• Теги
    • избранные теги
    • Разное1020
      • Показать ещё
      Страны / Регионы690
      • Показать ещё
      Компании244
      • Показать ещё
      Люди506
      • Показать ещё
      Формат78
      Показатели47
      • Показать ещё
      Международные организации33
      • Показать ещё
      Сферы12
      • Показать ещё
      Издания51
      • Показать ещё
16 сентября, 00:33

«Ностальгия по Сталину в нашей стране вызвана топтанием собственной истории!»

Министр образования и науки РФ Ольга Васильева сообщила, что 38 учебников истории были исключены из школьной программы после прохождения проверки на соответствие историко-культурному стандарту, разработанному под эгидой Российского исторического общества.

15 сентября, 19:48

8-часовой рабочий день безнадежно устарел

Алексей Соломатин – основатель сервиса FactoryFinderНесмотря на множество исследований на тему продуктивного использования рабочего времени и доказанный факт, что из восьми часов рационально используются лишь три, в законодательстве большинства стран фигурирует цифра 8. Даже если компания позволяет работать по гибкому графику, чаще всего речь идет о возможности приходить в офис в промежуток 9-12 и уходить с 18-20 ч. Итого – восемь часов в день, сорок часов в неделю. И пусть автомобили собираются роботами, на заводах трудится в десятки раз меньше сотрудников, а вычислительная мощность компьютеров возрастает до немыслимых ранее пределов – человек продолжает работать по 40 часов в неделю, отдавая дань традиции, но КПД не увеличивается. В этой колонке мы разберем причины подобного консерватизма и пути его обхода.( Читать дальше... )Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

15 сентября, 00:16

Страна непрерывной модернизации

В чем состоит российский консерватизм

13 сентября, 17:02

Мина под урбантину

В Москве на муниципальных выборах 10 сентября яблочники, вопреки патологическому антисоветизму собственных гуру, рука об руку с коммунистами защищали родные дома, дворы и парки, оставшиеся в наследство от СССР. То есть выступали в роли советских консерваторов

13 сентября, 13:49

Мединский попросил силовиков пресечь давление на государство «распоясавшихся активистов»

Министр культуры РФ Владимир Мединский прокомментировал ситуацию вокруг фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя. Он попросил руководство правоохранительных органов «обеспечить соблюдение законности, жестко пресечь давление на государство и кинобизнес со стороны распоясавшихся „активистов“ с их общественно опасными методами навязывания своих убеждений». Официальный комментарий Мединского опубликован на сайте министерства культуры РФ.

13 сентября, 11:27

Роуминг по России стоимость тарифы подробнее на 13.09.2017 г. Детальная информация.

Сегодня, спустя 100 лет после двух русских революций, нам нужно сделать главные исторические выводы: 1) Нельзя ни под какими привлекательными лозунгами разрушать Россию, нашу Родину, наше родное государство! 2) Сильное Российское государство никак не противоречит идее и практике социальной справедливости, … Читать далее →

Выбор редакции
Выбор редакции
11 сентября, 11:06

«Русская идея»: Столетие революции и левый консерватизм [Радио Радонеж]

В эфире автор книги "Либерастия" и самого термина - Илья Викторович Смирнов

06 сентября, 01:08

Режиссеру фильма "Матильда" А.Е.Учителю

Оригинал взят у yuritor в post   Режиссеру фильма "Матильда" А. Е. Учителю  Открытое письмо Режиссер Учитель, ты достойный представитель сборища мучителей России: вождей и палачей, олигархов и комиссаров, чекистов и либералов всех цветов, приватизаторов и "пламенных революционеров": всяческих чубайсов и дзержинских, менжинских и фридманов. авенов и ельциных, волошиных и потаниных, мехлисов и горбачевых, алишеровых и абрамовичей, усмановых и землячек, бронштейнов и ягод, ежовых и бериевых и прочей хищной, жестокой безнациональной номенклатуры, имя ей легион, которая вот уже более сотни лет грабит, убивает, унижает, разрушает, устраивает революции, перевороты, строит свое государство. Россия для нее плацдарм, поле для экспериментов, а ее народы аборигены и рабы. Декларируемый государственный строй не имеет никакого значения. Главное эксплуатация и уничтожение традиционной России. И ты, Учитель, представитель этой номенклатуры. Так же, как и она, ненавидишь и презираешь Россию, ее веру, традиции, культуру. Образно говоря, ты стоял рядом с Лазарем Кагановичем, когда он, перед взрывом Храма Христа Спасителя, радостно сообщил: "Сейчас задерем подол матушке России". Ты был рядом с Шаей Голощекиным и Юровским, расстреливая и докалывая штыками, ни в чем не повинных людей. Ты вместе с ними расчленял тела и, поливая их кислотой, сжигая в течение двух суток, приятно проводил время. Это ты вместе с известной чекисткой Розалией Землячкой сталкивал с барж в море связанных мальчишек кадетов, поверивших вашему звериному милосердию. Это вы местечковые революционеры из Нью-Йорка и Цюриха, Парижа и Берлина, Молдавии и Германии, Польши и Франции, с вашей беспощадностью, сплоченностью и организованностью, крушили и убивали Россию: вешали, расстреливали, топили, сжигали. Это был ваш праздник и ты был среди них. Всей своей сутью: наглостью, презрением к православной вере. ты их и оттуда. Времена меняются. И вот некий бродяга и несостоявшийся художник собрал шпану из подворотен Берлина, Мюнхена, Кельна и других германских местечек, переодел их в черную одежку и сообщил: теперь они сверхлюди. Как удивительно: еще вчера не знали что есть и где жить, а ныне сверхлюди. Конечно, с полным презрением к человеку, его традициям и вере. Фюрер все издержки берет на себя. Так вот ты из этого же сброда, из такой же шпаны, только из ленинградской подворотни. Все твои поделки: презрение к России, ее традициям и надеждам, подтверждают это. Если бы у тебя была бы хотя бы капля совести и благородства, ты пожалел (хотя бы) тех православных, которые страдая от вас уже сотню лет, пытаются вылезти из той мерзости и нищеты, куда вы постоянно заталкиваете Россию. Когда немцы новой ордой ринулись в Россию, сметая все на своем пути, и лязг их танков уже стал слышен в высоких чекистких и комиссарских кабинетах, таки пришлось срочно учиться произносить такие сложные слова как "братья и сестры", вспоминать каких-то князей, с которыми комиссары торжественно покончили, а именно, Александра Невского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, а главное радостно произносить такие слова как "русский", а иногда, о ужас, "церковь". И все почему же? Уж очень не хотелось покидать уютную Москву, где было столько взорвано, расстреляно, уничтожено и заканчивать свои дни в отдаленных, специально приготовленных местах. В своем презрении к православной вере, нашей истории, в своем желании превратить народы нашего Отечества в стадо ты ничем не отличаешься от намерений некоего Альфреда Розенберга с его планом "Ост" и примерно теми же конечными целями. Казалось бы сегодня все достигнуто: страна поделена, снова, как былые добрые для вас времена, убито, как бы само собой, несколько миллионов человек, у власти новая, но своя генерация сверхлюдей: некие чубайсы, фридманы, вексельберги, лисины, потанины, грефы с грифонами, эрнсты и собчачки: все решительные, беспощадные, без сомнений и веры. Триллионы долларов вывезены, по всему миру приобретено все, что хотелось. Властвуйте, берите, издевайтесь. особенно над русскими. Кто защитит? Наконец-то сбылась вековечная мечта местечковых революционеров и их прихлебателей. Оставшиеся православные, идя навстречу  своим соотечественникам и единоверцам за рубежом, решили почитать убитого императора Николая II и его семью как святого. По сути это то немногое, что было оставлено новыми розенбергами и эрнстами этим русским. И что же  местечковые революционеры и среди них ты, Учитель? Ведь вы же свое получили и что вам  вам до чужого народа, чужой веры, чужой истории. Странные эти русские: не мстят, не требуют вернуть, что новые комиссары отобрали, а поклоняются своему святому царю. Но нет, тебе и таким как ты неймется, нужно добить их: не только русских, а всех, кто чтит и помнит Россию, как дом и защиту, ее историю и память. Кстати народы Кавказа почитали Святого царя и Дикая дивизия, состоявшая из полков, представлявших цвет и гордость Кавказа, героически, до последнего, сражалась за Россию. Народы Тувы и Бурятии гибли тысячами от комиссарских расстрелов, когда отказывались от предательства Белого царя, как они его называли. Или сегодня: в православном мире России, Украины, Белоруссии. Сербии, Молдавии, Болгарии почитают мироточивые (совершенно незнакомое для тебя слово, еще страшнее, чем братья и сестры) образы нашего Царя страстотерпца Николая II и Его семьи. Миллионы и миллионы людей по всему миру свято чтут эти образы. Мы, у нас в Краснодаре, по благословению нашего владыки митрополита Исидора, встречали мироточивую икону Царя страстотерпца в мае 2003 года. Для тебя, из обновленного племени комиссаров и богоборцев, по сути, все непонятно и не нужно. Но это все наше природное и выстраданное на фоне всех твоих извращений. Был погожий майский день. Никто особо не объявлял о предстоящей утренней встрече мироточивой иконы Царя страстотерпца. Ранним утром, к приходу поезда, вся привокзальная площадь была запружена народом, тысячи и тысячи краснодарцев и гостей со всей Кубани. Поезд был встречен войсковым маршем. Епископ Майкопский и Адыгейский Пантелеимон, старшие казачьи офицеры, ветераны армии приняли икону как величайшую святыню. Икона была вынесена на привокзальную площадь, совершен водосвятный молебен. По его окончанию, знамена армейских подразделений всех родов войск и казачьи знамена, при глубочайшем молчании всей огромной площади, склонились над иконой. Казаки сняли папахи, мы преклонились Святому царю страстотерпцу.  Да, мы встречали нашего царя и на какое-то мгновение почувствовали, что мы не сироты. У многих стариков, суровых и грозных, на глазах стояли слезы. Казалось, что сам государь с его немного застенчевой улыбкой отечески приветствовал всех, а потом принимал воинский парад армейских и казачьих частей. Надо было видеть как радостно и лихо проходили колонны. Единый народ стоял на площади. Это был наш отечественный парад. После, в окружении тысяч людей икону перенесли в кафедральный собор, где она еще несколько дней пребывала для поклонения. Затем икону провезли по всей Кубани и вся Кубань ее радостно и трепетно принимала. Тысячи и тысячи кубанцев разных возрастов, национальностей и вероисповеданий склонялись над иконой. Были случаи, когда совсем юные мальчишки и девчонки просили прощения у государя императора за все содеянное с ним, его супругой и детьми. Совершались многие чудеса, но это не для тебя богоборца и клеветника. Несмотря на все гонения, расстрелы, высылки, расказачивания, мы встретили нашего императора и ему святому поклоняемся  по сей день. Ты же на нашу веру, надежды и упования пытаешься вылить грязь и извращения, потому что мы для тебя не люди, а стадо для новых экспериментов и грабежа. Описываю это тебе и тем кто тебя поддерживает, исключительно, чтобы показать над кем вы глумитесь. Над народом, но ты не наш соотечественник, ты пришелец. Помни, мы с Богом живем уже более тысячи лет и, как сказал наш князь Святослав, который избавил нас от хазарского ига, "мертвые сраму не имут", а позже, став православными, наши предки и мы вместе с ними говорим: "Господь и святые его поругаемы не бывают" и еще "Не прикасайтесь к помазанным Моим", но ты, как представитель преисподней, льешь и льешь грязь.  Помни, это мы создали великую державу, великими жертвами отстояли ее во всех нашествиях, во всех революциях и заговорах, которые такие как ты творили и ты, в частности, своим гнусным фильмом творишь. С Божией помощью отобьемся и от твоей грязи. У нас есть вера, наше Отечество, наш народ, а кто ты злобный, пошлый, местечковый бродяга с такими же как ты подельниками. Что вы можете: только разрушать, грабить и гадить. И это во время, когда вся наша страна прилагает прилагает неимоверные усилия, чтобы сохранить единство и уцелеть. Понятно, что все выше сказанное для тебя пустой звук, но написано тебе богохульнику и предателю, как предупреждение. Ибо ты человек без совести и Отечества. Рассказываете пошлую придуманную историйку о трагически погибшем императоре, его супруге и детях. Полное забвение совести, сострадания, жалости, как и у их палачей, с которыми ты заедино. Помимо прочего ты еще заурядный плебей: выдумать чтой-то из господской жизни, всем рассказать, устроить балаган, получить навар. Для тебя, как ненавистника России, ее чести и славы главное заразить всех своей ложью, похотью и извращениями. По этой причине ты постоянно лжешь. Ты утвеждал, что фильм (киновариант) не закончен. Однако в базе данных IMDb в паспорте фильма обозначено окончание производства не позднее августа 2016года.  Как известно это ведущий международный профессиональный сайт по киностатистике.  Или участие телесериала"Матильда" в конкурсе драматических сериалов MIPDrama Screengs в Каннах в апреле 2016 года. Кстати, о показе этого сериала есть предварительная договоренность с первым каналом в 2017 году. Ребята, вы здесь сражайтесь за киновариант, а мы "тихой сапой" покажем нашу "клюкву" всему честному народу по "ящику". И снова молчание, что еще раз подтверждает, твоя поделка не только способ "срубить большое бабло" на попытке осквернения исторической России, но и конкретная операция так называемой гибридной войны. Россия унижается за средства ее же налогоплательщиков, всех тех же бюджетников, пенсионеров, ободрав которых, ты через Фонд кино получил на свои нужды сотни миллионов рублей. Твои хозяева очевидно в восторге. Глава международного отдела студии РОК, выпускающей фильм, некая Анна Шалашкина, на конкурсе в Каннах заявила: " к этому времени (2017 год, премьера сериальной версии), мы подготовим впечатляющие материалы". "Клубничку" выдадим по полному разряду, только покупайте господа байеры. Наши актеры с большим эротическим опытом постараются. Незабываемый образец цинизма и русофобии, а вы, уважаемые, спорьте, возмущайтесь. Вы же туземцы, аборигены в нашей уже столетней колонии.  Судя по твоей страсти к похоти, ее исследованиям и выдумыванию, что утвердилось еще в твоем мерзком клеветническом фильм "Дневник его жены" о русском гении Иване Бунине и достигло апогея в "Матильде", вполне можно, для полноценного выхода за рубеж,  снять фильм о личных семейных хрониках, скажем " Интимный дневник моей бабушки: молдавские хроники" с тем же актерским составом. Все в деталях, крупным планом. Или "Интимный опыт Голды Меир в воспоминаниях", но страшновато, как-то сразу приедут из антидиффамационной лиги или генерал Яков Кэдми из "Натива" очень доходчиво объяснит, что так делать нельзя. При всем прочем свои все-таки, подумается тебе. В силу ненависти к русским, русской истории, по малограмотности, многие тексты не знаешь. "...культурное развитие народа невозможно вне его национальной жизни, ибо все то, что в совокупности обнимается понятием культуры. является порождением и достоянием культурного духа народа... Народ, отрекшийся от национальной жизни, денационализировавшийся, обречен на вырождение". "Русское государство - это есть создание тысячелетних усилий, лишений и бесконечных жертв русского народа." Для тебя пришельца, разумеется пустые и чужие слова. Анатолий Савенко. "Национализм и государственность" 3 августа 1919 года Ист. ж. "Вопросы национализма" №29 2017 год, стр. 172, 174. "Отношение человека к родине должно быть прежде всего религиозным. Чтобы любовь к родине побуждала его к высшим подвигам самоотвержения, он должен смотреть на родину как на великую святыню и ценность духовную, ради которой стоит жертвовать не только всем достоянием, но и самой жизнью. Разве может быть такое чувство у человека, утратившего всякую святыню?" В июне 1917 года прошел всероссийский съезд духовенства и мирян. Из доклада князя Е. Н. Трубецкого "Церковь и Россия". Вот так князь Евгений Николаевич Трубецкой очень ясно показал, что такие богохульники как ты, покушающиеся на святых и святыни нашего народа, вне Отечества и вне народа.  Конечно, в своем отступничестве, богохульстве, ненависти к России ты будешь идти до конца и он для вас печален, комедианты и предатели. Вообще-то ты булгаковский герой, имею в виду Михаила Афанасьевича. Что-то между прогрессивно эволюционирующим прототипом Шарикова, отсюда, кстати, ярко выраженная шариковская похоть, и вполне состоявшимся поэтом Иваном Бездомным с его наглостью, безграмотностью и, главное, неприятием Бога. Вся ваша компания: порноактер. позор немецкой нации, некий комедиант Ларс Айдингер, героиня эротических роликов некая Ольшанска, всяческие продюсеры и спонсеры и ты, некий балаганный учитель, весьма напоминаете свиту одного из главных героев "Мастера и Маргариты". Учитель, ты постоянно рассуждаешь о свободе творчества, твоей свободе, которая превыше всего. Свобода творчества в твоем представлении -- мне дозволяется. Проходили. Сто лет ранее в России была свобода расстреливать, вешать, докалывать штыками, сжигать. Многие с успехом реализовали свои творческие возможности. Только священников и клириков, за время развязанной твоими единомышленниками гражданской войны, было расстреляно, повешено, распято, подвергнуто всяческому физическому насилию около десяти тысяч человек и миллионы погибших в концлагерях, ссылках, чекистких застенках. Захотелось новых художеств для твоей свободы и ты, режиссер, твоим хамством, пошлостью, презрением к вере вполне порождаешь новые художества - преступления. Послушайте, Учитель и подельники. Застоялись, "движухи" захотелось: крови, пожарищ, застенков, лагерей -- разумеется все под вашим началом и неограниченная "свобода творчества". Всего-то для начала надо облить грязью русского святого и императора, а дальше все само пошло и поехало. Получено известие о выдаче прокатного удостоверения для показа фильма. Все кто тебя лелеял, защищал, давал деньги, вся антихристианская, русофобская мафия, вся свита сделали свое грязное дело, так как для вас главное духовная смерть России, уничтожение ее народа, окончательное решение "русского вопроса". В этом вся ваша плебейская суть предателей, подлецов, провокаторов. Да, нас русских некому защитить, а твоя сила хама велика, но помни за нами Вера и Отечество, наши святые, миллионы погибших за наши святыни, наш народ. Специально для тебя, режиссер. Ответ за нас, за наше поругание. Н. В. Гоголь   Тарас Бульба Нет, поднялась вся нация, ибо переполнилось терпение народа, -- поднялась отмстить за посмеянье прав своих, за позорное унижение своих нравов, за оскорбление веры предков и святого обычая, за посрамление церквей, за бесчинства чужеземных панов, за угнетенье, за унию, за позорное владычество жидовства на христианской земле. г. Краснодар  август 2017 года Торгашов Юрий

19 августа, 04:31

Бэннон после ухода из Белого дома стал одним из руководителей ультраправого новостного сайта

Ранее в СМИ ходили слухи о том, что Бэннон сам является сторонником концепции "превосходства белых". Бывший сотрудник Белого дома эти слухи не подтвердил, но и не опроверг, выразив вполне определенные опасения.

05 августа, 07:42

Константин Сёмин «АгитПроп» 05.08.2017

Утечка шампанского. Константин Сёмин Агитпроп от 5 августа 2017 года Утечки - ни дня без них. Небольшие ручейки компромата, на которые можно было бы махнуть рукой, сливаются в могучие реки, выходят из берегов, сносят плотины и переполняют чаши терпения. Именно такой волной намыты свежие антироссийские санкции, подписанные-таки президентом Трампом. Брызги поспешно выпитого шампанского, наконец, ударили в голову.

Выбор редакции
30 июня, 18:32

Иван Охлобыстин: Народное над частным

Дабы облегчить моим соратникам и единоверцам процесс ознакомления с представленной широкой публике теоретической базой консерватизма, дерзну среди прочего рекомендовать к ознакомлению труды итальянского философа Юлиуса Эволы. https://izborsk-club.ru/13630

30 июня, 17:45

В мире: Меркель идет на четвертый срок через легализацию гей-браков

Однополые браки в ФРГ решено узаконить. Это решение бундестага отвечает на соответствующий запрос избирателей, 83 процента которых поддерживают подобное расширение прав секс-меньшинств. Но самое интересное другое – почему именно сейчас партия Ангелы Меркель решила поддержать данный законопроект, хотя до этого все время отклоняла его. Германский бундестаг на голосовании в пятницу большинством голосов одобрил закон о легализации однополых браков. Законопроект одобрило далеко не абсолютное большинство – 393 парламентария. Против было 226, и четверо воздержались. Данный законопроект продвинула Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) совместно с партией «Зеленые» и Свободной демократической партией (СвДП). ЛГБТ-активисты и правозащитное сообщество на Западе позитивно встретили решение немецкого парламента и считают его серьезным достижением. В то же время в ряде западных СМИ усмотрели в германской инициативе серьезную политическую игру – причем, по мнению экспертов, ее ведут консервативные христианские демократы, партия Ангелы Меркель. Издание EUobserver назвало решение бундестага «результатом политических махинаций». Причем «в сердце этого карточного домика» находится Меркель, считает европейское издание. По его мнению, данный ход – не более чем часть предвыборной подготовки Меркель и создания ею удобных условий для возможных коалиций. Осталась ли Меркель верна своей позиции? Германия была одной из первых стран Евросоюза, одобрившей еще в 2001 году так называемое гражданское партнерство для однополых пар (без возможности вступления в официальный брак). С этого момента ЛГБТ-активисты активно лоббировали и следующий шаг – легализацию браков для гомосексуалистов. Однако все эти усилия блокировались правящим партийным блоком ХДС/ХСС («Христианско-демократический союз» и «Христианско-социальный союз») во главе с Ангелой Меркель. Канцлер ФРГ всегда позиционировала себя как последовательную противницу однополых браков (хотя и признавала права ЛГБТ). Перед нынешним парламентским голосованием она заявила: «Для меня брак, определяемый законом, – это брак между мужчиной и женщиной». И проголосовала против. На первый взгляд, Меркель осталась верна своей линии, однако на деле ее принципиальность оказалась не столь однозначной. Во-первых, на этот раз она допустила законопроект до голосования – чего раньше не происходило. Во-вторых, призвала парламентариев от ХДС/ХСС не соблюдать партийную дисциплину, а голосовать так, как они сами считают нужным. «Политес» был соблюден: консервативное крыло партии Меркель голосовало против, либеральная часть – за. Именно благодаря «разрешению голосовать, как хочешь» закон был в итоге принят. Сама Меркель объяснила это тем, что ее взгляды претерпели некоторые изменения после знакомства с одной лесбийской парой, воспитывающей восьмерых детей, а потому она призвала своих однопартийцев голосовать «по своей совести». Большинство немцев оказались противниками здорового консерватизма Ангела Меркель обратила внимание на настроения общества, ведь, согласно соцопросам, 83 процента немцев поддерживают легализацию однополых браков. Германский политолог Александр Рар заявил газете ВЗГЛЯД, что политика либеральных ценностей набирает все большие обороты в Германии, хотя это «происходит достаточно искусственным способом». «Здоровый консерватизм все больше становится в политике и в элитах позицией меньшинства», – указал собеседник. Собеседник заметил, что он не поддерживает этот закон, хотя и не выступает против геев и лесбиянок и считает, что это их свободный выбор – жить вместе. «Общество должно иметь в виду защиту ценностей семьи, христианских ценностей – понятия, на которых веками строилась цивилизация», – объяснил он свою позицию. В свою очередь эксперт берлинского Фонда имени Фридриха Науманна (идейно близкого к либеральной СвДП) Саша Тамм заявил газете ВЗГЛЯД, что не имеет ничего против самого закона. Однако ему не нравится, что это используется как инструмент внутренней политики, и в угоду этому целая политическая партия – ХДС/ХСС – резко меняет свое мнение. За действиями канцлера ФРГ кроется трезвый политический расчет Такое следование общественным тенденциям возникло неспроста. Выборы в Германии должны состояться 24 сентября текущего года, и положение Меркель в этот раз не так крепко, как на прошлых голосованиях. Как заявил Саша Тамм, ХДС/ХСС сейчас пользуется примерно 39 процентами поддержки населения, в то время как СДПГ – 25 процентами, а «Зеленые» – восемью. Помимо трендов в социальном сознании Меркель учла и еще один момент. Все потенциальные коалиционные партнеры – и СДПГ, и СвДП, и «Зеленые» – назвали принятие данного закона ультимативным условием для возможного создания коалиции. Александр Рар считает, что именно оппозиция своими действиями вынудила канцлера ФРГ пойти на такой шаг. «Движущей силой была не госпожа Меркель, а скорее ее конкурент – Мартин Шульц из СДПГ, который ищет какие-то темы, по которым он может наверстать опять очки, получить поддержку населения», – заявил собеседник. Рейтинг Шульца катастрофически падает, а Меркель – растет, потому глава социал-демократов и решил использовать тему однополых браков, чтобы нанести удар по лидеру ХДС/ХСС, считает он. В то же время Саша Тамм, напротив, уверен, что это тактика самой Ангелы Меркель. Канцлер не хочет, чтобы «во время кампании «Зеленые» и СДПГ играли на этой теме», считает политолог. По его мнению, таким образом Меркель пытается выбить удобный инструмент из рук своих противников, чтобы не допустить победы оппозиции. Действительно, легализация однополых браков может позволить Меркель заручиться дополнительной поддержкой электората и даже переманить часть голосов у одного из главных лоббистов данной темы – СДПГ. А вот сама канцлер рассчитывает, что ее образ не сильно пострадает и в глазах традиционных консервативных сторонников ХДС/ХСС, выступающих против данного закона. «Она проголосовала снова против – это вызовет большие симпатии среди тех, кто выступает против этого закона и они будут и дальше голосовать за ХДС», – подчеркнул Рар. Кроме того, Меркель открыла для своей партии пути для создания коалиционного правительства в случае, если такая необходимость возникнет. Таким образом, Меркель серьезно укрепила свои шансы на четвертый срок на посту канцлера. Тамм считает, что тактика Меркель сработает и ей удастся победить на очередных выборах. Ход Меркель не такой беспроигрышный, как кажется на первый взгляд Но есть в данной истории и другая сторона медали. Три четверти депутатов от ХДС проголосовали против законопроекта. А значит, и комбинацию Меркель большая часть ее соратников не одобряет. Соответственно, канцлер рискует столкнуться с серьезной критикой от собственных однопартийцев, а также спровоцировать внутренние противоречия в блоке. Еще один нюанс в том, что, вопреки ожиданиям Меркель, консервативный электорат не мог не заметить двойственности в ее позиции. А соответственно, часть его голосов канцлер потеряет. И перейдут они, с большой долей вероятности, не к кому-то, а к праворадикалам, например к «Альтернативе для Германии», для которых этот закон стал предвыборным подарком. Они уже начали мобилизовывать протестные настроения сторонников традиционных ценностей для наращивания своей поддержки. Что еще более интересно, даже сторона, оставшаяся в выигрыше – ЛГБТ-сообщество и сочувствующие – восприняли ход Меркель не совсем однозначно. «Путь, которым он был принят, похож на акт милосердия от гетеросексуалов вместо (признания – прим. ВЗГЛЯД) прав человека, которыми каждый из нас обладает», – заявила ЛГБТ-активист и евродепутат от партии «Зеленые» Терри Рейнтке. Она подчеркнула, что с правами человека нельзя обращаться в таком ключе, и указала, что нет никаких гарантий, что закон, который был так внезапно принят, не может быть также быстро отменен. Теги:  Евросоюз, Ангела Меркель, Германия, ЛГБТ, гомосексуалисты, гомосексуализм, ФРГ, гей-браки

30 июня, 12:29

Илья Будрайтскис "Что такое «консервативный поворот»?"

Что такое «консервативный поворот»? Успех политических сил, обращающихся к «традиционным ценностям» и величию прошлого, сегодня становится мировой тенденцией. В основе их политических обращений неизменно присутствует момент ностальгии, стремления сохранить или вернуть нечто утерянное. Скептическое отношение к «современности», при всех различиях обнаруживает в этих движениях общие основания, связанные с консервативной политической традицией. Не находясь в прямой интеллектуальной преемственности с консервативными авторами прошлого, современные консерваторы воспроизводят их «стиль мысли». В свою очередь, публичная критика этих движений в многом повторяет мотивы Просвещения, разоблачавшего их как иррациональный набор предрассудков. Такой подход представляет консервативное недовольство современностью как «иллиберальный момент», временное следствие политических и социальных дефектов. В лекции будет рассмотрен вопрос о критическом содержании консерватизма, а также различии этой критики как глубокого качества его интеллектуальной традиции и как «стиля», востребованного текущей ситуацией. Спикер — Илья Будрайтскис, публицист, куратор, преподаватель, Институт проблем современного искусства (ИПСИ), Москва.

29 июня, 18:00

Признаки того, что вам в будущем угрожает старческое слабоумие

Академик Бехтерев, тот самый, что посвятил жизнь изучению мозга, как-то заметил, что великое счастье умереть, не растеряв на дорогах жизни разум, будет дано лишь 20% людей.Остальные к старости, увы, превратятся в злых или наивных маразматиков и станут балластом на плечах собственных внуков и взрослых детей. 80% — это значительно больше, чем число тех, кому по бездушной статистике суждено заболеть раком, болезнью Паркинсона или слечь в старости от хрупкости костей.Для того, чтобы войти в будущем в счастливые 20%, постараться придется уже сейчас.Известный советский поэт Заболоцкий вывел универсальный рецепт здоровой жизни, который, помнится, заставляли заучивать наизусть всех учеников средней школы. Да-да, то самое четверостишие:«Не позволяй душе лениться,чтоб в ступе воду не толочь,душа обязана трудитьсяи день, и ночь, и день,и ночь».На деле с годами начинают лениться практически все. Парадокс — мы много работаем в юности, чтобы не иметь проблем в старости. А получается наоборот: чем больше мы успокаиваемся и расслабляемся, тем больший вред приносим себе.Уровень запросов сводится к банальному набору: «вкусно поесть — вдоволь поспать». Исчезают заботы о хлебе насущном. Интеллектуальная работа сводится к разгадыванию кроссвордов. Зато непомерно возрастает уровень требований и претензий к жизни и к окружающим: «Я-то трудностей хлебнул, теперь ты покрутись!»Давит груз прошлого, а ведь оно не всегда бывает простым. Возрастает категоричность и процент ценочных суждений. Раздражение от непонимания чего-то выливается в отторжение действительности. Человек, сам того не замечая, глупеет, а то и вовсе превращается в самодура, увеличивая пропасть между собой и окружающим миром.Становится враждебным, глухим и слепым к зову близких.Теряет физическую и интеллектуальную форму. Страдает память, способности к мышлению. И постепенно человек отдаляется от реального мира, создавая свой, зачастую жестокий и враждебный, болезненный фантазийный мир, из которого каждому, кто соприкасается с ним, хочется убежать как можно дальше, куда глаза глядят.Более всего слабоумие грозит тем, кто прожил жизнь, не меняя своих установок. Такие черты как чрезмерная принципиальность, упорство, консерватизм скорее приведут в старости к слабоумию, чем гибкость, способность быстро менять решения, эмоциональность.Первые ласточкиСлабоумие никогда не приходит внезапно. Слабоумие — не сумасшествие и даже не психическое отклонение, и уж тем более не болезнь. Поэтому и отследить его начало невероятно сложно.Оно прогрессирует с годами, приобретая все больше и больше власти над человеком. То, что сейчас всего лишь предпосылки, в будущем может стать благодатной почвой для ростков слабоумия. Вот некоторые косвенные признаки, указывающие на то, что Вам, может быть, стоит заняться апгрейдом мозга.1. Вы стали болезненно воспринимать критику, в то время как сами слишком часто критикуете других.2. Вам не хочется учиться новому. Скорее согласитесь на ремонт старого мобильного телефона, чем будете разбираться в инструкции к новой модели.3. Вы часто произносите: «А вот раньше», то есть, вспоминаете и ностальгируете по старым временам.4. Вы готовы с упоением рассказывать о чем-то, невзирая на скуку в глазах собеседника.Не важно, что он сейчас заснет, главное: то, о чем Вы говорите, интересно Вам..5. Вам трудно сосредоточиться, когда Вы начинаете читать серьезную или научную литературу. Плохо понимаете и запоминаете прочитанное. Можете сегодня прочитать половину книги, а завтра уже забыть ее начало.6. Вы стали рассуждать о вопросах, в которых никогда не были сведущи. Например, о политике, экономике, поэзии или фигурном катании. Причем Вам кажется, что Вы настолько хорошо владеете вопросом, что могли бы прямо завтра начать руководить государством, стать профессиональным литературным критиком или спортивным судьей.7. Из двух фильмов — произведение культового режиссера и популярная киноновелла/детектив — Вы выбираете второе. Зачем лишний раз напрягаться?Вы вообще не понимаете, что интересного кто-то находит в этих культовых режиссерах.8. Вы уверены, что другие должны подстраиваться под Вас, а не наоборот.9. Многое в Вашей жизни сопровождается ритуалами. Например, Вы не можете выпить свой утренний кофе из какой-нибудь другой кружки, кроме своей любимой, не покормив предварительно кота и не пролистав утреннюю газету.Выпадение даже одного элемента выбило бы Вас из колеи на целый день.10. Временами Вы замечаете, что тираните окружающих какими-то своими поступками, причем делаете это без злого умысла, а просто потому, что считаете, что так — правильнее.Апгрейд мозга!Заметьте, самыми светлыми людьми, до самых преклонных лет сохраняющими разум, как правило, являются люди науки и искусства, то есть те, кому по долгу службы приходится напрягать свою память и совершать ежедневную умственную работу. Более того, им приходится все время держать руку на пульсе современной жизни, не отставать от модных тенденций и даже в чем-то опережать их. Такая «производственная необходимость» и есть гарантия счастливого разумного долголетия.1. Каждые два-три года начинайте чему-то учиться. Конечно, Вам не обязательно поступать в институт и получать третье или даже четвертое образование. Но Вы вполне можете пройти краткосрочный курс повышения квалификации или освоить совершенно новую профессию. Старая суфийская притча: «Ученик мудреет в глазах Бога, но молодеет в глазах людей!»2. Окружайте себя молодыми людьми. У них Вы всегда сможете поднабраться всяких полезных вещей, которые помогут Вам всегда оставаться современным.3. Если Вы давно не узнавали ничего нового, может быть, Вы просто не искали?4. Время от времени решайте интеллектуальные задачки и проходите всевозможные предметные тесты, благо того и другого сейчас более чем достаточно в Интернете.5. Постоянно учите иностранные языки. Даже если Вы не будете на них разговаривать и не выучите язык как следует, все равно необходимость регулярно запоминать новые слова поможет тренировать память.6. Растите не только вверх, но и вглубь! Доставайте старые учебники и периодически вспоминайте школьную и ВУЗовскую программу!7. Занимайтесь спортом! Регулярная физическая нагрузка до седых волос и после — действительно спасает от слабоумия.8. Почаще тренируйте память, заставляя себя вспоминать стихи, которые когда-то знали наизусть, танцевальные па, программы, которые разучивали в институте, номера телефонов старых друзей и многое другое — все, о чем сможете вспомнить.9. Разбивайте привычки и ритуалы! Чем более Ваш следующий день будет отличаться от предыдущего, тем меньше вероятность, что Вы «закоптитесь» и придете к слабоумию. Ездите на работу по разным улицам, откажитесь от привычки заказывать одни и те же блюда, занимайтесь тем, чего никогда раньше не умели10. Давайте больше свободы другим и делайте как можно больше сами. Чем больше спонтанности, тем больше творчества. Чем больше творчества, тем дольше вы сохраните ум и интеллект!источник

29 июня, 11:00

Пакистан и мальтузианские проблемы

Пакистан не может себе позволить находиться в состоянии вечной летаргии. В долгосрочной перспективе не имеет значения, какой религии последуют населяющие его народы, или какую форму правления они выберут. Кто бы они ни были, как бы они себя называли – их просто слишком, слишком много для земли, которую он населяют. Никто не знает точно, сколько людей […]

29 июня, 10:55

Мнения: Владимир Можегов: Если бы Пушкин не погиб

Опрос, призванный выявить выдающихся личностей, проведенный «Левада-центром», дал ожидаемо-неожиданный результат. Первое место Сталина едва ли могло по-настоящему удивить. А вот второе место действительно несколько неожиданно. Очередной социологический опрос, призванный выявить выдающихся личностей в истории России, проведенный «Левада-центром», дал ожидаемо-неожиданный результат. Первое место Сталина (38% респондентов) едва ли могло по-настоящему удивить. Во время аналогичного опроса 2012 г. Сталин победил даже с большим счетом – 42%. Третье место Владимира Ленина (32%) радует уже тем, что популярность лидера большевиков все же медленно, но неуклонно падает (в 2012-м он пришел вторым с 37%). А вот второе место, которое в этот раз поделили Владимир Путин и Александр Пушкин (34%), действительно несколько неожиданно. (В 2012-м Пушкин был четвертым (29%), а Путин (22%) – пятым в списке). Даже в этом, достаточно мутном, зеркале нельзя не увидеть тенденции, которая, к тому же, еще и довольно стабильна. Сердце русского народа консервативно в своей любви – вот о чем говорят нам результаты опросов. И в этой связи не могут, конечно, не радовать рейтинги Пушкина, имени, наиболее удаленного от нас во времени. Любовь к Пушкину жива в русском сердце, и в этой любви звучит надежда на возрождение. Миссия эмиграции Во второй половине XIX века о Пушкине вспоминали мало. На фоне Некрасова и Чернышевского Пушкин с его «чистым искусством для искусства» воспринимался как существо из другого мира, далекое от чаяний и надежд века. Вернула Пушкина в актуальную реальность знаменитая «Пушкинская речь» Достоевского, прочитанная по случаю открытия памятника поэту в Москве в июне 1880 г. Достоевский называл Пушкина Всечеловеком, говорил о нем как о некой абсолютной мере русского народа, который способен сказать миру последнее слово примирения и истины. В завершение же называл Пушкина «великой тайной», которую нам теперь без него предстоит разгадывать (то есть историческим заданием России!). Речь Достоевского произвела огромное впечатление, утвердив Пушкина на постаменте гения и пророка, и даже на одно историческое мгновение объединила славянофилов и западников. И хотя длилось это недолго, и Россия продолжила свое гибельное движение к революции, такие моменты не забываются. Что было бы, если бы Пушкин не погиб? (фото: Станислав Красильников/ТАСС) А уже в следующем, ХХ веке Пушкину суждено было сыграть поистине стратегическую роль в сохранении культурного и духовного кода России в условиях революционной катастрофы. И началось это, естественным образом, в зарубежье. Когда все надежды эмиграции преодолеть распри и создать единый фронт борьбы с большевизмом не оправдались, а всезарубежный съезд 1926 г. под руководством Петра Струве кончился полным фиаско, эмиграция, как за свою последнюю надежду, ухватилась за Пушкина. Струве же первым бросил знаменитый лозунг, сразу нашедший отклик в сердце эмигрантов: «Эпоха русского Возрождения, духовного, социального и государственного, должна начаться под знаком Силы и Ясности, Меры и Мерности, под знаком Петра Великого, просветленного художническим гением Пушкина». Правда, имя Петра Великого скоро совершенно забылось, зато имя Пушкина стало расти и крепнуть совершенно фантастическим образом. Тот же Струве, политик тонкий и проницательный, нашел на редкость удачное определение политической ориентации поэта – «либеральный консерватизм», что позволило значительно расширить круг партий и лагерей, готовых сплотиться вокруг этого имени. С этого момента Пушкин стал стремительно становиться духовным символом русского мира в изгнании, а его имя – обращаться в настоящий культ. Все происходило само собой. Эмиграция живым опытом удостоверилась, что русский человек в изгнании мог остаться русским (и вообще человеком, не поддавшись унынию и распаду) лишь в двух своих «ипостасях»: на православной литургии (в эмигрантских церквушках, переделанных из гаражей) и с томиком Пушкина в руках. До революции русские и в церковь ходили, и Пушкина читали мало. Но трагедия сама расставила приоритеты: выжило то, что могло выжить. Апогей культа пришелся на столетие гибели поэта, широко отмеченное эмиграцией в 1937 году. Невиданная активность эмиграции заставила и большевиков предпринять энергичные ответные меры. Вынужденные отвечать на вызов зарубежья вожди СССР создали из Пушкина культурную икону социализма. Советский Пушкин оказался декабристом, революционером, жертвой царизма и даже зарей мировой революции. Этот образ мало походил на реального Пушкина, но даже в таком виде продолжал делать свое «дело пророка», работая на преображение большевизма из безнационального анклава радикализма в почти традиционную империю. Так неожиданно и парадоксально свершалась миссия эмиграции. Но этим она не ограничилась. Русскому зарубежью удалось большее: создать собственный образ поэта, образ настолько мощный и поразительный, что он и сегодня еще способен работать на дело нового преображения России. Монархия и свобода против деспотии якобинства и демократии Итак, кем же был Пушкин для зарубежья? Прежде всего, это был пророк и учитель, указующий путь к национальному возрождению. Но нас, конечно, интересуют подробности – какой именно путь указал Пушкин? Выводы философов, трудившихся над осмыслением пушкинского наследия, были вкратце таковы: Пушкину удалось почти невозможное – преодолев ограниченность либеральной и консервативной доктрин, примирить в себе идеалы личности и свободы, традиции и общности. Личность для Пушкина была одновременно «микрокосмом» и «отношением», свобода – пространством ее становления, а традиция – необходимым условием роста личности. Таким образом, эти духовные реальности существовали в нем «неслиянно и нераздельно», а все оппозиции между ними (источник вечных споров западников и славянофилов) снимались в последнем синтезе, примиряя «либеральные» и «консервативные» начала мира. Последнюю же правду Пушкина можно было резюмировать так: личность, живущая любовью, способна заключать в себе всю целокупность мира. Философы зарубежья впервые заговорили и о самом Пушкине как о великом русском философе; в том числе – философе политическом. Петр Струве говорил о дихотомии души и духа, преодоленной поэтом; Владимир Ильин – о найденном им гармоническом единстве дионисийского и аполлонического начал; Георгий Федотов писал об имперском поэте, соединяющем в себе два идеала: империи и свободы; а Иван Ильин утверждал Пушкина в качестве «солнечного центра русской истории». Но, пожалуй, самыми интересными оказались тезисы Семена Франка, для которого Пушкин стал тем «поэтом для философа», каким для Ницше был его мифический Заратустра, а для Хайдеггера – реальный Гельдерлин. В нескольких концептуальных работах Франк оставил нам образ Пушкина как великого мудреца и политического мыслителя. Причем политический идеал Пушкина оказался парадоксально противоположен всем новейшим «идеям века». Прежде всего, Франк установил, что Пушкин выступает как защитник монархии, сословного государства и консерватизма. Причем эти идеалы в резкой оппозиции другому набору «ценностей», которые Пушкин определяет как тиранию демократии, радикализма (якобинства) и цезаристского деспотизма. Итак, именно монархия, сословность и консерватизм стоят, согласно Пушкину, на страже свободы, противостоя политическим тупикам равенства, демократии и революции («Где нет независимых сословий, там господствует равенство и развращающий деспотизм», – одно из характерных пушкинских заключений в этом духе). Как Пушкин приходит к этим выводам? Дать подробный анализ мы, конечно, не имеем возможности, поэтому ограничимся кратким заключением. Вот вероятный путь пушкинских рассуждений. Личность, по мнению поэта, должна расти к идеалу. Отсюда необходимость духовных и земных иерархий: в творчестве, в этике, в обществе. Отсюда же – отрицание демократии, нивелирующей все различия между людьми и низводящей человека до состояния черни. Отсюда, далее, отстаивание сословного общества и роли Царя. Причем мысль Пушкина в защиту монархии также парадоксальна и сильно отлична от традиционно-консервативной. Над законом, говорит Пушкин, должен находиться человек, у которого есть право на милость и который поэтому может отменять приговоры закона. Царь, таким образом, есть символ превосходства личности над законом. И вот важнейший пушкинский вывод: личность не может быть детерминирована законом (ведь милосердие и любовь выше закона). Вот почему монархия выше демократии, и вот почему монархия должна быть абсолютной. Итак, только монархия ясно и полно являет правду личности, следовательно – и истину свободы. Напротив, так называемые демократия и равенство являются худшими врагами свободы и источником худшей из тираний – деспотии обывательской черни. Демократия – зло, убежден Пушкин. Ибо она уничтожает все выдающееся, возвышенное в угоду толпе («единицы совершали все великие дела в истории», «в сущности, неравенство есть закон природы»). Поэт яростно набрасывается на Францию, где «народ властвует... отвратительной властью демократии», и на Америку, где демократия являет себя «в отвратительном цинизме», «жестоких предрассудках», «нестерпимом тиранстве», где «все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую подавлено неумолимым эгоизмом и страстью к довольству...». Противостоять этой всеразлагающей пошлости могут только сословное общество и монархия, защищающие культуру, благородство и достоинство личности. При этом личность для Пушкина не есть замкнутая в себе индивидуальность, как определяет ее политическая традиция Европы. Личность заключает целое в себе и открыта всему бытию без остатка. А в любви и вдохновении личность способна достигать абсолютной свободы – таков практический вывод Пушкина. Такое онтологическое понимание личности, конечно, далеко превосходит западный «принцип индивидуальности» и идею «прав человека» и неизбежно ведет к иной общественно-политической реальности («Не дорого ценю я громкие права...», «У России другая история» – бросает между делом Пушкин). Сохранять достоинство личности, по мысли Пушкина, способно только наследственное дворянство, являющееся одновременно хранителем традиции и свободы. Дворянство – свободное сословие и должно всегда оставаться независимым, чтобы в свободе рождать новые смыслы. Неслучайно вся русская литература имеет дворянское происхождение. Французская же литература ничтожна вследствие того, что пишется низкими людьми, вынужденными толпиться в прихожих вельмож и магнатов, замечает Пушкин. Но свобода и независимость нужны дворянству не для себя. Настоящая роль дворянства – просвещение народа. Именно дворянство должно воспитать народ, передав ему понятие о достоинстве личности и ценности свободы. Таким образом должна родиться открытая всем планам бытия народная общность. Остановить катастрофу Разумеется, эта парадоксальная политическая философия далеко отстояла от «революционно-демократических идей». Именно разночинная интеллигенция, носительница этих идей, рождающаяся, по точному замечанию Г. Федотова, «в год смерти Пушкина», узурпирует роль «учителя народа», которую Пушкин предназначал просвещенной монархии и свободному дворянству. И в этой связи уместен следующий вопрос: что было бы, если бы Пушкин не погиб? Жил бы Пушкин далее, он разъяснил бы «всю правду стремлений наших», изрек бы окончательное слово великой гармонии («братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону!», говорил Достоевский. Вывод зарубежья естественным образом следовал из этой мысли: живи Пушкин далее, ему удалось бы остановить сползание России в хаос революции. Каким же образом? Вероятно, Пушкин продолжил бы свою деятельность проницательного политического публициста и великого русского историка (свидетельство тому – гениальный ответ Чаадаеву). Итак, если бы Пушкин продолжил свою просветительскую миссию, разящая мысль «умнейшего человека России» парализовала бы разлагающее влияние «интеллигентского ордена», преодолела бы роковой раскол русской мысли на западников и славянофилов и, таким образом, предотвратила бы революционную катастрофу. Пушкину, этому точнейшему духовному камертону, удалось бы, скорее всего, и большее: настроить духовное поле русской культуры так, что и Гоголь, и Достоевский, и Лермонтов избежали бы своих трагических срывов. Если бы «солнце русской поэзии» не закатилось так рано, нарождавшаяся русская мысль и культура не покатились бы по дороге распада к «черным мессам» символистов и прочим духовным соблазнам, подготовившим революцию. И уже не пошло-крикливая интеллигентская чернь, но свободная русская аристократическая литература оказалась бы настоящим «учителем народной жизни» и в союзе с просвещенной монархией начала бы дело духовного возрождения России. И последний вывод. В перспективе всей классической европейской культуры Пушкин занимает особое место. Последний классик, конгениальный великим европейцам – Гете, Шекспиру, Данте, Вергилию, Гомеру – Пушкин фактически закрывает классическую европейскую культуру. С его смертью традиция обрывается и начинается то, что мы называем модерном (уже Гоголь и Достоевский – настоящие романтики-модернисты). Поэтому мы имеем полное право сказать: в явлении Пушкина у России был шанс остановить развитие не только собственной, но, возможно, и мировой духовной катастрофы – наступление девальвирующей и разлагающей пошлости современного «демократического» мира. Увы, ХХ век оказался просветлен не солнцем русского гения, но наколдован такими его «пророками», как Маркс и Ницше.  Но остается ли такой шанс сегодня? Разумеется, мир со времен Пушкина сильно изменился. Аристократия и крестьянство полностью уничтожены, монархия и сословия в их классическом виде практически невосстановимы. Однако духовной иерархии ценностей никто не отменял, а стремление к идеалу в человеческой природе неуничтожимо. Оценивая значение пушкинских идей в перспективе всей европейской цивилизации, спросим в заключение: не могут ли эти идеи оказаться единственно возможным выходом из сегодняшних идеологических тупиков? А государственное строительство на духовных основах «солнечного центра русской истории» – началом возрождения не только России, но и всей европейской традиции и культуры? И не это ли имел в виду Достоевский, когда говорил о всемирном значении русского народа, о нашем историческом задании и о великой тайне Пушкина, которую нам теперь, без него, предстоит разгадывать? Теги:  история, опросы, Пушкин, общество

29 июня, 10:00

Пакистан — западники против исламистов

За шестьдесят лет истории Пакистана несколько раз предпринимались попытки радикального изменения страны – одним гражданским и тремя военными правительствами. Генералы Аюб Хан (1958-1969) и Первез Мушарафф (1999-2008) взяли, в качестве модели, кемалистскую Турцию. Генерал Зия уль Хак, правивший в 1977-1988 использовал совершенно иной подход, пытаясь изменить Пакистан с помощью более строго и пуританского, чем традиционный, […]

29 июня, 08:48

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?

Оригинал взят у m_kalashnikov в Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?https://youtu.be/Ybmm0nmqiB0На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, глава правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. Модератор встречи в Милане.

29 июня, 00:09

Павел Лунгин: в 90-е Россия была подобна дембелю, вернувшемуся из армии

На днях завершился XI кинофестиваль «Зеркало» им. А. Тарковского, президент которого - режиссёр Павел Лунгин.

19 августа, 04:31

Бэннон после ухода из Белого дома стал одним из руководителей ультраправого новостного сайта

Ранее в СМИ ходили слухи о том, что Бэннон сам является сторонником концепции "превосходства белых". Бывший сотрудник Белого дома эти слухи не подтвердил, но и не опроверг, выразив вполне определенные опасения.

29 июня, 08:48

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?

Оригинал взят у m_kalashnikov в Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?https://youtu.be/Ybmm0nmqiB0На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, глава правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. Модератор встречи в Милане.

16 июня, 12:45

Борьба идеологий

Сейчас все говорят о кризисе современной цивилизации, смерти капитализма и т.д. Идёт активный поиск новых идеологических концепций, которые дали бы людям надежду и показали направление развития.В известной нам форме идеология появилась в конце 18 – начале 19 века в ходе революции во Франции. До этого идеологические концепции тоже имели место, но они опирались на религию и представляли собой религиозные расколы. Две первые идеологии – это либерализм и консерватизм. Либерализм превозносил прогресс и говорил о необходимости преобразований в интересах буржуазии. В свою очередь консерватизм, говорил о том, что старые формы возникли не на пустом месте. Они отражают потребность человека в стабильности, преемственности и почитании традиций. Эта идеология главным образом выступала в качестве выражения интересов собственников земли.В середине 19 века возникло третье идеологическое течение – марксизм. Он опирался на интересы промышленных рабочих и требовал полной отмены эксплуатации человека – человеком. Произойти это должно было после того как промышленный пролетариат захватил бы политическую власть и отобрал у буржуазии все заводы и фабрики.Консерватизм, либерализм и марксизм четко различаются по своему отношению к изменениям. Консерватизм выступает против изменений, либерализм требует постепенных, эволюционных изменений, марксизм настаивает на революционных преобразованиях. Таким образом, консерватизм отражает интересы действующей элиты. Либерализм является идеологией людей, которые смогли добиться улучшения своего экономического положения, но хотят получить и политическую власть, чтобы стать элитой и передать власть и богатство своим детям. Марксизм выступает в качестве идеологии бедняков, которые могут рассчитывать на улучшение своего положения, только в результате революционных преобразований.Консерватизм ставит во главе угла – коллективизм, говоря об интересах нации и государства. Марксизм тоже выступает за коллективизм, но он говорит об интересах класса трудящихся – промышленных рабочих. Либерализм опирается на индивидуализм и много говорит о честной конкуренции и о правах человека. Всё это легко объяснить. Действующая консервативная элита прекрасно осознаёт свой коллективный интерес и опирается на группы зависимых людей. Либералы только стремятся войти в элиту, опираясь на свои личные способности, поэтому они заинтересованы в честной конкуренции при занятии важных должностей. Бедные люди, не имеющие выдающихся способностей, могут добиться улучшения своего положения, только действуя сообща.Интересно отношение этих идеологий к государственной власти. Консерватизм говорит, что власть принадлежит элите по праву традиции и передаётся по наследству. Часто здесь фигурирует ссылки на божественную волю, одобряющую именно такое положение вещей. Либерализм говорит о том, что власть принадлежит тем людям, которые лучше других способны организовывать совместную деятельность людей для достижения всеобщего блага. Здесь делается упор на организаторские способности и профессионализм. Марксизм говорит о том, что государство это аппарат угнетения низших классов – высшими. Здесь главный упор делается на подавление и репрессии. Выход для низших классов – революция.В 20 веке происходило смешение этих идеологических концепций. Ключевым моментом был уровень развития капитализма в той или иной стране. Если страна принадлежала к лидерам капиталистической системы, то в них марксизм постепенно отказывался от революционности в пользу реформ и сближался с либерализмом. Социал-демократия была уверена, что трудящиеся могут добиться улучшения своего положения за счет делегирования своих представителей в парламент, а затем и в правительство. В странах периферии капиталистической системы национальная буржуазия была слаба и сильно зависела от иностранного капитала. В результате развитие капитализма в таких странах приводило к резкому ухудшению положения трудящихся, так как значительная часть доходов предприятий уходила за рубеж. Именно поэтому в ряде стран периферийного капитализма победили революции под знаменем марксизма – ленинизма, маоизма и т.д. Здесь происходило масштабное огосударствление собственности для того, чтобы противостоять давлению богатых и могущественных стран Запада. Однако страны, в которых правили коммунистические партии, не смогли обогнать ведущие капиталистические страны по уровню производительности труда. Это означало, что их проигрыш Западу был неизбежен.Сегодняшняя Россия не представляет никакой альтернативы странам Запада. Мы вернулись к тому же самому периферийному капитализму, поставляя на мировой рынок преимущественно сырьевые товары. В результате возникает логичный вопрос: почему же иностранные корпорации не господствуют в нашей экономике? Не случайно многие представители нашей элиты, которые называют себя либералами, выступают за тотальную продажу госсобственности иностранцам. Российские консерваторы, многие из которых вышли из системы КГБ, прекрасно понимают, что иностранцы будут использовать их в лучшем случае в качестве охранников собственности от недовольного большинства населения, да и то далеко не всех. Именно поэтому наши консерваторы пытаются обосновать своё право на власть и собственность. И тут они неизбежно вспоминают о религии. В результате мы видим смычку православного духовенства и власти. Именно поэтому власти приходится делиться с церковью собственностью и привилегиями. Очень показательна история с Исаакиевским собором.Развитие транспорта и информационных технологий сделали мир глобальным. Люди могут узнать о том, что происходит в других уголках планеты. Постепенно к большинству людей приходит осознание того, что нынешняя капиталистическая система находится в глобальном кризисе и не предлагает привлекательных путей развития для большинства человечества. Глобальная элита озабочена сохранением своего господства и стремится к ещё большему усилению своих позиций за счёт абсолютного большинства населения планеты. В качестве противовеса этой тенденции растёт популярность требований глобальной справедливости. Причем не только в бедных, но и в богатых странах.Американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей книге «Цена неравенства» предупреждает элиту США о том, что если не будут проведены реформы, направленные на снижение уровня неравенства, то представители элиты сильно пожалеют об этом. Ведь большинство населения, которое окончательно лишится надежд на лучшее будущее, неизбежно объявит войну элите.Вот несколько предложений Стиглица (даю простое перечисление без детальной расшифровки, которую можно найти в книге):Обуздать финансовый сектор.Более строгая и эффективная реализация законов о конкуренции.Улучшение корпоративного управления – особенно сокращение власти топ-менеджмента по выделению большого количества корпоративных ресурсов на собственные нужды.Многоуровневая реформа закона о банкротстве.Положить конец государственным раздачам – будь они расположены в государственных активах или закупках.Положить конец искусственному корпоративному благосостоянию – включая скрытые субсидии.Правовая реформа – демократизация доступа к правосудию и уменьшение гонки вооружений.Более прогрессивный подоходный налог и корпоративная налоговая система с меньшим количеством лазеек.Эффективное применение системы налогообложения наследуемого имущества, чтобы не позволить возникнуть новой олигархии.Улучшение доступа к образованию.Государственное стимулирование обычных людей накапливать деньги.Здравоохранение для всех.Усиление программ социальной помощи.

30 мая, 18:24

Дмитрий Перетолчин. Константин Черемных. Вся мировая закулиса: 100 дней правления Трампа

Константин Черемных о сложной игре вокруг Трампа, о конфликте между еврейскими элитами, о том зачем Си Цзиньпин встречался с Трампом в конфиденциальной обстановке, почему избран Эммануэль Макрон, а также о других фактах, которые упускают официальные СМИ. Чего реально успел добиться Трамп за 100 дней своего правления. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #Трамп #мироваяэлита #закулиса #Бэннон #консерватизм #Бней-Брит #глобальноепотепление #Обама #Шёлковыйпуть #Китай #Макрон #Брексит #Хабад

22 мая, 20:07

В Кишиневе верующие сорвали марш содомитов

Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

20 мая, 17:30

Эбрахим Раиси: ракетная программа Ирана предназначена для предотвращения войн

Иранская ракетная программа разрабатывается не для развязывания войн, а для их предотвращения, заявил в эксклюзивном интервью RT Эбрахим Раиси – кандидат на пост президента Ирана, бывший генпрокурор республики. Он надеется, что в дальнейшем Иран окончательно выйдет из изоляции, тем более, что страна неукоснительно выполняет все пункты Соглашения по ядерной программе, и отметил, что это подтверждают все международные контролирующие органы. Подписывайтесь на RTД Russian — http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtdrussian RTД на русском — https://doc.rt.com/ Vkontakte — http://vk.com/rtdru Facebook — https://www.facebook.com/RTDru/ Twitter — https://twitter.com/rtd_rus

15 февраля, 12:55

Религиозные войны XXI века: ваххабиты и доминионисты в битве за будущее?

Дональд Трамп, бонвиван и «теплохладный» евангелист по вере, вряд ли сверяется с Библией в своей практической деятельности, но доминионисты из его окружения (как Майк Пенс, Джеймс Мэттис), скорее всего, видят в нём таран, который разломает укрепления, выстроенные левыми и правыми глобалистами, и таким образом «расчистит поле» - в том числе для борьбы, понимаемой в духе крестоносцев, с мусульманским миром

09 февраля, 10:23

Генеральный прокурор США Джефф Сешнс. Досье

Генеральным прокурором США стал республиканец Джефф Сешнс.

10 января, 11:22

Зять Трампа займет пост в Белом доме, а дочь воздержится

Бизнесмен Джаред Кушнер, который занимается строительством недвижимости, как и его тесть, станет старшим советником президента США. В частности, родственник миллиардера займется вопросами торговли и Ближнего Востока. Адвокаты Кушнера утверждают, что это назначение не будет противоречить закону против кумовства, действующему в США.

07 января, 20:30

Александру Дугину - 55

Сегодня исполняется 55 лет философу Александру Дугину. Я не разделяю его политических взглядов и лично с ним не знаком, но как неординарная личность он мне, безусловно, интересен. Тем более что с нами уже нет ни Евгения Головина, ни Юрия Мамлеева, ни Гейдара Джемаля. Дугин - едва ли не последний живой член знаменитого Южинского кружка. Как писал Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014): "Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил. В 1983 году власти узнали о вечеринке в мастерской одного художника, на которой Дугин играл на гитаре и пел то, что он называл «мистическо-антикоммунистической песней». Его на недолгое время задержали. КГБ обнаружил в его квартире запрещенную литературу, в основном книги Александра Сол­женицына и Мамлеева (писателя, который входил в кружок Головина, но эмигрировал в США еще до того, как в нем по­явился Дугин). Дугина отчислили из МАИ, где он тогда учил­ся. Он нашел себе место дворника и продолжал посещать Ле­нинскую библиотеку по поддельному читательскому билету".Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Далее приведены фрагменты из упомянутой книги Сэджвика.Политическая деятельность Дугина в 1990-е годыДля Дугина, которого некогда КГБ арестовал как диссидента, переход к сотрудничеству с Зюгановым, лидером КПРФ, был довольно удивительной трансформацией. Как мы еще увидим, позже с ним произошла еще одна трансформация того же масштаба, когда при президенте Путине он начал выходить из сферы влияния КПРФ и двигаться в сторону политического мейнстрима. Эти перемены не говорят о непостоянстве Дуги­на. Как и Эвола, он всегда был верен только своей собственной идеологии, а не существующим вокруг политическим партиям. Его собственное объяснение первого превращения — из диссидента-антисоветчика в товарища лидера коммуни­стов — двоякое. Во-первых, в 1989 году он совершил несколько поездок на Запад, читая лекции «новым правым» во Франции, Испании и Бельгии. Эти поездки значительно изменили пози­цию Дугина. Большую часть жизни он считал, что «советская реальность» — это «худшее, что можно себе вообразить», а тут, к своему изумлению, он обнаружил, что западная реальность еще хуже, и подобная реакция не была редкостью среди совет­ских диссидентов при столкновении с Западом. Во-вторых, его новая политическая позиция была сформирована событиями августа 1991 года, когда Государственный комитет по чрезвы­чайному положению (ГКЧП) не смог захватить власть путем плохо спланированного переворота, послужившего толчком к окончательному распаду Советского Союза. Документ, кото­рый обычно считают манифестом ГКЧП, «Слово к народу», был опубликован 23 июля 1991 года в газете «Советская Рос­сия» и написан будущими соратниками Дугина, Геннадием Зюгановым и Александром Прохановым. По собственным словам Дугина, вышедшие на улицы Москвы толпы, требую­щие демократии, свободы и рынка, внушили ему такое отвра­щение, что он в конце концов обнаружил, что является скорее просоветским человеком, — и это в тот самый момент, когда Советский Союз переставал существовать.Не ограничиваясь этими объяснениями, мы должны рас­смотреть, какие модификации привнес Дугин в традициона­листскую философию, а также каковы были особые характе­ристики российской политической жизни сразу после развала СССР. Первой модификацией Дугина было «исправление» геноновского понимания православия, что схоже с «исправлени­ем» взглядов Генона на буддизм, проделанным Кумарасвами. Это исправление наиболее четко выражено в его работе «Ме­тафизика благой вести: православный эзотеризм» (1996). Здесь Дугин следует за Жаном Бье (Bies), французом, православным шуонианцем, утверждая, что христианство, которое отвергал Генон,— это западное христианство. Генон правильно отвергал католичество, но ошибался в отношении восточного православия, которое он плохо знал. Согласно Дугину (и Бье), православие, в отличие от католичества, никогда не теряло своей инициатической ценности и поэтому оставалось тра­дицией, к которой может обратиться любой традиционалист. Затем Дугин перевел многие термины традиционалистской философии на язык православия. С новыми ориентирами традиционализм Дугина вел не к суфизму как эзотерической практике ислама, а к русскому православию как к экзотериче­ской и эзотерической практике. Разновидностью православия, которое Дугин избрал для себя лично, было старообрядчество в его «единоверческой» версии. Для будущих отношений Дугина с российским политическим мейнстримом важно то, что Единоверческая церковь (в отличие от большинства направ­лений старообрядчества) признает власть патриарха, а так­же, ответно, признается и Русской православной церковью.Второй и чуть более поздней модификацией традицио­нализма стало его соединение с идеологией, известной как евразийство. В результате возникло нечто, похожее по взгля­дам на систему представлений, изложенную в книге «Clash of Civilizations» («Столкновение цивилизаций») Самуэля Хантингтона, и почти столь же влиятельное. К концу 1990-х Дугин стал самым видным представителем неоевразийства. Первоначально движение и идеология евразийства воз­никли в Праге, Берлине и Париже в начале 1920-х благодаря деятельности русских эмигрантов-интеллектуалов, таких как географ П.Н. Савицкий, лингвист князь Н.С. Трубецкой и фи­лософ права Н.Н. Алексеев. Они опирались на славянофилов и панславистов XIX века, особенно на Константина Леонтье­ва и Николая Данилевского, и надеялись, что их учение рас­пространится в СССР среди советской элиты и породит «вну­треннюю оппозицию». Так случилось, что в Советском Союзе евразийство привлекло к себе внимание лишь в 1980-х, после публикации, и то в Венгрии, «Науки об этносе» Льва Гумиле­ва, но только в конце 1990-х при помощи Дугина и в модифи­цированной форме евразийство стало значимым явлением. Версия Дугина известна как неоевразийство, и этот же термин применяется в отношении теорий Гумилева и ряда других фи­гур, таких, например, как А.С. Панарин. Все они представляют собой различные версии евразийства 1920-х годов, но нас бу­дет интересовать только версия Дугина.Славянофилов и панславистов, а также евразийцев 1920-х и Дугина роднит убеждение, что Россия фундаментально от­личается от Запада своей духовностью и органическим харак­тером своего общества. Однако между этими интеллектуаль­ными движениями есть и ряд расхождений. Славянофилы были первыми российскими интеллектуа­лами, которые пытались определить русскую идентичность через противопоставление Европе, примерно также как запад­ные интеллектуалы в то же самое время определяли Запад по контрасту с заморскими европейскими колониями. Такое про­тивопоставление «другому» было центральным элементом национализма XIX века. Оно способствовало утверждению западной идентичности как цивилизованной и рациональ­ной, в отличие от якобы нецивилизованных и иррацио­нальных народов европейских колоний, и эта идентичность в значительной степени заменила прежнюю, представляю­щую европейцев как христиан. Однако славянофилы, вместо того чтобы также сместить акцент с религии на цивилизацию и рациональность, наоборот, подчеркивали религию и соци­альную солидарность, противопоставляя их сухой рациональ­ности и моральному разложению Европы. В этом они опира­лись на ту критику, которую романтики выдвинули против ранней модерности, причем так, как их западные коллеги пре­жде никогда не делали.Евразийцы 1920-х следовали той же схеме, что славянофи­лы и панслависты, слегка обновив свою критику западной современности, чтобы включить в нее отрицание «механи­цизма». Они признавали достижения Запада в технологиче­ской сфере, но позитивно противопоставляли им «органицизм», свойственный русской и евразийской цивилизации, а также критиковали Запад за секуляризацию и атомизацию общества, совершенные во имя индивидуализма. Их пред­ставления о Западе, по существу, мало чем отличались от взглядов Г енона. Нет свидетельств того, что кто-нибудь из евразийцев этого периода читал Генона (чьи работы тогда только начали завоевывать популярность), но и Генон, и ев­разийцы формулировали свои идеи в одно и то же время, по­этому в них отразились общие тенденции эпохи. Для Дугина синтезировать евразийские представления о Западе с представлениями, характерными для традиционализма, оказа­лось несложно.Чтобы завершить наше описание того, как традиционалисту удался союз с марксистами, мы должны ненадолго обратиться к некоторым специфическим характеристикам российской политической жизни раннего постсоветского периода6, когда перестало работать стандартное деление на левых, правых и центр. С самых первых дней перестройки либерализм был радикальным, а коммунизм — консерватив¬ным политическим феноменом. Когда в 1990 году в недрах Коммунистической партии зародилась и кристаллизовалась вокруг КПРФ, возглавляемой Геннадием Зюгановым, орга¬низованная политическая оппозиция перестройке, идеоло¬гически она объединилась с «патриотами» Проханова. Этот союз начался с образования общего фронта, который часто определялся как «красно-коричневый»: КПРФ выступала в роли «красных», а «патриоты» — «коричневых» (фашистов). Сам Дугин предпочитал обозначение «красно-белые».Более важным, чем деление на правых и левых, было деле¬ние на тех, кто, подобно Ельцину, разделял некое представ¬ление о либеральной, демократической России, поддержи¬вающей хорошие отношения с Западом (их стали называть «либералами»), и тех, кто его отвергал (их стали называть «оппозиция»). Разные части этой оппозиции в разное время принимали разные названия (коммунисты, «патриоты», на¬ционалисты или даже монархисты), но сама принадлежность к оппозиции была важнее, чем принадлежность к той или иной конкретной фракции. Схожая схема недолгое время су¬ществовала в Германии во время Веймарской республики, ког¬да в первые послевоенные годы внутри коммунистического движения развилось национал-коммунистическое направление, а среди правых в 1929 году— национал-большевистское, к которому примыкали и некоторые будущие нацисты. В 1991 году Дугин начал публиковаться в газете Проханова «День», у которой тогда было около 150 000 читателей. Идеи, которые Проханов позволял Дугину обнародовать в своем «Дне», были заимствованы у Эволы и Генона, а также у западноевропейских «новых правых»: «антикапиталистов» (формулировка Дугина), таких как итальянский мусульманин-эволианец Клаудио Мутти и самый крупный интеллектуальный лидер французских «новых правых» Ален де Бенуа.В этот период Дугин был решительным членом оппозиции, как и коммунисты Зюганова. Для Дугина принадлежность Зюганова к оппозиции значила больше, чем его «марксизм», который, в конечном счете, был не столь марксистским. По словам Александра Ципко, бывшего в те годы политическим советником Горбачева: «Сама мысль поставить идею “нации” и “государства” над идеей освобождения рабочего класса [что и делали в КПРФ] напрямую противоречит духу и доктрине марксизма». Таким образом, становится понятно, как такой традиционалист, как Дугин, мог войти в союз с КПРФ, но остается вопрос, что могло заинтересовать КПРФ в дугинском неоевразийстве. Ответ состоит в том, что многочисленные группы, составлявшие оппозицию, имели общие интересы и общих врагов, но у них не было объединяющей идеологии. Национализм на первый взгляд казался подходящим для целей оппозиции, но этнический национализм, знакомый Западной Европе со времен Французской революции, едва ли соответствовал российским условиям, так как Российская Федерация — многонациональное государство. Этнический национализм не мог играть никакой роли в легитимации царского или советского режимов, и даже лидер «Памяти» Дмитрий Васильев был вынужден прибавить к своей декларации, утверждавшей, что «наша цель — пробудить национальное самосознание русских людей», фразу «и всех других народов, проживающих на нашей родине».Этнический национализм, если брать его в самой крайней логической версии, в конце XX века мог привести к еще большему сокращению территории России, нежели это произошло в 1991 году. Хотя такой вариант развития событий и рассматривался некоторыми немногочисленными радикально-либеральными интеллектуалами в Москве, он стал бы проклятием для большинства обычных российских граждан. Приведению в жизнь этого плана мешало и то соображение, что большая часть этнических русских осталась бы за пределами любого чисто русского территориального ядра. Итак, дугинское неоевразийство было наиболее всеохватывающей формой национализма, наилучшим образом при¬способленной к российским условиям. Евразийский блок под руководством России включал бы не только всю Российскую Федерацию, но и, согласно большинству евразийских версий, территории Украины и Беларуси. Некоторые также предпола¬гали включить в него не только территории бывшего СССР, но и большую часть исламского мира.Отношения между Россией и исламским миром были цен¬тральным парадоксом в идеологии оппозиции и неоевра- зийской мысли. С одной стороны, события в Афганистане в 1980-х годах, в Чечне и в самой Москве в 1990-х годах должны были вызвать ощутимую враждебность по отношению к ис¬ламу и исламизму в российской армии и у широкой публики, к тому же антиисламские чувства поощрял и использовал в своих целях президент Ельцин. Какие-то расистские чувства против «черных» с Кавказа имели место, и порой они выли¬вались в чисто расистские уличные акции. Схожие расистские чувства регулярно эксплуатировали крупные группировки ультраправых на Западе. С другой стороны, Советский Союз долго культивировал дружеские отношения с арабским ми¬ром, видя в ближневосточных странах фактических или по¬тенциальных союзников в борьбе с США.Каковы бы ни были настроения в обществе, Русская церковь обычно с симпатией относилась к исламу. «Я уважаю ислам и другие религии, —заявил Дмитрий Васильев в 1989 году, —Хомейни великий человек, который борется за ислам и чистоту исламской традиции. Мы с теми, у кого есть вера в Бога». Схожей линии придерживались позже и более важные фигуры оппозиции. Дугин, Проханов и Зюганов высказывались в пользу союза с исламом. Для Дугина «Новая фаза мировой стратегии Зверя состоит в подчинении русского народа глобальной власти, с одной стороны, и атаки на самый мощный бастион традиции, ныне представленный исламом, с другой стороны». Для Зюганова «...в конце XX века все более и более очевидно, что исламский путь становится реальной альтернативой гегемонии западной цивилизации... Фундаментализм — это... возврат к многовековой национальной духовной традиции... к моральным нормам и отношениям между людьми».Зюганов был важной фигурой в российской политической жизни, а Проханов был важной фигурой для Зюганова. Некоторые комментаторы согласны в том, что Проханов был инструментом сближения Зюганова с оппозиционными группами, а также ключом к поразительному успеху его партии на выборах в Думу в декабре 1995 года, в результате которых КПРФ получила большинство парламентских места и удерживала его до выборов 1999 года, хотя ее значение после этого и стало снижаться. Также многие полагают, что газета Проханова «День» была чрезвычайно важна для популяризации неоевразийства и превращения его в «общий фокус “красно-коричневой” коалиции России». Один комментатор даже заявил (позволив себе некото¬рые преувеличения), что не партийный орган печати «Правда», а газета Проханова «представляла идеологию коммунистического мейнстрима». «Зюганов использовал евразийство для переоформления коммунистической партии, — писал другой обозреватель, — и добился в этом фантастических успехов». Роль неоевразийства и самого Дугина в рамках самой оппозиции была центральной. Таково мнение многих западных обозревателей, особенно после выхода в свет бестселлера Дугина «Основы геополитики: геополитическое будущее России» (1997)- «Основы геополитики» — это самый важный и успешный труд Дугина. В 1997 году он «был темой жарких споров среди военных и гражданских аналитиков в многочисленных институтах... [хотя у одного наблюдателя] создалось впечатление, что спорили больше, чем читали». Интерес российских военных к книге Дугина означал, что и в некоторых кругах за границей ей тоже уделяли больше внимания. Дугин также опубликовал статью «Геополитика как судьба» в армейской газете «Красная звезда» (выпуск за 25 апреля 1997 года). «Основы геополитики» получили поддержку армии по крайней мере в лице генерал-лейтенанта Николая Павловича Клокотова, инструктора при Военной академии генерального штаба, где Дугин выступал по приглашению Игоря Николаевича Родионова, позже министра обороны при президенте Ельцине.«Основы геополитики» ратовали за союз с исламом. Также в них содержался призыв создать ось Берлин-Москва-Токио (чтобы противостоять американо-атлантической угрозе), вернуть Германии Калининградскую область, а Японии Курильские острова — и то и другое было захвачено Советским Союзом после Второй мировой войны. «Сходство между иде¬ями Дугина и взглядами российского истеблишмента, — писал Чарльз Клоувер во влиятельном американском журнале Foreign Affairs, — слишком разительно, чтобы его игнориро¬вать». В доказательство своих слов Клоувер указывает на сде¬ланное в 1998 году Россией предложение вернуть Курилы и сближение России с Ираном и Иракомз. Конечно, и то и другое можно вполне удовлетворительно объяснить и без ссылок на Дугина или традиционализм, однако ясно, что идеи Дугина казались менее эксцентричными для российской публики, нежели для западной.Лучше всех, пожалуй, эти идеи проанализировал придерживающийся либеральных взглядов интеллектуал Игорь Виноградов, издатель журнала «Континент». Говоря о корнях евразийства, уходящих в 1920-е годы, Виноградов заявил, что «уже в ту пору это движение достаточно хорошо продемонстрировало свою омертвелую утопичность» — его возражение против утопичности, очевидно, состояло в том, что она имеет тенденцию завершаться тоталитаризмом. О неоевразийцах 1990-х Виноградов говорит следующее:Они предприняли гальванизацию реакционной утопии, которая давным-давно доказала свою несостоятельность, пытаясь оживить ее путем впрыскивания новой вакцины — комбинации «Православия» и «Ислама» во имя борьбы с коварным «Сионизмом», загнивающим западным «Католицизмом» и любым видом жидомасонства... При всей их [интеллектуальной] неумелости они опасны. Помимо прочего, соблазн религиозного фундаментализма в наш век неверия и общего духовного распада очень привлекателен для многих отчаявшихся людей, которые заблудились в этом хаосе. Ответственность за оживление «несостоятельной» идеологии должны нести Дугин и традиционализм, очевидные источники этой «новой вакцины».Дугинское неоевразийство не является традиционалистским в узком смысле. Хотя информированный читатель легко может заметить в нем влияние традиционализма и в «Основах геополитики» даже есть раздел, посвященный отношению современных геополитиков к сакральной географии, но слова «традиция» нет в тезаурусе этой книги, и среди отрывков важных для Дугина текстов, которые там приводятся и среди которых лидирует Хэлфорд Макиндер, нет ни традиционалистских, ни других философских текстов. Тем не менее «Ос¬новы геополитики» — еще один пример успешной реактуали¬зации «мягкого» традиционализма. Национал-болъшевистская партия При Ельцине самыми важными соратниками Дугина были Проханов и КПРФ, а после успеха «Основ геополитики» КПРФ официально закрепила это положение: в начале 1999 года Ду¬гина назначили особым советником Геннадия Николаевича Селезнева, спикера Думы и ее депутата от фракции коммунистов. Кроме того, он продолжал поддерживать контакты с западноевропейскими правыми. Дружеские отношения с некоторыми из них были установлены еще во время его пер¬вых поездок на Запад в 1989 году, затем они были подкреплены визитами в Россию де Бенуа и его бельгийского союзни¬ка Роберта Стейкера (его первый приезд состоялся в марте 1992 года), а также публикацией двух сборников статей Дугина на итальянском языке в 1991 и 1992 годах, что было сделано благодаря помощи Мутти4. Тем не менее политический союз, выдвинувший Дугина в действительно значительные публичные фигуры, был заключен с писателем совсем иного типа, нежели Проханов, а именно с Эдуардом Лимоновым. Дугин встретил Лимонова в оппозиционных кругах, связанных с Прохановым и Зюгановым. Лимонов тогда был готов порвать с Жириновским, в котором начали видеть беспринципного оппортуниста, и тут как раз выяснилось, что оба, и он и Дугин, разочаровались в «архаичности» существующей оппозиции. Они договорились о совместном демарше. Дугин хотел организовать общественное движение, но Лимонов настаивал на создании формальной политической партии, и в 1993 году они основали Национал-большевистскую партию (НБП) — это хлесткое название предложил Дугин, позаимствовав его скорее у русских эмигрантов 1920-х, чем у немцева. Третьим членом-основателем этой партии был музыкант Егор Летов, певец и анархист, чья рок-группа «Гражданская оборона» пользовалась значительной популярностью у слушателей в возрасте от 12 до 20 лет.Лимонов был публичным лидером НБП и «человеком действия», но им двигали скорее природная склонность к театральности и негативная реакция на западную культуру 1970-х годов, нежели традиционализм или какая-либо конкретная идеология. Первой акцией НБП была общемосковская кампания с плакатами, призывающими к бойкоту импортных товаров под лозунгом «Янки, прочь из России!». Это привлекло к партии благожелательное внимание многих. В числе последующих лозунгов был и такой: «Пейте квас, не кока-колу», придуманный Дугиным. Другие формы активности были менее успешными. Число членов в Москве никогда не превышало 500 человек и в целом по России могло достигать 2000, что вряд ли значимо для страны с населением в 150 миллионов человек. Альянсы Лимонова с двумя другими оппозиционными партиями были недолговечны. В 1995 году на выборах в Думу национал-большевики выдвигались как частные лица, после того как Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации на выборах их партии. Дугин руководил предвыборной кампанией в Санкт- Петербурге, а Лимонов в Москве. Кампания Дугина получила широкую огласку благодаря поддержке Сергея Курехина, уважаемого рок- и джаз-музыканта, чья группа «Поп-механика» была очень популярна (по крайней мере в некоторых кругах). Популярность Курехина частично зижделась на его «мистификациях», самая известная из которых состояла в «научном доказательстве» того, что Ленин на самом деле представлял собой специфическую форму гриба. Он организовал бесплатный концерт под названием «Курехин за Дугина» и объяснял линию НБП в своих интервью различным изданиям. Несмотря на эту поддержку, Дугин набрал только 2493 голоса, что соответствовало 0,83% от числа участвовавших в выборах. Лимонов в Москве выступил чуть лучше, получив 1,84% (5555 голосов).Безусловно, в деятельности НБП присутствовали иронические и пародийные элементы, напоминающие прозу Лимонова. Ее политическая программа, например, включала право члена партии не прислушиваться к мнению своей девушки, а партийные инструкции по посещению кинотеатров (смотреть западные фильмы надлежало группами по 15 человек, а после просмотра предписывалось крушить зал), конечно, нельзя было воспринимать серьезно, хотя несколько кинотеатров действительно пострадало. Что можно сказать о таком обещании: «Мы сокрушим преступный мир. Его лучшие представители станут служить нации и государству. Остальные будут уничтожены военными методами»? Партийное приветствие — правая рука вскидывается, как у фашистов, а затем сжимается в кулак, как у большевиков, что сопровождается выкрикиванием «Да, смерть!» — также трудно воспринимать без намека на фарс. Эти элементы абсурда явно добавляли НБП привлекательности в контркуль¬турных кругах. Хотя это никогда не признавалось, НБП была скорее воплощением определенного отношения к жизни, чем серьезной политической организацией. Один критик, Илья Пономарев, даже назвал ее «постмодернистским эсте¬тическим проектом интеллектуальных провокаторов», что, вероятно, мало соответствует представлениям и деятельно¬сти региональных групп НБП, но не так далеко от истины в отношении ее центрального отделения. Претензию партии на абсолютную власть явно нужно принимать с долей иро¬нии. Для Дугина реальное значение НБП состояло в том, что в течение ряда лет она была базой для его публичных устных и письменных выступлений.Дугин-коммуникатор После того как Дугин покинул НБП, его базой стало его собственное издательство «Арктогея» (названное по имени скан¬динавского варианта Атлантиды). В «Арктогее» были опубликованы некоторые переводы западных традиционалистов, многие книги Дугина (он обычно писал по две книги в год) и некоторые романы Густава Майринка, немецкого писателя начала XX века, жившего в Праге и сильно интересовавшегося магией и оккультизмом. Дугин также пытался с переменным успехом распространять свою версию традиционализма через различные журналы, а также радио и интернет. И снова наиболыной популярно¬стью пользовалась самая «мягкая» версия традиционализма. Наиболее серьезный «теоретический» журнал «Милый ангел», выходивший с 1991 по 1997 год, имел небольшой тираж. Журнал более общей направленности «Элементы» начал выходить в 1993 году амбициозным тиражом в 50 000 экземпляров, но к 1996 году его тираж сократился до 2000 экземпляров, что тоже было внушительной цифрой. В 1998 году он вообще перестал выходить. Вероятно, столь же удачным оказался и веб-сайт Дугина, www.arctogaia.com (сейчас www.arcto.ru). Это был один из самых первых русскоязычных сайтов, созданный в 1998 году, за год до того, как использование интернета в России вышло за пределы ограниченного круга. (Рунет был запущен в 1995-1996 годах, но сперва не слишком активно использовался) Русский интернет в то время был столь плохо освоен, что ведущий политический блок «Единство» запустил свой сайт только за 12 дней до голосования на выборах 1999 года. К кон¬цу 1999 года «Арктогея» стала крупным сайтом с разделами по метафизике, политике, литературе и эротике и дискуссион¬ными форумами по традиционализму, герметизму, литературе и старообрядчеству. Один из первых пользователей Рунета вспоминает, что, учитывая общую малочисленность русских сайтов, «те, кто начинал активно использовать WWW, рано или поздно попадали на страницы [Дугина]».Доля Рунета, которую занимал сайт Дугина, с 1999 года суще¬ственно сократилась, так как сам русский интернет существен¬но вырос в объеме. Тем не менее присутствие Дугина где-то на краю киберпространства все еще ощущается. В одном обзоре политических веб-сайтов 2003 года они оценивались по шкале от 1 до 10 баллов за дизайн и контент («свежесть»), а также за удобство для пользователя. Сайт Дугина получил 5 за дизайн и контент против 5,6 балла, которые получили сайты веду¬щих американских и британских партий, 5,5 балла — ведущих российских партий и 1,6 — мелких российских партий. С оцен¬кой 9 за удобство для пользователя сайт Дугина легко обходил по средним показателям сайты всех ведущих партий России и других стран.Геноновский традиционализм в России Хотя все эти годы Дугин был самым видным традиционали¬стом России, менее политизированная разновидность тради¬ционализма, более соответствующая его западноевропейско¬му варианту и ставящая акцент на творчестве Генона, тоже присутствовала. Она возникла благодаря Юрию Стефанову, поэту и переводчику, который открыл Генона вместе с Головиным в начале 1960-х. Сразу же после распада СССР в 1991 году Стефанов опубликовал ряд статей о Геноне в «Вопросах философии», серьезном философском журнале, издававшемся Российской Академией наук, но имевшем более широкий круг читателей, чем обычно бывает у такого рода журналов. Ряд российских интеллектуалов, которые прочли этот номер, за¬интересовались традиционализмом в его неполитической форме. Наиболее активным среди них впоследствии стал Артур Медведев, сын офицера, как и Дугин, и выпускник факуль¬тета истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).Медведев стал главным учеником Стефанова, а после смерти учителя — самым заметным неполитическим традиционалистом России. В 1993 году, заканчивая университет, он основал журнал «Волшебная гора». Этот журнал, названный по роману Томаса Манна, изначально затевался как литературный и философский, что-то вроде площадки для встреч интеллектуалов разных убеждений. Однако начиная со второго номера он становился все более традиционалистским, пока не превратился в российский эквивалент «Традиционных исследований». С 1993 года Медведев выпускал примерно по номеру в год, но после 2000 года журнал стал выходить чаще. Каждый его номер насчитывает около 300 страниц, что делает его значительно толще, чем любой подобный журнал на Западе. Как и его европейские аналоги, он содержит переводы классических традиционалистских текстов, классических нетрадиционалистских авторов, таких как Мулла Садра, новые статьи современных авторов и книжные рецензии. Большую часть новых статей пишут русские или русскоговорящие традиционалисты, но порой это бывают и современные запад¬ные традиционалисты, что связывает русский традиционализм с остальным миром. С конца 1990-х годов «Волшебная гора» выходила тиражом в 500 экземпляров. Медведев посчитал, что сможет продать и больше, но, так как журнал был некоммерческим и существовал только на пожертвования благожелателей, добавочная стоимость на больший тираж сделала бы его либо тоньше, либо хуже оформленным (сейчас он печатается на дорогой бумаге и с хорошим качеством печати), а и то и другое для него было неприемлемо. По оценкам Медведева, за все годы у него опубликовалось около 200 авторов. Эта цифра дает некоторое представление о размерах российского неполитического традиционалистского сообщества, вполне сравнимого с сообществами в других странах. Оно достаточно велико, чтобы заинтересовать коммерческие издательства, например такое, как «Беловодье», которое начало печатать переводы работ Генона и Эволы еще в на¬чале 1990-х и продолжило печатать новые переводы Генона в 2005 году.Между сообществами «Волшебной горы» и политического традиционализма есть несколько точек пересечения. Хотя большинство авторов «Волшебной горы» мало вовлечены в политику Дугина, а некоторые даже являются либералами по своим политическим убеждениям, последователи Дугина и Джемаля часто печатали в журнале Медведева статьи, посвященные духовным вопросам, как и поэт-традиционалист Евгений Головин. Медведев тем не менее обычно не пропускал в номер сугубо политические статьи.Далекие от политики авторы "Волшебной горы" относятся примерно к тому же типу людей, что и авторы похожих журналов во всем мире, хотя, возможно, у них более выражены свя¬зи с научным миром и поэзией. Как и последователи Шуона, они публикуют книги по разным темам, в которых находит свое отражение и традиционалистская точка зрения. Однако они не связаны ни с одним суфийским орденом и не образу¬ют духовной общины. Объяснение этому скрывается в исто¬ках русского традиционализма, которые обсуждались выше, а также в том убеждении, что русское православие само по себе несет инициатическую ценность, которой Генон не находил в западном христианстве. Стефанов интересовался Каббалой и гностицизмом, но всегда считал себя православным христианином. Схожим образом духовным следствием встречи с Г еноном и Стефановым для Медведева стало то, что он начал регулярно посещать церковные службы. Два самых близких товарища Медведева среди традиционалистов были старо¬обрядцами, хотя и из разных направлений.Русские традиционалисты проявляют некоторый интерес к исламу, но мусульманин, наиболее тесно связанный с «Вол¬шебной горой», — это мусульманин по рождению Али Тургиев, кавказец-космополит, микробиолог по профессии, который впервые столкнулся с традиционализмом на страницах «Во¬просов философии», а потом стал помощником Медведева. Тур¬гиев не видит необходимости в личной инициации как в дополнении регулярной практики ислама и больше интере¬суется эзотерической шиитской литературой, чем суфизмом (хотя сам является суннитом). В последние годы небольшое количество русских традиционалистов перешло в ислам, но в целом их влечет шиизм, в чем видно влияние шиита Джемаля. Хотя деятельность Джемаля (рассматриваемая в следующей главе) изначально носит политический харак¬тер, он по-прежнему является самым заметным российским мусульманином-традиционалистом. Как выразился один из новообращенных, отвечая на вопрос о том, хотел ли он когда- нибудь вступить в суфийский орден (тарикат): «А разве ши¬изм — это не один огромный тарикат?» Это не совсем обще¬распространенный взгляд, но его можно встретить и среди практикующих мусульман, и у внешних наблюдателей. Ряд воззрений, которые в суннитском исламе характерны только для суфизма, в шиизме являются мейнстримом.Группа, объединившаяся вокруг «Волшебной горы»,— не единственная группа не связанных с политикой российских традиционалистов, хотя и наиболее важная среди них. Есть сведения о кружке россиян, следующих тиджанийа, весьма важному в исламском мире суфийскому ордену, возглавляемому шейхом-швейцарцем, который некогда был марьямия. Есть еще ряд организаций, таких как Византийский клуб, воз¬главляемый Аркадием Малером, евреем и бывшим членом НБП, который ушел из этой партии вместе с Дугиным, а за¬тем оставил и Дугина, после чего с двумя товарищами основал отдельную группу Евразийский клуб, который постепенно стал более православным и сменил название кг.Византийский клуб. Малер также периодически пишет для «Волшебной горы». Группа «Волшебной горы» и другие, более мелкие группы типичны для традиционализма повсюду. Но вот фигура Дугина 1990-х годов была для него нетипична. Проект Эволы был столь же амбициозен, но дугинский — более успешен. В первые годы XXI века, как мы увидим далее, Дугин добился еще больших результатов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

05 декабря 2016, 05:27

Умер Гейдар Джемаль

5 декабря на 70-м году жизни скончался известный исламский деятель Гейдар Джемаль. Об этом сообщается на его странице в фейсбуке. Гейдар Джахидович Джемаль (6 ноября 1947 — 5 декабря 2016, Москва) — председатель Исламского комитета России; сопредседатель и член президиума Общероссийского общественного движения «Российское исламское наследие»; постоянный член Организации Исламо-арабская народная конференция (ОИАНК); один из инициаторов создания и член координационного совета Левого фронта России. Принимал участие в Маршах несогласных.В 1979 году установил связи с исламскими кругами в Таджикской ССР. В то же время наряду с философом А.Г. Дугиным вступил в эзотерический кружок «Чёрный орден SS», группировавшийся вокруг Евгения Головина. Был участником знаменитого южинского кружка - он же «мамлеевский кружок» — неформальный литературный и оккультный клуб, первоначально собиравшийся на квартире писателя Юрия Мамлеева, расположенной в доме по Южинскому переулку. Считается, что собрания Южинского кружка оказали существенное влияние на идеологию и взгляды многих впоследствии известных российских гуманитариев. После высылки из страны самого Мамлеева кружок продолжил свои собрания на той же квартире и продолжил своё существование до начала 1990-х годов.Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014) писал о Джемале следующее:"В кружок Головина входили Стефанов, Гейдар Джемаль и (чуть позже) Александр Дугин. Эти трое впоследствии стали самыми влиятельными традиционалистами России. Джемаль, вошедший в кружок в 1967 году, был москвичом азербайджан­ского происхождения, чье образование и воспитание было светским и советским, а не мусульманским. Еще юношей он открыл для себя философскую библиотеку своего деда по ма­тери, турка, который родился в Османской империи, эмигри­ровал в Россию, принимал участие в Октябрьской революции на стороне большевиков, а потом преподавал в престижном Государственном институте театрального искусства (ГИТИС). Дугин, присоединившийся к кружку в 1980 году, был сыном полковника советской армии.Головин, Стефанов, Джемаль и Дугин трудились над ре­конструированием традиционализма по книгам, которые они нашли в Ленинской библиотеке и Библиотеке ино­странной литературы, порой пытаясь угадать по контексту содержание недоступных книг, известных им только по на­званиям. Хотя «Symbolisme de la Croix» («Символизм креста») Генона был недоступен (он находился в «закрытом фонде» Ленинки), «Pagan Imperialism» («Языческий империализм») Эволы (в исправленном, более традиционалистском лейп­цигском издании 1933 года) в той же Ленинской библиотеке стоял в открытом доступе с самого момента приобретения в 1957 году — кто бы ни отвечал за такие решения, он явно не заглядывал в эти книги. Большинство российских традицио­налистов, хотя и опирались в конечном счете на объяснение модерности, которое дал Генон, все же откликнулись (после 1991 года, по крайней мере) на модель, предложенную Эволой.Стефанов, Дудинский, Головин и Джемаль Хотя Джемаль, может быть, и вступил в суфий­ский орден наюибандийа в 1980 году в Таджикистане, суфизм, судя по всему, не был для него чем-то особенно важным. Ког­да в 1980 или 1982 году он взял с собой Дугина в месячное путешествие по горам Зеравшана на северо-востоке Пами­ра, они посетили не шейха Джемаля, а могилы различных суфийских святых. Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил......Гейдар Джемаль вступил в общество «Память», а затем вышел из него вместе с Дугиным. После этого он стал одним из учредителей Партии исламского возрождения (ПИВ), основанной в 1990 году Ахмадом Кади Актаевым в Астрахани. Не будучи крупнейшей или важнейшей политической организацией мусульман на всем пространстве бывшего СССР, ПИВ тем не менее была единственной значи­тельной партией, охватывавшей всю Российскую Федерацию; все прочие группы были ограничены региональными или этническими рамками. Таким образом, ПИВ имела значение именно в России, то есть за пределами чисто мусульманских республик СССР.Джемаль был идеологом ПИВ, издателем ее печатного ор­гана Алъ-Вахдат {«Единение») и главой ее исследовательского центра в Москве. Ранние номера Таухид {«Единство»), малоти­ражного журнала, выпускаемого лично Джемалем, были от­четливо традиционалистскими по своей тональности. В его первом номере Джемаль анализировал статус ислама в терми­нах традиционализма, добавив исторический аспект, редкий где бы то ни было еще и извлеченный им из работ ислами­стов. Ислам, указывал он, существует во времени и подвержен упадку, как и все остальное. Далее он заявляет, что подлинного исламского правления не было с момента смерти Пророка и уж точно — начиная с монгольского завоевания. С тех пор дела шли только хуже, так как «постколониальные элиты» в исламском мире были либо националистами (а следователь­но, врагами универсального ислама), либо «атеистами-космо­политами», такими же врагами истинного ислама.Мэр Стамбула Тайип Эрдоган (ныне президент Турции) и Гейдар ДжемальСтатья Джемаля, опубликованная Дугиным в «Гиперборее» в 1991 году, показала, сколь многим он обязан Эволе. Сравнив экзистенциальное значение смерти в эволианском традицио­нализме с метафизическим значением смерти (конечное воз­вращение к Богу) в исламе, он утверждал, что «аутентичный ислам и аутентичные правые являются нонконформистами; их призвание в жизни — оппозиция, несогласие, неиденти- фикация». Рене Домаль, художник-сюрреалист, о котором рассказывалось в четвертой главе, одобрил бы это заявле­ние. Для христианина «Бог — это нечто синонимичное ги­перконформизму», тогда как ислам — «это протест... против сведения Бога к “консенсусу”». Политические правые и ис­лам борются с искушениями мира, включая такие духовные и интеллектуальные ловушки, как «самообожествление» и «профанный элитаризм», продолжал Джемаль.Такой традиционалистский исламизм для многих оказал­ся чрезмерным. Партия раскололась в 1992 году в связи с во­просом, как относиться к Ельцину и его проекту российской демократии: большинство членов ПИВ поддерживали этот проект, в то время как Джемаль увел более радикальное мень­шинство из партии, ища союза с радикальными исламиста­ми на Ближнем Востоке и с внутренней оппозицией Ельцину в лице КПРФ, руководимой Геннадием Зюгановым, правых «патриотов» Александра Проханова и прочих. Оба политика были знакомы Джемалю со времен его членства в «Памяти», и оба были связаны с другим главным традиционалистом Рос­сии, Дугиным. Этот «красно-коричнево-зеленый союз» и будет анализироваться ниже.Гейдар Джемаль и Александр Дугин на вечере, посвящённом барону фон Унгерну На Ближнем Востоке Джемаль связался с такими людьми, как Хасан аль-Тураби, вождь Суданского исламского фронта и в течение многих лет «серый кардинал» за спиной исламист­ского военного режима Судана. Так, вместо ПИВ в качестве своей институциональной базы Джемаль обрел Исламский ко­митет России — сеть таких исламских комитетов была созда­на под руководством аль-Тураби на конференции в Хартуме в 1993 году, их целью было объединение лидеров различных радикальных исламистских движений, подобно Националь­ному исламскому фронту самого Тураби, Хамасу в Палестине и Хизболле в Ливане. Джемаль стал главой московского отделе­ния Исламского комитета. В интервью 1999 года он говорил о своих контактах с Хамасом, Хизболлой, Волками ислама (чечен­ская группа) и афганскими талибами. В это время Джемаль был одним из двух-трех главных представителей радикально­го исламизма в Российской Федерации. Он прославился как «ваххабит»; правда, тут надо напомнить, что в России данный термин имеет несколько другое значение, не то, которое при­нято в академической среде. Учитывая хорошо известную антипатию саудийского ваххабизма к шиитам, многие удив­лялись, как Джемаль, мусульманин-шиит, может быть вах­хабитом. На самом деле противоречие здесь только кажуще­еся: Джемаль никогда не был ваххабитом в точном, строгом смысле этого слова.В России во времена Ельцина Джемаль поддерживал поли­тическое сотрудничество с оппозицией, и круг союзников у него был такой же, что и у Дугина. В середине 1999 года в прохановской газете «Завтра» было размещено интервью с Джемалем, в котором он объявил о создании объединенного фронта «зеленых и красных», включающего Исламский комитет России и Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и во­енной науки, независимую группу, связанную с КПРФ и перво­начально возглавляемую председателем Комитета по обороне Государственной думы Львом Рохлиным (который был убит в 1998 году), а также генерал-полковником в отставке Альбертом Макашовым.Гейдар Джемаль, Илья Пономарев, Лев Пономарев, Евгения ЧириковаНевероятный союз между радикальным исламистом п Дви­жением в поддержку армии (ДПА), которая как раз тогда вступила во вторую фазу конфликта с исламистами на Кавказе, стал возможным благодаря особой разновидности неоевразийства, характерного для России. Как сказал один отставной офицер и региональный глава ДПА в это время: «Мы все дети одной матери, независимо от национальности и религии. И имя на­шей матери — Россия». С точки зрения ДПА, те, кто убивал русских солдат на Кавказе, были бунтовщиками, а не чечен­цами или мусульманами; против мятежников надо принимать соответствующие меры, будь они чеченцами или русскими, казаками, мусульманами или православными. Война, которая велась в 1999 года, велась, с их точки зрения, не с мусульмана­ми как таковыми.Для Джемаля и Движения в поддержку армии настоящим врагом был Ельцин, а также израильтяне: «Кто-то разыгры­вает свою карту, чтобы поссорить православие и ислам», — объявил Макашов на одной пресс-конференции и продол­жил, обвинив «тех на Ближнем Востоке, кому не нравится быть соседями арабского мира». Точно так же, по мнению Джемаля, конфликт на Кавказе служил интересам Ельци­на и израильтян. Согласно его логике, иностранные кон­фликты позволяли отвлечь внимание от провалов во вну­тренней политике и вели к росту российско-израильского сотрудничества, что помогало израильтянам добиваться экстрадиции некоторых арабских исламистов, живущих в России, а значит, играло на руку «атлантистскому лобби»8. Подобные объяснения близки взглядам многих сторонни­ков оппозиции, равно как и тех простых россиян, кто скло­нен доверять теориям заговора.Мамлеев, Джемаль, Головин и Дугин nu.arcto.ruРадикальный исламизм и традиционализм, как прави­ло, несовместимы. Они придерживаются фундаментально различных взглядов на традицию, на будущее человечества и на все религии помимо ислама. Вероятно, по этой при­чине Джемаль модифицировал свою собственную позицию до такой степени, что теперь его вряд ли можно назвать чи­стым традиционалистом; так, Дугин в частной беседе назвал его «посттрадиционалистом». Джемаль очень критично относится к очевидному противоречию между исламской практикой Генона и тем, что он пишет об индуизме, и по крайней мере формально осуждает Эволу за смешение по­литики с духовностью. Таким образом, его следует считать одним из тех, для кого традиционализм послужил лишь «ступенькой на пути». Но, несмотря на это, как было от­мечено в двенадцатой главе, он остается ориентиром для многих российских традиционалистов, проявляющих ин­терес к исламу.При президенте Путине, когда упало значение оппозиции ельцинского времени, Дугину потребовались новые союзни­ки. Тесные контакты с радикальными исламистами за рубе­жом становились все менее полезными, так как и простыми россиянами, и Кремлем исламизм и чеченский терроризм начали восприниматься как нечто очень близкое друг другу. Спустя какое-то время после 2001 года Джемаль основал но­вую организацию, пафосно названную Интернациональной социальной лигой (ИСЛ). Эта лига носит скорее анархистский характер и атакует «Систему» от имени «бездомных планеты», которые «Системе» не нужны, — а в число «бездомных плане­ты» входят все диаспоры и иммигранты, а не только мусуль­мане России".Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy