• Теги
    • избранные теги
    • Компании3
      Люди1
      Показатели1
Коршуновский горно-обогатительный комбинат
27 декабря 2013, 12:52

"Энергопром" требует признания Коршуновского ГОКа банкротом

ЗАО "Энергопром" подало в Иркутский областной арбитражный суд иск против "Коршуновского горно-обогатительного комбината" (структура "Мечела", Железногорск-Илимский, Иркутская область), в котором потребовало признать предприятие банкротом.

07 сентября 2012, 19:28

Человек-легенда. Виктор Феликсович. Вексельберг. (часть 1)

До Саула над евреями царя не существовало. Первым царём еврейского народа был Саул — сын Киса из колена Вениаминова.По повелению Божию Саула помазал на царство пророк Самуил.БиографияВиктор Феликсович Вексельберг родился в 1957 году в г. Дрогобыч Львовской области. В семье было странное построение родственных связей. Была мама, были с ее стороны дяди, тети, у Виктора была куча двоюродных родственников, бабушка, многочисленная украинская семья, хлебосольная. И был папа. Папа с фамилией Вексельберг Феликс Соломонович, и не было ни одного родственника, ни брата, ни сестры, ни бабушки, ни дедушки. Когда он был маленький, все говорили, что они погибли во время войны. Вся трагичность этой истории состоит в том, что в Дрогобыче до войны (он был фактически на границе с Германией) проживало приблизительно порядка 15 тыс. поляков, около 10 тыс. украинцев и 15 тыс. евреев. Когда началась война, то практически никто не уехал из города. Убежали единицы, включая Феликса Соломоновича. До 1944 года все люди практически жили в нормальных условиях. Но потом их просто переписали, раздали этикетки, приклеиваемые на грудь, и всех расстреляли в 4 дня. Такой малый Бабий Яр. Расстреляных закопали в большие ямы, выкопанные в лесу недалеко от города. Виктор Вексельберг прожил в этом городе 17 лет и не знал, что 18 членов его семьи, бабушки, дедушки, тети, дяди, похоронены в этом лесу. Там не было никакого памятника, а оставшееся единичное еврейское население боялось официально, публично ходить к могилам и отдавать дань своим родственникам. И только в начале 90-х там был воздвигнут небольшой монумент, и Виктор Вексельберг с отцом сделали небольшую плиту, на которой значится 17 фамилий членов семьи. Может быть поэтому сам Вексельберг не очень любит вспоминать о своих еврейских корнях. Во всяком случае, по паспорту он русский. В одном из интервью он пояснил данную ситуацию: «евреи меня евреем не считают, потому что моя мать – русская. Со своей стороны русские тоже не считают меня русским, так как мой отец – еврей».Виктор Вексельберг в школе учился только на «хорошо» и «отлично». Московский институт инженеров транспорта окончил в 79-м с красным дипломом и специальностью «системотехник». Хорошо показал себя в аспирантуре при Вычислительном центре Академии наук. В конструкторском бюро по бесштанговым насосам «Коннас» к началу 90-х дослужился до завлаба.В 1990 году Вексельберг учредил и возглавил ряд коммерческих структур. НПО «КомBек» («Компания Вексельберга») и ТО фирма «КАМ» занимались научно-исследовательской деятельностью, ТОО «ОЛИМП» — народным образованием.На закате перестройки Горбачев дал добро кооперативам, и Виктор не упустил своего шанса. В то время ему пришла идея получать из отработанных кабелей алюминиевые и медные жилы. Говорят, что для большей эффективности переработки был придуман даже специальный уникальный станок, который демонстрировался как пример удачной инновационной деятельности.  Итак, Вексельберг по-дешевке скупал медь и алюминий из кабелей (по $100 за тонну), и продавал ее в Германию уже по $3000. Возможно, из науки в бизнес его перетянуло сотрудничество с «Техникой» Артема Тарасова (во времена «перестройки» был такой первый миллионер). Вексельберг даже называл его своим учителем.«Ренова»В 1987 году, будучи сотрудником КБ, Виктор Вексельберг поехал на международную нефтяную выставку в США. Приехав в первый раз в Америку, Вексельберг нашёл своего знакомого, Леонида Блаватника, с которым они вместе учились в институте. Блаватник эмигрировал в Америку в1978 году с 4-го курса, поменял имя на «Леонард», и с тех пор Вексельберг с ним не встречался и не переписывался. Тем не менее, однокашники восстановили отношения и в 1990 году, создав первый кооператив, Вексельберг предложил Блаватнику начать совместный бизнес. К тому времени последний уже окончил Гарвардский университет, получил ученую степень в Колумбийском университете, и имел достаточно большой собственный бизнес. Он занимался торговой дистрибуцией, был совладельцем достаточно крупной транспортной компании, которая осуществляла перевозки различных грузов по всей Америке.В 1991 году Вексельберг совместно с Леонардом Блаватником учредил компанию «Ренова», две трети акций которой принадлежали НПО «КомВек», а одна треть — американскому инвестиционному фонду Access Industries, принадлежащему Блаватнику. Гендиректором компании стал партнер Вексельберга по «Комвеку», юрист Владимир Балаескул.На «медные» деньги Вексельберг стал с помощью Блаватника и их общей компании «Ренова» закупать на Западе дефицитные в то время в России компьютеры и менять их на приватизационные чеки.К середине 90-х ваучеров у «Реновы» скопилось столько, что настала пора приступать к массовой скупке заводов. Вексельбергу ближе всего были знакомы две отрасли: нефтянка и цветная металлургия. Большой бизнес приятели решили начать с алюминия.В 1991 году «Ренова» пришла на Иркутский алюминиевый завод (ИркАЗ). По генеральному договору, заключенному в это время, ИркАЗ передал в аренду «Ренове» отключенные ранее из-за дефицита сырья электролизеры. Стороны договорились, что «Ренова» запустит эти мощности. К стороннему партнеру на заводской площадке относились настороженно. Москвичи завоевывали симпатии заводчан разными способами. Например, один из топ-менеджеров завода вспоминал, что когда в области ощущалась острая нехватка наличных денег и заработную плату выдавать было нечем, представители «Реновы» мешками возили деньги из Москвы, сдавали их в кассу завода, чтобы выдать рабочим зарплату.В том же 1991 году ИркАЗ был приватизирован по весьма распространенной тогда схеме: 51% акций завода получил персонал, 29% акций из государственной доли были сразу же реализованы на чековом аукционе, а оставшиеся 20% были проданы многим позже, на инвестконкурсе в 1993 году.Понятно, что контрольный пакет акций ИркАЗа удалось скупить менеджменту. Специально даже была создана компания «ИркАЗ-Фининвест», которая в том числе занималась скупкой акций завода. А интерес к предприятию проявляли разные люди, например, авторитет по кличке «Кисель». После чего в феврале 1993 года на заводе появилась служба безопасности.Иркутский алюминиевый завод был отнесен к предприятиям федерального значения. Значит, и приватизировать госпакет должна была Москва. После того, как стало ясно, что госпакет будет приватизирован, заводское начальство отправилось в столицу договариваться, чтобы продажу государственного пакета акций провести в Иркутске. По расчетам местных специалистов, объем инвестиций должен был быть не менее 120 миллионов долларов США. Торги проводились дважды, прежде чем нашелся желающий купить завод. Между первыми и третьими торгами стоимость инвестусловий уменьшилась почти вдвое. Победителем, конечно же, стала «Ренова». Аналогичным образом был приватизирован и ряд других предприятий алюминиевой отрасли.«СУАЛ»До середины 90-х годов компания «Ренова» поставила под контроль кроме Иркутского ещё и Уральский алюминиевый завод.В 1996 году совместное предприятие Вексельберга и Блаватника инициировало объединение Иркутского и Уральского алюминиевых заводов. На их базе была создана Сибирско-Уральская алюминиевая компания. На собраниях акционеров обоих заводов было принято решение о переходе на единую акцию. 26 сентября постановлением правительства Свердловской области было зарегистрировано ОАО «Сибирско-Уральская алюминиевая компания» (СУАЛ). Однако прежде руководители Иркутской и Свердловской областей подписали соглашение о распределении налогов, исключив потери налоговой базы.Таким образом, в отечественной алюминиевой отрасли появилась первая вертикально интегрированная компания. Однако в момент объединения на свердловском предприятии началась активная скупка акций. Тогда менеджмент ИркАЗа не дал возможности перекупить этот завод, финансово поддержав своих партнеров.Теперь Вексельбергу был нужен свой «философский камень», который позволил бы оправдывать расходы на получение из бокситов алюминия. Учитывая, что тонна российского сырья тогда стоила по меньшей мере раза в два дороже аналогичного греческого, задача казалась неразрешимой.И все же выход был найден — материнской поддержкой для СУАЛа стал толлинг. С использованием толлинговых схем в «новой» России производилось около 80% алюминия, российские заводы оказывали лишь услуги по переработке, а собственником сырья (глинозема) и готовой продукции (алюминия) выступал зарубежный контрагент. Ни глинозем, ни продукты его переработки в этом случае не облагались таможенными пошлинами, не платилось НДС.Долгое время эта система спокойно существовала, пока в один не самый прекрасный для алюминщиков момент не была отменена решением федеральных властей. Однако аналитики утверждают, что СУАЛ до сих пор продолжает пользоваться толлингом. Её руководство доказало, что добавляет 15% греческих бокситов для повышения качества своей продукции. Кстати, питается компания в основном собственными продуктами – бокситами с Североуральского бокситового рудника.В 1997 году «малышка» «СУАЛ» серьезно «потолстела» – стала собственником лицензии на разработку Средне-Тиманского месторождения бокситов. Его запасы оцениваются в 260 млн. тонн. До сих пор этот объект считается одним из самых крупных в мире, и, кстати, именно на нем была построена первая частная железная дорога в современной России.Средне-Тиманское месторождение стало и первым опытом совместной работы СУАЛа и Русала. До 2004 года партнером Виктора Вексельберга в этом проекте все считали концерн Alcoa, но руководству последнего не понравилось отсутствие гарантий низкой цены на электроэнергию, без которых проект рисковал быть не рентабельным. Тогда партнером СУАЛа и стал его главный российский конкурент, испытывающий проблемы с сырьем. Сейчас СУАЛ и Русал владеют месторождением на паритетных началах.Металлургическая хваткаНо не все металлургические проекты завершались интеграцией. В 1997 году вместе с партнерами из Альфа-Групп «Ренова» вступила в борьбу за Коршуновский горно-обогатительный комбинат. Представитель Альфы стал внешним управляющим на потреблявшем 90% производимого на Коршунихе железорудного концентрата Западно-Сибирском металлургическом комбинате (ЗСМК) в Новокузнецке. Работа ИркАЗа в немалой степени зависела от поставок с ЗСМК, а следовательно, и от ритмичной работы ГОКа. 60% каменноугольного пека шло на завод с этого комбината.Несмотря на получение в 1998 году в рамках процедуры банкротства Коршуновского ГОКа во внешнее управление, задача обеспечения пеком из Новокузнецка решалась с большим трудом. С августа 1998 года в связи с приходом на ЗСМК новой администрации поставки вообще прекратились. Руководство СУАЛа в октябре провело переговоры с принявшими руководство меткомбинатом представителями «Евразхолдинга» и предложило подписать договор, по которому железорудный концентрат с Коршуновского ГОКа поставлялся бы на ЗСМК по рыночной цене. При этом 50% стоимости поставок сырья должно было бы оплачиваться поставками пека для нужд ИркАЗа. В свою очередь ЗСМК предлагал снизить цену на руду и в придачу к этому сложные зачетные схемы.Вскоре ИркАЗ нашел новых партнеров. А вот ситуацию на Коршунихе, имеющей монопольного потребителя, изменить не представлялось возможным. У «Евразхолдинга» были свои виды на Коршуновский ГОК. И там решили взять предприятие измором. В 2002 году, не удовлетворившись ценой, ЗСМК вовсе перестал покупать коршуновскую руду.Хоть ГОК и был для алюминщиков непрофильным бизнесом, расставаться с ним за копейки в пользу «Евраза» в СУАЛе не захотели. В компании предпочли найти менее наглого покупателя, который бы смог заплатить за комбинат реальную цену и вернуть инвестиции в проект. К тому времени СУАЛ потратился на покупку 55% коммерческой задолженности ГОКа и приобрел еще 75% акций комбината. Ситуацию спасли рост цен на металлопрокат и начавшееся в связи с этим увеличение его производства. Металлурги во всем мире начали испытывать серьезные проблемы с сырьем, и играющие на этом рынке компании начали смотреть на Коршуниху иными глазами.СУАЛу удалось сторговаться с челябинским «Мечелом» в мае 2003 года за $70 млн. Наряду с этим Вексельберг переуступил «Мечелу» и кредиторскую задолженность ГОКа. Несмотря на развернувшуюся после этого сроком на полгода жесткую корпоративную войну, для СУАЛа все сложилось очень удачно: бизнес продан, а с «Евразхолдингом» и Федеральной службой финансового оздоровления, требующей заплатить государству дополнительно 1,2 млрд. рублей, воевал уже «Мечел».Слияние с «Трастконсалтом»Как это ни высокопарно звучит, но именно на стыке XX и XXI веков Сибирско-Уральская алюминиевая компания сформировалась окончательно. Тогда она изменилась из просто СУАЛа в Группу СУАЛ. И выросла вширь. Инициатором этого процесса называют Виктора Вексельберга, который в 2000 году смог найти подход к главному акционеру еще одного алюминиевого гиганта – компании «Трастконсалт» Василию Анисимову. Впервые с этим уральским дельцом «Ренова» схлестнулась на Североуральском бокситовом руднике (СУБРе), и шахтеры уже стали готовиться к уличным перестрелкам. Впрочем, конкуренты все же нашли общий язык. Именно господин Вексельберг уговорил будущего партнера влиться в «СУАЛ», введя в его состав свои предприятия и получив за это половину акций компании.Была одна оговорка: поскольку все активы «Трастконсалта» (Богословский и кандалакшский алюминиевые заводы, а также Североуральский бокситовый рудник) тянули только на 17%, то господину Анисимову предложили доплатить стоимость остальных 33% иными активами или живыми деньгами. Такой поворот показался бизнесмену выгодным, и он согласился. Те, кто работал в СУАЛе того времени, вспоминают: Виктор Вексельберг лично контролировал юридическую проработку объединения, следя за тем, чтобы готовящиеся документы страховали его от любых неожиданностей со стороны партнеров.Впервые об объединении СУАЛа и «Трастконсалта» было заявлено 11 апреля 2000 года. А 12 апреля 2000 года в Екатеринбурге, в своей квартире, была зверски убита дочь Василия Анисимова от первого брака Галина, работавшая ди-джеем на местном радио «Пилот». Как позже выяснило следствие, ее убийцами были 2 наркомана, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения и искавшие деньги на продолжение своего праздника. Потрясенный гибелью дочери, в ноябре 2000 года господин Анисимов продал свой пакет акций Виктору Вексельбергу и уехал жить за границу. Несколько лет он провёл в Акапулько (Мексика).Для оптимизации управления предприятиями и с целью координации их производственной, технологической, инвестиционной, транспортной, энергетической и социальной политики 13 сентября 2000 года была создана управляющая компания «СУАЛ-Холдинг», координирующая деятельность предприятий Группы СУАЛ и определяющая долгосрочную стратегию их развития. К тому времени Группа СУАЛ, включающая в себя уже четыре алюминиевых завода – Уральский, Богословский, Иркутский и Кандалакшский, стала производственным ядром объединения 19 алюминиевых предприятий в девяти регионах страны. Среди прочих, в состав Группы вошёл и Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ).«СУАЛ и «СевЗапПром»Следующий опыт слияний и поглощений в компании Виктора Вексельберга случился спустя два года после «Трастконсалта». 4 декабря 2002 года у СУАЛа появился неожиданный партнер – управляющая компания «СевЗапПром», занимавшая третье место в России по объемам производства алюминия. В состав этой структуры входили пикалевское объединение «Глинозем», «Волховский алюминий» и «Волгоградский алюминиевый завод».В тот момент союз «СевЗапПрому» предлагал и Русал, но вариант господина Вексельберга оказался предпочтительнее. Отдавая три свои актива СУАЛу, собственник северо-западной финансово-промышленной группы Александр Бронштейн получил 18% в укрупненном холдинге. Виктор же Феликсович поднял СУАЛ с восьмого места в мировом рейтинге на шестое. Важно отметить, само поглощение проходило не очень гладко – меньше чем через год Русал появился в составе акционеров одного из активов «СевЗапПрома», и юристам господина Вексельберга пришлось серьезно потрудиться, чтобы вынудить Дерипаску продать свои акции.Также в 2002 году СУАЛ включила в свой состав Надвоицкий алюминиевый завод. Параллельно значительные инвестиции были направлены на строительство глиноземно-алюминиевого комплекса «Коми Алюминий» в Республике Коми.В 2005 году Вексельберг хорошо заработала на операциях с ценными бумагами АООТ «Верхнесалдинское Металлургическое Производственное Объединение» (ВСМПО). Затратив на скупку своего пакета акций (13,4%) где-то около 50 млн долларов, он получил за него при обратной продаже 148,6 млн долларов. Согласитесь, неплохая прибыль всего за год.***источник lpl.org.uaпродолжение:  Человек-легенда. Виктор Феликсович. Вексельберг. (часть 2)по теме:Человек-легенда. Роман Аркадьевич. АбрамовичЗапись опубликована VGILJOURNAL . You can comment here or there.Оригинал взят у vgil в Человек-легенда. Виктор Феликсович. Вексельберг. (часть 1)