Кит Александер
17 июля, 12:53

Tune in: [email protected]: The Evolution of Treasury's National Security Role

On Monday, June 2, the U.S. Department of the Treasury and the Center for Strategic and International Studies will co-host a symposium entitled “[email protected]: The Evolution of Treasury’s National Security Role,” marking the 10th anniversary of the Office of Terrorism and Financial Intelligence (TFI). Secretary Jacob J. Lew will deliver remarks on the Department’s role in advancing U.S. national security and foreign policy and the event will convene senior Administration officials, former government and Congressional leaders, and other foreign policy experts in academia and the private sector to discuss the future of financial tools, financial transparency, and financial intelligence as a means of advancing our national security. The symposium recognizes TFI's important work to disrupt and dismantle the financial networks of terrorist organizations, proliferators of weapons of mass destruction, drug traffickers, and transnational organized criminals as well as to protect the U.S. financial system from abuse.     Since its establishment in 2004, TFI has marshalled the Department’s intelligence, regulatory, policy and enforcement authorities to combat the most significant threats to U.S. national security and advance key foreign policy objectives.  Below are additional details on the impressive speakers and panelists that will be participating. The whole event will be broadcasted live on USTREAM here.  Monday, June 2, 2014 Center for Strategic and International Studies (CSIS), Washington, DC 8:40 a.m. Introductory Remarks David S. Cohen Under Secretary for Terrorism and Financial Intelligence, U.S. Department of the Treasury 8:45 a.m. Morning Keynote Jacob J. Lew Secretary, U.S. Department of the Treasury Introduction: John J. Hamre President, CEO, and Pritzker Chair, CSIS 9:05 a.m. Panel I: Leveraging Financial Tools to Advance National Security Tom Donilon Distinguished Fellow, Council on Foreign Relations Former National Security Adviser Stephen Hadley Chairman of the Board, U.S. Institute of Peace Former National Security Adviser Moderator: Andrea Mitchell Chief Foreign Affairs Correspondent, NBC News 10:15 a.m. Morning Remarks Stuart Levey Chief Legal Officer, HSBC Holdings plc  Former Under Secretary of the Treasury for Terrorism and Financial Intelligence 10:30 a.m. Panel II: Financial Intelligence: Redefining and Reshaping National Security Keith Alexander Former Director of the National Security Agency Jane Harman Director, President, and CEO, Wilson Center Former Representative (D-CA) Michèle Flournoy CEO, Center for a New American Security Former Under Secretary of Defense for Policy Moderator: David Sanger Chief Washington Correspondent, The New York Times 11:30 a.m. Midday Keynote Denis McDonough White House Chief of Staff 12:30 p.m. Panel III: Increasing Financial Transparency and Protecting the U.S. Financial System Neal Wolin Former Deputy Secretary of the Treasury Reuben Jeffery III Senior Adviser, CSIS; CEO, Rockefeller & Co. Former Undersecretary of State for Economic, Business, & Agricultural Affairs Moderator: Juan Zarate Senior Adviser, CSIS Former Deputy National Security Adviser Former Assistant Secretary of the Treasury for Terrorist Financing and Financial Crimes 1:30 p.m. Closing Remarks David S. Cohen Under Secretary for Terrorism and Financial Intelligence, U.S. Department of the Treasury Anthony Reyes is the New Media Specialist at the United States Department of the Treasury.

19 марта, 00:15

Edward Snowden: Facebook Is A Surveillance Company Rebranded As "Social Media"

NSA whistleblower and former CIA employee Edward Snowden slammed Facebook in a Saturday tweet following the suspension of Strategic Communication Laboratories (SCL) and its political data analytics firm, Cambridge Analytica, over what Facebook says was imporoper use of collected data.  In a nutshell, in 2015 Cambridge Analytica bought data from a University of Cambridge psychology professor, Dr. Aleksandr Kogan, who had developed an app called "thisisyourdigitallife" that vacuumed up loads of information on users and their contacts. After making Kogan and Cambridge Analytica promise to delete the data the app had gathered, Facebook received reports (from sources they would not identify) which claimed that not all the data had been deleted - which led the social media giant to delete Cambridge Analytica and parent company SCL's accounts.  “By passing information on to a third party, including SCL/Cambridge Analytica and Christopher Wylie of Eunoia Technologies, he violated our platform policies. When we learned of this violation in 2015, we removed his app from Facebook and demanded certifications from Kogan and all parties he had given data to that the information had been destroyed. Cambridge Analytica, Kogan and Wylie all certified to us that they destroyed the data.” -Facebook Of note, Cambridge Analytica worked for Ted Cruz and Ben Carson during the 2016 election before contracting with the Trump campaign. Cruz stopped using CA after their data modeling failed to identify likely supporters.  Cambridge Analytica has vehemently denied any wrongdoing in a statement.  In response to the ban, Edward Snowden fired off two tweets on Saturday criticizing Facebook, and claimed social media companies were simply "surveillance companies" who engaged in a "successful deception" by rebranding themselves. Facebook makes their money by exploiting and selling intimate details about the private lives of millions, far beyond the scant details you voluntarily post. They are not victims. They are accomplices. https://t.co/mRkRKxsBcw — Edward Snowden (@Snowden) March 17, 2018 Businesses that make money by collecting and selling detailed records of private lives were once plainly described as "surveillance companies." Their rebranding as "social media" is the most successful deception since the Department of War became the Department of Defense. — Edward Snowden (@Snowden) March 17, 2018 Snowden isn't the first big name to call out Silicon Valley companies over their data collection and monitoring practices, or their notorious intersection with the U.S. Government.  In his 2014 book: When Google Met WikiLeaks, Julian Assange describes Google's close relationship with the NSA and the Pentagon. Around the same time, Google was becoming involved in a program known as the “Enduring Security Framework” (ESF), which entailed the sharing of information between Silicon Valley tech companies and Pentagon-affiliated agencies “at network speed.” Emails obtained in 2014 under Freedom of Information requests show Schmidt and his fellow Googler Sergey Brin corresponding on first-name terms with NSA chief General Keith Alexander about ESF Reportage on the emails focused on the familiarity in the correspondence: “General Keith . . . so great to see you . . . !” Schmidt wrote. But most reports overlooked a crucial detail. “Your insights as a key member of the Defense Industrial Base,” Alexander wrote to Brin, “are valuable to ensure ESF’s efforts have measurable impact.” -Julian Assange Kim Dotcom has also opined on social media's close ties to the government, tweeting in February "Unfortunately all big US Internet companies are in bed with the deep state. Google, Facebook, YouTube, Twitter, etc. are all providing backdoors to your data." Because YouTube belongs to Google and Google is the biggest supplier of user data to the US Govt. Everything you do on any Google service, any search, any email, ends up in the NSA spy cloud. And Google provides custom search technology to the Govt to spy on you better. #Pirates https://t.co/GPqy7L5lvr — Kim Dotcom (@KimDotcom) February 5, 2018 Unfortunately all big US Internet companies are in bed with the deep state. Google, Facebook, YouTube, Twitter, etc. are all providing backdoors to your data. You may have noticed they all favor the Democrats. Why? Obama made them feel special for sharing your data. Privileges! — Kim Dotcom (@KimDotcom) February 28, 2018 [email protected] has built a custom search engine for NSA/CIA to index the global mass surveillance data from FVEY. #DontBeEvil #DoTheRightThing — Kim Dotcom (@KimDotcom) March 18, 2017 In 2013, the Washington Post and The Guardian revealed that the NSA has backdoor access to all major Silicon Valley social media firms, including Microsoft, Yahoo, Google, Facebook, PalTalk, AOL, Skype, YouTube, and Apple - all through the notorious PRISM program which began in 2007 under the Protect America Act. PRISM's existence was leaked by Edward Snowden before he entered into ongoing asylum in Moscow. Microsoft was the first company to join the PRISM program. The NSA has the ability to pull any sort of data it likes from these companies, but it claims that it does not try to collect it all. The PRISM program goes above and beyond the existing laws that state companies must comply with government requests for data, as it gives the NSA direct access to each company's servers — essentially letting the NSA do as it pleases. -The Verge After PRISM's existence was leaked by Snowden, the Director of National Intelligence issued a statment which stated that the only people targed by the programs are "outside the United States," and that the program "does not allow" the targeting of citizens within US borders.  In 2006, Wired magazine published evidence from a retired AT&T communications technician, Mark Klein, that revealed a secret room used to "split" internet data at a San Francisco office as part of the NSA's bulk data collection techniques used on millions of Americans. During the course of that work, he learned from a co-worker that similar cabins were being installed in other cities, including Seattle, San Jose, Los Angeles and San Diego, he said. The split circuits included traffic from peering links connecting to other internet backbone providers, meaning that AT&T was also diverting traffic routed from its network to or from other domestic and international providers, Klein said. -Wired  "They are collecting everything on everybody," Klein said.

14 февраля, 01:50

Trump taps Army cyber chief as next NSA head

President Donald Trump on Tuesday nominated Lt. Gen. Paul Nakasone, the leader of the Army's digital warfighting arm, to helm the National Security Agency. The move, which was long expected, will also put Nakasone atop U.S. Cyber Command, the Defense Department's digital warfighting unit, once he is confirmed by the Senate. The two organizations have shared a leader since the Pentagon launched Cyber Command in 2009.Rob Joyce, Trump's top cyber adviser, announced the pick on Twitter."An exceptional leader for two exceptional [organizations], he brings great experience and strong cyber background," Joyce wrote.Both the NSA and Cyber Command need a new head after current NSA Director Adm. Mike Rogers announced he would retire this spring after a nearly four-year term.Nakasone, 54, has been the chief of Army Cyber Command since late 2016. In that role, he also directed Joint Task Force Ares, a special unit that develops digital weapons to attack and disrupt the Islamic State's online operations.Prior to that, Nakasone served at Cyber Command, where he oversaw the units tasked with defending the country's digital networks and information systems, collectively known as the Cyber National Mission Force. He also twice worked as a staff officer to the Joint Chiefs of Staff. And, as a colonel, Nakasone served as a staff officer to Gen. Keith Alexander, who led the NSA from 2005 to 2014 and was the first head of Cyber Command.Widely respected through the cybersecurity and military communities, Nakasone will have to draw on his breadth of experience to shepherd NSA and Cyber Command at a pivotal time.Morale at the NSA has reportedly suffered in recent years amid a series of bombshell leaks of the clandestine agency's most secret hacking tools. The government has arrested three individuals for stealing classified materials in the last two years, but there has been no public indication that authorities know how all the high-profile thefts occurred, including one that led to the mysterious Shadow Brokers hacker group — a suspected Russian cutout — posting the agency's cyber weapons online.Numerous senior hackers and analysts have also left the NSA to cash in on their skills in the private sector.Meanwhile, the Defense Department is working to slowly separate Cyber Command from the NSA. Since the digital warfighting unit’s inception in 2009, Cyber Command and the NSA have shared resources, staff and leadership. The two organizations are even housed on the same campus at Fort Meade, Md.But Cyber Command is expected to reach “full operational capacity” this fall, with 6,200 staffers spread across 133 teams. And the Trump administration recently decided to elevate Cyber Command, placing it on equal footing with long-standing military units like Central Command, which orchestrates the country’s campaign to eradicate ISIS.It's unclear when the Senate Armed Services Committee will take up Nakasone's nomination.

07 февраля, 09:56

Экономическая собственность англосаксов и глобальный контроль базы данных

Photo: Max Pixel Должна ли сакральная англосаксонская «экономическая собственность» взять под глобальный контроль базы данных? Идеологические постулаты об «экономической собственности». Понятие «экономическая собственность» долгое время оставалось вне поля внимания французского права, и вообще классического континентального права. «Экономическая собственность» - это термин англосаксов. В основе их правовой системы лежит следующая идея: общественную жизнь следует рассматривать исключительно как отношения коммерческого рода. Англосаксонское право меняет естественное соотношение «политики» и «экономики», подменяя первое вторым. Классическое континентальное право всегда рассматривало политические вопросы как приоритетные по отношению к экономическим. Если мы вернемся к вопросу о том, что такое «политика», мы сможем только констатировать, что политика должна, прежде всего, организовать жизнь Города, которая не сводима исключительно к коммерции. Коммерция – это часть жизнь Города, однако она не ограничивается исключительно торговлей. Возвращаясь к понятию «экономической собственности»: последняя определяется тем, что некое «лицо» (в физическом или номинальном смысле) имеет право собственности на вещь – будь это человек, который финансово вкладывается в некий товар, либо тот человек, который пользуется этим товаром. Согласно этой концепции, номинальный собственник товара уступает свои материальные прерогативы на товар, если не финансирует его из собственных средств или не использует его лично. Обобщая, можно сделать вывод, что те, кто осуществляет «узус» и «фруктус» в отношении товара, де факто владеют и «абузус»[1]. Напротив, в классическом континентальном праве узус, фруктус и абузус – прерогативы, которые принадлежат номинальному собственнику товара – не важно, финансировал ли он товар через заем, не важно, пользуется ли он благом лично или нет. Разрыв между классической концепцией права собственности (в континентальном праве) и англосаксонской концепцией права чрезвычайно велик. Согласно принципу «экономической собственности», права на вещи по факту будут принадлежать исключительно тем лицам или организациям, которые финансируют товары - в первую очередь, банкам и другим финансовым организациям, а когда лица или организации пользуются товарами, последние дематериализуются. Организации, которые могут воспользоваться «экономической собственностью», владеют данными, которые они распространяют, но не обязательно отвечают за указанные данные. Среди организаций, которые управляют и/или передают дематериализованные данные – Google, Facebook, Twitter и остальные. Следовательно, именно они в первую очередь заинтересованы в «экономической собственности» данных, которые они передают. Взамен же эти организации юридически не отвечают (за редким исключением) за содержание этих данных. Таким образом, такие организации как Swift , которые не хотят брать на себя юридическую ответственность за банковские данные о заказах, передачу которых они обеспечивают и гарантируют безопасность доставки[2], тем не менее, являются «экономическими собственниками» данных, передающихся через их каналы. Точно так же банки-получатели персональных данных[3], и в целом, все организации, который собирают или через которые проходят персональные данные[4], являются «экономическими собственниками» этих данных (метаданные как классические частные данные). Все эти сборщики и пользователи данных, в соответствии с принципом «экономической собственности», являются владельцами данных – но не обязательно отвечают за них. Здесь мы обнаруживаем появление юридического несоответствия между властью и ответственностью, когда власть над вещью или благом не предполагает обязательной юридической ответственности за эту вещь или это благо. Лозунг таков: «все собственники, но никто не отвечает за содержание!». С методологической точки зрения, можем только констатировать, что эта ассиметрия между властью и ответственностью встречается точно так же и в банках, особенно в системно значимых банках по отношению к их потребителям. В итоге эта ассиметрия (касается ли она информации или ответственности) – ключ к большому состоянию. Без информационной ассиметрии невозможна конкуренция, а следовательно, нет капиталистических рычагов. Вспомним историю, когда именно информационная ассиметрия обеспечила состояние Ротшильду в момент битвы при Ватерлоо – он сколотил богатства на распространении дезинформации, в то время как банкир один-единственный знал правду, на которую втайне сделал ставку. Также именно на ассиметрии информации, совместно с чисто техническими скоростными возможностями, сделаны алгоритмы, используемые High Frequency Trading. Информационная ассиметрия и недобросовестность идут в паре - все для того, чтобы в результате захватить богатства и при этом оставаться вне подозрения. Результат экономической собственности: концентрация властных полномочий и развитие программ искусственного интеллекта. Первый и основной эффект использования «экономической собственности» - передача «прав» обычных частных лиц или предприятий, с одной стороны, более крупным капиталистам, поставщикам огромных кредитов, а с другой, транснациональным организациям, предприятиям и другим (фондам, ассоциациям, негосударственным организациям), которые способны управлять и пользоваться огромными массами частных данных. Само собой разумеется, все эти дематериализованные данные, в которых огромное количество информации об образе жизни людей в каждой стране и каждом регионе мира, будут затем отданы организациям, заинтересованным в их применении: то есть, организациям, занимающимся искусственным интеллектом. Понятие «экономическая собственность», которое восхваляет организацию общества, основанного исключительно на торговле, радикально выступает против понятия Цивилизация, которое не может быть представлено иначе, чем совместное, коллективное развитие. Здесь мы, очевидно, боремся за возвращение к традиционному континентальному праву, которое ставит на первое место принцип здравого смысла, согласно которому торговля подчиняется правилам права, представляющего и защищающего общие интересы (за исключением индивидуальных интересов транснациональных корпораций). Разумно ли, что государства систематически принимают (под обманчивым видом стандартизации) применение принципов англосаксонского права в вопросах юридической организации? Назрела необходимость потребовать отмены принципа «экономической собственности», бороться за возвращение юридической независимости государств по отношению к англосаксонским предписаниям, претендующим на универсальность. Неприемлемо, чтобы суверенные государства не могли подвести предприятия (даже если они транснациональные) под местные юридические законы, действующие на их территории, при том что у этих государств есть полномочия управлять и организовывать. Также неприемлемо, чтобы принцип «собственности» вообще потерял смысл, стал означать исчезновение собственности и трансформировался в захват на юридической основе. Очевидно, это покушение на суверенитет государств как политических образований. Посягательство на суверенитет проявляется в сфере финансов, поскольку транснациональные корпорации (особенно в государствах, на территориях которых они действуют), требуют придерживаться правил, предписанных Советом по международным стандартам финансовой отчетности (IASB), даже когда это поддерживается частными предприятиями, и даже когда доходы, защищенные этим типом регламентации, не могут быть рассмотрены как гаранты общего порядка или общего блага, но скорее построены на уважении частных интересов, генерирующих их. IASB, штаб-квартира которого (что неудивительно) располагается в Лондоне, находится под защитой Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО), организации, созданной в 2011 году в Делавере. Это главный финансовый рай на планете – некоммерческая организация, которая работает «на общее благо» ее членов, наиболее крупных владельцев мировых капиталов. МСФО состоит из администраторов, попечителей, которые контролируют IASB и связанные с ней подразделения. Реформа января 2009 года, которая состояла в том, чтобы интегрировать наблюдательный совет, состоящий из государственных органов, не должна быть иллюзией – учитывая, что большая часть действующих властей находится в прямой зависимости от «экономических явлений» и вообще не представляет реальные общественные интересы, иначе называемые «общественное благо». Само понятие «государство» сегодня обесценено, уничтожено огромным могуществом крупнейших владельцев капитала, который они незаметно и эффективно применили на всех властных структурах. Этот политический государственный переворот был совершен под прикрытием нескольких принципов: анонимизация капиталов, иерархическое устройство общества, контроль над деньгами и централизованное управление, мировая организация свободного потока капиталов и принцип «экономической собственности». Перевод на русский выполнен Геополитикой.ру. Текст на французском: https://www.geopolitica.ru/fr/article/les-donnees-dematerialisees, оригинал публикации - Le Saker Francophone [1]Узус – способность устанавливать право пользования, фруктус – способность извлекать плоды, а абузус – способность распоряжаться предметом материально и юридически (лат. usus — использование, лат. fructus — доход) [2] cf. Jean-Loup Izambert Pourquoi la crise, 2009, page 149 ↩ [3]  Voir, pour un exemple russe: http://soborjane.ru/2017/12/21/20-dekabrja-prinjat-antikonstitucionnyj-zakonoproekt-№-157752-7-o-biometricheskoj-identifikacii ↩ [4]  Voir les programmes échelon : https://fr.wikipedia.org/wiki/Echelon ; ou Prism http://www.clubic.com/pro/it-business/securite-et-donnees/actualite-568700-prism-revelations-guardian-keith-alexander.html ; https://www.silicon.fr/collecte-de-donnees-renseignement-francais-nsa-91106.html?inf_by=5a6205be681db82e488b45c7 ↩  

31 января, 01:40

Trump expected to tap Army cyber warfare chief to lead NSA

President Donald Trump is expected to pick Lt. Gen. Paul Nakasone, the head of the Army’s digital warfare branch, to head the clandestine National Security Agency, according to multiple people on and off Capitol Hill and in the Pentagon with knowledge of the situation. The NSA is looking for a new leader after its current director, Adm. Mike Rogers, announced he will retire this spring, ending a near four-year run.Picking Nakasone — who took the reins at Army Cyber Command in late 2016 — would place someone deeply versed in cyberspace operations atop the country’s premier intelligence-gathering service. As NSA head, Nakasone would also lead U.S. Cyber Command, the Pentagon’s digital warfare organization. It’s unclear when the administration might formally announce the choice, but it's believed the announcement could come in the next week or two, which means the Senate Armed Services Committee would hold a confirmation hearing in early March. The Senate Intelligence Committee may also hold a hearing, given the job's heavy surveillance focus.A spokesman for the Office of the Director of National Intelligence deferred to the White House for comment. National Security Council spokesperson Marc Raimondi declined to comment.While not a household name, Nakasone, 54, is well respected within the cybersecurity and military community. He is known for his role in helping shape the burgeoning digital war against the Islamic State in Iraq and Syria, as well as for assisting with the rapid buildout of Cyber Command, which has added thousands of digital warriors in recent years. Former colleagues described Nakasone as thoughtful, engaging and intelligent.“Gen. Nakasone is a leader,” said Jonathan Reiber, a former senior Pentagon cyber officer during the Obama administration who worked with Nakasone. “He understands military cyberspace operations better than almost anyone in the United States. But, most importantly, he understands people.”Raj De, the NSA’s top attorney from 2012-15, called Nakasone “eminently qualified for the role.”In addition to his history at Army Cyber Command, Nakasone has also spent time at Cyber Command, where he oversaw the units tasked with digitally defending the country, collectively known as the Cyber National Mission Force. Those who worked with Nakasone at the time credit him with getting the fledgling force off the ground.As a colonel, Nakasone served as a staff officer to Gen. Keith Alexander, who led the NSA from 2005-14 and was the first head of Cyber Command. If confirmed, Nakasone would inherit a challenging situation at two agencies going through periods of radical transformation.Nakasone would succeed Rogers, who was brought in to lead the NSA in the wake of Edward Snowden’s bombshell disclosures about the agency’s secret spying tools. The revelations have sparked a fervent, yearslong debate over the scope of government surveillance that has only intensified in recent months amid Republican allegations that the FBI misused powerful wiretapping capabilities. And leaks have continued to rattle the NSA. In the last two years, the government has arrested three individuals for absconding with classified materials. At least one of these thefts may have led to classified NSA files ending up in the hands of the Russian hackers. The agency is also investigating how a massive cache of apparent NSA hacking tools appeared online, posted by the mysterious Shadow Brokers group. In this span, morale at the agency has reportedly suffered, with many senior hackers and analysts leaving to collect big paychecks in the private sector.“The NSA has challenges ahead of it in that regard,” said Kate Charlet, who worked with Nakasone while serving as a top cyber policy staffer for Defense Secretary Jim Mattis and his two predecessors. “From what I know and have seen of Gen. Nakasone’s leadership qualities, he’s the kind of person that motivates employees, that can give them sense of mission and has done that for several organizations in the past.”Cyber Command is also experiencing its own upheaval as officials work to slowly separate it from the NSA.Since the digital warfighting unit’s inception in 2009, Cyber Command and the NSA have shared resources, staff and leadership. The two organizations are even housed on the same campus at Fort Meade, Md.But in recent years, Cyber Command has increasingly stood on its own as it became more integrated into to the military’s efforts. The unit is expected to hit “full operational capacity” by this fall, with 6,200 staffers spread across 133 teams. The Trump administration also recently decided to elevate Cyber Command, placing it on par with long-standing military units like Central Command, which orchestrates the country’s campaign to eradicate ISIS. As the next NSA director, Nakasone would play a vital role in navigating this hurdle-laden process. There are concerns that rushing such a separation could hamper each agency, depriving them both of vital shared resources.Those who have worked with Nakasone said he would bring the requisite expertise to the situation, having long bridged the cyber, military and intelligence worlds. For instance, from his current perch at Army Cyber command, Nakasone helms Joint Task Force Ares, a special unit that develops cyber weapons to attack and disrupt ISIS. But earlier in his career, Nakasone also twice served as a staff officer to the Joint Chiefs of Staff, where former officials said Nakasone would have been involved in high-level military policy decisions. Additionally, Nakasone was the intelligence director for a NATO-led security mission in Afghanistan.Nakasone has “both deep experience with cyber issues in the military and foreign intelligence issues,” said De, the former top NSA lawyer. Rumors of Nakasone’s ascension to the top NSA spot have bounced around the national security community for a few weeks, appearing on blogs and prompting former NSA officials to debate the potential appointment across the internet.“Nakasone is a well-regarded choice” for NSA director, tweeted Susan Hennessey, a former NSA attorney, on Jan. 5. “But the job is going to require more than just cyber creds. It's a moment in which the agency is crying out for strong leadership.”

31 декабря 2017, 23:54

Tune in: [email protected]: The Evolution of Treasury's National Security Role

  • 0

On Monday, June 2, the U.S. Department of the Treasury and the Center for Strategic and International Studies will co-host a symposium entitled “[email protected]: The Evolution of Treasury’s National Security Role,” marking the 10th anniversary of the Office of Terrorism and Financial Intelligence (TFI). Secretary Jacob J. Lew will deliver remarks on the Department’s role in advancing U.S. national security and foreign policy and the event will convene senior Administration officials, former government and Congressional leaders, and other foreign policy experts in academia and the private sector to discuss the future of financial tools, financial transparency, and financial intelligence as a means of advancing our national security. The symposium recognizes TFI's important work to disrupt and dismantle the financial networks of terrorist organizations, proliferators of weapons of mass destruction, drug traffickers, and transnational organized criminals as well as to protect the U.S. financial system from abuse.     Since its establishment in 2004, TFI has marshalled the Department’s intelligence, regulatory, policy and enforcement authorities to combat the most significant threats to U.S. national security and advance key foreign policy objectives.  Below are additional details on the impressive speakers and panelists that will be participating. The whole event will be broadcasted live on USTREAM here.  Monday, June 2, 2014 Center for Strategic and International Studies (CSIS), Washington, DC 8:40 a.m. Introductory Remarks David S. Cohen Under Secretary for Terrorism and Financial Intelligence, U.S. Department of the Treasury 8:45 a.m. Morning Keynote Jacob J. Lew Secretary, U.S. Department of the Treasury Introduction: John J. Hamre President, CEO, and Pritzker Chair, CSIS 9:05 a.m. Panel I: Leveraging Financial Tools to Advance National Security Tom Donilon Distinguished Fellow, Council on Foreign Relations Former National Security Adviser Stephen Hadley Chairman of the Board, U.S. Institute of Peace Former National Security Adviser Moderator: Andrea Mitchell Chief Foreign Affairs Correspondent, NBC News 10:15 a.m. Morning Remarks Stuart Levey Chief Legal Officer, HSBC Holdings plc  Former Under Secretary of the Treasury for Terrorism and Financial Intelligence 10:30 a.m. Panel II: Financial Intelligence: Redefining and Reshaping National Security Keith Alexander Former Director of the National Security Agency Jane Harman Director, President, and CEO, Wilson Center Former Representative (D-CA) Michèle Flournoy CEO, Center for a New American Security Former Under Secretary of Defense for Policy Moderator: David Sanger Chief Washington Correspondent, The New York Times 11:30 a.m. Midday Keynote Denis McDonough White House Chief of Staff 12:30 p.m. Panel III: Increasing Financial Transparency and Protecting the U.S. Financial System Neal Wolin Former Deputy Secretary of the Treasury Reuben Jeffery III Senior Adviser, CSIS; CEO, Rockefeller & Co. Former Undersecretary of State for Economic, Business, & Agricultural Affairs Moderator: Juan Zarate Senior Adviser, CSIS Former Deputy National Security Adviser Former Assistant Secretary of the Treasury for Terrorist Financing and Financial Crimes 1:30 p.m. Closing Remarks David S. Cohen Under Secretary for Terrorism and Financial Intelligence, U.S. Department of the Treasury Anthony Reyes is the New Media Specialist at the United States Department of the Treasury.

Выбор редакции
22 декабря 2017, 22:18

Year in Review: Malware Attacks Impact Operations and the Bottom Line

In 2012, then NSA Chief General Keith Alexander said that cyber-attacks are responsible for the

17 сентября 2017, 09:37

Эксы» против «голубой мечты

В принципе, я подозревал, что проведение ежегодной 14-й по счету встречи Yalta European Strategy (YES) на Бессарабском рынке Киева чревато самыми непредсказуемыми неожиданностями. Сами понимаете: рынок, торговля, намоленное место торгашей, пропитанное известной триадой «товар – деньги – товар», стремление друг друга нае… извините, обторговать с выгодой для себя и с убытком для конкурента или просто соседа по лотку, шоб он сдох... Так и случилось. Все торжественно, но неоднозначно...

13 сентября 2017, 10:22

Порошенко 15 сентября выступит на заседании ежегодной встречи YES

Президент Украины Петр Порошенко 15 сентября откроет своим выступлением пленарное заседание 14-й ежегодной встречи Ялтинской европейской стратегии (YES) в Киеве.

13 сентября 2017, 06:56

Flynn backed for-profit nuclear scheme inside Trump transition

The Trump adviser pushed a 'Marshall Plan' for Middle East nuclear power after he was hired by its private sponsors.

21 июня 2017, 20:01

Readout of President Donald J. Trump’s Meeting with Cybersecurity and Energy Sector Representatives

President Donald J. Trump met with Mayor Rudy Giuliani, General Keith Alexander, Thomas P. Bossert, and energy sector leaders today to address energy sector resilience and cybersecurity. President Trump thanked the participants in the meeting for their efforts and underscored the importance of a continuing public and private partnership to effectively combat threats against the energy sector, particularly the power grid. In the meeting, the leaders discussed unique challenges the sector faces and strategic initiatives, both underway and proposed, to address the evolution of malicious cyber activity. The President stated his continued commitment to enhancing electric grid security and resilience, noting that his Executive Order “Strengthening the Cybersecurity of Federal Networks and Critical Infrastructure” is an important step towards that goal. The President made clear that his Administration is committed to working closely with infrastructure providers, improving the existing public and private partnership framework, and fostering collaborative relationships for effective risk management.

30 марта 2017, 22:39

В США призвали вести диалог с Россией и противостоять ей

Экс-глава Киберкомандования вооруженных сил США, генерал в отставке Кит Александер призвал на слушаниях по «российскому вмешательству в выборы» в сенате одновременно вести диалог с Россией по кибербезопасности и противостоять Москве, если это необходимо. «Я думаю, что мы должны вести диалог и противостоять – вести диалог в тех областях, где мы можем, определять правильный путь, обращаться к ним (России) и охлаждать ситуацию. (...) В то же время надо дать им знать, что они не могут делать и почему, установить стандарты», – передает РИА «Новости» слова отставного генерала на слушаниях в комитете по разведке сената. «Я призываю вас подумать и прийти к выводу, какова наша стратегия. Что Россия пытается делать, зачем они пытаются это сделать и как нам с ними общаться. В то же время нам надо решать имеющиеся у нас вопросы кибербезопасности и исправить то, что нужно», – обратился Александер к сенаторам. В то же время экс-глава Киберкомандования вооруженных сил США утверждает, что Россия якобы пытается «не только идти против Национального комитета Демократической партии и других», но и пытается вбить клин между политическими партиями в США, а также самими Соединенными Штатами и НАТО, НАТО и ЕС. Кроме того, по словам председателя специального сенатского комитета по разведке Ричарда Берра, Россия якобы ведет «информационную войну» на американской земле. Между тем в четверг президент России Владимир Путин в очередной раз опроверг возможное вмешательство Москвы в президентские выборы в США, назвав подобные сведения «ложью и выдумками».

30 марта 2017, 09:55

В США представлен первый отчет о вмешательстве России в президентские выборы

В Сенате США представили первые результаты расследования о вмешательстве России в президентские выборы. Эту информацию подтвердил сенатор от республиканской партии Ричард Бэрр в ходе брифинга в среду 29 марта. По его словам, расследование пока находится на начальном этапе, и делать какие-либо выводы абсолютно преждевременно. Аналогичным образом Бэрр высказался относительно компрометирующих фактов о Дональде Трампе и его связях с Россией. Бэрр

30 марта 2017, 07:09

Тысячи страниц документации и публичные слушания: в США выясняют, вмешивалась ли Россия в выборный процесс

На брифинге для журналистов в американском сенате в среду был представлен первый устный отчет расследования по России.

27 марта 2017, 19:22

House spat leaves Senate in driver’s seat on Russia probe

Although House Democrats aren’t likely to walk away from the investigation, they concede their panel’s probe is now shrouded in a cloud of suspicion.

23 марта 2017, 23:57

В Конгрессе США призвали к «невидимым» мерам против России

Среди других предложенных американским политиком мер – расширение санкций

26 января 2017, 17:37

These Numbers Show Why Trump's Muslim Entry Limit Is Absurd

President Donald Trump is reportedly planning to restrict refugee admissions and deny visas to individuals from seven Muslim-majority countries his administration deems a terrorist risk ― Syria, Iraq, Iran, Libya, Somalia, Sudan and Yemen. This is a dramatic and misdirected overreaction to a relatively small-scale problem. Since 9/11, there have been no fatalities in the United States by extremists with family backgrounds in any of these countries. None of the 9/11 hijackers were from these countries either. What about plots that did not lead to fatalities? According to a database that I maintain on Islamists involved with violent extremism in the U.S., fewer than a quarter have family backgrounds in one of these countries. Over the past 15 years, Islamist extremists have killed an average of eight people a year in the United States. This death toll is less than one tenth of one percent of the 240,000 murders that the country has suffered since 9/11. Thus, Trump’s visa ban will not increase public safety. Instead, it continues the trend of government responses to terrorism that are widely out of sync with the scale of the threat. None of this violence involved people from the seven countries on Trump's visa ban list. The Federal Bureau of Investigation has 6,853 agents working on counterterrorism, almost exactly the same as the 6,857 working in counterterrorism in 2004, when the agency thought – incorrectly, as it turned out ― that several hundred al Qaeda operatives were already on U.S. soil. (Only five possible al Qaeda operatives were ever identified.) The yield from this $1.9 billion annual investment is sparse: only three dozen Islamist extremists were indicted for violent extremism in the U.S. over the past year, plus a similar or lower number of non-Muslims. Perhaps counterterrorism programs are deterring extremists from considering violence and disrupting plots that never make it to public attention. But even if 10 plots were secretly prevented for every plot we know about, that would mean more than a dozen counterterrorism agents for every Islamist extremist arrested in 2016. According to a cost-benefit analysis by two professors, political scientist John Mueller and civil engineer Mark G. Stewart, the federal government spends approximately $75 billion each year on counterterrorism. In purely financial terms, these efforts would have to disrupt a 9/11-scale attack every four years to be deemed cost-effective. Yet no 9/11-scale plots have been detected in the past 15 years.  The massive response to counterterrorism exacts a cost to liberty as well as tax dollars. The National Security Agency, we now know, collected Americans’ telephone, e-mail and other internet records for years through secret programs that were revealed by Edward Snowden. NSA director Keith Alexander testified that these programs disrupted “at least 10” plots involving “homeland-based threats.” If these 10 or more plots involved large-scale attacks on the U.S., perhaps the threat might be judged worthy of a massive new system of government surveillance but this does not seem to have been the case. No such plots were ever identified. The USA Freedom Act of 2015, which was supposed to bring transparency to these programs, explicitly exempts surveillance that the government deems necessary to protect national security. If homegrown extremism counts as a national security issue, then the NSA can continue to sidestep the Fourth Amendment without oversight.  In purely financial terms, these efforts would have to disrupt a 9/11-scale attack every four years to be deemed cost-effective. Paradoxically, our zero-tolerance policy toward violent extremism makes Americans feel less safe. If every Muslim with a gun is a threat to national security, then a scattering of events can make us feel besieged. This is the so-called Islamic State’s strategy ― to take advantage of the West’s hypersensitivity to small-scale Islamist extremist attacks. Some Americans are so unnerved by these sporadic incidents that they are willing to abandon freedom of religion, one of our nation’s core values. In a survey conducted in late 2015, 26 percent of respondents said that Islam should be illegal in the U.S. Another 21 percent said they weren’t sure. The panicky fear that motivates these un-American attitudes does not match America’s self-image as the home of the brave. Over two centuries, this country has faced worse threats with greater equanimity. When the term “national security” was coined during World War II, it meant Pearl Harbor and submarine attacks on U.S. shipping, with most of Europe under enemy occupation. When the first national security policies were adopted in the 1950s, threats included nuclear warheads, intercontinental ballistic missiles and million-soldier armies. After 9/11, when terrorism became the primary focus of the national security strategy, the threat involved teams of saboteurs, trained overseas to coordinate devastating simultaneous attacks. This is ISIS's strategy -- to take advantage of the West’s hypersensitivity to small-scale Islamist attacks. Today’s terrorist threat, on the other hand, is paltry by comparison. None of the recent cases have involved large-scale attacks on the U.S. or weapons of mass destruction ― the sort of threats that national security used to refer to. During his presidential campaign, Trump repeatedly exaggerated the scale of Muslim extremism in the United States ― after the Orlando shooting, for example, Trump claimed that there were “thousands of shooters like this, with the same mentality, out there in this country.” Instead of inflating the threat of extremism, Trump and the rest of us ought to treat it as the small-time criminal enterprise that it is, matching our response to the scale of the problem. Let’s stand strong. Stop giving terrorists the obsessive attention and inflated importance that they crave. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

08 декабря 2016, 21:53

‘More money on outside’: NSA's best leave due to ‘low morale’ – former NSA director

Wiretapping and spying on foreign governments might be a dream job for some, but America's National Security Agency is struggling to keep hold of its employees. According to former NSA director Keith Alexander, its best workers are departing at an alarming rate. RT LIVE http://rt.com/on-air Subscribe to RT! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=RussiaToday Like us on Facebook http://www.facebook.com/RTnews Follow us on Twitter http://twitter.com/RT_com Follow us on Instagram http://instagram.com/rt Follow us on Google+ http://plus.google.com/+RT Listen to us on Soundcloud: https://soundcloud.com/rttv RT (Russia Today) is a global news network broadcasting from Moscow and Washington studios. RT is the first news channel to break the 1 billion YouTube views benchmark.

20 ноября 2016, 18:45

Юрий Бялый о возможных перестановках в военно-разведывательной элите США

Президенту США Бараку Обаме направлена рекомендация уволить главу Агентства национальной безопасности Майкла Роджерса в виду последних провалов в работе ведомства. Соответствующие предложения переданы главой Пентагона Эштоном Картером и директором Национальной разведки Джеймсом Клеппером в субботу 19 ноября сообщает агентство Рейтерс, со ссылкой на собственные источники в ведомствах.При этом уточняется, что рекомендации были направлены в адрес главы Белого дома еще в прошлом месяце.Агентство напоминает, что Майкл Роджерс был назначен главой АНБ для исправления серьезных недочетов в работе ведомства, связанных с масштабными утечками информации и «делом Сноудена». Однако уже после назначения Роджерса главой ведомства состоялся еще ряд крупных скандалов.Кроме того, Майкл Роджерс совмещает работу в АНБ с руководством Киберкомандованием и глава Пентагона выразил недовольство ведущейся США борьбой в киберпространстве против Исламского государства (организация запрещена в России).Сообщается также, что в минувший четверг Майкл Роджерс встретился с будущим президентом США Дональдом Трампом в Нью-Йорке, не уведомив о предстоящей встрече руководство Белого дома, чем вызвал недовольство американских чиновников.По сообщениям американских СМИ кандидатура Роджерса рассматривается Дональдом Трампом на пост главы Национальной разведки. При этом действующий глава ведомства уже подал прошение об отставке.Должность директора Национальной разведки США была учреждена в конце 2004 года во время президентского срока Джорджа Буша для координации и управления Национальным разведывательным сообществом, в которое входят 17 различных государственных учреждений, включая Центральное разведывательное управление. До создания должности директора Национальной разведки его функции фактически выполнял директор ЦРУ.Агентство национальной безопасности входит в Разведывательное сообщество США на правах независимого члена и обладает автономией, в частности, директор Национальной разведки не имеет права вмешиваться в его работу. Назначение АНБ состоит в радиотехнической и электронной разведывательной работе, а также защите электронных коммуникаций государства от вмешательства и несанкционированного доступа извне.В 2013 году бывший сотрудник АНБ и ЦРУ Эдвард Сноуден опубликовал документы, свидетельствующие о тотальной глобальной слежке АНБ через коммуникационные электронные сети за гражданами и лидерами других стран, в том числе союзников США.Комментарий эксперта Юрия БялогоВопрос о контроле в Национальной Разведке, Агентстве национальной безопасности (АНБ) и Киберкомандовании США – является крайне острым для всех американских администраций. Во-первых, это вопрос внешней и внутренней политики. Электронные разведывательные мощности Киберкомандования и АНБ (программы «ПРИЗМ», «Эшелон» и др.), как подчеркивают многие аналитики, всегда были направлены на киберслежку не только вовне Америки, но и внутри страны. Причем киберслежка охватывает все сферы электронных коммуникаций, от действий против терроризма до личной жизни граждан, от политики до экономики.Многие эксперты не без оснований считают, что накопленные АНБ компрометирующие данные о зарубежных и американских политиках, бизнесменах, общественных деятелях и т.д. являются одним из важнейших инструментов американского неявного внешне- и внутри-политического влияния и контроля.Хотя скандалы, связанные с разоблачениями Эдварда Сноудена, заставили АНБ официально заявить о том, что киберслежка внутри страны Агентством прекращена, ряд крупных американских и международных организаций, включая «Эмнести Интернешнл», «Хьюман Райт Уотч» и «Американский ПЕН-центр», в связи с этой киберслежкой судятся с АНБ уже несколько лет. Во-вторых, это вопрос оборонного и разведывательного бюджета. Хотя конкретные уровни бюджетных трат на киберразведывательные программы засекречены, известно, что АНБ получает «львиную долю» этих трат размером десятки миллиардов долларов. Таким образом, элитно-политическое влияние АНБ – и как очень «богатой» и к тому же секретной (то есть не подлежащей полноценному контролю Конгресса) госслужбы, и как «банка» важнейшей стратегической политической информации, – трудно переоценить. Потому посты директора АНБ и Киберкомандования, которые сейчас совмещает адмирал Майкл Роджерс (и которые совмещал его предшественник, генерал Кит Александер), в американской иерархии политического влияния оказываются одними из ключевых.Сейчас проигравшая выборы «команда Хиллари Клинтон» пытается, во-первых, руками действующего президента Обамы убрать из АНБ и Киберкомандования потенциального «ренегата» Роджерса, предлагающего свои услуги победившей «команде Дональда Трампа» и, во-вторых, скорее всего, намерена помочь Обаме устроить из отставки Роджерса политический скандал, который воспрепятствует назначению Роджерса Директором Национальной разведки в администрации Трампа.Источник — ИА «Красная весна»http://rossaprimavera.ru/news/pentagon-i-cru-poprosili-obamu-uvolit-glavu-anb

16 ноября 2016, 09:40

У семи нянек дитя без глаза. А у шестнадцати - без двух.

Ни одно из 16 разведывательных ведомств США не смогло предугадать выход Британии из ЕвросоюзаНи одно из 16 разведывательных ведомств США не смогло предугадать выход Британии из ЕвросоюзаНапомним разведслужбы ВС США: Агентство национальной безопасности (АНБ), Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО), Разведывательный корпус сухопутных сил, Разведывательное управление ВМС, Управление разведки, наблюдения и рекогносцировки ВВС, Разведывательное управление морской пехоты, Национальное управление геопространственной разведки, Национальное управление воздушно-космической разведки. После 11 сентября 2001 года входивший в ЦРУ Национальный центр США по борьбе с терроризмом решением конгресса получил межведомственный статус. Всем разведывательным ведомствам, а их в Соединенных Штатах 16, было вменено в обязанность обмениваться информацией, в том числе с правоохранительными органами на местах. Ранее это запрещалось – якобы ради неприкосновенности личной жизни американцев.Всем руководит посолСамое тесное сотрудничество все спецслужбы США традиционно осуществляли с Великобританией. В Лондоне на постоянной основе работают около 70 офицеров американской разведки. В основном это представители военных аппаратов во главе с атташе по вопросам обороны, имеющим прямой выход на первых лиц в Пентагоне и Уайтхолле, и военными атташе трех видов вооруженных сил США – армии, ВВС и ВМС. Военные атташе видов вооруженных сил являются сотрудниками соответствующих разведок.Резидентура РУМО (как и ЦРУ) расположена в посольстве США в Лондоне на площади Гросвенор и занимается главным образом контактами с английскими коллегами и организацией вербовки. Но кроме этого есть еще два офиса разведки. Один, региональный центр ЦРУ в Западной Европе, – непосредственно в Лондоне, перебазированный сюда из Парижа в начале 70-х. Второй находится в пригороде, это база для подготовки специалистов по проведению подрывных операций в Африке и на Ближнем Востоке.Все разведструктуры замыкаются на посла США в стране, который, таким образом, является непосредственным руководителем и организатором деятельности американских рыцарей плаща и кинжала в Британии. Он всегда в курсе тех спецмероприятий и операций, которые проводятся на территории Альбиона. Послу докладываются все разведданные, через него идет шифрованная переписка и собираемая дипломатами информация. Наиболее важные донесения просматриваются и подписываются им лично.По соглашениям между Великобританией и Соединенными Штатами оперативным работникам различных резидентур, действующим в обеих странах, разрешено собирать информацию, обрабатывать ее и использовать как в своих, так и в партнерских интересах. Не секрет, что под видом сотрудничества американцы еще и вмешиваются в британскую политику, чем занимаются чуть ли ни с момента создания ЦРУ.Школа «Энигмы»В Великобритании сбором разведывательной информации занимаются четыре организации. Наиболее крупная из них – штаб правительственной связи, который отвечает за сбор, обработку и анализ разведывательной информации, получаемой из радиоэлектронных источников. Он учрежден на базе правительственной школы кодов и шифров, которая в военное время располагалась в Блетчли-парке (Бакингемшир) и занималась расшифровкой кодов. В годы Второй мировой более шести тысяч сотрудников школы работали над немецкими и итальянскими шифрами. Здесь была создана первая в мире ЭВМ, использовавшаяся для чтения закодированных сообщений. Операция ULTRA, в ходе которой удалось полностью расшифровать коды немецкой машины «Энигма», стала наиболее успешной. Считается, что Уинстон Черчилль вел военные действия в Северной Африке только на основе сведений, полученных из перехвата немецких данных.После войны штаб правительственной связи располагался сначала в Исткоуте на северо-западе Лондона, а с 1953 года имел два комплекса около Челтнема. В первом, на Окли Приорс-роуд, размещаются административный и вычислительный центры, во втором, в Бенхолл-парке, находятся в основном лаборатории, а также исключительно важный отдел по связи с АНБ. Договор 1947 года по радиоэлектронной разведке заложил основу англо-американского союза в этой области.Штаб и АНБ занимают на мировом рынке ведущие позиции по производству оборудования для расшифровки кодов и перехвата каналов связи, и это положение они намерены сохранить. Вашингтон и Лондон запрещают экспорт, если фирма-производитель не передаст правительству всю относящуюся к заказу документацию, что служит препятствием для приобретения криптографической техники развивающимися странами. Руководство штабом правительственной связи осуществляется совместно британским Минобороны и Министерством иностранных дел и по делам Содружества. Директор штаба, как правило, является заместителем главы внешнеполитического ведомства.Спецслужба Би-би-сиСотрудники директората по радиоэлектронным операциям и разработке заданий имеют дело с сообщениями, перехваченными сетью станций слежения, расположенных на территории Великобритании и за границей. Их общее количество неизвестно, засвечены те, что находятся в ФРГ, Турции, Омане, Гибралтаре, на Кипре и острове Вознесения. Все получаемые материалы анализируются для идентификации источника каждого сообщения и установления новых деталей обстановки, например наращивания военных приготовлений. Понятно, что многие из перехватываемых сообщений закодированы, и в таких случаях материалы (в копиях) направляются в отдел «Н» штаба правительственной связи, который проводит дешифрирование.Специалисты штаба разработали передатчик, работающий по принципу «мгновенного выстрела», что позволяет очень быстро отправлять большой объем информации за короткий отрезок времени. Такие передатчики – стандартное оборудование специальной воздушно-десантной службы (САС) и используются также МИ-6, получающей от штаба правительственной связи разнообразную техническую помощь.В британских подразделениях радиоэлектронной разведки работают десятки тысяч человек. Только в штабе правительственной связи в Челтнеме заняты около восьми тысяч сотрудников. Затраты на содержание всего комплекса составляют около 500 миллионов фунтов стерлингов в год. Штаб предоставляет сведения, необходимые для планирования и осуществления тайных операций, а также обеспечивает подразделения, ими занимающиеся, средствами связи. Согласно международному праву почти вся работа штаба незаконна.При этом он не контролирует передачи гражданских радиостанций, этим занимается корпорация Би-би-си, расположенная в Кавершэм-парке, – крупнейшая организация, следящая за эфиром других стран. Подобные операции Би-би-си начала в 1933 году, после того как правительство запросило подробные сведения о радиопередачах итальянских радиостанций на арабские страны.Сегодня функции службы слежения Би-би-си состоят в прослушивании передач иностранных радиостанций и составлении сообщений о их содержании. Из четырехсот с лишним сотрудников, работающих в Кавершэм-парке, около 120 занимаются именно прослушкой. Ежедневно они контролируют примерно 400 сводок новостей, комментариев и сообщений более чем из 34 стран. Основные усилия в прежние времена направлялись на передачи стран Варшавского договора, а в настоящее время – России и союзных с нами государств. Под пристальным вниманием остаются некоторые развивающиеся страны. До иранской революции и ввода частей советских войск в Афганистан службы слежения Би-би-си использовали четыре монитора, которые контролировали вещание на фарси, дари, пушту. Затем их число возросло до 12, а Иран получил равный с Россией статус, его передачи слушаются 24 часа в сутки.Тайные новобранцыНекоторое время назад Пентагон начал реформировать военную разведку. В первую очередь предусматривается увеличение численности сотрудников РУМО за рубежом. За ближайшую пятилетку их количество, в том числе и под прикрытием (прежде всего дипломатическим), планируется довести примерно до 1600 человек. Сейчас в РУМО за границей насчитывается около 500 оперативных работников.Минобороны США собирается обеспечить более тесное взаимодействие РУМО с ЦРУ и командованием специальных операций (СОКОМ). Приоритетами в деятельности станут слежение за исламистскими группировками в Африке и на Ближнем Востоке, поставками Северной Кореей и Ираном оружия другим государствам и модернизация китайских вооруженных сил. По сути речь идет о быстром превращении военного разведывательного управления США в специальную агентурную сеть. Это ведомство все чаще нанимает гражданских лиц среди университетских преподавателей или бизнесменов в стратегически важных с военной точки зрения регионах. Резко увеличило штат и ЦРУ: за последние 11 лет департамент по борьбе с терроризмом расширился с 300 до 2000 человек. Но в отличие от ЦРУ деятельность военной разведки конгрессом фактически не контролируется.Деньги на расширение РУМО входят в общие расходы Минобороны США. Но некоторые планы Пентагон не афиширует. Речь, в частности, об увеличении числа шпионов и разделении задач между ЦРУ и РУМО. Это вызвано прежде всего плохой подготовкой сотрудников военной разведки, из-за чего они часто проваливали операции или выполняли их только на бумаге. Притчей во языцех стали дурные привычки: американские джеймсы бонды злоупотребляют алкоголем, слабо знают языки, толком не умеют вербовать агентов, анализировать документы.На учебной базе ЦРУ в штате Вирджиния с недавних пор ведется подготовка оперативников нового подразделения РУМО – Службы тайных операций (Defense Clandestine Service – DCS). После учебы они направляются в Афганистан, Ирак, в кризисные страны Африки и Латинской Америки. В пятилетней перспективе DCS станет одним из ведущих департаментов РУМО.С января 2012 года в США действует документ под названием Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense. В нем сказано, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к относительному уменьшению численности американских вооруженных сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотников. Также предполагается переориентация ресурсов на Азиатско-Тихоокеанский регион. Из этого можно сделать вывод, что документ, усиливающий присутствие США в АТР, и реформа РУМО – звенья одной цепи. Нынче КНР – центральный противник Соединенных Штатов.Прокололись на КлинтонОсобняком стоит Агентство национальной безопасности (National Security Agency – NSA). Это подразделение радиотехнической и электронной разведки. Сформировано 4 ноября 1952 года. По числу военнослужащих и вольнонаемных, по размеру бюджета – крупнейшая в США разведструктура.АНБ отвечает за сбор и анализ информации техническими средствами, контроль электронных коммуникаций, учет сетевого трафика. Решает специализированные задачи по получению информации из коммуникационных сетей зарубежных государств путем электронного и радиоперехвата, дешифрирования с применением компьютерной техники. АНБ несет ответственность за защиту коммуникационных сетей госучреждений США от несанкционированного доступа служб РЭР других государств. Прокол со взломом почты Хиллари Клинтон на его совести.Центральная служба безопасности (Central Security Service) – управление МО США, созданное для выработки мер безопасности электронных сетей связи и сотрудничества между АНБ и криптографическими службами МО США. Директор АНБ и начальник ЦСБ является также начальником оперативного штаба психологической войны и РЭБ ВС США. С 2009 года эти должности совмещал генерал Кит Александер (директор АНБ с 2005-го). Деятельность АНБ ограничена радиоэлектронной разведкой и РЭБ, агентство не ведет агентурной работы за рубежом.Должностная категория начальника АНБ – руководящий сотрудник МО США, военнослужащий в чине генерал-лейтенанта или вице-адмирала. Должности заместителей начальника АНБ могут замещаться вольнонаемными гражданскими специалистами МО США. Численность сотрудников и годовой бюджет АНБ – государственная тайна. Штат штаб-квартиры оценивается в 20–38 тысяч человек. Около 100 тысяч специалистов РЭБ, психологической войны и криптографии работают на военных базах США по всему миру.Подготовка специалистов для АНБ осуществляется в Национальном институте криптографии. Это учебное заведение готовит кадры не только для него, но и для нескольких других подразделений Минобороны США. Кроме того, АНБ оплачивает обучение своих сотрудников в ведущих американских колледжах, в том числе военных, и университетах.После БрекситаПосле того, как Британия приняла решение «развестись» с ЕС, американские официальные лица пытаются переосмыслить свою стратегию. По их мнению, наиболее актуальной задачей становится поиск нового надежного и близкого по духу партнера среди европейских столиц. Однако мало кто способен, а тем более согласен столь же активно, как Лондон, влиять на Брюссель во время внутренних споров, отстаивая интересы США. Теперь это тихое дипломатическое давление, в том числе заставлявшее членов НАТО увеличивать расходы на оборону, внезапно уменьшилось. Даже если Великобритания в конечном итоге вновь обретет прежнее влияние на континенте, что довольно спорно, она будет сильно занята собой на протяжении многих лет. Кроме того, Брексит произошел в сложный момент, когда Соединенные Штаты с союзниками обсуждают: что делать с Россией, как вдохнуть новую жизнь в НАТО, как справиться с кризисом мигрантов. Помимо всего прочего существует угроза со стороны «Исламского государства» (запрещенного в РФ). В борьбе с террористами совместная разведка имеет решающее значение. Но теперь с фортелем Британии долгосрочные планы усиления влияния ЕС в своем регионе и на Ближнем Востоке оказались под угрозой. Брексит застал Америку врасплох. Переосмыслением отношений с Европой новому президенту придется заниматься долгие годы. Помогут ли ему в этом спецслужбы США – большой вопрос.Григорий Яковлев, генерал-майор в отставке

01 августа 2014, 17:38

Эксперт: Экс-глава АНБ мог обогатиться только на продаже секретных данных

Бывший сотрудник ЦРУ Рэй Макгаверн считает, что если бывший руководитель АНБ Кит Александер действительно зарабатывает $1 млн в месяц, то это можно объяснить только продажей секретных данных. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/