• Теги
    • избранные теги
    • Люди1083
      • Показать ещё
      Компании1402
      • Показать ещё
      Разное756
      • Показать ещё
      Страны / Регионы208
      • Показать ещё
      Международные организации42
      • Показать ещё
      Издания189
      • Показать ещё
      Формат42
      Сферы9
      Показатели22
      • Показать ещё
22 мая, 18:09

Toyota создаст летающие электромобили к Олимпиаде-2020

Компания Toyota поддержала группу изобретателей, которая разрабатывает похожий на дрон аппарат, способный парить в 10 метрах над землёй на скорости до 100 км/ч

15 мая, 19:01

Toyota aims high with flying car project

Toyota has its sights set on a Blade Runner future as the Japanese automaker backs a move to launch a flying car in time for the Tokyo 2020 Olympics. The company is giving about 42.5 million yen (US$375,000)

15 мая, 18:43

Toyota начала финансировать разработку летающего автомобиля

Японский автогигант Toyota выделит около 350 тысяч долларов на создание летающего автомобиля Skydrive к 2019 году. Об этом сообщил портал The Nikkei Asian Review в воскресенье, 14 мая. Личный проект нескольких сотрудников корпорации с 2012 […]

15 мая, 12:46

Toyota вложила в летающую машину почти 400 тыс. долларов

Сегодня только самый ленивый (либо острожный) не занимается разработкой собственного летающего автомобиля, и вот компания Toyota решила вложить 375 тыс. долл. в свое отделение Cartivator, занимающееся проектированием аэромобиля.Группа инженеров планирует разработать прототип пилотируемого агрегата к концу 2018 года, а к Олимпиаде в Токио, которая состоится в 2020 году, выпустить его коммерческую версию. Другими словами, японцы будут встречать олимпийцев на аэромобилях . Напомним, что недавно стартап из США, поддерживаемый Ларри Пейджем, соучредителем Google, анонсировал Flyer. Airbus, европейский производитель самолетов, заявил, что планирует начать испытательные полеты летающего автомобиля в этом году. Компания Uber в апреле объявила о планах запуска услуг летного такси. Тойота сделала ожидавшийся шаг вслед за этими крупными компаниями, подтвердив свое стремление к инновациям. По этому поводу Учиямада Такеши, вице-президент Toyota, сказал: «Никакого прогресса не будет, если вы станете вкладываться лишь в уже готовые технологии» — сообщает Nikkei.

Выбор редакции
06 мая, 16:00

Net Worths Of Sergey Brin and Larry Page Rise Combined $5.3 Billion To Record High

Larry Page and Sergey Brin, the billionaire cofounders of search giant Google, are now richer than ever.

05 мая, 20:34

Ключ на старт: есть ли будущее у летающих машин

В Kitty Hawk показали прототип «летающего автомобиля», для которого не нужна лицензия пилота. В продажу Kitty Hawk Flyer поступит до конца 2017 года, сообщают инженеры компании.

04 мая, 15:00

Saving the Planet from Ecological Disaster Is a $12 Trillion Opportunity

How can we create $12 trillion a year in market opportunities by 2030? How about by meeting the UN’s Sustainable Development Goals? The goals, a set of 17 stretch goals and 169 related targets championed by the United Nations, are ambitious. But a recent report concludes that meeting the goals in just four out of 60 sectors (food and agriculture, cities, energy and materials, and health and wellbeing) could indeed open up market opportunities worth up to $12 trillion a year in less than 15 years. But to get there, we have to break out of the zone of incremental change, or “Change-as-Usual.” Incrementalism has its uses, but it is worrying to see even committed business leaders treating the goals as an incremental change agenda. Their assumption: if we do more of what we have been doing, but a little bit faster and a little better, we can deliver many – if not most – of the goals by the target date of 2030. Mistake. Big mistake. Huge. Instead, we have to admit that our planet has strict boundaries on the activities it can support, and that by exceeding these boundaries, we’re helping climate change to accelerate at an alarming pace. There’s an urgent and intensifying need to shift toward real breakthroughs. To help support those moving in this direction, Volans and PA Consulting have joined forces with the United Nations Global Compact, the world’s largest sustainable business platform, with over 9,000 corporate members, to create Project Breakthrough. In the process, we have developed what we call “the Breakthrough Compass” to map the emerging landscape of risk and opportunity. Our conclusion: instead of pursuing incremental goals, we need to start chasing goals that will have 10x or 100x the impact on anywhere between a million and a billion people.   The horizontal axis (“impact”) tracks the spectrum of outcomes created by business, from negative to positive. The billion-people-impacted scale may seem far-fetched, but two brothers define the outer limits here. Google’s Larry Page invests in solutions that potentially benefit a billion people, while his brother Carl (at the Anthropocene Institute) focuses on problems that could disadvantage – even kill – a billion of us. The vertical axis (“scale”) moves from incremental change to increasingly exponential outcomes. To address the realities of climate change and other ways in which we are increasingly overrunning planetary boundaries, we must now shift our mindsets, technologies, and business models from left to right, and from bottom to top. Mindsets Visiting organizations like The X Prize Foundation, Google’s X facility, and Singularity University, one is immediately struck by their conviction that our global challenges will not be solved by hitting 1% or even 10% targets, but instead that business must embrace “10X” thinking – aiming for at least a 10-fold improvement. This, we conclude, is the attitude now needed to make real progress on sustainability. I have been exploring the edges of exponential thinking for quite a while, trying to work out how it could impact the sustainable business agenda. In 2005, I visited Wired magazine’s founding editor Kevin Kelly at his home in California. His books Out of Control and New Rules for the New Economy had helped shift my vision of sustainability from a future of scarcity to one increasingly characterized by abundance. A few years after our visit, Kelly wrote an influential article on his personal blog that captures the conundrum of shifting to an exponential mindset: [W]hile progress runs on exponential curves, our individual lives proceed in a linear fashion. We live day by day by day… Today will always be more valuable than some day in the future, in large part because we have no guarantee we’ll get that extra day. Ditto for civilizations. In linear time, the future is a loss. But because human minds and societies can improve things over time, and compound that improvement in virtuous circles, the future in this dimension is a gain. Therefore long-term thinking entails the confluence of the linear and the exponential. Shifting to an exponential mindset is challenging, precisely for the reasons Kelly gives. It’s also now vital — for those very same reasons. Technology Peter Diamandis – co-founder of the X Prize Foundation and Singularity University – has long argued that technology can help create what he calls “a world of abundance.” The world, he has argued, has lots of resources – water, energy, and so on – but we’re hampered because we can’t access it efficiently. But, he says, ultimately “technology is a resource-liberating force.” It could help us solve our resource constraints. Although technology is central to the exponential and abundance mindsets, much of the sustainability world remains distracted by incremental improvements to incumbent technologies, ranging from gasoline-powered automobiles to energy- and chemical-intensive air-conditioning systems. Moving well beyond that, we now need to do much more to understand and shape the thinking and priorities of those who promise (or threaten) to give us artificial intelligence, the internet of everything, autonomous everything, synthetic biology and, some insist, geoengineering. This is an area that sits at the very heart of the evolving Project Breakthrough initiative. In terms of the potential upsides, here is an example from Israel, which I visited in April. So great is the pressure for water in the country, with even the Dead Sea dying of water starvation, interesting is growing in aeroponics – which involves growing plants in mist or even air, rather than soil or water. One company is now growing 50 times more plants per meter, and in the process using 20 times less water than traditional agriculture. In terms of potential downsides, I remind people of Thomas Midgley, Jr. A brilliant engineer and chemist with General Motors and DuPont, Midgley held over 100 patents. He came up with leaded gasoline (a breakthrough in anti-knock technology, but one that had immense unforeseen consequences in terms of children’s nervous systems) and he also synthesized early Freons, chemicals that went on to tear a hole in the stratospheric ozone layer. As a final illustration of the downsides of some innovations, I mention Midgley’s development of an automatic bed, using ropes and pulleys, to get him in and out of bed when he sadly contracted polio. In 1944, the bed strangled him. Business models The sustainability industry has labored to identify issues that are “material” across the triple bottom line, not simply in financial terms. It has developed sophisticated tools to help companies build and test the business case for action, or inaction. But the spotlight must expand to business models, the essence of how wealth is created. Business models need to become exponentially more social, lean, integrated, and circular. The challenge is to ensure that emerging technologies meet difficult-to-reach social goals, while being “lean” across scarce forms of capital, integrated from the point of use right out to the edges of the atmosphere and biosphere, and part of an increasingly circular economy. One example comes from Patrick Thomas, CEO of the advanced materials company Covestro. In a recent interview by the Project Breakthrough team, he discussed why his firm developed – and then chose to license — a technology for turning carbon dioxide into plastic. “If you make a breakthrough in innovation, you cannot keep it to yourself,” Thomas explained. “That’s very, very important. It’s a different way of thinking about how you make money. To keep it to yourself runs the risk that it would die. If you license it to everybody else, you guarantee that they change their view, they change their method of operation, and they adopt your technology. And that’s why we went from nothing to commercial manufacture of a product in less than 10 years… That is way faster than traditional innovation technologies where everything’s kept secret. You’ve got to blow things open.” Only if we make the shift from incremental to breakthrough logic will business realize the huge market values now being forecast – and only if we succeed in accelerating a critical mass of business leaders into the breakthrough zone will the sustainability forecast truly brighten.

Выбор редакции
02 мая, 20:08

Действующий прототип персонального летающего транспортного средства

Уж сколько я публиковал тут в блоге новостей на тему, что вот вот начнется производство летающих автомобилей для каждого, персональных летающих пассажирских дронов и других летающих средств. Однако, до сих пор это остается на уровне прототипов. Вот и еще один.Компания Kitty Hawk из Силиконовой Долины, которая работает при поддержке Лари Пейджа (Larry Page), одного из основателей компании Google, опубликовала в Сети видеоролик, на котором показан первый действующий образец персонального летательного аппарата, получившего название "The Flyer". И, согласно имеющейся информации, мелкосерийное производство и продажи таких летательных аппаратов начнутся не позднее конца этого года."Нашей целью является практическая реализация мечты каждого человека о полетах. Мы верим, что когда люди получат в свое распоряжение персональный летающий транспорт, для них откроется новый мир безграничных возможностей" - пишут на своем веб-сайте представители компании Kitty Hawk, которая находится в городе Маунтин-Вью, Калифорния, там же, где и располагается штаб-квартира компании Google, - "Сегодня мы представляем вашему вниманию опытный образец летательного аппарата The Flyer и обещаем, что такие аппараты станут доступны уже к концу текущего года".Летательный аппарат Flyer, оснащенный двумя понтонами, имеет восемь роторов, благодаря которым он может совершать вертикальный взлет и посадку, подобно вертолету. Вес аппарата равен приблизительно 100 килограммам, а развиваемая им максимальная скорость составляет 40 километров в час. В целях безопасности полеты опытного образца проводились над водой и эксплуатация таких аппаратов будет позволена также только над поверхностью воды. Зато для управления им не будет требоваться никакой пилотской лицензии, а для приобретения начальных навыков управления будет достаточно двухчасового курса обучения.Согласно информации от компании Kitty Hawk, аппарат Flyer является "полностью электрическим летательным аппаратом, который испытан и который на законных основаниях может эксплуатироваться в Соединенных Штатах и некоторых других странах"."Производственный образец Flyer-а, который мы будем предлагать покупателям, будет коренным образом отличаться от опытного образца" - рассказывает Себастиан Трун (Sebastian Thrun), президент компании Kitty Hawk, профессор Стэнфордского университета, которого еще называют "отцом автомобилей-роботов компании Google", - "Пока мы еще ничего не можем сказать по поводу окончательной стоимости аппарата, она станет известна ближе к концу года".Может быть эта тема вообще не актуальна? Уже очень давно ее мусолят безрезультатно.

01 мая, 15:09

Почему GOOGLE не оцифровал все книги в мире?

Вот вы думаете, почему мы еще не летаем на другие планеты или у нас нет базы на Луне? Технологии не позволяют? Нет, просто это дорого и не выгодно каждой стране в отдельности. А вот если бы все страны планеты объединились с такой целью, то я думаю вполне реально было бы уже съездить на выходные на Марс.Вот вам еще одна захватывающая история о том, как человеческая наивность и жадность задушили самый амбициозный IT-проект тысячелетия — проект по оцифровке всех-всех книг, которые только есть в мире.Статья была опубликована в The Atlantic, а вы прочтите краткий пересказ:Из идеи об оцифровке книг и возможности мгновенно искать в них любые отрывки текста родилась Google. Ларри Пейдж и Сергей Брин задумывали создать поисковик не по интернету, но по книгам. Но вышло иначе, а к идее о том, чтобы перевести в цифровой формат все книги они вернулись только в начале "нулевых".Проект по оцифровке всех сначала американских, а затем вообще всех-всех книг получил кодовое название "Project Ocean". Даже в самой Google те сотрудники, что не были в него вовлечены, рассматривали идею как нечто, слабо совместимое с реальностью. Нечто вроде нынешней "хотелки" Илона Маска отправить человека на Марс. Но проект поддерживали сам Пейдж и Брин, так что у него, разумеется, был более чем зеленый свет.Начиная с 2002 года Google начала жадно сканировать все книги, до которых могла дотянуться. Для этого она договорилась с крупнейшими библиотеками США и организовала специальные центры сканирования, в которые книги из библиотек свозили фурами. Это не фигура речи — логистически "Project Ocean" был не менее сложным, чем технически.Да, для реализации проекта Google пришлось придумать специальные "железо" и "софт" — ведь до нее на тот момент задачу быстрого сканирования миллионов книг еще никто не решал.Сканируемая книга жестко закреплялась на специальном стенде, сверху на нее смотрели несколько фотоаппаратов, а лидар ("трехмерный радар") определял точное положение листов книги в пространстве, чтобы позже специальное программное обеспечение учитывало это и "распрямляло" криво сфотографированные листы бумаги.Таким образом, в Google решили самую большую проблему при оцифровке книг — их точном закреплении при сканировании, чтобы все получалось ровно и красиво. Тут "голова болела" об этом не у людей, а у программы и ее алгоритмов.Интересно, что при всей технологической навороченности стендов для "сканирования" книг, листы вручную переворачивали люди — машины не могли делать это достаточно быстро и одновременно достаточно нежно. Ведь перевести в цифровой формат нужно было и старые, и очень старые книги, обращаться с которыми надо было исключительно аккуратно.Оператор переворачивал страницу, нажимал на педаль на полу, камеры фотографировали, он снова переворачивал — и так до тысячи раз в час.К августу 2010 года Google потратила на проект в общей сложности 400 млн. долларов. И объявила о том, что по ее подсчетам в мире 129 864 880 книг. И она хочет оцифровать их все.Тут надо пояснить, что изначально Google вовсе не собиралась открывать полный доступ к книгам — юристы компании этого бы никогда не позволили, они не самоубийцы. Первоначальная идея была — обеспечить возможность поиска по всем-всем книгам с демонстрацией пользователю небольшого отрывка. Юридический отдел Google был уверен, что это попадает под определение "честного использования" и, забегая сильно вперед, отметим, что судебная система в итоге, через много лет тяжб, признала: у компании действительно есть право на подобное использование книг.Также стоит сказать, что если в большинстве европейских стран книга становится бесплатно доступной обществу через 50 лет после смерти автора, то в США это так не работает. Закон об авторских правах таков, что уже не публикующиеся книги никто не имеет права опубликовать еще раз, не решив все вопросы с автором, издательством или наследниками их прав. То есть книга просто лежит и собирает пыль, а чтобы дать ей вторую жизнь, даже цифровую, надо потратить столько времени и денег, что проще ничего не делать.Когда издатели и авторы поняли, что Google не шутит насчет "взять и все оцифровать", они моментально возбудились. Шутка ли — компания просто взяла и скопировала содержимое крупнейших американских библиотек! Не спросив разрешения ни у кого, кроме библиотек! В общем, на нее подали в иск — и группа издателей, и Гильдия авторов.Позже отдельные иски объединили в один коллективный иск, поданные от имени и для защиты прав всех авторов и издателей в США. Это важный, можно даже сказать ключевой момент всей юридической части истории.В какой-то момент все вовлеченные стороны внезапно поняли — то, что сделала Google, может открыть новый гигантский рынок книг, особенно уже вышедших из обращения.Однако иск был подан, судебные заседания шли и вместе с ними пришло понимание, что если пустить дело на самотек и доводить его до логического конца, то проиграют все. Так, если авторы и издатели выиграют в суде, то Google им что-то заплатит и прекратит сканировать книги, но не откроет к ним доступ читателям, поскольку не имеет на это права. Если выиграет Google — она сможет показывать читателям отрывки, но не продавать электронные копии книг целиком, поскольку опять же законы это запрещают.И тогда стороны задумали, вероятно, самое грандиозное в истории соглашение по урегулированию коллективного иска.Особенность американской судебной системы в том, что во время рассмотрения коллективных исков, представляющих интересы одного или нескольких пластов общества, вы можете в суде "расширить" нормы законов. При условии, что не вмешается Министерство юстиции и согласится судья, рассматривающий дело. Независимость судебной ветви власти во всей своей красе.На протяжении 2,5 лет юристы Google, библиотек, издателей и Гильдии авторов вели сложнейшие переговоры, суть которых один из их участников кратко, но емко охарактеризовал как "четырехмерные шахматы" — надо было учесть интересы всех сторон.Самая главная проблема, с которой столкнулись участники переговоров заключалась вот в чем. Ок, допустим, Google делает грандиозный интернет-магазин цифровых книг, в том числе и тех, авторы которых давно умерли, издательства закрылись и вообще непонятно, кому принадлежат права. Кому платить причитающуюся плату? Установление прав на получение денег в каждом конкретном случае стоило бы намного больше, чем любые возможные выплаты. То есть чисто экономически это было бессмысленно.Но эту проблему решили, придумав создать единое агентство, которому бы шла плата за все старые книги. Наследники авторов и издателей могли бы в него обращаться за своей долей, а часть полученных средств там бы тратили на установление авторства. Поскольку обращались бы, конечно, далеко не все, то схема имела экономический смысл — кому все равно, "спонсировали" бы тех, кто хотел бы, чтобы ему заплатили. Причем правообладатели и авторы в любом случае получали бы 69% от цены электронной книги, а Google бы довольствовалась остальным.Самое главное — при этом обходились бы нормы американских законов, запрещающих повторную публикацию книг, права на которые ужа давно утратили свою силу и не были заново оформлены.Грандиозность соглашения привлекла внимание Министерства юстиции США, которое начало расследование и попросило всех, кто возражает против этого соглашения "говорить сейчас или молчать вечно".Разумеется, возражения поступили. От Microsoft и Amazon с технологической стороны, а также от нескольких тысяч авторов, многие из которых, похоже, не до конца поняли суть соглашения. Против высказывались и многие уважаемые в "книжном" сообществе люди.По мнению участников тех переговоров, активное противление сделки со стороны "авторитетов" решило вопрос — в Минюсте США вряд ли бы вняли только доводам Microsoft о том, что Google "нечестно" получает доступ ко всем печатным книгам ("Бо-о-о — главный конкурент против!"); не послушали бы там и Amazon, которая на тот момент контролировала 80% рынка электронных книг ("Бу-у-у — монополист на рынке возражает против нового игрока!").Как полагают отдельные участники переговоров, среди тех авторитетных людей, что высказывались против соглашения, бытовало мнение о том, что сделку стоит завернуть, но потом Конгресс США все равно внесет нужные поправки в законы. Однако они не понимали, что законотворцев какие-то старые книги не интересуют от слова "совсем": с их помощью не выиграешь выборы и не создашь новые рабочие места. "Они, похоже, не понимали, как работает реальный мир", — с горечью замечает участник тех переговоров.В итоге Минюст США высказал свое очень авторитетное мнение: судье не стоит одобрять сделку, поскольку она а)выходит за рамки сути иска (а иск был о том, можно ли Google показывать выжимки из книг); б)слишком эксклюзивная и создает очень плохой прецедент.В самом деле — если бы Google договорилась с противниками-ставшими-партнерами в рамках процесса урегулирования коллективного иска, то любой другой технологической компании для получения таких же прав на создание подобного магазина электронных книг пришлось бы заново пройти весь путь. То есть: оцифровать книги —> быть засуженной правообладателями и авторами —> договориться с ними. По мнению чиновников Минюста США, это вообще никуда не годилось. Специально нарушать закон чтобы обойти закон?! Это перебор.Ну и включить постфактум в иск в качестве ответчиков Microsoft, Amazon и кто бы там еще захотел создать свою цифровую библиотеку такого же масштаба — тоже не было никакой возможности. Это уж было совсем жесткое испытание для системы коллективных исков США, она бы такое не перенесла.В итоге судья сделку не одобрил, в своем заключении процитировал Минюст США.Формально в итоге победила, как мы сказали в самом начале, Google — ей позволено показывать отрывки из оцифрованных книг. Но проиграли — все. Читатели не получили гигантской цифровой библиотеки из всех-всех когда-либо напечатанных книг. Издатели и авторы не получили возможности получать постоянно небольшую денежку от их продажи. А Google "заморозила" траты в размере 400 млн. долларов. Даже выиграв, компания охладела к своему проекту и больше не сканирует книги. Кончился запал.Сегодня где-то далеко на серверах Google лежат 50-60 петабайтов оцифрованных книг. Вот они, только руку протяни. Но доступ к ним имеют лишь несколько инженеров компании, ответственных за то, чтобы никто другой не получил к этим книгам доступ.Два последних абзаца статьи настолько хороши и от них становится так больно, что мы их просто переведем:Я спросил у тех, кто занимался этим [в Google] раньше: "Что надо сделать для того, чтобы эти книги были доступны всем?". Я хотел знать — насколько сложно было бы открыть к ним доступ. Что стоит между нами и цифровой публичной библиотекой из 25 млн. томов?"У тебя были бы большие проблемы [юридического характера], — сказали мне — но все, что надо сделать — написать один запрос к базе данных. Так доступ бы переключился с "Выкл." на "Вкл.". На исполнение такой команды нужно несколько минут".При помощи этого сервиса можно узнать, как часто слово упоминается в оцифрованных книгах источникиhttps://www.theatlantic.com/technology/archive/2017/04/the-tragedy-of-google-books/523320/http://rus.delfi.lv/techlife/detali/szhech-aleksandrijskuyu-biblioteku-2-google-ocifrovala-25-mln-knig-pochemu-ih-nelzya-chitat.d?id=48770907http://nnm.me/blogs/dzhi-day/szhech-aleksandriyskuyu-biblioteku-2-google-ocifrovala-25-mln-knig-pochemu-ih-nelzya-chitat/Для того, чтобы быть в курсе выходящих постов в этом блоге есть канал Telegram. Подписывайтесь, там будет интересная информация, которая не публикуется в блоге!

30 апреля, 11:25

Текст: Сжечь Александрийскую библиотеку-2. Google оцифровала 25 млн. книг — почему их нельзя читать? ( Delfi )

Из идеи об оцифровке книг и возможности мгновенно искать в них любые отрывки текста родилась Google. Ларри Пейдж и Сергей Брин задумывали создать поисковик не по интернету, но по книгам. Но вышло иначе, а к идее о том, чтобы перевести в цифровой формат все книги они вернулись только в начале "нулевых". Проект по оцифровке всех сначала американских, а затем вообще всех-всех книг получил кодовое название "Project Ocean". Даже в самой Google те сотрудники, что не были в него вовлечены, рассматривали идею как нечто, слабо совместимое с реальностью. Нечто вроде нынешней "хотелки" Илона Маска отправить человека на Марс. Но проект поддерживали сам Пейдж и Брин, так что у него, разумеется, был более чем зеленый свет. Начиная с 2002 года Goo...

29 апреля, 20:19

Сжечь Александрийскую библиотеку-2. Google оцифровала 25 млн. книг — почему их нельзя читать?

Захватывающая история о том, как человеческая наивность и жадность задушили самый амбициозный IT-проект тысячелетия — проект по оцифровке всех-всех книг, которые только есть в мире. Опубликована в The Atlantic, мы же предлагаем относительно краткий пересказ.Из идеи об оцифровке книг и возможности мгновенно искать в них любые отрывки текста родилась Google. Ларри Пейдж и Сергей Брин задумывали создать поисковик не по интернету, но по книгам. Но вышло иначе, а к идее о том, чтобы перевести в цифровой формат все книги они вернулись только в начале "нулевых".Проект по оцифровке всех сначала американских, а затем вообще всех-всех книг получил кодовое название "Project Ocean". Даже в самой Google те сотрудники, что не были в него вовлечены, рассматривали идею как нечто, слабо совместимое с реальностью. Нечто вроде нынешней "хотелки" Илона Маска отправить человека на Марс. Но проект поддерживали сам Пейдж и Брин, так что у него, разумеется, был более чем зеленый свет.Начиная с 2002 года Google начала жадно сканировать все книги, до которых могла дотянуться. Для этого она договорилась с крупнейшими библиотеками США и организовала специальные центры сканирования, в которые книги из библиотек свозили фурами. Это не фигура речи — логистически "Project Ocean" был не менее сложным, чем технически.Да, для реализации проекта Google пришлось придумать специальные "железо" и "софт" — ведь до нее на тот момент задачу быстрого сканирования миллионов книг еще никто не решал.Сканируемая книга жестко закреплялась на специальном стенде, сверху на нее смотрели несколько фотоаппаратов, а лидар ("трехмерный радар") определял точное положение листов книги в пространстве, чтобы позже специальное программное обеспечение учитывало это и "распрямляло" криво сфотографированные листы бумаги.Таким образом, в Google решили самую большую проблему при оцифровке книг — их точном закреплении при сканировании, чтобы все получалось ровно и красиво. Тут "голова болела" об этом не у людей, а у программы и ее алгоритмов.Интересно, что при всей технологической навороченности стендов для "сканирования" книг, листы вручную переворачивали люди — машины не могли делать это достаточно быстро и одновременно достаточно нежно. Ведь перевести в цифровой формат нужно было и старые, и очень старые книги, обращаться с которыми надо было исключительно аккуратно.Оператор переворачивал страницу, нажимал на педаль на полу, камеры фотографировали, он снова переворачивал — и так до тысячи раз в час.К августу 2010 года Google потратила на проект в общей сложности 400 млн. долларов. И объявила о том, что по ее подсчетам в мире 129 864 880 книг. И она хочет оцифровать их все. Тут надо пояснить, что изначально Google вовсе не собиралась открывать полный доступ к книгам — юристы компании этого бы никогда не позволили, они не самоубийцы. Первоначальная идея была — обеспечить возможность поиска по всем-всем книгам с демонстрацией пользователю небольшого отрывка. Юридический отдел Google был уверен, что это попадает под определение "честного использования" и, забегая сильно вперед, отметим, что судебная система в итоге, через много лет тяжб, признала: у компании действительно есть право на подобное использование книг.Также стоит сказать, что если в большинстве европейских стран книга становится бесплатно доступной обществу через 50 лет после смерти автора, то в США это так не работает. Закон об авторских правах таков, что уже не публикующиеся книги никто не имеет права опубликовать еще раз, не решив все вопросы с автором, издательством или наследниками их прав. То есть книга просто лежит и собирает пыль, а чтобы дать ей вторую жизнь, даже цифровую, надо потратить столько времени и денег, что проще ничего не делать.Когда издатели и авторы поняли, что Google не шутит насчет "взять и все оцифровать", они моментально возбудились. Шутка ли — компания просто взяла и скопировала содержимое крупнейших американских библиотек! Не спросив разрешения ни у кого, кроме библиотек! В общем, на нее подали в иск — и группа издателей, и Гильдия авторов.Позже отдельные иски объединили в один коллективный иск, поданные от имени и для защиты прав всех авторов и издателей в США. Это важный, можно даже сказать ключевой момент всей юридической части истории.В какой-то момент все вовлеченные стороны внезапно поняли — то, что сделала Google, может открыть новый гигантский рынок книг, особенно уже вышедших из обращения.Однако иск был подан, судебные заседания шли и вместе с ними пришло понимание, что если пустить дело на самотек и доводить его до логического конца, то проиграют все. Так, если авторы и издатели выиграют в суде, то Google им что-то заплатит и прекратит сканировать книги, но не откроет к ним доступ читателям, поскольку не имеет на это права. Если выиграет Google — она сможет показывать читателям отрывки, но не продавать электронные копии книг целиком, поскольку опять же законы это запрещают.И тогда стороны задумали, вероятно, самое грандиозное в истории соглашение по урегулированию коллективного иска. Особенность американской судебной системы в том, что во время рассмотрения коллективных исков, представляющих интересы одного или нескольких пластов общества, вы можете в суде "расширить" нормы законов. При условии, что не вмешается Министерство юстиции и согласится судья, рассматривающий дело. Независимость судебной ветви власти во всей своей красе.На протяжении 2,5 лет юристы Google, библиотек, издателей и Гильдии авторов вели сложнейшие переговоры, суть которых один из их участников кратко, но емко охарактеризовал как "четырехмерные шахматы" — надо было учесть интересы всех сторон.Самая главная проблема, с которой столкнулись участники переговоров заключалась вот в чем. Ок, допустим, Google делает грандиозный интернет-магазин цифровых книг, в том числе и тех, авторы которых давно умерли, издательства закрылись и вообще непонятно, кому принадлежат права. Кому платить причитающуюся плату? Установление прав на получение денег в каждом конкретном случае стоило бы намного больше, чем любые возможные выплаты. То есть чисто экономически это было бессмысленно.Но эту проблему решили, придумав создать единое агентство, которому бы шла плата за все старые книги. Наследники авторов и издателей могли бы в него обращаться за своей долей, а часть полученных средств там бы тратили на установление авторства. Поскольку обращались бы, конечно, далеко не все, то схема имела экономический смысл — кому все равно, "спонсировали" бы тех, кто хотел бы, чтобы ему заплатили. Причем правообладатели и авторы в любом случае получали бы 69% от цены электронной книги, а Google бы довольствовалась остальным.Самое главное — при этом обходились бы нормы американских законов, запрещающих повторную публикацию книг, права на которые ужа давно утратили свою силу и не были заново оформлены. Грандиозность соглашения привлекла внимание Министерства юстиции США, которое начало расследование и попросило всех, кто возражает против этого соглашения "говорить сейчас или молчать вечно".Разумеется, возражения поступили. От Microsoft и Amazon с технологической стороны, а также от нескольких тысяч авторов, многие из которых, похоже, не до конца поняли суть соглашения. Против высказывались и многие уважаемые в "книжном" сообществе люди.По мнению участников тех переговоров, активное противление сделки со стороны "авторитетов" решило вопрос — в Минюсте США вряд ли бы вняли только доводам Microsoft о том, что Google "нечестно" получает доступ ко всем печатным книгам ("Бо-о-о — главный конкурент против!"); не послушали бы там и Amazon, которая на тот момент контролировала 80% рынка электронных книг ("Бу-у-у — монополист на рынке возражает против нового игрока!").Как полагают отдельные участники переговоров, среди тех авторитетных людей, что высказывались против соглашения, бытовало мнение о том, что сделку стоит завернуть, но потом Конгресс США все равно внесет нужные поправки в законы. Однако они не понимали, что законотворцев какие-то старые книги не интересуют от слова "совсем": с их помощью не выиграешь выборы и не создашь новые рабочие места. "Они, похоже, не понимали, как работает реальный мир", — с горечью замечает участник тех переговоров.В итоге Минюст США высказал свое очень авторитетное мнение: судье не стоит одобрять сделку, поскольку она а)выходит за рамки сути иска (а иск был о том, можно ли Google показывать выжимки из книг); б)слишком эксклюзивная и создает очень плохой прецедент.В самом деле — если бы Google договорилась с противниками-ставшими-партнерами в рамках процесса урегулирования коллективного иска, то любой другой технологической компании для получения таких же прав на создание подобного магазина электронных книг пришлось бы заново пройти весь путь. То есть: оцифровать книги —> быть засуженной правообладателями и авторами —> договориться с ними. По мнению чиновников Минюста США, это вообще никуда не годилось. Специально нарушать закон чтобы обойти закон?! Это перебор.Ну и включить постфактум в иск в качестве ответчиков Microsoft, Amazon и кто бы там еще захотел создать свою цифровую библиотеку такого же масштаба — тоже не было никакой возможности. Это уж было совсем жесткое испытание для системы коллективных исков США, она бы такое не перенесла.В итоге судья сделку не одобрил, в своем заключении процитировал Минюст США. Формально в итоге победила, как мы сказали в самом начале, Google — ей позволено показывать отрывки из оцифрованных книг. Но проиграли — все. Читатели не получили гигантской цифровой библиотеки из всех-всех когда-либо напечатанных книг. Издатели и авторы не получили возможности получать постоянно небольшую денежку от их продажи. А Google "заморозила" траты в размере 400 млн. долларов. Даже выиграв, компания охладела к своему проекту и больше не сканирует книги. Кончился запал.Сегодня где-то далеко на серверах Google лежат 50-60 петабайтов оцифрованных книг. Вот они, только руку протяни. Но доступ к ним имеют лишь несколько инженеров компании, ответственных за то, чтобы никто другой не получил к этим книгам доступ.Два последних абзаца статьи настолько хороши и от них становится так больно, что мы их просто переведем:Я спросил у тех, кто занимался этим [в Google] раньше: "Что надо сделать для того, чтобы эти книги были доступны всем?". Я хотел знать — насколько сложно было бы открыть к ним доступ. Что стоит между нами и цифровой публичной библиотекой из 25 млн. томов?"У тебя были бы большие проблемы [юридического характера], — сказали мне — но все, что надо сделать — написать один запрос к базе данных. Так доступ бы переключился с "Выкл." на "Вкл.". На исполнение такой команды нужно несколько минут".

29 апреля, 12:35

Гаджеты за неделю: от подводного дрона до камеры-стилиста

"Глубоководный" беспилотник, первое "железо" Spotify, мощнейшая видеокарта AMD, пьяная драка человека с "робокопом", секретный дирижабль основателя Google, аэротакси Uber и автомобили-беспилотники Apple. Об этих и других новинках технологий — в еженедельном дайджесте Вестей.Hi-tech.

29 апреля, 11:00

Fangs: the lightning rise of Facebook, Amazon, Netflix and Google

The tech giants have ballooned in value by $250bn since January - double the value of all the gold mined in a year - in four monthsFrom Standard Oil at the turn of the 20th century to IBM and General Motors in the 1970s and General Electric in the 1990s, the US has always produced behemoth corporations that bestride the world. But this is the era of the Fangs, the “big four” of technology, and they are currently growing at breakneck speed.Facebook, Amazon, Neflix and Google have been roaring away since the turn of this year. Their share prices have climbed so far, so fast, that together they are now worth an extraordinary $250bn more than just four months ago. Continue reading...

28 апреля, 19:53

Hey, Bill Gates! Jeff Bezos is almost richer than you

Read full story for latest details.

Выбор редакции
27 апреля, 19:00

In State Of The Union For Alphabet, Larry Page Glosses Over Setbacks, Eyes 'Amazing Opportunities'

In annual's "Founder's Letter," Page sounds upbeat about Google and its Alphabet siblings.

27 апреля, 12:52

Кто хочет стать миллиардером: 8 подсказок

Миллиардеры смотрят на мир не так, как простые люди. Именно поэтому они стали миллиардерами. У них есть уникальные привычки, черты характеры, принципы, которые помогли им достичь поставленной цели.

27 апреля, 08:00

Летательный аппарат от Kitty Hawk начнут продавать в этом году

Пару лет назад один из сооснователей Google Ларри Пейдж был замечен в компании инженеров стартапа Kitty Hawk, занимающегося разработкой индивидуального летательного транспорта. Слухи вокруг компании ходили разные, но ничего конкретного разработчики и её представители публике не показывали, спокойно и без лишнего пафоса доводили своё детище до ума. Теперь, наконец, испытания летательного аппарата Flyer завершены, поэтому в Kitty Hawk подумывают о начале продаж к концу 2017 года.

27 апреля, 05:00

дирижабль от Google и доходы звукозаписывающих компаний

Крупнейший интернет-поисковик строит дирижабль. Где IT-компания нашла место для столь масштабного (в физическом смысле этого слова) проекта? Зачем он может понадобиться? И как вообще связаны транспорт и поиск в Интернете?

27 апреля, 05:00

Вести.net: дирижабль от Google и доходы звукозаписывающих компаний

Крупнейший интернет-поисковик строит дирижабль. Где IT-компания нашла место для столь масштабного (в физическом смысле этого слова) проекта? Зачем он может понадобиться? И как вообще связаны транспорт и поиск в Интернете?

Выбор редакции
27 апреля, 00:24

Летающий электромобиль сооснователя Google уже готов и появится в продаже в 2017 году

В конце 2017 года компания Kitty Hawk начнёт продавать летающий электромобиль Flyer. Она была основана и финансируется Ларри Пейджем, сооснователем Google, бывшим руководителем экспериментального подразделения Google X и генеральным директором Alphabet

30 сентября 2016, 17:09

Топ-10 самых инновационных университетов мира

Считается, что американская университетская система – это двигатель инноваций и прогресса, и это подтверждает рейтинг инновационных университетов мира от Reuters.

12 сентября 2016, 08:22

Америке и Китаю нужен искусственный интеллект

Американская газета «The News York Times» сообщила о начале переговоров между крупнейшими ИТ - компаниями - Alphabet, Amazon, Facebook, IBM и Microsoft - о выработке единой стратегии развития ИИ (искусственного интеллекта).Это творческое объединение четырех корпоративных гигантов пока еще не получило названия, и ход переговоров не афишируется, пишет The New York Times. Известно, что ИТ-гиганты будут обсуждать развитие искусственного интеллекта и его влияние на «на сферу труда, транспорта и обороны». Как и Илон Маск с организацией Open AI, компании обеспокоены стремительным прогрессом в сфере ИИ и угрозами, которые этот прогресс может нести.Что касается намерений Илона Маска, то следует уточнить, что основатели Open AI, в частности Илон Маск и Сэм Альтман, действительно подчеркивают, что их главная цель — способствовать развитию ИИ (artificial intelligence) без вреда для человека. Компания предлагает ученым сформировать штат полиции искусственного интеллекта, которая будет следить за порядком в мире алгоритмов, кодов и нейросетей. Однако, эксперты не без оснований полагают, что учредители OpenAI также хотят сдержать монополизацию исследований по ИИ, на которую уже претендуют Google и Facebook.Справка:Alphabet Inc. — холдинг, располагающийся в Калифорнии (США). Владеет несколькими компаниями, ранее принадлежавшими Google Inc, и самой Google Inc в том числе. Во главе холдинга находятся сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин.Реорганизация Google в Alphabet была официально объявлена 10 августа 2015 года и завершена 2 октября 2015 года. Все акции Google были преобразованы в акции Alphabet, они продолжают торговаться на Nasdaq как GOOGL и GOOG (класс A — GOOGL, — с правом одного голоса, и класc C — GOOG, — без права голоса.1 февраля 2016 года Alphabet стал крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации, обойдя компанию Apple. Однако, спустя два дня, стоимость компании снова уступила компании из Купертино. 15 мая Alphabet стал опять крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации.Таким образом, разработка стратегии исследований по ИИ становится приоритетной для крупнейших мировых корпораций. Безусловно, задача сделать ИИ максимально безопасным для человечества весьма важна, но в данном случае я хотел бы обратить внимание на применение ИИ в оборонной сфере.Как известно, Пентагон, с которым активно сотрудничает та же Google- Alphabet, придает ключевое значение развитию автономных систем вооружений, которые будут применяться в «войнах будущего».В последнее время технологии ИИ стали более практичными и доступными, что сделало возможным их применение в автономных системах вооружений. И это сразу же вызвало протесты со стороны экспертов ООН и Международного Красного Креста.В феврале этого года та же «TheNewsYorkTimes» рассказала о докладе бывшего сотрудника Пентагона Пола Шерри под названием «Автономное оружие и операционный риск».Пол Шерри руководит программой по разработке приемов ведения «войны будущего» в Центре Новой Американской Безопасности (Вашингтон, округ Колумбия). С 2008 по 2013 годы Шерри работал в Пентагоне над разработкой стратегии применения автономных систем вооружений (АСВ). В 2012 году он стал одним из авторов директивы Министерства обороны, которая устанавливала военную политику по использованию АСВ.В своем докладе Шерри предупреждает о реальных рисках, связанных с АСВ. Он противопоставляет полностью автоматизированные системы, которые могут убивать без вмешательства человека, оружию, которое «держит людей в курсе» в процессе выбора и поражения цели.По его мнению, автономным системам вооружений не хватает «гибкости», поэтому во время выполнения боевого задания могут возникнуть ошибки, которых можно избежать при наличии контроля со стороны оператора.Полностью автономное оружие начинает появляться в армиях различных государств. Южная Корея установила автоматическую турель вдоль границы с Северной Кореей, в Израиле принят на вооружение беспилотник, который запрограммирован атаковать вражеские РЛС противника после их обнаружения.Армия США пока не использует АСВ. Однако, в этом году Пентагон запросил около одного миллиарда долларов для производства корпорацией Lockheed Martin противокорабельной ракеты дальнего действия (Long Range Anti-Ship Missile), которая описывается как «полуавтономная». Цель выбирает оператор, но затем ракета будет автоматически идентифицировать и атаковать вражеские войска.Честно говоря, я не считаю такую систему какой-то новинкой, так как даже принятая на вооружение в 1975 году советская крылатая ракета морского базирования ПКР -500 «Базальт», приемными испытаниями которой я занимался в 80-е годы, точно так же сначала наводилась на цель оператором, а затем сама выбирала свою цель.Справка:Ракетный комплекс «Базальт» получал первичное целеуказание от орбитальных платформ МКРЦ «Легенда», или от средств воздушной разведки. Получая корректировки от МРСЦ «Успех», ракеты следовали к цели на большой высоте, чтобы сэкономить горючее. Приблизившись к цели на дистанцию захвата ГСН, ракеты самостоятельно выполняли распределение целей и снижались до сверхмалой высоты, скрываясь за радиогоризонтом.Первый испытательный запуск «Базальта» чуть было не привел к катастрофе. Ракета сразу же стала самонаводиться на собственный стартовый комплекс. Чтобы таких казусов больше не происходило, в систему ИИ ракеты было введено ограничение на размер цели - не крупнее авианосца.Американцы существенно отстают он нас в противокорабельных ракетных комплексах (долгое время полагались на их количество, а не на качество), и у них все хлопоты с ракетными ИИ еще впереди.Основное внимание в своем докладе Пол Шерри уделяет сбоям и ошибкам компьютерных систем, а также «непредвиденным взаимодействиям с окружающей средой» (как в случае с первым запуском «Базальта»).В качестве альтернативы АСВ, Шерри предлагает «Centaur Warfighting» («Кентаврические системы вооружений»). Термин «centaur» (ИИ плюс оператор) применяется для систем, в которых интегрирована работа людей и компьютеров. Как пишет NYT, в телефонном интервью Шерри все же признал, что просто оператора, «нажимающего на кнопки», недостаточно:«Наличие просто «оповещенного» о действиях машины человека недостаточно», сказал он. «Они (люди) не могут быть просто частью алгоритма работы системы. Человек должен активно участвовать в принятии решений».В сущности наметившийся альянс крупнейших ИТ- корпорация в разработке безопасных стратегий развития ИИ является ответом на уже очевидные опасности как гражданского применения ИИ, так и создания АСВ.В гонку по развитию ИИ-технологий двойного назначения включился Китай, который активно скупает робототехнические компании по всему миру. Совсем недавно китайской фирмой Agic Capital приобретена компания Gimatic, итальянский производитель электрических и пневматических захватов, датчиков и позиционеров. Agic Capital совместно с China National Chemical Corp (ChemChina) и Китайским государственным фондом Guoxin International Investment Corp в январе этого года также выкупили немецкую группу KraussMaffei Group (интегратор промышленных роботов и обработчик пластмассы, углеродного волокна и резины).Американская компания Paslin, интегратор сварочных роботов, систем автоматизации и оснастки, была приобретена китайской компанией Wanfeng Technology Group.Китай пока еще довольно далек от уровня ведущих западных исследователей ИИ. Возможно, что китайские инженеры и ученые даже не стремятся к первенству в этих исследованиях, а будут следовать своему извечному принципу - идти «по пятам» передовиков научно-технического производства и копировать лучшие образцы как гражданского, так и военного назначения.Как бы то ни было, Китай является одним из мировых лидеров в производстве ударных беспилотников. Благодаря покупке вышеперечисленных западных робототехнических компаний, китайские ударные БПЛА будут оснащены самыми современными датчиками, которые помогут им эффективней выбрать и поражать цель. Через некоторое время в прессе могут появиться сообщения о покупке КНР ИТ-компаний, разрабатывающих программное обеспечение для боевых роботов.Как бы то ни было, две ведущие военные державы, США и Китай, вступили в гонку по развитию самых передовых и опасных систем вооружений, которые предполагают создание армий автономных роботов-убийц. Это станет новой революцией в военном деле, в стороне от которой, будем надеяться, не останутся и российские вооруженные силы.Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/09/438061

03 сентября 2015, 21:44

Кто стоял за Гейтсом, Джобсом и Цукербергом

Во все времена главным двигателем технического прогресса была война и расходы на вооружение.Десятилетиями правительство США целенаправленно вкачивало деньги в Силиконовую долину. Хитрость состояла в том, что финансировали не чисто военные исследования, а гражданские проекты. Затем проекты, которые выживали, выдерживали конкуренцию, окупались, находили и военное применение. Долину создавали рука об руку государство, университеты и постепенно становившийся на ноги благодаря заказам правительства частный сектор.Начнем с миллиардера Билла Гейтса. Сына простой школьной учительницы Мэри Максвэлл Гейтс, как гласит легенда. На самом деле мама Гейтса была членом совета директоров солидных финансовых и телекоммуникационных компаний, в том числе президентом национального совета UnitedWayInternational. Там под ее руководством заседали два монстра компьютерного рынка — президенты IBM разных лет Джон Опель и Джон Эккерт. Так случайно вышло, что IBM поручило разработать операционную систему для первого персонального компьютера никому не известной компании «сына простой учительницы» Microsoft. Гейтс купил за $50 тысяч у программиста Патерсона систему QDOS, обозвал ее MS-DOS, продал лицензию IBM, сохранив авторское право за Microsoft. Так на свет появилась первая операционка Microsoft. Компьютеры РС, ставшие стандартом для всей мировой индустрии персональных компьютеров, оказались крепко привязаны к Microsoft. В 1996-м, имея за плечами контракты с IBM и операционные системы, Билл Гейтс вышел на биржу и стал в одночасье невероятно богатым. Для нашей темы крайне важен факт: IBМ с 60-х годов и поныне — головной производитель «сложного железа» для АНБ и других разведслужб.История с Google началась в самом центре Силиконовой долины — Стэнфордском университете. Там студенты Ларри Пейдж и Сергей Брин работали над Стэнфордским проектом цифровой библиотеки. Библиотеке требовался поисковик. Проект финансировался за счет Национального научного фонда (по статусу — Федеральное агентство США, тесно связан с разведсообществом и Пентагоном). Первые $100 тысяч на поисковик Google двум студентам поступили от Энди Бехтольштайма, подрядчика целого ряда проектов, финансируемых Агентством передовых военных технологий Пентагона DARPA.Первые серьезные деньги в Google вложил Sequoia Capital — один из самых успешных венчурных фондов в мире. Глава фонда, знаменитый Дон Валентино, был одним из руководителей в крупнейшем подрядчике Пентагона и разведывательного сообщества Fairchild Semiconductor.Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До инвестиций в Цукерберга Тиль создал платежную систему PayPal, которую позиционировал как средство борьбы с национальными платежными системами, своего рода шаг к мировой валюте. Но сейчас Питер Тиль известен не PayPal и даже не Facebook. Он пять лет по крупицам собирал и финансировал команду лучших математиков, лингвистов, аналитиков, специалистов по системному анализу, доступу к данным и т. п. Теперь это любимое детище американского разведывательного сообщества — компания Palantir. Ее шеф Тиль — член Бильдербергского клуба (который считают тайным мировым правительством. — Ред.)Цукербергу требовались все новые деньги. Парой миллионов помог Билл Гейтс. Не хватающие для сверхбыстрого роста Facebook 13 миллионов удалось получить в компании Accel Partners. Инвестицию организовал Джеймс Брейер, бывший глава Национальной ассоциации венчурных капиталистов в сотрудничестве с Гилман Луи, исполнительным директором официального Фонда американского разведывательного сообщества In-Q-Tel. Так что по Силиконовой долине чужие и случайные не ходят.Все знают про знаменитый голосовой помощник SIRI, установленный сегодня в айфонах покойного "бунтаря" Стива Джобса. Его прообразом послужило программное обеспечение нового типа Calo. Происходит название от латинского слова Calonis — слуга офицера. Проект финансировался все тем же пентагоновским агентством DARPA. Можно еще примеры приводить по компьютерным гуру, но не хочу утомлять читателей.Высокотехнологичный бизнес, университеты, американское разведывательное сообщество — ребята с одного двора. Своего рода «военно-информационно-промышленный комплекс». Они занимаются одним делом — собирают, обрабатывают индивидуальные и корпоративные данные, т. е. сведения о каждом из нас. Одни — ради прибыли. Другие — ради национальной безопасности или того, что этим прикрывается.Есть хрестоматийная история. Отец, работающий в компьютерной компании, узнал о беременности дочери еще до того, как она сама ему призналась. Каждый из нас, в зависимости от желаний, потребностей, настроений и т. п., что-то ищет в интернете, заходит на разные порталы, оставляет сообщения. А в интернете — запомните! — никогда ничего не пропадает. Если обобщить заходы, сообщения, то можно понять, что происходит с человеком либо с организацией. А если ты знаешь, что происходит с кем-либо, то можешь предложить ему в нужный момент нужные товары, услуги и т. п. И он их обязательно приобретет. Это называется управление поведением. А теперь представьте, что вы продаете в Сети не товары и услуги, а те или иные политические убеждения, взгляды, точки зрения на мир и т. п. viaЭксперт по конкурентной разведке Елена Ларина

11 августа 2015, 04:44

Google станет подразделением Alphabet Inc.

Крупнейшая поисковая система интернета Google кардинально изменит свою операционную структуру, став одной из дочерних компаний головной корпорации Alphabet Inc.

14 января 2014, 12:19

Google перезжает в Пентагон

Генеральный директор Google Ларри Пейдж, около года назад пришёл к пониманию, что хотя партнёрство корпорации Google и Агенства национальной безопасности (NSA) дало корпорации прямой доступ к $60 миллиардному бюджету американских спецслужб и разведывательным технологиям  $600 миллиардный бюджет Пентагона и оборонные подряды намного привлекательнее в финансовом и политическом плане. Секретное подразделение корпорации - Google X, созданное в 2010 году, в начале появления ориентировалось на разработку таких проектов, как очки виртуальной реальности Google Glass и искуственный интеллект для управления автомобилем. Однако, в 2012 году, владея информацией о самых секретных оборонных проектах, Google переманил главу исследовательского отдела оборонного агенства DARPA - Regina Dugan, которая "будет реальным активом Google". В течении последних шести месяцев прошлого года Google купила восемь исследовательских компаний, занимавшихся научными разработками в области военной робототехники, включая лидера - Boston Dynamics Так же как БПЛА, в соответствии со стратегическими планами Пентагона будут основой воздушной армии, человекоподобные андроидные роботы и беспилотные бронированные боевые модули станут основой сухопутной военной мощи США. Корпорация Google попытается за короткое время создать и поставить на конвеер боевых роботов с искусственным интеллектом, чтобы занять не только одно из ведущих мест среди основных военных подрядчиков США, таких как Боинг, или Локхид Мартин, но подобно Федеральной резервной системе, самой стать одной из основных частей всего полицейского американского государства, одновременно выполняя сбор и обработку информации обо всех сферах деятельности граждан, для выявления потенциальных угроз американскому строю, и создавая боевых роботов, способных по приказу, без моральных колебаний, на любые силовые действия против военнослужащих и гражданских лиц, по всему миру. Концентрируя в собственных руках огромные финансовые, разведывательные и военные ресурсы, Ларри Пейдж, несомненно, задумывается о своей будующей политической карьере...