• Теги
    • избранные теги
    • Разное2084
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1398
      • Показать ещё
      Формат60
      Компании277
      • Показать ещё
      Люди805
      • Показать ещё
      Издания52
      • Показать ещё
      Показатели48
      • Показать ещё
      Международные организации67
      • Показать ещё
      Сферы4
24 февраля, 18:18

Игорь Яковенко. Пузырь

Статья показалась мне интересной. Тип статьи: Перепечатка http://www.aboutru.com/2017/02/38427/Россия – самая большая страна мира. Это знают все россияне и подавляющее большинство этим очень гордится. Все остальные страны намного меньше: площадь России свыше 17 миллионов квадратных километров, а у следующих за ней Канады, Китая и США – у каждой менее 10 миллионов кв.км.Сейчас Россия занимает 1/9 часть мировой суши. Нам, россиянам, вот это: «одна девятая» – немного режет слух. Нам милее привычное: «шестая часть планеты». Так было во времена Российской империи и СССР, когда страна раскинулась аж на 22 миллионах квадратных километрах. Когда я был маленьким, я знал, что живу в самой большой стране мира, и мне это было приятно. Хотелось, чтобы она стала еще больше, поэтому я спрашивал взрослых, почему в состав СССР не входят Монголия, Болгария и всякие там чехословакии, венгрии и прочие польши. Когда я задавал эти вопросы, еще не было 20-го съезда и мой дед, Виктор Яковенко, еще сидел в лагере как враг народа, поэтому взрослые старались от ответов на такие вопросы уходить, опасаясь, что я по малолетству начну пересказывать домашние разговоры во дворе или в детском саду.Настроения, которые сегодня преобладают в российском телевизоре, в Государственной думе и Совете Федерации, напоминают мне мое дошкольное детство. Безграничная радость от того, что украли Крым и пузырь территории еще больше раздулся. Постоянные обсуждения способов восстановления страны в границах Советского Союза. Бесконечные угрозы телевизионных  стратегов за 2 часа взять Киев и за три часа выйти на границу с Польшей. И это еще самые смирные. Самые буйные грезят об Аляске и видят наши танки у берегов Ла-Манша. Это не какие-то гопники. Люди с высшим образованием, многие с докторскими степенями, в галстуках. Говорят открыто, смотрят прямо в камеру, лица и глаза не прячут.Сегодняшняя путинская Россия – это громадный пузырь. Географический. Экономический. Политический. Идеологический. Геополитический.Будучи самой большой страной мира по занимаемой площади, Россия занимает 181-е место среди всех стран мира по плотности населения – 8,4 человека на квадратный километр. Когда вечером летишь из Москвы во Владивосток, внизу сплошная чернота, пустое пространство Космоса. Плотность населения в Сибири – 3,6 человека на квадратный километр, на Дальнем востоке – 1 человек. Пустая земля. Громадная территория, наполненная пустотой. Географический пузырь.В гостях у Владимира Соловьева – вице-премьер России, отвечающий за ВПК, Дмитрий Рогозин. Большой, грузный, сам похожий на надутый пузырь, постоянно кому-то угрожающий.  Грозит в основном в твиттере или вот как сейчас, с экрана. Рассказывает, сколько подведомственная ему отрасль производит всякого смертоносного железа и торжественно объявляет, что наши ВКС непременно порвут противоракетную оборону США.Министр иностранных дел Лавров, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, грозит Европе тем, что Россия не снимет санкции с Европы, если та не выполнит минские соглашения. Страна с чуть более чем полуторами процентами от мирового ВВП угрожает экономике Евросоюза, которая составляет около 24% мирового ВВП. При этом по размерам ВВП на душу населения Россия занимает 69 место в мире, уступая по этому показателю большинству стран Европы.В бюджете на 2017 год 25% расходов включены в закрытые статьи. То есть четверть экономики страны в принципе недоступна никакому контролю, находится в правовом вакууме. Пузырь российской экономики наполняется нефтедолларами, которые потом уходят в значительной степени в абсолютно непроницаемые сферы, остальное разворовывается.Главной политической целью СССР было, сначала построение коммунизма на планете Земля, затем – в отдельно взятой стране. Главная политическая цель сегодняшней России – переизбрание Путина в 2018 году с определенным результатом. Никакие иные цели в администрации президента не ставятся и не обсуждаются. Более того, даже наблюдаемый в последние месяцы губернаторский падеж вполне открыто объясняют исключительно резонами выборов в 2018 году.Зам. главы администрации Кириенко поставил задачу: превзойти в 2018 году рекорд Медведева, установленный на выборах 2008 – 52,5 миллионов проголосовавших «за» (70,28%) при явке 69,81%. Не существует никаких разумных причин, по которым нечто похожее на этот результат может случиться в 2018 году. Судя по всему, Кремль решил не заморачиваться с чем-то, что хотя бы отдаленно напоминает выборы и провести «референдум доверия В.В.Путину». Если кроме Путина в бюллетене будет еще три думских старца, то процент проголосовавших за Путина вполне может быть и 75 и 85%. Но совершенно непонятно, какая волшебная сила может в этих обстоятельствах дотащить до избирательных участков более чем 20-25% потенциальных избирателей. В случае запредельных административных усилий – угроз лишить пенсий за неявку и уволить с работы – можно дотянуть эту цифру до 30-35%, вряд ли выше. Надуть явку до 70%, да даже до 60% – вещь в нынешних реалиях совершенно невозможная. Значит, пузырь этот политический придется наполнять «воздухом», то есть рисовать результат, намного больше обычного. Не 12-15% как обычно, а около 30%. Это нельзя сделать только за счет регионов с традиционно близкой к 100% явке (Северный Кавказ, Мордовия, Кузбасс и т.д.). Придется ломать через колено всех остальных, включая Москву и Питер. Политический пузырь «народного обожания» Путина – самый главный, тот, на котором все держится. Он-то и лопнет с самым оглушительным треском.Геополитический пузырь называется «русский мир». Единственный более-менее верифицируемый критерий, по которому хоть как-то можно оценить эту химеру, столь милую сердцу сторонников Путина, дает социолингвистика. Это число людей, говорящих на русском языке на планете. Это число и в абсолютной величине и в процентах от общей численности населения планеты неуклонно снижается. В 1990 на русском языке говорили 312 миллионов землян (5,9%), в 2015 уже 243 миллиона (3,4%). С тех пор цифра стала еще меньше. Идеологи «русского мира» остались в 19-м веке, когда влияние завоевывалось штыками и пушками. Сегодня в состязании «миров» побеждает тот «мир», который предлагает преимущества в образовании, бизнесе, науке, культуре и финансах. Поэтому абсолютным лидером стал английский «мир», на языке которого говорят полтора миллиарда, каждый пятый человек на планете. Он же лидирует и по темпам роста влияния: одних только китайцев, изучающих английский  язык более 300 миллионов. На втором месте в «чемпионате миров» – французский, 82 миллиона изучающих этот язык, на третьем китайский мир – 30 миллионов, далее идут «миры» испанский и немецкий – по 14.5 миллионов, итальянский – 8 миллионов и японский – 3 миллиона иностранцев, изучающих этот язык. Никаких шансов войти в эту группу лидирующих «миров» у «русского мира» нет. И все попытки раздвинуть границы «русского мира» силой будут приводить к единственному результату: эти границы будут неуклонно сокращаться до тех пор, пока либо содержимое этого «мира» кардинально не изменится, либо пока этот «русский мир» не исчезнет вовсе.Идеологический пузырь из всех пузырей путинской России самый маленький и жалкий. Он немного похож на лопнувший воздушный шарик, который Пятачок подарил ослику Иа на день рождения. Путин и его окружение, страдающие от фантомных болей по СССР, помнят, что где-то здесь должна была быть идеология, но никак не могут сообразить, как этот фантом может выглядеть.Реальные параметры путинской России неуклонно сокращаются. Экономика, финансы, уровень и качество жизни населения, образование, привлекательность России для граждан других стран, – все идет вниз. Соответственно, для того, чтобы держаться на плаву, Кремлю приходится все больше надувать пузыри. Лопнут все эти пузыри одновременно, или будут лопаться в какой-то последовательности, сказать трудно. Очевидно лишь то, что это непременно произойдет во вполне обозримом будущем.Игорь Яковенко.

24 февраля, 17:48

Алексей Петренко — великий лицедей. Колонка Олега Денежки

Начало 2017 года оказалось безжалостным. Уходят люди. Люди, за которыми целая эпоха. Глыбы.

Выбор редакции
24 февраля, 09:33

Несколько слов напоследок об авторе романа «Побѣдители 1984»

Несколько статей я посвятил обсуждению вышедшего в ноябре 2016 года романа «Побѣдители 1984». Завершая эту тему, хотелось бы сказать несколько слов об авторе. Елена Чудинова написала книгу в жанре альтернативной истории, в которой белые побеждают красных. В произведении Чудионовой можно найти антикоммунизм, который вполне ожидаем от сторонников белого дела. Но там же можно найти и намного более «экзотические» идеи, например неравенство народов и людей. Чтобы понять, откуда это берется, предлагаю посмотреть внимательнее, кто такая Елена Чудинова.В статьях я называл Чудинову монархисткой, но это не совсем верно. Сама себя она называет национал-монархисткой, о чем открыто говорит в интервью 27 октября 2011 года.(С) Саратовский взглядНационалисты бывают разные. Есть националисты-имперцы, которые выступают за единую неделимую Россию, в которой есть место людям разных национальностей, но образующим империю народом является русский. Есть националисты-уменьшители, которые выступают с позиции конфронтации с «плохими» национальными окраинами. Политолог Сергей Кургинян называет уменьшительный национализм вирусом в националистическом движении России, а конечная цель этого вируса – развал страны с отделением окраин.К какой категории националистов относится Елена Чудинова? Догадаться об этом совершенно несложно, достаточно посмотреть в каких мероприятиях она принимает участие. На видео Нейромир-ТВ зафиксировано участие Чудиновой в митинге «"ЗА!" Визовый режим со странами Средней Азии и Закавказья» на Суворовской площади весной 2013 года.Среди выступающих на митинге: Константин Крылов (лидер нацдемов (НДП)), Дмитрий Дёмушкин (председатель запрещённых за экстремизм организаций «Славянский союз» и «Славянская сила»), Владимир Ермолаев (лидер запрещенного за экстремизм Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ)), Александр Белов (бывший координатор центрального совета ДПНИ), Всеволод Радченко (бывший член ЦК ДДП), Наталья Холмогорова (директор правозащитного центра «РОД») и другие.Осенью 2013 года Елена Чудинова принимала участие в Русском марше, о чем свидетельствует интвервью Интернет-газеты ZNAK:Не знаю насчет участия в маршах, а в организации Русских маршей Елена Чудинова совершенно точно участвует не впервые. Вот что пишет об этом Агентство Политических Новостей (АПН):«В пятницу 20 октября состоялось собрание Оргкомитета «Русского Марша-2006»...Определенные силы пытаются сделать всё возможное, чтобы оклеветать Русский Марш и добиться от властей его запрета.Но им этого не удастся: Русский Марш состоится в любом случае.Оргкомитет считает свою миссию выполненной, а потому самораспускается и передает все свои функции Общественному совету в поддержку Русского Марша...Именно Общественный совет подаст официальную заявку на проведение Русского Марша в Москве».Среди членов Общественного Комитета в поддержку Русского Марша (2006) отметилась и Елена Чудинова.Представляет интерес опубликованная в ноябре 2013 года статья Чудиновой «Не мешайте детям прыгать».По мнению Елены Чудиновой, ничего особенного в подражании русских националистов украинским прыгунам нет ничего страшного. Он сравнивает это с подражанием детей персонажам фильма «17 мгновений весны»:Тот факт, что украинские «онижедети» допрыгались до того, что сдали собственную страну на поругание фашистам и на разграбление иноземцам Чудинова оставляет без внимания.Стоит упомянуть про еще один эпизод, связанный с деятельностью Елены Чудиновой по переименование метро Войковская. Возьмем отрывок из статьи «Религия убийц»:«Мне довелось, по ходу совместной деятельности, познакомиться с основателями общественного движения «За переименование «Войковской» Филиппом Грилем и Антоном Худяковым. Надо сказать, что попытки ликвидировать этот кровавый и гнусный топоним предпринимаются около четверти века. Собирали подписи местные жители, собирали верующие. Но надо ли быть непременно верующим, надо ли быть именно православным для того, чтобы возвысить голос против возвеличивания детоубийцы? Для этого довольно иметь просто здравый смысл и живую совесть – при любых убеждениях».Чудинова пишет о том, что инициаторы «мудро» предложили переименовать «Войковскую» в «Волковскую», в честь космонавта Волкова. И как у них не заладилось, потому что проклятые сталинисты и ленинцы отстаивали старое название.Елена Чудинова (слева) на митинге против названия станции метро «Войковская»Напоминаю, название станции «Войковская» активно защищали представители движения «Суть времени», которые за несколько месяцев собрали в Москве более 10 тысяч живых подписей против переименования, опубликовали статьи, разоблачающие ложь обвинений против Войкова. В декабре Московское отделение «Сути времени» выступила с открытым письмом к мэру Москвы Собянину:«Войков – советский дипломат, погибший на своём посту, защищая интересы нашей Родины.В истории с расстрелом царской семьи:а) Войков был лишь одним из членов Уралоблсовета, принимавшим решение о расстреле царя (а не всей царской семьи, кстати; что, согласитесь снимает тот особо зловещий оттенок, который стараются придать образу Войкова). Добавим, что решение это принималось вопреки прямому указанию Москвы и под сильным давлением левых эсеров, имевших в то время в Уралоблсовете большое влияние;б) Войков ни в коей мере не являлся прямым организатором или участником расстрела.Соответственно, ни один исторический суд не признает Войкова виновным. Что и подтверждается расследованием Следственного комитета РФ по делу об убийстве Романовых, которое проводится с 1993 года под руководством следователя В. Н. Соловьева. Уголовное дело против Войкова в рамках этого следствия было закрыто ещё в 2011 году. В связи с поднятой вокруг станции метро шумихой, в 2015 году следователь Соловьев подтвердил в нескольких публикациях эту свою позицию».Так вот, в истории с метро «Войковская» нам интересно не то, что Чудинова принимала в нем участие, а то, что в передаче на Радио «Радонеж» она открыто говорит о том, чтобы назвать станцию «Ковердинская», цитирую:«Я даже согласна признать то, что моя крайняя позиция, а я стою за станцию метро Ковердинская, в настоящий момент невозможна, но я свято верю в то, что когда поколение, которое сейчас еще не умеет читать достигнет, скажем, моего возраста, они ее так назовут. Но сейчас, к сожалению, это невозможно, мы должны быть реалистами и думать о более нейтральных названиях».ссылка (время 23:24)Для тех, кто не в курсе: Борис Сафронович Коверда – это убийца советского дипломата Войкова. Он был приговорен к пожизненному заключению, но вышел на свободу через 10 лет по амнистии. После начала Второй Мировой войны Коверда в Польше становится агентом Абвера. После войны бежал в Швецию, потом еще дальше, пока не оказался в США.Чудинова выражает уверенность, что скоро в России станцию метро назовут в честь убийцы советского дипломата и сотрудника нацистской разведки и контрразведки.Понятно, что если Чудинову не смущает служба Коверды в Абвере, то вряд ли ее будет смущать служба Гитлеру большого числа дворян-белоэмигрантов (включая и представителя династии Романовых Владимира Кирилловича).От националистических взгялов Елены Чудиновой мы постепенно перешли к антикоммунистическим. Здесь тоже есть несколько заслуживающих внимания эпизодов.В июне 2014 года Чудинова поддержала петицию к Губернатору Пермского края от Ассоциации жертв политических репрессий и Пермского краевого отделение общества «Мемориал» с предложением возобновить работу музея Пермь-36 и восстановить в должности прежнего директора.Напоминаю, руководство пермского музея «Пермь-36» было отправлено в отставку после скандала, когда выяснилось, что сотрудники музея представляли жертвами политических репрессий находившихся в заключении бандеровцев. К этому событию действительно имело прямое отношение пермское отделение «Сути времени», которые собрали большой материал о том, как в музее целенаправленно перевирали историю антисоветскими мифами.Не везет Чудиновой – всюду антисоветские инициативы наталкиваются на «Суть времени».Это «рецензия» на статью «Дипломат нового мира Петр Лазаревич Войков». Правда, со своими гневными отповедями Чудиновой стоило бы обратиться не к Кургиняну, а к следователю расследовавшему дело о гибели царской семьи следователю Соловьеву.Наконец, стоит отметить участие Елены Чудиновой в «Заявлении русской патриотической общественности» от 6 ноября 2016 года, в котором:- столетие революции названо «черным юбилеем»,- русский народ назван «жертвой большевизма»- заявлено, что либеральные «реформаторы» только продолжили дело уничтожения русского народа, начатое их предшественниками- белое движение обозначено, как «русское патриотическое движение, естественная ответная реакция народа на большевицкое насилие»- столетие основания Добровольческой Армии названо «действительно значимой для каждого патриота датой»- заявлено, что «преступные идеология и практика коммунизма, деятельность коммунистических партий и группировок – должны быть осуждены и запрещены на законодательном уровне»- заявлено, что «необходимо убрать и все символы, пропагандирующие идеи тоталитаризма – памятники коммунистическим вождям и палачам, связанные с их именами топонимические названия и т.п.»* * *«Чудиновскую» тему можно копать и дальше, но, мне кажется, того что есть вполне достаточно для того, чтобы получиь представления, что это за «зверь» такой - национал-монархист.

24 февраля, 08:00

СССР. ПОЧЕМУ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ HAPPY

Оригинал взят у ded6442 в СССР. ПОЧЕМУ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ HAPPY Социалистическое Отечество должно было стать последним государственным образованием, которое уже в 1980м году планировалось превратить в коммунистическое - бесклассовое. Первое Общество, не имеющее аппарата насилия. Общество без государства. В результате получилось не в 1980, а в 1991, и не в бесклассовое коммунистическое, а в самое что ни на есть классовое капиталистическое. Почему?Мне, конечно, дико стыдно, но я всё же, превзмогая природную скромность, однажды абсолютно беспардонно замахнулся на святая святых - определение революционной ситуации, которое  до сих пор считается незыблимым и единственно верным - ленинское: "Верхи не могут, низы не хотят"... Проанализировав движущие силы, декларированные обоснования и момент перехода прав собственности в различных революциях, от Реформации и до Октября, я позволил себе еретически заявить, что указанного ленинского условия для революции категорически недостаточно, и они (революции) происходят, когда совпадают три условия: "Есть кого грабить, есть кому грабить и есть что грабить"Если данное определение принять в качестве рабочего, то проще будет объяснить не только смысл произошедшей революции в СССР в 1991м, но и руководящую роль в этой революции партийной номенклатуры, которая не только создала идеальные условия для гоп-стопа, но и приняла самое активное участие в ограблении. Грабили, кстати, не советский народ (которому в 1991м уже ничего не принадлежало). Одна часть партноменклатуры (не имеющая полного допуска к распоряжению фондами) взяла на гоп-стоп другую часть партноменклатуры (которая такой допуск имела).Главным тараном, который традиционно использовали революционеры, благодаря которому население бывшего СССР против этого грабежа не протестовало, являлось восстановление справедливости. Восстановление попранной справедливости вообще  - это естественный, вполне объяснимый и главный мотив любой революции. Революция 1991го (как и революция 1917го) - не исключение. Скажу даже больше и выделю капсом: "РЕВОЛЮЦИЯ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО КАК ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПОПРАННОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ"... А вот почему в стране победившего социализма справедливость оказалась вдруг попранной - тут надо разбираться подробнее.Собственность на средства производства в СССР была общенародной - это известно каждому, про это в СССР круглосуточно вещалось из каждого утюга. Зато особо не рекламировались учебники по гражданскому праву, где чёрным по бумаге было написано, что ЛЮБОЙ собственник имеет следующие права:пользования (то есть удовлетворения за счет собственности личных потребностей)владения (извлечения из собственности выгоды)распоряжения (включая отчуждение и даже уничтожение) И вот советский народ этих своих прав, мягко говоря, не ощущал. Нет, конечно, ему, народу, доходчиво объясняли, что  пользуется, извлекает выгоду и распоряжается всем его собственное, родное государство, органы которого народ сам и формирует... ну может не совсем сам, ему в этом помогает компартия, без рекомендации которой ни в депутаты, ни на руководящую должность не попадёшь... Правда не вся партия помогает, а только руководящие партийные органы в лице лучших своих представителей, называемых по-простому партноменклатура, но там уж точно цвет нации, лучшие из лучших собраны, это вам любой яковлев-горбачёв-ельцин скажет...Так что советский народ, если таки хочет свои правом собственника воспользоваться ему всего-то и надо:1) Записаться в партию2) Попасть в партноменклатуру3) Пролезть в ту её часть, которая имеет право распоряжаться всенародной собственностьюНо советский народ почему-то с определённого момента начал считать такую нехитрую многоходовку надувательством и подозревать партноменклатуру в узурпации своих прав и в пренебрежении интересами формального собственника. Звоночки тревоги звенели постоянно, самый звучный из которых прозвучал в 1962и в Новочеркасске. Но партноменклатуру уже было не удержать, её несло по проторенной дорожке, по которой уже прошли ранее религиозные ордены и феодальное дворянство - через продвижение по социальной лестнице строго на основании личной преданности и  обладание привилегиями строго в соответствии с иерархией.И не было никакого значения, что привилегии эти не шли ни в какое сравнение с бытом ныне барствующих "хозяев жизни". Главным было то, что ни за какие спецраспределители для спецлюдей советский народ не голосовал и никаких полномочий партноменклатуре не делегировал и за спецраспределители для спецлюдей точно не голосовал.Сегодня трудно в это поверить, но первое государство рабочих и крестьян с вроде как самой передовой и самой справедливой социальной системой, разрушила именно несправедливость, которая гарантированно селилась в головах советских людей при созерцании несоответствий социалистических лозунгов и принципов советской же действительности;Наши люди - самые образованные и самые сознательные, - уверяли с самых высоких трибун партруководители, - и почему то запрещали этим образованным и сознательным  свободный выезд за границу, где даже на экскурсии надо было надо выходить строго группами и в сопровождении Старшего товарища.Наша промышленность самая передовая, она выпускает, например, самые лучшие в мире микросхемы - с 12ю ножками и 2мя ручками - для переноски, но сапоги жене лучше покупать австрийские, мебель - югославскую, а джинсы - американскиеНаша страна - самая бескрайняя, но почему то при этом - не более 6ти соток в одни руки...Наши руководители - слуги народа - они всё - для народа и все, как один - из народа, "от сохи" и "от станка", но почему то при этом то, чем пользуется народ, этим слугам не подходит, поэтому спецраспределители, спецбольницы и спецпайки...А ведь обещано было совсем другое. Обещано было "город-сад через 4 года" и "коммунизм к 1980му". А вместо этого - тотальный дефицит, отстраненение от принятия решений, красиво называемое демократическим централизмом и высокомерие "слуг народа" и "детей особо одарённых родителей"... Не знаю, почему, но чем выше руководитель, тем чаще он забывает древнюю, но всё ещё актуальную мудрость: "Народ простит всё, кроме обманутых ожиданий"И вот тут, на волне выше перечисленных и ещё толпы других аналогичных примеров из жизни советского общества, на волне именно обманутых ожиданий (может быть завышенных) и непроходящего чувства всеобщей неудовлетворённости, буквально "на белом катере" выплыла к этому самому народу часть партийной элиты, которая предложила восстановить справедливость и вернуть народу право распоряжения всенародной собственностью, государству вернуть эффективность, себе - всё остальное...Ну вот поднимите руки, кто против восстановления справедливости? Вот и в начале 90х таких не было.Восстанавливать справедливость собирались просто и понятно: Главного руководителя теперь будет выбирать не Политбюро, а весь народ всенародным голосованием. Каждому гражданину будет выдан кусочек этой всенародной собственности в виде приватизационного ваучера (сертификата) с разрешением делать с этим кусочком всё, что гражданину вздумается. Таким образом все три права народа-собственника -  пользования, владения и распоряжения будут восстановлены... Ну чем не хэппи энд?За кадром, правда, осталась весьма оригинальная система подсчёта стоимости этого самого кусочка всенародной стоимости и правила его обращения....  Но тогда то про это ещё никто не знал, а авторы приватизации были так молоды, улыбчивы, открыты, демократичны и ни разу не похожи на застегнутых на все пуговицы надменных партократов, ну и видимость восстановления справедливости  опять же присутствовала... Одним словом, этого оказалось достаточно для вотума доверия новой элите, результаты деятельности которой мы сегодня и наблюдаем....Но Союзу от этого не легче. Союз развалили не заговорщики. Союз развалили неоправданные (партэлитой)  ожидания и несправедливость, которая лишила народ лояльности, а правящую элиту и государство  - народной поддержки, после чего страну можно было брать голыми руками. Её и взяли, кто сколько смог. Но это уже другая история.Фопиус, Санкт-Петербург

23 февраля, 14:16

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

Судьба и крест Игоря Шафаревича19 февраля на 94-м году жизни скончался выдающийся отечественный мыслитель и учёный, автор книг "Социализм как явление мировой истории" и "Русофобия", академик Игорь Ростиславович Шафаревич.На излёте советской эры существовало три великих диссидента: Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Академик Сахаров стал непререкаемым лидером демократического направления, амулетом свободомыслия и либерализма, его именем назвали проспект, на котором недавно собирались наши "оранжисты".Солженицын не сразу вернулся в Россию, выжидая, чем кончится переворот августа 1991-го года. Он сел на триумфальный поезд во Владивостоке, двинулся через всю Россию; его встречали хлебом-солью и венчали на пост великого писателя. И в этом качестве, почти непререкаемом, он прожил последние годы своей жизни.И только Игорь Ростиславович Шафаревич снискал совершенно иную долю. Он был окружён плотным облаком тьмы. Официальная пропаганда, господствующие либералы не замечали его или же именовали фашистом — так же, как Распутина или Бондарева.Откуда эта ненависть, это неприятие? По-видимому, из-за того, что Шафаревич организовал свою интеллектуальную и духовную атаку не просто на конструкцию советского строя, не просто на неприемлемый для него коммунизм, а гораздо глубже.Он сформулировал концепцию "русофобии" как настроения, господствующего в России начиная с конца XIX столетия. Он обвинил в русофобии целые пласты современного и минувших дней либерализма, говоря, что через неприятие всего русского: истории, литературы, менталитета — осуществляется подавление и уничтожение громадного народа.Одновременно с этим он продолжил и разработал теорию "малого народа", который, оседлав малоподвижное большинство, угнетает его. Эти концепции сделали Игоря Ростиславовича неприемлемым для победившего либерально-демократического направления.Более двадцати лет Шафаревич и его интеллектуальные проявления оставались вне официального информационного поля. Зато все эти годы он был несомненным интеллектуальным лидером национально-патриотического движения. Шафаревич являл собой академический, аналитический ум, способный сформулировать мысли и чувства, которые патриотические массы несли в своём сердце, но не могли выразить в концептуально-безупречной форме. Игорь Ростиславович был кумиром патриотических вечеров. Когда он выходил на сцену и очень спокойно произносил свои формулы, зал импульсивно реагировал — вскакивал, бурно аплодировал.Идеи Шафаревича абсолютно актуальны и плодотворны в наше время. Многие думают, что когда он говорил о "малом" и "большом" народах, речь шла о евреях и русских. Взгляды Шафаревича были гораздо шире и глубже. Сегодня мы присутствуем при агрессии гомосексуального меньшинства, которое стремительно завоёвывает мир, подчиняет своему влиянию человечество. Такое ощущение, что мы накануне гомосексуальной диктатуры. Это блестяще организованное, оснащённое современными технологиями меньшинство, обладающее влиятельным лобби в политике, культуре, информационной сфере. Оно предлагает миру другой вариант существования, и мир, корчась, вопя и страдая, подчиняется давлению этого "малого народа".Однажды в день моего рождения Шафаревич подарил мне бронзовый литой крест, и он украшает мой семейный иконостас.Игорь Ростиславович Шафаревич высоко, гордо и непреклонно нёс свой крест все эти наполненные русским страданием и русским пафосом годы.Царствие ему Небесное!

23 февраля, 11:50

Вышел 216 номер газеты «Суть времени»

→ О коммунизме и марксизме — 72 Если потеряна воля к смыслу, то уделом человека (или отдельных продвинутых особей, рассматривающих свою человечность как некую отправную точку) остается воля к власти. → Судьба гуманизма в XXI столетии Метафизическая война Проблема хаттов носит весьма непростой характер. Она достаточно политизирована. Такая политизация началась еще в советский период и резко усилилась в период послесоветский. → Основные тенденции в экономике России Экономическая война Доклад на заседании клуба «Содержательное единство» 9 февраля 2017 г. → Русская живопись XIХ века и современность — 3 Культурная война Важнейшее качество русского искусства (соответствующее глубинным основам и традициям отечественной культуры) — антибуржуазность, неприятие художниками индивидуалистически-эгоистических, мещанских вариантов развития общества и искусства. Источник — http://rossaprimavera.ru/issue/216

23 февраля, 11:10

Выставка "Оттепель" в Третьяковской галерее

С 16 февраля по 11 июня 2017 г. Третьяковская галерея представляет крупнейший выставочный проект, посвященный периоду отечественной истории, обозначаемому как "эпоха оттепели". Она охватывает время с 1953 года, когда после смерти Сталина произошли первые амнистии политических заключенных, и до 1968 года, когда ввод советских танков в Чехословакию развеял иллюзии о возможности построения социализма с "человеческим лицом". Этот период — важнейший политический, социальный и культурный проект в истории СССР, одна из "великих утопий" XX века, которая осуществлялась параллельно с демократическими преобразованиями и культурными революциями в странах Западной Европы и США.Ю.И. Пименов. Бегом через улицу. 1963. Картон, масло. Курская государственная картинная галерея им. А.А. ДейнекиОтносительно короткий промежуток времени, длившийся около 15 лет, не случайно получил громкое название "эпоха". Плотность времени, его насыщенность важнейшими событиями были невероятно высокими. Ослабление контроля государства и демократизация способов управления культурой значительно оживили творческие процессы. Сформировался стиль оттепели, представляющий собой оригинальный вариант советского модернизма 1960-х. Во многом он стимулировался научными достижениями в области космоса и атомной энергетики. Космос и атом — как самая большая и самая малая величины — определяли диапазон "вселенского" мышления шестидесятников, устремленных в будущее.Всепроникающее ощущение создававшегося буквально на глазах великого и нового не могло не отразиться на искусстве. Все участники творческого процесса работали над поиском нового языка, способного выразить время. Раньше всего на изменение ситуации отреагировала литература. Большое значение имела реабилитация некоторых репрессированных при Сталине деятелей культуры. Советский читатель и зритель заново открыл для себя многие имена, табуированные в 1930–1940-х годах. В изобразительном искусстве появился "суровый стиль". В то же время часть художников обратилась к наследию русского авангарда, начались активные поиски в области нефигуративной изобразительности. Новый импульс развития получили архитектура и дизайн.Настоящая выставка представляет кураторскую интерпретацию процессов, происходивших в культуре и обществе. Цель проекта не только показать достижения оттепели, продемонстрировать взрыв невероятной творческой активности, которую дала появившаяся свобода, но и артикулировать проблемы и конфликты эпохи. Экспозиция включает произведения художников, скульпторов, режиссеров, ставших свидетелями происходивших изменений в важнейших сферах жизни советского человека. Их мнения полемичны в ряде вопросов, что делает выставку объемной и полифоничной.Экспозиция представляет собой единую инсталляцию, в которую интегрированы разные артефакты: произведения живописи и графики, скульптура, предметы быта, образцы дизайна, видеопроекции с фрагментами художественных фильмов и документальными кадрами. Выставочное пространство поделено на семь тематических разделов, демонстрирующих важнейшие феномены эпохи. Раздел "Разговор с отцом" рассматривает диалог поколений в послевоенном советском обществе. Он поддерживался двумя темами, о которых было принято молчать: правда о войне и правда о лагерях. Раздел "Лучший город Земли" раскрывает тему города как места соприкосновения приватной и публичной сфер, когда жители еще не замкнулись в маленьких квартирах перед телевизором, не ушли на кухни, как это произойдет в 1970-е.В разделе "Международные отношения" рассматривается противостояние СССР и США, которое определяло политическую картину мира во второй половине ХХ века. Холодная война и угроза ядерного уничтожения оказали решающее влияние на культурное мышление этого времени. Две сверхдержавы соревновались не только в гонке вооружений, но и в пропаганде своего образа жизни на международных выставках и в средствах массовой информации. "Новый быт" иллюстрирует программу по созданию комфортного частного быта, когда вновь приобрел актуальность лозунг 1920-х годов "Художник — на производство". Художникам-дизайнерам была поставлена задача воспитать у граждан "правильный" вкус в противовес "мещанству", улучшить мир советского человека с помощью предметно-бытовой среды."Освоение" предлагает разговор о "романтике дальних странствий", о стремлении молодых людей к самоутверждению и самостоятельности, о героизации тяжелых "трудовых будней", то есть на те темы, которые использовались в пропагандистских кампаниях, сопровождавших освоение целинных земель, призывы на далекие стройки. Художники и поэты отправлялись в творческие командировки, чтобы запечатлеть молодых романтиков. "Атом — космос" демонстрирует, как массовость высшего образования и развитие научных институтов породили новых героев времени — студентов и ученых. С запуска в 1957 году "Спутника-1" космос завладел умами и стал одной из главных тем в советской культуре, затронув не только живописные или поэтические произведения, но и дизайн бытовых предметов и приборов.В разделе "В коммунизм!" становится очевидно, как успехи в освоении космоса и научные открытия стимулировали воображение художников. В культуре 1960-х можно найти множество футуристических прогнозов, похожих на те, что делались в период первого революционного десятилетия. Эпоха оттепели была полна противоречий. Выставка в Третьяковской галерее представляет собой попытку системного исследования ее культурного наследия. Планируется, что проект станет первой частью выставочной трилогии, которая будет продолжена показом искусства 1970-х – первой половины 1980-х, так называемой эпохи застоя, а вслед за этим — времени перестройки.К выставке подготовлено уникальное издание, посвященное эпохе советских 1950–1960-х. Книга содержит научные статьи о живописи, скульптуре, архитектуре, дизайне, моде, кино, театре, поэзии, литературе, также в ней рассматриваются вопросы социологии, политологии и философии этого времени. Проект сопровождает обширная образовательная программа, включающая лекции, кинопоказы, поэтические чтения, олимпиаду для школьников. Часть программы организована в рамках межмузейного фестиваля "Оттепель. Лицом к будущему".ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

23 февраля, 08:30

Римма Федяева: «Какие они – наши мужчины? Много пьют, гуляют, мечтают...»

Мужские праздники мы стали отмечать чаще — это не только День защитника Отечества в феврале, но и День отца, Всемирный день мужчин и Международный мужской день. Но стал ли современный мужчина более счастливым от этого, задается вопросом доцент кафедры конфликтологии КНИТУ-КХТИ психолог Римма Федяева. В статье, написанной для «БИЗНЕС Online», она приводит советы, придерживаясь которых мужчины будут счастливы.

23 февраля, 00:05

Три жизни Игоря Шафаревича

Нас окружает «вселенная Шафаревича». Даже слово «скрепы» заимствовано, видимо, из его работы. И стремление операторов современной официальной антирусофобии скрыть свои истоки постыдно.19 февраля в Москве скончался академик Игорь Ростиславович Шафаревич – выдающийся математик, смелый общественный деятель – диссидент, друг Солженицына и Льва Гумилева, автор прогремевшей на весь мир работы «Русофобия», посвященной русскому национальному сознанию и его врагам, один из главных идеологов русского пути, уводящего от «двух дорог к одному обрыву» – коммунистической и либеральной.Запуганное «малым народом» Отечество практически не оказало ему посмертных почестей, хотя обильно пользуется плодами его трудов. Скажем, термин «русофобия» вышел на уровень международного дипломатического словаря – покойный Виталий Чуркин неоднократно обличал с трибуны Совбеза «чудовищную русофобию, граничащую с человеконенавистничеством», воцарившуюся в Киеве.Но – пусть и со всеми издержками пророка в своем отечестве – Игорь Ростиславович прожил долгую счастливую жизнь.В стране, где мужчины его народа не доживают до 65, а самые общественно активные – и до 40, он прожил долгих 93 года. В это без малого столетие уместились на самом деле не одна, а несколько жизней.Первая – жизнь одного из ведущих не только в России, но и в мире математиков.В 17 лет окончен вуз, в 19 – кандидат, в 23 – доктор, в 35 – членкор, множество решенных сложнейших задач, выстроенных математических систем, признаний, званий и премий. И только звания академика пришлось дожидаться на удивление долго – до 68 лет.Но тому причиной была вторая жизнь Шафаревича – жизнь диссидента.С 1955 года Шафаревич подписывает письма, участвует в самиздате, поддерживает Солженицына в самые трудные минуты. Он один из тех русских телят, которые бодаются с советским дубом.Шафаревич пишет убийственное в своей гуманитарной фундированности и аналитической точности исследование «Социализм как явление мировой истории».Он находит истоки социализма не у Маркса, не у Кампанеллы и Мелье, а в империи инков и древних восточных деспотиях, таких как Третья династия Ура в Шумере, построенная на строжайшем учете и контроле трудовых ресурсов и государственном распределении продуктов.В конечном счете, умозаключает Шафаревич, все основные идеи социализма сводятся к фундаментальной воле к смерти, периодически овладевающей не только отдельными людьми, но и целыми обществами. Социалистическая уравнительность, ненависть к семье, обобществление и тоталитарный контроль – все это формы нежизни, овладевающей жизнью и порабощающей ее.Социализм – рационально декорированная воля к нежизни.Тут можно было бы поспорить, указав на то, что в России именно крах социализма и привел к торжеству нежизни, к пиру либеральных вурдалаков. На что Шафаревич резонно отвечал, что большинство этих вурдалаков были преподавателями марксистско-ленинской экономики, комсомольскими работниками и так далее.При этом устремленный к прогрессу через частную инициативу либерализм и устремленный к прогрессу же через тоталитарную сверхорганизацию коммунизм – это лишь «две дороги к одному обрыву», как назвал мыслитель одну из самых известных своих работ. И тот, и другой вид прогрессизма сущностно едины, противопоставляя себя жизни, свободе, вере, органическому началу в человеке и обществе.Это был удивительный парадокс Шафаревича – будучи математиком, представителем одной из наиболее абстрактных и идеалистичных форм человеческой мысли, он на деле был, пожалуй, самым крупным представителем философии жизни в ХХ веке: антиманихейское начало, гнушение «гнушением плотью» проведено у него очень последовательно.Он – защитник всего органичного, природного, того, что рождается, развивается и умирает, а не того, что висит на жизни сковывающими путами.Такими путами он всегда считал коммунизм (хотя антисоветчиком, болезненно выискивающим и систематизирующим мелкие придирки к советской власти, никогда не был). Шафаревич метил в коммунизм, чтобы попасть именно в него, а не в Россию.Именно это привело к его третьей жизни.Как русский диссидент он хотел бы быть тем же, чем были (или, по крайней мере, считались) Вацлав Гавел для чехов, Валенса и Михник для поляков, то есть бороться с системой во имя интересов своего народа, своей нации, а не каких-то чужих.И на этом пути он открывает для себя, что подавляющее большинство диссидентского движения борется с советским не ради русского. Мало того, эта диссидентская тусовка, по сути, навешивает на русский народ, главную жертву коммунистического эксперимента, все грехи коммунизма, чтобы заодно с коммунизмом грохнуть и «Россию-суку».Александр Зиновьев, сам ставший из диссидента неокоммунистом, несколько лукавил, когда говорил, что «целили в коммунизм, а попали в Россию». Они попали в Россию, потому что в нее и целили.Из осознания этого факта и рождается «Русофобия» – трактат-предупреждение.Шафаревич показал в нем с удивительной научной точностью, скорее даже зоологически-вивисекторской, нежели математической, ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки и не утихомирилась в полной мере и до сих пор.«Русофобия» начинается со спора о философии русской истории: «Русофобия – это взгляд, согласно которому русские – это народ рабов, всегда преклонявшихся перед жестокостью и пресмыкающихся перед сильной властью, ненавидевших все чужое и враждебных культуре, а Россия – вечный рассадник деспотизма и тоталитаризма, опасный для остального мира».Другими словами, во имя торжества демократии, свободы и общечеловеческих ценностей русских надо извести под корень, поскольку именно природа русского народа является главным препятствием на пути к царству добра, а коммунизм если в чем и виноват, то лишь в том, что имел неосторожность упасть на русскую рабскую почву, где немедленно стал уродством.Шафаревич с какой-то, повторюсь, вивсекторской точностью собрал и квалифицировал наиболее выдающиеся высказывания и фигуры этого русофобского дискурса прямо по методу «О частях животных», так что с тех пор ни Шендеровичу, ни Новодворской, ни Латыниной, ни их эпигонам абсолютно ничего нового прибавить не удалось.Абсолютно любой русофобский текст в современной российской журналистике составлен из штампов, уже зафиксированных в работе Шафаревича: «Россией привнесено в мир больше зла, чем какой-нибудь другой страной»; «византийские и татарские недоделки»; «Смрад мессианского «избранничества», многовековая гордыня «русской идеи»; «Страна, которая в течение веков пучится и расползается, как кислое тесто»; «То, что русским в этой стране сквернее всех – это логично и справедливо»...И как резюме всего – единственный доступный для русских путь к счастью и свободе – оккупация, не чья-нибудь, а американская, «мозговой трест генерала Макартура», как выражается цитируемый Шафаревичем Александр Янов.Возможно, другой автор остановился бы на констатации русофобского феномена, привел бы несколько возражений по существу да процитировал бы лакея Смердякова, мол, «весьма умная нация победила бы весьма глупую-с» – когда еще все это было сказано, смердяковщина, ничего нового.Но Шафаревич был человеком с другим складом ума.Увидев симптом, манифест проблемы, его мозг начинал работать, пока не достигал определенного теоретического понимания. А мозг этот был весьма богатым и изощренным.Он владел английским, французским и немецким, был всегда в курсе новейшей литературы и интересовался передовыми, но не «модными» в дурном смысле слова новейшими западными теориями. Круг его интересов – Арнольд Тойнби, Конрад Лоренц, Карл Ясперс и Карл Виттфогель. Шафаревич имел первоклассную подготовку гуманитария, сразу выдававшую, что он родом из Житомира.Про Житомир надо сделать маленькое отступление – этот южнорусский город, на Волыни, сейчас превратившийся в символ глубочайшего украинского провинциализма и ассоциирующийся разве что с чертой оседлости, когда-то был интеллектуальной столицей Юго-Западной Руси.Здесь вырос тончайший из знатоков античной истории, никем ни до, ни после не превзойденный – Михаил Иванович Ростовцев, здесь же родился человек, построивший русским лестницу в Небо – Сергей Павлович Королев.Игорь Ростиславович был человеком того же высочайшего житомирского уровня, частью разрушенной на его глазах вселенной. Гражданская война, погромы, украинизация – и вот уже русским там делать было нечего, они перебрались в столицу, где столкнулись на одних площадях коммуналок с нерусскими из того же Житомира, клерками Наркомзема, Наркомтяжпрома и Наркомвнудела, «упромысливавшими» русских мужиков коллективизацией (вид подконвойных раскулаченных одним из первых заставил маленького Игоря задавать вопросы).И вот человек гуманитарного уровня Ростовцева и Тойнби начал поиск объяснений. И нашел их в социологической модели Огюстена Кошена – французского историка, еще молодым павшего на полях Первой мировой и оставившего небольшое по объему, но очень яркое интеллектуальное наследие, касающееся интерпретации происхождения и развития Великой французской революции.Как аристократ-монархист Кошен, разумеется, продолжал традицию Ипполита Тэна, трактовавшего революцию как заговор и разгул жестокости и злодейства, подорвавшего органическое развитие Франции.Однако там, где Тэн мастерским пером литератора живописал зверства, Кошен с дотошностью инженера проделал скучную работу, посвященную установлению того, какими именно путями сформировавшаяся в литературных салонах «нация философов» захватила власть во Франции, проведя сотни «стряпчих» в палату третьего сословия Генеральных штатов – а ведь именно эти люди довели Францию до Большого террора.Среди историко-политтехнологических штудий Кошена есть и произведение более легкомысленное – «Философы», в котором в весьма издевательской манере описана та самая банда просветителей-энциклопедистов, захват которой салонного и литературного господства над Францией и предопределил неизбежность политического захвата ее революционерами.Кошен вспоминает здесь знаменитую комедию Аристофана «Птицы», в которой по совету грека-авантюриста птицы строят город между небом и землей и перекрывают олимпийским богам доступ к жертвоприношениям, после чего боги начинают пухнуть с голодухи и вынуждены идти к птицам на поклон.Вот этой вот конструкции – малому городу, «городку», «местечку» – и уподобляет Кошен «республику философов». Она перекрыла каналы коммуникаций между властью и народом, навязала себя обществу как посредника и фактически монополизировала социальный контроль.Слов «малый народ» в этом своем произведении Кошен не употребляет, говоря о «малом граде», «городке». А о «малом народе» говорит в другой работе, посвященной защите памяти Тэна, утверждая, что негоже приписывать всему французскому народу преступления «малого народа» революционеров, бесчинствовавшего в столице и бывшего меньшинством в провинциях.Я специально так длинно останавливаюсь на генеалогии теории Шафаревича, чтобы показать простую вещь.Лгут те, кто утверждает, что это антисемитская теория, которая приписывает «малому народу евреев» бесчинства против большого народа – русских. Кошен и Шафаревич не вкладывают в это понятие никакого этнического смысла, который во Франции и не имел места.Лгут и те, кто бросился обличать Шафаревича в плагиате – из теоретического материала Кошена, никак не систематизированного, он построил стройную концепцию «малого народа» как меньшинства, навязывающего себя большинству в качестве элиты и социального посредника.Шафаревич сумел показать малый народ как всеобщее историческое явление – тут и кальвинистские секты, стоявшие за английской революцией, и секта философов, стоявшая за французской, и «левые гегельянцы» в Германии с их беспощадной германофобией и франкофилией, и русские нигилисты, среди которых никаких евреев не было (Шафаревич приводит пикантный факт: когда в 1881 году темные обыватели на основании еврейского происхождения одной из цареубийц – Гесси Гельфман – устроили еврейские погромы, ЦК «Народной воли» в прокламации одобрил их как выступление трудящихся против эксплуататоров).Сущность этого «малого народа» – в рассмотрении себя как избранных, как гигантов, в ногах у которых должны валяться ничтожные простые смертные, как ордена, призванного владеть и править. В ХХ веке эту миссию «малого народа» взяла на себя «российская», «советская» (меньше всего к ней применимо слово «русская») интеллигенция.Весь «антисемитизм» Шафаревича, которым его позднее десятилетиями третировала либеральная критика, состоял в том, что он констатировал: социальная механика «малого народа» в ХХ веке приводилась в действие прежде всего этнической энергией еврейского национализма.В первой половине ХХ века евреи ради разрушения черты оседлости и создания своего мира шли в революцию, во второй половине ради своего воссоединения с Израилем шли в диссидентщину. Но и в том, и в другом случае еврейский национальный порыв обретал формы характерной для «малого народа» ожесточенной ненависти к большому.Подборка цитат, сделанная Шафаревичем из Бабеля, Багрицкого, многих других светочей местечково-революционной культуры, стала классической и кочует из книги в книгу. Пример Шафаревича явно подвиг Александра Солженицына на его фундаментальный труд «Двести лет вместе» (по сути – «Архипелаг ГУЛАГ» – 2: и по размаху, и по методу, и по общественному значению).Понятно, что Шафаревичу достались мегаваттные разряды ненависти, вплоть до того, что американская Национальная академия наук в 1992 году потребовала от него добровольно самоотчислиться, чтобы не марать ее своим антисемитизмом (к чести нашей РАН, так прогнуть ее на предмет Шафаревича не посмели ни коммунисты, ни либералы).Но, если вдуматься, концепция Шафаревича не возводит на еврейский народ обвинение в русофобии, а снимает его. Да, Шафаревич приводит ярчайшие примеры иудейской ксенофобии с ветхозаветных и талмудических времен. Да, он приводит ярчайшие примеры еврейской революционной и интеллигентской русофобии в ХХ веке. Но из его концепции следует, что до начала ХХ века евреи спокойно себе жили без русофобии, никакой генетической ненависти к русским у них не было.В концепции Шафаревича энергия освобожденного из гетто еврейства столкнулась с социальными формами революционного «малого народа» и заполнила в нем практически все свободные места.Яков Алтаузен не потому предлагал в своих стихах Минина расплавить, что евреи якобы испокон веков ненавидят русских, а потому, что ненавидящая русских социальная форма была заполнена такими Алтаузенами. Но не только, конечно – там же имелись красный недоскоморох Ефим Придворов, который Демьян Бедный, или историк-марксист Михаил Покровский, оба чистейшие русаки, вклад которых в формирование советского русофобского дискурса был огромен.Разница между еврейской и нееврейской частями «малого народа» была в одном – когда советская власть, перестав в нем нуждаться, начала его разборку и утилизацию, с русской частью «малого народа» удалось покончить сравнительно легко, так как ее конструкция была чисто социальной (так же легко покончили во Франции с якобинцами).А вот с еврейской частью вышло иначе – имея самостоятельный источник энергии, самостоятельные системы связей, по динамике и интенсивности далеко превосходящие и энергию ослабленного русского народа, и энергию социальной виртуальной советской власти, «малый народ» выжил, обрел новые ориентиры и цели – выезд из СССР, либерализация СССР по образцу стран, где диаспорам живется хорошо, самосохранение внутри советской системы.Произошло окончательное самоотождествление этнической и социальной составляющей, выразившееся в приводимой Шафаревичем чеканной формуле Надежды Мандельштам: «Всякий настоящий интеллигент всегда немного еврей».В этот момент и «застукал» малый народ автор «Русофобии» со своей безжалостной вивисекцией. Поплатился за это сполна.Нельзя сказать, что Шафаревич сам не провоцировал агрессию малого народа – наряду с суховатыми теоретическими выкладками и выписками в «Русофобии» немало убийственных публицистических пассажей, задевающих за живое.Он умел пройтись и по личностям. Например, в примечаниях он дает убийственные характеристики двум кумирам интеллигентствующей диссиденции – Василию Гроссману и Александру Галичу с их регулярными русофобскими эскападами, типа высмеиваемого русского передовика производства:«Галичу (Гинзбургу) куда лучше должен был бы быть знаком тип пробивного, умеющего втереться в моду драматурга и сценариста (совсем не обязательно такого уж коренного русака), получившего премию за сценарий фильма о чекистах и приобретающего славу песенками с диссидентским душком. Но почему-то этот образ его не привлекает».Понятно, что такого литераторы и тусовка не прощают.Обструкция приобрела такой масштаб, что сегодня, к примеру, официальные пропагандистские рупоры как воды в рот набрали – откликнулись на смерть мыслителя в основном «диссидентские» с патриотической или, как ни странно, с либеральной стороны издания (по большей части с антипатией, но такая антипатия лучше молчания).Все это особенно показательно, если учесть, что современный «путинский» мир, каким мы его знаем на 19 февраля 2017-го, в значительной степени выдуман, сформулирован, сконструирован именно Шафаревичем.К нему восходят логика и приемы антирусофобской пропаганды, нацеленной на Запад. К нему же – стилистика «они о нас», заточенная против русофобствующей оппозиции. Полемические конструкции, выстроенные Шафаревичем, можно обнаружить не только у патриотических публицистов, но и у Дмитрия Киселева и даже Владимира Соловьева, а многие тезисы Шафаревича давно перекочевали без ссылок в речи патриарха и президента.Сама политическая философия Шафаревича – «третий путь», уводящий от «двух дорог к одному обрыву» – коммунистической и либеральной, почвенничество, традиционализм, критика западного пути к демократии, подчеркивание необходимости органичных политических, экономических, нравственных форм, характерных именно для русской цивилизации, лежит сегодня в основе нашего «официоза», по крайней мере как он представляет себя сочувствующим на Западе, протягивая руку то трампистской Америке, то лепеновской Франции.Даже слово «скрепы» заимствовано, видимо, из работы «Русофобия» десять лет спустя».Путинская Россия живет под влиянием мощной идеологической «солженицынской» доминанты, но для Солженицына не было, пожалуй, большего интеллектуального авторитета, чем Шафаревич, и именно это предопределило солженицынскую идеологию последних десятилетий.Нас окружает «вселенная Шафаревича». И стремление операторов современной официальной антирусофобии скрыть свои истоки, на мой взгляд, довольно постыдно.Но соответствие, конечно, не полное.Для Шафаревича всегда и во всем на первом месте стоял русский народ. Для него это была та естественная органическая общность, та система солидарности, сохранение которой гарантировало продолжение человеческой жизни и в индивидуальном и в родовом качестве.Все свои работы Шафаревич писал прежде всего в интересах русской нации, заботясь о том, чтобы в сложном многонациональном концерте, раздирающем СССР и Россию, интересы русских не пострадали.Если он в полной мере и не преуспел, то уж точно создал точку сборки, создал тот антирусофобский дискурс, ту систему идейной поддержки русских национальных интересов, без которых нам в эти страшные годы было бы гораздо тяжелей.Было и еще одно существенное отличие Шафаревича – уже от значительной части окружавшего его патриотического сообщества: неоопричников, неосталинистов, неоимперцев.Побудительным мотивом написания «Русофобии» было решительное отрицание мнения, что сталинский тоталитаризм является естественным продуктом русской истории, а не революционным насилием над нею, что Сталин – это продолжение Ивана Грозного, Петра и вечной русской тяги к хозяйскому кнуту, что для русской души свобода невозможна.Шафаревич категорически отрицал этот русофобский дискурс и не без недоумения относился к ситуации, когда его во многом единомышленники фактически приняли основные тезисы русофобской историософии, только с обратным знаком, заявив, что да – русскому человеку свобода не нужна, великий Хозяин наш вечный исторический архетип, от Грозного до Сталина, а неоопричнина – наш политический идеал.Важно не забыть сегодня, что мысль Шафаревича в общем и целом этому восторгу перед злом противоположна.Для него русская история была нормальным органическим историческим развитием, насильственно прерванным экспериментом по внедрению инфернальной социалистической воли к смерти. И личной задачей Шафаревича было вернуть Россию на пути жизни.Шафаревич был всегда очень близок не только лично, но и идейно со Львом Гумилевым, антиманихейство и теория антисистемы которого так близки к жизнеутверждению и теории «малого народа» Шафаревича.Но вот гумилевского евразийства, уничтожительного для русских, Шафаревич, кажется, никогда не разделял. Его заботило сохранение именно русского народа, он заботился о выживании и укреплении оригинальной русской цивилизации.И в этом смысле наследие Шафаревича является, пожалуй, наиболее светлым и безупречным из всего, что оставила нам русская мысль второй половины ХХ века.Егор Холмогоров[link]

22 февраля, 15:00

Мои твиты

Вт, 13:27: Вчера в статье о Шафаревиче, которая, надеюсь, все же выйдет, я написал, что в "Русофобии" создана настолько... https://t.co/p8L5KYmugQ Вт, 13:47: Написал большой интеллектуальный некролог академику Шафаревичу, с подробным разбором основных мотивов его... https://t.co/TVMzajy20r Вт, 14:31: Со школьниками после моей лекции "Что читать" в рамках нашего образовательного проекта.… https://t.co/35zVJ1YRqL Вт, 14:31: Наш скорбный труд не пропадет... https://t.co/NCChEPr4Ti Вт, 15:13: Что-то Збиг мутит... Понять бы что https://t.co/01Pg6uReLH Вт, 19:37: С Максимом Соколовым и Борисом Межуевым после презентации сборника Ум+ в Библиоглобусе. https://t.co/20EpAuMUbO Вт, 20:42: https://t.co/QG6EovnXiu Вт, 21:24: https://t.co/bSzYjT9SWY Вт, 21:38: Потом когда этот Драшкович был министром иностранных дел Сербии в Гааге в тюрьме умер Миллшевич, а Сербия выдала... https://t.co/StA3z98Bhn Вт, 21:47: Все что вы хотели знать о... https://t.co/Tb9zv84vVP Вт, 22:13: RT @lifenews_ru: Трамп опечален новостью о смерти Виталия Чуркина: https://t.co/pnpRQNfDiR https://t.co/b5vQ9vFgJ3 Вт, 22:54: СиП продолжает гнуть линию на превращение в Уёбок и Облом с фантастически глупым и некомпетентным текстом о... https://t.co/a7MBzsMf8a Вт, 22:55: Егор Холмогоров: Три жизни Игоря Шафаревича - БДИТЕЛЬНОСТЬ https://t.co/7ISoBmjDD7 Вт, 23:04: ЦРУ заморозило программу поддержки сирийских повстанцев — Meduza https://t.co/ZgPtktQ4dW Вт, 23:27: https://t.co/svOwpMBDkX Вт, 23:43: Очень интересная презентация Ум+ сегодня была. Пришел Максим Юрьевич Соколов, по многим вопросам - нужна ли... https://t.co/sKHpDdbrbW Вт, 23:45: Из направления антенны можно сделать небезынтересные выводы о боге украинцев. https://t.co/m2i45RIczD Ср, 10:12: RT @xzmbjk: На музыкальном фестивале в Швеции, посвященном борьбе с расизмом, беженцы домогались и насиловали женщин Ср, 10:20: https://t.co/WbnBkpREQB Ср, 10:47: https://t.co/YvzB9cM1uN Ср, 11:01: Моя большая статья о Шафаревиче https://t.co/pWIyvRC4RO Пуканы как хорошелицей, так и левацкой сволочи трещат на всё полушарие. Читать! Ср, 11:11: Зайдя на встречу с авторами Ум+ в Библиоглобус трудно было не поддаться искушению купить книжечек. Улов такой.... https://t.co/BGErijjpod Ср, 11:20: Интеллектуальный некролог академику Шафаревичу. Метил в коммунизм - закрывал грудью Россию. https://t.co/ijv8r1hRXY Ср, 11:31: Так всё и будет... :( https://t.co/5rplVxZBoc

22 февраля, 14:20

Интеллектуальный некролог академику Шафаревичу. Метил в коммунизм - закрывал грудью Россию.

Написал большой интеллектуальный некролог академику Шафаревичу, с подробным разбором основных мотивов его философии и интеллектуального генезиса и смысла трактата "Русофобия".Очень почитайте.http://vz.ru/columns/2017/2/21/858839.htmlШафаревич метил в коммунизм, чтобы попасть именно в него, а не в Россию.Именно это привело к его третьей жизни. Как русский диссидент он хотел бы быть для своего народа тем же чем были (или, по крайней мере, считались) Вацлав Гавел для чехов, Валеса и Михник для поляков, то есть бороться с системой во имя интересов своего народа, своей нации, а не каких-то чужих. И на этом пути он открывает для себя, что подавляющее большинство диссидентского движения борется с советским не ради русского. Мало того, эта диссидентская тусовка, по сути, навешивает на русский народ, главную жертву коммунистического эксперимента, все грехи коммунизма, чтобы заодно с коммунизмом грохнуть и «Россию-суку».Александр Зиновьев, сам ставший из диссидента неокоммунистом несколько лукавил, когда говорил, что «целили в коммунизм, а попали в Россию». Они попали в Россию потому что в неё и целили.Из осознания этого факта и рождается «Русофобия» – трактат-предупреждение. Шафаревич показал в нем с удивительной научной точностью, скорее даже зоологически-вивисекторской, нежели математической, ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки и не утихомирилась в полной мере и до сих пор.«Русофобия» начинается со спора о философии русской истории: «Русофобия - это взгляд, согласно которому русские — это народ рабов, всегда преклонявшихся перед жестокостью и пресмыкающихся перед сильной властью, ненавидевших всё чужое и враждебных культуре, а Россия — вечный рассадник деспотизма и тоталитаризма, опасный для остального мира».Другими словами, во имя торжества демократии, свободы и общечеловеческих ценностей русских надо извести под корень, поскольку именно природа русского народа является главным препятствием на пути к царству добра, а коммунизм если в чем и виноват, то лишь в том, что имел неосторожность упасть на русскую рабскую почву, где немедленно стал уродством.Шафаревич с какой-то вивсекторской, повторюсь, точностью, собрал и квалифицировал наиболее выдающиеся высказывания и фигуры этого русофобского дискурса прямо по методу «О частях животных», так что с тех пор ни Шендеровичу, ни Новодворской, ни Латыниной, ни их эпигонам абсолютно ничего нового прибавить не удалось.Любой (повторюсь - любой) русофобский текст в современной российской журналистике составлен из штампов уже зафиксированных в работе Шафаревича: «Россией привнесено в мир больше зла, чем какой-нибудь другой страной»; «византийские и татарские недоделки»; «Смрад мессианского «избранничества», многовековая гордыня «русской идеи»; «Страна, которая в течение веков пучится и расползается как кислое тесто»; «То, что русским в этой стране сквернее всех – это логично и справедливо»… И как резюме всего – единственный доступный для русских путь к счастью и свободе – оккупация, не чья-нибудь, а американская, «мозговой трест генерала Макартура», - как выражается цитируемый Шафаревичем Александр Янов.Возможно другой автор остановился бы на констатации русофобского феномена, привел бы несколько возражений по существу, да процитировал бы лакея Смердякова, мол «весьма умная нация победила бы весьма глупую-с», - когда всё это было еще сказано, смердяковщина, ничего нового.Но Шафаревич был человеком с другим складом ума. Увидев симптом, манифест проблемы, его мозг начинал работать, пока не достигал определенного теоретического понимания. А мозг этот был весьма богатым и изощренным. Он владел английским, французским и немецким, был всегда в курсе новейшей литературы и интересовался передовыми, но не «модными» в дурном смысле слова новейшими западными теориями. Круг его интересов – Арнольд Тойнби, Конрад Лоренц, Карл Ясперс и Карл Виттфогель. Шафаревич имел превоклассную подготовку гуманитария, сразу выдававшую, что он родом из Житомира.

22 февраля, 14:05

Идеология и страна: памяти Игоря Шафаревича

19 февраля 2017 года скончался наш выдающийся соотечественник, блестящий ученый и общественный деятель Игорь Ростиславович Шафаревич. Боль утраты велика. Велико и желание выразить свое сочувствие тем, кто был и остается особо близок к Игорю Ростиславовичу.Но, к сожалению, трагичность момента не помешала многим развернуть идеологические «радения», отталкиваясь от факта смерти выдающегося российского ученого-идеолога.Одна крайность — отнестись к этим «радениям» с безразличием.Другая — включиться в лобовую полемику, став тем самым на одну доску с «радеющими».Постараюсь избежать двух этих крайностей и сформулировать свою позицию по отношению к идеологическому творчеству Шафаревича.С самого начала оговорю, что я не был в числе соратников и единомышленников Шафаревича. Но я был с ним знаком и мог оценить ту духовную силу, которая исходила от этого человека. Мы недолго были вместе с ним во время поездки в Приднестровье, которое на момент, когда мы туда приехали, буквально истекало кровью. Наблюдая Игоря Ростиславовича, я мог оценить и его смелость, и его искренность, и его человеческую чистоту, благородство, скромность. Многое можно быстро понять, когда находишься, пусть и недолго, в зоне активных боевых действий.Известие о кончине Игоря Шафаревича заново всколыхнуло во мне те давние добрые чувства. Я вспомнил очень редкое ощущение человеческой подлинности, которая пронизывала всё его естество. И не только умом, но и сердцем осознал масштаб потери.Сказав об этом, скажу и о том, почему, с огромной теплотой относясь к Шафаревичу, никогда не считал себя входящим в круг его соратников и единомышленников. Конечно же, Игорь Шафаревич не являлся типичным диссидентом советской эпохи. Но он был диссидентом — глубоко нетипичным, но именно диссидентом. Для того чтобы принять на себя двойной груз — и диссидентства как такового (а в советскую эпоху диссидентство никак не было позерством, за которое не надо было платить), и глубокой нетипичности своего диссидентства — нужно было очень верить в свою правду, нужно было обладать готовностью платить высокую цену за отстаивание своих ценностей.Всё это у Шафаревича было в избытке. Став диссидентом, Игорь Ростиславович не превратился в «оранжоида» советской эпохи из числа тех, про кого говорили, что даже при написании объявления в газету о пропаже своей собаки такой диссидент заканчивает объявление фразой: «Как я ненавижу эту страну!» Игорь Шафаревич был пламенным патриотом России. И именно в этом состояла глубокая нетипичность его диссидентства. Та нетипичность, за которую надо было платить двойную цену, потому что, принимая на себя удар государства, чьи ценности он отрицал, Игорь Шафаревич одновременно отказывался от очень мощной помощи единого антипатриотического диссидентского сообщества, имеющего высокие связи и в стране, и за рубежом. Таких диссидентов-патриотов в Советском Союзе было несколько. И Игорь Шафаревич был, безусловно, самым ярким из них.Низкий поклон ему за этот патриотизм, это мужество, эту верность своим ценностям. Но что это за ценности?Начну с того, что они никогда не были и не будут моими. Но не это главное. Долгая работа в газете «Завтра», которую жестко прессовала ельцинская система, воспитали во мне способность к построению прочных человеческих отношений с патриотами, яростно отвергающими всё, что тебе дорого. После 1991 года слишком остро встал вопрос, быть или не быть оставшейся России. И готовность бороться за то, чтобы Россия осталась, не исчезла с карты мира, должна была быть поставлена и была поставлена во главу угла. По определению такая борьба могла иметь шанс на успех только при наличии широкого фронта, в который входили люди с разными убеждениями.Ценности Игоря Шафаревича, разрабатываемые им идеологические модели (а Шафаревич, безусловно, был идеологом) вызывали и вызывают у меня определенную оторопь не потому, что они расходятся с моими ценностями, а потому, что я не понимаю, как на основе этих ценностей может работать эффективная идеология, обеспечивающая силу и целостность Российского государства.И тут возникает вопрос о том, как именно должна сочетаться роль идеолога и роль человека, обладающего определенными ценностями. Конечно, идеолог не может быть циником. Он, как никто, не может им быть. Может быть, политик в какой-то степени и может быть циником, а идеолог — нет. Но должен ли идеолог соотносить свою идеологию с теми задачами, которые встают перед ним как перед патриотом страны? Достаточно ли в этом случае того, чтобы идеолог страстно и искренне любил страну (а Игорь Шафаревич любил Россию именно так)?Что сулит стране, которая проиграла холодную войну и еле-еле выстояла на грани государственного небытия, признание целого этапа исторической жизни средоточием скверны, глубочайше чуждой историческому духу страны? А ведь Шафаревич предъявлял в качестве такового фактически весь советский этап. Весь этот этап был для него неким скверным заболеванием, которое кто-то внедрил в естество бесконечно любимого им Отечества.За подобным взглядом на советский период сразу вставало очень и очень многое.Во-первых, отрицание созвучия советского коммунизма историческому духу России. Для меня такое отрицание недопустимо не потому, что я люблю коммунизм (а я его люблю искренне), а потому, что… Одним словом, потому, что так не бывает. Никто не может привнести в жизнь страны нечто, не отвечающее ее сокровенной сущности. Страна сама себя спасает, сама сбивается с пути, и делает она это, сообразуясь с историческим духом, который воспринимает не так, как каждый из нас, а гораздо глубже и тоньше. В каком-то смысле страна, даже пав (а чем, как не падением, является постсоветское существование России?), остается историко-культурной личностью, определенным образом строящей свои отношения с тем транскультурным и даже трансисторическим началом, которое только ей и ведомо. Отрицание такой мудрости страны, противопоставление этой мудрости, находящейся в сложном переплетении с тем, что вполне может быть названо привнесенным, скверным, — это для меня глубочайший соблазн, который поселяется, увы, именно в интеллигентских душах. Улавливая нечто антисистемное в духовном естестве нашей интеллигенции и блестяще критикуя это, Шафаревич не уберег самого себя от особой разновидности того, что он справедливо критиковал в других.Во-вторых, советский период слишком величествен для того, чтобы именовать его вирусом, привнесенным в наш организм создателем этакого антисистемного оружия. Подвиг народа в Великой Отечественной войне, громадные достижения народа на разных этапах его советского пути, фантастическая важность красного начала, уловленная Россией, которая это красное начало и восприняла, и переработала, — всё это не может быть отнесено к продуктам болезненного воздействия антисистемного вируса.В-третьих, одно дело — антисоветскость в условиях мощной советской державы, и другое дело — антисоветскость после краха этой державы. Игорь Шафаревич глубоко переживал крах СССР. Но у него не хватило сил на то, чтобы в условиях данного краха переосмыслить собственное идеологическое творчество. Да, у него хватило сил на то, чтобы начать объединяться во имя общего патриотического дела с людьми, стоящими на чуждых ему позициях. Но он не смог или не захотел спросить себя задним числом: «А на что именно я руку подымал в предшествующую эпоху? И надо ли было это делать, фактически объединяясь при этом с теми, кто люто ненавидел то, что мне дорого?»В разуме и сердце Игоря Шафаревича зрел этот вопрос. Но он не сумел оформиться в то, что можно было бы назвать переоценкой собственных ценностей, новым взглядом на свою роль в предшествующий период. Игорь Шафаревич отказался от всех тех даров, которыми мог воспользоваться как советский диссидент в момент крушения СССР. И в этом — свидетельство его величайшего человеческого благородства. Но одно дело — это благородство, а другое — переоценка собственных ценностей. У этой черты Шафаревич остановился.Отдадим должное его благородству, его уникальной роли в защите патриотизма, оскверняемого его врагами, уверовавшими в окончательность своей победы. Одним тем, что Игорь Ростиславович Шафаревич встал в лагерь патриотов, он внес огромную лепту в сегодняшний — пусть пока и не окончательный — разгром антипатриотических сил, лютовавших в горькие девяностые годы.Будем скорбеть об утрате Игоре Ростиславовича Шафаревича вместе с его близкими, его соратниками и его единомышленниками.Но одновременно с этим будем помнить о том, как необходима особая бдительность, особая интеллектуальная и духовная аскеза в момент, когда речь идет о главном — о бытии или небытии твоей Родины. Ведь память об этом нужна не ради того или иного понимания прошлого. Она нужна для предуготовления к очень непростому и весьма далекому от идиллии будущему нашего народа и нашего Отечества.Сергей Кургинян ИА REGNUM — http://regnum.ru/news/society/2241741.html

22 февраля, 00:51

Опрос: Возможен ли коммунизм как общественный строй, или это утопия?

Я уже сказал, что начинаются вопросы из разряда последних. Вот это такой вопрос. При том, что общество на постсоветском пространстве в значительной степени левое и красное. Когда говорят, вот попробовали и ничего не получилось, то это сознательное искажение действительности, так как получилось очень много (огромные достижения народа, победа в самой тяжелейшей войне и появление действительно нового человека с непотребительской моралью, по крайней мере у нас таких людей было значительно больше чем там). И на самом деле окончательно социализм (по моему конечно) здесь не построили, на каком-то этапе стройка застопорилась, а потом недостроенное здание стало разрушаться.  А вот другую утопию (которую с воодушевлением стали строить в "перестройку" и в 90-е), утопию парламентской демократии и открытой рыночной экономики посмотрели и уже совершенно очевидно, что на нашей территории она невозможна. Больше того скажу, наше государство ещё как-то существует (по моему личному мнению конечно, не живёт, не развивается, а именно существует) так как остались какие-то пережитки планового хозяйства и социального государства. Если бы окончательно страна встроилась в ЗАПАДНЫЙ мир (как сырьевой придаток естественно), здесь бы уже проживал только обслуживающий персонал сырьевых компаний (и то вахтовым графиком). Так что такое по моему коммунизм, если это понятие максимально упростить? По моему это:1 Полное самоуправление трудящихся снизу доверху с отзывом представителей всех уровней в любое время2 Общественная собственность на средства производства (не путать с государственной)3 Новый человек живущий по принципу, человек человеку друг, товарищ и брат.Принцип от каждого по способностям, а каждому по потребностям очевидно не возможен, так как потребности имеют обыкновение расти до бесконечности и могут быть неразумными и даже вредными.И моё мнение. Коммунизм возможен, но только тогда, когда человечество вообще, а жители постсоветского пространства в частности осознают, что иначе человечество быстро закончит свои дни. А если люди будут жить по принципу,ближнего обскакать, а нижнего обо ...(обкака короче), нахапать побольше сегодня, а завтра хоть трава не расти, то естественно так и будет, человечество закончится.View Poll: Возможен ли коммунизм как общественный строй, или это утопия?

Выбор редакции
21 февраля, 23:08

Национал-коммунизм в собственном соку: Украинская ССР и современная КПУ

Создание, поглотившее создателя.   Кохайтеся, чорнобриві, Та не з москалями, Бо москалі — чужі люде, Роблять лихо з вами. Это первые строки стихотворения Тараса Шевченко «Катерина» (входящего в поэтический сборник «Кобзарь»), которое в советское время...

21 февраля, 19:00

«Уничтожим вашу собственность». 10 важных цитат из Маркса

Ровно 169 лет Маркс и Энгельс опубликовали «Манифест коммунистической партии». Революция казалась близкой. Сейчас ее перспективы призрачны. Россия, Европа и мир резко правеют, а коммунистами называют совершенно случайных людей — от Обамы и Сандерса до Зюганова и Ким Чен Ына. В годовщину публикации «Манифеста» «Сноб» вспоминает его тезисыИллюстрация: РИА НовостиУничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы возмущаются этим гнусным намерением коммунистов. Вы упрекаете нас в том, что мы хотим прекратить эксплуатацию детей их родителями? Мы сознаемся в этом преступлении.Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь. Он даже и не подозревает, что речь идет как раз об устранении такого положения женщины, когда она является простым орудием производства.В ледяной воде эгоистического расчета буржуазия потопила священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой.Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников. Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно-сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям.Когда заканчивается эксплуатация рабочего фабрикантом и рабочий получает, наконец, наличными свою заработную плату, на него набрасываются другие части буржуазии — домовладелец, лавочник, ростовщик.Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качество необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества. Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать.Выдвигали возражение, будто с уничтожением частной собственности прекратится всякая деятельность и воцарится всеобщая леность. В таком случае буржуазное общество должно было бы давно погибнуть от лености, ибо здесь тот, кто трудится, ничего не приобретает, а тот, кто приобретает, не трудится.Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд.В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой. Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враждебные отношения наций между собой.Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

21 февраля, 18:19

21.02.2017 18:19 : Владимир Путин заявил, что считает целесообразным снос «хрущевок» в Москве вместо их  капитального ремонта

Президент России Владимир Путин заявил, что считает целесообразным снос «хрущевок» в Москве вместо их  капитального ремонта. Собянин напомнил президенту, что эти пятиэтажки были возведены на срок «до строительства коммунизма», который, по мнению тогдашних властей СССР, должен был наступить через 25-50 лет.

21 февраля, 18:01

Что такое Джамахирия?

​АиФ.ru отвечает на популярные вопросы читателей.

21 февраля, 15:48

Американцы относятся к России лишь немногим лучше, чем к странам «оси зла»

Хотя холодная война закончилась, «красная угроза» явно все еще существует. Четверть века спустя после краха коммунизма, американцы по-прежнему не любят РоссиюThe post Американцы относятся к России лишь немногим лучше, чем к странам «оси зла» appeared first on MixedNews.

21 февраля, 15:48

Американцы относятся к России лишь немногим лучше, чем к странам «оси зла»

Хотя холодная война закончилась, «красная угроза» явно все еще существует. Четверть века спустя после краха коммунизма, американцы по-прежнему не любят РоссиюThe post Американцы относятся к России лишь немногим лучше, чем к странам «оси зла» appeared first on MixedNews.

28 января, 18:25

Шпионские тайны Ватикана

Как "Штази" подбирала ключик к Святому престолу

23 января, 17:57

"Что делать?" Светлое будущее человечества: идея коммунизма в 60-е годы и спустя полвека.

Эфир: 22.01.2017. Выпуск 446. Чуть больше полувека назад, в 1961 году, советское руководство объявило о переходе к практической реализации коммунистического строительства. Более того, было заявлено, что к 1980 году «будет создана материальная база коммунизма». Между прочим, значительная, если не большая часть тогдашнего общества не только верила в это, но и желала коммунизма. Это относится и очень многим представителям тогдашней интеллигенции, включая большинство тогдашних писателей фантастов, например, таких, как Иван Ефремов и братья Аркадий и Борис Стругацкие. Насколько искренней, основательной и конструктивной была эта вера? Как, когда и почему она обернулась своей противоположностью? Сохранилась ли коммунистическая идея до сегодняшних дней? Об этом пойдёт разговор в студии программы «Что делать?» Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Черняховская Юлия Сергеевна, кандидат исторических наук 2. Володихин Дмитрий Михайлович, писатель, историк 3. Гринберг Руслан Семёнович, член-корреспондент РАН 4. Дискин Иосиф Евгеньевич, член Общественной палаты 5. Летняков Денис Эдуардович, кандидат философских наук 6. Воейков Михаил Илларионович, заведующий сектором Института экономики РАН

21 августа 2016, 17:24

Как Рейган устроил геноцид и назвал это "демократией". 1982 г. ( 60 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Как Рейган устроил геноцид и назвал это "демократией". 1982 г. ( 60 фото )        Май 2013-го года. В зале суда сидит глубокий старик, и шепчет молитвы, слушая обвинения в свой адрес. Его обвиняют в геноциде индейцев-майя... Солдаты, выжигающие индейские деревни, истребляющие поголовно все население, "зараженное богопротивными идеями". Это картина не из истории завоевания Америки конкистадорами - это конец XX века и "борьба с коммунизмом".         Может ли война против "коммунистических повстанцев" трактоваться, как геноцид, то есть сознательное истребление народа - уничтожение людей по этническому признаку? Может, если "коммунистическими повстанцами" считали в данной стране практически всех представителей этого народа.         При этом подсудимый Риос Монтт считал себя правоверным христианином. До своего прихода к власти он вел религиозные передачи на телевидении, был пастором евангелической общины "Слово Божие" и впоследствии оправдывал все зверства военных цитатами из Библии.        Риос Монтт считал (и до сих пор считает) себя "просветленным", действовавшим по указке самого бога. Именно такими "указаниями" он оправдывал "тактику выжженной земли", распространенную в восьмидесятых годах ХХ века.        Она позволяла изгнать с земли индейцев майя, которую тут же захватывали белые колонисты - таким образом господь "вознаграждал" их за христианское рвение. Этот человек был другом и фаворитом Рональда Рейгана и считался "оплотом демократии" в регионе.        Суд над бывшим президентом Гватемалы тянется уже почти 15 лет. В мае этого года он был признан виновным в организации геноцида и приговорен к 80 годам лишения свободы, однако через 10 дней суд отменил свое решение по причине нарушения некой формальной процедуры и (в очередной раз) назначил новое рассмотрение дела с самого начала.       Многие из его бывших сподвижников (офицеры армии и командиры эскадронов смерти) тем временем "пропадают" или внезапно "кончают жизнь самоубийством".          Дело в том, что сам факт обвинения в геноциде может создать очень опасный для многих прецедент. Ведь "просветленный" Риос Монтт был только пешкой в руках своих североамериканских покровителей, которые также виновны в этих преступлениях.        А гватемальские майя, вытесненные с плодородных равнин в труднодоступные горы, вынуждены идти в Мексику и далее - в США, чтобы стать нелегальными иммигрантами.        Индейцы-майя являются жертвами геноцида коренного населения, развязанного тридцать лет назад в горах Гватемалы. Главную ответственность за этот геноцид индейцев-майя несет генерал Эфраин Риос Монтт - бывший диктатор, правивший страной на протяжении двух самых кровавых лет в истории длительной гражданской войны.        Десятого мая этого года гватемальский суд вынес ему приговор по обвинению в геноциде и преступлении против человечества. Однако, совершенно внезапно, через десять дней, при весьма странных и подозрительных обстоятельствах суд отменил приговор - и пока не ясно, будет ли продолжен этот суд.       Силовые структуры Риос Монтта за один только 1982-й год убили десятки тысяч гватемальцев - преимущественно индейцев-майя. И в конце того кровавого 1982-го года президент Рейган заявил, что этот убийца является "человеком большой личной честности и преданности", на которого напрасно клевещут правозащитные организации - а он, якобы, лишь "желает улучшить положение всех гватемальцев и стремится к социальной справедливости".       "Моя администрация сделает всё, что только возможно для поддержки его прогрессивных начинаний" - заявил президент США.       В Вашингтоне прекрасно знали о том, что собой представляют эти "прогрессивные начинания" - и не только от правозащитных организаций, но и из докладов своей же разведки. Однако признавать истинное положение вещей не хотелось, поскольку это противоречило целям, которые ставила перед собой в 1981-м рейгановская команда, занимавшаяся вопросами национальной безопасности.       Как говорилось в отчете журналиста Роберта Пэрри, изучавшего документы, которые он обнаружил в библиотеке Рейгана, цель администрации США заключалась в осуществлении военной помощи ультраправому режиму Гватемалы, чтобы не только уничтожить "марксистских партизан", но и саму их "базу поддержки среди гражданского населения". А это и означало геноцид.         К выполнению миссии по истреблению майя подошли со всей ответственностью. Рейган отправлял гватемальским убийцам "не-боевое" оборудование - в том числе вертолеты Bell, которые уже на месте вооружали и посылали исполнять их основную миссию - убивать и разрушать.        В целях эффективной реализации поставленной задачи, к поставкам оружия привлекли целый ряд клиентских государств - Тайвань и Южную Корею, ЮАР и диктаторов Аргентины и Чили. Однако основным поставщиком оружия в Гватемалу был все же Израиль. Именно это государство направляло в Гватемалу инструкторов и непосредственно участвовало в проведении военных операций против партизан-майя.        Думаю, следует напомнить предысторию конфликта. В 1954-м году организованный ЦРУ военный переворот сверг демократическое правительство страны. Посредством жесточайших репрессий к власти вернули прежнюю элиту.        Еще в 1990-х международные организации провели тщательные расследования конфликта и заявили, что с 1954-го года в Гватемале были убиты около 200 000 человек, 80% из которых - индейцы. Их истребляли преимущественно гватемальские военные и спецслужбы, а также тесно связанные с ними группировки правых парамилитарес.        Все эти зверства по отношению к индейскому населению проводились при активной поддержке и участии США под стандартным предлогом времен "холодной войны" - Гватемала, якобы, могла стать советским "береговым плацдармом" в Латинской Америке.         Конечно же, практика убийств, которую осуществляла администрация Рейгана в Центральной Америке, не ограничивалась лишь Гватемалой. По всему региону спецслужбы и военные (вооружаемые США, проходившие обучение под управлением американских инструкторов) осуществляли террор против гражданского населения.       Лишь одна страна была исключением: Никарагуа. У Никарагуа была армия, способная защитить свое население. Следовательно, администрация Рейгана занялась организацией ультраправых для борьбы с армией Никарагуа.       В 1986-м году Международный Суд, рассматривавший дело "Никарагуа против США", признал США виновными в незаконном использовании силы в Никарагуа и обязал США выплатить репарации Никарагуа (в сумме 370,2 млн долларов). Однако ответом США на данное решение суда стала лишь эскалация войны.         Командование вооруженных сил США в Южной и Центральной Америке (Southcom) приказало "контрас" атаковать беззащитные гражданские объекты и избегать столкновений непосредственно с частями никарагуанской армии. Об этом говорят свидетельские показания генерала Джона Гэвина (Southcom), заявленные на слушаниях в Конгрессе США в 1987-м году.       И с тех пор ничего не изменилось. В 1999-м году президент Клинтон принес извинения за преступления США в Гватемале - но дальше этого дело не пошло.        Однако есть страны, которые не ограничиваются одними лишь пустыми извинениями. Гватемала, несмотря на все сопряженные с этим судебным процессом трудности, все же смогла пойти на беспрецедентный шаг и посадить на скамью подсудимых бывшего главу государства. Мы должны помнить об этом - особенно в десятую годовщину нашего вторжения в Ирак.Ноам Хомский.       В 1954-м году демократически избранный умеренно-прогрессивный президент Гватемалы Хакобо Арбенс был свергнут в ходе военного переворота, организованного ЦРУ. Арбенс всего лишь планировал провести весьма умеренную земельную реформу, однако она угрожала интересам компании "Юнайтед Фрут".       Его наследник на посту президента отменил реформы Арбенса, а эскадроны смерти уничтожили тогда около 8000 политических оппонентов нового президента. Так, в результате переворота в Гватемале начался 42-летний период диктатуры и репрессий.       На момент подписания мирного договора между правительством и левыми партизанами в 1996-м году в стране были убиты, по меньшей мере, 200 000 человек - и более 90% из них были убиты правительственными силами. Более 100 000 женщин и девушек подверглись сексуальному насилию, а около миллиона человек были изгнаны из своих домов. Однако даже после подписания мирного договора политические убийства продолжались.       Один из президентов Гватемалы сказал в 1970-х годах, что для полного подавления герильи ему нужно "превратить всю страну в большое кладбище".       Его рецепт практически осуществил за короткий период правления генерал Эфроин Риос Монтт. Он утопил страну в крови, и в мае этого года был признан виновным в организации геноцида и приговорен к 80 годам тюремного заключения.       Когда Риос Монтт в марте 1982 захватил власть, партизанам удалось добиться некоторых успехов. Риос Монтт считал, что свои силы партизаны черпают в основном в деревнях индейцев-майя на северо-востоке страны.      Около 400 деревень майя были уничтожены, прежде чем Риос Монтта свергли в августе 1983-го года. Репортеру Аллану Наирну удалось заснять некоторые из этих зверств - он должен был свидетельствовать на суде, однако правительство Гватемалы сделало все, чтобы воспрепятствовать этому.       Хотя все эти преступления никто и не пытался скрыть - их совершали специально, чтобы запугать и шокировать население. Население деревень сгоняли на центральной площади и либо расстреливали, либо вешали. Женщин и девушек систематически насиловали солдаты, чему есть масса свидетельств. Семьдесят свидетелей уже дали на суде показания.          Педро Чавес Брито (41 год) рассказал о нападении на его деревню, совершенное 4 ноября 1982-го года. Солдаты убили его мать. Он прятался вместе со своей беременной сестрой и еще двумя детьми (один из которых был новорожденным младенцем) в курятнике, однако солдаты нашли их.        Его сестра просила пощадить их, но солдаты связали ее и сожгли в доме вместе еще с десятью членами семьи. Самому Педро Чавесу удалось убежать в лес, где он без одежды и еды, "словно какое-то животное" прятался восемь дней.        Защита Риос Монтта иногда напоминала аналогичные оправдания США за атаки на вьетнамские деревни: "Проблема войны не сводится к вопросу, кто именно стреляет - ведь за каждым, кто непосредственно стреляет, стоит еще десять человек".       Активную поддержку Риос Монтту оказывал президент Рейган, посетивший с визитом своего протеже в декабре 1982-го. Рейган рассматривал Гватемалу в качестве поля битвы "холодной войны".      Он утверждал, что Риос Монтт "всецело привержен принципам демократии" и его понапрасну критикуют за нарушение прав человека. Возможно, Рейгана убедил в этом американский посол в Гватемале, сказавший ему, что "убийства уже прекратились".        И хотя приговор суда означает, что 86-летний экс-диктатор должен остаток своей жизни провести за решеткой, однако данный суд будет иметь далеко идущие последствия - ведь впервые национальный суд осудил бывшего главу государства по обвинению в геноциде.         Данный вердикт является также очередной вехой на крайне сложном пути Гватемалы к очищению политической сферы от преступлений прошлого. Приговор суда также означает некоторое восстановление справедливости по отношению к маргинализованным жителям деревень майя, которые до сих пор прозябают в крайней нищете.       Однако это также и суд над всем политическим истеблишментом Гватемалы. Нынешний президент страны Отто Перес Молина сначала отрицал факт геноцида майя и пытался остановить процесс, позволив его продолжить лишь при условии, что на нем не будет фигурировать его имя.       Однако имя Молины неизбежно всплывает в ходе процесса, поскольку он командовал тогда военным подразделением, которое непосредственно совершала все эти зверства. Сядет ли и он на скамью подсудимых после того, как в 2016-м году лишится президентского иммунитета?Джон Перри.

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

22 апреля 2016, 00:15

Мемория. Иван Ефремов

22 (9) апреля 1908 года родился палеонтолог и писатель Иван Ефремов. Личное дело Иван Антонович Ефремов (1908 – 1972) родился в поселке Вырица. Его отец был арендатором местного лесопильного завода. В 1914 году семья переехала в Бердянск, где мальчик поступил в гимназию. Он очень много читал, в основном книги Жюля Верна, Хаггарда, Уэллса, Конан Дойла и Джека Лондона. В 1917 году родители Ивана развелись, в конце 1918 года мать с детьми уехала в Херсон. Вскоре после переезда она вышла замуж за красноармейца и уехала с ним, оставив детей на попечение тетки, которая вскоре умерла от тифа. В 1920 году двенадцатилетний Иван прибился к 6-й автороте Красной армии, которая в то время находилась в Херсоне. В качестве «сына полка» мальчик прошел с красноармейцами до Перекопа. После взятия Крыма Ефремов вернулся в Херсон и узнал, что его брата и сестру отец забрал в Петроград. Он добрался туда самостоятельно и воссоединился с семьей. В Петрограде Иван поступил в школу второй ступени, которую окончил за два с половиной года. Вечерами работал грузчиком, а потом и шофером грузового автомобиля в ночную смену. Также он сумел сдать экзамены на штурмана каботажного плавания при Петроградских мореходных классах. В 1923 году Ефремов прочитал в журнале «Природа» статью зоолога Петра Сушкина о вымерших рептилиях. Он встретился с ученым и вскоре стал работать его лаборантом в Геологическом музее. Там он научился извлекать из породы окаменевшие останки животных и получил первую палеонтологическую подготовку, читая книги, рекомендованные ему Сушкиным. Весной 1924 года, после окончания школы, Иван Ефремов уехал на Дальний Восток и нанялся матросом на парусно-моторное судно. До поздней осени плавал у берегов Сахалина и по Охотскому морю. В конце года вернулся в Ленинград и поступил по рекомендации Сушкина на биологический факультет Ленинградского университета. В годы учебы он подрабатывал грузчиком в порту и шофером на пивном заводе «Красная Бавария». Летом 1925 года был направлен в первую научную экспедицию в Азербайджан, где обследовалось место будущего Ленкоранского заповедника. После окончания работы экспедиции устроился старшим матросом на гидрографический катер Ленкоранской лоцманской дистанции. В октябре вернулся в Ленинград, где был взят в Геологический музей на должность препаратора. Тогда же перевелся с биологического на геологический факультет, но вскоре оставил учебу. С 1926 года Ефремов регулярно участвовал в палеонтологических экспедициях, отправлявшихся  в Поволжье, на Урал, в Среднюю Азию, на Дальний Восток. Сделанные им находки были отражены в его первых научных статьях. Весной 1930  года он стал сотрудников Палеозоологического института, созданного на базе остеологического отдела и Северодвинской галереи Геологического музея, и продолжил активные научные исследования. Экстерном окончил Ленинградский горный институт. В 1935 году за работы по палеонтологии ему была присвоена степень кандидата биологических наук. В 1936 году Палеозоологический институт был переименован в Палеонтологический и переведен в Москву. Семье Ефремова дали квартиру в доме номер 8 в Большом Спасоглинищевском переулке. В это время он начал работу по обобщению своих полевых наблюдений над распределением окаменелостей в породах и пришел к выводам о закономерностях образования местонахождений вымерших животных. Одновременно с этим он продолжал участие в полевых экспедициях и, как ученый секретарь института, решал проблемы, связанные с устройством на новом месте. В 1937 году Иван Ефремов принимал участие в работе XVII Международного геологического конгресса. Весной 1941 года он защитил докторскую диссертацию на тему «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР». В 1946–1949 годах Ефремов руководил тремя экспедициями в монгольскую пустыню Гоби, во время которых было сделано множество важных находок. О работе в Монголии Ефремов рассказал в художественно-документальной книге «Дорога ветров». В сороковые годы были опубликованы первые научно-фантастические и приключенческие произведения Ефремова: «Встреча над Тускаророй», «Пять румбов» (оба 1944), «Белый рог» (1945), «Алмазная труба» (1946) и первая научно-фантастическая повесть «Звездные корабли» (1948). В 1950 году была издана монография Ивана Ефремова «Тафономия и географическая летопись». В 1956 году он пишет первый научно-фантастический роман «Туманность Андромеды», который на следующий год был опубликован в журнале «Техника – молодежи». Вскоре книга выходит отдельным изданием и переводится на иностранные языки. В 1959 году Ефремов по состоянию здоровья уволился из Палеонтологического института. Он занялся литературным творчеством и в последующие годы написал романы «Лезвие бритвы», «Час быка» и другие произведения. В 1967 году Ефремова наградили орденом Трудового Красного Знамени «за заслуги в развитии советской литературы и активное участие в коммунистическом воспитании трудящихся». В последние годы жизни Ефремов написал исторический роман «Таис Афинская». Умер Иван Ефремов 5 октября 1972 года.   Чем знаменит   Иван Ефремов Выдающийся писатель-фантаст, представитель гуманистического направления фантастики, убежденного в наступлении эпохи «нового золотого века» в результате социальных изменений и научно-технического прогресса. В романе «Туманность Андромеды» Ефремов изобразил будущее коммунистическое государство планетарного масштаба. В его концепции Великого Кольца – содружества цивилизаций, ощущается влияние философов русского космизма. Другой вариант развития человечества представлен в книге «Час быка», романе-предупреждении, жизнь на далекой планете Торманс, некогда заселенной землянами, построена по законам всесильной олигархии. Произведения Ефремова переведены на многие языки, только в бывшем СССР и нынешней России издавались более 400 раз тиражом около 27 миллионов экземпляров.   О чем надо знать В области палеонтологии Иван Ефремов наиболее известен как основатель тафономии – палеонтологической науки, изучающей закономерности процессов естественного захоронения организмов. Его монография «Тафономия и геологическая летопись» в 1952 году была отмечена Государственной премией СССР. Также ему принадлежат фундаментальные монографии «Руководство для поисков останков позвоночных в палеозойских континентальных толщах Сибири» и «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР». Совместно со своим учеником Борисом Вьюшковым Ефремов подготовил и опубликовал «Каталог местонахождений пермских и триасовых наземных позвоночных на территории СССР», который в 1957 году был переведен на английский язык.   Прямая речь «Мне думается, что два в корне ошибочных взгляда на научно-популярную литературу еще широко бытуют у нас. Не раз случалось на заседаниях разных комиссий и редакций выслушивать высказывания ученых (и хороших ученых!) о том, что научно-популярная литература — пустяки. Мы, мол, рассматриваем писание подобных книг, как использование отходов своей работы. Нужно ли говорить, что создать хорошую, настоящую научно-популярную книгу не легче, а гораздо труднее, чем описать на специальном научном языке результаты своих исследований? Другой ошибкой научной популяризации является мнение, что книги, особенно подытоживающие состояние крупных разделов науки, должны излагать только достаточно разработанные и хорошо известные вопросы. Все самые новые проблемы и предположения, еще не доказанные и спорные, обычно исключаются из популярных книг в наивном, но очень распространенном, особенно среди педагогов, стремлении уберечь читателя от «запутывания» в плохо разработанных вопросах. Я считаю этот взгляд чрезвычайно вредным. Широкое его распространение ведет к тому, что наши дети, наша молодежь будут питаться знанием «второй линии», а не находиться на переднем крае широкого фронта науки. Это значит; что распространяемое в народе знание будет уже отставшим, будет знанием вчерашнего дня». Из статьи Ивана Ефремова «О широкой популяризации науки» «Во время одной из экспедиций в Среднюю Азию я заболел какой-то странной болезнью, возвращающейся раз в пять лет. Когда болезнь возобновляется, я на месяцы выбываю из строя и вынужден лежать пластом. В 1942 году я находился в Алма-Ате. Меня, как доктора наук, прочно забронировали и держали в глубоком тылу. Необходимой научной литературы почти вовсе не было, жить было очень тягостно, работать по специальности — почти невозможно. Организм, обессиленный недоеданием, после очередного приступа болезни совсем не годился ни на что серьезное. В этих условиях я начал придумывать свои рассказы, даже не мечтая о том, что они будут когда-нибудь напечатаны и что я стану «настоящим писателем». Да и не было никаких оснований верить в успех моих литературных опытов. Рассказы, мне казалось, явно выбивались из русской традиции, они были далеки от тематики нашей литературы. Позже, кажется, Кассиль на каком-то собрании заявил, что они ему нравятся, но производят впечатление переведенных с английского... Думается мне, это не так. Я продолжал писать, не придавая своему творчеству большого значения, но чувствовал в нем безотчетную потребность. Должно быть, в этом выражался своеобразный протест против «интеллектуальной консервации». Из беседы Ефремова с Евгением Брандисом.   14 фактов об Иване Ефремове Согласно метрической книге, Иван Ефремов родился в 1908 году, но еще в юности он добавил себе год, так что в всех его документах был указан 1907 год рождения. Отец Ивана Ефремова носил имя Антип, но позднее поменял его на Антон. Родители Ивана заключили брак уже после его рождения, поэтому в метрической книге в записи о его рождении была указана только мать – «девица Варвара Ананьева». Позднее Антип (Антон) Ефремов признал отцовство. Иван Ефремов научился читать в четыре года, а в шесть лет впервые познакомился с романами Жюля Верна. Своего сына Иван Ефремов назвал Алланом в честь Аллана Квотермейна – героя серии книг Генри Райдера Хаггарда. Водить автомобиль Ефремов научился в 12 лет, когда жил среди красноармейцев автомобильной роты. В 1930-х годах Ефремова не приняли в партию по причине «неправильного» социального происхождения. Когда уже после публикации книги «Туманность Андромеды» ему предложили вступить в партию, он отказался, сказав: «Социальное происхождение не изменилось». По словам Бориса Стругацкого, персонаж книги «Понедельник начинается в субботу» Федор Симеонович Киврин писался с Ивана Ефремова. В 1962 году в статье «Наука и научная фантастика» Иван Ефремов предложил классификацию массовой фантастической литературы, выделив три разновидности: BAM (Bug and Monster) – о гигантских насекомых и чудовищах, вторгающихся на Землю из космоса; MS (Mad Scientist) – о безумных ученых, UL (Upheaval Literature) – литература катастроф, непременно случающихся с Землей или с иными планетами. Ефремов добился публикации романа Роберта Штильмарка «Наследник из Калькутты», который автор прислал ему в рукописи. В честь Ивана Ефремова назван астероид 2269 Ефремиана. Ученик Ивана Ефремова палеонтолог Петр Чудинов назвал в его честь вымершего ящера ивантозавра (Ivantosaurus ensifer). В 1945 году Иван Ефремов вместе с Владимиром Обручевым воссоздал журнал «Вокруг света», который был закрыт во время войны, и первое время возглавлял его редакционную коллегию. Существует неподтверждённое фактами мнение, что Джордж Лукас назвал Дарта Вейдера, одного из главных персонажей своей саги «Звездные войны», в честь ефремовского Дара Ветра. Материалы об Иване Ефремове Статья об Иване Ефремове в русской Википедии Сайт, посвященный Ивану Ефремову Страница Центра ноосферных знаний и культуры имени И. А. Ефремова  

07 апреля 2016, 16:59

Туманности Андромеды — 60 лет

Оригинал взят у alex_anpilogov В этом году исполняется 60 лет роману «Туманность Андромеды», написанному Иваном Ефремовым в 1955-1956 годах. Удивительно, но многие забывают, что «Туманность» была задумана и написана ещё в до-космическое время, когда братья Стругацкие ещё писали лишь об испытаниях водородной бомбы на атолле Бикини («Пепел Бикини», 1956), а большая часть будущих писателей-фантастов 1960-х-1970-х годов ещё только задумывались о жанре своего будущего творчества.Роман Ефремова действительно стал пророческим. Задуманный автором как некая коммунистическая утопия, относящаяся к весьма далёкому будущему (и тут Ефремов был весьма далёк от хрущёвских лозунгов «коммунизма всем, даром, и к 1980-му году»), «Туманность» внезапно оказалась стержнем нового, космического представления о мире, которое принёс в жизнь СССР. Не какими-то отдалёнными мечтаниями, а зримым и конкретным образом — запустив в космос сначала первый искусственный спутник Земли, потом — первые автоматические аппараты к Луне, а затем — и первого человека в космос.А ровно перед всем этим и произошёл феномен «Туманности Андромеды» — роман Ефремова был закончен публикацией в журнале «Техника-молодёжи» в сентябре 1957 года. А 4 октября 1957 года мир проснулся иным. Уже не только земным, но и космическим.О творчестве и о мироощущении Ивана Ефремова я побеседовал с Николаем Смирновым, человеком, который, пожалуй, сегодня наиболее полно понимает жизнь и взгляды Ивана Ефремова. Николай, совместно со своей супругой, Ольгой Ерёминой, в 2013-м году опубликовал книгу «Иван Ефремов» в серии ЖЗЛ, а совсем недавно, в конце 2015-го года издал монументальный труд — практически полное собрание писем писателя.Беседовать с Николаем было легко и приятно, но, к сожалению, прокрустово ложе передачи «Новый День» на канале «День-ТВ» совершенно не позволяло втолочь в полчаса динамичного эфирного времени все вопросы и ответы, которые позволили бы полностью раскрыть моё и Николая отношение к идеям и наследию Ивана Антоновича:Поэтому — ещё несколько моих мыслей о «мире Ефремова», вдобавок к уже высказанным.Ефремов не писал о мире ближайшего будущего. Скорее наоборот — Иван Антонович пытался представить себе мир некоего идеального, весьма отдалённого от настоящего момента грядущего, в котором космическая неизбежность либо будет принята и понята человечеством — либо же раздавит его своей бесконечностью и бескрайностью.Самое простое (и, ёлки-палки, самое быстрое, всего на 2 минуты времени!) представление этой бесконечности есть и в вышеприведенном видео (с восьмой по десятую минуту). И даже в таком, сверхконцентрированном виде, межпланетные и, тем более, межзвёздные расстояния просто поглощают зрителя, заставляя его забыть о том, что в силу логарифмической шкалы расстояний в какой-то момент времени он начинает «улетать» из картинки с изначально сверхсветовыми скоростями.Мир Ефремова — это мир Великого Кольца, в котором разные цивилизации встречаются и общаются между собой.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»Ефремов понимает всю сложность этого «вызова пустого и бесконечного космоса», как осознаёт и данность знаменитого парадокса Ферми, который был сформулирован незадолго до написания «Туманности» — «почему, почему молчит большой и необъятный космос?». Почему мы не слышим голос других миров, населённых разумной жизнью? И, конечно же, Ефремов задаёт неявный, но неизбежный вопрос и своим читателям: «а не замолчим ли внезапно и мы сами, если откажемся от своего будущего в пользу удобного настоящего?»В «Туманности Андромеды» Ефремов даёт на этот вопрос первый, положительный ответ: по его мнению позитивная ветка истории, коммунистическая, даёт любой цивилизации возможность освоения космоса — сначала путём общения с другими братьям по разуму на иных планетах, а потом — и путём освоения иных миров в результате космических экспедиций. Мир «Туманности Андромеды» — это мир гармоничной, сильной Земли, которая, тем не менее, разительно отличается от мира настоящего — несмотря на то, что земляне по отдельности «горят» и увлечённо участвуют в освоении космоса, сам по себе этот процесс оказывается безумно комплексным и многосложным: межзвёздные экспедиции досветовых звездолётов на анамезоне длятся десятилетиями и планируются на полвека вперёд, а все прорывные технологии развиваются практически руками энтузиастов, которые проводят такие опыты по сути дела на свой страх и риск.Будущее Ефремова — это Галактика, соединённая информационной сетью и ищущая совместными усилиями новых братьев по разуму, которым можно помочь на их собственном пути к звёздам.Иллюстрация к повести «Сердце Змеи»В «Часе Быка» Ефремов продолжает анализ возможных путей развития человечества, по факту пойдя на художественную хитрость — отделив часть человечества от основной сюжетной линии коммунистической Земли и поместив этих людей в иные условия. В конце-концов, и в эпической «Туманности Андромеды», и в короткой повести «Сердце Змеи», повествующей о встрече землян с гипотетическими обитателями фторной планеты (с которыми можно общаться, но никогда нельзя будет пожать им руки — Ефремов говорит о «зеркале для человечества». Что было бы с нами, если...?Если бы мы, подобно человекоподобной цивилизации Эпсилона Тукана («Туманность Андромеды») оказались на окраине обитаемого мира, вдалеке от массы других обитаемых планет? Что, если бы наш метаболизм был уникальным, как у обитателей Кор Серпентис («Сердце Змеи») и исключал бы для нас возможность колонизации иных планет? Стоит ли отчаиваться и бояться своего неизбежного и негативно определённого будущего?В «Часе Быка» Ефремов создаёт для людей Земли именно такое кривое зеркало, описывая негативный сценарий развития человечества, которое погибает не от своего естества и не от своего одиночества, но от сознательного выбора негативного пути развития планетарного общества, которое автор называет «стрелой Аримана». В конце концов, процессы энтропии («Не спи! Равнодушье — победа энтропии черной!..») одинаковы для всей природы — и для неживой, и для живой, и для мира разума. И мировое планетарное правительство Торманса как-то неуловимо начинает напоминать нам худшие сюжеты нашего настоящего.Знакомьтесь, ZOG с планеты Торманс.Остановился, закуклился, проповедуешь жизнь в достатке и комфорте — получи ответный удар от самого мироздания. И никакой звездолёт прямого луча уже тебя не спасёт: люди, обитатели планеты Торманс в мире «Часа Быка» имеют технологии межзвёздных перелётов, но не используют их, постепенно прожирая ресурсы Торманса в замкнутом круге безнадёжной деградации.В общем-то, об этом непростом выборе и была наша беседа с Николаем. В каком мире живём мы с вами сегодня?В мире «Туманности Андромеды» — или же в мире уже наступившего «Часа Быка»?Отвечать на этот вопрос нам с вами. Марс, Юпитер, Альфа Центавра и Эпсилон Тукана, далёкая галактика Андромеды — ждут нашего ответа. У них времени достаточно.

22 марта 2016, 20:19

Николай Смирнов. Иван Ефремов: грани будущего

Историк, педагог, исследователь Николай Смирнов о жизни, научных трудах и литературном творчестве российского учёного, философа, писателя-фантаста Ивана Антоновича Ефремова; о его отношении к Сталину и видении развития коммунизма, его предсказаниях о "весёлых 90-х" и том, каким он видел будущее человека и Земли; а также о значении Ефремова для современной России и мира. Ведущий - главный редактор философского журнала "Волшебная гора", директор исследовательской группы "Истоки Цивилизации" Алексей Комогорцев. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

23 января 2016, 20:02

Ильича планировали воскресить

Вождь мирового пролетариата скончался 21 января 1924 года. Но политбюро обсудило прощание с угасающим Ильичем еще осенью 1923-го.Похоронить по-русски!Ленин живее всех живых – это подтвердят и его многочисленные двойники, зарабатывающие на сходстве с вождем мирового пролетариата…Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН«Это страшное событие не должно нас застигнуть врасплох, – заявил тогда Калинин. – Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». С ним согласился Сталин. Мол, важно, чтобы все было приготовлено заранее и руководство страны не оказалось в растерянности. «Вопрос о похоронах беспокоит и некоторых наших товарищей из провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. В сожжении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования сохранить тело усопшего, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас нет».Троцкий тут же встал на дыбы: «По канонам Русской православной церкви угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону – сохранить тело Ленина. Прежде были мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича».Троцкого поддержали Бухарин и Каменев.Сталин стоял на своем. На его стороне были Калинин и Рыков. Голоса в политбюро разделились поровну.Достояние партииНеизвестно, как повернулись бы события, будь Троцкий 21 января в Москве. Но он уехал на кавказский курорт. Каменев и Бухарин без него поднимать бузу не стали. По воспоминаниям Бонч-Бруевича «Надежда Константиновна (Крупская. – Ред.) была против мумификации Владимира Ильича». Не одобряли этого и сестры Ленина Анна, Мария, брат Дмитрий. Но родственники не вольны были распоряжаться его телом. Оно стало достоянием партии! Победила идея Сталина о бальзамировании, замаскированная под инициативу «провинциальных товарищей». Откуда возникла эта экзотическая мысль?Сталин, учившийся на православного священника, и несостоявшийся ксендз Дзержинский, глава комиссии по организации похорон Ленина, прекрасно знали, что нетленность останков в христианстве – свидетельство святости. Их поддержал Луначарский, некогда глава фракции богостроителей в партии большевиков. «Научный социализм, – писал он еще в 1907 году, – самая религиозная из всех религий!»Настал удобный момент превратить большевизм в новую мировую религию, а тело покойного вождя – в ее главную святыню.Красный фараонВозможно, на решение сохранить тело Ильича и поместить в роскошный Мавзолей повлияла также главная археологическая сенсация той поры, пишет в своей книге «Ленин жив» исследователь Нина Тумаркин, дочь русских эмигрантов. А именно открытие за год до смерти вождя гробницы фараона Тутанхамона. В 1923 году мировая пресса взахлеб описывала найденные там баснословные сокровища. Туристы толпами устремлялись в Луксор. Мировая общественность вовсю обсуждала загадочные свойства тела фараона, не истлевшего за три тысячелетия. Кстати, профессор Збарский, бальзамировавший Ильича, прямо сравнивал свою работу с трудом древнеегипетских коллег-жрецов.Леонид Красин сочетал в себе веру в коммунизм и Страшный суд.Интересно позднее признание архитектора Константина Мельникова, проектировавшего саркофаг Ленина. Оказывается, общая идея вечного хранения и публичной демонстрации тела вождя принадлежала Леониду Красину. Тому самому инженеру-электрику Красину, которого Ленин называл «магом и волшебником большевистской партии». Красин, как и ряд других большевиков-интеллигентов, был очарован идеей философа Николая Федорова о воскрешении всех предков до второго пришествия Христа, чтобы они избежали Страшного суда. В 1921 году на похоронах друга-большевика технарь Красин прямо заявлял: «Я уверен, что наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясь всем могуществом науки и техники, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества…» В исполнительной тройке комиссии по похоронам Ленина Красин отвечал за сохранение тела вождя. Похоже, руководство партии мечтало в дальнейшем воскресить священную коммунистическую мумию. via

07 ноября 2015, 17:22

Один из лучших революционных текстов написал В.Пелевин

Советский реквиемЯ стою у стены. Мое тело, конечности и голова прижаты стальными обручами к холодному пластику. В зависимости от инъекции, которую мне делают перед допросом, я чувствую себя то скованным Прометеем, то приколотым к обоям насекомым.Я удовлетворяю свои телесные надобности подобно космонавту – в пристегнутую к телу посудину. Меня кормят, как парализованного. Когда приходит время спать, стена поворачивается и становится жестким ложем. Лишь самые страшные враги нового мирового порядка удостаиваются подобного обращения.Человеку в моем положении нет смысла врать. Я, разумеется, не собираюсь и оправдываться. Мне всего лишь хочется высказать некоторые мысли, которые я раньше не давал себе труда ясно сформулировать, хотя они смутно присутствовали в моем уме всю жизнь. Теперь, наконец, я могу это сделать, потому что других забот у меня нет.У меня нет возможности писать на бумаге. Я способен только водить согнутым указательным пальцем по стене, словно я мелом рисую букву за буквой на одном и том же месте. Палец не оставляет на пластике никаких следов, но глядящие на меня телекамеры – их не меньше пяти – фиксируют каждое мое движение.Я знаю, что аль-америки, если захотят, расшифруют все содрогания моей кисти, затем соединят буквы в слова и получат полный текст этого послания. Их компьютеры вполне на такое способны. Но даже если они это сделают, вряд ли многие прочтут мое письмо. Скорей всего, файл с ним просто канет в небытие в архивах Пентагона.Несколько слов о себе. Меня зовут Савелий Скотенков; афганские моджахеды, среди которых прошла лучшая часть моей жизни, называли меня Саул Аль-Эфесби. Это имя я склонен считать своим настоящим.Мои предки были волосатыми низколобыми трупоедами, которые продалбливали черепа и кости гниющей по берегам рек падали, чтобы высосать разлагающийся мозг. Они делали это миллионы лет, пользуясь одинаковыми кремниевыми рубилами, без малейшего понимания, почему и зачем с ними происходит такое – просто по велению инстинкта, примерно как птицы вьют гнезда, а бобры строят плотины. Они не брезговали есть и друг друга.Потом в них вселился сошедший на Землю демон ума и научил их магии слов. Стадо обезьян стало человечеством и начало свое головокружительное восхождение по лестнице языка. И вот я стою на гребне истории и вижу, что пройдена ее высшая точка.Я родился уже после того, как последняя битва за душу человечества была проиграна. Но я слышал ее эхо и видел ее прощальные зарницы. Я листал пыльные советские учебники, возвещавшие, что Советский Союз сделал человека свободным и позволил ему шагнуть в космос. Конечно, даже в детстве мне было понятно, что это вранье – но в нем присутствовала и правда, которую было так же трудно отделить от лжи, как раковые метастазы от здоровой плоти.Если не ошибаюсь, впервые я задумался об этом, когда мне было всего десять лет.На школьные каникулы меня отправляли к бабке – в деревню недалеко от Орла. Бабка жила в старой избе, отличавшейся от жилищ пятнадцатого века только тем, что под ее потолком сверкала стоваттная колба, которую бабка ехидно называла «лампочкой Ильича». Вероятно, она имела в виду не Ленина, а Брежнева – но для меня большой разницы между двумя этими покойниками не было. Зато я хорошо понимал, чем была «лампочка Ильича» в русской деревне двадцатых годов, потому что ни лампа, ни деревня с тех пор принципиально не изменились.Надо знать, что такое русская зимняя деревня, чтобы понять, каким космическим чудом выглядит в ней сочащийся сквозь наледь на стекле электрический свет.Я вовсе не иронизирую – это искусственое сияние действительно казалось лучом, приходящим из неведомого, и было понятно без объяснений, как русский человек променял на него и своего царя, и своего Бога, и свой кабак, и всю древнюю тьму вокруг. Этот желто-белый свет был заветом новой веры, миражом будущего, загадочно переливавшимся в замерзшем окне, когда я брел по вечернему двору в холодный нужник – и, точно так же, как мои поэтичные прадеды, я видел в узорах льда волшебные сады новой эры.Кроме лампы, в бабкином доме было еще одно чудо.Это был стоявший в сенях сундук со старыми советскими журналами. Бабка не разрешала в него лазить. Я делал это с ощущением греха и надвигающейся расплаты – чувствами, сопровождавшими каждый шаг моего детства.Сундук был заперт, но, приподняв угол крышки, можно было просунуть руку в пахнущую сыростью щель и вытаскивать журналы по нескольку штук. Они были в основном шестидесятых годов – времен младенчества моих родителей. Их имена звучали романтично и гордо: «Техника – Молодежи», «Знание – Сила», «Юный Техник». От них исходил странный свет, такой же загадочный и зыбкий, как сияние ленинского электричества в заледенелых окнах.Тот, кто долго листал старые журналы, знает, что у любой эпохи есть собственное будущее, подобие «future in the past» английской грамматики: люди прошлого как бы продлевают себя в бесконечность по прямой, проводя через свое время касательную к вечности.Такое будущее никогда не наступает, потому что человечество уходит в завтра по сложной и малопонятной траектории, поворотов которой не может предсказать ни один социальный математик. Зато все сильны задним умом. Любая рыбоглазая англичанка с «CNBC» бойко объяснит, почему евро упал вчера вечером, но никогда не угадает, что с ним будет завтра днем, как бы ее ни подмывало нагадить континентальной Европе. Вот и все человеческое предвидение.Будущее советских шестидесятых было самым трогательным из всех национальных самообманов.Люди из вчерашнего завтра, полноватые и старомодно стриженные, стоят в надувных скафандрах у своих пузатых ракет, а над ними в бледном зените скользит ослепительная стрелка стартующего звездолета – невозможно прекрасный Полдень человечества.Рядом отсыревшие за четверть века закорючки букв – фантастические повести, такие же придурочные и чудесные, как рисунки, пронизанные непостижимой энергией, которая сочилась тогда из всех щелей. И, если разобраться, все об одном и том же – как мы поймем пространство и время, построим большую красную ракету и улетим отсюда к неведомой матери.Ведь что такое, в сущности, русский коммунизм? Шел бухой человек по заснеженному двору к выгребной яме, засмотрелся на блеск лампадки в оконной наледи, поднял голову, увидел черную пустыню неба с острыми точками звезд – и вдруг до такой боли, до такой тоски рвануло его к этим огням прямо с ежедневной ссаной тропинки, что почти долетел.Хорошо, разбудил волчий вой – а то, наверно, так и замерз бы мордой в блевоте. А как проснулся, оказалось, что дом сгорел, ноги изрезаны о стекло, а грудь пробита аккуратными европейскими пулями...Так что мы делали все это время? Куда летели в наркотическом сне, что строили в своем стахановском гулаге, о чем мечтали в смрадных клетушках, спрятанных за космической настенной росписью? Куда ушла романтическая сила, одушевлявшая наш двадцатый век?Мне кажется, я знаю ответ.Если долго смотреть телевизор во время какого-нибудь финансового кризиса, начинаешь видеть, что мир подобен трансформатору, превращающему страдание одного в ослепительную улыбку другого – они синхронны, как рекламные паузы на каналах «CNBC» и «Bloomberg» (из чего, кстати, дураку понятно, что это на самом деле один и тот же канал).Если всем людям вместе суждено определенное количество счастья и горя, то чем хуже будет у вас на душе, тем беззаботнее будет чья-то радость, просто по той причине, что горе и счастье возникают лишь относительно друг друга.Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Мы были галерными рабами, которые, сидя в переполненном трюме, двигали мир в солнечное утро, умирая в темноте и вони. Чтобы сделать другую половину планеты полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания.Ноотрансформатор, о котором я говорю, работает непостижимым образом. Это не технический прибор, а мистическая связь между явлениями и состояниями ума в противостоящих культурах, и ее, я думаю, будут изучать лучшие умы новой эпохи. Быть может, какой-нибудь экономический Коперник со временем объяснит, как распил СССР на цветные металлы превратился в озолотивший американских домохозяек доткомовский бум, или увидит иные сближенья. Но некоторые из этих связей ясны даже мне.Советская власть клялась освободить человека из рабства у золотого тельца – и сделала это. Только она освободила не русского человека, раздавленного гулагом и штрафбатом, – а западного, которого капитал был вынужден прикармливать весь двадцатый век, следя за тем, чтобы капиталистический рай был фотогеничнее советского чистилища.Теперь в этом нет нужды – и уже видно, куда поворачивает мир. Сначала Европа, потом Америка – международным ростовщикам больше не по карману вас кормить, двуногие блохи. Смотрите на экран, свободные народы Запада – «Bloomberg television» объяснит вам, в чем дело. А если не получится у Блумберга, поможет «CNBC» – у них есть один ведущий, который, отработав очередной заказ хедж-фондов, скулит песиком и кычет петушком. Вот это и есть истинный голос товарно-сырьевой биржи – политкорректный эвфемизм мычания золотого тельца. Обижаться не на кого.Но теперь все будет иначе. Советские рабы не станут умирать в своих рудниках и окопах, чтобы сделать ваш мир чуть уютней. Скоро, очень скоро над вами нависнет слепой червь капитала, смрадный господин вашего мира, от которого мы, оплеванные и оболганные дураки, защищали вас весь двадцатый век.Мы больше не будем полюсом горя в вашем счастливом универсуме. Мы научимся быть счастливы сами, и это самое страшное, что мы можем с вами сделать, ибо качели, на которых вы сидите напротив нас, заставят вас рухнуть в бездну. Наш вес, может быть, не так уж и велик – но рядом с нами почти очнувшаяся от вашего опиума Азия. Bon Appetit.Это я не вам, а слепому червю, который будет жрать вас в двадцать первом веке. И никто больше не будет толкать вас к звездам – слепому червю не нужен такой дорогой пиар. Count your pips and die.Впрочем, я лукавлю. И вас, и нас, и даже азиатов ждет в конечном счете одно и то же.Мои потомки – не мои лично, а моего биологического вида, – будут волосатыми низколобыми трейдерами, которые с одинаковых клавишных досок сотнями лет будут продалбливать кредитно-дефолтные свопы по берегам мелеющих экономических рек. Они будут делать это без малейшего понимания, почему и зачем это с ними происходит – просто по велению инстинкта, примерно как пауки едят мух. А когда они сожрут всех мух, они снова начнут жрать друг друга. С этого, собственно, началась история – этим она и кончится.Нас ждет новый темный век, в котором не будет даже двусмысленного христианского Бога – а только скрытые в черных водах транснациональные ковчеги, ежедневно расчесывающие своими медиащупальцами всю скверну в людях, чтобы обезопасить свою власть. Они доведут человека до такого градуса мерзости, что божественное сострадание к нему станет технически невозможным – и земле придется вновь гореть в огне, который будет куда ярче и страшнее всего виденного прежде.Я сражался с этим миром как мог и проиграл. Отойдя от борьбы, я хотел в спокойном уединении написать о ней книгу, чтобы кто-нибудь поднял выпавший из моих рук меч. Но теперь я уже не смогу этого сделать.Партнеры из Лэнгли соскучились по моему обществу и прислали за мной специальный рейс, в очередной раз порадовав своими техническими успехами – правда, я видел их вертолет-невидимку лишь мельком, потому что проспал всю дорогу. Потом со мной долго и подробно говорили. Не могу сказать, что со мной были особо жестоки – хотя в разных культурах это слово понимают по-разному. И вот я стою у стены в своей камере под холодными иглами изучающих меня линз. Сегодня кончается следствие по моему делу, а вместе с ним – и нить моей судьбы.Мне рассказали, что в донесениях кабульской станции ЦРУ мне была присвоена кличка «крысолов». Можно было бы считать это фрейдистской оговоркой моих вчерашних врагов, не поймай они меня самого, как крысу. Я говорю «вчерашних врагов», потому что сегодня я уже не враг никому. Я просто усталый человек, которому предстоит страшное, нечеловеческое возмездие.Завтра в мою камеру войдут двое охранников в масках. Все они здесь носят огромные улыбающиеся личины Микки Маусов, Дональд Даков и прочей нечисти, якобы для того, чтобы заключенные не знали их в лицо. Но моджахеды понимают, что для американцев это просто лишний способ подбросить несколько щепок в костер нашей невыразимой духовной боли.Охранники завяжут мне глаза (левый и так почти ничего не видит) и отсоединят сковывающие меня стальные скобы от стены. Меня выведут из камеры и потащят по длинному коридору. Мои братья услышат шаги и закричат мне вслед «бисмилла» – но охрана не даст мне ответить.Меня введут в маленькую комнату с лицемерным красным крестом на дверях и усадят на железный стул, стоящий среди сложнейших медицинских приборов. Затем с моих глаз снимут повязку.Следователь сказал, что моя личность останется прежней, но способность логически мыслить будет «модифицирована». Кроме того, исчезнет мое, как он выразился, «недоверие к ближним». Причем исчезнет до такой степени, что с меня навсегда снимут оковы.Операция будет простой – к моим вискам и темени подведут электроды, и несколько раз щелкнет разряд, поражая выбранные с микроскопической точностью узлы моего мозга. Я ничего не почувствую, но стану другим человеком.Когда все закончится, врач заглянет мне в зрачки, проверит пульс и кивнет конвоирам. Два могучих утенка, или как их там, поднимут меня со стула, выведут из лаборатории и повлекут по коридору – а потом потащат по узкой винтовой лестнице в подвальный этаж, отделенный от остальной тюрьмы тремя слоями звукоизоляции.Бывают приносящие невыразимую муку истины, которые невозможно забыть после того, как они открылись уму. Мне помогут сосредоточиться на одной из них.По мнению следователя, это не кара, а проявление гуманизма племени аль-америки. Ибо иного способа вернуть меня в ряды человечества, с их точки зрения, просто нет, и они поступают так со всеми великими моджахедами, которых слишком дорого охранять и слишком страшно убить. В моем случае, как мило пошутил следователь, это будет еще и «poetic injustice» (он не скрывал, что знает про меня все).Меня втолкнут в крохотную клетушку с компьютерным терминалом. На экране будут два графика – «USD/EUR» и «EUR/USD» – такие же, как на форексе. По бокам от монитора будут лежать две банкноты, подаренные мне правительствами США и Объединенной Европы – сто долларов и сто евро. Мои деньги. Я сяду за терминал («все садятся сами», сказал следователь), – а дальше начнется моя вечная мука.Когда вверх пойдет доллар, я буду глядеть на «EUR/USD» и страшно кричать, видя, как падают в цене мои евро. А когда вверх пойдет евро, я будут глядеть на «USD/EUR» и страшно кричать, видя, как падают в цене мои доллары. Я буду глядеть то налево, то направо, и все время кричать. Когда я устану и замолчу, мне в уши ударит полный муки крик братьев по борьбе, играющих в вечный форекс в соседних клетках. А как только мое дыхание восстановится, я начну кричать снова.Так, отвлекаясь лишь на сон и еду, я буду ждать своей заблудившейся где-то смерти – хотя на самом деле буду уже мертв.Следователь прав, аль-америки не будут мне мстить. Они просто примут меня в свое племя.

03 октября 2015, 11:01

"Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 г

Оригинал взят у aldanov в "Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 год. Часть 1.Очень интересное, и  очень актуальное интервью, которое НГ перепечатала в 2014.А, Зиновьев оказался пророком благодаря способности проникать в суть вещей.http://www.ng.ru/ideas/2014-08-14/4_zinoviev.htmlАлександр Зиновьев: «Евросоюз – это оружие уничтожения национальных суверенитетов». Фото с сайта www.zinoviev.ru Предлагаем вниманию читателей текст интервью с выдающимся философом Александром ЗИНОВЬЕВЫМ, которое тот дал перед своим возвращением из Германии в Россию. Его беседа с журналистом Виктором ЛУПАНОМ состоялась в Берлине и была опубликована французской газетой Le Figaro 24 июля 1999 года. Однако русскому читателю это интервью известно мало. Между тем спустя более чем десятилетие с момента публикации стали особенно очевидны и точность данных Зиновьевым оценок, и их пророческий характер. Многие мысли, высказанные Александром Зиновьевым, представляют огромный интерес для русскоязычных читателей на всем постсоветском пространстве– С какими чувствами вы возвращаетесь на Родину после столь длительной ссылки?– С чувством, что когда-то покинул сильную, уважаемую, даже внушающую страх державу, а вернувшись, обнаружил побежденную страну, всю в руинах. В отличие от других, я бы никогда не покинул СССР, если бы у меня был хоть какой-то выбор. Эмиграция стала для меня настоящим наказанием.– Тем не менее вас приняли здесь (в Германии. – Прим. пер.) с распростертыми объятиями!– Это правда... Но, несмотря на триумфальный прием и мировой успех моих книг, я всегда чувствовал себя здесь чужим.– После краха коммунизма основным предметом ваших исследований стала западная система. Почему?– Потому что произошло то, что я предсказывал: падение коммунизма превратилось в развал России.– Выходит, борьба с коммунизмом прикрывала желание уничтожить Россию?– Совершенно верно. Я это говорю, потому что в свое время был невольным соучастником этого для меня постыдного действа. Российскую катастрофу хотели и запрограммировали здесь, на Западе. Я читал документы, участвовал в исследованиях, которые под видом идеологической борьбы на самом деле готовили гибель России. И это стало для меня настолько невыносимым, что я не смог больше находиться в лагере тех, кто уничтожает мой народ и мою страну. Запад мне не чужой, но я рассматриваю его как вражескую державу.– Вы стали патриотом?– Патриотизм меня не касается. Я получил интернациональное воспитание и остаюсь ему верным. Я даже не могу сказать, люблю или нет русских и Россию. Однако я принадлежу этому народу и этой стране. Я являюсь их частью. Нынешние страдания моего народа так ужасны, что я не могу спокойно наблюдать за ними издалека. Грубость глобализации выявляет недопустимые вещи.– Тем не менее сегодня многие бывшие советские диссиденты отзываются о своей прежней Родине как о стране прав человека и демократии. И теперь, когда эта точка зрения стала общепринятой на Западе, вы ее пытаетесь опровергнуть. Нет ли здесь противоречия?– Во время холодной войны демократия была оружием в борьбе против коммунистического тоталитаризма. Сегодня мы понимаем, что эпоха холодной войны была кульминационным моментом в истории Запада. В это время на Западе было все: беспрецедентный рост благосостояния, подлинная свобода, невероятный социальный прогресс, колоссальные научные и технические открытия! Но в то же время Запад незаметно менялся. Начатая в то время робкая интеграция развитых стран была, по сути, предтечей интернационализации экономики и глобализации власти, свидетелями чего мы сегодня являемся.Интеграция может служить росту общего благосостояния и иметь положительные последствия, если, например, она удовлетворяет легитимное стремление братских народов к объединению. Однако та интеграция, о которой идет речь, была с самого начала продумана как вертикальная структура, жестко контролируемая наднациональной властью. И без успешного проведения российской, против Советов, контрреволюции Запад не смог бы приступить к глобализации.– Значит, роль Горбачева не была положительной?– Я смотрю на вещи немного под другим углом. Вопреки устоявшемуся мнению советский коммунизм развалился не в силу внутренних причин. Его развал, безусловно, самая великая победа в истории Запада. Неслыханная победа, которая, я повторюсь, делает возможным установление планетарной власти. Конец коммунизма также ознаменовал конец демократии. Сегодняшняя эпоха не просто посткоммунистическая, она еще и постдемократическая! Сегодня мы являемся свидетелями установления демократического тоталитаризма, или, если хотите, тоталитарной демократии.– Не звучит ли все это несколько абсурдно?– Ничуть. Для демократии нужен плюрализм, а плюрализм предполагает наличие по крайней мере двух более или менее равных сил, которые борются между собой и вместе с тем влияют друг на друга. Во время холодной войны была мировая демократия, глобальный плюрализм, внутри которого сосуществовали две противоборствующие системы: капиталистическая и коммунистическая. А также неясная, но все же структура тех стран, которые нельзя было отнести к первым двум группам. Советский тоталитаризм был восприимчив к критике, идущей с Запада.В свою очередь, Запад находился под влиянием СССР, в особенности через собственные коммунистические партии. Сегодня мы живем в мире, где господствует одна-единственная сила, одна идеология и одна проглобализационная партия. Все это вместе взятое начало формироваться еще во время холодной войны, когда постепенно, в самых различных видах появились суперструктуры: коммерческие, банковские, политические и информационные организации. Несмотря на разные сферы деятельности, эти силы объединяла их транснациональная сущность.С развалом коммунизма они стали управлять миром. Таким образом, западные страны оказались в господствующем положении, но вместе с тем они находятся и в подчиненном положении, так как постепенно теряют свой суверенитет в пользу того, что я называю сверхобществом. Планетарное сверхобщество состоит из коммерческих и некоммерческих организаций, влияние которых выходит далеко за пределы отдельных государств. Как и другие страны, страны Запада подчинены контролю этих наднациональных структур. И это притом, что суверенитет государств тоже был неотъемлемой частью плюрализма, а значит, и демократии в планетарном масштабе.Нынешняя господствующая сверхвласть подавляет суверенные государства. Европейская интеграция, разворачиваемая у нас на глазах, тоже ведет к исчезновению плюрализма внутри этого нового конгломерата в пользу наднациональной власти.– Но не кажется ли вам, что Франция или Германия продолжают оставаться демократическими государствами?– Страны Запада познали настоящую демократию во время холодной войны. Политические партии имели подлинные идеологические различия и разные политические программы. Органы прессы тоже сильно отличались друг от друга. Все это оказывало влияние на жизнь простых людей, способствовало росту их благосостояния. Теперь этому пришел конец. Демократичный и процветающий капитализм с социально ориентированным законодательством и гарантиями занятости был во многом обязан существованию страха перед коммунизмом. После падения коммунизма в странах Восточной Европы на Западе началась массированная атака на социальные права граждан. Сегодня социалисты, находящиеся у власти в большинстве стран Европы, ведут политику демонтажа системы социальной защиты, политику, уничтожающую все социалистическое, что имелось в странах капитализма.На Западе нет больше политической силы, способной защитить простых граждан. Существование политических партий – чистая формальность. С каждым днем между ними все меньше и меньше будет различий. Война на Балканах была какой угодно, но только не демократической. Тем не менее ее вели социалисты, которые исторически были против подобного рода авантюр. Экологисты, тоже находящиеся у власти в некоторых странах, приветствовали экологическую катастрофу, вызванную бомбардировками НАТО. Они даже осмелились утверждать, что бомбы, содержащие обедненный уран, не представляют опасности для окружающей среды, хотя при их зарядке солдаты надевают специальные защитные комбинезоны.Так что демократия постепенно исчезает из общественной организации стран Запада. Повсюду распространяется тоталитаризм, потому что наднациональная структура навязывает государствам свои собственные законы. Эта недемократичная надстройка отдает приказы, дает санкции, организовывает эмбарго, сбрасывает бомбы, морит голодом. Даже Клинтон ей подчиняется. Финансовый тоталитаризм подчинил себе политическую власть. Холодному финансовому тоталитаризму чужды эмоции и чувство жалости. По сравнению с финансовой диктатурой, диктатуру политическую можно считать вполне человечной. Внутри самых жестоких диктатур было возможно хоть какое-то сопротивление. Против банков восставать невозможно.– А что насчет революции?– Демократический тоталитаризм и финансовая диктатура исключают возможность общественной революции.– Почему?– Потому что они совмещают грубую всемогущую военную силу с финансовым удушением планетарного масштаба. Все революционные перевороты получали когда-то поддержку извне. Отныне это невозможно, так как больше нет и не будет суверенных государств. Более того, на самой низкой общественной ступени класс рабочих заменен классом безработных. А чего хотят безработные? Работу. Поэтому они находятся в менее выгодном положении, нежели класс рабочих в прошлом.– У всех тоталитарных систем была своя идеология. Какая идеология у этого нового общества, которое вы называете постдемократическим?– Наиболее влиятельные западные теоретики и политики считают, что мы вошли в постидеологическую эпоху. Это потому, что под словом «идеология» они подразумевают коммунизм, фашизм, нацизм и т.п. На самом деле идеология, сверхидеология западного мира, развивавшаяся в течение последних 50 лет, намного сильнее коммунизма или национал-социализма. Западного гражданина гораздо больше оболванивают, нежели когда-то обычного советского человека посредством коммунистической пропаганды. В области идеологии главное – не идеи, а механизмы их распространения. Мощь западных СМИ, например, несравненно выше, чем сильнейшие средства пропаганды Ватикана во времена его наивысшего могущества.И это не все; кино, литература, философия – все рычаги влияния и средства распространения культуры в самом широком смысле слова работают в этом направлении. При малейшем импульсе все, работающие в этой сфере, реагируют с такой согласованностью, что невольно возникают мысли о приказах, исходящих из единого источника власти. Достаточно было принять решение заклеймить генерала Караджича, или президента Милошевича, или еще кого-нибудь другого, чтобы против них заработала вся планетарная пропагандистская машина. В итоге, вместо того чтобы осуждать политиков и генералов НАТО за нарушение ими всех существующих законов, подавляющее большинство западных граждан убеждено, что война против Сербии была нужной и справедливой.Западная идеология комбинирует и смешивает идеи исходя из своих потребностей. Одна из таких идей – западные ценности и образ жизни являются наилучшими в мире! Хотя для большинства людей на планете эти ценности имеют гибельные последствия. Попробуйте-ка убедить американцев в том, что эти ценности погубят Россию. У вас ничего не выйдет. Они и дальше будут утверждать тезис об универсальности западных ценностей, следуя, таким образом, одному из основополагающих принципов идеологического догматизма.Теоретики, политики и СМИ Запада абсолютно уверены, что их система – самая лучшая. Именно поэтому они без всяких сомнений и со спокойной совестью навязывают ее во всем мире. Западный человек, носитель этих наивысших ценностей, является, таким образом, новым сверхчеловеком. На термин наложен табу, но все сводится именно к этому. Конечно, данное явление необходимо изучать научно. Однако, смею заметить, в некоторых областях социологии и истории стало крайне тяжело проводить научные исследования. Ученый, который вдруг воспылает желанием изучить механизмы демократического тоталитаризма, столкнется с неимоверными трудностями. Из него сделают изгоя. С другой стороны, те, чьи исследования обслуживают господствующую идеологию, утопают в грантах, а издательские дома и СМИ борются за право сотрудничать с этими авторами. Я это испытал на собственной шкуре, когда преподавал и работал исследователем в зарубежных университетах.

30 августа 2015, 16:02

Как готовился советский дефолт 1957 года

  И я помню, как в детстве мне давали поиграться с пачкой вот таких вот бумажек. Отношение к ним было вроде бы как «не нужны», но то ли по привычке, то ли из за какой то надежды их все же берегли и не считали особо «игрушкой». Вот теперь я понимаю почему это так происходило. Читаем … На протяжении десятилетий обязательная покупка гражданами СССР облигаций государственных займов помогала пополнить бюджет и уменьшить неудовлетворенный платежеспособный спрос. Но к 1956 году долг государства перед населением достиг таких размеров, когда обслуживать его стало весьма и весьма затруднительно, и президиум ЦК КПСС, по сути, решил объявить в августе 1957 года дефолт по внутренним обязательствам. А МВД СССР подвело итоги операции против самых крупных держателей облигаций. Вот что оказалось …   «Этот долг также следует аннулировать»   Начавшаяся еще в конце 1920-х годов выплата негласного, но высокого и обязательного налога — подписка на очередные выпуски облигаций государственных займов — в послевоенное время стала обычной частью бытия советских людей. Каждого гражданина страны, исключая детей, как правило, обязывали приобретать облигации в размере, равном одному месячному окладу в год. Случались и исключения, когда наиболее нуждающимся сумму снижали до половины месячного заработка. Но иногда отдельных рабочих и служащих в добровольно-принудительном порядке подписывали и на два месячных оклада в год. Несколько по-другому подходили к колхозникам. Их заставляли платить дважды — сначала индивидуально каждого, а затем брали деньги еще и с колхоза в целом, не выдавая никаких облигаций. Точно так же поступали и с производственными кооперативами, которые в ту пору еще не начали ликвидировать. При этом власти старались соблюдать хотя бы внешние приличия. Так, в 1947 году ЦК ВКП(б) пресек инициативу партийных руководителей Кировской области, решивших усовершенствовать выбивание денег на займы с крестьян. Там в нескольких районах еще до официального объявления об очередной подписке организовали выезд колхозников на рынки для продажи продукции со своих подворий. Причем с каждой группой крестьян выезжал уполномоченный, которому они отдавали вырученные деньги на хранение до начала подписки на заем. Оргбюро ЦК в специальном постановлении сообщило обкомам и крайкомам, что подобная практика «дискредитирует советские займы», но никого при этом не наказало.   Как только Хрущев осознал, что затраты на обслуживание внутреннего госдолга скоро превысят поступления от займов, он предложил трудящимся проявить сознательность и простить долги государству   Чуть позже партия и правительство решили облегчить положение трудящихся и разрешили отдавать деньги за облигации частями — по 7-8% зарплаты в месяц. Что, правда, еще раз подчеркивало, что госзаймы не более чем дополнительный налог, который государство все-таки обещало когда-нибудь вернуть гражданам. Но в 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд руб. А на фоне борьбы с культом личности Сталина народ начал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. С завода п/я 329 писали:   «Партийным бюро ТБ завода п/я 329 был нарушен принцип добровольности при подписке на заем. Одному коммунисту дали выговор с занесением в личное дело, 2-х с 12-14-летним партийным стажем перевели в кандидаты. Убедительно прошу разъяснить мне правильность понимания мною принципа добровольности и могут ли быть какие-либо решения отдельных парторганизаций по вышеизложенному».     «Вчера, 18 мая, решением партбюро, а затем решением партийного собрания, меня перевели из членов КПСС в кандидаты: причиной к этому послужило то, что я подписался на заем на меньшую сумму, чем мне было предложено, а именно я подписался на 1500 руб. вместо предложенных 2200, при окладе 1400 руб. (не считая премиальных). На партийном бюро, а также и на партийном собрании я пояснил мое семейное положение, но это было бесполезно. Убедительно прошу вас оказать мне содействие, а если я не прав, то разъяснить, в чем именно».   Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд руб. в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично «дорогой Никита Сергеевич». 19 марта 1957 года на заседании президиума ЦК КПСС он объявил о принятом им решении: «Что если мы скажем народу: пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов». Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях — «Серп и молот», «Красный пролетарий», завод имени Лихачева, где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплаты по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции «не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма».   Розыгрыши выигрышей по облигациям осчастливливали такое мизерное количество граждан, что остальные обоснованно считали себя жертвами розыгрыша со стороны государства   Лишь Каганович осторожно выразил сомнение: «Есть минус — сам заем — государственный, гарантированный». Но тут же оговорился, что большинство народа это предложение поддержит. Хитроумный Микоян, который лучше остальных знал реальное положение дел с бюджетом, сказал, что надо бы заем заменить лотереей. Остальные члены президиума ЦК поддержали предложение Хрущева безоговорочно. Детали поручили проработать Минфину, глава которого Арсений Зверев всего через шесть дней представил в ЦК развернутый план дефолта. Министр финансов предлагал по-большевистски раз и навсегда аннулировать все долги государства народу:   «От прекращения выплат по займам и их аннулирования население понесет потери. Однако эти потери будут компенсироваться мероприятиями по систематическому повышению материального и культурного уровня жизни населения».   Особой заботы министра удостоились колхозы и потребкооперация:   «В общей сумме государственного долга — 2,4 млрд рублей составляет долг колхозам и кооперативным организациям, приобретавшим займы в основном в военные годы. Этот долг также следует аннулировать. Кроме того, в порядке займа в государственный бюджет в различные годы поступали свободные средства из фондов промысловой кооперации. Всего числится на балансе государственного долга таких средств 3,2 млрд рублей и средств переданных органами государственного страхования, как хозяйственными организациями — 3,8 млрд рублей. Эти суммы также целесообразно списать с баланса государственного долга».       Однако, по мнению Минфина, загвоздка была в том, что годовой план был уже сверстан. А в нем предусматривались доходы от нового займа в размере 19,2 млрд руб. Расходы на обслуживание госдолга в 1957 году равнялись 11,7 млрд. Так что в бюджете образовывалась дыра в 7,5 млрд. И закрыть ее предлагалось выпуском лотереи. Самым забавным в плане Зверева было то, что лотерейные билеты предлагалось распространять, как и госзаймы, в добровольно-принудительном порядке. Главный финансист страны провел расчет и представил на утверждение ЦК предварительные цифры:   «Для восполнения доходов государственного бюджета и предотвращения еще большего разрыва в балансе денежных доходов и расходов населения необходимо выпустить во втором квартале 1957 года денежно-вещевую лотерею на сумму 9 миллиардов рублей, имея в виду при этом, что 20 процентов этой суммы будет выплачено населению в виде денежных и вещевых выигрышей. План размещения лотерейных билетов имеется в виду установить среди рабочих, служащих и военнослужащих в размере 7500 млн рублей, а среди крестьян — 1500 млн рублей. По отношению к месячному фонду заработной платы намечаемая сумма размещения билетов среди рабочих, служащих и военнослужащих составит 13 процентов, а средняя сумма размещения билетов на селе составит 76 рублей на одно крестьянское хозяйство. В прошлом году подписка рабочих, служащих и военнослужащих на заем, выпущенный в 1956 году, составляла 76,6 процента месячного фонда их заработной платы, а подписка крестьян на заем — 214 рублей в среднем на одно хозяйство».   Но, как обычно, на пути грандиозных планов Минфина встали реалии социалистической экономики. Выпустить для лотереи 600 сверхплановых «Волг», 2100 «Москвичей», 9000 мотоциклов, десятки тысяч велосипедов, радиол, холодильников и стиральных машин советская промышленность оказалась не в состоянии. Получалось, что новой подписки на заем не избежать.     «Скупщики облигаций маскируются под нищих» С инициативой снизу тоже не все ладилось, хотя поддержать идею Хрущева могли бы миллионы советских трудящихся. Как не раз сообщали в правительство и ЦК сначала НКВД, а затем МГБ и МВД, у огромного числа трудящихся никаких облигаций уже давно не было. По данным милиции, практически на каждом рынке страны велась незаконная купля-продажа этих советских ценных бумаг. Обездоленные люди, у которых не оставалось ничего, кроме навязанных государством облигаций, приносили их торговцам и без проблем получали 5-7 руб. за сторублевую облигацию. Там, где спекулянты были добрее или население не настолько бедным, за сторублевую облигацию давали 8-10 руб. Причем сами торговцы не оставались внакладе. Они служили только посредниками и сами перепродавали облигации солидным скупщикам, которые действовали в крупных городах, но иногда выезжали в глубинку сами или отправляли для приобретения облигаций надежных помощников. Они скупали сторублевые ценные бумаги уже по 13-15 руб., и также при этом не несли убытков. Крупные дельцы теневого рынка расплачивались друг с другом облигациями как деньгами, за неимением во многих случаях лучшего, хранили в них свои накопления. Но, главное, облигации были выигрышными, а потому скупленные бумаги приносили доход. А что еще приятнее, получив крупный выигрыш, можно было купить официально и легально нечто дорогое — автомобиль или дачу. Да и потом тратить деньги широко, говоря, что это остатки выигрыша.     Еще во время войны и после ее окончания милицейское начальство множество раз настоятельно требовало от подчиненных всерьез заняться торговцами облигациями. Ведь скупка чего бы то ни было по пониженной цене с целью перепродажи — это спекуляция, за которую виновный должен нести наказание. Однако на протяжении длительного времени в руки милиции попадали исключительно мелкие скупщики. Но в 1954 году МВД СССР выпустило ориентировку, в которой обобщался весь опыт борьбы с перепродавцами облигаций:   «Во избежание разоблачения скупщики облигаций предпринимают различные ухищрения и меры предосторожности. Мелкие скупщики маскируются тем, что продают на рынках старые вещи. Заметив лиц, продающих облигации, они, как правило, не покупают у них облигации непосредственно на рынке, а уводят их с рынка в удобные места и там совершают сделки. Передачу скупленных облигаций оптовым скупщикам производят еще более скрытно, в заранее обусловленных местах: в парках, глухих переулках, подъездах домов и т. д. При этом они стараются не раскрывать своих домашних адресов и подлинных данных о себе, именуют друг друга по кличкам».       В ориентировке МВД приводились и случаи самой изощренной маскировки скупщиков:   «Бывают и такие случаи, когда скупщики облигаций маскируются под нищих. ОБХСС Управления милиции Свердловской области в результате реализации агентурного дела «Миллионер» был разоблачен в гор. Нижнем Тагиле Кравцов, который, выходя на рынок с целью скупки облигаций, одевался под нищего. На рынке он имел своих доверенных лиц, скупавших для него облигации… Обыском у Кравцова обнаружено и изъято на 1 314 000 рублей облигаций и на 133 000 рублей вкладов по сберегательным книжкам».   МВД разъясняло, где и как хранят свои ценные бумаги солидные спекулянты:   «Крупные скупщики хранят облигации в большинстве случаев в потайных местах: под полом, между чердачными перекрытиями, замурованными в стенах, в мусоре, закопанными в земле (в железных ящиках или стеклянных банках) и т. п., и прячут их не в одном, а во многих местах».   У арестованного скупщика Кедрова, как говорилось в ориентировке, облигации хранились зарытыми в землю в восьми тайниках в лесопарке. В связи с этим милицейское начальство обязывало подчиненных вести постоянную работу с сотрудниками сберкасс, выплачивавших выигрыши, и добиваться, чтобы они немедленно сообщали оперативникам о появлении выигрышных облигаций со следами гниения, порчи и другими признаками тайного хранения. А кроме того, вербовать пойманных мелких скупщиков, чтобы с их помощью выходить на оптовиков. Нужно признать, что избранная тактика вскоре принесла существенные результаты. Со всех концов страны в МВД стали поступать доклады об арестах крупных скупщиков облигаций. У каждого из них изымали облигации на довольно крупную сумму — от 300 тыс. руб. до 9-10 млн. В 1956 году, когда президиум ЦК КПСС озаботился проблемой облигаций, МВД СССР доложило об итогах операции по изъятию крупных спекулянтов:   «В 1955-1956 годах органами милиции за эти преступления привлечено к уголовной ответственности 250 человек. У преступников изъято облигаций Государственных займов на сумму 99 миллионов рублей, 3 миллиона 400 тысяч рублей наличных денег и на сумму более 5 миллионов рублей различных ценностей».   Сумма, конечно, впечатляла, но с такой скоростью милиция могла бы уменьшать долг государства перед населением еще не один десяток лет. Так что эта операция не повлияла ни на принятие решения о дефолте, ни на готовность граждан добровольно на него согласиться. «Не слышали ни одного голоса против»   Министр финансов СССР Зверев предлагал без всякой компенсации превратить советские ценные бумаги в ничего не стоящие бумажки   Вопреки ожиданиям ЦК прощать долг государству трудящиеся не торопились. И, по всей видимости, прощупав настроение рабочих, никто из руководителей партии и правительства на крупнейшие московские заводы не поехал. Так что за дело пришлось браться самому первому секретарю ЦК. Свою агиткампанию Хрущев начал в Горьковской области с выступлений на заводах и перед колхозным активом. В стенограмме одной из таких встреч говорилось:   «Мы в Центральном Комитете партии и в правительстве не раз обсуждали вопрос о том, как бы нам прекратить подписку на заем. Конечно, человек, который не совсем разбирается в делах государства, скажет: что ж, не выпускайте заем и не проводите подписки. Вот и все. (Смех.) На самом деле это не такой легкий вопрос. Мы два года, в 1953 и 1954 годах, выпускали заем наполовину меньше обычного, но из этого ничего не вышло. В 1955 году опять мы были вынуждены выпустить заем на сумму 32 миллиарда рублей, а в 1956 году подписка составила выше 34 миллиардов. В текущем году мы думаем о том, как бы хоть наполовину сократить сумму нового займа, но ничего не выходит… Сейчас нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 миллиардов, в будущем году — 18 миллиардов, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 миллиардов рублей, т. е. почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Выходит, что в один карман государство кладет деньги от займов, а из другого кармана выдает такое же количество денег на оплату выигрышей по займам. Как же быть?»   Далее Хрущев начал лгать со своей обычной самозабвенностью: «Мы решение еще не приняли, хотели посоветоваться с рабочими, колхозниками, служащими и интеллигенцией. И если они поддержат наше мероприятие, тогда можно принять соответствующее постановление».     А затем «дорогой Никита Сергеевич» начал заманивать народ мифической выгодой:   «Центральный Комитет партии и Советское правительство считал бы возможным поступить так. Начиная с 1958 года прекратить выпуск займов, кроме трехпроцентного, свободно обращающегося. В текущем году выпустить заем не на 26 миллиардов, как намечалось ранее, а на 12 миллиардов рублей. Теперь как лучше разместить заем? Тут надо тоже подумать. Есть такое предложение, чтобы люди, которые зарабатывают до 500 рублей в месяц, на этот заем не подписывались, а которые получают свыше 500 рублей, подписывались бы на заем, но не более как на двухнедельный заработок. Мы думаем, что это будет выгодно и для государства, и для народа. Для народа выгодно потому, что будет крепнуть наше социалистическое государство, в процветании которого заинтересован каждый советский человек. Кроме того, каждый трудящийся получит и чисто материальный выигрыш. (Аплодисменты.) Но мы не можем осуществить это мероприятие, не можем прекратить выпуск займов, если одновременно не прекратим выплату выигрышей и погашений по ранее выпущенным займам. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20-25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать. (Бурные аплодисменты.) А через 20-25 лет начнется выплата по облигациям, разумеется, не сразу, потому что сразу оплачивать 260 миллиардов рублей невозможно, а по частям — примерно по 13 миллионов рублей ежегодно. Конечно, следует оговориться, что начислять проценты за эти годы государство не будет. Одним словом, сделать замораживание тех займов, которые находятся у населения. Надо сказать, что при этом государство, не распространяя займа среди населения, получило бы заем на 20 лет, ибо те средства, которые надо было бы выплачивать по займам, останутся в распоряжении нашего государства, а это большие деньги. Мы в Центральном Комитете партии и правительстве советовались, куда направить эти деньги. Надо направить их на удовлетворение нужд народа, увеличить количество ассигнований на жилищное строительство, на строительство школ, больниц, родильных домов, детских яслей, детских садов и другие нужды, т. е. на то, что связано с улучшением жизни и быта советских людей. (Аплодисменты.) Мы ставили эти вопросы перед рабочими завода «Красное Сормово» и не слышали ни одного голоса против. А там было 20 тысяч рабочих, и предложение встретило полную поддержку. (Аплодисменты.) Потом был митинг на автомобильном заводе. Там присутствовало около 60 тысяч человек, и они одобрили мероприятие Центрального Комитета партии и Советского правительства по займу. Теперь и вы, участники совещания работников сельского хозяйства Горьковской, Арзамасской, Кировской областей, Чувашской, Марийской и Мордовской автономных республик, горячо поддерживаете эти мероприятия. (Продолжительные аплодисменты.)».   Теперь оставалось лишь показать кукиш Западу. Они ведь там не умеют настолько ловко выбираться из финансовых проблем:   «Товарищи! Капиталисту, этому торгашу, который отца родного за полпроцента зарежет, если ему это прибыльно, никогда не понять души нашего советского человека. Он никогда не поверит, что вы добровольно на это идете. Прочитает в газетах и скажет: запугали рабочих и крестьян, вот они и согласились. Капиталист не понимает нового человека, человека советского, который родился и воспитывался в наших условиях, когда человек живет не для того, чтобы накапливать и грабить другого. Наш человек работает, участвует в труде, он получает за свою работу в соответствии с вкладом, который вносит в общее дело. Но это оплата сегодняшнего дня. Вместе с тем он смотрит вперед, в будущее, работает для будущего. И это не далекое будущее, а завтрашний день — коммунистическое общество. (Аплодисменты.)».       «Резко повысилась покупка товаров» Иллюзию массовой поддержки создавал весь пропагандистский аппарат страны. В газетах начали печатать письма рабочих и даже домохозяек, горячо одобряющих решение партии и правительства не возвращать населению долги:   «В газете я прочитала речь товарища Н. С. Хрущева, в которой он говорит о займах, и вполне согласна с его предложением. Особенно понравилась мне мысль о том, что следует отсрочить платежи облигаций и обратить эти деньги на улучшение бытовых нужд трудящихся. Возьмем нашу семью: у нас имеется облигаций на сумму 12 740 рублей. За 1956 год мы получили по выигрышам и погашениям около трех тысяч рублей. На эти деньги приобрели телевизор, стиральную машину и пылесос. Это, конечно, неплохо для одной семьи. Но было бы куда лучше, если бы на деньги, выплачиваемые по выигрышам, была построена механизированная прачечная; хороший домоуправленческий клуб и т. д. А сколько будет сооружено новых жилых домов, детских садов, больниц на средства, которые останутся в распоряжении государства! Каждая семья получит и чисто материальный выигрыш, так как реально ощутит ежемесячную прибавку вначале от уменьшения удержаний по займам, а с будущего года — от полного прекращения их. Одним словом, партия и правительство предложили хорошее, полезное дело. Наверное, домохозяйки согласятся со мной. М. П. Гусева, домохозяйка».   Но в реальности произошло то, чего больше всего боялся министр финансов Зверев,— началась паника. Дисциплинированно подписавшись в середине мая 1957 года на последний принудительный заем, народ побежал в сберкассы снимать деньги. Люди не поверили в то, что партия и правительство удовлетворятся замораживанием облигаций. Министерство торговли СССР докладывало:   «В ряде городов (Курске, Смоленске, Рязани, Ереване, Одессе, Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане, Бухаре, Вильнюсе, Кирове, Костроме, Тбилиси) на основе ложных слухов о якобы предстоящей денежной реформе, в мае с. г. резко повысилась покупка товаров в магазинах. Скупались различные ювелирные изделия, преимущественно из золота, часы, стенные часы, хрусталь, меховые изделия, дорогие шелковые и шерстяные ткани, костюмы, пальто, радиоприемники, велосипеды, мебель и др. Оборот по скупаемым товарам увеличился против обычного примерно в два — два с половиной раза. С 14 мая резко повысился спрос на товары в некоторых городах Узбекистана, особенно в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане и Бухаре. Тортовая выручка в Ташкенте повысилась примерно в три раза. Такая вспышка произошла в середине мая в г. Вильнюсе. Если Вильнюсский универмаг в обычные дня продавал товаров на 580 тыс. рублей, то 14 мая его оборот составил 2,2 млн рублей. Один ювелирный магазин реализовал 12 мая товаров на 200 тыс. рублей при обычной дневной продаже 20 тыс. рублей. Промторг и универмаг г. Кострома 5 мая продали товаров на 1640 тыс. рублей, 7 мая на 1870 тыс. рублей, в то время как обычно их выручка составляла около 600 тыс. рублей».   Не поверили граждане и в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. А в 1974 году было объявлено, что государство погасит старые облигации, и о дефолте 1957 года стали забывать. Вот только кризисы на этом не прекратились. автор Евгений Жирнов   Еще что нибудь вспомним из времен СССР: вот например такая была Четвертая власть в СССР, а вот Moscow Music Peace Festival — такого в России больше не было. Вспомним еще про Эффект Полякова — как сбивали американцев, а так же кому интересна История легендарной «Звездочки» Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=74555

14 мая 2015, 21:11

На пути к коммунизму

На сайте английской газеты “The Telegraph” (http://www.telegraph.co.uk/finance/personalfinance/comment/11602399/Ban-cash-end-boom-and-bust.html) появилась замечательная статья, приведенная затем полностью и на сайте zerohedge.com (http://www.zerohedge.com/news/2015-05-13/stupid-or-satire-bond-manager-suggests-make-cash-illegal-end-boom-bust), под заголовком «Как прекратить быстрые подъемы и крахи: поставить наличные вне закона». Речь идет о предложенном в Дании законе, разрешающем магазинам отказывать их посетителям в приеме наличных и настаивать на расчетах с помощью бесконтактных карт, приложений на мобильных телефонах и с помощью прочих электронных гаджетов. Стоит отметить, что в отличие от предыдущих случаев борьбы с наличными больше выглядевшими как некие инициативы отдельных банков или высокопоставленных лиц здесь речь идет уже о принятии закона. Мотивировка для принятия закона довольно обычная. Наличные – это тормоз экономического развития, их отсутствие подтолкнет рост, снизятся затраты на выпуск, обработку, транспортировку и хранение наличных и прочая тому подобная болтовня, с помощью которой пытаются придать наукообразие очередной схеме, придуманной властями. Отдельно говорится о том, что при отсутствии наличности можно будет ликвидировать цикличность в экономике, когда фазы бурного роста сменяются разрушительными крахами. Естественно и под это тоже подводится наукообразное объяснение. Всё, естественно, делается исключительно на благо людей, но почему-то даже не упоминается о возможных негативных последствиях подобного мероприятия. О рисках, возникающих для каждого отдельного человека и общества в целом, как и о возможных методах противодействия этим инициативам, мы уже неоднократно говорили на страницах этого журнала поэтому особого смысла повторяться нет, особенно с учетом того, что в статье есть пара интереснейших моментов, о которых пока ранее в рассуждениях о подобных проектах нигде не говорилось. Они спрятаны посреди обычного текста, и их можно запросто не заметить при беглом прочтении. Вот, что там говорится: «Ваш текущий счет больше будет находиться не в банке, а в правительственном или центральном банке. Банки будут существовать, и по-прежнему выдавать в кредит деньги, но они будут получать свои средства от центрального банка, а не от вкладчиков.» Возможно для Запада такое будущее и выглядит «футуристично», но, по скромному мнению автора, у нас такое уже было лет двадцать пять назад. Достаточно вспомнить старую добрую советскую финансовую систему, состоявшую из Госбанка и фактически его подразделений – Сбербанка, Промстройбанка, Жилсоцбанка и Внешэкономбанка, когда каждый гражданин и организация Советского Союза имела свой счет именно в таком банке, в котором предлагает держать средства автор статьи в английской газете. Какими были результаты контроля и планирования, и чем всё это закончилось, хорошо известно. С учетом того, что тогда в Советском Союзе наличные были, использовать их в качестве аргумента, который якобы препятствует созданию подобной системы, представляется не вполне дальновидным. Другое дело, что авторы не хотят и не могут признаться в том, что речь в этих инициативах по созданию полностью безналичного общества идет совсем не о наличных, а имеет гораздо более серьезную подоплеку. Как в свое время писал К.Маркс в «Манифесте коммунистической партии»: «…речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.» Слово «буржуазной», трижды повторенное основоположником, можно выкинуть или оставить, это кому как нравится, на суть проблемы это принципиально не влияет. Создание безналичного общества – это лишь очередной шаг на пути к «освобождению» населения власть предержащими от «зарплатного рабства», когда оно будет трудиться не за зарплату, а за пайку хлеба, которая, как и все остальное в жизни каждого человека, естественно, будет определена исключительно научным путем под мудрым партийным руководством, для избранных представителей которого настанет подлинный коммунистический век. Если у кого-то есть сомнения на этот счет, то представляется, что в таком случае имеет смысл вновь обратиться к указанному выше первоисточнику и посмотреть на усиленно продвигаемую на Западе инициативу полностью безналичного общества именно под этим углом зрения. Поскольку одно естественным образом вытекает из другого, то с большой долей уверенности можно говорить о том, что, если вы – сторонник создания полностью безналичного общества, в котором у обычного человека не будет никакой иной альтернативы, то вы наверняка готовы поддержать старый коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Здесь имеет смысл сделать краткую паузу и остановиться на двух терминах, которые представляются чрезвычайно важными для понимания сути проблемы. Это «пролетарий» и «пролетариат». Слово «пролетарий» в переводе с латыни означает «гражданин, который служит государству только тем, что имеет детей» или «производящий потомство». Если обратиться к истокам этого явления, ко временам Римской империи, то выясняется, что многие пролетарии в поисках источников пропитания составляли клиентуру влиятельных лиц и занимались оказанием им мелких услуг, восхвалением и рекламированием их, а одновременно — давлением на них с целью получения средств к существованию, которые выделялись пролетариям в качестве социальной помощи неимущим и средств для решения социальных проблем. То есть, иными словами, ничего путного и полезного для общества пролетарии не делали. Если же заглянуть в «Толковый словарь» В.И.Даля, то выясняется, что пролетарий - бездомный или безземельный, бесприютный, захребетник. Но кто такой захребетник? Согласно «Словарю русских синонимов» - это тунеядец, дармоед, паразит и бездельник, то есть человек, живущий чужим трудом или за чужой счёт. Теперь давайте посмотрим, что представляет из себя несколько иное слово - «пролетариат». Оно вновь появилось и стало активно использоваться в эпоху первой французской революции и обозначало совокупность неимущих людей, отличающихся необеспеченностью существования и живущих сегодняшним днем, не заботясь о будущем. С образованием социал-демократических партий в Западной Европе понятие «пролетариат» сформировалось окончательно в современном смысле этого слова. Под этим термином  подразумевали весь рабочий класс, живущий продажей своей рабочей силы и не имеющий в своём распоряжении средств производства. Классическое марксистское определение пролетариату в работе «Принципы коммунизма» было дано Ф.Энгельсом: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала.» В этой работе Энгельс поставил знак равенства между терминами «пролетариат» и «пролетарии», и именно с этого момента начинается фактическая подмена одного понятия другим. Возможно, для Энгельса не было принципиальной разницы, но, судя по всему, для Маркса такая разница была и вполне существенная. По крайней мере, можно найти указания на то, что Маркс считал настоящими, истинными пролетариями лишь тех людей и тот народ, у которого не было земли, то есть родины. Не кажется ли вам, уважаемый читатель, несколько странным, что пролетария, то есть человека, за счет труда которого вроде бы как живут всякие эксплуататорские классы, называют бездельником, живущим за чужой счёт? Да и между захребетником и рабочим, то есть трудящимся, живущим продажей своей рабочей силы и не имеющим средств производства, тоже есть некоторая разница. Но господин Энгельс твердой рукой ставит между ними знак равенства, смешивая воедино два совершенно несовместимых между собой понятия. Никто не станет оспаривать того факта, что Карл Маркс был человеком чрезвычайно образованным и прекрасно понимал и различал значения и смысл используемых слов. Употребление им того или иного слова имеет смысл понимать именно так, как оно понималось в тот период, когда была издана эта работа, а не так, как они впоследствии трактовались различными борцами идеологического фронта. А раз дело обстояло так, значит, смешение совершенно разных понятий – пролетарий и пролетариат – было сделано авторами полностью сознательно в расчёте на то, что не столь образованная масса не поймёт этих тонких различий и примет всё написанное за чистую монету. Если читать основополагающую работу Маркса «Манифест коммунистической партии», понимая и проводя разницу между терминами «пролетарий» и «пролетариат», то предлагаемая им картинка становится несколько иной, чем она выглядела ранее. Вы можете сделать это сами, но если говорить об этом вкратце, то в политическую партию, которая возглавит класс пролетариата, должны объединиться именно пролетарии. Но если пролетарии будут вести борьбу за захват власти внутри лишь одной страны, то коммунисты, в понимании Маркса, не будут ограничиваться какими-то национальными или государственными границами. «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы...» «Пролетариям нечего в ней (коммунистической революции) терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!» Остальная же работа говорит исключительно о пролетариате и представляет собой фактическую постановку задачи перед трудящимися по созданию коммунистического общества по прусской модели. То есть получается удивительная ситуация: пролетарии или захребетники на шее пролетариата или трудящихся въезжают в светлое коммунистическое будущее и там рулят, приобретя для себя весь мир, заменив эксплуататорскую палку капиталистов ещё более жестоким «народным» ярмом. Однако палка эта будет в крепких руках пролетариев, которые будут погонять пролетариат на пути к достижению светлого коммунистического будущего, но опять же для пролетариев и под руководством коммунистов. А пролетариат должен будет работать, работать и ещё раз работать. Фактически в «Манифесте» представлена четкая иерархическая структура или, если хотите, вертикаль власти, в которой на самом нижнем уровне находится пролетариат, то есть трудящиеся. Ими в рамках отдельных стран управляют пролетарии, а уже над ними находятся коммунисты в марксовском понимании, координирующие и направляющие деятельность пролетариев уже во всемирном масштабе. Вот такая вертикаль власти получается. Возвращаясь же к начальной теме данной заметки – созданию полностью безналичного общества, можно отметить, что схемы, предлагаемые и Марксом, и центральными банкирами, по своей сути ничем не отличаются друг от друга. Весь вопрос заключается лишь в том, какие конкретно персоналии будут находиться на самом верху, и как конкретно – центральный банк, коммунистическая партия или как-то иначе – будут называться. Для широких народных масс любой из них представляет собой лишь замену пусть и плохого, но капитализма на рабское ярмо, правда, вполне в соответствии с коммунистической диалектикой уже на качественно новом уровне. Так что вопрос о полностью безналичном обществе представляется гораздо более серьезным по своей глубинной сути, чем кажется на первый взгляд. Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396 23.10.2013 на канале «РЕН-ТВ» вышла передача «Нам и не снилось: грязные тайны большой политики», в которой я также принимаю участие. Ее можно посмотреть либо на сайте «РЕН-ТВ», либо по следующим ссылкам:http://www.youtube.com/watch?v=JMHgIO-8q6E – 1 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=zIxbWxdrpQ8 – 2 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=k51FFu0MZQY – 3 серияили весь фильм целиком - http://www.youtube.com/watch?v=r5fl1qqRUdo

13 марта 2015, 14:00

Спецслужбы и Бреттон-Вудс

Доктор экономических наук Валентин Катасонов, продолжая рассказ о печально знаменитой Бреттон-Вудской конференции, приводит целый ряд связанных с ней прямо-таки детективных фактов. Уникальные люди: Ангел смерти Дхоби-Гхат – район прачек в Мумбаи Буддийский монах варит себя в кипящем масле В Донецкой Народной Республике состоялся конкурс красоты Чтобы ублажить Слендермена 12-летние девочки попытались убить подругу Бывший офисный […]

15 января 2015, 01:00

Ленин о борьбе с религией

РЕЧЬ НА I ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ РАБОТНИЦ « Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться » В. И. ЛЕНИН ПСС т.37 стр. 186 т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано:разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии. В.И.Ленин ПСС т.52 стр. 140 ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ РКП(б) Пролетарская диктатура должна неуклонно осуществлять фактическое освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков, добиваясь этого посредством пропаганды и повы­шения сознания масс, вместе с тем заботливо избегая всякого оскорбления чувств ве­рующей части населения и закрепления религиозного фанатизма. В.И.Ленин ПСС т.38 стр. 94 http://vott.ru/entry/338249 Ленин о борьбе с религией. Сейчас особенно актуально.

13 августа 2014, 07:20

Юлин и Пучков про коммунизм

Оригинал взят у lenin_kerrigan в Юлин и Пучков про коммунизмПросто и понятно.  

01 июня 2014, 20:08

Мы никакого отношения к коммунистам не имеем

 Настойчиво просят прокомментировать выступление http://ria.ru/world/20140531/1010121645.html Бородая, где он фактически отказался от планов национализации имущества Ахметова в стиле "Мы же не коммунисты". Мол помалкиваешь, потому что сказать нечего. Сказать как раз есть чего. "Об их национализации речь не идет. Мы никакого отношения к коммунистам, которые что-то хватают и национализируют, не имеем. Мы уважаем право частной собственности" Тут на деле нет ничего неожиданного - с точки зрения просходящего, на территории Донбасса сейчас идет национально-освободительная борьба на мелкобуржуазной основе. Лидеры этой борьбы в большинстве своем относятся к частной собственности на средства производства как к священной корове, мол нельзя отбирать и все тут. Даже у злейших врагов нельзя. Поэтому никакого отношения к коммунистам руководство ДНР действительно не имеет. Нельзя, потому что это часть их буржуазного мировоззрения. Хорошо это или плохо? Это печально, хотя и было очевидно с самого начала национально-освободительной борьбы на Донбассе. Поэтому вместо того, чтобы отбирать присвоенную олигархом Ахметовым (и прочими упырями вроде Таруты и Ко) общенародную собственность, некоторые лидеры ДНР публично озвучили фактические гарантии собственности врагов ДНР. Идеологические догматы оказываются выше политической необходимости и ставят под угрозу выживание ДНР, так как такие "объявления национализации" и последующие отказы от нее - серьезно демотивируют людей. Ибо вроде бы и идет война на уничтожение, но "брать чужое нельзя". Поэтому и возникает легкий сюрреализм ситуации, когда Ахметов де- факто пытается уничтожить ДНР и установить на Донбассе режим фашистской оккупации, а некоторые вожди ДНР обеспокоены, как бы не стать случайно коммунистами (хотя национализация не есть коммунизм - тут Бородай и Ко просто плохо знают теорию) отбирая собственность врагов народа Донбасса. Напоминает известную ситуацию, когда уже США и Третий Рейх находились в состоянии войны, а заводы Форда во Франции производили колесную технику для вермахта. Война-войной, а гешефт по расписанию. Так и на Донбассе - ДНР воюет с хунтой, а предприятия Ахметова трогать нельзя, хотя они фактически отчисляют налоги не в Донецк, а в Киев. Можно лишь вспомнить пафосно-выспренного Милюкова с его риторическим вопросом - "Что это, глупость или измена?" При этом стоит помнить, что единственной реальной объединяющей силой в Донецкой Народной Республике служит прежде всего антифашизм, который связывает воедино весь этот конгломерат ополченцев, политических групп, элитных кланов и прочих частей распавшегося украинского общества, которые ныне собраны в неустойчивую структуру ДНР. Споры вокруг конституции "с православием в обнимку", вопросы к праву собственности на средства производства, неясное политическое будущее самой ДНР, туманные торгово-экономические перспективы - все это приводит к крайне туманным образам будущего самого Донбасса, когда даже самые преданные сторонники, не могут внятно определить, каким именно будет будущее Донбасса, когда хунта будет повержена. Сейчас есть густой образ врага, когда есть воевать против чего, но крайне мало общего для всех ответа "За что воевать". Поэтому среди тех людей, которым я так или иначе помогал добраться до Донбасса, чтобы принять участие в войне с хунтой, хорошо знали, против чего они едут воевать, но весьма смутно представляли себе, за что воюют то. Дело в том, что ответов "За что?" много, но они не являются общепризнанными на всей восставшей территории. Кто-то воюет за вхождение в состав РФ, кто-то за независимую ДНР, кто-то за православие, кто-то за Новороссию, кто-то за освобождение Украины и так далее. Это набор персонально-групповых "малых войн", который пока не преобразовался в единой образ будущего для Донбасса. И отсюда происходят удручающая для многих проблема множества лидеров, которые периодически ругаются между собой и не могут решить вопрос с единым вождем и тем будущим, к которому этот вождь Донбасс поведет. Пока этого не произойдет, единственной реальной склейкой был, есть и останется антифашизм, который обеспечивает возможность вести войну и победить в ней (при всех внутренних политических, идеологических и экономических противоречиях), но не дает никаких гарантий успешного будущего и какой-то четкой структуры нового государства. Можно создать государство (если ДНР таки будет независимым суверенным государством) на основе борьбы с чем-то и отрицанием чего-либо, но построить на этой основе государство нельзя. Пример Украины, построенной на отрицании России и СССР тому отличный пример. 23 года на Украине упивались своей "нероссийскостью" и "несоветскостью", но так и не смогли создать собственно Украину, которая в конечном итоге обернулось архаичной формой фашизма приведшего к распаду общества и государства. Поэтому как и на Украине, помимо вопроса отрицания, у Донбасса существует простой и ясный вопрос - за что идет война (против чего понятно). За какой Донбасс? Вполне понятно, что часть людей сидит по домам вследствие известной проблемы "моя хата с краю". Но это ведь часть проблемы. Условный шахтер, которого попрекают бездействием, естественно недоумевает, когда власти восставшего Донбасса, дают гарантию олигарху, который мало того что присвоил общенародную собственность и нажился на эксплуатации рабочего класса, так еще и хочет уничтожить этот самый восставший Донбасс, попутно обеспечив для самих рабочих жизнь в условиях фашистской диктатуры. Вот и сидят многие шахтеры в своих забоях. Они бы может быть и рады пойти воевать против фашизма, но вполне резонно возникают вопросы и о том, за что же воюем. И есть опасения, что не за имущество ли олигархов гарантированное новой властью? Получается, что такие рабочие люди просто не видят в новых руководителях разительных отличий от того же Ахметова, перед которым народные вожди почему то расшаркиваются. А так как мощных коммунистических партий на Донбассе не наблюдаются и там действуют скорее осколки КПУ, ПСПУ, "Боротьбы" и прочих левых партий и движений, то в реальности сидящая по домам масса рабочего класса Донбасса, просто выступает зрителем кровавой борьбы, где ни одна из сторон в реальности не представляет их интересы. Они скорее всего выйдут, не все и не сразу, но выйдут, просто в силу угрозы фашизма, которая с февраля выступает лучшим мотиватором брать в руки автомат. Но это будет вынужденный выход обусловленный обстоятельствами, а не борьбой за будущее Донбасса, которое им понравилось. Все это приводит к вполне понятному выводу - национально-освободительная борьба на Донбассе решит вопрос национального угнетения (терпение людей, которым десятилетиями навязывали чужой язык, чужую культуру и чужих "героев-предателей" иссякло), но не решит вопроса угнетения экономического (бедности, социальной незащищенности, привилегированного положения крупного капитала, плохих условий труда и т.д.) , которое в числе прочего и было одной из причин социального взрыва на Украине, который мировой империализм во главе с США использовал для захвата власти и установления открытой террористической диктатуры фашистского толка. С моей личной точки зрения, более решительна экономическая политика, без этой мелкобуржуазной расхлябанности и в интересах большинства народа Донбасса, привлекла бы на сторону ополченцев куда бы как больше людей. Еще раз повторюсь, национализация не есть коммунизм - это всего лишь один из экономических инструментов (с точки зрения строительства коммунистического общества немаловажный и лишь тогда, когда решает вопрос полной ликвидации частной собственности на средство производства - не путать с личной собственностью), которым не брезгают и капиталистические режимы и скажем элементы национализации можно встретить в период правления известного "коммуниста" Франклина Делано Рузвельта. Могут сказать, что такие подачки со стороны Бородая Ахметову, есть часть закулисного торга, когда с бежавшим олигархом пытаются договорится, чтобы перетащить его на сторону ДНР, после всех тех заявлений которые он уже сделал и всех попыток устроить протесты против ДНР за счет рабочих своих предприятий. Но на деле, Ахметов за все время развития революции на Донбассе, не сделал практически ничего, чтобы внести свой вклад в борьбу с фашистской хунтой, а вот нагадил немало. Какие могут быть объективные основания для договора с Ахметовым, если его плотно держат за его финансовые активы на Западе (представители США уже намекали ему перед падением режима Януковича, что если будет дергаться, то он пострадает) и его заводы находятся в зоне боевых действий. Он фактически зависим от представителей глобального капитала и киевской хунты в вопросах сохранения своей собственности. И ДНР ничего кроме словесных гарантий по заводам и собственности на Донбассе ничего ему дать не может. Поэтому если даже предположить, что это часть торга, то на мой взгляд он базируется на каких-то иллюзиях (связанных с наличием бывших людей Ахметова в структурах ДНР) и неверных предпосылках, базирующихся на мелкобуржуазном характере группировок осуществляющих реализацию военно-политической власти в ДНР. В этом плане, можно констатировать, что после достижения победы над фашистской хунтой (а лично я уверен, что Донбасс выстоит несмотря на вопиющие проблемы с организацией власти, военного строительства и лидерства), его ожидают очень тяжелые и болезненные внутренние процессы связанные с реорганизацией внутренней экономической и общественно-политической жизни, когда расхождения во взглядах на устройство общества и государства окажутся залогом суровой внутриполитической борьбы за будущее Донбасса. 

13 мая 2014, 14:06

День Победы. Бандеровцы - дети четвертого рейха.

    Сегодня мы празднуем очередную годовщину Победы в Великой Отечественной войне, в самой страшной войне в истории человечества. Наши деды и прадеды тогда совершили невозможное. Они  сломали хребет самой совершенной военной машине того времени. Сегодня будет сказано много хороших и правильных слов. Прозвучат поздравления ветеранам. Это все правильно! Я присоединяюсь к этим поздравлениям. Но мне сегодня хотелось бы поговорить о том, как получилось такое, что фашизм не умер в Берлине в 1945 году, а продолжил жить, и сегодня вновь шагает маршем по земле.     Последние события в мире, а в особенности на Украине, показывают, что фашизм жив. И не просто жив, он снова бросает нам вызов. Откровенно нацистские силы пришли к власти на Украине. Силы, которые называют нацистских преступников, таких как бандера, национальными героями. Силы, запрещающие парады победы и называющие советских солдат оккупантами. Они восхищаются бойцами дивизии СС Галичина и отдают им почести как героям. Это больно и обидно. Хуже всего то, что это не далекая германия, а наша родная Украина. Украина, которая является частью русской цивилизации, стала рассадником фашизма. Сегодня мы наблюдаем, как на Украине поднимается на поверхность подводная лодка четвертого рейха. Черный нацистский интернационал, вскармливавший, холивший и лелеявший бандеровцев не один десяток лет, стоит за этими событиями. Нам открыто бросили вызов. Бросили потому, что не могут забыть и простить нам красного знамени над Рейхстагом. Той весны 45 года, когда простые советские люди победили изощрённую аристократическую фашистскую гадину.   Нацизм как идеология существовал задолго до появления Гитлера и не умер вместе с ним. Теория превосходства одной расы над другой нашла отклик в широких кругах европейской элиты, особенно - в среде аристократии. Так называемый черный нацистский интернационал появился задолго до войны, и, благодаря ресурсам, которые он получил во время войны, сумел стать глобальной сетевой структурой. Вскоре после окончания второй мировой войны, нацистские силы, сумевшие избежать Нюрнбергского трибунала, создали так называемый Четвертый Рейх. Сейчас он контролирует торговлю наркотиками, имеет серьёзные позиции в транснациональных корпорациях, в торговле нефтью. Это очень разветвленная сеть, имеющая огромные финансовые и другие ресурсы. И она ими активно пользуется.Именно с подачи неонацистов стали уравнивать нацистскую Германию и СССР. Огромные ресурсы направлены на то, чтобы стереть из памяти людей зло которое принес фашизм, чтобы обелить его. Это может совершаться только с одной целью, подготовить людей к возврату фашизма. К его историческому реваншу. Хочу выразить свою позицию по этому вопросу. Все, кто говорит, что Гитлер равен Сталину, - это враги. Все, кто  говорит, что коммунизм равен фашизму это враги. Все, кто ставит под сомнение наш вклад в Победу, - это враги. Не мои враги, а враги нашей истории, памяти наших дедов и прадедов. Надо понимать, что сейчас целенаправленно пытаются переписывать историю в пользу фашистов и их приспешников.    Почему мы тогда смогли победить? Потому что мы оказались сильнее Духом. Советские люди были сильнее отмобилизованы. Они были готовы стоять до конца. Как пелось в песне, и нам нужна одна победа, одна на всех мы за ценой не постоим! А что это, как не проявление несгибаемого духа народа? После Великой Отечественной войны враг понял, что победить нас, пока в нас есть этот Дух нельзя. Поэтому именно убийством этого самого духа, духа народа победителя враг занимался все последние десятилетия. Нам внушали комплекс неполноценности, разлагали изнутри народ, который не смогли одолеть силой оружия.    Был еще один аспект в той войне. Третий рейх был глубоко оккультным, и это всем известно. Тогда столкнулись не только две системы, идеологические и экономические, а  две цивилизации, западноевропейская и русская.  Столкнулись два Духа, и мы тогда победили. Великая Отечественная Война была не только классической войной двух государств, но войной метафизической – «священной войной» двух представлений о человеке: коммунистического и фашистского. Схваткой ужаса, вошедшего в мир через идеологию фашизма, и мечты о Новом Мире, воплощённой в коммунистической идеологии СССР. Зверь нацизма был загнан тогда назад, в бездну, из которой он вышел, но он не был уничтожен!Наши предки оплатили нашу жизнь своей кровью, болью и храбростью. Они бросали себя в землю, как семена, удобряли землю своей кровью для того, чтобы смогли взойти новые поколения нашего народа.   9 Мая – это не просто праздник, когда мы дарим им гвоздики. Это не просто возможность для ветеранов выйти, звеня медалями. Это не просто повод махнуть горькие, как слёзы, как жизнь и смерть, фронтовые 100. Это день когда Они смотрят на нас. Достойны ли мы? Что мы сделали? Кого родили? Готовы ли мы сами стать такими как они и сделать то, что они сделали?  Но и после того, как в вечность уйдёт последний из них – они не перестанут на нас оттуда смотреть. Поэтому зря надеются те, кто токует о «празднике для ветеранов», который можно будет тихонько свернуть и забыть лет через десять.        Праздник состоит именно в том, что в этот день вечность смотрит на народ, и народ  об этом знает. Поэтому – пока наш народ жив, он будет в этот день чествовать жизнь и тех, кто ему эту жизнь подарил. Закончить хочу сроками из великого стихотворения Твардовского. Что ж, мы трава? Что ж, и они трава? Нет. Не избыть нам связи обоюдной. Не мертвых власть, а власть того родства, Что даже смерти стало неподсудно. Суда живых - не меньше павших суд. И пусть в душе до дней моих скончаньяЖивет, гремит торжественный салютПобеды и великого прощанья.Еще раз, всех, с днем Великой победы!

22 апреля 2014, 15:06

в день рождения_22 апреля_Разговоры с Лениным_ФРС исполняет заветы вождя революции

Интервью с Лениным, которые взяли в 1919 году "The New York Times" (США) (под катом) и "The Guardian" (Великобритания) тыц: "The Guardian": В России, заметил он, нет законов, запрещающих англичанам вести пропаганду. В Англии же такие законы есть: поэтому Россию следует считать более свободомыслящей страной. По его словам, они не будут запрещать британскому, французскому или американскому правительству вести собственную пропаганду. Он резко отозвался о Законе о защите королевства (Defence of the Realm Act, принятый в Великобритании в 1914 г., ограничивавший некоторые гражданские свободы на период военных действий - прим. перев.); что же касается свободы печати во Франции, то он заявил, что как раз читает новый роман Анри Барбюса 'Clarte', и в нем два отрывка вымараны цензурой: 'В свободной, демократической Франции цензурируются романы!' "The New York Times": Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Разговор с главным большевиком "The New York Times", США. Статья опубликована 23 апреля 1919 года. ЖЕНЕВА, 22 апреля (телеграмма в London Daily Chronicle). - У меня есть возможность переслать вам подлинную запись интервью с Владимиром Ульяновым-Лениным, 'первосвященником' большевизма, переданную мне человеком, недавно побывавшим в Москве. Со времен прихода к власти Ленин постарел. В его короткой черной бородке появилась седина, а от природы высокий лоб кажется еще выше из-за обширной залысины. Он говорит со спокойной и веской неторопливостью, очень простыми фразами. Голос и манера речи выдают властный характер. Он сходу отбрасывает все ответные доводы и возражения, неумолимо следуя мысли, сложившейся в его голове. Его глаза светятся жестким, фанатичным умом. Согласно записям, которые делал мой информатор по ходу беседы, Ленин объяснял свою политику следующим образом: 'Первостепенная задача любой политической партии - убедить большинство населения в правильности своей программы. Эта задача сегодня в основном - хотя и далеко не полностью - решена, поскольку большинство русских рабочих и крестьян уже сознательно придерживается принципов большевизма. Второй вопрос - завоевание политической власти и подавление сопротивления класса капиталистов. Эта проблема может быть решена только посредством диктатуры пролетариата, которая состоит, так сказать, в перманентном состоянии войны с буржуазией. Те, кто протестует против 'актов террора', совершенных коммунистами, полностью забывают смысл понятия 'диктатура'. Революция сама по себе - акт террора. Слово 'диктатура' на всех языках означает просто-напросто власть террора. Столь же очевидно и другое: когда революция подвергается наибольшей опасности, диктатура должна быть особенно беспощадной. Поначалу опасность для российской революции была очень велика, и диктатура - соответственно сурова. Сегодня она значительно уменьшилась, и мы можем почти полностью отказаться от террора. В прошлом мы допустили много ошибок, но разочарования и трудности были неизбежны, поскольку нельзя было предвидеть, как именно социальная философия Маркса, никогда прежде не воплощавшаяся на практике, будет претворяться в конкретные методы управления государством. Печатать бумажные деньги, чтобы подорвать их значимость Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Даже сторублевая ассигнация в России уже почти ничего не стоит. Скоро даже самый простодушный крестьянин осознает, что это лишь клочок бумаги, стоящий не больше, чем тряпье, из которого он изготовлен. Люди перестанут жаждать денег и копить их, как только обнаружат, что на них ничего не купишь, и великая иллюзия о ценности и значении денег, на которой основывается капиталистический строй, будет полностью развеяна. Такова подлинная причина, по которой наши станки печатают рублевые ассигнации днем и ночью, без остановки. Но для того, чтобы эта простая процедура, как и все меры, принимаемые большевиками, стала по-настоящему действенной, ее следует осуществить в мировом масштабе. К счастью безудержная финансовая оргия, которой предались все правительства во время войны, расчищает путь для ее применения повсюду. На вопрос о вынашиваемых большевиками планах завоевать весь мир Ленин ответил: 'Коммунистическое государство не может существовать в капиталистическом окружении. Это невозможно ни в экономическом, ни в политическом плане. Коммунистическое государство должно либо превратить капиталистические государства в коммунистические, либо капитулировать перед капитализмом. Очевидно, что на короткое время между первыми и вторыми возможен компромисс, но он не будет ни реальным, ни долговечным. Коммунизм и капитализм - понятия взаимоисключающие, но мы завоюем мир своими идеями, а не силой оружия'. Ленин считает, что капитализм сам себя погубит 'Капитализм делает для пропаганды наших идей в массах куда больше, чем все, чего мы могли бы добиться собственными усилиями. Международные спекулянты - наши лучшие пропагандисты. Мы действительно многим обязаны войне, но мира я не боюсь, поскольку неисправимая алчность и разложение капиталистических классов при этом сохранится, и парализует его благотворное воздействие. В большинстве стран стоимость жизни не снижается, а неуклонно растет. Жажда наживы, обуревающая международных эксплуататоров, буржуазных финансистов, промышленников и торговцев, по-прежнему неутолима, и они сговариваются о том, чтобы предотвратить возврат к нормальным условиям, абсолютно не осознавая тот факт, что тем самым готовят собственную гибель'. На замечание собеседника о том, что большевики, тем не менее, сегодня привлекают представителей буржуазных классов России к участию в управлении Советской республикой, Ленин откликнулся так: 'Преобразование капиталистического государства в коммунистическое невозможно без помощи научных и технических специалистов. Сегодня такие специалисты неизбежно относятся к представителям буржуазии. Таким образом, мы вынуждены взять на вооружение буржуазные методы и привлечь к себе на службу самых знающих буржуазных специалистов, выплачивая им высокое жалованье. Очевидно, что этот шаг являет собой отход от принципов, провозглашенных Парижской Коммуной, постановившей, что все зарплаты без исключения должны быть приравнены к жалованью простого рабочего. До определенной степени можно даже сказать, что использование буржуазных специалистов означает 'перемирие' в разгар нашего наступления на капитализм, и попятное движение со стороны нашей Советской социалистической республики, которая с первого дня обещала, и уже осуществила на деле, уравнивание зарплат в соответствии с принципами Парижской Коммуны. Однако это действительно всего лишь перемирие, неизбежное для переходного периода'. Ленин вынашивает гигантские и отчасти загадочные планы в области сельского хозяйства, на которые повлияли идеи Конфуция, чьи труды сегодня стали его излюбленным чтением. 'Экономическая роль России в жизни будущей коммунистической Европы, - заявляет он, - будет основана на развитии сельского хозяйства. В русской земле кроются неизмеримые богатства, способные в немалой степени обеспечить благосостояние всего человечества. В других странах будет развиваться промышленность, обеспечивая нужды международного сообщества советских государств, но Россия будет снабжать рабочих хлебом насущным. Чтобы увеличить сельскохозяйственное производство в России, необходимо в гигантских масштабах применять научные методы. Сейчас особое внимание уделяется производству сельскохозяйственных машин. За последнее время мы построили много новых заводов, и они работают удовлетворительно, причем часть из них - под руководством иностранных специалистов'. Действительно, некоторые зарубежные фирмы, создавшие отделения в России до революции, в настоящее время буквально завалены заказами советских правителей на сельскохозяйственные машины и орудия. Для большевистского образа мысли характерно необычное сочетание утопизма с макиавеллизмом. Следующий эпизод, рассказанный Лениным в самой будничной манере, позволяет судить о том, что имеют в виду большевики, когда они 'снисходят' до сотрудничества с буржуазией. 'В феврале 1918 г., когда германские империалисты двинули войска против беззащитной России, демобилизовавшей свою армию, и до того, как мировая революция полностью созрела, доверившейся международной пролетарской солидарности, я, не колеблясь ни минуты, заключил нечто вроде соглашения с французскими монархистами. Один француз, капитан Садуль, на словах сочувствовавший большевикам, но на деле преданно служивший французскому империализму, привел для встречи со мной французского офицера по имени де Люберсак. 'Я монархист. Моя единственная цель - победа над Германией' - сразу же заявил де Люберсак. 'Само собой разумеется' - ответил я. Его заявление нисколько не помешало мне договориться с ним об услугах, которые могли нам оказать французские саперы, уничтожая железнодорожное полотно и взрывая мосты, чтобы задержать наступающих германцев. Это нагляднейший пример компромисса, который одобрит любой здравомыслящий рабочий, компромисса с французскими монархистами в интересах социализма; мы обменялись рукопожатием, зная, что любой из нас с удовольствием повесил бы другого. Но на тот момент наши интересы совпадали - надо было устранить угрозу со стороны германского империализма. И мы без сантиментов использовали таких же империалистов - французских офицеров - в качестве нашего инструмента, чтобы отстоять оказавшиеся в опасности интересы русской и мировой социалистической революции. Тем самым мы помогли делу рабочего класса России и всех стран; тем самым мы усилили мировой пролетариат и ослабили мировую буржуазию. Мы просто взяли на вооружение абсолютно законный и признанный метод - маневрировали, добивались передышки и выигрывали время, пока быстро назревающая пролетарская революция не начнется во всех странах'. Таковы добросовестно записанные собеседником подлинные мысли Ленина. Очевидно, высказывая их, он отлично сознавал, что сам является наиболее умелым пропагандистом своего дела. Тем не менее, некоторые его заявления отличаются достаточной откровенностью, и вполне наглядно свидетельствуют о нравственном безумии в особо зловещей форме, характерном для большевистского образа мысли, чтобы послужить серьезнейшим предостережением для Западной Европы.  

14 марта 2014, 10:22

Перспективы будущего России

Эдгар Кейси, которого называли «спящим пророком», за свою жизнь успел сделать ряд удивительно точных предсказаний будущего. В 1934-м он спрогнозировал начало и конец Второй мировой войны. Он предвидел закат коммунизма и возрождение России. Кроме того, он предсказал сильное религиозное движение, которое должно появиться в России. В предсказаниях «спящего пророка» Россия играет невероятно значимую роль. Ниже приведены отрывки из его книг. «Надежда мира, его возрождение придут из России, и не будут иметь никакой связи с тем, что сегодня называют коммунизмом или большевизмом; это будет свобода, свобода! Каждый будет жить для своего собрата! Этот принцип зарожден. Пройдут годы для его кристаллизации, но из России вновь прибудет надежда для мира».«…ибо перемены грядут, не сомневайтесь – эволюция, а, возможно, и революция ныне существующих представлений о религии. Основы этих идей, в конечном счете, придут из России. Не коммунизм, нет! А скорее то, что является основой учения Христоса, его коммунизма!». «Именно религиозное развитие России даст большую надежду для мира. Один народ или группа народов, которая будет тесно связана с Россией, смогут достичь лучшего путем постепенных изменений и окончательного установления правил, регулирующих порядок в мире». Предсказания Кейси также совпадают со взглядом на будущее главной героини книги Владимира Мегре «Анастасия». В её представлении у большинства людей есть свой собственный участок земли, который в самом произведении упоминается как «Родовое поместье». Исключительного здоровья люди выращивают невероятно вкусную и полезную еду, которая очень ценится во всём остальном мире. В то время как население других стран утопает в грязи и болезнях, экономика России достигла небывалых высот, по большей части из-за наплыва туристов, которые так сильно хотят насладиться чистой водой и воздухом, а также вкуснейшей едой, выращенной в «Родовых поместьях». Россия – лидирующая страна по качеству и эффективности лечения природными средствами, поэтому люди со всего земного шара стекаются туда с целью отдыха и лечения. Огромные объемы продукции и большая прибыль, полученная за выращенные в домашних условиях товары непревзойдённого качества, сделают владельцев «Родовых поместий» одними из самых богатых людей в мире. Дети, воспитанные в тех местах, имеют невероятно высокий уровень интеллектуального развития, чему в большей степени способствует проживание в непосредственной близости с природой, здоровое питание, чистая вода, а также чистый ионизированный воздух. Духовное пробуждение, которое приходит после сближения с природой, по мнению Анастасии, совсем не похоже на то, что описывается во многих религиозных учениях. Это своего рода возращение к «эдемскому» образу жизни, который был бы идеальной средой для духовного развития человека. В 2003 году в России был принят закон о хозяйстве, согласно которому фермерам выделяется участок необлагаемой налогами земли площадью от 2,2 до 6,8 акров. На сегодняшний день порядка 35 миллионов россиян живут на дачах и производят больше 50% всех пищевых товаров России на территории, которая составляет менее 10% площади всех сельскохозяйственных земель государства. При этом количество производимых ими товаров превосходит таковое у агрофирм, которым принадлежат остальные 90% земель. Таким образом, Россия определённо находится на пути к становлению самой богатой и благополучной страной с чистейшей экологией на Земле.

22 января 2014, 00:09

О Ленине (моя статья в сегодняшней "Литературной газете")

Типичный левый интеллигент Виталий ТРЕТЬЯКОВ, декан Высшей школы телевидения МГУ: – Проще всего сказать, что Ленин – неоднозначная фигура в русской истории. Немногим сложнее назвать его диктатором и кровавым убийцей. Или, наоборот, революционным демократом, который, не уйди он из жизни в 54 года, не допустил бы того, что традиционно именуется сталинскими репрессиями. Я пытаюсь оценить Ленина по совокупности его личных и политических качеств и, естественно, политических действий. Ленин – типичный левый русский интеллигент рубежа XIX–XX веков. Таких тогда были десятки тысяч. В том числе и склонных или терпимых к революционному террору. Интеллигент, ненавидевший государственный строй России, особенно сильно – православную церковь и религию вообще, а также остро, практически как личную драму, переживавший «отсталость» от Запада, или, как выразилась бы сегодня наша «либеральная» оппозиция – нецивилизованность России. Почему над митингами на Болотной площади не реяли флаги с портретом Ленина? Ведь вся дореволюционная программа Ленина на 100 лет опережает и предваряет лозунги Болотной. Ленин (до прихода к власти) есть предтеча современных российских либералов. Бесспорно, что Ленин был утопистом (верил в построение коммунизма, то есть рая на Земле) и фанатиком этой утопии. И в этом смысле он был (по нормам того времени) гуманистом и человеком Просвещения. То есть апологетом западноевропейской идеи бесконечного технологического и человеческого прогресса, сопротивляющихся которому нужно либо «переделывать», либо (если у них есть власть и деньги) уничтожать. И в этом смысле Ленин – типичный, но концентрированный левый европейский интеллигент начала XX века. И неслучайно именно Ленин, воспользовавшись отнюдь не русским лозунгом Соединённых Штатов Европы, создал первый на континенте Евросоюз – Союз Советских Социалистических Республик. Нынешний Евросоюз № 2 есть реинкарнация СССР и, бесспорно, повторит его судьбу. Комиссары Великой французской революции, ленинские комиссары и нынешние еврокомиссары – это ведь фигуры одного замеса и, по сути, одной идеи. Но после прихода к власти Ленин во многом становится другим. Из интернационалиста (космополита) он превращается в государственника, хотя и пролетарского государственника. И он восстанавливает Большую Россию – мощное русское государство. Ленин – гениальный политик. На развалинах монархической, а затем и квазидемократической (анархической) России и на фоне полнейшей импотентности остальных тогдашних русских политиков он взял власть, удержал её, выиграл Гражданскую войну (без поддержки народа это было бы невозможно), в которой с противоположной стороны участвовали ВСЕ ведущие мировые державы того времени, и приступил к воссозданию Российского государства. При этом нужно отметить, что он не видел его государством русским, хотя и выделял ведущую роль «русского пролетариата» и русской культуры. Не разрушать, а устанавливать памятники Ленину должны бы ныне независимые постсоветские государства, включая Украину, половина которых исторически появились благодаря Ленину. Именно Ленин начал (а Сталин потом продолжил) феноменальный образовательный, научный и индустриальный рывок России. Если бы не жертвы, если бы не насилие над русским крестьянством... Ленин – один из двух величайших политиков России мирового масштаба в XX веке. В свете всего сказанного он должен быть почитаем в современной России, в Европе и в мире. И только русский народ может и имеет основания предъявлять ему претензии. Но и мы должны объективно оценить масштаб этой фигуры. Всё-таки вновь собрал Российское государство он, а не кто-то другой.