Выбор редакции
16 октября, 22:43

Завет классика

  • 0

Потомкам, верующим и атеистам, мой завет: "Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться. Иначе наше объединение было бы лишь фикцией, прикрывающей существующий разброд и мешающей его радикальному устранению!" Ваш Ульянов-Ленин

Выбор редакции
14 октября, 18:19

Марк Захаров: "Если бы Ленина захоронили, это бы оздоровило ситуацию в обществе"

Виктор Борзенко и Валерий Яков из интернет-издания "Театрал" побеседовали с народным артистом СССР, художественным руководителем театра «Ленком» Марком Захаровым. – Марк Анатольевич, в наступившем сезоне «Ленком» готовит для зрителей новые сюрпризы, но хочется начать с разговора о недавней вашей премьере. Вы впервые обратились к творчеству Шекспира. Результатом довольны? Удалось выразить то, что наболело?– Удалось. Я хотел показать, что человек, которого наделяют властью, который делает карьеру, превращается в какого-то другого человека. Простой пример. Никита Сергеевич Хрущев был одним, но потом, когда его лишили всяких командных высот, стал совершенно другим – покладистым, внимательным. В конце карьеры он разговаривал с Эрнстом Неизвестным и это уже не был разговор надменного правителя. Не могу сказать, что власть портит человека, но то, что она его меняет, – это совершенно точно. Раньше для членов Политбюро существовала такая расстрельная должность – министр сельского хозяйства. И когда человека переводили туда, он понимал, что радоваться особо нечему. Одно время Полянский (Дмитрий Полянский, с 1965 года – первый зампред Совмина СССР, в 1973 году понижен в должности. – «Т») после наших премьер говорил обо мне: «Надо убрать этого человека!» Но потом его перевели на сельское хозяйство, и он утратил интерес к театру.– А если говорить про нынешнюю власть, обратили ли вы внимание на то, что в последней прямой линии ни президент, ни представители народа не коснулись вопросов культуры. За 4 часа разговора обсуждали всё – от водопровода до космоса, а про культуру ни слова. У нас настолько всё в порядке с культурой?– Я думаю, ему просто отбили настроение вещи, в которых он сам подзапутался. Это мое смелое предположение, ни на чем не основанное. Просто когда несколько раньше у президента поинтересовались мнением о деле «Седьмой студии», Владимир Владимирович ответил, что всё должен решать суд. Мне кажется, ему не очень хочется в это влезать и давать какие-то рекомендации, высказывать собственную точку зрения, поскольку она тут же превратится в директиву. Но зато меня порадовало в прямой линии, что в открытую обсуждались проблемы образования, медицины, много говорилось об инвалидах, о бедности. Это уже большой сдвиг в нашем сознании. Меня в школе учили, что «любой советский человек на голову выше любого зарубежного чинуши». Этот афоризм произнёс Сталин. Мы уже тогда недоверчиво это встречали, у нас были сомнения.Но то, что столь острые темы открыто обсуждаются сейчас в разговоре с президентом, мне кажется, для широких масс важнее вопросов культуры. Подчеркиваю – для широких масс. Конечно, мне обидно, что культура находится на задворках наших проблем. На мой взгляд, это неправильно, но я понимаю природу этого процесса. Представьте на минуточку, что какой-то новый человек становится верховным руководителем страны и очень похоже, что он будет делать то же самое. Мало что изменится. Мы себя загнали в жесткие рамки, из которых очень трудно выбраться и нужны решительные поступки, проявление политической воли, чтобы многие процессы сдвинуть с мертвой точки.– Вероятно, вы имеете в виду то, что у нашей страны, с ее масштабами, многовековой историей и бесчисленными реформами, колоссальная инерция?– Конечно. Как у грузового самолета, который очень тяжело остановить. Один из деятелей императорского двора недоумевал: «Зачем России такая огромная территория! Куда нам туда забираться?»– Вы согласны с ним?– Согласен. Не лучше ли обустроить то, что у нас под боком. Многие люди, которым я доверяю, рассказывают, что, если отъехать от Москвы километров за 300-400, там уже совершенно другая страна, другое население, другие проблемы.– Необязательно ехать так далеко. Даже в нескольких десятках километрах от Москвы в деревнях нет ни газа, ни дорог нормальных, ни приличной инфраструктуры.– Да, вы правы. Поэтому винить во всем нашу колоссальную территорию я бы не стал. Масштаб страны – серьезное обстоятельство, но дело, конечно, не только в нем. Могу вам признаться: мне совершенно не жалко, что наши когда-то продали Аляску, хотя некоторые требуют вернуть ее назад. Мне как-то Валентин Плучек интересную фразу сказал, мол, если сейчас бросить клич: «Давайте вновь отвоюем Аляску!» – многие с чистым сердцем пойдут за нее воевать. Я тогда улыбнулся, а позже понял, что Валентин Николаевич очень точно сформулировал готовность наших людей включаться в любую борьбу за масштаб и величие страны. Но давайте вернемся к разговору о театре…– Вы не раз в своих интервью говорили о том, как тяжело было работать в советские годы, поскольку над театром довлел цензурный аппарат, существовала традиция госприемок и т.д. А вы не анализировали, когда лично вам было труднее: в ту пору, когда рядом было много единомышленников, но существовала цензура, или сейчас, когда судьба ленкомовских спектаклей не зависит от чиновников, но рядом уже нет многих ваших друзей и сподвижников...– Мне, конечно, очень тоскливо без Андрея Миронова, без Григория Горина, без Евгения Леонова, без Татьяны Пельтцер, без Абдулова, Янковского и многих-многих других. Но если говорить о творческой стороне вопроса, то у нас подросли, сформировались такие артисты, как Дмитрий Певцов, Виктор Раков, Татьяна Кравченко, Иван Агапов… Сергей Степанченко стал у нас маститым настолько, что попал в лонг-лист премии зрительских симпатий «Звезда Театрала». Я даже подумал: не сойти бы ему с ума.– На ваш взгляд, слава может испортить творческого человека?– Слава заставляет любого человека (вне зависимости от того, артист он или, скажем, политический деятель) двигаться против течения. И если он этого не делает, то быстро борзеет и становится самодуром. У меня об этом – финал «Фальстафа и принца Уэльского», ведь там наверху, во властных кругах, сквозняк, наверное, больше и потому очень трудно усидеть на троне. Когда анализируешь природу власти, понимаешь, как вообще возник фашизм, ведь ужас заключался в том, что Гитлер овладел волей и настроением народа – подавляющее большинство его поддерживало. Сопротивление было, но незначительное. Интеллигенция понимала трагическую безнадежность и обреченность подобной борьбы.– Никто вам не говорил, что концовка вашего спектакля все-таки чрезмерно остра для нашей страны?– Нет, так никто не говорил, но судя по реакции на одном из недавних спектаклей, он задевает какие-то струны сегодняшних раздумий. Из зала был выкрик: «Захарова на пенсию, театра отдать Богомолову!»– Вы как к таким выкрикам относитесь?– Такое крайне редко бывает у нас. А так, чтобы прозвучала точная программа, то и вовсе впервые. К компрометирующим возгласам я всегда относился мужественно, но без особой радости, в отличие, кстати, от Богомолова. Он провоцирует сознание и получает удовольствие, когда вдруг люди встают и уходят среди спектакля. Я к этому отношусь болезненно, а ему – радостно. Ну, что поделать, все люди разные.– Когда-то считалось, что «Ленком» – молодежный театр, рассчитанный на комсомольскую публику, хотя, понятно, что подобное деление – абсурд. Но все же, сегодня есть проблема, как завлекать молодежь в театр?– Нет, такой проблемы у нас нет. В зале всегда много молодежи. А если говорить про времена ленинского комсомола, то, вы знаете, когда я был назначен главным режиссером (тогда эта должность называлась главный режиссер-директор), вышестоящие инстанции в обязательном порядке утверждали репертуарный план на сезон. Мне говорили: «Ромео и Джульетта» – это хорошая вещь, а что поставите для молодежи?» Я не мог понять, что же это особые зулусы с необитаемого острова, что для них надо ставить нечто отдельное! Здесь, наверное, сказывалась инерция ранних советских времен, когда театр был поделен на огромное количество типов. Был колхозный театр – только для колхозников, театр Красной армии – для военнослужащих, деревенский театр – для жителей деревни. Одно время я работал в Театре транспорта. У него был свой вагон, который ездил по нашим необъятным просторам, и артисты играли спектакли. Потом я не раз вспоминал об этом, да и жизнь показала, что в подобном дроблении сценического искусства нет острой необходимости. Каждый вечер на сцене загорается свет рампы, и публика наполняет зал, а уж кто пришел – колхозники, военные или транспортники – абсолютно не важно. Главное, что пришли.– Сейчас многие серьезные театры стараются разбавить репертуар детскими спектаклями, поскольку в условиях столичной конкуренции взращивают таким образом себе аудиторию.– В этом есть какая-то сермяжная правда до известных пределов. Некий долг – делать время от времени что-нибудь для детей. У нас тоже идет спектакль по Экзюпери. Наверное, это такая повинность, которую надо выполнять.– Кстати, Экзюпери очень полюбился зрителям. Вы планируете это направление расширять?– Честно говоря, нет, потому что есть определенные нормы, которые не позволяют раздувать репертуар. Количество спектаклей растет, а для новой постановки нужно убрать что-нибудь старое из репертуара. Процесс это сложный и всегда болезненный. К тому же, спектакль живет до тех пор, пока его часто репетируют и играют. А если играется редко, то он быстро теряет качество. Вот почему я не сторонник раздутого репертуара. Сейчас мы пригласили болгарского режиссера Александра Морфова, который в ноябре-декабре начнет репетировать новую постановку. Он выпускал у нас «Визит дамы» и «Пролетая над гнездом кукушки», но когда наступило время прощаться со спектаклями, он как-то грустно сказал нашему продюсеру: мол, ну, как же так, мои спектакли снимают? И пришлось объяснять, что нет такого театрального закона, когда спектакли идут пожизненно: дескать, пока вы живы, мы снимать его не будем. Таких обещаний театр давать не может, поскольку репертуар нуждается в обновлении.– Между тем, известно много примеров, когда спектакли шли десятилетиями. Ну, «Принцесса Турандот», пожалуй, самый хрестоматийный пример, но в то же время есть и «Добрый человек из Сезуана» Театра на Таганке, и «Аленький цветочек» Театра им. Пушкина, и «Крутой маршрут» «Современника»…– Наша «Юнона и Авось» тоже идет очень давно. Да и «Женитьба Фигаро» стала спектаклем-долгожителем. Мы ориентируемся на заполняемость зала: если стабильный аншлаг, то прощаться с постановкой трудно.– Вопрос немного о другом. Когда вы были молодым режиссером, студентом, вы на какие-то из многолетних постановок ориентировались? Известно, например, что вы очень любили Художественный театр и черпали там вдохновение. То есть спектакль, идущий не одно десятилетие, может вдохновить молодого режиссера?– Думаю, может. Но я был довольно ограниченным в этом плане, можно сказать, глупым молодым человеком, когда выпускался из ГИТИСа. На многое не обращал внимания. И если бы в ту пору у меня спросили: «Ты мечтаешь быть художественным руководителем какого-нибудь московского театра?» – я бы растерялся. Я и в режиссуру-то никогда особо не стремился.– Вы хотели играть?– Я хотел играть, но ни один московский театр меня не пригласил, кроме объединения Цирк на сцене. Им понравилось, как в одном из спектаклей я ловко падал с лестницы. Я вообще любил всякое сценическое движение, фехтование, бои. Но… неисповедимы пути, которые в итоге привели меня в режиссуру.– А когда все-таки вы почувствовали, что художественный руководитель – это про вас?– Наверное, когда я перебрался из драмкружка Станко-инструментального института на Моховую в студенческий театр, которым руководил Сергей Иосифович Юткевич. Вот тогда, поставив шварцевского «Дракона», почувствовал некую силу. Правда, спектакль держался недолго, потому что вскоре Хрущев разоблачил современную живопись в Манеже, и власти резко пересмотрели свое отношение к культуре, стали пристально отслеживать любые свежие течения. Под горячую руку попали и студенческие театры. Но как раз в тот момент я и почувствовал, что режиссура – это моя профессия. К тому же, большую роль сыграла жена. Как-то в приступе дурной правды, как говорил Шукшин, она заявила: «Артист ты очень средний! Даже, скорее, плохой! Надо режиссурой заниматься». Я ей очень благодарен за это.– То есть ни разу не пожалели, что ушли со сцены?– Нет. Потом, когда Андрей Гончаров после спектакля «Разгром» сказал: «Ну, давайте, устраивайтесь к нам в театр с женой, я ее хорошо помню по ГИТИСу», – я понял, что выполняю свой мужской долг по отношению к любимой женщине. Я предложил ей стать артисткой в Театре им. Маяковского, где я буду режиссером. Но у нее, как потом я стал формулировать, сработал кошачий ум. Она сказала: «Не надо. Ты будешь заложником и жизнь станет очень тяжелой. Ты будешь несвободным человеком». И она оказалась права. Но я удивился ее мужеству и некой проницательности.– С другой стороны, когда после успеха в Театре сатиры Валентин Плучек провожал вас в «Ленком», он ведь тоже предупреждал, чтобы вы были осторожны...– Да. Было-было. «Только в глаза артистам смотреть! Поворачиваться спиной ни в коем случае нельзя! Искусают». И еще запомнилась его фраза: «У тебя появится много единомышленниц...» Вероятно, он в этом вопросе ориентировался на собственную биографию. «Встречайся с ними, что хочешь делай, но только в репетиционной комнате или на сцене. Никаких других встреч не надо». И еще очень важную фразу он мне сказал после премьеры «Доходного места», которая прошла очень успешно: «Ты – темный человек, ты плохо знаешь Островского, не очень погрузился в замысел автора». Я хотел обидеться, а потом подумал, что, если бы я посвятил долгие годы работе в архивах и библиотеках, я оказался бы в шорах литературоведения, специалистов по Островскому. Исчезла бы свобода, которая была очень важна.– В этом плане насколько тяжело вам работалось над «Фальстафом»? Помнится, вы говорили, что больше всего боитесь реакции Алексея Бартошевича (шекспировед, профессор ГИТИСа. – «Т»).– Да, но в итоге после премьеры сказал добрые, обнадеживающие слова. Я спрашивал у театроведов: какая разница между Гедегилом и Глендовером в пьесах о Фальстафе? Никто не мог ответить. Их там муравейник, этих англичан. Я сначала просто не понимал, как можно из этого выпутаться, разбивал их на группы, делал пометки: эти – за короля, эти – нейтральные, эти – предатели. Изначально пытался на бумаге освоить свою задумку, но все равно отношения оказались очень запутанными.– К Году театра, который на нас надвигается, что-то готовите?– Очень мне хочется продолжить контакт с Владимиром Сорокиным. Это фигура очень своеобразная, эпатажная, с хорошим юмором, иногда с трудными для восприятия вещами, но, тем не менее, у него есть новый материал (он мне его присылал, я просил). «Белый квадрат» называется. Владимир Сорокин исследует довольно сложные вещи, когда распадается русский язык на отдельные м-г-г-б-р. Сейчас ведь под влиянием интернета происходят некоторые изменения у молодых людей. К крепкому слову я отношусь, в целом, спокойно и даже временами положительно, а вот «Не тормози – сникерсни» выводит меня из себя. И я слышу здесь оскорбление великого и могучего русского языка. Это что-то ужасное, за пределами нормы.– Такие слова называются неологизмами. И, кстати, в свое время неологизмы очень любил Вознесенский…– Они у него были не бездумными. Для меня бессмысленных вещей в его поэзии нет. Он много выступал, собирал огромные залы, в том же зале Чайковского имел колоссальный успех. Мне только не нравится его «У Тишинского рынка стоит кукуруза длинная». Это с Церетели у него был совместный проект… Но, возможно, я чрезмерно скептичен. Просто после памятника Петру I я к Зурабу Церетели стал относиться довольно сдержанно.– Работу Церетели затмил уже князь Владимир, установленный на Боровицком холме.– Я всякий раз, проезжая, – вздрагиваю.– Страшно?– Да. Тяжелое изваяние. Не на месте... У нас вообще в последнее время какое-то вырождение монументального мышления происходит в стране. И при этом тотальная псевдоностальгия: дескать, смотрите, как хорошо мы жили. Я и раньше этому удивлялся, но разобрался только тогда, когда в свите Ельцина поехал Пермь и пообщался там с фронтовиками... Они с удовольствием вспоминали свои окопные дела, рассказывали, как было весело и вообще замечательно. Тогда я понял: они вспоминают молодость. А молодость всегда прекрасна, даже если рядом разрываются снаряды и повсюду антисанитария.– Как в записных книжках Чехова: «Там хорошо, где нас нет: в прошлом нас уже нет, и оно кажется прекрасным».– Да, хотя есть вещи, которые меня пугают в своей тотальной глупости. Это прежде всего какая-то странная, невесть почему воскресшая любовь к сталинизму. Я думаю, что если бы в школе подробно рассказывали о ГУЛАГе, о коллективизации, и многомилионных репрессиях, о репатриациях и прочих преступлениях против собственного народа, такой любви не было бы. Это явление страшное. Я бы и Ленина сюда присовокупил с его программами раскулачивания, красного террора и прочего. Он всё это заложил, он был теоретик главный.– С начала 2000-х появилось уже больше ста памятников Сталину по стране и это, конечно, тревожная тенденция…– Всё идет от некультурности, какая-то власть тьмы вдруг берет верх в подобных вопросах. И я не очень это понимаю, почему государство не борется с этим. Да и вообще у нас по части исторического самосознания дела обстоят неважно. Какое-то время назад президент объявил курс на примирение с белым движением, на возрождение многих выдающихся имен, однако эти начинания так и остались незавершенными, недооформленными. А главная проблема (это моя навязчивая идея) заключается в похоронах Ленина. Еще Лужков подкладывал Ельцину документы на перезахоронение, но Ельцин не осмелился брать на себя этот вопрос. Так вот, если бы Ленина захоронили, это бы оздоровило ситуацию в обществе.– Кстати, на чемпионате мира по паспорту болельщика можно было бесплатно посещать музеи и прочие достопримечательности. Удивительно, но самая длинная очередь выстроилась не в музей, а в мавзолей. Вы для себя это чем объясняете?– Я все-таки отношу это не к заслугам Ленина перед историей планеты, а к определенному человеческому любопытству. Например, я приеду в какой-то город и мне скажут: «Надо обязательно посмотреть, у нас есть заспиртованная женщина с тремя грудями».– Зоологическое любопытство.– Да. Оно присутствует в человеке.– В Брюсселе все идут к «писающему мальчику».– Это еще и закоулки нашей души. Если сейчас вбежит человек и крикнет: «Пожар напротив!» Мы посмотрим – пожара нет. Мы не обрадуемся, нас обманули! Мы хотели увидеть пожар.– Вы не раз говорили о своих симпатиях к современной Германии и, конечно, отлично знаете, насколько сильная действует в стране программа покаяния за преступления фашизма. У нас же никакого покаяния за сталинизм и ГУЛАГ никогда не было, и долгие годы жертвы репрессий вынуждены были обивать пороги и доказывать свои права на какие-то льготы.– Понимаете, в чем наше главное отличие… Ни один деспот, ни один авторитарный режим не уничтожал собственный народ. Салазар, Муссолини или Гитлер не уничтожали собственных землевладельцев, крестьян, рядовых тружеников. У нас же было поголовное уничтожение, и это не может пройти безболезненно. Оттуда и тянутся незримые нити к другим нашим проблемам. Мне так кажется.– При этом в центре Берлина стоит Музей террора, где показан весь путь Гитлера, нация может видеть свои ошибки, как они через это проходили…– В свое время меня удивило, что вскоре после войны правительство Германии провело опрос, поинтересовавшись, кто из великих деятелей государства внес значительный вклад в историю. Несмотря на поражение в войне, Гитлер был на 2-3 месте. Это их насторожило, и они провели огромную работу, прежде всего, среди школьников, устраивали многочисленные экскурсии в Дахау, в лагеря смерти, где сохранились печи, в которых жгли людей. И постепенно авторитет Гитлера стал уменьшаться. Если сейчас спросить: «А у вас есть бульвар Геринга? Или проспект Геббельса?» – они воспримут это, как идиотизм. Такого не может быть! А у нас может. Проспекты Ленина как были, так и остаются, памятники Сталину расцветают по всей стране полуофициальным способом.– Театр в этих вопросах бессилен? Иными словами, доводилось ли вам наблюдать за всю свою жизнь, чтобы театр мог изменить человека: вот что-то «торкнуло» и он про себя всё понял?– Вот так, чтобы напрямую – нет. Но какое-то воздействие на подсознание театр, может быть, и оказывает, как музыка. Люди ходят в консерваторию слушать классику. Но что это дает? Дает какой-то настрой для работы мозга, сознания, подсознания. Какое-то благое воздействие присутствует. Также и театр в лучших своих проявлениях воздействует на человека. Правда, происходит это не сразу. Ни разу не видел, чтобы вышел человек из зала и сказал: «Сделаю, как в спектакле!» Разве что в кинематографе бывает подобный эффект. Я помню, когда на экраны вышла «Сельская учительница» с Верой Марецкой, то многие люди поехали в село, но столкнулись там с совершенно удивительной жизнью, ничем не похожей на экранную. Не было дров, питания, достойного жилья… Или вспомнить тех же «Кубанских казаков» – сказку, сделанная с определенной долей заразительности. Там у нас Юрий Петрович Любимов блистал в качестве молодого казачка, который потом рассказывал, как местная бабушка сказала: «Сынок, из какой же это жизни вы снимаете?»– Вы, как режиссер, вряд ли пересматриваете долгими зимними вечерами «Формулу любви» или «Барона Мюнхгаузена»?– Нет. Хотя если случайно натыкаюсь на канале, то иногда смотрю.– Зная вашу самокритичность, впечатления, конечно, неоднозначные?– Вы правы. Смотришь и включаешься в процесс: вот здесь бы подрезать, здесь бы переснять, здесь бы изменить планчик. Но такие вещи видятся только с годами. Успокаиваюсь тем, что было другое время, другая мода, другие настроения.– Со спектаклями в этом смысле легче? Если смотрите давнюю постановку из зала, то в каком настроении возвращаетесь в свой кабинет?– Как правило, в плохом, скажу без кокетства. Страшное дело режиссерский зуд. Все время хочется что-то исправить, повлиять на процесс. Хотя бывают спектакли, которые с годами сами собой совершенствуются, выходят на новый уровень. Зритель их организует. У нас «Вишневый сад» превратился в шлягер. В конце раздаются такие аплодисменты, что Киркорову и не снилось. Но рождение шлягера – редкость. А так вообще среднестатистический спектакль не вызывает особой радости и энтузиазма. Его постоянно хочется переделать.– А если вернуться к разговору о кино… Сейчас появилось множество ремейков. Их делают кто угодно, кроме самих авторов. Вы, разумеется, тоже воздерживаетесь от этого.– Мне предлагали, но я сразу понял, что этого делать нельзя. Ремейк непременно получится хуже, начнут сравнивать и говорить: «Что же осталось от Захарова! Каким он стал! Молодым был интересным, а сейчас в маразме». В «Мастерской Фоменко» есть режиссер Иван Поповски. Он что-то ставил по «Обыкновенному чуду» и просил, чтобы я поучаствовал. Но я отказался: «Нет, зачем? Это другая работа, другое время. Ваше авторство здесь – ради Бога, ставьте, как сочтете нужным». Но вообще ко мне не раз обращались с подобными просьбами – так, словно я душеприказчик Евгения Шварца. Григорий Горин однажды сказал: «Марк, меня все время спрашивают: «Обыкновенное чудо» – этот сценарий вы написали вместе с Захаровым? Я говорю: да нет, это Захаров один. Но мне так надоело отказываться, разреши, я тоже буду говорить: да, мы вместе писали». Мне это очень понравилось.– Между тем, режиссеры очень хотят знать ваше мнение о новых постановках, которые выходят по Шварцу или Горину. Не так давно вы были на спектакле Евгения Писарева «Дом, который построил Свифт», и это стало своего рода событием… Вы чувствуете себя мэтром, одно слово которого может окрылить человека или порой даже повлиять на его биографию?– Меня это очень развлекает. Я все-таки стараюсь не терять самоиронии. А что касается весомости слова, то у меня был поучительный случай. На заре ельцинской эпохи, когда меня сделали членом президентского совета, раздался звонок из Азербайджана: «Марк Анатольевич, наш сухогруз захватили грузины». Я говорю: «Ай!» – «Марк Анатольевич, как вы считаете, это можно вообще?» Я говорю: «Нет, нельзя». – «Марк Анатольевич, ну, как-то вмешайтесь в вопрос, постарайтесь, чтобы сухогруз нам вернули!» И я понял, что взвалил на себя непосильную ношу. Недавно меня попросил Дмитрий Певцов написать два абзаца о том, что его жена – хорошая актриса. Я действительно видел спектакль с ее участием, она мне понравилась, а сейчас ей для какой-то цели потребовался документ поддержки, и я написал – отдал секретарю.Но письмо набрали на бланке, указав мои регалии (герой труда, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» и так далее). Длинный такой перечень и потом уже мой текст об актерской игре Ольги Дроздовой. Она была счастлива: «Ваше письмо произвело невероятное впечатление!» Это меня веселит. Был период, когда шли баталии по поводу распада Советского Союза, и Бурбулис ко мне подошел – спросил: «Марк Анатольевич, как вы все-таки считаете, республикам надо отделиться от Советского Союза?» Я подумал и сказал: «Отделяйтесь!»– И еще помнится, как в девяностые на митинге на Пушкинской площади Новодворская заявила: «Нам нужен такой президент, как Марк Захаров»!– Я этого не слышал, но мне очевидцы рассказывали. Это меня, конечно, позабавило.– Мы бы жили сейчас в другой стране.– Печаль в том, что в той же.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
07 октября, 21:50

Империализм по Ленину и кризисы 1873-1880 и 1899-1904 годов

После кризиса 1899-1904(7) годов капитализм находился на подъеме. То был  уже монополистический колониальный капитализм. Владимир Ленин выделил  следующие его черты: высокая концентрация производства и капитала;  слияние банковского капитала с промышленном и формирование финансового  капитала и финансовой олигархии; вывоз капитала приобрел большее  значение, нежели вывоз товаров; завершение раздела территорий  между  крупнейшими капиталистическими державами. Эти выводы были представлены в  книге с говорящим названием «Империализм, как высшая стадия  капитализма». Здесь же содержалась интересная и в целом верная разбивка  событий по кризисам. Ленин писал: «Итак, вот основные итоги истории  монополий: 1) 1860 и 1870 годы — высшая, предельная ступень развития  свободной конкуренции. Монополии лишь едва заметные зародыши. 2) После  кризиса 1873 г. широкая полоса развития картелей, но они ещё исключение.  Они ещё не прочны. Они ещё преходящее явление. 3) Подъём конца XIX века  и кризис 1900–1903 гг.: картели становятся одной из основ всей  хозяйственной жизни. Капитализм превратился в империализм». Оба  указанных кризиса имели грандиозное значение, на что я указываю еже не  первый год, показывая как иные большие кризисы 19-20 веков изменяли  капитализм. Проблема Ленина состояла в ожидании скорого конца, тогда как  менялись лишь его фазы. Какие фазы и как - об этом в моей книге.

Выбор редакции
19 сентября, 20:00

Битва академика Вавилова с Лысенко

Академик Вавилов был большим тормозом для наукиКавалер восьми Орденов Ленина, академик Тимофей Лысенко был оклеветан, оболган и ошельмован невежественной иудейской академической мафией как раз за то, что сделал очень много полезного для нашей страны и был настоящим учёным...У генетиков есть чудоАвтор – Иван СергеевМы настолько привыкли жить в мире шаблонов и стереотипов, что разучились не только мыслить, но даже интересоваться чем-либо.Я говорю не обо всех без исключения (исключения, к счастью, есть!), но о подавляющем большинстве, которое с такой непоколебимой убеждённостью судит о вопросах, в которых вовсе не разбирается и ничего о них не знает.Спросите, например, любого, что он думает о Вавилове и Лысенко? Не у молодёжи, конечно, которой эти фамилии вовсе неизвестны, а у людей постарше, тех, кто ещё помнит «Огонёк» конца 80-х и фильм «Белые одежды». Вам ответят, что Вавилов был генетик, а Лысенко – гонитель генетики (кто захочет блеснуть эрудицией, добавит, что Лысенко был «мичуринец»).Между тем, это не имеет никакого отношения к правде. Это всего лишь стереотип, причём тупой, примитивный, рассчитанный на полное (даже не частичное, а именно полное!) невежество, незнание предмета.Правда в том, что и тот, и другой были генетиками. И Лысенко, и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретённых свойств. Вавилов считал, что приобретённые свойства не наследуются и геном остаётся неизменным на протяжении всей истории своего существования. В этом он опирался на работы Вейсмана и Моргана (отсюда «вейсманисты-морганисты»). Лысенко же, напротив, утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретённые свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.Грубо говоря, если я преуспею в технических науках или гуманитарных науках своими трудами и стараниями, я имею все шансы передать эти завоевания в виде генетического наследства своему сыну (дочери), и неважно, что мой дед не имел об этих науках никакого представления.Собственно, спор между «вейсманистами» и «неодарвинистами» был сугубо академическим. И это не был спор генетики с антигенетикой, а был спор между двумя направлениями в генетике. Так что никаких «гонений на генетику» не было! Были неприятности у вейсманистов, да, но вовсе не потому, что они были генетиками, а по иной причине: сначала растрата государственных денег, а затем попытка наезда на своих научных оппонентов с привлечением зарубежных коллег (конфликт в ВАСХНИЛ был спровоцирован именно ими, путём доносов, изучайте первоисточники!).Современные научные исследования полностью подтвердили правоту Лысенко и ошибочность взглядов Вавилова. Да, геном изменяется! Но самое интересное, что это не имело никакого отношения судьбам этих двух учёных.Позволю себе самое небольшое отступление. Среди множества современных, самых современных и ставших уже классическими работ, подтверждающих изменяемость генома, приведу только один абзац и только по одной причине: это написано Л.А. Животовским, сотрудником Института общей генетики им. Н.И. Вавилова (!) РАН.«Итак, единственное, что остаётся по обсуждаемой проблеме – это назвать вещи своими именами. А именно, гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретённых признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок/ДНК/РНК, модификацию хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству…» (Животовский Л.А. «Наследование приобретённых признаков: Ламарк был прав». «Химия и жизнь», 2003. № 4. стр. 22-26).Итак, генетики, работающие в институте им. Н.И. Вавилова, собственно «вавиловцы», подтверждают правоту Лысенко! А что им остаётся?Конечно, круг интересов и активной работы Лысенко не исчерпывался генетикой. И конечно, это лишний повод упрекнуть его в мужланстве. Например, за внедрение метода посадки картофеля верхушками клубней 22 марта 1943 г. Т.Д. Лысенко была присуждена Сталинская премия первой степени.Если кто не знает: это значит разрезать клубень на части по одному глазку на каждый и использовать их как посадочный материал вместо целого клубня. Можно пойти ещё дальше – использовать для посадки только глазок с небольшим фрагментом клубня – верхушку, а остальную картофелину употребить в пищу.«Трофим Лысенко рискнул заготовить эти верхушки с осени, а сам посадочный картофель за зиму съесть, что было невероятно – никто не верил, что верхушки можно будет сохранить как посадочный материал до весны. Он пошёл и на риск посевов хлебов по стерне. Этот способ, сберегающий почву от эрозии, до сих пор применяется как у нас на целинных землях, так и в Канаде…» (Киевский телеграф, 2010, ноябрь).Фи, посадка картофеля верхушками, ха-ха!Но дата вручения премии говорит о многом – как этот метод помог спасти от голода страну, помог продовольственному обеспечению нации и победе в войне, в конечном итоге. От одного клубня получить один куст картофеля или пять-десять кустов, плюс сбережённая картошка, ставшая в годы ВОВ воистину «вторым хлебом», есть разница? Для кабинетной науки, наверное, никакой. А во время войны – большая, огромная!«В 1936 году Трофим Лысенко разработал способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника и этот агротехнический приём, увеличивающий урожайность хлопка, во всём мире до сих пор применяется повсеместно. В 1939 году он разработал новую агротехнику проса, позволившую увеличить урожайность с 8-9 до 15 центнеров с гектара. В предвоенные годы он предложил в южных районах Советского Союза применять летние посадки картофеля для улучшения его сортовых качеств. А его лесополосы, защитившие в СССР миллионы гектар от суховеев, а использование природных врагов вредителей сельскохозяйственных культур вместо ядохимикатов?..» (Киевский телеграф, 2010, ноябрь)Вот почему 10 сентября 1945 года Лысенко награждают очередным орденом Ленина «за успешное выполнение задания правительства в условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием». Тоже ерунда, конечно. И таких достижений у Лысенко множество, не один орден Ленина, а их у него было восемь(!) (столько же, сколько у А.Н. Туполева и С.В. Ильюшина), не был вручён просто так. При Сталине орденами Ленина просто так не награждали.Слово наркому и министру сельского хозяйства СССР И.А. Бенедиктову:«…Ведь это факт, что на основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-14», хлопчатник «Одесский-1», разработан ряд агротехнических приёмов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность «Безостая-1», «Аврора», «Кавказ»…» (Бенедиктов И.А. «О Сталине и Хрущёве». Молодая гвардия. 1989. № 4.)Подробнее о И.А. Бенедиктове здесь. Очень рекомендую узнать больше об этом действительно великом человеке!Ну, и конечно, знаменитая «яровизация пшеницы» – технология температурного мутагенеза, позволявшая «использовать влияние температурных факторов на онтогенез сельскохозяйственных культур и их формообразование с целью селекции новых сортов, повышения урожайности и улучшения агротехники выращивания перспективных сортов в неблагоприятных климатических условиях».Для своего времени это была инновационная технология, позволившая значительно увеличить производство зерна и с успехом применявшаяся течение двадцати лет. Почему же в конечном итоге, от неё отказались? А очень просто, по причине «чрезмерной трудоёмкости». Любая технология когда-нибудь устаревает. Это совершенно нормально. Она делает своё дело и уходит, уступая место новым, боле современным технологиям.Интересно, что работы в этом направлении проводятся и сегодня. А для нашей страны, с её мягко говоря, непростыми климатическими условиями, это направление имело и имеет чрезвычайную актуальность. И неслучайно в 1932 году Вавилов бросился в США докладывать на Международном конгрессе по проблемам генетики и селекции о новом революционном методе – яровизации.Да, да, вам не почудилось! Именно Вавилов, именно о работах Лысенко, именно начальник о работе своего подчинённого, как водится – работает один, а докладывает за границей другой (помните, в фильме «Гараж»: «Гуськов работает, а в Париж за шмотками едете вы!»).«Замечательное открытие, недавно сделанное Т.Д. Лысенко в Одессе, открывает новые громадные возможности для селекционеров и генетиков… Это открытие позволяет нам использовать в нашем климате тропические и субтропические разновидности…» (Н.И. Вавилов, «США, VI Международный генетический конгресс», 1932 г.)Так что ничего «антивавиловского» в яровизации пшеницы нет. Вавилов сам о ней докладывал на конгрессе в США. Правда, в качестве компенсации, он же, Н.И. Вавилов в 1933 году номинировал работу Лысенко на соискание Сталинской премии как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие». (Струнников В., Шамин А. «Лысенко и лысенковщина: особенности развития отечественной генетики».)Конечно, несколько странно докладывать о возможностях управляемого мутагенеза и тут же утверждать о неизменности генома, это как в популярном советском фильме: «Здесь помню, а здесь не помню». Ну, да ладно.Никто не говорит, что Вавилов был плохим человеком. Вовсе не за это он был арестован и посажен в тюрьму (а вовсе не расстрелян, как полагают некоторые).Проблема Вавилова была не в том, что он был генетиком (Лысенко тоже был генетиком, и это не помешало ему получить восемь орденов Ленина). И даже не в том, то он был неправ (в 1940-м это было ещё неочевидно). Проблема была в нецелевом использовании государственных денег. Хотите знать, как это было? Обратитесь первоисточникам, они пока ещё не засекречены.Фактически процессы против генетиков начались с того, что были не выполнены заявленные группой Серебровского-Вавилова планы по выведению новых сортов в пятилетку 1932-1937 года. Государство никогда не было меценатом по отношению к науке, оно всегда было инвестором! Всегда! И при социализме, и при капитализме, при какой угодно системе, если человек берёт деньги, пообещав прибыль, а прибыли этой не даёт, он наказывается. Растратил – значит украл. «Украл, выпил – в тюрьму!»Печально? В случае с Вавиловым – да. Но справедливо.Долгое время не спрашивали. Доносы на Вавилова поступали с начала 1930-х, никто им значения не придавал, подождём – посмотрим. В 1940-м стали спрашивать. Если на вложенный рубль принёс, грубо говоря, три – молодец, получи орден.У Лысенко с этим проблем не возникло, за то и ордена. Получил новые сорта, разработал технологии, внедрил, вполне понятный, подсчитанный экономический эффект. Достижения Лысенко – результат эффективной работы научного аппарата в кризисные периоды при решении важнейших народнохозяйственных задач.А у Вавилова возникли проблемы. Деньги потрачены, а отдачи никакой. Ни рубля. Ничего. То есть, совсем ничего, кроме наблюдений за мушкой дрозофилой. Это конечно хорошо, но это вовсе не то, на что выделялись деньги!20 ноября 1939 года Сталин, наконец, спросил: «Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками, василёчками и другими ботаническими финтифлюшками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?» (Лебедев Д.В., Колчинский Э.И. «Последняя встреча Н.И. Вавилова с И.В. Сталиным» (Интервью с Е. С. Якушевским)).Народ на это ответил частушкой:У генетиков есть чудо:Дрозофила там живёт,Основным сельхозживотнымИздавна она слывёт.Яйца свежие приносит,Шерсть и молоко даёт,Землю пашет, сено косит,Лихо лает у ворот!Но конечно, русский народ дикий, отсталый, дремучий. А мы – белые, чистые и в кабинетах. Вот и фильм называется «Белые одежды», а как же иначе. Был ли Вавилов сознательным вредителем? Вряд ли. Думаю, тут следователи несколько перестарались. Но то, что его деятельность можно было трактовать как вредительство, признал сам Вавилов:«В течение 2 недель после ареста Вавилов отрицал обвинения во вредительстве. Положение изменилось, когда следователь предъявил Вавилову ряд показаний его друзей и коллег, подтверждающих версию следствия. После этого Вавилов на нескольких допросах дал показания, что проводимая им работа может быть интерпретирована как вредительство – сознательное нанесение ущерба экономике страны…»Ключевые слова здесь – «может быть интерпретирована», как вредительство. Сознательное или несознательное – труднодоказуемо, главное факты. Растрата – вредительство! Вот слова самого Н.И. Вавилова из протокола допроса:«Одним из основных вредительских мероприятий было создание чрезмерно большого числа узко специальных, совершенно не жизненных, научно исследовательских институтов… оторванных от непосредственной агрономической работы, это привело к дезорганизации научно-исследовательской работы... к распылению и без того недостаточных кадров и вызвало совершенно ненужные крупные государственные затраты…» (Протокол допроса Н.И. Вавилова 6 сентября 1940 г.)Вся вина Н.И. Вавилова заключалась в растрате огромных государственных средств, в том числе валютных, что и сегодня, строго говоря, является преступлением. Другое дело, что сегодня за это не наказывают, даже не лишают премии. А в трудные предвоенные годы, когда каждый рубль был на счету, спрашивали и наказывали.А ведь Т.Д. Лысенко говорил об этом, неоднократно, уговаривал, увещевал:«Я неоднократно заявлял генетикам-менделистам: давайте не спорить, всё равно менделистом я не стану. Дело не в спорах, а давайте дружно работать по строго научно разработанному плану. Давайте брать определённые проблемы, получать заказы от НКЗ СССР и научно их выполнять. Пути, при выполнении той или иной практически важной научной работы, можно обсуждать, можно даже по поводу этих путей спорить, но спорить не беспредметно…» («Под знаменем марксизма», №11, 1939 г.)Собственно, Вавилов был вполне нормальным «академическим учёным», оторванным от своей страны и своего народа. Может быть, «академическому учёному» это простительно, но не на это ему выделялись деньги, и не это он обещал, а создание новых сортов. И обещание своё не выполнил, деньги растратил – значит, сознательно ввёл в заблуждение, обманул государство. И за это не посадить? Пожурить и отпустить? На это вероятно и рассчитывал Вавилов. Но вот не сошло с рук, пришлось сидеть.Беда Вавилова была в несвоевременности. В каких-нибудь 1970-х годах он бы прекрасно получал премии и звания. Но для того, чтобы финансировать сугубо теоретическую науку, без практической отдачи, требуются исключительно благоприятные условия, это мало кому по карману. Ни в 1930-х, ни в 1940-х таких условий конечно не было! Но Вавилов демонстративно игнорировал этот факт, за что и поплатился.Между прочим, когда это произошло, все с радостью стали его пинать, нисколько не оспаривая справедливости обвинений. Люди «в белых одеждах» с готовностью предали своего соратника и учителя. Единственным, кто отказался участвовать в кампании осуждения, был… Лысенко! Показания Т.Д. Лысенко:«На заданный мне вопрос, что мне известно о вредительской деятельности Н.И. Вавилова по уничтожению коллекции семян в ВИРе, отвечаю: Мне известно, что академик Н.И. Вавилов собирал эту коллекцию. О том, что он уничтожал эту коллекцию, мне ничего не известно…» Подпись: академик Т.Д. Лысенко.Из интервью И.А. Бенедиктова:«Когда арестовали Вавилова, его ближайшие сторонники и "друзья", выгораживая себя, один за другим стали подтверждать «вредительскую» версию следователя. Лысенко же, к тому времени разошедшийся с Вавиловым в научных позициях, наотрез отказался сделать это и подтвердил свой отказ письменно. А ведь за пособничество «врагам народа» в тот период могли пострадать люди куда с более высоким положением, чем Лысенко, что он, конечно же, прекрасно знал...» (Бенедиктов И.А. «О Сталине и Хрущёве». Молодая гвардия. 1989. № 4.)Ну, а что же фильм по книге Дудинцева «Белые Одежды»? Действие происходит уже после войны в связи с так называемым «разгромом ВАСХНИЛа и генетики». Хотя, как мы знаем, речь может идти только о разгроме вейсманистов, последователей Н.И. Вавилова, но никак не генетиков и никак не ВАСХНИЛа. Генетика в СССР как развивалась, так и продолжала развиваться, и никто её решительно не громил!Слово Т.Д. Лысенко:«Утверждение акад. Серебровского, что я отрицаю нередко наблюдаемые факты разнообразия гибридного потомства в пропорции 3:1, также неверно. Мы не это отрицаем. Мы отрицаем ваше положение, говорящее, что нельзя управлять этим соотношением. Исходя из развиваемой нами концепции, можно будет (и довольно скоро) управлять расщеплением…» (Т.Д. Лысенко «Агробиология. Работы по вопросам генетики, селекции и семеноводства». Изд. 6-е. М.: Сельхозгиз, 1952. – с. 195.)Таким образом, работы велись с тем самым пресловутым «менделевским расщеплением», существование которого по Дудинцеву Лысенко якобы отрицал! Так что генетика тут явно не причём. Вот вкратце что произошло:В 1946-47 гг. вейсманисты предприняли атаку против Лысенко, пытаясь убрать его с поста президента ВАСХНИЛ. Вначале их наступление, проводившееся с привлечением партийного аппарата, попытками оказать давление зарубежной прессой, было успешным. Однако в конечном итоге, оно провалилось. На августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. Т.Д. Лысенко и его группа, поддержанные Сталиным, одержали победу над оппонентами. Почему И.В. Сталин поддержал именно Лысенко, понятно. Потому что он прекрасно знал, что его работы приносят стране пользу, а вейсманисты бесполезны.«В результате многолетней работы Дубинин «обогатил» науку «открытием», что в составе мушиного населения у плодовых мушек г. Воронежа и его окрестностей во время войны произошло увеличение процента мух с одними хромосомными отличиями и уменьшение других плодовых мух с другими отличиями в хромосомах. Дубинин не ограничивается добытыми им во время войны столь «высокоценными» для теории и практики открытиями, он ставит для себя дальнейшие задачи и на восстановительный период и пишет: «Будет очень интересно изучить в течение ряда последующих лет восстановление кариотипической структуры популяции города в связи с восстановлением нормальных условий жизни». (Движение в зале. Смех). Таков типичный для морганистов «вклад» в науку и практику до войны, в период войны и таковы перспективы морганистской «науки» на восстановительный период! (Аплодисменты)». (Из доклада Т.Д. Лысенко на сессии ВАСХНИЛ 1948 г.)Или упрекнуть Сталина за то, что он вообще вмешался в «академический» спор? А что ему оставалось делать? Необходимо было прекратить эту свару, которая продолжалась уже два года и явно мешала научной работе. Ведь государство было не посторонним наблюдателем, а заказчиком научных исследований. Вся научная работа осуществлялась на государственные деньги. И естественно, что государству было не безразлично, на что они тратятся, и, как заказчик, оно имело право и обязано было при необходимости вмешиваться. А такая необходимость, причём крайняя необходимость, была!Должен был Дудинцев знать об этом? Да. Если ты начинаешь писать о предмете, то первое с чего следует начать, – это собрать все факты по данному предмету.Но он явно не в курсе! Тем не менее, книга и фильм, по утверждению Дудинцева, основаны на документальных свидетельствах. Но вот вопрос: почему Дудинцев использовал свидетельства только с одной стороны? Почему он не выслушал свидетелей с другой стороны? Это вы считаете беспристрастным исследованием?Представляете себе судебное разбирательство, где выслушиваются только свидетели обвинения или только свидетели защиты? Что же это будет за приговор? Было бы ещё полбеды, если бы это были незаинтересованные свидетели, так нет же! Дудинцев использует показания заинтересованных лиц! Вот и получается, что никакой фактической основы книга и фильм не имеют! По двум причинам:– использованы показания заинтересованных свидетелей;– использованы показания свидетелей только с одной стороны.Это профанация, враньё, если угодно. Можно сказать, подлость. Так что же Дудинцев – негодяй, подлец? Не знаю, не был с ним лично знаком. Возможно, просто дурак. Этакий наивный дурачок, который уверовал сам и непременно хочет, чтобы уверовали все в его детскую фантазию, а зачем, почему, неважно! Такие вот дурачки или подлецы хрущёвской «оттепели» (а по существу, троцкистского реванша) и последующих лет «десталинизации» принесли больше вреда нашей стране, чем ЦРУ. Или как вы думаете?Так из-за чего весь сыр-бор, ради чего на академика Т.Д. Лысенко было вылито столько грязи, мерзости, лжи? Для чего было клеветать на учёного, сделавшего так много полезного для нашей страны? Зачем было очернять его имя, незаслуженно, несправедливо, с упорством, достойным лучшего применения, делать из него одну из самых одиозных личностей отечественной науки ХХ века?Вот, пожалуй, один из лучших ответов:«Чтобы понять, почему против Т.Д. Лысенко в 1960-90 гг. велась такая тотальная информационная война, следует обратить внимание на социальное значение основной отстаиваемой им концепции – возможности изменения наследственности под влиянием изменений в условиях жизни организма. Это положение, подтверждавшееся им на практических экспериментах, противоречило, однако, мировоззренческим установкам некоторых влиятельных групп, придерживавшихся убеждений о врождённом и неизменном превосходстве одних народов (или социальных групп) над другими.Критика теории Вейсмана со стороны Т.Д. Лысенко содействовала и провалу евгенических проектов, активно продвигавшихся в 1920-30-х годах ведущими генетиками-вейсманистами в СССР. Эти проекты, подразделявшие советских людей на «ценных» и «второсортных», были близки образу мышления как тогдашних троцкистов – аналогов немецких нацистов, их коллег-конкурентов – так и многих либералов, их преемников и часто родичей…» («Академик Трофим Денисович Лысенко…» Овчинников Н.В. Литературная Учёба (ЛУч), 2009).P.S. А кто-то ещё удивляется, что неотроцкист Удальцов выступает на неолиберальных митингах Рыжкова-Немцова-Явлинского и Ко.! А ничего удивительного нет – троцкисты и либералы всегда были заодно против России. Полезно бывает изучать историю.ИсточникИст. Хроники: 1938 - Вавилов и ЛысенкоМичуринцы против «генетиков»: в защиту ЛысенкоОтсюда

16 сентября, 19:23

Не могу разлюбить тебя, СССР и счастливое Брежневское время

  • 0

Надо что-то фундаментально менять. Именно фундаментально. Дурная голова Горбоельциных и их последышей завела великую страну на грань самоуничтожения. И тут "корректировка" курса, если курс ведет в пропасть или гиблое болото, или укрепление фундамента скрепами, если этот фундамент на лжи, подлости, воровстве и зле с самого начала закладывался, а скрепы липовые - не поможет. Гундяев и гундяевские попы призывают каяться. Да, так и нужно в тупиковых ситуациях поступать – не вилять, упорствовать в неправде и зле и покрытии одного своего греха или преступления другим новым, а честно признать перед собой, Богом и людьми, чтО натворили, и честным взглядом из чистого сердца и просветленного ума искать обновленный путь праведный.Эти мысли можно аргументировать с двух сторон. Показывая мерзости сегодняшнего дня. Нынешнюю "эту страну" порой даже трудно признать Родиной. Но зомбированные молодые, не видевшие ничего другого и у которых со школы куцая философия жизни - это мерзкий рэп и мат, думают, что так и надо, и вырастают уродами, которые считают что скотство и грязь – это и есть "человек как он есть" и "жизнь как она есть", и другого не бывает. А можно с позитивной стороны – показывая, что есть другие формы жизни, как можно жить совершенно по-другому. Нет, я не жду Весёлые ребята, 1979 С очень сильным, хоть и неожиданным для этой песни видеорядом. Русская версия Smokie What can I do (Что я могу сделать)https://www.youtube.com/watch?v=Q2SfmWUlMlcВспомним о том времени, когда слова "Только радость впереди!" пелись искренне и с полной верой.Пишет Галина Иванкина Только радость впереди!«Путешествие в мир советского детства» в историко-мемориальном музее «Пресня»http://zavtra.ru/blogs/tol_ko_radost_vperedihttps://zina-korzina.livejournal.com/1426376.htmlЗАВИДУЙТЕ НАМ, ЮНЫЕ. И СТРОЙТЕ НОВЫЙ МИР ИМЕННО НА ЭТОМ ФУНДАМЕНТЕ!«А пока мы только детиНам расти ещё, расти,Только небо, только ветер,Только радость впереди».Из песни «Крылатые качели»В советской песенной традиции существовал целый пласт лирических композиций, посвящённых расставанию с детством. Тоски по нему. Главный мотив: невозвратность. Утерянный Рай. Сказочное место, откуда мы прибыли и куда невозможно снова попасть. Заповедная территория, охраняемая здравым смыслом. «Куда уходит детство? В какие города? / И где найти нам средство, Чтоб вновь попасть туда?» - спрашивала молоденькая Алла Пугачёва. И сама себе — а заодно всем нам - отвечала: «Наверно, в край чудесный, Где каждый день кино, / Где также ночью синей cтруится лунный свет, / Но нам с тобой отныне / Туда дороги нет». Жизнь в СССР в виду её упорядоченной стабильности подразумевала «сезонность» бытия — после короткой, но бурной весны всегда наступало творческое лето, а затем - плодоносная осень, тогда как зима-пенсия, хоть и являлась гарантированной (и незыблемой!), всячески отодвигалась самим человеком. «Лет до ста расти нам без старости» - это о трудовом долголетии.Детство рисовалось, как табуированная территория, существующая рядом, но — входить туда строжайше воспрещено. София Ротару в «Обычной истории» констатировала: «И вот уже зовут... И вот уже зовут / По отчеству / А в детство заглянуть / Так хочется». Не отставала и Эдита Пьеха, бессмысленно, точнее — риторически умоляя: «Может, впервые за тысячу лет дайте до детства плацкартный билет!..» Ей отвечала кассирша: билетов нет. И не будет. Женщина, отойдите и вообще — фарш невозможно провернуть назад. И певица покорно соглашалась: «Мы не вернемся, напрасно не жди. Есть на планете другие пути. / Мы повзрослели. Поверь нам. И прости». Во всех этих куплетах - сильнейшее переживание. В Советском Союзе детство-отрочество-юность строго отделялись от взросло-созидательного бытия, как разные миры. Это сейчас игривую младость продлевают сколь угодно долго — хоть до тридцати лет. В постиндустриальном социуме не нужно рано взрослеть — не для чего.Советский проект был изначально заточен под формирование человека-работающего и человека-думающего. Умеющего принимать решения. Инфантильность, ребячливость воспринимались с отвращением. Подразумевалась долгая зрелость, а беззаботное солнечное детство изображалось этаким фантастическим островком. Ребята в пионерском лагере пели под гитару: «Кораблик детства уплывает в Детство, / Белые большие трубы скошены назад». По телевизору - «Приключения Электроника», фильм о взрослении раздолбая Сыроежкина. Его первоначальный лозунг: «Мы маленькие дети — нам хочется гулять». Ему в противовес Электроник поёт: «Детство кончится когда-то, / Ведь оно не навсегда». Крылатые качели и прочие мопеды-гамаки-сон до полудня — не для хомо-сапиенса. Это Сереге Сырожкину требуется стать человеком, а Электроник-то, как раз, человек. Пользу приносит ибо! В СССР нельзя было «задержаться» в 6 классе. Впасть в детство — это приговор. Сейчас — можно. И вас даже не примут за дебила. Скорее, напротив, объявят креативным и талантливым. Это не хорошо и не плохо — просто социально-экономическая данность. Уже на излёте советской истории, в кинофильме о Мэри Поппинс пелось: «Счастлив тот, в ком детство есть».С другой стороны, все эти ностальжи-мотивы — продукт определённого поколения интеллигентов, чьи дети и внуки оказались практически в раю: в отдельных квартирах и комфортабельных пионерлагерях, с разноцветными чудо-фломастерами, ворохом импортной одежды и - велосипедом «Орлёнок». Выросшие в коммуналках и помнившие тряпичный мяч, поэты и композиторы ...завидовали собственным потомкам. Дети 1960-1980-х пребывали в особой — ни с чем не сравнимой — атмосфере. Именно её — эту атмосферу добра, любви и опеки — постарались воссоздать устроители выставки «Путешествие в мир советского детства», которая проходит в историко-мемориальном музее «Пресня».Экспозиция, хотя и заявлена, как тематическая, всё же её оформление — сугубо концептуально. Одна только лестница, с крошечным трёхколёсным велосипедом — чего стоит! Перед нами — старая деревянная дверь, открытая в мир, а там — искусное фото ступеней. Обманка. Зато велосипедик — живой и настоящий. Инсталляция пугает, радует и вызывает щемящую грусть. Как в том самом куплете: «Но нам с тобой отныне туда дороги нет». Нам даётся крохотная возможность лишь пройтись по закоулкам памяти. Подобно тому, как в кино-саге «Москва — Кассиопея» на космолёте были отсеки, имитирующие земные виды, так и здесь — мы попадаем в искусно сконструированный мир своего прошлого. Коллективного-сознательного. Фоном — передача «Радионяня», пионерские гимны, отрывки из программ. Кораблик детства уплывает в Детство.Вот — наш общий стол, за которым все мы делали уроки. Впрочем, тут — раскрытые журналы. Лет 30-40 назад они отвлекали нас от формул и деепричастных оборотов: «Пионер», «Юный натуралист», «Техника — молодёжи», «Ровесник». Листаю забытые странички. Моя позапрошлая осень. Это - очень-очень давно. Открытка с медвежонком и календарик с мультяшной фигуристкой. Мы писали друг другу поздравительные открытки и собирали карманные календарики. Часы-будильник «Слава». Книжки. Манекен в школьной форме. Радиоточка голосит: «Как они быстро летят! / Их не воротишь назад. / Разве они пролетят без следа? / Нет, не забудет никто никогда / Школьные годы».На стене — карта. А вот - большой атлас в шикарной синей обложке. Среди наук, упоминаемых детскими писателями советской эпохи, особняком стоит география - землеописание, изучение лесов, полей и рек, а также «прекрасной страны Сибири», воспетой в гайдаровских «Дальних странах». Лётчик из другой повести Гайдара поучает мальчика: «Учись разбирать карту». География — не только военная стратегия, но и мирные свершения. Земли под новые города и - полезные ископаемые. Модная в СССР геология. Держись, геолог - крепись геолог! География — это романтика и муза дивных странствий. Рядом — антипод романтики — уютный диван. С него нужно подняться, чтобы уйти во взрослую жизнь: «Повзрослели наши девочки, и солидней стали мальчики, / Те, которых география за собою увела».Тот, кто не ушёл — тот мещанин и предатель главного советского смысла. Но пока мы только дети? Нам — плюшевый медведь, любимая игрушка маленькой девочки. Даже, если он не в самой лучшей форме: «Оторвали мишке лапу». Всё равно его не брошу. Потому что он — хороший. На витрине — диафильмы и аппарат-диапроектор. Помните? Волшебный фонарь нашего детства! Сегодня он покажется наивным — картинки с подписями, вся прелесть которых - в ощущении «домашнего кинозала», когда выключали свет и на гладкой стене возникали сюжеты. Виниловые диски со сказками — особо выделяется мюзикл «Бременские музыканты», по сути, постмодернистская рок-опера для самых маленьких.Однако мир советского ребёнка — это вовсе не дом, каким бы тёплым и щедрым он ни был, но — пионерская организация, кружки, секции, лагерь, улица, музыкальная школа. Утроители выставки ведут нас всё дальше — вот номера газет «Пионерская правда». В них — о вожатых и юннатах, о сборе макулатуры, соревнованиях, дерзаниях и, конечно же, об игре «Зарница». Военизированная патриотическая игра, как правило, устраивалась в летних пионерлагерях. К ней готовились. Её ждали. На стенде — нашивки и погоны участников. Манекен в парадной форме. Алый галстук — частичка революционного знамени. Барабан- церемониальный символ пионерии.Стеллажи районной библиотеки! Ни для кого не секрет, что в Советском Союзе был превеликий культ начитанности и, как следствие, острый дефицит книг. «Девочка с Земли», «Приключения капитана Врунгеля», «Малахитовая шкатулка», «Сын полка», «Всадник без головы» - всё то, что нынче именуется must reed. Не читать - это попросту стыдно. Даже самый пропащий двоечник обожал книжки Александра Беляева, Жюля Верна и Александра Дюма. Педагоги сокрушались: «Вася! Ты читаешь слишком много приключенческой литературы!» Ведь есть и высокая классика! Отстающих учеников, предпочитающих «Войну миров» - «Войне и миру», обсуждали на классном часе и - «протаскивали» в стенгазетах. На стене — забавный раритет 1960-х годов: самодельная газета «За учёбу!». Красивым девичьим почерком написаны заметки и объявления. Тут же — посильно выполненные карикатуры. Где-то теперь персонажи тех «очерков» - хулиганы и ленивые троечники?Счётные палочки, тетрадки с промокашками, кармашки - касса цифр и слогов. Парта, образующая «правильный» наклон. Так называемая «эрисмановская», старинная, ещё с царских времён, когда Фёдор (Фридрих!) Эрисман — знаменитый врач-гигиенист изобрёл оптимальную школьную мебель. Медик Иван Сеченов писал об Эрисмане: «Всего более поражало в нём то, что он из швейцарца превратился в русского, искренне полюбил Россию и отдал все лучшие годы своей жизни на служение ей». Эти парты можно увидеть в кинофильмах сталинской и оттепельной эпох. В конце 1960-х «эрисмановский стиль» признали чрезмерно дорогостоящим, а потому от него пришлось отказаться: штучный товар в эру бэби-бума невозможен по определению. Моё — шумное и многочисленное - поколение сидело за штампованными столами из ДСП, зарабатывая сколиоз, тогда как наши мамы и старшие сёстры... Они изящно вставали, откидывая крышки эрисмановских парт и приветствовали строгую Марью Ивановну. А это? Видавший виды портфель. Сюда помещались не только учебники с тетрадками, но и томик Луи Буссенара (читать на скучных уроках), и всякие удивительные штуки.Детский "велик" не пристегнут металлическим тросомЕщё один знаковый предмет советского детства — фортепиано. Воссоздан фрагмент помещения музыкальной школы или, как мы её называли - «музыкалки». Культурная разносторонность, как у дореволюционных барышень и кавалеров. Вспоминаем непременный «Этюд» Карла Черни и «Лунную сонату» божественного Людвига ван (так сказал бы герой «Заводного апельсина»!) Сольфеджио, муз-литература, хор. Гаммы — на «радость» соседей, которые ждут не дождутся, когда же ты ...бросишь терзать клавиши и пойдёшь играть во двор. Рядом — игрушки и велосипеды. На полу — вычерченные мелом «классики». Сбежать от «Этюда» Черни, чтобы прыгать до самого вечера, до окрика. «Наташку и Мишку загнали домой — учить уроки!» - помните эту формулировку - «загнать»? Вообще, экспозиция собрана с невероятным тщанием и вкусом. С любовью. И — приятной печалью. Нет, не оксюморон. Реальность. О, чудо. У нас было такое детство! Завидуйте нам, юные. Перейти к оглавлению блога

Выбор редакции
04 сентября, 08:45

В Полтавской области украинцы отказались сносить памятник Ленину

В Полтавской области жители и власти села Круподеринцы выступили против требований киевской хунты снести памятник...

Выбор редакции
18 августа, 14:59

Ульяновцы обратились в суд по поводу переименования площади Ленина

Состоялось предварительное судебное заседание в Ленинском районном суде города Ульяновска по поводу незаконности переименования администрацией города площади Ленина, 16 августа сообщает корреспондент ИА Красная Весна.Согласно коллективному исковому заявлению от жителей города Ульяновска, администрация города при принятии решения о переименовании площади Ленина нарушила процедуру переименования.«Переименовали главную площадь города и при этом не спросили у жителей — это вопиющее нарушение! Опрос по поводу переименования власти провели, но уже после того, как исполняющий обязанности главы администрации подписал постановление о переименовании. Кроме того, этот опрос не соответствует установленному закону», — заявил один из истцов в интервью корреспонденту ИА Красная Весна.Напомним, что 24 апреля администрация Ульяновска приняла решение переименовать главную площадь города — площадь Ленина — в Соборную. Переименование прошло без опроса жителей города и без согласования с общественностью. Первоначальная инициатива поступила от местного отделения партии «Справедливая Россия».Опрос общественного мнения, проведенный 5 мая представителями АКСИО, показал, что 45% из числа опрошенных вообще не знали о переименовании площади, а 80% выступили против такого решения властей.В июле мэру города Ульяновска активисты движения «Суть времени» передали более двух тысяч подписей жителей города против переименования площади Ленина в Соборную.https://rossaprimavera.ru/news/223af392

Выбор редакции
18 августа, 13:35

Мэрия: мнение горожан не спрашивают при переименовании улиц Ульяновска

В своем отзыве на исковое заявление от жителей города Ульяновска о незаконности переименования главной площади города, представитель администрации сослалась на то, что мнение жителей при переименовании не учитывается, 16 августа сообщает корреспондент ИА Красная Весна.«В ходе предварительного судебного заседания, представитель администрации города Ульяновска Роганова Г. В. предоставила отзыв на исковое заявление, в котором написано о том, что проведение опроса граждан при рассмотрении вопроса о переименовании улиц, площадей, переулков, проспектов, бульваров, проездов, положениями действующего законодательства не предусмотрено. Обязанность проведения опроса также не возложена на орган местного самоуправления», — сообщил один из истцов корреспонденту ИА Красная Весна.По мнению истца, тогда не ясно — для чего администрация города заказывала опрос об отношении жителей города к переименованию площади Ленина у ОГКУ «Аналитика».«Тогда получается другая статья — нецелевое расходование бюджетных средств», — заявил истец.Напомним, что 16 августа состоялось предварительное судебное заседание в Ленинском районном суде города Ульяновска по поводу незаконности переименования администрацией города площади Ленина. Коллективное исковое заявление было подано в Ленинский районный суд от жителей города Ульяновска на администрацию города, которая при принятии решения о переименовании площади Ленина нарушила процедуру переименования.https://rossaprimavera.ru/news/37e8d2f4

Выбор редакции
14 августа, 13:29

Разоблачения неизменно ведут к компрометации

Дискуссия о внутрипартийной борьбе, демократизме и компрометации.Неправленая стенограмма выступления И.В. Сталина на заседании Политбюро. 18 марта 1926 г.Рыков. Слово имеет тов. Сталин. Может быть, разрешите дальше держаться регламента?Сталин. Я взял слово потому, что с заявлением тов. Зиновьева не могу согласиться. Тов. Каменев говорит, что формально стоит вопрос так, что Политбюро либо должен отменить решение... (не слышно), а вот насколько целесообразно снятие тов. Зиновьева. Я говорю, что нельзя формально направлять решение пленума Ленинградского губкома, нецелесообразно было бы. В чем состоит нецелесообразность, ошибка этого предложения, чтобы исправить решение? В том, что ежели тов. Зиновьев останется во главе Совета, он может вновь всю ленинградскую организацию превратить в таран для удара против ЦК. Почему я говорю о двух центрах? Было два центра, два органа печати, две организации: ленинградская и ЦК, и самое резкое столкновение этих двух центров формально выразилось на съезде. Ленинградская организация оказалась в тылу у большинства. Я утверждаю, что такое положение в нашей партии, стоящей у власти, сколько-нибудь времени продолжаться не может. Не может управлять страной и пролетариатом партия, которая имеет в своем тылу, по милости руководителей ленинградской организации, такую организацию, склочную организацию, как ленинградская организация. С этой точки зрения я рассматриваю вопрос о целесообразности снятия тов. Зиновьева. Я полагаю...Каменев. Тогда придется переменить аргументацию.Сталин. Почему вопрос этот фактически предрешен, оставить тов. Зиновьева во главе ленинградской организации — это значит либо расколоть ленинградскую организацию и часть восстановить против ЦК, либо всю организацию привести в замешательство. Вы ее повели против партии, против съезда — это факт. Что такое содоклад, что такое ваша особая резолюция, которую вы выносили, как не обычные, которые выставились, когда состояли в одной партии с меньшевиками. Вы на раскол шли. Или вы этого не понимали? Вы не всегда сознаете, что делаете. Что это двоецентрие обострилось и стало для всех ясно.Ворошилов. Когда началось?Сталин. Началось года полтора тому назад, об этом нечего говорить. Что такое положение терпеть нельзя, что это понимают ленинградские рабочие — тоже ясно, что они круто повернули против руководителей, это тоже факт не случайный. Вот почему мое мнение о целесообразности снятия тов. Зиновьева. Мы этим оградим партию от всяких попыток в будущем.О методах Ленина. Ленин никогда крутых мер не предлагал. Нет, товарищи, я должен все сказать. В октябрьские дни, в пору ошибок Каменева и Зиновьева, Ленин 7 раз предлагал исключить из партии того или другого, кто стоял против этого? В ЦК, я помню настроение ЦК, когда мы Ленину посылали свое решение, чтобы он не настаивал на этом, чтобы он не обращался к партии, ибо он хотел обратиться к партии. Есть письмо об этом к партии большевиков об исключении их. Я с товарищами Троцким и Дзержинским настаивал против этого, и большинство ЦК не дало провести этого. Вот мнение тов. Ленина, когда он ставил ошибки серьезно, когда шел более решительно, чем мы это делаем сейчас.Голоса. А исключение Шляпникова, а вопрос о Томском?Сталин. Демократизм тов. Каменева и Зиновьева. У нас размолвки начались с того, что Зиновьев ударил по вопросу о Троцком. Это ясно. Мы имеем резолюцию Ленинградского губкома о том, чтобы исключить тов. Троцкого из партии, разве это не факт? Мы спорили с ним. Эта резолюция у нас есть, я могу ее доставить сейчас если хотите. И другая резолюция, чтобы этот пункт был выключен, и он был выключен. Пункт о применении 7-го пункта резолюции X съезда об исключении. И выходит, что большинство ЦК, те люди, которые сохраняли большинство, говорили наоборот, не давали до конца доводить пресечение.О дискуссии. Такой дискуссии, которая была перед съездом и на съезде, я в истории партии не видел. Может быть, можно будет, хотя в такой развернутой форме дискуссия не была, это по вопросу о Брестском мире с Бухариным, но тогда партия стояла перед расколом. Большую дискуссию я не знаю, возьмите большей дискуссии* (*Так в документе.). Возьмите протокол, тысяча страниц, половина его, больше половины посвящена дискуссии. Вы читали, знаете хорошо, а после съезда, конечно, не было такого случая, чтобы члены ЦК, ЦКК после решения съезда выступали против этого, они должны проводить решение съезда, если этого не будет, то это будет не партия, а каша. Вы всегда можете выступать, защищать решения съезда, всегда, никто рта не закрывал. Вы должны привести в порядок партию, вы должны ее поддержать.Насчет того, что разогнали бюро коллектива, это самое интересное и самое, я бы сказал, опасное во взгляде тов. Зиновьева и Каменева. Не понимают они, что случилось, не понимают совершившегося отрыва, не понимают, почему легко удалось поднять ленинградскую организацию против старой верхушки. Вы думаете, благодаря речам Калинина и Молотова только? Ничего подобного...* (*Имеется помета стенографистки: «Реплики Зиновьева не слышно».)Сталин. Я прошу насчет намеков воздержаться, и тот и другой великолепно вели работу. А потому что наша съездовская кампания совпала с тем напором демократизма, внезапного демократизма, который там проявился. Она преломилась так, что, слава богу, мы можем говорить, можем переизбирать. А как раньше было? Держались как околодочные* (*Так в документе. Правильно «околоточный».), не давали собираться, разгоняли уже собранные собрания. Это факт. Только потому, что наша съездовская кампания по вопросам решения съезда совпала с этим пониманием минимума демократизма, который там таился, привело к этому. Этого вы не понимали, и поэтому так выходит все. И то, что после этого порыва люди осмелились тех, которые угнетали, снять, это называется работой. Ничего подобного. Это есть первое осуществление прав демократизма. А то, что касается насчет Коминтерна и прочего и третьего конгресса, меня здесь не было.Я со слов Ильича рассказывал. Я был в отпуску....и однако, вопроса относительно тов. не ставили, потому что не всегда одно с другим обязательно связано. Насчет того, что ни одна партия не ставит этого вопроса, я это говорил. Когда они настаивали на дискуссии, мы им сказали, что вы хотите? Хотите вы смены? Нет, говорят. А что касается работы... то вы вели работу, несколько мягко поступили, может быть, перегнули палку, имели все права на это...Они против нашей партии и против нашей партии собирались вести нелегальную партию по секциям... Вам можно какую угодно достать работу, и люди, окружающие вас и ЦК партии, будут выполнять решения съезда.* * *Троцкий, Каменев и Зиновьев.Сталин. Я начну с того, чем кончил т. Каменев. Если бы у кого-либо из членов Центрального Комитета была бы уверенность в том, что т. Зиновьев хочет сложить оружие против ЦК, мы бы об этом не говорили. Но до сих пор мы этого не видим, наоборот, мы видим, что вы вдвойне готовитесь, все это видят. Именно потому, что вы держите камень за пазухой и накапливаете боевые снаряды для того, чтобы потом стрелять в партию, один из вас говорит, что через два месяца все изменится, другой говорит, что «мы еще посмотрим».Ворошилов. 14 1/2-ный съезд.Сталин. Именно поэтому встал вопрос о т. Зиновьеве. При этом вашем настроении есть попытка опять вернуться к двоецентрию.О восстании. Каменев вспомнил об этом, вспомнил, что Ленин... (не слышно) и меня ругал предателем. Да, почему этого не сказать, странное дело.Каменев. А почему 8 лет об этом не говорили?Сталин. Так как ты вспомнил, я думаю, что об этом можно говорить.Каменев. На III съезде ты вспомнил об этом.Сталин. Теперь не III съезд. Я беру факты. Почему можно об ошибке Бухарина говорить везде и всюду, а об ошибках Каменева и Зиновьева нельзя говорить в партии? С каких это пор? Почему это? Мы обязаны об этом говорить, мы обязаны об этом писать и учить партию. Мы обязаны говорить о том, что были ошибки. Как мы легализовали давно ошибки тов. Бухарина, почему ошибки Бухарина можно носить по рукам и критиковать их, а об ошибках Зиновьева и Каменева нельзя говорить? Можно и должно говорить. О завещании здесь вспомнили. Как будто мы прячем его. О чем говорится в нем? О том, что нельзя тыкать в нос т. Троцкому его ошибки, ошибки, которые...Ворошилов. Которые были не случайностью.Сталин. Об ошибках Бухарина и Пятакова очень много сказали, а о принципиальных ошибках ни одного слова не сказано... (не слышно) о том, что я не гожусь и могу злоупотребить своей властью. После этого я два раза требовал отставки, пожалуйста, отпустите... то, что говорилось тогда, на съезде мы это повторяли. Что я сказал? Я точно передал завещание. Говорилось об ошибках, а о моих принципиальных ошибках не говорилось ни слова. Говорилось только о том, что я человек... (не слышно) причем говорил, что равноценного человека найти... Найдите и поставьте. Я не возражаю.О теории компрометации. Тов. Троцкий об этом говорил, говорил, что это моя теория. Я не говорил об этой теории ни слова. Выходит так, что я являюсь сторонником теории компрометации. Это неверно. Я считаю, что раз разногласия в партии начинаются, раз есть борьба, то побежденный обязательно будет компрометирован. Нельзя без этого. Укажите мне хотя бы одну стадию внутрипартийной борьбы, чтобы одна часть лидеров не была бы скомпрометирована. Без этого нельзя обойтись. Кто проиграл, тот и компрометируется. И изображать это так, что я автор этой теории, это неправильно. Самый закон борьбы внутри партии таков, что тот, кто потерпел поражение, тот компрометируется. Что это за теория перерождения вождей? Кто об этом заговорил?Троцкий. Вы прочитайте, т. Сталин, вы так много искажали меня, что сами уже поверили этому.Сталин. Как я могу искажать, когда я сам читал о том, что наши вожди могут переродиться, и приводилась аналогия с германскими вождями.Троцкий. Это печатали специально, чтобы использовать как предлог для атаки против меня. Ведь это было послано в редакцию «Правды», почему никто меня не спросил, если можно было так понять мои слова? Почему меня не вызвали и не спросили?Сталин. Я Вас не обвиняю, я только отмечаю факт что первый серьезный шаг в нашей партии после Ильича по вопросу о компрометации был предпринят т. Троцким.Троцкий. Это не так, ведь в это время уже была теория депопуляризации Троцкого в стране. Тов. Рыков рассказывал об этом всем своим друзьям и знакомым, рассказывал о том, что теперь нужно депопуляризовать Троцкого. Правду я говорю, т. Рыков?Рыков. Не помню.Сталин. Я прошу не горячиться, я только говорю о фактах прошлых. Мы эту статью читали. Вы говорите о том, что послали ее в «Правду», но ведь одновременно вы послали ее и в районы. Рабочие знали об этом, и ЦК не мог ставить себя в глупейшее положение, чтобы потом говорили о том, что ЦК зажимает рот и не дает печатать обращение Троцкого, которое в трех районах уже было оглашено. Никаких протестов со стороны Троцкого мы не имели, наоборот, Троцкий прислал эту статью для печатания. Что же это было? Троцкий вел борьбу, и это был один из способов ведения этой борьбы, одним из способов и явилась эта статья. Я не обвиняю здесь тов. Троцкого. Таков закон борьбы, но пусть он и нас не обвиняет, потому что мы тоже могли это сделать. Не изображайте из себя, товарищи, людей, которые чисты. Все мы занимались этим, все мы вынуждены были этим заниматься, поскольку у нас была внутрипартийная борьба. Всякая борьба ведет к разоблачению, разоблачения неизбежно ведут к компрометации. Тов. Зиновьев говорил здесь о воззвании пленума о внутрипартийной демократии. Если пленум ЦК по всем организациям перед съездом обращается с требованием, чтобы внутрипартийная демократия проводилась, это вполне... (не слышно). Странное дело.Вы думаете, будет полная гарантия, когда мы стоим у власти. Я говорю, запишите это, не будет полной гарантии. А когда не будет? Пока у нас хозяйство складывается, пока мы правы. Потому что партия, которая правит, она вынуждена опираться на ту массу учреждений... (не слышно). Около 500 тыс. активных работников старались произвести в нашем государственном аппарате упрощение, сделать именно демократию, иногда бюрократизировались, это не надо забывать, бюрократизм, который висит над нашей партией. Вот причины, которые заставляют держаться нас именно не за полную демократию, не за полный демократизм. Если вы думаете за полную демократию, говорите это открыто. Полный демократизм это пустяки.Голос. Демократизм есть переходный, несколько ступеней.Сталин. Что касается нынешнего режима, чего требует т. Троцкий, чтобы выступали, этого вы хотите. Нет. Чтобы каждому дать право в любой момент выступать и защищать свою точку зрения, этого вы требуете. Нет.http://istmat.info/node/59868 - цинкPS. На заглавной фотографии - Сталин, Рыков, Зиновьев, Бухарин.

Выбор редакции
30 июля, 12:33

100 лет решению СНК о монументальной пропаганде

30 июля 1918 г. в Киеве левый эсер Борис Донской по заданию ЦК ПЛСР убил главнокомандующего германской группой армий "Киев" и главу германской оккупационной администрации на Украине генерал-фельдмаршала Германа фон Эйхгорна.В тот же день СНК утвердил список выдащихся людей, которым планировалось поставить памятники в столице и других городах (известен как Ленинский план монументальной пропаганды). В списке были перечислены:Ι. Революционеры и общественные деятели: 1. Спартак.2. Тиберий Гракх.3. Брут.4. Бабеф.5. Маркс.6. Энгельс.7. Бебель.8. Лассаль.9. Жорес.10. Лафарг.11. Вальян.12. Марат.13. Робеспьер.14. Дантон.15. Гарибальди.16. Степан Разин.17. Пестель.18. Рылеев.19. Герцен.20. Бакунин.21. Лавров.22. Халтурин.23. Плеханов.24. Каляев.25. Володарский.26. Фурье.27. Сен-Симон.28. Роб. Оуэн.29. Желябов.30. Софья Перовская.31. Кибальчич.II. Писатели и поэты: 1. Толстой.2. Достоевский.3. Лермонтов.4. Пушкин.5. Гоголь.6. Радищев.7. Белинский.8. Огарев.9. Чернышевский.10. Михайловский.11. Добролюбов.12. Писарев.3. Глеб Успенский.14. Салтыков-Щедрин.15. Некрасов.16. Шевченко.17. Тютчев.18. Никитин.19. Новиков.20. Кольцов.III. Философы и ученые: 1. Сковорода.2. Ломоносов.3. Менделеев.IV. Художники: 1. Рублев.2. Кипренский.3. Алекс. Иванов.4. Врубель.5. Шубин.6. Козловский.7. Казаков.V. Композиторы: 1. Мусоргский.2. Скрябин.3. Шопен.VI. Артисты: 1. Комиссаржевская.2. Мочаловhttps://prometej.info/blog/den-v-istorii/30-iyulya-1918-g/ - цинкСила большевиков в 1918 году состояла и в том, что в разгар гражданской войны и иностранной интервенции, они не забывали решать вопросы установки памятников Толстому, Рублеву и Шопену, решая помимо текущих военно-политических и экономических задач, вопросы долгосрочного государственного строительства, чем выгодно отличались от всех прочих участников гражданской войны.Ну а относительно столетия убийства Эйхгорна, то при всем героизме Донского завалившего немецкого фельдмарашала, тактика индивидуального террора, которой любили пользоваться эсеры, себя в очередной раз не оправдала. Оккупация продолжалась и после убийства Эйхгорна и окончилась лишь после революции в Германии, которая сокрушила Кайзеровскую Империю и ускорила завершение Первой мировой войны.

Выбор редакции
17 июля, 21:00

Мать Ленина — компрометирующие факты из жизни женщины, воспитавшей вождя пролетариата

В советскую эпоху имя Марии Александровны Ульяновой произносилось с благоговением – ведь это была мать самого Ленина, женщина, воспитавшая вождя пролетариата! Но пришли иные времена, и в прессе стал появляться компромат на многих коммунистических кумиров. Не пощадили и Ульянову.Мать революционеровМария Александровна Ульянова в девичестве носила фамилию Бланк. Она появилась на свет 6 марта 1835 года в семье врача-физиотерапевта, надворного советника Александра Дмитриевича Бланка.Детство и юность Маша провела в деревне Кокушкино Казанской губернии.В 1861 году она гостила в Пензе у сестры и познакомилась с другом ее мужа — преподавателем математики Пензенского дворянского института Ильей Николаевичем Ульяновым. Ей на тот момент исполнилось 26 лет, Ульянову – 30. Два года спустя они поженились.Позднее семья перебралась в Симбирск, где Илья Николаевич служил инспектором, а затем директором уездных училищ. Он умер в 1886 году, оставив жену с шестью детьми.Вскоре на семью обрушился еще один жестокий удар. Старший сын Александр, студент физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, примкнул к народовольцам и был обвинен как участник заговора, готовившего покушение на царя. Молодого человека приговорили к повешению.Мария Александровна поддержала выбор своих оставшихся в живых детей – все они, как и Александр, стали революционерами. Правда, до самой революции она так и не дожила – скончалась 25 июля 1916 года.Дочь еврея?Тщательно скрывавшимся фактом биографии вождя стали его еврейские корни. Уже в постсоветские времена всплыли архивные документы о том, что дед Ленина с материнской стороны был евреем, крещеным в православие. При рождении звали его Израилем Мойшевичем. Его сыновня Абель и Израиль в крещении получили имена Дмитрия и Александра. Последний и стал отцом Марии Бланк.В середине 1920-х годов исследователь Юлиан Оксман, изучая родословную вождя, нашел в архивах Ленинской библиотеки прошение одной из еврейских общин Минской губернии начала XIX века об освобождении от подати некоего мальчика по фамилии Бланк, так как тот является «незаконным сыном крупного минского чиновника».Некоторые сотрудники Ленинградского областного архива и архива в Житомире были уволены в 1965 году после обнаружения ряда документов, касающихся происхождения Александра Дмитриевича Бланка. Копии бумаг были изъяты и у писательницы Мариэтты Шагинян, которая успела побывать в Житомирском архиве, работая над своей «Ленинианой». Впервые эти документы были опубликованы в Нью-Йорке в 1991 году.Сын против отца?Самой распространенной «мифологической» версией, связанной с именем Марии Александровны, стал приписываемый ей роман с самим российским императором Александром III.История была такая. Мол, в молодости Мария Бланк служила фрейлиной при императорском дворе. На миловидную девушку обратил внимание великий князь Александр Александрович, и она ответила взаимностью. От этой любовной связи родился старший сын Марии, которому дали имя Александр в честь отца.Когда сын Александр вырос, Мария раскрыла ему тайну его происхождения, и он так сильно обиделся на родного отца за то, что тот не признал его, что решил убить царя!Между тем, с 1712 года в России велись списки всех фрейлин императорского двора, и никакая Мария Бланк в них не значится. Да и как могла стать придворной фрейлиной дочь врача, который был хоть и обеспеченным человеком, но не имел дворянского происхождения? Да еще и еврея?Известно, что Мария Бланк действительно родилась в Петербурге. Но семья Бланк покинула его в 1841 году, когда девочке было всего шесть лет. В этом возрасте она никак не могла закрутить роман с кем бы то ни было. Более того – Александр III был десятью годами моложе ее и появился на свет лишь в 1845 году!Далее – старшим ребенком в семье Ульяновых был вовсе не Александр, а Анна! Она родилась в 1864 году, тогда как брат Саша – только в 1866-м. И в это время Ульяновы находились очень далеко от Петербурга.Существует еще одна «привлекательная» версия: якобы Александр являлся на самом деле сыном террориста Дмитрия Каракозова, прославившегося неудачным покушением на Александра II в 1866 году. Однако не существует никаких доказательств, что Мария Ульянова и Каракозов хоть раз встречались. Вероятно, данный миф возник лишь потому, что Александр Ульянов также был обвинен в попытке цареубийства и казнен.Источник

04 июля, 20:13

Путин – свой среди чужих, чужой среди своих

Сейчас трудно комментировать происходящие события. Потому что сейчас рушится сам существующий миропорядок (Трампостройка, но также и всё остальное в мире), а ведь смысл любой вещи и любого частного события познается в соотнесении с целым. А если это целое поплыло, пошло в непредсказуемые метаморфозы, и к полной информации доступа нет – то можно только наблюдать со стороны отдельные фрагменты реальности и о будущем только догадки строить. Но кто же у нас рулевой во время этих штормов и предстоящих потрясений, можно ли ему довериться?Не претендуя на глобальные выводы, вот крупица из мозаики. Путин: "Коммунистическая идеология — не более чем красивая и вредная сказка. Вредная — потому что осуществление или попытка осуществления её нанесла нашей стране огромный ущерб... Деятели октября 1917 года... уничтожили то, что стягивает и сплачивает народы цивилизованных стран — а именно уничтожили рыночные отношения. Уничтожили рынок как таковой, зарождающийся русский капитализм! Единственное, что они сделали и чем держали страну в составе общих границ — это колючая проволока. Как только колючая проволока была убрана — так распалась и страна." Это из его известного интервью 1991 года. В повторном интервью 2002 года Путин сказал об этом – "мне практически нечего добавить. Я всё готов повторить слово в слово".Реплика в ЖЖ maysuryan : вот забавно, в Британской империи, например, рынок точно был. И в Российской, Австро-Венгерской, Османской... Отчего же они все распались? Но, в общем, понятно, главное злодеяние аццких коммуняк — что они "уничтожили русский капитализм". Зато теперь он снова тут как тут, и все мы счастливы безмерно. А президент России — антикоммунист, и ничуть этого не скрывает.А вот комментарии на youtube - https://www.youtube.com/watch?v=cezkyHIV3lsОльга Черникова...нанесла нашей стране огромный ущерб...Владимир Владимирович, Вы ничего не путаете? СССР был сверхдержавой, второй экономикой в мире и первым во многих отраслях науки и техники. Нам бы сейчас не помешал такой "ущерб", чтобы хотя бы приблизиться к достижениям Советского Союза.Славянский Воин"Колючая проволока", которая не давала зверью, наркоте, содомитам и пр. дерьму, шагнуть на просторы СССР. Строй, который не давал таким, как Путин, приватизировать общенародное имущество, в свои руки. Страна потребляла то, что сама производила. Зато теперь, собственные производства практически уничтожены, а Путин и компания шикарно живут за счет продажи ресурсов страны, превратив ее в сырьевую колонию. Все сделал так, как хотели его заграничные партнеры! Политика СССР, не давала дерьму поднять голову и беспрепятственно обворовывать население страны, разлагать его сознание.Лер ЯПутин полжизни боролся с Солженициным, а под старость стал большим поклонником стукача Ветрова. Полжизни клялся коммунистам в верности, а теперь проклинает их. Путин гнидаTarantino___74 TaranЭкономика социализма, направлена на интересы всего социума. Экономика капитализма, на интересы "избранных" Комментарии вроде излишни. Но как им это удается ! Заставлять большинство, жить в угоду и блага меньшинства!!! Долго ли это еще продлится?!Анна БерезинаВрет он все. Не потому, что сняли колючую проволоку распался СССР, а потому, что американцы с помощью Горбачева его развалили. Все десятилетия существования СССР никто и не думал о его распаде, и не хотел из него выходить, и народ на референдуме проголосовал против его разрушения. Он что, не помнит результатов референдума? Сам пособник олигархов, которые стали грабить народное достояние, где тут ему любить большевиков. Здесь видна истинная суть Путина, противника социализма и коммунизма, покровителя олигархов. Владимир Мамзиковклятву нарушил, однозначно. За заммэрскую зарплату?Рафайил РафайиловичПродал Родину за доллары и нарушил присягу которую он давал КГБ Советскому Союзу.Сейчас 2018 год.Интересно – нынешняя старость добавила Путину ума и совести или убавила? Хочется надеяться на лучшее. Перейти к оглавлению блога

Выбор редакции
03 июля, 19:40

Опрос в Нижнем Новгороде о Ленине

Забавный ролик из Нижнего Новгорода, где прохожих на улицах опрашивали на тему "Кто такой Ленин" и "Каковы идеи Ленина".

Выбор редакции
25 июня, 17:50

Футбольные болельщики идут к Ленину

Одной из главных достопримечательностей российской столицы, неожиданно для организаторов Чемпионата мира по футболу оказался Мавзолей В.И.Ленина. Сайт партии РОТ-Фронт опубликовал фото на котором запечатлена длинная очередь из людей, выстроившаяся в Мавзолей. Запись Футбольные болельщики идут к Ленину впервые появилась Рабкор.ру.

Выбор редакции
24 июня, 20:43

Присяжный поверенный Ульянов за работой

Просто отличный материал о том, чем занимался Ильич работая присяжным поверенным.Я если честно, этой частью деятельности Ленина не сильно интересовался, так что просветился в этом вопросе.Судебные дела помощника присяжного поверенного В.И. Ульянова в Самарском окружном судеВ последнее время неоднократно приходилось слышать ахинею про то, что "как адвокат, Ленин проиграл все дела". Причем люди, твердящие эту байку (например экскурсоводы Самараинтур), никогда не читали ничего по теме и затрудняются назвать источник своих знаний.Скажем сразу, что все дела, разбиравшиеся в Самарском окружном суде с участием молодого Ильича, давно изучены под микроскопом и просвечены рентгеном. Для начала: помощник присяжного поверенного, кем и был Ильич, - это не адвокат. Помощник ведет дела, как правило уголовные, которые ему скидывает присяжный поверенный. Может участвовать и по просьбе обвиняемых. Сам он ничего не выбирает - кого дали, того и защищает. Ильич начал работать помощником присяжного поверенного в марте 1892 года, после получения диплома. Практики у него никакой не было, самому - всего 22 года от роду, как нынешним выпускникам. Дела вел самостоятельно, никто ему не помогал. Так вот, у Ильича, за всю его самарскую практику, всего ОДИН слив.Дела.1. 5 марта 1892 года Ильич выступает защитником крестьянина В.Ф. Муленкова. Обвинение тяжкое - богохульство. Муленков прилюдно при свидетелях (отягчающее обстоятельство) обругал царскую фамилию и Пресвятую Троицу. Доносители - лавочник и полицейский урядник села Шиланский Ключ Самарского уезда. Свидетели - двое крестьян того же села. Наказание по уголовному уложеню 1845 года - до 15 лет каторги. На суде Ильич добивается от свидетелей показаний, что Муленков был в говно. После чего указывает на дремучесть и отсталость Муленкова (смягчающие обстоятельства). У лавочника требует показать книгу с портретом царской фамилии, которой тот, по его словам, пытался усовестить матерящегося бухого Муленкова - портрета царя на обложке нет: Муленков не знал и не понимал, что за книга. В результате Муленков получил минимальное наказание - год тюрьмы.2. 11 марта. Ильич выступает защитником по делу Опарина и Сахарова. Эти два крестьянина-бедняка из села Березовый Гай обвинялись в хищении 300 рублей у кулака того же села Мурзина. Оба во всем сознались. На деньги купили жратвы для семей, сена и самогона.Ильич указал, что кража совершена под влиянием голода (на дворе, напомню, страшный голод 1892 года) и отчаяния (оба полностью разорены, семян не имеют). Суд нашел указанные обстоятельства смягчающими, оба крестьянина получили по полгода тюрьмы с обязательством возместить Мурзину убытки.3. 16 апреля. Ильич выступает защитником по делу крестьян села Томашев Колок Уждина, Зайцева и Красильникова по обвинению в покушении на кражу хлеба из амбара богатого крестьянина Копьякова.Ильич указывает на вопиющию нищету подзащитных и их односельчан. Отмечает, что обвинение построено только на подозрениях Копьякова, тогда как взломать двери амбара мог кто угодно из разорившихся односельчан.Суд откладывает рассмотрение дела для сбора улик (фактически закрывает - идет кошмарный наплыв дел о кражах - все тот же Голод). Красильникова, чье присутствие на месте преступления доказать не удалось, оправдывают.4. В тот же день, 16 апреля, разбиралось еще одно дело. На Муленкова самарские полицейские повесили семь нераскрытых краж. После речи Ильича присяжные заседатели признали Муленкова невиновным по всем эпизодам, за исключением одного: полицейским удалось притащить в суд мещанку Афимью Прокаеву, у которой "с запертого заднего двора похитили исподнюю рубашку". Прокаева в суде завопила, что Муленков "хититель" и она его узнала. Доводы, что Муленков живет далеко от Самары и был в ней всего два раза, не подействовали. По краже у Прокаевой Муленкова не оправдали, но и к сроку ничего не добавили - так и отсидел год за богохульство по пьяни.5. 18 апреля Ильич выступал защитником отставного солдата Е.Я. Тишкина и крестьянина И.Ф. Зорина, обвинявшихся в краже. Оба пойманы с поличным. Ильич указывает на их крайнюю нищету и голод. Оба получают по полгода на казенных харчах в арестантском доме.6. 5 июня Ильич выступал защитником крестьянина села Вязовки Николаевского уезда М.С. Бабмбурова, обвинявшегося в краже носильных вещей. Указав на то, что Бамбуров действовал "от недостатка средств к пропитанию", Ильич добился минимального наказания для подзащитного.7. 9 июня Ильич выступал защитником крестьян-бедняков села Раковки Куклева, Чинова и Лаврова, обвинявшихся в краже зерна у кулака того же села Чибисова. Дело скинул Ильичу присяжный поверенный Гиршфельд. Куклева Ильич сразу отмазал - против того было только подозрение, по остальным подал ходатайство о смягчении наказания. Дело было отложено (Голод, наплыв краж), а потом Чинов и Лавров были амнистированы.8. 15 сентября - единственный слив Ильича.Он был назначен защитником самарского мещанина Гусева, обвинявшегося в истязании жены (избивал кнутом). Убедившись в виновности Гусева, Ильич отказался говорить в его защиту и просить о смягчении приговора.9. 17 сентября Ильич выступает по делу рабочего, прусского подданого В.Х. Садлоха и сына солдата С.С. Репина, обвинявшихся в краже из сундука Коршунова вещей на сумму в девять рублей. Ильич доказывает, что 13-летнего Репина полицейские притянули не найдя сообщников Садлоха. Сам Садлох совершил кражу из крайней нужды.Репин оправдан, Садлох поехал на год в арестантский дом.10. 26 октября Ильич выступает в защиту самарских мещан В.И. Алашеева, А.А. Карташева и Д.А. Перушкина, обвинявшихся в краже стальных рельсов у купца Духанова и чугунного колеса у купчихи Бахаревой в Самаре. Ильич находит нестыковки в показаниях свидетелей и указывает на косвенность и недостаточность улик. Дело возвращается на доследование и рассматривается повторно когда Ильич уже уехал.11. 18 ноября на утреннем заседании суда Ильич выступает по делу отставного рядового В.П. Красноселова, обвинявшегося в краже трех кредитных билетов у торговца квашеной капустой Сурошникова.Ильич указывает на бездоказательность обвинения (Сурошников не видел похитителя, билетов у Красноселова не найдено, у полиции только подозрения). Присяжные выносят оправдательный приговор.12. 19 ноября Ильич выступал защитником крестьянина деревни Светловки Петропавловской волости Ф.Е. Лаптева, обвинявшегося в публичном оскорблении своего отца. Ильич попросил отложить дело для примирения сторон. В присутствии Ильича стороны примирились, иск отозван, дело закрыто.13. 8 декабря дело было прямо по учебнику Процессуального права. Ильич выступал защитником ответчика И.С. Чекмарева по иску несостоятельного должника И.И. Кузнецова. На суде Кузнецов заявил, что располагает новыми документами, доказывающими его правоту. Документы в исковом заявлении указаны не были и Ильич потребовал отложить дело для ознакомления с ними. Дело было отложено, разбиралось в следующем году, когда Ильич уже уехал в Питер.14. 17 декабря Ильич выступает защитником по делу отставного прапорщика Языкова, начальника станции Безенчук Оренбургской железной дороги, и стрелочника той же станции, отставного рядового Кузнецова. Оба обвинялись в нарушении правил сохранения путей сообщения, в результате чего произошла авария и погиб подросток Андрей Коротин.Суть дела. Коротин толкал со своим дядькой-сторожем станции по тупиковой ветке ручной вагончик-тележку. Им орали, что сзади на них едут пять вагонов, но они не расслышали. Сторож в последний момент отпрыгнул, пацан не успел. Все произошло на глазах Языкова и Кузнецова.Языков во всем винил себя и каялся, Кузнецов говорил, что перевел вагоны по приказу, а когда увидел куда она катятся - было поздно.Ильич выяснил, что Кузнецов задержался с переводом стрелок - перевел бы раньше, как приказывали, ничего бы и не случилось. В итоге, благодаря энергичному выступлению Ильича, обвинение переквалифицировалось: Языков был обвинен в недостаточном контроле за подчиненными, а Кузнецов в нерадении.Языков отделался штрафом, Кузнецова понизили в помощники стрелочника.15. 12-13 января 1893 года Ильич выступал защитником нижегородского купца Л.И Брискера, которого самарский купец Константинов обвинял в присвоении 12317 рублей 58 копеек. По иску Константинова Брискер недопоставил ему шпалы на указанную сумму.Ильич вскрыл двойную бухгалтерию у Константинова, доказал невиновность Брискера и потребовал взыскать с Константинова судебные издержки. Суд встал на сторону своего самарского купца и полностью удовлетворил его иск. Тогда Ильич подал апелляцию в Саратовскую судебную палату по гражданским делам, которая полностью отменила решение Самарского суда и приняла решение в пользу Брискера.16. 24 апреля Ильич отмазывает самарского мещанина В.Г. Юдина, обвинявшегося в покушении на кражу.17. 12 мая Ильич защищал самарского чернорабочего Крылова, обвинявшегося в краже "мерзлого белья со двора". Обвинение строилось на показаниях ночного караульщика Астафьева, который видел силуэты пробегавших по улицам мужчин с бельем. Крылов той ночью был задержан за пьянство и буйство и просто подошел под описание.Присяжные вынесли оправдательный приговор.18. 18 мая Ильич выиграл дело Мороченкова-Палаева, выступая защитником последнего. Мороченков пытался отсудить у Палаева землю в Мелекесском уезде. Не получилось.Ну и самая громкая судебная победа Ильича в деле, которое он сам возбудил.Сызранский купец Арефьев считал себя хозяином переправы через Волгу. Его пароход нагонял и приволакивал к берегу всех частников, кто пытался перевезти людей на тот берег. С явлением столкнулся и сам Ильич, когда собрался навестить старшего брата Елизарова.Ильич подал иск о самоуправстве (уголовная статья). Дело поступило к земскому начальнику, который его сначала затягивал, а получив несколько жалоб по инстанции, стал назначать его на самые ранние часы в Сызрани. Ильич отправлялся за 200 верст заранее. С третьего заседания выиграл дело и Арефьева упекли в тюрьму на месяц. Это был первый случай на Волге, когда частное лицо засадило местного олигарха за решетку. О деле писала даже "Самарская газета" (фельетон "Финал Арефьевского дела" в номере за 3 октября 1892 года).Если вам кто-то вдруг начнет втирать какой Ленин был плохой адвокат - перед вами невежественный и больной человек, пожалейте его.https://d-clarence.livejournal.com/258827.html - цинк

Выбор редакции
23 июня, 13:08

Очередь в Мавзолей

Очередь в Мавзолей Ленина.Фото вот отсюда https://goo.gl/HJJDYW

Выбор редакции
22 июня, 12:05

Волгоградское чудо оказалось жопой

Меня часто обвиняют в том, что я специально ищу неприглядные места в городах. Меня часто пытаются упрекнуть в том, что я выбираю плохую погоду и самые некрасивые ракурсы, чтобы очернить очередной город.В этот раз я решил не выёбываться и следовать советам администрации города. Я обложился путеводителями, как челюскинцы льдинами (или кто там во льдах застрял?), и сказал себе: "Илья, порадуй мэрию Волгограда, порадуй зрителей! Ни шагу с туристической тропы!"Итак, сегодня у нас в программе одни из главных достопримечательностей Волгограда. Для начала – самый большой в мире памятник Ленину. Он есть даже в гиде для болельщиков ЧМ-2018.Ну и, конечно, я хотел посмотреть крутые парки. К счастью, на сайте администрации Волгограда есть целый раздел, посвящённый лучшим паркам города! И как раз рядом с самым большим Лениным удачно расположился один из лучших парков – Юбилейный.Как можно было не посмотреть на этот оазис чудес?01. Памятник действительно огромный! Проблема только в том, что смотрит он на Волгу. Так что зрителя сначала встречает жопа Ленина.02. Несмотря на восторги, с которыми описывают памятник путеводители, местные жители его изрядно засрали.03. Гранит исписан посланиями вандалов.04. Судя по кучам окурков, в которых уже начали расти деревья, дворник тут последний раз появлялся в 1973 году, когда этот памятник, собственно, и открыли.05. Даже летом, в хорошую погоду, видно, какой жуткий тут срач. Представляю, что тут творится в плохую погоду.06. Что интересно, это всех устраивает. Местные приходят сюда купаться, редкие туристы приезжают сфоткаться... Срач совершенно никого не оскорбляет. Это же не отфотошопленная скульптура "Родины-матери". Напомню, что какие-то шутники после нападения на Навального выкрасили в фотошопе лицо Матери в зелёный цвет. Из-за картинки во "ВКонтакте" возбудили уголовное дело, все очень оскорбились фотошопом. А вот реально завандаленный памятник, хуи и реклама наркоты на граните городской достопримечательности никого не оскорбляют.07. Из ступеней растут сорняки.08. Мило... Замечу, что я специально не искал ничего, просто поехал смотреть на волгоградские чудеса.09. И тут я смотрю – туалет! Прямо обрадовался: неужели сделали нормальный туалет... Но нет, он закрыт на замок и, судя по всему, не работал ни дня.10. Зато в кустах есть традиционные зловонные кабинки. Тут важно не провалиться в люк, когда пойдёте гадить. Работники парка заботливо вставили туда дерево.11. Благоустройство12. Всё-таки это красиво.Ладно, давайте посмотрим теперь на один из лучших парков Волгограда. Если вы думаете, я шучу, то вы ошибаетесь. Парк Юбилейный действительно номинировали на звание лучшего парка города. Правда, в голосовании он занял 6-е место.Вот скриншот с сайта администрации:Вот как про него пишут:"В прошлом году на парковой территории уже высадили несколько десятков саженцев клена, ясеня, крымской сосны и березы и установили поливочный водопровод. В этом году парк дополнили 22 молодые ели высотой до двух метров. Для зеленых насаждений проложили поливочный водопровод, для отдыха горожан установили удобные парковые скамейки и урны, оборудовали фонтан. Порядок в обновленном парке будут контролировать с помощью системы видеонаблюдения".А теперь внимание... ПАРК!13. 14. Да, это не ошибка, это действительно один из лучших парков Волгограда.15.Не могу перестать цитировать сайт администрации Волгограда:16. "Совместными усилиями волгоградцы очистили от мусора и листвы порядка трёх гектаров территории парка. Работники МБУ "ЖКХ Красноармейского района" обрезали сухостой, побелили и окопали свыше 100 деревьев, привели в порядок малые формы".17. "Самым ярким событием лета стало открытие плоскостного фонтана площадью сто десять квадратных метров в обновленном парке. Торжественный запуск фонтана состоялся в вечернее время и собрал несколько сотен жителей района".18. Местная традиция: на всю плитку есть гарантия.19. И традиционно всё пошло по пизде.20. Переход21. Вместо благоустройства – строительный мусор, выжженная трава и торчащая арматура.22. ПАРК!!! Пиздец, какой пиздец... Я не мог поверить своим глазам. Я хочу вернуться сюда в октябре в плохую погоду и увидеть, как он смотрится...23. Какой парк без спортивной площадки? Спорт – наше всё, не зря Волгоград принимает матчи Чемпионата мира по футболу. Вот вам футбольное поле... Оно перекопано траншеями и завалено строительным мусором.24. Надо бы сюда сборную Англии отправить тренироваться.25. Парк упирается в спину Ленина, а от Ленина можно спуститься к Волге.26. Исторические вывески27. При входе во дворе – шинное благоустройство и неизменная пивная.28. Асфальт почти сошёл. Ямы когда-то очень давно заделали кирпичами, и они пока держатся.29. Вход в подъезд. Красиво?30. Кажется, улитке снесли голову.31.32. Элементы спортплощадки не менялись с советских времён. 33. Не удивляйтесь немецкому языку в бывшем Сталинграде. Немцы были здесь задолго до вторжения гитлеровских войск.34. Тротуары здесь, кажется, со времён войны не ремонтировали.35. Что касается немцев, то они появились тут ещё в XVIII веке.36. В 1765 году рядом с Царицыным расселилось несколько семей немецких колонистов. Так возникло поселение Сарепта.37. Кстати, поволжские немцы из Сарепты стали одними из первых, кто стал выращивать картофель в России, так что скажите им спасибо.38. Кажется, эти дома ещё в XIX веке построены. Но за ними никто не ухаживает, и они просто разваливаются.39.40. В Сарепте каким-то образом уцелела построенная в 1772 году кирха – сейчас это старейшее здание Волгограда. И, в отличие от большинства кирх того же Калининграда, которые РПЦ переделала в православные храмы, в Волгограде немецкая церковь принадлежит лютеранской общине.41. Внутри даже орган есть.42. Поскольку немцы за 250 лет совсем обрусели, внутреннее убранство церкви больше напоминает колхозный ДК.43. Платная фотосъёмка только усиливает ощущения... Как будто ты в советском краеведческом музее.44. На исторический музей зачем-то налепили уродливый баннер.45.46. Красивую советскую ограду покрасили кое-как.47. Остановка "Никакая", где останавливается Ничто. Волгоград: как меня 2 раза задержала ФСБ Пишу вам из Волгограда – у нас тут адок! Самые красивые болельщицы ЧМ Как выглядел Сталинград (и Царицын) до войны

Выбор редакции
21 июня, 11:44

Профессор МГУ Владислав Смирнов - о критике тоталитарного прошлого в период Перестройки

Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.Кардинальный пересмотрПосле первого Съезда народных депутатов по стране прокатилась новая волна критики тоталитарного прошлого, разоблачения его ошибок и преступлений, которая казалась мне залогом обновления. В декабре 1989 г. советское правительство заявило, что «решение о вводе войск СССР и других социалистических государств в Чехословакию, принятое в 1968 г., было ошибочным». Состоявшийся в конце 1989 г. Второй Съезд народных депутатов СССР принял постановление, провозгласившее, что вступление советских войск в Афганистан в 1979 г. «заслуживает морального и политического осуждения». Специальная комиссия под председательством члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС А.Н. Яковлева, созданная съездом для рассмотрения вопроса о политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении доложила съезду, что секретные советско-германские протоколы действительно существовали.Некоторые депутаты все еще отказывались этому верить, но Второй съезд народных депутатов большинством в 1432 голоса против 252, при 264 воздержавшихся принял резолюцию: «Протокол от 23 августа 1939 г. и другие секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939–1941 гг., как по методу их составления, так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов внешней политики». Съезд признал их «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания». Эта резолюция фактически ставила под сомнение законность вхождения прибалтийских государств в Советский Союз. Осудить преступления сталинского режима потребовали Венгрия и Польша. В Венгрии настаивали на извинениях за подавление восстания 1956 г.; в Польше – за расстрел пленных польских офицеров в Катыни в 1940 году.Признавать еще и ответственность за убийство польских офицеров очень не хотелось, но все же пришлось. В апреле 1990 г. ТАСС в краткой заметке с оговоркой «видимо», сообщил, что примерно 15 тысяч польских офицеров были расстреляны органами НКВД, «непосредственную ответственность за злодеяние в Катынском лесу несут Берия, Меркулов и их подручные». Об ответственности Сталина и других руководителей СССР не упоминалось, хотя, как теперь известно, решение Политбюро о расстреле поляков, принятое по докладу Берии, подписали Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян и Каганович. Еще дольше не хотели осуждать вторжение в Венгрию. Только в самом конце правления Горбачева, в октябре 1991 года, советские руководители объявили, что «осуждают и считают противоречащим международному праву вмешательство советских войск в венгерские события 1956 года». Второй съезд народных депутатов еще ссылался на «ленинские принципы», но в печати уже началась атака на Ленина. Если в первые годы перестройки противопоставляли Ленина Сталину, то теперь доказывали, что основателем тоталитарной системы был именно Ленин, а Сталин являлся его учеником и продолжателем.Профессор Волкогонов выпустил новую книгу, где в отличие от прежней доказывал, что «Ленин – певец диктатуры»; что именно «ленинский максимализм и радикализм, помноженные на его волю и одержимость, безусловно сыграли решающую роль в формировании диктаторской системы, которая долгие годы жила по присущим ей ленинским законам». К 120-летию со дня рождения Ленина журнал «Известия ЦК КПСС» опубликовал несколько ранее неизвестных документов, которые вовсе не походили на обычные юбилейные публикации, и свидетельствовали о жестокости Ленина. В письме Молотову от 19 марта 1922 г., Ленин предлагал под предлогом борьбы с голодом изъять церковные ценности и заодно «дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».Ленин стал объектом постоянной, беспощадной критики. Только за первую половину 1991 г. в СССР вышло около 17 тысяч статей и заметок, обвинявших его в создании тоталитарной системы и вообще в самых разнообразных преступлениях – «от измены родине и шпионажа в пользу Германии до распространения венерических заболеваний». Полному пересмотру подверглось отношение к Коммунистической партии, к Октябрьской революции и к другим революциям. Большевиков стали называть не революционерами, а узурпаторами, немецкими агентами, получавшими субсидии от Германии для поражения России. Царская Россия, которую много лет корили за отсталость, теперь выглядела богатой, процветающей, свободной страной, а революция – бессмысленным бунтом низов общества, неспособных к созидательной работе; разгулом беззакония и террора. Журналисты наперебой осуждали «катастрофу 1917 года» и вообще «чуму революций». Они уверяли, что «революция, хуже чем война. Революция нравственно дезорганизует человека, она не имеет никаких моральных оправданий».Вопрос, почему происходят революции, не только в России, но и во многих других странах, и почему в них участвуют массы населения, у них не возникал. Кинорежиссер С.С. Говорухин написал брошюру «Россия, которую мы потеряли», где утверждал, что царская Россия была счастливой и благополучной страной, будто бы, кормившей своим хлебом всю Европу. Его брошюра разошлась массовым тиражом, ее воспринимали как откровение, как несомненную истину. Никто уже не вспоминал, что порядки дореволюционной России обличали великие русские писатели, в том числе Некрасов, Толстой, Достоевский, Чехов. Забыли, что Россию не раз поражал голод (особенно тяжелый в 1892 году), что из 5 млн новорожденных умирало 3 миллиона, что, по данным переписи 1897 г., почти 80% россиян не умели ни читать, ни писать. Поклонникам царской России не хотелось вспоминать, что последние годы перед революцией важнейшую роль в управлении государством играл полуграмотный мужик – Григорий Распутин, что даже великие князья советовали царю провести реформы, а он от них упорно отказывался, что, наконец, именно царская Россия в феврале 1917 г. пришла к революции – причем тогда, когда большевики еще не представляли сколько-нибудь значительной силы.Одна из самых активных участниц кампании по пересмотру прошлого, известный литературовед М.О. Чудакова, откровенно писала, что целью их публикаций являлось «разъяснение того, что история России ХХ века отнюдь не была поступательным движением к чему-то хорошему, а чередой кровавых преступлений власти, что главным результатом многолетнего большевистского правления стали горы трупов». Возможно, она написала это сгоряча, в пылу полемики, но в любом случае я не могу с ней согласиться. По-моему, главным результатом правления большевиков были не только «горы трупов», но и победа в великой войне против гитлеровской Германии; превращение СССР в могущественную «сверхдержаву», которая далеко превзошла царскую Россию по экономической и военной мощи, по образовательному уровню населения, по влиянию на мировую политику.Я говорил Адо: «Давай поставим вопрос в общей форме. Допустим, в какой-то стране “икс” властвует жестокий правитель. Там тирания, там нет свободы, но страна одержала ряд крупных военных побед, расширила свою территорию, стала более могущественной, чем раньше. Таких примеров в истории немало: Аттила, Чингиз-хан, Батый, Тамерлан. Как историк должен оценивать их деятельность?» Адо ответил очень просто: «Преступления ничем нельзя оправдать». С моральной точки зрения он прав, но история редко следует предписаниям морали, и поэтому историки, и не только они, склонны восхищаться великими завоевателями, не взирая на их зверства.Идеологический переворот сопровождался и другими потрясениями, которых я никак не ожидал. В Литве, Эстонии, Латвии образовались влиятельные национальные союзы и фронты, которые требовали суверенитета (а фактически независимости) своих республик. Они явно пользовались поддержкой местных властей. В августе 1989 г., в 50-ю годовщину советско-германского пакта о ненападении, в прибалтийских странах устроили грандиозную демонстрацию. Через всю Прибалтику на сотни километров протянулась живая цепь взявшихся за руки людей, которые протестовали против включения прибалтийских стран в состав СССР. Массовыми митингами и демонстрациями были отмечены даты провозглашения независимости Литвы, Латвии и Эстонии в 1918 году. Народный фронт Молдавии потребовал присоединения к Румынии. В Грузии и на Украине требовали выхода из СССР. В Армении и в Азербайджане происходили «этнические чистки»; людей «чужой» национальности увольняли с работы, изгоняли из домов, заставляли покидать место жительства. Центральное правительство не сумело этому помешать. Два дня подряд, 5 и 6 декабря 1988 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимали постановления «О грубейших нарушениях конституционных прав граждан в Азербайджане и в Армении» и «О недопустимых действиях отдельных должностных лиц» в этих республиках, в результате которых, как сказано в постановлениях, «десятки тысяч людей из обеих республик остались без крова, работы и средств к существованию». Подписавшие эти постановления Горбачев и Рыжков требовали принятия «незамедлительных, решительных мер по пресечению указанных противоправных действий», но с ними не считались, и положение только ухудшалось.В январе 1990 г. опять произошли армянские погромы в Баку. Армян в Азербайджане и азербайджанцев в Армении больше не осталось. Пограничные сооружения на границе Азербайджана с Ираном были разрушены толпой без какого-либо противодействия со стороны пограничной охраны. В 1991 г. в Нагорном Карабахе начались военные действия между армянами и азербайджанцами, которые через три года завершились отделением Карабаха от Азербайджана. В социалистических странах Европы тоже происходили очень большие перемены. Там возродились оппозиционные организации и оппозиционная печать. Прежние руководители подвергались уничтожающей критике, их вынуждали уйти в отставку. При массовой поддержке населения к власти пришли новые люди, как правило, тоже коммунисты, но сторонники «перестройки», выступавшие за демократизацию общества и проведение экономических реформ. Все это напомнило мне события 1956 г. в Венгрии и «пражскую весну» 1968 г. в Чехословакии, но на этот раз было ясно, что они пользуются поддержкой нового советского руководства, и военного подавления демократического движения больше не будет.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
12 июня, 20:44

Декоммунизация

В России сегодня 5776 улиц Ленина. Абсолютное большинство этих улиц не имеет к Ленину никакого отношения. Сколько в стране осталось памятников Ленину, неизвестно. По разным оценкам, их от 1500 до 6000. Точное число бюстов определить почти невозможно, но счёт идёт на десятки тысяч.Имя вождя носит Ленинградская область, город Ульяновск и Ульяновская область, множество других населённых пунктов, районы крупнейших городов (в Воронеже, Екатеринбурге, Красноярске, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Омске, Перми, Ростове-на-Дону, Самаре, Уфе, Челябинске и т.д. есть Ленинский район) и Московский метрополитен (до сих пор).Даже астероид Владилена назвали в честь Ильича.По всей стране у нас улицы Ленина, Карла Маркса, Октябрьские проспекты, площади Революции. Безликие протокольные топонимы, которыми не глядя награждала российские города советская власть. Для меня эти названия – как серые тюремные робы. Попытка обезличить и стереть великую русскую историю.К счастью, многие города успели в 90-е скинуть с себя имена коммунистических идолов. К несчастью, многие не успели. Почему на карте России город Вятка называется Кировом? Почему Петербург находится посреди Ленинградской области?Возвращение исторических названий – важный шаг к формированию идентичности места. У нас все города и так под одну гребёнку. Петропавловск-Камчатский от Калининграда ничем не отличается. Омск, Новосибирск, Мурманск, Тюмень – везде одинаковые панельки, одинаковые улицы.А ещё сегодня маленький праздник. Ровно 27 лет назад ленинградцы стали петербуржцами. 12 июня 1991 года в Ленинграде одновременно с выборами президента РСФСР и мэра прошёл референдум о возвращении городу исторического названия.54,8% избирателей (при явке 64%) проголосовали за то, чтобы переименовать Ленинград в Санкт-Петербург. Против высказались 42% ленинградцев.Кстати, не все сторонники переименования города хотели возвращения именно названия Санкт-Петербург. Кто-то выступал за Петроград – это название Питер носил с 1914-го по 1924 год. Солженицын предложил вариант "Свято-Петроград". Другие хотели, чтобы северная столица называлась "Невоградом". Но в итоге все эти варианты на референдуме не рассматривались.Переименование города в Санкт-Петербург открыто поддержала РПЦ во главе с патриархом Алексием II. А мэр Анатолий Собчак позже отмечал, что переименование "было одним из знаков начинающейся новой жизни". По его словам, "уже полгода спустя, в условиях начавшейся ползучей контрреволюции и ожесточенного противостояния парламента и президента, переименовать Ленинград в Санкт-Петербург было бы просто невозможно".Как видите, никакого вреда переименование в Санкт-Петербург городу не принесло. Разве что теперь треть всех питерских фирм имеет в своём названии часть "Петро-". ;)Сердечно поздравляю всех петербуржцев с тем, что вы живёте не в Ленинграде! Очень надеюсь, что российским городам вернут исторические названия.Запомните, на улице Ленина никогда ничего хорошего не случится. Питер глазами Путина в смутное время (1990–1991 годы) Питер глазами Путина в смутное время (1992–1993 годы) Питер глазами Путина в смутное время (1994–1995 годы) Ленину 146 лет. Не пора ли закопать труп? Дзержинский на Ленина в Кирове Стереть имя убийцы с лица города

Выбор редакции
16 мая, 10:33

Уход за мумией Ленина!

Любое тело нуждается в профилактике. Даже такое деликатное и известное, как мумифицированное тело вождя всех народов.Процесс требует большой тщательности – малейшее неправильное движение и вред для тела будет необратимый. Тело Ленина погружается в специальный раствор, который производит перебальзамирование. Именно в этих случаях на мавзолей ставится статус “Закрыто на профилактические работы”.

04 апреля 2017, 17:39

100 лет назад. Апрельские тезисы

4 (17) апреля 1917 года прибывший накануне в Россию лидер партии большевиков Владимир Ильич Ленин выступил со знаменитыми "Апрельскими тезисами". Эти тезисы произвели первоначально шоковое впечатление на самих вождей большевиков: их почти никто не понял и не поддержал.Меньшевик Николай Суханов, слушавший "Апрельские тезисы" ещё в ночь на 4 апреля, во дворце Кшесинской, писал: "Мне не забыть этой громоподобной речи, потрясшей и изумившей не одного меня, случайно забредшего еретика, но и всех правоверных. Я утверждаю, что никто не ожидал ничего подобного. Казалось, из своих логовищ поднялись все стихии, и дух всесокрушения, не ведая ни преград, ни сомнений, ни людских трудностей, ни людских расчетов, — носится по зале Кшесинской над головами зачарованных учеников. Ленин вообще очень хороший оратор — не оратор законченной, круглой фразы, или яркого образа, или захватывающего пафоса, или острого словца, — но оратор огромного напора, силы, разлагающий тут же, на глазах слушателя, сложные системы на простейшие, общедоступные элементы и долбящий ими, долбящий, долбящий по головам слушателей — "до бесчувствия", до приведения их к покорности, до взятия в плен". Как выражался сам Ленин, он старался "втолковывать до чертиков".Первыми же словами Ленин вылил на головы восторженных соратников ушат холодной воды."Я полагаю, товарищи, — сурово заметил он, — что довольно уже нам поздравлять друг друга с революцией".Слушатели стали смущенно переглядываться."Когда я с товарищами ехал сюда, — говорил Ленин, — я думал, что нас с вокзала прямо повезут в Петропавловку. Мы оказались, как видим, очень далеки от этого. Но не будем терять надежды, что это ещё нас не минует, что этого нам не избежать..."Это, кстати, пример типично ленинского парадокса, которыми Владимир Ильич едва ли не каждый день не уставал ошарашивать тех, кто с ним общался. Большевики разнеженно праздновали "великую революцию", а тут их вождь ставил перед ними в качестве следующей перспективной цели... тюрьму! И ведь так оно и вышло — очень скоро многие лидеры левой части РСДРП (Каменев, Коллонтай, Троцкий и другие) оказались за решёткой, а другие — в бегах...Прибытие Ленина на Финляндский вокзал в Петрограде. 3 апреля 1917 годаСоветский плакат, посвящённый прибытию Ленина в Россию в 1917 годуБорис Кустодиев. Преддверие Октября (речь В.И. Ленина у Финляндского вокзала)Ленин на броневике. Один из ранних проектов памятника Ленину у Финляндского вокзалаАлександр Самохвалов. Речь с броневикаИраклий Тоидзе. Призыв вождя. 1947"Даже наши большевики обнаруживают доверчивость к правительству, — заявил Ленин 4 апреля. — Объяснить это можно только угаром революции. Это — гибель социализма. Вы, товарищи, относитесь доверчиво к правительству. Если так, нам не по пути. Пусть лучше останусь в меньшинстве".Двухчасовой речи, конечно, поаплодировали, но как-то смущённо. По словам Суханова, соратники Владимира Ильича, "долго и дружно аплодируя, как-то странно смотрели в одну точку или блуждали невидящими глазами, демонстрируя полную растерянность"."Я вышел на улицу, — вспоминал Суханов. — Ощущение было такое, будто бы в эту ночь меня колотили по голове цепами. Ясно было только одно: нет, с Лениным мне, дикому, не по дороге...".Вячеслав Молотов вспоминал: "Я никогда не был против Ленина, но ни я, никто из тех, кто был всегда с Лениным, сразу толком его не поняли. Все большевики говорили о демократической революции, а тут — социалистическая!".— Да, это бывает, — говорил сам Ленин, — многие не всегда сразу умеют охватить то, что именно нужно сделать в данный момент... Позднее это всем станет ясно...Но нарастала и враждебность к Ленину. "Идешь по Петербургской стороне, — вспоминала Крупская, — и слышишь, как какие-то домохозяйки толкуют: "И что с этим Лениным, приехавшим из Германии, делать? в колодези его, что ли, утопить?"".Вождя либералов Павла Милюкова спросили на одном из митингов:— Что делать с Лениным и его единомышленниками?— Этот вопрос мне задавали не раз, — твердо отвечал он, — и всегда я отвечал на него одним словом: арестовать!А Владимир Ильич не сомневался, что рано или поздно большевиков действительно станут арестовывать. "Почти каждый вечер, — замечал Зиновьев, — он говорил: "Ну, сегодня нас не посадили, — значит, посадят завтра"". Он не уставал окатывать товарищей "холодным душем":"Зачем мы приехали в Россию? Чтобы принять участие в революции? И это наша высшая обязанность. Не одному из здесь присутствующих придётся кончить жизнь свою в период этой революции. Но пока мы ещё разговариваем и газету выпускаем..." Суммируя всё вышесказанное, можно напомнить слова Троцкого: "Если бы Ленин с группой товарищей и, главное, со своим деянием и авторитетом не прибыл в начале апреля в Петроград, то Октябрьской революции... той революции, которая произошла 25 октября старого стиля — не было бы на свете".

23 октября 2016, 14:55

Слово и дело. Выпуск №65. "Октябрь 1917-го: спасение державы". Владимир Павленко

Доктор политических наук Владимир Павленко в преддверии 99-й годовщины Великого Октября о борьбе вокруг этого события и фальсификации истории. #ДеньТВ #Павленко #Фефелов #СССР #Ленин #глобализм #февралисты #Колчак #большевики #Троцкий #историяРоссии #Российскаяимперия #1917й #фальсификацияистории #Сталин

06 сентября 2016, 09:52

Презентация книги В.Ю. Катасонова «Империализм как высшая стадия капитализма. Метаморфозы столетия»

«Презентация книги В.Ю. Катасонова «Империализм как высшая стадия капитализма. Метаморфозы столетия»».

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

11 апреля 2016, 22:18

"Что делать?" Гражданская война 1918-1920 годов в России.

Эфир: 10.04.2016. Выпуск 429. Гражданская война 1918-1920 годов – ряд вооруженных конфликтов между различными политическими, социальными группами и на территории бывшей Российской империи, последовавших вслед за приходом к власти большевиков после революции 1917 года. Это то, что написано о Гражданской войне 1918-1920 годов в энциклопедии. А что мы на самом деле знаем об этой войне? Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Павел Кузенков, доцент исторического факультета МГУ; 2. Александр Барсенков, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова; 3. Андрей Сорокин, директор Российского государственного архива социально-политической истории; 4. Василий Цветков, доктор исторических наук, профессор МПГУ; 5. Алексей Лубков, доктор исторических наук, профессор;

06 апреля 2016, 00:15

Зинаида Перегудова: "Ленин не приказывал расстрелять царскую семью"

Интервью доктора исторических наук, главного специалиста ГА РФ Зинаиды Ивановны Перегудовой журналу "Историческая экспертиза"– Вы с 1957 года работали в архиве, а диссертацию начали писать гораздо позже. Почему Вы сразу не взялись за научную работу?– Во-первых, хотя архив и считался научным учреждением, но, как правило, написание статей и диссертаций как-то не очень приветствовалось – это та работа, которую называли в шутку, между собой, работой «в лично корыстных целях». Главное было – выполнение плановых работ. Хотя несколько кандидатов работало в архиве. Легче было в этом плане в функциональных отделах, например, в публикаторском отделе, где готовили тематические сборники, у них были библиотечные дни и более спокойный режим работы. Но в первые годы работы я не ставила перед собой такой задачи.В университете у меня были преподаватели старой еще дореволюционной школы, такие как Всеволод Игоревич Авдиев и Марк Осипович Косвен, Сергей Данилович Сказкин и более новое поколение П.А. Зайончковский, С. А. Никитин, И.М. Белявская, Г.А. Федоров-Давыдов и др. Я на них молилась и считала, что незачем пополнять армию историков среднего уровня. Думала, что лучше я буду хорошим архивистом. В то же время иногда мне приходилось консультировать ученых с очень слабой подготовкой, и я видела уровень некоторых из них. Я сравнивала эти школы.Моему становлению как ученого много помогло общение с Петром Андреевичем Зайончковским. Он был членом нашего Ученого совета. Много работал в архиве, сидел, как правило, в рабочей комнате архива. Он, как истинный педагог, не раз обращался ко мне с «просьбами»: «Зинаида Ивановна, я что-то не пойму, как было устроено то-то и то-то в Третьем отделении, или в Департаменте полиции. Не подскажете?». Это заставляло меня систематически изучать структуру тех учреждений, которые мы хранили. Сейчас я думаю, что, конечно , это была и своего рода тактика, чтобы я стала заниматься наукой. Большое влияние оказал ученик Зайончковского и мой научный руководитель – Николай Петрович Ерошкин и уже его ученик, Александр Давидович Степанский. Хорошей научной школой было мое общение с Институтом истории, сектором В.И. Бовыкина, где несколько раз выступала с обзором материалов нашего отдела. Были обсуждения, были вопросы и опять были пожелания изучать состав материалов архива, историю государственных учреждений дореволюционной России.Петр Андреевич Зайончковский, Ирина Михайловна Пушкарева, Наталья Михайловна Пирумова настаивали, чтобы я села писать диссертацию. И когда я написала вариант диссертации, Пушкарева не только прочла, но и сделала массу полезных замечаний. Я защищала кандидатскую диссертацию довольно поздно в 1989 году. Честно говоря, в более раннее время мне бы и не дали защищать тему по Департаменту полиции. Перед тем как защищаться я несколько раз ходила на защиту посмотреть, как надо себя держать, как публика реагирует. И обычно на защиту приходил сам защищающийся, его оппоненты, ну и группа поддержки из родственников и друзей – десятка два человек. Когда же была моя защита – в зале Историко-архивного института были заполнены все места, примерно 200. Когда защита закончилась, эти неизвестные люди как по команде встали и вышли чуть ли не строем, стало ясно из какого учреждения были эти историки в штатском.Одним из оппонентов моей кандидатской диссертации был Шелохаев Валентин Валентинович, моя работа ему понравилась. Тема политической полиции к этому времени практически не была разработана, и он очень советовал написать книгу о Департаменте, взяв за основу кандидатскую диссертацию. Честно говоря, эта мысль мне понравилась. Документов уже накопилось много и хотелось выплеснуться и рассказать, что же такое Департамент полиции и его сотрудники.Я подала заявку на конкурс в РГНФ и в течении трех лет написала книгу «Политический сыск России 1880-1917 год», которую защитила в качестве докторской диссертации. Потом многие наши исследователи Читального зала приходили и благодарили меня за эту работу, так как она им очень помогла разобраться во всех сложностях этого учреждения и в поиске необходимых документов. Структура секретной полиции была очень запутанной. Департамент полиции руководил губернскими жандармскими управлениями. В то же время был Штаб корпуса жандармов, которому подчиняется личный состав жандармерии. Департамент полиции дает распоряжение начальникам ГЖУ. Те отчитываются по политической части Департаменту полиции, а по военной линии они подчиняются Штабу корпуса жандармов. В то же время есть охранные отделения, которые создаются Департаментом полиции. Эти учреждения непосредственно подчиняются Департаменту полиции. В то же время сотрудники охранных отделений – военные, то есть они также относятся к Штабу корпуса жандармов. Здесь есть масса всяких сложностей, разобраться в которых помогла моя книга. В 2013 вышло ее второе издание.Недавно я составляла список опубликованных работ. В общей сложности список включает около 230 наименований статей, заметок, публикаций, книг. Ряд статей было опубликовано в научных журналах, сборниках, альманахах, книгах. Удалось подготовить несколько интересных публикаций – это двухтомное издание «“Охранка”. Воспоминания руководителей политического сыска» (М., 2004); Глобачев К. И. «Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения» (М., 2009); Блок А.А. «Последние дни Императорской власти» (М., 2012). Последние работы, в которых принимала участие, – «Дневники императора Николая II за 1894–1918 гг.», вышедшие в двух томах, трех книгах. Первый том вышел в 2011 г, последние – в 2013.– В Вашей книге затронут и сакраментальный вопрос о сотрудничестве Сталина с охранкой– У меня всегда шли споры по этому вопросу с моим соавтором по книге об Агаджановой – Георгием Анастасовичем Арутюновым. Он мне доказывал что Сталин был секретным сотрудником. Я говорила: где доказательства? В материалах архива сведений нет, их не было и в 1917 г., когда работали различные комиссии по выявлению секретной агентуры. В делопроизводственной картотеке на секретных сотрудников, сотрудничавших с полицией как в центре, так и на местах его фамилия не упоминается.Дело в том, что еще до разговора с Арутюновым один из моих знакомых рассказал, что несколько лет назад в спецхране он видел журнал «Лайф», в котором был опубликован документ, который яко бы свидетельствовал о сотрудничестве Сталина с секретной полицией и назвал мне номер исходящего документа и его дату. Зная делопроизводство Департамента полиции и систему распределения исходящих номеров по структурам, я поняла, что это какая-то не очень важная переписка по 1-му делопроизводству. А так как журналы исходящих бумаг у нас в архиве сохранились, то я убедилась в этом. Документ за таким исходящим номером не имел никакого отношения к Сталину.Уже в перестройку Юлиан Семенов показал мне эту публикацию из журнала «Лайф» за 1956 год. Он предполагал сделать большую статью с публикацией этого документа в «Совершенно секретно» и просил меня как специалиста по дореволюционным фондам дать экспертную оценку этому документу. Поскольку я уже слышала об этом документе, а теперь увидела его фотокопию и увидела ряд несоответствий, была уверена, что это – фальшивка, о чем сразу сказала Юлиану Семеновичу: не может быть входящих документов с таким номером в особом отделе, где содержалась вся информация о секретных агентах; в документе указан номер 1-го делопроизводства, который не имеет отношения а Сталину; подпись не Еремина, она подделана.И все-таки этот документ был опубликован в газете «Московская правда» Арутюновым Г.А., д. и. н. (в то время профессором Высшей школы профсоюзного движения) и профессором Института Международных отношений Волковым Ф.Д. с ссылкой, что подлинник находится в нашем архиве. Это, конечно, был большой прокол публикаторов. Накануне публикации Георгий Анастасович позвонил мне, но не стал ничего говорить о предстоящей публикации. Он решил поговорить на тот предмет, что все-таки Сталин – секретный сотрудник и кличка у него «Фикус». Я ему отвечала, что этого не может быть. Сталин находится в ссылке в Вологде, потом в Туруханске, а «Фикус» сообщает данные о деятельности местной организации. На следующий день появляется эта заметка в «Московской правде», вижу в тексте статьи идет разрядка. Видимо, в этом месте была написана кличка «Фикус», но в самый последний момент ее сняли.После публикации начались звонки и вопросы. Я отвечаю, что это фальшивка, и многие западные историки ее давно отвергли. Даже Троцкий не считал Сталина агентом Департамента полиции. А далее меня вызывают к начальнику главка Федору Михайловичу Ваганову. Он говорит: «Зинаида Ивановна, у вас хранится такой документ, и вы молчите». Я отвечаю, что у нас его нет, он был опубликован в журнале «Лайф» и я считаю его фальшивкой. Он говорит: «Позвоните в редакцию, выясните, почему Арутюнов пишет, что он видел у нас этот документ, выясните шифр дела, дело мне на стол». Я позвонила в газету. Мне сказали номер дела, на которое ссылался Арутюнов. Я достала этот дело с этим номером. На мое счастье, там была еще дореволюционная нумерация. Ни одной страницы не вырвано. Я написала докладную записку, издожив все, что я знала по этому вопросу. Пошла к Ваганову и говорю, что я ничего не скрыла, не вырвала, не спрятала. В деле этого действительно нет и не могло быть. Если письмо было послано в Сибирь, то оно в Сибири должно быть. У нас должен быть черновик. Но у нас и черновика нет, и документа такого не должно быть.За подписью Ваганова пошло опровержение в газету, а мне дано было задание изучить этот вопрос. У нас директор тогда был Борис Иванович Коптелов. Он достал журнал «Лайф», скопировали письмо «Еремина». Мы решили досконально изучить документ и написать статью. Я сразу увидела, что штамп был устаревшим, входящий и исходящий номера написаны одной рукой. Кроме того, Сталин к этому времени – июль 1913 – не был известен как Сталин. В письме написано Иосиф Виссарионович, но в официальной переписке могло быть написано только Иосиф Висарионов Джугашвили. Согласно письму, он помог раскрыть полиции Авлабарскую подпольную типографию. Но она была арестована тогда, когда Сталин был за рубежом, на пятом съезде РСДРП. Подпись под письмом явно была подделана. Подчерковедческую экспертизу провела Д.П. Поташник, крупный специалист в этой области, доцент кафедры криминалистики юридического факультета МГУ. Она однозначна доказала, что это подпись не Еремина. Письмо было направлено в Енисейское охранное отделение. В то время не было Енисейского охранного отделения, а был розыскной пункт. Александр Владимирович Островский подсчитал, что я обнаружила в этом документе 13 или 14 неточностей. Мне удалось доказать, что фальшивку изобрел Руссиянов, который был последним начальником енисейского розыскного пункта, под наблюдением которого был Сталин. Руссиянов возглавил особый отдел у Колчака, а потом оказался в эмиграции. Вначале – в Китае, а потом он жил в Америке. Его архив сохранился. Некоторые материалы мне прислали. Изготовить фальшивку Руссиянову помогал царский дипломат Головачов.Когда я была в 2013 году в Нью-Йорке, я обнаружила в фонде Головачова еще одну фальшивку, согласно которой Сталин и в ссылке продолжал работать как секретный сотрудник и давал сведения приставу под кличкой Давид. Этот материал еще не опубликован. Вместе с Арутюновым идею о сотрудничестве Сталина с охранкой поддерживала историк Зоря Серебрякова – дочь писательницы Галины Серебряковой. Обе были репрессированы при Сталине. Зоря Серебрякова по телефону мне как-то сказала, что даже если Сталин не был секретным сотрудником, его надо секретным сотрудником сделать. Я понимаю ее личные отношения к вождю. Но на мой взгляд, нельзя со Сталиным бороться сталинскими же методами.– Какими научными проблемами Вы занимаетесь в настоящее время?Меня много лет волнуют два сюжета, связанные с последними днями жизни царской семьи. Это перевозка Николая II, императрицы Александры Федоровны и великой княжны Марии из Тобольска в Екатеринбург. Это мероприятие было поручено выполнить Яковлеву В.В. (настоящее имя – Константин Мячин). И второе – кто принял решение о расстреле царской семьи. Этими вопросами интересуются многие российские и зарубежные историки. Об этом много написано, практически пользуясь одними источниками, ученые выдвигают кардинально противоположные точки зрения. И мне очень хочется самой в этом разобраться.Сейчас очень внимательно изучаю все документы, которые сохранились в архиве о пути царской семьи из Тобольска в Екатеринбург, изучаю литературу, точки зрения историков, материалы дискуссий по этим вопросам. Кто принял решение о расстреле царской семьи: Свердлов Я.М., Ленин В.И., или екатеринбургские большевики, и прихожу к выводу, что местные екатеринбургские власти несут полную ответственность за этот расстрел. Сохранились телеграммы, которыми обменивались Москва, Кремль и Екатеринбург, текст телеграфных переговоров. Кроме того сохранились воспоминания участников расстрела.Свердлов послал Яковлева в Тобольск, чтобы перевезти царскую семью в Екатеринбург. Причем план был таков: из Екатеринбурга привезти царскую семью в Москву и предать суду. Это была позиция Ленина. Троцкий тоже мечтал об этом. И, очевидно, такое указание было дано Яковлеву. В данном вопросе большевики, как и во многих других случаях, подражали деятелям Великой французской революции, их суду над Людовиком XVI. И надо признать, что с пропагандистской точки зрения суд был намного выигрышнее бессудного расстрела. Приехав в Тобольск, Яковлев столкнулся с противодействием отрядов, приехавших из Екатеринбурга и Омска. После сложных переговоров Яковлеву удалось договориться с охраной еще временного правительства об организации поездки, но ему передавали, что едва ли он довезет семью живой до Екатеринбурга. На дороге между Тобольском и Тюменью уральцы устроили засаду и даже предупреждали Яковлева не садиться в одни сани с царем, это опасно. Но Яковлеву удалось обойти засаду, изменить маршрут движения и доставить царя в Омск. И здесь вопрос: почему в Омск? События и обстановка в Тобольске, те разговоры, которые там велись, указывали на то, что уже существует мнение в руководящих кругах Екатеринбурга уничтожить императора. Из Омска Яковлев посылал Свердлову телеграммы, что не ручается за жизнь царя, если он попадет на Урал. И предлагает спрятать царя в одном из округов, откуда всегда можно будет доставить императора в Москву, а из Екатеринбурга едва ли. Дальше идут переговоры между Москвой и Екатеринбургом. Ленин по прямому проводу говорит: Яковлев – наше доверенное лицо и ему необходимо подчиниться. Екатеринбургские чекисты отвечают, что Яковлев – предатель, что он повернул поезд на Омск и пытался спасти царя, в то время как должен ехать в Екатеринбург. Екатеринбуржцы откровенно игнорировали все требования Ленина и Свердлова, но делали вид, что подчиняются всем требованиям Кремля. Они так постановили, и они требуют привезти царя в Екатеринбург. Московское правительство в реальности не контролировало действия местных властей и часто задним числом одобряло их действия, чтобы сохранить видимость наличия «вертикали власти». Из Омска Яковлев был вынужден повернуть на Екатеринбург.– Почему большевики Екатеринбурга хотели убить царя?– Это просто был такой варварский настрой. Будучи уже под Николай выходил из дома, здоровался с солдатами, и они не всегда отвечали. Как-то офицер охраны, выходец чуть ли не из крестьян, не подал ему руки. Царь спросил: за что же ты братец так? И тот стал выговаривать царю за Кровавое воскресенье, войну и т.д. Были, конечно, и другие среди солдат охраны, которые видели как достойно себя ведет царская семья в тяжелых условиях. Но они не могли показать своих симпатий, потому что окружение было другое.– Прямых указаний расстрелять ни от Ленина, ни от Свердлова не поступало?– Нет. Это решение было утверждено в Москве постфактум. Это была такая игра. В Екатеринбурге делали вид, что подчиняются. На самом деле не выполняют распоряжений. Они вынудили Яковлева уехать, не закончив своих обязательств. Сохранилась записка, подписанная Яковлевым, но написанная рукой Белобородова, в которой он сообщал, что отказывается дальше проводить работу по перевозке царской семьи, что свои полномочия передает местным товарищам. А на телеграммы Москвы из Екатеринбурга отвечают, что не могут Яковлева найти. Решение о расстреле они приняли за три дня до его исполнения. После этого написали в Москву, что суд был невозможен в связи с наступлением белых. Но сами успели выехать в Москву и привезли туда материалы царской семьи, в том числе дневники Николая.– Спасибо я думаю, у этого интервью будет много читателей.Читать полностью: http://istorex.ru/page/peregudova_zi_stalin_ne_bi_agentom_okhranki_lenin_ne_prikazival_rasstrelyat_tsarskuyu_semyuВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

19 марта 2016, 05:31

Февральская революция: действия «пятой колонны» и Запада

Никакого «стихийного восстания недовольных масс» не было Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и «связями», непосредственно организовывали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона особенно для смещения Николая Романова. (В.И.Ленин)

23 января 2016, 20:02

Ильича планировали воскресить

Вождь мирового пролетариата скончался 21 января 1924 года. Но политбюро обсудило прощание с угасающим Ильичем еще осенью 1923-го.Похоронить по-русски!Ленин живее всех живых – это подтвердят и его многочисленные двойники, зарабатывающие на сходстве с вождем мирового пролетариата…Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН«Это страшное событие не должно нас застигнуть врасплох, – заявил тогда Калинин. – Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». С ним согласился Сталин. Мол, важно, чтобы все было приготовлено заранее и руководство страны не оказалось в растерянности. «Вопрос о похоронах беспокоит и некоторых наших товарищей из провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. В сожжении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования сохранить тело усопшего, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас нет».Троцкий тут же встал на дыбы: «По канонам Русской православной церкви угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону – сохранить тело Ленина. Прежде были мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича».Троцкого поддержали Бухарин и Каменев.Сталин стоял на своем. На его стороне были Калинин и Рыков. Голоса в политбюро разделились поровну.Достояние партииНеизвестно, как повернулись бы события, будь Троцкий 21 января в Москве. Но он уехал на кавказский курорт. Каменев и Бухарин без него поднимать бузу не стали. По воспоминаниям Бонч-Бруевича «Надежда Константиновна (Крупская. – Ред.) была против мумификации Владимира Ильича». Не одобряли этого и сестры Ленина Анна, Мария, брат Дмитрий. Но родственники не вольны были распоряжаться его телом. Оно стало достоянием партии! Победила идея Сталина о бальзамировании, замаскированная под инициативу «провинциальных товарищей». Откуда возникла эта экзотическая мысль?Сталин, учившийся на православного священника, и несостоявшийся ксендз Дзержинский, глава комиссии по организации похорон Ленина, прекрасно знали, что нетленность останков в христианстве – свидетельство святости. Их поддержал Луначарский, некогда глава фракции богостроителей в партии большевиков. «Научный социализм, – писал он еще в 1907 году, – самая религиозная из всех религий!»Настал удобный момент превратить большевизм в новую мировую религию, а тело покойного вождя – в ее главную святыню.Красный фараонВозможно, на решение сохранить тело Ильича и поместить в роскошный Мавзолей повлияла также главная археологическая сенсация той поры, пишет в своей книге «Ленин жив» исследователь Нина Тумаркин, дочь русских эмигрантов. А именно открытие за год до смерти вождя гробницы фараона Тутанхамона. В 1923 году мировая пресса взахлеб описывала найденные там баснословные сокровища. Туристы толпами устремлялись в Луксор. Мировая общественность вовсю обсуждала загадочные свойства тела фараона, не истлевшего за три тысячелетия. Кстати, профессор Збарский, бальзамировавший Ильича, прямо сравнивал свою работу с трудом древнеегипетских коллег-жрецов.Леонид Красин сочетал в себе веру в коммунизм и Страшный суд.Интересно позднее признание архитектора Константина Мельникова, проектировавшего саркофаг Ленина. Оказывается, общая идея вечного хранения и публичной демонстрации тела вождя принадлежала Леониду Красину. Тому самому инженеру-электрику Красину, которого Ленин называл «магом и волшебником большевистской партии». Красин, как и ряд других большевиков-интеллигентов, был очарован идеей философа Николая Федорова о воскрешении всех предков до второго пришествия Христа, чтобы они избежали Страшного суда. В 1921 году на похоронах друга-большевика технарь Красин прямо заявлял: «Я уверен, что наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясь всем могуществом науки и техники, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества…» В исполнительной тройке комиссии по похоронам Ленина Красин отвечал за сохранение тела вождя. Похоже, руководство партии мечтало в дальнейшем воскресить священную коммунистическую мумию. via

22 января 2016, 19:13

Слово Дня. Выпуск №24. Александр Нагорный. Бомба

Программа Ивана Вишневского. Политолог Александр Нагорный об обвинении Путиным Владимира Ленина в развале СССР и том, почему этого не стоило делать. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

07 ноября 2015, 02:07

98-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции

К очередной годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции уместно будет привести фрагмент программной статьи Сталина 1924 года, где он по пунктам и весьма доходчиво разъясняет, чем была Октябрьская Революция и почему она победила в условиях распадающегося государства и почему народ пошел именно за большевиками.На пути к Октябрю.Внешняя и внутренняя обстановка Октябрьской революцииТри обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии.Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил.Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов.В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом.Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу.Главным из этих условий нужно считать следующие.Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами.В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны.Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции.Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране.Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше.Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки.“России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения.Таких специфических условий, как1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага;3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения;4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам”. Этих слов Ленина забывать нельзя.О некоторых особенностях тактики большевиков в период подготовки ОктябряДля того чтобы понять тактику большевиков в период подготовки Октября, необходимо уяснить себе, по крайней мере, некоторые особо важные особенности этой тактики. Это тем более необходимо, что в многочисленных брошюрах о тактике большевиков нередко обходятся именно эти особенности.Что это за особенности?Первая особенность. Послушав Троцкого, можно подумать, что в истории подготовки Октября существуют всего два периода, период разведки и период восстания, а что сверх того, то от лукавого. Что такое апрельская манифестация 1917 года? “Апрельская манифестация, взявшая “левей”, чем полагалось, была разведывательной вылазкой для проверки настроения масс и взаимоотношения между ними и советским большинством”. А что такое июльская демонстрация 1917 года? По мнению Троцкого, “по существу дело и на этот раз свелось к новой более широкой разведке на новом более высоком этапе движения”. Нечего и говорить, что июньская демонстрация 1917 года, устроенная по требованию нашей партии, тем более должна быть названа, по представлению Троцкого, “разведкой”. Выходит, таким образом, что у большевиков уже в марте 1917 года имелась готовая политическая армия из рабочих и крестьян, и если они не пускали ее в ход для восстания ни в апреле, ни в июне, ни в июле, а занимались лишь “разведкой”, то это потому, и только потому, что “данные разведки” не давали тогда благоприятных “показаний”. Нечего и говорить, что это упрощенное представление о политической тактике нашей партии является не чем иным, как смешением обычной военной тактики с революционной тактикой большевиков. На самом деле все эти демонстрации являлись, прежде всего, результатом стихийного напора масс, результатом рвущегося на улицу возмущения масс против войны. На самом деле роль партии состояла тут в оформлении и руководстве стихийно возникавшими выступлениями масс по линии революционных лозунгов большевиков.На самом деле у большевиков не было, да и не могло быть в марте 1917 года готовой политической армии. Большевики лишь создавали такую армию (и создали ее, наконец, к октябрю 1917 года) в ходе борьбы и столкновений классов с апреля по октябрь 1917 года, создавали ее и через апрельскую манифестацию, и через июньскую и июльскую демонстрации, и через выборы в районные и общегородские думы, и через борьбу с корниловщиной, и через завоевание Советов. Политическая армия не то, что армия военная. Если военное командование приступает к войне, имея в руках уже готовую армию, то партии приходится создавать свою армию в ходе самой борьбы, в ходе столкновений классов, по мере того, как сами массы убеждаются на собственном опыте в правильности лозунгов партии, в правильности ее политики.Конечно, каждая такая демонстрация давала вместе с тем известное освещение скрытых от глаз соотношений сил, известную разведку, но разведка являлась здесь не мотивом демонстрации, а ее естественным результатом.Анализируя события перед восстанием в октябре и сравнивая их с событиями апреля – июля, Ленин говорит:“Дело стоит именно не так, как перед 20–21 апреля, 9 июня, 3 июля, ибо тогда было стихийное возбуждение, которое мы, как партия, или не улавливали (20 апреля), или сдерживали и оформливали в мирную демонстрацию (9 июня и 3 июля). Ибо мы хорошо знали тогда, что Советы еще не наши, что крестьяне еще верят пути либердановско-черновскому, а не пути большевистскому (восстанию), что, следовательно, за нами большинства народа быть не может, что, следовательно, восстание преждевременно”. Ясно, что на одной лишь “разведке” далеко не уедешь.Дело, очевидно, не в “разведке”, а в том, что:1) партия за весь период подготовки Октября неуклонно опиралась в своей борьбе на стихийный подъем массового революционного движения;2) опираясь на стихийный подъем, она сохраняла за собой безраздельное руководство движением;3) такое руководство движением облегчало ей дело формирования массовой политической армии для Октябрьского восстания;4) такая политика не могла не привести к тому, что вся подготовка Октября прошла под руководством одной партии, партии большевиков;5) такая подготовка Октября, в свою очередь, привела к тому, что в результате Октябрьского восстания власть оказалась в руках одной партии, партии большевиков.Итак, безраздельное руководство одной партии, партии коммунистов, как основной момент подготовки Октября, – такова характерная черта Октябрьской революции, такова первая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков победа диктатуры пролетариата в обстановке империализма была бы невозможна. Этим выгодно отличается Октябрьская революция от революции 1871 года во Франции, где руководство революцией делили между собой две партии, из коих ни одна не может быть названа коммунистической партией.Вторая особенность. Подготовка Октября проходила, таким образом, под руководством одной партии, партии большевиков. Но как велось партией это руководство, по какой линии оно проходило? Руководство это проходило по линии изоляции соглашательских партий, как наиболее опасных группировок в период развязки революции, по линии изоляции эсеров и меньшевиков.В чем состоит основное стратегическое правило ленинизма?Оно состоит в признании того, что:1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной развязки являются соглашательские партии;2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции этих партий;3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть, ввиду этого, направлены на изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся.В период борьбы с царизмом, в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905–1916) наиболее опасной социальной опорой царизма являлась либерально-монархическая партия, партия кадетов. Почему? Потому, что она была партией соглашательской, партией соглашения между царизмом и большинством народа, т.е. крестьянством в целом. Естественно, что партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, – нельзя было рассчитывать на победу революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской стратегии и обвиняли большевиков в излишнем “кадетоедстве”, утверждая, что борьба с кадетами “заслоняет” у большевиков борьбу с главным врагом – с царизмом. Но обвинения эти, будучи лишены почвы, изобличали прямое непонимание большевистской стратегии, требующей изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом. Едва ли нужно доказывать, что без такой стратегии гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции была бы невозможна.В период подготовки Октября центр тяжести борющихся сил переместился на новую плоскость. Не стало царя. Партия кадетов из силы соглашательской превратилась в силу правящую, в господствующую силу империализма. Борьба шла уже не между царизмом и народом, а между буржуазией и пролетариатом. В этот период наиболее опасной социальной опорой империализма являлись мелкобуржуазные демократические партии, партии эсеров и меньшевиков. Почему? Потому, что эти партии были тогда партиями соглашательскими, партиями соглашения между империализмом и трудящимися массами. Естественно, что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же этого разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской тактики, обвиняя большевиков в “излишней ненависти” к эсерам и меньшевикам и в “забвении” ими главной цели. Но весь период подготовки Октября красноречиво говорит о том, что только такой тактикой могли обеспечить большевики победу Октябрьской революции.Характерной чертой этого периода является дальнейшее революционизирование трудящихся масс крестьянства, их разочарование в эсерах и меньшевиках, их отход от этих партий, их поворот в сторону прямого сплочения вокруг пролетариата, как единственной до конца революционной силы, способной привести страну к миру. История этого периода есть история борьбы эсеров и меньшевиков, с одной стороны, и большевиков, с другой стороны, за трудящиеся массы крестьянства, за овладение этими массами. Судьбу этой борьбы решили коалиционный период, период керенщины, отказ эсеров и меньшевиков от конфискации помещичьей земли, борьба эсеров и меньшевиков за продолжение войны, июньское наступление на фронте, смертная казнь для солдат, корниловское восстание. И решили они эту судьбу исключительно в пользу большевистской стратегии. Ибо без изоляции эсеров и меньшевиков невозможно было свергнуть правительство империалистов, без свержения же этого правительства невозможно было вырваться из войны. Политика изоляции эсеров и меньшевиков оказалась единственно правильной политикой.Итак, изоляция партий меньшевиков и эсеров, как основная линия руководства делом подготовки Октября, – такова вторая особенность тактики большевиков.Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков союз рабочего класса и трудящихся масс крестьянства повис бы в воздухе. Характерно, что об этой особенности большевистской тактики Троцкий ничего, или почти ничего, не говорит в своих “Уроках Октября”.Третья особенность. Руководство партии делом подготовки Октября проходило, таким образом, по линии изоляции партий эсеров и меньшевиков, по линии отрыва от них широких масс рабочих и крестьян. Но как осуществлялась партией эта изоляция конкретно, в какой форме, под каким лозунгом? Она осуществлялась в форме революционного движения масс за власть Советов, под лозунгом “Вся власть Советам!”, путем борьбы за превращение Советов из органов мобилизации масс в органы восстания, в органы власти, в аппарат новой пролетарской государственности.Почему большевики ухватились именно за Советы, как за основной организационный рычаг, могущий облегчить дело изоляции меньшевиков и эсеров, способный двинуть вперед дело пролетарской революции и призванный подвести миллионные массы трудящихся к победе диктатуры пролетариата?Что такое Советы?“Советы, – говорил Ленин еще в сентябре 1917 г., – суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого [c.387] авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение…Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя” Вот почему ухватились большевики за Советы, как за основное организационное звено, могущее облегчить организацию Октябрьской революции и создание нового могучего аппарата пролетарскойгосударственности. Лозунг “Вся власть Советам!” с точки зрения его внутреннего развития прошел две стадии: первую (до июльского поражения большевиков, во время двоевластия) и вторую (после поражения корниловского восстания).На первой стадии этот лозунг означал разрыв блока меньшевиков и эсеров с кадетами, образование советского правительства из меньшевиков и эсеров (ибо Советы были тогда эсеро-меньшевистскими), право свободной агитации для оппозиции (т.е. для большевиков) и свободную борьбу партий внутри Советов в расчете, что путем такой борьбы удастся большевикам завоевать Советы и изменить состав советского правительства в порядке мирного развития революции. Этот план не означал, конечно, диктатуры пролетариата. Но он несомненно облегчал подготовку условий, необходимых для обеспечения диктатуры, ибо он, ставя у власти меньшевиков и эсеров и вынуждая их провести на деле свою антиреволюционную платформу, ускорял разоблачение подлинной природы этих партий, ускорял их изоляцию, их отрыв от масс. Июльское поражение большевиков прервало, однако, это развитие, дав перевес генеральско-кадетской контрреволюции и отбросив эсеро-меньшевиков в объятия последней. Это обстоятельство вынудило партию снять временно лозунг “Вся власть Советам!” с тем, чтобы вновь выставить его в условиях нового подъема революции.Поражение корниловского восстания открыло вторую стадию. Лозунг “Вся власть Советам!” вновь стал на очереди. Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своем большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата.Неоценимое значение тактики превращения Советов в органы государственной власти состояло в том, что она отрывала миллионные массы трудящихся от империализма, развенчивала партии меньшевиков и эсеров, как орудие империализма, и подводила эти массы, так сказать, прямым сообщением к диктатуре пролетариата. Итак, политика превращения Советов в органы государственной власти, как важнейшее условие изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата, – такова третья особенность тактики большевиков в период подготовки Октября.Четвертая особенность. Картина была бы неполная, если бы мы не занялись вопросом о том, как и почему удавалось большевикам превратить свои партийные лозунги в лозунги для миллионных масс, двигающие вперед революцию, как и почему удавалось им убедить в правильности своей политики не только авангард и не только большинство рабочего класса, но и большинство народа. Дело в том, что для победы революции, если эта революция является действительно народной, захватывающей миллионные массы, – недостаточно одной лишь правильности партийных лозунгов. Для победы революции требуется еще одно необходимое условие, а именно: чтобы сами массы убедились на собственном опыте в правильности этих лозунгов. Только тогда лозунги партии становятся лозунгами самих масс. Только тогда становится революция действительно народной революцией. Одна из особенностей тактики большевиков в период подготовки Октября состоит в том, что она умела правильно определить те пути и повороты, которые естественно подводят массы к лозунгам партии, к самому, так сказать, порогу революции, облегчая им, таким образом, ощутить, проверить, распознать на своем собственном опыте правильность этих лозунгов. Иначе говоря, одна из особенностей тактики большевиков состоит в том, что она не смешивает руководство партией с руководством массами, что она ясно видит разницу между руководством первого рода и руководством второго рода, что она является, таким образом, наукой не только о руководстве партией, но и о руководстве миллионными массами трудящихся.Наглядным примером проявления этой особенности большевистской тактики является опыт с созывом и разгоном Учредительного собрания.Известно, что большевики выдвинули лозунг Республики Советов еще в апреле 1917 года. Известно, что Учредительное собрание является буржуазным парламентом, в корне противоречащим основам Республики Советов. Как могло случиться, что большевики, идя к Республике Советов, требовали вместе с тем от Временного правительства немедленного созыва Учредительного собрания? Как могло случиться, что большевики не только приняли участие в выборах, но и созвали сами Учредительное собрание? Как могло случиться, что большевики допускали за месяц до восстания, при переходе от старого к новому, возможность временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания?А “случилось” это потому, что:1) идея Учредительного собрания была одной из самых популярных идей среди широких масс населения;2) лозунг немедленного созыва Учредительного собрания облегчал разоблачение контрреволюционной природы Временного правительства;3) чтобы развенчать в глазах народных масс идею Учредительного собрания, нео6ходимо было подвести эти массы к стенам Учредительного собрания с их требованиями о земле, о мире, о власти Советов, столкнув их таким образом с действительным и живым Учредительным собранием;4) только таким образом можно было облегчить массам убедиться на своем собственном опыте в контрреволюционности Учредительного собрания и в необходимости его разгона;5) все это естественно предполагало возможность допущения временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания, как одного из средств изживания Учредительного собрания;6) такая комбинация, если бы она осуществилась при условии перехода всей власти к Советам, могла означать лишь подчинение Учредительного собрания Советам, превращение его в придаток Советов, его безболезненное отмирание.Едва ли нужно доказывать, что без такой политики большевиков разгон Учредительного собрания не прошел бы так гладко, а дальнейшие выступления эсеров и меньшевиков под лозунгом “Вся власть Учредительному собранию!” не провалились бы с таким треском.“Мы участвовали, – говорит Ленин, – в выборах в российский буржуазный парламент, в Учредительное собрание, в сентябре-ноябре 1917 года. Верна была наша тактика или нет?.. Не имели ли мы, русские большевики, в сентябре-ноябре 1917 года, больше, чем какие угодно западные коммунисты, права считать, что в России парламентаризм политически изжит. Конечно, имели, ибо не в том, ведь, дело, давно или недавно существуют буржуазные парламенты, а в том, насколько готовы (идейно, политически, практически) широкие массы трудящихся принять советский строй и разогнать (или допустить разгон) буржуазно-демократический парламент. Что в России в сентябре-ноябре 1917 года рабочий класс городов, солдаты и крестьяне были, в силу ряда специальных условий, на редкость подготовлены к принятию советского строя и к разгону самого демократичного буржуазного парламента, это совершенно бесспорный и вполне установленный исторический факт. И тем не менее большевики не бойкотировали Учредительного собрания, а участвовали в выборах и до и после завоевания пролетариатом политической власти”.Почему же они не бойкотировали Учредительное собрание? Потому, говорит Ленин, что:“Даже за несколько недель до победы Советской республики, даже после такой победы, участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает “политическое изживание” буржуазного парламентаризма”.Характерно, что Троцкий не понимает этой особенности большевистской тактики, фыркая на “теорию” сочетания Учредительного собрания с Советами как на гильфердинговщину.Он не понимает, что допущение такого сочетания при лозунге восстания и вероятной победе Советов, связанное с созывом Учредительного собрания, есть единственно революционная тактика, не имеющая ничего общего с гильфердинговской тактикой превращения Советов в придаток Учредительного собрания, что ошибка некоторых товарищей в этом вопросе не дает ему основания хулить совершенно правильную позицию Ленина и партии о “комбинированной государственности” при известных условиях. Он не понимает, что без своеобразной политики большевиков, взятой в связи с Учредительным собранием, им не удалось бы завоевать на свою сторону миллионные массы народа, не завоевав же этих масс, они не смогли бы превратить Октябрьское восстание в глубокую народную революцию.Интересно, что Троцкий фыркает даже на слова “народ”, “революционная демократия” и т.п., встречающиеся в статьях большевиков, считая их неприличными для марксиста.Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, даже в сентябре 1917 года, за месяц до победы диктатуры пролетариата, писал о “необходимости немедленного перехода всей власти в руки революционной демократии, возглавляемой революционным пролетариатом” ). Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, цитируя известное письмо Маркса к Кугельману (апрель 1871 года) о том, что слом бюрократически-военного государственного аппарата является предварительным условием всякой действительно народной революции на континенте, пишет черным по белому следующие строки:“Особенного внимания заслуживает чрезвычайно глубокое замечание Маркса, что разрушение бюрократически-военной государственной машины является “предварительным условием всякой действительной народной революции”. Это понятие “народной” революции кажется странным в устах Маркса, и русские плехановцы и меньшевики, эти последователи Струве, желающие считаться марксистами, могли бы, пожалуй, объявить такое выражение у Маркса “обмолвкой”. Они свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно…В Европе 1871 года на континенте ни в одной стране пролетариат не составлял большинства народа. “Народная” революция, втягивающая в движение действительно большинство, могла быть таковою, лишь охватывая и пролетариат и крестьянство. Оба класса и составляли тогда “народ”. Оба класса объединены тем, что “бюрократически-военная государственная машина” гнетет, давит, эксплуатирует их. Разбить эту машину, сломать ее – таков действительный интерес “народа”, большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково “предварительное условие” свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование”Этих слов Ленина забывать нельзя.Итак, уменье убеждать массы на своем собственном опыте в правильности партийных лозунгов путем подвода этих масс к революционным позициям, как важнейшее условие завоевания на сторону партии миллионов трудящихся, – такова четвертая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Я думаю, что сказанного вполне достаточно для того, чтобы уяснить себе характерные черты этой тактики.http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинкhttp://colonelcassad.livejournal.com/1288460.html - плюс старый пост с живописью посвященной Октябрьской Революции.С праздником товарищи! С годовщиной Великого Октября!

07 ноября 2015, 02:07

98-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции

К очередной годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции уместно будет привести фрагмент программной статьи Сталина 1924 года, где он по пунктам и весьма доходчиво разъясняет, чем была Октябрьская Революция и почему она победила в условиях распадающегося государства и почему народ пошел именно за большевиками.На пути к Октябрю.Внешняя и внутренняя обстановка Октябрьской революцииТри обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии.Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил.Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов.В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом.Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу.Главным из этих условий нужно считать следующие.Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами.В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны.Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции.Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране.Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше.Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки.“России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения.Таких специфических условий, как1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага;3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения;4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам”. Этих слов Ленина забывать нельзя.О некоторых особенностях тактики большевиков в период подготовки ОктябряДля того чтобы понять тактику большевиков в период подготовки Октября, необходимо уяснить себе, по крайней мере, некоторые особо важные особенности этой тактики. Это тем более необходимо, что в многочисленных брошюрах о тактике большевиков нередко обходятся именно эти особенности.Что это за особенности?Первая особенность. Послушав Троцкого, можно подумать, что в истории подготовки Октября существуют всего два периода, период разведки и период восстания, а что сверх того, то от лукавого. Что такое апрельская манифестация 1917 года? “Апрельская манифестация, взявшая “левей”, чем полагалось, была разведывательной вылазкой для проверки настроения масс и взаимоотношения между ними и советским большинством”. А что такое июльская демонстрация 1917 года? По мнению Троцкого, “по существу дело и на этот раз свелось к новой более широкой разведке на новом более высоком этапе движения”. Нечего и говорить, что июньская демонстрация 1917 года, устроенная по требованию нашей партии, тем более должна быть названа, по представлению Троцкого, “разведкой”. Выходит, таким образом, что у большевиков уже в марте 1917 года имелась готовая политическая армия из рабочих и крестьян, и если они не пускали ее в ход для восстания ни в апреле, ни в июне, ни в июле, а занимались лишь “разведкой”, то это потому, и только потому, что “данные разведки” не давали тогда благоприятных “показаний”. Нечего и говорить, что это упрощенное представление о политической тактике нашей партии является не чем иным, как смешением обычной военной тактики с революционной тактикой большевиков. На самом деле все эти демонстрации являлись, прежде всего, результатом стихийного напора масс, результатом рвущегося на улицу возмущения масс против войны. На самом деле роль партии состояла тут в оформлении и руководстве стихийно возникавшими выступлениями масс по линии революционных лозунгов большевиков.На самом деле у большевиков не было, да и не могло быть в марте 1917 года готовой политической армии. Большевики лишь создавали такую армию (и создали ее, наконец, к октябрю 1917 года) в ходе борьбы и столкновений классов с апреля по октябрь 1917 года, создавали ее и через апрельскую манифестацию, и через июньскую и июльскую демонстрации, и через выборы в районные и общегородские думы, и через борьбу с корниловщиной, и через завоевание Советов. Политическая армия не то, что армия военная. Если военное командование приступает к войне, имея в руках уже готовую армию, то партии приходится создавать свою армию в ходе самой борьбы, в ходе столкновений классов, по мере того, как сами массы убеждаются на собственном опыте в правильности лозунгов партии, в правильности ее политики.Конечно, каждая такая демонстрация давала вместе с тем известное освещение скрытых от глаз соотношений сил, известную разведку, но разведка являлась здесь не мотивом демонстрации, а ее естественным результатом.Анализируя события перед восстанием в октябре и сравнивая их с событиями апреля – июля, Ленин говорит:“Дело стоит именно не так, как перед 20–21 апреля, 9 июня, 3 июля, ибо тогда было стихийное возбуждение, которое мы, как партия, или не улавливали (20 апреля), или сдерживали и оформливали в мирную демонстрацию (9 июня и 3 июля). Ибо мы хорошо знали тогда, что Советы еще не наши, что крестьяне еще верят пути либердановско-черновскому, а не пути большевистскому (восстанию), что, следовательно, за нами большинства народа быть не может, что, следовательно, восстание преждевременно”. Ясно, что на одной лишь “разведке” далеко не уедешь.Дело, очевидно, не в “разведке”, а в том, что:1) партия за весь период подготовки Октября неуклонно опиралась в своей борьбе на стихийный подъем массового революционного движения;2) опираясь на стихийный подъем, она сохраняла за собой безраздельное руководство движением;3) такое руководство движением облегчало ей дело формирования массовой политической армии для Октябрьского восстания;4) такая политика не могла не привести к тому, что вся подготовка Октября прошла под руководством одной партии, партии большевиков;5) такая подготовка Октября, в свою очередь, привела к тому, что в результате Октябрьского восстания власть оказалась в руках одной партии, партии большевиков.Итак, безраздельное руководство одной партии, партии коммунистов, как основной момент подготовки Октября, – такова характерная черта Октябрьской революции, такова первая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков победа диктатуры пролетариата в обстановке империализма была бы невозможна. Этим выгодно отличается Октябрьская революция от революции 1871 года во Франции, где руководство революцией делили между собой две партии, из коих ни одна не может быть названа коммунистической партией.Вторая особенность. Подготовка Октября проходила, таким образом, под руководством одной партии, партии большевиков. Но как велось партией это руководство, по какой линии оно проходило? Руководство это проходило по линии изоляции соглашательских партий, как наиболее опасных группировок в период развязки революции, по линии изоляции эсеров и меньшевиков.В чем состоит основное стратегическое правило ленинизма?Оно состоит в признании того, что:1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной развязки являются соглашательские партии;2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции этих партий;3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть, ввиду этого, направлены на изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся.В период борьбы с царизмом, в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905–1916) наиболее опасной социальной опорой царизма являлась либерально-монархическая партия, партия кадетов. Почему? Потому, что она была партией соглашательской, партией соглашения между царизмом и большинством народа, т.е. крестьянством в целом. Естественно, что партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, – нельзя было рассчитывать на победу революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской стратегии и обвиняли большевиков в излишнем “кадетоедстве”, утверждая, что борьба с кадетами “заслоняет” у большевиков борьбу с главным врагом – с царизмом. Но обвинения эти, будучи лишены почвы, изобличали прямое непонимание большевистской стратегии, требующей изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом. Едва ли нужно доказывать, что без такой стратегии гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции была бы невозможна.В период подготовки Октября центр тяжести борющихся сил переместился на новую плоскость. Не стало царя. Партия кадетов из силы соглашательской превратилась в силу правящую, в господствующую силу империализма. Борьба шла уже не между царизмом и народом, а между буржуазией и пролетариатом. В этот период наиболее опасной социальной опорой империализма являлись мелкобуржуазные демократические партии, партии эсеров и меньшевиков. Почему? Потому, что эти партии были тогда партиями соглашательскими, партиями соглашения между империализмом и трудящимися массами. Естественно, что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же этого разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской тактики, обвиняя большевиков в “излишней ненависти” к эсерам и меньшевикам и в “забвении” ими главной цели. Но весь период подготовки Октября красноречиво говорит о том, что только такой тактикой могли обеспечить большевики победу Октябрьской революции.Характерной чертой этого периода является дальнейшее революционизирование трудящихся масс крестьянства, их разочарование в эсерах и меньшевиках, их отход от этих партий, их поворот в сторону прямого сплочения вокруг пролетариата, как единственной до конца революционной силы, способной привести страну к миру. История этого периода есть история борьбы эсеров и меньшевиков, с одной стороны, и большевиков, с другой стороны, за трудящиеся массы крестьянства, за овладение этими массами. Судьбу этой борьбы решили коалиционный период, период керенщины, отказ эсеров и меньшевиков от конфискации помещичьей земли, борьба эсеров и меньшевиков за продолжение войны, июньское наступление на фронте, смертная казнь для солдат, корниловское восстание. И решили они эту судьбу исключительно в пользу большевистской стратегии. Ибо без изоляции эсеров и меньшевиков невозможно было свергнуть правительство империалистов, без свержения же этого правительства невозможно было вырваться из войны. Политика изоляции эсеров и меньшевиков оказалась единственно правильной политикой.Итак, изоляция партий меньшевиков и эсеров, как основная линия руководства делом подготовки Октября, – такова вторая особенность тактики большевиков.Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков союз рабочего класса и трудящихся масс крестьянства повис бы в воздухе. Характерно, что об этой особенности большевистской тактики Троцкий ничего, или почти ничего, не говорит в своих “Уроках Октября”.Третья особенность. Руководство партии делом подготовки Октября проходило, таким образом, по линии изоляции партий эсеров и меньшевиков, по линии отрыва от них широких масс рабочих и крестьян. Но как осуществлялась партией эта изоляция конкретно, в какой форме, под каким лозунгом? Она осуществлялась в форме революционного движения масс за власть Советов, под лозунгом “Вся власть Советам!”, путем борьбы за превращение Советов из органов мобилизации масс в органы восстания, в органы власти, в аппарат новой пролетарской государственности.Почему большевики ухватились именно за Советы, как за основной организационный рычаг, могущий облегчить дело изоляции меньшевиков и эсеров, способный двинуть вперед дело пролетарской революции и призванный подвести миллионные массы трудящихся к победе диктатуры пролетариата?Что такое Советы?“Советы, – говорил Ленин еще в сентябре 1917 г., – суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого [c.387] авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение…Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя” Вот почему ухватились большевики за Советы, как за основное организационное звено, могущее облегчить организацию Октябрьской революции и создание нового могучего аппарата пролетарскойгосударственности. Лозунг “Вся власть Советам!” с точки зрения его внутреннего развития прошел две стадии: первую (до июльского поражения большевиков, во время двоевластия) и вторую (после поражения корниловского восстания).На первой стадии этот лозунг означал разрыв блока меньшевиков и эсеров с кадетами, образование советского правительства из меньшевиков и эсеров (ибо Советы были тогда эсеро-меньшевистскими), право свободной агитации для оппозиции (т.е. для большевиков) и свободную борьбу партий внутри Советов в расчете, что путем такой борьбы удастся большевикам завоевать Советы и изменить состав советского правительства в порядке мирного развития революции. Этот план не означал, конечно, диктатуры пролетариата. Но он несомненно облегчал подготовку условий, необходимых для обеспечения диктатуры, ибо он, ставя у власти меньшевиков и эсеров и вынуждая их провести на деле свою антиреволюционную платформу, ускорял разоблачение подлинной природы этих партий, ускорял их изоляцию, их отрыв от масс. Июльское поражение большевиков прервало, однако, это развитие, дав перевес генеральско-кадетской контрреволюции и отбросив эсеро-меньшевиков в объятия последней. Это обстоятельство вынудило партию снять временно лозунг “Вся власть Советам!” с тем, чтобы вновь выставить его в условиях нового подъема революции.Поражение корниловского восстания открыло вторую стадию. Лозунг “Вся власть Советам!” вновь стал на очереди. Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своем большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата.Неоценимое значение тактики превращения Советов в органы государственной власти состояло в том, что она отрывала миллионные массы трудящихся от империализма, развенчивала партии меньшевиков и эсеров, как орудие империализма, и подводила эти массы, так сказать, прямым сообщением к диктатуре пролетариата. Итак, политика превращения Советов в органы государственной власти, как важнейшее условие изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата, – такова третья особенность тактики большевиков в период подготовки Октября.Четвертая особенность. Картина была бы неполная, если бы мы не занялись вопросом о том, как и почему удавалось большевикам превратить свои партийные лозунги в лозунги для миллионных масс, двигающие вперед революцию, как и почему удавалось им убедить в правильности своей политики не только авангард и не только большинство рабочего класса, но и большинство народа. Дело в том, что для победы революции, если эта революция является действительно народной, захватывающей миллионные массы, – недостаточно одной лишь правильности партийных лозунгов. Для победы революции требуется еще одно необходимое условие, а именно: чтобы сами массы убедились на собственном опыте в правильности этих лозунгов. Только тогда лозунги партии становятся лозунгами самих масс. Только тогда становится революция действительно народной революцией. Одна из особенностей тактики большевиков в период подготовки Октября состоит в том, что она умела правильно определить те пути и повороты, которые естественно подводят массы к лозунгам партии, к самому, так сказать, порогу революции, облегчая им, таким образом, ощутить, проверить, распознать на своем собственном опыте правильность этих лозунгов. Иначе говоря, одна из особенностей тактики большевиков состоит в том, что она не смешивает руководство партией с руководством массами, что она ясно видит разницу между руководством первого рода и руководством второго рода, что она является, таким образом, наукой не только о руководстве партией, но и о руководстве миллионными массами трудящихся.Наглядным примером проявления этой особенности большевистской тактики является опыт с созывом и разгоном Учредительного собрания.Известно, что большевики выдвинули лозунг Республики Советов еще в апреле 1917 года. Известно, что Учредительное собрание является буржуазным парламентом, в корне противоречащим основам Республики Советов. Как могло случиться, что большевики, идя к Республике Советов, требовали вместе с тем от Временного правительства немедленного созыва Учредительного собрания? Как могло случиться, что большевики не только приняли участие в выборах, но и созвали сами Учредительное собрание? Как могло случиться, что большевики допускали за месяц до восстания, при переходе от старого к новому, возможность временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания?А “случилось” это потому, что:1) идея Учредительного собрания была одной из самых популярных идей среди широких масс населения;2) лозунг немедленного созыва Учредительного собрания облегчал разоблачение контрреволюционной природы Временного правительства;3) чтобы развенчать в глазах народных масс идею Учредительного собрания, нео6ходимо было подвести эти массы к стенам Учредительного собрания с их требованиями о земле, о мире, о власти Советов, столкнув их таким образом с действительным и живым Учредительным собранием;4) только таким образом можно было облегчить массам убедиться на своем собственном опыте в контрреволюционности Учредительного собрания и в необходимости его разгона;5) все это естественно предполагало возможность допущения временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания, как одного из средств изживания Учредительного собрания;6) такая комбинация, если бы она осуществилась при условии перехода всей власти к Советам, могла означать лишь подчинение Учредительного собрания Советам, превращение его в придаток Советов, его безболезненное отмирание.Едва ли нужно доказывать, что без такой политики большевиков разгон Учредительного собрания не прошел бы так гладко, а дальнейшие выступления эсеров и меньшевиков под лозунгом “Вся власть Учредительному собранию!” не провалились бы с таким треском.“Мы участвовали, – говорит Ленин, – в выборах в российский буржуазный парламент, в Учредительное собрание, в сентябре-ноябре 1917 года. Верна была наша тактика или нет?.. Не имели ли мы, русские большевики, в сентябре-ноябре 1917 года, больше, чем какие угодно западные коммунисты, права считать, что в России парламентаризм политически изжит. Конечно, имели, ибо не в том, ведь, дело, давно или недавно существуют буржуазные парламенты, а в том, насколько готовы (идейно, политически, практически) широкие массы трудящихся принять советский строй и разогнать (или допустить разгон) буржуазно-демократический парламент. Что в России в сентябре-ноябре 1917 года рабочий класс городов, солдаты и крестьяне были, в силу ряда специальных условий, на редкость подготовлены к принятию советского строя и к разгону самого демократичного буржуазного парламента, это совершенно бесспорный и вполне установленный исторический факт. И тем не менее большевики не бойкотировали Учредительного собрания, а участвовали в выборах и до и после завоевания пролетариатом политической власти”.Почему же они не бойкотировали Учредительное собрание? Потому, говорит Ленин, что:“Даже за несколько недель до победы Советской республики, даже после такой победы, участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает “политическое изживание” буржуазного парламентаризма”.Характерно, что Троцкий не понимает этой особенности большевистской тактики, фыркая на “теорию” сочетания Учредительного собрания с Советами как на гильфердинговщину.Он не понимает, что допущение такого сочетания при лозунге восстания и вероятной победе Советов, связанное с созывом Учредительного собрания, есть единственно революционная тактика, не имеющая ничего общего с гильфердинговской тактикой превращения Советов в придаток Учредительного собрания, что ошибка некоторых товарищей в этом вопросе не дает ему основания хулить совершенно правильную позицию Ленина и партии о “комбинированной государственности” при известных условиях. Он не понимает, что без своеобразной политики большевиков, взятой в связи с Учредительным собранием, им не удалось бы завоевать на свою сторону миллионные массы народа, не завоевав же этих масс, они не смогли бы превратить Октябрьское восстание в глубокую народную революцию.Интересно, что Троцкий фыркает даже на слова “народ”, “революционная демократия” и т.п., встречающиеся в статьях большевиков, считая их неприличными для марксиста.Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, даже в сентябре 1917 года, за месяц до победы диктатуры пролетариата, писал о “необходимости немедленного перехода всей власти в руки революционной демократии, возглавляемой революционным пролетариатом” ). Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, цитируя известное письмо Маркса к Кугельману (апрель 1871 года) о том, что слом бюрократически-военного государственного аппарата является предварительным условием всякой действительно народной революции на континенте, пишет черным по белому следующие строки:“Особенного внимания заслуживает чрезвычайно глубокое замечание Маркса, что разрушение бюрократически-военной государственной машины является “предварительным условием всякой действительной народной революции”. Это понятие “народной” революции кажется странным в устах Маркса, и русские плехановцы и меньшевики, эти последователи Струве, желающие считаться марксистами, могли бы, пожалуй, объявить такое выражение у Маркса “обмолвкой”. Они свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно…В Европе 1871 года на континенте ни в одной стране пролетариат не составлял большинства народа. “Народная” революция, втягивающая в движение действительно большинство, могла быть таковою, лишь охватывая и пролетариат и крестьянство. Оба класса и составляли тогда “народ”. Оба класса объединены тем, что “бюрократически-военная государственная машина” гнетет, давит, эксплуатирует их. Разбить эту машину, сломать ее – таков действительный интерес “народа”, большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково “предварительное условие” свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование”Этих слов Ленина забывать нельзя.Итак, уменье убеждать массы на своем собственном опыте в правильности партийных лозунгов путем подвода этих масс к революционным позициям, как важнейшее условие завоевания на сторону партии миллионов трудящихся, – такова четвертая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Я думаю, что сказанного вполне достаточно для того, чтобы уяснить себе характерные черты этой тактики.http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинкhttp://colonelcassad.livejournal.com/1288460.html - плюс старый пост с живописью посвященной Октябрьской Революции.С праздником товарищи! С годовщиной Великого Октября!

20 апреля 2015, 19:15

Бронштейн и "товарищи".

Оригинал взят у edward_210 в Бронштейн и "товарищи".

04 апреля 2015, 21:06

Революция 1917 года

Демонстрация в Петербурге. Март 1917 год.Баррикады на Литейном проспекте. Январь 1917 года.Манифестация инвалидов империалистической войны в Таврическом дворце. Апрель 1917Демонстрация у Государственной ДумыПохороны жертв революции на НевскомМитинг у Государственной Думы. Март 1917 гРусская революция 1905 года.Митинг против царя на Дворцовой площади. Январь 1917 года.Ленин на митинге в Петрограде 1917 годуЭсеровская милиция. Июнь 1917 года.Демонстрация анархистовБроненосец ПотёмкинОчередь за хлебом в МосквеЗаседание Временного правительстваЗаседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в апреле 1917 гПервые известия о революции. Воскресенская площадь. Март 1917Выдача представителям воинских частей газеты Известия Петроградского Совета в Таврическом Дворце.Манифестация юнкеров инженерного училища.Подвоз питания к зданию городской думы, Москва. Февраль 1917Демонстрация офицеровДемонстрация в Харькове в 1905 годуЛенин и СталинДемонстрация в декабре 1917 года против большевиковДемонстрация в 1905 году в Одессе.Патруль задерживает бывших городовых. Июль 1917 годаДемонстрация большевиков а ПетербургеМитинг на путиловском заводеМанифестации в Санкт-Петербурге. 15 февраля 1917 годаСолдатская манифестация в ПетербургеСолдатская демонстрацияСолдаты присоединившиеся к революции. 28 февраля 1917 годаСолдаты на церемонии похорон погибших в годы революции. Марсово поле, Петроград, 23 мартаЖенщины на демонстрации в Петрограде. Март 1917 годаПервомайская демонстрация в Петрограде. 1 мая 1917 года.Демонстрация работников ресторанов и трактиров. Петроград, весной.Солдаты с фронтаСолдаты на манифестации в ПетербургеПервые дни Октябрьской революцииЛ.Д, Троцкий выступает перед солдатами.Члены Временного комитета Государственной думы. Сидят (слева направо): Г.Е. Львов, В.А. Ржевский, С.И. Шидловский, М.В. Родзянко. Стоят: В.В. Шульгин, И.И. Дмитрюков, Б.А. Энгельгардт (комендант Петроградского гарнизона), А.Ф. Керенский, М.А. Караулов.Английские депутаты между революционными солдатами и офицерамиРасстрел временным правительством июньской демонстрации в Петрограде.

31 января 2015, 23:24

Здравствуй, европейская Красная весна! Мы так долго тебя ждали

Мы, народ, можем! Podemos! Так выглядела сегодня центральная площадь Мадрида Puerta del Sol. Со скоростью лесного пожара распространяются по Европе красные настроения, занимается красное зарево. В его жАре сгорит старый отживший мир, рухнет тюрьма народов – ЕС, приходит конец концлагерю глобального паразитического капитализма, тирании сверхбогатых паразитов! За сокрушительной победой левой партии Сириза в Греции – наступление их близких партнеров и соратников партии Podemos в Испании. Левая партия Podemos ("Мы можем!"), созданная меньше года назад, по опросам общественного мнения уже сейчас занимает первое место и имеет шансы победить на локальных и национальных выборах этом году в Испании. На этом видео лидер Podemos Пабло Иглесиас говорит о том, что власть касты богатых паразитов пора в Европе и Испании, в ЕС заменить демократией и властью народа. Pablo Iglesias en su colegio electoral de Vallekas https://www.youtube.com/watch?v=5CNjIXdgQ4s Вновь актуальна и звучит в душах и стучит в сердцах европейцев Марсельеза Отречемся от старого мира!Отряхнем его прах с наших ног!Нам враждебны златые кумиры;Ненавистен банкиров чертог!Мы пойдём к всем трудящимся братьям,К честным людям Европы пойдём,И пошлём олигархам проклятья —На борьбу мы народ поведём.Вставай, подымайся, Европы народ!Вставай на борьбу, брат голодный!Раздайся, крик воли народной!Вперед! Вперед! Вперед! Вперед! Вперед!Ростовщик, олигарх жадной своройРасхищают тяжёлый твой труд,Твоим потом жиреют обжоры;Твой последний кусок они рвут.Нищим будь, чтоб они пировали!Голодай, чтоб в игре биржевойОни совесть и честь продавали,Чтоб ругались они над тобой!Вставай, подымайся... Не довольно ли вечного горя?Встанут вместе Париж, БудапештОт Мадрида до Эгейского моря,Настает время наших надежд!На воров, на собак - сверхбогатых!Да на злого вампира - ЕС!Рухнет власть всех злодеев проклятых!Засветись, лучшей жизни рассвет!Вставай, подымайся...И взойдёт вслед за красной зарёюСолнце правды и братства людей.Купим мир мы своею борьбою,Купим ею мы счастье детей.И настанет година свободы,Сгинет ложь, сгинет зло навсегда,И сольются в едино народыВ вольном царстве святого труда...Люди на площади Puerta del Sol скандировали - "Тик-так! Тик-так! Тик-так!" Время паразитов и ростовщиков, время нынешнего антинародного режима ЕС на службе паразитов, банковской мафии и олигархов - истекает. А вот Иглесисас на миллионом "Марше перемен" сегодня в Мадриде. Пабло Мануэль Иглесиас Туррион (исп. Pablo Manuel Iglesias Turrión; род. 17 октября 1978, Мадрид) — испанский писатель, преподаватель политологии в Университете Комплутенсе, телеведущий. В 2014 году был избран депутатом Европейского парламента от испанской партии «Подемос».Пабло Иглесиас получил юридическое и политологическое образование в Мадридском Университете Комплутенсе, где также в 2008 году получил докторскую степень. Стал широко известен как левый интеллектуал благодаря регулярному участию в теледебатах и публицистике. Придерживается левых политических взглядов, состоял в Союзе молодых коммунистов Испании, участвовал в антиглобалистском движении. В январе 2014 года стал соучредителем гражданского движения «Подемос», возглавил его избирательный список на выборах в Европарламент 2014 года и стал членом Европейского парламента.Женат на Тане Мелеро — депутате мадридской ассамблеи от «Объединённых левых».Достойный соратник греческого борца за народное дело Алексиса Ципраса! Будем надеяться, что вероятная победа на выборах в Испании партии Подемос вместе с победой Сириза в Греции – добьет нынешний монструозный лживый и подлый олигархический режим ЕС. И Европа от Лиссабона до Москвы и дальше – станет снова свободной от фашизма, как в 1945, на этот раз – от либерофашизма. Перейти к оглавлению блога

15 января 2015, 01:00

Ленин о борьбе с религией

РЕЧЬ НА I ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ РАБОТНИЦ « Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться » В. И. ЛЕНИН ПСС т.37 стр. 186 т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано:разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии. В.И.Ленин ПСС т.52 стр. 140 ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ РКП(б) Пролетарская диктатура должна неуклонно осуществлять фактическое освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков, добиваясь этого посредством пропаганды и повы­шения сознания масс, вместе с тем заботливо избегая всякого оскорбления чувств ве­рующей части населения и закрепления религиозного фанатизма. В.И.Ленин ПСС т.38 стр. 94 http://vott.ru/entry/338249 Ленин о борьбе с религией. Сейчас особенно актуально.

28 июля 2014, 22:14

"Мнение": Первая мировая война

"Мнение": Первая мировая война  Сто лет назад - 28 июля 1914 года - началась Первая мировая война. За четыре года противостояния блока Антанты,... From: Экономика ТВ Views: 0 0 ratingsTime: 47:35 More in News & Politics

24 июня 2014, 00:19

Ленин. Империализм как высшая стадия капитализма (цитата)

Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою прежде всего внутренний рынок, захватывая производство данной страны в свое, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей. Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития; для понимания происходящего надо знать, какие вопросы решаются изменениями силы, а есть ли это — изменения «чисто» экономические или внеэкономические (например, военные), это вопрос второстепенный, не могущий ничего изменить в основных взглядах на новейшую эпоху капитализма. Подменять вопрос о содержании борьбы и сделок между союзами капиталистов вопросом о форме борьбы и сделок (сегодня мирной, завтра немирной, послезавтра опять немирной) значит опускаться до роли софиста. В.И.Ленин Т 27 стр. 371-373 Империализм как высшая стадия капитализма

22 апреля 2014, 15:06

в день рождения_22 апреля_Разговоры с Лениным_ФРС исполняет заветы вождя революции

Интервью с Лениным, которые взяли в 1919 году "The New York Times" (США) (под катом) и "The Guardian" (Великобритания) тыц: "The Guardian": В России, заметил он, нет законов, запрещающих англичанам вести пропаганду. В Англии же такие законы есть: поэтому Россию следует считать более свободомыслящей страной. По его словам, они не будут запрещать британскому, французскому или американскому правительству вести собственную пропаганду. Он резко отозвался о Законе о защите королевства (Defence of the Realm Act, принятый в Великобритании в 1914 г., ограничивавший некоторые гражданские свободы на период военных действий - прим. перев.); что же касается свободы печати во Франции, то он заявил, что как раз читает новый роман Анри Барбюса 'Clarte', и в нем два отрывка вымараны цензурой: 'В свободной, демократической Франции цензурируются романы!' "The New York Times": Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Разговор с главным большевиком "The New York Times", США. Статья опубликована 23 апреля 1919 года. ЖЕНЕВА, 22 апреля (телеграмма в London Daily Chronicle). - У меня есть возможность переслать вам подлинную запись интервью с Владимиром Ульяновым-Лениным, 'первосвященником' большевизма, переданную мне человеком, недавно побывавшим в Москве. Со времен прихода к власти Ленин постарел. В его короткой черной бородке появилась седина, а от природы высокий лоб кажется еще выше из-за обширной залысины. Он говорит со спокойной и веской неторопливостью, очень простыми фразами. Голос и манера речи выдают властный характер. Он сходу отбрасывает все ответные доводы и возражения, неумолимо следуя мысли, сложившейся в его голове. Его глаза светятся жестким, фанатичным умом. Согласно записям, которые делал мой информатор по ходу беседы, Ленин объяснял свою политику следующим образом: 'Первостепенная задача любой политической партии - убедить большинство населения в правильности своей программы. Эта задача сегодня в основном - хотя и далеко не полностью - решена, поскольку большинство русских рабочих и крестьян уже сознательно придерживается принципов большевизма. Второй вопрос - завоевание политической власти и подавление сопротивления класса капиталистов. Эта проблема может быть решена только посредством диктатуры пролетариата, которая состоит, так сказать, в перманентном состоянии войны с буржуазией. Те, кто протестует против 'актов террора', совершенных коммунистами, полностью забывают смысл понятия 'диктатура'. Революция сама по себе - акт террора. Слово 'диктатура' на всех языках означает просто-напросто власть террора. Столь же очевидно и другое: когда революция подвергается наибольшей опасности, диктатура должна быть особенно беспощадной. Поначалу опасность для российской революции была очень велика, и диктатура - соответственно сурова. Сегодня она значительно уменьшилась, и мы можем почти полностью отказаться от террора. В прошлом мы допустили много ошибок, но разочарования и трудности были неизбежны, поскольку нельзя было предвидеть, как именно социальная философия Маркса, никогда прежде не воплощавшаяся на практике, будет претворяться в конкретные методы управления государством. Печатать бумажные деньги, чтобы подорвать их значимость Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Даже сторублевая ассигнация в России уже почти ничего не стоит. Скоро даже самый простодушный крестьянин осознает, что это лишь клочок бумаги, стоящий не больше, чем тряпье, из которого он изготовлен. Люди перестанут жаждать денег и копить их, как только обнаружат, что на них ничего не купишь, и великая иллюзия о ценности и значении денег, на которой основывается капиталистический строй, будет полностью развеяна. Такова подлинная причина, по которой наши станки печатают рублевые ассигнации днем и ночью, без остановки. Но для того, чтобы эта простая процедура, как и все меры, принимаемые большевиками, стала по-настоящему действенной, ее следует осуществить в мировом масштабе. К счастью безудержная финансовая оргия, которой предались все правительства во время войны, расчищает путь для ее применения повсюду. На вопрос о вынашиваемых большевиками планах завоевать весь мир Ленин ответил: 'Коммунистическое государство не может существовать в капиталистическом окружении. Это невозможно ни в экономическом, ни в политическом плане. Коммунистическое государство должно либо превратить капиталистические государства в коммунистические, либо капитулировать перед капитализмом. Очевидно, что на короткое время между первыми и вторыми возможен компромисс, но он не будет ни реальным, ни долговечным. Коммунизм и капитализм - понятия взаимоисключающие, но мы завоюем мир своими идеями, а не силой оружия'. Ленин считает, что капитализм сам себя погубит 'Капитализм делает для пропаганды наших идей в массах куда больше, чем все, чего мы могли бы добиться собственными усилиями. Международные спекулянты - наши лучшие пропагандисты. Мы действительно многим обязаны войне, но мира я не боюсь, поскольку неисправимая алчность и разложение капиталистических классов при этом сохранится, и парализует его благотворное воздействие. В большинстве стран стоимость жизни не снижается, а неуклонно растет. Жажда наживы, обуревающая международных эксплуататоров, буржуазных финансистов, промышленников и торговцев, по-прежнему неутолима, и они сговариваются о том, чтобы предотвратить возврат к нормальным условиям, абсолютно не осознавая тот факт, что тем самым готовят собственную гибель'. На замечание собеседника о том, что большевики, тем не менее, сегодня привлекают представителей буржуазных классов России к участию в управлении Советской республикой, Ленин откликнулся так: 'Преобразование капиталистического государства в коммунистическое невозможно без помощи научных и технических специалистов. Сегодня такие специалисты неизбежно относятся к представителям буржуазии. Таким образом, мы вынуждены взять на вооружение буржуазные методы и привлечь к себе на службу самых знающих буржуазных специалистов, выплачивая им высокое жалованье. Очевидно, что этот шаг являет собой отход от принципов, провозглашенных Парижской Коммуной, постановившей, что все зарплаты без исключения должны быть приравнены к жалованью простого рабочего. До определенной степени можно даже сказать, что использование буржуазных специалистов означает 'перемирие' в разгар нашего наступления на капитализм, и попятное движение со стороны нашей Советской социалистической республики, которая с первого дня обещала, и уже осуществила на деле, уравнивание зарплат в соответствии с принципами Парижской Коммуны. Однако это действительно всего лишь перемирие, неизбежное для переходного периода'. Ленин вынашивает гигантские и отчасти загадочные планы в области сельского хозяйства, на которые повлияли идеи Конфуция, чьи труды сегодня стали его излюбленным чтением. 'Экономическая роль России в жизни будущей коммунистической Европы, - заявляет он, - будет основана на развитии сельского хозяйства. В русской земле кроются неизмеримые богатства, способные в немалой степени обеспечить благосостояние всего человечества. В других странах будет развиваться промышленность, обеспечивая нужды международного сообщества советских государств, но Россия будет снабжать рабочих хлебом насущным. Чтобы увеличить сельскохозяйственное производство в России, необходимо в гигантских масштабах применять научные методы. Сейчас особое внимание уделяется производству сельскохозяйственных машин. За последнее время мы построили много новых заводов, и они работают удовлетворительно, причем часть из них - под руководством иностранных специалистов'. Действительно, некоторые зарубежные фирмы, создавшие отделения в России до революции, в настоящее время буквально завалены заказами советских правителей на сельскохозяйственные машины и орудия. Для большевистского образа мысли характерно необычное сочетание утопизма с макиавеллизмом. Следующий эпизод, рассказанный Лениным в самой будничной манере, позволяет судить о том, что имеют в виду большевики, когда они 'снисходят' до сотрудничества с буржуазией. 'В феврале 1918 г., когда германские империалисты двинули войска против беззащитной России, демобилизовавшей свою армию, и до того, как мировая революция полностью созрела, доверившейся международной пролетарской солидарности, я, не колеблясь ни минуты, заключил нечто вроде соглашения с французскими монархистами. Один француз, капитан Садуль, на словах сочувствовавший большевикам, но на деле преданно служивший французскому империализму, привел для встречи со мной французского офицера по имени де Люберсак. 'Я монархист. Моя единственная цель - победа над Германией' - сразу же заявил де Люберсак. 'Само собой разумеется' - ответил я. Его заявление нисколько не помешало мне договориться с ним об услугах, которые могли нам оказать французские саперы, уничтожая железнодорожное полотно и взрывая мосты, чтобы задержать наступающих германцев. Это нагляднейший пример компромисса, который одобрит любой здравомыслящий рабочий, компромисса с французскими монархистами в интересах социализма; мы обменялись рукопожатием, зная, что любой из нас с удовольствием повесил бы другого. Но на тот момент наши интересы совпадали - надо было устранить угрозу со стороны германского империализма. И мы без сантиментов использовали таких же империалистов - французских офицеров - в качестве нашего инструмента, чтобы отстоять оказавшиеся в опасности интересы русской и мировой социалистической революции. Тем самым мы помогли делу рабочего класса России и всех стран; тем самым мы усилили мировой пролетариат и ослабили мировую буржуазию. Мы просто взяли на вооружение абсолютно законный и признанный метод - маневрировали, добивались передышки и выигрывали время, пока быстро назревающая пролетарская революция не начнется во всех странах'. Таковы добросовестно записанные собеседником подлинные мысли Ленина. Очевидно, высказывая их, он отлично сознавал, что сам является наиболее умелым пропагандистом своего дела. Тем не менее, некоторые его заявления отличаются достаточной откровенностью, и вполне наглядно свидетельствуют о нравственном безумии в особо зловещей форме, характерном для большевистского образа мысли, чтобы послужить серьезнейшим предостережением для Западной Европы.  

21 апреля 2014, 12:04

Кто организовал Октябрьскую революцию?

 У товарища http://balbes92.livejournal.com/148388.html в преддверии Дня Рождения Владимира Ильича Ленина появилась полемическая тема, с вопросом: Кто организовал Октябрьскую Революцию? Интеллигенция, рабочие или пролетариат? С таким вот ответом: Революцию организовала интеллигенция. Массы участвовали, безусловно. Но субъект, за которым шли массы, была партия РСДРП (б), в которой большую часть на тот момент составляла именно интеллигенция. Это не значит, что они воплощали в жизнь свои фантазии (интеллигент-большевик отличается от современного интеллигента). Большевики принимали многое из того, что выдвигали массы. Одновременно они занимались организацией всех мероприятий. Рабочие, солдаты и крестьяне, если можно так выразиться, были пехотой, то есть теми, кто реализовывал идеи и программы. Но не они организовывали революцию. На мой взгляд в самом вопросе заложена системная ошибка. Сначала цитата товарища Сталина, а потом ответ. Три обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии. Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил. Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов. В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом. Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу. Главным из этих условий нужно считать следующие. Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России. Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли. В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами. В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, [c.359] как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров). В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр. В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны. Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции. Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране. Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних [c.360] условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше. Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки. “России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения. Таких специфических условий, как 1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне 2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага; 3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения; 4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам” (см. т. XXV, стр. 205). Этих слов Ленина забывать нельзя.  Вопрос о трудящихся массах мелкой буржуазии, городской и сельской, вопрос о завоевании этих масс на сторону пролетариата является важнейшим вопросом пролетарской революции. Кого поддержит в борьбе за власть трудовой люд города и деревни, буржуазию или пролетариат, чьим резервом станет он, резервом [c.362] буржуазии или резервом пролетариата, – от этого зависит судьба революции и прочность диктатуры пролетариата. Революции 1848 г. и 1871 г. во Франции погибли, главным образом, потому, что крестьянские резервы оказались на стороне буржуазии. Октябрьская революция победила потому, что она сумела отобрать у буржуазии ее крестьянские резервы, она сумела завоевать эти резервы на сторону пролетариата и пролетариат оказался в этой революции единственной руководящей силой миллионных масс трудового люда города и деревни. Кто не понял этого, тот никогда не поймет ни характера Октябрьской революции, ни природы диктатуры пролетариата, ни своеобразия внутренней политики нашей пролетарской власти. http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинк PS. Разумеется, в процессе борьбы, РСДРП втягивала в себя не только пролетарские элементы, именно по содержанию партия была пролетарской, где к примеру выходец из семьи интеллигентов Владимир Ленин, был именно представителем пролетариата и действовал в его интересах. Интеллигенция же как прослойка общества, потерпела полное банкротство после Февраля, когда все ее иллюзии были растоптаны реалиями Временного Правительства уничтожившего Российскую Империю и ничего она уже организовать как класс или прослойка не могла. Сама революция была осуществлена усилиями боевого авангарда российского пролетариата - большевиками, которые организовав вооруженное восстание опирались прежде всего на рабочих и солдат, а так же на крестьянство. В этом отношении, первые декреты о земле, о мире и о национализации промышленности, были платой (в рамках выполнения данных обещаний) за поддержку широких масс, причем масс пролетарских. Интеллигенция же в основном оказалась совсем в другом лагере, так как большевики вместе с остатками старых режимов изрядно оттоптались и на старой российской интеллигенции относясь к ней таак, как она того заслуживала. Она могла быть попутчиком пролетариата, но конечно же не могла ничего организовать. Ну и вызывает недоумение противопоставление рабочих и пролетариата. Рабочие в 1917 году были частью пролетариата. В целом же совершенно очевидно, что революция была организована боевым авангардом российского пролетариата - партией большевиков, которая совершив успешную революцию, реализовала на практике принцип диктатуры пролетариата. То что среди большевиков были выходцы из интеллигенции, никак не отменяет того факта, что реализовывыли они программу диктатуры пролетариата, а не "руководящей роли интеллигенции". Согласно мнению и Ленина и Сталина, представители непролетарских классов, рассматривались как попутчики революции, и в этом состоит роль интеллигенции - роль попутчиков пролетарского авангарда революции.