Выбор редакции
15 января, 21:40

Французские долги

Касательно недавних требований Франции относительно возвращения старых царских долгов, которые отказался выплачивать Ленин, было бы уместно напомнить Франции о необходимости оплатить ущерб нанесенный французскими интервентами, которые вторглись на территорию России помогали разжигать гражданскую войну.Как верно отмечают https://poltora-bobra.livejournal.com/1337968.html, Ленин указывал вполне ясные условия для возврата царских долгов французам:Франция от выполнения условий Ленина отказалась и продолжила поддерживать белогвардейцев, выбрав вместо денег войну и оккупацию бывших территорий Российской Империи, тем самым лишившись любых прав на получение царских долгов, не говоря уже о том, что Франция сама задолжала за свою паскудную роль в иностранной интервенции.

15 января, 19:04

Путин ответил Кадырову, Матвиенко и Собчак

Про Мавзолей.Не упусти момент: http://goo.gl/ZqK8eyЯндекс Дзен — http://clck.ru/C7KiHТелеграм — http://t.me/friend_blogВКонтакте — http://vk.com/malahov_vkФейсбук — http://www.facebook.com/friendrus/ЖЖ — http://friend.livejournal.com

14 января, 18:20

Владимир Путин лишь подчеркнул историческую роль Ленина — Клинцевич

Первый зампредседателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич, комментируя слова президента РФ...

Выбор редакции
Выбор редакции
14 января, 06:14

Может ли быть “христианский коммунизм”?

Христианство - это жизнь в Церкви, это жизнь во Христе. А коммунизм начинается с атеизма

08 января, 22:23

О советском человеке народном кандидате Грудинине и Путине

Стихи-пророчествоКак ликовали все крымчанеИ вся российская земля!- Ура! Мы вместе! – там кричали,А здесь: - Мы вновь одна семья!Спасибо, Путин, молодец!Не струсил натовских овец!..Но вот представьте… Выйдет Путин,И вдруг услышит наш народ: - Конец всей либеральной мути!Она – диверсия по сути!Чубайса виселица ждет!Долой реформ идиотизм! Вернем страну в социализм! Услышав долгожданный глас,От Москвы и Крыма до КамчаткиПустится народ России в пляс,Не жалея собственные пятки.Ведь так и будет, уж поверьте!Нет, я не глупости мелю.Никто своей не хочет смерти.Деваться некуда Кремлю.Он сегодня как на хрупкой льдине,Завтра он провалится под лед,А советский человек Грудинин Вперекор всей либердурачинеВ светлый век Россию поведет.Автор – известный писатель Владимир Бушин (сейчас ему 94 года, фронтовик)Источник http://zavtra.ru/blogs/novogodnee_prorochestvoА вот о кандидате от олигархов Владимире Путине Есть вопросыо чём бы я спросил президента Владимир БушинПредвыборная президентская кампания ещё не была объявлена, но уже давно началась. Да как! Первыми, очертя голову, бросились в бой самые высокопоставленные чиновники: мужчины, женщины и трансгендеры… Странно, зачем уж так-то спешно из кожи лезть и голосить за кандидата, у которого рейтинг и без того зашкаливает за границу здравого смысла — 86%. А они голосят столь буйно, словно на дворе — 1996 год, и опять им надо выбрать себе Ельцина, у которого всего 2%. И в радении своём впадают уж в полное безумие. Так, один политический трансгендер из руководства Думы возгласил: «Путин есть — есть и Россия, Путина нет — нет и России!» Владимир Владимирович, ну, приведите вы их в чувство! Я вам не раз писал об этом. Душ, что ли, устройте им холодный, или какую-то успокоительную клизму пусть им поставят; наконец, можно их послами назначить — кого в Намибию, кого в Гамбию, кого на Украину… Ведь этот агитационный афоризм имеет полное право на бессмертие, как изречение известного Людовика, короля-солнце: "Государство — это я!" Хотя есть и разница: Людовик — о себе, а этот — о нашем Людовике-солнце.Расскажите, Владимир Владимирович, вы этому политическому трансгендеру, что когда 7 октября 1952 года, в дни работы ХIХ съезда КПСС, вы явились на свет Божий и открыли глаза, то с радостью увидели, что сталинская Россия уже существует, потом в школе узнали, что она и до Сталина тысячу лет существовала, а позже поняли, что будет существовать и после того, когда вы лично, как говорят англичане, увы, «присоединитесь к большинству».Но самым громким началом предвыборной кампании явилась большая пресс-конференция президента 14 декабря. В ней, между прочим, было несколько комических сюжетов. Например, сам президент рассказал, может, для кого-то и смешной, но ужасный анекдот, в котором не только глупость одного персонажа, но и кровь, изнасилование, убийство других… Господи, да это у нас без конца на телевидении. Анекдот должен быть не только смешным, остроумным, но и лёгким, изящным, может быть, и солёным, но хорошо бы гуманным, и уж обязательно — без насилий и убийств. Его же рассказывают, чтобы посмешить.В другой раз плакат "Путин. Бабай" в руках молодой татарки президент прочитал как "Путин, бай-бай" — пора, мол, тебе спать. Но, оказывается, бабай — это по-татарски "дедушка". Когда ошибка обнаружилась, татарский дедушка вспомнил русского дедушку — Крылова, его басню "Мартышка и очки": "Мартышка к старости слаба глазами стала…". Я порадовался: значит, помнит басни, которые мои внуки сейчас учат, приятное совпадение. Но не стал ли, действительно, слаб глазами, всё ли видит?Смотрите. Президент заявляет, что в стране создана обстановка, позволяющая любому простому человеку добраться до первых лиц государства. Он не видит, как на самом деле обстоит дело? Например, раз в год собирается в большом зале много журналистов, это всё-таки не "простые люди", и попасть туда, например Михаилу Зубу удалось только обманным путем. На сей раз их было 1600 персон, но торопливо, сбивчиво обратиться к президенту смогли только 65 из них, то есть один из тридцати пяти. Ну да, Собчак-то получила слово, и Фельгенгауэр с "Эха Москвы", и телевизионный Брилёв, и поляк, свихнувшийся на Катыни, и тупой американец, и престарелая американка, и наглый укр… Но за все 13 пресс-конференций ни разу не получил слово ни один журналист "Советской России", "Правды", "Завтра", "Российского писателя", "Пятой газеты" и подобных им изданий. Чего же мне радоваться такой выборочной демократии?За двадцать лет со страниц газет и журналов, с трибун органов власти и митингов великое множество раз к вам с предложениями, просьбами, жалобами, протестами, с критикой обращались ветераны войны и труда, знаменитые учёные, прославленные писатели и артисты, Герои Советского Союза, вдовы и сироты… И ни разу вы не ответили так, как принято в порядочном обществе, — со страниц газеты, с трибуны, по телевидению.12 декабря, как раз к "христову дню", "Советская Россия" на первой полосе напечатала статью В.Н. Турченко из Новосибирска "Будем откровенны! Вопросы президенту, которые могут не прозвучать на пресс-конференции". Вопросов всего девять. И все они важнейшие. И ни один на пресс-конференции не прозвучал. Приведу хотя бы два вопросика. «Нерусская часть населения страны в демографическом отношении в целом вполне благополучна. Кризис бьёт в основном по русскому народу. После 2002 года его численность сокращается в полтора раза быстрее, чем за предыдущее десятилетие». Всего с 1989 года до 2016-го доля русских в населении страны сократилась с 81,3% до 75%. Если так пойдёт дело и дальше, пишет т. Турченко, то «русские скоро станут в своей стране меньшинством». Вопрос: «Почему вы, Владимир Владимирович, говоря о демографической ситуации, даже не упоминаете о вымирании государствообразующего народа?».От себя добавлю: ведь это, кроме всего прочего, вопрос государственной безопасности, и не является ли такое трагическое положение в известной степени результатом того странного демографического обстоятельства, что в пору прекрасной демократии главами правительства один за другим становились четыре человека нерусской национальности, а их заместителями, вице-премьерами, во главе с первым заместителем А.Чубайсом — дюжина собратьев Чубайса, среди которых только один достоин доброго слова, остальные ничем не похожи на Дизраэли или на Героя социалистического труда заместителя председателя Совета министров СССР Вениамина Эммануиловича Дымшица (1910-1993), проработавшего на этом высоком посту 23 года.Второй вопрос: «За четверть века существования РФ уровень её ВВП не достиг уровня РСФСР 1989 года, тогда как во многих странах мира он удвоился и утроился, а в Китае возрос в 12 раз. В итоге доля Китая в мировом ВВП увеличилась с 3 до 18%, а наша уменьшилась с 9 до 3%. Почему вы, Владимир Владимирович, 20 лет продолжаете провальную экономическую политику?».Объяснение этому, по-моему, вот в чём. В иных случаях Путина невольно приходится сопоставлять с теми, кто когда-то тоже стоял во главе страны, прежде всего — с Лениным и Сталиным, при которых Россия достигла небывалого взлёта. Можно привести огромное количество их публичных ответов на письма, на обращения к ним, но приведу по одному примеру.На Седьмом съезде Советов в декабре 1920 года Ленин делал доклад об иностранных концессиях, на которые Советская власть тогда вынуждена была идти. Ленин говорил: «Вопрос о концессиях вызвал повсюду… (даже) среди широких крестьянских масс крестьянства немалое волнение, даже беспокойство. На большинстве собраний, посвящённых разным темам, чаще всего раздавались вопросы о концессиях. И общим тоном было опасение: своих капиталистов мы изгнали, а чужих хотим пускать». В заключительном слове Ленин прочитал полученное им письмо беспартийного крестьянина Нижегородской губернии. Тот писал: «Мы, крестьяне, готовы ещё три года голодать, холодать, нести повинности, только Россию-матушку на концессии не продавайте». Эту записку Ленин предложил включить в документы съезда, ибо «тут есть опасность, и мы за этой опасностью должны следить в оба, и если из безграмотной среды крестьян идут такие напоминания, то это особенно важно». Какое внимание, какое уважение к голосу неведомого крестьянина!А Сталин!.. Возьмём другой уровень, другую сферу. К нему приезжали, с ним беседовали писатели разных стран: англичанин Г.Уэллс, французы А.Барбюс и Р.Роллан, немецкий еврей Л.Фейхтвангер и немец Э.Людвиг, он давал интервью американскому полковнику Р.Робинсу… А советские писатели! С Горьким, Фадеевым, Симоновым, Горбатовым решали вопросы литературной жизни. Ему писали, обращались с просьбами — от просьбы срочной помощи голодающим (Шолохов) до квартирных (Пастернак) — Замятин, Пильняк, Толстой, Афиногенов, Корней Чуковский, Эренбург (семь писем), Ахматова, Зощенко… Он сам звонил по телефону или писал Демьяну Бедному, Булгакову, Пастернаку, Эренбургу, Афиногенову… Некоторые из названных и неназванных писали о Сталине: Барбюс, Пастернак, Ахматова, Мандельштам….Но, отложив пока ответ на поставленный вопрос, вернёмся к делу о концессиях и близким ему темам. Что там ныне концессии!.. В области теплоэнергетики, электростанций, столь важной в нашей холодной стране, иностранный капитал властвует на 95%; в деле железнодорожного машиностроения — 80%; в цветной и чёрной металлургии — на 70-75%. При отсутствии государственной монополии на водку торговля ею оказалась на 95% в руках чужеземцев. Прав Г. Зюганов, когда говорит: «Если ключи от вашей железной дороги, от энергетической станции и от продовольствия находятся в чужих руках, то у вас нет безопасности». Е.А. Фёдоров, член генерального совета правящей партии "Единая Россия", заявляет, что Россия — колония США и управляется оккупационным механизмом, созданным американцами.И разве не писали Путину разного уровня работники о положении дел в энергетике, машиностроении, металлургии и других областях экономики? Писал, например, сварщик Михаил Каргин о коррупции, грубых нарушениях технологии и других безобразиях при строительстве атомных подводных лодок на "Севмаше". Ему ответили? Или приняли меры "по умолчанию"? Однажды на "прямой линии" строитель А. Тюришев рассказал президенту о беспорядках на космодроме Восточный, где рабочие выколачивали зарплату голодовкой. Стройка века!.. Путин тогда сказал: «Я возьму этот вопрос под личный контроль». И контроль этот обернулся изгнанием Тюришева с космодрома. А если бы прислушались к простому работяге, может, и не стал бы позором первый пуск ракеты с этого космодрома 28 ноября, когда 9 спутников рухнули в океан.17 декабря в передаче Владимира Соловьёва Карен Шахназаров, который всегда, как и на сей раз, говорит о своей любви к советскому времени, вдруг поведал, что он не верит разным там цифрам, процентам и тому подобному, что приведено выше, а верит своим глазам, и картина перед его глазами встаёт ныне прекрасная. "Как страна изменилась!" Ну, в самом деле — в магазинах всё есть, хотя почти сплошь фальсификаты, но есть же! Очень прекрасно… Но вот, Карен Георгиевич, еду я по Новорижскому шоссе на дачу, и с правой стороны по ходу машины проносятся какие-то грандиозные сооружения, на которых огромными цветными буквами начертано ЛЕРУА МАРЛЕН… МАIOR… HOF!… TOYOTA… Это только по одну сторону дороги, подобная картина и по другую. И я тоже верю своим глазам, но верю и цифрам. Да и в городе все улицы тоже заляпаны вывесками и объявлениями на чужом языке, и полное впечатление, что ты живёшь в американской колонии.В итоге всё-таки скажем: чем же объяснить, что Ленин и Сталин были так внимательны к письмам и безвестных крестьян, и знаменитых людей, а Владимир Владимирович, похоже, не читает такие письма? Думаю, всё дело в том, что те пришли к власти через ссылки, тюрьмы, войны, и они любили свой народ, родную страну.Источник http://zavtra.ru/blogs/est_voprosiПерейти к оглавлению блога

05 января, 20:14

В голосовании Грудинин пока набирает около 40%

Я тоже проголосовал за Грудинина, хоть с ним конечно много еще неясного. По мере узнавания новых сведений о Грудинине и его взглядах свою позицию возможно придется в чем-то корректировать. Пока что верим, что КПРФ, выдвинув его – знает больше и уверена в нем. Но зато слишком ясно с Путиным – у него ставка на олигархов, на построение олигархического кастового общества. На примере нынешней власти наглядно видно - чем дальше от Ленина и Сталина – тем ближе к Пиночету, Николаю 2 и Гитлеру. Пока что с пропутинских и официозных информационных ресурсов льется такой поток грязи, псевдо-"компромата" на Грудинина, заведомой лжи – что симпатии к Грудинину сильно возрастают. Видно, крепко он растормошил гадюшник, свитый за последник десятилетия крысами. Считать, что Грудинин - путинская марионетка, а путинская пропаганда так его обливает грязью, и путинская марионетка Грудинин так жестко критикует путинскую экономическую политику – это уж слишком "хитрый план Путина". А вот опрос https://www.livejournal.com/poll/?id=2076777https://kolybanov.livejournal.com/18607615.htmlМожете тоже проголосовать. Пока результат такой -Опрос. Открыт: Всем, подробные результаты видны: Всем. Участников: 121За кого бы вы проголосовали на Президентских выборах 2018 в РФ?1 За В.В. Путина…………………………..10(8.3%)2 За К.А. Собчак…………………………..10(8.3%)3 За В.В. Жириновского…………………...0(0.0%)4 За П.Н. Грудинина……………………….51(42.1%)5 Не пошёл бы на выборы……………….. 42(34.7%)6 Не определился…………………………..8(6.6%)Много конспирологии сейчас вокруг кандидатуры Грудинина. Одни клеймят его агентом Путина, другие агентом Госдепа. Третьи – агентом Абрамовича и мирового сионизма. Четвертые самого Грудинина называют страшным олигархом, который тайно ест младенцев.Неожиданные повороты будут еще в этих выборах – как учит Брексит, избрание Трампа. Звезда Грудинина может закатиться не взойдя, а может разгореться спасительным огнем очищения России от скверны.40% - это протестный потенциал, запрос на справедливость. Против Кущевско-Куршавельской системы.Народ истосковался по правде и справедливости. Сейчас именно с ними ассоциируется имя Грудинина.Путин на себя не захотел взять эту миссию, значит не по нутру ему это. Путин сквозь зубы презрительно цедит – "так называемое народное благо", Волгоградская битва 1943 "за интересы". Зато Путин аж надрывается о "патриотизме" – любите путинскую Россию, будьте готовы отдать жизнь за интересы своих господ, во имя сохранения нынешней системы!В 1990-х ни один бизнес не мог существовать без крыши. Любой самый честный бизнесмен платил 30-50% браткам, иначе попадал на кладбище. Так что Грудинин возможно на крючке, ему предъявят, если очень много голосов набирать будет. Поэтому может быть его и пропустили на выборы.Перейти к оглавлению блога

04 января, 16:19

Моя Европа

На новогодних праздниках прочитал достаточно интересные мемуары британского разведчика Брюса Локкарта, который был связан с так называемым "делом послов" и "заговором Локкарта", который был разоблачен советскими чекистами.Сам Локкарт до конца отрицал свою причастность к покушению на Ленина и организации заговора. В Советской России он был объявлен вне закона, а его действия связанные с попытками физической ликвидации большевистских вождей (в первую очередь Урицкого и Ленина) сыграли немаловажную роль в принятии декрета о Красном Терроре.В своей книге, изданной в 1952 году, Локкарт расказывают про свою работу в различных странах, в том числе и в России. Естественно, он в ряде моментов себя выгораживает, но тем не менее, его мемуары содержат в себе немало интересных наблюдений. Естественно, стоит делать поправку на то, что все написанное вышло из под пера кадрового агента британской разведки, который в условиях Холодной войны, писал свои мемуары с подчеркнуто антисоветских позиций.В годы войны русские удивили меня непостоянством своего темперамента, который постоянно колебался от экстремального оптимизма до глубокого пессимизма. Самым ярким примером служил замечательный Ликиардопулос (Lykiardopolos), секретарь Московского Художественного театра (МХАТ) и страстный англофил Он был не только талантливым журналистом, но и знал много языков, включая греческий. А когда мне разрешили организовать в Москве небольшое бюро пропаганды, он вызвался мне помогать и фактически стал единственным моим сотрудником. Это был мой первый опыт в вопросах пропаганды, и расходы по содержанию бюро в год не превысило тысячи фунтов стерлингов. Незадолго до этого Лики, как мы его называли, вернулся из поездки по Швеции и был уверен, что Германия непобедима. Позднее, когда Россия начала нести потери, я поручил ему поездку в Германию с греческим паспортом. Он вернулся, потрясённый упадком германской экономики и снижением уровня жизни немецкого народа. Теперь он считал, что война закончится революцией, но не в России, а в Германии. Незначительные успехи Русской армии приводили его в восторг. В случае отступления русских он впадал в глубокое уныние. Такая смена настроений была характерна для большинства русских. Конечно, имелись и исключения, такие как Михаил Челноков, депутат Государственной Думы, московский городской голова. Он ещё возглавлял Союз русских городов, который вместе с Земским Союзом проделывал огромную работу по снабжению армии после того, как великий князь Николай Николаевич настоял на том, чтобы общественные организации, наконец-то, оказали содействие Военному Министру. Челноков, с которым я подружился, относился к тому типу русских людей, которые в любых обстоятельствах сохраняют выдержку и хладнокровие. Во время войны он постоянно рассказывал мне о нарастающих проблемах между демократами и реакционерами.* * *Грубо говоря, это был конфликт между Москвой и Петроградом. Москва была настроена патриотично и стояла за поддержку англичан, считая, что настоящую победу Россия одержит только при таком правительстве, которому полностью доверяет народ. Петроград опасался длительной войны, которая может спровоцировать революцию, и поэтому его позиция была оборонительной и прогерманской. Эту позицию ещё можно назвать анти-английской, поскольку в Петрограде распространялись слухи, что Англия будет драться, пока не погибнет последний русский солдат. Эти же слухи широко муссировало Советское правительство в годы Второй Мировой войны. Конфликт между двумя крупнейшими городами России продолжался до Первой (Февральской) революции. Она произошла в марте (по старому стилю) 1917 года, а прелюдией к ней было взятие Варшавы 4 августа 1915 года. За тот период времени Царь закрыл работу Думы, сменил несколько министров и вместо непопулярного Главнокомандующего великого князя Николая Николаевича заступил на его пост. Приняв командование Русской армии на себя, Царь тем самым подписал свой приговор. За те восемнадцать месяцев русские познали множество поражений и одержали только несколько побед. Вера в скорую победу улетучилась. В тот период времени Император большую часть времени проводил в Ставке, а Распутину приписывалось усиливающееся влияние на Императрицу. Москва наполнялась беженцами и ранеными, чьи рассказы только усиливали пессимизм. Продовольствие исчезало. Сверх того, распространялись самые невероятные слухи, создавая напряжённую атмосферу в обществе, которую так давно ждали разрушительные элементы. Хотя большинство большевистских лидеров находилось в эмиграции или ссылках, имелось достаточно других оппозиционеров, готовых выполнить ленинский приказ и превратить империалистическую войну в гражданскую. Забастовки на фабриках и заводах участились и носили более угрожающий характер. Новые попытки мобилизации стали приводить к беспорядкам и хулиганству. Усмирить недовольных можно было только грубой силой. Забастовщиков расстреливали или разгоняли нагайками. * * *Ещё в январе 1916 года генерал Алексеев, один из самых опытных и талантливых русских генералов, признался Челнокову: «С Императором всё в порядке. Проблема в том, что всё его окружение состоит из мерзавцев». Но Император не был «в порядке». Бесспорно, его намерения были самые искренние, но как любая слабая личность, он терялся в сложных ситуациях, когда возникала необходимость действовать твёрдо и решительно. Земельная реформа могла бы сильно укрепить его авторитет, поскольку девяносто процентов солдат были выходцами из крестьян. Но земельная реформа рассматривалась как уступка либералам, и поэтому не входила в интересы окружения Императора. Более того, Император находился под сильным влиянием жены, Императрицы Александры Фёдоровны, а ещё до переломного 1915 года за ней прочно укрепилось прозвище «немка». Неспособный управлять страной и не хотевший подписывать позорного мира, Николай Второй продолжал войну, которая становилась всё более непопулярной. И задолго до финальной трагедии Император потерял преданность и поддержку своего народа. Революция в марте 1917 года (по новому стилю – Февральская революция) оказалась для меня неожиданностью, но не потому, что я не ожидал её, а потому, что начало ее, было типично русским: бестолковым и сумбурным. Отсутствовала организованность. Царь опять распустил Думу. Одновременно в Петрограде возникли перебои со снабжением хлеба, и полиция снова применила оружие, чтобы утихомирить возмущённые народные массы. В понедельник 12 марта рабочие вышли на улицы. Дума продолжала заседать, игнорируя указ Царя. Войска перешли на сторону рабочих. Власть рассыпалась как карточный домик. Самопроизвольно вспыхнула революция.* * *Моя миссия закончилась печально.  Я с самого начала испытывал трудности. Большевики очень боялись немцев, которых они терпеть не могли. Поэтому они очень хотели получить признание со стороны Великобритании и Соединённых Штатов. Но, придя к власти в результате обещания немедленного и безоговорочного мира, большевики понимали, что им не удержаться у власти в случае продолжения войны. Мир на любых условиях был, таким образом, существенным условием выживания большевиков. Только если бы Германия захватила бы всю страну, Ленин бы согласился принять военную помощь от Франции, Великобритании и Соединённых Штатов. Троцкий, отказавшийся подписать Брест-Литовский мир, мог бы продолжать воевать, но при всех его военных и административных заслугах, он не был Лениным.* * *С 1918 года и по сегодняшний день меня не перестают поражать два явления: гениальность Ленина как революционного вождя, и недопонимание во всём мире значения большевистской революции. Ведущие зарубежные политики не видели перспектив большевистского правительства в России, безграмотной стране, сильно пострадавшей в годы войны, чьё социальное развитие лет на триста отставало от государств Западной Европы. Лишь немногие русские верили, что власть большевиков – не мимолётное и временное событие в трудное для страны время. Большинство приветствовало падение правительства Керенского, потому что были убеждены, что большевистский режим не продержится и шести недель. И Ленина могла бы ожидать такая участь. Большевистскую революцию произвела маленькая группа профессиональных революционеров, большинство из которых провели свою жизнь в изгнании за границей.* * *Ленин произвёл на меня сильное впечатление с самого первого момента, когда я его увидел. И даже сегодня, имея больше информации, я бы почти ничего не стал менять относительно его высокой оценки в отчётах, которые я посылал в Министерство Иностранных дел, а затем суммировал в своей книге «Воспоминания британского агента». Кроме высокого лба и слегка монголоидного разреза глаз , в его внешности не было ничего выдающегося. Костюм на нём висел, а галстук почти всегда был небрежно завязан. Он любил стоять, запрокинув голову назад, и удобно засунув большие пальцы проймы своей жилетки. За исключением самых сильных морозов, на его голове всегда красовалась рабочая кепка. Спокойный и уравновешенный, он в хорошем настроении переносил пребывание в эмиграции, любил рыбалку и охоту в Сибири, прогулки и поездки на велосипеде в Швейцарии. Ленин ценил юмор, любил сам пошутить, иногда довольно едко, и ничего человеческое было ему не чуждо: он мог сильно расстроиться, если проигрывал партию в шахматы. В любви к искусству он ничем не отличался от обычного среднего человека. Предпочитал русскую классику современной советской литературе, не любил Маяковского, наслаждался классической музыкой, особенно Бетховеном, но за редким исключением скучал в театре. К 1917 году Ленин сосредоточился целиком на революционной борьбе, откинув в сторону всё, что ему казалось лишним и легкомысленным. Он мог концентрироваться в любых условиях, даже шум не мешал ему. Я видел его отрешенно писавшим что-то на листке бумаги среди самого хаотичного Съезда Советов в истории Советского Союза. Ленин не признавал блеска и помпы, которыми другие диктаторы так любят себя окружать, и, по крайней мере, в 1918 году был доступен простому народу. Хотя, как и все коммунисты, он считал, что цель оправдывает средства, даже самые жестокие, Ленин был удивительно откровенен с несколькими иностранцами, с которыми ему доводилось встречаться, и это резко контрастирует с нынешними руководителями Советского Союза. Насколько я помню, он редко ошибался в прогнозах на будущее. Ленин никогда не доходил до грубости и не прерывал собеседника. Да, он мог быть безжалостным и жестоким, но его жестокость не носила личного характера, а была подчинена конечной цели. Мне кажется, что он даже не знал, что такое личная месть. Мне известно, что в 1918 году Ленин пощадил многих интеллектуалов, которые в наши дни бесследно бы исчезли.* * *После смерти Ленина, когда к власти пришёл Сталин, Горький писал: «Знаю, что Ленину нет равных даже среди самых выдающихся деятелей партии». Я полностью согласен с этим утверждением. Ни Троцкий, ни Сталин не могут претендовать на место рядом с Лениным. Как очевидец тех событий, с полной уверенностью заявляю, что в 1918 году, время, которое впоследствии Сталин назовёт героическим годом большевизма, Ленин был единственным большевиком, которого любили и поддерживали народные массы. По моему мнению, они симпатизировали ему по двум причинам. Ленин разговаривал с ними так, как будто он сам был одним из них – на равных и с пониманием. Они внутренне почувствовали, что его неослабевающая вера в собственную способность улучшить их жизнь, была искренней и лишена личных амбиций. Меня часто спрашивают, что бы думал Ленин о результатах его революции, будь он жив сегодня. Мог бы он радоваться политическим и экономическим достижениям, или бы он расценил результат своей жизни как неудачу? Это некорректный вопрос, потому что любой ответ будет спекуляцией, и относится к нему серьезно нельзя. Лично я считаю, что Ленин мог бы гордиться сегодняшней Россией: из сельскохозяйственной страны она за короткое время превратилась в мощную индустриальную державу, ликвидирована неграмотность, и образование охватило широкие слои населения, а триумф русской инженерной мысли вызывает восхищение во всём мире. Такими оказались плоды материального прогресса, за которые Ленин боролся всю жизнь, подтвердившие марксистское учение о необратимости исторического развития. Более того, добились этих достижений русские люди, которых он расценивал как самую талантливую нацию. Разве не Ленин утверждал, что, получив достойное образование и правильное воспитание, лет через двадцать пять русский народ, выведет своё государство на передовые позиции в мире? Он бы ещё принял идею колхозов, уничтоживших единоличные крестьянские хозяйства и объединивших крестьян в совместном труде для общей цели. Это стало прямым результатом логического развития ленинской интерпретации марксистской догмы. И в основе военных успехов СССР тоже лежат принципы учения Ленина.* * *В Красноярске между чехами и большевиками вспыхнул вооружённый конфликт. И даже сегодня достоверно неизвестно, кто его спровоцировал: французские офицеры, входившие в состав Корпуса, или местные большевистские власти. Не думаю, что Москва была причастна, а я вообще никак не был связан с тем скандалом. Должен признать, что эта история испортила мои отношения с Троцким. Моё преступление, однако, с точки зрения сегодняшнего Советского режима заключается в приписывании мне участие в так называемом «заговоре Локкарта» вскоре после высадки Союзников. В современной версии истории советской дипломатии меня обвиняют в том, что «Локкарт вместе с предателем Троцким состоял в заговоре против Советской власти».* * *Карл Радек , обладавший блестящими журналистскими способностями, живым умом и склонностью к едким суждениям, внешне выглядел скорее как бандит, а не как интеллектуал. Он был в приятельских отношения со всеми противниками интервенции, в том числе, и со мной. Ленинское окружение считало Радека своего рода привилегированным внутрипартийным шутом. Радек почти никогда не расставался со своей огромной трубкой и обожал особый табак английского королевского флота. Я имел большой запас этого табака, и поэтому он регулярно наведывался ко мне и развлекал оживлёнными разговорами. В начале 1918 года Радек яростно ненавидел немцев, и я думаю, он был вполне искренен в своих антипатиях, и решительно (как и все люди Троцкого) высказывался против заключения Брест-Литовского мира. Когда подписанное перемирие стало свершившимся фактом, Радек считал, что это конец. «О, господи! – восклицал он. – Если бы за нами стояли не русские, то весь мир пришёл бы в ужас!». С Радеком я тоже никогда больше не встречался. Во время последней войны, когда у меня наладились дружеские отношения с некоторыми работниками Советского посольства в Лондоне, и мы могли вести доверительные беседы, я спрашивал некоторых из них, что стало с Радеком. Ответ всегда оказывался одинаковым: смущение и молчание. Радек вместе с рядом других выдающихся революционеров был объявлен «фашистским агентом» и обвинён в принадлежности к троцкизму. Его дерзкое поведение на судебном процессе было настолько вызывающим, что кто-то, сидевший рядом со знаменитым писателем Алексеем Толстым, шепнул ему на ухо: «Дьявол, а не человек!». Единственный из осуждённых на том процессе, Радек не был расстрелян, но его больше никто не видел.* * *Перед своим отъездом Толстой пришёл попрощаться. На этот раз на нём были надеты обвислые шаровары, чёрная тужурка из шкуры какой-то дворняжки торчала из-под сюртука, и под ней ещё виднелась короткая жакетка. Всё это дополнялось огромным отложным воротником и развязанным галстуком-бабочкой. Толстой выглядел как старомодный франт. Уходя, он облачился в огромную шубу. На его голове красовался странного вида котелок, которому мог бы позавидовать даже господин Черчилль. Это захватывающее зрелище только усилило мои сомнения относительно его успеха.Я сильно ошибся. Алексей Толстой вернулся из Англии в приподнятом настроении. Ему всё понравилось, и, преисполненный энтузиазмом, он на одном дыхании написал серию статей в восхвалении Великобритании. Москвичи зачитывались его очерками. С этого времени Алексея Толстого стали считать самым крупным русским англофилом, появившемся в Обществе по Установлению Дружеских отношений с Англией, способного к тому же правильно выражаться по-английски.Мы начали часто видеться. Он запросто называл меня по имени и дарил свои книги. Можно сказать, мы стали друзьями. Толстой имел талант и одинаково легко писал романы, очерки и газетные статьи. Но у него совершенно отсутствовала мораль, ему были незнакомы чувства вины и ответственности. Единственное, что интересовало Алексея Толстого – это деньги, комфорт и личный успех. Поэтому он без колебаний быстро подстраивался под меняющиеся политические поветрия, что приводило в сильное смущение его более сознательных и думающих соотечественников. Алексей Толстой находился в дальнем родстве с Львом Толстым, но противники всегда подчёркивали незаконность его рождения и, следовательно, не имеющим право называться графом. Он относился к той категории людей, которых трудно не любить, но ещё труднее уважать.После большевистского переворота Алексею Толстому удалось бежать, но не в Англию, которая могла бы быстро ему наскучить, а в Париж. В то время в эмигрантской среде не было более яростного обличителя большевиков, чем Алексей Николаевич. В Париже он продолжал вести экстравагантную жизнь. Впрочем, деньги быстро кончились, а значит, кончилась водка и цыганские песни. Поэтому меня нисколько не удивило, что, написав пару пьес по изобличению Романовых, Алексей Толстой втёрся в доверие большевикам и вернулся на родину. Он изображал из себя патриота, не способного жить вдали от России. В одном он не лукавил: репутация писателя имела для него такое же значение, как и водка под цыганские напевы.Надо признать, что его возвращение оказалось очень удачным. Большевики приняли бывшего графа с распростёртыми объятиями, и для Алексея Толстого жизнь вошла обычную колею: вино, женщины, цыгане и… работа. Да, работать пером он умел всегда. Его манеры раздражали большевиков, и в Союзе Писателей был поставлен вопрос о буржуазном образе жизни Толстого и буржуазном содержании его произведений. Но Алексей Николаевич не был простачком. Он приложил все усилия, чтобы втереться в доверие к Сталину, и даже сумел заполучить от него лестный отзыв на первый том исторического романа «Пётр Первый». Вооружившись надписью, сделанной рукой самого Сталина на экземпляре книги, Толстой явился на заседание Союза Писателей и заявил: «Обычно я не читаю рецензий на свои произведения, но эта может вас заинтересовать». Обвинение в уклоне было снято раз и навсегда.* * *Алексей Толстой до самой смерти занимался активной писательской деятельностью. Из-под его пера вышло много рассказов, романов, пьес и стихов. В годы войны он стал самым активным пропагандистом Союзников, в прессе яростно обрушивался на немцев и снова находил нужные слова для прославления вклада Великобритании в общую победу. Его смерть в феврале 1945 года, если так можно выразиться, оказалась своевременной: проживи он ещё года два-три, и его хамелеонская сущность не спасла бы Толстого от критики, обрушенной Андреем Ждановым на «безродных космополитов» и «отклонистов» под влиянием разлагающегося Запада.Судьба оказалась милостивой к писателю Алексею Толстому, его репутация осталась незапятнанной, и сегодня по величине он считается вторым писателем в СССР после великого пролетарского писателя Максима Горького. Творчество Толстого было весьма плодотворным, и его лучшие произведения продолжают высоко цениться. Встретив революцию в возрасте тридцати четырёх лет, большую часть своей жизни Алексей Толстой писал о новой России. Но он никогда не чувствовал себя полностью свободным, и его самая известная в Советском Союзе повесть «Детство Никиты» была написана в эмиграции. Для нас, иностранцев, Алексей Толстой открыл глаза на Россию даже больше, чем Достоевский. Один факт остаётся неизменным: Алексей Толстой любил красивую жизнь и всегда нуждался в деньгах. В Советском Союзе его книги пользовались большим успехом. Россия стала самой читающей страной в мире, и Алексей Толстой получал такие гонорары, о которых даже не могли мечтать американские или английские писатели. Ко всему прочему, советские авторы, в отличие от зарубежных коллег, практически не платили налогов.* * *Керенский в своё время подарил России шесть месяцев свободы – критики говорят о неограниченной свободе – и он убеждён, что история этого не забудет. Керенский верит, что коммунистический режим в России не вечен, но он не питает иллюзий насчёт его быстротечности. Хотя этот человек выбрал для места жительства Америку, он не теряет связь с Великобританией: там живут его два сына, английские подданные. Оба твёрдо стоят на ногах. Олег, блестящий инженер и убеждённый антикоммунист, построил большую часть железнодорожных мостов и дорог из Персии, по которым в годы войны Англо-Американские Союзники доставляли в СССР военную помощь. Сын Олега учится в Оксфорде и состоит в Лейбористской партии. Второй сын Керенского работает в британской Томсон-Хьюстон Компании. Александр Керенский имеет и другую связь с Великобританией. Один из его ближайших друзей стал политическим эмигрантом ещё до Февральской революции и женился на англичанке. Когда Керенский пришёл к власти, этот друг вернулся в Россию и возглавил его личный Секретариат. Спустя шесть месяцев, благодаря большевикам, он во второй раз оказался в эмиграции. Имя руководителя личного секретариата Керенского - Давид Соскис. Его сын Франк Соскис дважды занимал должность Главного Прокурора в Лейбористском правительстве в 1945-1950 и 1950-1951 годах.* * *Что бы ни говорили о Сталине и его методах, этот великий человек навсегда останется в истории. Многие пытались проанализировать его характер и дать оценку его достижений и заслуг. Это очень сложная и неблагодарная задача. Прежде всего, почти не с кем сравнивать: за всю историю человечества таких великих личностей были единицы. Во вторых, ни один иностранец не знал его близко. Только несколько русских находилось с ним в тесном контакте. Иностранцы пользовались свободой передвижения по царской России, но теперь в Советском Союзе их не жалуют. Западные дипломаты и послы сегодня живут практически в изоляции и редко, если вообще им предоставляется такая возможность, видят Коммунистического Царя даже на расстоянии.Другим препятствием для подлинной оценки популярности Сталина стала систематическая фальсификация истории, начавшаяся после смерти Ленина. История революции переписывалась несколько раз. Документы уничтожались или подделывались. Имена вычёркивались или, как в случае с Троцким, их оставляют только для тог, чтобы ругать. Изображения выдающихся революционеров стирают на фотографиях и даже убирают из фильмов. Сегодня Сталин не только победитель в последней войне, но и герой революции, любимый ученик и последователь Ленина, а так же создатель Красной Армии. Его враги отрицают участие Сталина в революции и не признают за ним заслуг в создании Красной Армии. Они также указывают на некоторые подозрительные обстоятельства, предшествующие смерти Ленина, которые бросают тень на ленинского любимого ученика. Думаю, что правда, как всегда, лежит где-то в середине этих крайних точек зрения.* * *Меня часто спрашивают, как получилось, что Робинс, Садуль и я сам, которым в 1918 году выдали пропуска в Смольный и дали возможность даже общаться с ведущими Комиссарами, ни словом не обмолвились о величайшей роли Сталина. На этот вопрос может быть только один ответ. Если бы в то время кто-нибудь предположил, что Сталин станет преемником Ленина, то у каждого хоть немного мыслящего коммуниста это вызвало бы улыбку, и он привёл бы сотню доводов, почему такое никогда не случится.Я лично встречался со Сталиным только один раз. Центральный Исполнительный Комитет проводил заседание в гостинице «Националь», в помещении бывшего ресторана. Троцкий приветствовал собравшихся со сцены, на которой при царе чех Кончик играл на скрипке и строил глазки хорошеньким жёнам московских промышленников. Раймонду Робинсу и мне отвели место почётных наблюдателей и посадили сбоку от стола Президиума. Мы заняли свои места и вскоре обратили внимание на невысокого коренастого мужчину, пробиравшегося по узкому проходу между стульями и столом Президиума. Алекс Гумберг представил ему нас. Это был Сталин. Выглядел он скромно: гимнастёрка и галифе, заправленные в высокие сапоги. Казалось, всё происходившее его не интересовало. Мы обменялись несколькими вежливыми фразами. Он спросил, не хотели бы мы выпить чаю, затем спокойно вышел из зала. Сталин производил впечатления хозяина положения. Наш чай был подан очень быстро.Конечно, в те дни мы могли бы чаще видеть его, хотя, думаю, что даже тогда иностранцы его не привлекали. Это было ошибкой с нашей стороны, но в то бурное время вокруг оказалось столько интересного и столько важных людей, с которыми хотелось познакомиться. По сравнению с зажигательным и искромётным Троцким или даже с циничным, ехидным и непринципиальным Карлом Радеком, Сталин казался ничем непримечательной фигурой.* * *После смерти Ленина вражда переросла в борьбу за власть. Сталин одержал победу главным образом из-за того, что Троцкий, несмотря на все свои таланты, был человеком вспыльчивым, никогда не отличался партийной дисциплиной, и ему не хватало целеустремлённости.Я так подробно останавливаюсь на этом раннем периоде революции не только потому, что тогда формировались основные качества Сталина как вождя, но и для того, чтобы продемонстрировать, какую важную роль для возвышения даже величайшей личности играют удача и стечение обстоятельств. Если бы Ленин был убит выстрелами Фанни Каплан на заводе Михельсона 31 августа 1918 года, Троцкий тут же занял бы его место. В то время Сталин находился в за несколько сот километров в Царицыне. Если бы Каплан арестовали до покушения, Ленин, возможно, прожил бы на несколько лет больше 1924 года, и у Сталина тоже не оказалось бы шансов прийти к власти.* * *Судьба благоприятствовала Сталину. К 1938 году он стал единоличным правителем Советского Союза. Победа во Второй Мировой войне вознесла его на трон полубога. Из 200 миллионов его подданных всего несколько человек имеют к нему личный доступ. Но сталинские портреты висят в каждой школе и в каждом общественном здании не только Советского Союза, но и социалистических стран. Детей учат восхищаться Сталиным и любить его. Поэты прославляют его в стихах. По поводу его семидесятилетия московские газеты на протяжении ещё двух лет продолжали печатать миллионы поздравительных телеграмм, присланных ему со всех концов света. Периодические рапорты о работе колхозов и предприятий очень напоминают императорские петиции. Они помещаются на первых страницах «Правды» и «Известий». Имя величайшего человека печатается большими буквами, и текст каждого такого отчёта-рапорта обычно начинается словами: «С большим удовольствием мы рапортуем Вам, дорогой Иосиф Виссарионович, что колхозники Кировского района, благодаря огромной помощи партии, Правительства и лично Вашей дорогой товарищ Сталин, добились новых значительных успехов в развитии социалистического сельского хозяйства». Затем, после множества деталей, следует завершение: «Рабочие Кировского района желают Вам, Иосиф Виссарионович, нашему дорогому другу и отцу, нашему вождю и учителю, крепкого здоровья и долгих-долгих лет жизни на радость, счастье и благополучие советских людей и всего прогрессивного человечества!».Только во времена Римской Империи мы можем обнаружить подобную неприкрытую лесть и подобострастие. Сталин – это сегодняшний император Август – миротворец и отец родной всему народу, стоящий на страже его интересов. Он – сверхчеловек, полубог. По всем параметрам этот грузин добился небывалого взлёта! А ведь его родителями, как и у Ханса Андерсена, были бедный сапожник и мать-прачка. Более того, Сталин до сих пор говорит по-русски с сильным грузинским акцентом.* * *Восторженные отзывы о Сталине произносятся не только его верными подданными. Почти на всех представителей Западных Союзников, которые встречались с ним в годы войны, его личность произвела сильное впечатление. В четвёртом томе «War Memories» господин Черчилль называет Сталина «великим революционным вдохновителем, выдающимся русским государственном деятелем и воином». Президент Рузвельт не менее ярко описывает своё восхищение Сталиным.Насколько абсолютная власть коррумпировала чистоту сталинского коммунизма? Сегодня многие утверждают, что Советский Коммунизм и Советский Империализм существуют одновременно и неразрывно. По крайней мере, внешне власть Сталина кажется безграничной. Более ста лет назад русский аристократ в разговоре с графом Фон Мюнстером охарактеризовал устройство Российской Империи как «абсолютизм, сдерживаемый террористами». Сталинский режим представляет собой абсолютизм, укрепляемый периодическим «чистками». Одновременно возник опасный перекос, которого так опасался Ленин: Сталин окружил себя многочисленной кастой из привилегированных чиновников и военной элиты, ставшей стержнем существующего режима. В первые годы революции офицеры, лишённые погон и признаков отличия, должны были подчиняться Советам Солдатских депутатов. Деятельность руководителей фабрик и заводов находилась под контролем Советов Рабочих депутатов. В своих коротких кожаных куртках работники управленческого аппарата походили больше на головорезов чем на государственных служащих. Сегодня генералы увешаны орденами и медалями размерами с блюдца, от них не отстают дипломаты и чиновники, а военные носят самые огромные погоны в мире. Каждый директор фабрики или завода имеет персональный автомобиль и внушительную зарплату. Советская пропаганда без устали кричит о пропасти между богатством и бедностью, между привилегированной кастой и простым народом, характерной только для Британии и других капиталистических стран. Но сегодня эта пропасть разительнее в Москве, а не в Лондоне.Всесильных царей и прославленных генералов, подвергнутых забвению при жизни Ленина, возвели в ранг национальных героев. Появился новый тип советского человека: круглоголовый крепыш с короткой стрижкой и маленькими усами, в чьём облике проступают решительность и смелость. В царское время такими качествами был наделён чеховский герой Лопахин из «Вишнёвого сада». По крайней мере, чисто внешне советская действительность всё больше становится похожей на дореволюционную Россию. Тот факт, что советские пропагандисты не устают повторять о вековой пропасти между Советской Россией и царской Россией, сам по себе служит доказательством существующей между ними связи. Правда состоит в том, что различные периоды истории, будь то Октябрьская революция, какой-то год или даже один день, по значимости могут быть приравнены к столетию. Однако сталинская контрреволюция сузила эту пропасть и привнесла сильный элемент национализма в то, что всегда было и остаётся международным движением.Тем не менее, Сталин, по-моему, остаётся коммунистом. Более того, только ему принадлежит исключительное в мире право решать, кто является настоящим коммунистом, а кто – нет. Самое незначительное отклонение от сталинской догмы или сталинского оппортунизма неизбежно ведёт за собой обвинение в предательстве, фашизме и шпионаже на западную разведку.* * *Что же касается событий, последующих со смертью Сталина, то, скорее всего, общие ожидания не оправдаются: маловероятно, что сразу же начнутся перемены и на улицах прольётся кровь. Тем не менее, могу заверить, что уход Сталина станет концом эпохи в русской и советской истории. Диктаторы редко оставляют после себя преемников, а Сталин стал энергичным диктатором, значительно расширившим границы Советской Империи. Такие личности рождаются крайне редко. Главная черта Сталина – способность подавить индивидуальность своих коллег по Политбюро и ограничить их роль выполнением его личных поручений. Молотов, второй человек в советской иерархии, всегда оставался добросовестным аппаратчиком. Маленков, самый молодой член Политбюро, прошёл хорошую школу закулисных игр и разбирается в тонкостях работы бюрократической партийной машины. Есть ещё Берия с разветвлённой сетью секретной полиции, находившейся в его подчинении. Эти три фигуры – люди разные, не способные быстро договориться между собой. Каждый из этой тройки – лишь маленький спутник в созвездии, которое олицетворяет собой Сталин. Никто кроме Сталина, ни один человек Советского Союза не пользуется такой огромной популярностью в народе. Другим только разрешено возносить его до величины полубога. Им нельзя даже поставить себя рядом с ним.Более того, Советский Союз со смертью Ленина не знал передышки. Под руководством Сталина в стране произошли такие колоссальные перемены, которых не довелось испытать ни одному государству в мире за тот же период времени. Взять хотя бы такой пример: почти поголовно неграмотное население России превратилось в самую читающую нацию в мире. Русские люди читают много и с увлечением, а чем больше появляется образованных людей, тем выше их стремление расширить свои познания. Советский Союз ещё удивит мир уровнем своего образования. В этом тоже наблюдается удивительная прерывистость течения русской истории. Причина – в характере народа, который подобно своему климату, склонен к крайностям. История русского народа отмечена длительными периодами затишья, за которыми неизбежно следуют короткие промежутки бурного всплеска.С уходом Сталина, несомненно, последуют перемены не только в Советском Союзе, но и в других социалистических государствах. Под руководством Сталина Москва неустанно распространяет коммунистические идеи. Эта политика отмечена жестоким подавлением любой оппозиции у себя дома и умышленным подстрекательством к брожению за границей. При таком раскладе вещей, это более похоже на имперские замашки, и следует ожидать более решительных действий во внутренней политике. Заведённая машина может по инерции двигаться ещё какое-то время, даже когда шофёр больше не давит на педаль газа. Перемены могут наступить не сразу, но даже если они приведут к ухудшению положения, они всё равно неизбежны.

Выбор редакции
31 декабря 2017, 20:20

Главная 25-метровая елка Сахалина сгорела дотла после попадания фейерверка. ВИДЕО

Главная елка Сахалина сгорела на площади Ленина в Южно-Сахалинске в новогоднюю ночь (во втором часу ночи по местному времени).

Выбор редакции
31 декабря 2017, 20:13

На Сахалине на глазах у тысячи очевидцев сгорела дотла главная городская елка

В соцсетях обсуждают видеозапись ЧП, которое произошло на площади Ленина на Сахалине. Там сгорела полностью главная городская ель, достигавшая в высоту 25 метров.

Выбор редакции
31 декабря 2017, 19:47

В Южно-Сахалинске сгорела главная новогодняя елка города

Дерево высотой 25 метров загорелось в разгар празднования Нового года

Выбор редакции
31 декабря 2017, 19:30

Главная ёлка Сахалина сгорела в новогоднюю ночь

Главная ёлка Сахалина на площади Ленина в Южно-Сахалинске полностью сгорела в новогоднюю ночь, передаёт Интерфакс. Читать далее

Выбор редакции
31 декабря 2017, 19:11

Шоу продолжается: в Южно-Сахалинске сгорела главная городская ёлка

В Южно-Сахалинске на площади Ленина в ночь на 1 января загорелась новогодняя ёлка. Ведущий праздничного мероприятия попросил гуляющих не паниковать и продолжать танцевать. В конце концов дерево сгорело дотла. Читать далее

31 декабря 2017, 18:53

Первое ЧП 2018 года: на Сахалине сгорела главная елка

Первой жертвой 2018 года в России стала главная елка Сахалина, установленная на площади Ленина в Южно-Сахалинске. Сахалин встретил Новый год всего три часа назад – и там уже произошло ЧП: главная елка острова полностью сгорела на глазах у …

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:45

Новогодняя елка сгорела в центре Южно-Сахалинска

На главной площади Южно-Сахалинска прямо во время праздничных гуляний неожиданно загорелась елка, сообщает пресс-служба городской администрации.

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:39

Главная елка Сахалина сгорела в новогоднюю ночь

Очевидцами пожара стали несколько сотен горожан и гостей города, которые собрались в новогоднюю ночь на площади Ленина в Южно-Сахалинске, где проходили празднования и народные гуляния

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:35

Главная елка Сахалина сгорела в новогоднюю ночь

Главная елка Сахалина, установленная на площади Ленина в Южно-Сахалинске, в новогоднюю ночь сгорела, сообщает «Интерфакс». На глазах сотен горожан и гостей города, которые собрались в новогоднюю ночь на площади, 25-метровая елка вспыхнула — предположительно, из-за неаккуратно запущенной пиротехники. Пострадавших нет.   Новый год 2018 запомнится сахалинцам .... ёлочка горит на площади Ленина Публикация от Продажа орхидеи Южно-Сахалинск (@yana040886_65) Дек 31, 2017 at 6:50 PST

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:30

31.12.2017 18:30 : Главная елка Сахалина сгорела на площади Ленина в Южно-Сахалинске

Это произошло в новогоднюю ночь на глазах у нескольких сотен горожан, которые собрались на празднование Нового года и народные гуляния. 25-метровая елка сгорела полностью. По предварительной версии, причиной возгорания искусственного дерева стал неаккуратно запущенный фейерверк. Никто не пострадал.

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:16

25-метровая главная елка Сахалина сгорела в новогоднюю ночь

По предварительной версии, дерево загорелось из-за неаккуратно запущенного фейерверка

Выбор редакции
31 декабря 2017, 18:13

В разгар торжества в Южно-Сахалинске загорелась ёлка

Пожар начался на улице Ленина, как раз когда вокруг лесной красавицы собралась празднующая Новый год толпа.

04 апреля 2017, 17:39

100 лет назад. Апрельские тезисы

4 (17) апреля 1917 года прибывший накануне в Россию лидер партии большевиков Владимир Ильич Ленин выступил со знаменитыми "Апрельскими тезисами". Эти тезисы произвели первоначально шоковое впечатление на самих вождей большевиков: их почти никто не понял и не поддержал.Меньшевик Николай Суханов, слушавший "Апрельские тезисы" ещё в ночь на 4 апреля, во дворце Кшесинской, писал: "Мне не забыть этой громоподобной речи, потрясшей и изумившей не одного меня, случайно забредшего еретика, но и всех правоверных. Я утверждаю, что никто не ожидал ничего подобного. Казалось, из своих логовищ поднялись все стихии, и дух всесокрушения, не ведая ни преград, ни сомнений, ни людских трудностей, ни людских расчетов, — носится по зале Кшесинской над головами зачарованных учеников. Ленин вообще очень хороший оратор — не оратор законченной, круглой фразы, или яркого образа, или захватывающего пафоса, или острого словца, — но оратор огромного напора, силы, разлагающий тут же, на глазах слушателя, сложные системы на простейшие, общедоступные элементы и долбящий ими, долбящий, долбящий по головам слушателей — "до бесчувствия", до приведения их к покорности, до взятия в плен". Как выражался сам Ленин, он старался "втолковывать до чертиков".Первыми же словами Ленин вылил на головы восторженных соратников ушат холодной воды."Я полагаю, товарищи, — сурово заметил он, — что довольно уже нам поздравлять друг друга с революцией".Слушатели стали смущенно переглядываться."Когда я с товарищами ехал сюда, — говорил Ленин, — я думал, что нас с вокзала прямо повезут в Петропавловку. Мы оказались, как видим, очень далеки от этого. Но не будем терять надежды, что это ещё нас не минует, что этого нам не избежать..."Это, кстати, пример типично ленинского парадокса, которыми Владимир Ильич едва ли не каждый день не уставал ошарашивать тех, кто с ним общался. Большевики разнеженно праздновали "великую революцию", а тут их вождь ставил перед ними в качестве следующей перспективной цели... тюрьму! И ведь так оно и вышло — очень скоро многие лидеры левой части РСДРП (Каменев, Коллонтай, Троцкий и другие) оказались за решёткой, а другие — в бегах...Прибытие Ленина на Финляндский вокзал в Петрограде. 3 апреля 1917 годаСоветский плакат, посвящённый прибытию Ленина в Россию в 1917 годуБорис Кустодиев. Преддверие Октября (речь В.И. Ленина у Финляндского вокзала)Ленин на броневике. Один из ранних проектов памятника Ленину у Финляндского вокзалаАлександр Самохвалов. Речь с броневикаИраклий Тоидзе. Призыв вождя. 1947"Даже наши большевики обнаруживают доверчивость к правительству, — заявил Ленин 4 апреля. — Объяснить это можно только угаром революции. Это — гибель социализма. Вы, товарищи, относитесь доверчиво к правительству. Если так, нам не по пути. Пусть лучше останусь в меньшинстве".Двухчасовой речи, конечно, поаплодировали, но как-то смущённо. По словам Суханова, соратники Владимира Ильича, "долго и дружно аплодируя, как-то странно смотрели в одну точку или блуждали невидящими глазами, демонстрируя полную растерянность"."Я вышел на улицу, — вспоминал Суханов. — Ощущение было такое, будто бы в эту ночь меня колотили по голове цепами. Ясно было только одно: нет, с Лениным мне, дикому, не по дороге...".Вячеслав Молотов вспоминал: "Я никогда не был против Ленина, но ни я, никто из тех, кто был всегда с Лениным, сразу толком его не поняли. Все большевики говорили о демократической революции, а тут — социалистическая!".— Да, это бывает, — говорил сам Ленин, — многие не всегда сразу умеют охватить то, что именно нужно сделать в данный момент... Позднее это всем станет ясно...Но нарастала и враждебность к Ленину. "Идешь по Петербургской стороне, — вспоминала Крупская, — и слышишь, как какие-то домохозяйки толкуют: "И что с этим Лениным, приехавшим из Германии, делать? в колодези его, что ли, утопить?"".Вождя либералов Павла Милюкова спросили на одном из митингов:— Что делать с Лениным и его единомышленниками?— Этот вопрос мне задавали не раз, — твердо отвечал он, — и всегда я отвечал на него одним словом: арестовать!А Владимир Ильич не сомневался, что рано или поздно большевиков действительно станут арестовывать. "Почти каждый вечер, — замечал Зиновьев, — он говорил: "Ну, сегодня нас не посадили, — значит, посадят завтра"". Он не уставал окатывать товарищей "холодным душем":"Зачем мы приехали в Россию? Чтобы принять участие в революции? И это наша высшая обязанность. Не одному из здесь присутствующих придётся кончить жизнь свою в период этой революции. Но пока мы ещё разговариваем и газету выпускаем..." Суммируя всё вышесказанное, можно напомнить слова Троцкого: "Если бы Ленин с группой товарищей и, главное, со своим деянием и авторитетом не прибыл в начале апреля в Петроград, то Октябрьской революции... той революции, которая произошла 25 октября старого стиля — не было бы на свете".

23 октября 2016, 14:55

Слово и дело. Выпуск №65. "Октябрь 1917-го: спасение державы". Владимир Павленко

Доктор политических наук Владимир Павленко в преддверии 99-й годовщины Великого Октября о борьбе вокруг этого события и фальсификации истории. #ДеньТВ #Павленко #Фефелов #СССР #Ленин #глобализм #февралисты #Колчак #большевики #Троцкий #историяРоссии #Российскаяимперия #1917й #фальсификацияистории #Сталин

06 сентября 2016, 09:52

Презентация книги В.Ю. Катасонова «Империализм как высшая стадия капитализма. Метаморфозы столетия»

«Презентация книги В.Ю. Катасонова «Империализм как высшая стадия капитализма. Метаморфозы столетия»».

13 августа 2016, 16:21

Лучший мир возможен

К 90-летию легендарного Фиделя КастроЛучший мир возможенВзять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.– Как можно осознать себя революционером?– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них.  Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.– Разве цена жизни – мерило революционности?– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была «Марсельеза» в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.– Как происходит революционизация народных масс?– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи.  Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.– Однажды я сказал: «В этом университете я стал революционером», но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: «Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?»В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как «Восемнадцатое брюмера», «Гражданская война во Франции», он был гениален, он очень четко видел. Его «Коммунистический манифест» – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедуетобобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?Ссылаясь на опыт русской революции:– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание «классовая борьба» превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово «ненависть». Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием «Каторжная тюрьма на Кубе», в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности……Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: «Религия – опиум народа», и живет она в сознании общества не один век.– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе……Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: «Это рухнет», и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран «третьего мира». Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.– Характерные черты нового мирового порядка.– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран «третьего мира» все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: «Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо», и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: «Социализм – это плохо». «Коммунизм – это плохо», и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: «Коммунизм – это плохо».«Куба плохая, Куба плохая», – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: «Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая»…Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.– Но лучший мир возможен?– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… «Лучший мир возможен». Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.Фидель КАСТРОhttp://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)С Днем Рождения, Фидель!

11 апреля 2016, 22:18

"Что делать?" Гражданская война 1918-1920 годов в России.

Эфир: 10.04.2016. Выпуск 429. Гражданская война 1918-1920 годов – ряд вооруженных конфликтов между различными политическими, социальными группами и на территории бывшей Российской империи, последовавших вслед за приходом к власти большевиков после революции 1917 года. Это то, что написано о Гражданской войне 1918-1920 годов в энциклопедии. А что мы на самом деле знаем об этой войне? Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Павел Кузенков, доцент исторического факультета МГУ; 2. Александр Барсенков, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова; 3. Андрей Сорокин, директор Российского государственного архива социально-политической истории; 4. Василий Цветков, доктор исторических наук, профессор МПГУ; 5. Алексей Лубков, доктор исторических наук, профессор;

06 апреля 2016, 00:15

Зинаида Перегудова: "Ленин не приказывал расстрелять царскую семью"

Интервью доктора исторических наук, главного специалиста ГА РФ Зинаиды Ивановны Перегудовой журналу "Историческая экспертиза"– Вы с 1957 года работали в архиве, а диссертацию начали писать гораздо позже. Почему Вы сразу не взялись за научную работу?– Во-первых, хотя архив и считался научным учреждением, но, как правило, написание статей и диссертаций как-то не очень приветствовалось – это та работа, которую называли в шутку, между собой, работой «в лично корыстных целях». Главное было – выполнение плановых работ. Хотя несколько кандидатов работало в архиве. Легче было в этом плане в функциональных отделах, например, в публикаторском отделе, где готовили тематические сборники, у них были библиотечные дни и более спокойный режим работы. Но в первые годы работы я не ставила перед собой такой задачи.В университете у меня были преподаватели старой еще дореволюционной школы, такие как Всеволод Игоревич Авдиев и Марк Осипович Косвен, Сергей Данилович Сказкин и более новое поколение П.А. Зайончковский, С. А. Никитин, И.М. Белявская, Г.А. Федоров-Давыдов и др. Я на них молилась и считала, что незачем пополнять армию историков среднего уровня. Думала, что лучше я буду хорошим архивистом. В то же время иногда мне приходилось консультировать ученых с очень слабой подготовкой, и я видела уровень некоторых из них. Я сравнивала эти школы.Моему становлению как ученого много помогло общение с Петром Андреевичем Зайончковским. Он был членом нашего Ученого совета. Много работал в архиве, сидел, как правило, в рабочей комнате архива. Он, как истинный педагог, не раз обращался ко мне с «просьбами»: «Зинаида Ивановна, я что-то не пойму, как было устроено то-то и то-то в Третьем отделении, или в Департаменте полиции. Не подскажете?». Это заставляло меня систематически изучать структуру тех учреждений, которые мы хранили. Сейчас я думаю, что, конечно , это была и своего рода тактика, чтобы я стала заниматься наукой. Большое влияние оказал ученик Зайончковского и мой научный руководитель – Николай Петрович Ерошкин и уже его ученик, Александр Давидович Степанский. Хорошей научной школой было мое общение с Институтом истории, сектором В.И. Бовыкина, где несколько раз выступала с обзором материалов нашего отдела. Были обсуждения, были вопросы и опять были пожелания изучать состав материалов архива, историю государственных учреждений дореволюционной России.Петр Андреевич Зайончковский, Ирина Михайловна Пушкарева, Наталья Михайловна Пирумова настаивали, чтобы я села писать диссертацию. И когда я написала вариант диссертации, Пушкарева не только прочла, но и сделала массу полезных замечаний. Я защищала кандидатскую диссертацию довольно поздно в 1989 году. Честно говоря, в более раннее время мне бы и не дали защищать тему по Департаменту полиции. Перед тем как защищаться я несколько раз ходила на защиту посмотреть, как надо себя держать, как публика реагирует. И обычно на защиту приходил сам защищающийся, его оппоненты, ну и группа поддержки из родственников и друзей – десятка два человек. Когда же была моя защита – в зале Историко-архивного института были заполнены все места, примерно 200. Когда защита закончилась, эти неизвестные люди как по команде встали и вышли чуть ли не строем, стало ясно из какого учреждения были эти историки в штатском.Одним из оппонентов моей кандидатской диссертации был Шелохаев Валентин Валентинович, моя работа ему понравилась. Тема политической полиции к этому времени практически не была разработана, и он очень советовал написать книгу о Департаменте, взяв за основу кандидатскую диссертацию. Честно говоря, эта мысль мне понравилась. Документов уже накопилось много и хотелось выплеснуться и рассказать, что же такое Департамент полиции и его сотрудники.Я подала заявку на конкурс в РГНФ и в течении трех лет написала книгу «Политический сыск России 1880-1917 год», которую защитила в качестве докторской диссертации. Потом многие наши исследователи Читального зала приходили и благодарили меня за эту работу, так как она им очень помогла разобраться во всех сложностях этого учреждения и в поиске необходимых документов. Структура секретной полиции была очень запутанной. Департамент полиции руководил губернскими жандармскими управлениями. В то же время был Штаб корпуса жандармов, которому подчиняется личный состав жандармерии. Департамент полиции дает распоряжение начальникам ГЖУ. Те отчитываются по политической части Департаменту полиции, а по военной линии они подчиняются Штабу корпуса жандармов. В то же время есть охранные отделения, которые создаются Департаментом полиции. Эти учреждения непосредственно подчиняются Департаменту полиции. В то же время сотрудники охранных отделений – военные, то есть они также относятся к Штабу корпуса жандармов. Здесь есть масса всяких сложностей, разобраться в которых помогла моя книга. В 2013 вышло ее второе издание.Недавно я составляла список опубликованных работ. В общей сложности список включает около 230 наименований статей, заметок, публикаций, книг. Ряд статей было опубликовано в научных журналах, сборниках, альманахах, книгах. Удалось подготовить несколько интересных публикаций – это двухтомное издание «“Охранка”. Воспоминания руководителей политического сыска» (М., 2004); Глобачев К. И. «Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения» (М., 2009); Блок А.А. «Последние дни Императорской власти» (М., 2012). Последние работы, в которых принимала участие, – «Дневники императора Николая II за 1894–1918 гг.», вышедшие в двух томах, трех книгах. Первый том вышел в 2011 г, последние – в 2013.– В Вашей книге затронут и сакраментальный вопрос о сотрудничестве Сталина с охранкой– У меня всегда шли споры по этому вопросу с моим соавтором по книге об Агаджановой – Георгием Анастасовичем Арутюновым. Он мне доказывал что Сталин был секретным сотрудником. Я говорила: где доказательства? В материалах архива сведений нет, их не было и в 1917 г., когда работали различные комиссии по выявлению секретной агентуры. В делопроизводственной картотеке на секретных сотрудников, сотрудничавших с полицией как в центре, так и на местах его фамилия не упоминается.Дело в том, что еще до разговора с Арутюновым один из моих знакомых рассказал, что несколько лет назад в спецхране он видел журнал «Лайф», в котором был опубликован документ, который яко бы свидетельствовал о сотрудничестве Сталина с секретной полицией и назвал мне номер исходящего документа и его дату. Зная делопроизводство Департамента полиции и систему распределения исходящих номеров по структурам, я поняла, что это какая-то не очень важная переписка по 1-му делопроизводству. А так как журналы исходящих бумаг у нас в архиве сохранились, то я убедилась в этом. Документ за таким исходящим номером не имел никакого отношения к Сталину.Уже в перестройку Юлиан Семенов показал мне эту публикацию из журнала «Лайф» за 1956 год. Он предполагал сделать большую статью с публикацией этого документа в «Совершенно секретно» и просил меня как специалиста по дореволюционным фондам дать экспертную оценку этому документу. Поскольку я уже слышала об этом документе, а теперь увидела его фотокопию и увидела ряд несоответствий, была уверена, что это – фальшивка, о чем сразу сказала Юлиану Семеновичу: не может быть входящих документов с таким номером в особом отделе, где содержалась вся информация о секретных агентах; в документе указан номер 1-го делопроизводства, который не имеет отношения а Сталину; подпись не Еремина, она подделана.И все-таки этот документ был опубликован в газете «Московская правда» Арутюновым Г.А., д. и. н. (в то время профессором Высшей школы профсоюзного движения) и профессором Института Международных отношений Волковым Ф.Д. с ссылкой, что подлинник находится в нашем архиве. Это, конечно, был большой прокол публикаторов. Накануне публикации Георгий Анастасович позвонил мне, но не стал ничего говорить о предстоящей публикации. Он решил поговорить на тот предмет, что все-таки Сталин – секретный сотрудник и кличка у него «Фикус». Я ему отвечала, что этого не может быть. Сталин находится в ссылке в Вологде, потом в Туруханске, а «Фикус» сообщает данные о деятельности местной организации. На следующий день появляется эта заметка в «Московской правде», вижу в тексте статьи идет разрядка. Видимо, в этом месте была написана кличка «Фикус», но в самый последний момент ее сняли.После публикации начались звонки и вопросы. Я отвечаю, что это фальшивка, и многие западные историки ее давно отвергли. Даже Троцкий не считал Сталина агентом Департамента полиции. А далее меня вызывают к начальнику главка Федору Михайловичу Ваганову. Он говорит: «Зинаида Ивановна, у вас хранится такой документ, и вы молчите». Я отвечаю, что у нас его нет, он был опубликован в журнале «Лайф» и я считаю его фальшивкой. Он говорит: «Позвоните в редакцию, выясните, почему Арутюнов пишет, что он видел у нас этот документ, выясните шифр дела, дело мне на стол». Я позвонила в газету. Мне сказали номер дела, на которое ссылался Арутюнов. Я достала этот дело с этим номером. На мое счастье, там была еще дореволюционная нумерация. Ни одной страницы не вырвано. Я написала докладную записку, издожив все, что я знала по этому вопросу. Пошла к Ваганову и говорю, что я ничего не скрыла, не вырвала, не спрятала. В деле этого действительно нет и не могло быть. Если письмо было послано в Сибирь, то оно в Сибири должно быть. У нас должен быть черновик. Но у нас и черновика нет, и документа такого не должно быть.За подписью Ваганова пошло опровержение в газету, а мне дано было задание изучить этот вопрос. У нас директор тогда был Борис Иванович Коптелов. Он достал журнал «Лайф», скопировали письмо «Еремина». Мы решили досконально изучить документ и написать статью. Я сразу увидела, что штамп был устаревшим, входящий и исходящий номера написаны одной рукой. Кроме того, Сталин к этому времени – июль 1913 – не был известен как Сталин. В письме написано Иосиф Виссарионович, но в официальной переписке могло быть написано только Иосиф Висарионов Джугашвили. Согласно письму, он помог раскрыть полиции Авлабарскую подпольную типографию. Но она была арестована тогда, когда Сталин был за рубежом, на пятом съезде РСДРП. Подпись под письмом явно была подделана. Подчерковедческую экспертизу провела Д.П. Поташник, крупный специалист в этой области, доцент кафедры криминалистики юридического факультета МГУ. Она однозначна доказала, что это подпись не Еремина. Письмо было направлено в Енисейское охранное отделение. В то время не было Енисейского охранного отделения, а был розыскной пункт. Александр Владимирович Островский подсчитал, что я обнаружила в этом документе 13 или 14 неточностей. Мне удалось доказать, что фальшивку изобрел Руссиянов, который был последним начальником енисейского розыскного пункта, под наблюдением которого был Сталин. Руссиянов возглавил особый отдел у Колчака, а потом оказался в эмиграции. Вначале – в Китае, а потом он жил в Америке. Его архив сохранился. Некоторые материалы мне прислали. Изготовить фальшивку Руссиянову помогал царский дипломат Головачов.Когда я была в 2013 году в Нью-Йорке, я обнаружила в фонде Головачова еще одну фальшивку, согласно которой Сталин и в ссылке продолжал работать как секретный сотрудник и давал сведения приставу под кличкой Давид. Этот материал еще не опубликован. Вместе с Арутюновым идею о сотрудничестве Сталина с охранкой поддерживала историк Зоря Серебрякова – дочь писательницы Галины Серебряковой. Обе были репрессированы при Сталине. Зоря Серебрякова по телефону мне как-то сказала, что даже если Сталин не был секретным сотрудником, его надо секретным сотрудником сделать. Я понимаю ее личные отношения к вождю. Но на мой взгляд, нельзя со Сталиным бороться сталинскими же методами.– Какими научными проблемами Вы занимаетесь в настоящее время?Меня много лет волнуют два сюжета, связанные с последними днями жизни царской семьи. Это перевозка Николая II, императрицы Александры Федоровны и великой княжны Марии из Тобольска в Екатеринбург. Это мероприятие было поручено выполнить Яковлеву В.В. (настоящее имя – Константин Мячин). И второе – кто принял решение о расстреле царской семьи. Этими вопросами интересуются многие российские и зарубежные историки. Об этом много написано, практически пользуясь одними источниками, ученые выдвигают кардинально противоположные точки зрения. И мне очень хочется самой в этом разобраться.Сейчас очень внимательно изучаю все документы, которые сохранились в архиве о пути царской семьи из Тобольска в Екатеринбург, изучаю литературу, точки зрения историков, материалы дискуссий по этим вопросам. Кто принял решение о расстреле царской семьи: Свердлов Я.М., Ленин В.И., или екатеринбургские большевики, и прихожу к выводу, что местные екатеринбургские власти несут полную ответственность за этот расстрел. Сохранились телеграммы, которыми обменивались Москва, Кремль и Екатеринбург, текст телеграфных переговоров. Кроме того сохранились воспоминания участников расстрела.Свердлов послал Яковлева в Тобольск, чтобы перевезти царскую семью в Екатеринбург. Причем план был таков: из Екатеринбурга привезти царскую семью в Москву и предать суду. Это была позиция Ленина. Троцкий тоже мечтал об этом. И, очевидно, такое указание было дано Яковлеву. В данном вопросе большевики, как и во многих других случаях, подражали деятелям Великой французской революции, их суду над Людовиком XVI. И надо признать, что с пропагандистской точки зрения суд был намного выигрышнее бессудного расстрела. Приехав в Тобольск, Яковлев столкнулся с противодействием отрядов, приехавших из Екатеринбурга и Омска. После сложных переговоров Яковлеву удалось договориться с охраной еще временного правительства об организации поездки, но ему передавали, что едва ли он довезет семью живой до Екатеринбурга. На дороге между Тобольском и Тюменью уральцы устроили засаду и даже предупреждали Яковлева не садиться в одни сани с царем, это опасно. Но Яковлеву удалось обойти засаду, изменить маршрут движения и доставить царя в Омск. И здесь вопрос: почему в Омск? События и обстановка в Тобольске, те разговоры, которые там велись, указывали на то, что уже существует мнение в руководящих кругах Екатеринбурга уничтожить императора. Из Омска Яковлев посылал Свердлову телеграммы, что не ручается за жизнь царя, если он попадет на Урал. И предлагает спрятать царя в одном из округов, откуда всегда можно будет доставить императора в Москву, а из Екатеринбурга едва ли. Дальше идут переговоры между Москвой и Екатеринбургом. Ленин по прямому проводу говорит: Яковлев – наше доверенное лицо и ему необходимо подчиниться. Екатеринбургские чекисты отвечают, что Яковлев – предатель, что он повернул поезд на Омск и пытался спасти царя, в то время как должен ехать в Екатеринбург. Екатеринбуржцы откровенно игнорировали все требования Ленина и Свердлова, но делали вид, что подчиняются всем требованиям Кремля. Они так постановили, и они требуют привезти царя в Екатеринбург. Московское правительство в реальности не контролировало действия местных властей и часто задним числом одобряло их действия, чтобы сохранить видимость наличия «вертикали власти». Из Омска Яковлев был вынужден повернуть на Екатеринбург.– Почему большевики Екатеринбурга хотели убить царя?– Это просто был такой варварский настрой. Будучи уже под Николай выходил из дома, здоровался с солдатами, и они не всегда отвечали. Как-то офицер охраны, выходец чуть ли не из крестьян, не подал ему руки. Царь спросил: за что же ты братец так? И тот стал выговаривать царю за Кровавое воскресенье, войну и т.д. Были, конечно, и другие среди солдат охраны, которые видели как достойно себя ведет царская семья в тяжелых условиях. Но они не могли показать своих симпатий, потому что окружение было другое.– Прямых указаний расстрелять ни от Ленина, ни от Свердлова не поступало?– Нет. Это решение было утверждено в Москве постфактум. Это была такая игра. В Екатеринбурге делали вид, что подчиняются. На самом деле не выполняют распоряжений. Они вынудили Яковлева уехать, не закончив своих обязательств. Сохранилась записка, подписанная Яковлевым, но написанная рукой Белобородова, в которой он сообщал, что отказывается дальше проводить работу по перевозке царской семьи, что свои полномочия передает местным товарищам. А на телеграммы Москвы из Екатеринбурга отвечают, что не могут Яковлева найти. Решение о расстреле они приняли за три дня до его исполнения. После этого написали в Москву, что суд был невозможен в связи с наступлением белых. Но сами успели выехать в Москву и привезли туда материалы царской семьи, в том числе дневники Николая.– Спасибо я думаю, у этого интервью будет много читателей.Читать полностью: http://istorex.ru/page/peregudova_zi_stalin_ne_bi_agentom_okhranki_lenin_ne_prikazival_rasstrelyat_tsarskuyu_semyuВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

19 марта 2016, 05:31

Февральская революция: действия «пятой колонны» и Запада

Никакого «стихийного восстания недовольных масс» не было Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и «связями», непосредственно организовывали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона особенно для смещения Николая Романова. (В.И.Ленин)

23 января 2016, 20:02

Ильича планировали воскресить

Вождь мирового пролетариата скончался 21 января 1924 года. Но политбюро обсудило прощание с угасающим Ильичем еще осенью 1923-го.Похоронить по-русски!Ленин живее всех живых – это подтвердят и его многочисленные двойники, зарабатывающие на сходстве с вождем мирового пролетариата…Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН«Это страшное событие не должно нас застигнуть врасплох, – заявил тогда Калинин. – Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». С ним согласился Сталин. Мол, важно, чтобы все было приготовлено заранее и руководство страны не оказалось в растерянности. «Вопрос о похоронах беспокоит и некоторых наших товарищей из провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. В сожжении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования сохранить тело усопшего, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас нет».Троцкий тут же встал на дыбы: «По канонам Русской православной церкви угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону – сохранить тело Ленина. Прежде были мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича».Троцкого поддержали Бухарин и Каменев.Сталин стоял на своем. На его стороне были Калинин и Рыков. Голоса в политбюро разделились поровну.Достояние партииНеизвестно, как повернулись бы события, будь Троцкий 21 января в Москве. Но он уехал на кавказский курорт. Каменев и Бухарин без него поднимать бузу не стали. По воспоминаниям Бонч-Бруевича «Надежда Константиновна (Крупская. – Ред.) была против мумификации Владимира Ильича». Не одобряли этого и сестры Ленина Анна, Мария, брат Дмитрий. Но родственники не вольны были распоряжаться его телом. Оно стало достоянием партии! Победила идея Сталина о бальзамировании, замаскированная под инициативу «провинциальных товарищей». Откуда возникла эта экзотическая мысль?Сталин, учившийся на православного священника, и несостоявшийся ксендз Дзержинский, глава комиссии по организации похорон Ленина, прекрасно знали, что нетленность останков в христианстве – свидетельство святости. Их поддержал Луначарский, некогда глава фракции богостроителей в партии большевиков. «Научный социализм, – писал он еще в 1907 году, – самая религиозная из всех религий!»Настал удобный момент превратить большевизм в новую мировую религию, а тело покойного вождя – в ее главную святыню.Красный фараонВозможно, на решение сохранить тело Ильича и поместить в роскошный Мавзолей повлияла также главная археологическая сенсация той поры, пишет в своей книге «Ленин жив» исследователь Нина Тумаркин, дочь русских эмигрантов. А именно открытие за год до смерти вождя гробницы фараона Тутанхамона. В 1923 году мировая пресса взахлеб описывала найденные там баснословные сокровища. Туристы толпами устремлялись в Луксор. Мировая общественность вовсю обсуждала загадочные свойства тела фараона, не истлевшего за три тысячелетия. Кстати, профессор Збарский, бальзамировавший Ильича, прямо сравнивал свою работу с трудом древнеегипетских коллег-жрецов.Леонид Красин сочетал в себе веру в коммунизм и Страшный суд.Интересно позднее признание архитектора Константина Мельникова, проектировавшего саркофаг Ленина. Оказывается, общая идея вечного хранения и публичной демонстрации тела вождя принадлежала Леониду Красину. Тому самому инженеру-электрику Красину, которого Ленин называл «магом и волшебником большевистской партии». Красин, как и ряд других большевиков-интеллигентов, был очарован идеей философа Николая Федорова о воскрешении всех предков до второго пришествия Христа, чтобы они избежали Страшного суда. В 1921 году на похоронах друга-большевика технарь Красин прямо заявлял: «Я уверен, что наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясь всем могуществом науки и техники, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества…» В исполнительной тройке комиссии по похоронам Ленина Красин отвечал за сохранение тела вождя. Похоже, руководство партии мечтало в дальнейшем воскресить священную коммунистическую мумию. via

22 января 2016, 19:13

Слово Дня. Выпуск №24. Александр Нагорный. Бомба

Программа Ивана Вишневского. Политолог Александр Нагорный об обвинении Путиным Владимира Ленина в развале СССР и том, почему этого не стоило делать. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

07 ноября 2015, 02:07

98-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции

К очередной годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции уместно будет привести фрагмент программной статьи Сталина 1924 года, где он по пунктам и весьма доходчиво разъясняет, чем была Октябрьская Революция и почему она победила в условиях распадающегося государства и почему народ пошел именно за большевиками.На пути к Октябрю.Внешняя и внутренняя обстановка Октябрьской революцииТри обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии.Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил.Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов.В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом.Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу.Главным из этих условий нужно считать следующие.Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами.В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны.Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции.Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране.Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше.Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки.“России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения.Таких специфических условий, как1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага;3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения;4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам”. Этих слов Ленина забывать нельзя.О некоторых особенностях тактики большевиков в период подготовки ОктябряДля того чтобы понять тактику большевиков в период подготовки Октября, необходимо уяснить себе, по крайней мере, некоторые особо важные особенности этой тактики. Это тем более необходимо, что в многочисленных брошюрах о тактике большевиков нередко обходятся именно эти особенности.Что это за особенности?Первая особенность. Послушав Троцкого, можно подумать, что в истории подготовки Октября существуют всего два периода, период разведки и период восстания, а что сверх того, то от лукавого. Что такое апрельская манифестация 1917 года? “Апрельская манифестация, взявшая “левей”, чем полагалось, была разведывательной вылазкой для проверки настроения масс и взаимоотношения между ними и советским большинством”. А что такое июльская демонстрация 1917 года? По мнению Троцкого, “по существу дело и на этот раз свелось к новой более широкой разведке на новом более высоком этапе движения”. Нечего и говорить, что июньская демонстрация 1917 года, устроенная по требованию нашей партии, тем более должна быть названа, по представлению Троцкого, “разведкой”. Выходит, таким образом, что у большевиков уже в марте 1917 года имелась готовая политическая армия из рабочих и крестьян, и если они не пускали ее в ход для восстания ни в апреле, ни в июне, ни в июле, а занимались лишь “разведкой”, то это потому, и только потому, что “данные разведки” не давали тогда благоприятных “показаний”. Нечего и говорить, что это упрощенное представление о политической тактике нашей партии является не чем иным, как смешением обычной военной тактики с революционной тактикой большевиков. На самом деле все эти демонстрации являлись, прежде всего, результатом стихийного напора масс, результатом рвущегося на улицу возмущения масс против войны. На самом деле роль партии состояла тут в оформлении и руководстве стихийно возникавшими выступлениями масс по линии революционных лозунгов большевиков.На самом деле у большевиков не было, да и не могло быть в марте 1917 года готовой политической армии. Большевики лишь создавали такую армию (и создали ее, наконец, к октябрю 1917 года) в ходе борьбы и столкновений классов с апреля по октябрь 1917 года, создавали ее и через апрельскую манифестацию, и через июньскую и июльскую демонстрации, и через выборы в районные и общегородские думы, и через борьбу с корниловщиной, и через завоевание Советов. Политическая армия не то, что армия военная. Если военное командование приступает к войне, имея в руках уже готовую армию, то партии приходится создавать свою армию в ходе самой борьбы, в ходе столкновений классов, по мере того, как сами массы убеждаются на собственном опыте в правильности лозунгов партии, в правильности ее политики.Конечно, каждая такая демонстрация давала вместе с тем известное освещение скрытых от глаз соотношений сил, известную разведку, но разведка являлась здесь не мотивом демонстрации, а ее естественным результатом.Анализируя события перед восстанием в октябре и сравнивая их с событиями апреля – июля, Ленин говорит:“Дело стоит именно не так, как перед 20–21 апреля, 9 июня, 3 июля, ибо тогда было стихийное возбуждение, которое мы, как партия, или не улавливали (20 апреля), или сдерживали и оформливали в мирную демонстрацию (9 июня и 3 июля). Ибо мы хорошо знали тогда, что Советы еще не наши, что крестьяне еще верят пути либердановско-черновскому, а не пути большевистскому (восстанию), что, следовательно, за нами большинства народа быть не может, что, следовательно, восстание преждевременно”. Ясно, что на одной лишь “разведке” далеко не уедешь.Дело, очевидно, не в “разведке”, а в том, что:1) партия за весь период подготовки Октября неуклонно опиралась в своей борьбе на стихийный подъем массового революционного движения;2) опираясь на стихийный подъем, она сохраняла за собой безраздельное руководство движением;3) такое руководство движением облегчало ей дело формирования массовой политической армии для Октябрьского восстания;4) такая политика не могла не привести к тому, что вся подготовка Октября прошла под руководством одной партии, партии большевиков;5) такая подготовка Октября, в свою очередь, привела к тому, что в результате Октябрьского восстания власть оказалась в руках одной партии, партии большевиков.Итак, безраздельное руководство одной партии, партии коммунистов, как основной момент подготовки Октября, – такова характерная черта Октябрьской революции, такова первая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков победа диктатуры пролетариата в обстановке империализма была бы невозможна. Этим выгодно отличается Октябрьская революция от революции 1871 года во Франции, где руководство революцией делили между собой две партии, из коих ни одна не может быть названа коммунистической партией.Вторая особенность. Подготовка Октября проходила, таким образом, под руководством одной партии, партии большевиков. Но как велось партией это руководство, по какой линии оно проходило? Руководство это проходило по линии изоляции соглашательских партий, как наиболее опасных группировок в период развязки революции, по линии изоляции эсеров и меньшевиков.В чем состоит основное стратегическое правило ленинизма?Оно состоит в признании того, что:1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной развязки являются соглашательские партии;2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции этих партий;3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть, ввиду этого, направлены на изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся.В период борьбы с царизмом, в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905–1916) наиболее опасной социальной опорой царизма являлась либерально-монархическая партия, партия кадетов. Почему? Потому, что она была партией соглашательской, партией соглашения между царизмом и большинством народа, т.е. крестьянством в целом. Естественно, что партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, – нельзя было рассчитывать на победу революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской стратегии и обвиняли большевиков в излишнем “кадетоедстве”, утверждая, что борьба с кадетами “заслоняет” у большевиков борьбу с главным врагом – с царизмом. Но обвинения эти, будучи лишены почвы, изобличали прямое непонимание большевистской стратегии, требующей изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом. Едва ли нужно доказывать, что без такой стратегии гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции была бы невозможна.В период подготовки Октября центр тяжести борющихся сил переместился на новую плоскость. Не стало царя. Партия кадетов из силы соглашательской превратилась в силу правящую, в господствующую силу империализма. Борьба шла уже не между царизмом и народом, а между буржуазией и пролетариатом. В этот период наиболее опасной социальной опорой империализма являлись мелкобуржуазные демократические партии, партии эсеров и меньшевиков. Почему? Потому, что эти партии были тогда партиями соглашательскими, партиями соглашения между империализмом и трудящимися массами. Естественно, что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же этого разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской тактики, обвиняя большевиков в “излишней ненависти” к эсерам и меньшевикам и в “забвении” ими главной цели. Но весь период подготовки Октября красноречиво говорит о том, что только такой тактикой могли обеспечить большевики победу Октябрьской революции.Характерной чертой этого периода является дальнейшее революционизирование трудящихся масс крестьянства, их разочарование в эсерах и меньшевиках, их отход от этих партий, их поворот в сторону прямого сплочения вокруг пролетариата, как единственной до конца революционной силы, способной привести страну к миру. История этого периода есть история борьбы эсеров и меньшевиков, с одной стороны, и большевиков, с другой стороны, за трудящиеся массы крестьянства, за овладение этими массами. Судьбу этой борьбы решили коалиционный период, период керенщины, отказ эсеров и меньшевиков от конфискации помещичьей земли, борьба эсеров и меньшевиков за продолжение войны, июньское наступление на фронте, смертная казнь для солдат, корниловское восстание. И решили они эту судьбу исключительно в пользу большевистской стратегии. Ибо без изоляции эсеров и меньшевиков невозможно было свергнуть правительство империалистов, без свержения же этого правительства невозможно было вырваться из войны. Политика изоляции эсеров и меньшевиков оказалась единственно правильной политикой.Итак, изоляция партий меньшевиков и эсеров, как основная линия руководства делом подготовки Октября, – такова вторая особенность тактики большевиков.Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков союз рабочего класса и трудящихся масс крестьянства повис бы в воздухе. Характерно, что об этой особенности большевистской тактики Троцкий ничего, или почти ничего, не говорит в своих “Уроках Октября”.Третья особенность. Руководство партии делом подготовки Октября проходило, таким образом, по линии изоляции партий эсеров и меньшевиков, по линии отрыва от них широких масс рабочих и крестьян. Но как осуществлялась партией эта изоляция конкретно, в какой форме, под каким лозунгом? Она осуществлялась в форме революционного движения масс за власть Советов, под лозунгом “Вся власть Советам!”, путем борьбы за превращение Советов из органов мобилизации масс в органы восстания, в органы власти, в аппарат новой пролетарской государственности.Почему большевики ухватились именно за Советы, как за основной организационный рычаг, могущий облегчить дело изоляции меньшевиков и эсеров, способный двинуть вперед дело пролетарской революции и призванный подвести миллионные массы трудящихся к победе диктатуры пролетариата?Что такое Советы?“Советы, – говорил Ленин еще в сентябре 1917 г., – суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого [c.387] авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение…Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя” Вот почему ухватились большевики за Советы, как за основное организационное звено, могущее облегчить организацию Октябрьской революции и создание нового могучего аппарата пролетарскойгосударственности. Лозунг “Вся власть Советам!” с точки зрения его внутреннего развития прошел две стадии: первую (до июльского поражения большевиков, во время двоевластия) и вторую (после поражения корниловского восстания).На первой стадии этот лозунг означал разрыв блока меньшевиков и эсеров с кадетами, образование советского правительства из меньшевиков и эсеров (ибо Советы были тогда эсеро-меньшевистскими), право свободной агитации для оппозиции (т.е. для большевиков) и свободную борьбу партий внутри Советов в расчете, что путем такой борьбы удастся большевикам завоевать Советы и изменить состав советского правительства в порядке мирного развития революции. Этот план не означал, конечно, диктатуры пролетариата. Но он несомненно облегчал подготовку условий, необходимых для обеспечения диктатуры, ибо он, ставя у власти меньшевиков и эсеров и вынуждая их провести на деле свою антиреволюционную платформу, ускорял разоблачение подлинной природы этих партий, ускорял их изоляцию, их отрыв от масс. Июльское поражение большевиков прервало, однако, это развитие, дав перевес генеральско-кадетской контрреволюции и отбросив эсеро-меньшевиков в объятия последней. Это обстоятельство вынудило партию снять временно лозунг “Вся власть Советам!” с тем, чтобы вновь выставить его в условиях нового подъема революции.Поражение корниловского восстания открыло вторую стадию. Лозунг “Вся власть Советам!” вновь стал на очереди. Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своем большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата.Неоценимое значение тактики превращения Советов в органы государственной власти состояло в том, что она отрывала миллионные массы трудящихся от империализма, развенчивала партии меньшевиков и эсеров, как орудие империализма, и подводила эти массы, так сказать, прямым сообщением к диктатуре пролетариата. Итак, политика превращения Советов в органы государственной власти, как важнейшее условие изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата, – такова третья особенность тактики большевиков в период подготовки Октября.Четвертая особенность. Картина была бы неполная, если бы мы не занялись вопросом о том, как и почему удавалось большевикам превратить свои партийные лозунги в лозунги для миллионных масс, двигающие вперед революцию, как и почему удавалось им убедить в правильности своей политики не только авангард и не только большинство рабочего класса, но и большинство народа. Дело в том, что для победы революции, если эта революция является действительно народной, захватывающей миллионные массы, – недостаточно одной лишь правильности партийных лозунгов. Для победы революции требуется еще одно необходимое условие, а именно: чтобы сами массы убедились на собственном опыте в правильности этих лозунгов. Только тогда лозунги партии становятся лозунгами самих масс. Только тогда становится революция действительно народной революцией. Одна из особенностей тактики большевиков в период подготовки Октября состоит в том, что она умела правильно определить те пути и повороты, которые естественно подводят массы к лозунгам партии, к самому, так сказать, порогу революции, облегчая им, таким образом, ощутить, проверить, распознать на своем собственном опыте правильность этих лозунгов. Иначе говоря, одна из особенностей тактики большевиков состоит в том, что она не смешивает руководство партией с руководством массами, что она ясно видит разницу между руководством первого рода и руководством второго рода, что она является, таким образом, наукой не только о руководстве партией, но и о руководстве миллионными массами трудящихся.Наглядным примером проявления этой особенности большевистской тактики является опыт с созывом и разгоном Учредительного собрания.Известно, что большевики выдвинули лозунг Республики Советов еще в апреле 1917 года. Известно, что Учредительное собрание является буржуазным парламентом, в корне противоречащим основам Республики Советов. Как могло случиться, что большевики, идя к Республике Советов, требовали вместе с тем от Временного правительства немедленного созыва Учредительного собрания? Как могло случиться, что большевики не только приняли участие в выборах, но и созвали сами Учредительное собрание? Как могло случиться, что большевики допускали за месяц до восстания, при переходе от старого к новому, возможность временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания?А “случилось” это потому, что:1) идея Учредительного собрания была одной из самых популярных идей среди широких масс населения;2) лозунг немедленного созыва Учредительного собрания облегчал разоблачение контрреволюционной природы Временного правительства;3) чтобы развенчать в глазах народных масс идею Учредительного собрания, нео6ходимо было подвести эти массы к стенам Учредительного собрания с их требованиями о земле, о мире, о власти Советов, столкнув их таким образом с действительным и живым Учредительным собранием;4) только таким образом можно было облегчить массам убедиться на своем собственном опыте в контрреволюционности Учредительного собрания и в необходимости его разгона;5) все это естественно предполагало возможность допущения временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания, как одного из средств изживания Учредительного собрания;6) такая комбинация, если бы она осуществилась при условии перехода всей власти к Советам, могла означать лишь подчинение Учредительного собрания Советам, превращение его в придаток Советов, его безболезненное отмирание.Едва ли нужно доказывать, что без такой политики большевиков разгон Учредительного собрания не прошел бы так гладко, а дальнейшие выступления эсеров и меньшевиков под лозунгом “Вся власть Учредительному собранию!” не провалились бы с таким треском.“Мы участвовали, – говорит Ленин, – в выборах в российский буржуазный парламент, в Учредительное собрание, в сентябре-ноябре 1917 года. Верна была наша тактика или нет?.. Не имели ли мы, русские большевики, в сентябре-ноябре 1917 года, больше, чем какие угодно западные коммунисты, права считать, что в России парламентаризм политически изжит. Конечно, имели, ибо не в том, ведь, дело, давно или недавно существуют буржуазные парламенты, а в том, насколько готовы (идейно, политически, практически) широкие массы трудящихся принять советский строй и разогнать (или допустить разгон) буржуазно-демократический парламент. Что в России в сентябре-ноябре 1917 года рабочий класс городов, солдаты и крестьяне были, в силу ряда специальных условий, на редкость подготовлены к принятию советского строя и к разгону самого демократичного буржуазного парламента, это совершенно бесспорный и вполне установленный исторический факт. И тем не менее большевики не бойкотировали Учредительного собрания, а участвовали в выборах и до и после завоевания пролетариатом политической власти”.Почему же они не бойкотировали Учредительное собрание? Потому, говорит Ленин, что:“Даже за несколько недель до победы Советской республики, даже после такой победы, участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает “политическое изживание” буржуазного парламентаризма”.Характерно, что Троцкий не понимает этой особенности большевистской тактики, фыркая на “теорию” сочетания Учредительного собрания с Советами как на гильфердинговщину.Он не понимает, что допущение такого сочетания при лозунге восстания и вероятной победе Советов, связанное с созывом Учредительного собрания, есть единственно революционная тактика, не имеющая ничего общего с гильфердинговской тактикой превращения Советов в придаток Учредительного собрания, что ошибка некоторых товарищей в этом вопросе не дает ему основания хулить совершенно правильную позицию Ленина и партии о “комбинированной государственности” при известных условиях. Он не понимает, что без своеобразной политики большевиков, взятой в связи с Учредительным собранием, им не удалось бы завоевать на свою сторону миллионные массы народа, не завоевав же этих масс, они не смогли бы превратить Октябрьское восстание в глубокую народную революцию.Интересно, что Троцкий фыркает даже на слова “народ”, “революционная демократия” и т.п., встречающиеся в статьях большевиков, считая их неприличными для марксиста.Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, даже в сентябре 1917 года, за месяц до победы диктатуры пролетариата, писал о “необходимости немедленного перехода всей власти в руки революционной демократии, возглавляемой революционным пролетариатом” ). Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, цитируя известное письмо Маркса к Кугельману (апрель 1871 года) о том, что слом бюрократически-военного государственного аппарата является предварительным условием всякой действительно народной революции на континенте, пишет черным по белому следующие строки:“Особенного внимания заслуживает чрезвычайно глубокое замечание Маркса, что разрушение бюрократически-военной государственной машины является “предварительным условием всякой действительной народной революции”. Это понятие “народной” революции кажется странным в устах Маркса, и русские плехановцы и меньшевики, эти последователи Струве, желающие считаться марксистами, могли бы, пожалуй, объявить такое выражение у Маркса “обмолвкой”. Они свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно…В Европе 1871 года на континенте ни в одной стране пролетариат не составлял большинства народа. “Народная” революция, втягивающая в движение действительно большинство, могла быть таковою, лишь охватывая и пролетариат и крестьянство. Оба класса и составляли тогда “народ”. Оба класса объединены тем, что “бюрократически-военная государственная машина” гнетет, давит, эксплуатирует их. Разбить эту машину, сломать ее – таков действительный интерес “народа”, большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково “предварительное условие” свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование”Этих слов Ленина забывать нельзя.Итак, уменье убеждать массы на своем собственном опыте в правильности партийных лозунгов путем подвода этих масс к революционным позициям, как важнейшее условие завоевания на сторону партии миллионов трудящихся, – такова четвертая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Я думаю, что сказанного вполне достаточно для того, чтобы уяснить себе характерные черты этой тактики.http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинкhttp://colonelcassad.livejournal.com/1288460.html - плюс старый пост с живописью посвященной Октябрьской Революции.С праздником товарищи! С годовщиной Великого Октября!

07 ноября 2015, 02:07

98-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции

К очередной годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции уместно будет привести фрагмент программной статьи Сталина 1924 года, где он по пунктам и весьма доходчиво разъясняет, чем была Октябрьская Революция и почему она победила в условиях распадающегося государства и почему народ пошел именно за большевиками.На пути к Октябрю.Внешняя и внутренняя обстановка Октябрьской революцииТри обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии.Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил.Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов.В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом.Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу.Главным из этих условий нужно считать следующие.Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами.В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны.Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции.Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране.Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше.Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки.“России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения.Таких специфических условий, как1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага;3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения;4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам”. Этих слов Ленина забывать нельзя.О некоторых особенностях тактики большевиков в период подготовки ОктябряДля того чтобы понять тактику большевиков в период подготовки Октября, необходимо уяснить себе, по крайней мере, некоторые особо важные особенности этой тактики. Это тем более необходимо, что в многочисленных брошюрах о тактике большевиков нередко обходятся именно эти особенности.Что это за особенности?Первая особенность. Послушав Троцкого, можно подумать, что в истории подготовки Октября существуют всего два периода, период разведки и период восстания, а что сверх того, то от лукавого. Что такое апрельская манифестация 1917 года? “Апрельская манифестация, взявшая “левей”, чем полагалось, была разведывательной вылазкой для проверки настроения масс и взаимоотношения между ними и советским большинством”. А что такое июльская демонстрация 1917 года? По мнению Троцкого, “по существу дело и на этот раз свелось к новой более широкой разведке на новом более высоком этапе движения”. Нечего и говорить, что июньская демонстрация 1917 года, устроенная по требованию нашей партии, тем более должна быть названа, по представлению Троцкого, “разведкой”. Выходит, таким образом, что у большевиков уже в марте 1917 года имелась готовая политическая армия из рабочих и крестьян, и если они не пускали ее в ход для восстания ни в апреле, ни в июне, ни в июле, а занимались лишь “разведкой”, то это потому, и только потому, что “данные разведки” не давали тогда благоприятных “показаний”. Нечего и говорить, что это упрощенное представление о политической тактике нашей партии является не чем иным, как смешением обычной военной тактики с революционной тактикой большевиков. На самом деле все эти демонстрации являлись, прежде всего, результатом стихийного напора масс, результатом рвущегося на улицу возмущения масс против войны. На самом деле роль партии состояла тут в оформлении и руководстве стихийно возникавшими выступлениями масс по линии революционных лозунгов большевиков.На самом деле у большевиков не было, да и не могло быть в марте 1917 года готовой политической армии. Большевики лишь создавали такую армию (и создали ее, наконец, к октябрю 1917 года) в ходе борьбы и столкновений классов с апреля по октябрь 1917 года, создавали ее и через апрельскую манифестацию, и через июньскую и июльскую демонстрации, и через выборы в районные и общегородские думы, и через борьбу с корниловщиной, и через завоевание Советов. Политическая армия не то, что армия военная. Если военное командование приступает к войне, имея в руках уже готовую армию, то партии приходится создавать свою армию в ходе самой борьбы, в ходе столкновений классов, по мере того, как сами массы убеждаются на собственном опыте в правильности лозунгов партии, в правильности ее политики.Конечно, каждая такая демонстрация давала вместе с тем известное освещение скрытых от глаз соотношений сил, известную разведку, но разведка являлась здесь не мотивом демонстрации, а ее естественным результатом.Анализируя события перед восстанием в октябре и сравнивая их с событиями апреля – июля, Ленин говорит:“Дело стоит именно не так, как перед 20–21 апреля, 9 июня, 3 июля, ибо тогда было стихийное возбуждение, которое мы, как партия, или не улавливали (20 апреля), или сдерживали и оформливали в мирную демонстрацию (9 июня и 3 июля). Ибо мы хорошо знали тогда, что Советы еще не наши, что крестьяне еще верят пути либердановско-черновскому, а не пути большевистскому (восстанию), что, следовательно, за нами большинства народа быть не может, что, следовательно, восстание преждевременно”. Ясно, что на одной лишь “разведке” далеко не уедешь.Дело, очевидно, не в “разведке”, а в том, что:1) партия за весь период подготовки Октября неуклонно опиралась в своей борьбе на стихийный подъем массового революционного движения;2) опираясь на стихийный подъем, она сохраняла за собой безраздельное руководство движением;3) такое руководство движением облегчало ей дело формирования массовой политической армии для Октябрьского восстания;4) такая политика не могла не привести к тому, что вся подготовка Октября прошла под руководством одной партии, партии большевиков;5) такая подготовка Октября, в свою очередь, привела к тому, что в результате Октябрьского восстания власть оказалась в руках одной партии, партии большевиков.Итак, безраздельное руководство одной партии, партии коммунистов, как основной момент подготовки Октября, – такова характерная черта Октябрьской революции, такова первая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков победа диктатуры пролетариата в обстановке империализма была бы невозможна. Этим выгодно отличается Октябрьская революция от революции 1871 года во Франции, где руководство революцией делили между собой две партии, из коих ни одна не может быть названа коммунистической партией.Вторая особенность. Подготовка Октября проходила, таким образом, под руководством одной партии, партии большевиков. Но как велось партией это руководство, по какой линии оно проходило? Руководство это проходило по линии изоляции соглашательских партий, как наиболее опасных группировок в период развязки революции, по линии изоляции эсеров и меньшевиков.В чем состоит основное стратегическое правило ленинизма?Оно состоит в признании того, что:1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной развязки являются соглашательские партии;2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции этих партий;3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть, ввиду этого, направлены на изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся.В период борьбы с царизмом, в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905–1916) наиболее опасной социальной опорой царизма являлась либерально-монархическая партия, партия кадетов. Почему? Потому, что она была партией соглашательской, партией соглашения между царизмом и большинством народа, т.е. крестьянством в целом. Естественно, что партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, – нельзя было рассчитывать на победу революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской стратегии и обвиняли большевиков в излишнем “кадетоедстве”, утверждая, что борьба с кадетами “заслоняет” у большевиков борьбу с главным врагом – с царизмом. Но обвинения эти, будучи лишены почвы, изобличали прямое непонимание большевистской стратегии, требующей изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом. Едва ли нужно доказывать, что без такой стратегии гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции была бы невозможна.В период подготовки Октября центр тяжести борющихся сил переместился на новую плоскость. Не стало царя. Партия кадетов из силы соглашательской превратилась в силу правящую, в господствующую силу империализма. Борьба шла уже не между царизмом и народом, а между буржуазией и пролетариатом. В этот период наиболее опасной социальной опорой империализма являлись мелкобуржуазные демократические партии, партии эсеров и меньшевиков. Почему? Потому, что эти партии были тогда партиями соглашательскими, партиями соглашения между империализмом и трудящимися массами. Естественно, что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же этого разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской тактики, обвиняя большевиков в “излишней ненависти” к эсерам и меньшевикам и в “забвении” ими главной цели. Но весь период подготовки Октября красноречиво говорит о том, что только такой тактикой могли обеспечить большевики победу Октябрьской революции.Характерной чертой этого периода является дальнейшее революционизирование трудящихся масс крестьянства, их разочарование в эсерах и меньшевиках, их отход от этих партий, их поворот в сторону прямого сплочения вокруг пролетариата, как единственной до конца революционной силы, способной привести страну к миру. История этого периода есть история борьбы эсеров и меньшевиков, с одной стороны, и большевиков, с другой стороны, за трудящиеся массы крестьянства, за овладение этими массами. Судьбу этой борьбы решили коалиционный период, период керенщины, отказ эсеров и меньшевиков от конфискации помещичьей земли, борьба эсеров и меньшевиков за продолжение войны, июньское наступление на фронте, смертная казнь для солдат, корниловское восстание. И решили они эту судьбу исключительно в пользу большевистской стратегии. Ибо без изоляции эсеров и меньшевиков невозможно было свергнуть правительство империалистов, без свержения же этого правительства невозможно было вырваться из войны. Политика изоляции эсеров и меньшевиков оказалась единственно правильной политикой.Итак, изоляция партий меньшевиков и эсеров, как основная линия руководства делом подготовки Октября, – такова вторая особенность тактики большевиков.Едва ли нужно доказывать, что без этой особенности тактики большевиков союз рабочего класса и трудящихся масс крестьянства повис бы в воздухе. Характерно, что об этой особенности большевистской тактики Троцкий ничего, или почти ничего, не говорит в своих “Уроках Октября”.Третья особенность. Руководство партии делом подготовки Октября проходило, таким образом, по линии изоляции партий эсеров и меньшевиков, по линии отрыва от них широких масс рабочих и крестьян. Но как осуществлялась партией эта изоляция конкретно, в какой форме, под каким лозунгом? Она осуществлялась в форме революционного движения масс за власть Советов, под лозунгом “Вся власть Советам!”, путем борьбы за превращение Советов из органов мобилизации масс в органы восстания, в органы власти, в аппарат новой пролетарской государственности.Почему большевики ухватились именно за Советы, как за основной организационный рычаг, могущий облегчить дело изоляции меньшевиков и эсеров, способный двинуть вперед дело пролетарской революции и призванный подвести миллионные массы трудящихся к победе диктатуры пролетариата?Что такое Советы?“Советы, – говорил Ленин еще в сентябре 1917 г., – суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого [c.387] авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение…Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя” Вот почему ухватились большевики за Советы, как за основное организационное звено, могущее облегчить организацию Октябрьской революции и создание нового могучего аппарата пролетарскойгосударственности. Лозунг “Вся власть Советам!” с точки зрения его внутреннего развития прошел две стадии: первую (до июльского поражения большевиков, во время двоевластия) и вторую (после поражения корниловского восстания).На первой стадии этот лозунг означал разрыв блока меньшевиков и эсеров с кадетами, образование советского правительства из меньшевиков и эсеров (ибо Советы были тогда эсеро-меньшевистскими), право свободной агитации для оппозиции (т.е. для большевиков) и свободную борьбу партий внутри Советов в расчете, что путем такой борьбы удастся большевикам завоевать Советы и изменить состав советского правительства в порядке мирного развития революции. Этот план не означал, конечно, диктатуры пролетариата. Но он несомненно облегчал подготовку условий, необходимых для обеспечения диктатуры, ибо он, ставя у власти меньшевиков и эсеров и вынуждая их провести на деле свою антиреволюционную платформу, ускорял разоблачение подлинной природы этих партий, ускорял их изоляцию, их отрыв от масс. Июльское поражение большевиков прервало, однако, это развитие, дав перевес генеральско-кадетской контрреволюции и отбросив эсеро-меньшевиков в объятия последней. Это обстоятельство вынудило партию снять временно лозунг “Вся власть Советам!” с тем, чтобы вновь выставить его в условиях нового подъема революции.Поражение корниловского восстания открыло вторую стадию. Лозунг “Вся власть Советам!” вновь стал на очереди. Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своем большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата.Неоценимое значение тактики превращения Советов в органы государственной власти состояло в том, что она отрывала миллионные массы трудящихся от империализма, развенчивала партии меньшевиков и эсеров, как орудие империализма, и подводила эти массы, так сказать, прямым сообщением к диктатуре пролетариата. Итак, политика превращения Советов в органы государственной власти, как важнейшее условие изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата, – такова третья особенность тактики большевиков в период подготовки Октября.Четвертая особенность. Картина была бы неполная, если бы мы не занялись вопросом о том, как и почему удавалось большевикам превратить свои партийные лозунги в лозунги для миллионных масс, двигающие вперед революцию, как и почему удавалось им убедить в правильности своей политики не только авангард и не только большинство рабочего класса, но и большинство народа. Дело в том, что для победы революции, если эта революция является действительно народной, захватывающей миллионные массы, – недостаточно одной лишь правильности партийных лозунгов. Для победы революции требуется еще одно необходимое условие, а именно: чтобы сами массы убедились на собственном опыте в правильности этих лозунгов. Только тогда лозунги партии становятся лозунгами самих масс. Только тогда становится революция действительно народной революцией. Одна из особенностей тактики большевиков в период подготовки Октября состоит в том, что она умела правильно определить те пути и повороты, которые естественно подводят массы к лозунгам партии, к самому, так сказать, порогу революции, облегчая им, таким образом, ощутить, проверить, распознать на своем собственном опыте правильность этих лозунгов. Иначе говоря, одна из особенностей тактики большевиков состоит в том, что она не смешивает руководство партией с руководством массами, что она ясно видит разницу между руководством первого рода и руководством второго рода, что она является, таким образом, наукой не только о руководстве партией, но и о руководстве миллионными массами трудящихся.Наглядным примером проявления этой особенности большевистской тактики является опыт с созывом и разгоном Учредительного собрания.Известно, что большевики выдвинули лозунг Республики Советов еще в апреле 1917 года. Известно, что Учредительное собрание является буржуазным парламентом, в корне противоречащим основам Республики Советов. Как могло случиться, что большевики, идя к Республике Советов, требовали вместе с тем от Временного правительства немедленного созыва Учредительного собрания? Как могло случиться, что большевики не только приняли участие в выборах, но и созвали сами Учредительное собрание? Как могло случиться, что большевики допускали за месяц до восстания, при переходе от старого к новому, возможность временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания?А “случилось” это потому, что:1) идея Учредительного собрания была одной из самых популярных идей среди широких масс населения;2) лозунг немедленного созыва Учредительного собрания облегчал разоблачение контрреволюционной природы Временного правительства;3) чтобы развенчать в глазах народных масс идею Учредительного собрания, нео6ходимо было подвести эти массы к стенам Учредительного собрания с их требованиями о земле, о мире, о власти Советов, столкнув их таким образом с действительным и живым Учредительным собранием;4) только таким образом можно было облегчить массам убедиться на своем собственном опыте в контрреволюционности Учредительного собрания и в необходимости его разгона;5) все это естественно предполагало возможность допущения временной комбинации Республики Советов и Учредительного собрания, как одного из средств изживания Учредительного собрания;6) такая комбинация, если бы она осуществилась при условии перехода всей власти к Советам, могла означать лишь подчинение Учредительного собрания Советам, превращение его в придаток Советов, его безболезненное отмирание.Едва ли нужно доказывать, что без такой политики большевиков разгон Учредительного собрания не прошел бы так гладко, а дальнейшие выступления эсеров и меньшевиков под лозунгом “Вся власть Учредительному собранию!” не провалились бы с таким треском.“Мы участвовали, – говорит Ленин, – в выборах в российский буржуазный парламент, в Учредительное собрание, в сентябре-ноябре 1917 года. Верна была наша тактика или нет?.. Не имели ли мы, русские большевики, в сентябре-ноябре 1917 года, больше, чем какие угодно западные коммунисты, права считать, что в России парламентаризм политически изжит. Конечно, имели, ибо не в том, ведь, дело, давно или недавно существуют буржуазные парламенты, а в том, насколько готовы (идейно, политически, практически) широкие массы трудящихся принять советский строй и разогнать (или допустить разгон) буржуазно-демократический парламент. Что в России в сентябре-ноябре 1917 года рабочий класс городов, солдаты и крестьяне были, в силу ряда специальных условий, на редкость подготовлены к принятию советского строя и к разгону самого демократичного буржуазного парламента, это совершенно бесспорный и вполне установленный исторический факт. И тем не менее большевики не бойкотировали Учредительного собрания, а участвовали в выборах и до и после завоевания пролетариатом политической власти”.Почему же они не бойкотировали Учредительное собрание? Потому, говорит Ленин, что:“Даже за несколько недель до победы Советской республики, даже после такой победы, участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает “политическое изживание” буржуазного парламентаризма”.Характерно, что Троцкий не понимает этой особенности большевистской тактики, фыркая на “теорию” сочетания Учредительного собрания с Советами как на гильфердинговщину.Он не понимает, что допущение такого сочетания при лозунге восстания и вероятной победе Советов, связанное с созывом Учредительного собрания, есть единственно революционная тактика, не имеющая ничего общего с гильфердинговской тактикой превращения Советов в придаток Учредительного собрания, что ошибка некоторых товарищей в этом вопросе не дает ему основания хулить совершенно правильную позицию Ленина и партии о “комбинированной государственности” при известных условиях. Он не понимает, что без своеобразной политики большевиков, взятой в связи с Учредительным собранием, им не удалось бы завоевать на свою сторону миллионные массы народа, не завоевав же этих масс, они не смогли бы превратить Октябрьское восстание в глубокую народную революцию.Интересно, что Троцкий фыркает даже на слова “народ”, “революционная демократия” и т.п., встречающиеся в статьях большевиков, считая их неприличными для марксиста.Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, даже в сентябре 1917 года, за месяц до победы диктатуры пролетариата, писал о “необходимости немедленного перехода всей власти в руки революционной демократии, возглавляемой революционным пролетариатом” ). Троцкий, очевидно, забывает, что Ленин, этот несомненный марксист, цитируя известное письмо Маркса к Кугельману (апрель 1871 года) о том, что слом бюрократически-военного государственного аппарата является предварительным условием всякой действительно народной революции на континенте, пишет черным по белому следующие строки:“Особенного внимания заслуживает чрезвычайно глубокое замечание Маркса, что разрушение бюрократически-военной государственной машины является “предварительным условием всякой действительной народной революции”. Это понятие “народной” революции кажется странным в устах Маркса, и русские плехановцы и меньшевики, эти последователи Струве, желающие считаться марксистами, могли бы, пожалуй, объявить такое выражение у Маркса “обмолвкой”. Они свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно…В Европе 1871 года на континенте ни в одной стране пролетариат не составлял большинства народа. “Народная” революция, втягивающая в движение действительно большинство, могла быть таковою, лишь охватывая и пролетариат и крестьянство. Оба класса и составляли тогда “народ”. Оба класса объединены тем, что “бюрократически-военная государственная машина” гнетет, давит, эксплуатирует их. Разбить эту машину, сломать ее – таков действительный интерес “народа”, большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково “предварительное условие” свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование”Этих слов Ленина забывать нельзя.Итак, уменье убеждать массы на своем собственном опыте в правильности партийных лозунгов путем подвода этих масс к революционным позициям, как важнейшее условие завоевания на сторону партии миллионов трудящихся, – такова четвертая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября. Я думаю, что сказанного вполне достаточно для того, чтобы уяснить себе характерные черты этой тактики.http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинкhttp://colonelcassad.livejournal.com/1288460.html - плюс старый пост с живописью посвященной Октябрьской Революции.С праздником товарищи! С годовщиной Великого Октября!

20 апреля 2015, 19:15

Бронштейн и "товарищи".

Оригинал взят у edward_210 в Бронштейн и "товарищи".

04 апреля 2015, 21:06

Революция 1917 года

Демонстрация в Петербурге. Март 1917 год.Баррикады на Литейном проспекте. Январь 1917 года.Манифестация инвалидов империалистической войны в Таврическом дворце. Апрель 1917Демонстрация у Государственной ДумыПохороны жертв революции на НевскомМитинг у Государственной Думы. Март 1917 гРусская революция 1905 года.Митинг против царя на Дворцовой площади. Январь 1917 года.Ленин на митинге в Петрограде 1917 годуЭсеровская милиция. Июнь 1917 года.Демонстрация анархистовБроненосец ПотёмкинОчередь за хлебом в МосквеЗаседание Временного правительстваЗаседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в апреле 1917 гПервые известия о революции. Воскресенская площадь. Март 1917Выдача представителям воинских частей газеты Известия Петроградского Совета в Таврическом Дворце.Манифестация юнкеров инженерного училища.Подвоз питания к зданию городской думы, Москва. Февраль 1917Демонстрация офицеровДемонстрация в Харькове в 1905 годуЛенин и СталинДемонстрация в декабре 1917 года против большевиковДемонстрация в 1905 году в Одессе.Патруль задерживает бывших городовых. Июль 1917 годаДемонстрация большевиков а ПетербургеМитинг на путиловском заводеМанифестации в Санкт-Петербурге. 15 февраля 1917 годаСолдатская манифестация в ПетербургеСолдатская демонстрацияСолдаты присоединившиеся к революции. 28 февраля 1917 годаСолдаты на церемонии похорон погибших в годы революции. Марсово поле, Петроград, 23 мартаЖенщины на демонстрации в Петрограде. Март 1917 годаПервомайская демонстрация в Петрограде. 1 мая 1917 года.Демонстрация работников ресторанов и трактиров. Петроград, весной.Солдаты с фронтаСолдаты на манифестации в ПетербургеПервые дни Октябрьской революцииЛ.Д, Троцкий выступает перед солдатами.Члены Временного комитета Государственной думы. Сидят (слева направо): Г.Е. Львов, В.А. Ржевский, С.И. Шидловский, М.В. Родзянко. Стоят: В.В. Шульгин, И.И. Дмитрюков, Б.А. Энгельгардт (комендант Петроградского гарнизона), А.Ф. Керенский, М.А. Караулов.Английские депутаты между революционными солдатами и офицерамиРасстрел временным правительством июньской демонстрации в Петрограде.

31 января 2015, 23:24

Здравствуй, европейская Красная весна! Мы так долго тебя ждали

Мы, народ, можем! Podemos! Так выглядела сегодня центральная площадь Мадрида Puerta del Sol. Со скоростью лесного пожара распространяются по Европе красные настроения, занимается красное зарево. В его жАре сгорит старый отживший мир, рухнет тюрьма народов – ЕС, приходит конец концлагерю глобального паразитического капитализма, тирании сверхбогатых паразитов! За сокрушительной победой левой партии Сириза в Греции – наступление их близких партнеров и соратников партии Podemos в Испании. Левая партия Podemos ("Мы можем!"), созданная меньше года назад, по опросам общественного мнения уже сейчас занимает первое место и имеет шансы победить на локальных и национальных выборах этом году в Испании. На этом видео лидер Podemos Пабло Иглесиас говорит о том, что власть касты богатых паразитов пора в Европе и Испании, в ЕС заменить демократией и властью народа. Pablo Iglesias en su colegio electoral de Vallekas https://www.youtube.com/watch?v=5CNjIXdgQ4s Вновь актуальна и звучит в душах и стучит в сердцах европейцев Марсельеза Отречемся от старого мира!Отряхнем его прах с наших ног!Нам враждебны златые кумиры;Ненавистен банкиров чертог!Мы пойдём к всем трудящимся братьям,К честным людям Европы пойдём,И пошлём олигархам проклятья —На борьбу мы народ поведём.Вставай, подымайся, Европы народ!Вставай на борьбу, брат голодный!Раздайся, крик воли народной!Вперед! Вперед! Вперед! Вперед! Вперед!Ростовщик, олигарх жадной своройРасхищают тяжёлый твой труд,Твоим потом жиреют обжоры;Твой последний кусок они рвут.Нищим будь, чтоб они пировали!Голодай, чтоб в игре биржевойОни совесть и честь продавали,Чтоб ругались они над тобой!Вставай, подымайся... Не довольно ли вечного горя?Встанут вместе Париж, БудапештОт Мадрида до Эгейского моря,Настает время наших надежд!На воров, на собак - сверхбогатых!Да на злого вампира - ЕС!Рухнет власть всех злодеев проклятых!Засветись, лучшей жизни рассвет!Вставай, подымайся...И взойдёт вслед за красной зарёюСолнце правды и братства людей.Купим мир мы своею борьбою,Купим ею мы счастье детей.И настанет година свободы,Сгинет ложь, сгинет зло навсегда,И сольются в едино народыВ вольном царстве святого труда...Люди на площади Puerta del Sol скандировали - "Тик-так! Тик-так! Тик-так!" Время паразитов и ростовщиков, время нынешнего антинародного режима ЕС на службе паразитов, банковской мафии и олигархов - истекает. А вот Иглесисас на миллионом "Марше перемен" сегодня в Мадриде. Пабло Мануэль Иглесиас Туррион (исп. Pablo Manuel Iglesias Turrión; род. 17 октября 1978, Мадрид) — испанский писатель, преподаватель политологии в Университете Комплутенсе, телеведущий. В 2014 году был избран депутатом Европейского парламента от испанской партии «Подемос».Пабло Иглесиас получил юридическое и политологическое образование в Мадридском Университете Комплутенсе, где также в 2008 году получил докторскую степень. Стал широко известен как левый интеллектуал благодаря регулярному участию в теледебатах и публицистике. Придерживается левых политических взглядов, состоял в Союзе молодых коммунистов Испании, участвовал в антиглобалистском движении. В январе 2014 года стал соучредителем гражданского движения «Подемос», возглавил его избирательный список на выборах в Европарламент 2014 года и стал членом Европейского парламента.Женат на Тане Мелеро — депутате мадридской ассамблеи от «Объединённых левых».Достойный соратник греческого борца за народное дело Алексиса Ципраса! Будем надеяться, что вероятная победа на выборах в Испании партии Подемос вместе с победой Сириза в Греции – добьет нынешний монструозный лживый и подлый олигархический режим ЕС. И Европа от Лиссабона до Москвы и дальше – станет снова свободной от фашизма, как в 1945, на этот раз – от либерофашизма. Перейти к оглавлению блога

15 января 2015, 01:00

Ленин о борьбе с религией

РЕЧЬ НА I ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ РАБОТНИЦ « Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться » В. И. ЛЕНИН ПСС т.37 стр. 186 т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано:разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии. В.И.Ленин ПСС т.52 стр. 140 ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ РКП(б) Пролетарская диктатура должна неуклонно осуществлять фактическое освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков, добиваясь этого посредством пропаганды и повы­шения сознания масс, вместе с тем заботливо избегая всякого оскорбления чувств ве­рующей части населения и закрепления религиозного фанатизма. В.И.Ленин ПСС т.38 стр. 94 http://vott.ru/entry/338249 Ленин о борьбе с религией. Сейчас особенно актуально.

28 июля 2014, 22:14

"Мнение": Первая мировая война

"Мнение": Первая мировая война  Сто лет назад - 28 июля 1914 года - началась Первая мировая война. За четыре года противостояния блока Антанты,... From: Экономика ТВ Views: 0 0 ratingsTime: 47:35 More in News & Politics

24 июня 2014, 00:19

Ленин. Империализм как высшая стадия капитализма (цитата)

Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою прежде всего внутренний рынок, захватывая производство данной страны в свое, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей. Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития; для понимания происходящего надо знать, какие вопросы решаются изменениями силы, а есть ли это — изменения «чисто» экономические или внеэкономические (например, военные), это вопрос второстепенный, не могущий ничего изменить в основных взглядах на новейшую эпоху капитализма. Подменять вопрос о содержании борьбы и сделок между союзами капиталистов вопросом о форме борьбы и сделок (сегодня мирной, завтра немирной, послезавтра опять немирной) значит опускаться до роли софиста. В.И.Ленин Т 27 стр. 371-373 Империализм как высшая стадия капитализма

22 апреля 2014, 15:06

в день рождения_22 апреля_Разговоры с Лениным_ФРС исполняет заветы вождя революции

Интервью с Лениным, которые взяли в 1919 году "The New York Times" (США) (под катом) и "The Guardian" (Великобритания) тыц: "The Guardian": В России, заметил он, нет законов, запрещающих англичанам вести пропаганду. В Англии же такие законы есть: поэтому Россию следует считать более свободомыслящей страной. По его словам, они не будут запрещать британскому, французскому или американскому правительству вести собственную пропаганду. Он резко отозвался о Законе о защите королевства (Defence of the Realm Act, принятый в Великобритании в 1914 г., ограничивавший некоторые гражданские свободы на период военных действий - прим. перев.); что же касается свободы печати во Франции, то он заявил, что как раз читает новый роман Анри Барбюса 'Clarte', и в нем два отрывка вымараны цензурой: 'В свободной, демократической Франции цензурируются романы!' "The New York Times": Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Разговор с главным большевиком "The New York Times", США. Статья опубликована 23 апреля 1919 года. ЖЕНЕВА, 22 апреля (телеграмма в London Daily Chronicle). - У меня есть возможность переслать вам подлинную запись интервью с Владимиром Ульяновым-Лениным, 'первосвященником' большевизма, переданную мне человеком, недавно побывавшим в Москве. Со времен прихода к власти Ленин постарел. В его короткой черной бородке появилась седина, а от природы высокий лоб кажется еще выше из-за обширной залысины. Он говорит со спокойной и веской неторопливостью, очень простыми фразами. Голос и манера речи выдают властный характер. Он сходу отбрасывает все ответные доводы и возражения, неумолимо следуя мысли, сложившейся в его голове. Его глаза светятся жестким, фанатичным умом. Согласно записям, которые делал мой информатор по ходу беседы, Ленин объяснял свою политику следующим образом: 'Первостепенная задача любой политической партии - убедить большинство населения в правильности своей программы. Эта задача сегодня в основном - хотя и далеко не полностью - решена, поскольку большинство русских рабочих и крестьян уже сознательно придерживается принципов большевизма. Второй вопрос - завоевание политической власти и подавление сопротивления класса капиталистов. Эта проблема может быть решена только посредством диктатуры пролетариата, которая состоит, так сказать, в перманентном состоянии войны с буржуазией. Те, кто протестует против 'актов террора', совершенных коммунистами, полностью забывают смысл понятия 'диктатура'. Революция сама по себе - акт террора. Слово 'диктатура' на всех языках означает просто-напросто власть террора. Столь же очевидно и другое: когда революция подвергается наибольшей опасности, диктатура должна быть особенно беспощадной. Поначалу опасность для российской революции была очень велика, и диктатура - соответственно сурова. Сегодня она значительно уменьшилась, и мы можем почти полностью отказаться от террора. В прошлом мы допустили много ошибок, но разочарования и трудности были неизбежны, поскольку нельзя было предвидеть, как именно социальная философия Маркса, никогда прежде не воплощавшаяся на практике, будет претворяться в конкретные методы управления государством. Печатать бумажные деньги, чтобы подорвать их значимость Сейчас Лениным всецело владеет идея о ликвидации власти денег в мировом масштабе. Он обрисовал свои планы на этот счет таким образом: 'Наше казначейство ежедневно печатает сотни и тысячи рублевых банкнот. Это делается не для того, чтобы наполнить государственную казну практически бесполезными бумажками, но с сознательным намерением уничтожить значимость денег как платежного средства. В большевистском государстве, где за все необходимое следует расплачиваться только трудом, существование денег не оправдано ничем. Опыт научил нас: язвы капитализма невозможно искоренить одной конфискацией и экспроприацией, ибо, с какой бы беспощадностью ни применялись эти меры, хитрые спекулянты и упрямые представители капиталистических классов, сумевшие уцелеть, всегда найдут способ их обойти, и по-прежнему разлагать общество. Самый простой способ истребить сам капиталистический дух, таким образом - это затопить страну бумажными деньгами с высокой номинальной стоимостью, не подкрепленной какими-либо финансовыми гарантиями. Даже сторублевая ассигнация в России уже почти ничего не стоит. Скоро даже самый простодушный крестьянин осознает, что это лишь клочок бумаги, стоящий не больше, чем тряпье, из которого он изготовлен. Люди перестанут жаждать денег и копить их, как только обнаружат, что на них ничего не купишь, и великая иллюзия о ценности и значении денег, на которой основывается капиталистический строй, будет полностью развеяна. Такова подлинная причина, по которой наши станки печатают рублевые ассигнации днем и ночью, без остановки. Но для того, чтобы эта простая процедура, как и все меры, принимаемые большевиками, стала по-настоящему действенной, ее следует осуществить в мировом масштабе. К счастью безудержная финансовая оргия, которой предались все правительства во время войны, расчищает путь для ее применения повсюду. На вопрос о вынашиваемых большевиками планах завоевать весь мир Ленин ответил: 'Коммунистическое государство не может существовать в капиталистическом окружении. Это невозможно ни в экономическом, ни в политическом плане. Коммунистическое государство должно либо превратить капиталистические государства в коммунистические, либо капитулировать перед капитализмом. Очевидно, что на короткое время между первыми и вторыми возможен компромисс, но он не будет ни реальным, ни долговечным. Коммунизм и капитализм - понятия взаимоисключающие, но мы завоюем мир своими идеями, а не силой оружия'. Ленин считает, что капитализм сам себя погубит 'Капитализм делает для пропаганды наших идей в массах куда больше, чем все, чего мы могли бы добиться собственными усилиями. Международные спекулянты - наши лучшие пропагандисты. Мы действительно многим обязаны войне, но мира я не боюсь, поскольку неисправимая алчность и разложение капиталистических классов при этом сохранится, и парализует его благотворное воздействие. В большинстве стран стоимость жизни не снижается, а неуклонно растет. Жажда наживы, обуревающая международных эксплуататоров, буржуазных финансистов, промышленников и торговцев, по-прежнему неутолима, и они сговариваются о том, чтобы предотвратить возврат к нормальным условиям, абсолютно не осознавая тот факт, что тем самым готовят собственную гибель'. На замечание собеседника о том, что большевики, тем не менее, сегодня привлекают представителей буржуазных классов России к участию в управлении Советской республикой, Ленин откликнулся так: 'Преобразование капиталистического государства в коммунистическое невозможно без помощи научных и технических специалистов. Сегодня такие специалисты неизбежно относятся к представителям буржуазии. Таким образом, мы вынуждены взять на вооружение буржуазные методы и привлечь к себе на службу самых знающих буржуазных специалистов, выплачивая им высокое жалованье. Очевидно, что этот шаг являет собой отход от принципов, провозглашенных Парижской Коммуной, постановившей, что все зарплаты без исключения должны быть приравнены к жалованью простого рабочего. До определенной степени можно даже сказать, что использование буржуазных специалистов означает 'перемирие' в разгар нашего наступления на капитализм, и попятное движение со стороны нашей Советской социалистической республики, которая с первого дня обещала, и уже осуществила на деле, уравнивание зарплат в соответствии с принципами Парижской Коммуны. Однако это действительно всего лишь перемирие, неизбежное для переходного периода'. Ленин вынашивает гигантские и отчасти загадочные планы в области сельского хозяйства, на которые повлияли идеи Конфуция, чьи труды сегодня стали его излюбленным чтением. 'Экономическая роль России в жизни будущей коммунистической Европы, - заявляет он, - будет основана на развитии сельского хозяйства. В русской земле кроются неизмеримые богатства, способные в немалой степени обеспечить благосостояние всего человечества. В других странах будет развиваться промышленность, обеспечивая нужды международного сообщества советских государств, но Россия будет снабжать рабочих хлебом насущным. Чтобы увеличить сельскохозяйственное производство в России, необходимо в гигантских масштабах применять научные методы. Сейчас особое внимание уделяется производству сельскохозяйственных машин. За последнее время мы построили много новых заводов, и они работают удовлетворительно, причем часть из них - под руководством иностранных специалистов'. Действительно, некоторые зарубежные фирмы, создавшие отделения в России до революции, в настоящее время буквально завалены заказами советских правителей на сельскохозяйственные машины и орудия. Для большевистского образа мысли характерно необычное сочетание утопизма с макиавеллизмом. Следующий эпизод, рассказанный Лениным в самой будничной манере, позволяет судить о том, что имеют в виду большевики, когда они 'снисходят' до сотрудничества с буржуазией. 'В феврале 1918 г., когда германские империалисты двинули войска против беззащитной России, демобилизовавшей свою армию, и до того, как мировая революция полностью созрела, доверившейся международной пролетарской солидарности, я, не колеблясь ни минуты, заключил нечто вроде соглашения с французскими монархистами. Один француз, капитан Садуль, на словах сочувствовавший большевикам, но на деле преданно служивший французскому империализму, привел для встречи со мной французского офицера по имени де Люберсак. 'Я монархист. Моя единственная цель - победа над Германией' - сразу же заявил де Люберсак. 'Само собой разумеется' - ответил я. Его заявление нисколько не помешало мне договориться с ним об услугах, которые могли нам оказать французские саперы, уничтожая железнодорожное полотно и взрывая мосты, чтобы задержать наступающих германцев. Это нагляднейший пример компромисса, который одобрит любой здравомыслящий рабочий, компромисса с французскими монархистами в интересах социализма; мы обменялись рукопожатием, зная, что любой из нас с удовольствием повесил бы другого. Но на тот момент наши интересы совпадали - надо было устранить угрозу со стороны германского империализма. И мы без сантиментов использовали таких же империалистов - французских офицеров - в качестве нашего инструмента, чтобы отстоять оказавшиеся в опасности интересы русской и мировой социалистической революции. Тем самым мы помогли делу рабочего класса России и всех стран; тем самым мы усилили мировой пролетариат и ослабили мировую буржуазию. Мы просто взяли на вооружение абсолютно законный и признанный метод - маневрировали, добивались передышки и выигрывали время, пока быстро назревающая пролетарская революция не начнется во всех странах'. Таковы добросовестно записанные собеседником подлинные мысли Ленина. Очевидно, высказывая их, он отлично сознавал, что сам является наиболее умелым пропагандистом своего дела. Тем не менее, некоторые его заявления отличаются достаточной откровенностью, и вполне наглядно свидетельствуют о нравственном безумии в особо зловещей форме, характерном для большевистского образа мысли, чтобы послужить серьезнейшим предостережением для Западной Европы.  

21 апреля 2014, 12:04

Кто организовал Октябрьскую революцию?

 У товарища http://balbes92.livejournal.com/148388.html в преддверии Дня Рождения Владимира Ильича Ленина появилась полемическая тема, с вопросом: Кто организовал Октябрьскую Революцию? Интеллигенция, рабочие или пролетариат? С таким вот ответом: Революцию организовала интеллигенция. Массы участвовали, безусловно. Но субъект, за которым шли массы, была партия РСДРП (б), в которой большую часть на тот момент составляла именно интеллигенция. Это не значит, что они воплощали в жизнь свои фантазии (интеллигент-большевик отличается от современного интеллигента). Большевики принимали многое из того, что выдвигали массы. Одновременно они занимались организацией всех мероприятий. Рабочие, солдаты и крестьяне, если можно так выразиться, были пехотой, то есть теми, кто реализовывал идеи и программы. Но не они организовывали революцию. На мой взгляд в самом вопросе заложена системная ошибка. Сначала цитата товарища Сталина, а потом ответ. Три обстоятельства внешнего порядка определили ту сравнительную легкость, с какой удалось пролетарской революции в России разбить цепи империализма и свергнуть, таким образом, власть буржуазии. Во-первых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в период отчаянной борьбы двух основных империалистических групп, англо-французской и австро-германской, когда эти группы, будучи заняты смертельной борьбой между собой, не имели ни времени, ни средств уделить серьезное внимание борьбе с Октябрьской революцией. Это обстоятельство имело громадное значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил. Во-вторых, то обстоятельство, что Октябрьская революция началась в ходе империалистической войны, когда измученные войной и жаждавшие мира трудящиеся массы самой логикой вещей были подведены к [c.358] пролетарской революции, как единственному выходу из войны. Это обстоятельство имело серьезнейшее значение для Октябрьской революции, ибо оно дало ей в руки мощное орудие мира, облегчило ей возможность соединения советского переворота с окончанием ненавистной войны и создало ей, ввиду этого, массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов. В-третьих, наличие мощного рабочего движения в Европе и факт назревания революционного кризиса на Западе и Востоке, созданного продолжительной империалистической войной. Это обстоятельство имело для революции в России неоценимое значение, ибо оно обеспечило ей верных союзников вне России в ее борьбе с мировым империализмом. Но кроме обстоятельств внешнего порядка, Октябрьская революция имела еще целый ряд внутренних благоприятных условий, облегчивших ей победу. Главным из этих условий нужно считать следующие. Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России. Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли. В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами. В-четвертых. Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, [c.359] как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскими “бунтами” класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров). В-пятых, она имела в своем распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр. В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны. Сочетание этих внешних и внутренних обстоятельств создало ту своеобразную обстановку, которая определила сравнительную легкость победы Октябрьской революции. Это не значит, конечно, что Октябрьская революция не имела своих минусов в смысле внешней и внутренней обстановки. Чего стоит, например, такой минус, как известная одинокость Октябрьской революции, отсутствие возле нее и по соседству с ней советской страны, на которую она могла бы опереться? Несомненно, что будущая революция, например, в Германии, оказалась бы в этом отношении в более выгодном положении, ибо она имеет по соседству такую серьезную по своей силе Советскую страну, как наш Советский Союз. Я уже не говорю о таком минусе Октябрьской революции, как отсутствие пролетарского большинства в стране. Но эти минусы лишь подчеркивают громадное значение того своеобразия внутренних и внешних [c.360] условий Октябрьской революции, о которых говорилось выше. Об этом своеобразии нельзя забывать ни на одну минуту. О нем особенно следует помнить при анализе германских событий осенью 1923 года. О нем прежде всей должен помнить Троцкий, огульно проводящий аналогию между Октябрьской революцией и революцией в Германии и безудержно бичующий германскую компартию за ее действительные и мнимые ошибки. “России, – говорит Ленин, – в конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной ситуации 1917 года было легко начать социалистическую революцию, тогда как продолжать ее и довести ее до конца России будет труднее, чем европейским странам. Мне еще в начале 1918 года пришлось указывать на это обстоятельство, и двухлетний опыт после того вполне подтвердил правильность такого соображения. Таких специфических условий, как 1) возможность соединить советский переворот с окончанием, благодаря ему, империалистской войны невероятно измучившей рабочих и крестьяне 2) возможность использовать на известное время смертельную борьбу двух всемирно могущественных групп империалистских хищников, каковые группы не могли соединиться против советского врага; 3) возможность выдержать сравнительно долгую гражданскую войну, отчасти благодаря гигантским разменам страны и худым средствам сообщения; 4) наличность такого глубокого буржуазно демократического революционного движения в крестьянстве, что партия пролетариата взяла революционные требования у партии крестьян (с.-р., партии, резко враждебной, в большинстве своем, большевизму) и сразу осуществила их благодаря завоеванию политической власти пролетариатом; – таких специфических условий в Западной Европе теперь нет, и повторение таких или подобных условий не слишком легко. Вот почему, между прочим, – помимо ряда других причин, – начать социалистическую революцию Западной Европе труднее, чем нам” (см. т. XXV, стр. 205). Этих слов Ленина забывать нельзя.  Вопрос о трудящихся массах мелкой буржуазии, городской и сельской, вопрос о завоевании этих масс на сторону пролетариата является важнейшим вопросом пролетарской революции. Кого поддержит в борьбе за власть трудовой люд города и деревни, буржуазию или пролетариат, чьим резервом станет он, резервом [c.362] буржуазии или резервом пролетариата, – от этого зависит судьба революции и прочность диктатуры пролетариата. Революции 1848 г. и 1871 г. во Франции погибли, главным образом, потому, что крестьянские резервы оказались на стороне буржуазии. Октябрьская революция победила потому, что она сумела отобрать у буржуазии ее крестьянские резервы, она сумела завоевать эти резервы на сторону пролетариата и пролетариат оказался в этой революции единственной руководящей силой миллионных масс трудового люда города и деревни. Кто не понял этого, тот никогда не поймет ни характера Октябрьской революции, ни природы диктатуры пролетариата, ни своеобразия внутренней политики нашей пролетарской власти. http://grachev62.narod.ru/stalin/t6/t6_20.htm - цинк PS. Разумеется, в процессе борьбы, РСДРП втягивала в себя не только пролетарские элементы, именно по содержанию партия была пролетарской, где к примеру выходец из семьи интеллигентов Владимир Ленин, был именно представителем пролетариата и действовал в его интересах. Интеллигенция же как прослойка общества, потерпела полное банкротство после Февраля, когда все ее иллюзии были растоптаны реалиями Временного Правительства уничтожившего Российскую Империю и ничего она уже организовать как класс или прослойка не могла. Сама революция была осуществлена усилиями боевого авангарда российского пролетариата - большевиками, которые организовав вооруженное восстание опирались прежде всего на рабочих и солдат, а так же на крестьянство. В этом отношении, первые декреты о земле, о мире и о национализации промышленности, были платой (в рамках выполнения данных обещаний) за поддержку широких масс, причем масс пролетарских. Интеллигенция же в основном оказалась совсем в другом лагере, так как большевики вместе с остатками старых режимов изрядно оттоптались и на старой российской интеллигенции относясь к ней таак, как она того заслуживала. Она могла быть попутчиком пролетариата, но конечно же не могла ничего организовать. Ну и вызывает недоумение противопоставление рабочих и пролетариата. Рабочие в 1917 году были частью пролетариата. В целом же совершенно очевидно, что революция была организована боевым авангардом российского пролетариата - партией большевиков, которая совершив успешную революцию, реализовала на практике принцип диктатуры пролетариата. То что среди большевиков были выходцы из интеллигенции, никак не отменяет того факта, что реализовывыли они программу диктатуры пролетариата, а не "руководящей роли интеллигенции". Согласно мнению и Ленина и Сталина, представители непролетарских классов, рассматривались как попутчики революции, и в этом состоит роль интеллигенции - роль попутчиков пролетарского авангарда революции.