• Теги
    • избранные теги
    • Разное1657
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1423
      • Показать ещё
      Формат69
      Компании273
      • Показать ещё
      Люди697
      • Показать ещё
      Издания36
      • Показать ещё
      Международные организации68
      • Показать ещё
      Показатели19
      • Показать ещё
18 августа, 09:59

И Фукуяма провозгласил конец истории… напрасно? Le Monde, Франция

Взгляд в будущее. Многие специалисты пытались заглянуть в общество завтрашнего дня. В 1992 году экономист...

03 августа, 17:18

Марк Соркин: система госконтроля при выводе страны из кризиса творит чудеса Ч.2

Продолжение разговора с Марком Соркиным затрагивает тему выхода из кризисного состояния общественно-политического устройства. «Сейчас единственное,...

31 июля, 07:00

СМИ: Россия подготовит «асимметричный ответ» на закон о сносе советских памятников в Польше

Россия подготовит «асимметричный ответ» на закон о сносе советских памятников в Польше. Об этом сообщают «Известия» со ссылкой на МИД РФ.

31 июля, 06:24

Польские чиновники попадут под санкции за снос советских памятников

Московские власти прорабатывают варианты ответа на закон Варшавы, который предусматривает демонтаж памятников советским воинам на территории Польши. Напомним, ранее «СП» сообщала, что президент Польши Анджей Дуда на законодательном уровне разрешил сносить советские памятники, которые «пропагандируют коммунизм», кроме захоронений советских солдат, уверяли польские чиновники. В МИДе России заявили, что этот недружественный жест Варшавы не останется без ответа «асиметричного характера», сообщают «Известия». На данный момент власти решает какие меры будут приняты в отношении польского государства, но одно ясно наверняка, Россия собирается подключить к делу международные площадки, включая ОБСЕ, СЕ и ОДКБ. - Надо и санкции ввести в отношении авторов закона, которые его продвигали и лоббировали, и прервать экономические отношения между российскими и польскими регионами, - Владимир Джабаров, заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам. Помимо этого, московские чиновники возможно примут решение оставить без ухода польские мемориальные комплексы «Катынь» и «Медное».              

31 июля, 03:46

Баллада о честных советских наркомах

В своей книге «1984» Джордж Оруэлл пророчески написал, что общество людей практически всегда подразделялось на три группы, цели которых были абсолютно несовместимы. Цель группы высших — оставаться там, куда они уже забрались. Цель группы средних — занять место высших, поскольку они ничем не хуже. А вот у низших цель совершенно идеалистическая: отменить все социальные различия и создать такое общество, где все люди были бы равны и потому счастливы.

30 июля, 19:00

Йопнутый антисоветчик из топа ЖЖ

Коллега uborshizzza не побрезговала и написала разбор про одного любимчика редакторов ЖЖ, который уже всех достал своими антисоветскими высерами.Как мне надоели почти ежедневные посты с разоблачением СССР от минского блогера Максима Мировича!Этот тип пресек фишку, что посты про СССР всегда вызывают большой отклик, и делает на них свой соцкап. Это дает ему возможность размещать через раз рекламный пост. Должно быть, молодой человек думает, что поймал бога за бороду.Скорее всего, Мирович родился в 1984 году, хотя, может быть, и раньше. Это я сужу по дате его поступления в вуз. Вот он сам.Здесь он несколько заматерел. Во всех его аккаунтах в соцсетях другая фотография, где он такой томный и с выщипанными бровями.По профессии Мирович - дизайнер. По-моему, это абсолютно исчерпывающая характеристика. Дизайнер чего? А какая разница? Он – фрилансер, если хотите, разработает вам сайт. Выставился с предложениями своих услуг на соответствующем ресурсе, но что-то желающих не находится. А ему и не надо – рекламных постов от ЖЖ хватит.То есть, человек ничего не знает и не умеет, но жить-то хочется. Отсюда и посты про то, как плохо было все СССР, которые очень нравятся руководству ЖЖ: их держат на главной странице неделями. Впрочем, там всем держат неделями – совершено обленились.Каждый пост про СССР, будь то пост Мировича или еще чей-нибудь, начинается со слов, что автору надоело читать постоянные восхваления СССР. Сколько я ни просила этих авторов дать мне хотя бы одну ссылку на пост, восхваляющий СССР, я ответа не дождалась.Вот именно с того и начинают свои посты про СССР – с вранья. А потом вранье удесятеряется.  С оппонентами Мирович не церемонится.«Сегодня будет очередной пост про СССР, ждите. Зарево ватных пуканов будет бушевать в комментах минимум до среды, подорвутся самые распоследние стратегические запасы.»«Я вам обещал зарево ватных пуканов минимум до вторника? Пацан сказал — пацан сделал! Уже среда, а пост до сих пор в топе, и уже почти 1000 комментариев.»Конечно, золотко. Когда все твои посты держат на Главной по неделе, то это возможно.Рецепт постов про СССР (а их бывает до 10-ти на месяц) прост – записывайте, и будет вам счастье. Нужно поместить побольше картинок с очередями, но чередовать их с ностальгическими картинками советской жизни. Под картинками можно писать любую чушь – читатель все съест. Одни прибегут умиляться, другие ругаться, третьи растравлять свои раны по поводу того, что их в детском саду кормили манной кашей и что им пришлось стоять в очереди за бананами.Например, почему в СССР было вкусное мороженное? Слово «вкусное» нужно обязательно взять в кавычки.«Так в чём же заключается тайна "того самого" вкуса, который до сих пор вспоминают поклонники СССР? Давайте вспомним, что представляли собой "обычные" советские сладости, доступные гражданам: покупные конфеты (карамельки вроде "монпансье" и шоколадные вроде "Мишка на севере"), обычный сахар (популярно было пить чай вприкуску с рафинадом), халва, реже зефир или какая-нибудь пастила. Очень популярными были также домашнее варенье и мёд.Как можно заметить, в этом перечне почти нет ничего, что содержало бы натуральное молоко или являлось бы какой-нибудь производной молочного продукта. Плюс общий рацион советских граждан был не сильно богат белком (каши, макароны, картошка, хлеб). Таким образом, из-за естественной потребности организма в молочном белке и жирах, плюс особом "молочном" вкусе, столь непохожем на остальные сладости, мороженое и казалось супер-вкусным.Вот, собственно, и весь секрет "того самого" вкуса — мороженое просто весьма сильно выделялось своим вкусом и составом среди остального довольно бедного ассортимента. А сегодня в магазинах представлена целая куча всякой "сладкой молочки" (йогурты, муссы, молочные желе и т.д.), и среди этого разнообразия обычное сливочное мороженое уже не кажется чем-то волшебным».Не хватало советским людям молока! Единственное, как они могли попробовать молоко – это съесть мороженого. Вместо такой гадости, как конфеты «Мишка на Севере».Все, кто помнит СССР, поймут, какой бред заключается в приведенном мною абзаце, но, увы, таких людей становится все меньше.Мороженное было лучше нынешнего, потому что делалось на натуральном молоке и сливках, на сухом молоке и на натуральном сгущенном молоке. Яйца добавляют в домашнее мороженое, но не в заводское. Сегодня молоко не цельное, а восстановленное, да еще и растительные жиры кладут и всевозможные химические добавки.Знаток жизни в СССР: и смех, и грех.«Мишка на Севере» - это были очень дефицитные конфеты. В магазине их трудно было найти. Молока продавали, хоть залейся, в буквальном смысле слова, потому что пакеты из-под молока частенько подтекали, и из под прилавка могла течь струйка. Молочное желе продавалась в магазинах «Диета», и было много разных кисломолочных продуктов.Или он утверждает, что в СССР от человека ничего не зависело. Он не мог сам определять свою судьбу.«На Западе при должном усердии человек всегда мог добиться лучшей жизни, в СССР же человек был вынужден существовать в таких условиях часто всю жизнь, от него лично мало что зависело. Решило государство, что ты, профессор университета, будешь жить в комнате в коммуналке — будешь жить в ней до конца своих дней».Ну что за фигня! Кооперативные квартиры люди покупали, проводили обмены с доплатой, получали жилье в порядке очереди и в связи со сносом домов. Профессор университета вполне мог купить себе квартиру в кооперативном доме. Сегодня это профессору это сделать значительно труднее.«Отчего пили в СССР? Лично мне кажется, что одним из факторв советского алкоголизма была определенная безысходность и невозможность что-либо поменять в жизни. Если ты слесарь — то будешь слесарем всё время и будешь до конца своих дней получать зарплату в 120 рублей, стимулы как-то развиваться, искать что-то новое полностью отсутствуют».Действительно, присутствовала гарантированная оплата труда с сохранением трудового места при болезни и трудоустройством в случае переезда. Это было очень скучно. Еще заставляли оканчивать вечернюю школу, а то и давали путевки в вуз. Скука же! При сдельной оплате труда, никак нельзя было получить на заводе больше 120 рублей? Да этот Мирович просто псих.Зато сегодня слесарь не заскучает: его могут в любой момент уволить, кинуть с зарплатой. Веселье – ложкой черпай.«Многих заключенных в СССР заставляли тяжело и много работать, при этом фактически не выплачивая им никаких денежных средств. Иначе, как рабством, это называть нельзя».Это неправда – им платили, правда, немного.«По своей наполненности советская культура была очень бедной — героизация "Гражданской и Великой Отечественной войны", "стройки коммунизма", транспаранты, парады, соперничество с Западом. В учебниках — бесконечные рисунки солдат или природы, в книгах — бесконечные романы про БАМ и про шпионов, по телевизору — балет, хоккей, стройки и Кобзон. Всё это было чрезвычайно скучным и однообразным, а любая альтернатива выжигалась каленым железом».Вы читали хоть один роман про БАМ? Назовите мне его.Какие песни вы до сих пор слушаете, какие фильмы вспоминаете? Их же не было, если верить такому великому знатоку советской жизни, как Мировичу.Но, в общем, довольно. А то я уже не остановлюсь.Мирович является патриотом Белоруссии. Патриотизм у него такой: из осторожности он не пишет ничего плохого про состояние дел в сегодняшней Белоруссии, но дает понять, что ждет ее освобождения. Кто Белоруссию поработил? Россия конечно.С придыханием он пишет о каком-то антисоветском восстании в Слуцке в 1920 году. По мнению Мировича, белорусские власти мало внимания уделяют этому подвигу.«Как же надоели эти бесконечные кислые "мущиинааа", "женьщинаа" в магазинах, парикмахерских, транспорте и на улицах. Когда мы придем к власти, то белорусы будут обращаться друг к другу исключительно "пан/пани" или "спадар/спадарыня", и сразу жизнь вокруг расцветёт».Это кто это «мы», которые придут к власти в Белоруссии? Дизайнеры? Белорусы, будьте бдительны!Каждый день у него в ВК и ФБ (в ЖЖ этого меньше), идут русофобские посты.Например, он постит такие картинки:Или под снимком попавшего в плен к украинцам солдата Агеева, где тот снят рядом с матерью, подписывает:«- Сынок, у нас ипотека. Возьми автомат и иди убивай украинцев.- А если украинцы убьют меня?- Сына, а тебя-то за что?».Очень гордится своим креативом. 1600 ретвитов.Или: «В Саратове , где в детдомах дают один стакан сока раз в две недели, изъяли 2910 кг яблок, ввезенных из Польши, и уничтожили их.Зато антигейский мотопробег скоро будет».Что это он про антигейский пробег? Меня и так его физиономия и профессия наводят на некоторые выводы.Или: «В Кирове экс-заключенный написал жалобу, что его пытали в колонии. В ответ суд дал ему 2 года за ложный донос».Или: «При Гитлере граждане Дании отказались выдавать евреев нацистам. При Сталине граждане СССР написали на своих же 4 миллиона доносов:».А белорусы в это время что делали? Куда белорусские евреи подевались? А граждане БССР доносы при Сталине не писали? Кстати, сколько можно про врать про Данию?Прекрасно они выдали своих евреев.Ничего хорошего про Россию он не написал ни разу и никогда не напишет.Часть постов в ЖЖ Мировича посвящена его красивой жизни. Например, Мирович ездит по Минску на такси: «Вызывал недавно "Такси-107", прислали какой-то ржавый прокуренный грузовой автобус) Поехал только потому, что опаздывал. Всё, "Такси-107" для меня больше не существует, как сейчас говорят – дизлайк и отписка.».Здесь он любит пройтись и по соотечественникам.«Доставляют комментарии папиццотных белорусиков, живущих с мамой и отдалживающих на "роллтон"».Кроме того, Мирович большой путешественник - был недавно, кажется, в Литве, а также сделал ремонт в своей квартире – все покрасил в белый цвет.Таким образом, никчемное существо имеет за счет обсирания СССР свой бутерброд с маслом. Чем он займется, когда ЖЖ накроется медным тазом? Его ведь и в слесари не возьмут.

30 июля, 17:13

ТАК ЧТО Ж, ДРУЗЬЯ, КОЛЬ НАШ ЧЕРЕД...

Оригинал взят у yasnyi_krasnyiв Мы всегда так живемКак правило, критические заметки уважаемого Ясный-Красный по поводу очередных произведений известного жанра я принимаю с полным согласием, - но не в данном случае. Ибо речь идет не о каких-то роджерсах/алкснис, на которых пробы негде ставить, а об уважаемом Романе Носикове, генераторе смыслов, на котором ставить пробы очень даже есть где. Вот и давайте...Да, безусловно, большая часть рецензируемого текста, в сущности, бессмысленные навороты слов, но если вдуматься, навороты эти подобны слоям ткани, многократно обернутым вокруг бесценного артефакта, и если эти слои отмотать, в самом последнем абзаце статьи, том самом, который ("принцип Штирлица"!) запоминается, артефакт это предстает во всем блеске:Европе пришла пора задать себе вопрос: чего она хочет от России? Чего эти люди от нас хотят? Чего они от нас добиваются? Чтобы мы снова стали собой? Чтобы мы стали такими, какими были наши предки, создавшие нашу страну, поднимавшие ее из руин в космос, выведшие Россию в сверхдержавы? Ну, что ж… идея хорошая. Мы согласны. Давайте начнем.То есть: вот он, ключевой и определяющий нюанс - "снова". "Чтобы мы снова стали собой, стали такими, какими были наши предки". Именно так, тонко и изящно, - комар носа не подточит, - Роман указывает на полную потерю нынешними россиянами себя, на абсолютное отличие их от предков, которые создавали, поднимали из руин в космос, выводили в сверхдержавы,и мысль Романа точна: что-то еще можно изменить лишь в том случае, если население Российской Федерации, за 20 с лишним лет "без санкций" ставшее тем, чем, извините, является сейчас,  вспомнит о чести и достоинстве, о том, что прогибаться перед врагом бессмысленно и стыдно, о традиции защищать слабых и не бросать своих, - короче, снова станет  собой, такими, какими были предки.По большому счету, это позиция г-на Стрелкова, и если сегодня на эту во многом идеалистичную позицию открыто, вопреки  официальной установке, сразу после заявления о симпатиях к идеологии коммунизма встал ("Мы согласны. Давайте начнем")  холодный прагматик Роман Носиков, это о чем-то более чем говорит...

30 июля, 09:18

Запад готов перейти "красную линию", чтобы наказать Россию

Угрозы на этот раз исходят из Лондона, где обещают применить ядерное оружие

30 июля, 00:28

"Мы будем жить теперь в раю?" (Константин Сёмин)

О цифровой экономике говорят очень много. При этом, часто честно признаются, что предмет дискуссии не определен. Бизнес видит в цифровизации клиентоориентированность – революционные изменения в маркетинге и системе потребления, чиновники – способ (или повод) модернизировать государство. Футурологи и мечтатели – то призрак коммунизма, то приближение цифрового фашизма, то некого идеального капитализма, где почти никто не работает, но у всех есть средства, чтобы потреблять.71 комментарий

29 июля, 22:18

Эрих Фоллат о своем посещении Великого Новгорода в 2000 году

Эрих Фоллат - немецкий журналист, сотрудник журнала «Шпигель». Ниже размещена его статья о посещении Великого Новгорода в 2000 году. Впервые опубликовано: Фоллат Э. Город надежды // Чело. 2002. № 2. С. 56–58.Михаил Прусак, губернатор Новгородской области в 1991-2007 гг.ГОРОД НАДЕЖДЫВладимир Путин объявил Новгородскую область, расположенную между Петербургом и Москвой, примером для остальной части страны. Там прагматично твердой рукой, к радости немецких инвесторов, правит молодой губернатор. Шелестят березы, качается камыш. Время от времени появляется кривоватая, потрепанная на ветру деревянная церквушка, и больше ничего, кроме этой безграничной дали. Здесь в лесах на реке Волхов и вокруг озера Ильмень – колыбель русской империи. Здесь в Новгороде, в 200 км южнее Финского залива, однажды на заре цивилизации были предприняты попытки установить свободу предпринимательства и демократического самоуправления. Давно это было – и тем не менее эта история первопроходца могла бы повториться. Если знатоков страны спросить о будущем России, они указывают на Новгород.Город впервые упоминается в летописи в 859 году, в течение столетий он оставался красивейшим и богатейшим во всей стране. Он гордо называл себя Великим, и сегодня по указу Ельцина он снова носит это имя. Предприимчивые знатные купцы основали здесь в 1136 году свою рес-публику, глава которой выбирался на народном собрании вече и держал перед ним ответ. Уже тогда новгородцы занимались торговлей от Балтики до Средиземного моря, а по шелковому пути до загадочного Китая. «Почему бы нам не поучиться у истории?» – говорит новгородский губернатор, сорокалетний Михаил Прусак, фамилия которого означает «выходец из Пруссии». Девять лет находится он на этом посту, на выборах в сентябре он получил 91 процент голосов. В своем рабочем кабинете с видом на памятник Ленину и на Софийский собор самый молодой из когда-либо избранных губернаторов высоко засучивает рукава рубашки, как бы подчеркивая этим символическим жестом свою энергичность. Своими усами и смелой улыбкой он напоминает русского Кларка Гейбла. Руководитель, который знает, чего он хочет; который не упускает ни единой возможности, чтобы этого достичь. «Мы упорно работаем над тем, чтобы, используя уроки прошлого, привести страну в будущее», – говорит он.Это не осталось незамеченным. Когда Владимир Путин в августе 1999 года стал премьер-министром, уже несколько дней спустя первая поездка привела его в Новгород. Потом он с удовлетворением отмечал: «Образцовые реформы, пример для всей России. Такого, как Прусак, нужно бы иметь в правительстве». Газета «Московские новости» сделала из этого смелое заключение о том, что не стоит больше гадать о будущей экономической политике президента: очевидно, она будет ориентироваться на модель Новгорода. Что делает Новгородскую область, расположенную между Санкт-Петербургом и Москвой административную единицу размером в 55 000 кв. км и населением 750 000 жителей, новым показательным регионом России? Как сумела эта бедная сырьем местность в течение пяти лет с 63-го места по развитию экономики среди 89 регионов России выйти на ведущее место, а по прямым инвестициям из-за границы обогнать все другие, кроме столицы?«Мы предлагаем оптимальный инвестиционный климат, хорошие транспортные условия, у нас есть увлеченные своим делом работники», – говорит Прусак. Уроженец Украины, он получил образование учителя истории и степень доктора экономических наук. Но теория ему была скучна, прагматика тянуло в политику – уже двадцатилетним он руководил совхозом и был народным депутатом Верховного Совета СССР. Этот опыт, говорит он, сделал его реформатором: «С нашими привилегиями для иностранцев мы идем дальше, чем все другие российские регионы. У нас вы можете снизить расходы даже на рекламу». Самым важным преимуществом для инвесторов является налоговая свобода: пока инвестиции не окупятся, в Новгороде не нужно платить ни рубля местных налогов. От колебания курса валюты или другого ухудшения рамочных условий, или, как здесь говорят, «в случае захода солнца», инвестор хотя бы частично защищен специальным фондом. Другой особенностью является отношение к земле. Инвесторы могут взять землю в аренду на очень длительный срок, а с недавних пор даже приобрести. С юридической точки зрения существует вопрос, относится ли такое решение к компетенции губернатора. Но уверенного в себе Прусака мало волнует превышение компетенции. В этом регионе делается то, что губернатор считает правильным; те, кто находятся в Москве, могут дать свое благословение позднее.Не удивительно, что деньги из-за границы текут в Новгород, с 1994 года это более миллиарда марок. Две трети экономических успехов в Новгородской области достигнуто в результате хозяйственной деятельности почти 200 расположенных там иностранных предприятий (среди них 11 немецких). Доля государственных предприятий составляет менее шести процентов. Древнее Ярославово дворище в центре Новгорода напротив кремля, где в Средневековье в больших крытых залах торговцы расхваливали свои товары и где у Ганзы был один из крупнейших торговых дворов, сегодня пустует. Как музей возвышается на территории Никольский собор, названный так в честь святого – покровителя купцов. Сегодня сделки заключаются в технопарках, в пригородах. За городом, в пяти километрах от центра, над ландшафтом доминирует фабрика «Дирол» – храм капитализма. Предприятие «Дирол» датского производителя жевательной резинки «Денди» производит такое впечатление, как будто Бог здесь играл в ЛЕГО*. Шефом сооружения коробочной конструкции в стиле футуризма является тридцатипятилетний Карстен Беннике из Копенгагена. Он с гордостью рассказывает, что производственные мощности могут покрыть половину русского рынка жевательной резинки, 12 000 тонн ежегодно. «Мы начали в Новгороде с маленькой упаковочной фабрики. Когда мы увидели, что губернатор не только давал обещания, как многие в России, но и выполнял их, мы вложили в дело 175 миллионов марок».Английский концерн «Кедбери-Швепс» выпускает в Новгородской области шоколад. Американская гостиничная цепочка «Бест-Вестерн» занимается отелем-люкс, «единственным, кроме Москвы и Санкт-Петербурга». Немецкая фирма «Пфляйдерер» производит изоляционные материалы. Но если и есть в Новгороде иностранный пионер-новатор, то им является билефельдский производитель транспортных средств пятидесятипятилетний Герберт Зоммер. «Единственное лето, на которое можно положиться»*, – звучит девиз его фирмы. Трудно представить, что без него Билефельд стал бы побратимом Новгорода, так как нельзя сказать, что есть особенная историческая или какая-то другая близость между этими городами. Шеф группы фирм, которые производят кузова для грузовых автомобилей и прицепы, любит Россию и все русское. Зоммер так хорошо знает Прусака, что часто ходит вместе с ним на охоту. Он всегда говорил начистоту, если у него создавалось впечатление, что на его русском предприятии что-то идет не так. И многое шло не так, когда немец в 1993 году создал в Новгороде «Новтрак».«Кто приходит рано, того наказывает жизнь», – перефразирует Зоммер слова Горбачева. В первые годы дела не ладились, убытки росли. Со своей бедой немецкий предприниматель обратился напрямую к губернатору. Тот был тогда еще неопытным, послушным Москве и как раз собирался перетянуть на свою сторону старых аппаратчиков, опыт которых он хотел использовать. Но когда Зоммер пригрозил от всего отказаться («Я все оставляю»), Прусак понял, что он не может рисковать. И вскоре дело пошло как по маслу – предположительно вообще без взяток. В настоящее время в филиале фирмы Зоммера по производству транспортных средств работают 150 сотрудников. Единственным немцем на месте является руководитель производства тридцатилетний Свен Кубе. У него нет повода не подчиняться русскому генеральному директору Андрею Комову, хотя тот еще моложе, ему 26 лет. Оба составили команду из коллег-энтузиастов. Шестерым в руководстве производства немногим более двадцати лет, все хорошо говорят по-немецки и работают, когда нужно, по 15 часов в день. «Это новое поколение – надежда России, оно разрушит летаргию этой страны», – говорит шеф фирмы Зоммер.Комов и компания учредили премию для «сотрудника месяца». Кто вносит предложения по совершенствованию производства, получает особую оплату. Они ввели сотрудника по проверке качества. Он не очень нравится, но его признают; помогает то, что он занимается культуризмом. «Мы все подчиняем тому, чтобы наша продукция полностью соответствовала требованиям корпорации», – светясь улыбкой, утверждает русский генеральный директор. И это помогло: новгородско-билефельд-ские полуприцепы пользуются спросом по всей стране. Вскоре будет принято на работу еще с полдюжины человек, опять будет десять претендентов на каждую рабочую профессию, смена обеспечена. Великий Новгород имеет великолепную высшую техническую школу, да и по обеспеченности компьютерами город стоит во главе русских городов. Каждый вечер претенденты сидят в кафе и говорят о том как получить желаемую работу. У многих из крупных западных фирм, таких, как «Дирол», есть свои воскресные образовательные программы. Мелкие предприниматели обучаются в образовательном центре, основанном новгородским Бизнес-парком совместно с британским Вест-Харт-Колледжем.Молодежь Новгорода цинична, лишена иллюзий как по поводу коммунизма, так и относительно религии. Им нужно одно: сделать карьеру. Они зачитываются бестселлером, герой которого из честолюбивого поэ-та становится расчетливым менеджером по связи с общественностью. Они называют себя «Поколение П»: «П» – как автор книги Пелевин, «П» – как Путин или Прусак. «Только не думайте, что этого человека из КГБ и карателя Чечни мы выбрали в президенты из восхищения им, – говорит новгородский студент-лингвист Павел (в Новгороде Путин получил 64,8 % голосов, на 2,5 % больше, чем в своем родном городе Петербурге), – мы не хотим назад в коммунизм». Дипломированный инженер Николай, добавляет: «Наш губернатор, как и Путин, понял, что пришло время компетентных технократов. Кроме того, он умелый тактик». Прусак удачно привлек сорокадевятилетнего Александра Корсунова, мэра Новгорода, на свою сторону, сделав его заместителем губернатора. Эта комбинация, единственная в России, изрядно польстила мэру, которому достались новые обязанности и почести. Она способствует тому, что на уровне «город – область» нет потерь, возникающих из-за трений и мелочной ревности, как повсюду в стране. «Мы делаем общее дело», – с гордостью говорит Корсунов в своем кабинете, почти таком же большом, как и у губернатора, и украшенном тем же гербом: два медведя, стоящих на задних лапах.Прусак заботится об укреплении местного самоуправления. По его инициативе возникла «общественная палата», в которой представители гражданской инициативы обсуждают проекты законов перед рассмотрением их в областном парламенте. А один раз в месяц, в определенный день новгородцы могут высказать сами свое мнение губернатору. «Это лишь удачный шахматный ход политика, который ищет вентиль для выхода недовольства общества», – заявляют в критически настроенном к Прусаку «региональном центре по правам человека». Одна из его основательниц Ника Давыдовская сетует, что губернатор является автократом и нарушает статус независимости суда. Она утверждает, что у страны не останется собственности, если это потребуется иностранным инвесторам, что переход предприятий оборонной промышленности на выпуск предметов народного потребления почти не продвигается вперед, что бедные становятся беднее, а богатые богаче. Те, кто быстро разбогател, иногда встречаются в казино «Феникс», где за столами для покера висят картины, изображающие местные монастыри. Иногда бизнесмены ставят свои шестисотые «Мерседесы» у ночного клуба «Мэджик» или заключают сделки в задних комнатах ресторана «Барин».Время от времени в деловых кругах случается заказное убийство. Так 24 января в своем кабинете был убит генеральный директор одной русской фирмы – поставщика нефтяной промышленности. Но и правозащитница вынуждена признать: в других регионах России, например в соседней Твери, все намного хуже. Там эти теневые стороны не исключение, а правило. Милиция Прусака борется с «протекцией», правда, не всегда законными методами: один известный в городе вымогатель денег «за крышу» был жестоко избит людьми в униформе. Большинство новгородцев ценят жесткую руку губернатора. Иностранные промышленники хвалят его в один голос. Американская торговая палата сделала Великий Новгород в 1997 году «Русским регионом года». Уильям Левис, директор Института Макензи, рассчитал, что с 1995 года по сегодняшний день внутренний валовой продукт Новгорода ежегодно увеличивался на 3,8 %, тогда как по Российской Федерации существенно снижался. Он предсказывает, что регион в будущем еще в большей степени станет отрываться от остальной России.Губернатор Прусак видит себя европейцем, поэтому он взял на себя роль представителя Совета Федерации России в ЕС. Он утверждает, что должность премьер-министра в Москве его мало привлекает: «Это правительство все равно переходное, оно исчерпает себя за год. Настоящий старт начнется в 2001 году». Вновь и вновь Прусак ссылается на особую «реформаторскую традицию своего города, которому были свойственны дух предпри-нимательства и эффективного самоуправления». При этом он впадает в дилемму: Прусак, как и Путин верит, что России нужна сильная централизованная власть и что слишком много свободы может быть вредно для провинции. Но пока он правит в своей маленькой империи, а не отправляется по приглашению в Москву, он ценит самостоятельность – дистанцию от Кремля. Иногда, когда Новгород еще спит, губернатор читает в своем кабинете книги своего любимого русского политика Сергея Витте, министра финансов, а затем и премьера последнего царя династии Романовых или его немецкого прототипа Людвига Эрхарда. На рассвете он идет от административного здания к почтенному по возрасту Софийскому собору с его вратами, изготовленными в XII веке в Магдебурге.У монументального памятника «Тысячелетие России» Прусак углуб-ляется в размышления. Этот памятник был открыт в 1862 году в присутствии царя, для того чтобы отметить огромные заслуги Новгорода перед страной. Бронзовое литье – как урок истории: 129 исторических личностей уместил скульптор Микешин вокруг мощного цоколя. Это писатели, музыканты, но прежде всего политики, в том числе и те, что пришли, чтобы лишить Новгород его свобод: великий князь Иван III, который присоединил Новгород в 1478 году, Иван Грозный, который почти сровнял Новгород с землей в 1570 году, устроив при этом кровавую расправу. Позже, во время Второй мировой войны, здесь бесчинствовали немцы, которые почти два с половиной года удерживали Новгород. Они планировали распилить памятник и вывезти в Германию. Но до этого дело не дошло. После таких размышлений в тишине Михаил Прусак, рвущийся к работе, торопится сесть за свой рабочий стол. Немцы для губернатора сегодня в числе важнейших партнеров в дальнейшем развитии города и области. «Приезжайте сюда, делайте инвестиции, – говорит он с голливудской улыбкой. – Мы позаботимся о том, чтобы вы об этом не пожалели».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

29 июля, 18:51

29.07.2017 18:51 : Российские ученые подали апелляцию на решение о присуждении ученой степени по теологии

Российские ученые подали апелляцию на решение о присуждении ученой степени кандидата теологии протоиерею Павлу Хондзинскому. Подробности сообщил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» доктор биологических наук из МГУ Александр Кузнецов. Всего в апелляции указаны восемь пунктов, с которыми не согласны ученые. Пять из них касаются нарушений Положения о совете по защите диссертаций. В частности, пункта о наличии в диссертационном совете требуемого количества докторов наук по данной специальности. У составителей апелляции серьезные претензии по поводу публичности процесса присуждения ученой степени: они утверждают, что список присутствовавших членов диссовета был обнародован позже требуемого 10-дневного срока. Кроме того, по словам А.Кузнецова, на заседание диссертационного совета не были допущены не только лица, желавшие принять участие в обсуждении, но и журналисты. «Формально они должны диссертацию завернуть, аннулировать решение совета, не дать эту двусмысленную степень и возможно закрыть совет, потому что там очень много нарушений. Но судя по тому, насколько система хочет лечь под РПЦ, они пренебрегут этим и оставят все, как есть», — отметил ученый. А.Кузнецов отметил, что в этом случае «теология станет такой же наукой, как научный коммунизм при социализме». Первая в России защита кандидатской диссертации по теологии прошла 1 июня 2017 года. Протоиерей Павел Хондзинский, декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, представил свою работу на рассмотрение в Церковной аспирантуре и докторантуре имени Кирилла и Мефодия. За присуждение степени кандидата наук по теологии проголосовал 21 член комиссии, один бюллетень был признан недействительным. А.Кузнецов подчеркнул, что об утверждении Министерством юстиции РФ научной степени по теологии стало известно через две недели – 14 июня. Составители апелляции обращают внимание на этот факт, указывая, что приказ Минобрнауки, позволяющий присудить степень кандидата теологии, вступил в силу только 25 июня. Помимо А.Кузнецова, апелляцию адресовали Минобрнауки три доктора биологических наук — Юрий Панчин, Владимир Алешин, а также кандидат биологических наук Дмитрий Щербаков. Диссертация на тему «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского» стала первой работой по специальности «теология», которую Высшая аттестационная комиссия при Минобрнауки утвердила в 2015 году.

29 июля, 13:20

Супруги из Кызылординской области воспитали 10 детей, 40 внуков и 16 правнуков

Дедушка Арибжан и бабушка Назым Исламхановы из Кызылординской области скоро отметят шестидесятилетие совместной жизни – свадьбу бриллиантовую. Всю их семью уже нереально собрать за одним столом – у Исламхановых 10 детей, 40 внуков и 16 правнуков, передает BNews.kz. Семья Исламхановых. Фото: bnews.kz / Марьяна Касимова Когда семья Исламхановых из Шиелийского района Кызылординской области взяла на региональном конкурсе «Мерейлі отбасы» главную номинацию, то никто не удивился – эта семья просто пример для подражания Дедушка Арибжан и бабушка Назым скоро отметят шестидесятилетие совместной жизни – свадьбу бриллиантовую. Дети, а также внуки этой красивой пары, конечно, хотят устроить торжество, ведь, даже если только самих Исламхановых собрать за одним столом, то уже в ресторане нужно заказывать сотню мест. Читайте также: Священник угнал 4 автомобиля и сдал их на металлолом>> А еще любимые друзья, добрые соседи, так и вовсе той получается. Но скромные старики отмахиваются, мол, не ради того, чтобы через шестьдесят лет покрасоваться перед всеми, когда-то женились, а чтобы сделать счастливыми друг друга, создать семью. А семья вышла славная. Арибжан-коке передал десятерым своим детям стремление к знаниям, хорошую привычку доводить начатое дело до конца, жажду жить в полную меру, от невзгод не таясь, счастливым моментам радуясь. Арибжан и Назым Исламхановы А Назым-апа, как истинная хранительница очага и большой домашний политик, всегда учила детей быть дружными, вместе заботиться о доме, осваивать ремесла, создавая уют. В доме Исламхановых работа не делится на мужскую и женскую. Мужчины могут и плов приготовить для семейного праздника, а женщины – запросто своим мужьям в огороде, в хлеву подсобить. «В старину матери не спрашивали дочек, любят ли их мужья. Говорили проще: «Жалеет ли тебя муж, балует ли свекровь?» И я считаю именно такую постановку вопроса правильной. Когда муж оберегает свою благоверную от несчастий, помогает ей с детьми, благодарит за то, что выбрала его в супруги, это и есть любовь», – рассказала бабушка Назым. Читайте также: Глава "Казавиа" назвал возможной причиной крушения Як-12 погоду>> Еще у Исламхановых есть важное для воспитания детей правило – хорошие родители ничему плохому ребенка не научат, за достижения всегда похвалят. Чехова здесь все читали еще в молодости: «Что не возьмешь лаской, то не возьмешь и строгостью». Совершил ребенок дурной проступок – виноват родитель, не сдержал, не объяснил, не так воспитал. Поэтому детям, а теперь внукам и правнукам Исламхановы уделяют столько времени, сколько физически могут. Практически – посвящают им жизнь. Семья Исламхановых У Арибжана Исламханова и его супруги Назым подрастают 40 внуков и 16 правнуков. Дети гордятся своими родителями. Арибжан Исламханов, которому в этом году исполнилось 80 лет, прошел славный трудовой путь. В послевоенные годы еще мальчишкой трудился с односельчанами в поле, работал днями и ночами. Повзрослев, освоил специальность инженера, долгие годы в родном совхозе Коммунизм (ныне это аул имени Н. Бекежанова) работал на телевизионной ретрансляционной станции старшим инженером. Супруга его Назым – обладательница золотой подвески «Мать-героиня». Она много лет проработала рядом с мужем на телевышке, но главную свою миссию женщина видит в воспитании детей и внуков. Читайте также: Министры Казахстана и Египта обсудили ситуацию с задержанными студентами>> Семья всегда ставится во главу угла у Исламхановых. Детей окружают любовью и лаской. Родители чувствуют большую ответственность за них, оберегают от невзгод. Вместе с тем, и требовательны к чадам. С малолетства приучают к труду, следят за успехами, и так еще со школы. Назым апа верно хранит не только семейные ценности. Опытная мастерица, она передала своим дочерям и внучкам любовь к древнему казахскому ремеслу – ковроткачеству, а также к житейскому рукоделию – шитью и вязанию. Все одеяла в доме женщина сшила своими руками, с душой, чтобы действительно грели зимними вечерами домочадцев. Практически все работы бабушки Назым в национальном стиле, наполнены любовью к Великой степи, первоосновам. Как призналась наша героиня, страсть к рукоделию она переняла от бабушек и матери. Арибжан и Назым Исламхановы «Сегодня старинным ремеслом успешно владеют мои внучки – Гульнар, Гульнур и Жанар. У последней немало наград с областных и республиканских конкурсов по прикладному искусству. Она выставляла не только ковры, но и гобелены. А еще Жанар создает куклы», – отметила Назым апа. Неудивительно, что каждый из детей Исламхановых сегодня уверенно идет по жизни. Старший сын Серик работает электромехаником в железнодорожном депо. Бакытжан – музыкальный аранжировщик в Шиелийском районном Доме культуры. Дочь Раушан – старший архивист в Аральском районном архиве. Шолпан – педагог-психолог, младшая Айжан – учительница английского языка. «Каждый ребенок – это личность со своим характером. Нужно своих детей просто любить, направлять на верный путь. И тогда они ответят взаимностью, смогут раскрыться. Правильно говорит наш президент Нурсултан Назарбаев, что семья – это стержень казахстанского общества, основа всех достижений страны в экономике, культуре и социальной политике. Выросший в хорошей доброй семье человек всегда стремится улучшить мир вокруг себя, наполнить достатком и добротой, а когда это делают миллионы, вот тебе и экономика, и политика», – подчеркнула Назым апа. Фото: bnews.kz / Марьяна Касимова Автор: Марьяна Касимова

29 июля, 13:00

Стиляги из Конго

Красота требует жертв. Эту сакраментальную формулу прекрасно усвоили конголезцы, создавшие Общество элегантных людей. Они готовы экономить на еде, брать непомерные кредиты и даже совершать неблаговидные поступки – лишь бы иметь возможность покупать модную одежду мировых брендов последних коллекций.Безумие, скажете вы? Но это лишь гипербола того, чем охвачен мир, когда в нем властвуют низменные инстинкты, именуемые потреблятством. Схожие явления были и у нас в СССР. Нынешняя же РФ больная этим неизлечимо. В этом смысле мы гораздо ближе к Конго, чем к идеалам коммунизма.

29 июля, 06:44

Освобождение от нацизма: Польша забыла, Норвегия помнит

Согласно принятому в Польше закону о декоммунизации и запрете пропаганды коммунизма памятники советским воинам-освободителям подлежат демонтажу.  В Польше осталось около 500 таких памятников, и в ближайшее время они будут полностью демонтированы и перевезены на отдалённые кладбища.  Собранные со всей Польши и скученные в нескольких строго очерченных местах, где-нибудь у городских околиц, эти остатки памятников не...

Выбор редакции
29 июля, 00:10

Подземный дворец коммунизма: Станция «Электрозаводская»

Московский метрополитен. Погружение №28. Станция «Электрозаводская».   Всем известно и всем понятно, кто хочет знать и понимать, что всемирная роскошь советского и особенно сталинского метрополитена в Москве — потому так роскошна, что стремилась построить под землёй дворец...

28 июля, 19:48

Освобождение от нацизма: Польша забыла, Норвегия помнит

Согласно принятому в Польше закону о декоммунизации и запрете пропаганды коммунизма памятники советским воинам-освободителям подлежат демонтажу.  В Польше осталось около 500 таких памятников, и в ближайшее время они будут полностью демонтированы и перевезены на отдалённые кладбища.  Собранные со всей Польши и скученные в нескольких строго очерченных местах, где-нибудь у городских околиц, эти остатки памятников не...

28 июля, 15:30

Станислав

СтаниславНевозможно есть мясо из котлов в Египте и не лизать пятки фараону. Исход из царства фараона всегда подразумевает мобилизацию. А любая мобилизация это жертва.Свобода представляется некоторыми публицистами как чистые туалеты, развитая инфраструктура, средиземноморский климат и сексуальное раскрепощение.Мир иерархически поделился на страны первого, второго и третьего мира и нам предлагают совершить героическое самоубийство в интересах стран первого мира, чем верховодить с помощью искандеров среди "третьих" и "вторых". И максимально раздражающей фигурой для таких "мыслителей" является Сталин.Сталин всегда представляется ими как предводитель рабов, фараон бессловесных строителей пирамид коммунизмаНаверное, они предполагают, что Белое море вдруг бы превратилось в Адриатическое и вместо лагерей по его берегам материализовались бы готические соборы и пиццерии, если бы не Сталин. Мол, РИ дошла бы до этого естественным путём. Этого всего нельзя ни доказать, ни опровергнуть, но кое что о сталинизме сказать всё-таки можно.Конечно, Сталин это жестоко, но это не жестокость азиатской деспотии, а мобилизация народа в условиях осаждённой крепости. Исход из царства фараона - РИ подразумевал мобилизацию народа в полном согласии с иудохристианскими библейскими мифами. Моисей тоже был довольно жестоким и казнил огнём народ без милости и в большом количестве просто за отлитие золотого тельца, кому евреи поклонялись у пресловутых мясных котлов в Египте. Но даже у самого оголтелого "либерала" не повернётся язык назвать Моисея тираном или деспотом. Потому что это два разных типа жестокости, и жестокость Моисея даже выше, чем жестокость Фараона, а дисциплина мобилизованного пророком народа - выше состояния его сытого пребывания под бичами надсмотрщиков у мясных котлов в Египте. Так было и в СССР. Народ при Сталине сознательно шёл на жертву, поклоняясь ему как пророку, ради дисциплины в условиях мобилизации, а не рабски склонял шею перед фараоном. Кто говорит иначе, либо чего-то не понимает, либо сознательно лжёт. Posted by Виктор Милитарев on 28 июл 2017, 12:19

28 июля, 15:19

В Польше назвали публикацию архивов Минобороны РФ фальсификацией истории

В польском Институте национальной памяти (IPN) заявили, что опубликованные Министерством обороны России архивные документы об освобождении Красной Армией территории Польши от нацистов фальсифицируют историю. Об этом говорится в заявлении на сайте института. Как утверждают авторы заявления, материалы были подобраны Минобороны таким образом, чтобы доказать, что поляки считали советских солдат исключительно освободителями. В этой связи IPN называет документы предвзятыми и вырванными из контекста, а комментарии к ним — необъективными. В IPN при этом отметили, что документы о действиях советских войск в Польше публиковались и ранее, однако, в отличие от представленных Минобороны, они содержали «критические взгляды» польского общества на «вторжение Красной Армии в Польшу», а также отражали связанные с этим протесты против «репрессий и ограничения гражданской свободы». Слова благодарности бойцам Красной армии и призывы помогать советским войскам в борьбе с нацистами, которые часто встречаются в опубликованных Минобороны документах, в IPN назвали «эпизодическими реакциями» страдавшего от немецкой оккупации населения. Как утверждают авторы заявлении, для подавляющего большинства поляков Красная Армия принесла не освобождение, а «новое, хотя, без условно, не сравнимое с немецкой оккупацией порабощение». 18 июля Министерство обороны РФ опубликовано архивные документы, посвященные освобождению Польши советской армией в 1944-1945 годах. Документы были рассекречены в июле текущего года, ранее в открытых источниках не публиковались. Днем ранее президент Польши Анджей Дуда одобрил поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма в названиях зданий и объектов, предусматривающие снос памятников советской эпохи.

Выбор редакции
28 июля, 14:51

Президент Филиппин пообещал бомбить школы по ночам, чтобы не задеть детей

Президент Филиппин Родриго Дутерте настаивает на своем решении о бомбежке школ, где могут воспитывать маленьких повстанцев, несмотря на предупреждения международных правозащитных групп по поводу военных преступлений. В этих учебных заведениях, по его словам, "учат подрывной деятельности и коммунизму".

28 июля, 14:32

Варшава обвинила Россию в фальсификации истории

В Польском Институте национальной памяти заявили, что опубликованные министерством обороны России документы об освобождении Красной Армией территории Польши якобы фальсифицируют историю. В заявлении института, распространенном в пятницу, говорится, что министерство обороны опубликовало старательно отобранные документы, чтобы доказать предвзятый тезис о том, что поляки считали солдат Красной Армии исключительно «освободителями». «Публикация документов, вырванных из контекста, с необъективными комментариями, фальсифицирует историю. Такую ложную картину создает также вступление, которое предваряет опубликованные документы», - передает РИА «Новости» сообщение института. Польские историки отметили, что документы о действиях советских войск в центральной части Польши публиковались и ранее, но содержали в себе «критическое мнение польского общества, связанное с вторжением Красной Армии в Польшу, связанные с этим опасения и даже протесты против репрессий и ограничения гражданской свободы». 18 июля российское военное ведомство опубликовало уникальные архивные документы 1944-1945 годов об освобождении Польши Красной Армией в ходе Великой Отечественной войны. Также сообщалось, что 17 июля президент Польши Анджей Дуда одобрил поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма, предполагающие снос установленных в стране памятников советской эпохи.

17 марта, 09:05

История Дворца Советов в Москве

Вы наверное много слышали, о нереализованных довоенных архитектурных планах в Москве. Вот например тут мы смотрели на Москву невоплощенную. А ведь не будь войны мы бы сейчас много чего из этих зданий и сооружений видели бы на улицах столицы.Давайте посмотрим, как это мог бы выглядеть самый эффектный из них.Московский Дворец Советов - один из самых известных нереализованных архитектурных проектов в истории. Огромное (самое большое и самое высокое в мире) здание, которое должно было стать символом победившего социализма, символом новой страны и новой Москвы. Этот проект поражает воображение и в наши дни. Это здание воспетое во многих творческих  произведениях  строилось для того, чтобы после победы Мировой Революции в его стенах принять в состав Советского Союза … последнюю республику. И тогда весь мир будет одним Союзом Советских Социалистических Республик.Со страниц книг перед нами предстает циклопическое инфернальное здание – трехсотметровая многоярусная башня, которая служит постаментом для гигантской стометровой статуи Ленина. Статуя настолько огромна, что в голове у нее помещается зал заседаний (зал, в котором состоится та самая торжественная церемония). При этом, гигантский Ильич не замер неподвижно – его гигантская рука всегда указывает на Солнце, для этого самую большую в мире статую вращают огромные электромоторы …Находясь в здравом уме и трезвой памяти, никто из советских архитекторов не планировал размещать в голове Ленина зал заседаний и заставлять статую вращаться вокруг своей оси вслед за солнцем. Но статуя Ленина, действительно должна была стать самой большой в мире статуей. Да и огромным электромоторам в проекте тоже место нашлось – они должны были быть установлены в трюме Большого Зала и с их помощью в этом зале на 22 тысячи человек менялись бы площадки.Поражают и размеры здания – общая высота 416.5 метров, объем – семь с половиной миллионов кубических метров (три пирамиды Хеопса!). Идею строительства Дворца высказал 30 декабря 1922 года на Первом Съезде Советов Сергей Миронович Киров (этот съезд знаменит не только этим, на нем еще было объявлено о создании Союза Советских Социалистических Республик). Разумеется, такая идея не могла не найти самую широкую поддержку среди делегатов съезда – еще бы, новый символ новой страны!Но к реализации этой идеи удалось приступить лишь почти десять лет спустя – в 18 июня 1931 года в газете "Известия" был объявлен открытый конкурс на лучший проект Дворца. В том же году, 5 декабря был взорван Храм Христа Спасителя – символ старой России, место которого должен был занять символ Страны Советов. Храм был виден практически из любой точки Москвы начала тридцатых, новый архитектурный символ должен был быть виден из любой точки обновленной Москвы недалекого будущего.В 1931 году был создан и специальный правительственный орган Совет строительства Дворца Советов (чтобы не повторять дважды одно и то же слово в одном названии его часто именовали просто Совет Строительства). При этом Совете был постоянный архитектурно-технический комитет, в который входили видные деятели культуры тех лет – Горький, Мейерхольд, Луначарский. Кроме того, в деятельности Совета принимал активное участие Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин.Кликабельно 1800 рхВ конкурсе набралось 270 участников – от простых граждан, имеющих смутные представления об архитектуре до профессиональных архитектурных бюро. На долю простых граждан пришлось, кстати, 100 эскизных проектов. А среди профессионалов 24 были иностранцами, среди которых был и знаменитый Ле Карбюзье. Большая часть представленных проектов или не соответствовала представленным требованиям или просто не выдерживала никакой критики. В итоге в финал конкурса вышли пять групп архитекторов, среди которых была и группа Бориса Михайлович Иофана. 10 мая 1933 года Совет наконец определил победителя. В этот день вышло следующее постановление Совета:1. Принять проект тов. ИОФАНА Б. М. в основу проекта Дворца Советов. 2. Верхнюю часть Дворца Советов завершить мощной скульптурой Ленина величиной 50-75 метров с тем, чтобы Дворец Советов представлял вид пьедестала для фигуры Ленина. 3. Поручить тов. ИОФАНУ продолжить разработку проекта Дворца Советов на основе настоящего решения с тем, чтобы при этом были использованы лучшие части проектов и других архитекторов. 4. Считать возможным привлечение к дальнейшей работе над проектом и других архитекторов.Пункт 4 был принят незамедлительно – к участию в проекте были привлечены архитекторы В. Гельфрейх и В. Щуко. Проект Иофана не сразу принял тот вид, который знаком всем любителям архитектуры сталинской эпохи. Самый первый эскиз в 1931 году выглядел так:​Как видите, вместо одной огромной башни с Лениным на вершине, целый комплекс зданий. Башня, впрочем, уже есть. Но ее венчает не Ильич, а освобожденный пролетарий с факелом.А это уже не эскиз, а более подробная версия проекта Иофана, датированная все тем же 1931 годом:В 1932 году Дворец Советов от Иофана становится чуть более похожим на финальный проект:Уже почти финальная версия, датированная 1933 годом, но все еще без Ильича, с освобожденным пролетарием на крыше:Проект принимает все более знакомый вид:И вот наконец окончательный вариант, утвержденный в 1939 году:Идею использовать здание в качестве гигантского постамента для гигантской статуи Ленина принадлежит итальянскому архитектору А. Бразини, одному из участников конкурса. Борису Иофану совсем не нравилась мысль о том, что его творение будет всего-навсего постаментом, он настаивал на том, чтобы статую установили не на вершине здания, а перед ним. Но, с начальством не поспоришь. Работу над гигантской статуей высотой 100 метров и весом в шесть тысяч тонн поручили С. Меркурову, украсившему канал имени Москвы фигурами Ленина и Сталина. В дальнейшем мы расскажем вам о том, каким мог бы быть Дворец Советов и о том, что успели построить. А пока предлагаем вашему вниманию галерею проектов Дворца, не прошедших конкурс: Армандо БразиниПредлагаю Вашему вниманию проекты, которые мне удалось найти в сети, а так же в книге Д.Хмельницкого «Архитектура Сталина: психология и стиль»2.Армандо Бразини. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.3.Армандо Бразини. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.4.Г.Красин, А.Куцаев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.5.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.6.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.7.Генрих Людвиг. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.8.Алексей Щусев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.9.Гектор О. Гамильтон.Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.10.Иван Жолтовский. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.11.Каро Алабян, Владимир Симбирцев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.12.Ле Корбюзье, Пьерр Жаннере. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.13.Моисей Гинзбург. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.14.Николай Ладовский.Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.15.Леонид, Виктор и Александр Веснины. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.16.Илья Голосов. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.17.Иван Жолтовский, Георгий Гольц. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.18.Каро Алабян, Георгий Кочар, Анатолий Мордвинов. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.19.Бригада ВАСИ (руководитель александр Власов). Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.20.Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.21.Анатолий Жуков, Дмитрий Чечулин. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.22.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.23.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.24.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.25.Каро Алабян, Анатолий Мордвинов, Владимир Симбирцев, Яков Додица, Алексей Душкин. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.26.Иван Жолтовский, Алексей Щусев. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.27.Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.28.Леонид, Виктор и Александр Веснины. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.А что было на месте будущего Дворца ? При вторжении Наполеона в Россию Император Александр I дает обет - воздвигнуть в Москве храм во имя Христа Спасителя. Указ о сооружении был подписан в декабре 1812 года в Вильне, когда последние части разбитой наполеоновской армии были изгнаны из пределов России.1903 год.В 1837 г. для строительства храма был взорван древний женский Алексеевский монастырь, настоятельница которого прокляла это место, пророчески заявив, что ничего доброго на нем стоять не будет.Первый храм строится почти 40 лет. В 1846 году возводят свод главного купола, три года спустя завершают работы по облицовке. В 1860 году строительные леса, наконец, снимают, и храм предстает перед глазами москвичей, но еще двадцать лет после этого уходит на роспись и отделку. Несмотря на все старания, храм Христа Спасителя народ считает местом бездуховным, образцом церковной безвкусицы.После полного окончания работ храм просуществовал чуть более 50 лет. 5 декабря 1931 года храм Христа Спасителя взрывают .Музейным работникам было разрешено вывезти фрагменты храма, благодаря этому были разобраны и переправлены в Донской монастырь несколько гигантских горельефов.Продолжим про проект Дворца.Начнем с главного – с фундамента, на котором должен был стоять дворец 300-метровой высоты, увенчанный 100-метровой статуей Ленина. Общая площадь здания должна была составить 11 гектаров, а вес – полтора миллиона тонн. Но этот громадный вес не распределялся равномерно по всей этой площади. Самой «увесистой» должна была стать центральная высотная часть – башня, в которой располагался Большой Зала на 22 тысячи человек. Зал имел круглую форму – в центре находилась сценическая площадка, над которой амфитеатром поднимались зрительские места. К этому огромному залу примыкали вестибюли, фойе и прочие небольшие (в сравнении с Залом) помещения. Все эти помещения в целом получили название «стилобат» (в древнегреческой архитектуре так называлась верхняя часть цоколя храма, на которой устанавливалась колоннада). Эта гигантская башня должна была занимать площадь в гектара и весить 650 тысяч тонн (одну пятую веса всего здания). Колонны каркаса нью-йоркского небоскреба «Эмпайер Стэйт Билдинг» (383 метра, самое высокое здание в мире на тот момент) давили на землю с силой в 4700 тонн, а колонны башни Дворца Советов должны были нести нагрузку от 8 до 14 тонн каждая.С подобными нагрузками на грунт строители никогда еще сталкивались. Так что, требования к грунту и фундаменту, на котором будет выситься здание – символ новой эпохи предъявлялись особые. Для исследования грунта впервые в Советском Союзе было применено так называемое крупноколонковое бурение – грунт поднимался в виде цилиндров длинной 1 метр, и диаметром в 10-12 сантиметров. Было пробурено более ста скважин глубиной 50-60 метров. В самом центре будущей строительной площадки находился скалистый участок – своего рода полуостров, вдающийся в мягкий грунт. На глубине 14 метров начинались крепкие породы – сначала десятиметровый слой известняков, потом следовал шестиметровый глинисто-мергельный пласт, затем начинался еще один слой известняков, но более плотный чем первый. Затем снова глина и снова известняки. Своего рода бутерброд. Эти породы образовались миллионы лет назад в каменноугольный период, а потом они выдержали вес ледников, несравнимо более тяжелых, нежели циклопическое здание Дворца. Так что, подземный скалистый полуостров идеально подходил для строительства – именно здесь должна была возвышаться самая высокая в мире башня.Кликабельно 1700 рхФундамент башни представлял собой два концентрических бетонных кольца диаметром 140 и 160 метров. Они располагались на втором известняковом слое на глубине 30 метров. Но прежде, чем заливать бетон, строители вырыли огромный котлован. Для того, чтобы стенки котлована не обрушились под воздействием подпочвенных вод в СССР впервые применили так называемую «битумизацию» грунта – вокруг котлована пробурили 1800 скважин. В каждую скважину вставлялась труба с мелкими отверстиями в стенах. В эти трубы под большим давлением закачивался битум, нагретый до температуры в 200 градусов. Через отверстия в трубах битум просачивался в грунт, заполнял все щели и полости и застывал. Вокруг котлована была образована водонепроницаемая завеса. Вернее, почти водонепроницаемая. Но с той водой, которая все же просачивалась в котлован успешно справлялись насосы.Чтобы решить проблему с грунтовыми водами раз и навсегда – под будущим фундаментом построили своего рода «чашу» из четырех слоев асбестового картона, пропитанного битумом. Теперь можно было приступать к закладке циклопического фундамента. Специально для этой цели неподалеку от стройплощадки построили бетонный завод, оборудованный по последнему слову техники конца тридцатых годов. Последним словом технику в ту пору были огромные автоматические бетономешалки. К месту строительства бетон доставлялся в котлован в металлических «бадьях». В каждую такую бадью помещалось 4 тонны бетона. При помощи подъемного крана «бадьи» опускались в котлован, рабочий выбивал щеколду, удерживающую дно.Кликабельно 2500 рхВылившийся бетон утрамбовывали так называемыми вибраторами – металлическими булавами, вибрирующими под воздействием, вращающихся внутри, эксцентриков. Твердея («схватываясь», если говорить на строительном сленге) бетон уменьшается в объеме (так называемая «усадка»). Учитывая огромные размеры фундамента, усадка могла привести к образованию трещин. Но строители легко решили и эту проблему – кольца фундамента делались не сплошными, они состояли из бетонных блоков с промежутками между ними. Как только блоки затвердевали, промежутки заливались свежим бетоном.Получалось монолитное бетонное кольцо. Оба кольца связаны между собой 16 радиальными стенами. А сверху над кольцами фундамента были установлены еще два кольца из железобетона. Эти кольца так же связаны между собой 32-мя железобетонными балками.Фундаменты остальных, не столь массивных, частей здания, представляли собой просто бетонные столбы с поперечником в 60 метров. Поскольку, нагрузка на них была не такой огромной, эти бетонные столбы устанавливались на верхнем слое известняка. Всего на строительство фундаментов Дворца требовалось 550 тысяч кубометров бетона. Над фундаментом башни должны были располагаться подвальные этажи, в которых разместились бы технические службы – отопление, освещение, водопровод, канализация и т. д.Для прокладки бесчисленных труб и проводов в бетонных стенах подвала требовалось проложить специальные каналы, настолько большие, что люди могли бы ходить в них не нагибаясь. Самой глубокой точкой подвала должен был стать трюм Большого Зала – 10 метров ниже уровня грунтовых вод. Пол трюма, согласно проекту, должен был представлять собой бетонную плиту толщиной 8 метров, один квадратный метр такого пола весил бы 18.4 тонны.Строительство Дворца СоветовСтроительство Дворца СоветовДо войны успели построить фундамент высотной части Дворца и начали монтировать стальной каркас здания. Увы, после 22 июня 1941 года бетон, гранит, сталь, арматура потребовались для совсем иных целей. После войны над Москвой вознеслись другие высотки, более скромные по размерам. Фундамент Дворца использовался при строительстве самого большого в мире плавательного бассейна. А в девяностые годы на этом же фундаменте восстановили Храм Христа Спасителя, снесенный в декабре 1931 года.КаркасТеперь поговорим о стальном каркасе, основе трехсотметрового Дворца, увенчанного стометровой статуей Ленина. Для строительства этого каркаса была разработана специальная высокопрочная марка стали – ДС.Каркас должен был монтироваться на двух кольцевых бетонных фундаментах. Диаметр внутреннего кольца составлял 140 метров, наружного – 160. На каждое из колец приходилось по 34 стальные колонны, каждая из которых должна была выдержать нагрузку в 12 тысяч тонн – это вес товарного поезда, составленного из шестисот вагонов. Площадь поперечного сечения каждой колонны – 6 квадратных метров, на такой площади вполне уместится легковой автомобиль. Колонны опирались на клепанный стальной башмак, под которым, прямо в кольцевом фундаменте укладываются 4-5 литых стальных плит.Все 64 колонны через каждые 6-10 метров соединяются между собой по горизонтали двутавровыми стальными балками. Такие же балки соединяют и каждые две колонны, расположенные на одном радиусе.До высоты 60 метров колонны шли вертикально вверх, затем на протяжении 80 метров шли под небольшим углом. А с высоты 140 метров колонны снова шли вертикально. На высоте 200 метров колонны наружного конца обрывались, а вверх тянулись только колонны внешнего ряда. В тех местах, где колонны должны были переходить в из вертикального положения в наклонное, должны были ставиться так называемые распорные кольца. Поверхность такого кольца образовывала целый проспект шириной 15 метров.Клкиабельно 1600 рхПомимо основного каркаса, у Дворца должен был быть и вспомогательный. Огромные колонны основного каркаса находились бы на значительном расстоянии друг от друга, их прочности не хватило бы, чтобы выдержать вес стен и межэтажных перекрытий огромного здания. Назначение второстепенного каркаса – «собирать» нагрузки и передавать их на мощный основной каркас. Второстепенный каркас тоже состоял из балок и колонн, но все его элементы делались из стали менее прочной, чем ДС. Но от обычной строительной стали эта сталь отличалась добавкой меди. Прочности такая добавка не добавляет, но повышает сопротивляемость ржавлению. Балки вспомогательного каркаса располагались бы там, где они необходимы, дополняя каркас основной.Поверх балок второстепенного каркаса должны были устанавливаться перекрытия – железобетонные плиты толщиной 10 сантиметров. На эти перекрытия укладываются полы. Толщина полов тоже должна была быть большой – ведь в полах должна пролегать трубы и электропроводка. Общий вес стального каркаса Дворца Советов должен был составить 350 тысяч тонн. На изготовление циклопической стальной конструкции работал целый ряд заводов в Москве и за ее пределами. На них изготавливались так называемые «монтажные элементы» - отрезки колонн, балок и колец. Длина каждого такого элемента не должна была превышать 15 метров – в противном случае их было бы невозможно перевозить по железной дороге и поднимать кранами.В Москве неподалеку от Ленинских гор был построен специальный завод, на котором все эти элементы готовились к монтажу – просверливались отверстия для заклепок, на специальных станках обтачивались торцы колонн. После такой обработки детали каркаса отправлялись на строительную площадку. Для монтажа использовались 12 кранов, грузоподъемностью 40 тонн каждый. После того, как каркас достигнет высоты, до которой краны не смогут дотянуться, 10 кранов должны были быть смонтированы на балках внешнего кольца основного каркаса. Оставшиеся два крана должны были передавать им грузы с земли. В дальнейшем планировалось уменьшить количество кранов на «верхотуре», а монтажом статуи должен был заниматься всего один подъемный кран.Монтаж каркаса начался в 1940 году. К началу войны он достиг высоты в 7 этажей. Во время войны сталь ДС пошла на изготовление противотанковых ежей, а когда запасы подошли к концу, были демонтирована и уже построенная часть каркаса. Апофеоз не получился, и тогда, расчистив площадку от строительного барахла, на этом месте строят открытый плавательный бассейн "Москва", в котором около 30 лет зимой и летом безмятежно плавают москвичи.А вот что пишет zyaltВсе вы, наверное, знаете, что под Москвой есть море (http://www.bibliotekar.ru/evrika/2-14.htm). Находится оно на глубинах 1000 – 1400 м). Так вот, когда строили знаменитый бассейн Москвы была идея заполнять бассейн этой морской водой, но по каким-то причинам этого не случилось.Опыт бурения скважин к морю у Москвы есть. Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин — на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. На улице Талалихина есть еще одна скважина — при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев — «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и другие. В военное время из этих вод добывали соль, когда путь к исконным соледобывающим районам был отрезан врагом.Рассказ очевидца: "Прослышав про это, директор бассейна Москва И.С.Стопани, на свой страх и риск, начал буровые работы в том месте, где сейчас стоит памятник царю. Долбёжным станком прошли 70 метров. И как ни пройдешь мимо, из-за ограды буровой стоит сплошной мат. Интересуюсь - в чем дело? Буровики говорят, что крышка долбяка постоянно забивается чем-то и не даёт работать, приходится поднимать инструмент на поверхность. Взял это «что-то» в руки, оказалось куском металла неправильной формы с характерным блеском на спиле. Скорее всего, это был сплав свинца и олова, заливаемого в скважины при работах по возведению Храма в 1839 году. Ничего себе фундамент, элементы которого уходили на 70 метров.Но вернёмся к буровым работам современности. Настал тот день, когда долбёжный станок должны были заменить на буровой, чтобы пройти ещё приблизительно 1650 метров. За проделанную работу буровики выставили Спорткомитету Москвы счёт, равный чуть ли его не годовому бюджету. И дело зависло в разбирательствах. Кончилось тем, что скважину заглушили в соответствии с положенными нормами."Первое время после его открытия по Москве ходили слухи, что в нём часто тонут люди. Особенно зимой. Якобы действовала некая секта "топителей", мстившая за строительство на церковном месте "гигантской лужи". Насколько это соответствовало действительности не известно. Скорее всего, очередная городская легенда.Бассейн Москва имел круглую форму, делился на несколько секторов, с раздевальными отделениями мужскими и женскими. Был также спортивный сектор с отдельным входом и без доступа из общих секторов. В спортивном секторе имелась вышка с разными уровнями высоты для ныряния, сауна и парилка.Для того чтобы плавать в бассейне Москва не требовалась справка от врача. Билеты продавались в кассе возле выхода из метро Кропоткинская. В бассейне выдавались на прокат купальники, плавки, тапочки, шапочки, ласты, маски и трубки для ныряния. Для обеззараживания воды использовались различные дезинфицирующие средства. Медперсонал бассейна Москва строго следил за санитарным состоянием воды, выплывов и душевых отделений.За все 33 года существования Бассейна «Москва» санэпидемстанция ни разу не предъявляла претензии к качеству воды. Воду бассейна не только пропускали через песчаные фильтры, но и хлорировали. В бассейне постоянно работала собственная лаборатория, забор воды на пробу осуществлялся каждые три часа (и еженедельно пробы выбирала санэпидемстания).В первые десять лет в цикл водоподготовки были включены бактерицидные установки, облучающие воду ультрафиолетом (ртутно-кварцевые лампы ПРК-7 на 1,0 кВт). Исследования показали, что цикл водоподготовки можно осуществлять и без них, качество воды при этом не страдает.Рассказ очевидца: "Я подрабатывал в бассейне "часовиком" (следил за порядком на воде).Каждый день мы брали забор воды на анализ. В воде была хлорка и медный купорос. Я проплавал 5 лет и заразу не подхватил, когда вода начинала цвести, то спускали воду и чистили дно. В бане больше шансов подхватить заразу. Кстати очень много детей, которых мы обучали там плаванию. Приходили тренеры из ДСШ и отбирали наиболее перспективных."Без водыСтуденческая шутка - закон Архимеда для бассейна "Москва": Тело, погруженное в воду бассена "Москва", вытесняет из воды другое тело.Воспоминания очевидца: "Помню, что его не всегда вовремя чистили, и как-то раз пришлось плавать вместе с водорослями (зелёными такими, которыми было дно и стенки бассейна покрыты). Вдоль бассейна стояли скамейки, и многие люди, начиная с апреля могли не только покупать, но и позагорать, сидя на этих скамейках. Ещё помню, что в последние годы работы этого бассейна там что-то типа "дискотек" устраивалось, были то ли ночные, то ли просто вечерние сеансы, под громкую музыку и разноцветную подсветку.1968.Обратите внимание: большая часть площади бассейна «Москва» в те годы была закрыта для плавания (на снимке слева). Это было связано с тем, что на глубине 2,40 метров очень плохо просматривалось дно. Особенно зимой, когда и так над водой стоял сильный пар, да тут ещё дно зарастало зелеными водорослями. Видимость была плохая, и увидеть человека, опустившегося на дно, было затруднительно. Пройдет несколько лет – глубину зальют бетоном, чаша приподнимется до уровня 1,85 м, и вся площадь бассейна станет опять доступной для плавания.Бассейн был открыт круглый год, даже зимой. Температура воды поддерживалась путём искусственного подогрева... Воспоминания dedushkin1: "Зимой, помню, страшно было с суши смотреть на "сумасшедших", плещущихся на 20-ти градусном морозе в клубах пара. Но сам не раз ходил зимой. Вода была теплая, совершенно не холодно было. Только нырять приходилось часто, а то волосы начинали льдом покрываться."Бассейн имел столь огромную площадь испарения водной поверхности, что был причиной коррозии у соседних зданий. Особенно это проявлялось зимой, когда над всем сооружением постоянно стояла стена из пара. Бассейн располагался напротив Пушкинского музея, от последнего поступали жалобы, что подобное соседство портит находящиеся в нём экспонаты.Это детская ванна ("плескательница") на бортике четвертого (мужского) павильона бассейна Москва. Температура здесь поддерживалась 32-34 градуса.Последние годы…Центральный плавательный бассейн "Москва" прекратил свою деятельность за четыре года до его сноса. В 1991 году цены на горячую, холодную воду и электроэнергию взлетели неимоверно, стоимость обслуживания стала нерентабельной. Более 3-х лет чаша бассейна стояла без воды, что привело к деформации температурных швов. Трубопроводная сеть сильно корродировала.Сняв бетонную подушку бассейна строители обнаружили огромные приямки (забитые мусором и залитые грунтовыми водами, оставшиеся от опор Дворца Советов.Вот еще интересный пост про бассейн от блогера mgsupgsНу а что сейчас на этом месте вы все знаете ...источникиhttp://statehistory.ru/1624/Dvorets-Sovetov--CHast-II/http://www.iqlib.ru/book/preview/E275D5BBFCE34086A2743ABA108F233Chttp://dedushkin1.livejournal.com/289450.htmlhttp://zyalt.livejournal.com/620811.html--А вот еще совсем в тему будет посмотреть как могла выглядеть Москва не воплощенная. , а вот Москва 1909 года в фотографиях (скачать одним архивом 10Мб), а вот и История строительства высотки МГУ

28 января, 18:25

Шпионские тайны Ватикана

Как "Штази" подбирала ключик к Святому престолу

23 января, 17:57

"Что делать?" Светлое будущее человечества: идея коммунизма в 60-е годы и спустя полвека.

Эфир: 22.01.2017. Выпуск 446. Чуть больше полувека назад, в 1961 году, советское руководство объявило о переходе к практической реализации коммунистического строительства. Более того, было заявлено, что к 1980 году «будет создана материальная база коммунизма». Между прочим, значительная, если не большая часть тогдашнего общества не только верила в это, но и желала коммунизма. Это относится и очень многим представителям тогдашней интеллигенции, включая большинство тогдашних писателей фантастов, например, таких, как Иван Ефремов и братья Аркадий и Борис Стругацкие. Насколько искренней, основательной и конструктивной была эта вера? Как, когда и почему она обернулась своей противоположностью? Сохранилась ли коммунистическая идея до сегодняшних дней? Об этом пойдёт разговор в студии программы «Что делать?» Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Черняховская Юлия Сергеевна, кандидат исторических наук 2. Володихин Дмитрий Михайлович, писатель, историк 3. Гринберг Руслан Семёнович, член-корреспондент РАН 4. Дискин Иосиф Евгеньевич, член Общественной палаты 5. Летняков Денис Эдуардович, кандидат философских наук 6. Воейков Михаил Илларионович, заведующий сектором Института экономики РАН

21 августа 2016, 17:24

Как Рейган устроил геноцид и назвал это "демократией". 1982 г. ( 60 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Как Рейган устроил геноцид и назвал это "демократией". 1982 г. ( 60 фото )        Май 2013-го года. В зале суда сидит глубокий старик, и шепчет молитвы, слушая обвинения в свой адрес. Его обвиняют в геноциде индейцев-майя... Солдаты, выжигающие индейские деревни, истребляющие поголовно все население, "зараженное богопротивными идеями". Это картина не из истории завоевания Америки конкистадорами - это конец XX века и "борьба с коммунизмом".         Может ли война против "коммунистических повстанцев" трактоваться, как геноцид, то есть сознательное истребление народа - уничтожение людей по этническому признаку? Может, если "коммунистическими повстанцами" считали в данной стране практически всех представителей этого народа.         При этом подсудимый Риос Монтт считал себя правоверным христианином. До своего прихода к власти он вел религиозные передачи на телевидении, был пастором евангелической общины "Слово Божие" и впоследствии оправдывал все зверства военных цитатами из Библии.        Риос Монтт считал (и до сих пор считает) себя "просветленным", действовавшим по указке самого бога. Именно такими "указаниями" он оправдывал "тактику выжженной земли", распространенную в восьмидесятых годах ХХ века.        Она позволяла изгнать с земли индейцев майя, которую тут же захватывали белые колонисты - таким образом господь "вознаграждал" их за христианское рвение. Этот человек был другом и фаворитом Рональда Рейгана и считался "оплотом демократии" в регионе.        Суд над бывшим президентом Гватемалы тянется уже почти 15 лет. В мае этого года он был признан виновным в организации геноцида и приговорен к 80 годам лишения свободы, однако через 10 дней суд отменил свое решение по причине нарушения некой формальной процедуры и (в очередной раз) назначил новое рассмотрение дела с самого начала.       Многие из его бывших сподвижников (офицеры армии и командиры эскадронов смерти) тем временем "пропадают" или внезапно "кончают жизнь самоубийством".          Дело в том, что сам факт обвинения в геноциде может создать очень опасный для многих прецедент. Ведь "просветленный" Риос Монтт был только пешкой в руках своих североамериканских покровителей, которые также виновны в этих преступлениях.        А гватемальские майя, вытесненные с плодородных равнин в труднодоступные горы, вынуждены идти в Мексику и далее - в США, чтобы стать нелегальными иммигрантами.        Индейцы-майя являются жертвами геноцида коренного населения, развязанного тридцать лет назад в горах Гватемалы. Главную ответственность за этот геноцид индейцев-майя несет генерал Эфраин Риос Монтт - бывший диктатор, правивший страной на протяжении двух самых кровавых лет в истории длительной гражданской войны.        Десятого мая этого года гватемальский суд вынес ему приговор по обвинению в геноциде и преступлении против человечества. Однако, совершенно внезапно, через десять дней, при весьма странных и подозрительных обстоятельствах суд отменил приговор - и пока не ясно, будет ли продолжен этот суд.       Силовые структуры Риос Монтта за один только 1982-й год убили десятки тысяч гватемальцев - преимущественно индейцев-майя. И в конце того кровавого 1982-го года президент Рейган заявил, что этот убийца является "человеком большой личной честности и преданности", на которого напрасно клевещут правозащитные организации - а он, якобы, лишь "желает улучшить положение всех гватемальцев и стремится к социальной справедливости".       "Моя администрация сделает всё, что только возможно для поддержки его прогрессивных начинаний" - заявил президент США.       В Вашингтоне прекрасно знали о том, что собой представляют эти "прогрессивные начинания" - и не только от правозащитных организаций, но и из докладов своей же разведки. Однако признавать истинное положение вещей не хотелось, поскольку это противоречило целям, которые ставила перед собой в 1981-м рейгановская команда, занимавшаяся вопросами национальной безопасности.       Как говорилось в отчете журналиста Роберта Пэрри, изучавшего документы, которые он обнаружил в библиотеке Рейгана, цель администрации США заключалась в осуществлении военной помощи ультраправому режиму Гватемалы, чтобы не только уничтожить "марксистских партизан", но и саму их "базу поддержки среди гражданского населения". А это и означало геноцид.         К выполнению миссии по истреблению майя подошли со всей ответственностью. Рейган отправлял гватемальским убийцам "не-боевое" оборудование - в том числе вертолеты Bell, которые уже на месте вооружали и посылали исполнять их основную миссию - убивать и разрушать.        В целях эффективной реализации поставленной задачи, к поставкам оружия привлекли целый ряд клиентских государств - Тайвань и Южную Корею, ЮАР и диктаторов Аргентины и Чили. Однако основным поставщиком оружия в Гватемалу был все же Израиль. Именно это государство направляло в Гватемалу инструкторов и непосредственно участвовало в проведении военных операций против партизан-майя.        Думаю, следует напомнить предысторию конфликта. В 1954-м году организованный ЦРУ военный переворот сверг демократическое правительство страны. Посредством жесточайших репрессий к власти вернули прежнюю элиту.        Еще в 1990-х международные организации провели тщательные расследования конфликта и заявили, что с 1954-го года в Гватемале были убиты около 200 000 человек, 80% из которых - индейцы. Их истребляли преимущественно гватемальские военные и спецслужбы, а также тесно связанные с ними группировки правых парамилитарес.        Все эти зверства по отношению к индейскому населению проводились при активной поддержке и участии США под стандартным предлогом времен "холодной войны" - Гватемала, якобы, могла стать советским "береговым плацдармом" в Латинской Америке.         Конечно же, практика убийств, которую осуществляла администрация Рейгана в Центральной Америке, не ограничивалась лишь Гватемалой. По всему региону спецслужбы и военные (вооружаемые США, проходившие обучение под управлением американских инструкторов) осуществляли террор против гражданского населения.       Лишь одна страна была исключением: Никарагуа. У Никарагуа была армия, способная защитить свое население. Следовательно, администрация Рейгана занялась организацией ультраправых для борьбы с армией Никарагуа.       В 1986-м году Международный Суд, рассматривавший дело "Никарагуа против США", признал США виновными в незаконном использовании силы в Никарагуа и обязал США выплатить репарации Никарагуа (в сумме 370,2 млн долларов). Однако ответом США на данное решение суда стала лишь эскалация войны.         Командование вооруженных сил США в Южной и Центральной Америке (Southcom) приказало "контрас" атаковать беззащитные гражданские объекты и избегать столкновений непосредственно с частями никарагуанской армии. Об этом говорят свидетельские показания генерала Джона Гэвина (Southcom), заявленные на слушаниях в Конгрессе США в 1987-м году.       И с тех пор ничего не изменилось. В 1999-м году президент Клинтон принес извинения за преступления США в Гватемале - но дальше этого дело не пошло.        Однако есть страны, которые не ограничиваются одними лишь пустыми извинениями. Гватемала, несмотря на все сопряженные с этим судебным процессом трудности, все же смогла пойти на беспрецедентный шаг и посадить на скамью подсудимых бывшего главу государства. Мы должны помнить об этом - особенно в десятую годовщину нашего вторжения в Ирак.Ноам Хомский.       В 1954-м году демократически избранный умеренно-прогрессивный президент Гватемалы Хакобо Арбенс был свергнут в ходе военного переворота, организованного ЦРУ. Арбенс всего лишь планировал провести весьма умеренную земельную реформу, однако она угрожала интересам компании "Юнайтед Фрут".       Его наследник на посту президента отменил реформы Арбенса, а эскадроны смерти уничтожили тогда около 8000 политических оппонентов нового президента. Так, в результате переворота в Гватемале начался 42-летний период диктатуры и репрессий.       На момент подписания мирного договора между правительством и левыми партизанами в 1996-м году в стране были убиты, по меньшей мере, 200 000 человек - и более 90% из них были убиты правительственными силами. Более 100 000 женщин и девушек подверглись сексуальному насилию, а около миллиона человек были изгнаны из своих домов. Однако даже после подписания мирного договора политические убийства продолжались.       Один из президентов Гватемалы сказал в 1970-х годах, что для полного подавления герильи ему нужно "превратить всю страну в большое кладбище".       Его рецепт практически осуществил за короткий период правления генерал Эфроин Риос Монтт. Он утопил страну в крови, и в мае этого года был признан виновным в организации геноцида и приговорен к 80 годам тюремного заключения.       Когда Риос Монтт в марте 1982 захватил власть, партизанам удалось добиться некоторых успехов. Риос Монтт считал, что свои силы партизаны черпают в основном в деревнях индейцев-майя на северо-востоке страны.      Около 400 деревень майя были уничтожены, прежде чем Риос Монтта свергли в августе 1983-го года. Репортеру Аллану Наирну удалось заснять некоторые из этих зверств - он должен был свидетельствовать на суде, однако правительство Гватемалы сделало все, чтобы воспрепятствовать этому.       Хотя все эти преступления никто и не пытался скрыть - их совершали специально, чтобы запугать и шокировать население. Население деревень сгоняли на центральной площади и либо расстреливали, либо вешали. Женщин и девушек систематически насиловали солдаты, чему есть масса свидетельств. Семьдесят свидетелей уже дали на суде показания.          Педро Чавес Брито (41 год) рассказал о нападении на его деревню, совершенное 4 ноября 1982-го года. Солдаты убили его мать. Он прятался вместе со своей беременной сестрой и еще двумя детьми (один из которых был новорожденным младенцем) в курятнике, однако солдаты нашли их.        Его сестра просила пощадить их, но солдаты связали ее и сожгли в доме вместе еще с десятью членами семьи. Самому Педро Чавесу удалось убежать в лес, где он без одежды и еды, "словно какое-то животное" прятался восемь дней.        Защита Риос Монтта иногда напоминала аналогичные оправдания США за атаки на вьетнамские деревни: "Проблема войны не сводится к вопросу, кто именно стреляет - ведь за каждым, кто непосредственно стреляет, стоит еще десять человек".       Активную поддержку Риос Монтту оказывал президент Рейган, посетивший с визитом своего протеже в декабре 1982-го. Рейган рассматривал Гватемалу в качестве поля битвы "холодной войны".      Он утверждал, что Риос Монтт "всецело привержен принципам демократии" и его понапрасну критикуют за нарушение прав человека. Возможно, Рейгана убедил в этом американский посол в Гватемале, сказавший ему, что "убийства уже прекратились".        И хотя приговор суда означает, что 86-летний экс-диктатор должен остаток своей жизни провести за решеткой, однако данный суд будет иметь далеко идущие последствия - ведь впервые национальный суд осудил бывшего главу государства по обвинению в геноциде.         Данный вердикт является также очередной вехой на крайне сложном пути Гватемалы к очищению политической сферы от преступлений прошлого. Приговор суда также означает некоторое восстановление справедливости по отношению к маргинализованным жителям деревень майя, которые до сих пор прозябают в крайней нищете.       Однако это также и суд над всем политическим истеблишментом Гватемалы. Нынешний президент страны Отто Перес Молина сначала отрицал факт геноцида майя и пытался остановить процесс, позволив его продолжить лишь при условии, что на нем не будет фигурировать его имя.       Однако имя Молины неизбежно всплывает в ходе процесса, поскольку он командовал тогда военным подразделением, которое непосредственно совершала все эти зверства. Сядет ли и он на скамью подсудимых после того, как в 2016-м году лишится президентского иммунитета?Джон Перри.

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

22 апреля 2016, 00:15

Мемория. Иван Ефремов

22 (9) апреля 1908 года родился палеонтолог и писатель Иван Ефремов. Личное дело Иван Антонович Ефремов (1908 – 1972) родился в поселке Вырица. Его отец был арендатором местного лесопильного завода. В 1914 году семья переехала в Бердянск, где мальчик поступил в гимназию. Он очень много читал, в основном книги Жюля Верна, Хаггарда, Уэллса, Конан Дойла и Джека Лондона. В 1917 году родители Ивана развелись, в конце 1918 года мать с детьми уехала в Херсон. Вскоре после переезда она вышла замуж за красноармейца и уехала с ним, оставив детей на попечение тетки, которая вскоре умерла от тифа. В 1920 году двенадцатилетний Иван прибился к 6-й автороте Красной армии, которая в то время находилась в Херсоне. В качестве «сына полка» мальчик прошел с красноармейцами до Перекопа. После взятия Крыма Ефремов вернулся в Херсон и узнал, что его брата и сестру отец забрал в Петроград. Он добрался туда самостоятельно и воссоединился с семьей. В Петрограде Иван поступил в школу второй ступени, которую окончил за два с половиной года. Вечерами работал грузчиком, а потом и шофером грузового автомобиля в ночную смену. Также он сумел сдать экзамены на штурмана каботажного плавания при Петроградских мореходных классах. В 1923 году Ефремов прочитал в журнале «Природа» статью зоолога Петра Сушкина о вымерших рептилиях. Он встретился с ученым и вскоре стал работать его лаборантом в Геологическом музее. Там он научился извлекать из породы окаменевшие останки животных и получил первую палеонтологическую подготовку, читая книги, рекомендованные ему Сушкиным. Весной 1924 года, после окончания школы, Иван Ефремов уехал на Дальний Восток и нанялся матросом на парусно-моторное судно. До поздней осени плавал у берегов Сахалина и по Охотскому морю. В конце года вернулся в Ленинград и поступил по рекомендации Сушкина на биологический факультет Ленинградского университета. В годы учебы он подрабатывал грузчиком в порту и шофером на пивном заводе «Красная Бавария». Летом 1925 года был направлен в первую научную экспедицию в Азербайджан, где обследовалось место будущего Ленкоранского заповедника. После окончания работы экспедиции устроился старшим матросом на гидрографический катер Ленкоранской лоцманской дистанции. В октябре вернулся в Ленинград, где был взят в Геологический музей на должность препаратора. Тогда же перевелся с биологического на геологический факультет, но вскоре оставил учебу. С 1926 года Ефремов регулярно участвовал в палеонтологических экспедициях, отправлявшихся  в Поволжье, на Урал, в Среднюю Азию, на Дальний Восток. Сделанные им находки были отражены в его первых научных статьях. Весной 1930  года он стал сотрудников Палеозоологического института, созданного на базе остеологического отдела и Северодвинской галереи Геологического музея, и продолжил активные научные исследования. Экстерном окончил Ленинградский горный институт. В 1935 году за работы по палеонтологии ему была присвоена степень кандидата биологических наук. В 1936 году Палеозоологический институт был переименован в Палеонтологический и переведен в Москву. Семье Ефремова дали квартиру в доме номер 8 в Большом Спасоглинищевском переулке. В это время он начал работу по обобщению своих полевых наблюдений над распределением окаменелостей в породах и пришел к выводам о закономерностях образования местонахождений вымерших животных. Одновременно с этим он продолжал участие в полевых экспедициях и, как ученый секретарь института, решал проблемы, связанные с устройством на новом месте. В 1937 году Иван Ефремов принимал участие в работе XVII Международного геологического конгресса. Весной 1941 года он защитил докторскую диссертацию на тему «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР». В 1946–1949 годах Ефремов руководил тремя экспедициями в монгольскую пустыню Гоби, во время которых было сделано множество важных находок. О работе в Монголии Ефремов рассказал в художественно-документальной книге «Дорога ветров». В сороковые годы были опубликованы первые научно-фантастические и приключенческие произведения Ефремова: «Встреча над Тускаророй», «Пять румбов» (оба 1944), «Белый рог» (1945), «Алмазная труба» (1946) и первая научно-фантастическая повесть «Звездные корабли» (1948). В 1950 году была издана монография Ивана Ефремова «Тафономия и географическая летопись». В 1956 году он пишет первый научно-фантастический роман «Туманность Андромеды», который на следующий год был опубликован в журнале «Техника – молодежи». Вскоре книга выходит отдельным изданием и переводится на иностранные языки. В 1959 году Ефремов по состоянию здоровья уволился из Палеонтологического института. Он занялся литературным творчеством и в последующие годы написал романы «Лезвие бритвы», «Час быка» и другие произведения. В 1967 году Ефремова наградили орденом Трудового Красного Знамени «за заслуги в развитии советской литературы и активное участие в коммунистическом воспитании трудящихся». В последние годы жизни Ефремов написал исторический роман «Таис Афинская». Умер Иван Ефремов 5 октября 1972 года.   Чем знаменит   Иван Ефремов Выдающийся писатель-фантаст, представитель гуманистического направления фантастики, убежденного в наступлении эпохи «нового золотого века» в результате социальных изменений и научно-технического прогресса. В романе «Туманность Андромеды» Ефремов изобразил будущее коммунистическое государство планетарного масштаба. В его концепции Великого Кольца – содружества цивилизаций, ощущается влияние философов русского космизма. Другой вариант развития человечества представлен в книге «Час быка», романе-предупреждении, жизнь на далекой планете Торманс, некогда заселенной землянами, построена по законам всесильной олигархии. Произведения Ефремова переведены на многие языки, только в бывшем СССР и нынешней России издавались более 400 раз тиражом около 27 миллионов экземпляров.   О чем надо знать В области палеонтологии Иван Ефремов наиболее известен как основатель тафономии – палеонтологической науки, изучающей закономерности процессов естественного захоронения организмов. Его монография «Тафономия и геологическая летопись» в 1952 году была отмечена Государственной премией СССР. Также ему принадлежат фундаментальные монографии «Руководство для поисков останков позвоночных в палеозойских континентальных толщах Сибири» и «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР». Совместно со своим учеником Борисом Вьюшковым Ефремов подготовил и опубликовал «Каталог местонахождений пермских и триасовых наземных позвоночных на территории СССР», который в 1957 году был переведен на английский язык.   Прямая речь «Мне думается, что два в корне ошибочных взгляда на научно-популярную литературу еще широко бытуют у нас. Не раз случалось на заседаниях разных комиссий и редакций выслушивать высказывания ученых (и хороших ученых!) о том, что научно-популярная литература — пустяки. Мы, мол, рассматриваем писание подобных книг, как использование отходов своей работы. Нужно ли говорить, что создать хорошую, настоящую научно-популярную книгу не легче, а гораздо труднее, чем описать на специальном научном языке результаты своих исследований? Другой ошибкой научной популяризации является мнение, что книги, особенно подытоживающие состояние крупных разделов науки, должны излагать только достаточно разработанные и хорошо известные вопросы. Все самые новые проблемы и предположения, еще не доказанные и спорные, обычно исключаются из популярных книг в наивном, но очень распространенном, особенно среди педагогов, стремлении уберечь читателя от «запутывания» в плохо разработанных вопросах. Я считаю этот взгляд чрезвычайно вредным. Широкое его распространение ведет к тому, что наши дети, наша молодежь будут питаться знанием «второй линии», а не находиться на переднем крае широкого фронта науки. Это значит; что распространяемое в народе знание будет уже отставшим, будет знанием вчерашнего дня». Из статьи Ивана Ефремова «О широкой популяризации науки» «Во время одной из экспедиций в Среднюю Азию я заболел какой-то странной болезнью, возвращающейся раз в пять лет. Когда болезнь возобновляется, я на месяцы выбываю из строя и вынужден лежать пластом. В 1942 году я находился в Алма-Ате. Меня, как доктора наук, прочно забронировали и держали в глубоком тылу. Необходимой научной литературы почти вовсе не было, жить было очень тягостно, работать по специальности — почти невозможно. Организм, обессиленный недоеданием, после очередного приступа болезни совсем не годился ни на что серьезное. В этих условиях я начал придумывать свои рассказы, даже не мечтая о том, что они будут когда-нибудь напечатаны и что я стану «настоящим писателем». Да и не было никаких оснований верить в успех моих литературных опытов. Рассказы, мне казалось, явно выбивались из русской традиции, они были далеки от тематики нашей литературы. Позже, кажется, Кассиль на каком-то собрании заявил, что они ему нравятся, но производят впечатление переведенных с английского... Думается мне, это не так. Я продолжал писать, не придавая своему творчеству большого значения, но чувствовал в нем безотчетную потребность. Должно быть, в этом выражался своеобразный протест против «интеллектуальной консервации». Из беседы Ефремова с Евгением Брандисом.   14 фактов об Иване Ефремове Согласно метрической книге, Иван Ефремов родился в 1908 году, но еще в юности он добавил себе год, так что в всех его документах был указан 1907 год рождения. Отец Ивана Ефремова носил имя Антип, но позднее поменял его на Антон. Родители Ивана заключили брак уже после его рождения, поэтому в метрической книге в записи о его рождении была указана только мать – «девица Варвара Ананьева». Позднее Антип (Антон) Ефремов признал отцовство. Иван Ефремов научился читать в четыре года, а в шесть лет впервые познакомился с романами Жюля Верна. Своего сына Иван Ефремов назвал Алланом в честь Аллана Квотермейна – героя серии книг Генри Райдера Хаггарда. Водить автомобиль Ефремов научился в 12 лет, когда жил среди красноармейцев автомобильной роты. В 1930-х годах Ефремова не приняли в партию по причине «неправильного» социального происхождения. Когда уже после публикации книги «Туманность Андромеды» ему предложили вступить в партию, он отказался, сказав: «Социальное происхождение не изменилось». По словам Бориса Стругацкого, персонаж книги «Понедельник начинается в субботу» Федор Симеонович Киврин писался с Ивана Ефремова. В 1962 году в статье «Наука и научная фантастика» Иван Ефремов предложил классификацию массовой фантастической литературы, выделив три разновидности: BAM (Bug and Monster) – о гигантских насекомых и чудовищах, вторгающихся на Землю из космоса; MS (Mad Scientist) – о безумных ученых, UL (Upheaval Literature) – литература катастроф, непременно случающихся с Землей или с иными планетами. Ефремов добился публикации романа Роберта Штильмарка «Наследник из Калькутты», который автор прислал ему в рукописи. В честь Ивана Ефремова назван астероид 2269 Ефремиана. Ученик Ивана Ефремова палеонтолог Петр Чудинов назвал в его честь вымершего ящера ивантозавра (Ivantosaurus ensifer). В 1945 году Иван Ефремов вместе с Владимиром Обручевым воссоздал журнал «Вокруг света», который был закрыт во время войны, и первое время возглавлял его редакционную коллегию. Существует неподтверждённое фактами мнение, что Джордж Лукас назвал Дарта Вейдера, одного из главных персонажей своей саги «Звездные войны», в честь ефремовского Дара Ветра. Материалы об Иване Ефремове Статья об Иване Ефремове в русской Википедии Сайт, посвященный Ивану Ефремову Страница Центра ноосферных знаний и культуры имени И. А. Ефремова  

07 апреля 2016, 16:59

Туманности Андромеды — 60 лет

Оригинал взят у alex_anpilogov В этом году исполняется 60 лет роману «Туманность Андромеды», написанному Иваном Ефремовым в 1955-1956 годах. Удивительно, но многие забывают, что «Туманность» была задумана и написана ещё в до-космическое время, когда братья Стругацкие ещё писали лишь об испытаниях водородной бомбы на атолле Бикини («Пепел Бикини», 1956), а большая часть будущих писателей-фантастов 1960-х-1970-х годов ещё только задумывались о жанре своего будущего творчества.Роман Ефремова действительно стал пророческим. Задуманный автором как некая коммунистическая утопия, относящаяся к весьма далёкому будущему (и тут Ефремов был весьма далёк от хрущёвских лозунгов «коммунизма всем, даром, и к 1980-му году»), «Туманность» внезапно оказалась стержнем нового, космического представления о мире, которое принёс в жизнь СССР. Не какими-то отдалёнными мечтаниями, а зримым и конкретным образом — запустив в космос сначала первый искусственный спутник Земли, потом — первые автоматические аппараты к Луне, а затем — и первого человека в космос.А ровно перед всем этим и произошёл феномен «Туманности Андромеды» — роман Ефремова был закончен публикацией в журнале «Техника-молодёжи» в сентябре 1957 года. А 4 октября 1957 года мир проснулся иным. Уже не только земным, но и космическим.О творчестве и о мироощущении Ивана Ефремова я побеседовал с Николаем Смирновым, человеком, который, пожалуй, сегодня наиболее полно понимает жизнь и взгляды Ивана Ефремова. Николай, совместно со своей супругой, Ольгой Ерёминой, в 2013-м году опубликовал книгу «Иван Ефремов» в серии ЖЗЛ, а совсем недавно, в конце 2015-го года издал монументальный труд — практически полное собрание писем писателя.Беседовать с Николаем было легко и приятно, но, к сожалению, прокрустово ложе передачи «Новый День» на канале «День-ТВ» совершенно не позволяло втолочь в полчаса динамичного эфирного времени все вопросы и ответы, которые позволили бы полностью раскрыть моё и Николая отношение к идеям и наследию Ивана Антоновича:Поэтому — ещё несколько моих мыслей о «мире Ефремова», вдобавок к уже высказанным.Ефремов не писал о мире ближайшего будущего. Скорее наоборот — Иван Антонович пытался представить себе мир некоего идеального, весьма отдалённого от настоящего момента грядущего, в котором космическая неизбежность либо будет принята и понята человечеством — либо же раздавит его своей бесконечностью и бескрайностью.Самое простое (и, ёлки-палки, самое быстрое, всего на 2 минуты времени!) представление этой бесконечности есть и в вышеприведенном видео (с восьмой по десятую минуту). И даже в таком, сверхконцентрированном виде, межпланетные и, тем более, межзвёздные расстояния просто поглощают зрителя, заставляя его забыть о том, что в силу логарифмической шкалы расстояний в какой-то момент времени он начинает «улетать» из картинки с изначально сверхсветовыми скоростями.Мир Ефремова — это мир Великого Кольца, в котором разные цивилизации встречаются и общаются между собой.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»Ефремов понимает всю сложность этого «вызова пустого и бесконечного космоса», как осознаёт и данность знаменитого парадокса Ферми, который был сформулирован незадолго до написания «Туманности» — «почему, почему молчит большой и необъятный космос?». Почему мы не слышим голос других миров, населённых разумной жизнью? И, конечно же, Ефремов задаёт неявный, но неизбежный вопрос и своим читателям: «а не замолчим ли внезапно и мы сами, если откажемся от своего будущего в пользу удобного настоящего?»В «Туманности Андромеды» Ефремов даёт на этот вопрос первый, положительный ответ: по его мнению позитивная ветка истории, коммунистическая, даёт любой цивилизации возможность освоения космоса — сначала путём общения с другими братьям по разуму на иных планетах, а потом — и путём освоения иных миров в результате космических экспедиций. Мир «Туманности Андромеды» — это мир гармоничной, сильной Земли, которая, тем не менее, разительно отличается от мира настоящего — несмотря на то, что земляне по отдельности «горят» и увлечённо участвуют в освоении космоса, сам по себе этот процесс оказывается безумно комплексным и многосложным: межзвёздные экспедиции досветовых звездолётов на анамезоне длятся десятилетиями и планируются на полвека вперёд, а все прорывные технологии развиваются практически руками энтузиастов, которые проводят такие опыты по сути дела на свой страх и риск.Будущее Ефремова — это Галактика, соединённая информационной сетью и ищущая совместными усилиями новых братьев по разуму, которым можно помочь на их собственном пути к звёздам.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»В «Часе Быка» Ефремов продолжает анализ возможных путей развития человечества, по факту пойдя на художественную хитрость — отделив часть человечества от основной сюжетной линии коммунистической Земли и поместив этих людей в иные условия. В конце-концов, и в эпической «Туманности Андромеды», и в короткой повести «Сердце Змеи», повествующей о встрече землян с гипотетическими обитателями фторной планеты (с которыми можно общаться, но никогда нельзя будет пожать им руки — Ефремов говорит о «зеркале для человечества». Что было бы с нами, если...?Если бы мы, подобно человекоподобной цивилизации Эпсилона Тукана («Туманность Андромеды») оказались на окраине обитаемого мира, вдалеке от массы других обитаемых планет? Что, если бы наш метаболизм был уникальным, как у обитателей Кор Серпентис («Сердце Змеи») и исключал бы для нас возможность колонизации иных планет? Стоит ли отчаиваться и бояться своего неизбежного и негативно определённого будущего?В «Часе Быка» Ефремов создаёт для людей Земли именно такое кривое зеркало, описывая негативный сценарий развития человечества, которое погибает не от своего естества и не от своего одиночества, но от сознательного выбора негативного пути развития планетарного общества, которое автор называет «стрелой Аримана». В конце концов, процессы энтропии («Не спи! Равнодушье — победа энтропии черной!..») одинаковы для всей природы — и для неживой, и для живой, и для мира разума. И мировое планетарное правительство Торманса как-то неуловимо начинает напоминать нам худшие сюжеты нашего настоящего.Знакомьтесь, ZOG с планеты Торманс.Остановился, закуклился, проповедуешь жизнь в достатке и комфорте — получи ответный удар от самого мироздания. И никакой звездолёт прямого луча уже тебя не спасёт: люди, обитатели планеты Торманс в мире «Часа Быка» имеют технологии межзвёздных перелётов, но не используют их, постепенно прожирая ресурсы Торманса в замкнутом круге безнадёжной деградации.В общем-то, об этом непростом выборе и была наша беседа с Николаем. В каком мире живём мы с вами сегодня?В мире «Туманности Андромеды» — или же в мире уже наступившего «Часа Быка»?Отвечать на этот вопрос нам с вами. Марс, Юпитер, Альфа Центавра и Эпсилон Тукана, далёкая галактика Андромеды — ждут нашего ответа. У них времени достаточно.

22 марта 2016, 20:19

Николай Смирнов. Иван Ефремов: грани будущего

Историк, педагог, исследователь Николай Смирнов о жизни, научных трудах и литературном творчестве российского учёного, философа, писателя-фантаста Ивана Антоновича Ефремова; о его отношении к Сталину и видении развития коммунизма, его предсказаниях о "весёлых 90-х" и том, каким он видел будущее человека и Земли; а также о значении Ефремова для современной России и мира. Ведущий - главный редактор философского журнала "Волшебная гора", директор исследовательской группы "Истоки Цивилизации" Алексей Комогорцев. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

23 января 2016, 20:02

Ильича планировали воскресить

Вождь мирового пролетариата скончался 21 января 1924 года. Но политбюро обсудило прощание с угасающим Ильичем еще осенью 1923-го.Похоронить по-русски!Ленин живее всех живых – это подтвердят и его многочисленные двойники, зарабатывающие на сходстве с вождем мирового пролетариата…Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН«Это страшное событие не должно нас застигнуть врасплох, – заявил тогда Калинин. – Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». С ним согласился Сталин. Мол, важно, чтобы все было приготовлено заранее и руководство страны не оказалось в растерянности. «Вопрос о похоронах беспокоит и некоторых наших товарищей из провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. В сожжении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования сохранить тело усопшего, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас нет».Троцкий тут же встал на дыбы: «По канонам Русской православной церкви угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону – сохранить тело Ленина. Прежде были мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича».Троцкого поддержали Бухарин и Каменев.Сталин стоял на своем. На его стороне были Калинин и Рыков. Голоса в политбюро разделились поровну.Достояние партииНеизвестно, как повернулись бы события, будь Троцкий 21 января в Москве. Но он уехал на кавказский курорт. Каменев и Бухарин без него поднимать бузу не стали. По воспоминаниям Бонч-Бруевича «Надежда Константиновна (Крупская. – Ред.) была против мумификации Владимира Ильича». Не одобряли этого и сестры Ленина Анна, Мария, брат Дмитрий. Но родственники не вольны были распоряжаться его телом. Оно стало достоянием партии! Победила идея Сталина о бальзамировании, замаскированная под инициативу «провинциальных товарищей». Откуда возникла эта экзотическая мысль?Сталин, учившийся на православного священника, и несостоявшийся ксендз Дзержинский, глава комиссии по организации похорон Ленина, прекрасно знали, что нетленность останков в христианстве – свидетельство святости. Их поддержал Луначарский, некогда глава фракции богостроителей в партии большевиков. «Научный социализм, – писал он еще в 1907 году, – самая религиозная из всех религий!»Настал удобный момент превратить большевизм в новую мировую религию, а тело покойного вождя – в ее главную святыню.Красный фараонВозможно, на решение сохранить тело Ильича и поместить в роскошный Мавзолей повлияла также главная археологическая сенсация той поры, пишет в своей книге «Ленин жив» исследователь Нина Тумаркин, дочь русских эмигрантов. А именно открытие за год до смерти вождя гробницы фараона Тутанхамона. В 1923 году мировая пресса взахлеб описывала найденные там баснословные сокровища. Туристы толпами устремлялись в Луксор. Мировая общественность вовсю обсуждала загадочные свойства тела фараона, не истлевшего за три тысячелетия. Кстати, профессор Збарский, бальзамировавший Ильича, прямо сравнивал свою работу с трудом древнеегипетских коллег-жрецов.Леонид Красин сочетал в себе веру в коммунизм и Страшный суд.Интересно позднее признание архитектора Константина Мельникова, проектировавшего саркофаг Ленина. Оказывается, общая идея вечного хранения и публичной демонстрации тела вождя принадлежала Леониду Красину. Тому самому инженеру-электрику Красину, которого Ленин называл «магом и волшебником большевистской партии». Красин, как и ряд других большевиков-интеллигентов, был очарован идеей философа Николая Федорова о воскрешении всех предков до второго пришествия Христа, чтобы они избежали Страшного суда. В 1921 году на похоронах друга-большевика технарь Красин прямо заявлял: «Я уверен, что наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясь всем могуществом науки и техники, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества…» В исполнительной тройке комиссии по похоронам Ленина Красин отвечал за сохранение тела вождя. Похоже, руководство партии мечтало в дальнейшем воскресить священную коммунистическую мумию. via

07 ноября 2015, 17:22

Один из лучших революционных текстов написал В.Пелевин

Советский реквиемЯ стою у стены. Мое тело, конечности и голова прижаты стальными обручами к холодному пластику. В зависимости от инъекции, которую мне делают перед допросом, я чувствую себя то скованным Прометеем, то приколотым к обоям насекомым.Я удовлетворяю свои телесные надобности подобно космонавту – в пристегнутую к телу посудину. Меня кормят, как парализованного. Когда приходит время спать, стена поворачивается и становится жестким ложем. Лишь самые страшные враги нового мирового порядка удостаиваются подобного обращения.Человеку в моем положении нет смысла врать. Я, разумеется, не собираюсь и оправдываться. Мне всего лишь хочется высказать некоторые мысли, которые я раньше не давал себе труда ясно сформулировать, хотя они смутно присутствовали в моем уме всю жизнь. Теперь, наконец, я могу это сделать, потому что других забот у меня нет.У меня нет возможности писать на бумаге. Я способен только водить согнутым указательным пальцем по стене, словно я мелом рисую букву за буквой на одном и том же месте. Палец не оставляет на пластике никаких следов, но глядящие на меня телекамеры – их не меньше пяти – фиксируют каждое мое движение.Я знаю, что аль-америки, если захотят, расшифруют все содрогания моей кисти, затем соединят буквы в слова и получат полный текст этого послания. Их компьютеры вполне на такое способны. Но даже если они это сделают, вряд ли многие прочтут мое письмо. Скорей всего, файл с ним просто канет в небытие в архивах Пентагона.Несколько слов о себе. Меня зовут Савелий Скотенков; афганские моджахеды, среди которых прошла лучшая часть моей жизни, называли меня Саул Аль-Эфесби. Это имя я склонен считать своим настоящим.Мои предки были волосатыми низколобыми трупоедами, которые продалбливали черепа и кости гниющей по берегам рек падали, чтобы высосать разлагающийся мозг. Они делали это миллионы лет, пользуясь одинаковыми кремниевыми рубилами, без малейшего понимания, почему и зачем с ними происходит такое – просто по велению инстинкта, примерно как птицы вьют гнезда, а бобры строят плотины. Они не брезговали есть и друг друга.Потом в них вселился сошедший на Землю демон ума и научил их магии слов. Стадо обезьян стало человечеством и начало свое головокружительное восхождение по лестнице языка. И вот я стою на гребне истории и вижу, что пройдена ее высшая точка.Я родился уже после того, как последняя битва за душу человечества была проиграна. Но я слышал ее эхо и видел ее прощальные зарницы. Я листал пыльные советские учебники, возвещавшие, что Советский Союз сделал человека свободным и позволил ему шагнуть в космос. Конечно, даже в детстве мне было понятно, что это вранье – но в нем присутствовала и правда, которую было так же трудно отделить от лжи, как раковые метастазы от здоровой плоти.Если не ошибаюсь, впервые я задумался об этом, когда мне было всего десять лет.На школьные каникулы меня отправляли к бабке – в деревню недалеко от Орла. Бабка жила в старой избе, отличавшейся от жилищ пятнадцатого века только тем, что под ее потолком сверкала стоваттная колба, которую бабка ехидно называла «лампочкой Ильича». Вероятно, она имела в виду не Ленина, а Брежнева – но для меня большой разницы между двумя этими покойниками не было. Зато я хорошо понимал, чем была «лампочка Ильича» в русской деревне двадцатых годов, потому что ни лампа, ни деревня с тех пор принципиально не изменились.Надо знать, что такое русская зимняя деревня, чтобы понять, каким космическим чудом выглядит в ней сочащийся сквозь наледь на стекле электрический свет.Я вовсе не иронизирую – это искусственое сияние действительно казалось лучом, приходящим из неведомого, и было понятно без объяснений, как русский человек променял на него и своего царя, и своего Бога, и свой кабак, и всю древнюю тьму вокруг. Этот желто-белый свет был заветом новой веры, миражом будущего, загадочно переливавшимся в замерзшем окне, когда я брел по вечернему двору в холодный нужник – и, точно так же, как мои поэтичные прадеды, я видел в узорах льда волшебные сады новой эры.Кроме лампы, в бабкином доме было еще одно чудо.Это был стоявший в сенях сундук со старыми советскими журналами. Бабка не разрешала в него лазить. Я делал это с ощущением греха и надвигающейся расплаты – чувствами, сопровождавшими каждый шаг моего детства.Сундук был заперт, но, приподняв угол крышки, можно было просунуть руку в пахнущую сыростью щель и вытаскивать журналы по нескольку штук. Они были в основном шестидесятых годов – времен младенчества моих родителей. Их имена звучали романтично и гордо: «Техника – Молодежи», «Знание – Сила», «Юный Техник». От них исходил странный свет, такой же загадочный и зыбкий, как сияние ленинского электричества в заледенелых окнах.Тот, кто долго листал старые журналы, знает, что у любой эпохи есть собственное будущее, подобие «future in the past» английской грамматики: люди прошлого как бы продлевают себя в бесконечность по прямой, проводя через свое время касательную к вечности.Такое будущее никогда не наступает, потому что человечество уходит в завтра по сложной и малопонятной траектории, поворотов которой не может предсказать ни один социальный математик. Зато все сильны задним умом. Любая рыбоглазая англичанка с «CNBC» бойко объяснит, почему евро упал вчера вечером, но никогда не угадает, что с ним будет завтра днем, как бы ее ни подмывало нагадить континентальной Европе. Вот и все человеческое предвидение.Будущее советских шестидесятых было самым трогательным из всех национальных самообманов.Люди из вчерашнего завтра, полноватые и старомодно стриженные, стоят в надувных скафандрах у своих пузатых ракет, а над ними в бледном зените скользит ослепительная стрелка стартующего звездолета – невозможно прекрасный Полдень человечества.Рядом отсыревшие за четверть века закорючки букв – фантастические повести, такие же придурочные и чудесные, как рисунки, пронизанные непостижимой энергией, которая сочилась тогда из всех щелей. И, если разобраться, все об одном и том же – как мы поймем пространство и время, построим большую красную ракету и улетим отсюда к неведомой матери.Ведь что такое, в сущности, русский коммунизм? Шел бухой человек по заснеженному двору к выгребной яме, засмотрелся на блеск лампадки в оконной наледи, поднял голову, увидел черную пустыню неба с острыми точками звезд – и вдруг до такой боли, до такой тоски рвануло его к этим огням прямо с ежедневной ссаной тропинки, что почти долетел.Хорошо, разбудил волчий вой – а то, наверно, так и замерз бы мордой в блевоте. А как проснулся, оказалось, что дом сгорел, ноги изрезаны о стекло, а грудь пробита аккуратными европейскими пулями...Так что мы делали все это время? Куда летели в наркотическом сне, что строили в своем стахановском гулаге, о чем мечтали в смрадных клетушках, спрятанных за космической настенной росписью? Куда ушла романтическая сила, одушевлявшая наш двадцатый век?Мне кажется, я знаю ответ.Если долго смотреть телевизор во время какого-нибудь финансового кризиса, начинаешь видеть, что мир подобен трансформатору, превращающему страдание одного в ослепительную улыбку другого – они синхронны, как рекламные паузы на каналах «CNBC» и «Bloomberg» (из чего, кстати, дураку понятно, что это на самом деле один и тот же канал).Если всем людям вместе суждено определенное количество счастья и горя, то чем хуже будет у вас на душе, тем беззаботнее будет чья-то радость, просто по той причине, что горе и счастье возникают лишь относительно друг друга.Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Мы были галерными рабами, которые, сидя в переполненном трюме, двигали мир в солнечное утро, умирая в темноте и вони. Чтобы сделать другую половину планеты полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания.Ноотрансформатор, о котором я говорю, работает непостижимым образом. Это не технический прибор, а мистическая связь между явлениями и состояниями ума в противостоящих культурах, и ее, я думаю, будут изучать лучшие умы новой эпохи. Быть может, какой-нибудь экономический Коперник со временем объяснит, как распил СССР на цветные металлы превратился в озолотивший американских домохозяек доткомовский бум, или увидит иные сближенья. Но некоторые из этих связей ясны даже мне.Советская власть клялась освободить человека из рабства у золотого тельца – и сделала это. Только она освободила не русского человека, раздавленного гулагом и штрафбатом, – а западного, которого капитал был вынужден прикармливать весь двадцатый век, следя за тем, чтобы капиталистический рай был фотогеничнее советского чистилища.Теперь в этом нет нужды – и уже видно, куда поворачивает мир. Сначала Европа, потом Америка – международным ростовщикам больше не по карману вас кормить, двуногие блохи. Смотрите на экран, свободные народы Запада – «Bloomberg television» объяснит вам, в чем дело. А если не получится у Блумберга, поможет «CNBC» – у них есть один ведущий, который, отработав очередной заказ хедж-фондов, скулит песиком и кычет петушком. Вот это и есть истинный голос товарно-сырьевой биржи – политкорректный эвфемизм мычания золотого тельца. Обижаться не на кого.Но теперь все будет иначе. Советские рабы не станут умирать в своих рудниках и окопах, чтобы сделать ваш мир чуть уютней. Скоро, очень скоро над вами нависнет слепой червь капитала, смрадный господин вашего мира, от которого мы, оплеванные и оболганные дураки, защищали вас весь двадцатый век.Мы больше не будем полюсом горя в вашем счастливом универсуме. Мы научимся быть счастливы сами, и это самое страшное, что мы можем с вами сделать, ибо качели, на которых вы сидите напротив нас, заставят вас рухнуть в бездну. Наш вес, может быть, не так уж и велик – но рядом с нами почти очнувшаяся от вашего опиума Азия. Bon Appetit.Это я не вам, а слепому червю, который будет жрать вас в двадцать первом веке. И никто больше не будет толкать вас к звездам – слепому червю не нужен такой дорогой пиар. Count your pips and die.Впрочем, я лукавлю. И вас, и нас, и даже азиатов ждет в конечном счете одно и то же.Мои потомки – не мои лично, а моего биологического вида, – будут волосатыми низколобыми трейдерами, которые с одинаковых клавишных досок сотнями лет будут продалбливать кредитно-дефолтные свопы по берегам мелеющих экономических рек. Они будут делать это без малейшего понимания, почему и зачем это с ними происходит – просто по велению инстинкта, примерно как пауки едят мух. А когда они сожрут всех мух, они снова начнут жрать друг друга. С этого, собственно, началась история – этим она и кончится.Нас ждет новый темный век, в котором не будет даже двусмысленного христианского Бога – а только скрытые в черных водах транснациональные ковчеги, ежедневно расчесывающие своими медиащупальцами всю скверну в людях, чтобы обезопасить свою власть. Они доведут человека до такого градуса мерзости, что божественное сострадание к нему станет технически невозможным – и земле придется вновь гореть в огне, который будет куда ярче и страшнее всего виденного прежде.Я сражался с этим миром как мог и проиграл. Отойдя от борьбы, я хотел в спокойном уединении написать о ней книгу, чтобы кто-нибудь поднял выпавший из моих рук меч. Но теперь я уже не смогу этого сделать.Партнеры из Лэнгли соскучились по моему обществу и прислали за мной специальный рейс, в очередной раз порадовав своими техническими успехами – правда, я видел их вертолет-невидимку лишь мельком, потому что проспал всю дорогу. Потом со мной долго и подробно говорили. Не могу сказать, что со мной были особо жестоки – хотя в разных культурах это слово понимают по-разному. И вот я стою у стены в своей камере под холодными иглами изучающих меня линз. Сегодня кончается следствие по моему делу, а вместе с ним – и нить моей судьбы.Мне рассказали, что в донесениях кабульской станции ЦРУ мне была присвоена кличка «крысолов». Можно было бы считать это фрейдистской оговоркой моих вчерашних врагов, не поймай они меня самого, как крысу. Я говорю «вчерашних врагов», потому что сегодня я уже не враг никому. Я просто усталый человек, которому предстоит страшное, нечеловеческое возмездие.Завтра в мою камеру войдут двое охранников в масках. Все они здесь носят огромные улыбающиеся личины Микки Маусов, Дональд Даков и прочей нечисти, якобы для того, чтобы заключенные не знали их в лицо. Но моджахеды понимают, что для американцев это просто лишний способ подбросить несколько щепок в костер нашей невыразимой духовной боли.Охранники завяжут мне глаза (левый и так почти ничего не видит) и отсоединят сковывающие меня стальные скобы от стены. Меня выведут из камеры и потащят по длинному коридору. Мои братья услышат шаги и закричат мне вслед «бисмилла» – но охрана не даст мне ответить.Меня введут в маленькую комнату с лицемерным красным крестом на дверях и усадят на железный стул, стоящий среди сложнейших медицинских приборов. Затем с моих глаз снимут повязку.Следователь сказал, что моя личность останется прежней, но способность логически мыслить будет «модифицирована». Кроме того, исчезнет мое, как он выразился, «недоверие к ближним». Причем исчезнет до такой степени, что с меня навсегда снимут оковы.Операция будет простой – к моим вискам и темени подведут электроды, и несколько раз щелкнет разряд, поражая выбранные с микроскопической точностью узлы моего мозга. Я ничего не почувствую, но стану другим человеком.Когда все закончится, врач заглянет мне в зрачки, проверит пульс и кивнет конвоирам. Два могучих утенка, или как их там, поднимут меня со стула, выведут из лаборатории и повлекут по коридору – а потом потащат по узкой винтовой лестнице в подвальный этаж, отделенный от остальной тюрьмы тремя слоями звукоизоляции.Бывают приносящие невыразимую муку истины, которые невозможно забыть после того, как они открылись уму. Мне помогут сосредоточиться на одной из них.По мнению следователя, это не кара, а проявление гуманизма племени аль-америки. Ибо иного способа вернуть меня в ряды человечества, с их точки зрения, просто нет, и они поступают так со всеми великими моджахедами, которых слишком дорого охранять и слишком страшно убить. В моем случае, как мило пошутил следователь, это будет еще и «poetic injustice» (он не скрывал, что знает про меня все).Меня втолкнут в крохотную клетушку с компьютерным терминалом. На экране будут два графика – «USD/EUR» и «EUR/USD» – такие же, как на форексе. По бокам от монитора будут лежать две банкноты, подаренные мне правительствами США и Объединенной Европы – сто долларов и сто евро. Мои деньги. Я сяду за терминал («все садятся сами», сказал следователь), – а дальше начнется моя вечная мука.Когда вверх пойдет доллар, я буду глядеть на «EUR/USD» и страшно кричать, видя, как падают в цене мои евро. А когда вверх пойдет евро, я будут глядеть на «USD/EUR» и страшно кричать, видя, как падают в цене мои доллары. Я буду глядеть то налево, то направо, и все время кричать. Когда я устану и замолчу, мне в уши ударит полный муки крик братьев по борьбе, играющих в вечный форекс в соседних клетках. А как только мое дыхание восстановится, я начну кричать снова.Так, отвлекаясь лишь на сон и еду, я буду ждать своей заблудившейся где-то смерти – хотя на самом деле буду уже мертв.Следователь прав, аль-америки не будут мне мстить. Они просто примут меня в свое племя.

03 октября 2015, 11:01

"Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 г

Оригинал взят у aldanov в "Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 год. Часть 1.Очень интересное, и  очень актуальное интервью, которое НГ перепечатала в 2014.А, Зиновьев оказался пророком благодаря способности проникать в суть вещей.http://www.ng.ru/ideas/2014-08-14/4_zinoviev.htmlАлександр Зиновьев: «Евросоюз – это оружие уничтожения национальных суверенитетов». Фото с сайта www.zinoviev.ru Предлагаем вниманию читателей текст интервью с выдающимся философом Александром ЗИНОВЬЕВЫМ, которое тот дал перед своим возвращением из Германии в Россию. Его беседа с журналистом Виктором ЛУПАНОМ состоялась в Берлине и была опубликована французской газетой Le Figaro 24 июля 1999 года. Однако русскому читателю это интервью известно мало. Между тем спустя более чем десятилетие с момента публикации стали особенно очевидны и точность данных Зиновьевым оценок, и их пророческий характер. Многие мысли, высказанные Александром Зиновьевым, представляют огромный интерес для русскоязычных читателей на всем постсоветском пространстве– С какими чувствами вы возвращаетесь на Родину после столь длительной ссылки?– С чувством, что когда-то покинул сильную, уважаемую, даже внушающую страх державу, а вернувшись, обнаружил побежденную страну, всю в руинах. В отличие от других, я бы никогда не покинул СССР, если бы у меня был хоть какой-то выбор. Эмиграция стала для меня настоящим наказанием.– Тем не менее вас приняли здесь (в Германии. – Прим. пер.) с распростертыми объятиями!– Это правда... Но, несмотря на триумфальный прием и мировой успех моих книг, я всегда чувствовал себя здесь чужим.– После краха коммунизма основным предметом ваших исследований стала западная система. Почему?– Потому что произошло то, что я предсказывал: падение коммунизма превратилось в развал России.– Выходит, борьба с коммунизмом прикрывала желание уничтожить Россию?– Совершенно верно. Я это говорю, потому что в свое время был невольным соучастником этого для меня постыдного действа. Российскую катастрофу хотели и запрограммировали здесь, на Западе. Я читал документы, участвовал в исследованиях, которые под видом идеологической борьбы на самом деле готовили гибель России. И это стало для меня настолько невыносимым, что я не смог больше находиться в лагере тех, кто уничтожает мой народ и мою страну. Запад мне не чужой, но я рассматриваю его как вражескую державу.– Вы стали патриотом?– Патриотизм меня не касается. Я получил интернациональное воспитание и остаюсь ему верным. Я даже не могу сказать, люблю или нет русских и Россию. Однако я принадлежу этому народу и этой стране. Я являюсь их частью. Нынешние страдания моего народа так ужасны, что я не могу спокойно наблюдать за ними издалека. Грубость глобализации выявляет недопустимые вещи.– Тем не менее сегодня многие бывшие советские диссиденты отзываются о своей прежней Родине как о стране прав человека и демократии. И теперь, когда эта точка зрения стала общепринятой на Западе, вы ее пытаетесь опровергнуть. Нет ли здесь противоречия?– Во время холодной войны демократия была оружием в борьбе против коммунистического тоталитаризма. Сегодня мы понимаем, что эпоха холодной войны была кульминационным моментом в истории Запада. В это время на Западе было все: беспрецедентный рост благосостояния, подлинная свобода, невероятный социальный прогресс, колоссальные научные и технические открытия! Но в то же время Запад незаметно менялся. Начатая в то время робкая интеграция развитых стран была, по сути, предтечей интернационализации экономики и глобализации власти, свидетелями чего мы сегодня являемся.Интеграция может служить росту общего благосостояния и иметь положительные последствия, если, например, она удовлетворяет легитимное стремление братских народов к объединению. Однако та интеграция, о которой идет речь, была с самого начала продумана как вертикальная структура, жестко контролируемая наднациональной властью. И без успешного проведения российской, против Советов, контрреволюции Запад не смог бы приступить к глобализации.– Значит, роль Горбачева не была положительной?– Я смотрю на вещи немного под другим углом. Вопреки устоявшемуся мнению советский коммунизм развалился не в силу внутренних причин. Его развал, безусловно, самая великая победа в истории Запада. Неслыханная победа, которая, я повторюсь, делает возможным установление планетарной власти. Конец коммунизма также ознаменовал конец демократии. Сегодняшняя эпоха не просто посткоммунистическая, она еще и постдемократическая! Сегодня мы являемся свидетелями установления демократического тоталитаризма, или, если хотите, тоталитарной демократии.– Не звучит ли все это несколько абсурдно?– Ничуть. Для демократии нужен плюрализм, а плюрализм предполагает наличие по крайней мере двух более или менее равных сил, которые борются между собой и вместе с тем влияют друг на друга. Во время холодной войны была мировая демократия, глобальный плюрализм, внутри которого сосуществовали две противоборствующие системы: капиталистическая и коммунистическая. А также неясная, но все же структура тех стран, которые нельзя было отнести к первым двум группам. Советский тоталитаризм был восприимчив к критике, идущей с Запада.В свою очередь, Запад находился под влиянием СССР, в особенности через собственные коммунистические партии. Сегодня мы живем в мире, где господствует одна-единственная сила, одна идеология и одна проглобализационная партия. Все это вместе взятое начало формироваться еще во время холодной войны, когда постепенно, в самых различных видах появились суперструктуры: коммерческие, банковские, политические и информационные организации. Несмотря на разные сферы деятельности, эти силы объединяла их транснациональная сущность.С развалом коммунизма они стали управлять миром. Таким образом, западные страны оказались в господствующем положении, но вместе с тем они находятся и в подчиненном положении, так как постепенно теряют свой суверенитет в пользу того, что я называю сверхобществом. Планетарное сверхобщество состоит из коммерческих и некоммерческих организаций, влияние которых выходит далеко за пределы отдельных государств. Как и другие страны, страны Запада подчинены контролю этих наднациональных структур. И это притом, что суверенитет государств тоже был неотъемлемой частью плюрализма, а значит, и демократии в планетарном масштабе.Нынешняя господствующая сверхвласть подавляет суверенные государства. Европейская интеграция, разворачиваемая у нас на глазах, тоже ведет к исчезновению плюрализма внутри этого нового конгломерата в пользу наднациональной власти.– Но не кажется ли вам, что Франция или Германия продолжают оставаться демократическими государствами?– Страны Запада познали настоящую демократию во время холодной войны. Политические партии имели подлинные идеологические различия и разные политические программы. Органы прессы тоже сильно отличались друг от друга. Все это оказывало влияние на жизнь простых людей, способствовало росту их благосостояния. Теперь этому пришел конец. Демократичный и процветающий капитализм с социально ориентированным законодательством и гарантиями занятости был во многом обязан существованию страха перед коммунизмом. После падения коммунизма в странах Восточной Европы на Западе началась массированная атака на социальные права граждан. Сегодня социалисты, находящиеся у власти в большинстве стран Европы, ведут политику демонтажа системы социальной защиты, политику, уничтожающую все социалистическое, что имелось в странах капитализма.На Западе нет больше политической силы, способной защитить простых граждан. Существование политических партий – чистая формальность. С каждым днем между ними все меньше и меньше будет различий. Война на Балканах была какой угодно, но только не демократической. Тем не менее ее вели социалисты, которые исторически были против подобного рода авантюр. Экологисты, тоже находящиеся у власти в некоторых странах, приветствовали экологическую катастрофу, вызванную бомбардировками НАТО. Они даже осмелились утверждать, что бомбы, содержащие обедненный уран, не представляют опасности для окружающей среды, хотя при их зарядке солдаты надевают специальные защитные комбинезоны.Так что демократия постепенно исчезает из общественной организации стран Запада. Повсюду распространяется тоталитаризм, потому что наднациональная структура навязывает государствам свои собственные законы. Эта недемократичная надстройка отдает приказы, дает санкции, организовывает эмбарго, сбрасывает бомбы, морит голодом. Даже Клинтон ей подчиняется. Финансовый тоталитаризм подчинил себе политическую власть. Холодному финансовому тоталитаризму чужды эмоции и чувство жалости. По сравнению с финансовой диктатурой, диктатуру политическую можно считать вполне человечной. Внутри самых жестоких диктатур было возможно хоть какое-то сопротивление. Против банков восставать невозможно.– А что насчет революции?– Демократический тоталитаризм и финансовая диктатура исключают возможность общественной революции.– Почему?– Потому что они совмещают грубую всемогущую военную силу с финансовым удушением планетарного масштаба. Все революционные перевороты получали когда-то поддержку извне. Отныне это невозможно, так как больше нет и не будет суверенных государств. Более того, на самой низкой общественной ступени класс рабочих заменен классом безработных. А чего хотят безработные? Работу. Поэтому они находятся в менее выгодном положении, нежели класс рабочих в прошлом.– У всех тоталитарных систем была своя идеология. Какая идеология у этого нового общества, которое вы называете постдемократическим?– Наиболее влиятельные западные теоретики и политики считают, что мы вошли в постидеологическую эпоху. Это потому, что под словом «идеология» они подразумевают коммунизм, фашизм, нацизм и т.п. На самом деле идеология, сверхидеология западного мира, развивавшаяся в течение последних 50 лет, намного сильнее коммунизма или национал-социализма. Западного гражданина гораздо больше оболванивают, нежели когда-то обычного советского человека посредством коммунистической пропаганды. В области идеологии главное – не идеи, а механизмы их распространения. Мощь западных СМИ, например, несравненно выше, чем сильнейшие средства пропаганды Ватикана во времена его наивысшего могущества.И это не все; кино, литература, философия – все рычаги влияния и средства распространения культуры в самом широком смысле слова работают в этом направлении. При малейшем импульсе все, работающие в этой сфере, реагируют с такой согласованностью, что невольно возникают мысли о приказах, исходящих из единого источника власти. Достаточно было принять решение заклеймить генерала Караджича, или президента Милошевича, или еще кого-нибудь другого, чтобы против них заработала вся планетарная пропагандистская машина. В итоге, вместо того чтобы осуждать политиков и генералов НАТО за нарушение ими всех существующих законов, подавляющее большинство западных граждан убеждено, что война против Сербии была нужной и справедливой.Западная идеология комбинирует и смешивает идеи исходя из своих потребностей. Одна из таких идей – западные ценности и образ жизни являются наилучшими в мире! Хотя для большинства людей на планете эти ценности имеют гибельные последствия. Попробуйте-ка убедить американцев в том, что эти ценности погубят Россию. У вас ничего не выйдет. Они и дальше будут утверждать тезис об универсальности западных ценностей, следуя, таким образом, одному из основополагающих принципов идеологического догматизма.Теоретики, политики и СМИ Запада абсолютно уверены, что их система – самая лучшая. Именно поэтому они без всяких сомнений и со спокойной совестью навязывают ее во всем мире. Западный человек, носитель этих наивысших ценностей, является, таким образом, новым сверхчеловеком. На термин наложен табу, но все сводится именно к этому. Конечно, данное явление необходимо изучать научно. Однако, смею заметить, в некоторых областях социологии и истории стало крайне тяжело проводить научные исследования. Ученый, который вдруг воспылает желанием изучить механизмы демократического тоталитаризма, столкнется с неимоверными трудностями. Из него сделают изгоя. С другой стороны, те, чьи исследования обслуживают господствующую идеологию, утопают в грантах, а издательские дома и СМИ борются за право сотрудничать с этими авторами. Я это испытал на собственной шкуре, когда преподавал и работал исследователем в зарубежных университетах.

30 августа 2015, 16:02

Как готовился советский дефолт 1957 года

  И я помню, как в детстве мне давали поиграться с пачкой вот таких вот бумажек. Отношение к ним было вроде бы как «не нужны», но то ли по привычке, то ли из за какой то надежды их все же берегли и не считали особо «игрушкой». Вот теперь я понимаю почему это так происходило. Читаем … На протяжении десятилетий обязательная покупка гражданами СССР облигаций государственных займов помогала пополнить бюджет и уменьшить неудовлетворенный платежеспособный спрос. Но к 1956 году долг государства перед населением достиг таких размеров, когда обслуживать его стало весьма и весьма затруднительно, и президиум ЦК КПСС, по сути, решил объявить в августе 1957 года дефолт по внутренним обязательствам. А МВД СССР подвело итоги операции против самых крупных держателей облигаций. Вот что оказалось …   «Этот долг также следует аннулировать»   Начавшаяся еще в конце 1920-х годов выплата негласного, но высокого и обязательного налога — подписка на очередные выпуски облигаций государственных займов — в послевоенное время стала обычной частью бытия советских людей. Каждого гражданина страны, исключая детей, как правило, обязывали приобретать облигации в размере, равном одному месячному окладу в год. Случались и исключения, когда наиболее нуждающимся сумму снижали до половины месячного заработка. Но иногда отдельных рабочих и служащих в добровольно-принудительном порядке подписывали и на два месячных оклада в год. Несколько по-другому подходили к колхозникам. Их заставляли платить дважды — сначала индивидуально каждого, а затем брали деньги еще и с колхоза в целом, не выдавая никаких облигаций. Точно так же поступали и с производственными кооперативами, которые в ту пору еще не начали ликвидировать. При этом власти старались соблюдать хотя бы внешние приличия. Так, в 1947 году ЦК ВКП(б) пресек инициативу партийных руководителей Кировской области, решивших усовершенствовать выбивание денег на займы с крестьян. Там в нескольких районах еще до официального объявления об очередной подписке организовали выезд колхозников на рынки для продажи продукции со своих подворий. Причем с каждой группой крестьян выезжал уполномоченный, которому они отдавали вырученные деньги на хранение до начала подписки на заем. Оргбюро ЦК в специальном постановлении сообщило обкомам и крайкомам, что подобная практика «дискредитирует советские займы», но никого при этом не наказало.   Как только Хрущев осознал, что затраты на обслуживание внутреннего госдолга скоро превысят поступления от займов, он предложил трудящимся проявить сознательность и простить долги государству   Чуть позже партия и правительство решили облегчить положение трудящихся и разрешили отдавать деньги за облигации частями — по 7-8% зарплаты в месяц. Что, правда, еще раз подчеркивало, что госзаймы не более чем дополнительный налог, который государство все-таки обещало когда-нибудь вернуть гражданам. Но в 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд руб. А на фоне борьбы с культом личности Сталина народ начал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. С завода п/я 329 писали:   «Партийным бюро ТБ завода п/я 329 был нарушен принцип добровольности при подписке на заем. Одному коммунисту дали выговор с занесением в личное дело, 2-х с 12-14-летним партийным стажем перевели в кандидаты. Убедительно прошу разъяснить мне правильность понимания мною принципа добровольности и могут ли быть какие-либо решения отдельных парторганизаций по вышеизложенному».     «Вчера, 18 мая, решением партбюро, а затем решением партийного собрания, меня перевели из членов КПСС в кандидаты: причиной к этому послужило то, что я подписался на заем на меньшую сумму, чем мне было предложено, а именно я подписался на 1500 руб. вместо предложенных 2200, при окладе 1400 руб. (не считая премиальных). На партийном бюро, а также и на партийном собрании я пояснил мое семейное положение, но это было бесполезно. Убедительно прошу вас оказать мне содействие, а если я не прав, то разъяснить, в чем именно».   Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд руб. в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично «дорогой Никита Сергеевич». 19 марта 1957 года на заседании президиума ЦК КПСС он объявил о принятом им решении: «Что если мы скажем народу: пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов». Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях — «Серп и молот», «Красный пролетарий», завод имени Лихачева, где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплаты по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции «не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма».   Розыгрыши выигрышей по облигациям осчастливливали такое мизерное количество граждан, что остальные обоснованно считали себя жертвами розыгрыша со стороны государства   Лишь Каганович осторожно выразил сомнение: «Есть минус — сам заем — государственный, гарантированный». Но тут же оговорился, что большинство народа это предложение поддержит. Хитроумный Микоян, который лучше остальных знал реальное положение дел с бюджетом, сказал, что надо бы заем заменить лотереей. Остальные члены президиума ЦК поддержали предложение Хрущева безоговорочно. Детали поручили проработать Минфину, глава которого Арсений Зверев всего через шесть дней представил в ЦК развернутый план дефолта. Министр финансов предлагал по-большевистски раз и навсегда аннулировать все долги государства народу:   «От прекращения выплат по займам и их аннулирования население понесет потери. Однако эти потери будут компенсироваться мероприятиями по систематическому повышению материального и культурного уровня жизни населения».   Особой заботы министра удостоились колхозы и потребкооперация:   «В общей сумме государственного долга — 2,4 млрд рублей составляет долг колхозам и кооперативным организациям, приобретавшим займы в основном в военные годы. Этот долг также следует аннулировать. Кроме того, в порядке займа в государственный бюджет в различные годы поступали свободные средства из фондов промысловой кооперации. Всего числится на балансе государственного долга таких средств 3,2 млрд рублей и средств переданных органами государственного страхования, как хозяйственными организациями — 3,8 млрд рублей. Эти суммы также целесообразно списать с баланса государственного долга».       Однако, по мнению Минфина, загвоздка была в том, что годовой план был уже сверстан. А в нем предусматривались доходы от нового займа в размере 19,2 млрд руб. Расходы на обслуживание госдолга в 1957 году равнялись 11,7 млрд. Так что в бюджете образовывалась дыра в 7,5 млрд. И закрыть ее предлагалось выпуском лотереи. Самым забавным в плане Зверева было то, что лотерейные билеты предлагалось распространять, как и госзаймы, в добровольно-принудительном порядке. Главный финансист страны провел расчет и представил на утверждение ЦК предварительные цифры:   «Для восполнения доходов государственного бюджета и предотвращения еще большего разрыва в балансе денежных доходов и расходов населения необходимо выпустить во втором квартале 1957 года денежно-вещевую лотерею на сумму 9 миллиардов рублей, имея в виду при этом, что 20 процентов этой суммы будет выплачено населению в виде денежных и вещевых выигрышей. План размещения лотерейных билетов имеется в виду установить среди рабочих, служащих и военнослужащих в размере 7500 млн рублей, а среди крестьян — 1500 млн рублей. По отношению к месячному фонду заработной платы намечаемая сумма размещения билетов среди рабочих, служащих и военнослужащих составит 13 процентов, а средняя сумма размещения билетов на селе составит 76 рублей на одно крестьянское хозяйство. В прошлом году подписка рабочих, служащих и военнослужащих на заем, выпущенный в 1956 году, составляла 76,6 процента месячного фонда их заработной платы, а подписка крестьян на заем — 214 рублей в среднем на одно хозяйство».   Но, как обычно, на пути грандиозных планов Минфина встали реалии социалистической экономики. Выпустить для лотереи 600 сверхплановых «Волг», 2100 «Москвичей», 9000 мотоциклов, десятки тысяч велосипедов, радиол, холодильников и стиральных машин советская промышленность оказалась не в состоянии. Получалось, что новой подписки на заем не избежать.     «Скупщики облигаций маскируются под нищих» С инициативой снизу тоже не все ладилось, хотя поддержать идею Хрущева могли бы миллионы советских трудящихся. Как не раз сообщали в правительство и ЦК сначала НКВД, а затем МГБ и МВД, у огромного числа трудящихся никаких облигаций уже давно не было. По данным милиции, практически на каждом рынке страны велась незаконная купля-продажа этих советских ценных бумаг. Обездоленные люди, у которых не оставалось ничего, кроме навязанных государством облигаций, приносили их торговцам и без проблем получали 5-7 руб. за сторублевую облигацию. Там, где спекулянты были добрее или население не настолько бедным, за сторублевую облигацию давали 8-10 руб. Причем сами торговцы не оставались внакладе. Они служили только посредниками и сами перепродавали облигации солидным скупщикам, которые действовали в крупных городах, но иногда выезжали в глубинку сами или отправляли для приобретения облигаций надежных помощников. Они скупали сторублевые ценные бумаги уже по 13-15 руб., и также при этом не несли убытков. Крупные дельцы теневого рынка расплачивались друг с другом облигациями как деньгами, за неимением во многих случаях лучшего, хранили в них свои накопления. Но, главное, облигации были выигрышными, а потому скупленные бумаги приносили доход. А что еще приятнее, получив крупный выигрыш, можно было купить официально и легально нечто дорогое — автомобиль или дачу. Да и потом тратить деньги широко, говоря, что это остатки выигрыша.     Еще во время войны и после ее окончания милицейское начальство множество раз настоятельно требовало от подчиненных всерьез заняться торговцами облигациями. Ведь скупка чего бы то ни было по пониженной цене с целью перепродажи — это спекуляция, за которую виновный должен нести наказание. Однако на протяжении длительного времени в руки милиции попадали исключительно мелкие скупщики. Но в 1954 году МВД СССР выпустило ориентировку, в которой обобщался весь опыт борьбы с перепродавцами облигаций:   «Во избежание разоблачения скупщики облигаций предпринимают различные ухищрения и меры предосторожности. Мелкие скупщики маскируются тем, что продают на рынках старые вещи. Заметив лиц, продающих облигации, они, как правило, не покупают у них облигации непосредственно на рынке, а уводят их с рынка в удобные места и там совершают сделки. Передачу скупленных облигаций оптовым скупщикам производят еще более скрытно, в заранее обусловленных местах: в парках, глухих переулках, подъездах домов и т. д. При этом они стараются не раскрывать своих домашних адресов и подлинных данных о себе, именуют друг друга по кличкам».       В ориентировке МВД приводились и случаи самой изощренной маскировки скупщиков:   «Бывают и такие случаи, когда скупщики облигаций маскируются под нищих. ОБХСС Управления милиции Свердловской области в результате реализации агентурного дела «Миллионер» был разоблачен в гор. Нижнем Тагиле Кравцов, который, выходя на рынок с целью скупки облигаций, одевался под нищего. На рынке он имел своих доверенных лиц, скупавших для него облигации… Обыском у Кравцова обнаружено и изъято на 1 314 000 рублей облигаций и на 133 000 рублей вкладов по сберегательным книжкам».   МВД разъясняло, где и как хранят свои ценные бумаги солидные спекулянты:   «Крупные скупщики хранят облигации в большинстве случаев в потайных местах: под полом, между чердачными перекрытиями, замурованными в стенах, в мусоре, закопанными в земле (в железных ящиках или стеклянных банках) и т. п., и прячут их не в одном, а во многих местах».   У арестованного скупщика Кедрова, как говорилось в ориентировке, облигации хранились зарытыми в землю в восьми тайниках в лесопарке. В связи с этим милицейское начальство обязывало подчиненных вести постоянную работу с сотрудниками сберкасс, выплачивавших выигрыши, и добиваться, чтобы они немедленно сообщали оперативникам о появлении выигрышных облигаций со следами гниения, порчи и другими признаками тайного хранения. А кроме того, вербовать пойманных мелких скупщиков, чтобы с их помощью выходить на оптовиков. Нужно признать, что избранная тактика вскоре принесла существенные результаты. Со всех концов страны в МВД стали поступать доклады об арестах крупных скупщиков облигаций. У каждого из них изымали облигации на довольно крупную сумму — от 300 тыс. руб. до 9-10 млн. В 1956 году, когда президиум ЦК КПСС озаботился проблемой облигаций, МВД СССР доложило об итогах операции по изъятию крупных спекулянтов:   «В 1955-1956 годах органами милиции за эти преступления привлечено к уголовной ответственности 250 человек. У преступников изъято облигаций Государственных займов на сумму 99 миллионов рублей, 3 миллиона 400 тысяч рублей наличных денег и на сумму более 5 миллионов рублей различных ценностей».   Сумма, конечно, впечатляла, но с такой скоростью милиция могла бы уменьшать долг государства перед населением еще не один десяток лет. Так что эта операция не повлияла ни на принятие решения о дефолте, ни на готовность граждан добровольно на него согласиться. «Не слышали ни одного голоса против»   Министр финансов СССР Зверев предлагал без всякой компенсации превратить советские ценные бумаги в ничего не стоящие бумажки   Вопреки ожиданиям ЦК прощать долг государству трудящиеся не торопились. И, по всей видимости, прощупав настроение рабочих, никто из руководителей партии и правительства на крупнейшие московские заводы не поехал. Так что за дело пришлось браться самому первому секретарю ЦК. Свою агиткампанию Хрущев начал в Горьковской области с выступлений на заводах и перед колхозным активом. В стенограмме одной из таких встреч говорилось:   «Мы в Центральном Комитете партии и в правительстве не раз обсуждали вопрос о том, как бы нам прекратить подписку на заем. Конечно, человек, который не совсем разбирается в делах государства, скажет: что ж, не выпускайте заем и не проводите подписки. Вот и все. (Смех.) На самом деле это не такой легкий вопрос. Мы два года, в 1953 и 1954 годах, выпускали заем наполовину меньше обычного, но из этого ничего не вышло. В 1955 году опять мы были вынуждены выпустить заем на сумму 32 миллиарда рублей, а в 1956 году подписка составила выше 34 миллиардов. В текущем году мы думаем о том, как бы хоть наполовину сократить сумму нового займа, но ничего не выходит… Сейчас нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 миллиардов, в будущем году — 18 миллиардов, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 миллиардов рублей, т. е. почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Выходит, что в один карман государство кладет деньги от займов, а из другого кармана выдает такое же количество денег на оплату выигрышей по займам. Как же быть?»   Далее Хрущев начал лгать со своей обычной самозабвенностью: «Мы решение еще не приняли, хотели посоветоваться с рабочими, колхозниками, служащими и интеллигенцией. И если они поддержат наше мероприятие, тогда можно принять соответствующее постановление».     А затем «дорогой Никита Сергеевич» начал заманивать народ мифической выгодой:   «Центральный Комитет партии и Советское правительство считал бы возможным поступить так. Начиная с 1958 года прекратить выпуск займов, кроме трехпроцентного, свободно обращающегося. В текущем году выпустить заем не на 26 миллиардов, как намечалось ранее, а на 12 миллиардов рублей. Теперь как лучше разместить заем? Тут надо тоже подумать. Есть такое предложение, чтобы люди, которые зарабатывают до 500 рублей в месяц, на этот заем не подписывались, а которые получают свыше 500 рублей, подписывались бы на заем, но не более как на двухнедельный заработок. Мы думаем, что это будет выгодно и для государства, и для народа. Для народа выгодно потому, что будет крепнуть наше социалистическое государство, в процветании которого заинтересован каждый советский человек. Кроме того, каждый трудящийся получит и чисто материальный выигрыш. (Аплодисменты.) Но мы не можем осуществить это мероприятие, не можем прекратить выпуск займов, если одновременно не прекратим выплату выигрышей и погашений по ранее выпущенным займам. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20-25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать. (Бурные аплодисменты.) А через 20-25 лет начнется выплата по облигациям, разумеется, не сразу, потому что сразу оплачивать 260 миллиардов рублей невозможно, а по частям — примерно по 13 миллионов рублей ежегодно. Конечно, следует оговориться, что начислять проценты за эти годы государство не будет. Одним словом, сделать замораживание тех займов, которые находятся у населения. Надо сказать, что при этом государство, не распространяя займа среди населения, получило бы заем на 20 лет, ибо те средства, которые надо было бы выплачивать по займам, останутся в распоряжении нашего государства, а это большие деньги. Мы в Центральном Комитете партии и правительстве советовались, куда направить эти деньги. Надо направить их на удовлетворение нужд народа, увеличить количество ассигнований на жилищное строительство, на строительство школ, больниц, родильных домов, детских яслей, детских садов и другие нужды, т. е. на то, что связано с улучшением жизни и быта советских людей. (Аплодисменты.) Мы ставили эти вопросы перед рабочими завода «Красное Сормово» и не слышали ни одного голоса против. А там было 20 тысяч рабочих, и предложение встретило полную поддержку. (Аплодисменты.) Потом был митинг на автомобильном заводе. Там присутствовало около 60 тысяч человек, и они одобрили мероприятие Центрального Комитета партии и Советского правительства по займу. Теперь и вы, участники совещания работников сельского хозяйства Горьковской, Арзамасской, Кировской областей, Чувашской, Марийской и Мордовской автономных республик, горячо поддерживаете эти мероприятия. (Продолжительные аплодисменты.)».   Теперь оставалось лишь показать кукиш Западу. Они ведь там не умеют настолько ловко выбираться из финансовых проблем:   «Товарищи! Капиталисту, этому торгашу, который отца родного за полпроцента зарежет, если ему это прибыльно, никогда не понять души нашего советского человека. Он никогда не поверит, что вы добровольно на это идете. Прочитает в газетах и скажет: запугали рабочих и крестьян, вот они и согласились. Капиталист не понимает нового человека, человека советского, который родился и воспитывался в наших условиях, когда человек живет не для того, чтобы накапливать и грабить другого. Наш человек работает, участвует в труде, он получает за свою работу в соответствии с вкладом, который вносит в общее дело. Но это оплата сегодняшнего дня. Вместе с тем он смотрит вперед, в будущее, работает для будущего. И это не далекое будущее, а завтрашний день — коммунистическое общество. (Аплодисменты.)».       «Резко повысилась покупка товаров» Иллюзию массовой поддержки создавал весь пропагандистский аппарат страны. В газетах начали печатать письма рабочих и даже домохозяек, горячо одобряющих решение партии и правительства не возвращать населению долги:   «В газете я прочитала речь товарища Н. С. Хрущева, в которой он говорит о займах, и вполне согласна с его предложением. Особенно понравилась мне мысль о том, что следует отсрочить платежи облигаций и обратить эти деньги на улучшение бытовых нужд трудящихся. Возьмем нашу семью: у нас имеется облигаций на сумму 12 740 рублей. За 1956 год мы получили по выигрышам и погашениям около трех тысяч рублей. На эти деньги приобрели телевизор, стиральную машину и пылесос. Это, конечно, неплохо для одной семьи. Но было бы куда лучше, если бы на деньги, выплачиваемые по выигрышам, была построена механизированная прачечная; хороший домоуправленческий клуб и т. д. А сколько будет сооружено новых жилых домов, детских садов, больниц на средства, которые останутся в распоряжении государства! Каждая семья получит и чисто материальный выигрыш, так как реально ощутит ежемесячную прибавку вначале от уменьшения удержаний по займам, а с будущего года — от полного прекращения их. Одним словом, партия и правительство предложили хорошее, полезное дело. Наверное, домохозяйки согласятся со мной. М. П. Гусева, домохозяйка».   Но в реальности произошло то, чего больше всего боялся министр финансов Зверев,— началась паника. Дисциплинированно подписавшись в середине мая 1957 года на последний принудительный заем, народ побежал в сберкассы снимать деньги. Люди не поверили в то, что партия и правительство удовлетворятся замораживанием облигаций. Министерство торговли СССР докладывало:   «В ряде городов (Курске, Смоленске, Рязани, Ереване, Одессе, Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане, Бухаре, Вильнюсе, Кирове, Костроме, Тбилиси) на основе ложных слухов о якобы предстоящей денежной реформе, в мае с. г. резко повысилась покупка товаров в магазинах. Скупались различные ювелирные изделия, преимущественно из золота, часы, стенные часы, хрусталь, меховые изделия, дорогие шелковые и шерстяные ткани, костюмы, пальто, радиоприемники, велосипеды, мебель и др. Оборот по скупаемым товарам увеличился против обычного примерно в два — два с половиной раза. С 14 мая резко повысился спрос на товары в некоторых городах Узбекистана, особенно в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане и Бухаре. Тортовая выручка в Ташкенте повысилась примерно в три раза. Такая вспышка произошла в середине мая в г. Вильнюсе. Если Вильнюсский универмаг в обычные дня продавал товаров на 580 тыс. рублей, то 14 мая его оборот составил 2,2 млн рублей. Один ювелирный магазин реализовал 12 мая товаров на 200 тыс. рублей при обычной дневной продаже 20 тыс. рублей. Промторг и универмаг г. Кострома 5 мая продали товаров на 1640 тыс. рублей, 7 мая на 1870 тыс. рублей, в то время как обычно их выручка составляла около 600 тыс. рублей».   Не поверили граждане и в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. А в 1974 году было объявлено, что государство погасит старые облигации, и о дефолте 1957 года стали забывать. Вот только кризисы на этом не прекратились. автор Евгений Жирнов   Еще что нибудь вспомним из времен СССР: вот например такая была Четвертая власть в СССР, а вот Moscow Music Peace Festival — такого в России больше не было. Вспомним еще про Эффект Полякова — как сбивали американцев, а так же кому интересна История легендарной «Звездочки» Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=74555

14 мая 2015, 21:11

На пути к коммунизму

На сайте английской газеты “The Telegraph” (http://www.telegraph.co.uk/finance/personalfinance/comment/11602399/Ban-cash-end-boom-and-bust.html) появилась замечательная статья, приведенная затем полностью и на сайте zerohedge.com (http://www.zerohedge.com/news/2015-05-13/stupid-or-satire-bond-manager-suggests-make-cash-illegal-end-boom-bust), под заголовком «Как прекратить быстрые подъемы и крахи: поставить наличные вне закона». Речь идет о предложенном в Дании законе, разрешающем магазинам отказывать их посетителям в приеме наличных и настаивать на расчетах с помощью бесконтактных карт, приложений на мобильных телефонах и с помощью прочих электронных гаджетов. Стоит отметить, что в отличие от предыдущих случаев борьбы с наличными больше выглядевшими как некие инициативы отдельных банков или высокопоставленных лиц здесь речь идет уже о принятии закона. Мотивировка для принятия закона довольно обычная. Наличные – это тормоз экономического развития, их отсутствие подтолкнет рост, снизятся затраты на выпуск, обработку, транспортировку и хранение наличных и прочая тому подобная болтовня, с помощью которой пытаются придать наукообразие очередной схеме, придуманной властями. Отдельно говорится о том, что при отсутствии наличности можно будет ликвидировать цикличность в экономике, когда фазы бурного роста сменяются разрушительными крахами. Естественно и под это тоже подводится наукообразное объяснение. Всё, естественно, делается исключительно на благо людей, но почему-то даже не упоминается о возможных негативных последствиях подобного мероприятия. О рисках, возникающих для каждого отдельного человека и общества в целом, как и о возможных методах противодействия этим инициативам, мы уже неоднократно говорили на страницах этого журнала поэтому особого смысла повторяться нет, особенно с учетом того, что в статье есть пара интереснейших моментов, о которых пока ранее в рассуждениях о подобных проектах нигде не говорилось. Они спрятаны посреди обычного текста, и их можно запросто не заметить при беглом прочтении. Вот, что там говорится: «Ваш текущий счет больше будет находиться не в банке, а в правительственном или центральном банке. Банки будут существовать, и по-прежнему выдавать в кредит деньги, но они будут получать свои средства от центрального банка, а не от вкладчиков.» Возможно для Запада такое будущее и выглядит «футуристично», но, по скромному мнению автора, у нас такое уже было лет двадцать пять назад. Достаточно вспомнить старую добрую советскую финансовую систему, состоявшую из Госбанка и фактически его подразделений – Сбербанка, Промстройбанка, Жилсоцбанка и Внешэкономбанка, когда каждый гражданин и организация Советского Союза имела свой счет именно в таком банке, в котором предлагает держать средства автор статьи в английской газете. Какими были результаты контроля и планирования, и чем всё это закончилось, хорошо известно. С учетом того, что тогда в Советском Союзе наличные были, использовать их в качестве аргумента, который якобы препятствует созданию подобной системы, представляется не вполне дальновидным. Другое дело, что авторы не хотят и не могут признаться в том, что речь в этих инициативах по созданию полностью безналичного общества идет совсем не о наличных, а имеет гораздо более серьезную подоплеку. Как в свое время писал К.Маркс в «Манифесте коммунистической партии»: «…речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.» Слово «буржуазной», трижды повторенное основоположником, можно выкинуть или оставить, это кому как нравится, на суть проблемы это принципиально не влияет. Создание безналичного общества – это лишь очередной шаг на пути к «освобождению» населения власть предержащими от «зарплатного рабства», когда оно будет трудиться не за зарплату, а за пайку хлеба, которая, как и все остальное в жизни каждого человека, естественно, будет определена исключительно научным путем под мудрым партийным руководством, для избранных представителей которого настанет подлинный коммунистический век. Если у кого-то есть сомнения на этот счет, то представляется, что в таком случае имеет смысл вновь обратиться к указанному выше первоисточнику и посмотреть на усиленно продвигаемую на Западе инициативу полностью безналичного общества именно под этим углом зрения. Поскольку одно естественным образом вытекает из другого, то с большой долей уверенности можно говорить о том, что, если вы – сторонник создания полностью безналичного общества, в котором у обычного человека не будет никакой иной альтернативы, то вы наверняка готовы поддержать старый коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Здесь имеет смысл сделать краткую паузу и остановиться на двух терминах, которые представляются чрезвычайно важными для понимания сути проблемы. Это «пролетарий» и «пролетариат». Слово «пролетарий» в переводе с латыни означает «гражданин, который служит государству только тем, что имеет детей» или «производящий потомство». Если обратиться к истокам этого явления, ко временам Римской империи, то выясняется, что многие пролетарии в поисках источников пропитания составляли клиентуру влиятельных лиц и занимались оказанием им мелких услуг, восхвалением и рекламированием их, а одновременно — давлением на них с целью получения средств к существованию, которые выделялись пролетариям в качестве социальной помощи неимущим и средств для решения социальных проблем. То есть, иными словами, ничего путного и полезного для общества пролетарии не делали. Если же заглянуть в «Толковый словарь» В.И.Даля, то выясняется, что пролетарий - бездомный или безземельный, бесприютный, захребетник. Но кто такой захребетник? Согласно «Словарю русских синонимов» - это тунеядец, дармоед, паразит и бездельник, то есть человек, живущий чужим трудом или за чужой счёт. Теперь давайте посмотрим, что представляет из себя несколько иное слово - «пролетариат». Оно вновь появилось и стало активно использоваться в эпоху первой французской революции и обозначало совокупность неимущих людей, отличающихся необеспеченностью существования и живущих сегодняшним днем, не заботясь о будущем. С образованием социал-демократических партий в Западной Европе понятие «пролетариат» сформировалось окончательно в современном смысле этого слова. Под этим термином  подразумевали весь рабочий класс, живущий продажей своей рабочей силы и не имеющий в своём распоряжении средств производства. Классическое марксистское определение пролетариату в работе «Принципы коммунизма» было дано Ф.Энгельсом: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала.» В этой работе Энгельс поставил знак равенства между терминами «пролетариат» и «пролетарии», и именно с этого момента начинается фактическая подмена одного понятия другим. Возможно, для Энгельса не было принципиальной разницы, но, судя по всему, для Маркса такая разница была и вполне существенная. По крайней мере, можно найти указания на то, что Маркс считал настоящими, истинными пролетариями лишь тех людей и тот народ, у которого не было земли, то есть родины. Не кажется ли вам, уважаемый читатель, несколько странным, что пролетария, то есть человека, за счет труда которого вроде бы как живут всякие эксплуататорские классы, называют бездельником, живущим за чужой счёт? Да и между захребетником и рабочим, то есть трудящимся, живущим продажей своей рабочей силы и не имеющим средств производства, тоже есть некоторая разница. Но господин Энгельс твердой рукой ставит между ними знак равенства, смешивая воедино два совершенно несовместимых между собой понятия. Никто не станет оспаривать того факта, что Карл Маркс был человеком чрезвычайно образованным и прекрасно понимал и различал значения и смысл используемых слов. Употребление им того или иного слова имеет смысл понимать именно так, как оно понималось в тот период, когда была издана эта работа, а не так, как они впоследствии трактовались различными борцами идеологического фронта. А раз дело обстояло так, значит, смешение совершенно разных понятий – пролетарий и пролетариат – было сделано авторами полностью сознательно в расчёте на то, что не столь образованная масса не поймёт этих тонких различий и примет всё написанное за чистую монету. Если читать основополагающую работу Маркса «Манифест коммунистической партии», понимая и проводя разницу между терминами «пролетарий» и «пролетариат», то предлагаемая им картинка становится несколько иной, чем она выглядела ранее. Вы можете сделать это сами, но если говорить об этом вкратце, то в политическую партию, которая возглавит класс пролетариата, должны объединиться именно пролетарии. Но если пролетарии будут вести борьбу за захват власти внутри лишь одной страны, то коммунисты, в понимании Маркса, не будут ограничиваться какими-то национальными или государственными границами. «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы...» «Пролетариям нечего в ней (коммунистической революции) терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!» Остальная же работа говорит исключительно о пролетариате и представляет собой фактическую постановку задачи перед трудящимися по созданию коммунистического общества по прусской модели. То есть получается удивительная ситуация: пролетарии или захребетники на шее пролетариата или трудящихся въезжают в светлое коммунистическое будущее и там рулят, приобретя для себя весь мир, заменив эксплуататорскую палку капиталистов ещё более жестоким «народным» ярмом. Однако палка эта будет в крепких руках пролетариев, которые будут погонять пролетариат на пути к достижению светлого коммунистического будущего, но опять же для пролетариев и под руководством коммунистов. А пролетариат должен будет работать, работать и ещё раз работать. Фактически в «Манифесте» представлена четкая иерархическая структура или, если хотите, вертикаль власти, в которой на самом нижнем уровне находится пролетариат, то есть трудящиеся. Ими в рамках отдельных стран управляют пролетарии, а уже над ними находятся коммунисты в марксовском понимании, координирующие и направляющие деятельность пролетариев уже во всемирном масштабе. Вот такая вертикаль власти получается. Возвращаясь же к начальной теме данной заметки – созданию полностью безналичного общества, можно отметить, что схемы, предлагаемые и Марксом, и центральными банкирами, по своей сути ничем не отличаются друг от друга. Весь вопрос заключается лишь в том, какие конкретно персоналии будут находиться на самом верху, и как конкретно – центральный банк, коммунистическая партия или как-то иначе – будут называться. Для широких народных масс любой из них представляет собой лишь замену пусть и плохого, но капитализма на рабское ярмо, правда, вполне в соответствии с коммунистической диалектикой уже на качественно новом уровне. Так что вопрос о полностью безналичном обществе представляется гораздо более серьезным по своей глубинной сути, чем кажется на первый взгляд. Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396 23.10.2013 на канале «РЕН-ТВ» вышла передача «Нам и не снилось: грязные тайны большой политики», в которой я также принимаю участие. Ее можно посмотреть либо на сайте «РЕН-ТВ», либо по следующим ссылкам:http://www.youtube.com/watch?v=JMHgIO-8q6E – 1 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=zIxbWxdrpQ8 – 2 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=k51FFu0MZQY – 3 серияили весь фильм целиком - http://www.youtube.com/watch?v=r5fl1qqRUdo

13 марта 2015, 14:00

Спецслужбы и Бреттон-Вудс

Доктор экономических наук Валентин Катасонов, продолжая рассказ о печально знаменитой Бреттон-Вудской конференции, приводит целый ряд связанных с ней прямо-таки детективных фактов. Уникальные люди: Ангел смерти Дхоби-Гхат – район прачек в Мумбаи Буддийский монах варит себя в кипящем масле В Донецкой Народной Республике состоялся конкурс красоты Чтобы ублажить Слендермена 12-летние девочки попытались убить подругу Бывший офисный […]

15 января 2015, 01:00

Ленин о борьбе с религией

РЕЧЬ НА I ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ РАБОТНИЦ « Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться » В. И. ЛЕНИН ПСС т.37 стр. 186 т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано:разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии. В.И.Ленин ПСС т.52 стр. 140 ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ РКП(б) Пролетарская диктатура должна неуклонно осуществлять фактическое освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков, добиваясь этого посредством пропаганды и повы­шения сознания масс, вместе с тем заботливо избегая всякого оскорбления чувств ве­рующей части населения и закрепления религиозного фанатизма. В.И.Ленин ПСС т.38 стр. 94 http://vott.ru/entry/338249 Ленин о борьбе с религией. Сейчас особенно актуально.

27 декабря 2013, 15:47

Метафизика Летова. Часть 1

 Был такой известный панк-рок музыкант Егор Летов. Был лидером групп "Гражданская оборона", "Егор и опиздиневшие", "Коммунизм". Записал сам и в соавторстве около 100 альбомов, в основном панк-направления. И был Егор Летов человеком достаточно умным, начитанным, верующим.  Сегодня многие считают Егора героем, боготворят его. Чего греха таить, я и сам был поклонником его творчества. До недавнего времени. Когда-нибудь я попробую раскрыть суть "коммунизмов" (музыкальные альбомы-коллажи) и многих песен. А сейчас я хочу привести цитаты из сборника интервью "Я не верю в анархию". Тут будут слова как Летова, так и журналистов о Летове. Комментировать их не хочу. Скажу только, что достаточно сказанное о Егоре, или сказано им, очень схоже с метафизикой Кургиняна (не все, но достаточное количество). Итак, начнем.  1. ВОПРОС: Что такое рок? ОТВЕТ: Рок, по сути, не музыка и не искусство, а некоторое религиозное действо по типу шаманизма — которое существует, дабы утвердить определенную установку. Человек, занимающийся роком, постигает жизнь, но не через утверждение, а через разрушение, через смерть. Шаманство здесь ритм, на который накладывается импровизация. И чем больше шаманства, тем больше рока. И, наоборот, если над шаманством начинает преобладать искусство, музыка то рок умирает. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981849.html#ixzz2jVzxFDIh  2. — Ты в Урлайте объяснил рок-н-ролл как язычество, я помню, читал какие-то такие вещи. Как ты считаешь, есть шаманство?… Если бы шаманы сейчас бы жили и принялись бы что-то играть в электричестве звук был бы грязным? — Так дело в том, что это как… вот, мы как раз возвращаемся к той концепции, а чем я говорил в Урлайте. Я считаю, что-то, что мы делаем панк — это именно то, что называют панк, хардкор… Это, в общем-то, не музыка и не искусство. А так как это не музыка и не искусство, то нет понятия чистый звук или грязный звук, а есть определенная ритмическая структура, есть определенная гармония и определенный текст, который идет как мантра. Ну вот, и самое главное электрические вещи. А это достигается не путем грязного звука или чистого звука. Это достигает путем… ну, допустим, Гри Колтен. Музыка, свободная только в той стелен в какой ошибка музыканта любая может вписаться в полный контекст скажем так. Допустим, в музыке GENESIS или YЕS, любая ошибка будет выпадать и все ломать. А вот во ФЛИТ ШИГЕРЕ индустриальной музык как STANDIN`ABOUT IT, там ошибки быть и не может, потому что любой звук, любая музыка вписывается в контекст. Вот это я называю грязным подхватом электро. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981848.html#ixzz2jW05hbi7  3. Другим абсолютом своей системы ценностей Егор Летов признает терпение (в духе экзистенииализма): человек все сознает, но все же живет и действует. Причем с полной самоотдачей. Поэтому, кстати, я полагаю, что глубоким заблуждением было бы считать Егора Летова трубадуром суицида. Так же неоднозначно звучит у него и тема некрофилии. Как истинный художник, пропуская эти мрачные темы через свою собственную субъективность автор в гротесковой форме отображает ненормальность этих трагических ситуаций и тем самым порождает у слушателей отвращение к ним и страстный протест. При этом, рискуя быть непонятым, он обращается к глубинам нашего подсознания, чтобы вернее вызвать эту негативную реакцию, в частности, и на современные варианты идолопоклонства. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981671.html#ixzz2jW0FLPsX  4. Философские рассуждения Егора Летова: Человек, занимающийся роком, постигает жизнь не через утверждение, а через смерть, через разрушение… На то и судьба дана человеку (от этого никуда не денешься), хотя петь о цветочках и прекрасной вечернике Егору не приходится совсем — совесть не позволяет. Он избрал спой путь, и будет ему верен. И будет петь, даже если не его концерт не придет ни один человек. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981611.html#ixzz2jW0Lt4pO  5. Физиологизм составляет еще одну важную особенность, так сказать, лирического строя автора. Причем имеет он специфическую, медицински выражаясь, анально-фекальную фиксацию (избавим читателя от примеров). Сия эстетика ватерклозета психологически связана с инфантильностью: как известно, маленькие дети первоначально лишены брезгливого отношения к экспериментам, рассматривают их как часть себя… У взрослого же, скажем, намеренное осквернение собственного лица, погружение его в телесный низ отражает подсознательное желание как бы перевернуть все вверх ногами, поменять все ценности на противоположные (вспомним народную поговорку о том, что дешевле всего на свете). Поступая так, Егор напяливает на себя маску скомороха — а точнее, психологический архетип трикстера, связанный с ранними стадиями формирования человеческой самости. Для этого певцу нужна всепоглощающая, исступленная решимость и огромная, отчаянно наивная вера в слушателей. В нас. Вот почему данный альбом затрагивает в каждом какую-то тайну, стыдливо скрываемую, но неотъемлемую струну, и в этом — его сила. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981550.html#ixzz2jW0RhKGd  6. ПНС: Состав ГО сейчас достаточно стабилен? Е. Л.: Мы играем вместе гола полтора. Были маленькие периоды чисто для отдыха. Мы друг без друга просто не можем. Это, как коммуна. Хотя я думаю, что после Барнаула надо прекращать. Ситуация в стране такая, что даже на роке деньги делают. Это же полная профанация. Народ на концерты идет либо как на дискотеку, попрыгать, поорать, либо идут эстеты, чтобы послушать какое тут арпеджио, какой тембровый пласт. Я не считаю, что рок — это музыка или эстетика. Я считаю, что рок — это такое религиозное движение. ПНС: Шаманство. Е. Л.: Да, даже не то, что шаманство. Это когда человек просто выходит, и все это, как молитва. Это должно быть так! Приходится заниматься тем, что ты либо развлекаешь толпу, т. е. устраиваешь шоу типа АУКЦИОН, либо играешь для эстетов. А я хочу играть то, что мы играли в подвалах Новосибирска. Мне лучше, когда собирается десять человек в зале, но тех, кто приходит именно меня послушать. А у нас такое, видимо, невозможно. На Западе, например, есть независимые залы и благотворительные фонды, чтобы музыканты, которых любит человек во всей Европе, могли заниматься музыкой и работать где-то. Я собираю пластинки и могу привести много таких примеров, http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981513.html#ixzz2jW0bBbvR  7. ПНС: Что ты думаешь о его самоубийстве? Е. Л..: Я считаю, что единственный выход и естественный конец для честного человека в наших условиях. Если ты имеешь честное сознание, ты должен понимать, что ничего тебе не удастся изменить. Чем дальше ты идешь, чем дальше ты расширяешься, как личность, все меньше общего у тебя остается с тем, что снаружи, то есть через некоторое время тебя никто не сможет принимать, ты ухолишь просто в вакуум. Если находить какую-то силу, то идешь дальше и становишься, по-видимому, снятым. А если ты имеешь эту честность сознания, понимаешь, что ничего никогда не сможешь сделать и тем не менее хочешь изменить, то есть реально тебя цепляет, тогда единственный выход — это каким-то образом умереть. Либо быть убитым реальностью, либо самому. ПНС: Веришь ли ты и загробную жизнь? Е. Л.: Да. конечно. Я вообще очень верующий человек. ПНС: В Урлайте ты говоришь, что рок — явление антигуманное античеловечное. Как это сопоставить с христовыми заповедями? Е. Л.: Я считаю, что Христос — это и есть нечто нечеловеческое. То, что он внес на Землю имеет очень малое отношение к человеческому. Это нечеловеческие истины, но сути. Это доказано историей. Человек, он не может… Т. е. Христос нес любовь, по сути, с точки зрения современною христианства, Христос был Сатаной, потому что был в первую очередь — антихрист, т. е, человек, который нес полную свободу выбора, т е. то, что религия никогда не давала и сейчас не дает. А он внес именно свободу выбора: либо ты ждешь, либо нет. Каждый — свое Я. Сам поступал — Возлюби ближнего своего, как самого себя говорит о том, что нужно сначала возлюбить себя. По настоящему возлюбить, т. е. не самого себя, не личность, а Бога в себе самом. Мне кажется, что он нес такие истины, которые просто несопоставимы с человеческим образом сознания. Вообще с «Я» Т. е если человек личность, он мыслит через какую-то призму своей личности, он не может ни в каком виде следовать за Христом. Именно в том виде как он говорил. Поэтому Христа распяли, и он ушел в прямом смысле, он действительно был не человек, Я считаю, что такие люди, как Башлачев — это не люди. Они могут каким-то образом здесь воплотиться. Но по сути, по тому, что внутри, это не люди. Потому что система ценностей, которая за ними стоит, за их творчеством — это система нечеловеческих ценностей. ПНС: Расхожий афоризм — Рок — это послание Сатаны правилен в твоем понимании? Е. Л.: В моем понимании — да! То, что делал Башлачев — это некая система ценностей, которая стоит за смертью. Поэтому эти люди внутренне максимально свободны. Они более циничны во внешних проявлениях, но они и более свободны. Поэтому здесь они долго существовать не могут. Свобода выбора, вообще какая-то свобода — это чрезвычайное зло, как у Достоевского. ПНС: Ты любишь Достоевского? Е. Л.: Да, это мои любимый писатель. ПНС: А кого ты еще можешь назвать? Е. Л.: Поздний Платонов, Сэленджер. Гоголь, Кортасар, Борхес, раннего Сартра периода Тошноты. Вообще, много кого люблю. Но Достоевский все же на голову выше всех. ПНС: Что для тебя любовь? Е. Л.: Любовь дня меня… У меня такое чувство, что любить кого-то невозможно. Любить — это, как дышать. Это такой процесс, который направлен в никуда. Просто идет через тебя такой поток. Такое озарение я испытывал несколько раз в жизни. За это потом приходится очень дорого платить. Разные там депрессии. Очень тяжело. По настоящему, любовь — это когда тебя вообще нет. Я это и Богом называю. Я просто могу объяснить то, что я испытывал. Меня как бы вообще не было. Я был всем и через меня хлестал какой-то поток. Это была любовь. Я не могу сказать, что я любил кого-то или что-то. Это 6ьла просто любовь. Как весь мир. Я и был всем миром. ПНС: Что дня тебя смерть? Е. Л:. Смерть для меня — это когда из очень ограниченного состояния попадаешь н очень расширенное состояние. После смерти, видимо, дано полное знание во всем, причем знание в смысле любовь и все. А вот насколько человек широк, я не знаю. это вопрос мистический. Я могу судить только со своей колокольни, а она у меня очень маленькая. Мое понятие очень ограниченное. Мне кажется, что после смерти человеку дается полное знание. Оно вытеснит следующую какую-то форму. Может человек еще где-то воплотится. Я считаю, что существует много разных слоев всевозможных реальностей. Мы здесь даны, чтобы сделать какую-то работу. Причем, чем дольше я живу, тем больше понимаю, что жить — это значит жить как животное, как в раю, в полной гармонии со всем. Здесь я сейчас. Здесь именно то происходит, что не дает жить. Человек делает здесь как бы ритуал. Если он это делает, он куда-то идет, что-то с ним происходит. Потом он трансформируется к следующем состоянии, причем по направлению и ту сторону, где живут. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981513.html#ixzz2jW0ieBvZ  8. Тогда, в 90-м, Егор Летов утверждал свою новую правду, умирая от Боли, умирая от страха, умирая от силы, умирая от себя. На сцене творился апофеоз сумасшествия, который являл собой Летов. Черные свободные одежды и длинные волосы делали его похожим на колдуна-шамана, исполняющего свой ритуальный танец, понятный только ему одному. Это можно было бы назвать состоянием невменяемости из-за раздражения на урбанический хохот людских масс. Гордой поступью шло человечество, созидая и преображая все вокруг, а где-то совсем рядом наповал приговоренные отстаивали свое право на белый полет. Неприятие диктатуры вырождения, ненавистной совдеповской системы, подавляющей ростки всего живого и прекрасного, и противление этому самому асфальтовому закону складываются в звонкий клич: я всегда буду против 1990 год — начало грозовой демократии, нового этапа развития российского социума. Но в действительности в отношениях между людьми не произошло никаких изменений: я проснулся среди ночи и понял, что все идет по плану. Осталось чувство тревоги и страха перед будущим, которого еще нет. Настроение далеко не оптимистичное и жизнеутверждающее, но те, кого это затронуло. В свое время, отнесутся к сему концертному безобразию со всей серьезностью. Главное, что пелось все искренне и честно: Речи замедляются Слова повторяются Интонации не меняются И все сначала — Игра в самолетики Под кроватью… http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981411.html#ixzz2jW0p5vXc  9. С.: Вот ты говоришь — дух умер… Е.: Умер, для них для всех. Покинул. Такого, я уверен, не было никогда. У меня недавно как будто что-то открылось внутри. Я понял. Это — пиздец. Тут бесполезно словеса говорить, руками махать… Это ведь не только в нашей стране. Это везде так. Нас это в последнюю очередь коснулось из всей цивилизации. Зато у нас это быстро произошло и раскидисто. По-русски. С.: Так что, по-твоему, сейчас даже творчество смысла не имеет? Е.: Мне кажется, уже нет. Не имеет. Вот то, что я говорю ты поверь, я не от ума говорю. Я это чувствую. Как факт, существующий явственно и наглядно. Для меня. Поэтому спорить и аргументировать я не буду, ты только не обижайся. Может быть, это от того, что во мне что-то важное сломалось. У меня был даже стих такой: Когда я умер, не было никого, кто бы это опроверг. Может быть, это самое главное, что я создал, — этот стих. А насчет творчества… вот Сергеич однажды (году этак в85-м) высказал такое соображение — что, мол, рок-н-ролл надо запретить под страхом уничтожения на месте. Что если берешься сочинить или спеть песню — должен будешь убитым быть. И вот ежели кто и решится в таком случае петь — то это будет НАСТОЯЩЕЕ. Я, помню, тогда долго с Сергеичем ругался. А сейчас — так он как бы и прав. То, что вокруг сейчас деется, — это же и словами не расскажешь! У Ницше в Заратустре фраза была о том, что наступит время, когда и понятие ДУХ означать будет грязь. Вот оно и наступило, всем на радость и утешение. Мне тут делать нечего. Здесь еще долго будет потеха продолжаться, пока все это не ПИЗДАНЕТСЯ самым жестоким образом. И вот тогда, может быть, наступит эра протрезвления… время собирать. Мне, однако, еще посчастливилось… я везучий человек — я все умудрялся делать вовремя. Я застал советский вудсток — последний, наверное, отчаянный, чудесный всплеск детской чистой, живой радости — в годах 84-88 — и сам этому, надеюсь, в какой-то мере посодействовал. Я застал праздник, я был на него приглашен. Такого больше не будет. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981372.html#ixzz2jW0zz9we  10. .: А ты не думал, что подобные требования логичней и честнее начинать с самого себя? Е.: Думал. Я не оправдываюсь, но… видишь ли, какая у меня ситуация. Всю жизнь всеми своими действиями — и творчеством, и всем прочим — пытаешься доказать себе, что ты — неговно. Что ты — МОЖЕШЬ. Что ты ХОРОШИЙ. Понимаешь, о чем я говорю? У меня постоянно так — доказываешь-доказываешь, что чего-то стоишь, что имеешь право на бытие, вылазишь-вылазишь из этого дерьма, и тут твои же близкие или сама реальность возьмет да и даст тебе понять: ДА ТЫ ЖЕ — ГОВНО, ПАРЕНЬ! Тут у меня тормоза и срываются. Особенно же меня злит то, что окружающие не хотят (именно — НЕ ЖЕЛАЮТ) — сделать, решиться на ЧУДО, прыгнуть через голову, через луну! Мне, сука, всегда было (да и будет, наверное) ОБИДНО — ведь все могло бы и может быть СОВСЕМ ИНАЧЕ — только б спичку к фитилю поднести! Нет, всем и так неплохо. Мне всегда было МАЛО — всего было МАЛО! Я не понимаю слова неплохо — оно перечеркивает все, что ЗАЕБИСЬ. У меня, видно, уж характер такой — истерический и жадный. МАЛО мне, когда все более-менее. Хочу, чтоб ЛЕТАЛО просто все от восторга в седьмые небеса! И надо сказать, что это у меня иногда получалось. Испытывал я это. И не раз. И в этом я — счастливый человек, хоть и стыдно мне за все мои гадости и глупости. Мне вот в последнее время кажется, что вся моя вина и беда в том, что в силу потакания своему характеру я упустил возможность встретить, найти еще одного или там… двух, таких же как я, безумных и безобразных. И вот взяли бы мы вдвоем или втроем (один я не потянул — не хватило, как выяснилось, мочи) и создали, воздвигли бы нечто столь ВЕЛИКОЕ, ЧУДЕСНОЕ, СИЛЬНОЕ и ЖИВОЕ — песню, идею или просто — чувство, импульс — то, что просто НЕ ПОЗВОЛИЛО бы произойти тому, что столь печально произошло со всеми нами, со всем нашим забвенным миром. Один — это уже здорово. А двое — это же СОКРУШИТЕЛЬНАЯ СИЛА, это — воля, которой можно вселенные взрывать и воздвигать, с которой можно сказать солнцу — Подвинься. Я это серьезно говорю. И то, что я допустил нынешнее повсеместное унижение и уничтожение Духа — в мировом масштабе, в этом моя страшная вина. С.: Ты серьезно считаешь, что вы могли бы все исправить? Е.: Несомненно смогли бы. Во всяком случае — отдалить этот конец. А там, глядишь, кто-нибудь заметил бы нас. Подставил бы, так сказать, плечо. Но… не нашел я людей, способных потянуть такое. Все же вокруг — БЛАГОРАЗУМНЫЕ! Или — самоуниженные и самооскорбленные. Вся тут беда в том, что никто не страдает центропупием, никто не верит в то, что он — всесильный, что он — центр вселенной, в той же степени, в которой им является и одуванчик, и лимон вот в моем стакане с чаем… и любая точка во вселенной. Никто не верит, НЕ ЗНАЕТ то, что все в этом мире прочно и очевидно завязано и зависимо. Каждый твой шаг, каждое твое действие, твое слово неукоснительно меняет и преображает ВЕСЬ МИР. Вот мы сейчас сидим, говорим — а где-нибудь в Америке от этого горы валятся. Понимаешь? Каждый — хозяин Вселенной. Каждый, для кого это — ТАКОВО. Если ты веришь в то, что ты СПОСОБЕН, что ты МОЖЕШЬ менять мир, что от тебя зависит ВСЕ, ты приказываешь горе — и она движется. Она не может не сдвинуться. Ей ничего больше не остается. С.: Ты в это веришь? Е.: Я это ЗНАЮ. Знаю и умею. С.: И что захочешь, то и будет? Е.: Будет, если на твою волю не найдется более сильной. Но никому это не нужно! Никто не хочет или не может (что то же самое) себе позволить — быть ответственным — ответственным за все. За себя хотя бы! Позволить себе быть не то что СВОБОДНЫМ, а хотя бы — просто счастливым. Счастливым не освинелым удовлетворением, а — детским чистым восторгом от факта собственного существования вот здесь и именно сейчас! Все, что я говорю тут, и без меня уж тысячи лет известно, но мне удивительно и досадно, что никто этого не скажет, если мне взять сейчас и застенчиво промолчать! Ведь все, что будет сказано, будет сказано все непременнейшими мозговитыми критиками, матерыми христианами, а также вечно терпящими, ожидающими, призывающими, недомогающими и прочей косоротой публикой! Нет, чтобы взять и сказать: СТОП! И оказаться — дома. Все будут долго и протяжно ныть, кусать пальцы, ждать, терпеть, воздавать, созидать… Ей-богу, человека ДОЛЖНО БИТЬ! БИТЬ ЩЕДРО И ОТЧАЯННО! С.: А вот если… Е.: Вот погоди. Я все думаю о том, что наговорил про творчество — что в момент преодоления оно излишне. Тут я, наверное, все-таки в чем-то соврал. В момент освобождения Настоящее творчество, может быть, и начинается. Но уже не искусство в обычном понимании. Видишь ли, в нынешней ситуации это все равно невозможно. Все уже втоптано в грязь и обосрано, и вообще — если истина там, где времени больше не будет — то здесь только время теперь и будет. С.: Начиная с года 88-го в твоем творчестве начали явственно прослеживаться этакие русско-народные гармонии, интонации. И чем дальше, тем… Е.: Я понимаю, о чем ты хочешь спросить. Я сразу скажу, что если ты решился творить и стал в себя погружаться, то неминуемо — НЕМИНУЕМО — придешь к неким собственным корням. И к национальным. И дальше… глубже… к общечеловеческим. И еще глубже, наверное! Тут даже не надо никаких усилий нелепых прилагать, это само собой, самым естественным образом происходит. Изнутри. Словно в водоворот попадаешь. В воронку. Надо только найти в себе силы добраться до этого Потока, войти в него, а остальное — само придет. Со мной все именно так произошло. Я уверен, что у Янки то же самое. И у Башлачева. И у Ромыча. Да и на Западе то же самое. Рок-н-ролл — это действительно народная музыка последних там… лет 30-ти. Вообще все, что делается честно, изо всех сил, отчаянно и здорово, — все народное. С.: А вот скажи, как ты относишься, извини за дурацкий вопрос, — к наркотикам? Е.: Хорошо отношусь! ОЧЕНЬ хорошо и трогательно отношусь. С.: А сам? Е.: И сам. С некоторых пор вообще ни отчего не отказываюсь. И трава — хорошо, и водка — отлично, и… Я вот мечтаю ЛСД достать, да не дается он мне в руки. До смешного. Самым натуральным образом. Видишь ли, я очень Сида Баррета понимаю. И не вижу никакой трагедии в том, что с ним произошло. Наоборот. И всех junkie понимаю. Я и сам такой. Rock?n?Roll junkie . Рок-н-ролл — ведь тоже дверь. Трамплин. Бумажный самолетик. Вертолет без окон и дверей, Трамвай до ближнего моста. Все, что помогает крушить эти картонные Месопотамии, взрывать все эти трехмерные декоративные хлопушки, все эти кастанедовские описания, — все хорошо! Все — зерно на мельницу. Тут главное — как самому к этому относиться. Все от себя самого зависит. Я вот сам, последние месяца 3, — как минимум, раз в 2 дня психостимуляторов нажираюсь. И хорошее, я скажу тебе, это дело! Конечно, лучше достигать достигаемого самому, собственными силами — но это же в нашей ситуации смехотворно или требует массы времени. Я скажу тебе по секрету — нет у меня лишнего времени на ожидание и возведение из кубиков пластмассовых пирамид Хеопса. Не за этим я здесь. И, кроме того, я с детства не любил мерить ступени шагами — я всегда перескакивал. Зачем ворочать колеса, если есть три волшебных слова: Крибс-крабс-бумс! Впрочем, каждому — свое, разумеется. Как это у Стругацких — медленно ползи, улитка, по склону Фудзи, вверх до самых высот или что-то вроде этого (это эпиграф к Улитке на склоне ). Я вот не верю, что, медленно ползая по склону Фудзи, можно добраться хоть до каких-нибудь ничтожных бугорков или даже до подножия. В наши дни, во всяком случае. Считаю так, что, как ползешь, так и будешь ползать, хоть жизнь, хоть 100 жизней, пока совсем не охуеешь от своего ползания. И вот в этот момент, если вдруг встанешь и огласишь на все четыре стороны — СТОП! — вот в этот момент на вершине Фудзи и окажешься… Да и где угодно, если хватит на это радости и свободы. http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981372.html#ixzz2jW1ClYkY Продолжение следует...   

28 ноября 2013, 16:30

Борьба идей: ХХ век показал, что есть только один тоталитарный режим — либеральный

Двадцатый век обладает стойким послевкусием. Он давно закончился, а ощущение конца эпохи все не проходит. Для Запада это что-то новое, а нам, родившимся в СССР, данный феномен хорошо знаком: это состояние застоя. Сегодня оно связано со сферой политических идей. Точнее, с набором ключевых политических понятий, которые задают смысловую атмосферу последних двух с половиной десятилетий. Метаморфозы политического языка После распада социалистического лагеря в политический обиход вводится обойма новых концептов, ранее не актуальных. Один из них – «модернизация» – был адресован странам бывшего советского блока и приглашал их занять место в мировом разделении труда, являясь мягким и политкорректным синонимом колониальной зависимости. Другой пример – выражение «конец истории». Оно обрело популярность благодаря философу, политологу и политическому экономисту Фрэнсису Фукуяме и его книге «Конец истории и последний человек». Понятие «конец истории» также содержало в себе четкий и недвусмысленный месседж, причем весьма радикальный по содержанию. Это было не просто подведение черты под «двухполярной» эпохой и так называемой модой на марксизм. Речь шла о том, что мировой политике вообще следует отказаться от историзма и очистить от исторических смыслов политический язык. Отказаться – в пользу чего? В пользу новой политической метафизики, в центре которой оказалось понятие общемирового либерального консенсуса. Разумеется, идея была утопической. «Консенсус» не сложился. Часть мира, не входившая в среду обитания «золотого миллиарда», не приняла новые порядки – ужесточение экономической политики, курс на вестернизацию и пр., – кое-где возникли попытки занять активную наступательную позицию (вспомним саддамовский Ирак). Тогда, с точки зрения сторонников консенсуса, пришел черед полицейских мер. Эти меры давно и подробно описаны политологами и военными аналитиками. Нас же волнует прежде всего та сторона международного полицейского режима, которая выразилась в глобальной смене политического курса. Главное заключалось в том, что вместо идеи «конца истории» на первый план вышла концепция «конфликта цивилизаций». Этим понятием мы обязаны американскому социологу и политологу Сэмюэлю Хантингтону. Такая замена (или подмена) терминов говорила о многом. Прежде всего она, разумеется, указывала на готовность мировых элит к войне между Севером и Югом, но не только. Не менее существенно то, что тем самым провозглашалась кардинальная смена политического языка. Вместо языка политики и экономики в мировой обиход возвращался язык культурно-цивилизационных различий. В том, что это именно возврат к прошлому или, точнее, его ремейк, нет никаких сомнений. И неважно, кто провозгласил этот путь первым – профессор Хантингтон или иранские аятоллы. Кто агрессор, а кто жертва, можно понять, исходя из разницы весовых категорий двух конфликтующих субъектов. Идеологический сдвиг, скрытый за сменой понятий и терминов, до конца не проговаривался (в угоду политическим приличиям), но подразумевался. Тем самым был взят курс на отмену всего, что успело произойти в политическом словаре за последние сто лет. Вернемся немного назад. До ХХ века европейская имперско-колониальная идеология оформлялась в романтических терминах вроде «бремени белого человека», в утверждениях о «необходимости цивилизовать дикарей». Этот лексикон устарел тогда, когда набрал силу марксизм, под влиянием которого такие явления, как мировое неравенство и зависимость одних стран от других, были переведены на язык политэкономических категорий. Поэтому во времена СССР речь шла о противостоянии двух социально-политических «систем», но не «двух культур» или «двух цивилизаций». Само существование альтернативы, пусть даже советской с ее очевидными изъянами, вынуждало выбирать выражения. После распада советского блока либеральный мейнстрим вновь возвращается к доктрине открытого, а не экономически замаскированного колониализма. И вот на повестке дня – новый «конфликт цивилизаций». Что это такое? Знак того, что приличия отброшены. Либеральная теория сделала семимильный шаг назад и остановилась где-то посреди эпохи Британской Ост-Индской компании. Ведь от концепции культурной полярности (вариант прежнего «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись») полшага до идеи культурной исключительности, а затем и биологического превосходства. В связи с этим можно смело говорить о регрессе и архаизации всей либеральной семантики: сублимация политических идей уходит в прошлое. Социальное неравенство вновь оправдывается культур-расистскими доктринами. При этом замена понятия «культурная неполноценность» на «несоответствие демократическим стандартам» вряд ли может кого-то обмануть: эвфемизмы – продукт языка, а не политической реальности. Морально-политическая максима Парадигма новой политики, вступившая в силу после 1989 года, несмотря на крайнюю степень изношенности, все еще занимает господствующие высоты в мире. Она морально деградирует и структурно упрощается. Но даже самая пещерная идеология нуждается в моральных ориентирах. Концепция добра и зла присутствует во всякой политической доктрине, и та, о которой мы говорим, тоже имеет четкую систему этики. Система эта, впрочем, довольно старая. Она основана на концепции «двух тоталитаризмов» (шире – «закрытых обществ»), появившейся в работах философа и социолога Карла Поппера («Открытое общество и его враги»), философа Ханны Арендт («Истоки тоталитаризма»), политолога Збигнева Бжезинского и некоторых других авторов. Концепция родилась с началом холодной войны, но оказалась намного долговечнее политических блоков. Смысл ее прост: коммунистические и фашистские режимы являются политически родственными и противостоят либеральным демократиям. В системе нового мышления, о которой так много говорили в эру Горбачева и Рейгана по обе стороны ветшающего «железного занавеса», максима «тоталитаризма» занимала почетное место. Именно теория двух тоталитаризмов (или «двойного» тоталитаризма) служила тем мостиком, который был переброшен из политического вчера в политическое сегодня. Нынешняя политика силы как бы искупалась вчерашними жертвами. Тоталитаризм служил индульгенцией, выданной историей сторонникам нового глобального миропорядка. Разумеется, с логической точки зрения эта позиция не выдерживает никакой критики, но психологически она очень действенна. Механизм воздействия на общественное сознание довольно прост: это постоянное напоминание об исторической травме. То есть апелляция не к рациональной, а к эмоциональной сфере. Без картины темного тоталитарного прошлого не вырисовывается картина светлого либерального будущего (из-за слишком большого количества издержек в виде «межцивилизационных» войн, смены режимов и пр.). Поэтому так необходим образ исторического врага. Неудовлетворенность теорией Со времен Карла Поппера и Ханны Арендт общий концептуальный каркас теории не изменился: речь по-прежнему идет о «плохих» тоталитаризмах, которые противостоят «хорошему» либерализму. Но со временем эта манихейская модель стала все чаще попадать под огонь критики на Западе, а не только в СССР. Что неудивительно: ведь теория с самого своего рождения напоминала катехизис. Ее можно было или целиком принять, или целиком отвергнуть. Причем, как и в вульгарной версии коммунизма, в «двутоталитарной» концепции была очень заметна эмоциональная составляющая (инфернальная символика, мотив абсолютного зла, категорическое «никогда больше»). А это тревожный симптом. Неудивительно, что уже в 60-е годы появились политические концепции, которые шли вразрез с «двутоталитарной» ортодоксией. Здесь в первую очередь надо сказать о представителях неомарксистской Франкфуртской школы. Старшие представители школы, Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер, рассматривали, в частности, фашизм как побочный результат двух глубинных исторических процессов. С одной стороны – доминирование стандартов рациональности, навязанных Европе эпохой Просвещения. И другой, встречный процесс – нацистский археомодерн – аффективную реакцию на эти стандарты иррациональных пластов европейской культуры (фашистский археомодерн) (см.: Адорно Т., Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения). Исследователи 60-х описывали репрессивные механизмы всех трех идеологических модусов западного общества – нацистского, коммунистического и неолиберального – как взаимосвязанные. Представитель второго поколения франкфуртцев Герберт Маркузе, культовая фигура бунтующей молодежи 60-х, гуру радикального студенчества, пришел к выводу, что репрессивный аппарат либерального общества эпохи постмодерна формирует фашизоидный тип сознания – «одномерного человека». И делает это не менее успешно, чем его «тоталитарные» конкуренты (см.: Маркузе Г. Одномерный человек). Это вывод тем более важный, что у нацизма и либерализма, как известно, одна и та же социальная база – средний класс. Примером государства «скрытого фашизма» для Маркузе и его единомышленников служили, в частности, Соединенные Штаты с массой обывателей-реднеков. С этой точки зрения идеологическая карта двадцатого столетия, расчерченная по принципу «две плохие теории – одна хорошая», уже выглядела сомнительно. При этом важно принять во внимание, что франкфуртцы вовсе не ставили под вопрос саму категорию тоталитарности («фашизоидности») и даже не пытались сузить ее, как иные консервативные критики «справа». Напротив, они шли по пути расширения понятия, раздвигая его рамки и содержание. В таком ракурсе любой репрессивный механизм выглядел симптомом латентного фашизма. Многие оппоненты теории, как уже было сказано, указывали на разные социальные предпосылки двух режимов. Коммунизм апеллирует к низам, фашизм и нацизм – к среднему классу и к крупной буржуазии. Кажется, это было у Антонио Грамши: «Опора фашизма – взбесившийся средний класс». Но для системной критики «двойной» теории тоталитаризма этого было недостаточно. Чтобы критика теории переросла в стратегию и набрала достаточную объяснительную силу, был нужен системный взгляд на политическую историю. Прежде всего надо было разобраться с тем, почему политический мейнстрим ХХ столетия – либерализм – упорно выводится за пределы проблемного поля. Либерал-социализм Попытки выйти за привычные рамки исследований тоталитаризма стали особенно заметны к 90-м годам. Пожалуй, наиболее интересной можно считать позицию Иммануэля Валлерстайна, изложенную им в работе «После либерализма». Вышла эта книга в Нью-Йорке в 1995-м. То есть всего через три года после благостной либеральной утопии Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории и последний человек» (1992) (до крушения политического «Титаника» 11 сентября 2001 года остается еще восемь лет). В центре внимания Валлерстайна стояла более масштабная проблема, нежели вопрос о критериях тоталитаризма, – история и смерть либерализма как двухсотлетнего политического проекта. Но с темой тоталитарности это, разумеется, связано напрямую. Отличительной чертой валлерстайновской позиции можно считать восприятие фашизма и коммунизма не как двух идеологий, противостоящих либеральной демократии, а как составных частей большого либерального проекта, который берет начало в 1789 году. Эта смена ракурса принципиально важна. Именно она задавала новую перспективу рассмотрения старой «околототалитарной» проблематики. Когда впервые открываешь Валлерстайна, не веришь своим глазам. Он дает картину событий ХХ века, абсолютно не похожую на ту, что мы привыкли видеть в советских и постсоветских учебниках, а также в западной прессе. Цель, заявленная автором, проста. Он стремится описать уже начинавшийся, по его мнению, «процесс разжалования либерализма с его постгеокультурной нормы». А это требует проследить тесную связь либерализма с консервативной и социалистической идеями до фашизма и коммунизма включительно. Валлерстайн определяет «современность» как эпоху либерального доминирования, которая укладывается в два столетия – между Французской революцией и крушением СССР – и берется утверждать, что противостояние трех политических концепций с самого начало было иллюзорным, схоластическим и подчинялось потребностям европейской и мировой Realpolitik. Социализм в России, согласно Валлерстайну, не был самостоятельным политическим проектом. И хотя октябрь 1917-го кардинально перепахал социально-политический ландшафт, уже в 20-е годы советский режим негласно вошел в консенсус мировых элит. Разговоры о мировой революции в этот период выродились в чистую риторику, выгодную всем участникам консенсуса. Именно в силу этой негласной конвенции холодная война так и не перешла в горячую фазу. Исходя из этих позиций, можно утверждать: смысл Второй мировой войны состоит в том, что наиболее реакционная часть либерального истеблишмента (а не социалистический Советский Союз) вышла за рамки консенсуса и нанесла удар по одному из его участников. Но с победой Советов консенсус был восстановлен, причем на более выгодных для СССР условиях, хотя и ценой огромных жертв. В чем же в таком случае системная ошибка западной советологии? В чудовищной переоценке советского проекта. По мнению Валлерстайна, русский социализм, в отличие от классического марксизма, под видом классового противостояния разрабатывал иную идею – идею национального освобождения, а точнее, демонтажа старой колониальной системы в мировом масштабе. Но первопроходцами Ленин и Троцкий здесь не были. Проект изначально возник в рамках миротворческой политики президента США Вудро Вильсона и его последователей, лишь позднее получив второе, социалистическое издание. Речь в обоих случаях шла о сломе старого мирового порядка. И здесь США и СССР, несмотря на идеологическое противостояние, на самом деле служившее вершиной политического айсберга, решали одну и ту же задачу. При этом «ленинизм представлял собой более энергичную и воинственную форму антиколониальной борьбы, чем вильсонианство. И конечно, СССР оказывал материальную и политическую поддержку многим антиимпериалистическим движениям». Так называемое соперничество двух систем было выгодно всем участникам. Почему? Желание покончить с европейской формой колониализма ради новой – экономической, глобальной, планетарной – вот одна из причин альянса двух идеологий, либеральной и социалистической. Но не единственная. Чтобы планетарная доктрина считалась легитимной, она обязательно должна была иметь глобального оппонента. А чтобы сохранять свой статус, ей было необходимо обеспечить игру по правилам с этим оппонентом. Таким образом, согласно Валлерстайну, советский социализм сыграл роль карманной альтернативы и удобного спарринг-партнера для мирового либерализма. Вывод на первый взгляд несколько неожиданный. Характеризуя период 1945–1990 годов, Валлерстайн вообще не использует понятие «двухполярный мир». Он уверен: «СССР можно рассматривать в качестве субимпериалистической державы по отношению к Соединенным Штатам постольку, поскольку он поддерживал порядок и стабильность в своей зоне влияния, что на самом деле увеличивало способность Соединенных Штатов к поддержанию собственного мирового господства. Сама напряженность той идеологической борьбы, которая, в конечном итоге, не имела большого значения, играла на руку Соединенным Штатам и была для них серьезным политическим подспорьем (как, несомненно, и для руководства СССР). Кроме того, СССР служил Соединенным Штатам своего рода идеологическим прикрытием в странах третьего мира». Косвенно этот тезис подтверждается историей нефтедобывающих стран (ОПЕК). Когда они попытались создать картель и шантажировать Запад, именно СССР пришел на помощь «миру капитала» и открыл для него вентиль на полную, не слишком задирая цену. Показательно и индифферентное отношение США и их союзников к силовому подавлению восстаний в восточном блоке (1953, 1968, 1980–1981). Постепенно этот либерально-социалистический консенсус становился все более очевидным. Только СССР оставался заповедником девственно чистых идей, которые господствовали и в лагере «лоялистов», и в лагере «диссидентов». Получается, что советские ортодоксы, по существу, разделяли антитоталитарную теорию своих оппонентов, только наделяли ее противоположным смыслом, меняя знаки – плюс на минус («коммунизм – хорошо, капитализм – плохо»). Но западные интеллектуалы давно осознали реальную конфигурацию сил. Именно поэтому «революционеры 1968 года выдвинули протест против этого консенсуса, и прежде всего против исторической трансформации социализма, даже ленинистского социализма, в либерал-социализм», пишет Валлерстайн. В конечном счете «революция 1968 года подорвала фундамент всего идеологического консенсуса, возведенного Соединенными Штатами, включая его козырного туза – прикрытие советским щитом». А уже «в 1989 году те, кто был разочарован либеральным консенсусом, повернулся против наиболее ярких выразителей либерал-социалистической идеологии, режимов советского типа, во имя свободного рынка». Консенсус исчерпал себя. Советский щит либерального проекта, cтав прозрачным, исчез за ненадобностью. Что же произошло в 1989 году? Валлерстайн уверен: «О том, что произошло в 1989 году, много писали как о завершении периода 1945–1989 годов, считая его датой поражения СССР в холодной войне. Эту дату полезнее было бы рассматривать как конец периода 1789–1989 годов, иначе говоря, времени победы и поражения, взлета и постепенного упадка либерализма как глобальной идеологии – я называю ее геокультурой – современной миросистемы». О причинах краха двухполярного мира можно говорить долго. Но для нас важен итог этого процесса. И автор «После либерализма» определяет этот итог предельно точно. «Вильсонианцы, – пишет он, – лишились наконец ленинистского щита, направлявшего нетерпение третьего мира в русло такой стратегии, которая с точки зрения господствующих на международной арене сил в минимальной степени угрожала той системе, против которой выступал третий мир». Из сказанного следует важный вывод. Так называемый крах коммунистических режимов имел не внутренние, а внешние причины, которые заключались не в устройстве самих режимов, а в логике развития всей либеральной миросистемы, частью которой эти режимы являлись, существуя на правах мнимой и потому безопасной «альтернативы». А потому было бы правильнее определить конец советской системы не как крах, а как демонтаж. Как ни парадоксально, «последними, кто серьезно верил в обещания либерализма, были коммунистические партии старого образца в бывшем коммунистическом блоке. Без продолжения их участия в обсуждении этих обещаний господствующие слои во всем мире потеряли любые возможности контроля над мировыми трудящимися классами иначе чем силовыми методами... Но одна только сила, как мы знаем со времен по крайней мере Макиавелли, не может обеспечить политическим структурам очень длительного выживания», – уверен Валлерстайн. Легко вывести из этого тезиса главную мысль: либеральный мир, не имея альтернативы, не имеет и легитимности. Теряя идеологическую привлекательность и накапливая экономические проблемы, он вынужден прибегать к военной силе, поскольку других способов контроля над ситуацией уже не осталось. Это мы понимаем сегодня, следя по новостным лентам за тем, как идет гражданская война между богатым Севером и бедным Югом, за событиями вокруг Сирии. Каково же будущее либеральной миросистемы после падения коммунистического щита? Она неизбежно будет терять остатки легитимности, упрощаться, ужесточаться и архаизироваться. Или, другими словами, проваливаться в собственное колониалистское прошлое. В этом смысле очень интересен феномен неолиберализма, по сути смыкающийся с неоконсервативным трендом. Если прежде в либеральной среде было принято рассуждать об обществе равных возможностей, то неолибералы (преемники либералов) считают, что «равные возможности» – это угроза для обладателей экономических привилегий. Но отход от идеи «равных возможностей» – очевидный шаг в сторону сословного государства. То есть того самого явления, с которым призывали покончить европейские буржуазные революции XVIII века, в лоне которых окреп и вырос либеральный проект. Таким образом, либерализм пришел к отрицанию собственных «священных» ценностей. Сегодняшний либеральный мир в ценностном смысле опустился ниже планки 1789 года. Что позволяет охарактеризовать его экономическую модель уже не как поздний капитализм, но какденежный феодализм, и все это, безусловно, свидетельствует о глубочайшем кризисе либеральной теории. Впрочем, удивляться тут нечему, учитывая, что либерализм сегодня считается тоталитарной системой почти официально. Раньше он прибегал к мимикрии, перекладывая полицейские (тоталитарные) функции на дочерние режимы, и направлял недовольство в безопасное русло. С этой целью, в частности, теория тоталитаризма и использовалась либеральными элитами. А сегодня? Штабная экономика, культур-расистский дискурс в политике, военные удары... Все эти издержки и диспропорции уже невозможно оправдать наличием геополитических соперников. Либеральный проект, оставшись без добавочного политического модуля, становится все агрессивнее. И этот тоталитарный либерализм ждет неминуемая утрата легитимности в глазах не только угнетаемых наций, но и западного общества (хотя отсутствие альтернативных проектов может растянуть этот процесс на десятилетия). Но по-другому удерживать status quo уже не получается. Данная ситуация свидетельствует о конце 225-летнего исторического проекта. Либерал-фашизм как историческая тавтология Мнение о том, что либерализм есть нечто большее, чем идеология, высказывалось уже в ХХ веке. В частности, философ, историк и критик Бенедетто Кроче писал: «Либеральная концепция является метаполитической, она выходит за рамки формальной теории политики и в определенном смысле также формальной теории этики и совпадает с всеобщей концепцией мира и реальности» (Кроче Б. Либеральная концепция как концепция жизни). Сегодня этот факт еще более очевиден. Либерализм давно уже не идеология. Он сделался универсальным политическим и экономическим сценарием «без вариантов», умножающим по всему миру число жертв своей политики. Для нынешнего состояния либерализма неплохо подходит формула Джорджа Буша: «Л-мир», то есть либеральный мир». Буш использовал это понятие как образ «мягкотелого» общества, которое должны, с его точки зрения, взнуздать неоконсерваторы. Но мы склонны рассматривать американский неоконсерватизм как составную часть Л-мира. Мнение о том, что тотальность современного либерализма в последние годы многократно возросла, высказывали многие. Например, в этом абсолютно уверен очень популярный на Западе автор-антиглобалист Самир Амин. Правда, в отличие от Валлерстайна, он придавал своей концепции американоцентричное звучание, но на содержании выводов это не сказалось. Амин считает либеральную идеологию вирусом, который возник как побочный эффект экспансии капитала и ведет к «перманентной войне». Он также подчеркивает религиозно-мессианскую составляющую в американской версии либерализма, утверждая, что политики США видят американцев в роли «избранного народа», что, по мнению Амина, «синонимично Herrenvolk (расе господ), если обратиться к аналогичной терминологии нацистов». Теперь перенесемся в Европу и откроем книгу Пьера Андре Тагиеффа «Цвет и кровь. Французские теории расизма». Это своего рода каталог разновидностей расистской идеологии на примере Франции. Мы обнаружим в ней перечень концепций «расистского мироустройства» во Франции XIX–XX веков, в том числе «этнорасовый национализм», евгенический расизм «социалистической» направленности, а еще – «эволюционный расизм и социал-дарвинизм». Последняя разновидность расизма, как легко убедиться, один в один совпадает с современной неолиберальной доктриной. Исследование Пьера Андре Тагиеффа среди прочего ценно и тем, что оно не дает повода замкнуть понятие «расизм ХХ века» в национальных границах, то есть представить его как в первую очередь германское или «пангерманское» явление. Кстати, такая точка зрения сама по себе носила бы расистский характер. В сущности, расистское звучание имела и классическая концепция Ханны Арендт, которая в своих «Истоках тоталитаризма» выдвигала «панславистскую» теорию коммунизма. Еще более интересным источником, помогающим в анализе общеевропейских корней тоталитарности, может служить книга Мануэля Саркисянца «Английские корни немецкого фашизма: от британской к австро-баварской «расе господ». Курс лекций, прочитанный в Гейдельбергском университете». Несмотря на название этого издания, материалы, собранные автором, в целом позволяют говорить о фашизме как о синтетическом явлении европейской рациональной культуры. Тем не менее британские примеры преобладают. Интересны наблюдения за взглядами британской элиты в период между мировыми войнами. «Даже после окончания первой мировой войны Британия все еще могла позволить себе смотреть на мир через призму своего особого имперского статуса... расового превосходства и высокого национального самомнения... Давая четкие определения характерных признаков британской «расы», создатели книг для юношества решительно отграничивали англичан от представителей других рас», – вспоминал в ХХ веке Джон Ю. Норвич. Так что у автора хорошо известной утопии Джорджа Оруэлла были все основания заявить однажды: «Вероятно, Англия – единственная в мире великая страна, в которой интеллектуалы стыдятся собственной национальной принадлежности... В левых... кругах полагают, что в принадлежности к английской нации есть нечто постыдное...» Вообще, книга Саркисянца, помимо богатства материала, отличается точностью выводов. Заслуга автора в том, что он отыскал в либеральной теории именно тот смысловой слой, который является переходным от этнического к социальному расизму. Так, еще в 1850 году, пишет Саркисянц, «эдинбургский профессор анатомии Роберт Нокс... стал приписывать ирландцам целый ряд качеств, несовместимых с чертами среднего класса», – то есть определил ирландцев (шире – кельтов) как экономически несостоятельную расу. По мнению Нокса, «источник всех бед Ирландии кроется в расе, кельтской расе Ирландии... Следует силой изгнать эту расу с земель... они должны уйти. Этого требует безопасность Англии». Таких примеров у Саркисянца очень много, и не только у него. И это вполне естественно. Потому что непредвзятый анализ морально-этических оснований либерализма и фашизма обнаруживает их полную идентичность. Первое. Классическую либеральную теорию и ее неклассический, фашистский вариант объединяет общий моральный императив. А именно – тотальная конкуренция, то есть принцип естественного отбора, перенесенный из животного мира в человеческое общество. В эпоху социализма эту доктрину принято было называть «социал-дарвинистской». Весьма точное определение. Второе. Общий признак, объединяющий классический колониальный либерализм с фашизмом гитлеровского образца, – это модель расколотого, разделенного мира. Один из современных левых авторов, Михаил Магид, перефразируя положения знаменитого представителя левого движения ХХ века профессора Падуанского университета Антонио Негри, пишет об этом так: «Колониальная идентичность действовала посредством логики исключения... Белое, цивилизованное, организованное, продуктивное, разумное здесь противопоставлялось цветному, природному, хаотичному, неэффективному, чувственному, дикому. Как отмечал алжирский исследователь колониализма Франц Фанон, «колониальный мир – это мир, расколотый надвое». Колонизированные исключены из европейского пространства не только территориально, не только на уровне прав и свобод, но и на основе мышления, ценностей, жизненных целей. Они представлены в мышлении колонизатора в образе «других», отброшены за границы цивилизации. Конструирование идентичности строится по принципу «мы–они» и основано на существовании жесткой границы» (Магид М. «Постимпериализм»). Точнее не скажешь. Христианство и тоталитаризм Возникает естественный вопрос: в какой идеологической системе отсутствует логика исключения, принцип «мы–они»? Ответ очень простой. Такая система есть, ей две тысячи лет. Это апостольское христианство. Определение «апостольское» отнюдь не лишнее: в течение веков христианское учение испытывало самые разные деформации, выражавшиеся то в крестовых походах, то в выморочных положениях протестантской этики. Мальтузианский принцип тотальной конкуренции противоположен христианской морали. Именно поэтому по мере ужесточения либеральной политики (вне всякого сомнения наследующей мальтузианству) все более активной становится борьба с религией, которую ведут идеологи глобального секулярного мира. Запреты на публичное ношение крестов, осквернение и разрушение храмов, спиливание крестов, пляски на амвоне и разжигание ненависти к религии – все это приветствуется «хозяевами дискурса». Диаметрально противоположные ценности – это одна причина конфликта. Но есть и другая. Христианство стоит на страже традиционных общественных институтов, а они являются нежелательной помехой для колониального мышления. В «глобализированном мире» не должно остаться ничего традиционного – таков принцип современного либерализма. Традиция мешает управлению, свободному манипулированию информацией и потоками капитала. Поэтому либеральными элитами взят курс на воинствующий антитрадиционализм, который грозит превзойти «достижения» госатеизма советского образца. Но почему так исторически сложилось? Откуда это кардинальное расхождение? И нет ли в либеральной доктрине скрытой религиозной составляющей? На этом следует остановиться подробнее. Исторически зрелый тоталитаризм – это последнее звено в цепочке, которая берет начало с отказа от традиционного христианства. То есть с европейской Реформации. Полностью сбрасывать со счетов богословский аспект проблемы было бы неверно. Оговоримся: речь сегодня идет не о протестантских церквях, а о «протестантской этике», которая давно является скорее политическим, нежели религиозным феноменом. Тем не менее отметим, что именно в рамках европейской Реформации возник особый тип европейского миросозерцания, который основан на идее «избранности» одних людей по сравнению с другими. В XVI веке эту идею было принято понимать чисто теологически, как «избранность ко спасению». В соответствии с ортодоксальным христианством спасение, как известно, есть категория неземной жизни. Однако мерилом «избранности» в рамках протестантской (особенно кальвинистской) этики все чаще становился материальный «успех» в земном мире. Эта концепция и стала отправной точкой для либерального проекта. Позднее на этот морально-этический фундамент наслоилась философия Просвещения. Причем в бытовом, нефилософском понимании идея «просвещения» дикарей становилась своеобразной индульгенцией для политики колониальных захватов и шла рука об руку с военно-техническим прогрессом. Но какие именно ценности цивилизованный мир так стремился «преподать» дикарям в обмен на живой товар, драгоценности, колониальную экзотику и дешевый труд? Ценности европейской цивилизации в колониальную эпоху включали в себя либеральные идеи «естественных прав», парламентаризма и «свободной торговли». Причем термин «свобода торговли» понимался порой так широко, что включал в себя сбыт живого товара, «принуждение к рынку» («опиумные войны» в Китае), угнетение и унижение туземного населения и т.п. Таким образом, «естественные права» одних утверждались отнятием прав у других. Свобода европейцев оплачивалась угнетением мировых окраин. Технический арсенал для захватов обеспечивался успехами европейской науки, а жажда прибыли и материального успеха – доктриной «протестантской этики»... В этом русле и шло развитие либерализма вплоть до эпохи «золотого миллиарда». Советский проект породил иллюзию выхода из этого круга и до поры до времени спасал либеральный мир от восстания окраин. Он давал угнетенным призрачную надежду и мнимую возможность выбора. А заодно служил своеобразным громоотводом: либералы всегда были готовы заявить, что ГУЛАГ – это следствие коммунистических идей, а Бухенвальд и Освенцим в лоне либерального общества возникли совершенно случайно. Вопрос о кровных узах либерализма и фашизма уже был рассмотрен выше. Добавим лишь, что стремление отмежевать «доброкачественный» либерализм от его злокачественных последствий наталкивается не только на исторические, но и на морально-этические контраргументы. Ведь у любого критически мыслящего человека «возникает вопрос: почему «свободная конкуренция» (то есть борьба за выживание) допустима внутри либерального консенсуса, но такая же свободная конкуренция между нациями, классами или социальными системами дурна и непозволительна? В чем принципиальная разница?» (см.: Белжеларский Е. Логика и смысл современного либерализма // ПЕРЕЛОМ. М.: Пробел, 2013). По тому же поводу уже упоминавшийся Макс Хоркхаймер, один из основателей Франкфуртской школы, однажды очень точно сказал: «Тоталитарный режим есть не что иное, как его предшественник, буржуазно-демократический порядок, вдруг потерявший свои украшения». Сегодня подлинный генезис тоталитаризма перестает быть тайной за семью печатями. Вопреки мнению Карла Поппера, писавшего о «закрытости традиционных обществ», и Ханны Арендт с ее тезисом о панславистских корнях большевизма, тоталитаризм – продукт западной культуры Нового времени. Это совершенно очевидно. Либеральные табу Теперь мы можем вернуться к главному вопросу: что произошло с представлениями о тоталитаризме в ХХ веке и почему столь неубедительная теория появилась на свет и стала одним из устойчивых стереотипов массового сознания? Чтобы замаскировать неудачную родословную тоталитаризма, его защитники всегда были готовы сохранить в списке критериев тоталитарного общества «сильную власть», но затушевать рационализм и дух модернити. Кроме того, они то и дело норовили подменить корпоративный коллективизм фашистского строя общинностью и соборностью русского, православного или – шире – любого традиционного общества. После серии таких подмен теория «двойного тоталитаризма» сделалась удобным политическим орудием, заточенным против любой традиции, в том числе и против европейского христианства. Которое, как мы сегодня видим, стало жертвой глобального секулярного проекта. Скрывать пришлось не только истоки тоталитаризма, но и подлинные причины его расцвета в двадцатом веке. Собственно говоря, феномен германского нацизма адепты теории бинарного тоталитаризма предпочли не исследовать, а скорее заклясть, навесив табличку «фашизм». По сути, это был негласный интеллектуальный карантин. Врага желательно знать в лицо. Но европейская рефлексия тоталитаризма пошла кружным путем, далеко уводящим от существа вопроса. Моральное отрицание нацизма и фашизма стало обязательным (что само по себе правильно), а вот их серьезное научное исследование попало в разряд общественных табу. По-видимому, это закономерно. Ведь даже при беглом взгляде смысл явления слишком очевиден. Кроме параноидального антисемитизма (характерного для Гитлера и его окружения, но, скажем, отнюдь не для Муссолини), фашисты не привнесли в политическую практику западного общества ничего нового. Они лишь поменяли контекст – с туземного на внутриевропейский. Например, касаясь в своих выступлениях «восточного вопроса», Гитлер говорит о том, что восточные территории должны стать для Германии тем же, чем стала Индия для британцев. Аналогичная ситуация сложилась с концлагерями. Впервые их придумали и воплотили англичане в ходе англо-бурской войны. Но если, будучи применена в Южной Африке, эта практика не вызывала особого беспокойства у европейской общественности, то те же методы, применяемые в центре Европы и к европейцам, вызвали настоящий шок. Что допустимо на задворках «свободного мира», то немыслимо в самом «свободном мире»... Один из странных парадоксов этой ситуации заключается в том, что либеральное отторжение гитлеровских колониальных методов в Европе само по себе носило колониалистский характер, поскольку те же самые методы считались чем-то вполне допустимым вне европейской ойкумены. Очевидный факт: режим 30-х годов в Германии – законный ребенок европейского либерального империализма – слишком серьезно ранил европейское самосознание и был отвергнут. Аналогичная история постигла и коммунизм. Оба явления были насильно отселены в теоретическое гетто, отсюда и нежелание лишний раз ворошить проблему. Сегодня теория «двойного тоталитаризма» не только находится под огнем критики (о чем почему-то стесняются говорить в России), но и испытывает определенные внутренние пертурбации. Поскольку эта теория имеет не научную, а чисто политическую природу, то как только она попадает в поле открытой публицистики, так вокруг нее закипают страсти. Скажем, понятие «нормализация германской истории» все чаще звучит в ходе дискуссий и уже не считается неприличным, хотя явно несет в себе неофашистские коннотации (см. об этом, напр.:Дрожжин С.Н. Призрак неонацизма: Сделано в Новой Европе. М.: Алгоритм, 2006). Интересные наблюдения за эволюцией доктрины тоталитаризма можно найти у многих авторов левого направления. Очень показательна статья Александра Тарасова «Ошибка Штирлица. Для чего им «теория тоталитаризма»?». Речь там идет о дискуссии, получившей отражение в сборнике «Прошлое: российский и немецкий подходы». А вот мнение Томаса Зайберта, немецкого активиста движения против капиталистической глобализации: «В 1989 году после распада СССР... в Германии начался сильный рост фашистских тенденций. И однажды, когда я сидел дома и читал книжку, я сказал себе: «Ты не можешь просто читать книги в такое время, ты должен опять вернуться на улицы и дать достойный ответ фашистам»« (Зайберт Т. У левых нет готовых ответов на кризис // Левая политика. 2009. № 9). Как и почему возникает ретроспективная фашизация либерального сознания, уже было сказано. Но важно еще раз подчеркнуть психологическую мотивацию этого процесса. Испытывая кризис содержания, либерализм формирует негативный тип идентичности. Отделяя от себя свои бывшие составные части, он создает убедительный образ врага как во времени (бывший СССР, Германия до 1945 года), так и в пространстве, в лице зависимой части мира («Юг», «другая цивилизация»). Практика либеральной геополитики также предельно проста. Чужая традиция объявляется не соответствующей «стандартам демократии», то есть социально неполноценной, а потому якобы обреченной на зависимость и бедность. В действительности все наоборот: бедность есть причина неразвитости социальных и демократических институтов. Закат теории Сегодня морально устаревшая теория тоталитаризма удовлетворяет далеко не всех. Либерализм теряет способность объяснять себя. Возникает вопрос: была ли либеральная система в ХХ веке с самого начала тоталитарной? Безусловно, была. И потому, что создала инфраструктуру мирового господства, включив в нее советскую «альтернативу» на правах подсистемы. И потому, что германская контрсистема, просуществовавшая 12 лет, имела стопроцентно либеральные корни. Как известно, Иосиф Сталин, комментируя итоги войны, не произнес слова «фашизм». Он говорил о германском империализме. Кремлевский горец не соврал. Третий рейх был бесчеловечнее, а следовательно, либеральнее своих оппонентов. Но этот либеральный контрпроект провалился: новому дивному миру суждено было стать «империей Уолл-стрита». СССР стал хотя и удаленной, но полноценной частью американского проекта. Советские вожди не были свободны в своих решениях и подчинялись «правилам игры», тогда как Третий рейх попытался осуществить слом системы, овладев европейским хартлендом. Поэтому называть советскую систему отдельным, самостоятельным тоталитаризмом совершенно некорректно. Таким образом, в ХХ веке мы имели три взаимосвязанные идеологии. Это идеология-гегемон (либерализм), ее радикальное ответвление (нацизм) и идеология прикрытия, спутник идеологии-гегемона (советский социализм). Теорию «двойного» тоталитаризма пора признать несостоятельной. В действительности есть только один тоталитарный режим – либеральный. Фашизм и коммунизм являются не его конкурентами, а его составными частями. Первый представляет собой ядро, а второй – периферию. Поэтому выстраивать систему «два тоталитаризма – одна демократия» просто не имеет смысла. Можно говорить о трех тоталитаризмах, но в этом случае слово «тоталитаризм» кардинально меняет смысл. Оно обозначает уже не доктрины, а состояние идеологического пространства в целом, которое возникло в ХХ веке. Следовательно, правильно говорить не об отдельных идеях, а о состоянии тоталитаризма, в которое вошли европейская мысль и европейская политика в прошлом столетии. «Состояние тоталитаризма» и есть конечный продукт развития европейской мысли после 1789 года. Подлинным конкурентом тоталитаризма было и остается только христианство. Источник

28 ноября 2013, 11:01

О причинах выхода из Сути времени. Часть 4

„Время искажает и стирает слово человека, но то, что доверено Огню, продолжается бесконечно“ — Амбелен Робер, «Иисус, или Смертельная тайна тамплиеров» Перед прочтением настоятельно рекомендую осилить статью «Что такое красная метафизика С.Е. Кургиняна», дабы было понятно, о чем будет идти речь.  Начну с того, что кратко сформулирую свою позицию. Я считал и считаю, что любой коммунист обязан бороться против всякой попытки создать искусственные барьеры между трудящимися по религиозному признаку. Я всегда считал, что это разделение на руку только врагам коммунистического движения, но никак не тем, кто желает освободить угнетаемые массы от власти эксплуататорского меньшинства. И потому всегда стремился к снятию мнимых противоречий между светскими и верующими людьми. Конечно, я понимал, что различия останутся, но, между тем, понимал и то, что эти различия не будут носить антагонистический характер, если мы разрушим карикатурные представления как о марксистах, так и о верующих.   Но при этом всём, было понятно, что данный диалог должен строиться именно в светской организации, что никто не будет и не должен говорить ничего, что могло оскорблять чувства верующих, а верующие не будут навязывать свою религию окружающим. И, стоит отметить, что по такому принципу (в СВ) мы жили дружно — светские члены организации не оскорбляли чувств верующих, а верующие не занимались религиозной агитацией и пропагандой. Пока не вмешался третий фактор, с которым никаких договоренностей не было, да и быть не могло. Имя этому фактору — Красная метафизика.  Как я уже сказал, в статье «Что такое красная метафизика С.Е. Кургиняна» мной был подробно разобран этот вопрос. На более ранних этапах, тем, кого интересовал вопрос, что же такое «Красная метафизика», Кургинян отвечал всегда следующее. Приведу фрагмент из передачи «Суть времени», выпуск 41:  Что такое метафизика? Метафизика – это что такое? Это мистика? Это сидит ваш покорный слуга, начинает какой-нибудь обряд… Потом ему кажется, что он там выпал за грань этой вселенной, — потом у него там духи, он с ними общается… Чушь собачья. Чушь собачья. Метафизика — это не мистика. Хотя и к мистике нельзя относиться без уважения, если ты относишься с уважением к религиозным людям и к их мистическим традициям. Я изучал эти мистические традиции, прекрасно их понимаю, но я абсолютно светский человек. И, уважая эти традиции, зная их, понимая, как они устроены, я абсолютно никого не призываю к ним присоединяться. Меня же, поначалу, этот вопрос не сильно интересовал. Да и проявлений этой метафизики я в жизни организации не наблюдал. Воспринимал это как красивое описание того смыслового поля, в котором существует любой светский человек. Но по мере того, как я стал углубляться в чтение трудов Кургиняна, с удивлением обнаружил, что он достаточно много внимания уделял описанию религиозных, околорелигиозных и прочих тем. И что понятие «метафизика» носит в понимании Сергея Ервандовича совсем не светский характер, имея вполне реальное воплощение в театральных постановках, которые Кургинян называл мистериями. Да и сам «театр на досках» Кургинян позиционировал не только как явление культурное, художественное, но самое, что ни на есть, религиозное.  Интервью с С. Кургиняном в журнале Союза театральных деятелей РФ «Я формировал элиту и формирую ее», сентябрь 2004 г.  Цитирую выдержи: Мы занимались психотехническими дисциплинами, нашли блестящих педагогов по речи, голосу, вокалу, движению, боевым искусствам. Осваивали медитацию, этнокультурные техники, присматривались к шаманам, колдунам... Я всегда грезил интеллектуализмом, и единственным вопросом, который всерьез меня интересовал всю жизнь, были интеллектуальные эмоции, соответствующие СВЕРХСОЗНАНИЮ, их природа и так далее. Люди приходили на спектакли, а потом 10 – 12 человек оставались пить чай на всю ночь, и мы говорили.  ...Нам дали статус экспериментального государственного театра и самофинансирование. Хотя перед этим театр закрывали раз двадцать, доносы на меня писали в духе: “на задворках Малой Грузинской притаилась идеологически смертельно опасная секта”. ...Вот вторая тема моей жизни – трансдисциплинарность. Как оперировать мультидисциплинарными, интрадисциплинарными, трансдисциплинарными исследованиями. ...Мои ребята не артисты и не аналитики. Не было никогда театра как такового. Это реализация на практике некоторых форм синтеза науки, культуры, эмоций, мышления. Мы это осуществили, мы знаем, как готовить людей, которые могут выходить на другие уровни сознания, работать с собой, погружаясь вглубь и поднимаясь наверх. Это интердисциплинарные специалисты, ядром профессии которых является ощущение своей связи с НЕКИМИ ИДЕАЛЬНЫМИ СУЩНОСТЯМИ, какого-то своего служения. Это группа, которая осуществляет МИСТЕРИЮ, ЛИТУРГИЮ некой формой деятельности. Это не искусство, это формы мышления непосредственно в сценическом пространстве. Они открывают что-то для себя, новые миры, они идут на каждое выступление с ощущением психологического риска, срыва или, наоборот, победы. Они говорят, что после каждого выступления для них начинается какой-то виток новой духовной жизни. Это духовный опыт. ...Когда я ставил «Великодушного рогоносца» в Саратове, который потом был запрещен как оккультно вредный... – Что же было такого необычного в этом спектакле, в какие вредные оккультные игры вы играли? – Ничего! "Великодушный рогоносец" – что там может быть? Мистическая форма, форма некоторого состояния ТРАНСА, погружения. Саратовские актеры начинали это все схватывать. Я быстро выбрал в группе людей, которые пришли в театр не за театром, а за каким-то чудом, за мистическим, метафизическим соприкосновением, другими формами самопостижения.  ... Мой идеал – это 50 – 70 человек, которые приезжают ко мне на 3 – 4 дня, я провожу с ними тренинг, после которого идет спектакль, и потом они уезжают. Я хочу реально менять сознание... Я хочу ВЛАМЫВАТЬСЯ В СОЗНАНИЕ глубоко и до конца. Либо театр уходит вообще и превращается в ретро, потому что он никого не интересует сегодня. Либо он может стать инструментом ТОТАЛЬНОГО психологического, ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ. Мы ищем эти формы. ...Но для меня театр – это форма невербальной комплексной связи с теми СУЩНОСТЯМИ И ЭНЕРГИЯМИ, которые позволяют мне жить. – Именно театр? – Конечно. Здесь же все связано. Есть написанный текст. А есть вещи, которые не могут быть сказаны, они требуют тотальной телесности, эмоциональности, они находятся по ту сторону чисто вербальных, текстуальных форм выражения. Для меня театр есть подобного рода продолжение мышления в других формах. Раньше говорили: театр – кафедра. Сегодня он перестал быть кафедрой и, видимо, уже никогда не станет. Но мне кажется, он может стать чем-то большим. Я не скажу «церковью», но – формами духовного роста. И изгнания смерти. Но до поры до времени это оставалось только в пределах театра и ни как себя не проявляло, пока однажды вечером, открыв 11-й номер газеты, я вдруг не узнал, что книга «Исав и Иаков», написанная Кургиняном еще до появления движения СВ, стала считаться работой, в которой сформулированы основные идеи организации. И я понял, что метафизика вышла за пределы театра и стала частью организации.  Для вхождения в РПО СВ необходимо и осознание, и принятие основополагающих идей СССР 2.0, коммунизма 2.0 и так далее. Все эти основные идеи сформулированы в работах, положенных в фундамент нашей организации («Суть времени», «Манифест», «Школа сути», «Исав и Иаков», «Актуальный архив», «Смысл игры»).  Источник — http://gazeta.eot.su/article/normy-i-principy  И тут уже, действительно, впору было крепко задуматься, задуматься потому, что я совершенно не разделял и не разделяю того, что Кургинян описывал как «Красную метафизику» в книге «Исав и Иаков». Но, к счастью, в раздумьях я провел недолгое время, так как на все той же школе в Александровском, Красная метафизика обрела свое новое воплощение в виде огненной мистерии, которую всем нам продемонстрировал Кургинян.     Попытаюсь описать коротко, но так, чтобы не упустить главные моменты. После длинной череды рассказов личных историй о том, как каждый пришел в СВ, чем занимался до этого, и какие события жизни сформировали их нынешние убеждения, Кургинян зачитал все записанные им повторяющиеся эпизоды из разных историй, тезисно объединив их в признаки коллективной идентичности. С этими бумажками он направился к костру, прежде заинтриговав всех тем, что намерен показать один фокус. Все участники школы, дружно образовав кольцо вокруг костра, стали наблюдать, что будет делать Кургинян. Он же начал бегать вокруг костра, зачитывая каждую бумажку, и призывал подойти ближе к костру тех, чья история по эпизоду соответствовала содержанию зачитанного. После чего бросал бумагу в костер и, обращаясь к тому, о ком в ней говорилось, нервно выкрикивал: “Всё! Не существует больше того, что вас разделяло, то, чего вы боялись, то, что делало вас слабыми! Вы теперь вместе, теперь вы сильнее — запомните это!” После чего, к моему глубокому изумлению, всем было предложено почувствовать присутствие умерших предков. Не представить, а именно почувствовать. И некоторые, как мне потом рассказывали, сумели это сделать. Я же тогда просто наблюдал, что будет происходить дальше. А дальше Кургинян предложил принести всем клятву перед умершими предками, и все дружно вслед за Сергеем Ервандовичем произнесли слова «мы отомстим». В этот момент, краем глаза я заметил небольшую группу православных, которая стояла немного поодаль от происходящего. Позже, когда я спросил у них, что же их так смутило, они ответили, что у православных как-то не совсем принято клясться мертвым в том, что мы за них отомстим. С чем я не смог не согласится.  После увиденного, я еще долго не мог себе объяснить, как, вступив в светскую коммунистическую организацию, я оказался свидетелем подобного? В какой момент меня об этом спросили? И в каком состоянии беспамятства я дал согласие? Но, похоже, кроме меня это больше никого не волновало. А Кургиняна уже было не остановить. После школы я по-новому начал читать газету СВ, и стал натыкаться на смелые заявления автора мистерий о том, что — Любое таинство — это соединение с мертвыми. Построение переправы через реку Стикс, так сказать. Таинства бывают простыми и сложными. Простейшее таинство — посещение могил, возложение венков. Я не хочу девальвировать такие таинства. Но если весь опыт построения переправ сводится к этому, забудьте о новых больших проектах. Нет и не может быть больших проектов без развернутых литургий, обеспечивающих восхождение к новому пониманию. Источник — http://gazeta.eot.su/article/pochinka-vremeni-0 Вполне естественно, что позже стали обнаруживаться случаи эмоционального расстройства у людей, принимавших участие в подобных «таинствах». Особенно у тех, кто имел реальный опыт нахождения в сектах, увлекался различными оккультными и квази-религиозными практиками. И некоторые члены организации на полном серьезе стали искать причины своих неудач именно в существовании некой Тьмы, под воздействием которой они находятся. Разговорами о мистериях был заменен весь существовавший до того рациональный предметный дискурс — начали появляться публикации, где всерьез рассуждали о мистериях пионерского огня. Всё это было бы не так смешно, если бы не было так грустно.   Видя, как негодуют верующие православные люди, которые стали открыто высказывать свое неодобрение по поводу происходящего, я констатировал таким образом, что Кургинян сам собственноручно перечеркнул все намерения оформить синтез с православием, потому как вместо мнимых карикатурных противоречий появились противоречия самые настоящие. Потому и смысла продолжать деятельность в движении в качестве активистов многие из них уже не видели.  Я же, в свою очередь, также понимал, что происходящие изменения в сознании людей обязательно скажутся на организации, и что со своего уровня я никаким образом на это повлиять не смогу, потому принял решение сообщить о своем уходе. Хотел честно уйти без скандала и написал об этом жене Сергея Ервандовича, Марией Рачиевне Мамиконян; пожелал удачи, и сказал, что зла не держу, но есть существенные идеологические разногласия, которые не дают возможности продолжать свою деятельность в СВ. И от нее последовал следующий ответ: [25.10.2013 22:50:08] Мария Мамиконян: Зря Вы это сделали, Арсен. Я понимала, что к тому идёт. И подозревала, что все эти "приеду и горячку пороть не буду" - лишь оттяжка и самообман. А ступили Вы на путь... который даже называть не хочется. Но оставалось доброе (очень доброе) отношение к парню, который в Хвалынске в последний вечер говорил так искренне. То, что Вы сделали, для Вас (именно для Вас, а не для СВ) станет большой потерей. У Вас был шанс на Судьбу. Причём не индивидуальную, "блогерскую" (что смешно), а всерьёз. Выкинули. Даже не понимая, чем пробрасываетесь. Что ж, 27 - не 7. И каждый выбирает сам. Фальшиво желать счастья - не буду. Ваше дальнейшее поведение, увы, запрограммировано. Вы этого не видите? Не верите? Категорически несогласны? Что ж, посмотрим)) [26.10.2013 11:17:19] Cognitario (Арсен-Саратов): Ну я же говорю, это закономерность. Вы даже расстаться с людьми по человечески не можете. В отличие от вас я вам все же желаю счастья. И моя искренность не зависит от того что вы обо мне думаете. Удачи. Вот так я, покинувший территорию «Жизни», оказался под воздействием «Тьмы» и начал воевать против воинов-хилиастов из СВ. И ничего не могу с собой поделать, сколько бы меня об этом не просили мои бывшие товарищи. Ведь посудите сами, какой спрос с того чьи действия запрограммированы. ;D На этом я заканчиваю серию публикаций о причинах выхода из СВ. Благодарю читателей за терпение и искреннее желание вместе со мной погрузиться в обсуждение описанных мною проблем, с которыми, увы, мы часто сталкиваемся и в других организациях. Я также благодарю СВ за проявленное терпение, поскольку именно их опыт позволил нам обсуждать это всё наглядно и предметно. Спасибо всем за внимание.  

22 ноября 2013, 18:30

Что такое красная метафизика С.Е. Кургиняна

Последний пост о причинах выхода из Сути времени (далее СВ) я хотел посвятить красной метафизике. Взялся я было за огромный труд исписал с десяток страниц и понял что так дело не пойдет. Надо признать, что тема эта очень сложная для восприятия и требует отдельной вводной статьи. И вот получилась объемная статья с подробным разбором, с многочисленными цитатами из работ Кургиняна. Иначе просто невозможно до конца понять, в чем причина отрицания Кургиняном основ марксистского учения и православной богословской традиции.    Многие удивятся как это так? Ведь говорилось о синтезе коммунизма и православия и на тебе, отрицание и того и другого. Здесь мне остается только попросить возмущенного читателя набраться терпения поскольку до этого я наглядно продемонстрировал отрицание Кургиняном основ марксизма, то в этот раз постараюсь доказать что красная метафизика отрицает также и православную богословскую традицию. Поскольку обоснование будет носить именно богословский характер, то я предвидя что большинству читателей это будет не интересно, все же попрошу и их тоже проявить интерес и постараться вникнуть в эту тему чтоб понять какая картина мира в голове у людей исповедующих красную метафизику -  это объяснит мотивы многих поступков членов СВ по отношению к ним.  Ну, что ж, давайте приступим. Первое с чего необходимо начать описание картины мира так это с предельных антагонистических понятий, а именно: что есть Добро, а что Зло, кто враг, а кто друг и за что в конце идет борьба.   Архитектура конфликта Как же на самом деле построен он, этот конфликт, который определит в конечном итоге, будет ли Россия развиваться и жить или тлеть в некоей специфической алхимической колбе? Чтобы обсудить архитектуру конфликта, его сначала надо назвать. А потом доказать, что суть и вправду именно в нем. Ну, так я и называю, и доказываю. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ, КОТОРЫЙ ВСЕ, В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ ОПРЕДЕЛИТ, – ЭТО КОНФЛИКТ МЕЖДУ ХИЛИАСТАМИ И ГНОСТИКАМИ. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Кургинян не раз говорил о том, что для него Гностицизм  - это враг, воющий на стороне Тьмы, борется он с этим врагом с позиции Хилиазма, на стороне Творца и что война идет за развитие. Злые гностики отрицают развитие, отрицают жизнь как таковую, считают что этим миром управляет Злой Демиург, что задача Гностика избавиться от всего этого наносного, сбрасывая с себя пакость любой оформленной, любой, даже самой тонкой, телесности проклиная «вампиризм Формы как таковой». Хилиасты же напротив -  считают творение созданное Творцом благом и при наличии нетварной (т.е. не сотворенной Богом) Предвечной Тьмы, которой поклоняются гностики, необходимо отвоевывать у этой самой Тьмы пространство Жизни, в том числе защищая Творение от разрушения его злыми гностиками.  Вот так упрощенно описав архитектуру конфликта, перейду к детальному рассмотрению каждого элемента. Начну с гностицизма. Гностицизм Право же относиться к гностицизму как к чему-то и впрямь фундаментально враждебному миру и человечеству имеется лишь постольку, поскольку речь идет о ликвидационном гностицизме. То есть о гностицизме, который настаивает на неисправимой ущербности и порочности Творения. То есть всего сотворенного – и мира, и человека. Настаивая же на этом, подобный гностицизм (а ему в последовательности никак не откажешь) идет до конца. И утверждает, что раз и мир, и человек столь неисправимо ущербны и порочны, то их надо уничтожить. Это и дает право называть данный гностицизм «ликвидационным». Те, кто специализируется на гностицизме как на зле и хочет искоренить данное зло, инкриминируют гностицизму именно предельные амбиции. Справедливо ли? Творцом, создавшим непоправимо ущербное и порочное Творение, для ликвидационных гностиков очевидным образом является еврейский бог. Но только ликвидационный гностик никогда не назовет этого бога Первопричиной. Первопричина для таких гностиков, да и для гностиков вообще, невероятно отдалена от мира и связана с Абсолютом или Иным. Творец же, создавший этот грязный и жалкий мир, для ликвидационного гностика не более чем злой и мелкий Демиург. «Иное» гностиков – это, конечно, Тьма Предвечная, та, что над Бездной. Она источник смерти как блага. И в этом качестве противостоит жизни как злу. Она враг форм, сочиненных идиотом-Творцом. И так далее. Метафизика благой Тьмы и злого острова, сооруженного злым Творцом, связана с историческим гностицизмом достаточно явным образом. Что же при этом исчезает? Несомненный факт, согласно которому фашизм как ликвидационный гностицизм был уничтожен СССР как державой, в которой осуществлялся хилиастический Красный проект. Исчезает факт абсолютной антагонистичности фашистов и коммунистов. Антагонистичности не только политической, но и метафизической. Исчезает факт такой же предельной антагонистичности двух проектов; Красного (несводимого к поверхностной коммунистичности) и Черного (несводимого к национал-социализму). «Не смейте цацкаться с Бытием, тешить попусту род людской надеждой спасти оное за счет какого-то там развития! Не мешайте нам (и всем) слиться с Ничто, с Великой Тьмой, с нашей (и всеобщей) Успокоительницей!» Это и есть ликвидационный гностицизм, он же – фашизм. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Называя гностицизм врагом, нужно отметить что Кургинян правильно выделяет из множества различных видов гностицизма именно гностицизм ликвидационный, хотя можно было бы сказать что современный фашизм вобрал в себя некоторые элементы гностицизма, с той лишь разницей что в отличие от гностиков типа Валентина и Василида, идеолог фашизма Мигель Серрано открыто присягает Тьме, ласково называя ее Черным Солнцем.  В каждом новом Цикле Вечного Возвращения или Звездной Эпохе Архетип и ностальгическое воспоминание об этой священной Истории вновь насыщается звездами, нагружается зодиакальной энергией (когда "конечная энергия проходит по одной и той же точке бесконечного времени", сказал бы Ницше), давая еще один шанс спящему или разгромленному Герою встряхнуться и пробудиться благодаря мягкому меланхолическому звуку далекой мелодии, исполненной ностальгии, которая слышна в темной ночи. Он просыпается с воспоминаниями о том, что с ним произошло, обнаруживая по ту сторону Архетипа, своей архетипической истории главный ключ, с помощью которого он сможет открыть тайное окно Венеры и выйти из Тюрьмы по направлению к Черному Солнцу, которое имплозивно втягивает его, как Черная Дыра небесного свода, чтобы он вновь появился целым, воскресшим, в несуществовании Зеленого Луча, находящегося именно там, по ту сторону всего, по ту сторону «этого», в несуществующем. – Мигель Серрано  «Воскрешение Героя» В ранних вариантах гностицизма все же трудно встретить подобный культ поклонения Смерти как благу, и это исключительное свойство фашизма, который довел до предела идеи ранних гностиков о преодолении ущербности бытия. И Кугинян абсолютно прав, когда говорит о враждебности этого явления и необходимости борьбы с ним. Но, к сожалению, то что он противопоставляет фашизму несет в себе все те же негативные черты.     Хилиазм Другая – хилиастическая и тоже не признающая теодицею – метафизическая традиция является традицией, диаметрально (и именно диаметрально) противоположной гностической. Согласно этой традиции, зло порождено наличием, помимо бытия, сотворенного Богом, еще и нетварной Предвечной Тьмы – той самой, про которую сказано: «И тьма над бездною»." Я называю такую – хилиастическую – метафизическ