Количественное смягчение
Количественное смягчение
Количественное смягчение (англ. Quantitative easing, QE) — нетрадиционная монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик, когда традиционные монетарные политики в связи с рядом факторов являются неэффективными или недостаточно эффективными. При количе ...
Количественное смягчение (англ. Quantitative easing, QE) — нетрадиционная монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик, когда традиционные монетарные политики в связи с рядом факторов являются неэффективными или недостаточно эффективными. При количественном смягчении центральный банк покупает или берёт в обеспечение финансовые активы для впрыска определённого количества денег в экономику, тогда как при традиционной монетарной политике ЦБ покупает или продаёт государственные облигации для сохранения рыночных ставок процента на определённом целевом уровне. В этом случае центральный банк покупает финансовые активы у банков и у других частных компаний на новую электронную эмиссию денег. Это позволяет увеличить банковские резервы сверх требуемого уровня (excess reserves), поднять цены приобретённых финансовых активов и снизить их доходность.
Развернуть описание Свернуть описание
21 марта, 22:17

Fasten Your Seat Belt, Turbulence Ahead

Authored by Michael Lebowitz via RealInvestmentAdvice.com, U.S. Treasury securities across the maturity spectrum are reaching yield resistance levels that have proven for decades to be extremely valuable to investors engaged in technical analysis. We believe it is possible the reaction of interest rates to these resistance levels will hold important clues about future economic activity and the direction of the stock market. While it is certainly possible that Treasury yields meander and prove these decade-old technical levels meaningless, strategic planning for what is certainly a heightened possibility of large asset moves is always wise. Many investment pundits are scoffing at the recent move higher in Treasury yields. Since record low yields were set in mid-2016, the ten-year U.S. Treasury note has risen by about 1.50%. When compared to increases of three to five percent that occurred on numerous occasions over the last 30 years, it’s hard to blame them for barely raising an eyebrow at a mere 1.50%. What these so-called experts fail to grasp, is that the amount of financial and economic leverage has grown rapidly over the last thirty years. As such, it now takes a much smaller increase in interest rates to slow economic growth, raise credit concerns, reduce the ability to add further debt and generate financial market volatility. The 1.50% increase in interest rates over the last two years is possibly equal to or even more significant than those larger increases of years past. In this article, we look back at how the economy and assets performed in those eras. We then summarize potential economic and market outcomes that are dependent on the resolution of current yields against their resistance levels. Technical Analysis In October 1981, following a period of strong inflation and dollar weakness, the yield on the ten-year U.S. Treasury note peaked at 15.84%. Since those daunting days, bond yields have gradually declined to the lowest levels in U.S. recorded history. To put the duration of this move in context, no investment professional under the age of 60 has worked in a true secular bond bear market. During this long and durable decline in interest rates, there were periods were interest rates moved counter to the trend. In some cases, moves higher in yield were sudden and the effects on the economy and financial markets were meaningful. In our article 1987, we showed how an increase of over 3.00% on the ten-year Treasury note over a ten month period was a leading cause of Black Monday, the largest one-day loss in U.S. stock market history. Interestingly, historical short-term peaks in yield have been technically related. When graphed, the peaks and troughs can be neatly connected with a linear downward sloping channel, which has proven reliable support and resistance for yields. The graphs below show the decline in yields and the respective channels for Two, Five and Ten-year Treasury notes. Our focus is on the resistance yield line, the upper line of the channels. Two-Year Note Five-Year Note Ten-Year Note The composite graph below shows all three securities together with labeled boxes that correspond to commentary beneath the chart for each era. All Graphs Courtesy: Stockcharts #1 1986-1990- This period followed a significant reduction of yields as then-Fed Chairman Paul Volcker (1979-1987) successfully employed higher interest rates to tame double-digit inflation and restore faith in the U.S. Dollar. Despite inflation being “conquered” and interest rates dropping meaningfully, interest rates reversed course and began moving higher again. In the first ten months of 1987, the ten-year U.S. Treasury yield rose approximately 3.00%. Higher yields coupled with several other factors produced Black Monday, a 22% decline in the Dow Jones Industrial Average that is still the largest one-day loss on a percentage basis in U.S. equity market history. Following the 1987 stock market turmoil, yields receded. This decline was short-lived, and by early 1989, yields had exceeded the levels of 1987. Marked by the Savings & Loan Crisis, a recession followed from July 1990 to March 1991 in which GDP declined by 5.3%. From peak to trough, the S&P 500 declined 20%, and the 10-year Treasury note yield would decline by 3.75% over the next three years. #2 1994-1995- This period is coined “the Great Bond Massacre.” In only 14 months, 2-year Treasury note yields rose over 4%. Starting in February of 1994, the Fed increased the Fed Funds rate in a move that, despite previous warnings from Greenspan, caught investors and Wall Street off guard. The Fed continued a series of rate hikes that inflicted heavy damage on insurance companies, mutual funds, hedge funds and other leveraged bondholders. In the years preceding this era, the growing use of securitized fixed income products, derivatives and leverage magnified the damage that would typically be caused by a similar change in interest rates. The tail end of this period was marked by the Mexican Peso crisis and the Orange County, California bankruptcy. Both events were directly the result of the rise in interest rates. Despite damage to bondholders and the liquidation of some large funds, the effects on the economy and stock investors were surprisingly small. For more information on this event, we recommend reading The Great Bond Massacre, published by Fortune in 1994. #3 1998-2001- Despite a strong U.S. economy in 1997 and 1998, various financial events such as the Russian debt default, Asian financial crisis and the implosion of the poorly named hedge fund Long Term Capital Management (LTCM) resulted in Alan Greenspan and the Fed reducing the Fed Funds rate. Unlike other instances in which the Fed provided an economic boost to the economy, this stimulus occurred with an economy that, by all measures, was running hot. Productivity was rising as technological innovation seemed endless, and government deficits were turning to surpluses. Easy money fed rampant speculation in the stock market, especially the tech sector. In 1999, the Fed started raising rates, and the entire yield curve followed. Over this period of slightly more than a year, ten-year notes rose by about 2.75% and reached their peak in January 2000. In March of 2000, the NASDAQ reached an all-time high that would not be eclipsed for another 16.5 years. By the third quarter, higher interest rates and the popping of the tech bubble resulted in a recession that would last three quarters. From the peak in yields to June 2003, ten-year note yields declined by 3.75%. From peak to trough, the S&P 500 fell by over 50% and the NASDAQ by a staggering 83%. #4 2004-2007- In the aftermath of the tech crash and recession of 2001, the Fed kept the fed funds rate at or below 2% for over two years. Instead of setting rates at a level appropriate for the level of economic growth, they used generous monetary policy to help reignite the financial fervor of the late ‘90’s. While the benefits of excessive stimulus helped all financial assets, the housing sector seemed to benefit most. In 2004, the Fed sensed stronger economic growth. Over the next three years, they would gradually increase the Fed Funds rate by 4.25% from 1.00% to 5.25%. From 2003 to 2007, the ten-year note yield rose 2.25%. Shortly after the peak in yields, real-estate prices crashed nationwide, and the great financial crisis ensued. From 2007 to 2009, GDP declined 5.1%, and the S&P 500 again fell over 50%. To combat the crisis, the Fed lowered the fed funds rate to zero, provided a large number of generous bailouts for financial institutions and introduced Quantitative Easing (QE). Today Monetary policy has remained in crisis mode ever since 2008. As a result, interest rates reached levels never seen before in U.S. history. The Fed bought over $3.5 trillion of U.S. Treasury and mortgage-backed securities via QE of which about two-thirds of the purchases occurred well after the economy was out of recession. In late 2015, the Fed began to slowly increase the fed funds rate, and the Fed appears set to take a more aggressive approach this year. They have also begun to slowly reduce their balance sheet by allowing securities purchased during QE to mature without being replaced. As a result of the tighter monetary policy, yields have begun to rise. Thus far, financial conditions remain stimulative, and the increase in yields has not been nominally comparable to the previous periods detailed above. As discussed at the beginning of the article, it is not just the level of rates but the amount of debt outstanding that matters. This was the lesson learned by many in 1994 and it holds even truer today. Currently, all three Treasury note yields are perched up against their technical resistance lines. From this, we can conclude there are three likely scenarios. Resistance holds and yields decline sharply as they have done in the past Yields break above the trend line, marking the end to the 35-year-old bond bull market Yields meander with no regard for the dependable technical guideposts that have worked so well in the past. Bond Investors and holders of other financial assets should pay close attention to this dynamic and be prepared. The following summarizes expectations for the three scenarios listed above. Resistance holds and yields decline sharply– If yields decline sharply as they have previously, it will likely be due to slowing economic activity and/or a flight to quality. A flight to quality, in which investors seek the safety of U.S. Treasuries, is typically the result of financial market volatility and/or a geopolitical situation. Given extreme equity valuations, investors should be prepared for significant stock price declines, as was witnessed three of the past four times the resistance level was reached and held. Yields break through the trend line – If resistance does not contain yields, it is quite likely that technical traders will take the cue and accelerate bond selling and shorting, leading to the possibility of a sharper increase in yields. This condition could be further aggravated by poor supply and demand dynamics for Treasury securities as noted in Deficits Do Matter. Given the amount of economic and financial leverage outstanding as well as the economy’s dependence on low interest rates, we expect growth will suffer mightily if yields rise aggressively. In turn, this will dampen corporate earnings and ultimately weigh on stock prices. Yields meander– This is the Goldilocks scenario for the economy and the financial markets. This scenario rests on a healthy equilibrium in the economy where growth is moderate, and inflation remains tame. Given that current interest rates are not high enough to significantly harm economic growth or hinder government borrowing, we suspect that the massive fiscal stimulus along with decent global growth will keep GDP propped up. We also suspect that, despite high valuations, stocks would likely be stable to higher. Summary Of the three possible scenarios, rates meandering holds the lowest probability. The historical interest rate events discussed above offer hints that allow investors to better assess the possibility of each scenario but, unfortunately, with unusually poor clarity. The reason is our starting point on this occasion is without historical precedence. We are at the lowest levels of interest rates in the history of mankind and the highest amount of leverage. To make matters worse, central banks don’t understand the effects of their recent interventions. The economy has just received a large fiscal boost via the tax cut and new budget agreement which will be accompanied by large deficits for years to come. The growth impulse over the next several quarters will be meaningful, but there are a variety of offsets. First, the Fed is hiking rates and removing unconventional stimulus (QE). Second, tariffs intended to level the trade paying field hold an uncertain outcome but run the risk of stoking both inflation and the ire of foreign trading partners. Geopolitical risks remain elevated, and those come with the small but real threat of an exogenous shock to the economy. Synchronous global growth appears to be forming, but recent data from China and Europe imply economic deceleration. Uncertainties remain quite high and are not being accounted for in the price of risky assets. The one sure thing we would bet on for the remainder of 2018 is more volatility in every asset class, including interest rates. As a direct input into the pricing of all financial securities, higher volatility tends to imply lower stock prices and wider credit spreads on high-yield debt. As such, bond and stock investors should equip themselves to deal with volatile markets. The reprieve of the moment is a gift and should humbly be viewed as such.

21 марта, 19:51

The Central Bank Bubble's Bursting: It Will Be Ugly

Authored by Alex Deluce via GoldTelegraph.com, The global economy has been living through a period of central bank insanity, thanks to a little-understood expansion strategy known as quantitative easing, which has destroyed main-street and benefitted wall street.  Central Banks over the last decade simply created credit out of thin air. Snap a finger, and credit magically appears. Only central banks can perform this type of credit magic. It’s called printing money and they have gone on the record saying they are magic people.  Increasing the money supply lowers interest rates, which makes it easier for banks to offer loans. Easy loans allow businesses to expand and provides consumers with more credit to buy goods and increase their debt. As a country’s debt increases, its currency eventually debases, and the world is currently at historic global debt levels.  Simply put, the world’s central banks are playing a game of monopoly. With securities being bought by a currency that is backed by debt rather than actual value, we have recently seen $9.7 trillion in bonds with a negative yield. At maturity, the bond holders will actually lose money, thanks to the global central banks’ strategies. The Federal Reserve has already hinted that negative interest rates will be coming in the next recession.  These massive bond purchases have kept volatility relatively stable, but that can change quickly. High inflation is becoming a real possibility. China, which is planning to dethrone the dollar by backing the Yuan with gold, may survive the coming central banking bubble. Many other countries will be left scrambling. Some central banks are attempting to turn the current expansion policies around. Both the Federal Reserve, the Bank of Canada, and the Bank of England have plans to hike interest rates. The European Central Bank is planning to reduce its purchases of bonds. Is this too little, too late? The recent global populist movement is likely to fuel government spending and higher taxes as protectionist policies increase. The call to end wealth inequality may send the value of overvalued bonds crashing in value. The question is, how can an artificially stimulated economic boom last in a debtors’ economy? Central bankers began to embrace their quantitative easing strategies as a remedy to the 2007 economic slump. Instead of focusing on regulatory policies, central bankers became the rescuers of last resort as they snapped up government bonds, mortgage securities, and corporate bonds. For the first time, regulatory agencies became the worlds’ largest investment group. The strategy served as a temporary band-aid as countries slowly recovered from the global recession. The actual result, however, has been a tremendousdistortion of asset valuation as interest rates remain low, allowing banks to continue a debt-backed lending spree. It’s a monopoly game on steroids. The results of the central banks’ intervention were mixed. While a small, elite wealthy segment was purchasing assets, the rest of the population felt the widening income gap as wage increases failed to meet expectations and the cost of consumer goods kept rising. The policies of the Federal Reserve were not having the desired effect. While the Federal Reserve Bank began to reverse its quantitative easing policy, other central banks, such as the European Central Bank, the Swiss National Bank, and the European National Bank have become even more aggressive in the quantitative easing strategies by continuing to print money with abandon. By 2017, the Bank of Japan was the owner of three-quarters of Japan’s exchange-traded funds, becoming the major shareholder trading in the Nikkei 225 Index. The Swiss National Bank is expanding its quantitative easing policy by including international investments. It is now one of Apple’s major shareholders, with a $2.8 billion investment in the company. Centrals banks have become the world’s largest investors, mostly with printed money. This is inflating global asset prices at an unprecedent rate. Negative bond yields are just one consequence of this financial distortion. While the Federal Reserve is reducing its investment purchases, other global banks are keeping a watchful eye on the results. Distorted interest rates will hit investors hard, especially those who have sought out riskier and higher yields as a consequence of quantitative easing (malinvestment). The policies of the central banks were unsustainable from the start. The stakes in their monopoly game are rising as they are attempting to rectify their negative-yield bond purchasing with purchases of stocks. This is keeping the game alive for the time being. However, these stocks cannot be sold without crashing the market. Who will end up losers and winners? Middle America certainly isn’t going to be happy when the game ends. If central banks continue in their role as stockholders funded by fiat currency, it will change the game completely. Middle America has cause to feel uneasy...

21 марта, 16:23

ЕЦБ предстоит год неопределенности с завершением программы QE

(Bloomberg) -- Европейский центробанк постепенно идет к отказу от политики количественного смягчения, которой он придерживается уже четыре года, но это, вероятно, будет несложно по сравнению с тем, что предстоит в дальнейшем.Если ожидания рынка относительно завершения выкупа облигаций в этом году не представляют проблемы для ЕЦБ, то перспективы...

21 марта, 16:14

Blain: "It Worries Me That The Market Is Massively Short VOL Again"

Submitted by Bill Blain of Mint Partners “There were plants and birds and rocks and things, there was sand and hills and rings..” An interesting evening’s play in prospect when we get the long anticipated 25 basis point March Fed Hike to 1.75%. But, what matters will be what JP tells us in terms of guidance. How hawkish will he be? Is it a 3 or 4 hike year? How will he reconcile full employment and the Trump fiscal stimulus? How will he play market risks vs stability? Place your bets. Bear in mind the Fed will simply lead the pack of Central Banks normalising. The BoE will likely follow in May, and even the ECB will get on board in time. Rising rates are nailed on – another reason to consider bond markets at risk. In terms of effect, Powell’s degree of Hawkishness is not an easy call. Markets have been nervous since the VIX/VAR vol shock in early Feb, and are now slowing into the Easter and Jewish holidays. A good number of big institutional investors fear higher rates will trigger a stock sell off. It’s nearly quarter-end, so activity is likely to remain very muted. Thin markets have the capacity to over-react. It worries me when I read research telling me the market is massively short VOL again – sounds like another correction/pimp-slap is coming. In terms of expectations and sentiment, it’s a real series of battles between the positive Macro story of Synchronous Aligned Global Growth vs possible slowdown, between unconventional fiscal, geopolitics and politics vs the end of the the QE era, and a general concern that financial assets look overpriced, illiquid and volatile. Speaking to my chief stock augur this morning, Steve Previs showed me a graph with lots of bright red lines pointing down to the right, suggesting US stocks will test long-term moving averages and the recent lows. (All of which means get ready for a real buying opportunity if it happens…) Unconventional geopolitics is one major theme in the news – what will Trump’s threats of tariffs and restraints, plus cajoling the Chinese achieve? While the president may think he’s on the right track to ensuring fair trade with China (and, despite being who he is, he actually makes some valid points), the market may not necessarily agree – raising a significant risk of market dislocation. Another great article on the risks of a US / China trade spat reminded me of the Powell doctrine: “never start a conflict you don’t know how to get out of.” Meanwhile, down on the coal face of the big-data society, the Micro picture looks distinctly muddy. One of the defining issues of the last 10-years has been “accepting the premise” of disruptive technologies, getting comfortable with strange new business concepts, believing six impossible things before breakfast, and forgetting everything we ever learnt about firms making profits… conventional valuations have become a mind trap for old-school thinking. Suddenly the “Millennial” approach looks increasingly under pressure. First up is Facebook – darn, you never figured how they were making money or how adverts were making their way into your in-tray? And now it looks likely they’ve been as careless with our data as we’ve been with ours. It would appear Facebook faces something of a Ratners’ Moment – that moment in time when a company gets caught doing something so fundamentally daft/dangerous/stupid that it deserves to be closed down. (It comes from the chief executive of UK jeweller Ratners admitting his company’s earrings were “cheaper than an M&S prawn sandwich but probably wouldn’t last as long”. The company’s image and brand value went negative in a trice.) And if Facebook wobbles – who else slips in its wake? Or how about Oracle struggling with the cloud… what is that? It’s a bright sunny Spring day out there… And then there is the genuine tragedy of a cyclist killed by a driverless UBER test Car on Monday. Sure enough, there are headlines screaming: “is this the end of driverless tech?” and politicians jumping up and down about ending the driverless experiment here and now. I’ve written myself that driverless and drone technologies may prove too difficult – after all, if we can’t make trains work after a 180 years of going forward, backwards or stop on a rail, then how can we possibly control activities in multiple vectors? Back in 1829 the Rainhill Trials saw the technological giants of the day do battle for the right to supply engines to the new Liverpool – Manchester railway. We all know Stephenson’s Rocket won the event and set the base for the railways and the industrial revolution. Sadly the new railway also resulted in the first railway fatality when William Huskisson MP jumped out his carriage to say hi to the Duke of Wellington, and was crushed under the wheels of another train. The industrial revolution followed on. Reading more on the Uber accident, it seems like a tragic unavoidable event. If we can learn more from it – then it’s a plus. But it will be unlikely we see the current revolution slow.

21 марта, 09:38

Европа войдет в идеальный шторм после 2020 года

Тучи сгущаются: представитель Европейского центрального банка Йенс Вайдман закончит QE, в то время как реформы Макрона не решат никаких проблем. Это будет последний толчок для евроскептической Италии, где рождаются планы по параллельным валютам.

21 марта, 09:38

Европа войдет в идеальный шторм после 2020 года

Тучи сгущаются: представитель Европейского центрального банка Йенс Вайдман закончит QE, в то время как реформы Макрона не решат никаких проблем. Это будет последний толчок для евроскептической Италии, где рождаются планы по параллельным валютам.

20 марта, 20:48

Trading Legend Reveals How He Will Know "When The Real Bear Market Starts"

One month ago, we wrote an article laying out i) what we thought was the most important correlation in the market, namely that between the 10Y yield and the S&P500, and also ii) explaining why in the aftermath of the February 5 vol explosion, it had flipped. Specifically, we said that "the 90-day correlation between stock (SPY) and bond (TLT) markets has surged ominously in the last few weeks." Today, none other than fixed income derivatives trading legend, Harley Bassman, picks up on this especially relevant topic, to explain why it really is all about the correlation. For those who may be unfamiliar, after building out Merrill's mortgage trading floor basically from scratch, then moving to the buyside at Pimco, last summer Harley Bassman, more familiar to many traders as the "Convexity Maven" - a legend in the realm of derivatives - he designed the MOVE Index, better known as the VIX for government bonds - decided to retire (roughly one year after his shocking suggestion that the Fed should devalue the dollar by buying gold). But that did not mean he would stop writing, and just a few months after explaining why "a decline of as little as 4% in one day could start a critical crash", a prediction which was confirmed by last month's volocaust, today Bassman provides the answer to a question which virtually every trader is asking: when should one worry, and when will the real bear market start? While the full - and detailed answer is provided in the full report below - his summarized answer, "for the record", is that "the real bear market will start once the long-term correlation between stocks and bonds flips for good." As he explains, the reasons for this correlation quake are manifold, but would likely involve ten-year Treasuries rising above 3.25%. Such would require a domino effect of the Fed raising rates three or four times, which of course would be precipitated by rising inflationary expectations. He also points out that there is a risk of a "friendly fire" scenario "of inadvertently stumbling into a Trade War, which is suddenly no longer a Black Swan event. While China cannot reduce its Treasury holdings without elevating its own currency, it certainly could threaten to sell Treasuries. Since provocative political bluster is now de rigueur, a few tweets from the Bank of China could be quite effective." And while we would go a little further, and say that one should keep a close eye on the USD and funding markets, the current state of the tech bubble, vol gamma, the Libor-OIS, the 10Y yield, and of course, overall market liquidity, which as Goldman yesterday finally admitted is "the new leverage", we fully agree that perhaps the most important "reversal" indicator would be the bond-stock correlation, and specifically the moment when it no longer reverts. Bassman's full thoughts below (pdf link): “How will I know…..” Last summer, in “Rambling near the Edge” (July 10, 2017), I highlighted that a combination of Risk Parity and Volatility Targeting strategies had contributed to a negatively convex market profile; and that such portfolios governed by a rules-based risk management process (similar to a Value at Risk – VAR paradigm) could become quite unstable in a slightly more volatile environment. An extension of this observation led me to suggest that one could synthetically model this risk profile as long an Index portfolio plus short a +/- 4% out-of-the-money strangle (on the Index). Thus, the quotable notion that as little as a 4% decline of the SPX in a single day could be enough to create the critical mass needed to shake portfolio managers out of their FED-induced somnambulance. I suppose better lucky than smart………. I doubt you need reminding, but on February 2nd the SPX closed down 2.1%, which elevated the VIX from 13.5 to 17.3; a level last visited in August 2017 and still well below its ‘forever average’ of 19.3. The next day, February 5th, as shown below, the SPX experienced a late day tumble that clipped down 4.5% from the prior close before the bell rang to record a 4.1% daily decline. The VIX crossed 20 soon after lunch, and closed the day at 37.3, up 116%. Portfolio managers governed by tight stops or reliant upon short-term signals had to close out positions as the VIX breached 50 (overnight) for only the second time since the Lehman collapse. The jump in the VIX, and the schadenfreude-laced news that the best investment strategy of 2017 (XIV) collapsed by 95% overnight, has been well documented by the press and other pundits. What has not been detailed are the contributing factors and what may presage a much greater drawdown. Expanding upon a notion detailed on page 6 of “It’s Never Different This Time” (January 29, 2018), the level of Implied Volatility is important for quantitative portfolio management as more than just a scalar measure of risk, i.e., VIX as the infamous “Fear Gauge”. Implied Volatility also generates the Greeks (delta, gamma, theta and vega) that define trading parameters and trigger stop-outs.  Hence, unanticipated market movements can force indiscriminant hedging activity as risk managers suddenly outrank their CIOs. Whipping out a pen from my plastic pocket protector, an (annual) Implied Volatility of 19.3% (the VIX average) can statistically be reduced to a single-day standard deviation (often called the daily breakeven) of 1.21%. [19.3 / 15.9 = 1.21; where 15.9 = square root of 252 trading days] The line below is the VIX for the prior year, which averaged about 11.25. Playing a bit fast and loose with Stat 101, this would impute a daily volatility of 0.71%. That makes the 4.1% close-to-close change on February 5th a 5.78-Sigma event (4.1 / 0.71), which should occur about once every 2 million years. A fairer proposition would be to use the VIX close on February 2nd of 17.3. By that measure, the February 5th drawdown was a mere 4-Sigma event, which should only occur once every 31,560 days, or 126 years. My purpose here is to highlight how totally unprepared much of the investment community was for what in hindsight was a rather pedestrian correction. After an extended period of low (but not unprecedented) volatility, many risk  models dialed-down such that an annual July 4th fireworks display suddenly was treated like a once-in-a-lifetime visit from Halley’s comet. In the more common environment of the VIX at 21, a 4% move would be expected to occur  about once every three years, which sounds about right. The point of this rather long preamble is to explain how quantitative investment management can be problematic. Specifically, strategies that rely upon short-term signals and have narrow loss limits can be forced to transact at unfavorable times; thus were many managers shaken out of otherwise fine investments. I believe the main reason February’s convulsion was relatively contained, with almost a full recovery of the SPX and a return of the VIX to a more normal 17ish, is that ‘short-signal’ managers control only a relatively small portion of investment capital. The ‘big money’ tends to make decisions using longer observation periods to reduce both the statistical noise as well at the transaction costs associated with increased activity. Hence, there is no need for position adjustments until there is a more sustained decline. Let’s segue to the topic at hand. Among the most successful macro portfolio managers have been those engaged in the Risk Parity strategy. Using a broad brush, a Risk Parity portfolio owns both stocks and bonds in statistical proportion to their volatility and correlation. The trick is that, instead of a standard unlevered 60/40 construct (60% equity + 40% bonds), leverage is employed to take advantage of the relationship between these two assets. For example, an ordinary passive investment portfolio of $100 might buy $60 of the SPX and $40 of US 30-year bonds. Alternatively, a Risk Parity portfolio of $100 might own $70 of SPX and $130 of bonds. On its face, this may seem imprudent since $200 of assets have been purchased with only $100 of capital; but in fact, this sort of portfolio has proved less volatile over the recent past. This is because stocks and bonds have exhibited a significant negative performance correlation over the past decade. (Well, actually they are positively correlated when measuring changes in the SPX’s price and the Bond’s yield.) Above is the three-month moving average of the three-month correlation between the SPX price change and the Sw30yr yield change. What is most salient to note is how this correlation was close to zero in the decade prior to the Great Financial Crisis (GFC) but has since clocked in near 40%. There are two common explanations for this shift to a stronger correlation. The first postulates that this is the result of the heavy hand of Financial Repression. The obvious support for this notion is the lurch to correlation soon after the start of Quantitative Easing (QE) by the Fed. The alternative explanation is that the stock-to-bond correlation has been observed to be well associated with the level of Inflation. During times of low inflation, a rate decline can signal economic weakness, which is negative for stocks (bonds prices up / stock price down - positive correlation). However, at times of higher inflation, rising rates would presage a Fed tightening of monetary policy, which could pressure equities lower (bond prices down / stock prices down - negative correlation). While it is possible that the presently elevated positive correlation could be related to a low and steady CPI, it is unquestionable that QE is a direct result of low inflation. Its purpose was to raise Inflation to the Fed’s target level. Notwithstanding the above, I see no reason to untangle the chicken from the egg; QE will revert to QT (Quantitative Tightening) as inflation begins to rise. Thus, we arrive at a truly strange anomaly, the result of a well-intentioned public policy that seems to have inadvertently contributed to our disruptive politics.   As noted, since the GFC in 2008-09 there has been a high correlation between the daily changes in stock prices and bond yields – when stock prices go up, bond prices go down, and vice versa. As such, one should suspect that if stock prices are near a record high, bond prices might be approaching some sort of nadir. Instead, both asset classes are near the upper edge of a decade’s performance. This is possible because of the different time periods used to measure correlation. On a daily basis these assets have been self-hedging as they have wiggled in opposite directions as buffeted by the news of the day. But over the longer-term horizon, they have both been elevated via Central Bank monetary expansion; a key contributor to rising income inequality. Risk Parity’s tremendous success is revealed via the SPX price in the chart above and the price of a constant 30-year treasury bond. Risk Parity portfolios have been ‘levered long’ assets that have both increased in value. (We used to call this a Texas-hedge.) Here is the bottom line: If this correlation turns negative so that both stock and bond prices decline, Risk Parity portfolios will be modified to reflect these new correlations and volatilities. In simple terms, they will sell. Risk Parity portfolios will not remain levered long if both assets are declining. So you want to know when to worry ? For the record: The real bear market will start once this correlation flips. Reasons this could occur are manifold, but it likely would involve ten-year Treasuries rising above 3.25%. Such would require a domino effect of the Fed raising rates three or four times, which of course would be precipitated by rising inflationary expectations. Of course, there is also the ‘friendly fire’ scenario of inadvertently stumbling into a Trade War, which is suddenly no longer a Black Swan event. While China cannot reduce its Treasury holdings without elevating its own currency, it certainly could threaten to sell Treasuries. Since provocative political bluster is now de rigueur, a few tweets from the Bank of China could be quite effective. Your comments are always welcome at: [email protected] Harley S. Bassman March 19, 2018

20 марта, 17:43

Сбербанк, что-то будет...

Сегодня Греф проговорился — дивиденды определят после назначения нового состава правительства — в апреле. Проблемы с капиталом у Сбера серьезные — назовут Сбер «обычным коммерческим частным» банком и все — вниз… (Прибыль в капитал, дивиденды — 10% прибыли, цена 225 и далее 150 рублей...). А, вообще, видится сценарий 2007 года. Амеры закупались в 2009 году с 10 по 80 рублей. Деньги ФРС отовсюду возвращает, программа QE закончилась. Одна проблема — продать Сбер по 250 некому. Поэтому их план — напугать российских олигархов и чиновников, заставить вернуть деньги (валюту) в РФ, поменять ее на ОФЗ и акции. Все как в 2007 году (смотрим график), однако… Срок операции 3-6 месяцев. Смотрим. Р.S. Сбер 16.03.2018 18:40 слили на 1 млрд. чистыми. Сегодня 17:12 еще 1 млрд. слили.

20 марта, 17:22

Новая нормальность в действии — еще одна корреляция разрушена?

Речь идет о взаимосвязи величины корпоративного долга и величины корпоративных дефолтов в США. Наткнулся на интересную статью в которой приведена корреляция между этими двумя показателями (здесь полный перевод на русский). Исторически, рост корпоративного долга приводил к увеличению частоты корпоративных дефолтов, т.к. росла кредитная нагрузка на компании. Однако, начиная с 2012 года эта взаимосвязь перестала работать, при этом корпоративный долг уже превысил уровни 2008 года (в % от номинального ВВП): В публикации пытаются объяснять этот феномен ростом глобализации, в рамках которой долг корпораций США надо рассматривать в отношении к мировому, а не локальному ВВП, а также ростом величины долларовой наличности на счетах корпораций (в последнее десятилетие это было характерно для ряда крупных компаний). Но наиболее правдоподобный вариант заключается в том, что ФРС и другие центробанки предоставляли слишком большой поток ликвидности на внешние рынки в последние годы — подавляя процессы «естественного отбора» на свободном рынке и спонсируя дешевые займы для неэффективных предприятий. В настоящее время ФРС вернулась к нормализации своей денежно-кредитной политики. Рост ставок в условиях отсутствия новых программ количественного смягчения приведет к неизбежному росту стоимости заимствований для корпоративного сектора США, что чревато ростом дефолтов по долгам ранее «эффективных» компаний. Разорванная между корпоративным долгом и дефолтами связь может вновь вернуться к жизни? ____ мой блог

20 марта, 15:00

Усиление давления на Иран обеспечивает поддержку ценам на нефть

Нефтяные котировки остаются на повышенных уровнях, несмотря на коррекцию фондового рынка США на фоне ослабления доллара. Вчера утром майские фьючерсы Brent опустились ниже $66/барр. после отступления фондового индекса Nikkei 225 и появления первых признаков укрепления доллара. Впрочем, затем на фоне разворота тренда доллара котировки Brent вновь поднялись выше отметки $66/барр. Отметим, что ослабление доллара относительно евро началось после того, как агентство Reuters сообщило со ссылкой на несколько источников, что ЕЦБ рассматривает возможность изменения своей стратегии и на данный момент обсуждает потенциальные темпы повышения ставок, в связи с чем вероятность завершения в этом году программы по выкупу облигаций в рамках количественного смягчения повысилась еще больше. На данный момент участники рынка ожидают первого повышения ставки ЕЦБ в середине 2019 года. Впроче

20 марта, 13:40

Влияние на рубль может оказать переоценка доллара на глобальном валютном рынке

В мире . Доллар США вчера падал к корзине ключевых валют в моменте более чем на 0,6%, а рост курса EUR/USD превышал 0,8% на сообщениях агентства Reuters о том, что дебаты представителей Европейского центрального банка смещаются в сторону изменения курса процентных ставок. По заявлениям источников, знакомых с ситуацией, даже самые убежденные приверженцы мягкой денежно-кредитной политики ЕЦБ из числа совета управляющих европейского регулятора считают уместным завершить программу количественного смягчения в этом году. Напомним, "руководство вперед" предполагает сохранение монетарных стимулов в размере 30 млрд евро ежемесячно как минимум до сентября текущего года. Согласно сообщениям источников, решение относительно изменения размера покупок (либо полной отмены монетарных стимулов) после сентября 2018 г. может быть принято не раньше июня или июля. Тем временем, рынок ожидает начала повышения процентных ставок ЕЦБ к середине 2019 г.

20 марта, 09:30

"Евробыки" продолжают контролировать ситуацию

Во вторник, 20 марта, на утренних торгах единая европейская валюта торгуется в плюсе, продолжая тенденцию прошлого дня. В понедельник валютная пара EUR/USD в течение торговой сессии формировала восходящее движение на фоне общемировой тенденции, в частности, после сообщений о том, что практически все представители ЕЦБ считают необходимым завершить программу количественного смягчения в ближайшей перспективе. Из важной макроэкономической статистики в еврозоне был опубликован профицит торгового баланса, который в январе составил 3,3 млрд евро по сравнению с профицитом в размере 25,4 млрд евро в декабре. В то же время, в Италии был обнародован дефицит торгового баланса, который в январе составил 87 млн евро по сравнению с профицитом в размере 5,249 млрд евро месяцем. Помимо этого, промышленное производство с поправкой на сезонность в Италии в январе упало на 1,9% по сравнению с ростом на 2,1% в декабре.

20 марта, 08:51

20.03.18 Прогноз Финансовых рынков на сегодня

Подписывайтесь на канал: http://goo.gl/Rpsm62 Смотрите видео по Форекс: https://goo.gl/SNF0Ho Информационный партнёр - Finversia-ТV: https://goo.gl/psct2M В ходе торговой сессии понедельника пара евро\доллар частично восстановилась после падения на прошлой неделе, преодолела уровень сопротивления 1.2300 и достигла отметки 1.2335 к окончанию сессии. Росту котировок европейской валюты способствовало заявление членов ЕЦБ о необходимости завершения программы количественного смягчения уже в этом году и начала обсуждения сценариев ужесточения кредитно-денежной политики. @@@ Что примечательно, такого мнения теперь придерживаются даже те, кто ранее был склонен к сохранению программы количественного смягчения. Представитель ЕЦБ Ив Мерш прямо заявил , что регулятор готов сокращать объемы покупок активов уже в этом году. Кроме того, в понедельник серьезную поддержку евро оказала появившаяся информация о возможном заключении договора между Евросоюзом и Великобританией. Вчера были опубликованы данные торгового баланса Еврозоны. Положительный баланс составил 3 миллиарда 300 миллионов евро, против дефицита в 1 миллиард 400 миллионов в январе 2017 года. Положительное сальдо внешней торговли Еврозоны и США выросло до 10 миллиардов 300 миллионов евро, по сравнению с показателем в 9 миллиардов 700 миллионов в прошлом году. @@@ Сегодня европейская валюта имеет хорошие шансы на продолжение роста. В Германии и в Еврозоне будет опубликован ряд индексов, связанных с деловыми настроениями и ожиданиями экономики. Продолжая тренд последних месяцев, можно предположить дальнейший рост индексов, что сохранит и вероятно ускорит развитие восходящего тренда для евро/доллара. В нашем прогнозе на сегодня предполагаем дальнейший рост пары евро\доллар к уровням сопротивления 1.2350, 1.2370 и 1.2400. *** Дневной GBP/USD

20 марта, 04:53

The Federal Reserve Cannot Engineer a 'Soft Landing'

Jay Zawatsky Economics, North America Every "tightening" cycle in the Fed’s star-crossed history has been followed by an economic downturn (recession) or even a depression. The mainstream financial media is enamored with the idea that the Federal Reserve, after “heroically rescuing us” from the “home mortgage meltdown” can now engineer a “soft landing.” The media believes that a group of economists sitting comfortably in the Eccles Building in Washington, D.C. can “mastermind” the most important economic signals of all: the price and amount of money. In effect, the financial media—e.g., CNBC’s Steve Liesman and his ilk, but not Rick “Tea Party” Santelli—believes that the Federal Reserve can pull and push its economic "levers" and twist its economic dials like the “man behind the curtain” in the Wizard of Oz. They believe that by pulling levers and twisting dials in just the right combination, interest rates will gradually rise, the Fed’s so-called “quantitative easing” program will slowly unwind, and more than $4 trillion in “out of thin air money” created since 2009 will be “retired”—without triggering a recession. Would that it were true. Unfortunately, the Federal Reserve cannot accomplish this feat today. Why is this a certainty? Because never in its 105-year history has the Fed been able to so do, even facing less daunting economic challenges. Indeed, every "tightening" cycle in the Fed’s star-crossed history has been followed by an economic downturn (recession) or even a depression. The truth is that when the Fed cuts interest rates or otherwise eases monetary policy, it is not "stimulating" the economy, as is claimed. What the Fed really is doing is distorting the two most important sources of information in the economy: the price of money (i.e., interest rates) and the supply (i.e., quantity) of money. Prices, particularly of money, convey critical information to entrepreneurs and consumers. Shortages signal rising prices; shortages of money mean increasing interest rates—cash is king. Surpluses signal falling prices; too much money means falling interest rates—cash is trash. These price signals are then transferred to consumers, bankers and entrepreneurs who react to such prices by increasing or decreasing spending and borrowing and investing. Read full article

20 марта, 02:53

Понедельник: Итоги дня на валютном рынке

Евро существенно укрепился против доллара США, обновив пятничный максимум. Катализаторами роста пары EUR/USD были повсеместное ослабление американской валюты, сообщения агентства Reuters по поводу перспектив денежно-кредитной политики ЕЦБ, а также новости о том, что Великобритания и ЕС достигли соглашения по переходному периоду по Брекзиту, несмотря на нерешенный вопрос с ирландской границей. Reuters сообщило, что теперь даже "голуби" в Совете Управляющих ЕЦБ согласны с необходимостью завершить программу количественного смягчения (QE) в этом году и переключиться на обсуждение перспектив ужесточения денежно-кредитной политики. Reuters заявило, что руководство ЕЦБ в целом устраивает, что рынки учитывают в ценообразовании первое повышение ставки во 2-м квартале 2019 года, при этом "голуби" опасаются, что ЦБ может стать причиной завышенных ожиданий по ставке. Между тем, постепенно фокус внимания инвесторов смещается на заседание ФРС, итоги которого будут оглашены в среду. Напомним, мартовское заседание ФРС является расширенным, то есть оно будет сопровождаться обновлением экономических прогнозов и ожиданий, а также пресс-конференцией главы ФРС. Ожидается, что ФРС повысит ставки до 1,75% с 1,5%, и может сигнализировать о том, что в течение оставшейся части года может произвести еще три повышения ставки. Сейчас фьючерсы на ставку ФРС, отслеживаемые CME Group, указывают, что инвесторы оценивают вероятность повышения ставок в марте в 91,6% против 87,4% неделей ранее. Стоит подчеркнуть, это будет первое заседание ФРС под председательством Пауэлла. Ранее он дал понять, что он не против четырех повышений ставок в этом году. Подтверждение подобных сигналов окажет существенную поддержку доллару, так как ранее многие инвесторы ожидали только трех повышений. Британский фунт значительно вырос против доллара, приблизившись до максимума 16 февраля, что было обусловлено снижением обеспокоенности инвесторов угрозой "катастрофического" и неупорядоченного выхода Великобритании из состава Европейского Союза в следующем году Вчера представители ЕС и Британии заявили, что "преимущественно" согласовали условия договора по переходному периоду, несмотря на нерешенный вопрос с ирландской границей. Переговорщик по Brexit со стороны ЕС Барнье подтвердил договоренность о двухлетнем переходном периоде после выхода Великобритании из блока. По словам Барнье, разногласия по поводу прав европейских и британских граждан были разрешены, однако сторонам пока не удалось договориться относительно границы между Ирландией и Северной Ирландией. Переговорщик отметил, что обсуждение этой проблемы продолжится в ближайшие несколько недель. При этом Барнье отметил, что "переговоры нельзя считать успешными до тех пор, пока не согласованы все вопросы". Инвесторы также готовятся к сегодняшней публикации инфляционных данных по Британии. Экономисты считают, что эти данные отразят замедление годовых темпов роста потребительских цен в феврале, до 2,8% против 3,0% в январе. Кроме того, в четверг будет оглашено решение Банка Англии по процентной ставке, которая, согласно ожиданиям, будет сохранена на уровне 0,5%. Однако, упорно высокая инфляция и/или более быстрый рост зарплаты помогут убедить политиков в том, что дополнительные повышения процентных ставок будут оправданные в ближайшие месяцы. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

19 марта, 22:12

DiMartino Booth: It Won't Take Much More For The Fed To Break The Markets

Via Financial Sense, The following is a summary of our recent FS Insider podcast, “Danielle DiMartino Booth: Problems at the Fed, More Volatility for the Markets.” Danielle DiMartino Booth, founder of Money Strong and author of Fed Up: An Insider’s Take on Why the Federal Reserve Is Bad for America, warns that the US is more highly levered today than it was in 2008 and it won’t be long before rate hikes start to impact the economy. Though our own Fed funds risk neutral index (see below) shows Fed monetary policy as still relatively loose and not yet a threat, a combination of slowing economic growth and further rate hikes will eventually usher us into the next downturn. Here’s what Danielle told Financial Sense Newshour… FISCAL, MONETARY POLICY IN CONFLICT We just had a huge fiscal stimulus with the recent tax cut, but monetary policy is going in the opposite direction. Eventually, she warned, we’re going to have one of those moments where the Fed overshoots and they’ve moved too far, too fast. Though Danielle admits we don’t quite know when that point is yet, Fed monetary policy should now be seen as a headwind with the “final hike that breaks the market” much lower than in the past. Source: Bloomberg, Financial Sense Wealth Management DEBT A LARGE CONCERN GOING FORWARD We’re on track for a trillion dollar deficit in 2019, at the same time China and others are buying fewer Treasuries. It will be interesting to see if we hit 3 percent on the 10-year, as it might serve as a mental catalyst for markets, she said. Danielle sees defaults heading higher, and thinks it’s not going to take too much more in rate hikes before it impacts the economy. WE NEED A RETURN TO NORMAL MARKETS We essentially have a lost decade behind us, Danielle said, and if the Fed pushes the economy into recession, expect more QE and debt. Quantitative easing is problematic because it’s habit forming, she stated. She’s hoping the new Fed chair, Jerome Powell, will stop the next round of QE in its tracks and allow the market to go back to being a price discovery mechanism. It’s hopeful since Powell is the first non-Ph.D. to run the Fed in some time, she noted. “I think he has a better understanding because he used to work in the shadow banking world,” she said. “But in a nasty recession, he’ll have to have the spine to get through without any type of pressure from the White House.”

19 марта, 21:20

Американский фокус: доллар США подешевел против основных валют

Евро существенно укрепился против доллара США, обновив пятничный максимум. Катализаторами роста пары EUR/USD были повсеместное ослабление американской валюты, сообщения агентства Reuters по поводу перспектив денежно-кредитной политики ЕЦБ, а также новости о том, что Великобритания и ЕС достигли соглашения по переходному периоду по Брекзиту, несмотря на нерешенный вопрос с ирландской границей. Reuters сообщило, что теперь даже "голуби" в Совете Управляющих ЕЦБ согласны с необходимостью завершить программу количественного смягчения (QE) в этом году и переключиться на обсуждение перспектив ужесточения денежно-кредитной политики. Reuters заявило, что руководство ЕЦБ в целом устраивает, что рынки учитывают в ценообразовании первое повышение ставки во 2-м квартале 2019 года, при этом "голуби" опасаются, что ЦБ может стать причиной завышенных ожиданий по ставке. Между тем, постепенно фокус внимания инвесторов смещается на заседание ФРС, итоги которого будут оглашены в среду. Напомним, мартовское заседание ФРС является расширенным, то есть оно будет сопровождаться обновлением экономических прогнозов и ожиданий, а также пресс-конференцией главы ФРС. Ожидается, что ФРС повысит ставки до 1,75% с 1,5%, и может сигнализировать о том, что в течение оставшейся части года может произвести еще три повышения ставки. Сейчас фьючерсы на ставку ФРС, отслеживаемые CME Group, указывают, что инвесторы оценивают вероятность повышения ставок в марте в 91,6% против 87,4% неделей ранее. Стоит подчеркнуть, это будет первое заседание ФРС под председательством Пауэлла. Ранее он дал понять, что он не против четырех повышений ставок в этом году. Подтверждение подобных сигналов окажет существенную поддержку доллару, так как ранее многие инвесторы ожидали только трех повышений. Британский фунт значительно вырос против доллара, приблизившись до максимума 16 февраля, что было обусловлено снижением обеспокоенности инвесторов угрозой "катастрофического" и неупорядоченного выхода Великобритании из состава Европейского Союза в следующем году Сегодня представители ЕС и Британии заявили, что "преимущественно" согласовали условия договора по переходному периоду, несмотря на нерешенный вопрос с ирландской границей. Переговорщик по Brexit со стороны ЕС Барнье подтвердил договоренность о двухлетнем переходном периоде после выхода Великобритании из блока. По словам Барнье, разногласия по поводу прав европейских и британских граждан были разрешены, однако сторонам пока не удалось договориться относительно границы между Ирландией и Северной Ирландией. Переговорщик отметил, что обсуждение этой проблемы продолжится в ближайшие несколько недель. При этом Барнье отметил, что "переговоры нельзя считать успешными до тех пор, пока не согласованы все вопросы". Инвесторы также готовятся к завтрашней публикации инфляционных данных по Британии. Экономисты считают, что эти данные отразят замедление годовых темпов роста потребительских цен в феврале, до 2,8% против 3,0% в январе. Кроме того, в четверг будет оглашено решение Банка Англии по процентной ставке, которая, согласно ожиданиям, будет сохранена на уровне 0,5%. Однако, упорно высокая инфляция и/или более быстрый рост зарплаты помогут убедить политиков в том, что дополнительные повышения процентных ставок будут оправданные в ближайшие месяцы. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

19 марта, 19:10

Евро-доллар остается в диапазоне, рубль падает несмотря на рост цен на нефть

Евро-доллар остается в диапазоне, рубль падает несмотря на рост цен на нефтьИтак, на паре евро-доллар перед ключевым событием этой недели – заседанием ФРС – все-таки реализовался самый стандартный в таких случаях сценарий. А именно, если пара за неделю-две перед важным событием находится в диапазоне, то она обычно и остается в диапазоне вплоть до самого события. Уже больше двух месяцев пара евро-доллар стоит в диапазоне 1.22-1.2520 (если не считать двух кратковременных проколов, сначала вверх к 1.2550 в середине февраля, потом вниз к 1.2150 в начале марта). А в последние две недели пара двигалась даже в еще более узком диапазоне 1.2270-1.2440. Мы рассчитывали на взятие стоп-приказов выше отметки 1.2440 перед стартом среднесрочного снижения пары (укрепления доллара), но теперь сомневаемся в том, будет ли в итоге это самое укрепление доллара после заседания ФРС. Евро-доллар уже довольно близко к нижней границе 1.22-1.2520, и обычно на важных данных ключевые поддержки сходу не пробивают. Что касается локальной ситуации, то пятничный прорыв отметки 1.2270 завершился ничем, евро-доллар закрыл неделю в районе 1.2290. Утром в понедельник была еще одна попытка прорваться вниз, евро-доллар опускался до 1.2258, но затем пара начала приподниматься, а в 15.00 Мск произошел резкий подскок к 1.2325. Движение было спровоцировано публикацией агентства Reuters о том, что ЕЦБ готов смещать свою риторику от комментирования перспектив количественного смягчения к комментированию предстоящей траектории изменения ставок, так как даже те из представителей ЕЦБ, кто является приверженцами крайне мягкой политики, уже готовы признать, что нет смысла продолжать количественное смягчение после сентября. Представители ЕЦБ удовлетворены тем, что рынок прогнозирует первое повышение ставки в середине 2019 года (о совпадении мнений с рынком заявил представитель ЕЦБ Виллеруа), и обсуждение, по источникам Reuters, идет о том, с какой скоростью будет идти повышение ставки. Впрочем, ЕЦБ отказался комментировать данное сообщение Reuters, сообщив, что решения о том, будет ли продлеваться количественное смягчение, или нет, не принималось. На самом деле в новости от Reuters решительно ничего нового не было, но тем не менее, она смогла привести к выбросу вверх по евро-доллару, который сломал локальный нисходящий тренд. Скорее всего, ближайшие два дня евро-доллар будет стоять на месте в районе 1.23-1.2350. А вот на самом заседании ФРС возможны самые разные сценарии. Рынок, проведший долгое время в диапазоне, накопил большую напряженность. Возможны резкие движения по итогам заседания, причем с ложной первоначальной реакцией. Впрочем, какие-то прогнозы здесь делать еще рано, дождемся среды. Отметить можно разве только то, что в последние дни основные валютные пары отвязались от евро-доллара. Фунт уверенно растет, пробил отметку 1.40, а вот сырьевые валюты, канадский, австралийский, новозеландский доллар, падают. Падает и российский рубль, доллар-рубль достигал отметки 58, и это несмотря на рост цен на нефть к 66 долл. за баррель. Цена нефти марки Brent в рублях поднялась до отметки 3790, рубль стал заметно недооцененным к цене на нефть. В этом свете мы видим падение рубля преждевременным, доллар-рубль, на наш взгляд, еще вернется к отметке 57, евро-рубль тоже имеет шансы на коррекцию.Источник: FxTeam

19 марта, 16:49

ЕЦБ переходит к обсуждению повышения ставок

  • 0

Дискуссии чиновников ЕЦБ переходят к ожидаемому курсу процентных ставок, поскольку даже самые убежденные "голуби" в совете управляющих согласны с тем, что масштабные покупки облигаций должны завершиться в этом году, пишет Reuters со ссылкой на источники.

02 июля 2017, 15:14

Зачем ФРС сокращает баланс

      В апреле 2017 года официальные представители ФРС заявили о планах существенно сократить размер баланса ФРС уже в 2017 году. Мотивировалась необходимость  данного решения следующим. На балансе ФРС находятся ценные бумаги, приобретенные Федрезервом во время QE. В основном это казначейские облигации и MBS (morgage backed securities). Приобретались эти ценные бумаги для того чтобы понизить ставки. Цель была достигнута, экономика США вышла из рецессии и сейчас нет смысла держать их на балансе.      Также официальные лица ФРС говорили о том что распродажа MBS и UST приведет к росту ставок в экономике, т.е. станет еще одним инструментом ужесточения денежно-кредитной политики, аналогичным повышению учётной ставки.      Но на этой неделе блог Econimica предложил еще одно объяснение необходимости сократить баланс ФРС.      Смотрите диаграмму. Желтая кривая это баланс ФРС, синяя кривая - это избыточные резервы банков.            Как видите во время QE баланс ФРС вырос с 0,9 до 4,5 трлн долларов, а избыточные резервы банков выросли с 0 до 2,7 трлн. долларов. Иными словами ФРС эмитировал 3,6 трлн. долларов, но 2,7 трлн. долларов так и остались на корр. счетах банков в ФРС. По уму эти 2,7 трлн. долларов должны были попасть в экономику в виде кредитов ком. банков нефинансовым организациям но не попали, потому что не было достаточного количества инвест. проектов (активов с приемлемым соотношением доходности и риска). Возникает вопрос: зачем нужно было печатать 3,6 трлн. долларов если 2,7 трлн. долларов (75%) так и не попали в экономику. Видимо, размер эмиссии был продиктован количеством дефолтных MBS на балансах банков. Чтобы поправить балансы банков эти ипотечные ценные бумаги нужно было выкупить у банков по нерыночным ценам. Так банковскую систему спасли от банкротства.      С 2008 года ФРС платит банкам на избыточные резервы доходность по ставке IOER (interest on excess reserves). Ставку IOER ФРС устанавливает также как учетную ставку. Сейчас ее уровень 1,25%.      Теперь смотрите, в 2015 году избыточные резервы начали потихоньку сокращаться. К концу 2016 года они упали на 0,8 трлн. долларов до 1,9 трлн. долларов. Видимо, это было связано с улучшением состояния экономики. А потом ФРС начал бодро поднимать учетную ставку и избыточные резервы снова стали расти. Смотрите диаграмму.            Бежевая кривая это учетная ставка ФРС, но IOER равна учетной ставке ФРС. На диаграмме видно что избыточные резервы стали расти одновременно с подъемом ставки ФРС и соответственно ставки IOER. И выросли от минимума на 200 млрд. долларов.      В результате плата банкам на их избыточные резервы стала дорого стоить Федрезерву.            Черная кривая это расходы ФРС в виде платы ком банкам на их избыточные резервы. Сейчас это 27 млрд. долларов в год. Дальше будет больше.            При учетной ставке ФРС 3% расходы ФРС составят 64 млрд. долларов в годовом выражении. Это много. Да и смысла никакого нет в том чтобы платить банкам такие крупные суммы. Банки и так себя неплохо чувствуют. Поэтому избыточные резервы нужно сократить. Для этого будет сокращён баланс ФРС.      Правда, сильно сократить баланс не получится. Те MBS'ы, которые ФРС когда-то выкупил у банков, сейчас стоят 10% от цены приобретения.

01 июля 2017, 01:56

Бернанке: в США усиливается атмосфера антиутопии

Несмотря на длительное ралли фондового рынка США и рост показателей по ВВП, в американском обществе за последние годы заметно усилились негативные настроения, во многом благодаря которым к власти пришел президент, разделяющий антиутопические взгляды.

04 февраля 2017, 20:43

"Э" -- экономическое. Из серии "придумайте выход", когда выхода нет...

В "день перепоста" этого блога -- краткий экскурс в экономическую ситуацию от главного экономиста движения "Сути времени" Бялого: ...мировые экономические структуры, которые определяют глобальную экономическую политику, проявляют некий странный оптимизм, надежды на то, что вот-вот всё это, кошмар закончится, мы перейдем к быстрому экономическому росту.Самая главная из таких структур, вроде бы обязанная этим заниматься, Международный валютный фонд, она тоже этим грешит.Линия изменения темпов роста мирового ВВП и прогнозы ежегодные, которые давал Международный валютный фонд.Можно сказать с уверенностью, что сейчас снова ошибаются.Каждый год объявляют переход к росту, причем ошибаются в этом довольно сильно и болезненно, потому что, не зная прогноза, не понимая, что будет происходить, крупные экономические проекты совершенно невозможно как-то планировать.Глядя на эту картинку, люди не верят, что снова не ошибка, а потому черта с два они инвестируют в развитие своего производства, черта с два инвестируют в новые предприятия, в новые товары, в новые услуги и так далее.То есть это прямым образом сказывается на проблеме экономического роста.Темпы роста сегодня, как мы видим, упали мировые до 3% в год примерно.Это крайне мало по сравнению с тем, что было совсем недавно.если говорить о развитых экономиках, которые давно когда-то были локомотивом мирового роста, то там ситуация совсем печальная – от 0 до минимальных процентов.Экономический рост в развитых именно странах довольно сильно сфальсифицирован. Сфальсифицирован статистикой и сфальсифицирован новыми системами счета валового внутреннего продукта, куда что только ни помещают, ни пересчитывают.То какие-то гедонистические коэффициенты, якобы новая продукция почему-то в два раза лучше удовлетворяет потребности.То в ВВП начали, официально, без дураков, включать проституцию, спекуляции валютные, торговлю людьми, торговлю наркотиками, нелегальную торговлю оружием – всё это сегодня уже в счете ВВП, я не шучу.Если говорить не о долларах, а считается-то всё в долларах, а в физическом объеме выпуска, то ситуация еще хуже.Промышленный спад в ведущих странах за редким исключением идет давно и достаточно быстро.То же самое происходит в мировой торговле.Ее объемы впервые за много десятков лет не растут, а падают даже вот в этом самом искаженном долларовом выражении.Начиная примерно с 2000 года почти стагнация, поскольку речь идет о долларовых переоценках, а не о физических объемах экспорта.И это показывали индексы, там, Baltic dry и другие, по перевозкам товаров, по международным. А здесь уже начался спад не только по физическим объемам, но и по денежному эквиваленту, долларовому этому.Основную роль в выходе из этой рецессии взяли на себя центральные банки, которые развернули гигантские, в триллионы долларов, евро, йен, фунтов, франков и так далее программы накачки экономик свежими деньгами.На сегодняшний день формально завершена программа количественного смягчения в Соединенных Штатах.Реально она продолжается.То есть скупаются уже не долговые расписки, не облигации компаний и банков, а скупаются активы.А программы ЕЦБ, банка Японии, других ЦБ продолжаются.И в результате с начала кризиса активы на балансах основных центральных банков мира выросли почти в 6 раз.Вот 100% в 2007 году.В 6 ра рост за короткий промежуток времени.Это фактически, скажем так, дутые деньги.Деньги, которые не обеспечены никакими товарами и услугами.Это деньги страшные, потому что они копятся, их некуда девать.Большинство мировых ЦБ снизили свои ставки.Ключевые ставки у некоторых центральных банков сегодня являются отрицательными.Стоимость кредитования около нулевая или отрицательная.фактически большинство банков кредитуют получателя кредита, то есть приплачивают получателю кредита за то, чтобы взял кредит.это – и закачка денег, и практически бесплатные кредиты, - делается для того, чтобы хоть как-то заставить мировую экономику работать.Чтобы появились инвестиции, чтобы был экономических рост.Но серьезных инвестиций нигде практически нет, и роста тоже, соответственно, почти нет. Причины главные две.Первая в том, что в условиях кризиса бизнес просто не видит крупных прибыльных проектов для того, чтобы вкладывать деньги.не вижу, поэтому сижу на деньгах или использую куда-то в другое место.вторая причина – кризисная неопределенность, непредсказуемость экономической ситуации.глобальные финансовые власти постоянно ошибаются, причем ситуация с мировым производством и спросом не улучшается.В попытках хоть как-то спасти ситуацию, обозначить перелом вот этой трагической глобальной тенденции к какому-то лучшему, центральные банки начинают фактически рисовать благополучие.Во-первых, они проводят массированные скупки долговых обязательств корпораций других государств.То есть повышают спрос на активы на глобальном рынке и, значит, цену этих активов.Соответственно фондовые индексы будут расти.Более того, в последнее время ЦБ начали скупать не только государственные и корпоративные облигации, но еще и акции компаний.Опять-таки — совершенно невиданные меры в современной экономической истории. Не бывало такого.Покупают не только корпоративные облигации, не только государственные облигации, но и акции компаний, корпораций с рынка.ЦБ в результате такой макрофинансовой химии задирают, с одной стороны накапливают гигантские деньги (активы), а с другой стороны задирают вверх фондовые индексы, несмотря на то, что в кризис никакого улучшения нет.Картинка индекса Доу-Джонс: с минимума примерно в 7 тысяч в провале кризиса сегодня он добрался до 20 тысяч.В 3 с лишним раза -- экономика не растет, а цена активов в 3 с лишним раза выросла.Как это может быть?В логике любой внятной этого быть не может.Но это сделано.Это якобы должно побудить инвесторов к тому, чтобы кредитоваться и инвестировать.Расчет на то, что у большинства обывателей, которые работают на рынке с арифметикой начальной плохо, и они на 3 делить и умножать не умеют, поэтому им поверят, раз индекс растет, значит, можно инвестировать.Но к сожалению, почти нет таких, которые не умеют делить на 3, а в результате все деньги, которые бизнес получает с рынка, в инвестиции не идут.Они идут на то, чтобы наращивать дивиденды акционерам и зарплаты и бонусы менеджменту корпораций, а также на то, чтобы проводить сделки по слиянию и поглощению.В результате идет бешенное укрупнение капитала, олигархизация всех рынков.На рынках все меньше субъектов, которые способны конкурировать, значит, рынок со свободной конкуренцией не существует.О нем уже давно можно было забыть в большинстве отраслей вроде информации или радиоэлектроники, или автомобилей, теперь этот процесс олигархизации, то есть создание негласных пулов компаний распространяется на всё более мелкие, всё более менее значительные рынки, то есть рыночной экономики в классическом понимании в мире уже практически нет.Ее остатки сохранились где-нибудь в совсем периферийных экономиках.Нет капитализма в классическом понимании.Есть что-то совсем другое и достаточно мрачное.Но это — не бесплатное удовольствие.До такой бешенной скорости роста стоимости потребления без реального роста производства в экономической теории прямо и просто называется пузырем.На фондовых рынках быстро надувается новый, причем еще более крупный пузырь, и конечно же, более опасный, чем тот, что лопнул в 2007 году.Это был знаменитый пузырь доткомов, когда вот эти новые интеллектуальные информационные компьютерные системы пытались внедрить их, обещали, что они обеспечат невиданный экономический рост, в них вкладывали бешеные деньги, надули пузырек.Второй пузырь — это тот, из-за которого грохнулся весь мир глобальной экономики в 2007 году и далее.Пузырь на рынке стандартной ипотеки, мусорных ипотечных облигаций.Сейчас надут третий пузырь по масштабу по сравнению с реальным номинальным ВВП, который — подчеркну, к тому же задран, реально провал гораздо глубже — этот пузырь не может не взорваться. Так и он непременно взорвется, и все напряженно думают, когда и именно, и кому достанется больнее всего.В результате в мировой экономической прессе всё больше рассуждений (вполне авторитетных, между прочим) о том, что центральные банки уже полностью исчерпали свои возможности управления национальными экономиками и глобальными процессами роста.Нет у них инструментария, нет методов в существующей структуре экономики, которую сейчас часто называют сейчас «финансовым капитализмом», хотя это — ёмкое определение, но недостаточное.В ней уже нет тех механизмов, нет регулятивных мер ни у кого для того, чтобы хоть как-то управлять и как-то исправлять ситуацию.И при этом все чаще говорится о том, что мы сегодня сталкиваемся с такой системой глобальных рисков, которая требует фундаментальной перестройки мировой рыночной системы.Но при этом я нигде не встречал рассуждений почему-то, в которых говорится о том, что именно пул мировых центробанков и приближенных к ним транснациональных как правило банков или финансовых холдингов, который скупает активы, он фактически становится совокупным хозяином львиной доли мирового богатства.То есть уже не распределенный рыночный капитал, а центробанки и приближенные к ним транснациональные финансовые холдинги становятся потихоньку (это как бы малозаметно) реальными хозяевами мира экономическими (финансовыми).Но об этом почему-то в качестве глобальных рисков никто не говорит.Уже произошла или происходит вот эта катастрофическая перестройка глобальной рыночной экономики, она уже совсем другая, но об этом не говорят.В появляющихся в экономической прессе прогнозных перечнях рисков, если на это и намекается, то очень невнятно и где-то в конце списка.Штаты накопили совершенно беспрецедентный долг -- $20 трлн государственного долга.Причем $10 трлн из этих $20 трлн были накоплены всего в последние 8 лет при Обаме.Ну и остальное разное еще $60 трлн.Откуда прежде всего берется главный, наиболее болезненный государственный долг.Это прежде всего отрицательное сальдо внешнеторгового баланса Соединенных Штатов, которое много лет стабильно держится на очень высоких уровнях.Его динамика за 10 месяцев последнего года.Помесячно нигде меньше 36-38 миллиардов долларов разбаланса, дефицита не было.Это за год 900 миллиардов долларов.В 2015 году дефицит был огромный, почти 740 миллиардов долларов.Неподъемная ситуация на долге, это не единственная проблема.В Америке после кризиса достаточно быстро и резко падает средний реальный доход домохозяйств.За период кризиса он упал примерно с 5750 долларов до 5350 долларов, на 400 долларов.Далее, заметно, с 308 примерно долларов на человека в 2011 году на 20 долларов, до 328 долларов в 2016, повысились расходы на стоимость медицинских услуг.И здесь, конечно большую роль сыграла продавленная Обамой программа Obamacare, программа медицинского страхования.Все эти признаки государственного экономического неблагополучия США приводят к серьезному негативному процессу в сфере государственных финансов, а именно к утрате доверия к надежности долговых обязательств Америки и, соответственно, продажам американских гособлигаций Treasuries, прежде всего зарубежными центральными банками.Общий объем Treasuries в держании зарубежных центробанков и других инвесторов зарубежных более 6 триллионов долларов.Но более 400 миллиардов долларов падения в последнее время, оно продолжается, по последнем данным наиболее крупные держатели Treasuries.Большинство экспертов считает, что главная причина именно в росте недоверия к финансово-экономической устойчивости Соединенных Штатов.Вот на таком вот экономическом фоне в Соединенных Штатах неожиданно, почти для всего мира неожиданно, подчеркиваю, победил Дональд Трамп.Представляется, что победил он в роли ставленника системных элитных групп, которые понимают, что прежняя экономическая политика, которая олицетворялась Клинтоном, Бушем младшим, Обамой, а также которую заявляла претендентка на президентский пост Хилари Клинтон, это полный тупик.Америка заведена в тупик, и весь ведомый Америкой глобальный экономический мир заведен в тупик, выхода из которого никто не видит.Для Соединенных Штатов главная проблема этого тупика – перманентный дефицит внешнеторгового баланса и вот этот самый переваливший за 20 триллионов долларов госдолг.видимо Трамп поддержан именно для того, чтоб вот эти две главные глобальные проблемы, глобальные американские, начать решать.Предшественники Трампа и Хилари в своей политике по сути представляли интересы транснациональных корпораций и банков.Именно они были и являются главными бенефициарами, как мы уже говорили, и интересантами, соответственно, финансово-торговой глобализации.Именно на этой глобализации они устроили тот пылесос, который позволял Соединенным Штатам Америки накапливать чужие деньги и свободно ими играть, вот именно финансовому пулу свободно этими деньгами играть, ну и накопить соответствующий долг, голова о котором должна болеть у кого-то другого, наверное, у кредиторов, но не у американской администрации, не у американской элиты, не у американского истеблишмента.Представляется, что Трампу фактически назначено или поручено стать, если, естественно, у него получится, лидером фундаментальной смены экономической политики США, то есть с опорой на национальные корпорации и банки.для того, чтобы это реализовать, нужно, чтобы эти национальные корпорации и банки были, чтобы они были сильными, чтобы стать вот этой самой опорой нового курса Трампа. То есть американский бизнес нужно вернуть в Америку. Именно это есть главное, о чем регулярно говорит Трамп. И знаменательно, между прочим, что в публикуемых в США и во всем мире сводных таблицах, которые призваны представить экономическую программу нового президента Соединенных Штатов, вот это самое главное постоянно опускается или прячется в деталях.

01 ноября 2016, 17:25

О текущей ситуации в мировой экономике

Данную публикацию сделал вчера на Афтершоке, где она вызвала довольно серьёзный интерес и высокое количество просмотров, посему решил продублировать и у себя в ЖЖ.В данной публикации я объединил две статьи одного русского финансового аналитика, которого сам очень люблю читать, но который к великому сожалению очень не часто выступает в публичном пространстве. Данные публикации вышли в разное время (17 июля и 30 октября), но в связи с тем, что носят теоретический характер, то первая нисколько не может считаться устаревшей, а вторая недавняя отлично дополняет первую.Прошу прощение за некоторые авторские стилистические ошибки - я не взял на себя смелость редакторской правки чужого текста.17 июля 2016   Сегодня решил выложить некоторые выдежрки из инвестиционной стратегии на второе полугодие, подготовленной для клиентов. Кому будет интересно, может ознакомиться с мыслями по поводу происходящего.   События, связанные с референдумом по выходу Великобритании из ЕС, падение доходности государственных облигаций стран G7, смещение доходностей в отрицательную зону, относительное облечение для развивающихся рынков (ЕМ), выражающиеся в увеличении (отскоке) valuations, стабилизации их валютных курсов – закономерная стадия развития глобальной ситуации на рынках. Как мы в прошлый раз указали – так называемый рефляционный момент будет доминировать в текущем году (хотя его влияние во втором полугодии будет сходить на нет). Последние аналитические отчеты, касающиеся ЕМ, даже поменяли резко тональность и стали описывать перспективы восстановления и даже роста на ЕМ, повышение таргетов и прогнозов по валютным курсам (от рубля до бразильского реала и т.д.). К сожалению, большинство аналитиков плохо понимает логику развития экономики, в какой точке находится глобальная экономика и закончился ли кризис или нет.   Попытаемся восстановить картинку происходящего, а также заглянуть немного в будущее.    События 2008 года знаменовали собою не столько кризис, а сколько завершение многолетнего долгового суперцикла, который начался в развитых странах в послевоенное время. Долговая пирамида, построенная в частном секторе оказалась настолько большой, что больше долгов домохозяйства развитых стран брать не могли, а банки оказались не готовы продолжать кредитовать их в прежних объемах. Для стабилизации экономик банки развитых стран приступили к агрессивной политики монетарного смягчения. Первым на сцену вышел ФРС – запустив в марте 2009 большую программу количественного смягчения. Казалось, решение найдено и кризис завершен. Уже летом 2009 доходность трежерис превысила 3%. Однако, буквально спустя полгода пошли первые звонки с другого континента – из небольшой страны Греции, которая начала сталкиваться с проблемой обслуживания своего государственного долга. Таким образом, начался второй этап кризис (или вторая волна, кому как удобно) – кризис теперь уже суверенного долга. Начало трясти Еврозону. И только вмешательство нового главы ЕЦБ Марио Драги, который вернул ЦБ статус кредитора последней инстанции, купировал кризис, разрастающийся на финансовых рынках. Впоследствии, ЕЦБ пошел по пути ФРС, запустив программу QE. Аналогичным путем пошли и два других крупнейших мировых центробанка – Банк Японии и Банк Англии. Пока западные центробанки боролись с кризисом в своих странах – очередная волна, на рубеже 2013-2014 года накрыла теперь уже развивающиеся страны. Последовало резкое падение стоимости активов в этих странах, девальвации этих валют, появились разные акронимы типа fragile 5 и тп. Причем это сопровождалось падение цен на весь товарный комплекс – от цен на металлы на нефть и газ. Наконец, в 2016 году дал старт еще одному этапу кризиса – развалу искусственных государственных образований – Британия проголосовала за выход из ЕС. Европейский встал на путь СССР, который прекратил свое существование. Голосование в Британии во многом симптоматично. Во-первых, во многих СМИ подаются и тиражируются абсолютно ложные утверждения, будто те, кто голосовал за выход, плохо были осведомлены о последствиях выхода Британии из ЕС или что основным мотивом их голосования было недовольство миграционной политикой. Как показывают повторные опросы – 92% голосовавших за выход Британии из ЕС – happy о готовы еще раз, если понадобится проголосовать за выход. Но самая главная причина – это то, что британцы во многом не видят экономических перспектив улучшения их жизни. Согласною статистики Банка Англии, которая ведется с 1850, реальные доходы британце постоянно росли, кроме последних 15 лет. Они даже падают в реальном выражении, это беспрецедентно. Фактически мы видим отдаление британских элит от народа, как бы пафосно это не звучало. Аналогичная ситуация наблюдается в континентальной Европе и за океаном. Отсюда мы видим, как быстро набирают силу разного рода популисты. Главный вывод, который мы можем сделать – это падение доверия к элитам со стороны населения. За последние 25-30 лет основными бенефициарами ускоренной глобализации стали жители развивающихся стран, чей уровень жизни существенно вырос, а также собственники активов или владельцы капитала развитых стран. Отсюда, эта картинка про Уоррена Баффета, чье состояние стало стремительно расти именно в последние 25 лет. А проигравшим оказался средний класс развитых стран – все 25 лет – это стагнация доходов, никакого роста. Отсюда и ломаются разного рода корреляции и экономические эффекты, такие как зависимости инфляции от роста доходов (заработных плат). Они не работают, как по причине отсутствие — это роста доходов. Весь рост производительности труда за эти годы ушел в пользу капиталиста, а не работника.   Теперь понятно, что мы подошли к еще одному этапу кризиса или волне, которая будет самой сложной и тяжелой, поскольку требует смены экономической модели.   Итак, что мы видим. Глобально идет падение доходностей по гос облигациям развитых стран, нулевые процентные ставки и агрессивная монетарная политика со стороны центральных банков. Такие страны как Германия, Швейцария, Япония фактически занимают средства под отрицательные процентные ставки. Это является следствием недостаточного совокупного спроса в мировой экономике – большой закредитованности домохозяйств и низким уровнем инвестиций со стороны бизнеса. В Европе, это особенно заметно, еще и политической невозможностью принятия фискальных мер. В результате, по оценке МВФ, каждый год глобально не находят своего применения в инвестиции около двух триллионов долларов сбережений, который через финансовых посредников – банки и инвестиционные фонды оседают в как раз в правительственных облигациях. Центральные банки, такие как ЕЦБ и Банк Японии выкупают эти облигации на свой баланс, превращая деньги коммерческих банков в избыточные резервы, которые опять начинают оседать на счетах в центробанках, не идя в реальный сектор. Центральные банки в ответ перешли к тому, что стали пенализировать (наказывать) коммерческие банки, вводя плату за размещение избыточных резервов на счетах в ЦБ. Но это не помогает, денежные мультипликаторы стран G7 все время после 2008 года продолжают падать.   Большинство удивляет такая конфигурация процесса – когда центральны банки накачивают финансовую систему ликвидностью, а инфляция не только не растет, а наоборот мы видим усиление дефляции. Это приводит к тому, что в условиях большого количества денег в экономике безрисковых активов становится все меньше (не забываем, что в ходе последних пяти лет многим государствам срезали рейтинги и ААА – это уже исключение). Иными словами, говоря, сколько ни создавай ликвидности, настоящих power money (денег №1), на которых оперирует вся глобальная финансовая система, становится все меньше. И по факту мы видим не монетарное расширение вследствие этого процесса, а наоборот – сжатие. Поэтому любое ужесточение монетарной политики со стороны США вызывает и будет вызвать тряску финансовой системы – падение стоимости активов, девальвацию валют против доллара, падение цен на сырье. Мы видим как в этой среде не работает экономическая догматика. Так, например, в теории, если страна имеет свободный плавающий валютный курс, то по большему счету для не важен рост доллара. Однако, мы это наблюдали в 2013-2015 годах, когда ФРС последовательно свернула программу QE и повысила процентную ставку, буквально все валюты стали падать против доллара. В итоге мы имеем zero sum game – когда все валюты развивающихся стран девальвировались против доллара и в итоге никому легче не стало. В результате, когда в течение 2008-2016 годов одни страны в ответ на кризис снизили ставки до нуля, другие девальвировали свои валюты, а темпов роста экономик мы так и не увидели, дефляция как была так и осталась, то теперь у стран остался только один способ абсорбции экономических шоков – таким абсорбентом будет выпуск или ВВП. Поэтому те доходности, которые мы видим в развитых странах по длинным гос облигациям свидетельствуют о том, что в ближайшее десятилетие, а может быть и не одно, нас ждет стагнация экономик, дальнейшее их замедление и падение темпов экономического роста.   То есть мы будем наблюдать уменьшение экономического пирога в развитых странах. И единственным инструментом борьбы с таким кризисом (явлением) является создание некого механизма перераспределения благ в экономике между теми, кто получает доход от капитала и доход в виде заработной платы. Любое перераспределение благ в пользу работника, а не капиталиста – это большой минус для рынка. К примеру, те кто сейчас решит инвестировать в индекс S&P 500, к примеру, через 10 лет будет иметь отрицательный результат на свои вложения. Более того, если политики или элиты не смогут найти такой механизм перераспределения доходов между условно бедными и богатыми, как это было, например, в первой половине 20-го века, когда в кризис была создана система welfare, то человеческой истории известны только два естественных механизма корректировки это процесса – война, в результате которой происходит потеря благосостояния богатого класса, либо революция. И самой уязвимой в этом отношении является Европа или ЕС, который единым является только на бумаге. Кризис 2010-2012 в Европе казалось должен был подтолкнуть ее к созданию единого финансового механизма, результатом которого явилась бы коллективная, солидарная ответственность по долгам своих стран-участников, единая система гарантирования депозитов и тд. В результате мы видели порою прямо противоположенные действия, когда, например, в прошлом году в разгар переговоров между ЕС и Греций ЕЦБ просто на несколько дней закрыл программу ликвидности для греческих банков – ELA. У стран же участников этого союза нет возможности абсорбции экономических шоков – собственных валют. Единственное, что может смягчать этот процесс – это действия центральных банков. Например, как только ФРС сделала паузу и не повысила ставку в первом полугодии 2016 года – это принесло временное облечение для развивающихся стран, куда хлынули денежные потоки в поисках доходности и кэрри. Как только ФРС намекнет на обратное, эти потоки также легко устремятся в узкую входную дверь, только в противоположенном направлении.30 октября 2016    Примерно последние полгода наблюдается процесс «превращения» бывших спекулянтов в долгосрочных инвесторов. Поиск инвестиционных идей выходит из узких границ локального рынка и перекидывается на самый ликвидный, большой и с самой богатой историей рынок – американский. Теперь даже российские управляющие компании предлагают инвестировать своим пайщикам в акции американских компаний, создавая разные фонды от специализированных (например, инвестиции в акции технологического сектора) и заканчивая  общими фондами типа – «акции Мира», предлагая уникальные методики анализа и отбора акций в состав таких фондов. То есть, такая УК хочет поконкурировать с местными американскими игроками, используя свой локальный опыт управления активами. Насколько он будет успешным покажет время, но это напоминает поведение российских компаний, например, металлургического сектора, акционеры которых решили в 2008 году выйти за пределы российского рынка и купить активы в США. Причем сделали это очень талантливо – прямо на пике рынка. Чем эта история закончилась хорошо известно. Аналогично поступают российские портфельный инвесторы в лице УК, которые на пике рынка 2016 года создают фонды для инвестирования в рынок акций США. Также предлагаются различные идеи во что инвестировать на американском рынке лет так на 10, чтобы получить кратный рост своих инвестиций.    Я уже писал, что на отрезке  в 10 лет (2016- 2026 года) реальный возврат на инвестиции, которые делаете сегодня в рынок акций США, будет стремиться к нулю. Одурманенные трендом роста, который берет свое начало в марте 2009 года, российские инвесторы буквально смеются над этой мыслью. Это, может не удивительно, особенно если под маской такого инвестора скрывается человек, пришедший на рынок в 2009 году, как раз после кризиса 2008 года, который ничего кроме роста американского рынка за свою карьеру на рынке и не видел. Тем более было столько поводов для обвала, а разные гуру и эксперты предрекали его с завидным постоянством. Более того, отдельные участники используют такой момент в маркетинговых целях, создавая иллюзию бесконечного роста рынка США, начинают привлекать потенциальных инвесторов, умело жонглируя разными именами известных инвесторов, главным из которых является Уоррен Баффет. Действительно, американский рынок дал миру много известных имен инвесторов – Билла Гросса, Сета Клармана, Питера Линча, Джона Богла, Билла Миллера, Уильяма О Нила, Дэвида Дремана и, конечно же, главной вишенкой на торте уже упоминавшегося Уоррена Баффета. Это разные люди, с разными методиками и подходами к инвестициям, но их объединяет одно. Все свои деньги и имена они сделали в последние 35 лет.Поэтому прежде чем делать долгосрочные инвестиции в американский рынок и привлекать на него инвесторов, нужно разобраться в фундаментальных причинах роста рынка акций США, сделать такой анализ и понять, что способствовало появлению такого количества громких имен среди инвесторов и почему Баффетов станет меньше. А сделав фундаментальный анализ и поняв причины роста рынка акций США, показывать потенциальным российским инвесторам реальную картину относительного того, чего ожидать от долгосрочных инвестиций, сделанных в 2016 году.Жизнь так устроена, что зачастую не ясно, что привело к успеху (или власти, к примеру) того или иного человека – случай или какое-то стечение обстоятельств, порою пускай даже невероятное. Почему одни добиваются успеха, а другие – нет, почему одни делают себе имя в какой-то области человеком деятельности – а другие терпят крах. Почему в конце концов в русском языке мы часто говорим выражение – «потерпеть неудачу»? Как бы намекая на то, что всему причина- это отсутствие удачи. Или, вот к примеру, можем сказать, говоря о каких-то долгосрочных вещах – что «я родился в не в свое время». Поэтому очень сложно, а порою и невозможно, понять критерии успеха и факторы, которые повлияли на него. Оставляю читателя самостоятельно подумать на эту тему. Вернемся к фундаментальному анализу американского рынка акций.   Любопытно, что к 1980 году на американском рынке акций не было инвесторов, которые бы сделали состояние на нем. Что же произошло после этого? Почему в следующие годы они начали появляться один за другим?   Это были великолепные три декады для владения американскими активами – и неважно будь то акции или облигации. Без разницы! Покупай, что хочешь и держи! Вот оно золотое время стратегии buy and hold! Инвестиционный портфель, составленный наполовину из акций и из 30-ти летних правительственных облигаций принес 8% на инвестированный капитал в годовом выражении в период с конца 1982 года по конец 2013 года. Используя данные с 1871 года, не было такого 31- однолетнего периода с такой высокой доходностью. Были периоды, когда портфель акций показывали лучшую, были когда облигации опережали в доходности акции. Но не было ни одного промежутка сравнимого по времени, чтобы и акции и облигации одинаково хорошо перфомили. Этот период, несмотря на крахи рынка 2000 и 2008 года, действительно был самым уникальным в истории американского рынка.Какие же фундаментальные факторы лежали в основе этого 35-ти летнего периода, который дал миру столько известных имен звезд фондового рынка? Таких драйверов было шесть.Ключи будущего великого (даже величайшего) bull market лежали в неглубоком кармане Пола Волкера, главы ФРС начала 1980-х годов. Именно он положил начало борьбе с инфляцией, которую потом все его последователи центробанкиры сделали своим приоритетом, такой особенной мантрой. Как показал опыт 1970-х годов – инфляция стала главным врагом экономики и рынка акций, которая как коррозия разъедала их. Инфляция к началу 1980-х была около 20%. И повышение процентных ставок ФРС к 18% стало решительным шагом в борьбе с инфляцией, которая к середине 1990-х снизилась до однозначных величин. Такое снижение инфляции стало главным драйвером роста для всех финансовых активов – как облигаций, так и акций.Вторым драйвером, соответственно, стали падающие процентные ставки. Они были естественным отражением падающей инфляции. Это было хорошим знаком как для облигаций, так и для акций, которые испытывали переоценку вследствие снижения стоимости денег. Когда рынок акций показал свое дно в середине 1982 года, 30-ти летние трежерис имели доходность 14,2%, а трех месячные векселя приносили 13,5%. Движение с этих уровней привело нас к уровням 2,3% по 30-ти летним облигациям в 2016 году и нулевым ставкам по краткосрочным векселям.Третьим драйвером стало значительное улучшение прибыльности компаний США и их финансов. В начале 1980-х корпоративные финансы американских компаний были  в ужасном состоянии. Годы высокой инфляции нанесли серьезный ущерб балансам американских компаний. В то время еще, к примеру, даже не было возможности учета амортизации. Рост производительности труда был очень низок, а, соответственно маржинальность бизнеса низка. Высокая инфляция давала возможность компаниям не думать о контроле затрат и думать об улучшении эффективности бизнеса. До тех пор пока компании чувствовали, что они могут просто повышать цены, а не ограничивать рынок труда в его стремлении требовать больших зар плат или вкладываться (инвестировать) в инновации или просто улучшать производительность труда. Все существенным образом поменялось, когда инфляция начала падать. Компании стали бороться за эффективность бизнеса, улучшать производительность. К этому стали подталкивать их также, то рост доллара в первой половине 1980-х, дерегулирование многих отраслей во второй половине 80-х, а также глобализация, которая дала еще один толчок (и самый существенный) в 1990-х и первой половине 2000-х.  Еще один толчок дали технологические улучшения, которые привели стремительному росту производительности и вывели маржинальность бизнеса на максимальные значения.Следующим драйвером рост valuations – оценок компаний инвесторами. В середине 1982 года S&P 500 торговался на уровне только лишь 7.7 Р/Е – 31-м летнем дне. Мультипликатор Шиллера составлял 9.7 – это было еще одно дно, аж с 1945 года, окончания Второй мировой войны. Другими словами рынок был экстремально дёшев и был огромный потенциал для его переоценки вследствие падения инфляции и процентных ставок, а также улучшения корпоративной эффективности.Пятым драйвером роста рынка явился интерес населения к рынку акций. Рынок акций США находился в 14-ти летнем цикле падения, прежде чем цены достигли своего дна в середине 1982 года. С двузначной инфляцией и такими же ставками инвесторы предпочитали депозиты акциям. В середине 1982 года акции составляли 24% от портфеля активов домохозяйств (исключая активы, удерживаемые пенсионными фондами и страховыми компаниями), а в депозитах 55%. Но по мере роста рынка акций у инвесторов просыпалась любовь  к акциям, предвещая драматический разворот в этом соотношении. И к 2013 году аллокация в акции и депозиты изменилась в обратную сторону – 54% — акции и только 29% депозиты.Ну, и наконец, последний драйвер. Это — так называемый ДОЛГОВОЙ СУПЕРЦИКЛ. Комбинация из падающих процентов ставок и эпоха дерегулирование рынка, начатая в начале 1980-х годов привели к массивному кредитному буму в американской экономике. Этому тренду начали активно подыгрывать члены ФРС – предоставляя стимулы экономике при  каждом снижении деловой активности (рецессии). Выбор в пользу перезапуска кредита в экономике всегда был проще, нежели чем ликвидация накапливающихся дисбалансов в экономике. Такой долговой суперцикл оказал существенную поддержку рынку акций, а ФРС до сих пор пытается разными путями возобновить новый кредитный цикл.Поэтому очень сложно, смотря в зеркало заднего вида, судить чего больше было у известных инвесторов удачи или умения. Но можно точно сказать, что они родились в нужное время и как говорят у нас – попали в струю.Следующие 30 лет будут непростыми и мы наверняка увидим в действии концепцию mean reversion, которая выравнивает на долгом временном промежутке эксцессы, которые случились на предшествующем временном отрезке. Конечно, люди найдут выход из ситуации, испытав очередные потрясения и кризисы. Можно с уверенностью говорить, что это будут годы не лучшие для владельцев капитала. Некоторые получат на него совсем маленький возврат, а некоторые его потеряют в бурлящей и кипящей воде рынка. Наверняка, появятся люди, которые сделают себе имя на обвалах рынка, и ими также будут восхищаться и подражать. Все в этом мире циклично.В любом случае, в этот период времени придется решать дисбалансы, накопившиеся в экономике. Можно предполагать, что они будут решаться через налоговую систему, с помощью которой будет произведена болезненная редистрибьюция доходов и богатства от владельцев активов в пользу социально незащищенных слоев общества, поскольку мы видим угрожающий стабильности разрыв между самыми богатыми и самыми бедными. Да, в общем то, мы уже наблюдаем сокращение среднего класса в Америке, рост популизма и недовольство элитой.В этой ситуации приходится пожелать только удачи тем российским инвесторам, которые терпели долгие 35 лет и ждали точки входа в рынок, пропускали коррекции в 50%,  и вот, наконец, в 2016 году, на 35-м топе рынка решили инвестировать в рынок акций США. Не зря филологи говорят, что метафизическая сущность русского человека, выражение его ментальности проявляется в таких словах как – авось, небось, да как-нибудь.Отсюда http://smart-lab.ru/my/Endeavour/blog/all/

30 сентября 2016, 12:24

Zerohedge.com: Йеллен говорит, что скупка акций – это “хорошая вещь, о которой стоит подумать”, и эта мера может помочь в случае рецессии

Намекнув прошлым вечером о том, что “возможно, в будущем” Федрезерв мог бы начать скупать акции, Джанет Йеллен опять проболталась, подтвердив, что Федрезерв рассматривает возможность скупки прочих активов, помимо долгосрочного долга США. Несмотря на полный и оглушительный провал политики Национального банка… читать далее → Запись Zerohedge.com: Йеллен говорит, что скупка акций – это “хорошая вещь, о которой стоит подумать”, и эта мера может помочь в случае рецессии впервые появилась .

14 сентября 2016, 07:00

taxfree12: График нефти в золоте

Интересное исследование Опубликована была статья в марте 2015гоhttp://www.c-laboratory.ru/blog/tsena-neft-grafik/Мы привыкли измерять и обсуждать стоимость нефти в US долларах. Однако, доллар до и после 1971г, принципиально отличается. И, в качестве измерительного инструмента с 1971г. уже не годится.Столетиями до 1971 года стоимость нефти и других товаров мыслилась в золоте. Доллар служил расчетным эквивалентом для золотых цен. В 1971 г Никсон отменил золотое обеспечение доллара и доллар перестал быть адекватным измерительным инструментом. Хотя и сохранил такое значение на бытовом уровне в головах европейцев и американцев.Ниже график цены нефти за 150 лет На графике очевидно, что после стабилизации стоимости нефти около 1880г., цена нефти оставалась стабильной и колебалась в достаточно узком коридоре от 0.03 до 0.08 унций золота за баррель.Однако, после 1971г, ситуация на графике существенно изменилась:- стоимость нефти в золотых унциях так и продолжила двигаться в ранее обозначенном ценовом коридоре от 0.03 до 0.08 унций золота за баррель;- стоимость нефти в "бумажных" долларах резко пошла вверх и ее колебания потеряли коридор.Очевидная стабильность стоимости нефти в золоте позволяет предположить, что для этого была и есть глобальная и мощьная причина.Посмотрим ниже тот же график, с наложенными на него историческими событиями:Главное:- до 1960г цену на нефть контролировал американско-европейский капитал в лице нефтяного картеля "7 систёр";- с 1970г цены на нефть, с помощью квот, контролирует ОПЕК - 12 стран, преимущественно мусульманских, арабских.Получается, что источник стабильности золотой цены после на нефть после 1971г. логично искать в сознании этой контролирующей системы.И мы находим тут интересное: мусульманская и, даже более того, азиатская часть мира, в отличие от европейско-американских христиан, так и продолжает мыслить материальные ценности именно в золоте, даже если текущие расчеты проводит в долларах. Коран прямо указывает мусульманам пользоваться золотом, например, при выплатах мусульманского религиозного налога.С начала 20-го века европейско-американская система неоднократно принимала меры по устранени золота, как расчетного инструмента, заменяя его управляемыми бумажными суррогатами. Используя для этого такие институты, как МВФ.В то же самое время, в мусульманском мире неоднократно принимались попытки введения золотых денег или, хотя бы, расчета в золотом эквиваленте. Например, за нефть. Однако МВФ и военное превосходство европейско-американского капитала этого не позволяли.Резюме: для мусульманского сознания золото - первично для оценки материальных ценностей.В том числе, и для оценки "справедливой" стоимости нефти. Цена нефти в долларах - второстепенна.Это прекрасно объясняет, почему ОПЕК принимает решения о снижении квот и поставок нефти только при падении золотой цены нефти до 0.03 унции за баррель - "справедливой" нижней цены нефти в предыдущее столетие. Даже после 1971г.Ниже три интересные нестандартные карты, иллюстрирующие масштабы явления: население, мыслящее "в долларах" и население, мыслящее "в золоте". Причем золото в качестве мерила материального достатка не сдало свои позиции и в большинстве не мусульманских странах: как на уровне населения, так и на уровне центробанков. И финансовые ресурсы стран продолжают традиционно мыслиться, как "ЗОЛОТО-валютные".Карты мира, которых площадь страны пропорциональна производсту нефти, потреблению нефти, а так же военному бюджету.Карта мира, в которой площадь страны пропорциональна населениюжелтым выделены страны, где "мыслят в золоте",зеленым, где мыслят "в долларах".Карта мира, в которой площадь страны пропорциональнаразведанным запасам нефтижелтым выделены страны, где "мыслят в золоте",зеленым, где мыслят "в долларах".В рамках этой модели абсолютно неоправданно выглядели ожидания ряда экспертов о снижении квотОПЕК в ноябре 2014г. И полностью ожидаемо решение не снижать квоты.На том момент стоимость нефти в золоте была около 0.065 унции за баррель, что было в 2 раза выше нижней границы "справедливой" золотой цены. У арабов не было оснований поднимать цену.Какие еще интересные выводы и прогнозы следуют из данной модели:1. Осенью 2014г в штатах завершалось количественное смягчение.Необходим был толчок американскому рынку, американской экономике, чтобы не начался слив рынка, оставшегося без поддержки ФРС.Этот толчок был организован путем резкого и неожиданного для большинства аналитиков, падения цен на нефть. Что имело своим следствием массовое существенное снижение бытовых цен для населения в штатах и заметный рост спроса и рыночного оптимизма.При этом, обрушенная цена на нефть, с помощью управления ценами на золото, была проведена вдоль нефтяного "золого дна", не достигнув критического для сознания арабов уровня в 0.03 унции за баррель:2. Прогноз: золотая цена на нефть находится около исторических нижних границ.Для дальнейшего обрушения нефтяных цен (что позитивно для американской и европейской экономики и политики), им будет необходимо сначала понизить мировые долларовые цены на золото, чтобы не войти в конфликт интересов со своими арабскими нефтяными партнерами. Которые иначе могут обидеться и начать поднимать нефтяные цены уже в долларах.----------------------------------------------------------------------В ноябре 2015 на минимуме золота цена бочки лайт в золоте была 0.036 унции. Сейчас цена почти все такая же 0.036 унции. Когда она дойдет до 0.05 унции - можно снова ожидать большой волны падения нефти. При теперешней цене на нефть в этом случае золото должно стоить 960$ например.http://taxfree12.livejournal.com/678831.html

06 сентября 2016, 06:52

Zerohedge.com: Один триллион евро потрачен, и вот чем может похвастаться Драги

Прошло уже 16 месяцев с тех пор, как в марте 2015 года Европейский Центральный банк начал свое путешествие в неведомое. Как пишет Financial Times, эта неделя стала вехой в истории монетарной политики, поскольку с момента начала QE покупки со стороны… читать далее → Запись Zerohedge.com: Один триллион евро потрачен, и вот чем может похвастаться Драги впервые появилась .

29 июля 2016, 14:55

Согласованная эмиссия

Концепция согласованной эмиссии проста – как только один из ведущих ЦБ заканчивает фазу расширения активов, то эстафету подхватывает другой ЦБ. Это цикл повторяется до бесконечности. Работает исправно, без сбоев. Концепция согласованной эмиссии не только закрывает кассовые разрывы в фин.секторе, помогает покрывать потребность в финансировании дефицитов государственных бюджетов , но и поддерживает активы от обрушения, также демпфирует процессы делевереджа. Ни к какому стимулированию экономического роста, очевидно, все это не имеет ни малейшего отношения, по крайней мере напрямую.Причем механизмы кросс финансирования и трансграничной катализации денежных потоков настолько сильно развились в последнее время, что эмиссия одного из ведущих ЦБ может закрывать гэпы в ликвидности и сдерживать обрушение активов в другой стране. Например, QE от ФРС с осени 2012 по октябрь 2014 не только насыщало балансы контрагентов в пределах США, но и способствовало насыщению в Европе и частично в Японии. Другими словами, QE от ФРС, как прямо, так и косвенно по различным финансовым каналам поддерживало балансы европейских структур. Это же применимо с небольшими отличиями к ЕЦБ.С осени 2008 балансы четырех ведущих ЦБ (ФРС, ЕЦБ, Банк Японии и Банк Англии) выросли в три раза с 4.2 трлн долларов до 12.8.До кризиса среднее значение было 3.4 трлн. Вне всяких сомнений происходящие процессы уникальны и не имеют аналогов в истории. Степень концентрации центральной ликвидности в балансах негосударственных финансовых контрагентов рекордная.С марта 2015 совокупные балансы увеличились без малого на 3 трлн долларов. Для сравнения, в кризис 2008-2009 совокупный прирост активов ЦБ составил 2.5 трлн. С осени 2010 по осень 2014 еще +3 трлн. Как видно текущие темы эмиссии с точки зрения интенсивности, так и абсолютного значения - рекордные. Активно работают ЦБ Японии и ЕЦБ, тогда как раньше системы насыщал в основном ФРС.Когда-то мы обсуждали, что QE2 на 600 млрд от ФРС невероятен, но кто бы мог подумать, что во-первых, это только начало, а во-вторых, эмиссия вырастет в разы.Кстати, расширение баланса Банка Японии столь велико, что уже к осени 2016 они превзойдут баланс ФРС!Первая фаза расширения началась с ФРС осенью 2010 и закончилась в мае 2011, через несколько месяцев подключился ЕЦБ с их LTRO. Вторая фаза расширения началась также с ФРС осенью 2012 и продолжалась до октября 2014. С марта 2013 в работу вступил Банк Японии и последовательно разгонял темпы эмиссии. Как только ФРС закончил, то начали ЕЦБ, практически сразу - с 2015. Сейчас япоцны держат свыше 420 трлн иен активов, у Банка Англии около 350 млрд фунтов, у ФРС около 4.2 трлн долларов, а ЕЦБ нарастил баланс свыше 1 трлн евро за 1.5 года до исторического максимума - 3.15 трлн евро.ПО формальным критериям система пока устойчива:Активы на долговых и фондовых рынках на исторических максимумахПравительства имеют возможность беспрепятственного финансирования дефицита бюджета, как по причине радикального снижения потребности в финансировании, так и из-за высокого профицита ликвидности в системеИм пока удается удерживать инфляцию около нуляТакже им удается эффективно депревировать стоимость драгоценных металловВалютный рынок в целом стабильный, особых потрясений не наблюдаетсяСпрэды на денежных и долговых рынках прижаты к нулю, что свидетельствует о высоком доверии контрагентов между собой и доступности кросс финансированияСтоимость CDS также находится на многолетних минимумах, что показывает отсутствие закладывания премии за риск и отсутствие среднесрочного опасения за стоимость активов и устойчивость системыЗа счет манипуляции с отчетностью, скрытого финансирования проблемных банков и искусственной поддержки активов удается держать большинство зомби банков – банкротов на плаву.По сути, все сводится к согласованной эмиссии, к отключению обратных связей, что позволяет по предварительному сговору между ЦБ и крупнейшими операторами торгов вмешиваться в ценообразование активов, задавая нужные границы при помощи прямой манипуляции и информационному прикрытию через ручные СМИ. Тактика с 2008 сменилась радикально. Если раньше все проблемы так или иначе просачивались наружу, теперь решено замалчивать и кулуарно, тихо решать все, не привлекая общественное внимание, закрывая глаза даже на неприкрытые факты жульничества с отчетностью, особенно сейчас у европейских банков. Говоря иначе, решили тянуть время, вовремя закрывая разрывы ликвидности и поддерживая активы и банки на плаву.Сколько это продлится сказать сложно, потому что имеется лоббирование этой схемы на самом высоком уровне с прямым интересом от мировой элиты. Теоретически, это может продолжаться еще очень долго, потому что все острые углы оперативно сглаживаются. В отличие от 2008, сейчас никто не заинтересован грохать систему, ради перезагрузки. Тогда, напомню, ФРС с прайм дилерами намеренно грохнули Lehman Brothers, имея возможность его удержать, чтобы ребутнуть систему и оправдать перед общественностью беспрецедентную программу помощи банкам и QE. Это сейчас все стало таким привычным. Раньше были другие нравы ))

10 июля 2016, 07:32

Японское безумие

Мы живем в эпоху удивительных трансформаций, логику которых еще предстоит осознать. В современной истории (последние пол века) ранее не случалось видеть отрицательных процентных ставок, затяжной дефляции, кратного роста активов ЦБ без инфляционной абсорбации и сопоставимого покрытия денежной массой, сильнейшей дивергенцией между настроением бизнеса и показателями макроэкономической статистики с всеобъемлющим осознанием тупика нынешних концепций, описывающих мир.Очевидно, что мир находится в определенном пограничном состоянии, готовясь перейти в новую формацию с новыми описательными моделями. Причем прошлых макроэкономических и финансовых концепций недостаточно для описания нынешнего состояния системы. Из этого следует, что невозможно в полной мере опираться на прошлый опыт, эффективно описывая систему будущего. Другие правила игры, прошлые методы не работают.Например, если следовать традиционными макроэкономическим теориям, то тех средств, которые были применены правительством Японии для поддержки экономики на протяжении последних 15 лет должно быть достаточно для смены траектории экономического развития, но этого не происходит. Традиционные концепции выдали бы алармический сценарий развития событий при тех процессах, которые происходят на финансовом рынке Японии, но … снова ничего не разваливается. Видимая устойчивость?Недавно вышли обновленные данные по финансовой системе Японии. Этой осенью Банк Японии будет владеть 40% всего государственного долгового рынка! Сорок, черт их побрал, процентов. Это охерительно много.Менее, чем за 4 года объем выкупленных государственных облигаций правительства Японии со стороны Банка Японии составил почти 320 трлн иен, приближаясь к 400 трлн иенам. Увеличение в 5 раз. Вообще ранее пиковые уровни были около 100 трлн, что казалось очень много, даже критично много. Сейчас в 4 раза больше от прошлого максимума, а сами темпы выкупа беспрецедентные.Денежная кредитная политика ЦБ Японии с точки зрения инъекции ликвидности базируется на кредитовании банков + выкупе активов, главным образом на 99% - это гос.облигации правительства Японии. Можно видеть, что в формате прошлого количественного ослабления от японцев (с середины 90-х по 2007) на балансе до 100% занимали ценные бумаги, потом они начали свертывать QE, заменяя ликвидность в фин.системе на кредиты, при этом совокупный баланс не менялся.Другими словами не происходило изъятие ликвидности из фин.системы, а происходили структурные трансформации с ростом кредитов на балансе. Более того, график показывает, что в отличие от ведущих ЦБ мира (ФРС, ЕЦБ и Банк Англии) во время острой фазы кризиса 2008-2009 ЦБ Японии не предпринимал активных мер по фондированию фин.рынков, придерживаясь консервативной стратегии удержания спрэдов на рынке и балансовых показателей банков в приемлемых границах, мягко устраняя кассовые разрывы через овернайт кредиты.С весны 2012 снесло крышу, причем капитально. Тогда я писал, что долговой рынок Японии расшатывается тем, что становится невозможным финансировать дефицит гос.бюджета по причине фундаментальной нехватки ликвидности в фин.системе Японии из-за стагнации активов и дефляции. Активы не растут 15 лет, деньги на покрытие дефицита брать неоткуда. Пенсионные фонды и банки были загружены по максимуму. Даже больше можно сказать, активы падали.Банки, страховые, пенсионные и инвестфонды без учета ЦБ держали на 2012 год 2.5 квадриллиона иен, активы упали более, чем на 10% с максимума 2000. Тогда и подключился ЦБ Японии, устранив долговое цунами и коллапс фин.системы.Фин.система Японии удерживала 85% всего гос.долга Японии на 2011 год. На графике без учета векселей, только долгосрочные бумаги на конец первого квартала 2016.Теперь меньше 60% и будет около 52-55% к концу года. Несмотря на то, что сам по себе долг активно увеличивается примерно по 45 трлн иен в год и более, фин.система сократила вложения на 50 трлн за 4 года. Все скупил ЦБ Японии. Он монетизирует не только дефицит бюджета в полной мере (на 100%), но и скупает имеющиеся бумаги.Денежные активы фин.системы выросли с 200 трлн до 420 трлн и вырастут минимум до 450 трлн к концу года.ЦБ Японии выкупает бумаги в первую очередь у банков. На графике продемонстрирована структура держателей гос.бумаг правительства Японии.В середине 90-х ЦБ Японии в среднем занимал около 3% в активах фин.системы Японии, в 80-х около 2.5%. В активной фазе QE до кризиса 2008 было под 6%, сейчас же штурмуют 15 уровень. Это абсолютно невероятно.К чему все это приведет сказать очень сложно. Это не знают сами японцы. Нет исторического опыта, нет прецедентов. Логика подсказывает, что к разрыву системы, но отчего, если вся избыточная ликвидность строго модерируется ЦБ и ходит по замкнутому контуру, не провоцируя инфляции? Если так пойдет дело, то к концу 2017 ЦБ Японии будет удерживать свыше 50% от всего гос.долга. Ликвидности в системе более, чем достаточно, кассовые разрывы устранены, как класс, проблем с финансированием дефицита нет никаких. Да, ЦБ Японии уничтожил ценообразование на долговом рынке, монополизируя эту субстанцию чуть менее, чем полностью. Там нет рынка, это игра одного покупателя.Это же изобретение вечного двигателя? Нет проблемы гос.долга, нет проблемы финансирования дефицита, нет кассовых разрывов, трать сколько хочешь, компьютер все напечатает, причем в электронной форме. Пока всякие там туземцы продают или пытаются продать реальные активы в виде земель, недр, компаний в руки иностранцам, чтобы финансировать дефицит бюджета, прогрессивные страны просто печатают! )) Берут и печатают столько, сколько захочется. Куда угодно и сколько угодно. На поддержку фондового рынка? На раз-два. Покрытие расходов правительства? Элементарно ))Но вот, что интересно. Когда все это безумие закончится? Не бывает же вечных двигателей, нельзя противоречить базовым законам мироздания?

09 июля 2016, 05:41

Zerohedge.com: Как выглядит количественный провал

Говоря простым языком, это не работает, дурень! Особенно в Японии… Но Майкл Харнетт из Bank of America Merrill Lynch изложил в деталях все то, что было сделано и каковы были последствия этих действий. И его вывод ставит регуляторов в очень…читать далее →

05 мая 2016, 01:03

Гросс: роботизация приведет к "социализму поневоле"

Билл Гросс, один из самых успешных управляющих за всю историю современных рынков облигаций, считает, что власти западных стран в дальнейшем будут вынуждены все активнее печатать деньги для поддержки своих экономик и населения.

15 апреля 2016, 02:38

Монетаризм головного мозга

Максим Калашников Почему Россия проигрывает новую Холодную войнуКаюсь: все-таки посмотрел начало прямой линии Путина 14 апреля, пока собирался по делам. И услышал с самого начала то, что сделало всю остальную линию четырехчасовых разговоров пустословием и дешевым шоу. Президент сделал потрясающую по экономическому мракобесию ремарку. Показавшую его полное единство с Набиуллиной и тенью Гайдара. Как заявил Владимир Владимирович: «Главное - это не напечатать деньги, главное - изменить структуру экономики». Именно это заявление все обесценивает.Менять структуру экономики? Правильно: теперешняя «с-колен- поднятая» Россия стала еще более сырьевой страной, нежели при Ельцине и даже при Путине-премьере (2008-2012 гг.). Структура экономики теперь никакая: если сравнивать 2015 к 2007 году, то многие отрасли еще не вышли из того витка кризиса, в который страна угодила при премьерстве ВВП. Если взять 2015 год к 2007-му, то даже по официальной статистике производство в металлургии – это 97% от уровня восьмилетней давности, обработка древесины – 91%, целлюлозо-бумажная отрасль – 87%, производство электроники и электронного оборудования – 81%, текстильная и швейная индустрия – 78%, машиностроение и производство оборудования – 69%.То есть, ни премьером, ни президентом Путин не справился с кризисным ударом 2008-2009 годов, не говоря уж о витке кризиса, начавшемся в 2013-м. РФ только глубже насадили на сырьевой кол. Какое тут, к бесу, импортозамещение, уход от сырьевого статуса и создание 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест, обещанное нам в 2012-м? Статистика сейчас показывает, что в стране падают обрабатывающие и наукоемкие отрасли, зато растет добыча сырья.Понятно, что такую структуру экономики нужно менять, наращивая долю машино-, приборо-, авиа-, судо-, авто- и прочего «строения». Как это делается в нормальных странах? В ХХ веке и в США, и в Японии? Тем, что государство давало приоритетным отраслям дешевые длинные кредиты, правительствнные субсидии и налоговые льготы. Например, японцы в 1950-е определили для себя приоритеты: машиностроение, приборостроение, судостроение, автопром, электроника, станкостроение. И не пожалели: бурный рост Японии шел более тридцати лет, сделав Страну Нипон технократической и экономической сверхдержавой.Но за счет чего давать приоритетным отраслям длинные дешевые кредиты? Субсидии и налоговые льготы? Правильно: за счет продуктивной эмиссии – иен, долларов, тугриков (далее – по списку). За счет чего Франклин Рузвельт поднимал промышленность США, строил автострады и прочую инфраструктуру в 1930-е? За счет эмиссии, «заправки денежного насоса». Федрезерв печатал доллары и отдавал государству их якобы в долг – а на это финансиовалось инфраструктурное строительство. Само собой, американская ФРС (Федрезерв) сократила учетную ставку (http://www.colorado.edu/ibs/es/alston/econ8534/SectionX/Fishback,_US_ monetary_and_fiscal_policy_in_the_1930s.pdf, стр. 395) с 3,5% годовых в 1933-м до 1% в 1937-м. То есть, американские промышленники и аграрии могли брать кредиты под 3-5% годовых и, не разоряясь, перевооружали свои предприятия, наращивали выпуск продукции. Американцы выходили из кризиса за счет печатания денег и направления этой эмиссии в приоритетные отрасли!Интересно, как Путин собрался менять структуру бедственной сырьевой экономики, коли Центробанк держит учетную ставку в 11%, а взять кредит под 20% (меньше не получается) для предприятий реального сектора непосильно? На какие, Владимир Владимирович, шиши наши промышленники и аграрии будут строить передовое конкурентопособное производство, если кредиты – не по зубам, а субсидий и льгот по налогам – кот наплакал? Ведь само собой напрашивается решение: если ВВП РФ обеспечен рублевой массой лишь на 52%, то тихо эмитируй рубли – и выдавай их в качестве проектных длинных кредитов приоритетным отраслям промышленности и села под 3-5% годовых (через векселя, скажем). И так же тихо – субсидируй приоритетные отрасли. Чтобы не вкачивать деньги в неконкурентоспособные отрасли, покрывай производителям станков, машин, приборов, кораблей и т.п. 15-20% стоимости тех их изделий, что купили потребители. Ведь так делается и с вагонами, и с агромашинами. Определи, как японцы, перечень приоритетных отраслей, которые надобно развить и увеличить – и давай туда субсидии и дешевые кредиты с помощью тихой эмиссии. Так и поменяешь структуру экономики, сделав ее структурой промышленно развитой страны, а не очередной сырьевой Нигерии.Но Владимир Путин говорит: надо не деньги печатать, а менять структуру экономики. А как это сделать без эмиссии? Старика Хоттабыча выписать? В российских условиях без эмиссии у вас получится та же структурная политика, что и прежде: добыча сырья – вверх, обрабатывающие отрасли – вниз.далее -http://www.apn-spb.ru/publications/article23605.htm

23 марта 2016, 14:15

HSBC и Citi думают о деньгах с вертолетов

HSBC, Citigroup и Commerzbank задумались о "деньгах с вертолетов". Идею прямого экстренного стимулирования потребительского спроса еще в 1969 г. предложил нобелевский лауреат Милтон Фридман.

23 марта 2016, 14:15

HSBC и Citi думают о деньгах с вертолетов

HSBC, Citigroup и Commerzbank задумались о "деньгах с вертолетов". Идею прямого экстренного стимулирования потребительского спроса еще в 1969 г. предложил нобелевский лауреат Милтон Фридман.

08 февраля 2016, 17:29

Что тормозит мировую экономику?

НЬЮ-ЙОРК – В 2015 году, семь лет спустя после глобального финансового кризиса, разразившегося в 2008-м, мировая экономика продолжала балансировать на грани. По данным доклада ООН «Мировая экономическая ситуация и перспективы 2016 года», средние темпы роста экономики в развитых странах после кризиса …

29 января 2016, 09:37

Банк Японии ввел отрицательные процентные ставки

Банк Японии впервые снизил процентную ставку до отрицательного значения, поскольку возросшие риски для экономики, низкий уровень инфляции и потрясения на мировых финансовых рынках грозят срывом плана по восстановлению экономики страны.

29 января 2016, 09:37

Банк Японии ввел отрицательные процентные ставки

Банк Японии впервые снизил процентную ставку до отрицательного значения, поскольку возросшие риски для экономики, низкий уровень инфляции и потрясения на мировых финансовых рынках грозят срывом плана по восстановлению экономики страны.