• Теги
    • избранные теги
    • Издания270
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1671
      • Показать ещё
      Люди1017
      • Показать ещё
      Формат60
      Разное650
      • Показать ещё
      Международные организации199
      • Показать ещё
      Компании361
      • Показать ещё
      Показатели32
      • Показать ещё
26 апреля, 13:33

Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен - две почти противоположные программы

Экономика, Европа, социальная модель, общество, окружающая среда, Россия... Le Monde публикует всесторонний обзор главных расхождений между двумя кандидатами, вышедшими во второй тур президентских выборов во Франции.

26 апреля, 08:29

В Чернобыле "надо действовать, чтобы не было слишком поздно"

"Новое изоляционное арочное сооружение конца 2016 года представляет собой значительный прогресс в обеспечении безопасности старого саркофага (построенного срочно после аварии и с тех пор сильно разрушенного) и Чернобыльской зоны в целом. Однако не следует преувеличивать его значение. Его строительство преследовало три задачи: защитить старый саркофаг от климатических воздействий, чтобы он сильнее не разрушался; избежать распространения радиоактивных веществ в окружающем пространстве; обеспечить его демонтаж и устранение всех радиоактивных веществ в оптимальных условиях", - утверждает Шуа.

25 апреля, 14:13

Геи не спасли. Почему уходит Марин Ле Пен

Марин Ле Пен заявила о сложении с себя полномочий председателя партии "Национальный фронт". Официальной причиной названа необходимость сосредоточиться на втором туре президентских выборов, но странно: её отец Жан-Мари участвовал в президентской гонке пять раз, и это ему, как и Марин в 2012-м, совсем не мешало находиться на посту главы "Национального фронта". Судя по всему, речь может идти об определённых вопросах к Марин, возникших внутри её партии. Да, лидер "Национального фронта" вышел во второй тур президентских выборов (последний и единственный раз ранее это проделывал в 2002-м её отец с 16,86% голосов), получив 21,53%, самый высокий результат для ультраправых за всю историю Франции. Однако не всё так гладко. Марин Ле Пен сменила отца на посту председателя партии в 2011 году, после провала Жан-Мари на президентских выборах 2007 года, на которых он получил 10,44% голосов, даже меньше, чем в 1988-м (14,38%). Впрочем, удивляться этому не стоило: старику Ле Пену было уже почти 79 лет. Марин пообещала полностью изменить имидж "Национального фронта", отказаться от радикализма и придать партии респектабельный имидж, что обеспечит прирост голосов и победу на выборах. Сказано — сделано. Правда, респектабельный имидж, точнее имидж "как у всех", обеспечивался в основном за счёт настойчивого продвижения месседжа о том, что "Национальный фронт" теперь gay-friendly и что открытым геем является вице-президент партии и правая рука Марин Флориан Филиппо. В 2014 году в партию, некогда бывшую авангардом правых радикалов, был принят в качестве "культурного наставника" один из основателей ассоциации GayLib Себастьян Шеню, а годом ранее "Национальный фронт" уклонился от участия в многомиллионных манифестациях против закона о признании однополых браков и праве их участников усыновлять детей. Подобная стратегия вроде бы приносила дивиденды. В 2012 году на первых же своих президентских выборах Марин получила в первом туре (дальше она не прошла, заняв третье место) 17,90%, то есть даже больше, чем её отец во втором туре в 2002-м (17,79%). В январе этого года социологи прочили ей 26–27% и первое место (приз скорее символический, конечно, для победы в первом туре этого бы не хватило, но дало бы психологический перелом на будущее). — Дочь маргинала стала самым популярным политиком во Франции, — заливались соловьями либеральные издания, в том числе в России (и далее ясно почему). — Социологи фиксируют рост популярности правых среди ЛГБТ-сообщества. В 2014 году за "Национальный фронт" были готовы проголосовать 19% однополых женатых пар, в 2015-м — уже треть. Точная цифра проголосовавших на региональных выборах 2015-го за партию таких пар составила — по данным статьи, "Национальный фронт" захватывает внимание части гей-электората" (Le Monde от 12 апреля 2016 года) — 32,45% от опрошенных социологами. Автор книги "Розовая Марин. "Национальный фронт" и гомосексуализм" Мари-Пьер Буржуа назвала 21 апреля 2016 года в Huffington Post даже большую цифру — 38%. В итоге, однако, голосов Ле Пен получила заметно меньше, пропустив вперёд Эммануэля Макрона, которого ещё год назад никто вообще не знал как политика. Прирост её голосов по сравнению с предыдущими выборами составил 3,63% (или больше в 1,20 раза), в абсолютных цифрах — 1 млн 237 тыс. чел. (в 2012-м в первом туре за Марин отдали голоса 6 млн 421 тыс. чел., в этом году — 7 млн 658 тыс.), или больше в 1,19 раза. И даже это вполне может объясняться не новым имиджем партии, а событиями, оказавшими влияние на французов в последние годы: вторжением в Европу миллионов мигрантов из Сирии в 2015-м и страшным терактом в Париже 13 ноября 2015 года. В своё время её отец Жан-Мари сделал скачок на выборах 1988 года практически с нуля (на предыдущих выборах, в которых он участвовал в 1974-м, его поддержали лишь 190 тыс. чел.) до 4 млн 376 тыс. голосов, заняв четвёртое место и заявив о себе как о реальном сопернике ведущих партий. Люди прислушались к брутальному националисту и ветерану войны в Алжире, который говорил, что и голлист Ширак, и социалист Миттеран равно поощряют массовую миграцию. Двумя годами ранее "Национальный фронт" прорвался в парламент страны, получив там 35 мест. Вопрос, собственно, не в геях, а в том, что, пытаясь понравиться обществу, Марин Ле Пен пошла по самому лёгкому пути, который, собственно, мало что давал на практике, кроме симпатий СМИ. Тем более, отмечают социологи, зарегистрированные гей-пары составляют меньшинство от ЛГБТ-сообщества, не отражая его позицию в целом, так как, как правило, являются более взрослыми и априори консервативными. Голоса рабочих в восточных регионах страны, которые с 1990-х годов стагнируют от глобализации, обеспечившей приток дешёвых товаров из стран третьего мира и перенос туда производства, привлёк ещё её отец. Достаточно просто взглянуть на карту: регионы, где победили в первом туре Жан-Мари в 2002-м и его дочь в 2017-м, в основном совпадают. Это французский аналог "ржавого пояса" Штатов, процветавших ещё несколько десятилетий назад моногородов, завязанных на хлопок и иные товары, которые сегодня производить в Европе просто невыгодно. Их быт хорошо показан, например, в известном фильме "Труп моего врага" (1976 г.) с Бельмондо, и характерно, что регион Нор — Па-де-Кале, где разворачивается действие фильма, сейчас стал одним из оплотов "Национального фронта", получившего в 2015-м на выборах в местный парламент 40,64% голосов. Аналогично с юго-западом страны, приморскими департаментами, которые особенно активно заселяют мигранты из Северной Африки и где уже в 1970–1980-е годы у них происходили громкие конфликты с местными жителями, открыто жаловавшимися, что их города захватывают арабы, — старший Ле Пен набрал здесь в среднем от 20 до 25% голосов уже на президентских выборах 1988 года, а в некоторых городах даже пришёл первым. "Национальный фронт" мог бы перетянуть к себе — ранее или во втором туре президентских выборов в этом году — голоса миллионов консервативных религиозных избирателей, тех самых католиков, которые обеспечили неожиданную победу Франсуа Фийона на праймериз республиканцев в 2016 году. Однако Марин Ле Пен предпочла выстраивать подчёркнуто секуляристский образ партии, выступая за минимизацию роли религии в общественном пространстве. Понятно, что делалось это с целью удаления из него мусульманских хиджабов и бурок, однако диалог с католиками тоже стоило выстраивать, вместо того чтобы доказывать, что партия стала "оплотом республиканизма". Отличие — и успех — кампании Трампа от кампании Ле Пен состояли в том, что эпатажный и резкий на слово миллиардер смог привлечь к себе голоса не только синих воротничков из "ржавого пояса", но и консервативных белых католиков и протестантов, пообещав отмену финансирования правительством программ абортов, предусматривавших оплату контрацептивов Obamacare, и в целом готовность защищать их интересы против ассоциированной с ЛГБТ Хиллари Клинтон. В ходе предвыборной кампании Трамп создал даже специальный комитет, куда вошли поддержавшие его своим авторитетом видные деятели консервативного католического движения. Характерно, что Ле Пен попыталась привлечь во втором туре в союзники голлистское движение "Вставай, Франция!" Николя Дюпон-Эйяна, но не консерваторов из числа республиканцев (где не все рядовые избиратели последовали бы за руководством в поддержку Макрона) или "Движения за Францию" Филиппа де Вилье, не раз успешно самостоятельно выступавшего на выборах.

25 апреля, 13:26

Французские избиратели показали, что сохраняют веру в Европу - NYT

Но им еще придется выбирать между открытым миром и миром границ и препятствий.

25 апреля, 12:22

Маргарита Симоньян‏. Пугающе адекватная статья про нас

Канал RT, который обвиняют в том, что он является инструментом в руках Кремля, позаимствовал методы у многочисленных круглосуточных новостных каналов, конкурирующих между собой с некоторых пор на международной арене, — и перенял их недостатки. Быстрый рост аудитории RT в США и Европе связан с избранной каналом редакционной политикой, которая — пусть и варьируется в зависимости от региона — откровенно критична по отношению к западным политическим фигурам. К отмечавшемуся в декабре 2015 года десятилетию RT (ранее известного как Russia Today) — флагмана ориентированных на внешний рынок аудиовизуальных продуктов российского правительства — был снят видеоролик. В нём главный редактор этого круглосуточного новостного канала Маргарита Симоньян, облачившись в советскую униформу, устраивала в головном офисе на улице Боровой в Москве смотр своему персоналу. Вот уборщица Люба, которая «получает приказы напрямую из Кремля»; вот в студии на зелёном фоне журналист «на месте событий» читает текст на арабском с телесуфлёра, пока замаскированные под сирийских боевиков статисты стреляют холостыми; вот ведущие-экспаты прозябают в сыром застенке, а британца Кевина Оуэна — тоже сотрудника канала — приковывают к рабочему месту в студии наручниками… Такую самоиронию RT применил, дабы дать ответ своим многочисленным критикам, считающим канал инструментом пропаганды Кремля. По случаю годовщины Владимир Путин напомнил о в целом вполне классических задачах этого транснационального СМИ, десять лет предпринимавшего меры, для того чтобы преодолеть отставание России в области «публичной дипломатии». «Важно, чтобы наш голос услышали не только политики, но и, прежде всего, рядовые граждане других стран», — заявил президент.

Выбор редакции
25 апреля, 11:04

Обзор инопрессы. Между Могерини и Лавровым состоялся «диалог глухих»

О результатах переговоров между министром иностранных дел России и главой дипломатии ЕС, прошедших 24 апреля в Москве, пишет французская газета Le Monde

25 апреля, 08:43

Союзники России в Сирии хотят войны

По версии Тегерана, Москва пригласила на переговоры в Астану «террористов»

24 апреля, 23:20

Глава LafargeHolcim уволился из-за дани террористам

Эрик Олсен, генеральный директор франко-швейцарского концерна LafargeHolcim, крупнейшего производителя цемента и других стройматериалов, объявил о досрочной отставке после признания концерном обвинений в финансировании террористических группировок в Сирии.

24 апреля, 23:20

Глава LafargeHolcim уволился из-за дани террористам

Эрик Олсен, генеральный директор франко-швейцарского концерна LafargeHolcim, крупнейшего производителя цемента и других стройматериалов, объявил о досрочной отставке после признания концерна обвинений в финансировании террористических группировок в Сирии.

24 апреля, 22:05

В мире: Антон Носик: Фийон споткнулся, Макрон вышел вперед

«Безусловно, это успех Марин, – она победила Меланшона, Фийона, Амона и еще шесть кандидатов», – заявил газете ВЗГЛЯД блогер Антон Носик, комментируя итоги первого тура президентских выборов во Франции. Он рассказал, какое значение для выборов имела агитация в интернете и как относится к Ле Пен еврейская диаспора во Франции. Выход во второй тур президентских выборов во Франции Марин Ле Пен и Эммануэля Макрона вызвал в понедельник бурную реакцию мировой прессы. При этом Fox News Insider отметил, что не стоит недооценивать шансы Ле Пен. Американцы привели слова финансового аналитика Чарльза Гейва, ранее предсказавшего победу Трампа, который верит, что Марин Ле Пен может победить. Телеканал CNN также считает, что для Ле Пен еще не все потеряно. Призывы проигравших политиков голосовать против лидера «Национального фронта» способны вызвать обратный эффект, считает телекомпания. Тем временем политтехнологи обсуждают, применялись ли в воскресенье «в пользу проекта власти – Эммануэля Макрона» черные технологии. Например, вбросы в информпространство результатов экзитполов. Так, вечером в воскресенье, когда избирательные участки были еще открыты, через бельгийскую прессу прошел слив экзитполов, мгновенно распространенный во французском сегменте интернета, – о неизбежной победе Макрона. О том, в чью пользу в итоге сработало предсказание победы Макрона, в интервью газете ВЗГЛЯД рассуждает известный блогер Антон Носик. ВЗГЛЯД: Антон Борисович, интернет-технологии сыграли какую-то особую роль в предвыборной кампании? Антон Носик: Во Франции стерта грань между интернетом и традиционными медиа. Нет принципиальной разницы между заявлениями, которые делали кандидаты в СМИ и в социальных сетях. Сначала написал в «Твиттере», через минуту это все равно в СМИ. Исключение, конечно, это Марин Ле Пен и ее «Национальный фронт». Весь истеблишмент, в том числе медийный, всегда против них. Поэтому им проще в интернете донести свою точку зрения, чем ждать, пока какое-нибудь СМИ сподобится позвать в эфир либо взять интервью. Та же история, что и у Марин Ле Пен, – у Дональда Трампа. Любой человек, готовый сказать про них плохо, – желанный гость в редакции любого Le Monde или Figaro. А если эти политики хотят сказать, что они думают, у них для этого есть интернет. Но нельзя скрыть таким образом существование этого кандидата, если не цитировать его, не брать интервью, не приглашать в эфир. Потому что доступа к интернету у французского зрителя, слушателя и читателя не меньше, чем газет или радиоточек в квартире.    ВЗГЛЯД: Была ли ярче кампания Макрона, раз уж он набрал больше всех голосов? А. Н.: Макрон больше всех набрал достаточно случайно. Прошли бы эти выборы раньше на две, три, четыре недели, – и был бы совершенно другой расклад. Разрыв между победителем и аутсайдером, не прошедшим во второй тур, составил 3% голосов, а с поправкой на явку – 2,5%, Макрон победил не потому, что его кампания была качественно лучше. Скандал с гонораром жены уничтожил по сути Франсуа Фийона, за что он сам принял на себя ответственность, не стал делать вид, что это его русские хакеры завалили (смеется – прим. ВЗГЛЯД). Фийон споткнулся, Макрон вышел вперед.    Что касается Марин Ле Пен, есть определенное количество французских избирателей, определившихся с тем, что они ее поддерживают. Вопрос был в том, можно ли удвоить это количество в рекордные сроки? Оказалось, что нет, удвоить нельзя. Безусловно, это успех Марин, – она победила Меланшона, Фийона, Амона и еще шесть кандидатов. Безусловно, ее успех, что она прошла во второй тур и наберет теперь как минимум в полтора раза больше голосов, чем набрала сейчас. По прогнозам – 32%. Если прогноз сбудется, то это в два раза больше, чем набрал ее папа в свое время на выборах против Ширака. Марин говорит о проблемах, которые не выдуманы ни ею, ни Кремлем. Она говорит о проблеме, которая явно не решалась в президентство Олланда – о криминальной, террористической ситуации с мигрантами. Когда нет никого другого, кто бы эту проблему решал, естественно, что акции «Национального фронта» растут.    Также росли и акции Герта Вилдерса в Голландии. Но, как мы видели, это не привело к победе Вилдерса на выборах. Очевидно, что это же имело место и в случае Марин Ле Пен. Проблемы важные, но, видимо, они не рассматриваются избирателем в качестве единственных. Или для избирателей было бы слишком радикальным выходом из-за этих проблем отдавать власть кандидату, до такой степени не вписанному в систему. ВЗГЛЯД: Вечером в воскресенье, когда избирательные участки были еще открыты, в интернете появились результаты экзитполов. Они предсказали победу Макрону. Вы не думаете, что была попытка повлиять на избирателей? А. Н.: Вообще считается, что это дает обратный эффект. Сообщение о победе одного из кандидатов в непредсказуемой схватке мобилизует оставшихся дома сторонников того, кто проигрывает. Сторонников того, кто выигрывает, это, наоборот, расхолаживает. Так что слив экзитполов если и мог кому помочь, то Марин Ле Пен. Но эти публикации ей не помогли, потому что, очевидно, есть лишь ограниченное количество людей, готовых за нее голосовать. ВЗГЛЯД: Как еврейская диаспора Франции в целом относится к Ле Пен? А. Н.: Удивительным образом – для стороннего комментатора. В тех местах, где компактно живет много евреев, «Национальный фронт» набирает довольно много голосов на муниципальных выборах. Это привыкли объявлять неким парадоксом. С одной стороны, благодаря папе Марин – Жан-Мари Ле Пену – у «Фронта» есть клеймо антисемитской организации. С другой стороны, понятно, что проблема антисемитизма белых французов за последние полвека вообще никак не проявляла себя. Зато проблемы, связанные с агрессивностью, в том числе с антисемитизмом легальных и нелегальных иммигрантов, это проблемы, о которых никому не надо рассказывать. Все помнят захват кошерного супермаркета в Париже, все помнят «тулузского стрелка» – случаи нападения на евреев именно со стороны исламистов. Поэтому риторика Марин Ле Пен, направленная против исламистов, против нелегалов, против мигрантов, идеологически враждебных французскому обществу, – такая риторика привлекает тех, кто видит в этих мигрантах угрозу для себя. Я бы не сказал, что они действительно не ощущают на себе такую угрозу. Не скажу о Франции, но, например, в Брюсселе, где неблагополучная обстановка на улицах сложилась за счет выходцев из ближневосточных стран, – там все сходятся во мнении, что для евреев эта опасность в каком-то смысле повышается. ВЗГЛЯД: С вашей точки зрения, какую роль на этих выборах сыграла многочисленная арабская и в целом мусульманская диаспора? А. Н.: Они и никогда в жизни не проголосовали бы за «Национальный фронт». С другой стороны, у них нет никакого способа расширить влияние за пределы собственной общины. У них нет влиятельных СМИ, с помощью которых они могли бы мобилизовать христианское население. Кроме того, я не слышал, чтобы они определились с тем, какого из кандидатов они поддержат. Проблема с ними состоит как раз в том, что они не очень вовлечены в жизнь французской демократии, которую отрицают и не приемлют. Теги:  Франция, антисемитизм, Россия и Франция, Марин Ле Пен, выборы президента Франции, Эммануэль Макрон

24 апреля, 12:44

«Большинство сирийцев поддерживают Асада» (Le Monde, Франция)

Генерал Али Шамхани напоминает об обязательствах его страны перед Дамаском и предостерегает США против их политики вмешательства.

24 апреля, 12:30

Триумф политических технологий. Выборы во Франции как реванш глобалистов

В отличие от оказавшихся неожиданным для всего мира голосования Британии о выходе из Евросоюза и победы Дональда Трампа, первый тур президентских выборов во Франции сенсацией не стал. Победители первого тура были известны уже в воскресенье вечером: это лидер движения "Вперёд!" Эммануэль Макрон (23,75%) и президент партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен (21,53%). Примерно такой сценарий и предсказывали аналитики. Однако многое в этой истории до сих пор остаётся неясным. Огромную роль сыграла хорошо скоординированная интенсивная кампания в массмедиа, превратившая доселе неизвестного французам как политика бывшего министра экономики, промышленности и цифровых дел (с августа 2014-го по август 2016-го) Эммануэля Макрона — он был известен разве что по названному его именем закону, официально именуемому "законом для экономического роста, активности и равенства шансов", обсуждение которого несколько лет назад сопровождалось многотысячными демонстрациями протеста — в кумира миллионов. Очевидной целью этого было "сбить с коня" тогдашнего очевидного фаворита предвыборной гонки представителя "Республиканцев" Франсуа Фийона, выступавшего против евроатлантического мейнстрима, за ограничение миграции, за диалог с Башаром Асадом и дружбу с Россией. Это было достигнуто при том, что Макрон — деятель вообще без внятного идеологического месседжа ("ни левый, ни правый, а совсем наоборот" — как говорит о себе сам Макрон) и с нестандартной личной жизнью: он женат на своей бывшей учительнице, которая на 24 года его старше, и заботливо нянчит её внуков. Важную роль в накрутке его рейтинга сыграла именно его love story: множество французских домохозяек бальзаковского возраста умиляются чувствам, которые молодой красавчик Макрон испытывает к своей Бриджит, примеряя эту ситуацию на себя. И конечно, "таргетированные" на разные электоральные группы предвыборные технологии, буквально один в один скопированные с кампании Хиллари Клинтон. На протяжении последних недель все главные социологические службы Франции публиковали словно под копирку написанные результаты опросов (которые, надо признать, оказались довольно близки к финальным цифрам первого тура), фиксирующие рост рейтингов Макрона и убеждающие общество в его неизбежной победе. В то же время несколько небольших независимых центров давали совсем другие цифры. Так, 21 апреля центр Filteris опубликовал отчёт, согласно которому в первом туре должен лидировать Франсуа Фийон (22,09%), за ним с небольшим отставанием шли Марин Ле Пен (21,75), крайне левый Жан-Люк Меланшон, лидер движения "Непокорившаяся Франция" (21,11%), и, наконец, Макрон получал 19,92%. Результаты вчерашнего голосования вроде бы опровергают эти прогнозы. Но что, если они были ближе к истине, чем озвученные с телеэкранов итоги первого тура?   Сразу же после оглашения предварительных итогов в Париже начались акции протеста. Участвовали в них в основном левые, под красными флагами и удивительным лозунгом "Против Марин и против Макрона". На площади Бастилии развернулось настоящее побоище — с дымовыми шашками, звоном разбитых витрин и избиением демонстрантов полицией. "Мы против спектакля, разыгранного на этих выборах", — заявляли журналистам организаторы "Ночи баррикад". По крайней мере, у части французов результат первого тура вызывает сомнения. И, надо сказать, основания для сомнений есть. Так, за десять дней до выборов авторитетное издание Le Monde сообщило, что в 95% муниципалитетов число зарегистрированных избирателей не соответствует количеству избирателей в Национальном реестре. Далее, за счёт "ошибочно выданных" дублирующих 500 тысяч карт избирателя получилось так, что полмиллиона человек могли проголосовать дважды. Если учесть, что разрыв между Макроном и Марин Ле Пен составил около 880 тысяч человек, а разрыв между Марин и Фийоном — 550 тысяч, то этого было вполне достаточно, чтобы решить судьбу первого тура выборов. Причём важнее тут как раз разница между лидером НФ и кандидатом-республиканцем — потому что для реализации задуманного было недостаточно "пропихнуть" во второй тур Макрона — необходимо было сделать его соперником Марин Ле Пен, у которой он, как полагают, гарантированно выигрывает один на один. В случае с Фийоном такой гарантии дать было нельзя: непотопляемого республиканца не удалось свалить даже "Пенелопагейтом", скандалом с фиктивным устройством его жены Пенелопы на пост помощника в Национальной ассамблее (с хорошей зарплатой, сложившейся за несколько лет в сотни тысяч евро). Но вот что удивительно: едва были озвучены первые, сугубо предварительные, результаты первого тура, Фийон признал своё поражение и призвал своих сторонников голосовать за Макрона! Пожалуй, этот неожиданный демарш Фийона больше, чем что-либо другое, даёт основания сомневаться в честности первого тура — и, как следствие, президентских выборов во Франции  вообще. Возможно, имели место некие закулисные договорённости, предусматривавшие прекращение расследования в отношении Фийона за его злоупотребления служебным положением — в обмен на "правильное поведение" во время выборов. Ведь иначе сложно объяснить, почему политик, недотянувший до второго места каких-то несчастных 1,5% и которому опросы независимых социологических служб сулили лидерство в гонке, не дожидаясь официальных сообщений об итогах выборов, поспешил поздравить своего удачливого соперника и, главное, присягнуть ему на верность. Второй тур мог быть опасен для Макрона только в одном случае: если бы электорат Фийона и Меланшона перешёл бы к Марин Ле Пен. Смысл "присяги" Фийона заключался именно в том, чтобы на корню зарубить возможность подобного сценария. Вполне вероятно, что его примеру последует и Меланшон, который в выборах 2012 года играл роль спойлера, отбирающего у Ле Пен голоса. — Он хочет создать русло для народного недовольства и направить его так, чтобы укрепить позиции Франсуа Олланда, — говорила тогда об этом пламенном леваке Ле Пен. Что ж, приходится признать: партия разыграна как по нотам. После двух тяжёлых ударов, пропущенных глобалистами (Брексит и победа Трампа), их лагерь консолидировался, выработал эффективную стратегию отражения атак противника и даже перешёл в наступление. Интересно, что в случае с французскими выборами роль противника глобалистов играла не только "националистка" Марин Ле Пен, но и вполне респектабельные "правые центристы" Франсуа Фийон и поддержавшие его Николя Саркози и Ален Жюппе. Похоже, что разделение на левых и правых действительно перестало играть определяющую роль во французской политике. Имеет значение совсем другое — готовность (или неготовность) следовать рецептам глобалистской кухни, выписываемым в Брюсселе и — до недавнего времени — в Вашингтоне. Впрочем, почему до недавнего? 20 апреля Макрон поговорил по телефону с экс-президентом США Бараком Обамой, обсудив с ним "защиту прогрессивных ценностей". Американское издание Politico расценило это как "мягкое возвращение Обамы в международную политику".  Однако складывается впечатление, что Обама — и подобные ему глобалисты — и не думали никуда уходить. А сидящего в Белом доме Трампа воспринимают как досадное недоразумение — к счастью, временное. Макрон уже заявил, что будет "президентом патриотов перед лицом угрозы со стороны националистов". Созданное Макроном политическое движение "Вперёд!" (En Marche! — первые буквы названия совпадают с инициалами Макрона, E.M.), или, официально, "Ассоциация за обновление политики", создано для того, чтобы противодействовать евроскептикам, выступающим за выход Франции из ЕС (Frexit), что угрожает интересам глобалистского олигархо-бюрократического альянса. То есть в существующих реалиях — противодействовать Франсуа Фийону и в особенности Ле Пен, которая уже давно заявляет о себе как о будущей Madame Frexit. Конечно, многим бы нашим согражданам хотелось бы, чтобы во втором туре победила именно Марин Ле Пен. К сожалению, шансов на это немного: истеблишмент, лишившись альтернативы в лице Фийона, неизбежно сплотится вокруг Макрона, а с объединёнными элитными группами лидеру НФ в одиночку не справиться. Во Франции, в отличие от США, не существует достаточно сильных групп элит, выступающих против глобалистской модели, что делает невозможным повторение "эффекта Трампа". Но это, разумеется, не означает, что Марин остаётся лишь сложить руки и ждать триумфа Макрона. Став президентом, Макрон ещё шире распахнёт двери Франции перед толпами мигрантов — ведь именно для выполнения этой задачи так старательно его "накачивали" его хозяева, предпочитающие держаться в тени. А значит, война цивилизаций окончательно превратится из отвлечённой концепции в суровую реальность. И в этих условиях необходимость в сильной и нацеленной на борьбу с глобалистскими элитами оппозиционной партии становится ещё очевидней. Так что у "Национального фронта" безусловно есть будущее — и от этого будущего зависит существование самой Франции.

24 апреля, 10:26

Короли соцсетей из США. Кто помог Макрону выиграть первый тур выборов

По итогам первого тура выборов во Франции два кандидата в президенты идут ноздря в ноздрю — Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон. Но если о Ле Пен нам многое известно, она ведь не первый год во французской политике, то Макрон выскочил на политический подиум Пятой республики словно чёрт из табакерки. Кто же вы, месье Макрон? В предвыборном штабе Макрона всем заправляет консалтинговая компания Liegey Muller Pons, созданная после победы социалиста Олланда на выборах 2012 года тремя "бостонцами" — молодыми французскими политконсультантами Гийомом Лиеге, Артуром Мюллером и Винсентом Пон, — прозванными так за то, что их команда оформилась в США в 2008 году. Лиеге и Мюллер учились тогда в Гарварде, а Пон в Массачусетском технологическом институте. За их плечами участие в успешной избирательной кампании Барака Обамы 2008 года и в президентской кампании Франсуа Олланда в 2012 году. Они выстраивают очень грамотную в политтехнологическом плане кампанию, активно используя богатый американский инструментарий. Команда Макрона активно изучает персональные страницы в "Фейсбуке" — так формируются перечни социальных и политических запросов различных фокус-групп, и затем штаб Макрона адресно предлагает набор обещаний персонально каждой социальной группе. То есть любой потенциальный избиратель слышит ровно то, что хочет услышать. Например, Макрон обещает удешевить стоимость труда для предпринимателей и снизить социальные отчисления рабочих, повысив таким образом их покупательную способность. Он обещает женщинам равноправие, беженцам — упрощённую процедуру получения убежища, радикалам угрожает закрытием религиозных организаций, потенциально представляющих угрозу Франции, а националистам гарантирует усиленные меры безопасности. При этом пока Макрону удаётся избегать таких острых тем, как мультикультурализм и безопасность. В итоге вся программа Макрона построена на том, чтобы удовлетворить потребности всех ключевых социальных категорий. При этом в постулатах Макрона нет жёстких противоречий между обещаниями, данными разным социальным группам. Вообще, на мой взгляд, Макрон — это отличный и исключительный для европейской страны политтехнологический проект с неограниченным бюджетом. Недавно Макрон написал книгу с громким названием "Революция", однако ничего "революционного" в ней нет, кроме самолюбования и самопиара. Противники Макрона из правого лагеря не устают повторять, что Макрон — пример "медийного пузыря", непременно обречённого на то, чтобы лопнуть. Однако все французские газеты на удивление благосклонны к Макрону, никто в СМИ его не критикует, ему как бы расчищают путь, а левая интеллектуальная Франция ему рукоплещет в надежде, что к власти во Франции не придёт правый политик. Макрон, безусловно, карьерист, при этом непрофессиональный политик, не имеющий большой "кредитной истории" в политике, и в случае своей победы будет послушно выполнять волю тех политических и экономических элит, которые за ним стоят. Интересно то, что сейчас граница между правыми и левыми политиками во Франции действительно размывается. Так, в арсенале лозунгов Макрона увеличение численности армии и полиции для усиления безопасности — это чисто правый лозунг, а у Ле Пен вся экономическая программа партии списана с программы социалистов и французских левых сил. Таким образом, сейчас на первый план выходят не политические программы, и уже даже не личности и харизмы, а, скорее, компроматы и фотогеничность — то, как ты смотришься на телеэкране. В то же время команда Макрона, выражающая умеренно левые либеральные пристрастия, гораздо ближе американским демократам, чем французским социалистам, адептом которых недолгое время являлся Макрон в 2006–2009 гг. В связи с этим французские эксперты справедливо указывают на новые идеологические разломы: теперь впору говорить не о делении на правых и левых, а о противостоянии сторонников открытого и закрытого обществ, глобализма и антиглобализма, или, как сейчас пишут во Франции, глобалистов и патриотов, то есть это задаёт совершенно новую систему координат. В условиях идеологического кризиса либерализма как аксиологической базы западной демократии, декаданса традиционных элит и политических партий, самих основ Пятой республики Макрон предлагает сетевую организацию и свободу, мир без границ. При этом команда Макрона осторожно опускает актуальный для французских левых вопрос о социальной справедливости. Большую поддержку ему оказывают и бюрократы из ЕС, видя в этом социал-либерале последнюю надежду единой Европы. За спиной Макрона маячит фигура известного французского глобалиста и серого кардинала французской политики Жака Аттали. Макрон работал в известной правительственной комиссии по улучшению французского роста во главе с Жаком Аттали, где в 2007 году занял должность заместителя докладчика. Ещё в 2008 году комиссия Аттали представила известный доклад "300 предложений по изменению Франции" президенту Николя Саркози, согласно которому для модернизации экономики Франция, пребывающая в состоянии длительной стагнации, остро нуждается в снижении стоимости труда. Это нужно для того, чтобы не выпасть из мировой конкурентной гонки. Авторы доклада отмечали, что для этого необходимо увеличить миграцию во Францию, так как мигранты не могут самоорганизоваться в профсоюзы и в то же время эти низкооплачиваемые работники вытесняют местных жителей из сектора производства и сферы услуг. В 2008 году предложение Аттали не прошло, но в случае победы Макрона на этих выборах во Франции к этим идеям могут снова вернуться. Тем более что недавно Жак Аттали с уверенностью заявил, что в ближайшие десятилетия Старый Свет ожидает многомиллионная африканская миграция. Сейчас по факту основной источник миграционных потоков исходит именно из Африки, о чём в январе писала французская газета Le Monde. По статистике, за 2016 год поток беженцев из Африки в Европу превзошёл сирийский, иракский и афганский. В Африке проживает 1,2 миллиарда жителей, поэтому она — питательная среда для Франции, которая ещё недавно выступала метрополией для своих обширных колоний в Африке. К переселению жителей Чёрного континента подталкивает не только внутренняя нестабильность, но и рекордная в масштабах планеты рождаемость, значительно превосходящая ближневосточную. Так, по данным газеты Le Figaro, число носителей французского языка к 2060 году может достигнуть 700 миллионов, а в дальнейшем — и миллиарда. В интервью изданию Le Soir Жак Аттали, бывший советник президента-социалиста Франсуа Миттерана, экс-глава Европейского банка реконструкции и развития и известный член Бильдербергского клуба, призвал усилить приём мигрантов с Большого Ближнего Востока: "Эти люди будут действовать для Европы, первой по мощности экономики мира. Испанское и итальянское интегрирование в Бельгии — это успех. Мы видим только проблемы мусульманского интегрирования, но не успехи, которые многочисленны. Во Франции у нас есть около 5 миллионов мусульман, среди которых 98% интегрированы в общество, — это наши врачи, адвокаты, журналисты. Нормально то, что происходит с мигрантами, это должно будет повлечь строительство более мощной, более интегрированной Европы, радушно встречающей этих людей. Их прибытие — невероятный шанс, так как это изменяет европейскую демографию". Не случайно Макрон всячески уклоняется от прямых ответов на вопросы, связанные с миграционной политикой Франции в случае избрания его президентом. Понятно, что он сторонник продолжения политики мультикультурализма и что в случае его прихода к власти миграционный кризис, и, как следствие, терроризм, только усилятся во Франции. При нём эти вопросы не будут решены в пользу большинства французов. Поэтому будем готовиться к тому, что в скором времени Францию наводнят новые миллионы мигрантов из Чёрной Африки. Если Макрон победит в этом году, это будет, возможно, прологом к созданию Шестой республики. Будет ли это благом для Франции, посмотрим.

24 апреля, 10:20

Мнения: Елена Кондратьева-Сальгеро: Как шли всем стадом к пропасти, так и продолжим

И день хорош, и результат заслужен. Никаких приятных неожиданностей и неприятных сюрпризов. Первый тур французских выборов обещал столкнуть лицом к лицу кандидата Макрона и Марин Ле Пен, и так и сделал. И день хорош, и результат заслужен. Никаких приятных неожиданностей и неприятных сюрпризов. Первый тур французских выборов обещал столкнуть лицом к лицу кандидата Макрона и Марин Ле Пен, и так и сделал. Кандидату Фийону, единственному равноценному оппоненту обоих, рвавшемуся на передовую, после одиозных скандалов с отчаянием бойца штрафбата пришлось признать, что общественное мнение, несмотря на суровые времена, все еще чувствительно к нечистоплотным политикам, и денежные махинации в пользу семей народных избранников в состоянии лишить иx не только репутации, но и победы. Несмотря на тщетные призывы соратников кандидата Фийона оценить его мужество после «всех свалившихся на него несчастий» (возможно, «попался на несчастьях» станет новым трендом в депутатской деятельности политиков…), сочувствия кандидат Фийон не вызывает. Перефразируя знаменитое выражение из старого любимого кино: «Тебя провалят, а ты не воруй!» «Благодаря» вовремя раскрытым махинациям кандидата Фийона через неделю к власти во Франции придет спешно призванный на защиту интересов мировых финансов, слепленный второпях из прописных истин политкорректности, наученный нравиться всем и не перечить кому не надо, послушный и осторожный кандидат Макрон. Среднестатистический избиратель имеет крепко внедренную привычку полагаться на СМИ (фото: Thibault Camus/AP/TASS) В окружении значительно более благоразумных и идеологически более гибких (во всем, что касается капитала!) советников кандидат Макрон будет проводить экономическую политику, способную несколько затормозить и даже поправить нынешний успешно осуществленный социалистами развал. Во всем остальном кандидат Макрон последует по проторенной дороге уже внедренной во все сферы европейской жизни идеологии единой мысли – политкорректной толерантности мировой демагогии. Согласно популярным в нынешней рукопожатной среде трендам, кандидат Макрон ратует за тотальную глобализацию умов и культур, с возможной отменой не только традиций, но и национальностей: он начал свое стремительное восхождение на сегодняшний выборный Олимп заявлением о том, что «не знает, что такое «французская культура» – есть культура мировая, всеобщая, многонациональная». И уже на финише, не сходя с дистанции, обнародовал свое мнение по поводу совсем свежего запрета на ношение паранджи на рабочих местах. «Лишить мусульманских женщин свободы носить такое одеяние во время работы – значит лишить всех нас части наших общих свобод!» – сообщил кандидат Макрон несколько приунывшей от его слов публике. Публика еще более сникла, когда на следующее же утро после теракта на Елисейских Полях в интервью радио RTL кандидат Макрон неожиданно нервно проговорился, что в его предвыборной программе не предусмотрены особые пункты по обеспечению безопасности и борьбы с терроризмом. По мнению кандидата Макрона, подобные вопросы приоритетными не являются, а потому не мог же он «придумать программу против терроризма за одну ночь» после трагического убийства полицейского в центре Парижа. К этому можно добавить разве что высказанную кандидатом Макроном готовность принять и позволить осуществление всех до сих пор жарко дискутируемых пунктов, связанных с гендерной идентичностью, гендерной политикой и всеми возможностями искусственных оплодотворений совместно со всеми до сих пор не разрешаемыми на государственном уровне операциями в этой области. Кандидату Макронy необходимо нравиться самому широкому избирателю, и потому спектр покладистости кандидата Макрона равно широк. Почему кандидат Макрон непременно пройдет в президенты во втором туре, объяснить легко. Понять, не будучи свидетелем на месте, сложнее. Кандидата Макрона «сделала» пресса, и она же продолжает его победоносное продвижение в абсолютное большинство непритязательных и не склонныx к размышлениям умов. Как хорошо известно даже самому наивному неофиту, кто прессу финансирует, тот и «танцует» кандидата. Кто же финансирует французские наиболее значимые безальтернативные, идеально политкорректные СМИ – Le Monde, l’Agence France-Presse (AFP), BFM-TV, France Télévisions, France Médias Monde, L’Express, Libération и 20 Minutes? Если вы не знали, не теряйтесь: политкорректные рукопожатные миллионеры и банкиры, большие друзья Социалистической партии Франции Пьер Берже и Маттье Пигасс, Патрик Драи (автор проекта «Эммануэль Макрон») и непосредственно французское социалистическое правительство. Иначе говоря, от перестановки слагаемых сумма не изменится. Поэтому слагаемые необходимо элементарно переставить, не позволив затесаться между ними ни одному чуждому элементу. И не обольщайтесь фикцией, что кандидат Макрон «более прав, чем лев» – проводить он будет все ту же политику... Еще не отгремели послевыборные речи, а в теле- и радиоэфирах, на всех волнах и всех парах, уже идет кампания нагнетания страха и паники в связи с фигурой Марин Ле Пен. Точнее будет сказать, продолжается кампания, которая и не прекращалась никогда. Потому что для полного овладения размягченными политкорректностью мозгами постоянное облучение необходимо. И здесь очень помогает хорошее знание психологии и привычек годами выдрессированного среднестатистического избирателя. Как и во всех странах мира, среднестатистический избиратель программ кандидатов не читает – и скучно, и грyстно, и некому кратко сказать. Kратко скажет пресса. Но сократит пресса там и так, как ей будет нужнo и удобнo. Поэтому вместо того, чтобы вчитываться, вдумываться и соображать «в глубину», среднестатистический избиратель имеет крепко внедренную привычку полагаться на СМИ: что наговорят, в то и поверит. Раз так часто и так много говорят, что вот это плохо, страшно и опасно, а это – славно, мирно и хорошо, значит, так и будет. Сказали «Ле Пен – это фашизм», значит, так и есть. Почему? А хрен его знает: она, говорят, не любит негров, арабов, евреев и мигрантов. Правда, у нее в партии и тех, и других, и третьих (но не четвертых!) полно. Но кто с этим будет разбираться. Они там, в СМИ, лучше знают, что к чему. Сказали «Ле Пен против абортов», значит, так и есть, нечего вдаваться в ненужные подробности! Сказали «Ле Пен за Путина» – Путин, он вообще!.. Айда! Ату! Лучше не связываться. Макрон надежнее – ничего такого шокирующего, все довольны. Голосуйте за Макрона! Хуже не будет в любом случае. Как шли всем стадом к пропасти, так и продолжим. А все проигравшие кандидаты в досаде уже спешно призвали сплотиться, не дать пройти всему недоброму и несветлому, противоречащему и противостоящему политкорректи. Так что, как ни считай, результат предсказуем. Потому что от перетасовки фактов совесть не меняется. Теги:  Франсуа Фийон, Марин Ле Пен, выборы президента Франции, Эммануэль Макрон

24 апреля, 09:26

«Нужны перемены»: во второй тур выборов президента Франции вышла сторонница Путина

В первом туре президентских выборов победили экс-министр экономики Эммануэль Макрон и лидер правых Марин Ле Пен

23 апреля, 21:11

Лидерами первого тура выборов во Франции становятся Ле Пен и Макрон

Сегодня во Франции прошёл первый тур выборов президента. Избирательные участки открылись в восемь утра по местному времени и работали до 19:00 (в крупных городах — до 20:00). Сразу после их закрытия появились первые результаты голосования. По данным BFMTV, Эммануэль Макрон набрал около 24% голосов, Марин Ле Пен — около 22%. Отметим, что это не окончательные данные, организаторам выборов ещё предстоит подсчитать и проверить все голоса — и только после этого объявить кандидатов, которые проходят во второй тур. Такие же данные сообщает агентство Associated Press (без указания конкретных процентов). А вот как выглядит промежуточный рейтинг кандидатов по данным газеты Le Monde (во второй тур пройдут только двое). Все остальные не набирают пока даже 1% голосов. Второй тур выборов запланирован во Франции на 7 мая.

22 апреля, 12:00

«Битва за Францию – решающая в борьбе глобалистов с Brexit, трампистами и евроскептиками»

Завтра во Франции состоится первый тур выборов главы государства. Если подсчет голосов будет честным, во второй тур выйдут Марин Ле Пен и Франсуа Фийон, считает автор политической биографии лидера «Нацфронта» Ле Пен Кирилл Бенедиктов. «БИЗНЕС Online» он объяснил, в чем уникальность нынешних выборов; почему кандидаты не боятся делать пророссийские заявления, несмотря на высокий уровень русофобии в стране, и по какой причине крайне левый кандидат Мелашон обещает избирателям, что они «будут харкать кровью».

22 апреля, 11:50

French Election 2017: A Guide to the Candidates

The main contenders for the presidency have sharply differing visions of France’s future.

Выбор редакции
21 апреля, 13:57

Человек, открывший стрельбу в Париже, ранее уже сидел за нападение на полицию

Мужчина, открывший 20 апреля стрельбу по сотрудникам полиции в Париже на Елисейских полях, уже отбывал тюремный срок за нападение на полицейских. Кроме того, как сообщают СМИ, 39-летний Карим Шерфи в феврале был задержан за угрозы в адрес правоохранительных органов, однако отпущен в связи с недостатком оснований для возбуждения уголовного дела, пишет РИА Новости. При этом, по данным издания Le Monde, Шерфи не состоял в полицейской базе людей, представляющих потенциальную угрозу безопасности. Напомним, вечером 20 апреля в самом центре Парижа неизвестные открыли стрельбу по сотрудникам полиции, в результате чего один из них погиб, а двое были тяжело ранены.

21 апреля, 09:21

Стрельба в Париже за три дня до выборов: ответственность взяла на себя ИГИЛ

Президент Франции Франсуа Олланд сназвал основной версией случившегося теракт

05 октября 2015, 19:44

Бомбардировка в Кунгузе: «Вэнгард» прячет следы?

В госпитале «Врачей без границ» могли заниматься торговлей человеческими органами. Молниеносная  операция «Талибан» по взятию 28 сентября 400-тысячного Кундуза, крупнейшего городов на севере Афганистана, а затем, спустя трое суток, 1 октября, столь же оперативный отход из города ( это цитата из американского  журнала «Форбс»), озадачила экспертное сообщество вопросом: а зачем им это было надо?Талибы вошли в Кунгуз тремя колоннами, с юга, севера и востока, и не встретили практически никакого сопротивления. Город был  отдан на разграбление нескольким сотням боевиков.О предстоящем наступлении «Талибана», судя по всему, знал   губернатор Мохаммад Омар Сафи, выпускник университета в Лейстере(Великобритания), где он специализировался по вопросам безопасности. Не вызывает сомнения, что Сафи совмещал должность губернатора с функциями  агента британской разведки МИ-6.  За несколько дней до атаки на город  он уехал «погостить к родственникам» в Таджикистан, а затем улетел  в Лондон.После своего бегства в Лондон, Сафи был снят с должности губернатора, а на его место назначен Хамдулла Даниши.Талибам достались  несколько миллионов долларов  из сейфов  городских банков и большое количество  оружия. Только в офисе городского управления безопасности талибы разжились почти тысячей новеньких автоматов Калашникова, как пишет «Форбс». Покидали Кундуз талибы  после утреннего намаза, очень спокойно и безо всякой спешки, как будто на учениях  загружаясь в несколько сот автомобилей, «реквизированных» в городских офисах.После того, как талибы покинули город, афганская армия  в него вернулась. А авиация США разбомбила  городской госпиталь, принадлежащий международной организации «Врачи без границ». Губернатор афганской провинции Кундуз   сразу же заявил, что госпиталь  использовался как база боевиков движения «Талибан», сообщило  РИА Новости: «Кампус больницы на 100% использовался «Талибаном». У больницы имеется большой сад, и талибы были там, и мы некоторое время терпели их стрельбу», - рассказал он.Международная организация «Врачи без границ» (MSF) опровергла заявление губернатора Кундуза Хамдуллы Даниши о том, что госпиталь использовался как база боевиков «Талибана». Об этом сказала менеджер отдела связей «Врачей без границ» в Кабуле Кейт Стегман телеканалу NBC News.«Мы отрицаем любые сообщения о том, что какие-либо боевики «Талибана» были внутри госпиталя во время бомбардировок или то, что были произведены какие-либо выстрелы», — заявила она.http://www.gazeta.ru/social/news/2015/10/04/n_7668275.shtmlБарак Обама назвал авиаудар по больнице «Врачей без границ» в афганском Кундузе, в результате которого по меньшей мере погибли 19 человек, «трагическим инцидентом».Что же на самом деле произошло в афганском Кунгузе? Ведь только очень наивный человек может  поверить официальным версиям афганских и западных СМИ. Кунгуз занимает крайне выгодное геополитическое положение как шверпункт, из которого можно направлять агрессию и диверсионные акции  по всем  азимутам Южной и Центральной Азии. В 30-х годах ХХ века здесь  располагались базы и тыловая инфраструктура «басмаческого движения», которое финансировалось Британской короной и было главной угрозой региональной безопасности для  всех  советских республик Средней Азии.В период Афганской войны 1979—1989 годов по причине своего стратегического географического расположения, провинция также находилась в зоне активных боевых действий.Если в первой половине 20-го века Афганистан был  ареалом британской разведки, то во второй половине прошлого века сюда пришло  ЦРУ, а МИ-6 отодвинулась на задний план, предпочитая оставаться в тени, занимаясь долгосрочным воспитанием  клиентелы из высокопоставленных агентов влияния, таких, как Моххаммад Омар Сафи.Поспешное бегство губернатора – сначала в Таджикистан, затем в Лондон, говорит о том, что ему по агентурным каналам британской разведки довели информацию о предстоящей атаке талибов, целью которых был именно госпиталь «Врачей без границ». Кто инициировал эту атаку, которая увенчалась полным успехом, хотя для виду афганские правительственные войска немного постреляли? Справка:Берна́р Кушне́р (фр. Bernard Kouchner; род. 1 ноября 1939, Авиньон, Франция) — французский врач, дипломат. Министр иностранных дел Франции с 17 мая 2007 года по 13 ноября 2010 года в первом и втором кабинетах Франсуа Фийона. Один из основателей организации «Врачи без границ». Бывший социалист.15 июля 1999 года Кофи Аннан назначил Кушнера первым особым представителем и главой Переходной Администрации ООН в Косове, где тот содействовал созданию местной гражданской администрации. По сообщению сербской газеты «Курьер», некая Милияна Митрович, «близкая к албанским бизнесменам», заявила, что руководство Албании было «вовлечено» в торговлю человеческими органами с «благословения Бернарда Кушнера».21 января 2001 года датский социал-демократ Ханс Хеккеруп сменил его на посту главы Администрации ООН в Косово.В 2009 году книга Пьера Пэана «Мир согласно К» (Le Monde selon K), раскрывающая аферы министра в Африке и скандальное отношение Кушнера к Косову, вызвала во Франции бурную полемику.Будучи министром здравоохранения, Бернар Кушнер публично выступил против позиции правительства как сторонник эвтаназии. Он признался, что когда он работал врачом в Южном Вьетнаме и Ливане, то сам умерщвлял людей, обреченных на смерть.3 марта 2015 года Бернар Кушнер принял участие в создании Агентства модернизации Украины, а также был назначен куратором одного из направлений реформ, возглавив команду, которая будет разрабатывать план модернизации здравоохранения Украины.https://ru.wikipedia.org/wiki/Кушнер,_БернарПредставитель Парламентской ассамблеи Совета Европы швейцарский прокурор Дик Марти обнародовал сенсационные данные о размахе организованной преступности в охваченном гражданской войной Косово и о целой сети, торговавшей человеческими органами, к которой причастно косовское руководство.Торговля незаконно изъятыми органами велась через Италию. Было продано свыше 300 почек и 100 других органов сербов. Первым главой администрации ООН в Косово (UNMIK) был Бернар Кушнер. Возглавляемая им организация «Врачи без границ», по свидетельству Дика Марти, «занималась совершенно противоположной деятельностью от декларированной». В частности, контрабандой оружия. И, возможно, не только. После отвода сербской армии и полиции бандиты беспрепятственно похищали людей и доставляли их на базы НАТО, где у них изымались органы для пересадки. Примечателен тот факт, что с базы НАТО в Косово «Бондстил» ежедневно совершалось от 6 до 14 вылетов самолётов. Существует предположение, что они как-то связаны с поставками органов в западноевропейские страны, прежде всего в Великобританию. Немецкий журнал «Шпигель» называл в этой связи Косово «царством ужаса».http://center.bratsk.ru/blog/show/503.htmlИтак, прикрывают деятельность «Врачей без границ»(ВБГ) руководители НАТО, которые предпочитают действовать конечно же не напрямую, о чем мы скажем позднее.Продолжая эту логическую линию, можно предположить, что в задачу талибов входил захват компрометирующих  сведений о ВБГ. Это могли быть фото и видео документы, а также свидетельства местных жителей. Не исключено, что признательные показания дали и сами сотрудники госпиталя. Хотя показаниям, данным под дулом автомата, веры не очень много. Тем не менее, задача была столь важной, что талибы встали в госпитале на постой на все  три дня своего пребывания в Кунгузе.А то, что сотрудница кабульского отделения ВБГ отрицала факт пребывания штаба талибов на  территории госпиталя, лишь увеличивает вполне обоснованные подозрения в том, что дело тут темное и нечистое.Кстати, представители Пентагона уже заявили, что бомбардировку они провели по наводке афганского руководства.Как ни  крути, как ни верти, концы с концами не сходятся. Слишком много уверток, оправданий и опровержений. Высока вероятность того, что все эти штурмы, бомбардировки, заявления и опровержения этих заявлений скрывают что-то настолько грязное, что ни в коем случае не должно было стать достоянием гласности в то время, как российская  авиация наносит сокрушительные удары по радикальным исламистам в Сирии, что кардинально меняет геополитическую конфигурацию региона. Одни бандформирования сдаются властям, другие  поспешно отступают, а третьи думают о том, что пришла пора  сменить геополитическую ориентацию. И к числу таких группировок вполне можно отнести афганский «Талибан», который никогда не дружил с ИГИЛ,  вовсю промышляющий торговлей человеческими органами. Нелишне вспомнить, что талибы всегда боролись с наркобизнесом. Безусловно, что отвратительная беспринципность ИГ, который не брезгует ничем, для них неприемлема. Скорее всего госпиталь в Кунгузе был поставщиком «человеческого материала», как это было в Косово и на Украине. А прикрывало эту преступную деятельность, как всегда, НАТО через свою корпоративную испостась - "Доктора Зло". Я выскажу свое личное мнение, что по замыслу  и исполнению это почерк небезызвестной  корпорации «Vanguard», о которой весьма подробно писала Татьяна Волкова и автор этих строк.Руководитель чешского отделения ВБГ Павел Грубер заявил, что бомбардировка госпиталя была беспрецедентной, «поскольку все воюющие стороны знали, где находится госпиталь:«У нас даже есть сообщения о том, что после начала налетов армейские представители получили информацию о бомбардировке госпиталя, но, несмотря на это, бомбардировка продолжалась еще 30 минут», — сообщил он братиславской газете».http://nahnews.org/371205-vrachi-bez-granic-nazvali-besprecedentnym-nalet-na-gospital-v-kunduze/Учитывая этот факт, я не вижу иных причин ожесточенной бомбежки госпиталя американской авиацией, кроме  тех, которые я назвал выше. Возможно, талибы нашли не весь компромат, и точечная  бомбардировка госпиталя  должна была  зачистить местность до полного исчезновения даже малейших следов преступлений ВБГ и их кураторов из «Vanguard».Британская разведка предпредила своего агента, местного губернатора, о задуманном талибами захвате города. Почему они не поставили в известность своих американсеких партнеров? Потому что в  семье спецслужб подсиживание и недобросовестная конкуренция, как известно, входят в правила игры.   Не исключено, что  после захвата Кунгуза талибами американцы опасались, что разоблачительная информация может быть передана талибами российским военным и будет опубликована в СМИ. Вдобавок американцы имели, конечно же, опережающую информацию о том, что руководство Афганистана собирается просить РФ о помощи в борьбе с терроризмом.Дальнейшее развитие событий может пролить больше света на эту темную историю. Невозможно скрыть следы таких злодеяний. Не удалось  это  в Косово и на Украине. Не удастся и в Афганистане.  По кровавому  следу «Вэнгарда»  уже идут опытнейшие розыскники. Впереди – новые разоблачения «Доктора Зло». Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук