• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1383
      • Показать ещё
      Люди247
      • Показать ещё
      Разное546
      • Показать ещё
      Компании308
      • Показать ещё
      Международные организации101
      • Показать ещё
      Издания80
      • Показать ещё
      Формат38
      Показатели53
      • Показать ещё
      Сферы1
Китай
Китай
Китай (Китайская Народная Республика, КНР) — социалистическое (коммунистическое) государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира (свыше 1,36 млрд[13], большинство населения — этнические китайцы, самоназвание — хань); занимает третье ...

Китай (Китайская Народная Республика, КНР) — социалистическое (коммунистическое) государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира (свыше 1,36 млрд[13], большинство населения — этнические китайцы, самоназвание — хань); занимает третье место в мире по территории, уступая России и Канаде.

Является великой державой — кандидатом-сверхдержавой, постоянный член Совета безопасности ООН. Одна из ведущих космических держав мира, обладает крупнейшей в мире армией по численности военнослужащих, ядерным оружием.

С декабря 2014 года является первой экономикой мира по ВВП (ППС). С 2010 года китайская экономика обогнала японскую и стала второй экономикой мира по номинальному ВВП. КНР является мировым лидером по производству большинства видов промышленной продукции, в том числе по производству автомобилей и потребительскому спросу на них. Крупнейший мировой экспортёр («фабрика мира»). Располагает наибольшими в мире золотовалютными резервами.

Китай состоит в таких международных организациях, как ООН, АТЭС, G20, Всемирная торговая организация (ВТО; с декабря 2001 года), а также ШОС и БРИКС.

Со времени провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 году правящей партией является Коммунистическая партия Китая (КПК). Подробнее

Первая китайская династия, реальность существования которой подтверждена археологическими находками, - Династия Шан-Инь (1562-1027 гг. до н.э.)

http://pravitelimira.ru/land/landk/kitay.php

Карты Китая

Краткая история

Фотоальбомы

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
10 декабря, 09:34

Власти Китая задержали 109 подозреваемых в мошенничествах

Полиция изъяла 200 компьютеров, 300 мобильных телефонов, более 600 банковских карт, а также другое оборудование и оружие

10 декабря, 09:32

Фигуристка Медведева о мировом рекорде: "еще один шаг вперед"

Российская фигуристка Евгения Медведева установила мировой рекорд по набранным очкам. За короткую программу на Гран-при в Марселе наша спортсменка получила от судей 79,21 балла. Таким образом, действующая чемпионка мира и Европы обошла японку Мао Асада.

Выбор редакции
10 декабря, 09:23

Китай призывает к политическому решению сирийского вопроса

Посол Китая в ООН призвал международное сообщество и ООН продолжать поиск политического решения сирийского вопроса

10 декабря, 08:58

China approves 14 new IPO applications

CHINA Securities Regulatory Commission, the top securities regulator, approved 14 initial public offering (IPO) applications this week. Among the 14 companies, seven will be listed on the Shanghai Stock

10 декабря, 08:46

How bad a problem is presidential corruption?

That is the topic of my latest Bloomberg column, here are parts of my analysis: The upshot is that the possibility of conflict of interest will impose the biggest problems for those areas where a president’s legitimacy and credibility are most important, and also where the president has the most unilateral power. Those factors point […] The post How bad a problem is presidential corruption? appeared first on Marginal REVOLUTION.

10 декабря, 08:41

СМИ узнали о назначении Турцией в НАТО сторонников России

СМИ узнали, что власти Турции снимают с должностей прозападных военных и дипломатов в НАТО и назначает на их места сторонников России, Китая и Ирана. Об этом написала британская газета Times со ссылкой на источники.

Выбор редакции
10 декабря, 08:35

СМИ: Турция назначает в НАТО сторонников РФ, Китая и Ирана

Пророссийские офицеры заменяют настроенных на сотрудничество с Западом военных

Выбор редакции
10 декабря, 08:30

The Times: Турция заменяет представителей в НАТО на сторонников РФ, Китая и Ирана

Турция заменяет настроенных на сотрудничество с Западом военных представителей страны в НАТО на сторонников России, Китая и Ирана, сообщает британская газета The Times со ссылкой на источники. Издание получило в свое распоряжение электронные письма недавно уволенных военнослужащих верховному

10 декабря, 08:27

СМИ: Турция назначает в НАТО сторонников России

Британская газета Times со ссылкой на собственные источники сообщила, что Турция снимает с должностей в НАТО тех военных и дипломатов, которые поддерживают Запад, а на их место назначает сторонников России.

Выбор редакции
10 декабря, 08:09

Human Rights Day: US and EU call on China to release political prisoners

‘I remain extremely concerned about the ongoing detention of Chinese lawyers,’ the US ambassador to China saysMore than half a dozen political prisoners in China should freed, the United States and European Union have said, citing a deteriorating human rights situation that has seen hundreds lawyers and activists detained in the past year.Since coming to power in 2012 the Chinese president, Xi Jinping, has presided over a wide-ranging crackdown on freedom of expression, rights lawyers, feminists, activists and religion. About 250 lawyers and activists were detained by police starting in July last year in what some have called a “war on law”. Continue reading...

10 декабря, 07:44

Анастасия Баранникова: Противоракетный дисбаланс

В последнее время на китайско-корейские и российско-корейские отношения существенное влияние оказывали ракетно-ядерная программа КНДР и развертывание THAAD на Корейском полуострове.   Китай   Еще весной  развертывание системы ПРО THAAD и ядерная программа КНДР воспринимались Пекином как одинаково серьезные угрозы безопасности и интересам Китая. Причем ракетно-ядерная деятельность Пхеньяна воспринималась как угроза главным образом потому, что служила поводом для усиления военного присутствия США в регионе. Поэтому Китай пытался сдерживать КНДР в ходе двусторонних консультаций и призывал северокорейское руководство отказаться от ядерных испытаний и других действий, которые могут спровоцировать США. Тем не менее, в этом году КНДР провела целый ряд ракетных и ядерных испытаний. На фоне активизации консультаций между США и Республикой Корея (РК) по вопросу развертывания THAAD ядерное испытание, проведенное КНДР в январе с.г., стало последней каплей, переполнившей чашу терпения китайского руководства. Следует отметить, что параллельно с консультациями с США представители РК продолжали убеждать китайских и российских коллег, что не дадут разрешения на развертывание THAAD в случае помощи в решении «северокорейской проблемы», и в конце февраля Китай согласился ввести санкции в отношении КНДР. Однако уже 8 июля было объявлено об окончательном решении по размещению системы THAAD на территории РК. Китай, согласившийся сотрудничать с РК и США по «северокорейской проблеме» главным образом в расчете на то, что THAAD не будет развернута, почувствовал себя обманутым. Вслед за принятием решения в экспертных кругах Китая распространилось убеждение, что THAAD представляет даже большую угрозу Китаю, чем северокорейская ракетно-ядерная программа. Одновременно стало утрачивать смысл сотрудничество с РК и США или, по крайней мере, усиленное давление на КНДР. Сразу же после решения о развертывании THAAD произошли положительные изменения в отношениях Китая и КНДР, переживавших временное охлаждение после ядерных испытаний 2013 г., и стали расти показатели торгового оборота между странами. По данным китайского таможенного ведомства, в октябре с.г. объём китайско-северокорейской торговли вырос на 21,1% в годовом исчислении. Показатель составил 525 млн. 240 тыс. долларов. Объём импорта из КНДР в КНР вырос на 27,6%, составив 238 млн. 380 тыс. долларов. Китайский экспорт в КНДР вырос на 16,1%[1].   Китайские эксперты не исключают возможность применения односторонних санкций КНР в отношении РК. Но эти меры рассматриваются на крайний случай, если РК не откажется от своего решения, на что в Китае все-таки очень рассчитывают. Не исключено сокращение и замораживание культурных и экономических связей с РК. Правда, следует учитывать прагматизм Китая и не стоит ждать действительно серьезных санкций – с учетом объемов двусторонней торговли от этого пострадал бы сам Китай. КНР скорее ослабит санкции в отношении КНДР, насколько это будет возможно в рамках последних резолюций СБ ООН.   Россия   Что касается российско-корейских отношений, некоторые видные эксперты предполагают, что в сложившейся обстановке «сближение российско-северокорейских отношений возрастёт в примерно той же пропорции, в которой оно сократится в российско-южнокорейских отношениях»[2]. Тем не менее, результаты последнего Восточного экономического форума демонстрируют намерение России развивать экономическое сотрудничество со странами СВА, в том числе и с теми, с которыми существуют разногласия по политическим вопросам. Россия заинтересована в реализации своей стратегии «Поворота на Восток», и трехсторонних проектов экономического сотрудничества, которые предполагают участие обеих стран Корейского полуострова, а значит, будет не сворачивать экономическое сотрудничество с РК, а наоборот, стремиться развивать его.   Также следует ожидать дальнейшего развития экономического сотрудничества РФ и КНДР, которое, несмотря на замедление темпов по сравнению с предыдущим годом, по-прежнему оценивается как перспективное и выгодное для обеих стран.   Однако необходимо учитывать, что в России принятие решений по двустороннему сотрудничеству может затягиваться в силу централизации и удаленности «центра». Пока мы наблюдаем процесс сокращения торговли РФ-КНДР. Так, по данным Федеральной таможенной службы России, с января по август сумма взаимной торговли двух стран составила приблизительно 43 млн. долларов. Это на 22% меньше, чем за тот же период предыдущего года[3]. Тем не менее, не следует увязывать спад в двустороннем экономическом сотрудничестве исключительно с позицией России по ракетно-ядерной программе КНДР. Естественно, Россия как член ДНЯО не может одобрять ракетно-ядерную деятельность КНДР (хотя Россия не склонна обвинять только КНДР в сложившейся ситуации, она понимает исторические и внешнеполитические предпосылки, которые привели к созданию ЯО и полагает, что ядерная проблема Корейского полуострова должна решаться одновременно с комплексом других проблем СВА и исключительно путем переговоров), но санкции, связанные с этой сферой деятельности, не должны затрагивать экономическое развитие страны и уровень жизни северокорейского населения. И тем более санкции не должны наносить ущерб экономическим интересам России, продвижение которых подразумевает и сотрудничество с КНДР.   Согласие России с текстом последней резолюцией СБ ООН, предусматривающей «беспрецедентно жесткие санкции» в отношении КНДР, скорее всего свидетельствует о ее поддержке позиции Китая, который все еще рассчитывает на то, что удастся сдержать КНДР (задействуя экономические рычаги, которых у Китая гораздо больше, чем у России) и предотвратить развертывание THAAD. Однако, как показывает время, КНДР склонна отвечать жесткими мерами в ответ на давление, и за очередными санкциями скорее последует очередной виток ракетно-ядерного кризиса, чем отказ северокорейского руководства от выбранного курса. Китай, судя по всему, тоже не склонен верить США и РК, о чем свидетельствуют его намерения заняться модернизацией систем ПРО, и наращиванием потенциала своих ракет еще до завершения разворачивания систем THAAD[4].   Хотя в России распространено мнение о том, что размещение THAAD на Корейском полуострове представляет большую угрозу для Китая, нельзя не признать, что со временем степень угрозы от THAAD станет существенной и для России хотя бы потому, что нарушает сохранявшийся в регионе в течение определенного времени стратегический баланс, крайне важный, если речь идет о крупнейших ядерных державах.   Этого уже достаточно для того, чтобы Россия поддерживала Китай в противодействии THAAD как на дипломатической арене, так и в военно-технической сфере. Что касается российско-северокорейских отношений, то после того, как  развертывание THAAD произойдет, сдерживание КНДР может утратить смысл и для России.   Заключение   Несмотря на новые санкции и некоторый спад в экономическом сотрудничестве, последние события в регионе могут существенно сблизить Россию, Китай и КНДР. Эксперты отмечают, что стратегическим последствием развертывания THAAD может стать формирование в Северо-Восточной Азии блоков в духе холодной войны. С этим можно поспорить, если учесть позицию России и Китая (и, кстати, КНДР) по всякого рода альянсам. Но при этом западные обозреватели еще с прошлого года противопоставляют НАТО и США Россию, Китай, КНДР (и Иран) и ставят в один ряд Россию и КНДР как «основных антагонистов США». Сотрудничество России и Китая может восприниматься уже как принципиально новая форма альянса, о котором необязательно заявлять во всеуслышание.   Если раньше Россия и Китай как страны, заинтересованные в стратегическом сдерживании США и сохранении стабильности в регионе, работали над устранением причин, которыми США объясняют необходимость расширения своего военного присутствия, то есть, пытались сдерживать КНДР, то развертывание THAAD станет поворотным моментом, после которого политика сдерживания КНДР утратит всякий смысл.   Естественно, Россия и Китай, будучи членами ДНЯО, не могут оставаться безучастными к ракетно-ядерной деятельности КНДР, но Китай, например, больше беспокоит не столько сама ядерная программа, сколько ее внешние проявления (испытания) и последствия (ответные меры США). Россию, в частности, беспокоит, что ракетно-ядерная деятельность КНДР наряду с другими дестабилизирующими тенденциями в регионе препятствует реализации Транскорейских проектов, которым Россия придает экономическое и (пожалуй, даже в большей степени) политическое значение. При этом и Китай, и Россия заинтересованы в стабильности у своих границ, а значит, не допустят ни внешнего вмешательства, ни чрезмерного давления на КНДР, ни резкого ухудшения ее экономики – в общем, ничего из того, что могло бы привести к дестабилизации и коллапсу режима. Кроме того, время показало неэффективность санкций и независимость ракетно-ядерной программы от внешних финансовых источников. Поэтому и Россия, и Китай, хотя и присоединились к санкциям в рамках последних резолюций СБ ООН, теперь, скорее всего, будут сами определять, какая деятельность и сотрудничество с КНДР попадают под санкции, а какая – нет. Иными словами, если ранее экономическое сотрудничество РФ-КНДР и КНР-КНДР оценивалось с позиций заведомого подозрения последней в ведении ракетно-ядерной деятельности, то теперь будет оцениваться с позиций «презумпции невиновности» КНДР.     [1]http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_In_detail.htm?lang=r&id=In&No=46130¤t_page=6 [2] http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/razmeshchenie-sistemy-pro-ssha-v-koree/ [3] http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_In_detail.htm?No=45691 [4] https://regnum.ru/news/polit/2211175.html  

10 декабря, 07:23

Книги декабря - выбор Forbes

Демографический пейзаж Китая, цензура в российском интернете, биография денег и секреты мировой транспортной системы

10 декабря, 07:20

Anti-graft drive nets fugitives hiding overseas

China's anti-corruption watchdog has revealed that since 2014, 2,442 people have been captured in the country’s campaign to return fugitives who have fled overseas.

10 декабря, 06:37

СМИ: Турция назначает в НАТО сторонников РФ, Китая и Ирана

В распоряжении газеты Times оказалось письмо двух уволенных с высоких постов турецких военных

10 декабря, 06:22

The Times: Турция назначает в НАТО сторонников России, Китая и Ирана

Турция заменяет настроенных на сотрудничество с Западом военных представителей страны в НАТО на сторонников России, Китая и Ирана, сообщает британская газета The Times со ссылкой на источники. Издание получило в свое распоряжение электронные письма недавно уволенных военнослужащих верховному главнокомандующему Объединенных вооруженных сил альянса. Кертису Скапаротти сообщают о «значительном росте ультранационалистических и антизападных настроений» в армии Турции.Один из турецких офицеров сообщает, что «некоторые из них (новых представителей страны в альянсе.— “Ъ”) ставят под вопрос ценности НАТО и даже ненавидят западные организации, поддерживая при этом Россию, Китай и Иран». Военнослужащий отмечает, что, по крайней мере, двое высокопоставленных турецких офицеров были немедленно отозваны Анкарой после попытки государственного переворота в июле.Группа…

Выбор редакции
10 декабря, 06:18

China opens investigation into slaughter of rare sea turtle

Authorities in southern China have opened an investigation into the slaughter and sale of a protected leatherback sea turtle by local fishermen, media reported Saturday.

10 декабря, 06:00

Trump's Bait And Switch?

Submitted by Nomi Prins via TomDispatch.com, Given his cabinet picks so far, it’s reasonable to assume that The Donald finds hanging out with anyone who isn’t a billionaire (or at least a multimillionaire) a drag. What would there be to talk about if you left the Machiavellian class and its exploits for the company of the sort of normal folk you can rouse at a rally?  It’s been a month since the election and here’s what’s clear: crony capitalism, the kind that festers and grows when offered public support in its search for private profits, is the order of the day among Donald Trump’s cabinet picks. Forget his own “conflicts of interest.” Whatever financial, tax, and other policies his administration puts in place, most of his appointees are going to profit like mad from them and, in the end, Trump might not even wind up being the richest member of the crew.  Only a month has passed since November 8th, but it’s already clear (not that it wasn’t before) that Trump’s anti-establishment campaign rhetoric was the biggest scam of his career, one he pulled off perfectly. As president-elect and the country’s next CEO-in-chief, he’s now doing what many presidents have done: doling out power to like-minded friends and associates, loyalists, and -- think John F. Kennedy, for instance -- possibly family.  Here, however, is a major historical difference: the magnitude of Trump’s cronyism is off the charts, even for Washington. Of course, he’s never been a man known for doing small and humble. So his cabinet, as yet incomplete, is already the richest one ever. Estimates of how loaded it will be are almost meaningless at this point, given that we don’t even know Trump’s true wealth (and will likely never see his tax returns). Still, with more billionaires at the doorstep, estimates of the wealth of his new cabinet members and of the president-elect range from my own guesstimate of about $12 billion up to $35 billion. Though the process is as yet incomplete, this already reflects at least a quadrupling of the wealth represented by Barack Obama’s cabinet. Trump’s version of a political and financial establishment, just forming, will be bound together by certain behavioral patterns born of relationships among those of similar status, background, social position, legacy connections, and an assumed allegiance to a dogma of self-aggrandizement that overshadows everything else. In the realm of politico-financial power and in Trump’s experience and ideology, the one with the most toys always wins. So it’s hardly a surprise that his money- and power-centric cabinet won’t be focused on public service or patriotism or civic duty, but on the consolidation of corporate and private gain at the expense of the citizenry. It’s already obvious that, to Trump, “draining the swamp” means filling it with new layers of golden sludge, similar in color to the decorations that adorn buildings with his name, including the new Trump International Hotel on Pennsylvania Avenue near the White House where foreign diplomats are already flocking to curry favor and even the toilet paper holders in the lobby bathrooms are faux-gold-plated. The rarified world of his cabinet choices is certainly a universe away from the struggling working class folks he bamboozled with promises of bringing back American “greatness.” And yet the soaring value of his cabinet should be seen as merely a departure point for our four-year (or more) leap into what is guaranteed to be an abyss of inequality and instability. Forget their wealth. What their business conflicts, relationships, and ideological stances indicate about what they’ll do to America is far more worrisome. And though Trump promised (and tweeted) that he’d be “completely out of business operations,” the possibility of such a full exit for him (or any of his crew) is about as likely as a full reveal of those tax returns. Trumping History There is, in fact, some historical precedent for a president surrounding himself with such a group of self-interested power-grabbers, but you’d have to return to Warren G. Harding’s administration in the early 1920s to find it. The “Roaring Twenties” that ended explosively in a stock market collapse in 1929 began, ominously enough, with a presidency filled with similar figures, as well as policies remarkably similar to those now being promised under Trump, including major tax cuts and giveaways for corporations and the deregulation of Wall Street.  A notably weak figure, Harding liberally delegated policymaking to the group of senior Republicans he chose to oversee his administration who were dubbed “the Ohio gang” (though they were not all from Ohio). Scandal soon followed, above all the notorious Teapot Dome incident in which Secretary of the Interior Albert Fall leased petroleum reserves owned by the Navy in Wyoming and California to two private oil companies without competitive bidding, receiving millions of dollars in kickbacks in return. That scandal and the attention it received darkened Harding’s administration. Until the Enron scandal of 2001-2002, it would serve as the poster child for money (and oil) in politics gone bad. Given Donald Trump’s predisposition for green-lighting pipelines and promoting fossil fuel development, a modern reenactment of Teapot Dome is hardly beyond imagining. Harding’s other main contributions to American history involved two choices he made. He offered businessman Herbert Hoover the job of secretary of commerce and so put him in play to become president in the years just preceding the Great Depression.  And in a fashion that now looks Trumpian, he also appointed one of the richest men on Earth, billionaire Andrew Mellon, as his treasury secretary.  Mellon, a Pittsburgh industrialist-financier, was head of the Mellon National Bank; he founded both the Aluminum Company of America (Alcoa), for which he’d be accused of unethical behavior while treasury secretary (as he still owned stock in the company and his brother was a close associate), and the Gulf Oil Company; and with Henry Clay Frick, he co-founded the Union Steel Company.   He promptly set to work -- and this will sound familiar today -- cutting taxes on the wealthy and corporations. At the same time, he essentially left Wall Street free to concoct the shadowy “trusts” that would use borrowed money to purchase collections of shares in companies and real estate, igniting the 1929 stock market crash. After Mellon, who had served three presidents, left Herbert Hoover’s administration, he fell under investigation for unpaid federal taxes and tax-related conflicts of interest. Modernizing Warren G. Within the political-financial establishment, the more things change, the more, it seems, they stay the same. As Trump moves ahead with his cabinet picks, several of them already stand out in a Mellon-esque fashion for their staggering wealth, their legal entanglements, and the policies they seem ready to support that sound like eerie throwbacks to the age of Harding.  Of course, you can’t tell the players without a scorecard, so here are the top four of the moment (with more on the way). Secretary of Commerce Wilbur Ross (net worth $2.9 billion) Shades of Andrew Mellon, Ross, a registered Democrat until Trump scooped him up, made his fortune as a corporate vulture (sporting the nickname “the king of bankruptcy”).  He was notorious for devouring the carcasses of dying companies, spitting them out, and pocketing the profits.  He bought bankrupt steel companies, while moving $6.4 billion of their employee pension benefits to the rescue fund of the government’s Pension Benefit Guaranty Corporation so he could make company financials look better. In the early 2000s, his steel industry deals bagged him an impressive $267 million. Stripped of health-care benefits, retired steelworkers at his companies didn’t fare as well.    Trump, of course, has promised the world to the sinking coal industry and out-of-work coal miners. His new commerce secretary, however, owned a coal mine in West Virginia, notoriously cited for hundreds of violations, where 12 miners subsequently died in an explosion.   Ross also made money running Rothschild Inc.’s bankruptcy-restructuring group for nearly two-and-a-half decades. A member (and once leader) of a secret Wall Street fraternity, Kappa Beta Phi, in 2014 he remarked that “the one percent is being picked on for political reasons.” He has an art collection valued conservatively at $150 million, or 3,000 times the average American’s income of $51,000. In addition, he happens to own a Florida estate only miles down the road from Trump’s Mar-a-Lago private club. While Trump has lambasted China for stealing American jobs, Ross (like Trump) has made money from China. In 2010, one of that country’s state-owned enterprises, China Investment Corporation, put $500 million in Ross’s private equity fund, WL Ross & Company. Ross has not disclosed whether these investments remain in his fund, though he told the New York Post that if Trump believes there are conflicts of interest among any of his investments, he would divest himself of them. In August 2016, his company had to pay a $2.3 million fine to the Securities and Exchange Commission to settle charges for not properly disclosing $10.4 million in management fees charged to his investors in the decade leading up to 2011. In October, Ross assured Bloomberg that China will continue to be an investment opportunity.  As secretary of commerce, the world will become his personal business venture and boardroom, while U.S. taxpayers will be his funders. He is an ardent crusader for corporate tax cuts (wanting to slash them from 35% to 15%). As head of the commerce department, the man the Economist dubbed “Mr. Protectionism” in 2004 will be in charge of any protectionist policies the administration implements. Secretary of Education Betsy DeVos (family wealth $5.1 billion) DeVos, the daughter of a billionaire and daughter-in-law of the cofounder of the multilevel marketing empire Amway, has had no actual experience with public schools. Unlike most of the rest of America (myself included), she never attended a public school, nor have any of her children. (Neither did Trump.) But she and her family have excelled at the arithmetic of campaign contributions. They are estimated to have contributed at least $200 million to shaping the conservative movement and various right-wing causes over the last half-century.  As she wrote in the Capitol Hill newspaper Roll Call in 1997, “My family is the biggest contributor of soft money to the Republican National Committee.” That trend only continued in the years that followed. According to the Center for Responsive Politics, since 1989 she and her relatives have given at least $20.2 million to Republican candidates, party committees, PACs, and super PACs.  The center further noted that, “Betsy herself, along with her husband, Dick DeVos, Jr., has contributed more than $7.7 million to federal candidates, committees, and parties since 1990, including almost $4.8 million to super PACs.”  Her brother, ex-Navy SEAL Erik Prince, founded the controversial private security contractor Blackwater (now known as Academi). He also made two considerable donations to Make America Number 1, a super PAC that first backed Senator Ted Cruz and then Trump. So whatever you do, don’t expect Betsy De Vos’s help in allocating additional federal funds to elevate the education of citizens who actually do attend public schools, or rather what Donald Trump now likes to call “failing government schools.” Instead, she’s undoubtedly going to promote privatizing school voucher programs and charter schools across the country and let those failing government schools go down the tubes as part of a Republican war on public education.   Transportation Secretary Elaine Chao (net worth $25 million) As the daughter of a wealthy shipping magnate, a former labor secretary for George W. Bush, and the wife of Senate Majority Leader Mitch McConnell, Chao’s establishment connections are overwhelming. They include board positions at Rupert Murdoch’s News Corp and at Wells Fargo Bank.  While Chao was on its board, Wells Fargo scammed its customers to the tune of $2.4 million, and incurred billions of dollars of fines for other crimes. She was silent when its former CEO John Stumpf resigned in a blaze of contriteness.    In 2008, Chao ranked 8th in Bush’s executive branch in terms of net worth at  $16.9 million. In 2009, Politico reported that, in memory of her mother who passed away in 2007, she and her husband received a “personal gift” from the Chao family worth between $5 million and $25 million. In 2014, the Center for Responsive Politics ranked McConnell, with an estimated net worth somewhere around $22 million, as the 11th richest senator. As with all things wealth related, the truth is a moving target but the one thing Chao’s not (which may make her a rarity in this cabinet) is a billionaire. Treasury Secretary Steven Mnuchin (net worth between $46 million and $1 billion) Hedge fund mogul and Hollywood producer Steven Mnuchin is the third installment on Goldman Sachs’s claim to own the position of Treasury secretary. In fact, when it comes to the stewardship of the country’s economy, Goldman continues to reign supreme.  Bill Clinton appointed the company’s former co-chairman Robert Rubin to Treasury in gratitude for his ability to bestow on him Wall Street cred and the contributions that went with it. George W. Bush appointed former Goldman Sachs Chairman and CEO Hank Paulson as his final Treasury secretary, just in time for the “too big to fail” economic meltdown of 2007-2008. Now, Trump, who swore he’d drain “the swamp” in Washington, is carrying on the tradition. The difference? While Rubin and Paulson pushed for the deregulation of the financial industry that led to the Great Recession and then used federal funds to bail out their friends, Mnuchin, who spent 17 years with Goldman Sachs, eventually made an even bigger fortune by being on the predatory receiving end of federal support while scarfing up a failed bank. In 2008, the Federal Deposit Insurance Corporation (FDIC), formed in 1934 to insure the deposits of citizens at commercial banks, closed 25 banks, including the Pasadena-based IndyMac Bank. In early January 2009, the FDIC agreed to sell failed lender IndyMac to IMB HoldCo LLC, a company owned by a pack of private equity investors led by former Goldman Sachs partner Mnuchin of Dune Capital Management LP for about $13.9 billion. (They only had to put up $1.3 billion in cash for it, however.) When the deal closed on March 19, 2009, IMB formed a new federally chartered savings bank, OneWest Bank (also run by Mnuchin), to complete the purchase. The FDIC took a $10.7 billion loss in the process. OneWest then set about foreclosing on IndyMac’s properties, the cost of which was fronted by the FDIC, as was most of the loss that was incurred from hemorrhaging mortgages. In other words, the government backed Mnuchin’s private deal big time and so helped give him his nickname, the “foreclosure king,” as he became an even wealthier man. By October 2011, protesters were marching outside Mnuchin’s Los Angeles mansion with “Stop taking our homes” signs. OneWest soon became mired in lawsuits and on multiple occasions settled for millions of dollars. Nonetheless, Mnuchin sold the bank for a cool $3.4 billion in August 2015. Shades of the president-elect, he also left another beleaguered company, Relativity Media, where he had been co-chairman, two months before it filed for Chapter 11 bankruptcy in 2015. Mnuchin’s policy priorities include an overhaul of the federal tax code (aimed mainly at helping his elite buddies), financial deregulation (including making the Dodd-Frank Act of 2010 significantly more lenient for hedge funds), and a review of existing trade agreements. He has indicated no support for reinstating the Glass-Steagall Act of 1933, which separated commercial banks that held citizens’ deposits and loans from the speculative practices of investment banks until it was repealed in 1999 under the Clinton administration. Gilded Government Hillary Clinton certainly cashed in big time on her Wall Street connections during her career and her presidential campaign. And yet her approach already seems modest compared to Trump’s new open-door policy to any billionaire willing to come on board his ship. His new incarnation of the old establishment largely consists of billionaires and multimillionaires with less than appetizing nicknames from their previous predatory careers. They favor government support for their private gain as well as deregulation, several of them having already specialized in making money off the collateral damage from such policies. Trump offered Americans this promise: "I'm going to surround myself only with the best and most serious people." In his world, best means rich, and serious means seriously shielded from the way much of the rest of the country lives. Once upon a time, I, too, worked for Goldman Sachs. I left in 2002, the same year that Steven Mnuchin did.  I did not go on to construct deals that hurt citizens. He did. Public spirit is a choice. Aspiring to run government as a business (something President Calvin Coolidge tried out in the 1920s with dismal results for America), Trump is now surrounding himself with a crew of crony capitalists who understand boardroom speak, but have nothing in common with most Americans.  So give him credit: his administration is already one of the great political bait-and-switch productions in our history and it hasn’t even begun.  Count on one thing: in his presidency he’ll only double down on that “promise.”

10 декабря, 05:48

СМИ: Турция назначает в НАТО пророссийских чиновников

Власти Турции назначают на должности в НАТО сторонников России, Китая и Ирана. Об этом пишет газета The Times. Читать далее

10 декабря, 05:28

Times: Турция назначает в НАТО сторонников Китая, Ирана и России

Издание Times сообщает, что Анкара якобы снимает с должностей в НАТО прозападных военных и дипломатов. Вместо них, пишет газета со ссылкой на источники, назначаются сторонники России, Ирана и Китая.

10 декабря, 05:28

Times: Турция назначает в НАТО сторонников Китая, Ирана и России

Издание Times сообщает, что Анкара якобы снимает с должностей в НАТО прозападных военных и дипломатов. Вместо них, пишет газета со ссылкой на источники, назначаются сторонники России, Ирана и Китая.

30 ноября, 12:44

ТРАМПОТРЯСЕНИЕ

Максим КалашниковТРАМПОТРЯСЕНИЕЯ пока не буду вместе со всеми обсуждать тему бонусов расейских чиновников. Потом займусь. Сейчас мы о более важном порассуждаем. Пока в Москве продолжают по инерции воевать с Обамой и Хиллари, пока Шапиросоловьев на ТВ продолжает жевать тошнотную сирийскую «резинку», Трамп готовит всему миру и РФ потрясение основ. В Москве делают вид, будто ничего не случилось? Думаю, что на самом деле они – в панике. Ибо ответить-то нечем. Нам на 2017-2018 годы обеспечено веселое будущее. Мир в его нынешнем виде отсчитывает свои последние месяцы. 2017 год станет не только формальным столетним юбилеем 1917-го. Теперь вся планета пройдет еще сквозь один очистительный огонь кризиса.РАЗРУШИТЕЛЬ СТАРОГО МИРАЕсли Трампа не убьют, как Джона Кеннеди в 1963-м, или не уберут угрозой импичмента, как Ричарда Никсона в 1974-м, то он начнет воплощать свою программу. Например, он снимет все глупые ограничения на добычу углеводородов/ископаемого топлива в США – вплоть до добычи и обогащения угля. Судя по всему, он начнет и строительство новых АЭС. Конечно, на мощность добычи в 2 миллиона баррелей нефти дополнительно он не выйдет с один момент, но в 2018 году – вполне. Тем самым Трамп резко исказит нынешний топливно-энергетический баланс мира. Америка перестанет покупать нефть за рубежом – и огромные ее свободные объемы хлынут на рынок, приговаривая к смерти и РФ, и саудитов, и прочие нефтяные страны. Одно это способно вызвать гигантский кризис во всем мире. Выход Трампа из всяких «ВТО-подобных» соглашений о свободной торговле и введение покровительственных пошлин для реального сектора Америки – это ганатированный кризис в Китае и других «мировых фабриках». Отчего они снизят спрос на нефть и газ, на прочее сырье. И – привет Путину! Для РФ падение спроса на сырье смерти подобно. Действия Трампа способны проткнуть гигантский пузырь на финансовом рынке США. Когда рухнут все эти пирамиды производных «ценных бумаг»-деривативов. Когда повысится учетная ставка ФРС, и деньги мира побегут из сырья в американские реальные активы (причем удорожание кредитов для американской промышленности Трамп компенсирует протекционистскими таможенными пошлинами). Когда разрушится торговля фьючерсами на нефть, объемы каковой бумажной круговерти на порядок больше, чем реальная добыча «черной-жирной» во всем мире. Лопание финансового пузыря в США – это цунами в виде фондово-финансовых крахов на биржах всего мира. Как в 2008 году. Отчего в КНР и в ЕС упадут объемы реального производства – а это дополнительный фактор падения цен на всю ту же нефть.Думаю (ибо слышал экономического советника Трампа Стива Бэннона), они намерено готовят ввержение всей Земли в тяжелый кризис. А что? Если падут цены на сырье, если начнется экономический спад во всем мире, то это выгодно для дела возрождения промышленной мощи Соединенных Штатов. И сырье дешевое – и соперники оглушены «ядерным ударом». Бэннон уже заявил о планах грандиозного, как при Новом курсе Рузвельта, строительстве новой инфраструктуры в стране. Он призвал построить новую Америку. ЧЕМ ТРАМП ПОХОДИТ НА ДАМБИСУ МОЙО?Чем больше Максим Калашников вникает в экономические планы дядюшки Дональда, тем больше его терзают смутные сомнения. Самой лучшей книгой США по разделу «бизнес» 2011 г. (top business book) стал труд американо-замбийки, финансиста Дамбисы Мойо «Как погиб Запад. 50 лет экономической недальновидости и суровый выбор впереди» (How the West Was Lost: Fifty Years of Economic Folly - And the Stark Choices that Lie Ahead). Нынче она продается и на русском. Могу себя поздравить: то, что написано в книгах Максима Калашникова, начиная с 2003 года, с восьмилетним запозданием появляется в США в их книгах-бестселлерах. Кризис капитализма признан и там. Мойо ненавязчиво доказывает: у США нет иного выхода, кроме как пойти на тяжелый дефолт по госдолгу, заняться новой индустриализацией и замкнуться экономически в пределах североамериканского экономического блока (этакой империи) с полумиллиардом жителей.Изучим сие поподробнее и (на правах более дальновидных) сделаем свои выводы. В общем, то, что написано в основной части книжки Мойо, для читателей моих книг не принесет чего-либо нового. Американо-замбийка с опытом работы в Мировом банке (https://en.wikipedia.org/wiki/Dambisa_Moyo) – это почти Максим Калашников, только, конечно, негритянка и на Западе живет. Она пишет, как целых полвека Запад сам себя убивал: валился в демографическую яму, устанавливал обреченную на обрушение пенсионную систему, уничтожал и ухудшал свою систему образования, выносил производство в страны третьего мира. Раздувал государственные долги и ухудшал качество своего человеческого капитала, делая из него неквалифицированных, неконкурентоспособных трутней-потребителей. И вообще слишком мало трудился, а больше жрал в три горла, забыв о роли труда, капитала и технологий. Перестал заниматься производством, а ушел в бесплодные финансовые спекуляции. И так далее. Все это привело Запад на порог гибели, обнищания, деградации. Это – диагноз. А что предлагается как лечение страшной болезни?Думаю, недаром эти рецепты дает именно непонятная фигура Дамбисы Мойо, а не какой-нибудь англосакс или хотя бы тот же Збигнев Бжезинский. Ибо страшно погубить репутацию. Пусть лучше об ужасном и нелиберальном говорит невесть почему избранная знаменитостью замби-американка, популярный автор статей в «Файненшнл Таймс», «Экономист» и «Уолл-Стрит Джорнэл», выдвинутая в 2009 году в сотню самых влиятельных людей мира по версии журнала «Тайм» некими неведомыми Отцами. По каким-то признакам ставшая участником форума молодых глобальных лидеров Всемирного экономического форума. Итак, к чему же готовят Запад его Неведомые Отцы устами чернокожей пророчицы? «Крутые времена требуют крутых мер» - пишет Д.Мойо. Итак, она признает, что с 1980 года, с момента начала рейгановского «ренессанса капитализма» (радикальных рыночных реформ) никакого фантастического роста экономики США не произошло. Среднегодовой экономический рост между 1980 и 2001 годами, пишет автор, составил всего 2,1%. Столько же, сколько и между 1950 и 1980 годами. (Неолиберальные реформы Мойо называет «открытостью»). Вот тут я с нею не соглашусь. Рост в 1950-1980 годах в США - до пришествия неолиберальных монетаристов-варваров – был куда выше. В 1960-е годы среднегодовой прирост экономики Соединенных Штатов составлял 4,5%, в 1970-е - 3,5%. А вот дальше – несмотря на снижение налогов на богатых, на всяческие либерализации и дерегуляции – рост стал мизерным. Так что Дамбиса Мойо приукрашивает положение. Но зато очень правдиво пишет о том, что произошло колоссальное имущественное расслоение. «…Неравенство доходов внутри США усугубилось. По данным исследования Чикагского университета, в то время, как доходы 1% богатейших американцев увеличились втрое за последние тридцать лет, пока США были открыты, доходы 10% беднейших американцев выросли на какие-то жалкие 10%» - пишет Мойо. Я же добавлю только одно: а реальные доходы так называемого среднего класса США откатились к уровню конца 1950-х годов. Это – практически речи Дональда Трампа в 2016 году!Мойо подтверждает наш старый вывод: неолиберальные монетаристские реформы на Западе (свобода торговли в рамках ВТО, вынос производства в Азию, развитие финансового казино вместо заводов и лабораторий, снижение налогов на личные сверхдоходы) стали торжеством новой шариковщины. Без всяких большевиков все свелось к «отнять и поделить» - в интересах верхушки. Никакого рывка в развитии Запада не было. (Параллельно, по Боглу, шел процесс уничтожения «капитализма собственников» и торжество бесплодно-перераспределительного «капитализма менеджеров»). Как недавно сказал уважаемый мною кризисолог Андрей Фурсов, тридцать лет либералы занимались дележом и присвоением ранее созданных реальных богатств, попутно уничтожая в своих же странах науку, культуру, образование. Готовя тем самым демонтаж самого капитализма. К этому завуалированно клонит и Дамбиса Мойо. ЛУЧШЕ ДЕФОЛТ США, ЗАКРЫТАЯ ЭКОНОМИКА И РАЗВАЛ ВТО, ЧЕМ СМЕРТЬ?«Эти данные, по крайней мере, позволяют предположить, что стоило бы повнимательнее присмотреться к возможным плюсам более протекционистской политики. Есть убедительные причины, почему американцы (как и другие ведущие экономики Запада) не получили больше выгод от глобализации…» - пишет Мойо. Она считает, что политики Запада должны думать на 20 и более лет вперед, но «к несчастью, как всегда, близорукость Запада, обусловленная политической необходимостью, мешает ему смотреть в далекое будущее». А дальше автор рубит напрямую:«Именно поэтому нужно срочно отделить экономическое мышление от ближайшей политической необходимости. Все обнулить и начать заново. В конце концов, «будущее не принадлежит малодушным, оно принадлежит храбрецам»…Более радикальным вариант, говоря о протекционизме, - это дефолт США. Открытый государственный дефолт США нельзя так просто сбрасывать со счетов. Звучит он, как катастрофа: фондовые биржи рухнут, стоимость долга взлетит, доллар за секунду превратится в крашеные бумажки и, естественно, поднимется оглушительный международный рев… Один из вариантов дефолта США – выборочный дефолт, главным образом невыполнение обязательств перед иностранными держателями американских бумаг и предложение полной компенсации на вновь выпущенные долговые обязательства для находящихся в США граждан с американским паспортом. Вероятно, это привело бы к девальвации доллара, но это не должно сильно волновать американцев в Америке в экономически закрытой обстановке. А в ответ на опасения, что в экономически закрытой обстановке возникнет инфляция, правительство могло бы просто выпустить долговые обязательства, индексированные по уровню инфляции. Но так ли уж плох дефолт для США? Дефолты, рассуждает Мойо, уже случались на Западе (в Исландии в 2008 г. и в Великобритании – хотя он и не назывался дефолтом – в 1976 г., когда она была вынуждена обратиться в МВФ за спасительным займом), но, конечно, не с таким эпическим размахом – ведь, в конце концов, это же США, вождь мировых экономик. Не то, чтобы Америка должна была идти на дефоль ради дефолта, чтобы отделаться от всех своих обязательств. Плюс его в том, чтобы Америка начала с чистого листа, чтобы государство обнулило свою финансовую отчетность. Как произошло в Великобритании в 1976 году, такой дефолт мог бы дать США возможность произвести необходимую перестройку внутренней политики, особенно в области долга, а также пересмотреть стратегию «свой дом для всех» и добиться увеличения инвестиций в труд и технологию…»То есть, тут Мойо почти не стесняется: США должны объявить себя банкротом, «кинув» практически всех, кто давал им в долг – и начать «с чистого листа». При этом не опасаясь Китая, который держит громадные резервы в долларах и заемных бумагах Штатов.«Да, в случае дефолта американская экономика пострадает, если зарубежные инвесторы ее покинут (например, взлетят долгсрочные процентные ставки, и это увеличит стоимость ипотечного финансирования и рынка корпоративных облигаций во вред экономике США), но все же его можно рассматривать как необходимуюи временную перезагрузку экономики…» - пишет Мойо.Ее выкладки: да, очень пострадает Китай, который столько лет зарабатывал на американском рынке, когда янки брали долги, чтобы покупать доступные товары из КНР и предоставлять рабочие места китайцам. Да, дефолт уронит репутацию Америки. Но это не так страшно, считает автор бестселлера-2011:«Конечно, США попрощаются со своей репутацией, но надолго ли? Можно предполагать, что финансовые рынки будут готовы снова кредитовать США через полгода, если судить по опыту России. В конце концов, всего через три года после объявления дефолта по внутренним долгам в 1998 г. международные долговые рынки снова стали принимать облигации из России – в ноябре 2001 г. Москва выпустила облигации на 400 миллионов евро…Многие опасаются, что после дефолта Америка надолго останется в тисках долга и зависимости, от которых ей трудно будет освободиться. Конечно, она может уничтожить долг за счет инфляции, как сейчас происходит во многих странах…, но и этот подход тихой сапой в конечном итоге будет иметь те же последствия…»Она параллельно с дефолтом США предлагает американцам создать свой замкнутый экономический блок (этакую «империю») в составе самих себя, Канады и Мексики с полумиллиардным населением. Ибо это – наилучший из всех возможных вариантов исход. Вернее, наименее худший. Мне думается: а не читаем ли мы нынче о скрытых планах администрации Трампа? АМЕРИКАНСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК«…Исключая возможность полномасштабной войны, вследствие агрессивной протекционистской политики США в худшем случае главные экономические силы индустриализованного мира разойдутся по своим углам. Можно предположить, что мир разделится на экономические блоки. Во-первых, американский экономический блок (вероятнее всего, к нему присоединится Канада). В пользу этого региона говорит не просто почти полмиллиарда человек (по демографическим данным на сегодняшний день) с наибольшей покупательной способностью, выраженной в подушевом доходе. Северная Америка легко может стать самодостаточной. Если ввести заградительные меры для торговли и иммиграции, она все равно сможет прокормить своих граждан, обеспечить себя энергией…, а по своим географическим особенностям она в любом случае очень неудобна для вторжения…» - дает весьма откровенный расклад Д.Мойо.Другие блоки – это угасающая Европа, которая продолжит испытывать системный упадок, а также – Китай. Однако он, по мнению автора, очутится в более тяжелом положении, чем американский блок. Китайцам не хватает пахотной земли и углеводородов, а экономически присоединенные к КНР районы Латинской Америки и Африки все-таки не так привязаны к китайцам, как элементы американского блока-«империи». О судьбе русских в книге – полный молчок. Образование американского блока после дефолта США Мойо считает скорее полезным (для янки) ударом по Китаю. «Выгодно ли США подрывать рост Китая? Ведь, скорее всего, это и произойдет в случае настоящего американского дефолта. При росте доли населения, неспособного конкурировать на глобальном рынке, и поголовном падении уровня жизни США не слишком будут волноваться из-за китайских планов роста и вероятного их срыва». То, что рисует Мойо, означает полное разрушение открытости, Всемирной торговой организации и смерть неолиберализма. Не удивляюсь тому, что Кремль ныне спешно взялся строить Евразийский союз, брать под плотный контроль Сибирь и вооружаться. Там, в Кремле, тоже чуют, что приход глобального шторма и распад прежней долларовой системы уже недалеки. Но вот только очевидно, что Кремль с задачами будущего не справится. По причине воровства и профнепригодности. Ибо какой осел строит свой экономический блок (империю), при этом вступая в ВТО, обреченную на смерть и способную разорить остатки русской несырьевой промышленности да агропрома? Только полный осел. Кстати, а какой строй будет существовать в американском экономическом блоке по Мойо? Капитализм, что ли? Автор уходит от прямого ответа на вопрос, делая только намеки.Мы же скажем открыто: это – новый американский фашизм. Книга Мойо 2011-го готовила победу Трампа в 2016-м. УЧАСТЬ УТЛОЙ ЛОДОЧКИЕсли Трамп воплотит свои планы, рванув «ядерную бомбу» всемирного кризиса и дав «полный вперед» грандиозной промышленной реконструкции США, то поднятые волны попросту опрокинут утлую сырьевую лодочку Российской Федерации. Да, со всем ее военно-промышленным комплексом на борту. Не помогут ни ядерное оружие, ни раскол ЕС, ни приход к власти какого-нибудь Фийона во Франции. И никакие «победы» в Сирии тоже не спасут. Лодочка пойдет ко дну вместе с Крымом. Разоренная РФ увидит дичайшую нехватку средств буквально на все. После чего ее «элита» примется уничтожать друг дружку в борьбе за источники доходов. Без финансирования примутся разваливаться силовые структуры и государственный аппарат. На улицы выйдут миллионы тех, кто окажется на грани смерти от «социального голода» (нет денег на покупку еды). При этом Трамп разведет руками: «Ничего личного, г-н Путин! Просто бизнес. Я возрождаю Америку как новую индустриальную державу. А вы почему клювом щелкали с 2000 года и сохранили сырьевую экономику? Простите, но это – ваши проблемы». Думаю, что в Кремле это только-только поняли и теперь трясутся от страха. Столько сделать для победы Трампа – и получить такое? Уж лучше бы победила Клинтон. И что теперь? Финансировать заговор против Трампа? Новый Даллас? Или планировать ядерную атаку на великие промышленные стройки дядюшки Дональда? Считаю, что наша «элита» - просто в ступоре. Никакого реального ответа на возможное «трампотрясение» у нее нет как такового. А телевизором и репрессиями кризис остановить невозможно. Пустой, как в 90-е, бюджет, пиаром и Росгвардией компенсировать невозможно. А вот Китай выстоит: он все производит сам. Да, понесет потери – но не опрокинется. И пойдет осваивать Сибирь. Даже Украина тут получит свои шансы попировать на остатках РФ, вынужден это признать. Зато Трампу хорошо: после того, как он сдетонирует мировой кризис, США не понадобится Глобальная Горячая Война. Десятки стран мира уподобятся глушеной динамитом рыбе. Знай – только собирай добычу, не имея никаких радиоактивных пепелищ. Тут достаточны локальные военные операции. Или операция по освоению и дележу остатков РФ, например. Как новый «план Маршалла». Как новый проект Америки по спасению всего мира от остатков ядерного оружия бывшей РФ, как предотвращение расползания криминала и насилия с ее обломков. Воплотится Суперплан: США остаются Замком на Горе – над морем хаоса, распадов и гражданских войн. Возможно, это будет мир Двух Твердынь: Америки и Китая. Но нам-то какая разница?Максим Калашников не упрашивает, а предупреждает Кремль: если СЕЙЧАС не сформировать антикризисное правительство из практиков и не выкинуть из власти системных либералов-монетаристов, то дальше не будет уже никакой надежды. Мир в его нынешнем «постсоветском» виде отсчитывает последние месяцы.

30 ноября, 12:00

Послесловие

Рубрика: Мировые рынки, Добрый день. В этом материале я остановился на происшедших за последний год событиях, текущих трендах на рынках и в экономике – и попытался осторожно заглянуть в обозримое будущее. Политика Политическое содержание 2016 года крайне насыщено. Тенденции последних лет уже намекали на т

05 ноября, 18:57

Сергей Цыплаков: "В поиске точки опоры - китайская экономика в третьем квартале 2016 года"

Третий квартал 2016 года на экономическом фронте Китая прошел достаточно спокойно. Резких скачков и потрясений не наблюдалось, экономическая политика в своих главных чертах оставалась неизменной. Дискуссии об основных подходах к ней, разгоревшиеся было весной нынешнего года, по крайней мере, на время приутихли. Восторжествовали стабильность и компромиссный подход.  Это отчетливо проявилось в решениях заседания Политбюро ЦК КПК 26 июля, которые задали тон экономическому курсу на вторую половину года. В них говорилось, с одной стороны, о необходимости «твердо придерживаться расширения совокупного спроса, продолжать активную финансовую и умеренную кредитно-денежную политику», а с другой – делался акцент на «учете  текущей  обстановки, использовании гибких методов  регулирования для создания благоприятных макро условий для реформ в области предложения». Таким образом, был подтвержден курс сочетания стабильного роста и структурных реформ, прежде всего реформы государственных предприятий и финансового сектора, которые «являются ключевыми для решения проблем снижения долговой нагрузки предприятий и  решения проблемы избыточных мощностей».   Важным фактором, оказывавшим значимое воздействие на экономический курс в 3-м квартале, были, как видится, встреча лидеров стран G-20 в Ханчжоу, а также  официальное включение юаня в корзину специальных прав заимствований (SDR) МВФ. Эти  события китайскому  руководству, конечно, хотелось провести в максимально спокойной обстановке, избегнуть, каких-либо ненужных с его точки зрения, потрясений в экономике, что в свою очередь обуславливало повышенную степень осторожности при проведении экономического курса. Следует отметить, что в целом поставленная цель была достигнута. Не дожидаясь официального  выхода основных статистических данных по девяти месяцам года, премьер Госсовета Ли Кэцян заявил, что результаты 3-го квартала оказались «лучше ожиданий» и что в экономике «проявилось немало положительных изменений». В принципе заявление премьера не стало неожиданностью, так как тенденция к подъему некоторых показателей наметилась еще в августе. В сентябре названная тенденция по большей части сохранялась. В чем в общих чертах выразились  эти положительные изменения? Во-первых, темп роста ВВП остался неизменным по сравнению с 1 и 2 кварталами,  составив 6,7%. Прирост ВВП третьем квартале ко второму кварталу текущего года 1,8% (прирост 2 квартала к 1 кварталу – 1,9%). Вероятность того, что китайская экономика впишется в установленный на текущий год интервал в 6,5%-7% роста ВВП существенно возросла и в общем не вызывает особых сомнений ни в Китае, ни за его пределами. Во-вторых, показатели добавленной стоимости в промышленности за 9 месяцев закрепились на уровне 6,0%, не изменившись по сравнению с показателями за первое полугодие. Появились признаки укрепления спроса. В сентябре впервые с марта 2012 года индекс отпускных цен производителей (PPI) вышел на положительную территорию, составив 0,1%. Наметилась тенденция к росту  грузоперевозок железнодорожным транспортом. В августе и сентябре они увеличивались соответственно на 1% и 4,6%.   Стабилизация в промышленности сопровождалась ростом энергопотребления.   Его объем за три квартала увеличился в годовом исчислении на 4,5% (показатель за первое полугодие – 2,7%), прирост энергопотребления в промышленности и строительстве  возрос с 0,5% в первой половине года до 2,0%. В-третьих, хотя по результатам третьего  квартала по сравнению с первым полугодием показатель прироста инвестиций в основной капитал уменьшился с 9% до 8,2%, в августе и сентябре инвестиции пошли вверх до уровней соответственно до 8,2% и 9%. Обращают на себя внимание два обстоятельства: первое, удалось приостановить спад частных инвестиций.  После того как в июне и июле  они сокращались, в августе и сентябре наблюдался отскок, в результате которого частные инвестиции показали рост на 2,3% и 4,5%.  Второе, в целом сохранялась стабильная динамика приростов (19,4% за девять месяцев) в инфраструктурные проекты. В-четвертых, стабильными оставались показатели прироста розничного товарооборота. За 9 месяцев они увеличились в годовом исчислении на 10,4% (показатель за полгода – 10,3%).  Отдельно в сентябре темпы прироста оборота были на уровне 10,7% (самый высокий месячный показатель в текущем году). Весомый вклад в динамику товарооборота внесли продажи автомобилей. По данным Автомобильной ассоциации Китая, темпы роста авто продаж за январь-сентябрь увеличились на 13,2% (показатель первого полугодия – 7,7%). Отдельно в сентябре наблюдался рост до 26,1%.  Эта тенденция была во многом обусловлена стимулирующими мерами правительства, главная из которых – снижение ставки налога при приобретении машин с объемом двигателя менее 1,6 литра. В-пятых, по мнению премьера  Ли Кэцяна, в перечень успехов должны быть включены стабильная ситуация на рынке труда и возросшее  количество созданных новых рабочих мест. Одним из  основных участков экономического фронта в 3 квартале по-прежнему был сектор недвижимости. В нем сохранялась тенденция к быстрому увеличению объема продаж при опережающем росте цен.  За январь-сентябрь объемы продаж недвижимости составили 1051,85 млн. кв. м с приростом на 26,9% (прирост за полгода - 27,9%).  В стоимостном выражении объем продаж за 9 месяцев составил 8020,8 млрд. юаней (+41,3%). Остатки нереализованной недвижимости сокращались, но не слишком быстро.  На конец сентября они уменьшились  до 696,12 млн. кв. м. За 3 квартал общее сокращение излишков оценивается в 18,04 млн. кв. м., что несколько меньше показателя 2 квартала (21 млн. кв. м).  Общий вклад недвижимости в экономический рост оценивается в пределах 8%.   Вместе с тем правительство не могло не видеть, что оживление на рынке недвижимости имеет спекулятивный характер, что дальнейшее надувание «пузыря» на нем может стать причиной серьезных финансовых потрясений и что надо, пока еще не слишком  поздно, принять меры для оздоровления  ситуации.    Ахиллесовой пятой китайской экономики в 3 квартале оставалась внешняя торговля. Затяжной  спад в ней, который длится уже второй год, продолжался, но стал чуть менее глубоким.  За 9 месяцев объем товарооборота  (в долл. США) уменьшился на 7,8%, экспорт – на 7,5%, импорт - на 8,2%. За первое полугодие эти же показатели соответственно составляли 8,7%, 7,7%, 10,2%.  Все три месяца квартала внешнеторговые показатели оставались на отрицательной территории. Только в августе импорт впервые с октября 2014 года показал положительный рост в 1,5%. Однако в сентябре импорт опять ушел в минус (1,9%). Объемы торговли с крупнейшими партнерами  продолжали  уменьшаться. По итогам трех кварталов товарооборот  с ЕС (15,1% от общего оборота) снизился  на 3,5%; с США (13,97%) -  на 9,2%; с АСЕАН (12,1%) -  на 6,7%. Сложность обстановки во внешней торговле подтверждалась также сокращением внешнеторговых операций предприятий с иностранными инвестициями, государственных предприятий, а также дальнейшим снижением удельного веса давальческой переработки и сборки. Российско-китайская торговля по-прежнему продолжала пребывать в состоянии стагнации. Спад приостановился, но устойчивой тенденции к росту не просматривалось. Продолжалась «пляска показателей»: в третьем квартале два месяца (июль и сентябрь) товарооборот сокращался, в августе рос. В целом за девять месяцев текущего года двусторонняя торговля увеличилась  только на 0,4% (50,27 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,1% (26,98 млрд. долл.), импорт из России сократился на 6,4% (26,98 млрд. долл.). Таким образом, темпы прироста, которые по итогам первого полугодия составляли 1,8%, по результатам трех кварталов оказались существенно хуже. В этих условиях при самом благоприятном сценарии ориентиром для  взаимной торговли в этом году продолжает оставаться отметка примерно в 70 млрд. долл. В основе политики формирования валютного курса в третьем квартале по-прежнему было балансирование между ориентацией на доллар и корзину валют, но сама политика   проводилась с оглядкой на  внешние имиджевые факторы (саммит G-20, официальное включение юаня с 1 октября в корзину специальных прав заимствования (SDR) МВФ).  После  очередного этапа девальвации юаня, который завершился к середине июля, НБК до конца сентября поддерживал относительную базовую стабильность курса национальной валюты к доллару США на уровнях, чуть выше отметки в 6,7 юаня за доллар. Стремление регулятора придержать девальвацию юаня хорошо видно по динамике валютного индекса юаня CFETS. В конце июня он составлял 95,02, и в течение июля поднялся на 0,34% до уровня 95,34. В августе и сентябре он снижался соответственно до 94,33 и 94,07, то есть на 0,7% и 0,3%. Таким образом, за квартал значение индекса уменьшилось только на 1%. Однако временная и относительная стабильность не могла ввести в заблуждение участников валютного рынка, которые ожидали продолжения девальвации.  Утечка капитала продолжалась, спрос на валюту оставался повышенным, что обусловило дальнейшее уменьшение валютных резервов Китая. Они сокращались без перерывов на протяжении всего квартала (в июле на 4,1 млрд. долл., в августе на 15,89 млрд. долл., в сентябре на 18,78 млрд. долл.).  Таким образом, за третий квартал общее снижение  резервов составило 38,77 млрд. долл. Это больше, чем втором квартале, в котором резервы уменьшились на 7,34 млрд. долларов. В целом за январь-сентябрь нынешнего года  резервы сократились на 4,9% (163,81 млрд. долл.) до уровня  3166,383 млрд. долл. До конца года задачей, по-видимому, будет оставаться удержание стратегического  рубежа валютных резервов в размере не менее 3 трлн. долларов. Сразу же после окончания «золотой недели» в начале октября, как того и ждали, девальвация юаня продолжилась. По глубине и продолжительности новый ее тур превзошел предыдущие.  Курс снижался три недели октября, пробив отметку в 6,7 юаня за доллар, и близко подошел к рубежу 6,8. Только в самом конце октября НБК приостановил тенденцию к снижению курса, юань начал стабилизироваться на рубеже 6,75 юаня за доллар. Очевидно, что в оставшиеся месяцы года валютный курс будет продолжать находиться под давлением. Большинство аналитиков считает, что к началу 2017 года юань будет в интервале 6,8-6,9 за доллар.   Больших изменений в кредитно-денежной политике в третьем квартале не отмечалось. Народный Банк Китая (НБК), не изменял ставку процента, не производил изменения нормы резервирования. Высокий объем кредитного предложения сохранялся.  Объем вновь выданных кредитов в  3 квартале составил 2,63 трлн. юаней (за 1 и 2 кварталы соответственно 4,61 трлн. юаней и 2,92 трлн. юаней).  За 9 месяцев сумма выданных кредитов достигла 10,16 трлн. юаней. (за 9 мес. 2015 – 9,9 трлн. юаней). Обращают на себя внимание изменения в распределении кредитов между категориями заемщиков, в пользу увеличения доли кредитов домохозяйствам при относительном снижении удельного веса предприятий. Если за январь-сентябрь 2015 года доля домохозяйств составляла 30,3%, то в тот же период 2016 года она увеличилась до 41%. Отдельно в сентябре удельный вес домохозяйств в общем объеме кредитования достиг 47%  (соответственно 574,1 млрд. юаней от 1,22 трлн. юаней).   Показатель денежной массы М2 на конец сентября в годовом исчислении увеличился на 11,5% до 151,64 трлн. юаней (значение августа - 11,4%). В сравнении со значением показателя на ту же дату 2015 года, он снизился на 1,6 п.п. Показатель М1 возрос на 24,7% до 45,43 трлн. юаней (показатель М1 на ту же дату 2015 – 11,4%, на июнь 2016 - 24,6%).  Высокие уровни показателя М1, которые держатся уже несколько месяцев, называют здесь «ловушкой ликвидности», которая свидетельствует о сохраняющемся низким уровне  инвестиционной уверенности предприятий и отражает спекулятивную активность на рынке недвижимости. Оценивая сложившуюся к настоящему времени экономическую обстановку в Китае, на наш взгляд, можно прийти к следующим основным выводам. Угроза «жесткой посадки» экономики хотя и не ликвидирована полностью, но вероятность ее, по крайней мере, в перспективе последних месяцев нынешнего года и следующего 2017 года существенно снизилась. Такое мнение превалирует как в Китае, так и за его пределами. Согласно опубликованным в начале октября прогнозам МВФ, Фонд предполагает, что в 2016 году экономический рост в Китае составит 6,6%, а в 2017 году может снизиться до 6,2%. Однако указанное снижение, по мнению экспертов МВФ, оговаривается тем условием, что рост будет происходить «без стимулирующих мер». Последнее предположение представляется  маловероятным. Китай, конечно, может уменьшить их масштабы, поменять инструментарий, но вряд ли полностью откажется от мер по стимулированию экономики. Скорее всего, дело ограничится  очередной «тонкой настройкой» механизмов и приемов механизмов экономического регулирования. Поворот в эту сторону не только наметился, но уже начал осуществляться. В начале октября председатель НБК Чжоу Сяочуань, выступая в Вашингтоне на совещании министров финансов и руководителей центральных банков, дал понять, что Китай может пойти на ограничение кредитной экспансии и уделять больше внимания вопросам запредельной  долговой нагрузки в корпоративном секторе. 10 октября Госсовет КНР опубликовал документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, направленных на решение данного вопроса, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Одновременно в течение праздничной «золотой недели» в начале октября в более чем 20 городах Китая, включая Пекин и Шанхай,  были приняты меры по ограничению покупок недвижимости, ужесточению условий выдачи кредитов на эти цели, в особенности для приобретения второго и последующего жилья. Это – серьезное изменение экономического курса, которое свидетельствует о том, что китайское руководство отдает себе отчет в потенциальной опасности и рискованности злоупотребления стимулирующими мерами. О происходящей перенастройке инструментов экономического регулирования свидетельствовали также решения состоявшегося 28 октября и посвященного экономической обстановке  заседания Политбюро ЦК КПК, на котором была подчеркнута важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Такая запись появилась впервые, раньше всегда говорилось только «о поддержке реального сектора экономики». Таким образом, предполагается усилить внимание структурным проблемам экономики, прежде всего в финансовой сфере.   В свете этой установки можно ожидать некоторой смены акцентов в  денежно-кредитной  политике. Суть корректировки -  в переходе  от мягкой к нейтральной денежно – кредитной политике. В этой связи вероятность новых снижений нормы обязательного резервирования и ставки учетного процента снижается. Объемы кредитования по-прежнему останутся на достаточно высоком уровне, но их быстрый рост на какое-то время прекратится. Вместе с тем, как представляется, будут предприняты попытки активизировать формы прямого финансирования,  прежде всего путем выпуска долговых обязательств предприятий, а также, возможно, центрального правительства и даже региональных правительств. Меры по «охлаждению» рынка недвижимости будут иметь разнообразные и долгосрочные последствия, которые в настоящее время трудно полностью предвидеть. Однако вполне уверенно можно ожидать, что они не могут не сказаться на темпах экономического роста. Локомотив недвижимости нужно чем-то заменить. В этой обстановке вновь встает вопрос о мерах по поддержанию стабильного роста. Одной из них наверняка останутся инвестиции в инфраструктурные проекты, а вот в отношении других полной ясности пока нет. В идеале ими могли бы стать меры по повышению инвестиционной активности в негосударственном секторе экономики, в обрабатывающих отраслях экономики в целом. Однако вопрос, как этого достичь, пока остается открытым.   Экономическая ситуация в уже начавшемся четвертом квартале задаст тон тенденциям развития в 2017 году. Понятно, что предстоящий год будет трудным, что давление нисходящего тренда на китайскую экономику продолжится, что достижение текущих целей развития придется еще теснее не на словах, а на деле увязывать со стратегическими задачами оптимизации и реформы экономической структуры. Китай мучительно, не без ошибок, старательно ищет ответы на многочисленные вызовы и проблемы. Вряд ли эти ответы будут простыми и легкими. Сергей Сергеевич Цыплаков (1958) - глава Торгового представительства Российской Федерации в Китае с 2001 по 2013 годы, с 2014 года - глава представительства "Сбербанка" в Китае.  Язык Русский

21 октября, 15:00

Отмена Библии

Рубрика: Мировые рынки, Добрый день. На прошлой неделе у Новой Гвинеи и в Тибете произошли мощные (магнитуда 6.2-6.9) землетрясения – эпицентры были глубоки и далеки от населённых пунктов, поэтому жертв нет и цунами (в первом случае) тоже. В Индии на церемонии в честь индуистского пророка множество паломников бросилось в воды Ганга, отчего возникла давка – десятки погибших. В т

15 октября, 06:48

Корпоративный долг крупнейший стран мира и Китай!

За 8 лет (с марта 2008) Китай нарастил корпоративный долг на $14.1 трлн до $18 трлн. Для осознания масштаба кредитного безумия: весь накопленный корпоративный долг США за всю историю по всем направления (облигации, кредиты) составляет «лишь» $13 трлн, у всех стран Еврозоны $12.5, у Японии $4.5 трлн.Все крупные развитые страны мира (США, Еврозона, Япония, Великобритания, Корея, Канада, Австралия, Швейцария, Сингапур, Швеция, Дания, Норвегия) имеют корпоративный долг в 38.6 трлн, а за 8 лет он вырос на … нисколько! Да, вообще не вырос. По крайней мере в долларовом выражении.Общемировой корпоративный долг оценивается в $62.3 трлн, а по 60.6 трлн имеется доступна квартальная статистика. Т.е. оцениваемый долг развивающихся стран 23.7 трлн, из которых как было указано – Китай взял 18 трлн. Общемировой долг за 8 лет вырос на 16.4 трлн, где Китай обеспечил 86% мирового роста долга за 8 лет!Что важно знать по Китаю? Около 98% всего корп.долга Китая принадлежит резидентам Китая и примерно 97% долга номинировано в юанях (в нацвалюте Китая). Для сравнения: В США из 13 трлн около 38% принадлежит резидентам и 99% номинировано в долларах. В России из 680 млрд корпоративного долга примерно половина принадлежит резидентам и чуть больше 50% номинировано в рублях.Данные охватывают экспозицию по долгу, выраженную в облигационных и кредитных обязательствах без учета трансграничного торгового финансирования и кредиторской/дебиторской задолженности.Рост корпоративного долга Китая происходил изолировано от остального мира.Это безусловно положительно:Китай мало зависит от внешней конъюнктуры и в принципе справедливо и обратное (проблемы Китая будут не столь фатальные для остального мира) – речь идет непосредственно о финансовой системе.У внешних игроков мало рычагов, чтобы раскачать финансово-экономическую и политическую ситуацию в Китае. Допустим закрытие внешних рынков капитала по любым причинам не скажется на Китае практически никак, чего не скажешь о России или Украине, где свыше половины долга номинировано в иностранной валюте.Китай имеет мощные административные рычаги, что позволит в случае обострения кризиса быстро и эффективно перераспределять внушительные потоки капитала между национальными субъектами.Сам по себе корп.долг Китая невероятен, как по абсолютным показателям – в 30 раз больше российского и в 1.4 раза больше американского, так и по относительным.Среди крупных стран мира нет никого, кто был бы сопоставим с Китаем по отношению долг к корп.выручке и долг к ВВП. У Китая сейчас под 170% к ВВП (у США и Великобритания по 71%, в Еврозоне и Японии около 100% к ВВП, в Канаде 112%, в Австралии 82%.Китайский корп.долг за 8 лет вырос в 1.7 раза сильнее/быстрее, чем ВВП.Если сравнивать с крупными развитыми странами, то по отношению к концу 2007 корпоративный долг практически не вырос, а развивающиеся страны увеличили долговую нагрузку все, за исключением Аргентины.Причем, как можно заметить для развивающихся стран типичной верхней границей корп.долг к ВВП является уровень 50% на 2016 год, а Китай перегнал даже наиболее насыщенные долгами развитые страны. Справедливости ради стоит отметить, что именно сверх стремительная долговая экспансия позволила обеспечить невероятные темпы промышленного роста и инфраструктурного развития Китая.В этом отношении Китай поступил весьма мудро, изолировав собственную финсистему от западного влияния так сильно, как это возможно, ну разумеется за исключение трансграничного торгового финансирования (для обеспечения огромных внешнеторговых операций Китая).Второй момент заключается в том, что архитектура финансовой системы Китая выстраивалась на манер американо-европейской с трехуровневой иерархией. Где существует достаточно изолированный внутренний контур, представляющий из себя ядро системы, обеспечивающий распределение центральных денег и эмиссию финансовых инструментов под жёсткой модерацией, на втором контуре происходит управляемая эмиссия с распределением финансовых ресурсов среди производящего реального сектора экономики и на третьем контуре уже в руки населения.Третий момент. Китай сосредоточился на увеличении именно корпоративного долга, а не государственного, как Греция, Италия или Япония и не долга населения, как США, Великобритания, Канада и Австралия и не долга фин.сектора, как страны Европы и США. Именно это позволило поднять экономику, создав мощный плацдарм под устойчивое будущее в виде несметных площадей промышленных мощностей и бизнес центров.Это система позволяет удерживать финансовые активы в допустимых границах, эффективно и относительно аккуратно распределять центральные деньги по экономике, не нанося удара по ценовой стабильности и курсу национальной валюты. Очевидно, что если второй контур распределяет ресурсы среди производящей стороны, то это оказывает понижающий эффект на цены, т.к предложение первично балансирует спрос, а не наоборот. Отсюда феноменальная долговая эмиссия в десятки триллионов долларов за 7-10 лет не оказала абсолютно никакого влияния на цены, стабильность валюты и не спровоцировала отток капитала.В недоразвитых финансовых системах, типа российской или украинской, избыточная эмиссия почти всегда приводит к неуправляемому росту цен, падению национальной валюты и оттоку капитала.Китай не акцентировал внимание на иностранных инвестициях после 2002 года. В первой фазе действительно иностранные инвестиции нужны были, чтобы создать первичную производственную инфраструктуру и привнести западные технологии и опыт на китайский рынок. Но с начала 21 века Китай развивался за счет собственных ресурсов, создавая бизнесу парниковые условия, как с точки зрения налогово-административного управления, инфраструктурного и кадрового насыщения, так и по финансовой части. По сути научная, инфраструктурная, финансовая база, низкие налоги и адекватное администрирование.Поэтому на самом деле это действительно необычно и интересно, как за 8 лет создать условно новые США без помощи США на своей территории, тогда как раньше главенствующая парадигма для оккупированных территорий была в том, что инвестиции возможны только в долларах, либо под контролем ФРС и МВФ.Согласитесь, что наэмитировать свыше 14 трлн долга за 8 лет – это нестандартно? И это только корпоративный долг без учета государства и населения. Безусловно в определенных аспектах они сильно перегнули, т.к. по отчетах компаний и банков Китая видно, что просрочка стремительно растет, плохой долг увеличивается, а сам долг в 1.7-2 раза вырос быстрее выручки.Я не соглашусь с тем, что эта конструкция неизбежно рухнет, потому что 98% долга принадлежит резидентам и 97% в нац.валюте, а административные рычаги правительства Китая на национальные субъекты исключительные. Т.е в крайнем случае откроют экстренные кредитные линии с ЦБ, закрывая бреши в коммерческих банках и временно замораживая выплаты по долгу в проблемных компаниях до стабилизации операционных денежных потоков в соответствии с потребностями в обслуживании долгов.Тут в другом вопрос. Те бурные темпы роста Китая, к которым мир привык за последние 20 лет будут абсолютно недостижимы сейчас. Надо понимать, что база 10 лет назад и сейчас совсем другие. Китай в следующие 5 лет перейдет в фазу «пережевывания» накопленного промышленного потенциала и стабилизации долговых обязательства. Маловероятно, что долг пойдет к 200% от ВВП. В лучше случае он будет расти в темпах экономики, но скорее всего стабилизируется к 125-135% ВВП к 2022-2025 и останется на этом уровне до 2030 года.Шоковый сценарий теоретически возможен, однако я наблюдаю, что многие компании, банки и правительство Китая ловко жухлят, манипулируют с отчетностями, долговыми показателями, пытаясь скрыть разрастания плохого долга. Цена вопроса слишком высока, чтобы они занялись самобичеванием, поэтому будут тянуть до предела. Внутри Китая нет структур, имеющие вес в центрах принятия решений, которые были бы заинтересованы в раскачивании ситуации, а от внешних атак Китая надежно защищен. Поэтому нерыночными методами будут тасовать долговые и кассовые разрывы, закрывая бреши.Я бы не стал сравнивать ипотечный и деривативный кризис в США и Европе 2007-2009 с текущим положением Китая, т.к. структура и диспозиция долга совершенно иные. Многое зависит от того, сможет ли Китай удерживать системообразующие субъекты под административным контролем, чтобы обеспечивать и бесперебойное рефинансирование долга без кассовых разрывов и держать процентные ставки низкими, чтобы не раздувать сумму обслуживания долга?Ну и собственно в завершение:Долг за 20 лет в млрд долл по крупнейшим странам:И в % к ВВП

09 октября, 09:30

Андрей Кобяков. ДРАКОН, ОРЕЛ И МЕДВЕДЬ

Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы       Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы   Новый расклад сил в новом контексте Возвышение Востока на фоне заката Запада – чрезвычайно модная тема в СМИ, в научной, специальной и популярной литературе, в профессиональных дискуссиях и в телевизионных ток-шоу, вот уже два-три десятилетия непременно преподносимая как «горячая новость», интерес и внимание к которой не ослабевают, а только все более усиливаются. Почему со временем она лишь «горячее», становится понятным, если задаться вопросом, а что в этой «новости» действительно нового. Смещение центра тяжести в мировых процессах – постоянное явление в исторической жизни человечества. Сама история цивилизаций, параллельно с развивающимися или приходящими на смену друг другу, говорит об этом. Периоды, когда Восток по уровню экономической активности и богатству многократно превосходил Запад, не раз имели место и в глубокой древности, и в ещё сравнительно недавней истории человечества. Собственно, именной такой была историческая реальность как минимум до промышленной революции в Англии (которая впоследствии стала общезападным феноменом). Учёные, специализирующиеся на исторических экономических сопоставлениях, отмечают, что, основываясь на современных показателях, например, Индия того периода превосходила Англию на порядок, в частности, по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения. И даже ещё спустя 100 лет, то есть к моменту образования Британской империи, по уровню накопленного богатства Восток оставался далеко впереди Запада, хотя по показателям текущего производства и производительности труда Запад уже вырвался в лидеры. Таким образом, может представляться, что нынешнее, начавшееся несколько десятилетий назад возвышение Востока воспроизводит ситуации, которые уже не раз бывали в истории: ничто не ново... Однако это не так. Как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так же обстоят дела и с рекой Истории. Благодаря развитию транспортных, военных и коммуникационных технологий наш мир стал гораздо компактнее, а основанная на этих технологиях интенсивность торговых, финансовых, информационных, да и непосредственно физических взаимодействий стран, народов, экономических систем и отдельных людей вышла на уровень, не имеющий аналогов в мировой истории. Количественные изменения породили совершенно новое качество. Финансовые процессы, происходившие в древности в Индии или Персии, в Японии или Китае, были автономны и практически никак не отражались на других регионах мира. Более того, люди, в том числе и профессиональные финансисты, жившие в других регионах, могли об этих процессах просто вообще ничего не знать. Сегодня какой-нибудь обвал на бирже в Сингапуре или Гонконге мгновенно сказывается на поведении инвесторов и спекулянтов в Лондоне и Нью-Йорке. Торговля между отдаленными друг от друга регионами либо не существовала, либо имела эпизодический характер, осуществлялась в очень узком сегменте товаров, не приводя к сколь-нибудь существенной конкуренции для местных производителей и никак не сказываясь на ценах местных товаров. Сегодня уровень производственной, технологической и торговой конкуренции вырос настолько, что маленькая оплошность компании немедленно приводит к вытеснению её с рынка, география производства товаров все время меняется, а развитие специализации и кооперации привело к тому, что определение национальной идентичности того или иного конечного товара становится подчас нерешаемой юридической проблемой с учётом географического разнообразия составляющих его компонентов. Дальние военные походы и в древности, и в Средние века временами осуществлялись и даже были весьма масштабными, но с точки зрения современных военных реалий они долгое время оставались не столь уж и «дальними», и уж, во всяком случае, по понятным причинам их нельзя было отнести к мгновенным событиям: они требовали очень длительной подготовки, а сами военные кампании затягивались на многие десятилетия. Сегодня для подлёта межконтинентальных баллистических ракет требуются немногие часы, а для крылатых ракет средней дальности – иногда десятки минут. Разрушительная сила и современная точность даже неядерного вооружения таковы, что при массированном их применении последствия могут быть сопоставимыми с ограниченной ядерной войной. Мир стал иным. Мир стал больше – население земного шара только за последние 100 лет выросло на порядок и продолжает расти. В результате этого резко обостряется борьба за ресурсы экономического развития – энергию, минералы, лес, воду, землю, рынки, причём уже непосредственно в глобальном масштабе. Мир стал меньше – какое-то важное событие или изменение ситуации в одном конце земного шара почти мгновенно вызывает реакцию и приводит к изменениям в другом его конце. В этом контексте анализ расклада мировых экономических сил и среднесрочный прогноз его динамики позволяют не просто выделить господствующие количественные тенденции и тренды, но и дать основания для предвидения масштабных качественных метаморфоз в геополитике и геоэкономике. Для нас также принципиально важно, что этот анализ и прогноз задаёт объективные рамки для обсуждения вопроса о будущем месте Русской цивилизации в мире, о пресловутом «окне возможностей» – о том, что в силах изменить в свою пользу наша страна, а что нет и какими должны быть направления наших усилий. Без задания этих объективных рамок все рассуждения на данную тему имеют характер пустого фантазирования, произвольно варьирующего между крайностями «непременно светлого» или, напротив, «беспросветно мрачного» будущего, поскольку определяются не жёсткой реальностью, не «упрямыми фактами», а индивидуальными субъективными пристрастиями участников дискуссии. Пора снимать затемнённые очки – вне зависимости от того, в какой тон окрашены их стекла, – розовый или чёрный.     Методические замечания Для оценки расклада мировых экономических сил и его изменения во времени я пользовался данными всемирно известного независимого компаративиста (специалиста по межстрановым сопоставлениям) профессора Гронингенского университета Ангуса Маддисона (Angus Maddison), а именно его получившими популярность таблицами с данными по ВВП различных стран, регионов и мира в целом в неизменных ценах (в долларах 1990 года) с учётом паритета покупательной способности (ППС) валют с Рождества Христова и заканчивая 2008 годом (профессор А. Маддисон скончался в феврале 2010 года). На 2015 и 2030 годы в данном докладе сделана прогнозная экстраполяция на основе этих данных. Данные А. Маддисона представляются мне гораздо более репрезентативными и менее спорными по сравнению с соответствующими базами данных МВФ и Всемирного банка, в которых весьма заметна политическая ангажированность. В частности, обе эти базы были радикально пересмотрены после 2005 года, и пересмотр был осуществлён совершенно очевидно в угоду политической конъюнктуре, так как на основе старых баз данных Китай обгонял США уже около 2006-2007 годов, о чём я писал на сайте «Мировой кризис – хроника и комментарии» ещё в 2005 году. Позволю себе привести несколько цитат из той публикации. «К концу 2005 года Китай заготовил для мирового сообщества сенсацию. Сначала сведём информацию, изложенную в сообщениях агентства Reuters от 19, 20 и 22 декабря. Национальное бюро статистики Китая (НБС КНР) провело «первую экономическую перепись» страны, в которой было задействовано 13 млн человек – сборщиков информации. По результатам переписи НБС пересмотрело данные о ВВП Китая за 2004 год. Он оказался на 16,8% больше по сравнению с ранее публиковавшимися официальными данными и составил 15,99 трлн юаней. Пересмотрены также и данные ВВП Китая за 2004 год, выраженные в долларах – с 1,67 трлн долларов до 1,93 трлн долларов. При этом для пересчёта в доллары использовался официальный курс юаня на конец 2004 года (8,276 юаня за доллар). На основании этих данных делаются выводы, что экономика Китая в результате пересмотра переместилась якобы с шестого на четвёртое место – оттеснив Великобританию и Италию, но всё ещё уступая США, Японии и Германии. Также делается вывод о том, что ВВП на душу населения в результате пересмотра составил около 1500 долларов вместо 1272 долларов. Заявлено, что в ближайшее время будут произведены перерасчёты данных о ВВП в ретроспективе начиная с 1993 года. Эксперты отмечают, что уже сейчас понятно, что в результате пересчёта годовые темпы роста ВВП окажутся двузначными (в процентах) как минимум за весь последний десятилетний период. По оценкам главного экономиста НБС КНР Яо Цзинюаня, в 2005 году экономический рост в стране составит около 9,5% (не менее 9,3%). Уже на следующий день после сенсационного заявления Китай распространил 32-страничный документ под названием «Мирный путь развития Китая» (China's Peaceful Development Road), цель которого – успокоить международное сообщество (и, прежде всего, США), встревоженное угрозой, исходящей от стремительно растущей китайской мощи. В документе даже сменился лексикон: вместо ранее широко использовавшегося выражения «peaceful rise» (мирный подъём, восхождение, возвышение) применено «peaceful development» (мирное развитие). Видимо, в нынешних условиях (после пересмотра данных о ВВП) слова о восхождении и возвышении начинают звучать слишком вызывающе и амбициозно для западной публики, повергая её в шок. Главный тезис документа: не надо пугаться развития Китая – оно не несёт с собой угроз миру, а, напротив, представляет дополнительные возможности для роста мировой экономики». Однако «все растиражированные агентством Reuters расчёты необходимо «слегка» подправить – на величину разрыва официального курса и курса, рассчитанного на основе паритета покупательной способности. На этот счёет существуют различные оценки – особенно в отношении Китая. Обратимся к данным Всемирного банка (World Bank), ибо их расчёты показателей на основе PPP (Purchasing Power Parity – паритета покупательной способности) в глазах «экспертного сообщества» имеют, пожалуй, самое «респектабельное» реноме. Итак, World Development Indicators 2005. В 2003 году ВВП в Китае по официальному курсу – 1416,8 млрд долларов, а по курсу, рассчитанному на основе PPP, – 6410 млрд долларов (на душу, соответственно, 1100 и 4980 долларов). Таким образом, официальный курс юаня занижен по сравнению с паритетным, по данным Всемирного банка, чуть более чем в 4,5 раза (4,525 раза). В 2004 году это соотношение осталось примерно таким же. Проведём нехитрые подсчёты. 1,93 трлн долларов (новые данные о ВВП Китая в 2004 году по официальному курсу) умножаем на 4,525. Получаем 8,733 трлн долларов. Таким образом, Китай занимает уже второе место, а не четвёертое, уступая только США (около 11 трлн долларов). Заметим, что по размеру ВВП Китай превосходит Японию (3,629 трлн долларов), Германию (2,279 трлн долларов) и Великобританию (1,643 трлн долларов) вместе взятые и почти равен суммарному ВВП этой тройки плюс Франция (1,652 трлн долларов). Теперь учтём рост ВВП Китая в 2005 году ещё на 9,5%. Получим 9,563 трлн долларов. Что же получается? Если отнять из ВВП США приписную (или вменённую) ренту, то есть расчётную величину, применяемую в американской системе национальных счетов, равную условной арендной плате собственников жилья самим себе, а также сделать поправку на манипуляции с гедонистическими индексами цен, окажется, что китайская экономика больше американской (как, впрочем, и любой другой в мире). Но и этот результат, напомню, был получен лишь на основе весьма умеренных оценок паритетного курса юаня Всемирным банком. Между тем, по ряду других оценок, паритетный курс юаня занижен не в 4,5 раза, а в 6-8 раз. И это означает, что экономика Китая больше американской уже далеко не первый год, а так примерно уже годков с десять!!!» «Как всё, что делает Китай, нынешняя сенсация напоминает хорошо спланированную операцию. Данные опубликованы в тот момент, когда все аналитические службы – и частные, и государственные – находятся на рождественских каникулах. Таким образом, до общественного мнения (да и для лиц, принимающих решения) информация будет доходить так сказать «дозами» – такими, чтобы избежать слишком сильного шока публики, а также панических и истерических реакций политического истэблишмента Запада. Но час прозрения назначен, и результатом этого прозрения станет осознание абсолютно иной геополитической реальности – новой картины мира. Конец «Pax Americana», как и было сказано»[1]. Однако признавать новую реальность международные финансовые институты, контролируемые Соединёенными Штатами, очень не хотели, поэтому в угоду стремительно стареющему и теряющему былую мощь глобальному гегемону МВФ и Всемирный банк пошли на беспрецедентный и, без преувеличения, скандальный пересмотр своих баз данных, который коснулся только одной страны – Китая: в новых базах данных экономические показатели для Китая были уменьшены почти в два раза! Правда, скорость передвижения Китая в мировых табелях о рангах столь велика, что даже сильно отретушированная картина, получаемая на основе манипулятивно отредактированных данных международных сопоставлений МВФ – Всемирного банка, уже не позволяет замаскировать реальное положение дел. Согласно новым данным МВФ, Китай превзошел США по показателю ВВП с учетом ППС в апреле 2014 года. В соответствии с данными А. Маддисона, это произошло около 2010 года – то есть в промежутке между оценками, сделанными на основе «старой» и «новой» баз данных МВФ и Всемирного банка (так что данные сравнительной экономической статистики профессора Маддисона можно считать вполне умеренными).     Наша страна в мировой экономике: вниз по лестнице В послевоенный период и вплоть до начала 1980-х годов СССР стабильно удерживал долю в мировой экономике около 9,5%, при этом доля главного геополитического конкурента – США медленно, но неуклонно снижалась – с более чем 30% сразу после Второй мировой войны до примерно 20-21% в начале 1980-х (то есть разрыв сокращался в пользу СССР) (см. графики 1 и 2). Однако застойные явления в советской экономике в 1980-е годы одновременно с фактором ускоренного роста Китая и Японии (в Японии – вплоть до 1990 года; в 1991 году в этой стране начался кризис, после чего развитие практически остановилось и началась стагнация, длящаяся до сих пор) привели к тому, что к моменту развала СССР по своей доле в мировой экономике он опустился со 2-го на 4-е место (график 3). Отметим, что на момент окончания существования СССР как единого государства доля России (в составе СССР, то есть в нынешних границах, без учёта недавнего присоединения Крыма) в мировой экономике составляла более 4,2%, и по этому показателю РФ занимала 5-е место, уступая помимо первой «тройки» (США, Японии и Китаю) ещё и объединённой Германии, хотя и незначительно (у РФ – 4,2%, у Германии – 4,7%). Дальнейшие десять лет сложились для России трагично: страна в условиях мирного времени (1990-е) в результате «шоковой терапии» безграмотных (если не сказать вредительских) либеральных экспериментов, по недоразумению названных «реформами», испытала экономический обвал, сопоставимый с хозяйственными бедствиями Великой Отечественной войны. В результате в абсолютных показателях (в терминах ВВП по ППС в долларах 1990 года) российская экономика вернулась на уровень 1990 года лишь в 2006-2007 годах, то есть уже в «тучные нулевые годы», перед самым началом глобального финансового кризиса, при этом удельный вес России в мировой экономике снизился с 4,2% до 2,5%, и по этому показателю наша страна опустилась с 5-го на 8-е место (график 4). С учётом анемичного состояния экономики в 2012-2014 гг. (с затуханием темпов роста до практически полной его остановки), а также с учётом экономического спада в 2015 году более чем на 3%, по итогам 2015 года Россия опустилась на 10-е место с долей около 2,0%, пропустив вперёд себя Бразилию и Италию. Причём «снизу» (11-е и 12-е места) её подпирают быстроразвивающиеся экономики Индонезии и Южной Кореи, которые при сохранении нынешних тенденций имеют высокие шансы обойти Россию уже в ближайшие два-три года.     Сдвиги в соотношении экономических сил Для целей анализа расклада собственно мировых экономических сил мы сгруппировали некоторые страны и регионы следующим образом. До 1990 года мы рассматриваем в качестве самостоятельной, весьма высокоинтегрированной силы группу советского блока (СССР + страны СЭВ + Югославия + КНДР); также в качестве единой силы мы предлагаем рассматривать и Западную Европу (а не только страны ЕС). После 1990 года (и до 2030 года) в качестве самостоятельной силы мы выделяем всю Европу (Западную, Восточную и страны Прибалтики). Также в качестве самостоятельной единицы в раскладе мировых экономических сил мы выделили Северную Америку (США + Канада + Мексика) из-за высокой степени интеграции этих экономик и ведущего положения капитала США в них. В течение первых трёх послевоенных десятилетий расклад основных экономических сил на мировой арене сложился таким образом (см. графики 5 и 6). В основных чертах данный расклад характеризовался высокой степенью стабильности: наблюдалось незначительное снижение доли Северной Америки (с 30,5% в 1950 году до 25% в 1975-1980 гг.) в силу более быстрого (в том числе восстановительного послевоенного) роста в некоторых других регионах мира. В частности, существенно укрепила своё положение в мировой табели о рангах экономика Японии (с 3% до 7,6%). Доли «советского блока» (около 13,5%), Западной Европы (25-56%) и Китая (4,6-4,8%) практически не менялись. К 1990 году произошли более видимые изменения (график 7). Советский блок существенно снизил свою долю («эпоха застоя») – с 13,5% до 10,3%. Доля Японии достигла своего исторического максимума (8,6%). Китай начал проводить реформы (начало реформ Дэн Сяопина обычно датируется 1979 годом), которые привели к резкому экономическому ускорению, в результате доля Поднебесной выросла очень существенно – с 4,8% до 7,8%. Доля Северной Америки (около 25%) не изменилась: главная экономическая сила региона пережила серьёзный кризис во второй половине 1970-х, сменившийся весьма мощным подъёмом времён «рейганомики» в 1980-е. Доля Западной Европы снизилась с 25% до 22% – в отличие от США кризис 1970-х годов в этом регионе сменился не подъёмом, а весьма анемичным ростом. С началом нового тысячелетия и вплоть до периода активной фазы глобального финансового кризиса (2008-2009 гг.) расклад мировых геоэкономических потенциалов претерпел уже кардинальные изменения (график 8). Доля Европы снизилась ещё на 3 процентных пункта (до 19,3%), причём реальный масштаб падения удельного веса европейской экономики ещё более ярко выражен, если учесть, что состав региона в нашем сопоставлении количественно увеличился за счёт прибавления стран Восточной Европы и стран Прибалтики. Доля Северной Америки также снизилась на 3 процентных пункта (до 22%). Доля Японии снизилась в полтора раза – с 8,6% до 5,7%. Основной причиной снижения этих долей был уверенный ускоренный рост «новых» азиатских экономик, прежде всего Китая. Доля Китая в мировой экономике выросла радикально: к концу 2008 года она поднялась почти до 18% (!), вплотную приблизившись к США (исходя из данных А. Маддисона, заканчивающихся 2008 годом, и данных о темпах роста в последующие годы эти экономики сравнялись в районе 2009-2010 годов). Обращает на себя внимание и начало восхождения индийской экономики (с 4% в 1990 году до 6,7% в 2008 году; а по сравнению же с 1975 годом эта доля удвоилась). Среди главных факторов этого периода также был распад СССР, после чего экономика РФ погрузилась в тяжелый длительный кризис, лишь с 1999 года сменившийся относительно ускоренным ростом. Итогом этого стало то, что доля РФ, на момент распада СССР составлявшая 4,25% от мировой экономики, снизилась до 2,5%, и, таким образом, наша страна перестала играть сколь-нибудь существенную роль в глобальном раскладе экономических сил. По итогам 2015 года соотношение основных экономических сил в мире выглядит следующим образом (график 9). С учётом того, что за период с начала активной фазы глобального экономического кризиса в 2008-м и до конца 2015 года экономики Северной Америки, Европы и России (в последней – в том числе и из-за начавшейся в 2015 году открытой рецессии) в абсолютном измерении практически не изменились, это означает, что их доли в мировой экономике снизились, соответственно, до 18,5%, 15,5% и 2,0%. Доля Китая – самой крупной экономики мира – к окончанию 2015 года выросла до 23,8%, а доля Индии – до 7,3%.     Снова двухполюсный мир? Однако самые радикальные изменения произойдут, согласно нашему прогнозу, за следующие 15 лет. В предлагаемом прогнозе до 2030 года сделана попытка смоделировать расклад мировых экономических сил и определить место в нём России с учётом весьма оптимистических (с точки зрения нашей страны) предположений. В частности, среднегодовые темпы роста для российской экономики заложены на практически максимальном уровне (+5,5% в год). Предполагается также, что темпы роста китайской экономики должны замедлиться с 7,5% до 3,5% в конце периода, и, таким образом, среднегодовые темпы, заложенные в прогноз для этой страны, также составляют 5,5%. Аналогичные темпы роста (+5,5%) мы предполагаем и для Индии (потенциальные темпы для этой экономики выше, но, как показывает практика, они отличаются нестабильностью). Для остальных важных экономически сил заложены следующие прогнозные среднегодовые темпы роста на этот период: Европа (+1,5% в год), Северная Америка (+2,5%), Япония (+1,0%), вся мировая экономика (+3,25% в год). Тогда глобальный геоэкономический расклад будет выглядеть в 2030 году следующим образом (график 10). Как видим, к 2030 году расстановка экономических сил в мире примет качественно иной характер: в мире появится явно выраженный гегемон – Китай, доля которого в глобальной экономике превысит даже уровень, который имели США сразу после Второй мировой войны. С учётом этих обстоятельств становится понятным стратегический смысл стремления США к организации Трансатлантического партнерства с Европой. К 2030 году по объёму ВВП Китай превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятые. Даже если предположить, что затухание темпов роста в Китае пойдёт быстрее (и среднегодовые темпы за 2016-2030 гг. составят не 5,5%, а 5,0%), то и в этом случае доли в мировой экономике Китая и Трансатлантической зоны свободной торговли (Европа + США + Канада + Мексика) будут примерно равны. Таким образом, нынешняя стратегия США по созданию Трансатлантического партнёрства – это и есть, по сути, план образования двухполюсного мира, «мира на двоих», где одним из полюсов будет «объединённый Запад» (Северная Америка + Европа), а другим – Китай.     Третья сила Потеснить кого-то за геополитическим шахматным столом и стать полноценным игроком в предстоящей партии нашей стране уже никак не удастся. Тихо и незаметно отсидеться в сторонке – тоже. Стать, в зависимости от обстоятельств, пешкой, важной фигурой или главным трофеем в чужой шахматной партии – варианты для России совсем не подходящие. Во всех этих вариантах не просматривается не только намёка на восстановление собственной геоэкономической субъектности, но и на сохранение относительного суверенитета. Однако окончательный приговор истории ещё не вынесен. В этой на первый взгляд безысходной ситуации у России всё ещё сохраняется возможность организации асимметричной контригры, связанной с формированием некоей «третьей силы», пусть и не равной двум первым. Потенциал этой «третьей силы», с учётом прогнозных расчётов, может выглядеть таким образом (таблица 1). Первый вариант в качестве «третьей силы» (самостоятельного полюса, имеющего влияние на мировые процессы) несостоятелен: Россия со странами экс-СССР (без Прибалтики) в 2030 году будет иметь примерно такую же долю в мировой экономике, как Индия в 1990 году, и в два раза меньшую, чем у Японии в том же 1990 году. Эта доля даже меньше доли Российской Федерации на момент распада СССР. Второй вариант практически так же мало состоятелен, как и первый: интеграция постсоветского пространства с включением в это объединение Турции, Ирана и Сирии позволяет выйти только на долю примерно 6,5% в мировой экономике – это примерно столько же, сколько у Индии в 2008 году, и на треть меньше, чем у Японии в 1990 году. Правда, в такой конфигурации можно претендовать на относительную самодостаточность, то есть на формирование весьма автаркичного (относительно замкнутого в воспроизводственном отношении) «мира-экономики»: такое объединение будет в 2030 году располагать численностью населения 500-600 млн человек, что достаточно для организации оптимального по своим размерам рынка с учётом необходимого уровня концентрации промышленного производства (экономии на издержках с учётом масштабов производства). Правда, этот рынок (по общей численности потребителей) будет всё же существенно уступать объединённому рынку Европы и Северной Америки, не говоря о Китае. Только третий вариант – вариант интеграции вышеуказанных стран с Индией позволяет рассчитывать на формирование альтернативного глобального полюса силы, хотя даже он будет по объединённому экономическому потенциалу практически в два раза уступать Китаю. Четвёртый и пятый варианты не могут представлять собой интеграционные объединения – как в силу очень большого числа стран, так и в силу географической удалённости Латинской Америки. В то же время указанные страны и регионы могут в ряде вопросов, касающихся принципов будущего мироустройства, находить общий язык и выступать с единых согласованных позиций, тем самым позиционируя себя в качестве «третьей силы», способной изменить расклад сил в противостоянии первых двух полюсов силы. Однако следует иметь в виду, что геополитическая ориентация Латинской Америки или арабского мира и их согласованные позиции (действия) будут во много зависеть от того, состоится ли третий полюс (третий вариант), или мир будет иметь двухполюсную конфигурацию – в случае двухполюсного мира более вероятно отсутствие единства и лишь тактические и не очень устойчивые альянсы с одной из двух доминирующих сил в мире.     «Окно возможностей»: оптимизм, пессимизм и реализм Здесь следует сделать ряд важных оговорок. Задача, которая ставится в данном докладе, – оценить потенциал «окна возможностей» для России, в том числе с учётом собственных активных действий. Поэтому для нашей страны я вполне сознательно заложил темпы роста, по сути, максимально возможные исходя из предположения о позитивных сдвигах в экономической политике, которые только и смогут обеспечить указанные темпы роста (в «пассивном», инерционном варианте эти темпы окажутся гораздо ниже, поскольку нынешняя модель экономического развития в России себя полностью исчерпала). То есть в отношении России сделанная оценка имеет характер скорее даже нормативного (целевого), а не трендового (экстраполяционного) прогноза, а изложенный сценарий, несмотря на его жёсткость, следует рассматривать как построенный на основе «оптимистического реализма» (или «реалистического оптимизма»). Кроме того, следует иметь в виду, что темпы роста главного на данный момент мирового игрока – Китая, от которого радикальным образом будет зависеть расклад мировых сил, по оценкам ряда китайских экспертов, могут оказаться и существенно больше, чем в нашем прогнозе. Например, профессор Исследовательского института государственного развития при Пекинском университете Лу Фэн полагает, что Китай располагает потенциалом для сохранения «средневысокого темпа роста» ВВП (около 7%) в течение ещё 20 лет. Хотя китайский профессор говорит лишь о потенциале, который ещё надо суметь реализовать, мне данная оценка представляется всё же завышенной и скорее её следует рассматривать как благое пожелание. Тем не менее и игнорировать такие оценки не стоит. Таким образом, если усилия по перестройке российской хозяйственной модели окажутся недостаточными или неэффективными (что, должен признать, представляется весьма высоковероятным), а период сохранения экстенсивных факторов развития Китая и, соответственно, высоких темпов роста окажется более продолжительным (что теоретически возможно, хотя представляется мне менее вероятным), «окно возможностей» для России окажется ещё уже, чем в вышеприведённом анализе и прогнозе. Оценивая прочитанное, читатель также должен иметь в виду, что мы сознательно ограничили прогнозный горизонт 2030 годом, поскольку, чем длиннее период прогнозирования, тем менее надёжным становится применение экстраполяционного метода. Хотя применённый нами прогнозный подход основан не на чистой экстраполяции (мы закладываем сценарные гипотезы относительно изменения темпов роста), тем не менее указанная закономерность остаётся верной, так как на более длинных периодах прогнозирования возрастает вероятность нелинейных процессов, случайных событий, субъективных (политических) факторов, способных изменить логику не только экономических, но даже исторических процессов, поэтому и сами гипотезы относительно динамики темпов роста объективно становятся всё менее обоснованными и надёжными. В этой связи следует отметить ещё одно важное обстоятельство, которое позволяет сделать ряд принципиальных выводов на более отдалённую перспективу. Закладывая среднегодовые темпы роста ВВП Китая на период 2016-2030 гг. на уровне 5,5%, мы исходили из того, что в течение ближайших 15-20 лет у этой страны остаются ещё существенные резервы развития за счёт чисто экстенсивных факторов роста (например, за счёт миграции в города рабочей силы из сельской местности вплоть до достижения «нормального» – на уровне 70% – уровня урбанизации страны; такая миграция сопровождается значительным повышением производительности общественного труда в силу более эффективных – механизированных – видов деятельности, связанных с городским расселением). Однако наличие этих факторов постоянно сокращается, поэтому китайская экономика уже сталкивается (и данная тенденция будет продолжаться) со снижением темпов роста. Цифра 5,5% (среднегодовой темп роста на период 2016-2030 гг.), как уже было отмечено выше, получена как средняя между 7,5% (темпы роста ВВП Китая на уровне двух-трёх прошлых лет) и 3,5%, которые, как нам представляется, будут характерны для Китая уже около 2030 года. Это означает, что к 2030-2035 гг. темпы роста Китая не будут превышать среднемировые темпы экономического роста. Таким образом, доля Китая около 32-35% (третья часть мировой экономики), видимо, окажется максимумом, после чего она не будет больше увеличиваться – сначала стабилизируется на этом уровне, а затем, скорее всего, даже будет снижаться. В то же время некоторые страны и регионы (Индия, Южная Азия, некоторые страны Юго-Восточной Азии, возможно, Африка и пр.) после 2030 года будут сохранять немалые возможности для ускоренного развития за счёт наличия экстенсивных факторов и, соответственно, иметь темпы экономического роста существенно выше среднемировых. Это обстоятельство чрезвычайно важно для осознания потенциала «третьей силы» уже за пределами прогнозного горизонта 2030 года: этот потенциал будет возрастать. Иными словами, усилия по созданию третьего геоэкономического полюса, которые следует затратить в ближайшие 15 лет, впоследствии окупятся сторицей. Всё сказанное выше задаёт рамки того «окна возможностей», которое объективно существует для России, если она стремится сохранить роль самостоятельного субъекта, а не объекта геоэкономических отношений. Это окно, как вытекает из проведённого анализа, очевидно, отнюдь не столь широкое, как могут себе представлять некоторые «оптимисты», не очень осведомлённые в межстрановых экономических сопоставлениях, опирающиеся на ностальгические воспоминания о былой роли и возможностях СССР. Причём это окно возможностей действительно могло быть иным – даже с учётом распада СССР и советского блока. 25 лет российская экономика практически топчется на месте. Если бы вместо этого на вооружение в России была принята модель управляемого развития, аналогичная «азиатским» (японское, корейское, сингапурское, китайское «чудо»), и темпы роста весь 25-летний период «реформ» были бы ускоренными – на уровне 6-7% годовых, то есть примерно в два раза выше среднемировых, то доля России в мировой экономике по сравнению с 1990 годом могла бы увеличиться практически вдвое и составлять на данный момент 8-8,5% – такой удельный вес в глобальной экономике, несомненно, предполагал бы субъектность и совершенно другие возможности по организации третьего геоэкономического полюса. Однако история не знает сослагательного наклонения. И нужно понять, что такой уровень возможностей для России утрачен окончательно – и в силу этого необоснованный оптимизм совершенно не оправдан. Несмотря на это, не следует впадать и в другую крайность. Я не могу согласиться с утверждениями, что России уготован только подчинённый статус в международных экономических отношениях, что она может быть только частью какого-то другого полюса, региональной (или глобальной) системы более высокого уровня, не имея никаких шансов на собственную геоэкономическую субъектность. Шансы на это сохраняются, и в основном они будут связаны, как было сказано выше, с усилиями по созданию «третьей силы» совместно с другими амбициозными странами, которых также не устраивает статус сателлита или вассала при том или ином мировом гегемоне. Но шансы эти небезграничны, время объективно работает не на нас, и успех или неуспех будет прежде всего определяться активными действиями по реализации существующих возможностей. Приступать же к их реализации надо прямо сейчас, немедленно.     Сколачивание своей группировки В одной из своих статей я уже писал, что в условиях идущих в мире интеграционных процессов «геоэкономическое противостояние не исчезает, а всё явственнее переходит с межстранового уровня на уровень борьбы макрорегионов. Что в уличных драках, что в глобальных «разборках» бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплочённой группе – надо сколачивать собственную. Направление и характер современной интеграции позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества»[2]. В современном мире границы блоков определяются не столько военно-политическими соглашениями, сколько соглашениями о торговле, таможенной политикой и принципами валютного регулирования, принятыми в тех или иных странах. И в этом свете становится яснее значимость единого таможенного пространства и такого проекта, как ЕАЭС, для стран, которые он объединяет, при условии, конечно, что единые таможенные границы перерастут в границы финансовые, как это уже ранее произошло с ЕС. Речь идёт о том, чтобы объединить производительные силы в рамках единой системы тарифов и регулирования, что позволит создать более ёмкий рынок. Однако потенциал постсоветского пространства, в рамках которого пока реализуется проект евразийской интеграции, в первую очередь демографический, слишком мал для того, чтобы союз играл значимую роль в мире в своём нынешнем составе. Наше «окно возможностей» – альянс с «пограничными» в цивилизационном отношении странами. России следует собрать вокруг себя партнёров, которые объединились бы на принципах «неприсоединения», подобно тому, как в 1956-м на основе инициативы трёх стран – Индии, Египта и Югославии - зародилось существующее до сих пор «Движение неприсоединения» к военно-политическим блокам. Смысл такого объединения «неприсоединившихся» в ближайшем будущем будет заключаться в том, чтобы оказаться за пределами неизбежного противостояния Запада и Китая, предоставить миру третью точку опоры, сформировать гармонизирующую силу, не позволяющую ни одному из двух главных полюсов обрести абсолютное доминирование и обеспечивающую мировой системе баланс и устойчивость, о чём мы с моими коллегами по Фонду интеграционного развития Азиатско-Тихокеанского региона уже не раз писали[3]. Если ставить себе цель не быть раздавленными в среднесрочной исторической перспективе противостоянием Запада и Китая, между которыми наша страна, вероятно, окажется в скором будущем как между молотом и наковальней, у России нет альтернативы усилению сотрудничества с Индией и той частью исламского мира, которая стремится к независимому от США или Китая развитию. При опредёленных политических обстоятельствах в составе этой «третьей силы» могут оказаться даже такие страны как Япония, Южная Корея, Вьетнам и др.     Российско-индийский альянс как основа третьего полюса Но главным и очевидным партнером на этом пути является Индия. Индия – незаменимая сила, без которой невозможен баланс в любой конфигурации двухполярного мира. В прошлом раунде глобализации Индия успешно держала доброжелательный нейтралитет между Западным и Восточным блоками. В будущем мире противостояния китайского и атлантического полюсов ей предстоит та же роль. Индия – родоначальник «Движения неприсоединения», и идея участия в создании нейтрального международного экономического баланса ей, безусловно, будет близка. Индия – вторая по демографическому потенциалу держава в мире, её присоединение к любому общему рынку автоматически делает потенциальную ёмкость рынка сопоставимой с рынком ЕС, США или Китая. Индия – страна, прошедшая за полвека путь от отсталой британской колонии до космической и ракетно-ядерной державы, и, что немаловажно, значительную поддержку на этом пути Индии оказал СССР. Отношения нашей страны и Индии имеют выделенный, особый характер, по крайней мере со времен Индиры Ганди. Долгосрочные угрозы для России и Индии имеют однонаправленный характер, а долгосрочные интересы преимущественно совпадают, либо же взаимно дополняют друг друга. Трудно представить себе антагонизм интересов России и Индии на Ближнем Востоке или в Средней Азии – регионах, играющих ключевую роль в обеспечении евразийской стабильности. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Индии и бывший посол Индии в России (до начала 2016 года) П.Ш. Рагхаван в редакционной статье в The Asian Age подчёркивает, что в основе российско-индийских отношений лежит взаимно признаваемая геополитическая логика. У наших двух стран есть общие проблемы и сходные задачи в единой сфере интересов в более широком соседнем окружении в Западной и Центральной Азии. Причём если на нынешние отношения «стратегического партнёрства» России с Китаем всегда будет отбрасывать тень их былая конфронтация, российско-индийские отношения такая тень никогда не омрачала[4]. Сфер, где Россия и Индия выступают экономическими конкурентами, не так много; пожалуй, единственная такая крупная отрасль – металлургия. В будущем, по мере развития Индии, мы можем получить в лице этой страны конкурента и в сфере торговли оружием, но это не вопрос краткосрочной исторической перспективы. В случае общей гармонизации двусторонних отношений на долгосрочной основе такие сферы могут быть предметом взаимного согласования и регулирования, а в ряде случаев – превратиться в сферы сотрудничества. Индия – особая цивилизация, и мыслит она себя не столько в терминах региональной державы и уж тем более не в терминах концепции nation-state (нации-государства), а именно в качестве цивилизации. У России тоже присутствует подобное самоопределение в качестве особой цивилизации. В России, как и в любой стране, в которой существуют национальные автономии и религиозное разнообразие, с той или иной степенью остроты стоят проблемы сепаратизма и религиозного экстремизма. Для Индии проблемы сопряжения множества культур, религий, языков и национальностей потенциально являются ещё более острыми, чем для России. А как подобные проблемы могут быть использованы Западом для разрушения неугодных стран, мы много раз уже видели. Культурно-цивилизационные особенности предрасполагают и Россию, и Индию к непосредственно глобальному, а не региональному мышлению, к активной позиции в деле формулирования и продвижения глобальных инициатив и альтернативного мирового устройства. При этом колониальное прошлое и история национально-освободительной борьбы предопределяют склонность Индии к определённым глобальным альянсам, а именно – направленным против всех форм неоколониализма и имеющим своей целью построение более справедливого мирового устройства. Но именно в силу тех же особенностей своего прошлого Индия пойдёт на участие в этих альянсах только в том случае, если в них она будет выступать в качестве равноправного партнёра, а не зависимого от другой силы участника. В этом отношении Россия и Индия – идеально дополняющие друг друга партнёры. И Россия без Индии, и Индия без России резко сокращают свои шансы на отстаивание собственных интересов в средне- и долгосрочной перспективе. Особый фактор риска для Индии – состоявшийся и крепнущий альянс Китая с Пакистаном. Он развивается на фоне фундаментальной слабости индийской дипломатии в деле выстраивания плодотворных отношений с исламским миром. Сегодня индо-пакистанский конфликт заморожен, в том числе благодаря тому, что Индия и Пакистан обзавелись ядерным оружием. Тем дороже обеим сторонам может обойтись разморозка этого конфликта в будущем. Учитывая степень влияния США на исламский мир и глобальные процессы в целом, а Китая – на Пакистан, потенциальная угроза разморозки конфликта может исходить как от Китая, так и от Запада. Индо-пакистанский конфликт – лишь наиболее яркое проявление стратегической проблемы, стоящей перед Индией. Если мы предполагаем столкновение Запада и Китая в будущем, то оно будет развиваться в обоих измерениях геополитики – на море, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где уже сейчас обострились территориальные споры, и на суше, на территории, по которой будет проходить «Новый Шёлковый путь» – китайский проект континентальной глобализации. На суше росту торгового влияния Китая США противопоставят управляемый хаос радикального ислама. Эта стратегия представляет значительную угрозу России, но для Индии радикализация ядерного Пакистана представляет угрозу не просто значительную, но смертельную. С другой стороны, если Китай будет успешен в деле взятия под контроль Средней Азии и мирного продвижения своих интересов в исламском мире, что останется Индии в Евразии? Какие рынки и партнёры, с которыми она могла бы успешно сотрудничать и торговать? Нельзя не отметить растущую обеспокоенность Индии по поводу содержания инициативы создания Китаем «Нового Шёлкового пути». Например, индийский военный эксперт Анкита Датта в своей статье в Indian Defence News прямо указывает на то, что план Китая по созданию «Морского Шёлкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь» является вызовом для морской безопасности Индии[5]. Стабильность в Евразии – в интересах всех трёх основных континентальных держав: и России, и Китая, и Индии. Однако Индия, обладая значительным потенциалом экономического роста, не обладает достаточным политическим влиянием. России есть что предложить от себя: объединить экономический потенциал Индии с дипломатическим влиянием России. Помимо политических существует немало и чисто экономических аспектов взаимных интересов. Правда, на сегодняшний день Россия привыкла связывать развитие своего международного экономического сотрудничества, прежде всего, с нефтегазовой сферой. Как раз именно в этой сфере у России и Индии практически нет точек соприкосновения. Однако у обеих стран есть потенциал взаимодействия, выходящий далеко за рамки торговли нефтью или газом. Углубление сотрудничества с Индией с учётом перспектив бурного роста её экономики открывает целый пласт возможностей для России в плане возрождения и развития своей технологической базы. Индия, страна с более дешёвой рабочей силой, была бы заинтересована в России как в рынке сбыта своей недорогой конечной продукции, мы же могли бы использовать спрос индийского бизнеса на технологии для развития своего научно-технологического комплекса. В отличие от Китая экономический рост на основе форсированного создания современной инфраструктуры в Индии только начинается. Если мы умело воспользуемся будущим индийским спросом на технологии, связанные с созданием инфраструктуры, мы получим рынок сбыта для своих технологий и заказы для своих компаний. Кроме того, для модернизации старой инфраструктуры и создания новой нужна энергия. В сфере ядерной энергетики России есть что предложить Индии, и спрос со стороны Индии будет только расти. Уже цитировавшийся выше П.Ш. Рагхаван отмечает: «Около 60% нашего вооружения – советского или российского производства. Россия – единственное иностранное государство, участвующее в развитии индийской атомной промышленности. Сейчас реализуется амбициозная программа по строительству 12 атомных энергоблоков, нацеленная на производство более 13 тысяч МВт энергии к 2025 году. Россия – крупнейший экспортёр необработанных алмазов в мире, а Индия – крупнейший производитель обработанной алмазной продукции. Существуют и другие совместные проекты в сфере передачи промышленных технологий, инвестиций в добывающий сектор России, образования, науки и технологий, туризма и других; их слишком много, чтобы детально останавливаться на всех» [6]. Обстоятельством, до некоторой степени осложняющим сближение наших двух стран, является традиционное англосаксонское тяготение, характерное для ряда индийских элит. Однако его можно обратить и на пользу нашему взаимодействию – индийские связи с англосаксонским миром могут выступать в качестве балансирующего фактора, столь нужного для «третьей силы», чтобы не скатиться в отрытую конфронтацию с одной из двух сил, которые будут доминировать в середине XXI века. Кстати, такую же балансирующую роль для Индии в какой-то мере могут играть «теплеющие» отношения России с Китаем. В нынешних условиях форматирование двусторонних стратегических отношений между нашей страной и Индией, в том числе установление теснейших экономических связей – вплоть до создания зоны свободной торговли (а в будущем, возможно, и экономического союза) должно стать важнейшим приоритетом российской внешней политики. Логичным шагом на этом пути является подключение Индии к процессу евразийской интеграции. Со стороны Индии интерес к такому сближению подтверждён на официальном уровне. Так, бывший посол Индии в РФ Пунди Шринивасан Рагхаван заявил, что всеобъемлющее экономическое соглашение о сотрудничестве Индии с ЕАЭС может быть обоюдовыгодным и, возможно, распространится далеко за пределы зоны свободной торговли. Он считает, что сближение Индии и ЕАЭС позволит совершить «квантовый скачок в экономическом сотрудничестве»[7].     Перспективы валютного союза С раскладом мировых сил тесно связан вопрос о структуре будущей мировой валютно-финансовой системы. Вопрос этот ключевой, с учётом главенствующей роли международных финансовых отношений в современной экономической парадигме. Напомню также, что совсем недавно президент Путин давал поручение правительству и Центробанку форсировать разработку предложений по созданию валютного союза в связи с необходимостью углубления процесса евразийской интеграции. (Правда, затем, из-за случившейся обвальной девальвации и последовавшей курсовой нестабильности рубля, данная тема была несколько «подморожена», однако в стратегическом отношении поставленная задача имеет принципиальный характер.) Нам представляется важным в рамках нашего анализа попытаться уточнить, на чём может быть основана актуальность данного поручения Путина и каковы могут быть перспективы валютного союза исходя из его возможных конфигураций с учётом меняющегося глобального расклада экономических сил, а также – в зависимости от конфигураций – каковы должны быть задействованные механизмы, направления активности, как должны быть выстроены приоритеты. Итак, в первом из перечисленных выше вариантов евразийской интеграции – Россия + экс-СССР (без Прибалтики) – рубль может функционировать в качестве валюты весьма скромного в мировых масштабах регионального интеграционного объединения. Причем смысл создания специальной коллективной валюты в этом случае совершенно не очевиден: в силу доминирования экономики России в этом объединении с функцией коллективной валюты рубль справится лучше любой искусственно созданной наднациональной валюты (во всяком случае, издержки создания особой валюты в этом случае явно неоправданны). Валюта интеграционного объединения в рамках такой конфигурация сможет претендовать преимущественно на статус ведущей валюты межстрановых торговых и платежных расчётов внутри объединения, резервные же функции её (особенно за пределами объединения) будут крайне ограничены. Во втором варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция – рубль (или специально созданная коллективная валюта) может иметь значение региональной валюты и одной из мировых валют второго эшелона (подобно роли йены или фунта стерлингов в современной валютной системе). Только в третьем варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция + Индия – рубль (или даже скорее специальная коллективная валюта) может претендовать на одну из ведущих мировых ролей, войдя в четвёрку-пятёрку основных валют (наряду с долларом, юанем, евро), имея все шансы превзойти по своей роли йену. В этом варианте валютного союза его валюта имеет также все шансы обрести статус одной из мировых резервных валют. Таким образом, если исходить из провозглашенного президентом Путиным курса на построение валютного союза, нужно иметь в виду, что архитектура такого союза, цели, методы и инструменты его строительства будут зависеть от вариантов конфигурации будущих интеграционных процессов с участием России. Идея создания полноценной валюты мирового значения может быть реализована лишь при достижении практически максимально возможных рамок интеграционных процессов в Евразии – если принять во внимание (в качестве ограничения рамок такого интеграционного процесса) как самостоятельные амбиции Китая, так и твёрдое желание США воспрепятствовать сближению Европы с Россией. Учитывая стремительность происходящих геоэкономических процессов, Россия уже сейчас должна многократно нарастить свои дипломатические усилия на «восточном направлении» и соответствующим образом переориентировать свои внешнеэкономические приоритеты, имея в виду указанную выше третью конфигурацию.     Вертикальное измерение Евразийского проекта Таким образом, защитить свой суверенитет и вновь обрести активную роль в мировых делах Россия может только на путях создания союза или достаточно широкой и сплочённой коалиции стран, стремящихся сохранить свою самостоятельность в обостряющемся противостоянии Китая и объединённого Запада. Задача в том, чтобы сформировать силу, достаточно весомую как для защиты собственных интересов, так и для того, чтобы воспрепятствовать любому из двух основных полюсов занять абсолютно доминирующую позицию в мире. В свете этого принятое несколько лет назад президентами России, Казахстана и Белоруссии решение, касающееся общего вектора на евразийскую интеграцию, без всяких сомнений, является стратегически верным. Однако, как представляется, оно больше основано на некоем интуитивном ощущении его полезности, а не на бескомпромиссном осознании императивного характера требований времени. Отсюда, на наш взгляд, проистекает отсутствие понимания необходимой конфигурации будущего интеграционного объединения. И отсюда же ограниченность политических усилий чисто техническими процедурами и очевидный дисбаланс в пользу сугубо практицистских (с виду) подходов к интеграционным процессам в ущерб разработке базовых принципов более высокого порядка, только и способных выполнить задачу сплочения наций в рамках широкой коалиции и быть полноценной основой, цементирующей будущий союз. Процесс евразийской экономической интеграции нужно резко интенсифицировать, придать ему статус абсолютного политического приоритета. Это предполагает скоординированные усилия и комплексные действия в области экономики, торговли, финансов, права, политики, дипломатии, идеологии. Трезвая оценка перспектив требует резкого расширения рамок интеграционных процессов и создания такой конфигурации Евразийского союза, которая максимально комфортно и надёжно позволит России реализовать сохраняющийся у неё потенциал геоэкономической субъектности в рамках гармонизации интересов с возможными союзниками и их совместного продвижения и отстаивания. Следует отметить, что новые инициативы российского президента дают основание для надежд на переформатирование Евразийского интеграционного проекта с учётом необходимости вывода его за пределы постсоветского пространства и создания на его основе полноценного геоэкономического полюса. Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в этом году, Владимир Путин заявил: «Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура»[8]. Однако на сегодняшний день пока отсутствует видение комплексной модели интеграции – в существующем интеграционном проекте превалирует прагматическая экономическая идея. На фоне относительной разработанности экономической составляющей интеграционной инициативы зияющей лакуной остаётся её идеологическая компонента, в частности, не артикулированы социальная модель интеграции, ценностные установки, историко-культурная основа и пр. Сегодня Евразийский союз не предлагает идеологии, которая была бы привлекательна как мировоззренческая и ценностная модель. Однако проекту нужна сверхзадача, измерение «вверх», вдохновляющие идеи, способные создать новую идентичность. Если объединительные идеи не получат отклика в виде резонанса с ценностями, идеалами и чаяниями в душах людей и народов на евразийском пространстве, существует большой риск, что проект, основанный на голом прагматизме, потерпит фиаско. В целях успешного создания действительно прочного образования, обладающего привлекательностью и способного к расширению, на повестку дня следует срочно поставить вопрос о разработке проблемы евразийской идентичности. Необходимо, чтобы люди на евразийском пространстве ощущали свою принадлежность к чему-то общему, необходим единый мировоззренческий базис и единый общественный идеал, благодаря которым все они, несмотря на разные национальности и вероисповедание, стали бы общностью. Нужно сформулировать собственные идеологемы и устойчивые позитивные образы, соответствующие менталитету народов региона: «евразийскую мечту» (по аналогии с «американской мечтой»), «евразийские ценности» (в противовес нынешним «европейским ценностям» или «общечеловеческим ценностям» западного розлива), собственную идеальную модель общественных отношений и общественного устройства, основанную на правде и справедливости. От идеальной мировоззренческой стороны интеграционного проекта (измерения «вверх») во многом зависят и возможности его развития «вширь», в том числе перспектива включения в этот проект государств из-за пределов постсоветского пространства (Индия, Иран, Турция, Вьетнам и др.). Интеграционный проект может и должен позиционироваться не только как взаимовыгодная торгово-экономическая инициатива, но и как цивилизационная альтернатива, нацеленная на истинный прогресс человечества. Чисто «прагматичный» подход имеет тупиковый характер. История свидетельствует, что самую высокую практическую ценность и надежность демонстрируют как раз идеальные ценности, и только с опорой на них можно выстроить по-настоящему прагматический проект, рассчитанный на долгую жизнь.     [1] Андрей Кобяков. «Китай изменил конфигурацию геоэкономики», интернет-сайт «Мировой кризис – хроника и комментарии», 29.12.2005, http://worldcrisis.ru/crisis/178908 [2] Андрей Кобяков. «Стратегическая необходимость», журнал «Однако», № 169, август-сентябрь 2013 г. [3] См. в настоящем номере статью А. Отырбы «О месте России в формирующемся мироустройстве». См. также: Анатолий Отырба, Андрей Кобяков, Дмитрий Голубовский. «Формула третьей силы: хинди руси бхай-бхай», «Экономические стратегии», № 5, 2016; Анатолий Отырба. «Мир на трёх ногах», журнал «Однако», № 176, октябрь-ноябь 2014 г.; Дмитрий Голубовский. «Геостратегический джокер», журнал «Однако», № 174, июнь-июль 2014. [4] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [5] Анкита Дата. "Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", 16.05.2016, http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html [6] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [7] Сближение с ЕАЭС позволит Индии совершить квантовый скачок в экономическом сотрудничестве. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Индия в Российской Федерации Пунди Шринивасан Рагхаваном, «Экономические стратегии», № 7, 2015. [8] Стенограмма выступления Владимира Путина на ПМЭФ-2016, https://rg.ru/2016/06/17/reg-szfo/stenogramma-vystupleniia-vladimira-putina-na-pmef-2016.html     Дополнительно:

05 октября, 13:30

Zerohedge.com: Шок из Китая: четверть компаний не имеют возможности платить проценты по своим долгам

Почти год назад мы писали, что в результате обрушения товарного рынка в 2015 году более половины китайских компаний, занятых в этом секторе, оказались не в состоянии генерировать достаточный кэш-флоу для того, чтобы платить проценты по своим долгам. Несколько месяцев спустя… читать далее → Запись Zerohedge.com: Шок из Китая: четверть компаний не имеют возможности платить проценты по своим долгам впервые появилась .

04 октября, 09:17

Андрей Девятов. Большая Игра: Хозяин и Игроки. 27.09.2016 [РАССВЕТ]

Подпишитесь на наш новый канал: https://www.youtube.com/c/RASSVETTV Видимые признаки изменений в мире; устройство и иерархия глобоверха; АБИИ; Новый Шелковый путь; военная доктрина Китая; современная война и типы армий; китайская экономика; объекты китайской экономической экспансии; Россия-Китай: старый тип отношений; США-Китай: новый тип отношений; переход Китая в активную позицию; Большая Игра: Казино «Рояль»; хозяин Игры, скрытые и проявленные игроки; явится ли Россия на Игру? 00:10 – Видимые признаки изменений в мире 19:07 – Устройство и иерархия глобоверха 31:32 – Задача АБИИ 42:29 – Почему транспортный коридор НШП идет морем? 51:17 – Военная доктрина Китая 54:01 – Современная война и типы армий 01:14:33 – Китайская экономика 01:23:57 – Объекты китайской экономической экспансии 01:25:38 – Россия-Китай: старый тип отношений 01:33:29 – США-Китай: новый тип отношений 01:37:17 – Переход Китая в активную позицию 01:42:22 – Большая Игра: Казино «Рояль» 01:45:46 – Хозяин Игры, скрытые и проявленные игроки 01:50:05 – Явится ли Россию на Игру? Подписаться на канал: https://www.youtube.com/channel/UCc-OSFoYXFuDjZkcK0osUVg Смотреть больше видео: https://www.youtube.com/playlist?list=PL5Dp3frI99iqwpKB9Nj6uuIGjKvxslM39 ПОДДЕРЖАТЬ КАНАЛ Яндекс Деньги: 410014420769282 (https://goo.gl/97xTfy) PayPal: [email protected]

30 сентября, 15:38

Валентин Катасонов. «"Китайский дракон" на мировой финансовой арене»

Валентин Катасонов: "Кончается эпоха товарно-денежных отношений, начинается эпоха распределения в концлагере." Какую роль сыграл золотой стандарт в истории Российской империи, Китая, Великобритании и США. Как Бреттон-Вудское (1944) и Ямайское (1976) соглашения изменили мир. #ДеньТВ #Катасонов #Перетолчин #финансы #экономика #рубль #доллар #золото #золотойстандарт #биткоин #Китай #Ротшильды #Рокфеллеры #США #промышленность #Россия #Великобритания #будущее #ДеГолль #банки #мировыеэлиты #финансовыйкапитал #БреттонВудс #Ямайка

28 сентября, 16:09

Распродажа национального богатства продолжается

На страницах этого журнала уже не раз шла речь о том, что российские власти оптом распродают природные богатства России – нефть, газ, металлы, а полученные за них средства вкладывают в американские якобы ценные бумажки, известные как казначейские облигации США. Одновременно с этим китайцы, обладающие самыми большими запасами этого американского добра, на протяжении последних лет напротив всеми силами стараются уменьшить у себя их количество и вместе с тем нарастить свои золотые резервы. Они прекрасно осознают, что золото на протяжении веков человеческой истории было твердыми обеспеченными деньгами и остается де-факто таковыми и сейчас, тогда как бумажные «обязательства» по большому счету никого и ни к чему не обязывают и что-то стоят лишь до тех пор, пока к ним сохраняется доверие. Поэтому обмен бумажных «обязательств» на реальные деньги представляется вполне разумными и дальновидными действиями. Россия также в последние годы последовательно накапливала в своих хранилищах желтый металл. Подобные действия можно было только приветствовать и сожалеть, что увеличение золотых резервов не происходило более быстрыми темпами. Были ли для этого возможности? Конечно, поскольку Россия является одним из ведущих золотодобытчиков в мире, уступая лишь Китаю. Разница между Россией и Китаем в данном вопросе заключается лишь в том, что, во-первых, все китайское золото остается на их территории, и, во-вторых, они покупают львиную долю желтого металла и на мировом рынке, обгоняя в этом даже Индию. Россия же готова продавать свое золото за рубеж, и этот процесс уже начался. Второй по величине российский банк ВТБ, контролируемый государством, во втором квартале 2016 года начал отгружать драгоценный металл в Китай. Он стал первым российским банком, напрямую поставляющим металл крупнейшему покупателю и потребителю золота в мире. В следующие двенадцать месяцев ВТБ планирует поставить в Китай 15 - 20 тонн золота. В дальнейшем банк рассчитывает, что объемы поставок будут составлять примерно 80 – 100 тонн в год. При ежегодных объемах добычи золота в России порядка 240 тонн ВТБ будет продавать в Китай от трети до более чем 40% всего добываемого в стране желтого металла. Это несомненно сможет существенно облегчить положение западных «партнеров» России на рынке золота. Вряд ли для кого-то является секретом, что успехи борьбы западных центральных банков с их базирующимися на долге бумажными необеспеченными валютами против золота в большой степени зависят от их способности поставлять по текущим мировым ценам реальный драгоценный металл в Китай и Индию. Судя по текущему развитию событий, количество доступного для этих целей физического золота на Западе постепенно сокращается, со всеми вытекающими из этого для Запада последствиями. Несмотря на все коллективные усилия и ухищрения Федерального резерва США, ЕЦБ, Банка Англии и прочих, им не удается удержать или как-то заметно снизить мировую цену золота после того, как в середине декабря 2015 года началось ее мощное движение вверх. Нет особых сомнений в том, что за проданное в Китай золото Россия получит очередную порцию западных фантиков, которые вновь вложит в американские якобы ценные бумажки, поддерживая американскую, а не российскую экономику. В итоге от этой операции в плюсе остаются китайцы, которые избавляются от американских фантиков и получают взамен физический драгоценный металл, и в гораздо большей степени Запад, поскольку китайское давление на него на золотом рынке благодаря российским поставкам несколько снизится, а полученные за золото валютные средства также окажутся размещенными на Западе. В общем, ситуация напоминает старый анекдот, когда мужик украл ведро спирта, спирт продал, а деньги пропил. Интересный вопрос заключается в том, кто именно в российском правительстве инициировал подобную и вряд ли соответствующую национальным интересам страны  распродажу? Вряд ли это была инициатива непосредственно ВТБ, поскольку по столь важному вопросу банк скорее всего работает по правительственной директиве. Не менее интересен и другой предельно простой вопрос: нужно ли гражданам России, чтобы банк с доминирующим государственным участием распродавал национальное достояние страны, которым является золото, особенно в текущей политической обстановке? Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

27 сентября, 12:55

КНДР официально завершила разработку ядерного оружия

Посольство КНДР в Москве разослало сегодня по российским СМИ пресс-релиз, в котором было заявлено, что Северная Корея завершила разработку ядерного оружия и полностью освоила технологию выпуска ядерных боеголовок.Пхеньян заявляет, что в основном завершил разработку ядерного оружия. Об этом говорится в пресс-релизе посольства КНДР в России, поступившем в РИА Новости."Пожалуй, это и есть выражение уверенности в том, что страна в основном завершила исследование, разработку ядерного оружия", — говорится в документе.В пресс-релизе указывается, что "в последнем испытании окончательно проверены, подтверждены характерные черты устройства и действия, технические свойства и мощь нормированной, стандартизированной ядерной боеголовки для стратегических БР (баллистических ракет — ред.) частей артиллерии "Хвасон" стратегических войск КНА (Корейской народной армии — ред.)"."Ее нормирование, стандартизация дали КНДР возможность полностью освоить технологии выпуска и использования разновидных расщепляемых веществ, по своему выбору, в нужном количестве изготовить ядерные боеголовки разного назначения, миниатюризованные, легковесные, разнородные и отличающиеся более мощной ударной силой, и прочно поставить степень применения ядерного заряда к оружию на новую, более высокую ступень", — отмечается в документе.https://ria.ru/world/20160927/1477931865.html - цинкPS. Таким образом, Северная Корея теперь позиционирует себя как полноценная ядерная держава имеющая как технологии производства ядерных боеголовок, так и средства их доставки наземного и морского базирования. Соответственно, за этим последует доработка существующих технологий связанных с раширением дальности полета МБР, создание разделяющихся боеголовок, модернизация системы базирования. Главными проблемами для корейцев станут - слабая электронная база, которая затруднит работы по увеличению точности ракет и их способности преодолевать системы ПРО, а так же стоимость такой программы, которая серьезным грузом лежит на экономике страны, которая пытается жить по средствам в рамках своей идеологии чучхэ-сонгун. С другой стороны, международная обстановка вокруг КНДР делает этих расходы фактически неизбежными.Вполне очевидно, что несмотря на осуждение из-за рубежа, угрозы и санкции, КНДР не откажется от своей ракетно-ядерной программы, которая дает наилучшие гарантии того, что на нее не нападут. Это вполне резонная позиция с учетом того, сколько стран полагавшихся на "международное право" были банально уничтожены внешними агрессорами. Поэтому КНДР ведет себя как в басне Крылова про кота Василия - стоически выслушивает упреки из-за рубежа, а между тем продолжает испытывать новые все более дальнобойные ракеты и ядерные боеголовки к ним. И практически наверняка - новые санкции приведут лишь к обратной ситуации - чем более настойчиво на КНДР будут давить из-за рубежа, тем активнее КНДР будет испытывать бомбы и ракеты.Разумеется, с точки зрения "дела мира", КНДР надо принять в клуб легальных ядерных держав, добиться от нее обязательств выполнять договор о нераспространении ядерного оружия (чтобы недопустить утечки северо-корейских технологий в другие страны), снизить накал военной истерии со стороны США и Южной Кореи, прекратить враждебную приграничную пропаганду и нормализовать отношения между Северной и Южной Кореей. Но это было бы возможно в некоем идеальном мире, на практике же, военная истерия на корейском полуострове будет нарастать, с периодическими обострениями, когда стороны начинают сыпать угрозами полномасштабной войны и рассказами о том, как они уничтожат столицу оппонентов. КНДР в этом вопросе продвинулась несколько дальше южан, так как раньше обещали в основном сравнять Сеул с землей в случае чего, а теперь еще могут и ядерной боеголовкой для верности утрамбовать. Южанам в случае с Пхеньяном приходится в основном довольстоваться более стандартными угрозами. Так и живут.Россию и Китай по понятным причинам отнюдь не радует эскалация на Корейском полуострове, пользуясь которой, США укрепляют свои позиции в Южной Корее, так как резонно подозревают, что ядерная программа КНДР это только предлог, а наделе, действия США направлены прежде всего против Китая и России. Схема в этом случае выглядит достаточно просто:1. Угрожаем КНДР, проводим военные учения у ее границ, возобновляем враждебную пропаганду на границе, рассказываем о том, как скоро "режим Ким Чен Ына падет".2. КНДР в ответ начинает более активно развивать свою ядерную программу и угрожать своим врагам ядерным экстерминатусом.3. Закатываем истерику "ужасная КНДР хочет поработить мир".4. Увеличиваем контингент в Южной Корее, размещаем там системы ПРО, дополнительные силы авиации.5. Profit!Россия и Китай заинтересованы в поддержании статус-кво, но вполне понятно, что КНДР в одностороннем порядке не прекратит разработку и производство ядерных боеголовок и ракет, пока США будут продолжать ее на это провоцировать своими угрозами.

22 сентября, 15:32

Бороться с коррупцией по-китайски

В гостях у газеты «Завтра» телеведущий, предприниматель и китаевед Евгений Колесов«ЗАВТРА». Евгений, сколько лет вы прожили в Китае?Евгений КОЛЕСОВ. 18 с половиной лет. В 1996 году, в 16 лет принял решение поступать на учёбу в Китай. Там на тот момент были самые дешёвые вузы. Поступил в Харбинский сельскохозяйственный университет на экономический факультет управления крупными промышленными предприятиями. В учёбе главным для меня был китайский язык. В Китае и по сей день первый год студенты изучают язык, далее идут программы специализации. «ЗАВТРА». Я так понимаю, что это государственная программа по привлечению иностранных студентов. Это идеологическая цель китайских властей, или просто желание заработать побольше денег?Евгений КОЛЕСОВ. Наверное, и то и другое. Не забывайте, что идёт паритетный обмен, мы отправляем своих студентов, они соответственно своих к нам. Последние годы пропорция увеличивается в сторону китайцев, мы посылаем на учёбу одного, а они – двоих-троих. «ЗАВТРА». При населении в десять раз больше нашего, это логично… У Советского Союза с Китаем было несколько десятилетий очень тяжёлых отношений. К тому же Китай для русского человека – очень экзотическая страна. Когда вы приехали, что первое вам бросилось в глаза?Евгений КОЛЕСОВ. Резкий запах пластика на улицах. Там повсюду дешёвые изделия из пластика: резиновая обувь, тазики, кружки. Второе – гигантское количество людей. «ЗАВТРА». По вашим оценкам, насколько в приграничных районах с Россией китайцев на квадратный километр больше, чем наших граждан?Евгений КОЛЕСОВ. В десятки раз. «ЗАВТРА». Известно недовольство русского населения, которое обвиняет китайцев, что они практически без разбора крадут наши природные ресурсы. Например, в Красноярске говорят, что китайцы вырубают в огромном количестве сибирский лес.Евгений КОЛЕСОВ. Да, проблема такая есть. Но исходит она не от китайцев, а от наших чиновников, которые позволяют за небольшие деньги это делать. Действует целая мафия, с которой надо бороться. У китайцев, например, хорошо получается бороться и с казнокрадством, и со взяточничеством. В 2012 году, когда происходила передача власти от четвёртого поколения руководителей пятому, от Ху Цзиньтао Си Цзиньпину, то нынешний китайский лидер сказал две интересные вещи: Китай не будет использовать западную политическую модель и главная задача властей на ближайшие годы – борьба с коррупцией. По мнению Си Цзиньпина, коррупция наносит кровоточащие раны, которые могут привести к гибели партии, а возможно и государства.«ЗАВТРА». Вам приходилось давать взятки?Евгений КОЛЕСОВ. Нет. Не взяли бы. Китайцы между собой называют иностранцев «лаовай» (заморский чёрт). У заморского чёрта брать деньги опасно. Да и к тому же офис моей компании находился ровно напротив городской прокуратуры.«ЗАВТРА». Складывается впечатление, что в отношениях с Китаем у нас замкнутый круг. С одной стороны, Китай – пожалуй, единственная большая и сильная страна, которая может вместе с Россией уравновесить Запад. С другой стороны, если мы не будем заниматься протекционистскими мерами, если у нас и дальше будет свободный доступ китайских товаров - наша экономика перспектив не имеет. Как разрешить это противоречие?Евгений КОЛЕСОВ. Говоря о стратегическом сотрудничестве с Китаем, нам нужно быть осторожными. Не надо скатываться в политический популизм. Китайцы действовали и будут действовать только согласно своим интересам. Они здоровые прагматики. Хорошо в России – будем дружить с Россией. Когда санкции против России - Си Цзиньпин едет в Европу, и заключает там многомиллиардные контракты. «ЗАВТРА». Не секрет, что в Афганистане моджахеды были вооружены китайским оружием.Евгений КОЛЕСОВ. Моментов, которые не добавляют оптимизма российско-китайской дружбе, много. Я убеждён, протекцию в отношении наших товаров нужно вводить. Вы знаете, что стали делать в первую очередь их банки во время кризиса? Они стали давать кредиты - от 300 до 500 тысяч долларов. Предприятию, поставляющему товар заграницу, по сути дела достаточно было подать заявку. Проверка документации была формальная, кредит очень легко выдавался.Потом, как работают многие китайские компании здесь, в России, на рынке? Они работают «в чёрную». Без документов, без налогов. Они перекрывают нам воздух своим обилием, своей нелегальной активностью.«ЗАВТРА». Хорошо, мы введём протекционизм. Как отреагирует на это Китай?Евгений КОЛЕСОВ. Сейчас китайцы переходят на производство высокотехнологичной продукции. Им надоело изготавливать трусы и носки. Так что для протекционных мер у нас есть пространство.В политическом же плане, когда вследствие протекционизма рынок Китая уменьшится, есть опасения, что китайцы будут недовольны. У них есть тенденция диктовать нам свою волю. Китайские эксперты говорят: «Горячо в политике, холодно в экономике», - потому что доля инвестиций китайцев в Россию около 0,5-0,7%. Они боятся. Частный бизнес в Россию не идёт, это опасно. В Россию инвестируют пока только корпорация центрального управления и государственные предприятия. Остальной китайский бизнес с опасением смотрит на Россию. «ЗАВТРА». Возможность китайской экспансии, миграционные потоки – насколько всё это реально?Евгений КОЛЕСОВ. Такая проблема есть. Китайцы поддерживают переселение своих граждан в разные страны, в том числе и в Россию. Когда семья приезжает куда-то на постоянное место жительства, китайские банки выплачивают им определённые деньги.По официальная статистике на Дальнем Востоке сейчас около 600 тысяч китайцев. Но это заниженные цифры. Если беспечно подходить к территории, если не следить за китайской экспансией, то они запросто могут выдвинуть сепаратистский лозунг.«ЗАВТРА». Китай – лоскутная империя, состоящая из множества народов. Расскажите об этом подробнее.Евгений КОЛЕСОВ. В Китае насчитывается 56 национальностей. Самые многочисленные из них насчитывают немного, всего 500-600 тысяч человек. В числе нацменьшинств в Китае есть и русские, они проживают в Харбине. «ЗАВТРА». Учитывая такую национальную разномастность, насколько китайцы монолитны как нация?Евгений КОЛЕСОВ. По официальной статистике 95% – это всё-таки ханьцы. Поэтому про разномастность я бы не говорил. Китайцы (пока – во всяком случае), сплоченная нация. Сейчас в Китае принята обязательная программа – изучение путунхуа – классического китайского языка, чтобы и на севере, и на юге люди друг друга понимали. Другое дело, что на юге люди никогда раньше не стремились изучать путунхуа. Языки южанина и северянина сильно отличаются, южанин северянина не поймёт с первого раза. «ЗАВТРА». Сколько людей проживает на юге страны?Евгений КОЛЕСОВ. Я думаю, миллионов 200 наберётся. «ЗАВТРА». Это, кстати, наиболее развитые экономические регионы. А значит, есть потенциал для сепаратистов.Евгений КОЛЕСОВ. Потенциал есть, и его, конечно, очень боятся власти. Если отрезать юг со всей его высокоразвитой инфраструктурой, великими экономическими реформами, устоявшимися развитыми институтами, то Китай перестанет быть сверхдержавой. «ЗАВТРА». Насколько сепаратисты в Китае сильны?Евгений КОЛЕСОВ. Могу привести в пример лишь всем известный Гонконг. Это специальный административный район, его всегда использовали иностранцы, чтобы проникнуть на континент. Именно там была попытка провести «революцию зонтиков» - гонконгский Майдан. Власти Китая подавили это восстание. Другие инциденты если и были, то тщательно скрываются. «ЗАВТРА». Как вы думаете, будут ли иностранные государства в ближайшее время активизировать процессы раскола Китая и если будут, то по каким линиям помимо экономического и этнического направления?Евгений КОЛЕСОВ. Думаю, раскол как таковой невозможен в ближайшие 10-15 лет, хотя китайская контрразведка и озадачена его возможностью. С одной стороны, какой-то явной политической силы, могущей дестабилизировать обстановку, в Китае нет. С другой стороны, китайские чиновники по-прежнему закрыты от народа. И народу это не нравится. «ЗАВТРА». У вас в отношениях с простыми китайцами не было ощущения, что они представители совершенно другого мира?Евгений КОЛЕСОВ. Первое время, помню, с непривычки, меня поражала услужливость китайцев. Они смотрели на иностранцев, выпучив глаза. Внешне-то они совсем другие. Ещё они очень похожи на детей. По сути, мы для них такая же загадка, как и они для нас. С ними не всегда просто общаться. Как любые представители Востока, зачастую они думают одно, говорят второе, а делают третье.«ЗАВТРА». В продолжение темы о внешности. Китай обычно ассоциируется с людьми невысокого роста. Но последнее время многие стали замечать, что появляются очень высокие китайцы.Евгений КОЛЕСОВ. Как раз недавно я изучал статистику периода 1975-го и 2015-го годов. В эти годы китайцы измеряли рост 162 тысяч ребятишек 5-5,5 лет. Оказалось, что дети 2015-го года по отношению к 1975-му выше на 8 см. Масса увеличилась на 4 кг. Если в 70-е годы в стране был голод, продовольствие можно было приобрести только по карточкам, то теперь введена политика «1 день – 1 стакан молока». Ребята в 14 лет ростом по 1,80 метра!«ЗАВТРА». Политика «1 семья – 1 ребёнок» уже отменена?Евгений КОЛЕСОВ. Да, разрешили иметь по двое детей. Население стареет, уже к 2020 году 65% населения страны будут старики. Для китайского руководства это очень большая головная боль. «ЗАВТРА». Говорят, что китайцы поразительно азартные люди?Евгений КОЛЕСОВ. Да! Китайцы постоянно играют на улицах на деньги в бильярд, карты, китайские шахматы. В китайских шахматах другие правила, и называются они «сяньчи». Есть и подпольные казино. Если в континентальном Китае их единицы, то в Макао (это побережье Южно-Китайского моря, бывшая португальская колония) - очень много. «ЗАВТРА». Если китайцы столь азартны, то для нас есть великолепные возможности...Евгений КОЛЕСОВ. Открыть казино на границе? Это шикарная мысль! Почему мы до сих пор этого не сделали – я не знаю. Китайцы не просто поедут – они ломанутся к нам, даже рекламы не надо. «ЗАВТРА». Надо ли нам учиться у китайцев, перенимать их экономическую модель?Евгений КОЛЕСОВ. Автор китайских реформ Дэн Сяопин говорил о том, что никакую модель, какой бы она успешной не была, пересаживать бездумно в китайскую почву нельзя. Надо приглядеться к элементам модели. Говоря о «китайском экономическом чуде», нам, конечно, надо обратить внимание и на методы развития промышленности, и на их жесткие протекционные режимы, на создание совместных предприятий с долей 51% российских компаний, с передачей технологий от инвесторов. «ЗАВТРА». Если кто-то вообще захочет с нами сотрудничать…Евгений КОЛЕСОВ. Почему китайцы говорят, что сложно работать с Россией? Из-за коррупции. Мы можем, конечно, китайскую модель попытаться перетянуть, но пока у нас не будет отменён мораторий на смертную казнь, у нас будут воровать, и каждый на своём месте будет чувствовать себя царьком. Воров надо расстреливать, тюрем на них не хватит. Да и к тому же зачем их кормить?!«ЗАВТРА». Расстрел – это же кровавая жестокость!Евгений КОЛЕСОВ. Не нужно расстреливать, давайте инъекцию вводить. Сейчас у китайцев автобусы, по 50-60 человек сразу удушают. «ЗАВТРА». Очень напоминает концлагеря.Евгений КОЛЕСОВ. Да, они к этому идут.«ЗАВТРА». А если судебная ошибка? Или если он всерьёз раскается?Евгений КОЛЕСОВ. У китайцев в этой связи отработана практика - высшая мера наказания с отсрочкой в два года. Она даётся не только для того, чтобы выявить весь круг виновных и человек успел всё рассказать, но и для того чтобы избежать ошибок. Как правило, китайцы не расстреливают десятками и сотнями тысяч, чаще приговаривают к тюремному заключению сроком на 25 лет.«ЗАВТРА». Смертная казнь наоборот может подстегнуть коррупцию: для того чтобы спастись от смерти человек отдаст всё.Евгений КОЛЕСОВ. В Китае так и происходит, кстати. Люди отдают миллиарды, отдают акции, всё подряд, сдают всех, с кем работали, лишь бы сохранили жизнь.«ЗАВТРА». Правда ли, что китайские рабочие по сравнению с нашими получают очень неплохую зарплату?Евгений КОЛЕСОВ. Тенденция к переносу производств дешёвого ширпотреба во Вьетнам, Камбоджу обусловлена ещё и вынужденными маленькими зарплатами. Китайцы стремятся к повышению заработных плат. Сейчас средняя зарплата рабочего в Китае - 3-4 тысячи юаней (30-40 тысяч рублей). Цены при этом, с учётом девальвации рубля, в Китае выше примерно на 20%. Теперь Китай делает ставку на внутреннее потребление. Департаменты труда следят за тем, чтобы человек работал 8 часов и не перерабатывал. Плановое развитие Китая строится пятилетками, и к 2020-му году (это следующая пятилетка - 2016-2020 гг. включительно) они поставили себе задачу реализовать общество «сяокан» – сформировать средний зажиточный класс, который должен стать самым массовым классом. «ЗАВТРА». Сколько людей войдёт в этот класс?Евгений КОЛЕСОВ. Порядка четырёхсот миллионов. Сейчас семьдесят миллионов китайцев живут за чертой бедности. Бедность – это 8 юаней (80 рублей) в день при ценах, которые выше, чем у нас. «ЗАВТРА». Но как можно прожить на 2400 рублей?!Евгений КОЛЕСОВ. Вероятно, здесь мы не учитываем дотации от государства и ведение натурального хозяйства. «ЗАВТРА». У среднего китайца есть какой-то участок земли?Евгений КОЛЕСОВ. У горожан нет. В деревнях есть надел, который ты обязан обрабатывать. На семью из восьми человек - порядка половины му (333 кв. м). В Китае лучше климат, и они научились собирать по 2-3 урожая. Кстати, у себя они используют качественные, нормальные удобрения. То, что китайцы вбухивают в российскую землю на своих сельхозпредприятиях - даже удобрением назвать нельзя. Дуст, которым они в колоссальных количествах сдабривают нашу землю, выветривается из земли только через десятки лет.«ЗАВТРА». Дуст запрещён к использованию в качестве удобрения в России. Привет нашим чиновникам!..Евгений КОЛЕСОВ. Нашим чиновникам надо начать усердно работать, с любовью к Родине. Беседовал Дионис КАПТАРЬ

19 сентября, 19:55

Война за воду. Документальный фильм Андрея Кондрашова.

Подпишитесь на канал Россия24: https://www.youtube.com/c/russia24tv?sub_confirmation=1 17 октября 2010 года на берег Аденского залива выбросило судно. Картина внутри представилась страшная: более 100 иссушенных тел. За это время люди были заживо мумифицированы. Как быстро наступает смерть человека, оставшегося без воды? Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое. Официальный YouTube канал ВГТРК. Россия 24 - это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами. Смотрите также: Новости в прямом эфире - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQ73BA1ECZR916u5EI6DnEE Международное обозрение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaSEmz_g88P4pjTgoDzVwfP7 Специальный репортаж - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQLdG0uLyM27FhyBi6J0Ikf Интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaReDfS4-5gJqluKn-BGo3Js Реплика - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQHbPaRzLi35yWWs5EUnvOs Факты - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaR4eBu2aWmjknIzXn2hPX4c Мнение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaST71OImm-f_kc-4G9pJtSG Агитпроп - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTDGsEdC72F1lI1twaLfu9c Россия и мир в цифрах - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRx4uhDdyX5NhSy5aeTMcc4 Вести в субботу с Брилевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsQAPpOhH0l_GTegWckbTIB4 Вести недели с Киселевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsRzsISAlU-JcbTi7_a5wB_v Специальный корреспондент - https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Воскресный вечер с Соловьевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU

12 сентября, 08:22

Америке и Китаю нужен искусственный интеллект

Американская газета «The News York Times» сообщила о начале переговоров между крупнейшими ИТ - компаниями - Alphabet, Amazon, Facebook, IBM и Microsoft - о выработке единой стратегии развития ИИ (искусственного интеллекта).Это творческое объединение четырех корпоративных гигантов пока еще не получило названия, и ход переговоров не афишируется, пишет The New York Times. Известно, что ИТ-гиганты будут обсуждать развитие искусственного интеллекта и его влияние на «на сферу труда, транспорта и обороны». Как и Илон Маск с организацией Open AI, компании обеспокоены стремительным прогрессом в сфере ИИ и угрозами, которые этот прогресс может нести.Что касается намерений Илона Маска, то следует уточнить, что основатели Open AI, в частности Илон Маск и Сэм Альтман, действительно подчеркивают, что их главная цель — способствовать развитию ИИ (artificial intelligence) без вреда для человека. Компания предлагает ученым сформировать штат полиции искусственного интеллекта, которая будет следить за порядком в мире алгоритмов, кодов и нейросетей. Однако, эксперты не без оснований полагают, что учредители OpenAI также хотят сдержать монополизацию исследований по ИИ, на которую уже претендуют Google и Facebook.Справка:Alphabet Inc. — холдинг, располагающийся в Калифорнии (США). Владеет несколькими компаниями, ранее принадлежавшими Google Inc, и самой Google Inc в том числе. Во главе холдинга находятся сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин.Реорганизация Google в Alphabet была официально объявлена 10 августа 2015 года и завершена 2 октября 2015 года. Все акции Google были преобразованы в акции Alphabet, они продолжают торговаться на Nasdaq как GOOGL и GOOG (класс A — GOOGL, — с правом одного голоса, и класc C — GOOG, — без права голоса.1 февраля 2016 года Alphabet стал крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации, обойдя компанию Apple. Однако, спустя два дня, стоимость компании снова уступила компании из Купертино. 15 мая Alphabet стал опять крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации.Таким образом, разработка стратегии исследований по ИИ становится приоритетной для крупнейших мировых корпораций. Безусловно, задача сделать ИИ максимально безопасным для человечества весьма важна, но в данном случае я хотел бы обратить внимание на применение ИИ в оборонной сфере.Как известно, Пентагон, с которым активно сотрудничает та же Google- Alphabet, придает ключевое значение развитию автономных систем вооружений, которые будут применяться в «войнах будущего».В последнее время технологии ИИ стали более практичными и доступными, что сделало возможным их применение в автономных системах вооружений. И это сразу же вызвало протесты со стороны экспертов ООН и Международного Красного Креста.В феврале этого года та же «TheNewsYorkTimes» рассказала о докладе бывшего сотрудника Пентагона Пола Шерри под названием «Автономное оружие и операционный риск».Пол Шерри руководит программой по разработке приемов ведения «войны будущего» в Центре Новой Американской Безопасности (Вашингтон, округ Колумбия). С 2008 по 2013 годы Шерри работал в Пентагоне над разработкой стратегии применения автономных систем вооружений (АСВ). В 2012 году он стал одним из авторов директивы Министерства обороны, которая устанавливала военную политику по использованию АСВ.В своем докладе Шерри предупреждает о реальных рисках, связанных с АСВ. Он противопоставляет полностью автоматизированные системы, которые могут убивать без вмешательства человека, оружию, которое «держит людей в курсе» в процессе выбора и поражения цели.По его мнению, автономным системам вооружений не хватает «гибкости», поэтому во время выполнения боевого задания могут возникнуть ошибки, которых можно избежать при наличии контроля со стороны оператора.Полностью автономное оружие начинает появляться в армиях различных государств. Южная Корея установила автоматическую турель вдоль границы с Северной Кореей, в Израиле принят на вооружение беспилотник, который запрограммирован атаковать вражеские РЛС противника после их обнаружения.Армия США пока не использует АСВ. Однако, в этом году Пентагон запросил около одного миллиарда долларов для производства корпорацией Lockheed Martin противокорабельной ракеты дальнего действия (Long Range Anti-Ship Missile), которая описывается как «полуавтономная». Цель выбирает оператор, но затем ракета будет автоматически идентифицировать и атаковать вражеские войска.Честно говоря, я не считаю такую систему какой-то новинкой, так как даже принятая на вооружение в 1975 году советская крылатая ракета морского базирования ПКР -500 «Базальт», приемными испытаниями которой я занимался в 80-е годы, точно так же сначала наводилась на цель оператором, а затем сама выбирала свою цель.Справка:Ракетный комплекс «Базальт» получал первичное целеуказание от орбитальных платформ МКРЦ «Легенда», или от средств воздушной разведки. Получая корректировки от МРСЦ «Успех», ракеты следовали к цели на большой высоте, чтобы сэкономить горючее. Приблизившись к цели на дистанцию захвата ГСН, ракеты самостоятельно выполняли распределение целей и снижались до сверхмалой высоты, скрываясь за радиогоризонтом.Первый испытательный запуск «Базальта» чуть было не привел к катастрофе. Ракета сразу же стала самонаводиться на собственный стартовый комплекс. Чтобы таких казусов больше не происходило, в систему ИИ ракеты было введено ограничение на размер цели - не крупнее авианосца.Американцы существенно отстают он нас в противокорабельных ракетных комплексах (долгое время полагались на их количество, а не на качество), и у них все хлопоты с ракетными ИИ еще впереди.Основное внимание в своем докладе Пол Шерри уделяет сбоям и ошибкам компьютерных систем, а также «непредвиденным взаимодействиям с окружающей средой» (как в случае с первым запуском «Базальта»).В качестве альтернативы АСВ, Шерри предлагает «Centaur Warfighting» («Кентаврические системы вооружений»). Термин «centaur» (ИИ плюс оператор) применяется для систем, в которых интегрирована работа людей и компьютеров. Как пишет NYT, в телефонном интервью Шерри все же признал, что просто оператора, «нажимающего на кнопки», недостаточно:«Наличие просто «оповещенного» о действиях машины человека недостаточно», сказал он. «Они (люди) не могут быть просто частью алгоритма работы системы. Человек должен активно участвовать в принятии решений».В сущности наметившийся альянс крупнейших ИТ- корпорация в разработке безопасных стратегий развития ИИ является ответом на уже очевидные опасности как гражданского применения ИИ, так и создания АСВ.В гонку по развитию ИИ-технологий двойного назначения включился Китай, который активно скупает робототехнические компании по всему миру. Совсем недавно китайской фирмой Agic Capital приобретена компания Gimatic, итальянский производитель электрических и пневматических захватов, датчиков и позиционеров. Agic Capital совместно с China National Chemical Corp (ChemChina) и Китайским государственным фондом Guoxin International Investment Corp в январе этого года также выкупили немецкую группу KraussMaffei Group (интегратор промышленных роботов и обработчик пластмассы, углеродного волокна и резины).Американская компания Paslin, интегратор сварочных роботов, систем автоматизации и оснастки, была приобретена китайской компанией Wanfeng Technology Group.Китай пока еще довольно далек от уровня ведущих западных исследователей ИИ. Возможно, что китайские инженеры и ученые даже не стремятся к первенству в этих исследованиях, а будут следовать своему извечному принципу - идти «по пятам» передовиков научно-технического производства и копировать лучшие образцы как гражданского, так и военного назначения.Как бы то ни было, Китай является одним из мировых лидеров в производстве ударных беспилотников. Благодаря покупке вышеперечисленных западных робототехнических компаний, китайские ударные БПЛА будут оснащены самыми современными датчиками, которые помогут им эффективней выбрать и поражать цель. Через некоторое время в прессе могут появиться сообщения о покупке КНР ИТ-компаний, разрабатывающих программное обеспечение для боевых роботов.Как бы то ни было, две ведущие военные державы, США и Китай, вступили в гонку по развитию самых передовых и опасных систем вооружений, которые предполагают создание армий автономных роботов-убийц. Это станет новой революцией в военном деле, в стороне от которой, будем надеяться, не останутся и российские вооруженные силы.Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/09/438061

09 сентября, 21:43

Школа Здравого Смысла 08.09.2016

очередное занятие Школы Здравого Смысла 08.09.2016 полная версия Докладчик Андрей Девятов

09 сентября, 15:24

ГЕОэкономика. Чем грозит мнимое спокойствие мировой экономики?

Мировая экономика, несмотря на внешнее спокойствие, на самом деле продолжает испытывать серьезные трудности в своем развитии. Усилиями мировых Центральных банков острая фаза кризиса 2008 года была купирована. Однако внутренние диспропорции мировой экономики не преодолены. И значит, в любой момент мы можем стать свидетелями очередных неприятных событий. Смогут ли представители крупнейших экономик мира договориться между собой, чтобы как-то исправить ситуацию? Об этом расскажет Александр Кареевский в программе "Геоэкономика".

07 сентября, 07:00

code-noname: Китай в полтора раза повысил прогноз потребления газа

Китай практически в полтора раза повысил прогноз национального потребления газа. По прогнозам аналитиков Китайской национальной нефтяной компании, в 2030 году ежегодный объем потребления «голубого топлива» в стране составит 510 млрд. куб. м. Ранее этот показатель прогнозировался на уровне не более 380 млрд. куб. м. в год.Директор исследовательского института КННК Ду Вэй сообщил, что потребление газа в КНР в долгосрочной перспективе будет расти в среднем на 3,8 проц. в год и к 2050-му достигнет 710 млрд. кубометров.Китай активно развивает использование «голубого топлива» как альтернативы углю, который на сегодня обеспечивает порядка 65 проц. национального энергопотребления. Это делается для сокращения эмиссии парниковых газов. По планам, к 2020 году природный газ будет обеспечивать до 10 проц. национального энергопотребления. К тому же периоду в КНР завершится создание стратзапасов «голубого топлива» объемом 30 млрд кубометров.На сегодня разведанные запасы природного газа в Китае составляют 68 трлн. куб. м., из них разработке поддаются 40 трлн. По сравнению с 2007 годом эти показатели выросли соответственно на 94 проц. и 82 проц. Несмотря на такие богатые запасы, Китай обеспечивает 30 проц. газопотребления за счет импорта. К 2020 году этот показатель может вырасти до 50 проц.http://code-noname.livejournal.com/589159.html

07 сентября, 04:19

Zerohedge.com: “Вероятно, это не ерунда”

В сегодняшней рубрике “это нужно увидеть, чтобы поверить в это” мы представляем всего два графика. Первый график взят из презентации Питера Оппенгеймера из Goldman, и он поразителен: сам Оппенгеймер сопровождает его следующими словами “резкий рост рынков акций с низов 2009… читать далее → Запись Zerohedge.com: “Вероятно, это не ерунда” впервые появилась .

06 сентября, 15:26

Zerohedge.com: Сын китайского “большого генерала” рассказал о том, что стоит за оттоком капитала из Китая

В течение последнего года две темы, связанные с Китаем, периодически привлекали внимание медиа: первая тема – которую мы осветили в начале марта – связана с волной странных сделок M&A в этой стране. Как мы поясняли тогда, многочисленные китайские корпорации в… читать далее → Запись Zerohedge.com: Сын китайского “большого генерала” рассказал о том, что стоит за оттоком капитала из Китая впервые появилась .

05 сентября, 22:31

Новый Центр мира идет туда, где «Алеет Восток»

Саммит «Большой двадцатки» в Китае.Фото пресс-службы Президента РоссииТот стремительный подъем в развитии, что китайцы именуют словами «Алеет Восток», был замечен и оценен ещё годы назад в Москве. Так что, первыми на этом пути были русские. А теперь в ту сторону бросились многоопытные англичане. Но, обо всем по порядку…   Вот так она, многополярность, и выглядит. Центр политического мира сдвинулся в последние сутки в Китай. И не факт, что скоро его покинет.   В этой связи было интересно наблюдать за тем, как лидеры некоторых стран, не входящих в «Большую двадцатку» старались прямо в часы саммита G-20 заявить о себе и своих проблемах, чтобы быть услышанными именно участниками этого мирового форума, который стремительно трансформируется из экономического саммита в политический. Возможно, даже вопреки воле его создателей.  Видимо, надо сразу напомнить, что так называемая «Большая двадцатка» начала свою деятельность ещё более десяти лет назад в формате консультаций экспертов, а потом и министров, занимающихся финансово-экономическим блокам соответствующей страны. А вот уже после старта в 2008 году нынешнего кризиса, коронующего завершение огромного 400-500-летнего цикла созревания, а – в последнюю Эпоху – и доминирования финансового капитала над производственным, бразды правления в G-20 взяли в свои руки главы государств и правительств.  Причем, показательно, что в канун нынешнего саммита довольно большое число экспертов предполагали, что лидеры ведущих экономик мира соберутся, чтобы, прежде всего, обсуждать возможные варианты решений разрастающихся экономических проблем. Одни показатели индекса Baltic Dry демонстрируют катастрофическое падения объемов международных торговых перевозок морским и океанским транспортом. На глазах мировая торговля стагнирует, её показатели чуть ли не на самом низком уровне последних десятилетий. Банкротство ведущего контейнерного перевозчика, корейской компании «Hanjin Shipping» – это прямой индикатор очень пессимистических перспектив уже ближайшего будущего. Ведь за приостановкой мировой торговли следом пойдут закрытия производств, банкротства предприятий. Со всеми сопутствующими «прелестями».Те международные финансовые круги, которые привыкли «делать деньги из воздуха» в последние полвека, возможно, полагают, что уж их-то кризис не коснется – зачем им производство и торговля, если они могут напечатать себе денег вдоволь, чем и занимаются все последние годы? Вон, долг США уже превысил 19,5 триллиона долларов, а объемы дерривативов (не к ночи будут помянуты) уже зашкаливает за десятикратный совокупный объем реальной мировой экономики Планеты Земля.   «Что нам стоит дом построить – нарисуем, будем жить!» Вот как давняя детская песенка оборачивается в сегодняшнюю финансово-экономическую реальность. Деньги оторвались от трудовой деятельности. Финансисты перестали деньги зарабатывать – они их производят, включая печатный станок. Отсюда и метастазы развивающегося кризиса. Кажется – вот чем бы и заняться «Большой двадцатке».  А итоги саммита G-20демонстрируют, что экономике и кризису внимание уделено было – и немалое. Однако, было видно, что лидеров беспокоят, прежде всего, вопросы войны и мира. Их можно понять. Ведь, только при наличии стабильной и предсказуемой ситуации в «горячих точках», которых на сегодня более, чем достаточно, можно вырабатывать наиболее адекватные меры решения остальных проблем. Сначала – мир, потом – выход из кризиса.  И тот факт, что на «Большой двадцатке» много говорили именно о «расшивании военно-политических узлов» свидетельствует о высоком уровне озабоченностей мировых лидеров именно этими проблемами. Забота понятна – военные действия идут, и потенциальные конфликтные регионы находятся прямо на проторенных путях международной торговли. Убери их, и мировая торговля, возможно, будет способна стать тем локомотивом, что вытянет мир из нынешнего кризиса, вернув производству заглавную роль в экономических отношения, а деньгам – функцию эти экономические отношения обслуживать. Иначе… Вот это «иначе» и вызывает повышенную озабоченность. Что и проявилось на саммите «Большой двадцатки» в Китае.   И ещё там проявилось вот что. Китай показал всему миру, прежде всего, западному, что линия на конфронтацию в рамках G-20, которая, например, проявилась в ходе саммита в Австралии пару лет назад, - тупиковая. Многополярность наступает, как объективным процесс развития. Сегодня все, что называется «в одной лодке», и выгребать из кризисного водоворота сподручнее, объединяя усилия.  Услышали ли лидеры G-20, как выразился однажды Эрнест Хемингуэй, «звук колокола, который звонит всегда по тебе», покажут их ближайшие политические решения.Но, вот, что касается чрезвычайно продвинутых англичан, которым можно позавидовать в искусстве политического лавирования ради соблюдения собственных интересов, то им складывающая перспектива, как представляется, уже ясна, как Божий день. И следующим их шагом после выхода из Евросоюза стал разворот в ту сторону, где «Алеет Восток» - вспомним исторический визит председателя Си в Лондон незадолго до решения о Brexit. А затем столь же стремительное предложение Москве о налаживании отношений, давно замороженных по инициативе того же Лондона. На берегах Темзы хорошо просчитывают перспективы мировой политики, хотя никогда искренне не выразят свои вполне утилитарные политические чувства. Сегодня Британии выгодно завязать более тесные отношения с Китаем и Россией – вот новый премьер Тереза Мэй и улыбалась председателю Си и президенту Путину. И это – показательный эпизод саммита G-20.  Да простит читатель за столь длинное вступление перед разбором хода и итогов саммита, но автору представляется важным представить, хотя бы несколькими штрихами, ту политическую и финансово-экономическую атмосферу, которая, извините за выражение, «сгустилась» над участниками G-20. И они, на наш взгляд, проявили достаточно воли и политической мудрости, чтобы развернуться от настроя на выяснение отношений «кто есть who», который преобладал на саммите в Австралии, к теме «Where now?» - «Куда теперь?». Тем более, что Восток алеет всё ярче…  Вот под этим углом и взглянем, как на ход саммита, так и на детали встреч лидеров. Сначала о повестке дня. Как сообщил официальный сайт Президента России, в рамках саммита было организовано пять рабочих заседаний по следующим темам.  Первое рабочее заседание – «Укрепление координации экономической политики и новый путь к росту». Участники форума обсудили текущую макроэкономическую ситуацию в мире, возможности для стимулирования развития, в том числе, путём проведения структурных реформ, повышения уровня индустриализации и внедрения инновационных технологий.  Второе рабочее заседание саммита – «Глобальное экономическое и финансовое управление» – посвящено тематике укрепления мировой финансовой архитектуры, модернизации налоговой системы и механизмов банковского регулирования, проблематике противодействия коррупции.  Третье рабочее заседание – «Устойчивая международная торговля и инвестиции» – дискуссия по вопросам содействия росту мирового товарооборота, упрощения регулирования, снижения таможенной нагрузки, углубления международной торгово-экономической интеграции и укрепления сотрудничества в области инвестиционной политики.  Четвёртое рабочее заседание – «Инклюзивное и взаимосвязанное развитие» – обсуждение перспектив реализации Повестки устойчивого развития до 2030 года, возможных путей содействия наименее развитым странам в повышении темпов индустриализации экономики, создании новых рабочих мест и снижении уровня безработицы, обеспечении продовольственной безопасности.  Пятое рабочее заседание посвящено теме «Иные факторы влияния на мировую экономику». Основная тема дискуссии – угрозы, исходящие от террористических организаций, прежде всего, так называемого «Исламского государства», возможные пути сотрудничества в борьбе с распространением терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке и в Северной Африке, решения проблемы вынужденной миграции населения из охваченных боевыми действиями регионов. Кроме того, затронута тематика глобального потепления и отдельные вопросы в области здравоохранения.  Как видите, повестка дня вполне укладывается в формулу обсуждения мировых экономических проблем, на что и был с самого начала заточен формат «Большой двадцатки». И всё же тема пятого пленарного заседания демонстрирует, что в G-20 обеспокоены не только текущим состоянием мировой экономики.  На нынешнем саммите тематика дискуссий просто развернулась до обсуждения кризисов военно-политического характера. И это было особенно заметно на двусторонних встречах глав государств и правительств. Обсуждали и ситуацию вокруг Корейского полуострова, и Сирию, и Украину, и проблему беженцев в Европе. Обсуждали и российско-американские отношения.   Пожалуй, начнем с переговоров Владимира Путина и Барака Обамы, потому что в нынешние времена – такой формат стал большой редкостью. А, когда два лидера двух ядерных супердержав садятся за стол переговоров, это всегда вызывает неподдельный интерес. Вот что стало известно об этой встрече из официальных и неофициальных источников.   Фото пресс-службы Президента России На полях саммита «Группы двадцати» состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Бараком Обамой. Обсуждались актуальные вопросы международной повестки дня, в частности, ситуация в Сирии и на Украине, сообщил официальный сайт Президента России. В официальном релизе также указано: в Ханчжоу состоялись контакты глав внешнеполитических ведомств двух стран – министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри.  При этом из иных источников сообщали, что встреча была организована по прямой просьбе Б.Обамы, который в первый день саммита прямо обратился к В.Путину с этим предложением. А также то, что встреча была длительной – почти полтора часа, и содержательной. Встреча между президентом США Бараком Обамой и главой России Владимиром Путиным «на полях» саммита G-20 прошла в «деловом тоне» и продлилась дольше, чем планировалось, сообщил Reuters со ссылкой на источник в американской делегации.   Как сообщил журналистам по итогам переговоров пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков, встреча была дольше, чем планировалось, задержались. Обсуждали Сирию, главным образом, и Украину. После этого еще Б.Обама с В.Путиным переговорили с глазу на глаз. Встреча прошла «хорошо», «работа будет продолжена», — заключил Д.Песков.   Пресса заметила, что за день до этих перегововров Барак Обама заявлял: «У нас есть серьезные разногласия с русскими относительно сторон, которые мы поддерживаем в Сирии и процесса, который необходим, чтобы добиться мира в Сирии. Без уступок со стороны России в части снижения насилия и обеспечения гуманитарного доступа трудно видеть, как мы перейдем к следующей фазе урегулирования». При этом он отметил, что переговоры с РФ являются ключевой частью процесса урегулирования.   Обратите внимание, как ревностно смотрит Б.Обама на приватный разговор В.Путина и президента Турции Р.Эрдогана перед церемонией официального фотографирования:   Всё это важно принимать во внимание, оценивая позицию США. Так что, уже в ближайшее время события в Сирии и на Украине могут косвенно продемонстрировать, о чем здесь достигнута – либо не достигнута – договоренность между Москвой и Вашингтоном.  Показательны оценки Владимира Путина после этих переговоров: «Мы за то, чтобы восстановить в полном формате отношения с Соединенными Штатами. Полноформатная нормализация отношений, в том числе с Соединенными Штатами, которые, безусловно, для нас являются очень важным партнером, произойдет», — сказал он на пресс-конференции по итогам саммита G-20.  Похоже, что на встречах с лидерами ведущих стран мира Владимир Путин услышал такое, что дало ему возможность говорить: «Полноформатная нормализация отношений, в том числе, с Соединенными Штатами… произойдет». Президент России, ведь, говорит не только о США, но и о других странах.   Сейчас к этим контактам вернемся, а пока – небольшое отступление на тему «Обама на саммите». Да, вокруг пребывания Барака Обамы в Ханджоу вообще было много всякой информации, причем, зачастую неточной. Проявили себя, прежде всего англичане, когда лондонская газета «Гардиан» зачем-то исказила детали его прибытия на саммит. Она написала, что и вышел президент США «через хвостовой отсек борта № 1», и встречали его «неуважительно». Потом выяснилось, что всё это – фейки, но «осадочек остался». Вот как выходил Обама с борта № 1 – это стоп-кадр с видеотрансляции:  И для чего всё это англичанам понадобилось, ведь сообщения «Гардиан» моментально разлетались по миру? Похоже, что это – элемент той новой Большой игры, которую Англия затеяла в собственных интересах на Востоке. Этакий «прозрачный намек» Вашингтону.  Действительно, переговоры в Ханджоу между Б.Обамой и новым премьер-министром Великобритании Терезой Мэй не выглядели, как разговор самых близких союзников. И с этим будущему президенту США надо считаться. Для Лондона тема «Алеет Восток», видимо, станет не менее, если не более, значимой, чем «атлантическое единство»…   Возможно, «для проформы» на их совместной пресс-конференции прозвучали знакомые (затихающие?) нотки: США и Великобритания продолжат противостоять «российской агрессии» на Украине, заявил президент США. А Великобритания подтвердила обязательства в отношении трансатлантической архитектуры безопасности.   Но… В манере политического поведения нового премьер-министра Великобритании в Ханджоу просматривалось, возможно, демонстративно выявленное стремление Лондона начать новый этап своей Игры, где США в лучшем случае войдут в первую тройку интересов Короны, а вот Китай и Россия, безусловно получили сигналы о том, что «у Британии нет постоянных союзников, у Британии есть только постоянные интересы».   В чем проявится лондонский интерес на сей раз – в начале XXI века, скоро узнаем. Главное – ничему не удивляться, раз. И, предельно хладнокровно оценивать новую внешнюю политику Великобритании, опираясь на известный и хорошо изученный в Москве опыт лондонских политических маневров, два.  Возможно, в Лондоне уже появилась ясность относительно некоторых своих перспектив. Та самая ясность, что была проявлена на встрече «на полях» саммита председателем КНР Си Цзиньпином с президентом России Владимиром Путиным: взаимная политическая поддержка России и Китая должна быть усилена, включая защиту суверенитета. «Наши страны должны еще плотнее усилить всесторонне сотрудничество, усилить взаимную политическую поддержку, поддержку другой страны по защите суверенитета», — цитируют СМИ главу КНР, который выразил надежду, что «наши стороны усилят контакты с тем, чтобы реализовать наши договоренности». Китай рассматривает процветание России как собственный шанс для развития, отметил Си Цзиньпин.  Ну, и как же при таких перспективах стратегического союза Москвы и Пекина да без англичан? Вот британский премьер и гладко стеллит: для связей между Китаем и Великобританией наступает «золотой век», заявляет она в Ханджоу: «Это золотой век для двусторонних отношений между Великобританией и Китаем, и я планирую обсудить с главой КНР Си Цзиньпинем способы развития стратегического партнерства между двумя странами», цитирует Би-Би-Си. По словам Мэй, посыл Великобритании для саммита G-20 – это открытость страны для бизнеса и желание играть ключевую роль на мировой сцене. То есть, come back...  Осмелев до означенной степени, Лондон – старая школа – на всякий случай подстраховался перед лицом США. Мол, чтобы не были особо заметны его новые устремления (хотя кого сегодня можно ввести в заблуждение?), в канун саммита G-20 в Польше прошли переговоры глав МИД Польши и Британии, где было заявлено: Варшава и Лондон солидарны в необходимости сохранения санкций против РФ «до исполнения минских соглашений». То есть, продемонстрирована «непреклонная позиция».  При этом на встрече Терезы Мэй с Владимиром Путиным речь шла не о санкциях, а о том, что после решения покинуть Евросоюз именно Великобритания, по словам лично премьера, «имеет достаточно вызовов». Как будто жаловалась она Путину…   И далее: «И хотя я понимаю, что между нами будут определенные разногласия, и что существует ряд сложных и серьезных вопросов для обсуждения, я надеюсь, что мы сможем вести откровенный и открытый диалог», заявила Тереза Мэй. Вот так – к Москве обратились в связи с тем, что Британия после решения покинуть Евросоюз «имеет достаточно вызовов». Великобритания решила примкнуть к будущим лидерам мира, которые окажут помощь в ситуации, когда вокруг «достаточно много вызовов»? Почему нет?  Тем более, что президент России дал сигнал, что Москва заинтересована в восстановлении двусторонних отношений во всех областях с Лондоном, заявил журналистам пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков: «Путин послал весьма понятный и однозначный сигнал — мы заинтересованы в восстановлении наших отношений, мы заинтересованы в возобновлении разговора во всех областях, включая самые чувствительные, и готовы идти так далеко в этом и так продвинуться вперед, насколько будет готова британская сторона».  По его словам, «с британской стороны была подтверждена готовность общаться по тем вопросам, которые представляют взаимный интерес… Но, в целом, пока можно констатировать, что в Великобритании еще не сформировалась однозначная политическая воля на безальтернативность возобновления диалога в самых различных областях с нашей страной, хотя разговор носил весь добрый, конструктивный и открытый характер».   Интересно и то, как китайцы «шифровались», чтобы не выявлять свои новые отношения с Лондоном. Взгляните, куда (второе место слева во втором ряду) поставили организаторы премьер-министра Великобритании на церемонии официального фотографирования. И никто, похоже, не обижается – стратегия дело тонкое:   Из двусторонних переговоров Владимира Путина – а именно президент России, по словам председателя Си, стал в Китае главным гостем саммита G-20, – можно выделить встречи с президентом Франции и канцлером Германии. Говорили, возможно, большую часть времени об урегулировании на Украине. Франсуа Олланд даже заявил, что «нормандская четверка» - Россия, Франция, Германия и Украина – может возобновить работу в полном составе на высшем уровне уже очень скоро. Впрочем, подтверждения из других источников на это не последовало – у Москвы свой взгляд на подобные вещи после провокаций украинских силовиков на границе в Крыму. Так что – пока это только слова Олланда.  Что же касается переговоров с Ангелой Меркель, то здесь сама канцлер, как сообщал официальный сайт Президента России, заявила в начале переговоров их тему: «Думаю, что те вопросы, которые нам предстоит обсуждать, являются настолько важными, что это хорошо, что мы сейчас имеем возможность их в двустороннем плане обсуждать. Имею в виду, например, Украину».  Вот видите – формат саммита предполагает переговоры по экономике, но практически в рамках каждых двусторонних встреч мировых лидеров речь шла, прежде всего, о политических сюжетах. И это неудивительно – вокруг немало кровоточащих конфликтов, которые ветры глобализации разносят по сопредельным регионам, странам и весям. Отсидеться не получается даже у уютно расположившихся на своих островах британцев и ещё более уютно чувствовавших себя ещё недавно американцев. Потому и поднимают они проблематику «горячих точек», что огонь этих углей начинает подпаливать их земли…   Знаете, по итогам этого саммита G-20 можно, как минимум, написать диплом для магистратуры, а, как максимум – кандидатскую диссертацию. Ещё немного времени тому назад – в конце 2014 года мы анализировали результаты предыдущего саммита «Большой двадцатки» в Австралии в комментарии «Саммит-вспышка». И, скажу честно, столь мощного и насыщенного информационного фона автор этих строк тогда не почувствовал. Не то, что сегодня.  Поэтому, чтобы не перегружать этот комментарий обилием многочисленных деталей, в заключении тезисно о некоторых, на наш взгляд, важных проявлениях саммита:- На неофициальной встрече лидеров стран БРИКС глава Китая отметил очень важную роль стран с развивающейся экономикой в системе глобального управления, назвав их «локомотивом» этого процесса. «Страны БРИКС – локомотив этого процесса, как и весомые участники G-20», – сказал Си Цзиньпин.   - Си Цзиньпин призвал КНР и США следовать принципам неконфликтности, отказа от конфронтации, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества, углублять взаимодоверие и кооперацию, конструктивно управлять и контролировать существующие между сторонами противоречия. В общем, перечислил все «болевые точки» в отношения с Вашингтоном.   - «Важно отказаться от устаревшей логики "холодной войны" и построить новую концепцию всеобщей, всеобъемлющей и устойчивой системы безопасности. Мы призываем все страны дорожить миром и стабильностью, достигнутыми с большим трудом, и играть конструктивную роль в поддержании международной и региональной стабильности», — сказал Си Цзиньпин на саммите.   - Россия и Саудовская Аравия «на полях» саммита «Большой двадцатки» подписали совместное заявление в целях стабилизации рынка нефти. В документе отмечается неустойчивость на рынке нефти из-за сокращения капзатрат в нефтедобыче и переноса инвестпроектов. Россия и Саудовская Аравия признали необходимость сдерживания избыточной волатильности нефтяного рынка. Страны намерены создать рабочую группу для мониторинга рынка нефти и выработки рекомендаций для обеспечения его стабильности. Это заявление является историческим моментом в отношениях между ОПЕК и странами, не входящими в организацию, заявил министр энергетики России Александр Новак. Министр энергетики королевства Халед аль-Фалех заявил, что сотрудничество между Саудовской Аравией и Россией в нефтяной сфере впервые достигло столь высокого уровня, передает ТАСС.   - Лидеры G-20 уделили особое внимание необходимости структурных реформ для ускорения мирового роста, заявил глава минфина России Антон Силуанов, сообщает ТАСС. Прогнозы МВФ продолжают оставаться излишне оптимистичными и не признают новых реалий. «Одним из источников ускорения роста в долгосрочном периоде должны стать структурные реформы. В этом году «двадцатка» уделила этому вопросу особое внимание». Силуанов пояснил, что замедление темпов роста мирового ВВП в краткосрочной перспективе вызвано нехваткой совокупного спроса в ряде стран. Участники высказались против протекционизма в торговле. Двусторонние и региональные торговые соглашения должны соответствовать правилам ВТО.   - Россия предложила Японии и Южной Корее создать единую энергетическую и транспортную системы.   - Премьер-министр России Дмитрий Медведев и премьер Госсовета Китая Ли Кэцян встретятся 7-8 ноября в Санкт-Петербурге, сообщил журналистам первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. На встрече будут обсуждаться, в том числе, вопросы подготовки соглашения о создании большого евразийского экономического партнерства, в которое могут войти страны ЕврАзЭС, Индия, Китай, Пакистан и другие страны, которые захотят присоединиться. Первым этапом такого соглашения может стать соглашение между Россией и Китаем, которое может быть подписано в течение двух лет.   …А теперь несколько событий, которые произошли в дни проведения G-20, и, как представляется, были приурочены их участниками именно к тому, о чем мы говорили выше – чтобы об интересах и намерениях тех, кого не было в Китае, «Большая двадцатка» не позабыла. Список впечатляющий:  - В ближайшее время может состояться встреча между президентами Турции и Сирии Реджепом Тайипом Эрдоганом и Башаром Асадом. Цель встречи – урегулирование сирийского кризиса, сообщили мировые СМИ.   - Министр обороны Египта прилетел в Москву на третье заседание комиссии по сотрудничеству, которое проведет министр обороны России Сергей Шойгу.   - Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху рассматривает предложение президента России Владимира Путина о том, чтобы провести в Москве переговоры с главой Палестины Махмудом Аббасом.   - Болгария предлагает план поставки в Европу российского газа.   - Президент Сирии Башар Асад принял в Дамаске делегацию из Великобритании, передает сирийское национальное агентство SANA. В делегацию вошли «члены палат лордов и общин британского Парламента, а также религиозные деятели и академики». Имена и должности делегатов не уточняются.   - Финляндия старается поддерживать имидж страны, не входящей в военные блоки, заявил премьер-министр Финляндии Юха Сипиля. «Нам нужно все время действовать понятно, чтобы непринадлежность Финляндии к военным союзам была видна и в проведении военных учений, и чтобы мы соблюдали те базовые принципы, которые соблюдает нейтральная страна», – приводит его слова ТАСС.   - «Отряд кораблей Тихоокеанского флота (ТОФ) в составе больших противолодочных кораблей «Адмирал Трибуц», «Адмирал Виноградов», большого десантного корабля «Пересвет», морского буксира «Алатау» и танкера «Печенга» под командованием контр-адмирала Вадима Кулитя вышел в море и начал переход в порт города Чжаньцзян (Китайская Народная Республика) для участия в совместном российско-китайском военно-морском учении «Морское взаимодействие-2016», — цитирует РИА «Новости» начальника отдела информационного обеспечения пресс-службы Восточного военного округа по ТОФ капитана второго ранга Владимира Матвеева.   - Японское правительство предупредило руководство Великобритании о возможном выводе из страны штаб-квартир японских компаний в случае прекращения действия законов Евросоюза на территории страны, передает «Би-би-си». «Японские компании со своими европейскими штаб-квартирами в Великобритании могут решить перенести их в континентальную Европу в случае, если законы ЕС перестанут распространяться на Соединенное Королевство».  И в завершении комментария приведем ещё один важный эпизод саммита – в ходе G-20 состоялась встреча, и это стало уже доброй традицией, лидеров БРИКС. При этом впервые на встречу прибыл новый президент Бразилии. Дильма Руссеф, подвергшись ожесточенным нападкам политических противников, вынуждена была под давлением процедуры импичмента (отстранения от власти) оставить пост президента Бразилии, но из политики не уходит. А до ближайших выборов там всего два года осталось, и она обещала бороться. В этих условиях Бразилию в БРИКС сегодня представляет Мишел Темер (на фото слева):  Фото РИА «Новости» Новый Центр мира сейчас, действительно, вырастает там, где начинается Эра, которую в двух словах можно назвать «Алеет Восток». Сила, понимаете, туда переходит…