• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы752
      • Показать ещё
      Разное149
      • Показать ещё
      Формат12
      Международные организации64
      • Показать ещё
      Компании155
      • Показать ещё
      Показатели32
      • Показать ещё
      Издания17
      • Показать ещё
      Люди53
      • Показать ещё
      Сферы1
Выбор редакции
20 ноября, 12:22

Germany Exports to Lesotho

Exports to Lesotho in Germany increased to 274 EUR THO in September from 161 EUR THO in August of 2016. Exports to Lesotho in Germany averaged 474.32 EUR THO from 2000 until 2016, reaching an all time high of 7059 EUR THO in December of 2003 and a record low of 3 EUR THO in August of 2011. Exports to Lesotho in Germany is reported by the Federal Statistical Office, Germany. This page includes a chart with historical data for Germany Exports to Lesotho.

19 ноября, 18:30

Франциск назначил 17 новых кардиналов

Папа Римский Франциск возвел в кардинальное достоинство 17 иерархов Римско-католической церкви.

11 ноября, 20:29

Armistice day: Britain remembers Lesotho's Spitfire gift

In recognition of Lesotho's contribution during World War Two, the Spitfire Heritage Trust has gifted a full-sized replica Spitfire plane to the southern African kingdom.

07 ноября, 12:54

Украинцев приучают к мысли, что вымирание неизбежно

Заставку с украинского ТВ конца 90-х со словами «Ты не один. Нас 52 миллиона» уже давно растащили на мемы. В последнее время упоминания о ней звучат и вовсе как злая ирония. На днях директор Института демографии национальной академии наук Украины Либанова Элла прямым текстом предупредила украинцев, что в светлой европейской реальности им о темном советском росте населения можно даже не мечтать. Тем более это не нужно ни Западу, ни актуальным хозяевам самой Украины. По ее словам, Украине больше не достичь отметки в 52 миллиона. Правда, глава учреждения, живущего на средства из бюджета, поспешила успокоить аудиторию, сказав, что в этом, на самом деле, нет ничего плохого. Европейцы, мол, тоже вымирают, но как красиво!«Рассчитывать на восстановление численности населения в 52 млн не стоит (для этого каждая украинка должна рожать не менее 2,3-2,4 детей). Тенденции и уровень рождаемости на Украине вполне соответствуют европейским, а это значит, что значительных резервов для долговременного и устойчивого роста нет». Элла ЛибановаНо если по поводу низкой рождаемости госпожа Либанова смогла найти для своей аудитории успокаивающие слова, то по поводу смертности – нет. Глава Института демографии заявила, что в этой сфере ситуация на Украине катастрофическая.«Катастрофически отстает Украина от развитых стран по смертности взрослых. Так, почти 40% 20-летних юношей не доживают до 65 лет». Элла ЛибановаПо словам демографа, Украина отстает сегодня от развитых стран по средней продолжительности жизни на 10-12 лет (мужчины и вовсе на 14-15). И демографическая ситуация в «незалежной» характерна для стран с невысоким уровнем развития. Собственно, госпожа Либанова в мягкой и деликатной форме донесла до украинцев то, о чем им говорят иностранные эксперты и те, кого киевские патриоты обычно называют «ватниками», Украина вымирает. Но при этом Либанова говорила по большей части о естественных процессах рождаемости и смертности и лишь вскользь коснулась другой демографической проблемы – миграции. А тут у Украины дела обстоят не лучше. Согласно данным киевского МИД, около 4 миллионов украинцев выехали в поисках заработка (или спасения от бандеровской пропаганды) на территорию Российской Федерации, еще около миллиона – в Польшу. Сотни тысяч рассыпаны по Чехии, Словакии, Венгрии, Италии, Испании, Португалии, Германии, Франции, Великобритании. В 2014 году в страны Шенгенской зоны выехали жить более 300 тысяч украинцев, в 2015 – около 500 тысяч. В текущем году, вероятно, будет уверенно побит и этот рекорд. Вопреки майданным лозунгам, украинские проевропейцы определенно не собираются строить Европу на Украине. И безвизовый режим, предполагающий возможность посетить Лувр и похрустеть круассанами на берегу Сены, им больше не нужен. В Европу просто переселяются. И при наличии возможности будут переселяться еще больше. Согласно данным социологов, в июле текущего года уехать из Украины (временно или навсегда) хотели бы 65% ее жителей. Арифметика получается совсем печальная. С 1993 по 2013 годы население Украины упало с 52 до 45 с небольшим миллионов человек. После выхода Крыма из состава государства и постмайданного обвала уровня жизни население сократилось примерно до 42 миллионов. Если же отсюда вычесть еще около 5 миллионов людей, проживающих в зоне АТО, не проживающих на территории Украины и мигрировавших украинцев, с учетом того, что мы без возражений доверяем официальной статистике, то население страны и вовсе можно оценить в 31 миллион. То, что ВОЗ и украинские демографы прогнозировали к 2030-2040 годам, стало реальностью уже сегодня благодаря Майдану, насаждению бандеровщины и новой экономической реальности. Гораздо более правдоподобно выглядят теперь прогнозы ученых, говоривших о том, что в недалеком будущем население Украины составит порядка 12 миллионов человек. Впрочем, и это еще достаточно много. Украинский политик и бизнесмен Игорь Беркут недавно заявил, что, по расчетам немецких исследователей, Украине достаточно всего 4-5 миллионов населения. И это вполне устраивает украинских олигархов, ставших после Майдана безраздельными хозяевами страны. Зачем Порошенко, Коломойскому и компании нужны пенсионеры, учителя, врачи, соцработники, студенты, безработные? Вероятно, им необходима (да и то только пока) рабочая сила для собственных предприятий и аппарат принуждения в лице армии, полиции и органов госбезопасности.Причем рабочая сила нужна в принципе низкоквалифицированная. Поэтому образование на Украине целенаправленно уничтожается. В текущем году были радикально понижены требования к школьным программам, ограничена выдача стипендий, а наличие в семье студента сделало практически невозможным получение субсидии на тарифы ЖКХ. В общем, если ничего кардинально не изменится, украинцам скоро придется ностальгировать и по 30-миллионному населению страны. Только за первое полугодие 2016 года количество пенсионеров на Украине сократилось на 400 тысяч человек. Удивительного в этом нет ничего. В сравнительно человеческих условиях на Украине сегодня находятся те, о ком мы говорили выше: работники предприятий, контролируемых олигархами, лица, работающие за границей (или на заграницу), и силовики с чиновниками, являющиеся физической опорой режима. Условия жизни остального населения просто нечеловеческие. Согласно социологическим опросам, 72% населения Украины считают себя нищими. По коэффициенту смертности некогда процветающая страна занимает второе место в мире после Лесото. Как мы уже говорили недавно, в 2 раза после Майдана упал объем украинского экспорта, обвалились показатели промышленного производства, в 3 раза вырос уровень преступности. В 6-10 раз выросли размеры тарифов. 65% украинцев в возрасте от 35 лет ностальгируют по советским временам. И немудрено. Ведь по итогам советской эпохи, в момент провозглашения «независимости» Украина, по ряду оценок, входила в десятку самых высокоразвитых государств мира, была одной из немногих стран на планете, которая способна строить авианосцы, самолеты-гиганты и космические ракеты. Но потом она стала изгонять «русскость» и «советсткость». По этому поводу в сети ходит притча: «Украинский националист спрашивает у Бога:- Боже, почему Ты дал русским огромные земли, природные ископаемые и прочие богатства, науку, могущественную армию, а мне нет? А Бог и отвечает ему:- Ну так у тебя же это все тоже было!- Но когда?- Когда ты был русским».

06 ноября, 09:57

Евростандарты: Украинцам начали отказывать в выходе на пенсию

Согласно закону, ряд категорий граждан Украины имел право получать небольшую пенсию, не достигнув формально "пенсионного возраста". Речь идет о гражданах, работавших на вредных производствах (химических, металлургических, в горнодобывающей отрасли), а также бюджетниках, выполнявших тяжелую социально важную работу за крошечную зарплату.

02 ноября, 09:06

Прощай, Ильич: декоммунизация Украины превратилась в деиндустриализацию

Вслед за памятниками истории «под нож» декоммунизации отправились целые отрасли экономики, созданные во времена «преступного советского прошлого».

02 ноября, 03:52

Hillary Clinton's Real Bahrain Scandal?

Matt Purple Politics, Middle East As secretary of state, she professed big values and then didn't apply them to the smallest of countries. Describing a country as a “land of paradox” is a horrid cliché of foreign policy writing, but it’s unfortunately how we must begin our examination of Bahrain. The tiny Middle Eastern nation is majority-Shia yet ruled by Sunnis, wealthy yet with a very high unemployment rate, an island that often seems enveloped Lesotho-like by Saudi Arabia. Bahrain tends to get lost in our discussions about the Middle East, blurred in with that agglomeration known as the “Gulf States,” though during the Arab Spring, at least for a couple weeks, it came front and center. Inspired by protests in Egypt and Tunisia, anti-government demonstrators spilled into the Bahraini capital of Manama in February 2011, converging on the Pearl Roundabout, a traffic circle towered over by a monument that resembled a white stone. The regnant al-Khalifa monarchy, on what would become known as “Bloody Thursday,” cleared the junction, but this only ignited public fury. The protests grew and the Khalifas eventually requested assistance from the Gulf Cooperation Council. On March 14, dozens of armored vehicles carrying Saudi and UAE troops came rumbling across the King Fahd Causeway and into Bahrain. Protesters grimaced and experienced déjà vu—Saudi Arabia had occupied their country before, during the unrest in 1994. Read full article

01 ноября, 19:01

Millions at risk as contraception blitz fails

MILLIONS of women and girls in developing countries risk unintended pregnancies and unsafe abortions, campaigners said, as a global initiative to reach the world’s poorest women with contraception is

24 октября, 15:53

After 3 Years Of Drought, A Starving Madagascar Teeters On The Brink Of 'Catastrophe'

Even in good years, hunger is rife in Madagascar. More than 90 percent of its population lives below the poverty line, and nearly half of the country’s children are chronically malnourished or stunted. But three consecutive years of severe drought, widespread crop failure and water shortages have driven Madagascar to the brink of utter “catastrophe,” United Nations agencies said last week.  More than half of the population in southern Madagascar, or around 850,000 people, are now experiencing “alarming” levels of hunger, according to the agencies. At least 20 percent of households in the region are on the verge of famine. “These are people living on the very brink,” Chris Nikoi, regional director of the U.N.’s World Food Programme, said Thursday in a statement. “Many have nothing but wild fruits to eat. We must act together now to save lives.” I met women who told me they had nothing to feed their babies except the fruit of the red cactus growing by the roadside. Ertharin Cousin, executive director of the UN's World Food Programme The stories out of southern Madagascar are bleak: Children are being pulled out of school to look for food and water; 1 in 3 families has turned to “desperate measures” like begging and selling land to survive; and 4 in 10 households have eaten their vital seed stocks in desperation, leaving nothing for the upcoming planting season.  “I met women who told me they had nothing to feed their babies except the fruit of the red cactus growing by the roadside,” Ertharin Cousin, WFP’s executive director, said last week after visiting some of the country’s worst-hit areas. Red cactus fruit is said to cause severe constipation, but the Inter Press Service reports that thousands of Malagasy children have been living off the wild fruit. “I have never experienced this kind of hunger,” Rasoanandeasana Emillienne, a local farmer with four children, told the news outlet in June. “We are taking one day at a time because who knows what will happen if the rains do not return.” This is the third year in a row that Madagascar has struggled with failed crops and water scarcity. The next harvest is not expected until March, reports Al-Jazeera.  Last week, the WFP, together with the U.N. Food and Agriculture Organization and UNICEF, said it needs more than $140 million to support efforts to bring food and assistance to starving Malagasy communities. This includes the treatment of malnutrition in over 200,000 pregnant women, nursing mothers and children under the age of 5. “The situation is extremely worrying,” Cousin said. “The hunger and malnutrition we’re seeing is the result of three years of ruined harvests. We must receive the necessary funding to respond before it’s too late.” Climate change, exacerbated by an especially powerful El Nino, has been blamed for aggravating dry conditions and reducing crop production not just in Madagascar, but across the southern African region. An estimated 14 million people in countries including Malawai, Namibia, Botswana, Zimbabwe, Lesotho and South Africa are currently facing hunger due to drought. “It’s becoming common knowledge now that we will experience droughts [in Africa] much more,” Beatrice Mwangi, a director at humanitarian organization World Vision, told The Guardian earlier this year. “In the past it was one big drought every 10 years, then it came to one drought every five years, and now the trends are showing that it will be one every three to five years. So we are in a crisis alright, that is true.”  type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=5759722ee4b0ced23ca71dce,574910e0e4b03ede4414f435,56a77d25e4b0b87beec5efbc,55e089b2e4b0b7a96338b3f0,57fb3f81e4b068ecb5dfd8b5 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

24 октября, 10:05

Зарисовки руин Украины: Одесса, Львов, Киев

Три картинки из недавней поездки по Украине. ОДЕССА. БОЛЬНИЦА Навещаю товарища в одесской больнице. Метровые стены царской постройки, высоченные потолки – строилось на века. Отсутствие ремонта в последние десятилетия не превратило здание в руины. Зато руин с избытком хватает в головах медперсонала. Находясь в палате, слышу стоны в коридоре. Там на полу корчится от боли парень лет двадцати пяти. В трёх метрах от него пост, за которым спокойно болтают три медсестры. На мой вопрос следует ответ, что они ждут маму парня, которая должна купить лекарства. Кто не в курсе, уточню: как и все наследие СССР, на Украине успешно «переможена» бесплатная медицина.Бывают, правда, рецидивы. К примеру, сейчас, жена мэра (такая версия была мне озвучена в палате) бесплатно кормит больных всех одесских больниц. Не знаю, так ли это, ведь кем надо работать жене мэра, чтобы взять на довольствие не только пациентов, но и обслуживающий их персонал с чадами и домочадцами (вспоминается богадельня из «12 стульев»)? Если  серьезно – программа отличная, жаль, что временная и лишь одесская. В любом случае одесское исключение не сильно тормозит путь украинской медицины в «платную Европу». Моя просьба вколоть парню обезболивающее вызвала у медсестры гневную реакцию: - За какие шиши? Вам надо – вы и колите, не на наши зарплаты каждому лекарства покупать. - Давайте я заплачу, сколько ампула стоит? - Около 3 долларов (здесь и дальше для российских читателей буду приводить эквивалент в пока еще мировой валюте), плюс полдоллара мне, если в аптеку пойду. Не хотите – идите сами. Узнав название препарата и опасаясь, что ушлая «сестричка» экономя вколет не то, что надо, иду в аптеку: их здесь, на территории медучреждения, навалом. И во всех цены процентов на 20-30 выше, чем за больничным забором. Не мудрено, так как в учредителях аптечных предприятий – мамы, жёны главврачей и прочего медицинского начальства. Вернувшись, узнаю, что сделать укол также стоит примерно полдоллара. Заработав эту сумму, сестра становится помягче, и мы беседуем, благо что лекарство начало действовать: парень, пересаженный в кресло, больше не стонет. - Отчего вы его в палату не кладёте? -  Так ведь деньги еще не привезли, койка стоит около 15 долларов. - А если бы у него ни денег, ни родственников не было, или вот сейчас мама не приедет? - Сделаем ещё обезболивающее – и на улицу! - А за чей счет этот «последний» укол? - Для нищих есть НЗ, которым распоряжается завотделением или дежурный врач. Когда нищего скорая привозит, делаем обезболивающее и по-тихому выставляем на улицу. Там они часто умирают, вокруг больницы их регулярно находят. А что делать? Вот вы знаете? Нет, не знаю, что делать человеку без денег в мире «чистогана».Раньше, во времена, когда строилась эта больница, неимущим иногда помогали благотворительные христианские  общества, а некоторые лечебные учреждения строились и содержались купцами и промышленниками. Нынешние живут по принципу: «сорвать и удрать». Зато вся Одесса увешана баннерами волонтерских организаций с призывами адресно жертвовать на лечение того или иного тяжело больного. У дорог, в супермаркетах стоят агенты с аналогичными плакатами. Ведь государство от таких затратных дел самоустранилось. Но, к сожалению, далеко не все собранные гражданами средства доходят страждущим.Согласно украинскому законодательству, волонтерские общества могут оставлять себе до половины дохода, а уж в реальности их «кассы» никем не проверяются. Так что на людской беде расцвел новый прибыльный бизнес. Поэтому если на Украине кому-то хотят помочь – приходится проверять собирателя денег, в интернете легко найти реальных родственников больного. В любом случае система, ранее обеспечивающая каждому право на жизнь, на Украине полностью разрушена. Взамен не создано абсолютно ничего. Это реформа? Это - руина руиной. «Реформа» украинского здравоохранения  показывает результаты, аналогичные  всем прочим майданным преобразованиям, в том числе в правоохранительной системе.Украина по убыли населения уступает лишь Лесото, при этом в той же Одесской области количество преступлений выросло вдвое (за год!), уличных грабежей – в 1,7 раза, разбойных нападений – в 2,3 раза. Но кое-что всё же упало – и тоже в 2 раза. Вы не ошиблись, это раскрываемость. Хуже с ней дело обстояло только во времена гражданской войны столетней давности. Теперь хоть «бытовуху» фиксируют. Но остались безнаказанными три четверти убийств, даже в ДТП со смертельным исходом установлены лишь 17% виновников. Зато какие «укрокопы» в новой американской форме красивые, Голливуд отдыхает! Да, среди них есть хорошие ребята, пытающиеся честно выполнять трудную и опасную работу. Но этому надо было годами учиться у профессионалов. А так – правоохранительная система разрушена сверху «сгнившей головой». ЛЬВОВ. КАФЕ Где гниль ощущается обонянием, так это в старом Львове: амбре от гниющей местной канализации неописуемо, туристов и тех меньше стало. Выручают разве что поляки: их прельщают не украинские запахи, а «свой» город. Ходят поляки по Львову, присматриваются, ностальгируют и планируют. Реституировать «экспроприированное» Сталиным  - стало польской национальной идеей, «святой» целью. Средства – "отмайданенная" Украина и её «глупые холопы». Я же попытался укрыться от ароматов в одной из когда-то известных львовских «кавярен» (кофеен). Это оказалось не так просто – практически все они превращены в обычные, как в любом другом городе, рестораны. Всё же удаётся найти кафе, то есть заведение, в котором пьют кофе, а не едят. Пьют, правда, не только кофе. В любом случае запахи кофейных зёрен и алкоголя перебивают уличные. Заведение почти заполнено. Вскоре ко мне за столик подсаживаются двое приятелей, становлюсь невольным свидетелем их беседы. Находясь слегка навеселе, жители частного сектора Львова (как становится ясно из разговора) в преддверии зимы живо обсуждают возможности «дружбы» с газовыми и электросчётчиками. После возмущений высокими штрафами за скручивание показателей приятели приходят к выводу, что лучший способ экономии – это подбор мощных магнитов, тормозящих цифровой «бег» приборов. Правда, здесь им тоже приходится делиться с проверяющими, чтобы не оклеили приборы учёта антимагнитными лентами. Придя к выводу, что без дополнительных затрат «по-любэ» не обойтись, львовяне приуныли. Меня всегда интересовали люди из толпы, не из телевизора. На улице или в заведении я сам выбираю собеседника, в «зомбоящике» - мне выбирают, разница очевидна.  Поэтому, воспользовавшись паузой, попросил разрешения вступить в разговор, представился туристом из Белоруссии, чтобы не было желания звонить на «несвидомого» жителя Украины в СБУ, а наоборот, захотелось объяснить иностранцу, в чём они видят майданные завоевания. Россиянином, разумеется, не представлялся - во Львове откровенной беседе это не способствует. Впрочем, на этот раз и «белоруса» ждало фиаско, хотя начиналась беседа вполне нормально. Для завязки разговора сказал собеседникам, что, не понимая украинского языка, всё же догадался, что они вели речь о дорогих тарифах, после чего им посочувствовал. Разговор стал клеиться, львовяне даже перешли на «мову оккупантов», правда, часто мешали её украинскими словами (видимо, так они представляют себе «белоруську»). Далее пошли их шуточки про «вечного Батьку» и вопросы, когда «сябры» уже его скинут, воспользовавшись опытом украинской «революции».  Здесь я допустил ошибку, сказав, что пока сомневаюсь, стоит ли устраивать революцию, попросил мне объяснить, в чём достижения Майдана. Собеседники напряглись, один из них стал вяло (вероятно, уже не веря самому себе) бубнить о будущей Европе на Украине. Здесь я опять накосячил - прервал «хворого»: - Нет, будущее для страны – это ладно, но ведь Майдану скоро три года, что за это время революция лично для вас сделала? Порошенко, Яценюк, Гройсман и прочие – я понимаю, им «покращилось» (тогда ещё депутаты Рады свои оклады вдвое не подняли), а вот лично каждому из вас чем стало лучше? Длинная пауза, шлёпание губами и взрыв второго львовянина, от волнения перешедшего на «ридну мову»: - Шо за пытання? Шо ты не як билорус, а як «москаль зомбованый» розмовляешь? - Почему? Ведь задал простой вопрос! Не хотите отвечать – не отвечайте, всего делов-то, не нервничай. Продолжать дальше беседу смысла не было. Львовяне вскоре покинули кафе, я тоже на всякий случай не стал задерживаться. Вдруг оскорблённые в лучших чувствах «патриоты» все же звякнут куда следует? Идя по узким улочкам, у меня было противоречивое чувство. С одной стороны, было грустно за людей, рьяно отстаивающих то, привлекательность чего они не в состоянии объяснить. При этом любого инакомыслящего считают зомбированным. Видимо, обрабатывая их американскими методами, им внушили «майдаунизм» по схеме: считая других болванами, не догадаются, что сами оболванены. С другой стороны, было радостно за то, что в очередной раз убедился: весь Майдан – пустышка, замануха. Ведь никто никогда нигде не в состоянии был мне объяснить, в чём его польза для людей, для народа. Поэтому исчезнет либо он, либо народ. Всё же верю в первый вариант. Что касается самого города, если сегодняшнюю Украину сравнивают с Россией 90-х, нынешний Львов можно сравнивать с Одессой двадцатилетней давности: та же осыпающаяся штукатурка зданий, те же разбитые дороги, тот же мусор на улицах и во дворах, та же повальная безработица, в общем – руина. КИЕВ. ВОКЗАЛ Сначала – метро «Вокзальная», эдакий подземный «совок». Ну ещё бы – станция открыта в 1960 году: глубокое заложение, памятник архитектуры, мрамор, бронзовые двухметровые медальоны с чеканкой… Советскую символику, понятное дело, убрали. И всё же все здесь «дышит» СССР. Зрада зрадная! «Свидомитам» надо бы содрать весь этот советский пафос и голые стены разрисовать граффити. Создать «свободный мир», как в Нью- Йорке! А так, каждый, прибывающий на киевский вокзал метрополитеном, вспоминает Советский Союз. Раз «революцию» не остановить, надо вслед за памятниками и заводами разрушить всё, построенное коммунистами: начать с вокзалов и закончить жилыми массивами. Предстоящей «руинизации» ещё на одно поколение хватит. Киевский вокзал тоже в советском стиле. Восстановленное и перестроенное после войны здание тридцатых годов. Правда, с современной пристройкой «Южного вокзала» от кучмовского министра транспорта Кирпы – того, кто «покончил с собой» ещё после первого Майдана. Пешеходная галерея между старым и новым зданиями, как и они сами, забита ожидающими, люди всё стены подпирают. Зато в «совковом» вокзале пустует огромный зал ожидания. Современным украинцам он не по карману – за вход следует выложить эквивалент 70 центов.Гулять так гулять – покупаю билет в это «царство советского классицизма». Скамьи, рассчитанные на десятки посетителей, в лучшем случае заняты единицами. Выбираю свой «квадрат» из четырех лавок и любуюсь остатками былой цивилизации. Весь зал украшен художественно обработанным мрамором и гранитом, до потолка метров пятнадцать. Это сколько же за отопление «незалежникам» выложить придется? Гигантские бронзовые люстры на сорок «свечей». При этом некоторые горят частично, некоторые совсем тёмные. Режим экономии уже включён? Под потолком – диссонирующие с тонкой лепниной стен 16 «свидомых» картинок, заменивших советскую роспись. Если честно, мазня мазнёй (интересно, кому «художник» «откатил»?). Понять, что и к чему «намальовано», сложно, ведь кто из творцов в живописи не силён, прячется за примитивизмом. Всё же можно догадаться, что изображены в основном какие-то то загородные поместья прошлых веков. По углам картин присутствуют гербы некоторых украинских регионов. Но ведь их было 25, а не 16! В чём «логика» автора, кого и за что тут обошли? Не зная геральдику — не разобрать. Выделяются только Львов (городским пейзажем) и Крым — по куску моря и крымско-татарской символике. Но постойте: на картине напротив горно-лесной пейзаж расположен над крымским флагом, в котором, правда, синяя и красная полосы уменьшены до микроскопичности.Теперь на Украине уже два Крыма? Чему удивляться? В «руинной» голове хоть десять. В ней и забыть об остальных регионах не проблема. Да и как отобразишь 25 регионов, если «клятые Советы» под картины 16 мест отвели? Это ж надо реконструкцию верха стен делать, деньги на реальных мастеров тратить. А так, «распилили» с «художником» бюджет и искомый результат получен.В общем, и сюда, в зал ожидания железнодорожного вокзала Киева, «руина» добралась. Около восьми вечера диктор объявляет отправление на Москву трёх составов подряд – из Львова, Ковеля и Киева. Переполненные составы движутся то ли на "зомбирование", то ли на "раззомбирование". Это с какой стороны гражданского конфликта посмотреть, будущее отношение к майданным ценностям покажет. Если увидел по возвращении вместо Украины Руину – не зря съездил к «агрессору», ещё и денег привез. Два в одном! Так Россия  и «атакует» - проводит двойной удар, да нет - тройной: и средствами народ снабжает, и «свидомое» телевидение у себя гастарбайтерам не транслирует, и свой пример показывает. Вернувшиеся видят дома антипример – «Антироссию». И осознают, что негативное образование ничего позитивного создать не сможет, только руину усугубить. *** После поездки по Украине я понял, что, возможно, найдено объяснение гибели допотопной цивилизации планеты. Скорее всего, ни природный катаклизм, ни тем более нашествие инопланетян здесь ни при чём. Пара "майданов" во всемирном масштабе – и цивилизация кончилась. Не верите? Поезжайте на Украину.

Выбор редакции
21 октября, 19:50

Между Лесото и Алжиром. Почему России не нужно 20 лет, чтобы признать себя бедной страной?

Правительство предсказало 20 лет стагнации, которая приблизит Россию к беднейшим странам. Но по качеству жизни мы близки к ним уже сейчас

Выбор редакции
11 октября, 11:00

Scare the Vote

The most devastating effect of Trump’s candidacy may be yet to come.

07 октября, 22:25

'Living Abroad While Black Is Tough'

Our series has already hit several different countries experienced by black expats: China, Japan, South Korea, Laos, and the United…

Выбор редакции
07 октября, 17:37

Lesotho: New Roadways and Bridges Bring Communities Together

Lesotho’s mountainous terrain has made it hard for residents to travel between communities, and access goods and services quickly and safely. In the South East of the country, nearly 2000 meters above sea level, a road project in an area called Qacha’s Neck, has brought communities together, made river crossings simple, and opened the door for tourism to a once inaccessible place.

02 октября, 10:31

Казахстанец принял участие в фотопроекте «Моя комната»

Проект «My Room Project» (Моя комната) был создан южноафриканским фотографом Джоном Такврэйем (John Thackwray) в 2012 году. В рамках проекта фотограф стремится запечатлеть комнаты, показав их владельцев в интимной обстановке. Таким образом, ему удалось фотографировать комнаты вместе с их владельцами в общей сложности из 55 стран, включая: Япония, Саудовская Аравия, Россия, Таиланд, Индия и т.д. Данный проект позволяет взглянуть не только на условия жизни людей по всему миру, но и на личную вселенную её владельца, обусловленную возрастом, пристрастиями, бизнесом и традициями его страны. Пима — Катманду, Непал Бен — США Андреа — Бухарест, Румыния Осиа — Лесото, Южная Африка Риоко — Токио, Япония Элахе — Тегеран, Иран Марселло — Ла-Пас, Боливия Мохамад — Сент-Кэтрин, Египет Юан — Дали, Китай Лалу — Варанаси, Индия Салех — Эр-Рияд, Саудовская Аравия Фа — Бан Саингам, Таиланл Малик — Нью-Йорк, США Аша — Индия Жозеф — Париж, Франция Рония — Читунгвиза, Зимбабве Олег — Новосибирск, Россия Разиех — Тегеран, Иран Кетиуэ — Дурбан, Южная Африка Гюлле — Истанбул, Турция Сабрина — Шатила, Лебанон King warior II — Чиуауа, Мексика Майя — Берлин, Германия Эсраа — Каир, Египет Камилле — Кингстон, Ямайка Жалай — Тараз, Казахстан Читайте также: Гиперреалистичная секс-кукла, которую сложно отличить от реальной девушки (фото) Cотни британцев голыми искупались в Северном море ради благотворительности Разрушение самых популярных мифов о современных смартфонах Богатенькие детишки Сингапура, самого дорогого города мира Шокирующе-изнурительные тренировки в китайской армии Названа «Русская красавица 2016»

27 сентября, 02:08

This Short Film Aims To Humanize The China-Africa Relationship

Eric Olander and Cobus van Staden are the duo behind the China Africa Project and hosts of the popular China in Africa Podcast. We’re here to answer your most pressing, puzzling, even politically incorrect questions, about all things related to the Chinese in Africa and Africans in China. When independent filmmaker Carl Houston Mc Millan was growing up in the tiny southern African country of Lesotho, he saw firsthand the effects of China’s surging engagement in Africa. Even in this remote country, embedded within South Africa, far away from the major hubs of Chinese immigration in Johannesburg and Nairobi, he could feel his community was undergoing a profound change. Unlike larger countries where the Chinese are building massive infrastructure projects and attracting thousands of Chinese workers and expatriates, in Lesotho the Chinese are largely economic migrants in search of a foothold to open a small business where many work tirelessly to earn enough extra money to send back to their families in China. These migrants are increasingly entering the retail and construction sectors, and according to the Chinese Embassy in Lesotho, make up 5,000 of the close to 7,000 foreigners estimated in the country by the World Bank. These new foreigners, Mc Millan explained, were not warmly welcome in Lesotho where they encountered widespread prejudice. Sure, the new “China shops” offered lower prices and were conveniently open seven days a week, but they also put enormous strain on local competitors who were often unaccustomed to facing this new competitive pressure. Then there were the constant language and cultural barriers that sparked countless micro-tensions between the Chinese and locals. While this phenomenon of new immigrants struggling to adapt to their adopted country is typical in every country, it was very new and unfamiliar in Lesotho.  Within this struggle for acceptance and assimilation between the Chinese and the people of Lesotho, Mc Millan saw the opportunity to tell a bigger story about human dimension of the China-Africa relationship that is largely overlooked in the mainstream press and academic scholarship. His new short film, “Laisuotuo” (the romanization of the word Lesotho in Chinese) tells the story of two migrants, an African doctor living in China and a Chinese shop owner in Lesotho, who both struggle to overcome painful stereotypes and racial profiling. The film was shot on location in both China and Lesotho all on a minuscule, self-funded budget by Mc Millan and his friends. This beautifully shot short film featured a cast of amateur actors who shared Mc Millan’s passion to tell a different, more human side of the China-Africa story. Mc Millan joins Eric and Cobus ― in the podcast above ― to discuss the challenges he had to overcome to make this film and what he hopes the audience will take away from the its core message. Join the discussion. What did you think of the movie? Are you more or less sympathetic to the plight of Chinese and African immigrants who both struggle to adapt to new languages, cultures and customs? Facebook: www.facebook.com/ChinaAfricaProject Twitter: @eolander | @stadenesque Watch the full film here: -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

27 сентября, 02:08

This Short Film Aims To Humanize The China-Africa Relationship

Eric Olander and Cobus van Staden are the duo behind the China Africa Project and hosts of the popular China in Africa Podcast. We’re here to answer your most pressing, puzzling, even politically incorrect questions, about all things related to the Chinese in Africa and Africans in China. When independent filmmaker Carl Houston Mc Millan was growing up in the tiny southern African country of Lesotho, he saw firsthand the effects of China’s surging engagement in Africa. Even in this remote country, embedded within South Africa, far away from the major hubs of Chinese immigration in Johannesburg and Nairobi, he could feel his community was undergoing a profound change. Unlike larger countries where the Chinese are building massive infrastructure projects and attracting thousands of Chinese workers and expatriates, in Lesotho the Chinese are largely economic migrants in search of a foothold to open a small business where many work tirelessly to earn enough extra money to send back to their families in China. These migrants are increasingly entering the retail and construction sectors, and according to the Chinese Embassy in Lesotho, make up 5,000 of the close to 7,000 foreigners estimated in the country by the World Bank. These new foreigners, Mc Millan explained, were not warmly welcome in Lesotho where they encountered widespread prejudice. Sure, the new “China shops” offered lower prices and were conveniently open seven days a week, but they also put enormous strain on local competitors who were often unaccustomed to facing this new competitive pressure. Then there were the constant language and cultural barriers that sparked countless micro-tensions between the Chinese and locals. While this phenomenon of new immigrants struggling to adapt to their adopted country is typical in every country, it was very new and unfamiliar in Lesotho.  Within this struggle for acceptance and assimilation between the Chinese and the people of Lesotho, Mc Millan saw the opportunity to tell a bigger story about human dimension of the China-Africa relationship that is largely overlooked in the mainstream press and academic scholarship. His new short film, “Laisuotuo” (the romanization of the word Lesotho in Chinese) tells the story of two migrants, an African doctor living in China and a Chinese shop owner in Lesotho, who both struggle to overcome painful stereotypes and racial profiling. The film was shot on location in both China and Lesotho all on a minuscule, self-funded budget by Mc Millan and his friends. This beautifully shot short film featured a cast of amateur actors who shared Mc Millan’s passion to tell a different, more human side of the China-Africa story. Mc Millan joins Eric and Cobus ― in the podcast above ― to discuss the challenges he had to overcome to make this film and what he hopes the audience will take away from the its core message. Join the discussion. What did you think of the movie? Are you more or less sympathetic to the plight of Chinese and African immigrants who both struggle to adapt to new languages, cultures and customs? Facebook: www.facebook.com/ChinaAfricaProject Twitter: @eolander | @stadenesque Watch the full film here: -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 сентября, 10:08

Джунгли: Групповой секс британок с беженцами в Кале

“Они считают что лагерь - это свободный для всех фестиваль, и трусы с них спадают сами собой”.

23 сентября, 07:52

Национальные особенности демократии

Президент Центра системного анализа и прогнозирования, колумнист Sputnik Ростислав Ищенко рассуждает о властной классике и молодых альтернативных демократиях. Зачастую мы автоматически говорим политическими штампами, даже не задумываясь об их смысловой нагрузке. Например, все знают, что в США и в Прибалтике демократия, а в некоторых других государствах мира и бывшего СССР — авторитарные режимы.Если мы исключим из рассмотрения абсолютно одиозные случаи, вроде саудовской теократической монархии или королевства Лесото, то обнаружим, что с относительно небольшими национальными особенностями демократия везде примерно одна и та же.

24 апреля 2013, 08:00

Potential and actual FDI spillovers in global value chains : the role of foreign investor characteristics, absorptive capacity and transmission channels

Using newly collected survey data on direct supplier-multinational linkages in Chile, Ghana, Kenya, Lesotho, Mozambique, Swaziland, and Vietnam, this paper first evaluates whether foreign investors differ from domestic producers in terms of their potential to generate positive spillovers for local suppliers. It finds that foreign firms outperform domestic producers on several indicators, but have fewer linkages with the local economy and offer less supplier assistance, resulting in offsetting effects on the spillover potential. The paper also studies the relationship between foreign investor characteristics and linkages with the local economy as well as assistance extended to local suppliers. It finds that foreign investor characteristics matter for both. The paper also examines the role of suppliers' absorptive capacities in determining the intensity of their linkages with multinationals. The results indicate that several supplier characteristics matter, but these effects also depend on the length of the supplier relationship. Finally, the paper assesses whether assistance or requirements from a multinational influence spillovers on suppliers. The results confirm the existence of positive effects of assistance (including technical audits, joint product development, and technology licensing) on foreign direct investment spillovers, while the analysis finds no evidence of demand effects.