• Теги
    • избранные теги
    • Люди344
      • Показать ещё
      Компании119
      • Показать ещё
      Страны / Регионы189
      • Показать ещё
      Разное221
      • Показать ещё
      Международные организации26
      Издания23
      • Показать ещё
      Формат8
      Показатели1
      Сферы2
Леонид Невзлин
Леонид Невзлин
Леонид Борисович Невзлин (21 сентября 1959, Москва) — российско-израильский предприниматель и общественный деятель, один из бывших руководителей нефтяной компании «ЮКОС», 2001 год — президент «Российского еврейского конгресса», в 2003 году был ректором Р ...

Леонид Борисович Невзлин (21 сентября 1959, Москва) — российско-израильский предприниматель и общественный деятель, один из бывших руководителей нефтяной компании «ЮКОС», 2001 год — президент «Российского еврейского конгресса», в 2003 году был ректором РГГУ. Владелец ресурса Grani.ru.

По состоянию на 2012 год скрывается от российского правосудия в Израиле. Обвиняется ими в совершении тяжких уголовных преступлений. Российским судом заочно приговорён к пожизненному заключению, эту меру наказания поддержал Верховный суд РФ. Сверх этого ему добавили ещё 6 лет лишения свободы. Подробнее

 

Доп.: МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ, ЛЕОНИД НЕВЗЛИН "ЧЕЛОВЕК С РУБЛЕМ" , МОСКВА 1992

Развернуть описание Свернуть описание
01 декабря, 16:40

РГГУ: гробокопательство или борьба за научную этику

На Ученом совете РГГУ 29 ноября 2016 года рассматривалось много сложных вопросов: о проекте программы стратегического развития РГГУ на 2016-2020 годы, о критической ситуации, которая сложилась за предыдущие годы с филиалами и представительствами РГГУ в России и в мире. Но, как водится, самый болезненный вопрос начали обсуждать через два с лишним часа в пункте Разное. Минут через 15 после начала заседания УС ко мне подошла какая-то девушка и сказала, сверля меня взглядом, что «Вы не имеете права находиться здесь. Давайте выйдем». Я удивилась: «Почему? Это же открытый Ученый совет». Она предположила, что я вошла в РГГУ неофициально, без пропуска, на что я ей показала свежий пропуск. Она недоверчиво покачала головой и ушла, и потом два часа меня никто не трогал. Но потом началось самое интересное.  Короткий фильм о событиях того дня Когда дело дошло до "Разного", слово предоставили профессору РГГУ Нине Владимировне Брагинской. Она начала свой доклад с цитирования известного российского историка и культуролога, профессора РГГУ Леонида Баткина, который умер утром того дня. Его портрет в траурной рамке можно было увидеть внизу при входе. В июне 2014 года в университете проходил круглый стол «Плагиат в науке», на котором были зачитаны ответы Леонида Михайловича на заранее заданные участникам вопросы по теме дискуссии.   «Научная среда, боюсь, непоправимо заражена мнимостями, бездарностями, псевдоучеными и чиновниками. Меньше всего ценится талант, взамен — должности и регалии», — отмечал тогда Баткин. На вопрос: «Является ли плагиат диссертаций повсеместным в России, или же он локализован в отдельных регионах, дисциплинах, вузах, советах?» профессор Баткин ответил так: «Современная Россия стала особенно приверженной к плагиату, начиная с советских времен, потому что «современной» ее позволительно назвать процентов на 10–15. Главное — в социальном состоянии населения, в политическом режиме, в отсутствии безусловного права на собственность (в частности — интеллектуальную): «демократия» по вертикали, отсутствие правосудия, падение средней и высшей школы, милитаризм и ксенофобия, воровство сверху донизу. Если в экономике рейдерство — обычное и почти государственное обыкновение, то захватить чужой текст — что же здесь особенного? Я не ожидаю перемен относительно массового плагиата — пока не переменится ВСЕ». И только Нина Владимировна стала говорить, что Комиссия по плагиату, созданная ректором Е.Н. Ивахненко, признала, что докторская диссертация по экономике бывшего проректора РГГУ В.В. Минаева является результатом склейки двух чужих текстов, как её прервал первый проректор РГГУ Александр Безбородов и сказал: «Вот, девушка, вы сейчас съемку ведете, она может вестись только с разрешения Ученого совета». Съемку я прекратила. Дальше мне стали говорить, что я пришла без аккредитации. Я ответила, что подала запрос на аккредитацию, и когда мне пресс-служба ответила странным образом («на Заседание Ученого совета аккредитация не предусмотрена»), то я написала письмо ректору Е.Н. Ивахненко, напомнив ему, что он всегда говорил о необходимости политики открытости в РГГУ. Ректор мне потом сказал, что на его официальный адрес приходит столько писем, что мое письмо он увидел поздно, а на самом заседании он говорил, что «мне слова не давали». Минут 8 на Ученом совете РГГУ обсуждали «Полит.ру», которое якобы публикует только критику в адрес университета (см. наши публикации об РГГУ), журналистов, которые приходят без аккредитации и пишут негатив о вузе, а также тех, кто позволяет себе заниматься поиском фальшивых диссертаций. Наиболее ярко все эти тезисы были поданы в речи Натальи Ивановны Басовской, историка, профессора РГГУ, в прошлом – проректора РГГУ по учебной работе: «Мы, РГГУ, за последнее время стали суперскандальной фигурой в некоторых СМИ. Интернет с успехом заменил анонимки былых времен и всяческие пасквили. Это очень грустно, но это так. Сейчас уже начат – будет излагаться вопрос, имеющий прямое отношение к конкретной личности и вопрос болезненный. И этот патологический интерес именно к этой теме говорит, что абсолютно потеряно уважение , и права личности не соблюдаются. Мало того, что в целом от этой темы отдает гробокопательством. 15 лет срока! Даже у преступников 10-летний срок давности. Так вот еще и "Полит.ру" без аккредитации “а я прошла, я хочу”. Я считаю, что права личности в таких тонких и сложных вопросах подвергаются нарушению». Здесь Н.И. Басовская имела ввиду, что сделанная по методу Copy&Paste докторская диссертация Минаева была защищена в 2001 году, то есть 15 лет назад. И действительно, по действующему Положению о научной аттестации 2013 года, срок давности уже прошел, и ВАК не может лишить В.В. Минаева ученой степени. Один из создателей «Диссернета» физик Андрей Ростовцев на это хлесткое выражение «патологическое гробокопательство» остроумно заметил в Фейсбуке, что «Дело в том, что сегодня из этих гробов встают безнаказанно те, кто готов нас самих закопать. Просто Басовская еще не попала под раздачу, и никто ее, к счастью, не обвинил по ложному доносу или "за распространение заведомо ложных сведений" о нашем славном историческом прошлом. Как известно, одни и те же люди идут и на фальсификацию научных работ, и на фальсификацию обвинительных приговоров». Его коллега по «Диссернету» журналист Сергей Пархоменко в ФБ написал, что «давно замечено, что у г-жи Басовской имеется какое-то очень жесткое предубеждение против тех, кто занят проблемой плагиата, и в частности против «Диссернета». Мне много раз передавали разные люди ее исключительно резкие и несправедливые высказывания на этот счет. Меня лично она обвиняла в продажности: дескать, я прямо-таки «принимаю заказы» на обвинения разных людей в плагиате. Сам я этого не слыхал, потому что иначе немедленно потребовал бы доказательств или извинений. И в моем присутствии (мы виделись несколько раз в разных обстоятельствах) г-жа Басовская молчит. Но мне передавали это несколько разных людей, которым я вполне доверяю». После критики журналиста, пришедшего без акредитации, и «Полит.ру», который «публикует одну критику РГГУ» (что неправда), вдруг прозвучала критика и в адрес Н.В. Брагинской. Первый проректор Безбородов её фактически обвинил в трусости и подлости, заявив, что она начала критиковать В.В. Минаева только после того, как он покинул пост проректора. Тут в аудитории начали хохотать. «Я не позволю лгать!» – почти крикнула Нина Владимировна, призвав в свидетели многих из тех, кто слышал, как она была единственной, кто жестко критиковал Минаева на конференции по выборам ректора в декабре 2003 года, на которой тот был избран ректором РГГУ (но его кандидатуру потом не одобрило Министерство образования и науки). Напомним, что накануне декабрьской конференции в ноябре 2003 года прежний ректор Леонид Невзлин подал в отставку, ему за несколько месяцев до того пришлось уехать из России из-за тогда разгоравшегося «дела ЮКОСа». «Ну я этого не слышал», – сказал Александр Безбородов. Ректор Евгений Ивахненко прервал эти дебаты и предложил членам УС проголосовать по вопросу о том, сделать ли эту часть Ученого совета закрытой. Всего лишь два человека – профессоры Сергей Серебряный и Илья Смирнов – выступили против того, чтобы закрыть от публики заседание. Один магистрант РГГУ заявил, что хочет остаться, так как «это и нас касается». Он после претензий Безбородова, что нельзя вести видеозапись, попросил ранее разрешение вести аудиозапись, что еще больше подлило масла в огонь. Ему тут же сказали, что «представители студентов в Ученом совете есть» (да, они есть, но, кажется, обычно молчат). Всем «лишним» пришлось уйти, и мы более часа ждали, когда завершится Ученый совет. Минут через 10 после принятия решения о закрытости в РГГУ приехал член Президиума ВАК Михаил Гельфанд. Не зная о том, что произошло ранее, он прошел в зал заседаний, но вскоре вышел, даже ему не разрешили остаться. В конце концов, на Ученом совете решили, что Комиссия по плагиату так и не будет воссоздана, дело Минаева рассмотрит ректорат, а с плагиатом будут теперь бороться деканы и директоры институтов. «Если не ошибаюсь, за возобновление работы Комиссии [по плагиату] проголосовали четыре человека: Серебряный, Смирнов, Губин и... Пивовар, которого не было, когда ее закрывали. Ивахненко и Логунов воздержались. Видимо, воздержалась и Зверева. Я постичь этого не могу. Ивахненко говорил мне, что он за продолжение работы. Логунов, его заместитель по Комиссии, был как бы вне себя от того, что ее вдруг остановили. И что тогда это за голосование? Перед кем они не решаются высказать свое мнение? Или его нет вообще? Там, где у человека мнение или позиция, у них на этом месте - что? Как это что-то называется?» – заметила в ФБ Н.В. Брагинская. «Мне надо собраться с мыслями», – написала также Нина Владимировна. – «Они выбрали жребий бесчестья. Комиссию по плагиату, с которой новый ректор начал свое правление, закрыли. Называли свое бесчестье кто как: милосердием, справедливостью, последовательностью... Думаю, что задача остановить процесс на подступах к ответственности Н.И. Архиповой, зам. председателя закрытого совета по экономике, руководителя не менее двух фальшивых диссертаций. Проректора по платному образованию» (подробнее о фабриках диссертаций в РГГУ см. в статье Брагинской «Мафия и школа»). * * * Читатели «Полит.ру» наверняка придут в такое же изумление от итогов заседания, когда прочтут письмо, которое было разослано накануне Ученого совета Н.В. Брагинской нескольким десяткам членов Ученого совета и которое оказалось в распоряжении «Полит.ру»: Уважаемые члены Ученого совета, недавно в адрес Председателя ВАК В.М. Филиппова поступил список диссертационных работ, более 7000 которых никогда не оказались на хранении в библиотеках и, весьма вероятно, не существуют вовсе. В нашем университете по последним данным получили ученые степени за работы, содержащие признаки некорректных заимствований, или иначе связаны с с их производством 80 человек. Это далеко не рекорд, но все же печально. На одном из своих недавних заседаний Ученый совет проголосовал за прекращение действия Комиссии по некорректным заимствованиям в диссертациях. Члены комиссии не были об этом предупреждены и восприняли такое решение, принятое по инициативе профессоров П.П.Шкаренкова и Н.И. Басовской и проректора по науке, доцента О.В.Павленко, с недоумением. Членам Комиссии, как и её Председателю, ректору РГГУ Е.Н. Ивахненко, прекращение деятельности комиссии, начавшей свою работу с одобрения Ученого совета, представляется досадным недоразумением. Предложение, чтобы прежние грехи за давностью лет простить, а новых сотрудников  подразделений руководители принимали на работу после проверки на плагиат, не продумано в полной мере. 1)    Новые сотрудники могут иметь дату защиты еще более давнюю, нежели "амнистированные"  обладатели поддельных степеней из РГГУ. Почему новые сотрудники должны быть в ином положении? 2)    Участники «диссеродельной фабрики» приобретали фальшивые дипломы не для красы, а для карьеры, так что они сами занимают посты руководителей и тем самым занимают положение проверяющих. Народная мудрость подсказывает, что ворон ворону глаз не выклюет. 3)    Технической возможности для такой проверки у руководителей подразделений также нет, нет времени, нет квалификации для работы с программой Аниплагиат. Это не входит, наконец, в их служебные обязанности. 4)    Кроме того, новый сотрудник не должен подвергаться унизительному «обыскиванию» и предоставлять для этого давно защищенную работу в электронном виде. А если получать и проверять диссертацию в РГБ за деньги, то на это нужен особый бюджет и время между подачей на конкурс и окончанием процедуры проверки. 5)    Наконец, удивляют призывы к дружбе, когда речь идет о людях, обманом присвоивших себе и, возможно, небескорыстно наделявших других учеными степенями, получивших за этот счет карьеру и материальную выгоду. 6)    Научное сообщество не может мириться с такими явлениями. Члены бывшей Комиссии предлагают вам ознакомиться с Заключением по работе В.В. Минаева и вернуться к вопросу о необходимости продолжения проверки. Надо сказать, что само существование Комиссии подсказало нескольким сотрудникам РГГУ с поддельными диссертациями, не дожидаясь результатов проверки, покинуть университет. Проверка проведена и Заключение составлено Е.Е. Рязановым и Н.В. Брагинской, обсуждено с Е.Н. Ивахненко, С.Д. Серебряным. Д.И. Антоновым, В.Т. Кудрявцевым, отредактировано А.П. Логуновым. Накануне публикации Заключения Ученый совет прекратил действие Комиссии. Члены упраздненной Комиссии честно выполнили поручение Ученого Совета и пожелали донести ее результаты до сведения Совета. (Конец письма). *** После окончания заседания УС ректор РГГУ Евгений Ивахненко увидел меня и попросил прощения за допущенную резкость, мол, «если бы вы не стали снимать на видео… Что же вы думаете, я не видел, что вы пришли на УС и сидели? Я, конечно, видел. Но снимать на видео…». - Так я снимала и прошлое заседание УС, когда создавалась Комиссия по плагиату. - Ну тогда было другое дело, а сейчас такой болезненный вопрос. - Так сказали бы, что нельзя снимать и всё. И вообще с прессой надо работать, договариваться, а не запрещать ей работать без объяснений. - Так я же не против. Евгений Ивахненко заявил, что РГГУ будет продолжать бороться с плагиатом и это станет личной ответственностью руководителей всех подразделений. Мол, если у них в коллективе окажется плагиатор, то значит этот декан/директор не справился со своими обязанностями. Попросила у него визитку, поэтому пошли за ней в его кабинет, где ректор РГГУ показал, какие «Подсказки академическим администраторам» и «7 принципов эффективного управления университетом» висят над его головой и какие книги лежат у него на столе (Бродский и др.). Среди 7 принципов, обеспечивающих эффективность управления университетом, есть, например, такие: "Не всё то улучшается, что становится более демократичным", "Власть ректора следует рассматривать скорее как судейскую, чем как исполнительную", "Управление университетом должно улучшать способность ученых к преподаванию и исследованию". А среди принципов академических администраторов есть такие: "Учиться искусству просить деньги", "Никогда ничему не удивляйся", "Учись мыслить масштабно – особенно, когда считаешь университетские деньги". Одна из коллег Е.Н. Ивахненко, объясняя отношение членов Ученого совета к СМИ, сказала, что ректор принял «университет, у которого пылает крыша», и тот делает всё, чтобы РГГУ выстоял, а пресса часто пишет неправду, преувеличивая недостатки и замалчивая достоинства. Между тем, у вуза за последнее время есть и ряд позитивных подвижек. Так, в частности, увеличилось число иностранных студентов, а в следующем году на 230 человек увеличится число бюджетных мест в магистратуре. На самом Ученом совете говорили о том, что вуз оказался в сложной ситуации, и нужно разработать стратегическую программу, которая позволит РГГУ сохранить все лучшее, базируясь на своих собственных ресурсах. Получится ли? Продолжится ли борьба с плагиатом? Пока эти вопросы остаются открытыми. Самое интересное в том, что вопросы, которые рассматривались на Ученом совете в тот день, были, пожалуй, острее плагиата. Речь, во-первых, шла о правилах подсчета нагрузки научных работников. Если бы не критика ряда коллег, то приняли бы "совершенно сырой проект, нарушающий все предварительные договоренности". А именно нормативы нагрузки – один из предметов недовольства профессорско-преподавательского состава. Во-вторых, ректор РГГУ выступил с важным докладом о филиалах и представительствах РГГУ. Судя по тому, что говорили на Ученом совете, качество обучения во многих из них было невысоким и теперь некоторые из них закрыты или закрываются. Какие-то филиалы противодействуют закрытию. Евгений Ивахненко заявил, что бывший начальник главного управления дистанционных и региональных образовательных проектов (сокращенно ГУДРОП), автор "более 5 научных работ" А.З. Арсенян подписывал некоторые документы от имени РГГУ, не имея на то права и со всем этим наследством приходится теперь разбираться. В итоге, как считает Ивахненко, "благодаря" ГУДРОПу, у РГГУ возник долг, который путем серьезных усилий удалось свести к 100 млн. рублей, что практически равно на сегодня дефициту бюджета университета.  Ректор говорил о непрозрачности всего, связанного с филиалами, что они высасывают деньги, что там под учебные нужды использовалась только маленькая часть снимаемых площадей. А главное – не было следов обучения студентов (личных дел, ведомостей, контрольных и др.). Уже закрытые представительства РГГУ в Праге и Париже, судя по обсуждению, занимались неизвестно чем. Прошлый ректор Е.И. Пивовар, ныне президент РГГУ, заявил, что за 10 лет своей работы не создал ни одного филиала (ректором он стал в 2006 году). Работу Арсеняна он оправдывал тем, что доходы от ГУДРОПа шли и тем институтам и факультетам РГГУ, которые не имели возможности заработать деньги самостоятельно. «Не нужно недооценивать трудность изменения ложных мнений посредством указания на факты», – гласит один из принципов академического администратора в кабинете ректора. Так или иначе, ближайшее будущее РГГУ не выглядит простым. «Полит.ру» постарается не упускать из виду ситуацию. Г.И. Зверева и И.С. Смирнов после заседания УС РГГУ, 29 ноября 2016 года Профессора С.Д. Серебряный и С.Н. Зенкин, на заднем плане – член Президиума ВАК М.С. Гельфанд  

29 ноября, 00:01

Мемория. Платон Лебедев

29 ноября 1956 года родился Платон Лебедев, бизнесмен, отсидевший 10,5 лет по «делу ЮКОСа».   Личное дело Платон Леонидович Лебедев (60 лет) родился в Москве. В 1981 году окончил Московский институт народного хозяйства имени Плеханова (ныне Российский экономический университет, «Плешка»). С 1981 по 1989 год работал в «Объединении по геологоразведочным работам за рубежом» (Зарубежгеологии), возглавлял отдел экономического планирования. В 1987 году познакомился с комсомольским активистом, студентом МХТИ Михаилом Ходорковским и вместе с ним и соратником Ходорковского по комсомольской работе Леонидом Невзлиным организовал государственно-кооперативный Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса. В 1990 году банк выкупил долю у государства и переименовался в МЕНАТЕП («Межотраслевые научно-технические программы»). Ходорковский стал председателем правления МЕНАТЕПа, а Лебедев с 1991 по 1995 год был президентом банка. В 1994—1995 годах банк активно скупал акции крупных промышленных предприятий — АО «Апатит», «Воскресенских минеральных удобрений», АО АВИСМА, Волжского трубного завода и других. В декабре 1995 года в результате залогового аукциона 45% акций государственной нефтяной компании ЮКОС перешли под контроль Михаила Ходорковского. К февралю 1997 года Ходорковский через финансовую группу МЕНАТЕП выкупил оставшиеся акции ЮКОСа. Лебедев в 1996—1999 годах был заместителем председателя правления нефтяной компании, а с 1997 по 1999 годы также являлся президентом компании «ЮКОС Рефайнинг энд Маркетинг» (подразделение ЮКОСа по переработке нефти и сбыту нефтепродуктов). Кроме этого Лебедев возглавлял совет директоров группы МЕНАТЕП и был управляющим акциями головной компании ЮКОС. В феврале 2003 года произошел первый открытый конфликт между президентом Владимиром Путиным и Михаилом Ходорковским. Когда Ходорковский заявил о коррупции в стране, равной 10-12% ВВП, Путин напомнил собственнику ЮКОСа о не слишком чистом ходе приватизации компании. В апреле того же года Ходорковский заявил, что готов финансировать объединенный политический блок на базе СПС и «Яблока». Эти партии бизнесмен поддерживал еще на парламентских выборах 1999 года. Тогда же он спонсировал кандидатов и от других партий — КПРФ, «Единство» и «Отечество — Вся Россия». 2 июля 2003 года Лебедев был задержан по обвинению в хищении 20% акций ОАО «Апатит». Ходорковский проходил по делу как свидетель. Через несколько дней Генпрокуратура начала проверку по депутатскому запросу о том, что ЮКОС в 2002 году недоплатил налоги. 25 октября Ходорковский был задержан. Против Лебедева добавились и другие обвинения, в числе которых было хищение в крупном размере, причинение имущественного ущерба, уклонение от уплаты налогов. Его дело было объединено с делом Ходорковского. В мае 2005 года оба были признаны виновными по нескольким эпизодам уклонения от уплаты налогов и мошенничества и приговорены к девяти годам лишения свободы в колонии общего режима. В сентябре 2005 года Мосгорсуд снизил им срок заключения до восьми лет. В 2009 году начался новый суд над Лебедевым и Ходорковским, которых обвинили в присвоении акций дочерних компаний ЮКОСа и хищении и легализации миллионов тонн нефти дочерних компаний. В декабре 2010 года суд приговорил каждого к 14 годам колонии с зачетом отбытого срока по первому делу. Впоследствии Мосгорсуд снизил наказание каждому до 11 лет. В декабре 2013 года Путин помиловал Ходорковского, тем самым сократив срок его заключения на полгода. В январе 2014 года президиум Верховного суда снизил наказание Платону Лебедеву на пять месяцев — до фактически отбытого срока. Выйдя на свободу, Лебедев заявил, что будет заниматься бизнесом.   Чем знаменит Соратник Михаила Ходорковского, вместе с ним управлявший группой МЕНАТЕП и ЮКОСом. Отбыл в заключении 10,5 лет по первому и второму «делам ЮКОСа» — обвинению в хищениях, неуплате налогов, легализации похищенного.   О чем надо знать 23 января 2014 года президиум Верховного суда освободил Лебедева, но признал законным приговор Мещанского райсуда Москвы о взыскании более 17 млрд рублей с Ходорковского и Лебедева по первому «делу ЮКОСа» — в такую сумму суд оценил недоимки по налогам в 1999—2000 годах. Из-за этого Лебедев как должник не может выехать за границу, а Ходорковский не может въехать в страну с гарантией, что будет иметь право ее покинуть. При этом ЕСПЧ еще в 2013 году постановил, что российское законодательство не позволяло суду «возложить гражданскую ответственность за неуплаченные компанией налоги на руководителей компании».   Прямая речь О загранпаспорте (пресс-конференция Лебедева в феврале 2015 года, цитата по Openrussia.org): «К сожалению, Российская Федерация до настоящего времени не исполнила решение Европейского суда, который признал незаконным фальшивый иск на 17 миллиардов. Долга нет, а иск есть, такая вот смешная ситуация. Из-за этого мне не дают загранпаспорт. Если я получу загранпаспорт, у меня для моей деятельности будут развязаны руки. Собираюсь заниматься, как и раньше, международным бизнесом, в том числе и связанным с РФ. Я полагаю, что мой возраст позволяет еще несколько лет позаниматься активной бизнес-деятельностью». Об оппозиции (там же): «Что касается оппозиции, для меня лично это очень сложный вопрос. Как любой гражданин Российской Федерации, я спокойно допускаю наличие оппозиции; это очень хорошо, я считаю. Но вы сами попробуйте ответить на вопросы, которые я сам себе задаю: а что за правительство у оппозиции? Кто премьер-министр? Кто министр обороны? Кто председатель Верховного суда? Кто руководитель ФСБ? Кто председатель Центрального банка? Кто министр финансов? Как только я узнаю этих людей, узнаю, чем они хотят заниматься, для меня хоть что-то прагматическое настанет, чтобы оценивать, нравятся они мне или не нравятся». О главном тормозе развития страны (Golos-ameriki.ru, февраль 2015): «Самая сложная проблема сейчас, на мой взгляд, это супермонополизм, то есть отсутствие конкуренции, причем везде. Это прослеживается в политике, экономике, культуре, науке, образовании, медицине, — словом, кругом. На эту болезнь накладывается еще одна опасность. А именно — перспектива начать реализовывать этот монополизм (здесь я использую фигуру речи) с помощью "силы и пистолетиков". Это когда ни ноу-хау, ни бизнес не работают, а в том или ином виде работают только "сила или пистолетики". Да, с помощью этих инструментов, преследуемые цели иногда достигаются. Но это несет разрушительный характер для всей жизни, в целом, если говорить широко». О давлении на бизнес в России (там же): «В России нет частной собственности. Для кого это секрет? На бумажке она есть, а забрать ее могут в любой момент под каким угодно предлогом. Более того, у нас не превалирует верховенство права — защита института частной собственности как таковая. За собственника кто только ни думает, начиная со следственных органов. Отсюда — огромное количество уголовных дел по бизнесу… Кроме того, у нас очень много чего существует "под видом" чего-то — не знаю, какой тут еще термин подобрать. Например, госкорпорации или госкомпании преспокойно существуют под видом акционерных обществ. Или вот человек облачен в мантию, называется судьей, то есть по форме вроде все правильно, а по существу — нет. Точно так же с бизнесменами. Поговорите с ними. Чего они боятся? Заявлять о своих правах, которые четко прописаны по Конституции. Потому что, как только они это делают, на них сразу посыплются разного рода неприятности. И люди вместо того чтобы заниматься бизнесом, начинают выкручиваться. Сейчас ведь основная задача для бизнеса — выжить, желательно с минимальными потерями».   4 факта о Платоне Лебедеве В первый раз женился в 1977 году. У Натальи и Платона Лебедевых родились дочь Людмила и сын Михаил. В 2006 году Лебедев, находившийся тогда в колонии, развелся и женился во второй раз — на Марии Чеплагиной, от которой у него уже были две дочери — Мария и Дарья. 24 ноября 2016 года в Швейцарии в автокатастрофе погибла внучка Лебедева, 19-летняя Диана. У Лебедева есть брат-близнец Виктор Лебедев, по состоянию на 2011 год он владел телекоммуникационной фирмой «Международная компания связи» (бренд «МИР Телеком»). В 2011 году Лебедеву отказали в условно-досрочном освобождении из-за того, что он потерял часть тюремной одежды и якобы назвал на «ты» надзирателя. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Лебедева и Ходорковского узниками совести, то есть людьми, которых посадили из-за их убеждений.   Материалы о Платоне Лебедеве: Биография в Википедии Биографическая справка «Ленты.ру» Справка РИА Новости Биография на Fb.ru

10 ноября, 11:31

Генерал МВД в Интерполе возьмется за преступников-россиян

Вице-президентом Интерпола впервые стал представитель российского МВД. Это бывший глава российского бюро Интерпола генерал-майор Александр Прокопчук. Его назначение может в корне изменить ситуацию с розыском и выдачей из других стран подозреваемых и обвиняемых россиян, которых в базах Интерпола сейчас около 2 тысяч человек. Генерал-майора МВД Александра Прокопчука начали двигать в Интерпол ещё в 2014 году. В ноябре Россия направила запрос руководству Интерпола о включении Прокопчука в Исполнительный комитет от Европы. Дело в том, что тогда истекали полномочия генсека Интерпола Рональда Ноубла, поэтому ожидались перевыборы. Вслед за генсеком избирался новый состав Исполнительного комитета Интерпола, который состоит из президента, трёх вице-президентов и девяти делегатов. У российского генерала были высокие шансы занять один из этих постов, потому что ещё в 2013 году Прокопчук был избран в состав Европейского комитета Интерпола. После назначения Прокопчука вице-президентом Интерпола может измениться ситуация с розыском и выдачей беглых преступников. У генерала есть все возможности влиять на решения международной полицейской организации. На сегодняшний момент в международном розыске по линии Интерпола числится около 2 тыс. граждан России, которые обвиняются в причастности к различным преступлениям. Только по делу компании ЮКОС в международный розыск объявлены 40 человек, в том числе и совладелец группы "Менатеп" Леонид Невзлин. Благодаря использованию возможностей Интерпола в 2013 году в разных странах было задержано 100 обвиняемых, которых Россия объявляла в международный розыск. Только половина из них была выдана российским силовикам. С начала 2014 года по запросам российской стороны в других странах было задержано 64 обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений и разыскиваемых по каналам Интерпола. По запросам, связанным с политиками и крупными бизнесменами, Россия чаще всего получала отказ от экстрадиции. Так, в 2006 году британский суд отклонил требование российских властей об экстрадиции из Великобритании предпринимателя Бориса Березовского. Как заявили тогда судьи, Березовский не может быть выдан, так как попросил в Великобритании политического убежища и таким образом находится под защитой Женевских конвенций. В России же беглый олигарх проходил по уголовным статьям. В 2003 году лондонский суд принял решение не выдавать России Ахмеда Закаева, обвиняемого в терроризме, убийствах и захвате заложников. Российское бюро Интерпола контактирует по правовым вопросам и оказывало помощь 172 странам — членам международной организации по более чем 16 тыс. уголовным делам.

01 ноября, 21:06

Кадыров предоставил охрану свидетельнице по делу ЮКОСа и возвращённой ей дочери

Глава Чечни Рамзан Кадыров откликнулся на просьбу председателя совета директоров банка БКФ Ольги Миримской и предоставил охрану самой свидетельнице по делу ЮКОСа и её полуторагодовалой дочери. Девочка была похищена суррогатной матерью и вывезена на Северный Кипр. После долгих поисков и сложных переговоров семья наконец-то воссоединилась, однако Ольге Миримской и волонтёрам до сих пор приходят угрозы от похитителей маленькой Сони и бывшего гражданского супруга бизнесвумен.  Опасаясь, что ребёнка снова могут похитить по прилёту в столичный аэропорт или по дороге домой, женщина попросила Рамзана Кадырова обеспечить охрану её воссоединившейся семье. По указанию главы Чеченской республики, в Шереметьево Миримскую встретили помощники депутата Госдумы Адама Делимханова, а также сотрудники Следственного комитета, уголовного розыска и правозащитники.  Отметим, Миримская являлась супругой бывшего топ-менеджера компании ЮКОС Алексея Голубовича и давала показания в Мосгорсуде в 2008 году в качестве свидетеля по делу бывшего совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина. 

01 ноября, 20:00

Свидетелю по делу ЮКОСа вернули дочь, похищенную суррогатной матерью

Председатель совета директоров банка БКФ Ольга Миримская вернулась в Москву вместе со своей полуторагодовалой дочерью Софией. Девочку ещё в мае 2015 года похитила суррогатная мать Светлана Безпятая и увезла на Северный Кипр. Она планировала за крупную сумму продать ребёнка семье Николая Смирнова — экс-супруга Миримской. Сейчас сообщники находятся в международном розыске. — Были подключены силы Интерпола, МИД РФ, Генпрокуратуры, руководство Следственного комитета. В результате совместных действий, в том числе с сотрудниками Главного управления уголовного розыска, нам удалось установить местонахождение Софии. В настоящее время находятся на свободе соучастники преступления, местонахождение которых сейчас устанавливается, будут приняты меры по возвращению их на территорию РФ, — сказал следователь Юрий Носов. Вплоть до приезда в Москву семье маленькой Софии поступали угрозы расправой. В связи с этим в аэропорту Шереметьево Ольгу Миримскую с дочерью встречали сотрудники Следственного комитета, уголовного розыска и правозащитники.  Отметим, Миримская являлась супругой бывшего топ-менеджера компании ЮКОС Алексея Голубовича и давала показания в Мосгорсуде в 2008 году в качестве свидетеля по делу бывшего совладельца ЮКОСА Леонида Невзлина. 

19 октября, 14:29

Песков видел просьбу помиловать Пичугина, но комментировать ее не стал

В Кремле знают о публикации в СМИ открытого письма Аллы Пичугиной, матери экс-главы службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, в котором она просит президента РФ помиловать ее сына.

19 октября, 10:54

Мать убийцы мэра Нефтеюганска просит помиловать сына

Мать осужденного на пожизненное заключение бывшего руководителя службы безопасности нефтяной компании "ЮКОС" Алексея Пичугина обратилась к президенту РФ с просьбой помиловать своего сына. Письмо с просьбой о помиловании опубликовано в одной из электронных газет. Пичугина пишет, что ее сын хочет быть вместе с семьей, жить и работать в России. Он является частным и непубличным человеком, который не собирался и не собирается заниматься политикой. По версии

08 сентября, 10:40

Der Spiegel: Ходорковский хочет ускорить свержение Путина

Три года назад Владимир Путин помиловал своего злейшего врага Михаила Ходорковского. Как олигарх использует свою свободу? Немецкий режиссер Кирил Туши (Cyril Tuschi) отобразил в своем документальном фильме человека, который полагает, что его время еще впереди.

22 августа, 08:05

Израиль: Рейтинг миллиардеров

В рейтинге самых богатых израильтян экономического издания The Marker Леваев занял всего лишь 67-ю строчку.

18 августа, 23:01

18.08.2016 23:01 : Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин заявил, что его исключили из реестра лиц, объявленных в международный розыск

Он получил соответствующее уведомление, — передает РИА. По его словам, в обосновании решения говорится о том, что в ходе заседания комиссии в начале августа ее участники утвердились в том, что его дело является политическим. Невзлин был заочно приговорен в России к пожизненному заключению по обвинению в убийстве и покушении на убийство. Данное решение Интерпола снимает с него ограничения на поездки по миру.

18 августа, 22:01

18.08.2016 22:01 : Интерпол отменил ордер на арест бывшего совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина

Там сочли, что Россия преследовала Невзлина по политическим мотивам. Имя проживающего в Израиле бизнесмена вычеркнуто из «красного циркуляра» разыскиваемых. По состоянию на вечер четверга упоминаний Невзлина на сайте Интерпола нет. Как уточняет РБК, комиссия Интерпола по контролю за данными еще 29 июня провела закрытое заседание, где было решено, что уголовное преследование Невзлина в России носило «преимущественно политический характер». На этом основании генеральному секретариату Интерпола в Лионе было рекомендовано удалить всю информацию о бизнесмене. 4 августа эту рекомендацию исполнили и уведомили об этом представителей Невзлина. Сам он в интервью «Дождю» отметил, что произошедшее результат смены прежнего руководства Интерпола, «трепетно относившегося к Кремлю». Теперь, после 12 лет пребывания в списках Интерпола прошение Невзлина о прекращении розыска было удовлетворено. В России его обвиняли в хищении имущества, уклонении от уплаты налогов, а также в организации серии убийств. По словам бизнесмена, подтверждающие решение международной полиции документы находятся у него на руках. В России Мосгорсуд в августе 2008-го заочно приговорил Невзлина к пожизненному заключению.

18 августа, 21:30

18.08.2016 21:30 : Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин заявил, что его исключили из реестра лиц, объявленных в международный розыск

Он получил соответствующее уведомление, — передает РИА. По его словам, в обосновании решения говорится о том, что в ходе заседания комиссии в начале августа ее участники утвердились в том, что его дело является политическим. Невзлин был заочно приговорен в России к пожизненному заключению по обвинению в убийстве и покушении на убийство. Данное решение Интерпола снимает с него ограничения на поездки по миру.

18 августа, 21:07

Интерпол уведомил экс-совладельца «ЮКОСа» Невзлина об исключении его из базы данных

Бывший совладелец нефтяной компании «ЮКОС» Леонид Невзлин подтвердил получение уведомления из Интерпола о том, что он исключен из списка лиц, объявленных в международный розыск.

18 августа, 21:05

Бывший совладелец ЮКОСа Невзлин подтвердил, что Интерпол его больше не ищет

Интерпол прислал адвокатам бывшего совладельца компании ЮКОС Леонида Невзлина документы, свидетельствующие о том, что он исключен из списка находящихся в международном розыске. Об этом РИА "Новости" сообщил сам Невзлин. — Я и мои адвокаты получили документы из Интерпола: порядка 9-10 листов, которые оповещают о том, что я убран из базы данных Интерпола — с красным ордером или любым другим. Меня там больше нет, — отметил собеседник агентства.  По словам бизнесмена, из присланных материалов следует, что Интерпол признал его дело политическим.  Невзлин ранее был приговорён в РФ к пожизненному заключению. Он был признан виновным в убийстве и покушении на убийство. Экс-совладелец ЮКОСа проживает в Израиле и имеет гражданство этой страны.

18 августа, 21:02

Интерпол уведомил экс-совладельца ЮКОСа об исключении из базы данных

Бывший совладелец компании ЮКОС Леонид Невзлин заявил, что ему было доставлено уведомление об исключении из реестра объявленных в международный розыск лиц, передает РИА "Новости". "Я и мои адвокаты получили документы из ...

18 августа, 11:24

Интерпол перестал искать Леонида Невзлина: Ордер на арест главного бенефициара ЮКОСа отменен

Как стало известно РБК, бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин, заочно приговоренный в России к пожизненному сроку, добился исключения своего имени из базы данных Интерпола. Он больше не числится в международном розыске Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

18 августа, 09:15

Заголовки утра. 18 августа

«Коммерсантъ» в статье «Мир вашему домену» сообщает, что Координационный центр национального домена .ru/.рф готовят к национализации. «"Имарат Кавказ" не выдержал "Грома"»: В Санкт-Петербурге уничтожена группа боевиков из КБР. «Граждане вернулись к потреблению в кредит», а их реальные доходы и зарплаты — к падению. В статье «Межпромбанк стоит особняком» рассказывается о том, что АСВ начинает распродажу недвижимости Сергея Пугачева. «Ведомости» сообщают: «Перенос приватизации "Башнефти" может сказаться на госкомпаниях». Чиновники обсуждают идею обязать некоторых из них выплатить промежуточные дивиденды. «Президент заинтересовался жалобой на электростанцию Вексельберга». Он поручил подготовить аварийную ТЭЦ к осенне-зимнему периоду. «В рухнувшем Арксбанке работала команда из Мособлбанка»: Арксбанк спрятал около 35 млрд рублей средств населения, два года назад на той же же схеме погорел Мособлбанк. О том, почему ЦИК решил сэкономить на информировании избирателей РБК пишет в статье «Выборам урежут рекламу». В статье «Санкционный смотритель» можно узнать, сколько можно заработать на импортозамещении сыра. «Интерпол перестал искать Леонида Невзлина», ордер на арест главного бенефициара ЮКОСа отменен. О том, как российская школьница оказалась должна 35 млн рублей, рассказывается в статье «Долг в наследство». «Известия» радуют: «Премьер дал шанс пенсионным накоплениям». Глава правительства поручил еще раз рассчитать возможность не изымать накопительную часть пенсии. «Армия избавляется от ватников»: Последние запасы телогреек и ватных шаровар изымаются с баз хранения и будут проданы с аукциона. «В ДНР сомневаются в возможности серьезного диалога с Савченко»: переговоры руководства Донецкой и Луганской народных республик с депутатом Верховной рады Надеждой Савченко могут пройти уже в ближайшие два месяца. «Посмотрела декларацию — оказалась богатейшей женщиной», «Газета.ru» пишет об ошибках в опубликованных ЦИКом деклараций кандидатов в депутаты. «Большой Брат смотрит на носки»: Как компания IDI сумела собрать досье на каждого взрослого американца. «Лишний на билетиках»: Член исполкома МОК подозревается в причастности к перепродаже билетов на Олимпиаду.

18 августа, 08:02

18.08.2016 08:02 : «Интерпол» отменил международный розыск бывшего замглавы ЮКОСа Леонида Невзлина

В России он приговорён заочно к пожизненному заключению по обвинению в организации убийств, крупных хищений, а также в неуплате налогов. Генеральный секретариат международной полицейской организации должен удалить все данные на Леонида Невзлина, а сам он исключён из перечня разыскиваемых лиц. О таком решении со ссылкой на документы «Интерпола» пишет РБК, эту информацию изданию подтвердил сам бывший вице-президент ЮКОСа. Последние годы он был вынужден скрываться от преследования в Израиле. Россия добилась внесения фамилии Невзлина в так называемый «красный циркуляр», это значит, что его могли арестовать в любой стране, которая сотрудничает по линии «Интерпола», и выдать России. Полицейская организация ранее неоднократно отказывалась признать преследование бизнесмена политическим. Как отмечает РБК, ситуация изменилась после постановлений международных судов, которые признали нарушение прав ЮКОСа, бывших топ-менеджеров и акционеров компании. Теперь дело Невзлина считается, цитата, «преимущественно политически мотивированным». Леонид Невзлин покинул Россию в 2003 году вскоре после допроса в Генпрокуратуре. Его партнёр, глава ЮКОСа Михаил Ходорковский был арестован спустя пару месяцев и более десяти лет оставался за решёткой.

18 августа, 06:50

Интерпол отказался искать израильского миллиардера

Леонид Невзлин больше не числится в международном розыске.

18 августа, 06:30

18.08.2016 06:30 : Главный бенефициар ЮКОСа больше не числится в международном розыске

Как стало известно РБК, Леонид Невзлин добился исключения своего имени из базы Интерпола. Ещё в июне комиссия организации пришла к выводу, что уголовное преследование Невзлина в России носило «преимущественно политический характер» и рекомендовала удалить все сведения о бизнесмене из базы. В начале августа генеральный секретариат Интерпола исполнил эту рекомендацию, после чего уведомил все национальные бюро Интерпола в 190 странах о том, что Невзлин больше не входит в так называемый Красный циркуляр.

21 апреля, 10:35

Ходорковский открыл тайны своих партнеров... И 70 тысяч долларов правозащитнику

Окружной суд Гааги рассмотрел жалобу России на решение Третейского суда о выплатах экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд в качестве компенсаций. 20 апреля 2016 года огласил свое решение. «Наша жалоба на решение арбитража в Гааге о выплате 50 миллиардов долларов полностью удовлетворена", - сказал глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков. Апелляционный суд установил, что в компетенцию арбитража не входило рассмотрение исков подобного рода. «Сегодняшнее решение ведет к отмене требования о выплате Россией многомиллиардных компенсаций», - подчеркнул Кондаков. В разъяснениях, опубликованных на сайте суда, говорится о том, что Россия не ратифицировала договор к Энергетической хартии, на которую ссылались истцы. По мнению судей, привлекать страну к подобным спорам можно лишь после ратификации этого документа. На снимке: Фрагмент решения Окружного суда Гааги Окружной суд Гааги признал недействительными шесть арбитражных решений (три промежуточных и три окончательных), вынесенных Постоянной палатой третейского суда в Гааге. В окончательных решениях Российская Федерация была обязана выплатить ущерб в размере $50 млрд долларов в качестве компенсации трем бывшим акционерам ЮКОСа, однако, с признанием этих арбитражных решений недействительными Россия теперь не обязана платить компенсацию сторонам. Как отмечается, в случае несогласия с таким решением одной из сторон, оно может быть обжаловано в двух вышестоящих инстанциях - Апелляционном суде и Верховном суде Нидерландов.Ранее Россия подала в гаагский суд три ходатайства по числу истцов, добивающихся компенсации, среди которых кипрский офшор Hulley Enterprises Limited, зарегистрированная на Кипре компания Veteran Petroleum и офшор с острова Мэн Yukos Universal Limited - все они связаны с Group Menatep Limited и контролировали около 70,5% ЮКОСа. Иск бывших акционеров ЮКОСа третейский суд в Гааге удовлетворил в июле 2014 года. Тогда Россию обязали выплатить истцам 50 миллиардов долларов. После чего началась охота за деньгами и имуществом Российской Федерации.  Плюс массовый пиар в западных и российских оппозиционных СМИ, взахлеб рассказывающий о справедливых решениях западных судов, нехорошей России и праведнике Ходорковском и его подельниках. Несмотря на то, что Россия обжаловала вердикт – то есть решение суда не было окончательным и находилось под вопросом, - ряд стран проявил достойную лучшего применения инициативу, накладывая аресты не только на имущество, но и счета различных компаний, имеющих партнерские проекты с западными компаниями. Так, власти Франции и Бельгии наложили арест на ряд активов, которые посчитали российскими. Среди прочего были заморожены средства на банковских счетах представительства МИА "Россия сегодня" во Франции. Но несколько дней назад суд большой инстанции Парижа признал незаконной заморозку счетов. Похожая история произошла с «Роскосмосом», где власти Франции настолько поспешили ухватить что-нибудь российское, что ударили по собственной космической отрасли, наложив арест на $700 млн. Речь, однако, шла о тех средствах, которые уплачивались России компанией Arianespace за работы, осуществленные в рамках программы "Союз" в ГКЦ". Суд Франции услышал позицию «Роскосмоса», который выиграл спор. Стоит напомнить, что, когда партнеры и экс-акционеры НК ЮКОС затевали все эти процессы, они уверяли, что дело в восстановлении справедливости, и уповали на Энергетическую Хартию, которую, как отмечено в решении суда, Россия не ратифицировала, а стало быть, документ в отношении России не действует. Было понятно изначально, что дело не в поисках справедливости для экс- акционеров. На снимке: Сбежавший в Израиль гр. Невзлин Л.Б. 1959 г.р., приговоренный к пожизненному лишению свободы за убийстваНапример, осужденный на пожизненное заключение за убийства и покушения беглый Леонид Невзлин, стал открыто намекать, что группа GML (Group Menatep Limited) может решиться на переговоры о снижении суммы компенсации, которую должна выплатить Россия, в обмен на свободу фигурантов дела ЮКОСа, что попахивало откровенным шантажом. Такие «фишки» Невзлин и его команда пытались применять даже на стадии ареста и расследования преступлений Ходорковского. В 2004 году, например, было заявлено, что арабские нефтяники готовы погасить все долги империи Ходорковского перед государством, в обмен на пакет акций и прекращение уголовного преследования руководства НК ЮКОС. Однако оказалось, что арабские нефтяники есть, но намерений спасать МБХ, и тем более платить за него, у них нет. То есть, блеф чистой воды.И вот таких «базарных торгов» с привкусом шантажа, за друзьями Ходорковского – не перечесть. И тогда они стали бороться «за справедливость» тратя на это миллионы долларов. Наиболее откровенно раскрыл карты якобы «не имеющий отношения к этим спорам» Михаил Борисович Ходорковский. Комментируя вчерашнее решение, которое вынес Окружной суд Гааги по жалобе России, Ходорковский заявил, что: «Запад решил ослабить давление. Мои друзья продолжат противостояние. Я же шел и иду к смене режима другим путем». Ну прям как Ильич, только представляющий не рабочих и крестьян, а «партию жирных котов». Получается, что, исходя из утверждений Ходорковского, все решения западных судов в пользу ЮКОСа – политически мотивированы, приняты не на основе права, а в рамках политического давления на Россию, с целью смены конституционного строя в России. Со слов Ходорковского выходит, что его друзья взяли на себя миссию давления деньгами, а сам Михаил Борисович взял на себя финансирование «гражданских проектов», с той же целью – осуществление кровавой революции. Впрочем, один раз НК ЮКОС уже пытался поменять конституционный строй в нашей стране, своими силами и как умеет – коррупционным путем. Не вышло. Теперь решили сделать тоже самое, но уже при поддержке русофобов Запада. Почему бы об этом Михаилу Борисовичу, как честному человеку, не заявить прямо, чтобы у граждан России было понимание, с кем и чем они имеют дело, слушая россказни про «строительство гражданского общества» и «борьбе за справедливость для бывших акционеров»? Возвращаясь к решению Окружного суда Гааги, стоит отметить, что суд также постановил выплатить Москве судебные издержки, понесенные в ходе разбирательства по искам. Их размер предварительно оценивается в 16 801 евро. Однако это, прямо скажем, небольшие цифры, в сравнении с тем, во что обошлись эти игрища в первую очередь истцам, которым пришлось платить не только юристам и экспертам, но и организовывать пропагандистские мероприятия в прессе, в первую очередь для давления на российскую сторону. Такие расходы, тем более у ЮКОСа учету практически не подлежат. Официальные же расклады в прессе подавались так, что «Россия теряет и тратит. Тратит и теряет». Но это заголовки, которые зачастую не вяжутся с тем, что написано в самой статье. В судах стороны несли примерно равные расходы – начиная с официального взноса денег на депозит, для начала разбирательства, заканчивая техническими расходами. Но, как с трепетом сообщал РБК, «на разбирательство по делу ЮКОСа, которое растянулось почти на десять лет, Россия потратила 37 млн. долларов – столько ушло на оплату работы юристов и экспертов». Однако для защиты интересов страны за десять лет, согласитесь, это не такие большие деньги – возьмите калькулятор и подсчитайте. И Россия привлекала к делу реальных экспертов, хотя зачастую в их адрес звучал скепсис, поскольку вариантов поведения при этом споре было несколько. И это понятно – сколько юристов, столько и мнений.  У партнеров Ходорковского оказалась расписана стоимость услуг каждого эксперта. Например, юристу Владимиру Гладышеву бывшие акционеры ЮКОСа заплатили 1,3 млн долларов. Правозащитник Сергей Ковалев получил 70 тысяч долларов. Столько же за «потраченное время и расходы» было выплачено выступавшему в качестве свидетеля бывшему адвокату Ходорковского, ныне покойному Юрию Шмидту.Но совсем непонятно то, чем занимался в финансовом (!) споре правозащитник Сергей Ковалев, получивший от истцов за участие 70 тысяч долларов США? Возможно, опять призывал Россию сдаваться, или, может, он тайный нефтяник-акционер?  Будем надеется, что правозащитник хотя бы «показал» этот гонорар налоговым службам России. Источник

12 января 2014, 08:42

EchoMSK, Леонид Невзлин: "Все, что принадлежало Ходорковскому, теперь принадлежит мне"

Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин впервые после освобождения из заключения своего экс-партнера по бизнесу Михаила Ходорковского дал интервью. С предпринимателем беседовал ведущий программы 9 Канала "От шабата до шабата" Михаил Джагинов. Мы предлагаем вам запись этой беседы. Михаил Джагинов: Сегодня улетел Михаил Борисович Ходорковский, он прилетал к вам на пару дней. Зачем? Леонид Невзлин: Михаил Борисович Ходорковский, с моей точки зрения, отдает долги. Он общается с теми людьми, к которым он чувствует благодарность за поддержку в тот период, когда он находился в тюрьме. Я думаю, что если бы я мог прилететь в Берлин, я бы находился там на следующий день или в тот же день, когда он появился. Но ни я, ни Брудно, ни Дубов, к сожалению, не можем полететь в Берлин по известным причинам. И я хочу указать важный момент. В Израиле ведь есть еще люди, пострадавшие от "советской власти" в деле ЮКОСа. Я не хотел бы их называть, поскольку они, слава Богу, вовремя уехали и не подверглись уголовному преследованию, но вернуться туда они тоже не могут. И Михаил Борисович хотел увидеть также и этих людей, и эти семьи, и он это сделал. Михаил Джагинов: Как прошла эта встреча после столь долгой разлуки, чисто эмоционально? Леонид Невзлин: Вы знаете, у нас всегда были очень мужские отношения, все мы – ребята достаточно жесткие, все такие "гевер-гевер". И я просто в первый раз в жизни обнимал Ходорковского. И то, что переполнило меня… Очень эмоциональный момент. Михаил Джагинов: Михаил Борисович прилетал с семьей? Леонид Невзлин: Михаил Борисович прилетал с Павлом и Настей. Но почему я педалирую на этом тему? Всю мою жизнь, сколько я знаю Ходорковского, сколько я с ним работал, сколько я с ним дружил, - мы всегда здоровались за руку. В первый раз в жизни мне захотелось его обнять, и он обнял меня. Михаил Джагинов: Инстинктивный эмоциональный порыв, я понимаю. Столько лет не виделись. Леонид Невзлин: Столько пережили… Михаил Джагинов: О чем говорили? Помимо каких-то личных моментов – "Как ты? Что ты? Как себя чувствуешь?" Леонид Невзлин: Все относились очень тактично к человеку, который 10 лет провел в тюрьме, и мы все прекрасно понимаем, что психологически все равно даже у такого сильного человека что-то происходит. И мы все договорились и мы не давили информацией излишней, идеями, проектами. Мы говорили только о самом существенном. Самое существенное – это, естественно, семьи, здоровье, дети, старики, образование детей, это базовая канва всех наших разговоров, всех наших встреч, за общими столами или частным образом. Михаил Джагинов: Говорят, что незадолго до ареста в Новосибирске 25 октября 2003 года Михаил Борисович был у вас, и вы ему очень настоятельно советовали не возвращаться в Россию. Это было? Леонид Невзлин: Это было. Михаил Джагинов: И что он вам ответил? Леонид Невзлин: Если не входить в детали разговора, он сказал примерно следующее: каждый выбирает сам свою судьбу. Михаил Джагинов: Верите ли вы, что Путин освободил Ходорковского якобы из жалости к его больной маме? Леонид Невзлин: Верю. Я верю именно в эту версию. Меня нельзя заподозрить в том, что я большой поклонник Путина, наверное, но я думаю, что процесс шел, конечно, сам по себе, шли какие-то переговоры, но то, что мама так сильно больна, и то, что сын хочет видеть маму, а мама хочет видеть сына… Думаю, что Путин в каком-то смысле, как человек верующий, не захотел взять на себя грех. Михаил Джагинов: А как вы относитесь к такому предположению, что досрочный выход Ходорковского – это часть сделки по внесудебному урегулированию претензий акционеров ЮКОСа, требующих от России, от российских властей через Гаагский суд огромную сумму – 100 миллиардов долларов? Что фактически обменяли Ходорковского на этот иск? Леонид Невзлин: Эта версия не релевантна. Михаил Джагинов: Вы это говорите со всей серьезностью, со всей ответственностью? Леонид Невзлин: Со всей ответственностью человека, который находится на вершине пирамиды информации, поскольку благодаря Михаилу Борисовичу я являюсь самым большим бенефициаром ЮКОСа, и я вам ответственно говорю, что никаких переговоров и никаких обсуждений, связанных с этой сделкой с российской властью, не происходит и не происходило. Михаил Джагинов: А что такое, собственно, ЮКОС сегодня? Ведь широкая российская публика, наверное, не представляет, о чем идет речь, потому что люди уверены, что с тех пор, как Ходорковского и Лебедева посадили, а потом на аукционе распродали имущество ЮКОСа, компании как таковой не существует. Но ведь есть менеджмент, есть зарубежные акционеры, есть какие-то компании, фонды. Расскажите, пожалуйста, о чем речь? Леонид Невзлин: Юридически, поскольку мы не признаем законность банкротство ЮКОСа, законность требований, которые привели к банкротству ЮКОСа и самой процедуры банкротства, мы отстаиваем эту позицию... Когда я говорю "мы", я прошу воспринимать это, как фигуру речи. Это не Невзлин, который идет в суд. В данном случае я выражаю мнение людей, не только акционеров, но и менеджеров, и многих других людей, которые просто не признают легитимной процедуру банкротства, произошедшую в России. Михаил Джагинов: И сколько их, в общей сложности? Леонид Невзлин: Десятки тысяч. Таким образом, де-факто те структуры, которые были дочерними структурами ЮКОСа и которые остались в разных юрисдикциях, в том числе в Голландии, как вы знаете, они находятся во владении фонда, представляющего из себя фонд всех акционеров ЮКОСа. И этот фонд - потенциальный выгодополучатель от всего, что бывший менеджмент большого ЮКОСа, а ныне менеджмент Yukos Finance, Yukos Capital принесет внутрь компании, вернет в компанию. Про цифры я вам могу сказать, что в результате исков к "Роснефти", продажи части имущества и так далее, около двух миллиардов долларов средств находятся на счетах в Голландии, в распоряжении голландского суда пока. Эти деньги не подлежат пока распределению, процессы не закончены. Михаил Джагинов: Понятно. Эта сумма в 98 миллиардов долларов, которая фигурирует применительно к процессу, происходящему в Гаагском суде, каким образом она начислена? Леонид Невзлин: Я не знаю. Михаил Джагинов: Вы имеете отношение к этому иску? Леонид Невзлин: Как выгодополучатель – да, но как инициатор – нет. Михаил Джагинов: Но этот процесс координировался с вами, как с главным бенефициаром компании? Леонид Невзлин: Нет, этот процесс с нами не координировался, он был инициирован группой, президентом группы Тимом Осборном, и в ходе этой работы нам было предложено стать свидетелями на процессе в Гааге. Двое из нас согласились, это я и Дубов, мы были свидетелями на процессе в арбитраже, который происходил в Гааге, и реально уже давно закончен. В конце прошлого года он закончен, как процедура, и сейчас находится в стадии рассмотрения судьями всех аргументов сторон для вынесения решения. Михаил Джагинов: Вы с Дубовым летали в Гаагу, вам был предоставлен какой-то юридический иммунитет от преследования? Потому что до сих пор существует ордер на ваш арест? Леонид Невзлин: Да, конечно. Хотя есть хорошие новости. Хорошая новость для меня: два дня назад "Интерпол" признал, что в моем преследовании есть политическая составляющая, и вписал это в мою карточку, что приводит к тому - как мне говорят, и я могу только молиться об этом, - что в скором времени Red Notice, красный ордер "Интерпола" для меня исчезнет. Михаил Джагинов: Вы сказали, что должно быть вынесено решение в Гааге, это, как я понимаю, произойдет летом этого года? По крайней мере, такие сроки назывались? Леонид Невзлин: Мы знаем точно: до 30 июня мы будем знать, что решил Высший арбитражный суд в Гааге. Михаил Джагинов: А ведь в принципе, если решение будет принято в вашу пользу, и Россия не захочет платить, то может начаться просто охота на российскую собственность, на российских граждан по всему миру? Леонид Невзлин: Михаил, я хочу, во-первых, прояснить: никто на самом деле не знает, в какую сторону склоняются или не склоняются судьи. Об этом знают только три арбитра, и я вас уверяю, они об этом ни с кем не делятся. Я даже не уверен, что они делятся сейчас друг с другом. Думаю, что в результате решения каждого, а дальше – совместного решения, мы поймем, куда они склоняются и куда они склонились. Если кто-то сейчас спекулирует, что он знает, что решение будет в ту или иную пользу, то это ложь. Это спекуляция. Это во-первых. Во-вторых, отвечаю на ваш вопрос так: если нам удастся выиграть, неважно, 100 миллиардов долларов, - выиграют все акционеры ЮКОСа. 10 миллиардов долларов, 2 миллиарда долларов, 15 миллиардов долларов, в любом случае, мы будем добиваться возврата этих средств в группу МЕНАТЕП, в GML (Group MENATEP Limited, прим. Ред.), и дальнейшего распределения этих денег акционерам как нашей группы, так и большому количеству миноритарных акционеров. Вы знаете, что наше участие в ЮКОСе было близко к 70%, в совокупности. Михаил Джагинов: В общей сложности. 59,5% у Ходорковского, это имеется в виду? Леонид Невзлин: Нет, у Ходорковского нет акций. Все, что принадлежало Ходорковскому или управлялось Ходорковским, теперь принадлежит мне. Михаил Джагинов: Скажите, пожалуйста, вот, допустим, вы получите какую-то сумму, которая вас удовлетворит. Я чисто теоретически пытаюсь сейчас представить ситуацию. Леонид Невзлин: То есть, мы выиграли процесс, возникла какая-то сумма, и нам удалось ее получить за конечный период времени? Михаил Джагинов: Вам удалось ее получить. Не 100 миллиардов, может, какую-то меньшую сумму, но сумму, которая вас удовлетворит, по крайней мере, вы не станете оспаривать решение суда. Что будет дальше? В бизнес-плане, допустим? Леонид Невзлин: В бизнес-плане мы все уже давно независимы, и хотя некоторые из наших друзей делают проекты вместе, я думаю, сейчас не место для деталей, но ряд людей работают вместе, это не секрет. Скажу, например, в области недвижимости в Америке инвестиции Михаила Брудно и Владимира Дубова в достаточной степени скоординированы, они работают вместе. А я, например, работаю совершенно отдельно. Я заявил свою позицию, когда получил в свои руки рычаги управления, что мы сначала расходимся, и каждый решает, чем кто занимается, - оставаясь близкими друзьями и соседями в нашей большой стране, я имею в виду, в Израиле, мы все соседи. А дальше мы смотрим, делаем мы что-то вместе или не делаем, потому что возможностей много. Картина будет такая: кто-то с кем-то будет делать проекты, кто-то будет делать отдельно проекты, кто-то будет делать проекты с другими партнерами. И в общем, так сейчас и происходит, и независимо от того, получим мы новые деньги, или нет. Это уже происходит, получим новые деньги – будет продолжать происходить, но в больших объемах, в смысле бизнеса и инвестиций. Михаил Джагинов: Позвольте уточнить: вы сказали, что владеете акциями Ходорковского, он передал их вам в траст, или вы просто управляете ими? Как это происходит? Леонид Невзлин: Юридически ситуация такая: трасты, группа трастов, являются владельцем GML, группы МЕНАТЕП. У трастов есть бенефициары. И это не только мы, но и кто угодно, кого, например, при создании траста или при дальнейшей жизни траста туда записали. Например, в моей ситуации в разных трастах присутствуют разные члены моей семьи. Но если мы сейчас будем говорить только о, что называется, верхнем списке, о нас, обо мне, о Дубове, о Брудно, о Шахновском и о Платоне Лебедеве, то мы все вместе являемся выгодополучателями, в конечном итоге, от решения Гаагского трибунала. Если оно будет позитивно для нас. Михаил Джагинов: Подождите. Я, возможно, не очень подкован в экономике, но я не понял. Те 59,5% акций Ходорковского, вы сказали, что они у вас, или я неправильно понял? Леонид Невзлин: Вы неправильно поняли. Вы не виноваты, что вы неправильно поняли, просто, когда я получил в свои руки определенные рычаги управления, я по согласованию с партнерами, естественно, перераспределил эти 50%, которые были в управлении у Михаила, пропорционально долям партнеров. То есть, грубо говоря, я 50% не взял себе, а я эти 50%, имея к тому моменту 8%, 8,1%, я получил соответственно пропорционально к этому приложение из общей части – эти 8% и еще 9,5% Ходорковского. И вместе у меня получилось в результате… Михаил Джагинов: 26%-27%. Леонид Невзлин: Даже побольше. Мы сейчас не на уроке математики, но побольше. Михаил Джагинов: Больше четверти ЮКОСа. Леонид Невзлин: У меня самый большой пакет… Не ЮКОСа, мы про группу говорим. Михаил Джагинов: Группу МЕНАТЕП. Леонид Невзлин: Основной актив группы – это ЮКОС. Просто есть и другие деньги, другие проекты, другие процессы, мы их просто сейчас не обсуждаем. Михаил Джагинов: Но самое главное, что бренд – это ЮКОС. Леонид Невзлин: Да, я – основной выгодополучатель от всего того, что касается GML. Основной, но не единственный. Михаил Джагинов: Простите, я, конечно, не хочу вдаваться в какие-то материальные моменты, но вы получили акции Михаила Борисовича, перераспределили их, а ему что-то досталось? Есть у вас какая-то договоренность сейчас, после того, как он освобожден, что ему будет что-то возвращено? Леонид Невзлин: Знаете, я не первый раз отвечаю на этот вопрос. Решения Ходорковского обычно всегда точны и окончательны. Когда он сказал, будучи в тюрьме, еще, по-моему, в 2004 или в начале 2005-го года о своем решении, и вышел полностью из бизнеса, он вышел. И никакой доли или роли его в том, что сейчас происходит с бывшим ЮКОСом, - суды, продажа активов - его роль ноль. Он не занимается бизнесом, он не является партнером в группе, его там нет. Михаил Джагинов: Да, я понимаю. Но ведь, согласитесь, чисто по-человечески: он своих огромных денег лишился в результате произвольного решения российских властей, и вы их получили, по большому счету, случайно. Ну чисто по-дружески, по-человечески, вы с Брудно и Дубовым не обсуждали какую-то возможность частично или полностью компенсировать Михаилу Борисовичу его потери? Леонид Невзлин: Я не понял, почему вы сказали "случайно". Мы свои деньги получили так же, как их получил Михаил Борисович, от распределения дивидендов ЮКОСа, ну, или от продажи других активов, других компаний, я могу вам про них рассказать, если хотите. "Транспетролиум", "Мажейкяй Нафта", и так далее. Длинный список. Все, что было до момента выхода Ходорковского из бизнеса – оно находится в распоряжении Ходорковского. Сколько у него денег – я не знаю, как он их тратит – я не знаю, и обычно такие вещи между нормальными людьми не обсуждаются. Михаил Джагинов: То есть, между вами и Михаилом Борисовичем, а под вами я имею в виду тройку проживающих здесь мажоритарных акционеров, нет никаких материальных расчетов в данный момент. Леонид Невзлин: Взаиморасчетов – никаких. Михаил Джагинов: По вашим сведениям, существуют ли какие-то договоренности между Ходорковским и Путиным, помимо того, что, как сообщал Михаил Борисович в интервью после освобождения, что он не будет заниматься бизнесом, по крайней мере, в России, и не будет заниматься политикой. Что-то известно еще, кроме этого? Леонид Невзлин: Мне кажется, "бизнесом вообще" он сказал, а не только в России. Михаил Джагинов: Будет заниматься общественной деятельностью. Леонид Невзлин: Естественно, как все нормальные люди, я интересовался этим вопросом, а я имею больше возможностей, чем другие люди, интересоваться этим у Ходорковского, он сказал – никаких обязательств он на себя не взял. Михаил Джагинов: В России остаются ваши товарищи, то есть, это фактически заложники нынешней российской власти, потому что Кремль, Путин давно привыкли к каким-то товарно-денежным отношениям, вспомните историю с Гусинским, вспомните историю с Глушковым… Леонид Невзлин: И в этом, извините, что я вас перебью, отличие дела ЮКОСа. Михаил Джагинов: В чем? Леонид Невзлин: У нас никогда не было товарно-денежных отношений с Кремлем. Михаил Джагинов: Я имел в виду подход Кремля к решению этих проблем. Леонид Невзлин: Я ровно об этом вам сразу и говорю. Нам никогда не предлагали: ребята, отдайте столько-то или отдайте все, и мы не будем возбуждать дела, или мы не будем вас разгонять, сажать в тюрьмы и так далее. Михаил Джагинов: Так это было в случае с Гусинским, с Березовским и Патаркацишвили. Леонид Невзлин: Березовскому дали выплатить деньги, он получил свою долю в "Сибнефти" и в телевидении, он получил компенсацию, уже будучи давно в изгнании, с возбужденными уголовными делами, в конфликте с Путиным, и так далее. Я считаю, что у нас случай уникальный: с нами никто не вел переговоров. Михаил Джагинов: Иными словами, вы хотите сказать, наверное, даже повторить, поскольку вы этого уже вскользь коснулись в начале разговора, что утверждение, будто Кремль торгует заложниками, в данном случае неуместно. Леонид Невзлин: В нашей ситуации ничего такого не происходит, тем не менее, каждый нормальный человек, а я считаю нас нормальными людьми, не будет делать ничего такого, что может повредить Платону Лебедеву или Алексею Пичугину, находящимся в тюрьме. И это даже не вопрос к Путину. Это вопрос к тому, кто вокруг Путина, вопрос к тому, кто может начать сводить свои личные счеты, и так далее, и тому подобное. Поэтому я считаю так: никаких договоренностей и обсуждений на эту тему нет, но этот фактор присутствует, и мы будем его учитывать в своей деятельности. Михаил Джагинов: Понятно. Была угроза третьего уголовного дела, предупреждали о ней. Как вы считаете, она сохраняется до сих пор? Леонид Невзлин: Вы знаете, я считаю и всегда считал, что третье дело возможно только в том случае, если Путин примет решение не выпускать Ходорковского из тюрьмы. Мы сейчас не будем говорить про другие факторы, основная история – это история Ходорковского. Если Путин такое решение уже принял, то необходимость в третьем уголовном деле отпадает, потому что второе дело было уже настолько искусственным… Первое было грубым и несправедливым, потому что в том, что делали все с налогами, обвинили, осудили и обанкротили именно нас. Хотя налоговые схемы у всех были одинаковыми и не считались незаконными на тот период. Второе дело, как вы помните, было анекдотичным. Михаил Джагинов: Вы украли сами у себя. Леонид Невзлин: Не только украли сами у себя нефть, а мы уже потеряли компанию из-за того, что эти налоги были изъяты, а сейчас оказывается, что налоги не надо было платить, потому что нефть-то украли. Что такое третье дело в этой ситуации? Еще больший абсурд? Поэтому я думаю, что многие, понимая или чувствуя, что Ходорковского не хотят выпускать из тюрьмы... Не обязательно это Путин, я в большей степени уверен, что весь негатив шел и идет от Игоря Ивановича Сечина. Этот третий процесс начал моделироваться в умах людей, достаточно, как бы это сказать, неправильное немножко слово, но это звучало и выглядело для меня комедийно, потому что эта история с делом экспертов, как третьим делом ЮКОСа, мной никогда всерьез не воспринималась. Я бы никогда не сказал, что в России, даже в нынешней ситуации, возникнет идея обвинить Ходорковского или нас всех в отмывании денег, которые потом отправляются на оплату экспертов, которые потом влияют на законодательство Российской Федерации через экспертные оценки, влияя на Общественный совет при президенте или Государственную Думу. Михаил Джагинов: А что это было на самом деле, это так называемое дело экспертов? По вашему мнению? Леонид Невзлин: Вы знаете, я о нем ведь не знал ничего. Я узнал, когда был тот всплеск с Гуриевым. Мне кажется, что это абсурднейшее, позорнейшее дело Следственного Комитета. Я думаю, что это эксцесс исполнителя, кого-нибудь типа Каримова, которому, даже не знаю, поручил Сечин, или он сам так хочет засадить Ходорковского и всех остальных. Но это фарс. Третья история – это уже фарс. Михаил Джагинов: К Путину это прямого отношения, на ваш взгляд, не имело, и не от него исходило? Леонид Невзлин: Я думаю, что не имело, потому что было две иллюстрации: во время пресс-конференции он высказался против третьего дела, то есть, о чем мы говорим. Михаил Джагинов: Последней пресс-конференции? Леонид Невзлин: Последней, да. Михаил Джагинов: Когда он объявил, что отпускает Ходорковского? Леонид Невзлин: Да, а когда он вышел, когда она закончилась, он случайно сказал, что он выпускает Ходорковского. Михаил Джагинов: Он не случайно. Путин никогда ничего случайно не говорит. Леонид Невзлин: Ну, я, когда говорил "случайно", я сказал "случайно" тоже не случайно. Михаил Джагинов: Вы в одном из очень давних интервью высказали довольно серьезное обвинение, что на ваш взгляд, к разгрому ЮКОСа имел непосредственное отношение Роман Абрамович. Михаил Борисович об этом, как я понял, услышал недавно, и он сказал, что у вас поинтересуется, что вы имели в виду. Поинтересовался? Леонид Невзлин: И историю вопроса, и аргументы я изложил Михаилу Борисовичу подробно, потому что мы не могли этим обменяться никаким образом, когда он был в тюрьме. Он сказал, что он свое мнение сформирует по мере дальнейшего получения информации, потому что одного разговора, двух разговоров недостаточно: вопрос очень серьезный. Михаил Джагинов: А нам вы можете сказать, почему именно Абрамовича вы считаете виновным в разгроме ЮКОСа? Леонид Невзлин: Знаете, может быть много, может быть мало. Ближе к Путину человека на тот момент не было. Это Абрамович привел Ходорковского в разговор о слиянии компаний к Путину и приобретении или обмена акций с крупной американской компании. Это все было на живой нитке. Михаил Джагинов: Абрамович хотел убрать конкурента? Леонид Невзлин: Я абсолютно уверен по дальнейшим его действиям, что Абрамович хотел захватить ЮКОС. Михаил Джагинов: Но ЮКОС достался Сечину. Леонид Невзлин: Это эксцесс исполнителя. Михаил Джагинов: То есть, Игорь Иванович обыграл Романа Аркадьевича в аппаратной игре? Леонид Невзлин: Я не могу делать за них выводы. Я скажу так: я думаю, и это мое субъективное мнение, что в их ситуации… Михаил Джагинов: Или они договорились? Леонид Невзлин: Вот скорее они договорились так, что Абрамович получил что-то другое. Михаил Джагинов: Размен? Леонид Невзлин: Да. Вы, кстати, помните, - я не хочу сказать, что это связанные процессы, но через несколько лет Абрамович продал "Газпрому" "Сибнефть" за очень большие деньги, достаточно не маленькие деньги, 13 или 14 миллиардов долларов, я точно не помню. Михаил Джагинов: То есть, Роман Аркадьевич не проиграл? Леонид Невзлин: Роман Аркадьевич не проиграл. Более того, сейчас остался вопрос, который подлежит юридическому осмыслению, который мы еще не понимаем до конца: Роман Аркадьевич ведь не вернул 3 миллиарда ЮКОСу, которые были выпущены авансом при слиянии. И потом, по-моему, чукотский суд расторг сделку, а потом банкротный управляющий Регбун (Эдуард Регбун. Прим. ред.) не подал петицию Абрамовичу внести в банкротную массу эти 3 миллиарда. Я не хочу обвинять сейчас никого, потому что у меня нет юридического заключения – должен был Абрамович вернуть, не должен, должен он ЮКОСу или бывшему ЮКОСу эти деньги, или не должен, – но во всяком случае, я хотел просто, чтобы Михаил Борисович обратил на это внимание. Михаил Джагинов: И вы ему сказали об этом? Леонид Невзлин: Я ему об этом сказал. Он сказал, что ничем таким заниматься не будет, для него это опять бизнес. Поэтому я считаю, что все на мне. На мне, моих партнерах, друзьях, сотрудниках, юристах и так далее. Но мы будем разбираться в этом вопросе. Михаил Джагинов: Вы наверняка слышали, что сказал Игорь Иванович после освобождения Михаила Борисовича, Игорь Иванович Сечин. Если Михаил Борисович обратится, он что-нибудь ему подыщет. Вы как к этому относитесь? Леонид Невзлин: Я отнесся к этому, как к шутке. Это неуклюжая шутка человека, который понял, что проиграл. Это была глупая, кстати, шутка. Михаил Джагинов: Но Михаил Борисович ответил довольно элегантно. Вы слышали? Леонид Невзлин: Я слышал, он ему предложил другой вариант. Михаил Джагинов: Предложил поменяться местами. "Пусть посмотрит, чем я занимался". Леонид Невзлин: Грубо говоря, пусть полгодика пошьет рукавички, что-нибудь в этом духе. Михаил Джагинов: Михаил Борисович сказал, опять-таки, в одном из интервью, что он сейчас готов даже спокойно разговаривать с Игорем Ивановичем Сечиным, при том, что прекрасно известна роль этого человека в его судьбе. А вы? Леонид Невзлин: Если мы говорим о Пичугине и Лебедеве, я готов разговаривать с кем угодно. Лишь бы это принесло результат. С дьяволом, с Сечиным, с кем угодно. Михаил Джагинов: Говорят, что у Путина к Ходорковскому были претензии очень личного характера, между ними пробежала в какой-то момент черная кошка. Помните, выступление о том, что бизнес душат, которое якобы не было санкционировано Путиным. А к вам, как вы думаете, есть у него какие-то личные претензии? Леонид Невзлин: Во-первых, то выступление, которое Ходорковский делал в Кремле по поручению Российского союза промышленников и предпринимателей, как один из руководителей этого союза, было согласовано с администрацией, с премьер-министром, и тему коррупции по понятным причинам надо было поднимать, он ее поднял, к сожалению, ее опустили и дожили до того, до чего дожили. Вся страна сейчас построена на абсолютной коррупции. Без коррупции сейчас не происходит ни одно движение в этой стране. Что касается меня, у меня нет ни хороших, ни плохих личных отношений с Путиным. Мы с ним знакомы. Он разговаривал со мной очень уважительно – до всего этого, после этого мы с ним не разговаривали. Я разговаривал всегда с ним уважительно, я не считаю его глупым человеком. Более того, я считаю, не поймите только, что я хвалю Путина, но поймите, что я благодарен ему за то, что он выпустил Ходорковского. И естественно, мой интонационный настрой несколько изменился. Но я надеюсь, что у него есть понятия. Понятийно, я надеюсь, у нас с ним нет причин для разборок. Михаил Джагинов: Сейчас, в связи с освобождением Ходорковского? Леонид Невзлин: В нынешней создавшейся ситуации, кроме того, что он будет держать, не дай Бог, Лебедева и Пичугина в тюрьме. Процесс пошел, но он должен когда-то завершиться. И ничего личного я по отношению к Путину не испытываю. В смысле, личного эмоционального. Точно он мне не друг, но никакой неприязни я к нему не испытываю. И еще раз подчеркну, я благодарен ему за этот ход, за то, что он выпустил Ходорковского. Михаил Джагинов: Этот ход для вас стал неожиданностью? Леонид Невзлин: Абсолютной неожиданностью. Михаил Джагинов: Вроде бы в одном из последних разговоров или в последнем разговоре между Михаилом Борисовичем и Путиным, Михаил Борисович послал Путина на три буквы. Было? Леонид Невзлин: Не могло быть никогда, потому что Михаил Борисович никогда никого не посылал на три буквы, даже в сердцах. Михаил Борисович полностью контролирует свою речь. Михаил Джагинов: В любой ситуации? Даже в самой эмоциональной? Леонид Невзлин: Даже в самой эмоциональной. Я никогда не видел Михаила Борисовича кричащим, грубящим, матерящимся. Этого не могло быть. Михаил Джагинов: Последний вопрос, Леонид Борисович. Хотели бы вы вернуться в Россию после десяти лет, прожитых в Израиле? Леонид Невзлин: Честно? Нет. Михаил Джагинов: Эмоционально вас ничто уже не связывает с этой страной по истечении десяти лет жизни в Израиле? Леонид Невзлин: Я вам скажу честно, откровенно. Я всех родственников, кого мог вывезти, вывез. Всех, кого могу, кто уже пожилой, кого могу, держа там, лечить и поддерживать, - я делаю это в России, я делаю это на Украине, - но большая часть моих родственников, самых близких, она здесь со мной. И здесь мой дом, моя родина. Михаил Джагинов: То есть, Москва не снится? Леонид Невзлин: Ну, об этом мы вообще не говорим. Единственное, я не хочу, чтобы меня, не дай Бог, заподозрили, что я не люблю Россию. Я люблю Россию, я вырос в Москве, я реально такой же москвич, как и тель-авивец теперь, и нью-йорковец, кстати говоря. Я бы хотел только одного: свободно перемещаться туда, куда я хочу, и когда хочу. Когда вы спросили, хочу ли я вернуться, то есть, сделать центром жизни Россию, - нет, не хочу. Михаил Джагинов: Но бывать в Москве, вы, безусловно, хотели бы? Леонид Невзлин: Да, потому что у меня там осталось огромное количество друзей. Да, они все приезжают, но они приезжают два раза в год, а я хочу их видеть четыре раза в год. Вот на таком уровне. И мне интересно, как там будет дальше. Оригинал