалог в тех областях, где мы можем, определять правильный путь, обращаться к ним (России) и охлаждать ситуацию. (...) В то же время надо дать им знать, что они не могут делать и почему, установить стандарты», – передает РИА «Новости» слова отставного генерала на слушаниях в комитете по разведке сената. «Я призываю вас подумать и прийти к выводу, какова наша стратегия. Что Россия пытается делать, зачем они пытаются это сделать и как нам с ними общаться. В то же время нам надо решать имеющиеся у нас вопросы кибербезопасности и исправить то, что нужно», – обратился Александер к сенаторам. В то же время экс-глава Киберкомандования вооруженных сил США утверждает, что Россия якобы пытается «не только идти против Национального комитета Демократической партии и других», но и пытается вбить клин между политическими партиями в США, а также самими Соединенными Штатами и НАТО, НАТО и ЕС. Кроме того, по словам председателя специального сенатского комитета по разведке Ричарда Берра, Россия якобы ведет «информационную войну» на американской земле. Между тем в четверг президент России Владимир Путин в очередной раз опроверг возможное вмешательство Москвы в президентские выборы в США, назвав подобные сведения «ложью и выдумками».

30 марта, 09:55

В США представлен первый отчет о вмешательстве России в президентские выборы

В Сенате США представили первые результаты расследования о вмешательстве России в президентские выборы. Эту информацию подтвердил сенатор от республиканской партии Ричард Бэрр в ходе брифинга в среду 29 марта. По его словам, расследование пока находится на начальном этапе, и делать какие-либо выводы абсолютно преждевременно. Аналогичным образом Бэрр высказался относительно компрометирующих фактов о Дональде Трампе и его связях с Россией. Бэрр

30 марта, 07:09

Тысячи страниц документации и публичные слушания: в США выясняют, вмешивалась ли Россия в выборный процесс

На брифинге для журналистов в американском сенате в среду был представлен первый устный отчет расследования по России.

27 марта, 19:22

House spat leaves Senate in driver’s seat on Russia probe

Although House Democrats aren’t likely to walk away from the investigation, they concede their panel’s probe is now shrouded in a cloud of suspicion.

23 марта, 23:57

В Конгрессе США призвали к «невидимым» мерам против России

Среди других предложенных американским политиком мер – расширение санкций

26 января, 17:37

These Numbers Show Why Trump's Muslim Entry Limit Is Absurd

President Donald Trump is reportedly planning to restrict refugee admissions and deny visas to individuals from seven Muslim-majority countries his administration deems a terrorist risk ― Syria, Iraq, Iran, Libya, Somalia, Sudan and Yemen. This is a dramatic and misdirected overreaction to a relatively small-scale problem. Since 9/11, there have been no fatalities in the United States by extremists with family backgrounds in any of these countries. None of the 9/11 hijackers were from these countries either. What about plots that did not lead to fatalities? According to a database that I maintain on Islamists involved with violent extremism in the U.S., fewer than a quarter have family backgrounds in one of these countries. Over the past 15 years, Islamist extremists have killed an average of eight people a year in the United States. This death toll is less than one tenth of one percent of the 240,000 murders that the country has suffered since 9/11. Thus, Trump’s visa ban will not increase public safety. Instead, it continues the trend of government responses to terrorism that are widely out of sync with the scale of the threat. None of this violence involved people from the seven countries on Trump's visa ban list. The Federal Bureau of Investigation has 6,853 agents working on counterterrorism, almost exactly the same as the 6,857 working in counterterrorism in 2004, when the agency thought – incorrectly, as it turned out ― that several hundred al Qaeda operatives were already on U.S. soil. (Only five possible al Qaeda operatives were ever identified.) The yield from this $1.9 billion annual investment is sparse: only three dozen Islamist extremists were indicted for violent extremism in the U.S. over the past year, plus a similar or lower number of non-Muslims. Perhaps counterterrorism programs are deterring extremists from considering violence and disrupting plots that never make it to public attention. But even if 10 plots were secretly prevented for every plot we know about, that would mean more than a dozen counterterrorism agents for every Islamist extremist arrested in 2016. According to a cost-benefit analysis by two professors, political scientist John Mueller and civil engineer Mark G. Stewart, the federal government spends approximately $75 billion each year on counterterrorism. In purely financial terms, these efforts would have to disrupt a 9/11-scale attack every four years to be deemed cost-effective. Yet no 9/11-scale plots have been detected in the past 15 years.  The massive response to counterterrorism exacts a cost to liberty as well as tax dollars. The National Security Agency, we now know, collected Americans’ telephone, e-mail and other internet records for years through secret programs that were revealed by Edward Snowden. NSA director Keith Alexander testified that these programs disrupted “at least 10” plots involving “homeland-based threats.” If these 10 or more plots involved large-scale attacks on the U.S., perhaps the threat might be judged worthy of a massive new system of government surveillance but this does not seem to have been the case. No such plots were ever identified. The USA Freedom Act of 2015, which was supposed to bring transparency to these programs, explicitly exempts surveillance that the government deems necessary to protect national security. If homegrown extremism counts as a national security issue, then the NSA can continue to sidestep the Fourth Amendment without oversight.  In purely financial terms, these efforts would have to disrupt a 9/11-scale attack every four years to be deemed cost-effective. Paradoxically, our zero-tolerance policy toward violent extremism makes Americans feel less safe. If every Muslim with a gun is a threat to national security, then a scattering of events can make us feel besieged. This is the so-called Islamic State’s strategy ― to take advantage of the West’s hypersensitivity to small-scale Islamist extremist attacks. Some Americans are so unnerved by these sporadic incidents that they are willing to abandon freedom of religion, one of our nation’s core values. In a survey conducted in late 2015, 26 percent of respondents said that Islam should be illegal in the U.S. Another 21 percent said they weren’t sure. The panicky fear that motivates these un-American attitudes does not match America’s self-image as the home of the brave. Over two centuries, this country has faced worse threats with greater equanimity. When the term “national security” was coined during World War II, it meant Pearl Harbor and submarine attacks on U.S. shipping, with most of Europe under enemy occupation. When the first national security policies were adopted in the 1950s, threats included nuclear warheads, intercontinental ballistic missiles and million-soldier armies. After 9/11, when terrorism became the primary focus of the national security strategy, the threat involved teams of saboteurs, trained overseas to coordinate devastating simultaneous attacks. This is ISIS's strategy -- to take advantage of the West’s hypersensitivity to small-scale Islamist attacks. Today’s terrorist threat, on the other hand, is paltry by comparison. None of the recent cases have involved large-scale attacks on the U.S. or weapons of mass destruction ― the sort of threats that national security used to refer to. During his presidential campaign, Trump repeatedly exaggerated the scale of Muslim extremism in the United States ― after the Orlando shooting, for example, Trump claimed that there were “thousands of shooters like this, with the same mentality, out there in this country.” Instead of inflating the threat of extremism, Trump and the rest of us ought to treat it as the small-time criminal enterprise that it is, matching our response to the scale of the problem. Let’s stand strong. Stop giving terrorists the obsessive attention and inflated importance that they crave. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

08 декабря 2016, 21:53

‘More money on outside’: NSA's best leave due to ‘low morale’ – former NSA director

Wiretapping and spying on foreign governments might be a dream job for some, but America's National Security Agency is struggling to keep hold of its employees. According to former NSA director Keith Alexander, its best workers are departing at an alarming rate. RT LIVE http://rt.com/on-air Subscribe to RT! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=RussiaToday Like us on Facebook http://www.facebook.com/RTnews Follow us on Twitter http://twitter.com/RT_com Follow us on Instagram http://instagram.com/rt Follow us on Google+ http://plus.google.com/+RT Listen to us on Soundcloud: https://soundcloud.com/rttv RT (Russia Today) is a global news network broadcasting from Moscow and Washington studios. RT is the first news channel to break the 1 billion YouTube views benchmark.

20 ноября 2016, 18:45

Юрий Бялый о возможных перестановках в военно-разведывательной элите США

Президенту США Бараку Обаме направлена рекомендация уволить главу Агентства национальной безопасности Майкла Роджерса в виду последних провалов в работе ведомства. Соответствующие предложения переданы главой Пентагона Эштоном Картером и директором Национальной разведки Джеймсом Клеппером в субботу 19 ноября сообщает агентство Рейтерс, со ссылкой на собственные источники в ведомствах.При этом уточняется, что рекомендации были направлены в адрес главы Белого дома еще в прошлом месяце.Агентство напоминает, что Майкл Роджерс был назначен главой АНБ для исправления серьезных недочетов в работе ведомства, связанных с масштабными утечками информации и «делом Сноудена». Однако уже после назначения Роджерса главой ведомства состоялся еще ряд крупных скандалов.Кроме того, Майкл Роджерс совмещает работу в АНБ с руководством Киберкомандованием и глава Пентагона выразил недовольство ведущейся США борьбой в киберпространстве против Исламского государства (организация запрещена в России).Сообщается также, что в минувший четверг Майкл Роджерс встретился с будущим президентом США Дональдом Трампом в Нью-Йорке, не уведомив о предстоящей встрече руководство Белого дома, чем вызвал недовольство американских чиновников.По сообщениям американских СМИ кандидатура Роджерса рассматривается Дональдом Трампом на пост главы Национальной разведки. При этом действующий глава ведомства уже подал прошение об отставке.Должность директора Национальной разведки США была учреждена в конце 2004 года во время президентского срока Джорджа Буша для координации и управления Национальным разведывательным сообществом, в которое входят 17 различных государственных учреждений, включая Центральное разведывательное управление. До создания должности директора Национальной разведки его функции фактически выполнял директор ЦРУ.Агентство национальной безопасности входит в Разведывательное сообщество США на правах независимого члена и обладает автономией, в частности, директор Национальной разведки не имеет права вмешиваться в его работу. Назначение АНБ состоит в радиотехнической и электронной разведывательной работе, а также защите электронных коммуникаций государства от вмешательства и несанкционированного доступа извне.В 2013 году бывший сотрудник АНБ и ЦРУ Эдвард Сноуден опубликовал документы, свидетельствующие о тотальной глобальной слежке АНБ через коммуникационные электронные сети за гражданами и лидерами других стран, в том числе союзников США.Комментарий эксперта Юрия БялогоВопрос о контроле в Национальной Разведке, Агентстве национальной безопасности (АНБ) и Киберкомандовании США – является крайне острым для всех американских администраций. Во-первых, это вопрос внешней и внутренней политики. Электронные разведывательные мощности Киберкомандования и АНБ (программы «ПРИЗМ», «Эшелон» и др.), как подчеркивают многие аналитики, всегда были направлены на киберслежку не только вовне Америки, но и внутри страны. Причем киберслежка охватывает все сферы электронных коммуникаций, от действий против терроризма до личной жизни граждан, от политики до экономики.Многие эксперты не без оснований считают, что накопленные АНБ компрометирующие данные о зарубежных и американских политиках, бизнесменах, общественных деятелях и т.д. являются одним из важнейших инструментов американского неявного внешне- и внутри-политического влияния и контроля.Хотя скандалы, связанные с разоблачениями Эдварда Сноудена, заставили АНБ официально заявить о том, что киберслежка внутри страны Агентством прекращена, ряд крупных американских и международных организаций, включая «Эмнести Интернешнл», «Хьюман Райт Уотч» и «Американский ПЕН-центр», в связи с этой киберслежкой судятся с АНБ уже несколько лет. Во-вторых, это вопрос оборонного и разведывательного бюджета. Хотя конкретные уровни бюджетных трат на киберразведывательные программы засекречены, известно, что АНБ получает «львиную долю» этих трат размером десятки миллиардов долларов. Таким образом, элитно-политическое влияние АНБ – и как очень «богатой» и к тому же секретной (то есть не подлежащей полноценному контролю Конгресса) госслужбы, и как «банка» важнейшей стратегической политической информации, – трудно переоценить. Потому посты директора АНБ и Киберкомандования, которые сейчас совмещает адмирал Майкл Роджерс (и которые совмещал его предшественник, генерал Кит Александер), в американской иерархии политического влияния оказываются одними из ключевых.Сейчас проигравшая выборы «команда Хиллари Клинтон» пытается, во-первых, руками действующего президента Обамы убрать из АНБ и Киберкомандования потенциального «ренегата» Роджерса, предлагающего свои услуги победившей «команде Дональда Трампа» и, во-вторых, скорее всего, намерена помочь Обаме устроить из отставки Роджерса политический скандал, который воспрепятствует назначению Роджерса Директором Национальной разведки в администрации Трампа.Источник — ИА «Красная весна»http://rossaprimavera.ru/news/pentagon-i-cru-poprosili-obamu-uvolit-glavu-anb

16 ноября 2016, 09:40

У семи нянек дитя без глаза. А у шестнадцати - без двух.

Ни одно из 16 разведывательных ведомств США не смогло предугадать выход Британии из ЕвросоюзаНи одно из 16 разведывательных ведомств США не смогло предугадать выход Британии из ЕвросоюзаНапомним разведслужбы ВС США: Агентство национальной безопасности (АНБ), Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО), Разведывательный корпус сухопутных сил, Разведывательное управление ВМС, Управление разведки, наблюдения и рекогносцировки ВВС, Разведывательное управление морской пехоты, Национальное управление геопространственной разведки, Национальное управление воздушно-космической разведки. После 11 сентября 2001 года входивший в ЦРУ Национальный центр США по борьбе с терроризмом решением конгресса получил межведомственный статус. Всем разведывательным ведомствам, а их в Соединенных Штатах 16, было вменено в обязанность обмениваться информацией, в том числе с правоохранительными органами на местах. Ранее это запрещалось – якобы ради неприкосновенности личной жизни американцев.Всем руководит посолСамое тесное сотрудничество все спецслужбы США традиционно осуществляли с Великобританией. В Лондоне на постоянной основе работают около 70 офицеров американской разведки. В основном это представители военных аппаратов во главе с атташе по вопросам обороны, имеющим прямой выход на первых лиц в Пентагоне и Уайтхолле, и военными атташе трех видов вооруженных сил США – армии, ВВС и ВМС. Военные атташе видов вооруженных сил являются сотрудниками соответствующих разведок.Резидентура РУМО (как и ЦРУ) расположена в посольстве США в Лондоне на площади Гросвенор и занимается главным образом контактами с английскими коллегами и организацией вербовки. Но кроме этого есть еще два офиса разведки. Один, региональный центр ЦРУ в Западной Европе, – непосредственно в Лондоне, перебазированный сюда из Парижа в начале 70-х. Второй находится в пригороде, это база для подготовки специалистов по проведению подрывных операций в Африке и на Ближнем Востоке.Все разведструктуры замыкаются на посла США в стране, который, таким образом, является непосредственным руководителем и организатором деятельности американских рыцарей плаща и кинжала в Британии. Он всегда в курсе тех спецмероприятий и операций, которые проводятся на территории Альбиона. Послу докладываются все разведданные, через него идет шифрованная переписка и собираемая дипломатами информация. Наиболее важные донесения просматриваются и подписываются им лично.По соглашениям между Великобританией и Соединенными Штатами оперативным работникам различных резидентур, действующим в обеих странах, разрешено собирать информацию, обрабатывать ее и использовать как в своих, так и в партнерских интересах. Не секрет, что под видом сотрудничества американцы еще и вмешиваются в британскую политику, чем занимаются чуть ли ни с момента создания ЦРУ.Школа «Энигмы»В Великобритании сбором разведывательной информации занимаются четыре организации. Наиболее крупная из них – штаб правительственной связи, который отвечает за сбор, обработку и анализ разведывательной информации, получаемой из радиоэлектронных источников. Он учрежден на базе правительственной школы кодов и шифров, которая в военное время располагалась в Блетчли-парке (Бакингемшир) и занималась расшифровкой кодов. В годы Второй мировой более шести тысяч сотрудников школы работали над немецкими и итальянскими шифрами. Здесь была создана первая в мире ЭВМ, использовавшаяся для чтения закодированных сообщений. Операция ULTRA, в ходе которой удалось полностью расшифровать коды немецкой машины «Энигма», стала наиболее успешной. Считается, что Уинстон Черчилль вел военные действия в Северной Африке только на основе сведений, полученных из перехвата немецких данных.После войны штаб правительственной связи располагался сначала в Исткоуте на северо-западе Лондона, а с 1953 года имел два комплекса около Челтнема. В первом, на Окли Приорс-роуд, размещаются административный и вычислительный центры, во втором, в Бенхолл-парке, находятся в основном лаборатории, а также исключительно важный отдел по связи с АНБ. Договор 1947 года по радиоэлектронной разведке заложил основу англо-американского союза в этой области.Штаб и АНБ занимают на мировом рынке ведущие позиции по производству оборудования для расшифровки кодов и перехвата каналов связи, и это положение они намерены сохранить. Вашингтон и Лондон запрещают экспорт, если фирма-производитель не передаст правительству всю относящуюся к заказу документацию, что служит препятствием для приобретения криптографической техники развивающимися странами. Руководство штабом правительственной связи осуществляется совместно британским Минобороны и Министерством иностранных дел и по делам Содружества. Директор штаба, как правило, является заместителем главы внешнеполитического ведомства.Спецслужба Би-би-сиСотрудники директората по радиоэлектронным операциям и разработке заданий имеют дело с сообщениями, перехваченными сетью станций слежения, расположенных на территории Великобритании и за границей. Их общее количество неизвестно, засвечены те, что находятся в ФРГ, Турции, Омане, Гибралтаре, на Кипре и острове Вознесения. Все получаемые материалы анализируются для идентификации источника каждого сообщения и установления новых деталей обстановки, например наращивания военных приготовлений. Понятно, что многие из перехватываемых сообщений закодированы, и в таких случаях материалы (в копиях) направляются в отдел «Н» штаба правительственной связи, который проводит дешифрирование.Специалисты штаба разработали передатчик, работающий по принципу «мгновенного выстрела», что позволяет очень быстро отправлять большой объем информации за короткий отрезок времени. Такие передатчики – стандартное оборудование специальной воздушно-десантной службы (САС) и используются также МИ-6, получающей от штаба правительственной связи разнообразную техническую помощь.В британских подразделениях радиоэлектронной разведки работают десятки тысяч человек. Только в штабе правительственной связи в Челтнеме заняты около восьми тысяч сотрудников. Затраты на содержание всего комплекса составляют около 500 миллионов фунтов стерлингов в год. Штаб предоставляет сведения, необходимые для планирования и осуществления тайных операций, а также обеспечивает подразделения, ими занимающиеся, средствами связи. Согласно международному праву почти вся работа штаба незаконна.При этом он не контролирует передачи гражданских радиостанций, этим занимается корпорация Би-би-си, расположенная в Кавершэм-парке, – крупнейшая организация, следящая за эфиром других стран. Подобные операции Би-би-си начала в 1933 году, после того как правительство запросило подробные сведения о радиопередачах итальянских радиостанций на арабские страны.Сегодня функции службы слежения Би-би-си состоят в прослушивании передач иностранных радиостанций и составлении сообщений о их содержании. Из четырехсот с лишним сотрудников, работающих в Кавершэм-парке, около 120 занимаются именно прослушкой. Ежедневно они контролируют примерно 400 сводок новостей, комментариев и сообщений более чем из 34 стран. Основные усилия в прежние времена направлялись на передачи стран Варшавского договора, а в настоящее время – России и союзных с нами государств. Под пристальным вниманием остаются некоторые развивающиеся страны. До иранской революции и ввода частей советских войск в Афганистан службы слежения Би-би-си использовали четыре монитора, которые контролировали вещание на фарси, дари, пушту. Затем их число возросло до 12, а Иран получил равный с Россией статус, его передачи слушаются 24 часа в сутки.Тайные новобранцыНекоторое время назад Пентагон начал реформировать военную разведку. В первую очередь предусматривается увеличение численности сотрудников РУМО за рубежом. За ближайшую пятилетку их количество, в том числе и под прикрытием (прежде всего дипломатическим), планируется довести примерно до 1600 человек. Сейчас в РУМО за границей насчитывается около 500 оперативных работников.Минобороны США собирается обеспечить более тесное взаимодействие РУМО с ЦРУ и командованием специальных операций (СОКОМ). Приоритетами в деятельности станут слежение за исламистскими группировками в Африке и на Ближнем Востоке, поставками Северной Кореей и Ираном оружия другим государствам и модернизация китайских вооруженных сил. По сути речь идет о быстром превращении военного разведывательного управления США в специальную агентурную сеть. Это ведомство все чаще нанимает гражданских лиц среди университетских преподавателей или бизнесменов в стратегически важных с военной точки зрения регионах. Резко увеличило штат и ЦРУ: за последние 11 лет департамент по борьбе с терроризмом расширился с 300 до 2000 человек. Но в отличие от ЦРУ деятельность военной разведки конгрессом фактически не контролируется.Деньги на расширение РУМО входят в общие расходы Минобороны США. Но некоторые планы Пентагон не афиширует. Речь, в частности, об увеличении числа шпионов и разделении задач между ЦРУ и РУМО. Это вызвано прежде всего плохой подготовкой сотрудников военной разведки, из-за чего они часто проваливали операции или выполняли их только на бумаге. Притчей во языцех стали дурные привычки: американские джеймсы бонды злоупотребляют алкоголем, слабо знают языки, толком не умеют вербовать агентов, анализировать документы.На учебной базе ЦРУ в штате Вирджиния с недавних пор ведется подготовка оперативников нового подразделения РУМО – Службы тайных операций (Defense Clandestine Service – DCS). После учебы они направляются в Афганистан, Ирак, в кризисные страны Африки и Латинской Америки. В пятилетней перспективе DCS станет одним из ведущих департаментов РУМО.С января 2012 года в США действует документ под названием Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense. В нем сказано, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к относительному уменьшению численности американских вооруженных сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотников. Также предполагается переориентация ресурсов на Азиатско-Тихоокеанский регион. Из этого можно сделать вывод, что документ, усиливающий присутствие США в АТР, и реформа РУМО – звенья одной цепи. Нынче КНР – центральный противник Соединенных Штатов.Прокололись на КлинтонОсобняком стоит Агентство национальной безопасности (National Security Agency – NSA). Это подразделение радиотехнической и электронной разведки. Сформировано 4 ноября 1952 года. По числу военнослужащих и вольнонаемных, по размеру бюджета – крупнейшая в США разведструктура.АНБ отвечает за сбор и анализ информации техническими средствами, контроль электронных коммуникаций, учет сетевого трафика. Решает специализированные задачи по получению информации из коммуникационных сетей зарубежных государств путем электронного и радиоперехвата, дешифрирования с применением компьютерной техники. АНБ несет ответственность за защиту коммуникационных сетей госучреждений США от несанкционированного доступа служб РЭР других государств. Прокол со взломом почты Хиллари Клинтон на его совести.Центральная служба безопасности (Central Security Service) – управление МО США, созданное для выработки мер безопасности электронных сетей связи и сотрудничества между АНБ и криптографическими службами МО США. Директор АНБ и начальник ЦСБ является также начальником оперативного штаба психологической войны и РЭБ ВС США. С 2009 года эти должности совмещал генерал Кит Александер (директор АНБ с 2005-го). Деятельность АНБ ограничена радиоэлектронной разведкой и РЭБ, агентство не ведет агентурной работы за рубежом.Должностная категория начальника АНБ – руководящий сотрудник МО США, военнослужащий в чине генерал-лейтенанта или вице-адмирала. Должности заместителей начальника АНБ могут замещаться вольнонаемными гражданскими специалистами МО США. Численность сотрудников и годовой бюджет АНБ – государственная тайна. Штат штаб-квартиры оценивается в 20–38 тысяч человек. Около 100 тысяч специалистов РЭБ, психологической войны и криптографии работают на военных базах США по всему миру.Подготовка специалистов для АНБ осуществляется в Национальном институте криптографии. Это учебное заведение готовит кадры не только для него, но и для нескольких других подразделений Минобороны США. Кроме того, АНБ оплачивает обучение своих сотрудников в ведущих американских колледжах, в том числе военных, и университетах.После БрекситаПосле того, как Британия приняла решение «развестись» с ЕС, американские официальные лица пытаются переосмыслить свою стратегию. По их мнению, наиболее актуальной задачей становится поиск нового надежного и близкого по духу партнера среди европейских столиц. Однако мало кто способен, а тем более согласен столь же активно, как Лондон, влиять на Брюссель во время внутренних споров, отстаивая интересы США. Теперь это тихое дипломатическое давление, в том числе заставлявшее членов НАТО увеличивать расходы на оборону, внезапно уменьшилось. Даже если Великобритания в конечном итоге вновь обретет прежнее влияние на континенте, что довольно спорно, она будет сильно занята собой на протяжении многих лет. Кроме того, Брексит произошел в сложный момент, когда Соединенные Штаты с союзниками обсуждают: что делать с Россией, как вдохнуть новую жизнь в НАТО, как справиться с кризисом мигрантов. Помимо всего прочего существует угроза со стороны «Исламского государства» (запрещенного в РФ). В борьбе с террористами совместная разведка имеет решающее значение. Но теперь с фортелем Британии долгосрочные планы усиления влияния ЕС в своем регионе и на Ближнем Востоке оказались под угрозой. Брексит застал Америку врасплох. Переосмыслением отношений с Европой новому президенту придется заниматься долгие годы. Помогут ли ему в этом спецслужбы США – большой вопрос.Григорий Яковлев, генерал-майор в отставке

14 ноября 2016, 21:55

Бонда нет

Ни одно из 16 разведывательных ведомств США не смогло предугадать выход Англии из Евросоюза.Напомним разведслужбы ВС США: Агентство национальной безопасности (АНБ), Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО), Разведывательный корпус сухопутных сил, Разведывательное управление ВМС, Управление разведки, наблюдения и рекогносцировки ВВС, Разведывательное управление морской пехоты, Национальное управление геопространственной разведки, Национальное управление воздушно-космической разведки. После 11 сентября 2001 года входивший в ЦРУ Национальный центр США по борьбе с терроризмом решением конгресса получил межведомственный статус. Всем разведывательным ведомствам, а их в Соединенных Штатах 16 (подробнее – «ВПК», № 45, 2009), было вменено в обязанность обмениваться информацией, в том числе с правоохранительными органами на местах. Ранее это запрещалось – якобы ради неприкосновенности личной жизни американцев.Всем руководит посолСамое тесное сотрудничество все спецслужбы США традиционно осуществляли с Великобританией. В Лондоне на постоянной основе работают около 70 офицеров американской разведки. В основном это представители военных аппаратов во главе с атташе по вопросам обороны, имеющим прямой выход на первых лиц в Пентагоне и Уайтхолле, и военными атташе трех видов вооруженных сил США – армии, ВВС и ВМС. Военные атташе видов вооруженных сил являются сотрудниками соответствующих разведок.“ Бюджет АНБ может составлять от 3,5 до 13 миллиардов долларов, что делает эту спецслужбу самой дорогостоящей в мире ”Резидентура РУМО (как и ЦРУ) расположена в посольстве США в Лондоне на площади Гросвенор и занимается главным образом контактами с английскими коллегами и организацией вербовки. Но кроме этого есть еще два офиса разведки. Один, региональный центр ЦРУ в Западной Европе, – непосредственно в Лондоне, перебазированный сюда из Парижа в начале 70-х. Второй находится в пригороде, это база для подготовки специалистов по проведению подрывных операций в Африке и на Ближнем Востоке.Все разведструктуры замыкаются на посла США в стране, который, таким образом, является непосредственным руководителем и организатором деятельности американских рыцарей плаща и кинжала в Британии. Он всегда в курсе тех спецмероприятий и операций, которые проводятся на территории Альбиона. Послу докладываются все разведданные, через него идет шифрованная переписка и собираемая дипломатами информация. Наиболее важные донесения просматриваются и подписываются им лично.По соглашениям между Великобританией и Соединенными Штатами оперативным работникам различных резидентур, действующим в обеих странах, разрешено собирать информацию, обрабатывать ее и использовать как в своих, так и в партнерских интересах. Не секрет, что под видом сотрудничества американцы еще и вмешиваются в британскую политику, чем занимаются чуть ли ни с момента создания ЦРУ.Школа «Энигмы»В Великобритании сбором разведывательной информации занимаются четыре организации. Наиболее крупная из них – штаб правительственной связи, который отвечает за сбор, обработку и анализ разведывательной информации, получаемой из радиоэлектронных источников. Он учрежден на базе правительственной школы кодов и шифров, которая в военное время располагалась в Блетчли-парке (Бакингемшир) и занималась расшифровкой кодов. В годы Второй мировой более шести тысяч сотрудников школы работали над немецкими и итальянскими шифрами. Здесь была создана первая в мире ЭВМ, использовавшаяся для чтения закодированных сообщений. Операция ULTRA, в ходе которой удалось полностью расшифровать коды немецкой машины «Энигма», стала наиболее успешной. Считается, что Уинстон Черчилль вел военные действия в Северной Африке только на основе сведений, полученных из перехвата немецких данных.После войны штаб правительственной связи располагался сначала в Исткоуте на северо-западе Лондона, а с 1953 года имел два комплекса около Челтнема. В первом, на Окли Приорс-роуд, размещаются административный и вычислительный центры, во втором, в Бенхолл-парке, находятся в основном лаборатории, а также исключительно важный отдел по связи с АНБ. Договор 1947 года по радиоэлектронной разведке заложил основу англо-американского союза в этой области.Штаб и АНБ занимают на мировом рынке ведущие позиции по производству оборудования для расшифровки кодов и перехвата каналов связи, и это положение они намерены сохранить. Вашингтон и Лондон запрещают экспорт, если фирма-производитель не передаст правительству всю относящуюся к заказу документацию, что служит препятствием для приобретения криптографической техники развивающимися странами. Руководство штабом правительственной связи осуществляется совместно британским Минобороны и Министерством иностранных дел и по делам Содружества. Директор штаба, как правило, является заместителем главы внешнеполитического ведомства.Спецслужба Би-би-сиСотрудники директората по радиоэлектронным операциям и разработке заданий имеют дело с сообщениями, перехваченными сетью станций слежения, расположенных на территории Великобритании и за границей. Их общее количество неизвестно, засвечены те, что находятся в ФРГ, Турции, Омане, Гибралтаре, на Кипре и острове Вознесения. Все получаемые материалы анализируются для идентификации источника каждого сообщения и установления новых деталей обстановки, например наращивания военных приготовлений. Понятно, что многие из перехватываемых сообщений закодированы, и в таких случаях материалы (в копиях) направляются в отдел «Н» штаба правительственной связи, который проводит дешифрирование.Специалисты штаба разработали передатчик, работающий по принципу «мгновенного выстрела», что позволяет очень быстро отправлять большой объем информации за короткий отрезок времени. Такие передатчики – стандартное оборудование специальной воздушно-десантной службы (САС) и используются также МИ-6, получающей от штаба правительственной связи разнообразную техническую помощь.В британских подразделениях радиоэлектронной разведки работают десятки тысяч человек. Только в штабе правительственной связи в Челтнеме заняты около восьми тысяч сотрудников. Затраты на содержание всего комплекса составляют около 500 миллионов фунтов стерлингов в год. Штаб предоставляет сведения, необходимые для планирования и осуществления тайных операций, а также обеспечивает подразделения, ими занимающиеся, средствами связи. Согласно международному праву почти вся работа штаба незаконна.При этом он не контролирует передачи гражданских радиостанций, этим занимается корпорация Би-би-си, расположенная в Кавершэм-парке, – крупнейшая организация, следящая за эфиром других стран. Подобные операции Би-би-си начала в 1933 году, после того как правительство запросило подробные сведения о радиопередачах итальянских радиостанций на арабские страны.Сегодня функции службы слежения Би-би-си состоят в прослушивании передач иностранных радиостанций и составлении сообщений о их содержании. Из четырехсот с лишним сотрудников, работающих в Кавершэм-парке, около 120 занимаются именно прослушкой. Ежедневно они контролируют примерно 400 сводок новостей, комментариев и сообщений более чем из 34 стран. Основные усилия в прежние времена направлялись на передачи стран Варшавского договора, а в настоящее время – России и союзных с нами государств. Под пристальным вниманием остаются некоторые развивающиеся страны. До иранской революции и ввода частей советских войск в Афганистан службы слежения Би-би-си использовали четыре монитора, которые контролировали вещание на фарси, дари, пушту. Затем их число возросло до 12, а Иран получил равный с Россией статус, его передачи слушаются 24 часа в сутки.Тайные новобранцыНекоторое время назад Пентагон начал реформировать военную разведку. В первую очередь предусматривается увеличение численности сотрудников РУМО за рубежом. За ближайшую пятилетку их количество, в том числе и под прикрытием (прежде всего дипломатическим), планируется довести примерно до 1600 человек. Сейчас в РУМО за границей насчитывается около 500 оперативных работников.Минобороны США собирается обеспечить более тесное взаимодействие РУМО с ЦРУ и командованием специальных операций (СОКОМ). Приоритетами в деятельности станут слежение за исламистскими группировками в Африке и на Ближнем Востоке, поставками Северной Кореей и Ираном оружия другим государствам и модернизация китайских вооруженных сил. По сути речь идет о быстром превращении военного разведывательного управления США в специальную агентурную сеть. Это ведомство все чаще нанимает гражданских лиц среди университетских преподавателей или бизнесменов в стратегически важных с военной точки зрения регионах. Резко увеличило штат и ЦРУ: за последние 11 лет департамент по борьбе с терроризмом расширился с 300 до 2000 человек. Но в отличие от ЦРУ деятельность военной разведки конгрессом фактически не контролируется.Деньги на расширение РУМО входят в общие расходы Минобороны США. Но некоторые планы Пентагон не афиширует. Речь, в частности, об увеличении числа шпионов и разделении задач между ЦРУ и РУМО. Это вызвано прежде всего плохой подготовкой сотрудников военной разведки, из-за чего они часто проваливали операции или выполняли их только на бумаге. Притчей во языцех стали дурные привычки: американские джеймсы бонды злоупотребляют алкоголем, слабо знают языки, толком не умеют вербовать агентов, анализировать документы.На учебной базе ЦРУ в штате Вирджиния с недавних пор ведется подготовка оперативников нового подразделения РУМО – Службы тайных операций (Defense Clandestine Service – DCS). После учебы они направляются в Афганистан, Ирак, в кризисные страны Африки и Латинской Америки. В пятилетней перспективе DCS станет одним из ведущих департаментов РУМО.С января 2012 года в США действует документ под названием Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense. В нем сказано, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к относительному уменьшению численности американских вооруженных сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотников. Также предполагается переориентация ресурсов на Азиатско-Тихоокеанский регион. Из этого можно сделать вывод, что документ, усиливающий присутствие США в АТР, и реформа РУМО – звенья одной цепи. Нынче КНР – центральный противник Соединенных Штатов.Прокололись на КлинтонОсобняком стоит Агентство национальной безопасности (National Security Agency – NSA). Это подразделение радиотехнической и электронной разведки. Сформировано 4 ноября 1952 года. По числу военнослужащих и вольнонаемных, по размеру бюджета – крупнейшая в США разведструктура.АНБ отвечает за сбор и анализ информации техническими средствами, контроль электронных коммуникаций, учет сетевого трафика. Решает специализированные задачи по получению информации из коммуникационных сетей зарубежных государств путем электронного и радиоперехвата, дешифрирования с применением компьютерной техники. АНБ несет ответственность за защиту коммуникационных сетей госучреждений США от несанкционированного доступа служб РЭР других государств. Прокол со взломом почты Хиллари Клинтон на его совести.Центральная служба безопасности (Central Security Service) – управление МО США, созданное для выработки мер безопасности электронных сетей связи и сотрудничества между АНБ и криптографическими службами МО США. Директор АНБ и начальник ЦСБ является также начальником оперативного штаба психологической войны и РЭБ ВС США. С 2009 года эти должности совмещал генерал Кит Александер (директор АНБ с 2005-го). Деятельность АНБ ограничена радиоэлектронной разведкой и РЭБ, агентство не ведет агентурной работы за рубежом.Должностная категория начальника АНБ – руководящий сотрудник МО США, военнослужащий в чине генерал-лейтенанта или вице-адмирала. Должности заместителей начальника АНБ могут замещаться вольнонаемными гражданскими специалистами МО США. Численность сотрудников и годовой бюджет АНБ – государственная тайна. Штат штаб-квартиры оценивается в 20–38 тысяч человек. Около 100 тысяч специалистов РЭБ, психологической войны и криптографии работают на военных базах США по всему миру.Подготовка специалистов для АНБ осуществляется в Национальном институте криптографии. Это учебное заведение готовит кадры не только для него, но и для нескольких других подразделений Минобороны США. Кроме того, АНБ оплачивает обучение своих сотрудников в ведущих американских колледжах, в том числе военных, и университетах.После БрекситаПосле того, как Британия приняла решение «развестись» с ЕС, американские официальные лица пытаются переосмыслить свою стратегию. По их мнению, наиболее актуальной задачей становится поиск нового надежного и близкого по духу партнера среди европейских столиц. Однако мало кто способен, а тем более согласен столь же активно, как Лондон, влиять на Брюссель во время внутренних споров, отстаивая интересы США. Теперь это тихое дипломатическое давление, в том числе заставлявшее членов НАТО увеличивать расходы на оборону, внезапно уменьшилось. Даже если Великобритания в конечном итоге вновь обретет прежнее влияние на континенте, что довольно спорно, она будет сильно занята собой на протяжении многих лет. Кроме того, Брексит произошел в сложный момент, когда Соединенные Штаты с союзниками обсуждают: что делать с Россией, как вдохнуть новую жизнь в НАТО, как справиться с кризисом мигрантов. Помимо всего прочего существует угроза со стороны «Исламского государства» (запрещенного в РФ). В борьбе с террористами совместная разведка имеет решающее значение. Но теперь с фортелем Британии долгосрочные планы усиления влияния ЕС в своем регионе и на Ближнем Востоке оказались под угрозой. Брексит застал Америку врасплох. Переосмыслением отношений с Европой новому президенту придется заниматься долгие годы. Помогут ли ему в этом спецслужбы США – большой вопрос.Григорий Яковлев,генерал-майор в отставке#Brexit #АНБ #National Security Agency, NSA #Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense #РУМО #ЦРУ #МИ-6

09 сентября 2016, 02:50

Война во время мира

Что если войны — той, которую мы видим в фильмах о Второй мировой — не будет никогда? Две великие войны в Европе были тотальными, однозначными и точно определенными. Было начало войны (ее объявление), ее осуществление в ходе боевых действий, а также ясное и объявленное окончание, включая послевоенную оккупацию и восстановление. По истории этих конфликтов написаны великолепные книги, и конца им не предвидится.

04 сентября 2016, 20:14

Высокопоставленный экс-разведчик подтвердил слежку США за властями Франции

Вашингтон шпионил за президентом Франции и Елисейским дворцом в период нахождения у власти Николя Саркози. Об этом сообщает французская Le Monde со ссылкой на заявление бывшего высокопоставленного сотрудника службы французской внешней разведки Бернара Барбье."В мае 2012 года - в завершающий период президентских выборов во Франции - мы обнаружили вредоносное программное обеспечение, которое оказалось внедрено в компьютерную систему Елисейского дворца. Изначально подозрения пали на американцев и русских, поскольку только они могли провести такую операцию. Однако после углубленного анализа выяснилось, что слежка была организована Соединенными Штатами", - рассказал Барбье.После избрания Олланда президентом Барбье получил от нового главы государства поручения отправится в Вашингтон и "прямо высказать все, что он думает" об этом представителям министерства обороны США."Встреча состоялась в апреле 2013 года. После окончания разговора было видно, что Кит Александер, бывший глава Агентства национальной безопасности США, был крайне недоволен. Он был уверен, что нам никогда не удастся найти вредоносное ПО и выйти на их след", - сообщил Барбье.

04 сентября 2016, 20:13

За кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году стоят США - СМИ

США стоят за кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году, заявил бывший технический директор Главного управления внешней безопасности (DGSE) Бернар Барбье (Bernard Barbier).   Как отмечает издание Monde, ранее роль США в кибератаке на компьютеры помощников президента Франции Николя Саркози не была доказана. О взломе стало известно в мае 2012 года в период между двумя турами президентских выборов в стране....

04 сентября 2016, 17:40

Организаторами кибератаки 2012 года на Елисейский дворец оказались США

Американские спецслужбы стояли за кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году

04 сентября 2016, 16:42

Экс-сотрудник спецслужб Франции: США следили за Елисейским дворцом

По словам Бернара Барбье, американцы не рассчитывали, что их вредоносное ПО будет обнаружено

04 сентября 2016, 16:04

СМИ: За кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году стоят США

США стоят за кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году, заявил бывший технический директор Главного управления внешней безопасности (DGSE) Министерства обороны Франции Бернар Барбье. Как отмечает издание Monde, ранее роль США в кибератаке на компьютеры помощников президента Франции Николя Саркози не была доказана. О взломе стало известно в мае 2012 года в период между двумя турами президентских выборов в стране, передает РИА «Новости». «Ответственный за информационную безопасность Елисейского дворца попросил у нас помощи. Мы обнаружили, что там была вредоносная программа», – приводит газета заявление Барбье, который пришел к выводу, что «это могут быть только США». «Я получил приказ от преемника Николя Саркози (Франсуа Олланда), посетить США, чтобы призвать их к ответу. Мы были уверены, что это они. В конце встречи, бывший директор Агентства национальной безопасности США Кит Александер (АНБ, NSA) был недоволен. Когда мы находились в автобусе, он сказал мне, что разочарован, поскольку думал, что мы никогда не определим их, и добавил: «тем не менее вы были хороши», – цитирует издание Барбье. В 2013 году Monde опубликовала внутреннюю записку АНБ, которую обнародовал бывший агент спецслужб США Эдвард Сноуден, в ней говорилось о подготовке к визиту двух высокопоставленных сотрудников из Франции, в том числе Бернара Барбье. Их визит был связан с обсуждением кибератаки на сеть Елисейского дворца. Как отмечает издание, данная записка свидетельствовала о том, что за атакой скорее стояла разведка Израиля. Закладки:

Выбор редакции
04 сентября 2016, 15:54

Экс-сотрудник французской разведки обвинил США в кибератаке на Елисейский дворец

США стоят за кибератакой на Елисейский дворец в 2012 году, заявил бывший технический директор Главного управления внешней безопасности (DGSE) Бернар Барбье. По его словам, в ходе его визита в США это в неофициально беседе признал и бывший директор АНБ Кит Александер.

06 мая 2016, 11:00

Бывший сотрудник АНБ: Спецслужбы не успевают обрабатывать данные программ слежения

Разведывательные службы США не справляются с огромным массивом поступающих в их распоряжение личных данных. Бывший сотрудник Агентства национальной безопасности США Уильям Бинни считает, что из-за этого работа спецслужб становится неэффективной.

27 апреля 2016, 12:28

Закулисная история кибервойны: "Dark Territory. The Secret History of Cyber War"

Наверняка все наслышаны о кибервойнах и компьютерной безопасности. Говорят об этом много, но попутно вдруг выясняется, что никто и нигде не способен провести ясную черту, отделяющую одно от другого О чем эта книга? В марте 2016 в США из печати вышла весьма любопытная, легкочитаемая и информативная книга под названием "Тёмная территория: секретная история кибервойны" ("DARK TERRITORY. The Secret History of Cyber War" by Fred Kaplan. Simon & Schuster, 2016). Хотя название работы сформулировано вполне конкретно, одна из замечательных особенностей книги такова, что в действительности для читателей оказывается довольно сложным пересказать суть данного исследования. Иначе говоря, не удается толком понять, а о чем здесь, собственно, речь-то идет? Потому что - для начала - это вовсе не "секретная история". Как свидетельствуют действительно знающие данный предмет люди, абсолютно любая из упоминаемых в книге операций спецслужб (поначалу действительно секретных) так или иначе уже освещалась в средствах массовой информации. То есть тайной давно не является. Ну а если оценивать работу более обобщенно, то практически каждый читатель вполне способен постичь суть любой из великого множества тех реальных историй, собранных автором в мозаичную картину. Вот только выводы о том, что же эта картина изображает, делаются поразительно разнообразные - вплоть до диаметрально противоположных. Набрав десятка полтора рецензий на новую книгу, написанных вполне компетентными обозревателями-профессионалами, можно узнать, к примеру, такие вещи. Одни полагают, что это просто "история проблемы", изложенная лояльным к властям журналистом с точки зрения высшей американской бюрократии. Другие, впрочем, увидели здесь развернутый рассказ о том, как внутри демократических институтов Америки рождалось государство массовой слежки. Для третьих книга представляется эпическим полотном, отобразившим активные усилия специалистов-патриотов по обеспечению киберзащиты американской нации. Ну а четвертые подозревают, что это порою едкое, порою ироничное, но в любом случае правдивое отражение того, сколь глубоким оказывается непонимание проблем кибербезопасности в высших эшелонах американской власти. Чтобы стало немного понятнее, почему отзывы о книге столь разнообразны, желательно иметь хотя бы общее представление о личности автора книги. Лауреат одной из самых престижных профессиональных наград, Пулитцеровской премии, журналист Фред Каплан уже несколько десятилетий специализируется на проблемах национальной безопасности. Помимо бессчетного количества статей в респектабельных газетах и журналах, Каплан является также автором нескольких весьма резонансных книг. "Волшебники Армагеддона", в частности, рассказывает о творцах ядерной стратегии США в годы Холодной войны. Еще одна книга, "Грезы верующих" - это о других, явно очень мудрых стратегах в администрации президента Джорджа Буша-сына, которые уверовали, что смогут преобразовать под себя весь мир, причем с минимальными затратами. Также надо упомянуть и книгу "Повстанцы" - уже о следующих военных теоретиках США. Генералах и политиках, которым для борьбы с вдруг массово расплодившимися "врагами свободы" пришлось в очередной раз трансформировать национальную стратегию, чтобы хоть как-то (пока безуспешно) подчистить и подправить то, что наворотили на планете герои предыдущих каплановых книг. За годы и десятилетия своей работы Фред Каплан давно успел войти в высшую элиту американской журналистики. Он лично и в нескольких поколениях знаком почти со всеми руководителями США в области национальной безопасности, а потому книги свои пишет на основе доверительных бесед с непосредственными героями событий. Короче говоря, сам автор книги очень хорошо представляет себе, о чем рассказывает его новая работа. И более того, уверен, что суть его исследования, рассказывающего о кибервойне как о новом этапе в национальной военной стратегии, прекрасно и вполне адекватно передает основное название книги - "Тёмная территория". Потому что у мудрецов-стратегов в настоящее время имеется очень широкая и очень глубокая неопределенность не только относительно того, каким образом в кибервойне следует сражаться, но и в других фундаментальных вопросах. Скажем, в вопросе о том, к примеру, кто именно должен тут драться. Наконец, по сию пору остается неясным, а война ли это вообще. Или все-таки нет... Путь наш во мраке Случилось так, что название для новой книги Каплана, по его собственным ощущениям, всплыло как бы само собой - при разборе записей интервью с бывшим министром обороны (а в прошлом веке - директором ЦРУ) Робертом Гейтсом. В ходе той беседы Гейтс среди прочего упомянул интересный сюжет из 2006 года - о его самых первых днях во главе военной машины США. Как министр обороны он ежедневно заслушивал брифинги разведки, включая и отчеты АНБ о состоянии кибербезопасности. Больше всего в этих отчетах Гейтса поразили цифры о числе компьютерно-сетевых атак против военных инфосистем и коммуникаций США, которые фактически происходили непрерывно. Буквально каждый день количество выявленных и отраженных попыток проникновения исчислялось десятками, а порой и сотнями случаев. Сильно обеспокоенный происходящим, Гейтс отправил запрос-меморандум руководству юридическо-правового подразделения Пентагона. Юрисконсультов просили уточнить, в какой момент противостояния - по международным законам - кибератака становится актом войны? Когда запрос ушел, то неофициально довольно быстро стало ясно, что на самом деле никто и ничего внятного сказать тут не может. Для официального же ответа на запрос министра юристам потребовалось порядка двух лет. Однако и этот их документ лишь подтвердил, что рассуждать о подобных вещах в правовой области все могут лишь очень мутно и максимально уклончиво. То есть, по сути, пришлось признать, что на самом деле никто не знает, как же отвечать на данный вопрос. Решив действовать сам, Роберт Гейтс собрал своих замов и коллег. И поставил задачу примерно так: нам надо собраться вместе с главными кибердержавами и договориться, наконец, о каких-то правилах на этой дороге. Потому что даже в самые худшие дни Холодной войны у нас [США] были правила и договоренности с Советским Союзом. Скажем, о том, что мы не убивали шпионов друг друга. Короче говоря, нам и теперь нужно договориться - какого рода цели нельзя атаковать подобными киберсредствами. Потому что сейчас, сказал Гейтс, мы бродим по темной территории... Именно на этом месте рассказа, по словам Фреда Каплана, его и зацепило. "Вот же оно - подумал журналист, - отличное название для моей книги - "Тёмная территория"". Будучи человеком многоопытным, Каплан первым делом все же пошел в Интернет - погуглить и посмотреть, а нет ли у этого словосочетания каких-то других устойчивых смыслов. Потому что в подобных ситуациях довольно легко можно вляпаться в какой-нибудь эвфемизм, применяемый, к примеру, для обозначения чего-нибудь неприличного. Быстро выяснилось, что "темная территория" - это давно устоявшийся профессиональный термин у железнодорожников Северной Америки. Обозначают же им те участки рельсового пути, которые не регулируются никакими знаками, сигналами и семафорами. Неожиданное открытие воодушевило журналиста. "Ого, - подумал он, - так это ж великолепная метафора для киберпространства". Заодно Каплан послал электронное письмо Гейтсу и спросил: "А вы знали про это?" На что тот ответил: "Ну конечно же, ясное дело. У меня дед 50 лет был начальником станции в Канзасе, так что у нас в семье железнодорожная терминология использовалась всегда, сколько себя помню..." На этом интересном месте самое время всем обратить внимание - с 2006 года, когда родилась метафора, прошло вот уже десять лет, ни много ни мало. Однако Фред Каплан, написав свою книгу о кибервойне по результатам множества бесед с высокопоставленными инсайдерами, абсолютно уверен, что и сейчас мы все находимся всё там же - на темной территории. Никто ни о чем так и не договорился. Именно по этой причине название книги и есть главная тема исследования "как подобное происходит". Кибервойна и кибербезопасность - где грань? Одна из очень важных особенностей происходящего заключается в том, что главным и, по сути дела, единственным компетентным ведомством в США, которое на государственном уровне занимается проблемами кибервойны, является Агентство национальной безопасности США. Иначе говоря, спецслужба электронной разведки, которая изначально и по сию пору очень не любит никому рассказывать о том, что же конкретно она делает. Это была, есть и будет огромная государственная тайна. Нет никаких сомнений, что в АНБ хватает бесспорно компетентных людей, постоянно работающих над проблемами компьютерной безопасности. Но когда в сетях правительства США происходит очередное серьезное проникновение неприятеля, который - как недавно, к примеру - похищает гигантскую базу данных Управления кадров с чувствительной персональной информацией о миллионах государственных служащих, то выясняются всякие занятные вещи. Например, далеко не все даже в руководстве страны имеют представление, что у АНБ США нет никаких легальных полномочий на защиту не то что серьезных гражданских сетей инфраструктуры вообще, но и даже гражданских сетей правительства. Реально АНБ отвечает за охрану только военного сегмента киберпространства. А все прочие защищают себя сами, как могут. Когда же на слушаниях в Конгрессе директору национальной разведи Дж. Клапперу стали задавать вопросы о том, как вообще допустимы атаки вроде похищения базы данных кадровиков, Клаппер ответил, что на самом деле это и кибератакой-то называть нельзя. Потому что речь идет о типичном акте шпионажа, аналогичном тем вещам, которыми регулярно занимается и разведка США. Работа, мол, у них такая... Другой существенный аспект истории - это специфическая терминология профессионалов, появившаяся где-то в 1990-е годы. С той пор устойчиво начали говорить, во-первых, о ЗКС - защите компьютерных сетей. Во-вторых, об АКС - атаках компьютерных сетей. А еще обозначилось нечто особо интересное - под названием ЭКС - или эксплуатация компьютерных сетей [автор имеет в виду слово exploit, что точнее переводится как "вторжение в компьютерные сети". - прим. ред.]. Под ЭКС, поясняет Каплан, спецслужбы понимают то, что вы просто проникаете в чужие сети и тихо отслеживаете все там происходящее. В принципе, это можно трактовать как особую форму активной обороны собственных сетей. Иными словами, вы не можете надежно защитить каждый отдельный участок там, где ваша сеть сопрягается с Интернетом. А потому самый лучший способ обороны - это проникать в сети других сторон методами ЭКС, чтобы изнутри можно было видеть, как они там планируют свои атаки. Если, конечно, они тоже занимаются атаками. А такое в мире шпионов бывает сплошь и рядом. Это, собственно, еще одна характерная особенность ситуации с кибервойной. Наряду с США абсолютно тем же самым занимаются спецслужбы многих других стран. Но из-за этого сразу же возникает проблема вот какого свойства. Когда американцы ясно видят, как китайцы залезли в критические инфраструктуры США, или же те, наоборот, видят американцев в критических инфраструктурах Китая, то как называть происходящее? Одна сторона может считать, что она лишь тихо вынюхивает, как там дела у оппонентов. Но те же самые признаки - с точки зрения оппонентов (а может, и проникшей стороны, кто знает) - могут означать планирование атаки. По одним лишь внешним признакам никто этого наверняка определить не способен. И даже в ситуациях, когда подлинные намерения оппонента по тем или иным причинам становятся известны, это все равно может перемениться в мгновение ока. Именно отсюда, собственно, и берет начало идея, что во всех этих разговорах об обороне-атаке-эксплуатации сетей на самом деле речь идет об одном и том же. В каждом из этих занятий требуются одни те же навыки, тот же самый опыт, одни и те же, по сути, технологии. А конкретно в США имеется лишь единственное правительственное агентство, которое реально знает, как со всеми этими вещами управляться, и умеет это делать. И называется оно АНБ. По этой причине, когда растущая напряженность киберпротивостояний достигла критического уровня и привела к идее о создании единого органа, сосредоточенного исключительно на кибервойне, то решение оказалось вполне предсказуемым. Была создана новая структура под названием Киберкомандование США, однако командовать поставили того же самого человека, который является директором АНБ. Ну а базу киберкомандования, соответственно, разместили в штаб-квартие АНБ в Форт-Миде. Если же рассматривать не абстрактно-организационный, а конкретно-исторический аспект этой истории, то директором АНБ именно в ту пору был генерал Кит Александер. По свидетельству знающих людей - первый и пока единственный настоящий компьютерный гик на столь высоком посту. Профессиональный шпион, действительно знавший и понимавший, что такое компьютерный хакинг, а потому развернувший соответствующую деятельность в индустриальных, можно сказать, масштабах. При этом Александера по-настоящему волновала лишь одна задача - обеспечить США полное доминирование в киберпространстве и "сделать всех". Ну а прочие вещи вроде политических переговоров с оппонентами и международных соглашений об ограничениях в области кибервооружений генерала абсолютно не интересовали. Если хочешь быть круче всех, то зачем связывать себе руки обязательствами. Среди же всех прочих высших военно-политических руководителей США практически никто в этом хитром деле толком ничего не смыслил... Опять MAD, или Взаимно-гарантированное уничтожение Политики и военные стратеги могут абсолютно ничего не понимать в тонкостях компьютерного хакинга, однако другие важные вещи, непосредственно связанные с сетями и инфотехнологиями, они понимают прекрасно. Скажем, то, до какой степени уязвимыми стали критичные инфраструктуры нации по причине прогресса в компьютерных технологиях. Процесс тотального охвата сфер государственного управления и индустрии в целом все более продвинутыми компьютерными сетями начался очень давно. И сегодня, как все знают, компьютерные системы промышленного управления (SCADA) работают уже повсюду. Транспорт, энергетика, водоснабжение - все это и многое другое хозяйство государств управляется автоматически и дистанционно, с помощью датчиков и компьютеров. Поэтому врагам для нанесения большого урона уже не надо, к примеру, взрывать плотину. Они могут нанести огромный ущерб, просто взломав сеть и проникнув в систему управления плотиной, а там уже поколдовав над программно-аппаратным обеспечением. Одного этого может быть достаточно, чтобы промышленная авария попросту разрушила предприятие. Причем это уже совершенно определенно не гипотезы фантазеров. Боевой червь Stuxnet, сработанный умельцами из спецслужб США и Израиля, наглядно продемонстрировал высочайшую эффективность кибернетического оружия. Понятно, наверное, что по этому маршруту, проложенному спецслужбами одних государств, ныне энергично следуют спецслужбы многих других. Фактически по мере все более глубокого и широкого проникновения в национальные сети друг друга, страны вроде США, Британии, Китая, России, Израиля, Ирана, Кореи и так далее все больше и больше закрепляют известную стратегическую ситуацию под названием MAD. Что напрямую с английского можно перевести как "безумие", но конкретно в данном случае аббревиатура означает Mutual Assured Destruction, "гарантированное взаимное уничтожение"... Родился этот термин, о чем многие наверняка в курсе, на пике противостояния сверхдержав в Холодной войне. Когда враждующие стороны отчетливо поняли, наконец, что победу в крупномасштабном военном конфликте - с массовым применением ядерного оружия - ни одна из сторон одержать не способна. Размеры арсеналов, широта их распределения по территориям и гигантская мощь боеголовок вполне отчетливо сулили глобальную катастрофу для всей человеческой цивилизации на этой планете. Однако нынешняя ситуация с кибернетическим MAD весьма существенна отличается от MAD термоядерного. Когда речь идет о ядерных вооружениях, то есть очень толстая и очень ясная красная линия - между использованием бомбы в деле и НЕ-использованием этого адского оружия. В этом собственно, и заключается одна из главнейших причин того, почему никто не использует ядерные боеголовки. Никто и нигде не знает, как справиться с ситуацией дальше - ответный удар таким же оружием неминуем, а дальше ситуация стремительно выходит из-под контроля. В ситуации с кибервойной все обстоит принципиально иначе. Сегодня страны вроде США, Китая, России и так далее буквально ежедневно сталкиваются с сотнями и тысячами кибератак против своих сетей. И никто наверняка не может знать, насколько серьезной является та или иная попытка проникновения. Вполне может быть так, что это просто очередной "вирус бродит". Возможно, что это обычное дежурное прощупывание слабых мест кибер-бойцами других государств. Но с другой стороны, в любой момент это может оказаться и признаком появления очень опасной угрозы для национальной безопасности страны... Никаких международных договоров или соглашений по кибервойне так и не появилось. Понятно, что в столь мутных условиях военно-политические стратеги пытаются разрабатывать те или иные "средства отпугивания" противников от своих сетей. Но вот то, как именно это делается сейчас в США, у многих вызывает недоумение и подозрения в некомпетентности высокого руководства. Нечто подобное, в частности, испытывает и автор "Темной территории" Фред Каплан. День сурка в стеклянном доме "Вся моя книга, - говорит Каплан, - это что-то вроде широко известного фильма "День сурка". Собранные истории, когда они выложены в хронологическом порядке, показывают, что одно и то же открытие, по сути дела, делается властями снова и снова. Потом на время все забывается, потом открывается опять, потом переоткрывается еще и еще раз..." "Действительно большое открытие в моей книге состоит в том, - считает автор, - что очень многие люди - даже из работающих в этой профессии - просто понятия не имеют, насколько долгая в действительности история у всей этой проблемы. Если копнуть документы и свидетельства как следует, то все вещи подобного рода были заранее предсказаны специалистами еще до восхода Интернета - в 1960-е годы. На протяжении 1970-х, по мере того, как все больше компьютеров объединялось друг с другом в общие сети, действительно грамотные специалисты регулярно пытались привлечь внимание властей к нарастанию угрозы проникновений и вредоносного взлома. Но никто их, по большому счету, слушать не хотел. Впервые же интерес высшего руководства США к подобного рода вещам оказался привлечен весьма экзотическим образом. Президент Рональд Рейган летом 1983 года посмотрел по случаю свежий научно-фантастический фильм "Военные игры", где рассказывалось, как пытливый подросток-хакер ненароком залез в систему противоракетной обороны США и, не понимая серьезности содеянного, чуть было не начал мировую термоядерную войну. История в фильме произвела на президента сильнейшее впечатление, поэтому несколько дней спустя, на одном из стратегических совещаний, Рейган пересказал собравшимся сюжет и тут же спросил начальников разведки и вооруженных сил: "А может ли реально произойти что-то вроде этого"? Сходу, естественно, ответить на столь неожиданный вопрос никто не смог. Однако главный генерал (председатель комитета начальников штабов) пообещал за неделю дать ответ по существу. Когда же генерал вернулся с докладом, то поведал Рейгану весьма неприятную вещь: "Господин президент, с этой проблемой дела на самом деле обстоят гораздо хуже, чем вы думаете..." Главным итогом этой истории стала особая президентская директива, подготовленная в АНБ и впервые в явном виде обозначившая проблемы компьютерной безопасности. Поскольку АНБ по такому случаю сразу попыталось поставить под свой контроль абсолютно все компьютерные сети нации, тогда же произошел и первый серьезнейший конфликт с индустрией информационных технологий. Там решительно не желали быть под надзором и получать приказы от шпионского агентства. В общем, тогда наезд спецслужбы бизнес-сферам удалось отразить довольно успешно. Вскоре, впрочем, все эти внутренние конфликты были позабыты, поскольку в лагере врагов-коммунистов началась перестройка, а Берлине рухнула стена, потом развалился СССР и все социалистическое содружество, а в Персидском заливе разгорелась очередная большая война... За всеми этими масштабными делами про компьютерные угрозы вновь вспомнили лишь во второй половине 1990-х. Как свидетельствуют раскопки Каплана, первый правительственный документ, в котором начали применять понятие "кибервойна", появился около 1997 года. Пошел новый термин от межведомственной группы, которая была создана Биллом Клинтоном и его специальной президентской директивой по борьбе с терроризмом. Один из входивших в этот комитет читал фантастику Уильяма Гибсона, где используется родственный термин "киберпространство", так что именно оттуда и пошла кибервойна. В прежних подобных документах то же самое именовали словами типа "компьютерное преступление" или "хайтек-преступления". Не будем много внимания уделять очередному забвению кибервоенных проблем в связи с 9/11, глобальной террористической угрозой и контурами нового мирового порядка от госадминистрации Буша-сына. И сразу же перейдем к новейшему этапу - отмеченному появлением "Киберкомандования США", - когда в это дело интенсивно вбухиваются гигантские деньги и привлекаются многие тысячи свежих военных специалистов. По наблюдениям Фреда Каплана, кибервойна - это сейчас очень популярное и самое модное направление у всех молодых военных карьеристов, заканчивающих в США учебные заведения армии, авиации и флота. Но как человек, внимательно наблюдающий за происходящим со стороны, журналист видит за всей этой воинственной суетой очень и очень большую проблему. На этой планете найдется не так уж много стран, которые были бы в большей степени уязвимы для кибервоенных атак противников, чем сами США. И если уподоблять государства застекленным домам, то именно США обладают домом, который практически весь представляет собой сплошное остекление. Однако главный используемый ими метод отпугивания врагов - это демонстрировать всем, что у Америки имеются самые лучшие, самые острые и самые увесистые камни, чтобы швырять их в дома соседей. Штука в том, что буквально всем по-соседству давно и прекрасно известно, у кого здесь самый застекленный дом. А потому и куда менее хорошие булыжники, пусть и не самые тяжелые или увесистые, могут нанести зданию США действительно серьезный и множественный ущерб... Отчего и возникают естественные вопросы. Если общеизвестно не только то, что абсолютно всё в Америке подключено к сетям, но и то, что очень многие способны проникать в эти сети извне, то неужели США всерьез хотят начать кибервойну? А если не хотят, то почему не пытаются договариваться со всеми вместе и по-хорошему? Как человек с большими связями на самом верху, Фред Каплан отлично знает, что подобного рода вопросы беспокоят немало людей в американском руководстве. Но одновременно журналист видит и то, что для их решения создаются какие-то крайне старомодные и малоэффективные подструктуры в составе, например, DSB или Оборонного научного комитета при Пентагоне. Где люди, довольно смутно представляющие себе предмет, пытаются сформулировать, что означает кибер-противодействие, для чего это вообще нации нужно, и как будет выглядеть второй день после начала крупномасштабной кибервойны. Причем об этих инициативах Каплан судит отнюдь не понаслышке. В ходе одного из многочисленных интервью, когда он уже по-третьему разу беседовал с человеком, занимавшим довольно высокий пост в разведывательном сообществе, тот вдруг перевернул разговор и сам начал расспрашивать у сведущего журналиста, а что он сам-то думает о киберпротиводействии. Каплан ответил прямо и честно - что он не знает. А только лишь пытается выяснить, что думают об этом другие, более компетентные люди. В ответ же его собеседник сказал разочарованно примерно такие слова: „Ну что ж, очень жаль. Потому что я являюсь членом Оборонного научного комитета, и я надеялся, что и вы, вероятно, могли бы к нам присоединиться..." "И тогда я подумал, - подводит итог Каплан, - что если уж они просят об этом меня - человека, который на это никак не годится, - то дела у них там действительно идут совсем неважно." Дополнительное чтение О специфических политико-экономических выгодах в постоянных кибер-угрозах от врагов: "Кибервойна как мать родна", "ЭТО не кончится никогда", "Война без правил". О том, кто и как показал миру, что такое настоящая кибервойна: "Боевой червь Stuxnet", "Еще раз про Stuxnet". О мастерах кибервойны в Китае и Израиле: "Непроизносимо", "В ожидании DUQU"(http://www.3dnews.ru/9320...)